Девон всматривался в темноту за окном. Карета, грохоча по булыжникам, направлялась к трущобам. Джордан Холлоуэй сидел напротив. Какое бы временное помешательство ни овладело Девоном, когда он решил, что может жениться на Лили, теперь оно кончилось. Слава Богу!

Лили предъявила ему ультиматум. Ультиматумы никогда на него не действовали. Он обещал отцу разгромить Гилберта Уинфри, вернуть фамильное кольцо с гербом и не нарушит обещания. Если он это сделает, то окажется таким же, как отец.

Да, он мог объяснить все Лили, рассказать, почему должен идти, но она тут же подумала бы о нем самое худшее. Она не доверяет ему. А он нуждался в доверии партнера.

Пусть будет так. Она выйдет за своего безупречного Медфорда.

Девон грохнул кулаком о стенку кареты.

— Не можешь дождаться, когда доберешься до Уинфри, дружище? — спросил Джордан.

Слова друга оторвали Девона от горьких размышлений.

— Я готов с ним разделаться. — Он натянул перчатки.

Джордан кивнул.

— Я рад, что буду там с тобой. Наверняка возникнут проблемы. Как твой отец ухитрился прожить годы так, что Уинфри не причинял ему зла?

— Очень просто, — грустно усмехнулся Девон. — Мой отец никогда не выигрывал. Поскольку он отдавал Уинфри деньги, а не забирал их, то оставался в безопасности. По той же причине и мне до сих пор ничего не грозило.

— Но твой отец ожидал, что ты в конце концов выиграешь. Он должен был знать, что подвергнет тебя опасности, если ты вызовешь Уинфри и обыграешь его.

— Ты не ошибаешься. Мой отец ни дня в жизни не ставил людей выше денег.

Карета остановилась перед обшарпанным фасадом. Девон потянулся и глубоко вздохнул.

— Готов? — спросил Джордан.

— Как полагается, — ответил Девон.

— Я буду бдителен, не волнуйся, — сказал Джордан, надевая плащ.

Они вышли из кареты и, перешагивая через отбросы, направились по грязной мокрой улице к заведению. Пронзительная музыка доносилась сквозь скрипучую щелястую дверь. Уличные мальчишки, подбежав к ним, дергали их за одежду.

— Пожалуйста, хозяин, пожалуйста. Поделитесь шиллингом, — шепеляво молил какой-то малыш.

Девон посмотрел на детей и проглотил ком в горле. Все оборванные, неопрятные, тощие. Судя по всему, они постоянно голодают. Он задумался об их тяжелом положении. Это или сироты или нежеланные дети. Был среди них маленький мальчик с темными волосами. На вид не старше Джастина. Девон снова сглотнул. Это просто удача, что Джастина нашли, дали образование, признали. Некоторые из этих детей наверняка плоды похождений джентльменов с любовницами, как и Джастин. Девон вытащил из кармана пригоршню монет и сунул в каждую маленькую руку по фунту.

— Ты только поощряешь их, — покачал головой Джордан.

Но Девон с печальной улыбкой заметил, как Джордан, все еще качая головой, сам вытащил из кармана деньги и бросил детям.

Они вошли в дверь, которая едва держалась на ржавых петлях. Ударивший в ноздри запах ошеломил Девона. Он прикрыл нос рукой. На полу валялись гниющие объедки, пьяные мочились по углам, повсюду стояла вонь давно немытых тел.

— Оригинально. — Джордан перешагнул через груду отбросов.

Они пробирались к большому столу в задней части темного и сырого помещения. Проходимцы всех мастей уже занимали большую часть колченогих стульев. Гилберт Уинфри сидел во главе стола — чумазый король, озиравший свое грязное королевство.

Девон вздрогнул. Как его отец выдерживал это? Терпеть такую компанию? Быть ее частью? Мало того, что отвратительная тяга к азартным играм губила жизни и семьи, так она еще приносила фальшивых друзей из самых неподходящих слоев общества. Это лишний раз доказывало, что болезненная страсть забрала у отца все, включая сына.

— А, Колтон, вот и вы, — сказал Уинфри.

Он протянул руку и предложил Девону сесть напротив. Девон, прищурившись, оглядел компанию. Обычное сборище отвратительных типов, у которых игра отнимала все. На самом деле это трагедия. Ужасная трагедия. Но люда делали это по собственной воле, им некого было винить. Девон подумал об их женах и детях, о тех, кто зависел от этих людей. Судьба их была незавидной.

Его мысли вернулись к Лили. Она считала, что станет одной из таких несчастных, если они поженятся. У нее так мало веры в него, она отказалась подождать до утра и выслушать его объяснения. Она снова обманула его надежды.

Девон сел за стол. Джордан занял место в нескольких шагах от него у стены среди зрителей.

— Как я вижу, все в сборе, — объявил Уинфри. — Приступим. — Он усмехнулся, показав кривые зубы. — Первая ставка пятьдесят фунтов. — Уинфри бросил на стол чек. — Играем в фараона. Макги мечет банк. Мы все сегодня понтируем, включая высокородного лорда.

Девон, пропустив мимо ушей насмешку, наблюдал за сомнительного вида мужчиной со странными усами, тасовавшим колоду. Потом его взгляд переместился на карты, грязные и рваные, словно их только что вытащили из груды мусора.

Девон поднял бровь.

— Разве по традиции не используют новую колоду?

— Это моя счастливая колода, — фыркнул Уинфри.

— Счастливая? — прищурился Девон. — Или крапленая? Если банкомет сплутует, я это узнаю.

— Осторожнее, ваша милость, — сплюнул на землю Уинфри. — Если не хотите закончить жизнь с ножом в брюхе за то, что назвали меня мошенником.

Девон холодно посмотрел на него.

— Тогда не мошенничайте, — отчетливо произнес он.

— Вы предпочли бы другого банкомета, ваша милость? — прищурил крысиные глазки Уинфри.

— Да, — взглянул ему в лицо Девон. — Предпочел бы.

Уинфри кивнул и снова сплюнул.

— Тогда ты мечешь банк, Монти.

Крупный нескладный мужчина неуклюже подошел к столу. Он собрал замызганную колоду и снова перетасовал карты.

Девон внимательно наблюдал за ним. Годы игры многому научили его, он знал, когда его обманывают, когда ловкостью рук извлекается карта с низа колоды. Рискнет Уинфри мошенничать с самого начала или планирует сначала убаюкать жертву до потери чувства опасности, Девон не знал, но карты новый банкомет явно перетасовал честно. По крайней мере на этот раз.

— Хотите выпить, ваша милость? — Уинфри присматривался к Девону.

— Нет, — ответил Девон. — Что-то мне подсказывает, что сегодня мне очень важно не терять головы.

Уинфри огрызнулся, но кивнул слуге, чтобы тот принес выпить всем за столом. Вскоре перед каждым игроком появилась кружка эля. Девон не обращал внимания на свою.

— Выпьете пинту, лорд Эшборн? — окликнул Уинфри.

— Нет, спасибо, — холодно ответил Джордан. — Ничто не соблазнит меня отведать что-нибудь в этом заведении. Как это ни заманчиво, здоровье мне дороже.

Уинфри злобно заворчал и вернулся к игре. Он бросил на стол чек. Остальные приглядывались к ним и делали ставки.

Девон тоже бросил на стол чек.

Банкомет сдвинул их лопаткой на край.

Игроки сделали ставки. Уинфри поставил пятьдесят фунтов на короля.

Карты были уложены в специальную коробку рубашкой вниз.

— Сначала выпустим пар. — Уинфри сбросил первую карту сверху.

Открылась следующая карта. Валет червей. Карта банкомета.

— Проигрышная карта, — объявил Уинфри.

Монти поставил коробку справа на свою карту, а слева положил следующую, карту игрока. Четверка пик.

— Выигрышная карта, — объявил Уинфри.

Девон присматривался к мужчине, сидевшему справа от Монти. Этот человек должен был следить, чтобы банкомет не прятал в руке карты. Но Девону этого не требовалось. Он держал в памяти всю колоду и знал, какие карты вышли, а какие в игре.

Он выиграет.

Пять часов спустя Девон сидел напротив Уинфри в грязной прокуренной комнате. Остальные игроки давно спустили все до последнего шиллинга. Девон сам проиграл тысячи. За столом остались только он и Уинфри. Девон взглянул на руку Уинфри. Золотой перстень поблескивал сквозь дым.

Пора с этим покончить.

— Еще одна сдача, — спокойно сказал он. — Дайте еще одну попытку отыграться.

— Колтоны все такие, — ухмыльнулся Уинфри. — Даже не знаю, кто из вас лучше. У вас ведь только десять фунтов осталось, так?

Девон коротко кивнул.

— Еще одна сдача.

— Почему бы и нет? — пожал плечами Уинфри. — Я с превеликим удовольствием заберу у вас последние десять фунтов, ваша милость. — Он бросил на стол десятифунтовую банкноту.

— Да ради Бога. Я вас дочиста оберу, — рассмеялся он.

Девон медленно покачал головой.

— Так вы все-таки меня побаиваетесь, Уинфри?

Уинфри выпрямился.

— Что вы хотите сказать? Никакой Колтон меня не испугает. Ваш отец до сих пор платил бы мне, не будь он сейчас под землей, — гадко рассмеялся он.

Девон сжал край стола так, что у него побелели костяшки пальцев.

— Похоже, вы все-таки меня боитесь. Иначе поставили бы все, что получили, а не десять фунтов.

— С чего бы мне беспокоиться? Мы оба знаем, кто выйдет победителем. — Уинфри снова ухмыльнулся. Рядом фыркнул Монти.

— Тогда вы не откажете мне в возможности отыграться. Если не боитесь.

— Я же сказал, что никогда не боялся Колтонов. — Уинфри толкнул вперед кучу денег. — Я ставлю все.

Пять тысяч фунтов. Весь банк.

Девон кивнул. Сдали карты. Девон рассматривал свои, Уинфри — свои.

— Ну? — сплюнул на грязный пол Уинфри. — Что скажете, ваша милость?

Девон выложил две карты, Уинфри тоже. Сдали еще четыре.

Девон быстро вел игру. Чем быстрее играть, тем больше у него преимуществ. Еще две карты сброшены, две приняты. Уинфри утирал пот со лба.

Еще четыре карты.

Две.

Одна.

Девон бросил свою на стол.

— Я выиграл, — улыбнулся он Уинфри.

Уинфри недоверчиво уставился на стол, бормоча проклятия, от которых и у закоренелого пьянчуги уши бы завяли. Он смял свои карты в кулаке и швырнул на грязный пол.

— Черт побери! Как вы это сделали? — Он злобно посмотрел на банкомета. Тот пожал плечами и, явно нервничая, распустил галстук.

Все деньги Уинфри подвинули через стол Девону, которые тот молча сунул в сумку и встал, чтобы уйти.

— Мое почтение, — кивнул он Уинфри.

— Черт побери, Колтон! — заорал Уинфри. — Не знаю, какую черную магию вы применили, но вы дадите мне шанс отыграться.

— С удовольствием, — наклонил голову Девон. Он помолчал. — У вас найдется десять фунтов?

— Вы же знаете, что нет! — зарычал Уинфри.

— Тогда мое почтение. — Девон пошел к выходу, Джордан последовал за ним.

— Подождите! Подождите! — крикнул им вслед Уинфри.

Девон обернулся, и Уинфри стащил с пальца кольцо.

— Я ставлю это.

Уинфри бросил кольцо на стол, оно покатилось по щербатому столу и остановилось перед Девоном. Он украдкой взглянул на него.

Кольцо его отца, их фамильный перстень-печатка. То, которое Девон когда-то надел, будучи маленьким мальчиком, и которым с тех пор мечтал обладать. Золотое с резным гранатом кольцо стоило пятьсот фунтов или значительно больше, но Девона никогда не волновала его денежная стоимость. Это символ его рода. Такое кольцо следует хранить в семье, дорожить им, оберегать и однажды передать… собственному сыну. Нельзя, чтобы семейную реликвию швыряли на грязный стол всякие типы вроде Гилберта Уинфри.

— Откуда я знаю, что эта безделушка стоит приличных денег? — сумел безразличным тоном произнести Девон.

— Приглядитесь получше, — ответил Уинфри. — Я выиграл его на турнире. У вашего незадачливого папаши.

Девон хрустнул пальцами.

Полчаса спустя Девон снова встал, чтобы уйти. Он опять убрал весь банк в сумку.

— Теперь мы с вами квиты, Уинфри.

У того чуть глаза из орбит не выскочили.

— Какого черта вы так решили? — рявкнул он, брызгая слюной.

Девон повесил сумку с выигрышем на плечо.

— Вы мошенничали, когда играли с моим отцом, и все это знают. Вы подтасовывали карты. Рискну сказать, что вы ни дня в своей жизни не играли честно.

Остальные игроки уставились на него, вытаращив глаза. Лицо Уинфри пошло красными пятнами.

— Для всех вас не новость, что этот человек мошенник, — бросил столпившимся вокруг стола Девон.

Никто не ответил. Все внезапно принялись разглядывать свои драные грязные сапоги или столь же грязные ногти.

Стул заскрежетал по полу. Это резко поднялся Джордан, плащ взметнулся за его спиной.

— Похоже, слова, сказанные громко и прямо, повергли в шок этих достойных джентльменов, — сказал он. — Рискну предположить, что никто из них раньше не слышал, чтобы кто-то бросил вызов мистеру Уинфри.

— А как насчет вас, Колтон? — фыркнул Уинфри. — Станете отрицать, что обжулили меня сегодня? Вы никогда раньше не выигрывали. А тут сумели не проиграть?

— Обжулил? Вот уж нет, — возразил Девон. — Я просто позволил вам выиграть несколько раз, когда мы встречались. Заставил вас думать, что вы играете лучше, чем есть на самом деле. — Он улыбнулся Уинфри, и у того вытянулось лицо.

— Как вы смеете! — закричал Уинфри, еще больше побагровев. — Как смеете…

Девон, шагая к нему, выплевывал слова сквозь стиснутые зубы:

— Мой отец не слишком ладил с цифрами, а мне это дается легко. Вы играли с человеком, чей талант не уступает вашему мошенничеству, Уинфри. Ну, каково оказаться побитым Колтоном?

Казалось, у Уинфри сейчас повалит дым из ушей.

Девон усмехнулся.

— Пока вы не сказали чего-нибудь, о чем пожалеете, я заберу остальной выигрыш. — Он взял со стола кольцо, подбросил его и поймал. Потом надел на средний палец. — Это за моего отца, — прошипел он. — Грязные лапы больше никогда не коснутся кольца Колтонов.

Уинфри сжал кулаки, трясясь от бешенства.

Джордан встал рядом с Девоном и церемонно поклонился Уинфри.

— Не могу сказать, что это было приятно. — Джордан оглядел публику и помещение. — Ваши таланты хозяина дома оставляют желать лучшего. Мы с другом не вернемся. Так, Колтон?

— Я получил то, за чем пришел, — сказал Девон, потирая кольцо.

Они повернули к выходу. Пол заскрипел, когда один из подельников Уинфри кинулся к ним. Джордан быстро выставил ногу, мужчина споткнулся и полетел на заплеванный пол. Поставив ногу ему на спину, Джордан выхватил пистолет и огляделся.

— Еще желающие есть? — беспечно поинтересовался он.

Остальные, подняв руки, медленно попятились назад. Двое выскочили из комнаты.

Лысый великан в углу смотрел на Девона и Джордана с плохо скрываемой злобой. Он похрустывал суставами пальцев и переминался с ноги на ногу.

Уинфри поднял руку.

— Не сейчас, Монти, — процедил он сквозь сжатые зубы. — Мы скоро снова встретимся с лордом Колтоном и лордом Эшборном. — Он злобно сжал кулаки. — Они могут рассчитывать на это.

Девон и Джордан быстро вышли на улицу, где все еще попрошайничали мальчишки. Девон бросил им кошелек с мелочью и вместе с Джорданом сел в карету.

Лошади резво побежали. Девон постукивал пальцами по холодному оконному стеклу.

— Оно того стоило? — Джордан перевел дух и расслабился на сиденье.

— Только одну вещь я хотел. — Вытянув руку, он смотрел на кольцо. Сняв с пальца, Девон взвесил его в ладони. — Хотел по-настоящему. И я ее получил.

Но даже произнеся эти слова, Девон знал, что это неправда.

Та «вещь», которую он действительно хотел, сейчас, наверное, заканчивает упаковывать багаж.