Лили разглядывала себя в зеркале. Она все еще выглядела усталой. С тех пор как она покинула Лондон, мешки под глазами не уменьшились. Она пощипала щеки.

Прошла неделя. Целая неделя с тех пор, как они с Энни появились у порога кузины Алтеи, а Лили до сих пор не оставляло ощущение, будто у нее сердце вырвали из груди.

Она вздохнула. Это просто вопрос времени. Переезд в Нортумберленд — это правильное решение. Последние слова Девона снова и снова эхом отдавались в ее памяти: «Похоже, мы оба должны делать то, что должны».

Именно это она и сделала. Ладно. Она по уши влюблена в Девона — это правда, но этот человек не дал ей того, что породило бы в ней чувство безопасности. Не дал обещания прекратить играть. И если он не мог сделать такой простой вещи, Лили не могла полностью любить его. Целиком открыть ему свое сердце.

Но, похоже, она не могла перестать думать о нем. О нем и обо всей запутанной ситуации. Без сомнения, Девон уже всему свету рассказал, что на самом деле они не женаты. Лили жалела, что ему придется справляться с последствиями, но это по заслугам. Ведь это он солгал.

Ну и пусть. Она не смогла бы ужиться с его секретами и дурными наклонностями. У него есть сын, ребенок, о котором она ничего не знала. Нет, с его тайнами она жить не смогла бы, но почему оказалось так трудно жить без него самой?

Дети кузины оказались очаровательными и смышлеными. Лили с удовольствием проводила время с ними. Она могла жить среди них, наблюдать, как они растут. Но это не ее дети. Эта тоскливая мысль всплывала в уме Лили всякий раз, когда у нее выдавалась свободная минута. У нее никогда не будет детей. Она не могла удержаться от размышлений о Джастине. На кого он похож? У него такие же темные волосы, как у отца? Его глаза?

Лили покачала головой. Отвернувшись от зеркала, она взяла шляпку, накидку, поспешно вышла из комнаты и спустилась по лестнице.

Энни и четверо старших детей ждали в холле.

— Готовы к прогулке? — спросила Лили притворно-счастливым тоном, который удавался ей почти в совершенстве.

Все дружно кивнули, и Лили повела маленькую компанию через двор на луг.

Дети скоро засновали там, как разноцветные пчелы. Энни догнала Лили.

— Ты выглядишь все хуже и хуже. — Энни приподняла юбки, минуя куртинку высокой травы.

— Очень любезно с твоей стороны. — Лили взяла сестру под руку. Она даже не могла заставить себя улыбнуться собственному сарказму.

Энни сжала ее руку.

— Я думала, сельский воздух сотворит с тобой чудо, но ты в таком унынии, что можно подумать, изнываешь по утраченной любви или что-нибудь в этом роде.

— Ничего подобного, — чересчур быстро выпалила в ответ Лили.

— Ну-ну! Мы обиделись? Я только пошутила.

Лили смотрела на белокурые детские головки, мелькавшие в ивняке. И позволила себе не спешить.

— Интересно, почему ты здесь так счастлива? Разве не ты отказывалась ехать в Нортумберленд?

— Ах, несколько дней погоды не делают, — вздохнула Энни. — Артур недостаточно готов к борьбе. Думаю, мое отсутствие его немного подхлестнет.

— Ну и ну, — округлила глаза Лили. — Осмелюсь сказать, вы стали весьма искушенной, мисс Энни, научившись держать мужчину в ожидании.

— Я училась у лучших, дорогая сестричка, — подмигнула ей Энни.

— Ты сказала про несколько дней, — нахмурила брови Лили. — Разве ты не понимаешь, что мы останемся здесь навсегда? Кузина Алтея позволила нам поселиться здесь.

Энни понимающе кивнула.

— Есть еще одна причина, по которой я сюда приехала, Лили. Я думала, путешествие пойдет тебе на пользу. Ты так настаивала на той, чтобы покинуть Лондон. Я думала, ты наконец поймешь, какую ошибку совершаешь, пытаясь убежать от проблем.

Лили остановилась и повернулась к сестре.

— Если я и пыталась убежать от проблем, это не сработало. Совершенно не сработало. — Она протяжно вздохнула.

Энни снова кивнула.

— Я знаю. Ты безумно влюблена в лорда Колтона, милая сестра, и вы не долго останетесь порознь.

— Скажи на милость, что заставляет тебя делать подобные заявления? — уперла руки в бока Лили.

Энни возвела к небу глаза.

— Ты не отрицаешь, что любишь его?

Закусив губу, Лили уронила руки и медленно пошла вперед.

— Нет, — прошептала она.

— И любому, кто видит вас вдвоем, ясно, что лорд Колтон тоже любит тебя до безумия.

Сердце Лили радостно подпрыгнуло.

— Откуда ты знаешь?

— Да он глаз от тебя отвести не может. У тебя есть мужчина, из которого ты можешь вить веревки, а ты этого даже не понимаешь.

— Энни Эндрюс! Теперь мне понятно, что ты сошла с ума!

— Ничего подобного. Все это видят. Только ты не способна это разглядеть, потому что слишком занята попытками наказать его за случившееся пять лет назад. Тебя даже не интересует счастье, которое у тебя сейчас под рукой.

Лили наклонилась, сорвала маргаритку и стала вертеть в пальцах белый цветок.

— Наказать? — Ее голос сорвался, она смотрела на игравших детей.

— Да. И это очень досадно. Ты получила предложение руки и сердца от самого подходящего тебе мужчины и даже не понимаешь этого.

— Он сделал мне предложение только потому, что ошибочно считает меня богатой.

— Неужели ты искренне в это веришь? — всплеснула руками Энни. — Да он красавец, маркиз. Вокруг него увивается хоровод богатых невест. И поверь мне, многие из них всем пожертвуют, лишь бы выйти за него, даже если они прочитали твой гадкий памфлет.

— Но он игрок, — застонала Лили. — Он повеса. Он постоянно впутывается в опасности. И у него есть сын…

— Ну и что? — Энни забрала у сестры маргаритку и поднесла к носу.

— Ну и что?! — заморгала Лили.

— Ты меня слышала. Ну и что?

— Энни, о чем ты? Ты говоришь загадками, все это лишено смысла.

Энни заткнула цветок за ухо.

— Ты всегда была так озабочена приличиями, правилами, ответственностью, Лили. И к чему это тебя привело? К нищете и несчастью, вот к чему. Ты одержима желанием все контролировать. И с чем ты осталась? С непокорной сестрой и разбитым сердцем. Ты пытаешься делать все по-своему даже сейчас. Могу я предложить хоть раз поступить по-моему?

Лили нахмурилась, еще не до конца осознав слова сестры.

— И что именно ты предлагаешь?

— Следовать велению своего сердца, конечно, — подмигнула Энни. — Ты отчаянно любишь лорда Колтона, и все это знают, кроме тебя. Иди к нему. Скажи, что сожалеешь. Позволь ему все объяснить. Как ты предпочитаешь жить — с сознанием того, что права, или с любовью всей своей жизни? Лили, все будет хорошо! Надо перестать сдерживаться, ты должна этому научиться.

«Перестать сдерживаться» — эти слова эхом отдавались в голове у Лили. Слезы навернулись ей на глаза. Энни права. Ее сестра, ее маленькая сестричка, которую она всегда считала глупенькой и нуждавшейся в руководстве, теперь указала на очевидное и сделала все таким простым и ясным.

Она любит Девона. И всегда любила. Она не хочет его потерять.

Лили притянула к себе Энни и обняла.

— Ох, Энни, и когда ты стала такой мудрой?

Энни понимающе улыбнулась.

— Когда ты отворачивалась, дорогая сестрица.

Дети рассыпались по лугу, как светлячки.

— Дети, скорее! — хлопнула в ладоши Лили. — Мы должны вернуться в дом.

— Почему, тетя Лили? — крикнула одна девочка.

— Потому что мы с кузиной Энни должны немедленно вернуться в Лондон!