Джордан Холлоуэй бросил карты на стол.

— Отказываешься сыграть даже в невинный вист? Или в «двадцать одно»?

Девон скрестил ноги в лодыжках.

— Я тебе уже сказал. Я больше никогда не притронусь к этим чертовым картам.

— Это же клуб. Что еще мы будем тут делать, если ты отказываешься играть в карты? Пойти пострелять в парк мы не можем, пока твою повязку не снимут. А уж о кулачных боях и говорить нечего.

Девон развел руками.

— Может, я заинтересую тебя каким-нибудь пари? — сверкнул озорной улыбкой Джордан.

— Нет, — коротко ответил Девон.

— Послушай, дружище, с тех пор, как тебя подстрелили, тебе все не мило, — посетовал Джордан. — Просто скажи Лили, что ты непристойно богат, и конец этой безумной заварухе.

— Не имею намерения делать это. — Девон развернул газету и укрылся за ней.

— Почему, черт побери? — Джордан приказал проходившему лакею принести еще выпить.

— Потому что она этого не заслуживает, — ответил Девон.

— Я с тобой наживу проблемы с головой. Уже даже разговор поддержать не могу. Я правильно расслышал, что она этого не заслуживает?

— Именно, — отбросил газету Девон.

— И что, скажи на милость, это означает?

— Она не дала мне возможности объяснить. Она сбежала. Сказать ей, что я богат, — это полная противоположность того, что мне следует делать. Если она не хотела меня ради меня самого, я не собираюсь приманивать ее деньгами.

— Не может быть, что ты искренне в это веришь.

Девон посмотрел на друга.

— Хорошо. Скажи мне, к чему, по-твоему, приведет сообщение, что я богат?

— Да ни к чему, болван ты этакий. Просто это правда. Когда ее недооценивали?

— Лили должна доверять мне по собственным убеждениям. Она этого не сделала. Я отказываюсь от попыток переменить ее мнение обо мне.

Джордан закинул руки за голову.

— Ах, какая трагедия. Просто драма.

Девон только головой покачал.

— Никакой драмы тут нет. Просто так сложилось.

— Но по всеобщему мнению, вы женаты, Колтон. Или ты весьма кстати забыл об этом?

— Я еще не решил, что с этим делать.

— И пока ты ничего не сделал, тебе нужно какое-то время провести в ее обществе. Например, сегодня у Стэнхопов.

— Я не собираюсь к ним. Я собираюсь в Колтон-Хаус, повидать Джастина.

— А что ты планируешь делать потом?

Какая-то тень замаячила рядом с ними, и Девон поднял глаза.

— А, беспутный лорд Колтон. Я так и думал, что найду вас здесь. — Лорд Медфорд подвинул к ним кресло.

— А я думал, что почувствовал запах совершенства и крахмала, — фыркнул Девон. — Разве я приглашал вас сесть, Медфорд?

Медфорд расправил рукав.

— Нет, и боюсь, мне пришлось бы весь день простоять, если бы я ждал приглашения.

— Вы правы, — холодно улыбнулся Девон. — Ладно, выкладывайте, что вы хотите?

— Вы сразу переходите к сути, Колтон. Хоть мне и не хочется этого говорить, но эта черта мне всегда в вас нравилась. Хорошо, я не стану тратить ваше время попусту. Лили остановилась в одном из моих домов.

Лежавшая на подлокотнике кресла рука Девона сжалась в кулак, суставы хрустнули.

— И? — бросил он сквозь стиснутые зубы.

— Как вижу, вам это не нравится, — поднял бровь Медфорд.

— Переходите к сути, Медфорд, — поторопил Джордан.

Девон, прищурившись, смотрел на виконта.

— Как я понимаю, она прибежала назад к вам, когда я отвернулся от нее. Кстати, вы ей подходите, и объявление о вашей помолвке избавит меня от необходимости изображать отказ.

Медфорд с неудовольствием посмотрел на него.

— Как вы намерены это сделать, когда весь свет считает, что вы уже женаты?

— Какой вы наивный, Медфорд, — пожал плечами Девон. — Вы же знаете, что правильные слухи, запущенные с правильной дозой конфиденциальности, ничто не удержит. Я отделаюсь смехом. Притворюсь, будто это была просто шутка.

Медфорд откинулся в кресле и скрестил ноги, подражая своим собеседникам.

— Тогда мне значительно легче сказать то, с чем я пришел.

— В самом деле? — неловко шевельнулся в кресле Девон. — И что же это?

— Я пришел сказать вам, Колтон, что вы дурак.

Джордан подался было к Медфорду, но Девон остановил друга, положив руку ему на грудь.

— Я сам могу за себя постоять, Эшборн. К тому же я заинтригован. С чего это оплот светского общества считает меня идиотом?

Медфорд смахнул с рукава невидимую соринку.

— Не идиотом, а дураком. Это большая разница.

Джордан прокашлялся.

— Так скажите нам, Медфорд, зачем вы здесь. Или вы будете тянуть, пока принц-регент королем станет?

Медфорд улыбнулся обоим, потом перевел взгляд на Девона.

— Вы дурак, Колтон, потому что вас любила самая прекрасная женщина на свете, но вы отвергли ее. Лили не со мной. И никогда не была. Она мне отказала. И благодаря вам, безуспешно собирает осколки разбитого сердца.

Девон пристально посмотрел на Медфорда, но не проронил ни слова.

— Она хочет вас, — вздохнул Медфорд. — Хотя, видит Бог, я никогда не пойму почему. Она хочет вас и всегда хотела. Лили готова выйти за вас даже после вашего отказа перестать играть, даже уверенная, что вы нищий. — Он невесело рассмеялся. — К примеру, я богаче папы римского. Если бы Лили интересовали деньги, она вышла бы за меня, но она решительно отказалась. Она намерена вернуться в дом кузины и жить в бедности. Вы дурак, Колтон, потому что оттолкнули ее.

У Девона сдавило грудь. Каждое сказанное Медфордом слово было правдой. Он знал это. Он просто не понимал, как сильно это ранит. Ему хотелось убить лорда за эти слова.

Медфорд встал, поправил галстук и кивнул им.

— Не тревожьтесь, Колтон, — натянуто улыбнулся он. — Я буду рядом с ней, пока она вами не переболеет.

Девон ринулся к Медфорду, но Джордан поднялся первым, загородив ему дорогу.

Девон смотрел вслед уходившему Медфорду, и его щека дергалась от тика.