— Графиня особенно хороша сегодня вечером, Колтон. — Джордан повертел в руке стаканчик бренди и взглянул поверх края на Девона.

— Какая графиня? — Девон едва поднял взгляд, но, черт побери, он точно знал, о какой графине речь, и выглядела она абсолютно ошеломляюще.

Он смотрел на нее через бальный зал: темные волосы подняты в высокую прическу, легкое светло-серое платье подчеркивает фигуру, голубые глаза с фиалковым отливом искрятся. Черт! Ему уже досаждали непристойные мысли. Осуществить план соблазна будет легче, если не сходить с ума от одного взгляда на нее.

Соблазнить куда легче, когда есть преимущество. И именно так он намерен действовать. И будь проклято его неуместное влечение.

— И мисс Темплтон тоже здесь, как вижу. Без сомнения, мамаша заставила ее присутствовать, — продолжал Джордан.

Девон оглядел бальный зал. Мисс Темплтон была красива — если кто-то предпочитает высоких стройных блондинок. И в последнее время Девон их предпочитал, но с недавних пор одна миниатюрная брюнетка снова вызвала его интерес.

Девон резким движением расправил рукав.

— Несомненно, мисс Темплтон напугана до бесчувствия, и, насколько я наслышан об этом проклятом памфлете, она имеет на это полное право. Просто удивительно, что леди Меррилл принимают в свете.

— Ты шутишь? — рассмеялся Джордан. — Никто не знает наверняка, что она это написала. Не говоря уже о том, что она любимица света из-за своей красоты и остроумия. Сам принц-регент очарован ею. И если не считать того, что памфлет напугал нескольких глупеньких девиц, памфлет скорее шокирующий и любопытный, чем вредный.

— Нет, — возразил Девон, — если собираешься жениться на глупенькой девице.

Улыбка Джордана стала шире.

— Все только и говорят об этом памфлете. Я слышал, он приобрел особую популярность, когда мисс Темплтон отказала тебе из-за него.

Девон сердито выдохнул.

— Прекрасно. Только этого мне не хватало. Теперь я действительно помогаю графине продавать эту книжонку.

— Ты же знаешь свет, Колтон, — расхохотался Джордан. — Где возникает скандал, там нарастает интерес.

— Ты мне явно не помощник, Эшборн, — огрызнулся Девон.

Джордан пожал плечами.

— Почему бы тебе не потанцевать с мисс Темплтон?

Девон расправил плечи.

— Я буду сегодня танцевать, но не с мисс Темплтон. — Он допил бренди, сунул пустой стакан проходившему лакею и встал.

— Передай леди Меррилл мои наилучшие пожелания, — напутствовал его насмешливый голос Джордана.

Девон увидел Лили с одним из ее многочисленных обожателей. Она танцевала. И смеялась. В нем поднималось раздражение. Прищурившись, Девон широким шагом двинулся к паре. Он не позволит Лили радоваться, пока сам вынужден сносить косые взгляды половины света, гадавшей о его реакции на отказ невесты.

Он толкнул в плечо лорда Кокса.

— Отойдите, Кокс. В дело вступаю я, — натянуто улыбнулся коренастому мужчине Девон.

Кокс ахнул, торопливо извинился перед Лили и ретировался.

Девон легко повернул Лили, взяв инициативу и стараясь игнорировать реакцию своего тела. От графини пахло… лилиями. Ну конечно. Этот запах действовал на него уже пять лет. Ее духи изобрела ведьма? Они сводили его с ума.

Лили с откровенно недовольным видом смотрела на него.

— Почему вы это сделали? — Она кивнула в сторону поспешно удалявшегося лорда Кокса. — Вы прекрасно знаете, что весь бальный зал забурлит от новости о вашем вмешательстве.

Девон взглянул на нее с высоты своего роста. Он удивил ее. Прекрасно. А ведь он только начал удивлять.

— Вы не представляете, как мало меня заботит, о чем судачат в бальном зале.

Лили надула губы.

— Вас, может быть, и не заботит, однако моя сестра скоро дебютирует. Чем меньше сплетен, тем лучше.

— Как же так? — деланно улыбнулся он. — Если бы вы тревожились из-за сплетен, то не написали бы свой драгоценный памфлет.

Лили, прищурившись, взглянула на него.

— Кто сказал, что я его написала?

— В самом деле? Отрицаете? По-прежнему? Например, я говорю. И половина гостей на балу.

Лили оглянулась, сознавая, что вокруг уже начали перешептываться.

— Какие бы сплетни ни ходили обо мне и моей сестре, лорд Колтон, вряд ли вы помогли развеять их своим поведением сегодня.

Девон покачал головой.

— Почему вы упорно носите траурные цвета? Ваш муж умер от слабого сердца несколько лет назад.

Удивление на лице Лили сменилось презрением.

— А почему вы упорно грубите?

Девон снова повернул ее в танце, умышленно лишая равновесия.

— Кокс — размазня. Неудивительно, что вы написали памфлет, если водите компанию с такими мужчинами.

Ее глаза вспыхнули.

— Как вы смеете…

— Вот как? — холодно отозвался он. — «Как вы смеете»? Совсем не оригинально. Я ожидал более очаровательного и остроумного ответа, графиня. — Колтон умышленно подчеркнул ее титул.

Лили сжала прелестные розовые губки. Ее глаза сверкали как аметисты. О, она готовится отплатить ему той же монетой, и на этот раз ответ не будет ни банальным, ни остроумным.

Она попыталась вывернуться из его рук.

— Я не танцую с мужчинами, которые не спросили разрешения пригласить меня на танец, — огрызнулась она сквозь стиснутые зубы.

Маркиз сменил гнев на милость и обхватил ее покрепче.

— Как неудачно для вас, — парировал он, — потому что я редко приглашаю дам на танец.

На этот раз Лили дернулась со всей силой и чуть не лишила его равновесия. Неплохо для такой маленькой женщины. Но вряд ли она ему достойная соперница. Девон не спускал с лица свою самую обворожительную улыбку, Лили оставалась в ловушке его рук.

Наконец она уступила, расслабила руки и танцевала, словно у нее нет никаких забот и тревог.

— Я думала, вы более ловко обращаетесь с женщинами, Колтон. И способны удержать их изобретательностью и любезными словами, а не грубой силой. Особенно после вашего бахвальства.

Вот она, колкость, которую он ожидал. Все идет по плану! Девон едва сумел сдержать улыбку.

— Вы недолго будете сомневаться в моих навыках, — пообещал он, снова кружа ее.

Лили сделала очередной глубокий вдох. Несомненно, она вызывала в памяти годами вызубренные манеры, чтобы сохранить внешние приличия перед лицом его вызывающей грубости. Выдохнув, она деланно улыбнулась, притворяясь, будто получает удовольствие от танца. Но она внимательно присматривалась к нему, и Девон прекрасно понимал, что Лили выискивает хоть какие-то признаки его слабости. Тогда она нанесет удар.

Она сосредоточила взгляд на его плечах, отказываясь смотреть ему в глаза.

— Я забыла. Вам нравится притвориться, будто вы интересуетесь женщиной, а потом исчезнуть. Я подожду. Если мне не изменяет память, это не займет много времени.

Девон сжал губы. Эта особа раздражающе непредсказуема. А он всегда гордился тем, что способен прогнозировать, скажем, карточную игру, действия лошадей, поступки людей. Кроме того, что это за чепуху она несет? В то роковое утро много лет назад она ясно дала понять в своей записке, что ее отец примет только мужчину с большими деньгами. Она швырнула записку ему в лицо. Предпочла ему старика. Черт, это терзает его до сих пор. Тогда у него не было шансов завоевать ее, а теперь она насмехается над ним за отказ жеманно улыбаться и расшаркиваться. Это ей даром не пройдет, он этого не допустит!

— И я забыл, — ответил он, — что вам нравится собрать у своей юбки как можно больше услужливых воздыхателей, поиграть их чувствами, а потом спровадить.

Лили боролась с желанием заскрипеть зубами: Снова эта самоуверенность. Сегодня она особенно раздражала. Стиснув зубы, Лили натянуто улыбнулась. Как смеет Колтон швыряться обвинениями, когда это он ее оставил? Она была недостаточно богата для него.

И тот факт, что сейчас он планировал жениться на этой глупышке Амелии Темплтон, только доказывал, насколько он одержим деньгами. Семья этой девушки чуть ли не богаче короля. Неудивительно, что Колтон ждал женитьбы долгих пять лет. Он стремился получить самое большое приданое, которое мог найти. И теперь имеет наглость намекать, будто это она играет чужими чувствами! У нее закипела кровь. Это ему даром не пройдет, она этого не допустит!

— Похоже, невеста уже бросила вас, Колтон. Вы можете поискать молодую женщину, у которой нет услужливых воздыхателей. Конечно, леди, достаточно богатых для вас, не так уж много, но я уверена, что вы найдете.

Если она и попала в цель, то нельзя было сказать этого, глядя на его лицо. Оно не дрогнуло.

— Вы во второй раз упоминаете о моем плачевном финансовом положении, — ответил он. — Похоже, вы озабочены этим. Но, с другой стороны, деньги всегда были для вас чрезвычайно важны, не так ли?

У Лили затрепетали ноздри. Озабочена? Его финансовым положением? Это смешно. Все знают, что о его финансах и говорить нечего. Сейчас он лицемерит. Это он одержим деньгами. Настолько, что готов притворяться влюбленным, лишь бы спасти свои средства.

Она сказала, осторожно подбирая слова:

— Вряд ли я этим озабочена, Колтон. Просто я нахожу интересным, что вы до сих пор отчаянно стремитесь жениться на богатой девушке, которая едва дебютировала. Похоже, за пять лет мало что изменилось.

На этот раз вскипел он.

— Вряд ли это интересно для вас, графиня, поскольку у вас есть опыт замужества ради денег. В конце концов, вы продали свою руку и сердце, чтобы заполучить состояние Меррилла. Да и теперь я слышу о ваших богатых поклонниках.

Это ужалило. Деньги не имели никакого отношения к ее браку, уж кто-кто, а Колтон должен это знать. Лили прикусила губу, чтобы отвлечься. Тряхнула головой, и своевольный локон упал ей на глаза. С нее довольно. Пора заканчивать эту игру.

— По крайней мере мужчины, которые ухаживают за мной, знают, как обходиться с леди. Не один день прошел с тех пор, как вы угрожали соблазнить меня, а я не видела от вас ни единого цветочка, конфетки или стихотворения. Вы явно некомпетентны в этом деле.

Его резкий хриплый смех привлек внимание танцующих.

— Неужели вы действительно ожидали, что я стану посылать вам подобные безделицы, как все эти хлыщи и фаты, что пресмыкаются у ваших ножек?

Ее щеки вспыхнули. Лили огляделась.

— Говорите тише.

Девон наклонился, и его теплое дыхание защекотало ей висок.

— Ведь им это не помогло? С чего вы решили, что я последую их примеру? Первое правило победителя в игре — это не следовать схемам противника.

Несмотря на его напоминание о любви к игре, Лили не смогла сдержать дрожь.

— Прекрасно. И как именно вы намерены соблазнить меня, Колтон? Грубое обращение со мной в бальном зале явно не срабатывает.

Он лениво улыбнулся ей своей самой обворожительной улыбкой.

— Уж не раболепствуя перед вами, уверяю вас. Я знаю женщин достаточно хорошо, чтобы понимать, насколько это глупо.

Ей пришлось сосредоточиться, чтобы сдержать рвущуюся улыбку. Черт бы побрал этого Колтона! То он злит ее, то в следующую минуту заставляет смеяться. Он всегда так действовал на нее — доводил до грани.

— Тогда как? — подстрекала она.

Он поднял бровь.

— Вы считаете меня слабоумным? Я не собираюсь выдавать свои секреты противнику.

Лили раздумывала, как сбить его с толку.

— Если я бы хоть на миг поверила, что у вас есть секрет, я бы охотнее продолжила расспросы. А при создавшемся положении разговор становится все более скучным. — Она старательно изобразила притворный зевок.

— Вы так и не ответили мне. Почему вы упорно носите траурные цвета?

Проклятие! Ее попытка разозлить его провалилась. Лили стиснула зубы. Почему он так любопытствует?

— Я ношу траур по своему мужу.

— Траур? В самом деле? По человеку, которого вы едва знали? Сколько вы были замужем: месяц, два?

Лили не поднимала глаз.

— Может быть, он и пробыл со мной недолго, но он был моим мужем.

Черт бы побрал его жалкую душонку! Она носила траурную одежду только потому, что не могла себе позволить нарядиться в нечто более приличное, но Колтону незачем это знать.

— Как неудачно, — сказал Колтон. — По слухам, вы используете вдовьи наряды, чтобы держать на расстоянии многочисленных поклонников. Полагаю, это неправда?

Лили стиснула его руку, жалея, что не может залепить ему пощечину.

— Хоть это и не ваше дело, но ведь я на балу. Я танцую. Принимаю визитеров. Собираюсь через несколько дней представить свою сестру. Чего большего ждать от меня свету?

Колтон влек ее мимо танцующих.

— Мне интересно, — понизил он голос, — ваш покойный муж одобрил бы вашу писанину?

Восклицание непроизвольно вырвалось из ее губ. На этот раз Лили умышленно наступила Колтону на ногу. Сильно.

Он не дал ей времени ответить. Вместо этого он наклонился ближе и прошептал:

— Никто бы так не подумал, правда? Я хочу сказать, что ваш памфлет решительно ставит покойного в сомнительное положение. Наводит на мысли, что причина вашей антипатии к брачному ложу кроется в лорде Меррилле и отсутствии у него навыков.

— Как вы смеете! — На этот раз Лили просто встала на его ногу. Случайно, конечно.

Колтон вздрогнул, но сумел не споткнуться.

— Как я смею? Мне кажется, что более уместно спросить, как смеете вы, графиня? В конце концов, это не я написал «Тайны брачной ночи». Кроме того, будьте осторожны. Это вы заинтересованы в защите своей репутации, не так ли? Вы устраиваете сцену.

Музыка смолкла, и когда Колтон отпустил Лили, она набрала полные легкие воздуха. Она делала все, что могла, чтобы успокоить реакцию тела на его неприкрытую грубость. Лили огляделась. Он прав. Несколько пар откровенно разглядывали их. Те, кто не танцевал, перешептывались и указывали на них. Она должна оставаться спокойной и избавиться от его общества. Она не позволит — не позволит! — Колтону почувствовать себя победителем. Лили присела в реверансе, словно благодарила его за танец, и стала считать до десяти, готовясь к финальному раунду.

Ее улыбка была натянутой.

— Так вот как вы соблазняете женщин, Колтон? Оскорбляя и выводя из себя? Я часто удивлялась, что вы до сих пор не подцепили богатую невесту, но теперь мне понятно, почему вы остались холостяком.

Кожа у его глаз чуть дрогнула. Ее комментарий угодил в цель. Наконец-то!

Слова беспечно слетели с его красиво вылепленных губ. Он поклонился:

— А кто сказал, что я еще пытаюсь соблазнить вас? Вполне возможно, что я передумал, учитывая ваш змеиный язык и повадки мегеры.

Иглы разочарования кольнули ее. Лили не задержалась на этой мысли. Вместо этого она вскинула подбородок.

— Полагаю, это объясняется отсутствием у вас умения. А может быть, это не что иное, как удобная отговорка. — Она подхватила юбки, намереваясь оставить его одного посреди бального зала.

Колтон быстро схватил ее за запястье и повернул к себе. Лили ахнула, ее взгляд метнулся к его темным глазам. Понимающая улыбка светилась на его совершенном лице.

— Позвольте заверить вас, миледи, это произойдет скоро, совсем скоро.

Наклонившись, он прижался губами к ее губам быстрым холодным поцелуем. Под аккомпанемент изумленных возгласов Колтон отпустил ее и отошел, оставив одну посреди бального зала.