— Клянусь, я не понимаю, почему позволил вам втянуть меня в это сомнительное дело? — прошептал на ухо Лили лорд Медфорд, провожая ее в сияющий бальный зал Стэнхопов.

— Потому что мы друзья, — ответила Лили.

Он улыбнулся ей и вздохнул.

— Даже не притворяйтесь, будто попросили меня сопровождать вас не ради того, чтобы заставить Колтона ревновать.

Лили поджала губы. Ее улыбка мгновенно исчезла, но потом снова появилась на лице.

— Именно так. Я хочу, чтобы он ревновал так, что не мог рассуждать здраво.

— Счастлив помочь, — рассмеялся Медфорд. — Мало что доставляет такое удовольствие, как возможность позлить Колтона. — Он взял ее под руку и повел дальше в зал.

Лили огляделась. Все глаза были направлены на них. Лили с трудом сглотнула.

— Не волнуйтесь, — шепнул ей Медфорд. — Если Колтон не ударится в истерику, увидев вас в этом платье, — он позволил себе окинуть взглядом ее щедрое декольте, — его сразит мое преклонение перед вами.

Лили искоса взглянула на него и сладко улыбнулась.

— Именно на это я и рассчитывала.

— А вот и он. — Медфорд кивком указал на темную фигуру впереди.

Лили вскинула голову. Да, это он. Она прижала руку к груди и проследила взглядом за Девоном. Не ожидала она, что так разволнуется.

Девон прогуливался по бальному залу. Несмотря на то, что рука у него все еще висела на перевязи, он был потрясающе красив в своем безупречно сшитом черном фраке. Он остановился в нескольких шагах от них и прислонился к колонне здоровым плечом. Лили наблюдала за ним. У нее внутри все заныло, когда красавицы мгновенно окружили его, как слетевшиеся на огонь мотыльки.

Он весело болтал с полногрудой рыжеволосой леди, которая смеялась каждому его слову и уж слишком часто касалась его руки. Когда дама повернулась, Лили узнала ее.

Леди Уэстон.

Медфорд прочистил горло, его кашель подозрительно походил на попытку прикрыть смех.

— Кх-кх, похоже, Колтон первым воспользовался идеей ревности.

Лили стиснула зубы.

— Потанцуйте со мной, Медфорд, — сказала она, не сводя глаз с Девона и Эммы Уэстон. — Танцуйте, пока у меня не закружится голова.

Она вскинула голову и бросилась в руки Медфорда. Они танцевали. И все время на лице Лили была приклеена самая сияющая улыбка. И она тщательно следила за собой, чтобы не смотреть в сторону Девона.

Прислонившись к колонне, Девон разглядывал толпу. Он весь вечер искал возможности остаться с Лили наедине, однако этот прилипчивый Медфорд от нее не отходил.

И это сводило его с ума.

Взгляд Девона скользнул через зал. Лили стояла в небольшой компании в углу и смеялась. Если она еще раз коснется рукава Медфорда, то виконту не сносить головы. Он ему шею свернет.

Девон выругался себе под нос. Сунув здоровую руку в карман, он, прищурившись, смотрел на Лили. Она была в бледно-лиловом платье, в том самом, декольте которого он не мог игнорировать. Что ж, он достаточно долго вел себя вежливо, теперь пришло время действий.

Девон проталкивался к компании в углу. Его решимость нарастала с каждым шагом. Обняв Лили за талию, он поднял ее и перекинул через здоровое плечо.

— Девон! Что ты делаешь? — ахнула Лили.

Он, не ответив, просто повернулся.

Медфорд заступил ему дорогу.

— Я весь вечер представлял, как раздеру вас на кусочки, Медфорд. Не давайте мне предлога.

Не обращая внимания на изумленные лица гостей и молотившую его по спине Лили, Девон вышел из зала. И не остановился, пока ногой не открыл дверь в библиотеку. В два шага он оказался в комнате, бесцеремонно бросил Лили на диван, вернулся к дверям и запер их.

Когда он снова взглянул на Лили, ее глаза метали фиолетовые искры. Она поднялась с дивана, тяжело дыша. Ее грудь вздымалась и опадала над откровенным декольте.

Лили осторожно обошла старинные изящные кресла и встала поодаль.

— Ты соображаешь, что делаешь?

Задребезжала дверная ручка.

— Лили, Лили! С вами все в порядке? — Голос Медфорда был полон заботы.

Виконт снова стукнул в деревянную панель. Двери тряслись.

Мускул дернулся на щеке Девона.

— Скажи ему, чтобы он убирался. Скажи, или, видит Бог, я его убью. Клянусь.

Грудь Лили все еще тяжело вздымалась. Одному Богу известно, что нашло на Девона. Она знала, что он не причинит вреда ни ей, ни Медфорду, но не имело смысла перечить ему, когда он находился в таком состоянии.

— Я в порядке, Джеймс, — сказала она, изо всех сил стараясь придать голосу уверенность.

— Джеймс?! — Девон, раздувая ноздри, скрестил руки на груди.

— Вы уверены, Лили? — донесся из-за дверей голос Медфорда. — Только слово скажите, и я двери выломаю.

Лили повысила голос, надеясь, что говорит спокойно:

— Это ни к чему, Джеймс. Все прекрасно. Дайте нам несколько минут.

Воцарилась недолгая тишина, потом из-за двери послышалось:

— Как вам угодно.

Звук шагов Медфорда по мраморному полу свидетельствовал, что виконт ретировался.

— Ты хоть представляешь, какой скандал учинил? — кивнула на дверь Лили.

Девон посмотрел ей в глаза.

— Он забудется. К тому же все считают нас мужем и женой. И уверены, что это наш семейный диспут.

Лили прижала руку к груди, пытаясь унять колотившееся сердце.

— Прекрасно, лорд Колтон. Так о чем вы хотели поговорить?

— Я не хочу говорить. — Он двинулся к ней, отпихивая с дороги кресла.

Лили, судорожно втянув воздух, попятилась.

— Это просто удивительно. Ведь вы весь вечер охотно разговаривали с леди Уэстон. — Ее голос предательски дрожал.

Лили прислонилась спиной к стене. Девон остановился перед ней, загнав в угол, и уперся в стену рукой, рядом с ее лицом.

Его жаркое дыхание с парами бренди опаляло ее щеку.

— Ты не можешь всерьез думать, будто я вожделел леди Уэстон, когда весь вечер смотрел на тебя, как на сошедшую с небес богиню.

Он поцеловал ее, и Лили перестала думать. Его язык приоткрыл ее губы и с силой проник в ее рот. Лили, обхватив за шею, пылко поцеловала его в ответ.

Когда Девон наконец поднял голову, Лили никак не могла отдышаться.

— Ты умышленно пытаешься свести меня с ума? — спросила она. — То ты ненавидишь меня, а в следующую минуту целуешь.

Его смех раскатом прокатился по комнате.

— Ненавижу? Вряд ли. Черт побери, я две недели пытался это сделать, но безуспешно.

— Как романтично. — Лили шагнула мимо него, махнув рукой в воздухе.

— Не делай этого. — Девон поймал ее за запястье.

Лили остановилась, ее сердце выстукивало яростную дробь.

— Что?

— Когда ты так взмахиваешь рукой, ты пытаешься казаться беспечной. Но я знаю, что тебя это заботит больше, чем ты можешь высказать.

Лили проглотила ком в горле. Они стояли так близко, что она видела темную радужку его глаз.

— Почему ты никому не сказал, что мы не женаты?

— Потому что я хочу, чтобы это было правдой.

Лили наклонила голову набок. Слезы брызнули из ее глаз. Настоящие слезы. Непрошеные, нежеланные, они катились по ее щекам. Борясь со слезами, она сжала кулаки.

— Девон, не…

Его голос прозвучал спокойно:

— Почему ты меня ненавидишь?

Вытирая слезы руками, она повернулась к нему, и от боли в его глазах у нее ослабели колени.

— Нет, — покачала она головой. — Никогда такого не было. Я просто была уверена, что ты снова ранишь меня.

Девон вытащил из кармана сюртука носовой платок и мягко сунул ей в руку.

— Во-первых, я никогда не собирался ранить тебя. Но ведь это ты выбрала в мужья лорда Меррилла.

Лили вытерла платком щеки.

— Я согласилась выйти за графа, когда в то утро получила от тебя письмо. Ты писал, что передумал, так как должен жениться на девушке с большим приданым.

Девон стиснул зубы.

— Я не писал никакого письма. Я получил письмо от тебя.

— Я не писала никакого письма, — выдохнула Лили. — Я… — Она согнулась, начав наконец понимать. — О Господи! — Она сжала носовой платок. — Это моя мать. Я в этом уверена. А я все удивлялась, почему она в то утро пришла ко мне. Словно знала, что я жду. Она так спешила рассказать мне, что я в тебе ошиблась, торопилась успокоить меня и предложила выйти за лорда Меррилла.

Девон так сжал кулак, что суставы хрустнули.

— И мой отец оказался не лучше, подделав мое письмо. Я уехал в ту ночь, потому что отец вызвал меня.

Лили поднесла руку к груди.

— Мне дурно, — прошептала она.

Девон положил руку ей на плечо.

— Все эти годы мы винили друг друга, а виноваты были наши родители.

Лили отступила от него, скрестив на груди руки. Набрав в грудь воздуха, она взглянула ему в лицо.

— Девон, почему ты снова играл, если тебе это отвратительно? Почему ты не остановился, когда я просила тебя?

Девон провел руками по волосам.

— Ты должна понять, Лили. Я дал обещание умирающему… моему умирающему отцу вернуть наше фамильное кольцо.

Лили тронула его за руку.

— Почему я раньше не слышала о Джастине?

— Мы пустили слух, будто Джастин — мой сводный брат. Вторая жена моего отца умерла почти в то же время, когда Джастин появился на свет. И мы всем говорили, будто она умерла при родах. Большинство слуг так ничего и не поняли. Только миссис Эпплби, экономка отца, и еще несколько человек знали правду.

— Прости, Девон, — шумно вздохнула Лили. — За все.

Он стиснул ее в объятиях. Она прижалась головой к его груди. Его губы коснулись ее макушки. Слезы катились у нее по щекам. Девон поднял ее подбородок, чтобы заглянуть в глаза.

— Почему ты плачешь, любимая?

— Я хочу, чтобы ты знал, почему мне было так трудно доверять тебе. Я очень боялась за тебя. Мой отец всегда играл, и я никогда не чувствовала себя в безопасности. Дело не в деньгах. Дело в безопасности. Меня никогда не волновало, что у тебя ни гроша за душой.

— Понимаю, — ответил Девон. — Но зачем плакать? — Он поцелуями убирал слезинки с ее лица.

— Так ты же сказал, что мы не можем вернуться к началу. Слишком много всего произошло.

— Это правда. — Он поцеловал ее в лоб. — Мы не можем вернуться.

У Лили сердце замерло. Так она и знала — поздно, слишком поздно.

Девон потянул ее к небольшому диванчику у окна. Лили нахмурила брови. Он приподнял ее лицо, чтобы она смотрела на него.

— Мы не можем вернуться назад, — повторил он. — Но мы можем идти вперед, вместе, и построить нечто лучшее, что будет сильнее прошлого. Я дважды терял тебя. Один раз из-за интриг наших родителей, второй — из-за собственной гордости и глупости. Я не могу потерять тебя снова. И не потеряю.

Он поцеловал ее в губы. Так нежно, так сладко. Лили еще сильнее захотелось разрыдаться. Она ведь была уверена, что больше никогда не почувствует его прикосновений.

Притянув к себе, Девон баюкал ее.

— Я еще кое-что должен сказать тебе, Лили. — В его голосе чувствовалось смущение. — Я знаю, ты настроила свое сердце на брак с бедолагой, у которого нет другого дохода, кроме случайных карточных выигрышей, но дело в том, что я… весьма богат.

Она улыбнулась, прижавшись к его груди.

— Медфорд сказал мне, — призналась она. — Но это следовало сделать тебе.

— Когда он тебе это сказал? — Девон поднял брови.

— Несколько дней назад. Еще он сказал, что ты расплатился со всеми моими кредиторами. — Лили взглянула ему в глаза. — Когда ты узнал, что я бедна?

— В тот день, когда принес Бандита и увидел, как мистер Хогзмид покидает дом. Я узнал его, потому что он много лет наносил частые визиты моему отцу. После этого я занялся этим делом и выяснил, как много у тебя кредиторов.

— Это была долгая борьба, — вздохнула Лили. — Но я все-таки не понимаю, зачем тебе понадобилось притворяться нищим?

— В такой ситуации быстро узнаешь, кто твой настоящий друг, — пожал плечами Девон.

Лили кивнула.

— Включая меня?

— О Господи! Лили, причиной, по которой я стал богат, по которой тяжко трудился над этим, была ты. Я был уверен, что ты отказала мне потому, что у меня нет денег, и это сводило меня с ума. Да, я делал это для Джастина, для своего отца, но я делал это и для тебя. Я вернул проигранное фамильное кольцо Колтонов. Обещание, которое я дал своему недостойному отцу, было для меня важнее наших отношений. Я оттолкнул тебя, чтобы защитить себя. Теперь я это понимаю. Я ждал от тебя худшего. Вместо этого я себя показал с самой худшей стороны. — Девон опустил голову. — Прости, Лили.

Слезы безудержно катились по ее щекам.

— Я люблю тебя, Девон. И всегда любила.

Он обнял ее здоровой рукой.

— И я тебя люблю. Люблю с тех пор, как мы танцевали с тобой в парке на твоем первом балу. Я сожалею о прошедших пяти годах. Какая трудная у тебя была жизнь.

— Это не твоя вина, Девон. — Она сжала его руку.

— Нет, но и я отчасти виноват. — Он опустился на колено и взял ее за руку. — Лили, я люблю тебя и никогда не позволю тебе это забыть. Я в третий и последний раз спрашиваю: ты выйдешь за меня?

Лили улыбнулась сквозь слезы.

— Да, лорд Колтон. В третий и последний раз говорю, что выйду за вас.