Маленький мальчик сидел за письменным столом, его темная головка склонилась над листом бумаги. Пухлые пальцы, держа перо, усердно выводили буквы. Его наставник, сидя в кресле, монотонно повторял греческий алфавит.

Девон, скрестив руки, прислонился к дверной раме и наблюдал за обоими.

Он находился в Колтон-Хаусе, в своем родовом владении — огромном поместье, которым теперь распоряжался он. Здесь он провел детство. Приезжая сюда, Девон всегда чувствовал себя совсем молодым. Молодым и… одиноким.

Он стукнул в дверь согнутым пальцем.

— Не помешаю?

Мальчик вскинул голову. Не в первый раз Девона поразило сходство мальчика с ним, даже в столь юном возрасте. По детскому лицу разлилась улыбка. Он отбросил перо, вскочил из-за стола и кинулся к Девону. Девон схватил его в объятия. Наставник поднялся и поклонился:

— Милорд.

— Мистер Галифакс. — Девон кивнул, мужчина торопливо сел и снова углубился в раскрытую на столе книгу. — А ты подрос, приятель, — сказал Девон, крепче прижимая мальчика.

— Я не знал, когда ты приедешь в следующий раз. — Улыбка не сходила с нежного личика.

— Догадываюсь, — взъерошил ему волосы Девон. — У меня сегодня свободный от парламента день, и я подумал, что можно приехать.

— Мы пойдем на рыбалку? — с горящими глазами спросил мальчик.

— Да, но сначала я должен поговорить с мистером Галифаксом. Оставь нас, хорошо?

Мальчик счастливо кивнул и выбежал из комнаты.

— Я встречусь с тобой в холле через несколько минут, — сказал ему вслед Девон, закрывая дверь.

Он пошел к мистеру Галифаксу. Наставник мальчика поднялся.

— Милорд, — сказал он, поклонившись Девону.

— Пожалуйста, садитесь. — Девон махнул в сторону ближайшей скамьи.

Взяв деревянный стул, он повернул его, сел верхом и, сложив руки на спинке, с минуту буравил взглядом мистера Галифакса.

Тот неловко поерзал на краю сиденья и подтолкнул вверх серебряные очки на тонкой переносице.

— Как он развивается?

Галифакс судорожно вдохнул.

— Джастина учить одно удовольствие, милорд. Он умный, сообразительный, находчивый и веселый. Греческий и латынь идут у него как по маслу, и мне не нужно говорить вам, что его дар к арифметике весьма впечатляет.

Девон тоскливо улыбнулся.

— Да, похоже, эта склонность передается в нашей семье.

Галифакс кивнул.

— Порой он бывает неугомонным и дерзким, но в целом его стремление к знаниям поражает. Мне не раз приходилось ускорять темп, чтобы поспеть за ним. Он очень умен. Вы должны им гордиться.

Девон кивнул. Его взгляд блуждал по комнате. Темные деревянные панели на стенах, маленькие стулья, стол, скамья, аромат лимонного сока, которым наводили чистоту, книги. Сладкий запах книг, отбросивший Девона на несколько лет назад. Девон тогда сидел на том же самом месте, что и Джастин несколько минут назад, и повторял цифры, которые ему казались словами, которые приходили к нему легче, чем все остальное в его мире. Когда они вставали на место в его уме, все обретало смысл.

Девон поднялся и, заложив руки за спину, зашагал по комнате. Остановившись перед книжной полкой, он поискал том арифметики. Вытащив книгу, он открыл первую страницу. Они были на месте. ДМСМ.

Его инициалы. Девон Маркус Сандбридж Морган. Пятый маркиз Колтон. Он провел указательным пальцем по буквам. Тень улыбки появилась у него на губах. Он помнил день, когда написал их. Отец подарил ему эту книгу, восхищенный тем, что его сын такой одаренный ученик.

«Он мне в учителя годится, — сообщил наставник Девона его отцу. — Лучшего ученика в жизни не встречал».

Его отец тогда просиял. «У меня необыкновенный сын», — говорил он всем, кто готов был слушать. Это было величайшим достижением Девона — заставить отца гордиться им.

Девон и сам гордился собой… пока отец не стал брать его с собой в игорные притоны, используя математический дар сына ради выигрыша.

Девон тряхнул головой, отгоняя печальные воспоминания, и поставил книгу на полку. Сунув руки в карманы, он повернулся к мистеру Галифаксу:

— Я верну Джастина через пару часов.

Голос наставника дрогнул:

— Он очень занят, и я…

— Два часа, — повторил Девон тоном, не терпящим дальнейших дискуссий.

Галифакс, сглотнув, кивнул.

— Вы останетесь на обед, милорд? Возможно, я присоединюсь к вам, и мы подробнее обсудим обучение Джастина.

— Нет, — с искренним сожалением ответил Девон. — Я не могу остаться. Я должен вернуться в Лондон. У меня назначена встреча сегодня вечером. — И добавил себе под нос: — Я кое-что должен сделать.

— Хорошо, милорд. Я помогу Джастину приготовить все для рыбалки. Это займет несколько минут. — Галифакс поспешил из комнаты и закрыл за собой дверь.

Девон снова оглядел классную комнату и шумно выдохнул. Господи, если бы у него не было необходимости возвращаться в Лондон. При мысли о Рукери у него переворачивалось нутро. Но он дал обещание и в отличие от отца сдержит его. Встреча в этой сомнительной части города назначена в полночь, и он там будет. И поскольку должен вернуться в Лондон, то заодно может продолжить соблазнение графини. Он выполнит свои обязательства и одновременно преподаст урок этой мегере. Он уже заказал кое-что, чтобы привести свой план в действие.

Он улыбнулся про себя. Да, он заставил ее ждать достаточно долго. Достаточно, чтобы вынудить ее задаваться вопросом, говорил ли он серьезно. Пора сделать следующий ход.

Девон подошел к окну. Заложив руки за спину, он смотрел на лужайки и сады позади дома. Его глаза тут же остановились на местечке под купой деревьев. Именно там больше двадцати лет назад отец впервые показал Девону фамильный перстень-печатку с гербом, передававшийся из поколения в поколение. Перстень вручил его прапрадеду король, после того как пожаловал семье титул.

Девон припомнил, как его, тогда еще десятилетнего мальчишку, распирало от гордости, когда отец позволил ему надеть перстень на его слишком маленький палец.

«Однажды перстень станет твоим, — сказал ему отец. — А с ним придет и огромная ответственность».

Девон стиснул зубы. Если бы его отец серьезно относился к собственной ответственности!

Девон так ушел в свои мысли, что не заметил, как позади него открылась дверь.

— Мне сказали, что вы здесь, милорд, — тихо сказала старая женщина, возвращая Девона к реальности.

— Миссис Эпплби, — отозвался он. — Рад вас видеть. — Он взглянул на женщину, которая была ему скорее матерью, чем служанкой. Ему все еще было неловко слышать от нее «милорд», после стольких лет, прожитых вместе. — Я приехал повидать Джастина, — сказал он.

— Я так и подумала. Знаете, он вас очень любит. И уверен, что мир вращается вокруг вас.

Уголки губ Девона дрогнули.

— Это не совсем так.

— Ш-ш-ш… — рассмеялась она. — Не говорите ему этого. Вы его герой.

Девон проглотил ком в горле.

— Как он, миссис Эпплби?

— Разве мистер Галифакс не сказал вам? Он занимается как настоящий школьник. Точно так, как занимались вы.

— Я не об этом. Он счастлив здесь?

Морщинистая рука миссис Эпплби скользнула по руке Девона и сжала ее.

— Ему хорошо, милорд. Правда.

— И по-прежнему никаких вестей… от его матери?

Экономка опустила взгляд и мрачно покачала головой.

— Нет, милорд. Как обычно. Ничего.

Девон кивнул.

— А как остальные, миссис Эпплби? Надеюсь, все слуги довольны?

— Безусловно, милорд.

Девон повернулся к двери.

— Мне нужно идти. В прошлый раз, когда я надолго оставил Джастина одного, он решил отправиться на рыбалку самостоятельно.

— Так и есть, — рассмеялась миссис Эпплби. — Совсем как вы. Он не из тех, кто долго чего-нибудь ждет.

Рука Девона легла на холодную бронзовую ручку двери, когда голос миссис Эпплби остановил его:

— Когда нам ждать вас снова, милорд?

Девон повернул ручку и рывком открыл дверь.

— Я вернусь в следующем месяце, к пятому дню рождения Джастина.