Лили снова засела в кабинете, держа в руке перо. На этот раз она составляла список. Перечень вариантов на тот случай, если памфлет не обеспечит ей гонорар, достаточный для того, чтобы остаться в городе. Ее кузина Алтея, живущая в Нортумберленде, может принять их. У Алтеи семеро детей, наверняка ей нужна помощь в их воспитании. Лили и Энни — мастерицы шить. Возможно, они найдут работу белошвеек. Но кто их наймет — двух светских леди, оказавшихся на улице?

Лили снова макнула перо в чернильницу. Если она не найдет способ заработать деньги, ей придется предпринять более радикальные меры. Она взяла перечень хозяйственных расходов. Больше никаких покупок мяса на рынке. Она вычеркнула строку. Никакого сахара. И сливок. Еще две резкие линии. Никакого чая. Она вздохнула. Может быть, для начала попросить Эванса несколько раз использовать заварку?

Она постукивала кончиком пера по бумаге, борясь с паникой, которая всегда подкатывала к горлу во время проверки финансов. Энни, Эванс и Мэри понимали, что их маленькое хозяйство в тяжелом положении, но только Лили знала, насколько ужасна ситуация на самом деле.

Лили смотрела на спящего в углу Леопольда. Найти деньги, чтобы прокормить его, — теперь немалый подвиг, даже если обедом ему служат объедки со стола. Но она отказывалась избавиться от любимой собаки. Нет, Леопольд тоже член семьи, и он окажется на улице не раньше, чем они все. И все же Энни придется перестать приносить в дом бездомных животных. Лили вздохнула. Она была бессильна отказать сестре, когда та приносила домой маленьких беспомощных зверушек. Что ж, теперь, когда она задумалась над этим, чай не казался уж таким необходимым.

Тихий стук в дверь привлек внимание Лили. Подняв глаза, она увидела присевшую в реверансе Мэри. Лили улыбнулась старой подруге.

— Да, Мэри? Что случилось?

— Прошу прощения, миледи, но вам надо это видеть. — Старушка снова быстро присела. — Подождите, я разве об этом не говорила? — глуповато уточнила она.

Лили только головой покачала.

— Идите и посмотрите. Впечатляющее зрелище, нечего сказать. — Натянув чепец на уши, Мэри пошла вниз, в холл.

Наклонив голову набок, Лили бросила перо на лист с удручающими подсчетами и встала. Лео бросился за ней.

Не успела она пройти коридор, как аромат ударил ей в ноздри. Цветы! Чудесный, душистый запах. Однако на этот раз какой-то другой. Обычно по дому плыл запах лилий, а сейчас это были розы. Розы, сирень и что-то еще.

Она ускорила шаг, свернула за угол коридора. Когда Лили вошла в холл, то остановилась, ухватившись за стену.

Все пространство превратилось в настоящую оранжерею. Цветы заполняли каждый уголок, каждое укромное местечко. Против обыкновения оживленный Эванс, который одновременно выглядел и довольным, и раздраженным, сновал к парадной двери и обратно, торопя посыльных.

Энни, сияя улыбкой, сбежала вниз по лестнице.

— О, я знаю, от кого они. Это то, чего я ожидала. Фрэнсис уверяла, будто ее сестра получила ошеломляющее количество цветов от лорда Ситтона, но не сомневаюсь, что это мелочь по сравнению с таким изобилием.

Лили закрыла рот и принялась деловито оглядывать колоритный натюрморт. Здесь были розы, гардении, петунии. Прелестные маленькие желтые нарциссы, тюльпаны, пролески, гиацинты и сирень.

— Похоже, он опустошил целый сад, — сказала Энни, поворачиваясь вокруг. — Что ты думаешь, Лили? Теперь-то лорд Колтон достаточно тебя впечатлил?

Лили укусила себя за щеку, чтобы удержаться от улыбки.

— Это просто нелепо, вот что я думаю. Денег, потраченных на эти цветы, хватило бы, чтобы вести хозяйство в этом доме довольно долго, и я не могу мириться с такими пустыми тратами…

— Силы небесные! — Энни хлопнула себя ладонью по лбу. — Это романтический жест. Только ты способна думать о деньгах в такой момент.

Эванс, справившись наконец с царившим вокруг хаосом, выступил вперед. Прочистив горло, он вручил Лили карточку, привязанную к стеблю цветка. К лилии. Единственной лилии в этом нарочитом изобилии.

Она приняла карточку из вытянутой руки Эванса. Слова были написаны сильной, смелой рукой, черные буквы решительно пересекали прямоугольник бумаги.

Теперь вы знаете. — Д.

Лили прижала карточку к губам, пряча слабую улыбку.

— Что там написано? — нараспев спросила Энни.

Ответом Лили была поднятая бровь.

— Они чудесные, миледи. Должно быть, они стоили ему целое состояние. — Мэри сунула нос в вазу, полную роз. — Эх, если бы мы могли их продать. — Она вздохнула.

Лили мигом повернулась к ней, серые юбки вихрем взметнулись у ее лодыжек:

— Продать?

— Это всего лишь шутка, миледи, — покачала головой Мэри.

Лили щелкнула пальцами.

— Нет, это отличная идея. Просто прекрасная! — Она снова повернулась: — Энни, собирай цветы. Мэри, достань сладости из буфета. Эванс, останови наемную карету.

Дворецкий расправил плечи и кивнул. Он отправился выполнять распоряжение хозяйки. Мэри поспешила в кладовую, качая головой и бормоча себе под нос.

Энни резко хлопнула себя по бедрам:

— Лили, что именно ты планируешь делать? — В ее голосе звучало предупреждение.

— Я планирую надеть свою шляпку. Мы с Мэри отправимся в Воксхолл и продадим все это.

Энни прижала руку к губам, потом медленно уронила ее.

— Неужели ты говоришь серьезно? Ты не можешь продать эти цветы. Это подарок!

— Не могу? Это мы еще посмотрим. — Лили кинулась к парадному входу и схватила шляпку с бронзовой подставки в углу. Нахлобучив ее на голову, она заправила внутрь непокорные завитки и торопливо завязала бант под подбородком. Потом схватила две ближайшие вазы. — Энни, помоги мне, пожалуйста.

Качая головой, Энни неохотно взяла вазу.

Им понадобилось добрых четверть часа, чтобы вчетвером сложить все в карету, которую нанял Эванс. Мэри и Лили уселись среди импровизированного цветника.

— Не забудь заехать к лорду Колтону и поблагодарить.

Лили закатила глаза.

— Ничего подобного я делать не стану.

Карета загрохотала по булыжной мостовой. Лили угнездилась среди цветов с широкой улыбкой на лице. Она выдохнула, долго и медленно, радуясь чувству облегчения, разливавшемуся по ее жилам. Впервые за долгие месяцы ее плечи расслабились. С деньгами, вырученными за цветы, она сможет кормить своих домочадцев неделю, а то и дольше.

Всему свету известно о размере финансов Колтона, точнее, об их отсутствии. Как и его отец, Девон Морган увлекался азартными играми. Слишком увлекался. Это стоило ему состояния и перспектив. Цветы, без сомнения, были куплены в долг, который он не мог себе позволить.

Колтон, может быть, расточитель и мот, но она не такая. Если цветы — это все, что она может продать, она продаст их. Фортуна склонна помогать тем, кто сам себе помогает.

«Теперь вы знаете». Да уж. Цветы были следующим залпом Колтона. Отлично сыграно. Но он явно не представляет, с кем имеет дело. Она ему еще покажет.

Колтон наверняка появится сегодня на званом вечере у Фоксдаунов. Лили не могла сдержать чувства странной благодарности ему, ее спасителю в этом особом случае. Хуже того, она не могла обуздать безотчетное желание видеть Колтона. Она была ему признательна, это правда. Но если она поблагодарит его, этот прохвост, без сомнения, сочтет это признаком слабости. Он решит, что сломил ее сопротивление. Лили не любила резкость и невоспитанность, но ничего не поделаешь.

Откинув голову на спинку сиденья, она закрыла глаза. Возможно, благодарность — как раз то, чего требует данная ситуация. Позволить ему думать, будто она сдалась, — это именно то, что нужно. Лили улыбнулась про себя и быстро открыла глаза.

— Мэри, как только мы вернемся домой, сделаешь мне прическу и приготовишь наряд к сегодняшнему вечеру. Я планирую надеть бледно-лиловое бальное платье. — Лили поправила вазу у себя на коленях.

Мэри взглянула на нее сквозь гущу цветов и кивнула.

— Прекрасно, лорд Колтон, — прошептала Лили в лепестки. — Я поднимаю ставки.