Девон присматривался к изворотливому типу, сидевшему напротив. Гилберт Уинфри. Закоренелый мерзавец. Более заносчивого негодяя Девон никогда не встречал.

— В чем дело, Колтон? Дороговато для вашей голубой крови?

Расстегнув сюртук, Колтон вытащил из жилетного кармана серебряные часы. Четверть после полуночи. Он покинул бал Фоксдаунов после возбуждающей интерлюдии с Лили и приехал сюда. У него масса времени, чтобы проиграть Уинфри.

Девон тряхнул головой, пытаясь отвлечься от мыслей о Лили. Чем была эта история в саду? Он поставил себе цель соблазнить Лили и позволил себе слишком увлечься, почти забыв, какова на самом деле эта женщина. Едва не попался на удочку притворной невинности в ее глазах.

Она сама заставила его опомниться. «Мои комплименты вашему мастерству», — сказала она. И слава Богу! Без малейшего труда он вспомнил, что между ними ничего нет. Никогда не было и никогда не будет.

Лили — это часть игры, которую он ведет. Как при игре в карты, ничего больше. Она ничем не отличается от валета, дамы или любой другой карты в колоде, которыми сыграют в подходящий момент. И точно так же, как в картах, он не должен терять головы, добиваясь реванша при игре с Лили.

Сунув часы в карман, Девон оглядел грязное помещение.

— Это я беспокоюсь, Уинфри, хватит ли у вас денег покрыть мой чек.

Уинфри бросил на игорный стол полоску бумаги. По комнате пробежал ропот. Все взгляды были прикованы к Девону. Это не респектабельные окрестности Сент-Джеймс-сквер, а трущобы, где обитали отбросы общества. Настоящие джентльмены редко появлялись здесь и только с определенной целью. Ради тех азартных игр, в которые не могли играть в светском обществе.

Девон бывал здесь много раз. Слишком много. И запах этого места, немытых тел, гниющих на улице объедков, казалось, никогда не выветрится у него из ноздрей.

Однако он провел здесь время с пользой. Использовав свои математические способности, он так выгодно вложил деньги, заработанные годами игры, что они принесли ему богатство, которое не прожить и за несколько жизней. Он владел целой флотилией и внушительной долей системы орошения. Восстановил поместья Колтонов и приобрел дополнительную собственность. И все-таки этого богатства и надежности ему казалось недостаточно. Он хотел получить еще кое-что.

— У меня денег хватит, ваша благородная милость, — презрительно ухмыльнулся Уинфри. — К тому же у вас, похоже, короткая память. Я слышал, вы с недавних пор встаете из-за стола с пустыми карманами. Похоже, удача отвернулась от вас. Так вы принимаете условия или нет?

Девон мрачновато улыбнулся. Его улыбка излучала уверенность и заставила негодяя на время заткнуться. Девон полез в карман и вытащил собственный чек. На тысячу фунтов. Целое состояние. В пять раз больше, чем поставил Уинфри.

Девон бросил чек на стол.

— Не только принимаю. Я поднимаю ставки.

Разношерстная публика дружно ахнула.

Девон не спускал глаз с Уинфри. Этот человек опасен. И способен устроить сцену, чтобы избежать пари. Может обвинить в жульничестве, даже вытащить нож. Все это, а то и похуже, и прежде происходило в этом месте. Девон, покачивая ногой, ждал и настороженно приглядывался.

Уинфри, прищурив холодные глаза, смотрел на него. Снова фыркнув, он вытер рукой мясистый нос.

— Принимаю, — проворчал он, кивнув.

Уинфри схватил за сюртук стоявшего рядом маленького полного человека и что-то зашептал ему на ухо. На коротышке были заношенный костюм и темно-серый галстук, который, очевидно, когда-то был белым. Мужчина ухмыльнулся, показав черные гнилые зубы. Девон с трудом поборол отвращение. Коротышка засеменил прочь, странно прихрамывая.

— Мой человек пошел за чеком, — с кривой ухмылкой объявил Уинфри.

— С удовольствием подожду, — ответил Девон, немного расслабившись. — Хотя вы могли бы расплатиться этой штукой. — Он посмотрел на левую руку Уинфри, на которой тот носил большое золотое кольцо с гранатом.

Перстень-печатка отца Девона.

Хриплый хохот Уинфри загремел в грязных деревянных стенах.

— Вы его очень хотите заполучить, правда, Колтон?

Девон прищурился. Да, джентльмены появляются в этой части города только с определенной целью. Целью Девона всегда был выигрыш. Но он выжидал удобного случая, подходящего момента. Обычно он играл с проходимцами и закоренелыми игроками. Эти ставили деньги, которые выклянчили, украли, а то и добыли худшим способом. У таких Девон всегда выигрывал. Но Уинфри — особый случай. Этот мерзавец украл, вытянул у отца Девона все состояние. Уинфри хуже любого вора и мошенника. Он действительно опасен, и Девон не собирался открывать свои истинные намерения. Пока.

Он здесь не ради себя. И не ради покойного отца, будь он неладен, оставившего после себя разоренные поместья, совершенно пустую семейную казну и подмоченную репутацию. Нет, Девон здесь только по одной-единственной причине. Он все сделает для Джастина.

Коротышка вскоре вернулся с чеком. Девон коротко кивнул, когда Уинфри бросил его на стол.

Два часа спустя Девон приказал своему кучеру увезти его из проклятых трущоб. Расслабившись, он откинулся на сиденье. Да, этот Уинфри неисправимый негодяй. И слишком охотно рекламирует свою удачу и мастерство в азартных играх.

Девон покачал головой. Сегодня он потерял тысячу фунтов, но это часть его плана. Он значительно приблизился к тому, чтобы покончить с этим отвратительным делом. Теперь он почти у цели. Осталась еще одна игра, которую он должен сыграть и где ставки значительно выше. Соберутся все воры и мошенники города. Каждый жулик, каждый шулер выберется из своей норы ради этой особенной игры, и Девон будет вместе с ними. Приз пять тысяч фунтов. Целое состояние для этих проходимцев. Деньги мало значили для Девона. Он хотел только одного — вернуть перстень Колтонов.

Девон не лжец и не мошенник Он не убьет человека, который обыграл его или косо на него посмотрел. Но кое-что было и на его стороне. Цифры. Они мелькали в его уме и превращались в решение с той же быстротой, с какой вода в ливень мчалась в сточных желобах. Да, он был одарен, но не радовался своему дару. В противном случае ему не пришлось бы оказаться в трущобах.

Девон резко выдохнул, пытаясь избавиться от отвратительного запаха. Приятные воспоминания окутали его нежным облаком. Аромат лилий. Его своенравные мысли вернулись к графине.

Искра волнения вспыхнула в его груди. Он принял вызов, подстрекавший его сильнее, чем любая игра в карты. Если мисс Темплтон — простая задачка, то Лили — это требующая напряжения игра в фараон. Целовать ее сегодня было адской мукой. Он ожидал совершенно иного. Его цель — реванш, а не занятия любовью. И ему хорошо бы это помнить.

Карета Девона остановилась у его лондонского дома. Кучер опустил ступеньки, Девон спрыгнул с подножки и поспешил к двери. Сегодня нужно выспаться, а завтра вечером он снова выйдет в свет. Нужно велеть камердинеру приготовить вечерний костюм. Внезапно Девон почувствовал, что ему повезет. Пора задействовать следующую карту в игре против Лили.