Гюнтер Симон

Есть роли, определяющие всю творческую судьбу актера. Судьбу Гюнтера Симона определил созданный им образ Эрнста Тельмана, вождя германского рабочего класса, руководителя Компартии Германии. Но до создания образа Тельмана за плечами актера уже было девять лет работы в кино. У Гюнтера обыкновенная биография человека, выросшего в Германии в годы фашизма, ставшего зрелым в огне боев и за проволокой лагеря для военнопленных. А через пятнадцать лет после разгрома фашизма Гюнтер стал одним из руководителей организации СЕПГ на киностудии ДЕФА.

'Эрнст Тельман, вождь своего класса'

'Эрнст Тельман, вождь своего класса'

Биографы актера пишут, что в детстве Симон больше всего любил футбол и верховую езду и меньше всего думал о карьере актера. Об этом за сына мечтала мать. Она писала маленькие пьесы и помогала двум десяткам ребят разыгрывать их на импровизированной сцене. Первой ролью восьмилетнего Гюнтера была роль черного короля в сказке о живых шахматах. Но очарование сказочного мира, ожившего на сцене, превращенной в шахматную доску, не изменило вкусов мальчика ...

Между первой ролью и второй - в "Венецианском купце" - проходит более одиннадцати лет. И каких лет!

Эти годы вместили и частную актерскую школу, в которой обучали азбуке актерского ремесла каждого, кто стучался в ее дверь. Владельцев школы мало заботило, обладает ли слушатель способностями. Их интересовали только деньги, которые платились за обучение ... Старый актер научил Симона всему, что знал сам, и ввел юношу за кулисы театра.

Но даже и те немногие знания, что он получил в школе, ему не пришлось применить. Семнадцатилетним подростком Симон попадает в отряд трудовой повинности, а вскоре лопату землекопа меняет на парашют десантника. Войну Гюнтер закончил в американском лагере для военнопленных. Именно здесь и сыграл он свою вторую роль.

Из американского плена Симон возвращается домой с твердым намерением стать актером. Он решительно отвергает предложение отца стать дельцом и промышленником. Его привлекают не дивиденды, а работа в театре. Гюнтер отдает себе отчет, что ему нужны знания, что профессиональный театр требует много такого, чего у него еще нет, но он верит, что все это будет. Гюнтер Симон твердо знает и другое - он не хочет быть ремесленником.

Рождается новая Германия, рождается страна, где все обещает быть иным, чем было раньше. И театр в этой стране не может остаться прежним. Значит, иным должен стать и актер нового театра, непохожим на тех актеров, о которых рассказывали ему учителя в частной школе.

И Симон снова садится на школьную скамью. Он учится в школе-студии берлинского театра "Хэббель", пока в начале 1947 года не получает дебют в небольшом государственном театре "Кетан". Не важно, что месячная зарплата дает возможность купить только хлеб и соль. Важно, что он зачислен в труппу профессионального театра.

Для своего первого выступления в настоящем театре молодой актер выбрал роль Владимира в пьесе советского драматурга Дмитрия Щеглова "Пурга", затем он создает интересный образ Кристиана в пьесе Артура Миллера "Все мои сыновья" и, наконец, образ радиста из пьесы Фридриха Вольфа "Матросы из Катарро", который по возрасту мог бы быть его отцом.

Работая в различных театрах ГДР, Г. Симон сыграл много ролей. Это Яков в горьковском "Егоре Булычове", Сининген в "Гетце фон Берлихингене" Брюкнера, Юнн в "Бургомистре Анне" Ф. Вольфа, Рыбаков в "Кремлевских курантах" Н. Погодина, Темпельгер в "Натане Мудром" Лессинга и многие другие. В каждом из них он неизменно стремился раскрыть характер своего персонажа, показать его индивидуальные черты.

Но … ему стала тесной сценическая площадка и захотелось уйти в кино. Вскоре случай представился.

Симон играл в Лейпциге. Режиссер Дрезденского театра Мартин Хеллберг готовился к постановке фильма "Обреченное село" по сценарию талантливых драматургов супругов Жанны и Курта Штерн, позже получивших за этот фильм Национальную премию - высшую награду творческих работников ГДР. В этом фильме Симону предстояло играть самого себя - солдата, возвращающегося домой из плена, солдата, познавшего всю жестокость и бессмысленность войны и твердо решившего бороться против всякой попытки подготовить новую войну. Вместе с Симоном в фильме участвовали также впервые снимавшаяся в кино Хильда Геринг и Эдуард фон Винтерштейн, блистательный киноактер с огромным творческим опытом.

'Обреченное село'

Сюжет фильма несложен, он взят из жизни. Жителей одной из деревушек ФРГ Бэренвейлер хотят выселить, чтобы их землю отдать американцам под аэродром. Просьбы крестьян не прогонять их от родных очагов - отклоняются. И тогда крестьяне решают бороться. Их поддерживают рабочие из ближайшего городка, крестьяне соседних селений. Сплоченность и солидарность трудящихся побеждают. Американцы уезжают ни с чем.

О фильме говорили, что в нем впервые в истории кино ГДР нашли свое воплощение традиции Эйзенштейна, создавшего в Броненосце "Потемкин" коллективного героя. В фильме "Обреченное село" есть свой коллективный герой, свой Вакулинчук, имя которому Гейнц Виман. Именно этот фильм сделал Гюнтера Симона известным не только внутри страны, но и за ее пределами. Всем запомнился молодой человек послевоенной эпохи, сильный, стойкий, твердый в своих убеждениях, жизнерадостный, несмотря на суровое время, в которое он живет.

'Обреченное село'

... К началу кинопроб на роль Тельмана претендентов было немного - всего трое. Из них Гюнтер Симон считался наиболее подходящим и потому, что это был наиболее талантливый исполнитель, и потому, что все находили в нем сходство с Тельманом.

'Эрнст Тельман, сын своего класса'

В процессе подготовки к съемкам Симон не раз встречался с авторами сценария будущего фильма Курта Метцига - Вилли Бределем и Микаэлем Чесно-Хелль. Они лично хорошо знали Тельмана и щедро делились с молодым актером своими воспоминаниями. Именно от них Симон узнал о многих эпизодах, характеризовавших Тельмана и как политического деятеля и как человека. Но этим не ограничился вклад сценаристов в решение той труднейшей задачи, которая выпала на долю Симона. И Бредель и Чесно-Хелль руководили Симоном при изучении им документов и материалов тех лет, когда жил и работал Тельман. Симон раздумывал над прочитанным, встречался с соратниками Тельмана. Все, и особенно Симон, отчетливо понимали, что только гигантская подготовительная работа могла сделать образ Тельмана живым и реальным. И актер провел много бессонных ночей, затратил много сил, вложил все свое дарование, чтобы создать живой неповторимый образ вождя германского рабочего класса.

Фильм был задуман шире, чем биографический. Авторы через судьбу одного человека решили показать целый период истории немецкого народа, период, на протяжении которого были две кровопролитные мировые войны, Октябрь в России и Ноябрьская революция 1918 года в Германии.

'Эрнст Тельман, сын своего класса'

Создание фильма о Тельмане решало еще одну важнейшую задачу. После войны выросло целое поколение молодых людей, которые ничего не знали о героической борьбе германских коммунистов в годы между двумя войнами. Именно Гюнтер Симон своим талантливым и правдивым воссозданием образа Тельмана открыл миллионам немцев этого человека, его дело, его подвиг.

Симон готовился к съемкам три месяца. Он бы готовился и более продолжительный срок, но времени не было. Читал тысячи страниц, написанных Тельманом, изучал старую кинохронику, сохранившуюся в архивах, и старые фото, слушал голос Тельмана, записанный на пленку. Подолгу разговаривал с женой Эрнста, с его дочерью, с его соратниками.

Не сразу удалось найти правильный пластический грим, пришлось расстаться на долгие месяцы с красивыми волосами, на них никак не ложился парик человека с бритой головой. Но уже к концу подготовительного периода стало ясно, что Симон хорошо подготовлен к своей сложной миссии. И он справился с ней! Даже лондонский буржуазный "Таймс", оценивая уже выпущенный на экран фильм, воздал должное Симону именно "за человеческую правду" созданного им образа.

'Эрнст Тельман, сын своего класса'

Высокой оценки Симон удостоился и на Международном кинофестивале в Карловых Варах, жюри которого присудило артисту премию за лучшую мужскую роль. И, наконец, создатель образа Тельмана был отмечен Национальной премией ГДР.

"Оставайся всегда столь же преданным своему творчеству, своему труду актера. Учись, овладевая основами науки о жизни общества - марксизмом ... Когда пройдут дни премьеры фильма о Тельмане, ты должен будешь, как это и подобает настоящему художнику, браться за новую работу, потому что перед тобой возникнут новые задачи ...". Эти слова взяты из письма актеру Симону от его товарища по труду в кино - режиссера Курта Метцига.

Поражает трудолюбие Симона. За двенадцать лет работы на киностудии ДЕФА в Бабельсберге он снялся в двадцати девяти фильмах. Начиная с 1955 года - года завершения работы над фильмами о Тельмане - Симон ежегодно снимается в трех, а подчас и в четырех картинах. Создав образ Тельмана, актер не требует лишь больших ролей. Он не отказывается от интересного эпизода, снимается в картинах рядовых, не претендующих на шумный успех. Он становится капитаном в фильме для юношества - "Корабль мечты", играет полицейского комиссара в детективной картине "Место встречи Эме". Ему одинаково интересны и комедийный персонаж из развлекательной картины "Моя жена хочет петь" и трагедийный образ Герхарда в чехословацком фильме "Черный батальон" о колониальной войне во Вьетнаме.

Но каждую роль Гюнтера отличает мастерство перевоплощения, умение найти такие штрихи и черточки в характере героя, которые делают образ правдивым и жизненным.

'У французских каминов'

'У смерти свое лицо'

'Песня матросов'

'Призрак принцессы индии'

'Призрак принцессы индии'

'Один из нас'

'Тайник на Эльбе'

Ю. Шер

Тосиро Мифунэ

Лес пронизан солнцем. Яркие блики и черные тени листвы зыблются, переливаются, трепещут. Влажный, полный испарениями воздух дрожит. Странный, прекрасный, завораживающий мир ... И в волшебном, пленительном уголке этого мира, на залитой светом поляне слышится треск ветвей, тяжелое дыхание, хриплые возгласы, лязг оружия.

В огромных глазах женщины - ужас. Перед ней, красивой, роскошно одетой, бессильно упавшей на траву, сражаются двое. Стройный, суровый самурай и полуобнаженный разбойник. И зритель уже не может оторвать от этого разбойника взгляда. Конечно, он побеждает. Его движения полны звериной грации и силы. Он прыгает, уворачивается, отскакивает, наступает. Кажется - все его мускулы звенят, поют от дикого упоения боем. Огромные глаза под сросшимися бровями сверкают. Белые зубы сжаты, а губы растянуты не то в улыбке, не то в гримасе ярости. Временами он испускает торжествующие крики.

Зрители Венецианского фестиваля 1951 года были поражены. Никто не думал, не предполагал, что из далекой Японии придет такой фильм!

На всех языках мира зазвучало странное название этого фильма - "Рашомон". Кинокритики и журналисты ломали головы над транскрипциями трудных имен его создателей: Рюноске Акутагава, Акира Куросава, Тосиро Мифунэ. Японскому фильму единодушно присудили главную премию фестиваля - Золотого льва святого Марка и премию Международной ассоциации кинокритиков. Было открыто японское кино, почти неизвестное на Западе. Оказалось, что на маленьких, гористых островах Японии существует самая мощная киноиндустрия, выпускающая выше 500 полнометражных фильмов ежегодно. И среди этих пятисот - шедевры, подобные "Рашомону"!

Оказалось, что этот удивительный фильм поставлен по двум новеллам скончавшегося в 1927 году писателя Акутагавы "Ворота Рашомон" и "В чаще". Оказалось, что режиссер Акира Куросава еще молод, но уже поставил десять картин, в которых почти всегда участвуют одни и те же актеры - большелицый и коренастый Такаси Симура, с длинными зубами и озорными морщинками у живых, умных глаз (он играл крестьянина, случайно видевшего поединок), стройный тонколицый Масаюки Мори (игравший самурая) и, наконец, могучий, широкогрудый красавец Тосиро Мифунэ, поразивший всех резкой мимикой, поразительной динамикой движений и колоссальным темпераментом.

Сюжет фильма "Рашомон" сводится к тому, что разбойник Тодземару, встретив в лесу самурая, путешествующего с женой, убил его и овладел красавицей. Случай этот показан на экране четырежды, по-разному, как его рассказывают случайно проходивший по лесу крестьянин, разбойник, жена самурая и, наконец, дух убитого самурая, вызванный гадалкой. Все это происходит в давние времена, в мрачные годы междоусобиц и послевоенной разрухи, когда в смятенной, выжженной, растоптанной солдатами стране никто ничему не верит, никто не ценит ни чести, ни жизни человека. Исторический фильм с огромной силой выразил страх, трагические настроения и идейный разброд, охватившие современную японскую интеллигенцию, уже заболевающую атомным психозом, растерянную перед возможностью новой войны. Художественная сила и самобытность фильма действительно огромны.

Бурным сценам поединка, с такой экспрессией проведенным Тосиро Мифунэ, режиссер противопоставил неподвижные, статические сцены, в которых участники и очевидцы убийства допрашиваются судьей. Тосиро Мифунэ сидит на скрещенных ногах перед аппаратом. Сложные, испепеляющие страсти бушуют в нем. Он заново переживает и кровавую победу над самураем и страсть, вспыхнувшую к его жене. Он то злобно кичится своей храбростью и силой, то, словно пойманный зверь, мучится неволей. Актер резко переходит от ликующего хохота к сдавленным рыданиям, от полной неподвижности - к конвульсивным попыткам вырваться, освободиться, причем переходы эти подчас нюансируются целой гаммой тонких дополнительных красок: в глазах актера вдруг на мгновение вспыхивает нежность или грусть, презрение или детское тщеславие.

Японский критик Ивасаки рассказывает, что однажды, в ожидании установки декораций, творческий коллектив "Рашомона" просматривал географический фильм об Африке. И когда на экране появился лев, режиссер воскликнул: "Смотри, Мифунэ, ведь это же твой Тодземару!" Но мне кажется, что не гордую медлительность и не царственное величие льва положил актер в основу образа разбойника. Львов на Дальнем Востоке нет. Там есть тигры. И именно тигр - крадущийся, коварный, с жестокой грацией мучающий жертву, и свирепеющий внезапно, молниеносно, - тигр, которого Мифунэ мог видеть не на экране, а в жизни, в действительности послужил образцом для Тодземару.

Тосиро Мифунэ родился 1 апреля 1920 года и провел детство и юность в Маньчжурии. Его первой профессией была фотография, второй - война. Возвратившись в Японию в 1946 году, Мифунэ принял участие в конкурсе "молодых кинозвезд", устроенном крупнейшей японской кинокомпанией "Тохо", был принят в штат и начал работать с режиссером Куросавой.

Молодой постановщик, прошедший производственный стаж в качестве декоратора, а затем ассистента режиссера, уже имел на счету несколько фильмов, но настоящий успех пришел к Куросаве и Мифунэ одновременно, в 1948 году, с фильмом "Пьяный ангел".

'Пьяный ангел'

Это был год бурного расцвета японского кино, год решительных идеологических и политических битв. Исполненные решимости покончить с пережитками милитаризма, прогрессивные кинематографисты, взяв управление киностудиями в свои руки, создали ряд выдающихся произведений, направленных против войны, воспевающих труд, мир, человечность. Идеями гуманизма проникнут и "Пьяный ангел", история взаимоотношений пьяницы врача, которого с огромным обаянием играл артист Такиси Симура, и больного туберкулезом гангстера, которого врач порой ненавидит, но лечит и старается вывести на честную дорогу.

В роли гангстера Мацунага Тосиро Мифунэ показал свое удивительное умение сочетать в едином характере резко контрастирующие черты. Гангстер энергичен, храбр, упорен, часто груб, но где-то внутри это человек нежный, тоскующий по людям, по вниманию, по любви. Человечность сварливого, вечно пьяного, но честного и благородного врача пробуждает в сердце гангстера порой мучительную, но растущую тягу к добру.

По сравнению с фильмами Тадаси Имаи, Фумио Камеи, Сацуо Ямамото и других режиссеров, идейно связанных с Коммунистической партией Японии, "Пьяный ангел" был аполитичен, его гуманизм носил несколько абстрактный характер. Но и этого оказалось, однако, достаточно, чтобы уволить режиссера и актера с "Тохо", когда, опираясь на американские оккупационные власти, владельцы кинокомпаний расправлялись с прогрессивными кинематографистами. С трудом получив работу в кинокомпании "Дайэй", Куросава и Мифунэ были вынуждены сделать несколько малозначительных детективных фильмов ("Бездомный пес", "Скандал" и другие), а затем "нейтральный" широко известный самурайский фильм "Рашомон". Но в этот фильм они вложили столько таланта, столько страсти, столько тревоги за судьбы страны, что фильм прогремел на весь мир. Имена Куросавы и Мифунэ сразу получили всеобщее признание.

На cледующем Венецианском фестивале, в 1952 году, Япония вновь одержала победу. Приз Серебряного льва получил старейший и знаменитейший японский режиссер Кэндзи Мидзогути за фильм "Жизнь О'Хару, куртизанки". Поклонники Мифунэ не сразу узнали его в этом фильме. После разбойника-тигра Мифунэ сыграл чистого, пылкого юношу, преданно и нежно влюбленного в дочь своего сюзерена. Европейская критика заговорила об удивительном разнообразии творческих возможностей артиста.

И действительно, каждый новый фильм с участием Мифунэ приносил что-то новое. Вот он в роли Рогожина ("Идиот" по Достоевскому), затем в трагикомической роли бродячего самурая ("Семь самураев"), затем в роли янонского Макбета, Васьки Пепла ("На дне" по М. Горькому), в роли молодого чиновника, мстящего за своего отца ("Злые остаются живыми") и, наконец, в роли рикши Мацуморо в фильме "Человек-рикша". Образы, созданные актером, так разнообразны, что подчас бывает трудно даже узнать Мифунэ.

'Человек-рикша'

'Семь самураев'