Романтические сны

Брок Энн

Скромный фермер из глухой провинции — и блестящая красавица из большого города… Что, кроме мимолетного курортного романа, могло связывать Люка Фултона и Либерти Джонс? Чем, кроме печального расставания, могли закончиться их странные отношения? Казалось бы, надеяться Люку не на что. Однако он твердо уверен: достаточно ПОЖЕЛАТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ — и романтические сны о счастье станут явью. Достаточно ПОЛЮБИТЬ СО ВСЕЙ СИЛОЙ СТРАСТИ — и тогда можно совершить невозможное…

 

Глава 1

Маленькая спортивная машина, дребезжа и грохоча, на огромной скорости ворвалась в город.

«Наверняка глушитель полетел», — определил Люк Фултон, выглянув на шум из большого зеркального окна своего магазина. Как раз в эту минуту старенький ярко-голубой «триумф-спитфайер» припарковался на другой стороне Мейн-стрит, прямо напротив бакалейной лавки. Водитель… Люк немного прищурился, чтобы получше рассмотреть вышедшую из маленькой машины женщину.

Высокая, не меньше шести футов. «Вареные» джинсы облегали ее, точно вторая кожа. Простенькая белая футболка с засученными рукавами плотно обтягивала ее стройную фигуру. «Чертовски хороша, — подумал Люк, не в силах оторвать восхищенного взгляда. — Наверняка уже полгорода столпилось у окон, отнюдь не из-за грохота ее машины».

Она прикрыла глаза ладонью и огляделась по сторонам, словно чего-то ища.

Прямые, длинные, светло-каштановые волосы девушки были собраны на затылке в «конский хвост». На лоб ниспадала пушистая челка. И хотя Люк не мог отчетливо разглядеть ее лицо, оно показалось ему очень миленьким. Интересно, какого цвета у нее глаза?

Девушка присела на корточки. Некоторое время она сосредоточенно изучала глушитель, затем, достав из багажника сумку с инструментами, спокойно нырнула под машину.

Люк нехотя перевел глаза на разложенные перед ним бумаги и попытался сосредоточиться над своим незаконченным отчетом. Но мысли его неизменно возвращались к Мейн-стрит.

Наконец, придя в крайнее раздражение. Люк закрыл кассу, повесил на дверь табличку с надписью «Перерыв» и вышел, захлопнув дверь. Колокольчик сердито звякнул, словно предупреждая его об опасности. «Господи, у меня работы по горло, а я зачем-то тащусь на эту улицу», — пронеслось у него в голове.

Стояла невыносимая июльская жара. Большинство обитателей городка отправилось на озеро. Ни одна машина не нарушала своим шумом царящей на Мейн-стрит тишины. Люк перешел дорогу и направился к голубому «спитфайеру».

Из-под машины высовывались стройные нога в пыльных ковбойских ботинках. Люк присел на корточки и постучал по покрышке.

— Эй, помощь не нужна? — крикнул он. «Я это делаю из чистого дружелюбия, — уговаривал он себя. — Просто выполняю свой долг. Меня абсолютно не интересует эта девушка, — продолжал внушать себе Люк. — Я ведь не бросился сломя голову, не сразу вскочил и побежал к ней на помощь. К тому же, если честно, мне изрядно наскучили все эти молодые богачки».

— Дайте, пожалуйста, вон тот гаечный ключ с красной ручкой.

От звука ее мягкого бархатистого голоса Люку показалось, будто он стоит на краю огромной пропасти, еще секунда — и он рухнет вниз. Богатые дамы, словно перелетные птицы, залетали в город на несколько дней, чтобы развлечься и покататься на лыжах с горы Гейта. Блистая красотой и соря деньгами, они жаждали острых ощущений, и многие пытались завязать с ним легкий курортный роман. Но ни одна из них не стала бы ломать себе ногти об отвертку. Он впервые видел богатую туристку лежащей под машиной.

Люк кинулся искать отвертку.

— Нашли?

— Да. Вам и вправду не нужна помощь?

— Я уже почти закончила, — отозвалась она. — Мне просто нужна эта отвертка.

Девушка высунула руку из-под машины, и Люк послушно вложил в ее ладонь отвертку. На длинных тонких пальцах с короткими, но аккуратными ногтями не было ни одного кольца, так что Люку оставалось только гадать, замужем она или нет.

Пусть она окажется замужем! Для него это так важно. Своего рода табу. Правило, в котором нет исключений.

— Интересно, сегодня тысяча градусов или две? — весело спросила незнакомка.

Люк невольно улыбнулся:

— Табло на здании банка показывает только тридцать пять.

— Только? И как вы, парни, позволили разгуляться такой жаре в Вермонте?! Мне, впрочем, жаловаться грех. Я ведь в тени.

Раздался звук соскользнувшей отвертки.

— Ай! — туристка тихо выругалась, но, вспомнив о Люке, добавила: — Простите, возможно, мне не стоит так выражаться при незнакомом мужчине. Вы, наверное, пастор местного прихода?

— Нет, что вы, — снова улыбнулся он. — Я вовсе не пастор.

— Знаете, чего я сейчас хочу?

— Чего?

— Никак не могу зацепить этот проклятый винт. — Она заерзала под машиной, меняя положение. — Я бы с удовольствием выпила холодной газировки и переоделась.

«Не предлагай ей воспользоваться задней комнатой магазина, — твердо сказал себе Люк. — Ни в коем случае».

— В гриль-баре Боба, два квартала вниз по дороге, есть женская уборная. Но вы, конечно же, всегда можете воспользоваться задней комнатой моего магазина. Он находится через дорогу. Вот только газировки у меня, к сожалению, нет.

И что с ним сегодня такое?

Понравилась она ему — вот что. Он еще даже толком не успел рассмотреть ее лица, а она ему уже нравилась.

— Имя-то у вас есть? — ехидно поинтересовалась девушка. — Или мне следует называть вас сэр Галаад *? Вы, верно, бродите по улицам города, выручая из беды молодых девиц?

— Не такое уж это большое дело подать даме отвертку, — ответил Люк.

— Есть! — радостно воскликнула она.

Из-под машины показался глушитель.

— Осторожно, горячий, — предупредила она.

Люк взял глушитель. Неудивительно, что машина ехала с таким ужасным грохотом — с одной стороны на трубе зияла огромная дыра. Люк поставил его на землю и поднялся, наблюдая, как девушка осторожно вылезает из-под машины.

Ее белая футболка, насквозь пропитавшаяся маслом и потом, задралась, обнажая гладкий, загорелый живот. У Люка пересохло во рту. Давненько вид обнаженного женского тела не вызывал у него такого волнения.

Боже, как она мила! Не красива, не очаровательна, а именно мила. Темные, густые ресницы, глаза поразительного фиалкового цвета, аккуратный носик в веснушках, слегка великоватый, чувственный рот.

Она улыбнулась, и ее лицо вмиг стало необыкновенно привлекательным.

Черт! Ну зачем он вышел из магазина?

— Люк Фултон. — На ее лице все еще играла улыбка. — Вот это да! А я и не знала, что ты все еще живешь в Стерлинге.

Она его знает, а он ее нет. Неужели они были любовниками? Нет, не может быть. Прошло столько времени с тех пор, как он распрощался с ролью донжуана, а ей на вид от силы лет двадцать.

Никаких колец. Значит, она не замужем…

Спохватившись, Люк подал девушке руку и помог ей встать.

Прежде чем дать ему руку, девушка вытерла ее о джинсы.

— Либ Джонс, племянница Харриет. Ты совсем-совсем меня не помнишь?

Харриет? Не знает он никакой Харриет. Люк дернул ее за руку чуть сильнее, чем следовало, и очаровательная Либ Джонс оказалась в его объятиях.

Вблизи она была еще красивее. Люк ощупывал взглядом лицо, в надежде отыскать хоть какой-нибудь изъян. Быть может, увидеть краешки контактных линз. Тогда сразу же станет понятно, откуда у нее такой необыкновенный цвет глаз.

— Нет, — ответил Люк, тщетно перебирая в памяти всех знакомых ему женщин. Но ни Либ Джонс, ни Харриет среди них не оказалось. — Извини, но я действительно не помню тебя.

— Ничего страшного, — молвила она, едва дыша. — Я была тогда совсем ребенком, так что неудивительно. — Либ снова улыбнулась. — Ты что, на радостях хочешь задушить меня в объятиях?

Люк зачарованно смотрел на ее губы, и Либ почувствовала, как крепко он стиснул ее, прежде чем отпустить.

— Прости, — снова извинился Люк, отступив назад. — Я обычно не веду себя так… грубо.

В его потемневших глазах зажглось желание. Раньше Либ и мечтать не могла о таком.

За эти годы он почти не изменился. Те же кудрявые, черные, как смоль волосы, подстриженные чуть короче, чем раньше. Все так же высок, на добрых четыре дюйма выше ее, и статен, словно лучший баскетболист колледжа.

Его лицо, слегка вытянутое, с широкими скулами и волевым подбородком, было все таким же худым. В детстве Либ всегда казалось, что Люк Фултон похож на героев ее красочных книжек о войне французов с индейцами. И неудивительно, ведь в нем есть некоторая примесь индейской крови.

Либ стоило лишь только заглянуть в его выразительные темно-карие глаза, чтобы понять, как несладко все это время жилось их обладателю.

Люк отвернулся, словно догадавшись, что по его взгляду девушка сможет слишком многое узнать.

— А что за магазин? — поинтересовалась Либ, запихивая обратно в багажник сумку с инструментами. — Ты там давно работаешь?

Люк ответил не сразу, но Либ терпеливо ждала. Она открыла чемодан, тоже стоявший в багажнике, и, немного покопавшись, вынула шорты и кроссовки.

— Видео, — наконец после небольшой паузы отозвался Люк. — Магазин видеопроката. Но я там не работаю. Это мой собственный магазин. Обычно после обеда у меня работает один паренек, но сегодня он отпросился на теннисный матч. — Он пожал плечами.

— Здорово, ты, наверное, классный босс. — Либ улыбнулась, засунула под мышку шорты и закрыла багажник.

Люк снова пожал плечами.

— Это только на лето, — пояснил он.

У него был низкий, мягкий баритон. «Интересно, а он умеет петь?» — подумала Либ.

— Парень не сделает карьеру, понимаешь, о чем я?

Либ на секунду задумалась, вытирая вспотевший лоб скрученным рукавом футболки.

— Не совсем, — ответила она. — Когда город наводняют туристы, вы должны грести деньги лопатой. — Либ озорно улыбнулась. — Ну, так что, ты проводишь меня в свою заднюю комнату, или мне придется раздеваться прямо здесь?

Она усмехнулась, словно зная, какой эффект произвели ее слова. Боже, он так давно не флиртовал с красивыми женщинами, что почти забыл, как это делается!

Но он не хотел заигрывать с Либ Джонс, племянницей Харриет, кто бы эта Харриет ни была. Сейчас он проводит ее в магазин, она переоденется, они скажут друг другу «до свидания», и на этом все закончится.

Люк указал подбородком в сторону магазина.

— Прямо через дорогу.

Переходя пыльное шоссе рядом с этой роскошной женщиной, Люк почти физически ощущал, как из-за задернутых штор за ним наблюдали десятки любопытных глаз. Он слышал, как они говорят друг другу: «Смотрите-ка, наш Люк снова взялся за старое».

— Слышала, тебе пришлось продать ферму, — мимоходом обронила Либ, когда он отпирал дверь.

Ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Да, — кивнул Люк. — Лет пять назад.

В магазине во всю работали кондиционеры. Либ подошла к одному из них и встала под струю холодного воздуха.

— Блаженство! — Она закрыла глаза. — Так бы и стояла здесь вечно! В городе все еще работает магазин автозапчастей?

— Вниз по дороге, напротив гриль-бара, — Люк поспешил скрыться за прилавком и начал перекладывать с места на место бумаги. Он готов был делать все, что угодно, лишь бы не смотреть на нее. — Знаешь, на углу есть хорошая мастерская. Хозяин вполне надежный малый, и недорого берет.

— Я и сама справлюсь, — рассмеялась Либ. — И не возьму с себя ни цента.

Люк пристально посмотрел на девушку.

— Не сомневаюсь.

— Ты женат? — без всяких предисловий выпалила она. Люк понял, что понравился ей. Об этом красноречиво говорили ее взгляд, поза и улыбка.

— Нет.

— А девушка у тебя есть?

Люк не смог солгать:

— Нет. — Он не станет приглашать ее на ужин. Он не может этого сделать. Не должен.

— Может, тогда поужинаешь со мной сегодня вечером?

Люк удивленно поднял брови — такого поворота событий он не ожидал.

С улыбкой глядя ему в глаза, девушка небрежно облокотилась на прилавок. О Боже, как она мила и как необычайно самоуверенна.

— Во сколько? — начал было Люк, но, взяв себя в руки, отрицательно покачал головой. — Прости, но я не могу.

— Конечно, сможешь.

— Я занят. — Люк отвернулся.

Либ рассмеялась. Ее смех был такой же бархатистый, как и голос. Люк стиснул зубы.

— Что, нужно помыть голову? — В ее голосе звучали озорные нотки.

Люк тоже развеселился.

— Тебе сказать правду?

Девушка подперла подбородок кулаком и, все также улыбаясь, посмотрела ему прямо в глаза.

— Ну почему люди всегда задают этот вопрос? Можно подумать, что все остальное время они лгут.

— Все-таки сказать?

— Говори.

— Ты собираешься провести здесь отпуск, верно?

Либ выпрямилась.

— Вообще-то я… ну да. Можно назвать это и отпуском. — «Пожизненным отпуском», — с улыбкой мысленно поправила она себя.

— У меня есть одно правило — никогда не встречаться с женщинами, приезжающими сюда в отпуск. — Люк смягчил свои слова виноватой улыбкой. Теперь понимаешь, почему я не могу поужинать с тобой?

— Даже из самого строгого правила есть исключения.

— Извини, но… — решительно начал Люк, но, встретившись со взглядом ее фиалковых глаз, он вдруг почувствовал себя немного смущенным. — Никаких исключений.

Либ внимательно посмотрела на Люка. Ее изучающий взгляд скользнул по темным волосам, спустился по застегнутой на все пуговицы легкой хлопчатобумажной рубашке, заправленной в защитного цвета шорты-бермуды, до его высоких, поношенных баскетбольных кроссовок. Затем их глаза снова встретились. Люк с трудом выдержал эту сладкую пытку, молясь, чтобы девушка не заметила, как сильно он ее хочет.

— Ну, тогда, — таинственно с загадочным видом произнесла Либ, — полагаю, нам придется сразу перейти к более важной части.

— Какой? — не понял он.

— Ты женишься на мне?

Люк уже давно так не хохотал.

Наслаждаясь его весельем, Либ тоже хихикнула. Тот Люк Фултон, которого она знала в детстве, славился необычайным чувством юмора и легким характером. Теперь от его беззаботности не осталось и следа. Либ порадовалась тому, что, несмотря на печальный взгляд, Люк по-прежнему умеет понимать шутки.

— Если не хочешь, то хотя бы помоги мне установить новый глушитель. Кстати, в некоторых странах считается очень неприличным, если неженатые мужчина и женщина вместе чинят машину.

Люк покачал головой.

— Иди лучше переоденься, — хмуро буркнул он, — а потом, конечно же, я тебе помогу.

Она перегнулась через прилавок.

— Было бы гораздо проще жениться на мне.

Люк поймал себя на том, что не может оторвать взора от ее фиалковых глаз. Либ Джонс откровенно заигрывала с ним, давая понять, что он ей тоже нравится. На какое-то мгновение Люк вспомнил, как держал ее в объятиях, и мысленно представил ее в своем доме, может, даже в своей постели…

Нет, он этого не допустит. У него нет времени на такие глупости.

— Дверь в уборную у тебя за спиной. — Люк с деланным безразличием отвернулся.

Либ несколько секунд смотрела на его широкую спину, затем, взяв шорты с кроссовками, скрылась за дверью задней комнаты. Она никогда не видела, чтобы так странно отвергали женщину. Всего минуту назад он флиртовал с ней, страсть, горевшая в его глазах, говорила, что их влечение взаимно. А теперь он замкнулся в себе, холодно отвернулся.

Несмотря на свои двадцать три года, Либ Джонс уже успела немало поездить по свету. Она точно знала, что правдивее всего о человеке могут рассказать его глаза. Слова бывают лживыми, но взгляд всегда выдает истину.

Она улыбнулась. Если предположить, что хотя бы часть страстных взоров Люка искренны, незабываемое лето ей обеспечено.

Люк вылез из-под машины и начал рыться в сумке с инструментами.

— Что тебе нужно? — спросила Либ. — Просто скажи, и я тебе подам.

Она сидела на дороге, скрестив по-турецки длинные загорелые ноги. Непослушные пряди волос выбились из хвоста, и она нетерпеливо убирала их за уши, вытирая ладонью струящийся по вискам пот.

Девушка внимательно посмотрела на Люка и нахмурилась.

— Ты слишком хорошо одет для такой работы.

— Ты одна не справишься, — терпеливо объяснил Люк, — а теперь, пожалуйста, не мешай мне.

— Ты испачкаешься.

Легким движением он стянул через голову рубашку и небрежно швырнул ее на капот.

— Ерунда.

У него было великолепное тело: широкие плечи, сильные руки, под гладкой кожей перекатывались стальные мышцы.

Либ поймала себя на том, что снова хочет оказаться в его объятиях.

Словно прочитав ее мысли, Люк слегка прищурился. На миг Либ показалось, что он сейчас привлечет ее к себе и поцелует. Но Люк не пошевелился. Либ отвернулась, многозначительно кашлянула, пытаясь придумать, что сказать, но в голову, как назло, ничего не приходило. Люк чертовски сексуально выглядел.

Он присел на корточки возле машины и заглянул под шасси.

— Давненько я не лежал под машиной, — признался Люк, слегка улыбаясь. — С чего начнем?

Удачный момент был упущен.

Либ глубоко вздохнула, чтобы скрыть досаду, и произнесла:

— Сначала нужно посмотреть, сможем ли мы вместе уместиться под этой машиной. Ты, кстати, не страдаешь клаустрофобией?

— Вообще-то нет.

— Отлично, — кивнула Либ. — Я полезу первой, поскольку мне нужно больше места, чтобы двигаться, а ты уж постарайся втиснуться рядом.

Влезая под ее маленькую машину, Люк понял, что она не шутила — он в прямом смысле этого слова втиснулся. Это была настоящая пытка — их тела плотно соприкасались. От этой близости сердце его бешено заколотилось, и он едва удержался, чтобы не поцеловать ее.

— Ну, так что я должен делать? — Люк с трудом заставил себя думать о глушителе. — Сомневаюсь, что вообще смогу хоть чем-то помочь, я и руками-то едва шевелю.

Либ взглянула на него, и в ее глазах запрыгали веселые чертики.

— Уютно здесь, да? — заметила она. — Подержи-ка вот это… — Люк неудобно повернулся и протянул вверх руку. — А я… затяну вот это…

Люк почувствовал, как Либ напряглась, пытаясь достать до рычага. Голова и плечи ее были слегка приподняты, и Люк, ругая себя за это, сунул другую ей под шею и помог укрепить зажим.

— Порядок! — возвестила Либ. — Один готов. — Она опустилась на его руку. — Пожалуй, сейчас впервые я бы предпочла ремонтировать свою машину в гараже, и пусть там будет домкрат.

Ее волосы были такими мягкими! Черт возьми, лежат вдвоем под этой чертовой машиной, обнявшись, словно любовники, и если она чуть повернет бедро, то непременно почувствует, как напряглась его плоть. И что тогда?

— Подержи, — велела Либ, и он снова поднял кверху руку. — Спасибо.

— Я не могу играть с тобой в эти игры, Либ, — вдруг признался Люк. — Даже если бы я и хотел завести роман, кстати вовсе не хочу, я бы выбрал ту, которая не сбежит отсюда через неделю.

— Мудрое решение, — похвалила Либ, снова с благодарностью принимая его помощь. — Но, кто говорит, что я собираюсь сбежать отсюда?

— Ты откуда?

Либ рассмеялась.

— Отовсюду, — заявила она. — И неоткуда.

— Хорошо, задам вопрос полегче, — продолжил Люк. — Где ты жила в последний раз?

— В Лос-Анджелесе, а до этого в Нью-Йорке.

— Я так и знал. У тебя на лбу написано, что ты городская. Ты ни за что не останешься жить в Стерлинге.

Либ искоса глянула на Люка:

— Я бы осталась, тебе на зло.

— Максимум через шесть недель и ты сбежишь отсюда.

— Как знать, — возразила Либ. — Подержи, пожалуйста, еще раз.

Люк снова протянул руку и ощутил, как вытянулось ее напружиненное тело.

— Черт бы побрал эту ржавчину! — Она повернулась к нему лицом. — Помоги мне. Может, вдвоем мы сумеем открутить проклятый болт.

Оказавшись в объятиях Люка, она ощутила прикосновение его мускулистого торса к спине. Через пару минут они установят глушитель, и придется ползком вылезать из-под машины. Боже, какой стыд!

— Ты готов?

— На счет «три», — прошептал ей на ухо Люк. — Раз, два, три…

Либ старалась изо всех сил, чувствуя, как напряглись мышцы Люка.

— Ну, давай, давай! — закричала Либ на болт, и он послушно повернулся. — Есть! — радостно воскликнула она. — Еще чуть-чуть — готово.

Люк невольно потянулся губами к ее лицу, но тут же остановил себя. Что, черт возьми, он делает? Ведь он совсем не знает эту девушку.

Но зато его тело знает. Оно считает, что Либ идеально подходит ему.

— Пожалуйста, не засни на мне. — Либ толкнула его плечом. — Давай, Люк, очнись.

Они снова взялись за ручку отвертки. Ее пальцы — тонкие, сильные, несмотря на жару, пот и масло, почему-то были холодными. Она так хорошо пахла.

— Готов?

Каким-то чудом Люку удалось кивнуть.

— На счет «три», — скомандовала Либ. — Раз, два, три!

От усилия у Люка задрожали руки, а от ее близости перехватило дыхание.

Неожиданно болт повернулся и замер.

Больше Люк вытерпеть не мог. Либ лежала рядом, ее красивые фиалковые глаза искрились весельем, ее губы казались такими мягкими…

Она потянулась к нему, и Люк, хотя и мог, не отвернулся.

Еще одна ошибка. Но какая! Ее губы действительно оказались необычайно мягкими, а рот сладким и прохладным. Она ответила на его поцелуй, он притянул ее к себе, насколько позволяли размеры машины, и… О Боже! Что он делает!

Люк отпрянул от нее, ударившись головой о дно машины.

Громко выругавшись, он вылез из-под автомобиля, подальше от Либ, подальше от соблазна. Она медленно выползла следом.

— С тобой все нормально? — поинтересовалась спокойно она.

Люк стряхнул с себя пыль и схватил с капота рубашку. Он даже не повернулся к ней и не предложил руку.

— Теперь ты можешь ехать дальше, — заметил он, когда она встала.

Либ скрестила руки.

— Ты что, собираешься меня так целовать, а потом притворяться, будто ничего не было?

Люк посмотрел ей в глаза:

— Да.

Либ испытала разочарование, смешанное со смущением. Наверное, желание в глазах Фултона ей только почудилось.

— Хорошо, — выдавила она, глубоко вздыхая и надеясь, что не сильно покраснела. — Большое спасибо за помощь.

Она стояла у своей спортивной машины — длинные, загорелые, стройные ноги, короткие джинсовые шорты с обтрепанными краями, мокрая от пота футболка, волосы растрепались, щека измазана в масле. Никогда в жизни он не желал женщины так сильно, и впервые за многие годы засомневался. Либ отвернулась и пошла в бакалейную лавку, оставив его стоять посреди дороги.

 

Глава 2

Странное чувство испытала Либ, подъезжая по Форест-роуд к ферме тетушки Харриет.

С шести лет она проводила здесь каждое лето, ходила пешком или ездила на ветхом тетушкином велосипеде — Харриет хоть и разрешала ей иногда покрутить баранку старенького пикапа, но за территорию фермы на нем выезжать не позволяла.

В тот год, когда Либ исполнилось шестнадцать, у тетушки случился удар, и последние восемь лет девушка навещала старушку по выходным в пансионе для престарелых неподалеку от Беллоуз-Фоллз.

Харриет плохо говорила, не могла ходить, но слышала прекрасно, и племянница часами просиживала возле нее, болтая о разных пустяках.

Они обе очень скучали по ферме, и, несмотря на невнятную речь, старушка ясно давала понять, что ее собственность ни в коем случае нельзя продавать, поэтому, дабы заплатить налоги и покрыть другие расходы, ферму сдали в аренду.

В прошлом году Харриет умерла, и Либ осталась единственной наследницей. И вот теперь, не задерживаясь нигде больше чем на девять-десять месяцев, Либ наконец решила вернуться к родному очагу.

День клонился к закату, когда машина Либ подъехала к старой ферме Харриет. Краска на доме облупилась, стекла на первом этаже были выбиты. Но все-таки это ее дом!

Дверь оказалась заперта. Адвокат Харриет Ричард Лоуэлл сообщил девушке, что ключи у соседа, в доме через дорогу.

Либ обернулась — единственный дом на несколько миль вокруг находился всего в пятидесяти ярдах. В нем некогда жила семья Фултон. Еще задолго до Войны за независимость они владели всеми землями к северу от Форест-роуд, а все земли к югу принадлежали семье Харлоу, к которой относились Харриет и Либ. Пару веков назад миссис Фултон и миссис Харлоу уговорили своих мужей построить дома так, чтобы из одного можно было докричаться до соседского.

Когда Либ подросла, ее любимым занятием стало, свесившись из окна спальни, часами наблюдать за Люком Фултоном, хлопотавшим по хозяйству во дворе своей фермы. По вечерам он работал в городе, продавая мороженое в ларьке «Молочная пчела».

Слабая улыбка тронула губы Либ. До сегодняшнего дня единственные слова, которые она когда-либо говорила Люку, были: «Мне, пожалуйста, шоколадное». А сегодня она провела с ним несколько часов и даже поцеловала.

Улыбка исчезла с лица девушки. Похоже, Люк потерял к ней интерес сразу же после поцелуя.

«Ничего, — утешала себя Либ. — Не в первый раз мужчины относятся ко мне с пренебрежением, но я не слишком-то из-за них переживала, справлюсь и на этот раз».

Либ перешла дорогу и, подойдя к старому дому Фултонов, постучала в дверь. «Интересно, кто теперь здесь живет? — Либ заглянула в окно. — Похоже, никого нет дома».

Либ присела на крыльцо. Боже, как тяжело! Она ехала без остановки почти всю ночь, лишь немного вздремнув на границе Вермонта. Ремонт глушителя лишил последних сил ее тело и душу.

Либ уронила голову на руки и закрыла глаза. Рано или поздно ее новые соседи должны прийти, а она будет ждать их здесь, чтобы забрать ключи.

Когда Люк Фултон выехал из города, на небе уже полыхал закат. Боже, ну и денек выдался! Вернувшись в магазин, он долго еще стоял у окна. Он видел, как Либ Джонс вышла из бакалейной лавки, положила бумажные пакеты с едой в машину и уехала. Глядя ей вслед, Люк испытывал смешанные чувства — разочарования и облегчения.

Неужели он действительно ждал, что она вернется, ждал, зная, что все равно никуда не смог бы с ней пойти? У него сейчас нет времени на флирты.

Он слишком много лет потратил впустую, слишком долго играл роль донжуана, и теперь хотел…

Да, он хотел? Долгое время его единственным желанием было вернуть землю. Он трудился до седьмого пота, часто ставя на карту все, что имел, и вот добился своего.

Теперь он богат — один из самых богатых людей в Стерлинге; владелец многих процветающих предприятий маленького городка; на его банковском счете лежит около девятисот тысяч долларов. В сентябре он выкупит земли, загладив свою вину перед памятью давно канувших в небытие именитых предков.

Да, ему это удалось.

«Почти удалось, — поправил себя Люк. — Еще одна сделка — и через два месяца я смогу выкупить землю».

А что потом?

Он — последний из рода Фултонов, и если у него не будет детей, а точнее — сына, династия умрет вместе с ним. Стоит уже задуматься о женитьбе. Но такая девушка, как Либ Джонс, явно не подходила на роль невесты в свадебном платье из белого шелка.

Шелк должен быть черным. На кровати, при неярком мерцании свечей…

«Нет, — Люк тряхнул головой, — лучше о ней не думать. К тому же это несложно сделать».

Люк заглушил мотор пикапа и, взяв с пассажирского сиденья портфель, вышел из машины. Очарование вечера подействовало на него успокаивающе. И в предвкушении приятного отдыха на крыльце с высоким бокалом прохладного вина Люк стал подниматься по ступенькам.

Прямо перед ним, свернувшись калачиком на голом полу, спала Либ Джонс. Люка пронзило смешанное чувство желания, волнения и гнева.

Какого черта она здесь делает? Как узнала, где он живет?

Во сне Либ казалась такой юной, такой беззащитной, намного моложе, чем он решил днем.

«Час от часу не легче», — мрачно подумал Люк.

— Эй! — грубо гаркнул он. — Просыпайся!

Либ шевельнулась, ее ресницы затрепетали, и она открыла глаза. Удивленно взглянув на него, девушка подняла брови.

— Что ты здесь делаешь?

— Живу, — буркнул Люк. Сознание того, что она его не преследовала, вмиг развеяло весь гнев, уступив место сладкой ломоте внизу живота. Люк едва сдержался, чтобы не овладеть девушкой прямо сейчас.

— Я думала, ты продал ферму. — Либ откинула прядку шелковистых волос, упавшую на глаза, потом пригладила ее, пытаясь придать своей прическе более аккуратный вид.

— Я продал только дальние земли.

У нее был растрепанный и усталый вид — она так и не успела умыться после ремонта глушителя, — но на губах ее играла обворожительная улыбка. У Люка задрожали колени.

— Значит, мы теперь соседи, — обрадовалась Либ.

Соседи? Люк перевел взгляд на старый дом Харлоу.

— Ты новый съемщик? — С напускным равнодушием спросил он.

Либ покачала головой:

— Я новый владелец.

— Новый владелец? — поразился Люк. — Но я думал…

— Харриет Харлоу умерла в декабре, — объяснила Либ. — Я ее племянница.

— Извини, я не знал. — Люк посмотрел на нее. — Харриет Харлоу. Все правильно. Для меня она всегда была просто старая мисс Харлоу, поэтому я и не понял, о ком ты мне говорила в городе. Прости.

— Ничего страшного, — озабоченно нахмурилась Либ. — Адвокат сказал, что связался с тобой и передал ключи.

Люк положил портфель на ступеньки и открыл дверь.

— Да, я получил письмо, но так замотался, что пробежал его лишь по диагонали. Я думал, что это извещение о новых арендаторах. — Он чуть помедлил. — Заходи.

И снова в его глазах зажглось желание. Ага, возликовала Либ, значит, ей не показалось, значит, все было на самом деле!

Либ вошла внутрь.

Дом Фултонов оказался еще красивее, чем помнила Либ. Он был больше, чем дом Харриет, с беспорядочно расположенными пристройками, примыкавшими к изящному фасаду семнадцатого века. Кухня и гостиная находились в основном здании. Широкие доски пола и массивные потолочные перекрытия придавали этим комнатам необыкновенное очарование.

Она прошла вслед за Люком в передний зал, который, судя по высоким потолочным сводам, пристроили в конце девятнадцатого века. Люк включил свет и направился в дальний угол к небольшому письменному столу.

— Вот он. — Люк достал из ящика аккуратно надрезанный конверт и бегло просмотрел письмо. Закончив чтение, он взглянул на Либ и расплылся в улыбке. — Либерти Джонс? Так, значит, Либ — сокращение от Либерти?

— А ты думал от чего?

— Не знаю, может, от Элизабет. Хотя Либерти подходит тебе больше.

— Это комплимент?

— Да, — ответил Люк. Их взгляды встретились, но он тут же отвел глаза. — Я сейчас поищу ключи.

Люк положил конверт обратно в стол, и, покопавшись немного в ящике, повернулся к ней, вертя на пальце связку ключей.

— Я провожу тебя.

От Либ не ускользнула промелькнувшая в его взгляде неприязнь, смешанная с желанием. Ему хотелось проводить ее до дома, и в то же время — нет. Да что такое с этим парнем, черт возьми?

— Не стоит, — тихо возразила Либ.

— Стоит, — резко ответил Люк, и без дальнейших церемоний поволок ее к выходу.

По дороге к дому тетушки Харриет Либ почти бежала, чтобы поспеть за Люком Фултоном.

— Я не была здесь почти шесть лет, — запыхавшись, говорила Либ, — но как же я любила этот дом и…

Люк внезапно остановился и схватил ее за руку.

— Последние жильцы изрядно попортили ваше имущество, — предупредил он ее. — Прежде чем продавать дом, придется многое отремонтировать.

— Продавать дом? — Либ хитро прищурилась.

— Рано или поздно ты это сделаешь.

Люк все еще держал ее за руку, и она не возражала. От него приятно пахло свежескошенной травой, где-то поблизости жужжал ленивый шмель, в кустах кричала сойка, нарушая благословенную тишину наступающего вечера. Да, она наконец-то дома, и совсем не важно, верит он ей или нет. Ну, или почти не, важно.

Люк внимательно рассматривал ее лицо.

— Я помню тебя — ты несколько раз приезжала к мисс Харлоу на лето, верно?

— Десять лет подряд.

— Так долго, — удивился Люк.

— Да.

— Маленькая костлявая девчушка. — Он улыбнулся. — Я и внимания-то на тебя не обращал, хотя нет, помню, как ты вечно пыталась покатать нашу собаку на багажнике велосипеда. И еще ты любила шоколадное мороженое, верно?

— Точно.

— Кто бы мог подумать… — Люк тряхнул головой и отпустил ее руку.

— Что?

— Ты намного младше меня. — Он произнес это таким тоном, словно говорил: «Ты слишком молода».

— Но мне достаточно лет для того, чтобы стать хозяйкой, — заявила Либ. «Да и для многого другого», — добавила она про себя.

— Двадцать один?

Либ с вызовом скрестила руки.

— Двадцать три.

Его глаза помрачнели, в них теперь ничего нельзя было прочитать.

— А мне почти тридцать два.

— Почти? — повторила Либ. — Правда? Когда у тебя день рождения? Мы устроим вечеринку.

Теперь Люк скрестил руки.

— Ты что, притворяешься или действительно не понимаешь?

Либ довольно улыбнулась:

— А ты все ищешь причину, по которой нам нельзя сходить куда-нибудь вместе?

В его глазах сверкнула ярость.

— Чего тебе от меня надо? Одна ночь или, может, две? Ты этого хочешь, Либерти? — И он с угрозой шагнул к ней.

Либ не дрогнула, не отступила.

— Я уже сказала, что мне нужно, — ответила она притворно спокойно. — Я хочу сходить с тобой поужинать.

— А что потом?

Он стоял так близко, что при каждом вдохе их тела почти касались друг друга, а если бы она встала на мысочки, то их губы непременно встретились.

— Потом мы, может быть, пойдем гулять, любоваться на звезды. — Она улыбнулась и с наигранной уверенностью посмотрела ему в глаза, — И если будешь хорошо себя вести, я позволю тебе поцеловать себя на ночь.

Его взгляд задержался на ее губах, и на какое-то мгновение Либ показалось, что он собирается ее поцеловать, как сегодня, под машиной. Но он отвернулся.

Смущенный неожиданно нахлынувшим желанием, Люк направился домой. Да, он хотел пригласить Либ на ужин, а потом, взявшись за руки, прогуляться по лугу, полюбоваться на звезды, сидя на берегу озера, и, проводив ее до дверей, поцеловать на ночь.

Но сейчас все было бы иначе. К счастью, они избежали участи скороспелых любовников, и теперь у них есть время получше узнать друг друга, а потом, да, конечно же, все будет по-другому, если только Либ действительно намерена задержаться здесь дольше чем на пару недель.

Люк поднялся по ступенькам осевшего крыльца и, распахнув парадную дверь, шагнул в темноту пахнущего плесенью холла.

Либ смело двинулась за ним. В доме было темно и сыро, шторы на окнах опущены. Нащупав у входной двери выключатель, Люк зажег свет.

— О Боже!.. — Либ в ужасе озиралась по сторонам.

Большая деревянная лестница, ведущая на второй этаж, была разломана так, словно на нее сверху упал слон, четыре ступеньки сломаны пополам, перила, будто пьяные, свесилась набок, а их стойки торчали в разные стороны.

Либ медленно вошла в гостиную. В одной из стен зияла огромная дыра, все кругом было покрыто слоем сажи, словно кто-то топил камин, забыв открыть дымовую заслонку. Или — о Боже! — поджег занавески. Обуглившиеся остатки скорбно свисали с того, что когда-то было модным латунным карнизом.

Либ прибавила шаг. Она прошла сквозь ряд застекленных створчатых дверей, едва державшихся на петлях, через столовую и небольшую буфетную комнату, которая вела в основное здание.

Кухня представляла собой не менее жалкое зрелище.

Шкафчики и полки разломаны и сняты со стен, огромная, грубо обтесанная потолочная балка выкрашена в ядовито-желтый цвет. Деревянный пол весь заляпан грязными пятнами и исцарапан, а там, где некогда стояли плита с мойкой, зияли черные дыры. Старый кирпичный камин был до отказа забит мусором, испускавшим отвратительное зловоние. Капавшая откуда-то сверху вода растекалась огромной лужей на полу. Либ подняла голову. Господи только этого не хватало! В потолке зияла огромная дыра.

Но откуда вода? Из ванной или с крыши?

Надо узнать.

Либ почти бегом поднялась по черной лестнице на второй этаж. Люк следовал за ней по пятам.

Ковер, некогда покрывавший лестничную площадку, был весь изодран клочья, словно какая-то гигантская кошка точила об него когти.

Дверь, ведущая в одну из спален, была пробита насквозь, будто в нее палили из пушки, а другая дверь вообще исчезла. Либ огляделась по сторонам, пытаясь понять, какая из комнат находится над кухней.

Она открыла дверь ванной и включила свет. Унитаз пропал, старая ванна на ножках разломана пополам, но никаких дыр в полу нет, и все трубы сухие.

Следующая дверь вела в комнату Либ, где девушка обычно останавливалась, когда приезжала погостить к тетушке. Внутри было темно, все шторы задернуты. Либ нащупала выключатель, но свет не загорелся.

Она шагнула вперед и вдруг почувствовала, как пол уходит из-под ног, старые доски заскрипели и застонали. Подняв голову, Либ увидела кусочек неба.

— Люк, назад! — закричала она, пробираясь обратно. Когда пол с грохотом обрушился под ногами, она почувствовала, как сильная рука схватила ее за талию и подняла кверху. — О Боже! — пробормотала Либ. Ее всю трясло, как в лихорадке. Боже, еще немного, и она бы…

— Ты цела? — хрипло осведомился Люк.

Едва не теряя сознание, она поняла, что Люк все еще сжимает ее в объятиях. Он откинул с ее лица прядку волос, и, словно боясь, что она все-таки упадет, еще сильнее притянул к себе.

— Господи, Либ, ты же могла погибнуть.

Глаза Либ наполнились слезами. Все ее надежды и мечты о собственном доме, о будущей жизни рухнули в одночасье вместе с полом.

Где она возьмет деньги на ремонт? Ремонт? К черту ремонт, где взять денег, чтобы хоть как-то приспособить это место для жилья. Ведь здесь нет даже туалета и раковины на кухне!

Либ подавила подступившее к горлу рыдание и, поглубже вздохнув, отстранилась от Люка. Он не должен видеть ее слез.

— Пожалуйста, уходи, — сказала Либ, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно более естественно.

Она подошла к дверному проему комнаты, в которой несколько минут назад могла погибнуть, и привыкшими уже к темноте глазами отчетливо разглядела царящий внизу страшный беспорядок. Господи, во что превращен ее дом! Она едва сдерживала душившие ее слезы, но в тишине отчетливо слышалось ее прерывистое дыхание.

Люк поднялся.

— Либ…

— Пожалуйста, уходи, — попросила Либ, не оборачиваясь. — Спасибо за то, что спас мою жизнь и все такое, но сейчас я хочу остаться одна.

Люк не сдвинулся с места. Черт, ну почему он не уходит? Либ посмотрела наверх. Сквозь дырку в крыше она увидела черный кусочек неба. Это была ее комната. Как часто она вбегала сюда и, хлопнув дверью, подала на постель, чтобы вволю поплакать вдали от посторонних глаз. А теперь она могла броситься только на эти страшные обломки.

Либ расхохоталась. Превосходно, она, кажется, начинает сходить с ума.

— Пойдем ко мне, Либерти, — мягко произнес Люк.

— Должно быть, Харриет забыла указать в договоре об аренде, что в доме нельзя пускать ракеты. — Либ засмеялась еще громче.

Люк подошел к ней и взял за руку.

— Прошу тебя, пойдем.

У Либ сильно закружилась голова, желудок скрутило, и она медленно сползла по стене на пол. Она больше не смеялась, слезы брызнули из ее глаз.

Люк присел возле нее на корточки, но Либ отвернулась.

— Пожалуйста, уходи. Я не хочу, чтобы ты видел, как я плачу.

Его лицо расплылось в широчайшей улыбке.

— Слишком поздно, — ласково сказал он. — Пойдем отсюда. Ты можешь пожить пока у меня, и мы подумаем, как лучше получить страховку на ремонт крыши.

Либ посмотрела на Люка. Он стоял так близко, что тепло его тела приятно волновало ей кровь, в его темных глазах еще плескалась тревога. Либ достаточно было одного взгляда, чтобы понять — они никогда не смогут жить вместе. Их связывает только плотское влечение, не более. Они не смогут устоять перед соблазном и, конечно, бросятся друг другу в объятия. Но она не желала провести с ним лишь только одну ночь или две, не нужны ей ни… Она хотела… Либ тряхнула головой, не позволяя безрассудным мечтам взять над собой верх.

— Боюсь, это не слишком хорошая идея, — выдохнула она.

— Но куда же ты денешься? — не сдавался Люк.

— Я останусь здесь и все починю.

При виде его изумленного лица Либ не смогла удержаться от смеха. Вытерев глаза относительно чистой тыльной стороной ладони, она невозмутимо продолжила:

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но я бывала в местах и похуже. Когда моя мать жила с Говардом, мы пять лет мотались по разным трущобам, покупая их, ремонтируя и затем с большим наваром продавая. Может, я смогу получить ссуду. Ты когда-нибудь слышал про арендную скидку?

Люк пожал плечами.

— Если ты позволишь, я бы предпочла время от времени пользоваться твоим душем, — добавила Либ. — Я могу помыться и в озере, но бывают случаи, когда помочь может только горячий душ. — Она грустно улыбнулась. — Вот как сейчас.

Образ Либ, свежей и чистой, с мокрыми волосами и в одном полотенце, был столь соблазнительным, что Люку стоило больших усилий сдержать нахлынувшее желание и перевести взгляд на обломки, бесформенной грудой ликовавшие внизу. Да, жить с ней в одном доме — не слишком-то хорошая идея. Хотя с другой стороны, самая прекрасная из всех, когда-либо приходивших ему в голову.

Люк протянул ей руку.

Слегка поколебавшись, Либ подала свою, но он сразу же отпустил ее.

— Ну так иди и прими душ, — бросил Люк через плечо, направляясь к черной лестнице. — А потом я приглашу тебя куда-нибудь пообедать, идет?

Спускаясь по лестнице, он услышал за спиной смех.

— Свидание из жалости, — язвительно произнесла Либ. — Просто великолепно. Это обязательно поднимет мне настроение.

— При чем тут жалость?

— Ладно, так уж и быть. — Ее голос звучал несколько настороженно.

— Так ты согласна?

Либ перевела взгляд на кучи трухлявого дерева, завалившие почти всю кухню, и, крепко про себя выругавшись, ехидно ответила:

— А почему бы и нет? Я сейчас вполне достойна жалости.

 

Глава 3

Люк сбросил скорость своего пикапа — впереди начинался длинный подъем по извилистой горной дороге. Они ехали молча, но молчание их не тяготило. Глядя на проносящиеся за окном деревья, Либ начала понемногу успокаиваться. Она залюбовалась профилем своего сидящего за рулем спутника. Темные ночные тени непомерно увеличивали черты его лица, широкие скулы казались еще более рельефными и причудливыми, а красивая форма губ — более четкой.

Люк посмотрел на нее и улыбнулся. Зеленый свет приборной доски приятно отражался в его темных глазах, и Либ почувствовала, как от веселых искорок, вспыхнувших в его взгляде, ее сердце бешено заколотилось в груди.

Ох, как дьявольски он красив!

На Люке были спортивная рубашка с короткими рукавами и чистые джинсы, волосы все еще мокрые после душа. Мышцы бронзовой кожей перекатывались всякий раз, когда он поворачивал руль или когда он переключал рычаг скорости.

— Мне нужно заскочить в санаторий по делам, — нарушил молчание Люк. — Там мы и поужинаем.

— В гостинице «Гейтс маунтин»? — удивилась Либ. — Но мы ведь не в вечерних нарядах. Если бы я только знала, то обязательно захватила свое платье с блестками и бриллиантовые серьги.

— Сейчас межсезонье. — Люк снова одарил ее обворожительной улыбкой. — В это время года дорогие платья никто не носит.

Либ была еще расстроена увиденным в старом доме Харлоу, и Люк догадался об этом по ее позе. Она привычно небрежно закинула ноги на переднюю панель, но руки нервно зажимала между колен. На ней были короткие джинсовые шорты, белая безрукавка с поясом и поношенные кроссовки. Несмотря на этот наряд, Либ казалась необыкновенно женственной — мягкие изгибы тела, длинные стройные ноги, красивые руки. «У нее, должно быть, очень сильные руки, — пронеслось у Люка в голове. — Ведь глушитель поставить и не всякий мужчина сумеет».

Либ вскинула глаза и, поймав на себе изучающий взгляд Люка, слегка улыбнулась. Ее волосы рассыпались по плечам — прямые, длинные и густые, они были просто очаровательны. При свете встречных фар в них заиграли тысячи солнечных зайчиков, и Люк подумал: «Неужели только сегодня утром они казались мне самыми обыкновенными?»

С большой неохотой он перевел взгляд на дорогу.

— Послушай, если ты хочешь покормить меня ужином только из жалости, то не проще ли купить в какой-нибудь придорожной палатке хот-дог, — подковырнула Либ. — Черт, да я сама себе его куплю.

— Да при чем тут жалость, — возразил Люк. — И вообще, мне совершенно не хочется сегодня есть хот-доги. И раз уж я все равно должен…

— Какие дела могут быть у тебя в этой гостинице? — перебила Либ.

— Мне нужно забросить проектно-сметные документы, — улыбаясь, объяснил Люк. — Мы хотим расширить гостиницу.

— Мы?

Его лицо снова расплылось в улыбке.

— Я стал совладельцем гостиницы, я продал Кену Эйвори свои земли.

Либ присвистнула.

— Значит, ты богат. К тому же холост и красавчик. Слушай, ты уверен, что не хочешь на мне жениться?

Люк рассмеялся. Его смех был бархатистым и чертовски сексуальным.

— А, что ты сделаешь, если я скажу, что это мое единственное желание?

— Спланирую свадебную церемонию.

— Думаю, ты возьмешь ноги в руки и как можно быстрее удерешь отсюда, — заверил ее Люк.

— По-моему, я что-то упустила. — Чуть прищурив глаза, Либ окинула Люка оценивающим взглядом. — Наверное в твоем характере есть какой-то непоправимый изъян, о котором знают все, кроме меня.

— Ну, что же, давай разберемся. — Люк на минуту задумался. — Я упрямый, невнимательный к другим, трудоголик. Я живу в полуразвалившемся музее, в котором, наверное, уже давно живут привидения. Я провинциал, редкое вымирающее ископаемое, и еще я отвратительно бессердечен. С человеком действительно что-то не в порядке, если он любит землю больше, чем любого человека.

Либ едва сдерживала смех. Заметив, как в его глазах прыгают веселые чертики, она заливисто расхохоталась:

— Это весь список или ты что-то недоговариваешь?

— И то и другое.

— А кто автор?

Люк покачал головой:

— Их слишком много.

— Бывшие подружки?

Люк с непроницаемым видом посмотрел на нее:

— Пожалуй, можно назвать их и так, по крайней мере это все, что сейчас приходит мне в голову.

Либ кивнула:

— До того, как начать свою унылую, затворническую жизнь, ты был дамским угодником?

Люк поморщился, словно от зубной боли.

— Тебя это забавляет?

— Вовсе нет. — Либ ласково улыбнулась. — Лично мне очень нравятся упрямые провинциальные мужчины, которые живут в наполненных привидениями музеях и работают до седьмого пота. Но что-то я не совсем поняла насчет любви к земле, которая больше, чем любовь к любому человеку?

Люк долго думал, прежде чем ответить.

— Я люблю Вермонт. Мне нравится жить в доме, который своими руками мои предки построили. Мне нравится быть частью города, который они помогли создать. — Он на секунду замолчал, а затем мягко добавил: — И я люблю свою ферму.

Решить продать большую часть родовых земель — это самый отчаянный шаг в его жизни. Чтобы оплатить больничные счета отца, налоги и все возрастающие долги, Люк работал не жалея себя, по восемнадцать-девятнадцать часов в день… и безрезультатно.

Отец умер, ферма приносила одни убытки.

Много лет подряд хозяин гостиницы «Гейтс маунтин» Кен Эйвори давил на Фултонов, желая купить их земли, чтобы расширить территорию санатория.

Продать семейные угодья?!

Долгое время Люк даже думать об этом не хотел, но, в конце концов, другого выбора у него не оставалось.

Всегда нелегко признавать свое поражение. Люк Фултон был воспитан борцом, а не трусом и лодырем. Но выбор был очевиден — продать земли самому или объявить себя банкротом и пустить их с молотка.

Положение казалось безнадежным, но Люк сумел выторговать у Эйвори договор о совместном владении фешенебельным санаторием в счет уплаты за землю. С тех пор прошло уже пять лет. Боже, неужели все это случилось так давно?

Люк свернул на гостиничную стоянку.

Здание отеля, построенное в викторианском стиле, освещалось десятком прожекторов, отчего его синие стены казались сделанными из хрусталя. По краям стоянки и вдоль дорожки, ведущей к зданию, тянулись клумбы с высокими цветами, качавшимися на тонких ножках. Пейзаж поражал своей элегантностью, во всем чувствовалась рука художника.

Ресторан гостиницы «Гейтс маунтин» оказался именно таким, каким Либ себе его представляла: просторные и светлые залы, огромные окна с видом на затерянный в долине городок Стерлинг, огни которого романтично поблескивали в темноте.

Либ перевела взгляд на Люка. Он сидел напротив, наблюдая за ней, пока официант убирал со стола пустые тарелки из-под салата. Либ с улыбкой подумала, что сегодня он выглядит ничуть не хуже, чем вчера.

На лице Люка тоже играла улыбка. Он сидел, лениво развалившись на стуле и, казалось, был доволен жизнью. Но это впечатление было обманчивым, в его взгляде чувствовалась напряженная сосредоточенность. Быстро глянув на убирающего последнюю тарелку официанта, он вдруг слегка наклонился вперед и игриво поинтересовался:

— Кто наградил тебя таким именем, Либерти?

Либ провела пальчиком по запотевшему стакану с холодной водой.

— Это имя… своего рода рок, — призналась она. — Видишь ли, мои родители были не совсем обычные люди.

Люк посмотрел на нее с большим интересом:

— Они были страстными поклонниками Джона Уэйна *? Или, может быть, им нравился Джимми Стюарт **?

Либ рассмеялась:

— Как в фильме «Человек, который убил Либерти Баланс»? Нет, меня назвали не в честь киногангстера, а в честь города.

Люк приподнял бровь:

— Как это?

— Да, город Либерти в штате Джорджия. Согласно семейной легенде, меня там зачали.

Люк понимающе кивнул и отпил немного пива. В фиалковых глазах Либ загорелись веселые искорки, а щеки раскраснелись.

— Слава Богу, мои родители не выбрали для ночлега город Зебулон, — хихикнула она.

Люк прищурился.

— Ну не знаю, по-моему, Зебулон подходит тебе не хуже, чем Либерти.

Либ кинула в него булочку.

— Добрый ты…

— У тебя есть братья или сестры? — продолжал Люк, поймав булочку и откусывая от нее.

— Трое — два брата и одна сестра.

— Сгораю от желания узнать их имена.

— Калифорния, Рейн и Фридом.

— Полагаю, их пол я должен угадать сам? — забавлялся Люк, отправляя в рот последний кусочек булочки.

— Фридом — моя сестра. Сводная.

— Старшая или младшая?

— Младшая. Я самая старшая в семье.

Люк слушал, слегка подавшись вперед, словно подробности о ее семье были самым захватывающим рассказом, который он слышал когда-либо в жизни.

— Калифорния Джонс, н-да… почти «кузен Индианы». Бедный мальчик, его, наверное, ужасно дразнили в детстве.

— Кэл мой самый любимый брат. Не поверишь, но он работает егерем в национальном заповеднике где-то во Флориде. Только его фамилия Родригес. Фамилию Джонс в семье ношу только я. Хотя нет, я и Дрю.

— Дрю? — Люк поднял бровь.

— Мой отец.

— Значит, твои родители в разводе, — предположил Люк. Либ снова принялась рисовать пальчиком узоры на запотевшем стакане.

— Не совсем, — вздохнула Либ. Она посмотрела на Люка — тот был явно озадачен и ждал объяснений. — Кларисса — моя мама — не признавала брак. Она… э-э… видишь ли, хиппи.

Либ напряженно ждала реакции Люка, но он не проронил ни слова.

Либ заерзала на стуле.

— Ну?

— Что «ну»?

— Все еще хочешь, чтобы тебя видели со мной на людях?

Вопрос прозвучал шутливо, но ее взгляд сохранял серьёзность. Она ждала ответа.

— А почему нет? — Люк взял ее руку в свою. Ее улыбка угасла, когда она заметила их сцепившиеся пальцы. Она отстранилась, и Люк прочел беззащитность в ее глазах. Она казалась такой юной и напуганной. Но чего же она боялась?

«Меня, — вдруг пронеслось у Люка в голове. — Она боится оттолкнуть меня тем, что рассказала».

Люк не выпускал ее руки, пока не почувствовал, что она успокоилась. Ее пальцы были почти такими же длинными, как у него, но на его широкой ладони казались очень тонкими.

— Родителей не выбирают, Либ, — мягко произнес Люк.

— Но…

— Они выбрали свой путь, — продолжил Люк. — А ты должна выбрать свой. Вот и все, что я хочу сказать.

Слегка поглаживая руку Либ, Люк взглянул ей в глаза, которые были полны слез.

Либ высвободила руку, чтобы утереть глаза.

— Это всего лишь свидание из жалости, — сказала она с тенью улыбки. — Ты должен быть предельно вежлив и холоден, чтобы я, не дай Бог, не… — Она, смутившись, отвела взгляд.

— Что?

Либ поглядела на салфетку, лежащую у нее на коленях, и, встряхнув головой, рассмеялась. Ни за что на свете она не должна влюбиться в Люка Фултона. Об этом даже не может быть и речи.

Но почему нет?

Либ снова посмотрела на сидящего напротив мужчину. Он терпеливо ждал. Черный локон упал ему на лоб, и он легким движением пальцев откинул его назад. Да, он красив, он заставляет ее чувствовать что-то особенное. Он добр и щедр. Он понимает ее с полуслова.

Тогда, что же удерживает ее?

Возможно, то, что, несмотря на все его добрые слова, он никогда не станет воспринимать ее всерьез. Он старше, и к тому же больше всего на свете любит свою землю. И наконец, ее смущает его репутация донжуана.

— Так что? — снова спросил Люк.

— Ты не должен вести себя так, чтобы мне захотелось снова тебя увидеть, — мягко ответила Либ.

Люк был безумно благодарен официанту, который в эту минуту подошел к столу. У него действительно нет времени снова с ней встречаться. И если все же когда-нибудь…

Глядя на Либ, Люк вдруг понял, что время работает не на него. Если он подождет два месяца, пока завершит свои дела, может оказаться слишком поздно.

Люк посмотрел на жареного цыпленка у себя в тарелке и отложил вилку.

— Знаешь, Либ, я тут все думал о доме мисс Харлоу, ну в смысле о твоем доме.

Либ молчала, ожидая продолжения.

— У меня есть немного денег. — Люк слегка улыбнулся. — И я был бы не прочь вложить их в ремонт твоего дома. Мы бы смогли выручить большую сумму от его продажи и стать партнерами… — Недоверие в глазах Либ заставило его замолчать. — Тебе не нравится эта идея?

Либ покачала головой:

— Ты очень щедр.

— Но?

— У меня нет намерения продавать дом.

Заметив скептицизм в его глазах, она улыбнулась. Скоро он убедится, что она говорит правду.

— Ты можешь дать мне эти деньги взаймы? — поинтересовалась Либ. — Как только получу страховку, выплачу все с процентами.

Люк произвел в уме несложные подсчеты. Доходы по некоторым вложениям и принесут ему… пятьдесят тысяч долларов, которые он вполне может вывести из оборота.

— Я могу дать тебе тридцать.

Либ поперхнулась.

— Тысяч? — Она покачала головой. — От страховой компании я получу не больше десяти, в лучшем случае пятнадцать. Я не смогу выплатить остальную сумму.

— Если ты передумаешь и решишь продавать свой дом, — не унимался Люк, — то сможешь отдать мне процент с прибыли.

— Я знаю, ты мне не веришь, — вздохнула Либ, — но я действительно не собираюсь его продавать.

Люк улыбнулся:

— Ну, тогда мы можем составить долгосрочный низкопроцентный график выплаты.

— Низкопроцентный? — удивилась Либ. — Я не хочу использовать твою доброту, ведь тебе это будет невыгодно.

Люк отодвинул тарелку.

— Еще, как выгодно, — увещевал он ее. — Если ты продашь дом и уедешь, я останусь при деньгах. Но даже если ты не уедешь, мне выгоднее отдать деньги тебе, чем положить их в банк.

— Так-так, Люк Фултон. Сколько лет, сколько зим, — прервал их чей-то голос.

Первое, на что обратила внимание Либ, были бриллианты. Они блестели в ушах, на шеи и запястьях изящной блондинки, но на ее пальцах ничего не было.

Либ взглянула на Люка — выражение его лица было непроницаемым. На короткое мгновение, прежде чем повернуться к изящной блондинке, он посмотрел Либ в глаза.

— Стейси, — холодно произнес Люк, готовый уже подняться.

— Сиди, сиди, — ласково произнесла женщина, положив Люку холеную ручку с превосходным маникюром на плечо. — Как у тебя дела?

Люк повел плечом, чтобы сбросить задержавшуюся руку.

— Прекрасно, — ответил Люк, отметив, что не помнит фамилии Стейси. Он представил женщин друг другу.

Блондинка бросила на него злобный взгляд, но это его нисколько не смутило.

— Прошло уже почти пять лет, — пожал Люк плечами.

— Не уверена, что ты вообще когда-либо знал мою фамилию, — надула губки Стейси.

— Возможно, — согласился Люк.

Либ воспользовалась возможностью повнимательнее рассмотреть Стейси. Она казалась очень уравновешенной и уверенной в себе. Тщательно подобранный макияж, модная стрижка. Элегантное черное платье эффектно облегало стройное тело.

Стейси же едва удостоила ее взглядом и повернулась к Люку.

— Я приехала сегодня утром, — кокетливо сообщила она. — Хотела позвонить, узнать, нельзя ли снова взять тебя в оборот.

Люк взял Либ за руку.

— Боюсь, что нет.

Намек был очевиден, и Стейси перевела взгляд на Либ.

«Пожалуйста, подыграй мне», — говорили глаза Люка. Она улыбнулась ему в ответ.

Через пару мгновений Стейси в бриллиантах грациозно выплыла из зала.

— Спасибо, что помогла мне, — шепнул Люк. — Не отнимай свою руку, пусть все думают, что у нас роман.

— Ты спас мне жизнь. — В фиалковых глазах Либ запрыгали веселые чертики. — Единственное, чем я могла отплатить тебе, — спасти твою задницу.

Либ нравился его смех, такой искренний и теплый, нравилось смешить Люка и видеть, как он наслаждается весельем.

— Что насчет нашей сделки? — спросил Люк. — Договорились?

Либ мягко освободила руку и задумалась. Она хотела закрутить с ним роман, поэтому ей очень не хотелось брать у него взаймы.

— Я могу подумать?

Люк удивился.

— Конечно, — согласился он. — Но не думаю, что кто-нибудь сможет предложить тебе лучшие условия.

Улыбка тронула губы Либ.

— Ты считаешь меня сумасшедшей, не так ли?

— Наоборот, осторожность еще никому не повредила, — заверил ее Люк. — Ты ведь меня совсем не знаешь. Я могу хоть до посинения распинаться здесь, как это выгодно, но на самом деле у тебя нет никаких оснований доверять мне. Поэтому давай встретимся с адвокатом и изобразим что-нибудь на бумаге. Тогда необходимость доверять мне отпадет сама собой.

Либ кивнула. Ему она уже вполне доверяла, а вот себе…

Когда они подошли к покосившемуся крыльцу дома Харлоу, в небе уже светила луна. Либ достала из кармана ключ и, открыв дверь, повернулась к Люку.

— Спасибо за ужин, — поблагодарила она. — И спасибо, что предложил дать взаймы деньги…

— Ты уверена, что с тобой все будет хорошо? — слегка хмуря брови, спросил Люк. — Ведь в доме совсем нет мебели, даже спать не на чем.

В свете луны его щеки казались впалыми, мужественный подбородок обозначился резче, а скулы стали сильнее выдаваться вперед.

— У меня в машине есть спальный мешок, — успокоила его Либ. — Все будет нормально.

Люк молча смотрел на нее.

Он тяжело боролся с собой. Хотел попросить ее остаться и разделить с ним ложе. Боже, какое безумие! Они ведь знакомы всего каких-то восемь часов. Он точно сошел с ума.

Пора уходить. Он должен покинуть ее, отправиться домой и закрыть дверь на замок.

Но ее кожа в свете луны казалась почти прозрачной, волосы блестели, а глаза… Никогда в жизни он не встречал таких глаз.

— До завтра, — произнесла Либ, открывая входную дверь.

Замечательно, она уходит. Это разумно и необременительно, это…

— Либ, — вырвалось у Люка. Ему хотелось поцеловать ее на ночь, привлечь к себе и… Он сглотнул. — Ты поужинаешь со мной завтра? — услышал он точно со стороны свой голос.

Если ее и удивил вопрос Люка, она этого не показала. Ослепительно улыбнувшись, она ответила:

— Непременно. Увидимся утром.

 

Глава 4

— Так что ты делаешь в свободное время? — игриво поинтересовалась Либ, сидя на краю крыши старого дома Харлоу.

Они только что закрыли тяжелым брезентом дыру, и Люк с тоской посматривал вниз, больше всего желая оказаться на земле.

— Кроме того, что рискуя жизнью, помогаю тебе чинить крышу?

Ее смех ручейком звенел в прозрачном утреннем воздухе. Вчерашнюю жару развеяла ночная прохлада, но утреннее солнце уже нещадно начинало палить. Похоже, их ждет еще один адский денек.

— Ну разве это не восхитительно? Посмотри вокруг. — Либ развела руки, указывая на бескрайние луга, покрытые яркими полевыми цветами. — Какая необыкновенная красота!

— Знаешь, я не в состоянии оценить всю эту красоту, пока цепляюсь ногтями за крышу. — И он стал спускаться по приставной лестнице вниз. — Не знаю, — добавил он, — может быть, часть меня уже не способна противостоять опасности.

— Ты все еще катаешься на лыжах? — услышал он сверху.

Он посмотрел на нее с таким удивлением, что Либ невольно рассмеялась.

— Что за вопрос? Конечно, катаюсь. Только я предпочитаю это делать на заснеженных холмах, а не на прогнившей крыше.

— Значит, зимой, чтобы расслабиться, ты катаешься на лыжах. А как насчет лета?

Люк уже добрался до земли и держал лестницу, пока Либ перелезала через карниз крыши.

— Софтбол *. Я играю в одной из команд Стерлинга.

— Студентки? — бросила она через плечо.

— Э-э, да, — отозвался Люк, стараясь не смотреть на ее попку, плотно обтянутую потертыми джинсами. — Студентки.

— Ты кто в команде?

— Подающий.

— А у вас найдется место для запасного? — Либ вытерла руки о джинсы и убрала с лица выбившиеся из прически пряди.

— Ну, если только для хорошего, — ухмыльнулся Люк.

— Ты когда-нибудь смотрел фильм «Их собственная лига»?

— Еще один глупый вопрос, — отозвался Люк. — У меня ведь видеомагазин, помнишь? К тому же для меня кино — это еще один способ убить время.

— Отлично, — обрадовалась Либ. — Я тоже люблю кино.

Они стояли почти нос к носу. Легкий ветерок растрепал волосы Либ, и Люк, улыбнувшись, убрал с ее лица непослушный локон.

До чего же хотелось ее поцеловать! С тех пор, как они расстались вчера вечером, Люк не мог больше думать ни о чем другом. Проворочавшись всю ночь, он встал на рассвете, так и не сомкнув глаз.

«Я ослеплен страстью, только и всего, — уговаривал себя Люк. — Подобное случалось со мной и раньше, от желания кружилась голова, а через неделю все бесследно исчезало». Люк заставил себя отступить назад.

— Я играла запасного в «Их собственной лиге», — улыбаясь, сообщила Либ. — Помнишь сцену, когда Джина Дэвис пришла на отбор в команду высшей лиги? Так вот, там, на заднем плане, я кидаю с другими девушками бейсбольный мяч.

— Серьезно?

— Да, — кивнула Либ. — Я хотела по-настоящему сниматься в кино, но все, чего смогла добиться, — это работа в массовке. Я играла по крайней мере в десяти фильмах.

— Впечатляет. Настоящая кинозвезда здесь, в Стерлинге, штат Вермонт!

Либ гордо задрала нос и выставила руки, отгоняя воображаемую толпу поклонников:

— Прошу вас, никаких автографов, никаких фотографий…

Люк обхватил смеющуюся Либ за талию и увлек к своему грузовику.

— Вперед, Голливуд, — скомандовал он. — Я подброшу тебя до полицейского участка, где ты сможешь подать заявление о вандализме. А потом мне надо вернуться на работу. Так что забирай грузовик и езжай в город за стройматериалами.

Он поставил Либ на землю, но не отпустил.

— Скажи, чтоб записали на мой счет и…

Люк застыл на полуфразе, забыв обо всем, ощущая лишь прикосновение ее тела.

— Ты дашь мне грузовик? — удивилась Либ, осторожно пытаясь освободиться из его объятий.

Представив, как комично он сейчас выглядит со стороны, Люк отпустил ее и помог забраться в грузовик.

— Да, только заезжай за мной в магазин спорттоваров где-нибудь в половине седьмого. Хорошо?

На мгновение Либ показалось, что сейчас он ее поцелует. После вчерашнего ужина ей всю ночь снились романтические сны, а один до сих пор не выходил из головы: она невеста, идет в белом кружевном платье к алтарю.

— Куда за тобой заехать?

— Мне нужно разобраться кое с какими вопросами в магазине спорттоваров, — отозвался Люк и, одарив ее белозубой улыбкой, уселся за руль.

— Решить вопросы? — изумленно уставилась на него Либ. — Только не говори, что и этот магазин твой.

— Да.

Либ с минуту молча смотрела в окно.

— А есть ли в Стерлинге хоть что-нибудь, чем ты не владеешь? — спросила она наконец.

— Да брось ты, — усмехнулся Люк. — Никакой я не магнат, у меня всего лишь несколько видеомагазинов, о продаже которых я сейчас веду переговоры, лыжный магазин, магазин спорттоваров, пиццерия. Вот и все.

— Не считая доли в гостинице «Гейтс маунтин», — добавила Либ. — Знаешь, у меня еще никогда не было друзей-миллионеров.

— Что ж, наслаждайся, пока есть время. Миллионером я буду месяца два.

— Потрудись, пожалуйста, объяснить.

— Когда я продавал земли Кену Эйвори, то заставил его внести в контракт одну поправку, — начал Люк, — которая гласила, что по истечении пяти лет с момента продажи я имею право выкупить свою землю обратно за миллион долларов наличными.

Либ присвистнула.

— Да, — без улыбки подтвердил Люк. Он явно не шутил. — Пятнадцатого сентября у меня будет ровно двадцать четыре часа, чтобы провернуть это дело. — Он на секунду замолчал. В его глазах запрыгали веселые чертики. — Ты думаешь, я спятил?

— Сколько ты получил за землю?

— Двести тысяч.

Либ покачала головой:

— Боже мой, ты что, хочешь сказать, что, получив двести тысяч долларов, сумел меньше чем за пять лет превратить их в миллион, став владельцем видеомагазина, — хотя нет, ты, кажется, сказал «магазинов», магазина спорттоваров и пиццерии?

— Меньше.

— Что? — не поняла Либ.

— У меня было меньше денег. После уплаты налогов и раздачи отцовских долгов часть суммы отошла сестре, — пояснил Люк. — Мы оба получили по шестьдесят тысяч.

— Прибавь сюда долю в «Гейтс маунтин», — заметила Либ. — Послушай, Люк, тебе ведь вовсе не обязательно выкупать землю. Раз ты совладелец санатория, значит, и земля по-прежнему принадлежит тебе.

Люку явно была неприятна эта тема.

— Земля принадлежит корпорации Гейтс.

— А ты являешься ее совладельцем.

— Кроме меня, есть еще и мелкие держатели акций.

— Но ведь формально земля твоя, — не унималась Либ.

— Земля должна принадлежать Фултонам, а не корпорации, — возразил Люк. — Я не смогу передать ее своим детям и внукам.

— Ты можешь оставить им акции, — парировала Либ. — Подумай об этом. Акции куда ценнее земли.

— Нет, ты не понимаешь, — начал раздражаться Люк. — Эти владения передавались в моей семье из поколения в поколение.

— А сейчас кто тебе мешает их передать?

— Это место открыли мои предки, — с трудом сдерживаясь, произнес Люк. — Они построили дом, расчистили поля, создали то, что можно было оставить детям, а потом детям их детей…

— Что конкретно ты можешь сделать со своими акциями? — перебила Либ.

— Ты не понимаешь. — Люк нервно сжимал руль.

— Нет, понимаю…

— Тебе не дано это понять, — резко оборвал Люк. Она отшатнулась от него, словно увидела змею.

— Вот как? Спасибо. Приятно знать, что ты действительно думаешь обо мне.

Люк выругался про себя.

— Либ, я не это имел в виду…

Либ деланно расхохоталась.

— Перестань, — отрезала она. — Такие, как я, точно знают, что ты хотел сказать.

Они подъехали к единственному в городе светофору. Либ открыла дверь и выпрыгнула из машины.

— Спасибо. Я сама найду дорогу в участок, — крикнула она, хлопнув дверью.

— Черт возьми, Либ, подожди!

Но она уже шла по Мейн-стрит, плечи расправлены, голова гордо поднята. Крепко выругавшись, Люк подождал, пока загорится зеленый свет, и резко надавил на газ. Либ не успела уйти далеко, и, чуть обогнав ее, Люк съехал на обочину, подняв огромное облако пыли.

Выскочив из грузовика, Люк увидел, что любопытные прохожие Мейн-стрит уже с интересом косятся в его сторону. Только этого ему еще не хватало. Весь город наверняка считает Либ его новой пассией.

Либ невозмутимо прошла мимо грузовика, не обращая на Люка никакого внимания.

— Либерти, подожди!

Забыв о том, что на них смотрят, Люк бросился к ней и схватил за руку. Она вырвала свою и, сверля его взглядом, язвительно бросила:

— Стерлинг для меня самый родной город, и я его люблю не меньше тебя. Но ты считаешь, раз я родилась не в местной больнице, не дышала каждую минуту своей жизни этим чертовым свежим воздухом, то не смогу понять, что значит быть привязанным к земле. — Она оттолкнула его. — Вот что я тебе скажу, мистер Отец Основатель Фултон: именно потому, что у меня нет корней, нет родной земли, я люблю этот город больше, чем ты можешь себе представить.

Она вдохнула воздух, готовясь выпалить новую обвинительную тираду. Люк, воспользовавшись паузой, попытался урезонить ее:

— Либ, прошу тебя, только не на людях…

Либ оглянулась по сторонам, только теперь заметив, что они ругаются посреди оживленной улицы.

— А нам не о чем больше говорить, — холодно ответила она. — Кстати, свои деньги можешь забрать, они мне не нужны. Я подожду до получения страховки. Спасибо за помощь. — И, отвернувшись, она пошла прочь.

Люк почувствовал, что теряет все, и ринулся за ней.

— А как же ужин?

Либ едва удостоила его взглядом.

— А с чего вдруг я должна тратить время на человека, который ни во что меня не ставит? — Она резко повернулась и, махнув рукой женщине на другой стороне улицы, поспешила к ней. — Миссис Эдертон! Здравствуйте! Помните меня? Либ Джонс, племянница Харриет?

Люк молча смотрел ей вслед. Ему так хотелось увидеть ее сегодня вечером! Да что с ним такое?

Взяв старушку под руку, Либ медленно пошла с ней вниз по Мейн-стрит. «Да, — подумал Люк, — в следующий раз надо думать, что говорить. — Он вспомнил яростную вспышку ее гнева. — Она чувствует себя чужой и одинокой в Стерлинге, да тут еще я подлил масла в огонь».

Вздохнув, Люк забрался обратно в грузовик. На самом деле она действительно чужая здесь. Нельзя вот так ворваться в маленький провинциальный городок, словно сошедшая с киноэкрана голливудская звезда, и рассчитывать стать здесь своей.

Либ искоса наблюдала за удаляющимся грузовиком Люка. Не могла же она махать ему вслед платочком! «Прекрасно, — укоряла она себя, прощаясь со старой миссис Эдертон у здания общественной библиотеки. — Наконец-то я встретила мужчину своей мечты, и что же? Стоило мне узнать, что он не само совершенство, как я тут же отталкиваю его». Теперь Люк будет считать ее своим врагом, как и тех, кто наводняет его любимые горы, пугая животных, поджигая лес и загрязняя все вокруг. Между туристами и местными жителями лежит непреодолимая черта.

И пока Либ не сумеет доказать ему, что собирается остаться здесь навсегда, он не будет ей доверять. И она никогда не сумеет завоевать его сердце. Боже, помоги, ведь именно этого она так хочет.

Подав заявление о вандализме, Либ позвонила из полицейского участка Ричарду Лоуэллу. Ей пришлось опустить в автомат все имевшиеся у нее монетки, но, к счастью, секретарь Лоуэлла взяла трубку после первого же гудка.

Либ представилась.

— О, хорошо, — ответил ей немолодой женский голос, сразу же ее узнав. — Вы уже приехали в город? Вам нужно подписать некоторые бумаги и… — Она замолчала, слушая кого-то на другом конце провода. — Сегодня у Рича в пять назначена встреча в Стерлинге. Вы можете с ним встретиться в четыре тридцать?

— Конечно, — согласилась Либ. — Где?

— В кафе, — не колеблясь, ответила секретарь.

— Хорошо. — Либ повесила трубку и посмотрела на часы. Не было еще и девяти. В желудке у нее урчало от голода, но Либ решительно обошла стороной булочную и направилась домой. Вчера она купила хлеба и орехового масла, и они все еще лежали у нее в багажнике. С деньгами пока будет туго, так что про сладости придется забыть. Либ ускорила шаг, а затем перешла на бег. Зато в какой она будет прекрасной форме!

День клонился к вечеру, когда Люк Фултон, стоя у витрины спортмагазина и тщетно борясь со сном, пытался слушать менеджера, который спрашивал, справа или слева от входа установить гребную шлюпку.

Из-за поворота на Мейн-стрит выехал ярко-голубой «спитфайер». Люк стряхнул с себя сон, провел рукой по волосам, убедился, что рубашка аккуратно заправлена в брюки, — может, она едет, чтобы извиниться…

Либ промчалась мимо, даже не махнув ему рукой.

— Так что ты думаешь, Люк? — Чет, менеджер магазина, замер в ожидании.

Либ припарковалась через два магазина вниз по дороге и, перейдя улицу, вошла в кафе. На ней были зеленые шорты сафари и более темного оттенка шелковая безрукавка. Несмотря на послеобеденный зной, девушка выглядела свежей и бодрой. Волосы она снова собрала в хвост, они были мокрыми, словно она только что вышла из душа.

Только вот душа у нее нет.

Воображение Люка вдруг живо нарисовало Либ, купающуюся в уединенном пруду позади дома Харлоу. Вот она выходит на берег, вода струйками стекает с ее обнаженного тела…

— Люк?

Люк откашлялся и перевел взгляд на Чета. Ах да, гребные лодки.

— Сделай, как считаешь нужным.

Только один человек в кафе был одет в костюм и галстук, и когда Либ подошла к его столику, он вежливо поднялся.

— Мистер Лоуэлл?

— Рич. — Он протянул ей руку. — А вы, должно быть, Либерти Джонс. Клевое имя. Присаживайтесь.

Несмотря на полноту, мистер Лоуэлл в свои без малого сорок лет оставался весьма красивым мужчиной. И, судя по огромным порциям яблочного пирога и мороженого, стоявших перед ним, слова «диета» он не знал. Его сияющие голубые глаза и искренняя улыбка сразу же понравились Либ. Неудивительно, что Харриет наняла этого человека, ведь десять лет назад он, наверное, был еще красивее.

Рич похлопал по папке с документами, лежавшей у него на столе рядом с яблочным пирогом.

— Нам предстоит сейчас поговорить о налогах на наследство. Кстати, вы не голодны? Может, заказать вам что-нибудь? — Он сделал знак официантке.

— Чай со льдом, пожалуйста, — попросила Либ. — Без сахара и с двойным лимоном.

Официантка исчезла.

— Харриет оставила вам небольшую сумму. — Рич открыл папку. — Но, по правде говоря, ее едва ли хватит, чтобы оплатить четверть налогов на дом и имущество.

Либ наклонилась вперед, пытаясь прочитать перевернутые вверх тормашками цифры.

— Когда дом оценивали в последний раз? — поинтересовалась Либ. — Вы вообще знаете, в каком он сейчас состоянии? — И она вкратце рассказала о том, что нужно отремонтировать в самое ближайшее время.

Рич покачал головой и перевел взгляд на подошедшую к столу официантку. Она поставила перед Либ чай со льдом и снова исчезла.

— Очень сожалею. Да, вы правы, нужно сделать переоценку.

— Рич, а что случилось с мебелью? — Либ отхлебнула немного чая. — В детстве, я помню, дом был просто забит ею. Неужели все продали?

— Как раз об этом я и хотел поговорить. — Покопавшись немного в папке, Рич достал несколько бумаг. — А, вот он. «Дом № 2 по Форест-роуд», — зачитал он. — Викторианская софа, письменный стол, обеденный стол, восемь стульев с высокими спинками и так далее. — Он передал список Либ. — Но тут есть одна загвоздка, — продолжал Рич. — За хранение мебели мы платили ежеквартально из сбережений Харриет, и в этот вторник нужно внести очередную сумму. Либо вы заберете мебель, либо придется платить.

— Сколько?

— Тысячу сто долларов.

— Тысячу сто долларов? — У Либ перехватило дыхание. — Харриет платила четыре тысячи четыреста долларов в год только за одно хранение? И так восемь лет?

— Я советовал ей продать мебель, — пояснил Рич, — но она настояла на том, чтобы сохранить ее для вас. Очевидно, она имела для нее особую ценность.

Либ пробежала глазами перечень, убористо напечатанный на трех страницах.

— И я должна вывезти все это ко вторнику? — ужаснулась Либ. — Сегодня среда, значит, осталось меньше недели. Куда я это все дену, у меня ведь крыша течет!

— Дайте мне знать к понедельнику, если решите снять деньги со счета Харриет. — Рич посмотрел на часы. — Мне ужасно неловко так быстро заканчивать нашу беседу, но через несколько минут у меня встреча с другим клиентом, и…

— Можно маленький вопрос?

Рич кивнул.

— Страховка, — почти шепотом произнесла Либ. — Мне нужен адрес и название страховой компании… — Она замолчала, заметив, как изменился в лице адвокат. — Что?

Он лишь покачал в ответ головой.

Либ сделалось дурно. О Боже, только не это.

— Неужели Харриет ничего не застраховала? — Либ изо всех сил старалась говорить спокойно.

Словно потеряв аппетит, Рич отодвинул от себя пирог.

— У Харриет не было ипотеки, поэтому страховка не требовалась. Я пытался уговорить ее приобрести хоть какой-нибудь страховой полис, но она и пальцем не пошевелила… Мне очень жаль.

«Никакой страховки. — Либ вцепилась в край стола. — Тысячедолларовые налоги на наследство. Крышу нужно срочно чинить, иначе дом будет окончательно разрушен, а это еще тысяч пять. Да еще восемь комнат, битком набитые мебелью, которую я должна вывести ко вторнику, или заплатить еще тысячу сто долларов…»

— Не хочется говорить, — извиняющимся тоном начал Рич, — но срок уплаты налогов истекает в ближайшее время. Вы должны заплатить около двух с половиной тысяч, но после переоценки сумма, конечно же, будет немного поменьше.

Либ неуверенно поднялась. Ей нужно выйти отсюда, нужно вернуться на ферму и, сидя у пруда, подумать, что делать дальше. Но сейчас впервые в жизни она почти теряла сознание.

— Какая вы бледная, — заволновался Рич, вскакивая со стула. — Садитесь, пожалуйста, не стойте.

Но Либ покачала головой. Ей нужно на улицу. Даже самое худшее, что рисовало ей воображение, было далеко от подобной катастрофы.

— Послушайте, все не так плохо, как кажется, — попытался успокоить ее Рич. — Я могу устроить вам краткосрочный кредит в банке. Вы отремонтируете дом, заплатите все налоги, а затем, продав имущество, сможете отдать долг и даже останетесь в прибыли. Пусть небольшой, но прибыли. На мой взгляд, для вас это единственный выход из создавшегося положения.

Ничего не видя перед собой, Либ прошла мимо него и у самой двери налетела на Люка Фултона.

От него исходил смешанный аромат пота, мыла и лыжной мази. Последний запах казался немного странным, учитывая стоявшую на улице жару. Заглянув ему в глаза, Либ страшно захотела упасть в его объятия и умолять, чтобы он ее сжал покрепче и никогда не отпускал.

Люк ухватил ее за локоть.

— Господи, Либ, что с тобой?

Либ высвободила руку.

«Люк и пальцем не пошевелит, чтобы мне помочь, — решила она. — И уж как пить дать, не возьмет меня на руки и не унесет туда, где мы будем жить долго и счастливо».

Либ почти бегом вылетела из кафе. Люк хотел было последовать за ней, но его остановил Рич Лоуэлл.

— Пусть идет, — улыбнулся адвокат. — Боюсь, мне пришлось сообщить ей неприятные новости.

Через окно кафе Люк увидел, как Либ открыла дверцу и села в свою машину. Ее движения были слегка замедленными, словно кто-то высосал из нее все жизненные силы.

— Какие новости?

Рич покачал головой:

— Я не вправе раскрывать тайны моего клиента, ты же знаешь. Это вопрос адвокатской этики. — Рич вернулся к столу и стал укладывать бумаги в портфель. — Я как раз собирался зайти к тебе в офис, но если хочешь, мы можем поговорить здесь.

— Давай здесь, — рассеянно ответил Люк, все еще наблюдая за Либ через окно. — Ты уверен, что с ней все в порядке?

Рич проследил взгляд Люка и увидел машину Либ, аккуратно маневрировавшую на стоянке.

— Мне следовало догадаться, что ты с ней знаком, — усмехнулся адвокат. — Сколько она уже в городе? Дня два? А ты так на нее смотришь.

Машина Либ исчезла за поворотом, и Люк перевел взгляд на Рича:

— Как?

— Как большой голодный волк, — прозвучал ответ. — Хочешь совет, старина?

Люк сел за столик, откуда несколько минут назад встала Либ.

— За это я, кажется, тебе и плачу.

— Поостынь малость, — серьезно произнес адвокат. — Эта девочка слишком хороша для твоих донжуанских развлечений. Она непременно влюбится — ведь в тебя все влюбляются, — но только учти, она станет воспринимать все твои игры всерьез.

Люк снова посмотрел на дорогу, где за поворотом исчезла машина Либ.

— Глупости, — процедил он сквозь зубы. — У Либ такой характер, что тебе и не снилось. Она прекрасно знает, что делает. Я вовсе не собираюсь морочить ей голову. — Люк отхлебнул из стакана Либ и рассмеялся. — По правде говоря, она чертовски взбалмошная девица. Она приглашает меня на ужин, а через мгновение обвиняет во всех смертных грехах и говорит, чтобы засунул свои деньги сам знаешь куда.

— Твои деньги? — встрепенулся Рич.

Люк пожал плечами:

— Я предложил дать ей взаймы на ремонт дома.

— И она тебя послала, — еле сдерживая улыбку, добавил Рич. — Возможно, тебе снова захочется предложить ей свои услуги.

— С чего бы это?

— Нет, нет, нет, — покачал головой Рич. — Ты же знаешь, я не могу тебе этого сказать. — Он достал из портфеля еще одну папку. — Давай лучше поговорим о твоем деле. Я просмотрел контракт…

Люк попытался сосредоточиться на словах Рича, но его мысли неизменно возвращались к Либерти. Она была не просто расстроена, в ее глазах плескалось отчаяние. Даже когда рухнул пол, когда перед ней предстала ужасная картина разрушений, нанесенных дому, она не казалась такой сломленной. Разгневанной, расстроенной, но никак не сломленной.

Через пятнадцать минут Люк взглянул на часы и прервал Рича:

— Нам придется перенести обсуждение контракта на другой раз. Если хочешь, я могу завтра заехать в Беллоуз-Фоллз, но сейчас я должен идти.

— Ты что, шутишь? — изумленно уставился на него Рич.

— Нисколько.

— Это же самая решающая сделка, которая должна принести тебе недостающие деньги.

— Извини, Рич. — Люк поднялся. — Мне пора.

— Какого черта, Люк? Что может быть важнее контракта? — недоумевал Рич, следуя за Люком.

На улице их обдало приятной вечерней прохладой. Люк вдохнул полной грудью.

— Расскажи мне обо всем, — настаивал Рич.

— Это совершенно не касается моих финансовых дел.

— Только не говори, что это Либерти Джонс, — поддразнил его адвокат.

Люк не ответил, но какое-то еле уловимое движение лица выдало его истинные чувства.

Рич опешил.

— Боже мой… Я не верю своим ушам. Ты отменяешь деловую встречу из-за Либерти Джонс!

— Она здесь ни при чем. Я просто не могу сосредоточиться.

— Дай мне знать, если потеряешь аппетит или во время дождя начнешь петь и танцевать па улице, — ухмыльнулся Рич. — Я составлю тебе брачный контракт.

Люк бросил на адвоката убийственный взгляд, от которого у любого другого человека пробежал бы мороз по коже, У любого, но только не у Ричарда Лоуэлла. Он лишь рассмеялся, глядя вслед удаляющемуся Люку.

— Желаю удачи, — крикнул Рич.

Не обернувшись, Люк забрался в грузовик и, поколесив немного по городу в надежде увидеть голубой «спитфайер» Либ, свернул на Форестроуд.

Он издалека заметил ее автомобиль и вздохнул с облегчением. Люк поддался чувствам и, тряхнув головой, повел машину по грязной, усыпанной гравием дороге.

Выпрыгнув из грузовика, Люк поразился царящей кругом тишине. Звук захлопнувшейся дверцы эхом разнесся по полям, заставив его вздрогнуть.

— Либ?

Входная дверь была распахнута, и Люк вошел.

Изнутри дом производил удручающее впечатление. И как она может здесь жить? На полу в столовой лежал аккуратно свернутый спальный мешок, рядом стояли чемодан и поношенные ковбойские ботинки, на каминной полке пристроился небольшой магнитофон с парой кассет — вот и все ее нехитрые пожитки.

Уже догадываясь, что Либ нет дома, Люк из чистого упрямства обошел все комнаты. Убедившись наконец в этом, он решил поискать Либ возле пруда. Тропинка вывела его на усеянное цветами поле.

То тут, то там в траве пестрели ромашки, васильки и колокольчики. Либ лежала на берегу, закинув руки за голову, устремив безмятежный взор в небесную голубизну.

Люк сорвал ромашку и, тихонько приблизившись, уселся рядом с виноватым видом.

— Наверное, ты не хочешь меня видеть, — начал Люк, протягивая ей ромашку. — А что ты скажешь, если я попрошу прощения?

Заслонив глаза от солнца ладонью, Либ улыбнулась:

— Ты? Прощения?

Люк растянулся на траве рядом с ней.

— Я готов упасть перед тобой ниц.

Либ резко села.

— Мне, вероятно, придется занять у тебя огромную сумму денег, — неожиданно выпалила Либ. — Это мне нужно падать перед тобой ниц.

Люк тоже сел.

— Я же сказал, что дам тебе взаймы, — заверил он ее. — Отдашь, когда сможешь.

— Но это, возможно, будет не скоро, — призналась Либ, подтянув коленки к груди. — У Харриет не было страховки.

Люк ругнулся.

— Мне очень жаль, Либ.

Он не смог удержаться и привлек ее к себе. Девушка не сопротивлялась, и он еще крепче стиснул ее, пряча лицо в мягком шелке ее волос. Ее плечи вдруг затряслись, как от плача. Люк тревожно заглянул Либ в лицо — она смеялась.

— Ты чего?

— Тебе придется жениться на мне, — кокетливо заявила Либ. — Ты снес мою ужасную выходку и пришел, не боясь получить еще. Знаешь, я буду последней дурой, если упущу тебя. Неужели после всего, что я наговорила тебе утром, ты можешь обнимать меня?

Их глаза встретились, и Либ показалось, что на этот раз он точно ее поцелует. Она мягко высвободилась из его объятий.

— Если ты всерьез хочешь дать мне взаймы, — тихо произнесла Либ, — то нам, наверное, не стоит вместе ужинать.

Люк слегка опешил.

— Почему? — только и сумел вымолвить он.

Либ сорвала травинку и стала задумчиво вертеть ее между пальцами.

— Чтобы ты не думал, будто мне от тебя нужны только деньги.

Ветер растрепал Люку волосы, и он нетерпеливым движением отбросил упавшую на глаза прядь.

— Я так не думаю.

— Почему ты не веришь, что я никуда отсюда не сбегу? — спокойно спросила Либ, глядя на него в упор.

Люк отвел взгляд.

— Я хотел бы в это верить.

— Но не веришь. — По выражению его лица Либ догадалась, что попала в точку. — Мне нужно подумать, что делать дальше. Я хотела бы ненадолго остаться одна.

Люк поднялся, пристально посмотрел на нее и рассмеялся. Бред какой-то. Вчера он не собирался с ней никуда идти, а сегодня отменяет деловую встречу, только чтобы просто побыть рядом.

— Я действительно хочу дать тебе денег, — хрипло произнес Люк, — и не буду настаивать, если ты не захочешь пойти со мной поужинать. Но мы все равно станем видеться, ведь мы соседи, и рано или поздно…

Люк не договорил. Вскочив и стряхнув травинки с джинсов, он быстро ушел, даже не попрощавшись.

Либ залюбовалась его фигурой: несмотря на высокий рост, двигался он плавно и уверенно. Катаясь летом на велосипеде, Либ часто останавливалась возле школы, чтобы посмотреть, как Люк с друзьями играет в баскетбол. Он двигался грациозно, словно танцор, а когда легким движением посылал мяч в корзину, все его мышцы рельефно вырисовывались под бронзовой кожей. Роскошный мужчина — вне всяких сомнений.

И ее влекло к нему со страшной силой.

 

Глава 5

Либ сидела в огромном хранилище, среди мебели и всевозможных коробок. Оглядываясь по сторонам, Либ вдруг поняла, что ее тетушка еще дешево платила за хранение.

Либ открыла сундук, и в комнате разлился запах старого дерева, напоминая о Харриет.

В сундуке лежали аккуратно сложенные платья тетушки, которые она носила еще в 30—40-х годах. Они были со вкусом сшиты вручную.

Изнутри крышку сундука украшало зеркало, и Либ, достав одно платье, приложила его к себе. Когда-то они смотрели эти платья вместе с тетушкой, и Харриет рассказывала ей о Великой депрессии, о Второй мировой войне. Либ тогда было четырнадцать, и еще не оформившееся тело просто утонуло в одном из нарядов.

— Когда-нибудь, — таинственно произнесла Харриет, подмигивая Либ, — ты станешь такой же высокой и красивой, как я. Поверь моему слову, девочка.

— О, Харриет, — тоскливо вздохнула Либ, оглядывая теперь себя в зеркале. — Что же мне делать?

Либ поправила отложной воротничок платья и вдруг заметила, как у нее под рукой что-то блеснуло, — это была булавка с золотым медальоном в виде сердца. Она очень гармонировала с вышитыми на золотисто-коричневом фоне черными розочками, поэтому-то Либ и не заметила ее сразу.

Либ аккуратно нажала на защелку, и кулон открылся, но вместо ожидаемой фотографии внутри оказались написанные неуверенной рукой Харриет слова: «Слушай свое сердце».

В течение многих лет эти слова служили девизом Харриет.

Либ взяла платье с собой и, выйдя из хранилища, тщательно закрыла дверь на замок.

В церкви стояла невыносимая жара. Маленькие вентиляторы, установленные внизу оконных рам, едва ли могли чем-то помочь истекающим потом прихожанам. Как только заиграл орган, Люку захотелось закрыть глаза. Во время соло миссис Говард он всегда позволял себе немного вздремнуть, зная, что, если захрапит, сестра Бренда пихнет его локтем в бок.

Но с первых же аккордов стало ясно, что сегодня солирует не миссис Говард — голос был молодой, чистый и…

Люк мгновенно проснулся и посмотрел вверх, туда, где почти под самым куполом расположились хоры.

Это был голос Либ. Такой он ее еще никогда не видел: волосы собраны в высокую прическу, открывая изящную шею. Старомодное платье времен Кэтрин Хепберн, со скромным вырезом, но без глухого воротничка, эффектно подчеркивало достоинства ее стройной фигуры.

Их взгляды встретились. Люк заметил, как она улыбнулась, и даже подмигнула ему. Но ее лицо тут же приняло благоговейный вид. Люк почувствовал, как сердце бешено заколотилось у него в груди. Боже, до чего хороша! А какой голос.

Бренда толкнула Люка в бок:

— Это она? Твоя новая соседка?

Люк кивнул.

— Теперь понятно, почему на этой неделе ты так и не смог приехать к нам на обед, — хитро ухмыльнулась Бренда.

— Это не то, о чем ты подумала, — возразил Люк. — Мы просто друзья. — Сказав это, он едва ли сам поверил своим словам. Все было так, как хотела Либерти: он ссудил ей тридцать тысяч на ремонт дома, вместе с Ричем Лоуэллом они составили долговое соглашение, но когда он захотел скрепить их сделку чем-то более надежным, чем печать, Либ остановила его.

Она не хотела вступать с ним в связь, это было очевидно. Ей очень неловко из-за денег, которые он ей одолжил, и она уверяла, что только из-за этого держит его на расстоянии. Но Люк уверен, что это не единственная причина. Он ведь старше, да еще имеет неважную репутацию, которую, кстати, вполне заслуженно получил. Он не вправе ее ни в чем винить.

Они останутся друзьями.

— Ты никогда в жизни не дружил ни с одной женщиной, — прошептала Бренда. — Ты просто не знаешь, как это.

— Еще как знаю, — возразил Люк. — Ничего, научусь.

Все было бы не так сложно, если бы ему все время не хотелось целовать Либ, обнимать ее… Тьфу, о чем он думает в церкви!

Люк закрыл глаза и стал слушать, как поет Либ. Слова и мелодия были вполне заурядными, но ее чистый красивый голос превратил маленький гимн в нечто особенное.

Да, Либерти Джонс весьма интересная личность, она полна сюрпризов и совершенно непредсказуема. Она яркая, словно лучик солнца в мрачном мире бизнеса. Чем больше времени Люк проводил с Либ, тем труднее ему было расставаться с ней, чем больше он узнавал о ее необычном детстве и эксцентричной семье, тем больше ему хотелось знать. Она заставляла его смеяться так, как он не смеялся уже много лет.

Это было не просто физическое влечение, но и душевная тяга.

После окончания службы Люк остался ждать Либ на ступеньках церкви. Солнце уже начинало немилосердно палить, и Люк сначала немного ослабил галстук, затем снял пиджак. Когда появилась Либ, он заворачивал рукава рубашки.

Внезапно налетевший сквозняк плотно прижал тонкую юбку к ее стройным ногам. Из прически выбилось несколько прядей, отчего Либ показалась ему еще более прелестной.

Люк не мог оторвать от нее восхищенного взгляда.

Словно зачарованная страстью, горевшей в его глазах, Либ медленно спустилась по ступенькам. Люк заставил себя улыбнуться, и выражение озабоченности исчезло с ее лица.

— Ты сегодня прекрасно выглядишь, — похвалил Люк. — Это платье Харриет, верно?

Либ кивнула. Струйка пота пробежала по ее шее, по изящной ключице и исчезла за широким вырезом платья.

Люк почувствовал, как у него самого по спине градом катится пот.

— Ни за что не надела бы его, если бы знала, что на хорах будет под двести градусов. — Либ вымученно улыбнулась.

— Всего двести? — дразнил ее Люк. — Не тысяча?

— Нет.

Их взгляды снова встретились. Пекло на хорах не шло ни в какое сравнение с жаром его глаз.

— Ты была великолепна. — Люк небрежно перекинул через плечо пиджак, и они медленно пошли вдоль тротуара. — Я и не подозревал, что ты умеешь так петь.

Машины Либ на стоянке не оказалось.

— Тебя подвезти? — предложил Люк со скрытой надеждой в голосе.

— Нет, спасибо, — ответила Либ, словно веером, обмахиваясь церковной листовкой. — Я не поеду сейчас домой. Меня пригласила на обед миссис Эдертон. Там еще будут миссис Кланси и миссис Прайс, они очень тоскуют по Харриет, а я… — Либ пожала плечами и улыбнулась, — а я им ее напоминаю.

— Может, тебя подбросить?

— Нет, спасибо, это недалеко, я пройдусь пешком.

— Не возражаешь, если я пройдусь с тобой? — Люк готов был рвать на себе волосы. Еще яснее он выдать себя, конечно же, не мог.

Либ слегка улыбнулась:

— Конечно, не возражаю. — Они неторопливо двинулись вперед. — Чем сегодня будешь заниматься?

— У меня вечером игра. Хочешь присоединиться?

— У меня нет перчатки.

— Можешь взять старую перчатку Бренды, — предложил Люк. — Кажется, она все еще висит в сарае.

— Во сколько игра? — спросила Либ. — От миссис Эдертон я вряд ли уйду раньше часа, а дома мне нужно еще поработать над крышей.

— Игра назначена на семь, — сообщил Люк, борясь с желанием взять ее за руку. Он слегка замедлил шаг — еще несколько ярдов, и они подойдут к дому миссис Эдертон. — Я могу забрать тебя после обеда, а потом помогу с крышей.

— Тебе вовсе не обязательно это делать.

Они остановились у заборчика, окружающего тщательно ухоженный дворик миссис Эдертон. Либ положила руку на калитку и посмотрела на Люка.

Но его внимание привлек золотой медальон, приколотый на булавке к платью Либ. Люк подошел поближе и протянул руку, чтобы получше его рассмотреть. Его пальцы, как бы случайно задели грудь Либ, заставив девушку сладко затрепетать.

— Это тоже Харриет?

Либ кивнула. «Наверное, он услышал, как колотится мое сердце?» — подумала она.

— Красивый, — сказал Люк, отпуская медальон.

— Мне тоже нравится.

Люк стоял все так же близко от нее, но Либ уже открыла калитку и вошла во дворик. Теперь, когда их разделял забор, она почувствовала себя в безопасности и облегченно вздохнула.

— Я заеду за тобой в час, — бросил Люк, помахав ей на прощание рукой.

Либ уже шла по тропинке к дому и, обернувшись, долго смотрела ему в след. Она облокотилась о деревянную колонну круглого крыльца, чтобы немного прийти в чувство и слегка подготовиться к потоку вопросов миссис Эдертон и ее подруг.

Прошла уже целая неделя с тех пор, как она приняла решение занять деньги у Фултона… и не вступать с ним ни в какие отношения. Улыбка тронула губы Либ. На самом деле она только об этом и мечтала, но вот, к сожалению, единственный способ завоевать его — стать сначала друзьями. Мука была невыносимая, потому, что чем дальше Либ с ним общалась, тем сильнее ее к нему тянуло. Люк был восхитительным собеседником. Он умел слушать и понимал ее с полуслова.

Слава Богу, он ни с кем не встречается, и даже более того, по его словам, у него не было никого по крайней мере года три. Хотя, если честно, Либ не очень-то в это верила.

Как судачили городские сплетницы, после колледжа Люк не пропускал ни одной юбки. Одно время, еще до смерти отца, Люк работал инструктором по лыжам в санатории «Гейтс маунтин», давая частные уроки богатым туристкам. Абсолютно ясно, что эти уроки не ограничивались только ездой на лыжах.

Но после того, как он пять лет назад продал свою ферму, все изменилось. Люк все больше стал пропадать на работе, все реже и реже встречаясь с красивыми женщинами, приезжающими сюда на отдых.

— Ну-ка, хватит тут мечтать о своем кавалере, — воскликнула появившаяся на пороге миссис Эдертон. — Входи лучше в дом.

Губы Либ расплылись в улыбке, когда она повернулась к худощавой, похожей на птичку, старушке. Миссис Эдертон было уже далеко за девяносто, но видела она прекрасно. «Даже слишком», — подумала Либ.

— Он не мой кавалер.

— Меня не проведешь. — Миссис Эдертон вытерла руки о передник и повела Либ на кухню, где уже суетились, раскладывая по тарелкам еду, миссис Кланси и миссис Прайс.

— Как раз вовремя. — Широкое лицо миссис Кланси расплылось от удовольствия, и она заключила Либ в свои объятия.

— Она разговаривала с Фултоном у калитки, — сообщила миссис Эдертон.

— С этим мартовским котом, — фыркнула миссис Прайс. — На твоем месте я держалась бы от него подальше, — добавила она с напускной серьезностью.

— Ты бы держалась, — поддела ее миссис Эдертон. — В семьдесят семь лет осталась не целованной.

— Да уж лучше так, чем если бы со мной обошлись, как с бедной Харриет.

— Вот, возьми-ка лучше это, Аллегра, — засуетилась миссис Кланси, впихивая ей поднос, на котором стояла большая миска с только что сваренной брокколи и цветной капустой. — Когда это было! К тому же здесь нет Харриет и…

— А что случилось с Харриет? — спросила заинтригованная Либ.

— Не бери в голову. — Миссис Эдертон дала Либ огромное блюдо с картофельным пюре. — Отнеси это в столовую. Ну что, девочки, идем за стол?

На столе, покрытом кружевной скатертью, был кокетливо расставлен лучший китайский сервиз миссис Эдертон, а в центре красовалась чаша с мастерски составленным букетом.

Дамы расселись вокруг стола и после небольшой молитвы приступили к еде. Все, начиная с домашней ветчины, которая просто таяла во рту, и заканчивая печеньем из пахты, было невероятно вкусным. Либ не ела ничего подобного с… ну, наверное, с того самого лета, когда у Харриет случился удар.

«Так что же все-таки произошло с Харриет?» — собиралась уже было спросить Либ, когда к ней наклонилась миссис Прайс.

— Имей в виду, у этого Фултона всегда только одно на уме, — с неодобрением поджав губки, предупредила она.

— Аллегра, старая ты крыса, — вмешалась миссис Эдертон. — По-моему, о Люке Фултоне сказано уже достаточно.

— Но кто-то же должен рассказать ей обо всем.

— За последнее время мальчик, похоже, остепенился, — ласково произнесла миссис Кланси. — Может, он действительно влюбился в Либерти.

Все трое устремили свои взгляды на Либ.

— Это так?

— Мы просто друзья, — ответила Либ. — Соседи. Вот и все.

— Тоже самое Харриет говорила о Треворе Фултоне, — пропела миссис Прайс.

— Нет, не говорила, — слегка повысив голос, возразила миссис Эдертон.

— Дамы, прошу вас, — шепнула миссис Кланси. Либ отложила вилку.

— Так что же произошло с Харриет?

Молчание.

Три пары глаз из-под очков с толстыми линзами не мигая уставились на Либ.

— Ну?

— Она влюбилась, — тихо произнесла миссис Кланси.

— В этого ужасного Тревора Фултона, — добавила миссис Прайс.

Миссис Эдертон улыбнулась.

— Он был красив, как дьявол. — Она подмигнула Либ. — Кстати, очень похож на твоего Люка.

— Он не мой, — пробормотала Либ, зная, что ей все равно никто не поверит.

— Тревор с ума сходил по Харриет, — вздохнула миссис Кланси. — И она действительно сначала говорила, что они всего лишь друзья.

— Ничего себе друзья, — фыркнула миссис Прайс. — Учитывая, что Харриет забеременела от него.

— Что?! — Либ от удивления открыла рот.

— Они собирались пожениться, — поспешила добавить миссис Эдертон. — Харриет рассказала мне, что перед отъездом он подарил ей кольцо.

— Но он ведь так и не вернулся, разве не так? — заметила миссис Прайс.

— Я уверена, что он хотел вернуться, — возразила миссис Кланси.

— Этого мы никогда уже не узнаем.

Миссис Эдертон с осуждением посмотрела на Аллегру Прайс.

— Ты хочешь сказать, что Тревор Фултон нарочно погиб на войне?

— Ну конечно, нет, — вспыхнула Аллегра, но на лице ее явно читалось: «Как знать…»

— А ребенок?

— Выкидыш, — осуждающе покачала головой миссис Прайс. — И слава Богу!

— Харриет была в полном отчаянии, — заступилась за подругу миссис Эдертон, бросив на Аллегру испепеляющий взгляд. — Ей, как раз только сообщили, что Тревор героически погиб где-то в Нормандии. Она не смогла перенести этот удар, но, видит Бог, она хотела этого ребенка больше всего на свете!

— Да, это была настоящая трагедия, — эхом отозвалась миссис Кланси.

— А я и не знала ничего.

Либ и представить себе не могла, что Харриет была когда-то влюблена. «Слушай сердце», — говорила она. Лишь однажды тетушка обмолвилась, что когда-то, оказавшись перед выбором, приняла решение, следуя велению сердца, и не устает благодарить за это Бога. Четыре месяца ее жизни были наполнены неземным счастьем, испытать которое суждено лишь избранным.

Теперь все стало понятно — она, должно быть, говорила о своем романе с Тревором Фултоном.

— Время подавать пирог, — объявила миссис Кланси, вставая. — Кто будет кофе?

— Эй, отбивающий! Давай, давай! Размахнись!

Либ сидела на корточках и подзадоривала игрока, стоявшего с поднятой битой в руке. Едва глянув на нее, Люк задрожал от желания: узкие велосипедные шорты, короткая футболка, едва прикрывающая гладкий загорелый живот. Даже такая, вся в пыли, с растрепанными волосами и пятном на носу, она кипятила его кровь, заставляя терять самообладание.

С трудом взяв себя в руки, Люк сосредоточил все внимание на мяче и ударил. Бросок получился отличный, прямо в зону. Отбивающий размахнулся и, попав точно по мячу, отправил его Либ. Она легко подпрыгнула и поймала его. Игра закончилась.

— Отличная игра, — сказал Люк, подходя к скамейке.

— Удачный бросок. — Либ кинула ему мяч.

На нем была кровь.

— Ой! — Она выхватила у него мяч и вытерла его о землю. — Прости.

Вокруг них прыгали товарищи по команде, празднуя конец полосы неудач, но Люк взял Либ за руку и отвел в сторону к ярким фонарям стадиона. Ее локоть был рассечен и кровоточил.

— Я поранилась, когда упала, — слегка поморщилась от боли Либ.

Глаза Люка потемнели. Влажные от пота волосы вились сильнее обычного. Либ осторожно высвободила руку.

— Тебе нужно в душ, — сказал Люк. — Поехали приведем тебя в порядок.

Он взял Либ за руку и проводил до грузовика. Открыв дверцу, он помог ей забраться наверх.

— Знаешь, люди думают, что между нами что-то есть, — заметила Либ. — Подруги Харриет уже предупредили меня сегодня за обедом, что тебе доверять нельзя. — Она улыбнулась. — Ты пользуешься чертовски плохой репутацией у местных.

Люк раздраженно мотнул головой и захлопнул дверцу. Обходя грузовик, он снял с себя футболку и, вытерев ею лицо, швырнул на заднее сиденье.

Мотор с ревом завелся. Прежде чем посмотреть в зеркало заднего вида, Люк бросил взгляд на Либ.

— Боюсь, что о нас говорят не только пожилые дамы. Полгорода ставит на то, что все окончится вынужденным браком, другая же половина считает, что никакого брака не будет — ты меня пристрелишь раньше.

Либ рассмеялась.

— Из этого можно и песню сочинить, — заметила она, стараясь не слишком разглядывать его обнаженный торс. — А мы всего лишь друзья. Ловко мы их дурачим.

Люк промолчал. Они дурачили только самих себя.

— Либ…

Но она прервала его, словно догадавшись, что он хотел поговорить о них двоих. Ей это явно было не по вкусу.

— Нужно поскорее доделывать крышу. Я уже почти ободрала все обои в задней спальне. Можешь одолжить мне грузовик? Хочу привезти одну из кроватей Харриет, а то что-то надоело спать на полу.

— Конечно.

Люк свернул к дому и, нажав на тормоза, повернулся к Либ, но она уже успела выпрыгнуть из машины.

Все понятно — она не хочет, чтобы они превратились из друзей в любовников.

«Возможно, она права, и мы правильно поступаем, — уговаривал себя Люк, поднимаясь за ней на крыльцо. — Хорошо, что мы всего лишь друзья. Это кажется чертовски глупым, но все же хорошо. Рано или поздно она отсюда уедет, и мне не будет больно, кровать не будет казаться такой большой, и я не буду скучать по ее телу, которое словно создано для моего…»

Уже поздно ночью, когда, приняв душ, Либ ушла домой, Люк лежал на кровати, уставившись в потолок и стараясь прогнать нескромные мысли. «Черт», — выругался он, ощутив невыносимый прилив желания и вспомнив слова Рича Лоуэлла. Нет, никогда. Он не станет танцевать под дождем. И никаких брачных контрактов тоже не будет…

— Эй! — позвал Люк, захлопывая дверцу грузовика и подбегая к шаткой приставной лестнице.

Либ посмотрела на него сверху и вытащила изо рта гвоздь.

— Привет! — услышал он. — Что стряслось? — Либ перевела взгляд на небо. — Разве уже шесть часов?

— Пятнадцать минут четвертого, — ответил Люк, карабкаясь по лестнице. — У меня пока небольшая заминка в делах. Я говорю о продаже видеомагазина. Покупатели приедут из Японии только через три недели, и мне пришлось выбирать: или медленно сходить с ума, сидя в офисе и барабаня пальцами по столу, или сойти с ума с тобой, здесь на крыше.

— И крыша победила. Мне просто повезло.

Взяв из ее рук молоток, Люк сразу же приступил к работе.

— Посмотрим, что ты скажешь дня через три. К тому времени я совсем свихнусь. Я ненавижу ждать. Только одному Богу известно, как я этого терпеть не могу.

Либ встала, широко расставив для равновесия ноги на пике крыши, отхлебнула немного воды из бутылки, висевшей у нее на поясе, и сказала:

— Ты хочешь сказать… что будешь помогать мне целых три недели?

Люк поднял глаза.

— Есть возражения? Понимаешь, мое непосредственное участие в управлении предприятиями совсем не обязательно, там прекрасно справляются и без меня, так что мне нужно чем-то себя занять. Я тут было подумал, может, сходить к Тони, поучиться готовить пиццу.

Наряд Либ состоял из коротких шорт с обтрепанными краями, заляпанных давно высохшей краской, тяжелых ботинок и ярко-красного спортивного топа. Ее улыбка была просто ослепительной. Сердце Люка бешено забилось в груди, нога вдруг соскользнула, и он едва не скатился вниз. Но боязнь упасть с этой дурацкой крыши не шла ни в какое сравнение с внутренним чувством полета, которое он испытал, стоило лишь Либ улыбнуться. Она была куда страшнее.

«Страсть, — снова повторял он про себя, яростно прибивая очередную доску. — Простая похоть, и ничего больше. Вполне естественная физическая потребность».

Меньше чем через неделю крыша была закончена, и Либ тут же, — а вместе с ней и Люк — переключилась на ремонт внутренней части дома. Компания грузовых перевозок доставила огромный контейнер для мусора, и его поместили точно под окном комнаты, которую Либ собиралась превратить в хозяйскую спальню.

Люк работал с не меньшим усердием. Вместе они очистили дом от мусора и обломков, отодрали обои и выбросили изодранные ковры.

К полудню четвертого дня они решили сделать небольшой перерыв, и, взяв грузовик Люка, отправились в Беллоуз-Фоллз, чтобы привезти из хранилища кровать для Либ.

Втащить дубовый каркас и матрац по черной лестнице оказалось куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. Когда они наконец положили матрац на стальные пружины, солнце уже дарило земле последние лучи.

Либ критически осмотрела ложе.

— Нужно повесить балдахин, — вынесла она приговор. — Иначе мне будет казаться, что я сплю на костях мамонта. Давай принесем из грузовика сундук. Я уверена, балдахин именно там.

— Признавайся, в прошлой жизни ты, наверное, была надсмотрщиком над рабами, — жалобно произнес Люк. — Мы ведь еще не обедали. Пойдем лучше чего-нибудь перекусим.

Либ блаженно вытянулась на кровати, устремив задумчивый взгляд на раму для балдахина.

— Угу, настоящие кости динозавра. Меня всю ночь будут мучить кошмары.

— И никакие это не кости динозавра. — Люк лег рядом с ней. — У древних животных кости загибались вовнутрь, ты ведь имела в виду ребра, верно?

— Ага, — отозвалась Либ, поднимая руки над головой. — Возможно, этот ужасный цвет дерева…

— На мой взгляд, они похожи на деревья зимой, — продолжил свои размышления Люк. — Такие, знаешь, голые, сухие и острые, с торчащими к белому небу ветками.

— Мертвые деревья. Отлично. Час от часу не легче.

Люк повернулся на бок и, положив под голову локоть, игриво поинтересовался:

— Значит, ты хочешь втащить стопудовый сундук по этой немыслимо узкой лестнице только ради того, чтобы повесить какой-то старый пыльный балдахин? Но тебе все равно не удастся спокойно поспать, ты будешь чихать всю ночь.

— Я не страдаю аллергией на пыль, — улыбнулась Либ.

— Ну, а я — да.

С его лица медленно сползла улыбка. Либ только сейчас осознала, что они лежат так близко, что могут обнять друг друга, поцеловать. Она затаила дыхание, боясь, как бы он не уловил в ее глазах ответное желание.

Взгляд Люка задержался на ее губах. Он наклонился к ней, но Либ проворно спрыгнула с кровати.

— Пошли за сундуком, — приказала она, уже сбегая вниз по лестнице. Прохлада вечернего воздуха должна остудить ее страсть.

Когда спустился Люк, она уже улыбалась ему, двигая тяжелый сундук к откидному бортику грузовика.

Запрыгнув в кузов, Люк поймал ее за руку. Его глаза все еще горели желанием.

— Не знаю, сколько еще смогу все это выдерживать, — сказал он мягко.

Либ сделала вид, что не поняла.

— Сейчас затащим сундук, и на сегодня все, — пообещала она.

Люк хотел поцеловать ее. Но она отстранилась и вместо этого заставила помочь ей втащить старый сундук, будь он неладен, и повесить над кроватью узорчатый голубой балдахин.

Теперь ничто не потревожит ее сна.

Мучиться будет только он.

 

Глава 6

— Вот я, — воскликнула Либ, тыкая пальцем в телевизор. — Нажми на паузу.

— Где? — Люк вперил взгляд в нечеткую картинку на экране.

— Вон, — снова указала пальцем Либ. — Слева. В черном платье, с бокалом мартини в руках и сигаретой. Вообще-то я не курю, только делаю вид.

— Это ты? — Люк подошел поближе к телевизору.

— У меня тогда была очень короткая стрижка.

Люк нажал на перемотку, затем снова на пуск. Либ на невообразимо высоких каблуках стояла в массовке на заднем плане. Она смеялась, с кем-то разговаривала. В ушах ее блестели и переливались длинные серьги. Короткое, казавшееся нарисованным платье едва прикрывало колени ее стройных длинных ног. Мальчишеская стрижка. Плавный изгиб изящной шеи.

— У тебя сохранилось это платье? — спросил Люк. — Или тебе его выдавали только на время съемок?

— Сохранилось. Мы должны были приходить на съемку уже в костюмах.

Люк снова перемотал пленку.

— Мне нравится это платье. Ты должна его как-нибудь надеть.

— Надеть? Это что же, когда буду сдирать обои со стен или, быть может, в церковь? — Она рассмеялась.

— Мы могли бы поужинать вместе. В ресторане наверху.

Либ запустила в него подушкой.

— Ты что, шутишь? Чтобы меня приняли за одну, из твоих пассий? Нет уж, спасибо.

За окном раздался раскатистый удар грома. Либ от неожиданности вскочила с кушетки, а когда по стеклам забарабанил дождь, она бросила довольный взгляд на потолок.

— Дождь, — радостно сказала она. — А мне не нужно бежать домой, проверять, плотно ли натянут брезент, не нужно суетиться с ведрами и тазиками, пытаясь поймать все струйки, стекающие с потолка. — Она снова уселась на кушетку, поставив ноги на скамеечку для ног. — Даже как-то странно, вот так спокойно сидеть здесь.

Люк поднялся и, выключив телевизор, внимательно глянул на Либ. Лицо его приняло очень забавное выражение.

— Только не говори, что ремонтировала крышу во время дождя.

Либ промолчала, но Люк без труда прочитал ответ на ее лице.

— Черт возьми, Либ, неужели ты это делала?!

— Расслабься, — отозвалась Либ. — Я бывала в местах и похуже.

Люк наклонился над ней.

— Да, ну и что…

— Я работала очень осторожно…

— Ну и что!

Либ вскипела и вскочила с кушетки, не давая себя запугать.

— А что я, по-твоему, должна была делать? Позволить дождю хозяйничать в моем доме? Или, может, разбудить тебя в два часа ночи и мило попросить о помощи?

Люк стоял молча, устремив на нее взгляд своих шоколадных глаз. И тут Либ вдруг обратила внимание на то, что, несмотря на суровое выражение, его лицо казалось почти одухотворенно спокойным. Именно таким она запомнила его, приезжая на каникулы к тетушке. За последние несколько недель прежний Люк Фултон начал потихоньку разрушать скорлупу одиночества, которую сам же себе и создал. Может, это оттого, что всего через несколько недель он выкупит обратно свои драгоценные земли? Или же причина крылась в чем-то, а точнее, в ком-то другом. В ней, например?.. Но это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Она взглянула на Люка, и его лицо смягчилось. Он спокойно ответил:

— Да. Именно так. Пожалуйста, в следующий раз разбуди меня в два часа. — Он обезоруживаюше улыбнулся. — Знаешь, у меня не было настоящих друзей с тех пор, как в седьмом классе уехал Томми Кернз. Так что, пожалуйста, побереги себя, Либ. Я привык к тебе.

Либ улыбнулась, и от ее лучезарной улыбки у Люка по спине побежали мурашки. «Забудь о Томми Кернзе, — пронеслось у Люка в голове. — Тебе же никогда не хотелось поцеловать Томми Кернза».

— Фотографии, — вдруг оказала Либ.

— Что? — не понял Люк.

При виде его растерянности Либ ухмыльнулась.

— Ты сказал, что у тебя есть куча старых альбомов, — напомнила она. — Я хотела посмотреть фотографию Тревора Фултона, помнишь?

Люк нахмурился:

— Тревора? Он погиб во Вторую мировую. Не уверен, что у меня есть его фотографии во взрослом возрасте.

Либ проследовала за Люком в передний зал. Он направился к встроенному книжному шкафу, полки которого теснились от пола до потолка.

— Он одних лет с Харриет, — уточнила Либ. — Значит, он брат твоего дедушки, верно?

— Верно. — Люк достал с полки альбом в красном кожаном переплете и пробежал глазами по страницам. — Боже, как давно я их не смотрел! Нет, здесь только родственники по материнской линии.

Либ заглянула ему через плечо.

— Вот он, — произнес Люк, открыв следующий альбом.

На первой странице была семейная фотография, сделанная, по всей вероятности, еще в начале 20-х годов. Чопорный пожилой мужчина стоял возле стула, на котором сидела женщина; три девочки в одинаковых платьицах и с ободками в волосах стояли с серьезными лицами позади мамы. Около нее стояли два мальчика, а на коленях она держала малыша с ангельским личиком.

— Это мой дедушка, — пояснил Люк, показывая на старшего из мальчиков. — А рядом с ним — Тревор.

Либ внимательно посмотрела на старую зернистую фотографию. Глаза обоих мальчуганов светились неподдельным весельем.

— Какие они милые, — заметила Либ. — Ты тоже так выглядел, когда был маленьким?

— Абсолютно, — кивнул Люк. — Знаешь, в этой всеобщей схожести есть что-то странное.

Люк перелистывал страницы. Здесь были всякие дальние родственники, двоюродные братья, сестры. Либ находилась так близко, что он чувствовал тепло ее тела, вдыхал запах чистых волос.

— Подожди, — вдруг остановила его Либ. — Поверни обратно.

Два молодых человека в рабочих комбинезонах и соломенных шляпах стояли, обняв друг друга за плечи. Они улыбались.

— Это они, — с гордостью произнес Люк. — Мой дедушка и Тревор. Должно быть, это фотография еще школьных времен, незадолго до того, как исключили Тревора.

— Исключили?

— Мой двоюродный дедушка был тот еще фрукт. За исключением последовала крупная ссора с отцом, и он ушел из дома. Он вернулся лишь незадолго до начала войны, когда умер мой прадедушка.

— Наверное, тогда Харриет с ним и познакомилась, — предположила Либ.

Люк заглянул в ее глаза и едва не утонул в этих глубоких фиалковых озерах.

— Харриет? — спросил он растерянно. — Она знала Тревора?

— Да, и достаточно хорошо, — улыбнулась Либ. — После войны они собирались пожениться. — Улыбка исчезла с ее лица. — Только он не вернулся.

— А я и не знал. — Люк перевернул страницу. — Кажется, здесь должны быть его портреты в форме. Их сделали прямо перед тем, как он ушел на войну. Да вот же они.

Человек на фотографии был похож на Люка, как две капли воды. Только волосы подстрижены короче и нос немного другой, а так сходство было поразительным.

На одной из фотографий Тревор смотрел прямо в камеру. Лицо серьезное, но глаза искрятся весельем. На другой — он смеется, обратив взгляд немного в сторону, словно глядя на кого-то, кто стоял слева от фотографа. Столько счастья было на его лице, столько любви…

— Потрясающее сходство, а? — Люк заглянул Либ в глаза и увидел, что они полны слез.

— Как ты думаешь, рай есть? Может быть, они вместе сейчас?

— Я не знаю, — мягко ответил Люк. Он обнял ее за плечи, и Либ опустила голову ему на грудь.

— Надеюсь, что да, — сказала Либ. — Мне всегда было непонятно, почему Харриет так и не вышла замуж. Как можно сделать такой ужасный выбор — всю жизнь жить одной? Но она ничего не выбирала, за нее сделала выбор судьба. Возможно, она просто не могла найти никого, кто мог бы с ним сравниться.

Объятия Люка были так приятны, так надежны и безопасны. Либ на мгновение закрыла глаза, вдыхая знакомый мужской запах — смесь мыла, шампуня, свежескошенной травы и…

Либ чуть отодвинулась.

— Как тебе удается пахнуть летом смазкой для лыж?

Люк рассмеялся и, взяв альбом, водрузил его обратно на полку.

— Я приводил в порядок старые лыжи. Пока ты принимала душ, я натирал их смазкой в сарае.

Либ покачала головой.

— Все вы, лыжники, одинаковы. Бьюсь об заклад, ты можешь точно сказать, сколько осталось до прихода зимы, — поддразнила она его.

— Только не в этом году, — признался Люк. — В этом году я наслаждаюсь летом. Зима придет не заметишь как. — Либ для него олицетворяла собой лето. И он чувствовал, что она исчезнет, как любое лето, когда в воздухе повеет прохладой и листья покроют землю разноцветным ковром.

— А когда придет зима, ты поучишь меня кататься на лыжах?

Волна надежды захлестнула Люка. Неужели она действительно хочет остаться? Не разрешая себе слишком на многое надеяться, он спокойно ответил:

— Конечно.

— О, уже поздно, — заторопилась Либ, бросив взгляд на старинные часы с кукушкой. — Мне пора.

— Я провожу тебя, — предложил Люк. — Только возьму зонтик.

Они шли молча, прячась от мелкого дождя под широким зонтиком. Либ с самого начала сказала ему, что останется в городе, но он не поверил. А что, если это правда?

— Спасибо, что проводил. — Они подошли к крыльцу. Либ обняла его и, встав на цепочки, запечатлела на щеке торопливый поцелуй. — И спасибо, что показал фотографии. Для меня это действительно было очень важно.

И исчезла. Люк даже не успел ответить, заключить ее в объятия, поцеловать по-настоящему.

— До завтра, — бросила она из-за сетки и захлопнула дверь.

Люк остался стоять на крыльце, идиотски улыбаясь.

Она поцеловала его.

Люк сбежал по ступенькам. Улыбка все еще играла на его лице. Словно обезумев от счастья, он помчался по лужам, подпрыгивая и пританцовывая на ходу.

Она поцеловала его!

Люк замер. О Боже! Он танцует под дождем. Либерти Джонс всего лишь в знак благодарности поцеловала его в щеку, а он, как дурак скачет из-за этого по лужам.

Аккуратно перепрыгивая через грязные потоки, Люк заспешил домой.

Сняв пиджак и ослабив галстук, Люк оглядывал собравшуюся на поляне напротив церкви толпу.

— Кого-то ищешь?

Люк обернулся. Прямо на него смотрели хитрые глазки Бренды.

— Случайно, не Либерти Джонс? — Она ехидно приподняла бровь. — Послушай, братик, когда бы я ни позвонила тебе на работу, мне говорят, что ты дома. Дома у тебя никто не отвечает. Ты даже не удосужился включить автоответчик. Давай-ка признавайся, ты влюблен в нее или что?

— Или что, — буркнул Люк и, засучив рукава, отошел в тень. — Я просто помогаю ей починить дом. Только и всего.

— Только и всего? — Бренда скрестила руки. — Тогда, как ты объяснишь, что вы вместе обедали, ходили в кино, играли в софтбол, а после уехали вместе…

— Случайное совпадение, — сухо ответил Люк, разглядывая поверх ее головы столпившихся возле лотка с мороженым людей. Среди них он заметил миссис Эдертон. Она покупала чай со льдом. — Поговорим об этом потом, — бросил он Бренде через плечо. Притворившись недовольной, она лишь укоризненно покачала головой.

Миссис Эдертон выдавливала в пластиковый стакан с чаем кусочек лимона. Подняв глаза, она увидела приближающегося к ней Фултона.

— Молодой мистер Фултон, — радостно защебетала она. — Отличный день для праздника мороженого, не так ли?

— Да, сударыня. Конечно. Как ваше самочувствие?

— Мне восемьдесят семь лет, — с достоинством ответила она. — И шарики в моей голове пока что еще все на месте, так что чувствую я себя превосходно, благодарю вас.

Люк не мог скрыть улыбки.

— Рад слышать.

— Ты улыбаешься точно, как твой двоюродный дедушка Тревор, — заметила миссис Эдертон. — Он был такой проказник, ну конечно, до того, как встретил Харриет. — Она прищурилась. — Вы тоже, молодой человек, влюблены в нашу девочку?

Люк слегка улыбнулся, надеясь, что она не станет настаивать на ответе, если он сменит тему.

— Вы, случайно, не видели Либ?

— Стало быть, ищешь ее? — Она пристально на него посмотрела. — Зачем?

Зачем?

— Затем… чтобы увидеть ее, — ответил Люк. — Потому, что мне нравится быть с ней.

Миссис Эдертон одобрительно улыбнулась — значит, он ответил правильно.

— Хорошо, что Либерти снова дома, не правда ли? — протянула старушка. — Я ужасно скучала по ней все эти годы. — Она кивнула головой в сторону середины лужайки. — Она помогает устроить оркестр.

— Спасибо.

Люк почти побежал к сцене.

Он заметил Либ почти сразу. На ней было еще одно платье Харриет — множество голубых цветочков, рассыпанных по белому фону. Короткие рукава, глубокий овальный вырез, длинная, летящая по ветру юбка. В таком наряде Либ казалась каким-то небесным созданием — феей или ангелом.

«Боже, — подумал с отчаянием Люк. — Эта женщина сводит меня с ума». Он ревниво наблюдал, как она смеялась и разговаривала с людьми, помогавшими ей расставлять стулья вдоль белых перил деревянной сцены.

«Она действительно дома, — подумал Люк, вспомнив слова миссис Эдертон. — И похоже, все с этим согласны».

Она никуда не уедет. Либерти не шутила, говоря ему, что собирается обосноваться в Стерлинге. Эта мысль поразила его, словно молния, и он схватился за перила, чтобы не упасть.

Завидя его, Либ улыбнулась.

— Привет, подающий! — Она подошла к нему. — Готов к сегодняшней большой игре?

«Игра? Сегодня? Ах да, софтбол». Люку потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чем она говорит.

— Да.

— А почему ты не надел пиджак? Ну, чтобы рука была в тепле.

Люк рассмеялся:

— Думаю, что ей и так тепло, ведь в тени сегодня тридцать пять.

— Ты уже попробовал мороженое с фруктовым сиропом?

— Потом попробую, — отмахнулся Люк, глядя, как на сцену поднимается оркестр. — Когда они начнут?

— Думаю, скоро, — ответила Либ. Оркестр заиграл, и она, улыбаясь, поправила себя: — Сейчас.

«Воскресный король любви». Как часто в детстве он слушал эту мелодию, прокручивая ее снова и снова на бабушкиной музыкальной шкатулке. Он и теперь не переставал ею восхищаться.

— Потанцуешь со мной? — Люк перебросил пиджак через спинку стула и, схватив Либ за руку, увлек ее на танцплощадку, не дожидаясь ответа.

— Я не знала, что тебе нравится игра большого оркестра, — сказала Либ, не узнавая собственного голоса. Люк крепко обнимал ее правой рукой за талию, а левой прижимал ее руку к своей груди. Чувствовал ли он, как бешено забилось ее сердце, как кровь стремительно понеслась по жилам?

— А я не знал, что оркестр из пяти человек считается большим.

— Церковный общественный комитет не позволил себе заказать четырнадцать музыкантов, — пояснила Либ, — поэтому мы решили создать нечто вроде мини-версии.

— Миниатюрный большой оркестр. — Его лицо расплылось в улыбке, — Настоящий оксюморон.

Либ почувствовала, как его мускулистое бедро прижалось к ее ноге. Их взгляды встретились, и Либ утонула в шоколадной глубине его глаз. Он сильнее привлек ее к себе. И их тела сплелись в одно целое, уже не единожды касаясь друг друга.

Либ провела языком по пересохшим губам.

— Люк, — прошептала она. — На нас смотрят. Люди могут подумать, что…

— Что я хочу тебя? — выдохнул Люк. — Они будут правы.

Огонь, горящий в его глазах, пронизывал ее насквозь, расходился приятным теплом по телу, жег кожу.

— Я не могу больше это скрывать, — сказал он хрипло. — Поцелуй меня, Либерти.

Безумие, настоящее безумие. Она не должна его целовать. Для этого есть целая тысяча причин. Они стоят на глазах у всего города. И вообще, она еще не готова к тому, чтобы их отношения зашли так далеко.

Но Либ не двинулась с места. Тогда Люк склонил голову и поцеловал ее.

Либ закрыла глаза. Его губы были такие мягкие, такие сладкие. Но под этой сладостью чувствовалась пьянящая горечь страсти. Либ обвила его шею руками. Она не могла им насладиться и, стесняясь своих желаний, отстранилась.

Оба тяжело дышали.

— Боже, — сказал Люк слегка дрожащим голосом. — Ты и представить себе не можешь, как долго я этого ждал.

— Мне нужно идти, — выдохнула Либ. — Я обещала помочь с клубничным мороженым.

— Ты же не собираешься вот так целовать меня, а потом притворяться, будто ничего не было?

— Нет, конечно. — Либ вспыхнула. — Но здесь едва ли подходящее место для…

— Успокойся, я просто хотел немного тебя подразнить, — усмехнулся Люк. — Ты ведь сказала примерно то же самое, помнишь? Ты можешь целовать меня, когда захочешь, и вовсе не нужно ни о чем говорить.

Он снова поцеловал ее. Ох, какие сладкие у нее губы.

— Не уходи, — попросил Люк.

— Я обещала помочь…

— Тогда позволь и мне тоже помочь.

Либ от удивления слегка отступила назад. И вдруг осознала, что они все еще стояли посреди десятка танцующих пар. Взяв Люка за руку, она увлекла его к краю танцплощадки.

— Ты действительно хочешь помочь?

«Я хочу быть с тобой», — подумал Люк, но промолчал. Он боялся. Кто знает, как она отреагирует на его слова.

— Да, — кивнул он.

— Люк, нам надо поговорить.

Ее фиалковые глаза смотрели серьезно. Люк слегка встревожился. Но нет, он не мог ошибиться. Их влечение было взаимным. Он вспомнил, как она его целовала, как крепко обнимала за шею…

И даже если она приведет сотню причин, по которым они должны остаться друзьями, у него найдется тысяча, доказывающих обратное. Ее глаза, улыбка, губы, нос, усеянный веснушками. Ее смех и шутки. Его желание…

Боже, как же он ее хотел…

Люк кивнул, и они направились через лужайку к столу, где в огромных контейнерах, окруженных кубиками льда, медленно плавилось мороженое.

Весь остаток дня Либ была слишком занята, чтобы хоть немного привести свои мысли в порядок. Вазочку за вазочкой она раскладывала клубничное мороженое. Люк стоял тут же, и оборачиваясь, каждый раз она замечала безумную страсть, горящую в его глазах.

Заметив, как нахмурилась миссис Прайс, Либ поняла, что, кроме нее, эту страсть увидели едва ли не все жители города.

«Что же делать?» — растерянно подумала Либ.

Единственное, чего она сейчас хотела, так это снова поцеловать Люка Фултона.

— Давай садись. Опоздаем. Игра начинается через пятнадцать минут.

— Я сяду только при одном условии, — сказала Либ, заглядывая в грузовик через пассажирское окно. — Ты должен пообещать, что не станешь целовать меня, пока мы не поговорим.

— Ты шутишь, — в недоумении уставился на нее Люк.

— Нет.

Он одарил ее своей самой обворожительной улыбкой.

— И даже на удачу перед игрой?

— Мы выиграли подряд четыре игры. Нам не нужна удача, чтобы выиграть и на этот раз… Так ты обещаешь?

— Ты серьезно?

— Еще как. Я скорее лягу под грузовик, чем… — Она подалась назад, делая вид, будто собирается спрыгнуть с подножки машины и сесть в свой «спитфайер».

— Ну хорошо, — поспешно согласился Люк. — Обещаю.

Либ открыла дверцу и забралась в кабину. Пристегивая ремень, она довольно улыбнулась Люку.

— Хорошенький удар по самолюбию, — проворчал Люк и, надавив на газ, понесся вниз по улице. — Первый раз за три года поцеловал женщину, и она светится счастьем оттого, что я пообещал больше этого не делать.

— Бедненький.

— Что же, давай поговорим.

Либ покачала головой:

— Игра начнется всего через несколько минут. Какой смысл заводить разговор, который мы вряд ли сможем сейчас закончить?

— А о чем тут, собственно, говорить? — возразил Люк, поворачивая на стоянку возле игрового поля. — Ты ведь чувствуешь то же, что и я. Это видно по твоим глазам. Я не хочу быть просто твоим другом, Либ. Я хочу…

— Я знаю.

Припарковав грузовик, Люк повернулся к Либ, положив руку на спинку сиденья. Либ продолжала упорно разглядывать софтбольную перчатку, лежавшую у нее на коленях.

— Дело в деньгах, — начала она, прямо посмотрев ему в лицо. — Я не могу иметь близкие отношения с человеком, которому должна такую кучу денег. Слишком большой повод для недопонимания и недоверия между нами. Поэтому я позвонила Ричу Лоуэллу и попросила встретиться со мной в банке. Хочу заложить дом, чтобы побыстрее выплатить тебе деньги.

— Прости за грубость, дорогая, — засмеялся Люк, не веря своим ушам, — но, по-моему, ты спятила. Банк ведь не будет ждать. От тебя потребуют сразу же внести первый взнос. Придется искать работу — по сути, она уже должна быть у тебя, иначе не видать тебе залога, как своих ушей. А представь, если у тебя будет полный рабочий день, тогда ремонт дома затянется бог весть на сколько.

Либ молча наблюдала за разминающейся на поле командой.

— Игра начнется через…

— К черту игру, — выпалил Люк.

Либ посмотрела ему в глаза и снова почувствовала, что тонет в их шоколадной глубине. Ее взгляд задержался на его губах. Ах эти губы! Никогда еще мужские поцелуи не возбуждали ее так сильно. Как ей хотелось, чтобы эти губы снова коснулись ее…

— Ты прав. — Она снова посмотрела ему в глаза. — Я хочу поскорее отремонтировать дом. И мне нужна отсрочка с выплатой кредита. Но больше всего сейчас мне хочется другого.

— Чего именно?

Он все еще не понимал, к чему она клонит, или ждал признания… Либ распахнула дверцу кабины и, глядя на поле, отстегнула ремень.

— Выиграть. Надрать задницу «Соколам». — Она перевела взгляд на Люка. — И… тебя.

В красно-оранжевых лучах заходящего солнца его лицо казалось загадочным и красивым. Глаза стали почти черными. Он медленно покачал головой:

— Ну уж нет! — Он потянулся к ней. — Сказать такое и остаться без поцелуя, ну уж нет!

— Но мы еще не закончили наш разговор, — предупредила Либ, спрыгивая с грузовика. — К тому же ты обещал.

Люк нахмурился:

— А есть еще что-то?

— Конечно.

— Либ…

— Люк, поговорим после игры, — сказала она тихо. — Давай не будем торопить события. Прошу тебя.

Люк задумчиво молчал.

— Хорошо, — наконец произнес он. — Будем играть по твоим правилам.

— Это не игра, — возразила Либ. — Игра начнется через пару минут. Так что давай, Фултон, шевели ногами. Надо проучить этих «Соколов». — И она заспешила к софтбольной площадке.

Их команда выходила первой, и Люк пошел переодеваться.

— Люк, ты отбиваешь третьим, — сообщил капитан команды. — Вы, ребята, еще попозже не могли приползти? Я уж думал, придется объявить поражение в связи с неявкой игроков. — Он ухмыльнулся. — Честно говоря, это было бы не так обидно. «Соколы» сотрут нас в порошок. Никто не хочет заключить пари? Вытряхнут из нас душу эти ребята или нет?

— Милт, по-моему, ты должен настраивать нас на победу, — послышался голос Либ с другого конца железной скамьи. — Вперед, ребята, мы можем навалять «Соколам». Просто это будет немного посложнее, чем раньше.

— Мы сейчас в ударе, — поддакнул ей один из игроков дальнего поля.

— Ну, не знаю, — протянул Милт, наблюдая, как первый отбивающий ударил по мячу. — Нам еще никогда не доводилось побеждать «Соколов».

— Джоан, занимай базу, — крикнула Либ подающему. — Люк следующий. Он должен выбить тройной, и ты сможешь занять дом. — Она повернулась к Люку: — Верно?

— Если это доставит тебе удовольствие. — Не отрывая взгляда от ее фиалковых глаз, Люк взял биту. — Я готов сделать даже невозможное.

В команде раздалось дружное «У-у-у». Игроки бесцеремонно пялились на Либ и Люка. Кто-то даже стал напевать старую детскую песенку о том, как Либ сидела на дереве с Люком.

Либ покраснела, точно школьница. Черт возьми, да что с ней? Конечно же, Люк все видел.

Люк улыбнулся ей и, чтобы разогреть мышцы, помахал битой.

Джоан отбила мяч. Забыв о всяком смущении, Либ впилась взглядом в играющих.

Очередь Люка.

Он подошел к площадке отбивающих и встал в позицию, слегка наклонившись вперед. Тонкая материя светлых бейсбольных трико обтянула его мускулистые ляжки и ягодицы. Либ невольно отметила, что задница у Люка Фултона была невероятно привлекательной.

Словно угадав ее мысли, Люк сошел с площадки и задорно подмигнул Либ.

— Эй, — позвал он.

Судья разозлился.

— Люк, вставай на место!

Либ подошла к проволочной изгороди, защищавшей команду от случайных мячей.

— Нужен тройной? — спросил Люк. Он постучал битой по щиткам и поправил футболку. — А может, выбить дом?

Либ скрестила руки.

— О, пожалуйста, будь моим гостем.

Люк улыбнулся и вернулся на площадку. По выражению ее лица он понял, что, если сделает какую-нибудь глупость, например закинет мяч на правое поле, она никогда ему этого не простит.

Но Люк хорошо знал подающего. Тот иногда кидал великолепный мяч, который летел прямо в середину. Люк понимал, что, если выбьет дом, его команда сойдет с ума от счастья. За площадкой разминался Тай Бартлетт — еще один мощный отбивающий. Если бы он знал, что его команда проиграет, то выбил бы мяч за поле. Но если бы думал, что выиграет…

Мяч взлетел в воздух, и Люк понял, что сумеет перебросить его через стену. Люк почувствовал невероятный прилив сил. Он размахнулся… и вдруг почувствовал себя счастливым, впервые за несколько лет. И не потому, что всего два шага отделяло его от цели — вернуть земли предков. Земля здесь была вовсе ни при чем. Дело было в Либ. Благодаря ей он почувствовал себя живым. Он почувствовал…

Бита с силой ударила по мячу, эхом отозвавшись в каждой клеточке его тела. И стук был таким громким, что ранил уши.

Ярко-белый на фоне темнеющего неба, мяч высоко взлетел и, выписав дугу, приземлился за стеной. Но Люк не следил за его полетом. Не побежал к первой базе. Он даже не шевельнулся.

Во рту у него пересохло. Руки дрожали. Но не из-за того, что он только что выбил дом, забросив мяч на добрых пятьдесят ярдов за центр поля.

Он повернулся и посмотрел на Либ.

Его товарищи по команде сходили с ума, прыгая, крича и хлопая друг друга по спине, но Либ продолжала неподвижно стоять у изгороди.

— Иди хвастаться, — сказала она и улыбнулась.

Если до сих пор у него и сохранялись какие-то сомнения, то теперь они развеялись. Да, он влюблен в Либерти Джонс.

 

Глава 7

Победа была сладостной.

Одна бутылка пива за другой разбрызгивали свое содержимое под громкий хохот обезумевшей от счастья команды.

— Дай пять, — воскликнула Джоан. — Не могу поверить, что мы побили «Соколов». Этого еще никому не удавалось!

— Победы без веры не бывает, — заметила Либ. — Сколько раз я тебе это говорила?

Джоан взвизгнула. Открыли еще одну бутылку, и очередной пенный фонтан вырвался на волю.

— Часто, — ответила Джоан. — Раза по четыре за игру. Но доказала твои слова именно эта победа. — Ее губы расплылись в улыбке. — Знаешь, Либ, я даже начинаю думать, что у тебя действительно может что-то получиться с Люком Фултоном.

Либ слегка нахмурилась:

— Что-то?

Джоан пожала плечами;

— Я ведь только недавно научилась думать, как ты. — Она перевела взгляд на Люка. — Он самый красивый парень в городе.

Либ кивнула. Люк снял футболку и, словно почувствовав взгляд Либ, обернулся. На лице его сияла ослепительная улыбка.

Джоан вздохнула:

— Нет, он самый красивый парень в Вермонте.

— Во всем Западном полушарии.

— Нет. В мире.

Обе рассмеялись.

— Но если серьезно, — сказала Джоан, — Люк, конечно, красивый мужчина, спору нет, но… — Она стала чертить в пыли узоры носком кроссовки.

— Что «но»? Говори же, — потребовала Либ.

— Он змея, — наконец произнесла Джоан. — На твоем месте я держалась бы от него подальше. Ты достойна большего. — Она посмотрела Либ в глаза. — Ты знаешь, я говорю это только потому, что ты мне нравишься.

Либ кивнула:

— Я знаю. Но думаю, ты не права. Люк хорошо ко мне относится. Он очень мил…

— Потому, что ты еще не спала с ним.

Либ ничего не ответила. Ее ужасно удивило, что едва знакомая девушка сует нос в ее личные дела.

— Ты ведь не спала, да? — настаивала Джоан. Либ наконец покачала головой.

— Я была знакома кое с кем из подружек Люка, — продолжила Джоан. — Он мил и ласков, пока не наступит утро. Если вообще останется до зари.

— Джоан, я не хочу этого слышать…

— Для него это игра, Либерти, — не унималась Джоан. — Не зная правил, ты не сможешь выиграть. Он любит завоевывать. Преследование будоражит ему кровь.

— Он совсем другой сейчас.

— Откуда ты знаешь?

— Знание — ерунда, — тихо произнесла Либ, — когда есть вера.

Она отыскала взглядом Люка.

«Поехали», — прочитала она по его губам. Расслышать что-либо в таком шуме было просто невозможно. Люк кивнул в сторону стоянки.

— Увидимся позже, Джоан, — бросила Либ через плечо, пробираясь сквозь толпу. В животе неприятно крутило. Вот оно. Наконец наступило время, когда они с Люком сядут поговорить. Она должна будет сказать ему… О чем?

Что она хочет убедить его в своем намерении остаться здесь навсегда? Что ей не нужен короткий романчик? Что она надеется на… нечто большее, чем легкий флирт? Да, она действительно хочет провести с Люком Фултоном всю оставшуюся жизнь.

Нет, этого не может быть. Она просто сошла с ума, если хочет выйти замуж за Люка. Предупреждение Джоан не пустой звук. Он и сам не раз говорил, что у него ни с кем не было длительных отношений. Черт, да для Люка Фултона провести с одной месяц — это уже долго.

Но она хочет его. Хочет так страстно, что при одной мысли о нем ее бросает в дрожь и подкашиваются ноги.

Настоящим сумасшествием было то, что она действительно доверяла Люку. Несмотря на его репутацию, она верила, что если он пообещает, что будет любить ее вечно, то никогда не нарушит своей клятвы.

Либ вздохнула. Если бы только Люк верил ей. Если бы не считал пришлой, чужой. Тогда бы никакие разговоры не понадобились. Можно было бы сразу перейти к поцелуям.

Либ столкнулась с ним на другом конце железной скамьи. Люк был весь мокрый от пива. Его темные кудри прилипли ко лбу и шее. Он выжал футболку, и струйки стекли на пыльную землю.

— Фу, — выдохнул Люк, тщетно пытаясь вытереть лицо голой рукой. — Ты тоже, я смотрю, не в лучшей форме, — заметил он, откидывая мокрые волосы с лица.

— Прежде чем садиться в машину, нам не мешало бы окатиться из шланга, — проворчала Либ, чавкая кроссовками.

Люк открыл ей дверцу.

— Немного пива, я думаю, мою машину не испортит.

— Я бы сейчас, что угодно отдала, лишь бы искупаться в пруду, — жалобно протянула Либ, залезая в грузовик.

— Ну так поехали искупаемся. — Люк захлопнул свою дверцу.

— Я никак не могу поверить, что ты выбил три дома.

Люк нажал на газ, и машина послушно выехала со стоянки.

— А я не могу поверить, что после второго удара подающий «Соколов» не сменил тактику. — Люк улыбнулся. — Его броски были великолепны.

Либ вздернула бровь.

— Странно слышать подобные речи от человека, который выбил за сегодняшний день около шестисот очков.

— Ну, скажем, во мне проснулось вдохновение, — пояснил Люк, поворачивая грузовик на Форест-роуд. — Как и у всей команды. Мы проиграли слишком много матчей, и теперь нам нужны только чистые победы. С таким игроком, как ты, в следующем году нам наверняка удастся заполучить почетное знамя чемпионата.

В следующем году?

Либ застыла от удивления.

Люк впервые заговорил о будущем. Все их прежние разговоры касались только прошлого или настоящего, работы или повседневной жизни. Люк никогда не употреблял слова «в следующем году» и «ты» в одном предложении.

Может, он просто оговорился. Может, на самом деле он вовсе так и не думает. Она должна это выяснить.

— В принципе я согласна остаться на первой базе, — начала Либ, стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения, — но в школе я всегда играла принимающего. — Либ глубоко вздохнула. — Могу ли я стать принимающим в следующем году?

В следующем году…

Либ показалось, что эти слова повисли в воздухе, словно толстое мокрое одеяло. Но Люк, похоже, ничего не заметил.

— Не знаю, — протянул он. — Тай ловит мяч уже семь лет, но он вечно чертыхается и стонет, что у него ломит спину, когда он наклоняется, так что можешь попытаться. — Он посмотрел на нее и улыбнулся. — Должен признаться, я хочу, чтобы ты играла на первой базе. Но может, в следующем году вы с Таем поменяетесь местами.

Либ готова была расплакаться и рассмеяться одновременно. Люк верит, что она останется в Стерлинге. Он наконец-то понял, что она намерена обосноваться здесь навсегда.

Эмоции захлестнули Либ, но, вместо того, чтобы броситься на шею к Люку, она распахнула дверцу кабины и спрыгнула на землю.

— Кто последний, тот тухлое яйцо, — крикнула Либ и побежала на задний двор.

В небе светила полная луна, озаряя все вокруг серебристым блеском. Ночной ветер холодил кожу. Услышав, что Люк настигает ее, Либ прибавила скорость.

Не сбавляя скорость, Либ вбежала на мостик и, оттолкнувшись, окунулась в прохладную черноту. Усталость этого жаркого дня, пыль и пот исчезли в ночной тишине.

Она вынырнула, разорвав черную гладь, всего в нескольких футах от Люка. Он улыбнулся ей, убирая с глаз мокрые пряди.

— Ты всегда плаваешь в кроссовках? — поинтересовался он.

— Только при полной луне.

Люк подтянулся и запрыгнул на край мостика.

— Луна будет полной только завтра, — заметил он. Он снял кроссовки и швырнул их на другой конец мостика. Затем начал стягивать носки.

Либ продолжала плавать вокруг мостика. В свете луны тело мужчины казалось высеченным из камня, как у греческого атлета, а лицо таким же красивым, как у киноактера. Он вполне мог быть самым красивым человеком в мире.

Люк свесился вниз, протягивая ей руку.

— По-моему, пора поговорить.

Ах да. Конечно.

Либ позволила вытащить себя на мостик.

Вода ручьями потекла с одежды. Либ отбросила мокрые волосы с лица и отжала их.

Подняв взгляд, она прочитала на его лице страстное желание, которое немедленно воспламенило и ее. Люк тщетно старался не смотреть на нее, и тут Либ поняла, что ее белая футболка намокла и стала почти прозрачной. Ткань прилипла к телу, и сквозь нее виднелась нежная грудь с острыми сосками.

Люк желал ее — это было очевидно. Но он боролся со своим желанием, помня о данном обещании. И Либ не выдержала.

Она шагнула вперед, обвила рукой его за шею и притянула к себе. Люк был явно удивлен, но удивление его длилось всего мгновение, уступив место истинной страсти, с которой он ответил на ее поцелуй. Люк заключил Либ в объятия и едва не задохнулся, ощутив холодное прикосновение ее мокрого тела.

Он продолжал ее целовать.

Либ прижалась сильнее. Мир вокруг закружился с неистовой силой. Его губы были такие твердые, а язык властно проделывал себе путь, жадно изучая каждый дюйм ее рта. Сердце Либ бешено заколотилось, и, почти задыхаясь от восторга, она запустила пальцы в его густые черные волосы.

Она была уже уверена, что Люк увлечет ее сейчас на дощатый настил мостика, как он вдруг перестал ее целовать.

— Разговор состоялся? — прошептал Люк, лаская взглядом ее лицо. Он нежно теребил ей волосы, словно еще не веря, что она так близка.

— Теперь ты знаешь, что я живу здесь, — пролепетала Либ. — Что мой дом в Стерлинге?

Люк не понял ее.

— Ты ведь раньше в это не верил, — объяснила Либ.

— Верно, — сказал он мягко. — Но теперь я верю.

Озаренная лунным светом Либ улыбнулась ему, и Люк почувствовал, как земля уходит из-под ног. Если это называется любовью, то нет ничего удивительного, что ради нее начинались войны, низвергались правительства, гибли люди.

Он снова прильнул к ее губам и, властно впитывая сладкий мед ее рта, услышал стон, вырвавшийся из ее груди. Она скользнула ладонью по его спине.

Люк желал эту женщину, которую сейчас сжимает в объятиях. Только не на одну ночь или две. Он хочет остаться с ней навсегда, встретить с ней старость. Встретить десять тысяч закатов, сидя вместе на крыльце.

Он хочет жениться на ней.

В какое-то короткое мгновение Люк действительно подумал сделать ей предложение прямо сейчас. Слова уже готовы были слететь с его губ, но он не решился. А вдруг она сочтет его сумасшедшим? И будет абсолютно права. Он и вправду сошел с ума.

Заглянув в озаренное лунным светом лицо Либ, он понял, что ему все равно. Пусть он и сошел с ума, зато подумать только, что он получает взамен.

— Люк, — выдохнула Либ. Он склонился над ней и целовал снова и снова, теряясь в шелке ее губ и мягкости тела.

«Выходи за меня», — опять чуть не сорвалось с его губ, но Люк сдержал себя. Время было явно неподходящее. Если он действительно знает, чего хочет, — а он, черт возьми, знает это, — тогда ему нужно разработать план, продумать, как лучше всего добиться своей цели.

И он сдержал себя с той же силой, с какой хотел броситься перед ней на колени и умолять выйти за него замуж, поднять ее на руки и унести на большую кровать с балдахином. С той же силой, с какой желал любить ее и слышать, как она страстно стонет в блаженной истоме.

Люк боялся сделать неверный шаг, боялся потерять ее.

Либ вздохнула. Его губы снова нашли ее, и она закрыла глаза, полностью отдаваясь во власть чувств. Его губы были такие мягкие, рот таким сладким…

«Мил и ласков, — вспомнила она предупреждение Джоан. — Ему всегда надо только одного…» Либ попыталась выбросить ее слова из головы, но не смогла. Червь сомнения уже терзал ее сердце, нарушая волшебство упоительной близости.

А что, если Джоан права? Что, если ему нужен только секс? Что, если, переспав с ней, Люк превратится в холодного, совершенно чужого человека?

«Нет, — сказала себе Либ. — Он изменился».

Люк нежно целовал ее, слегка покусывая нижнюю губу, отчего горячее тепло волнами растекалось по всему телу Либ. О, как она хотела его! Ее желание было взаимным, она это чувствовала своим бедром, видела в потемневших от страсти глазах.

Либ безумно хотелось увлечь его за собой в дом, в спальню. Но что-то удерживало ее.

С пруда подул легкий ветерок, и Либ вздрогнула, то ли испугавшись своих мыслей, то ли от холода, а скорее и от того и от другого.

— Ты замерзла, — мягко сказал Люк. — Пошли, я провожу тебя домой.

Подобрав кроссовки и носки, Люк сжал в другой руке тонкие пальцы Либ, и они медленно побрели к дому.

Они шли молча. В душе у Либ разворачивалась настоящая борьба. Да, еще слишком рано приглашать Люка к себе домой, но ее сердце настойчиво требовало этого. Ее чувства говорили, что момент, как раз самый подходящий.

Люк бросил кроссовки и носки на крыльцо и снова сжал Либ в объятиях.

— Как мне убедить тебя не закладывать дом?

Либ вздохнула:

— Мне невыносимо иметь близкие отношения с тем, кому я должна так много денег. Не хочу, чтобы это неправильно поняли, и в особенности ты.

Люк долго молчал, перебирая мокрые завитки ее волос.

— Ты не доверяешь мне? — спросил он наконец.

— Доверяю. — Либ рассмеялась. — Но вопрос в том, доверяешь ли ты мне?

Либ почувствовала укол разочарования, потому, что он медлил с ответом.

Но ответил честно:

— Не знаю. Я пытаюсь. — Он посмотрел вдаль мимо ее плеча, несколько нервно облизнул пересохшие губы. — Уже долгое время я не доверяю никому, кроме себя. Я верю тебе… насколько могу сейчас.

Либ кивнула, не в состоянии вымолвить ни слова. Люк глубоко вздохнул.

— Не хочу лгать, Либ, — сказал он тихо. — Я боюсь, что, взяв в банке залог, ты не сможешь выплатить проценты, и тебе придется продать дом. — Он прикрыл глаза, но Либ успела заметить в них тревогу. Люк сглотнул и, прижав ее, как можно крепче к себе, прильнул щекой к шелковистым волосам. — Я до смерти боюсь тебя потерять.

Глаза Либ наполнились слезами. Он признался, что боится за нее, поделился своими чувствами. Встав на цыпочки, она поцеловала его.

Люк ответил почти с дикой страстью, словно не мог насладиться ею, словно хотел вобрать всю в себя до последней капли.

В висках стучало, но Люк отчаянно пытался держать себя в руках. Он уже решил, что не останется с Либ этой ночью, что не попросит у нее сегодня любви. Слишком рано. Он не готов.

Но он все целовал и целовал ее. И каждый поцелуй был все сильнее, дольше…

— Либерти, позволь мне остаться с тобой… — Слова сами собой слетели с его губ, он тут же услышал:

— Пойдем в дом… останься со мной…

В ужасе, что он не смог сдержать себя, Люк слегка отстранился. Но какое же это наслаждение — знать, что и она хотела того же.

Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза. Люк знал, что, если она снова его попросит, он не в силах будет отказать. Либ глубоко вздохнула.

— Нет, — снова вместе сказали они и засмеялись.

— Я думаю… — начал Люк.

— Нам следует подождать, — закончила Либ.

— Я не хочу ждать, — пробормотал Люк, снова целуя ее.

— Я тоже. — Она закрыла глаза.

— Но мы должны, — прошептал Люк.

— У меня всегда плохо получалось выполнять то, что следует, — прошептала Либ в ответ. — Может, нам просто…

Люк прижал палец к ее губам.

— Я хочу тебя, — просто сказал он. — Но все должно быть правильно. Пожалуйста, не усложняй все, и так тяжело.

Либ ничего не оставалось, кроме как кивнуть. Люк нежно поцеловал ее, слегка коснувшись ее губ своими.

— Спокойной ночи, — прошептал он. — Увидимся завтра.

Люк отошел, но Либ не шелохнулась.

— Иди же в дом, Либ. И закрой дверь покрепче на замок, ведь бог его знает, я всего лишь человек.

Либ молча открыла дверь и вошла в прихожую.

— Я никогда не запираю дверь, — сказала она из-за сетки, и ее белые зубы сверкнули в темноте. — Спокойной ночи, Люк.

Только одно слово, и сегодня ночью она будет его. Люк это знал, но ему было мало только одной ночи. Он должен сделать так, чтобы все оставшиеся им в этой жизни ночи они провели вдвоем.

Либерти все еще стояла в дверях, и он заставил себя сойти с крыльца, подальше от нее, подальше от соблазна.

— Люк…

Звук ее мягкого бархатистого голоса заставил его остановиться. Он обернулся.

— Я никуда отсюда не уеду, — донеслось из темноты. — Я обещаю.

Люк стоял на площадке перед крыльцом. Тени от больших деревьев мягко ложились на его мускулистое тело, отчего оно казалось еще более привлекательным. Люк посмотрел на свои мокрые кроссовки, поднял глаза на дверь, за сеткой которой стояла Либ.

— Я просто… хотела, чтобы ты это знал, — тихо сказала она.

Люк кивнул.

— Я заставлю тебя сдержать обещание, — ответил он и пошел прочь.

 

Глава 8

— Люк!

Резко остановившись, Люк от неожиданности чуть не выронил из рук сумку. Он стоял на посыпанной редким гравием площадке перед магазином оргтехники. Обернувшись, он увидел улыбающуюся Бренду.

— Ты не очень спешишь? Можешь уделить минутку сестре?

Люк с трудом подавил раздражение.

— Ну, если только одну, то могу. — Он перехватил поудобнее бумажный сверток и добавил: — В чем дело?

— Это я хочу услышать от тебя, — выпалила Бренда. — Говорят, ты уже целую неделю водишь Либерти Джонс в ресторан наверху. Ты не ходишь на работу, ну или по крайней мере появляешься там не каждый день. И мои шпионы доложили, что видели вас танцующими в ресторане гостиницы. Очень медленно танцующими. — Она расплылась в улыбке. — Ты все еще будешь утверждать, что между вами ничего нет?

Люк посмотрел на нее отсутствующим взглядом. Едва заметная улыбка, игравшая на его губах, говорила о том, что он витает в облаках. Бренда готова была поспорить, что Либерти Джонс находилась где-то явно поблизости.

— Эй! — потормошила его Бренда.

Люк, словно очнувшись, удивленно заморгал.

— Прости. Ты о чем-то спросила?

Люк думал о вчерашнем вечере. Он пригласил Либ на ужин в ресторан, а потом они прогулялись до «Молочной пчелы», и он купил ей мороженое. Взявшись за руки, они долго бродили по городскому парку. Он отвез ее домой, и они несколько часов просидели у нее на крыльце, любуясь звездопадом.

В половине второго утра он поцеловал Либ на ночь так, как делал это каждый день в течение всей прошедшей недели, и ушел домой. Один.

Он почистил зубы и принял холодный душ, что с некоторых пор вошло у него в привычку. И лег спать. Один.

Их роман с Либерти Джонс продвигался вперед черепашьими шагами, но Люк обдумал все тщательнейшим образом и решил, что будет ухаживать за Либ медленно и осторожно, на старомодный манер. Каждый раз целуя ее на прощание на ступеньках крыльца, он видел, что она относится к нему все более и более серьезно. И каждый раз, не попросив ее остаться на ночь, он словно отмывался от грязной репутации донжуана.

«Еще пара недель, — размышлял Люк, — и я сделаю ей предложение. Но одному Богу известно, сумею ли я выдержать эти пару недель. А Либ?» Он ясно видел, как горели желанием ее глаза, чувствовал, как дрожала она в его руках…

Послезавтра ювелир закончит чистку фамильного бриллиантового кольца. Подгонять по размеру его не пришлось. Оно идеально подходило Либ, словно было сделано специально для нее. Люк украдкой сравнил его с другим из ее шкатулки.

— Ты не слышал ни единого слова из того, что я тебе сказала, — возмущенно фыркнула Бренда. Она посмотрела на брата долгим изучающим взглядом. — Ты ведь влюблен в нее, признайся? Слава Богу, это наконец-то произошло. Тебя заарканили.

По привычке Люк начал было возражать, но остановился. Он всегда тщательно оберегал свою личную жизнь от посторонних глаз. Всегда считал, что это никого не касается. Но его отношения с Либерти, пожалуй, касались и Бренды. Она ведь приобретает невестку.

— Я с ума схожу по ней, — произнес он тихо, все еще боясь признаться в своем чувстве, но, собравшись с духом, продолжил: — Она то, что надо.

Бренда рассмеялась сквозь слезы и сердечно заключила брата в объятия.

— Я так беспокоилась за тебя, — проговорила она. — У тебя на уме были только деньги, финансовые отчеты да эта дурацкая земля. — Она обняла его еще крепче. — Может, ты и заработал много денег, но только сейчас стал по-настоящему богат.

В вечернем воздухе уже чувствовалось дыхание приближающейся осени.

На завтра у Люка была назначена встреча с возможными покупателями видеомагазина. Они договорились встретиться утром в Бостоне, и Люк планировал выехать из дома пораньше, где-нибудь часиков в шесть.

Он молча шел рядом с Либ, и она была уверена, что мысленно он уже в Бостоне. Целых три недели она наслаждалась обществом Люка, но завтра он уедет из города, и теперь все станет по-другому.

Либ поежилась.

— Замерзла? — Люк привлек ее к себе.

Либ прильнула к нему.

— Нет, просто немного напугана. Лето кончается, и… и слишком многое должно измениться. Не могу поверить, что уже завтра тебе снова идти на работу.

— Да, деньки предстоят напряженные, — согласился Люк. — Но, как только я заключу сделку и выкуплю свои земли, работы будет не так уж много, и я помогу тебе закончить дом.

— Ты, верно, шутишь? — нахмурилась Либ, присев на ступеньки.

Приподняв слегка брови, Люк с удивлением уставился на нее:

— Нет.

— А как же постройка дополнительных зданий для санатория? Разве вы не планировали с Кеном Эйвори построить гостевые коттеджи?

— Верно, — кивнул Люк. — Но свою часть работы я уже сделал. Теперь дело за строителями…

— Ты что, вправду считаешь, что Эйвори станет продолжать строительство после того, как ты выкупишь землю?

— А почему нет, собственно говоря? Место подобрано идеально, и я готов сдать ему землю в аренду…

— И ты думаешь, Эйвори станет строить капитальные сооружения на арендованной земле? Он ведь может запросто купить, например, задние земли Ходжкинсонов или даже верхние пастбища Уайтона. Там, кстати, очень живописные места. И могу поспорить, Ланс Уайт не станет особо торговаться. В любом случае для Эйвори это будет куда выгоднее, чем арендовать земли у тебя, какую бы низкую плату ты ни назначил.

Люк недовольно нахмурился:

— Но у нас уже все готово. Место тщательно изучено. Готовы проекты домов. В сентябре рабочие уже должны приступить к строительству. Если архитектору придется делать проект для нового места, все работы отодвинутся до весны.

— Думаю, Эйвори это перенесет, — сказала Либ. — У него в кармане будет целый миллион. Суетиться придется рабочим. Их лишат работы еще до того, как они успеют к ней приступить. Так что, если ты хочешь, чтобы проект был завершен, тебе придется немало потрудиться.

Люк резко вскочил, отчего старые перила крыльца неистово зашатались. Либ прижала ногой одну из стоек, чтобы не дать хлипкому сооружению рассыпаться.

— Ты считаешь, мне не следует выкупать землю? — медленно произнес Люк.

— Я уже сказала тебе, что думаю, — тихо ответила Либ. — Она и так твоя, раз ты владеешь частью корпорации.

Люк повернулся к ней:

— Не знаю, как сказать, чтобы ты наконец поняла…

— Я знаю, что ты чувствуешь, — возразила Либ, вставая и подходя к нему. — Я тебя очень хорошо понимаю. Просто не согласна с тобой, вот и все. Земля по-прежнему твоя, и она куда ценнее, будучи частью санатория.

Люк снова отвернулся в темноту.

«Интересно, слышал ли он хоть одно мое слово?» — подумала Либ.

— Мне пора, — сухо произнес Люк. — Уже поздно.

Он поцеловал ее словно невзначай и стал спускаться с крыльца.

Либ до боли захотелось окликнуть его, но он даже не обернулся, не посмотрел на нее, не махнул на прощание рукой. И исчез в темноте.

Либ вздрогнула, скорее от холода его слов, чем от прохлады ночного воздуха.

Люк никак не мог заснуть.

Часы уже пробили три утра, а он все лежал, уставившись в потолок. Продажа магазина его не особенно волновала. Конечно, сделка могла и сорваться, но он всегда был хладнокровен.

Так почему же ему не спалось?

Потому, что не мог перестать думать о Либ.

Весь вечер он мечтал о том, как поцелует ее на ночь. Весь вечер он желал оказаться в ее объятиях, представлял, как жадно раскроются ее губы, отвечая на каждый его поцелуй.

И что же он сделал? Ушел, не поцеловав ее на прощание.

Сколько разочарования и обиды плескалось в ее глазах.

Его очень раздражали ее рассуждения по поводу земли, и он никак не мог понять почему.

Может, потому, что эти пять лет все его мысли были поглощены только единственной целью: выкупить фамильные земли Фултонов.

Но так было до того, как он встретил Либерти Джонс.

До сих пор он никогда не задумывался о том, как станет жить после пятнадцатого сентября. Ему было, все равно.

Но теперь задумался.

Либерти Джонс — вот его будущее, и, черт возьми, какое!

Если бы только он не ушел и не испортил все…

Он должен извиниться перед Либ. И он будет полным идиотом, если уедет, не попросив у нее прощения, не увидев ее и не сказав «до свидания».

Люк резко сел на постели и бросил взгляд на часы. Пятнадцать минут пятого. Он вскочил и отправился в душ.

Если поспешить, у него будет достаточно времени, чтобы…

Люк толкнул скрипучую дверь. В доме было темно и тихо. Едва сдерживая нетерпение, Люк начал подниматься по лестнице на второй этаж. Его шаги гулко отдавались в предрассветной тишине.

Дверь в спальню Либ была распахнута. Шторы не задернуты, и через окно струился мягкий лунный свет.

Люк замер в дверях, прислушиваясь к ровному дыханию Либ.

Она спала на большой двуспальной кровати. Простыни сбились, волосы разметались по подушке. Либ спала на животе, подложив одну руку под голову, а другую откинув в сторону, словно пытаясь обнять кого-то лежащего рядом. Одну ногу она согнула, а другую свесила с края матраца.

На ней были белая мужская сорочка и очень короткие белые штанишки. Люк сглотнул. В свое время он успел повидать немало женского нижнего белья. И простого, и дорогого кружевного. Но ни одно не возбуждало его так, как этот импровизированный ночной костюм Либ.

Люк знал, что должен уйти. Если он ее разбудит поцелуем, если дотронется до нее, если она ему улыбнется, то уйти отсюда он уже не сможет. Но вместо того чтобы развернуться и пуститься бегом вниз по лестнице, Люк остановился у кровати.

Длинные стрелы девичьих ресниц покоились на усыпанных веснушками щеках, а губы слегка приоткрытого рта манили мягкостью и необыкновенной чувственностью.

Люк собрал последние жалкие остатки самообладания и заставил себя отступить назад к двери. Но не успел он сделать и двух шагов, как Либ зашевелилась и, перевернувшись на спину, уставилась на него сонными глазами.

— Люк? — Она села на постели. И тут Люк заметил, что через старую ткань поношенной сорочки отчетливо просвечивались пухлые груди Либ. — Который час? — спросила она, оглядываясь на будильник.

— Без двадцати пять.

Либ отбросила с лица спутавшиеся пряди и посмотрела на Люка. Он стоял посередине комнаты. Великолепный черный костюм, черная рубашка, что было очень нетипично для Люка, обычно он носил белые, и черный галстук. Этот наряд удивительно подчеркивал тонкие линии его смуглого лица.

— Ты пришел попрощаться? — догадалась Либ. — Я рада. — Она вымученно улыбнулась. — Я не успела вчера пожелать тебе удачи. Ну что ж… удачи тебе, Люк.

У Люка пересохло во рту. Он никак не мог вспомнить, что собирался ей сказать. Ах да, он же ведь хотел извиниться.

— Либ, мне очень жаль, что вчера все так получилось, — выдохнул Люк и, понимая, что не должен этого делать, все-таки сел радом с ней на кровать. Пружины прогнулись и застонали под его весом. — Не хочу, чтобы расхождение во взглядах пролегло между нами черной тенью. Все эти долгие пять лет я жил с единственной целью — вернуть земли предков. Я должен довести начатое до конца. Это очень важно для меня. — Он заглянул Либ в лицо и на какое-то мгновение забыл обо всем, снова поразившись глубиной ее фиалковых глаз.

— Знаю, — мягко сказала Либ. — Я просто хотела удостовериться, что ты все тщательно обдумал. — Она солнечно улыбнулась. — Боже, как чудесно пахнешь. А костюм… — Либ подняла вверх большой палец. — Ты выглядишь очень возбуждающе.

— Ты тоже. — Люк наклонился и неспешно коснулся ее губ, но в его глазах уже загорелась страсть. — Чертовски возбуждающе.

Люк снова поцеловал ее. Либ вскинула руки и обняла его за шею. Его черные волосы еще не успели высохнуть после душа. Гладкие, только что выбритые щеки мягко касались ее лица. Он поцеловал ее сильнее, с жадностью, которая удивила их обоих. Либ ощутила во рту привкус зубной пасты.

Увлекая Люка за собой, Либ откинулась назад. Горячий, влажный, жадный рот вновь накрыл ее губы, а его руки медленно заскользили по ее телу. Он шептал ее имя. Из груди Либ вырвался стон. Как же долго она ждала этих ласк. Она обвила его ногами, крепче прижимая к себе.

— Боже, Либ, — прохрипел Люк. Он поднял голову и посмотрел на женщину, которую сжимал в объятиях. Глаза ее потемнели от желания, губы раскрылись в трепетном ожидании.

— Либ, я хочу… Мы можем?..

— Да, — прошептала она в ответ, улыбаясь. — Можем.

Люк планировал пригласить Либ на ужин в день, когда он выкупит фамильные земли. Собирался сделать ей в этот вечер предложение. И если бы все случилось так, она ответила бы «да». И только тогда переступил бы он порог ее дома. Все должно было произойти совершенно иначе, но это уже не имело никакого значения. Он хотел ее… Нет, он испытывал нечто большее, чем просто желание. Он нуждался в ней. Нуждался в ее любви. О Боже, как же он любил ее…

Он сбросил пиджак, в спешке вывернув его наизнанку. И снова накрыл ее губы жарким поцелуем.

Либ поднялась на кровати. Ловкими быстрыми движениями она расстегнула пуговицы его рубашки и сдернула ее с его плеч.

Сладостно-мучительное ощущение охватило Люка, когда тонкие пальчики Либ коснулись его голой спины. Ее теплые влажные губы смело опускались от подбородка до шеи.

Сев на него верхом, Либ сильнее прижалась к его бедрам. Ее ритмичные движения дали ему понять, что время пришло. Сегодня он не выпустит Либ из своих объятий. Они наконец-то будут любить друг друга, и ничто на свете не остановит их.

О Боже! Возможно, им все-таки придется остановиться…

— Либ, у меня нет резинки. — Его срывающийся голос резко прозвучал в тишине.

Пальцы Либ нащупали пряжку на его ремне.

— У меня есть, — прошептала она, с улыбкой расстегивая молнию брюк. — В сумочке.

Люк вскочил. Скинул на пол ботинки. Следом полетели и брюки. Обнявшись, они покатились по огромной кровати. Ноги тесно переплелись, ощущение от их соприкосновения было столь же сладостным, сколь и от того, что нашли пальцы Люка под тонкой тканью ее сорочки.

Либ закрыла глаза. Невероятное наслаждение от его прикосновений струилось теплыми волнами по телу. Она так долго этого ждала. Они ждали. И все ради этого упоительного момента.

Люк потянул кверху ее рубашку, и она подняла руки, чтобы поскорее от нее избавиться.

— О Боже, — хрипло выдохнул Люк. Его голос дрожал, и Либ открыла глаза.

Во взгляде Люка было столько огня, что казалось, он прожжет ее сейчас насквозь.

— Ты прекрасна, — прошептал Люк, скользнув по ее телу сначала взглядом, а затем, почти с благоговением, руками. — Ты даже представить себе не можешь, сколько долгих ночей я провел без сна, мечтая о любви с тобой.

Либ тихо засмеялась.

— Думаю, что догадываюсь, — возразила она. — Не ты один ворочался по ночам без сна. Жаркими летними ночами… зная, что ты всего в каких-то ста ярдах от меня, я лежала здесь и, включив на полную кондиционер, воображала, как ты покрываешь меня всю поцелуями…

Глаза Люка стали почти черными.

— Всю? — прошептал он. — Может… здесь? — Склонив голову к ее груди, Люк слегка коснулся губами соска.

— Да, — выдохнула Либ.

Люк накрыл сосок губами и, слегка теребя его языком, заставил Либ застонать от наслаждения. Она прижалась к нему теснее. Его мускулистое бедро оказалось между ее ногами, и она обхватила его тесным кольцом. Она хотела его немедленно, прямо сейчас.

Но Люк не спешил.

Его горячие губы проделывали дорожку поцелуев вниз по ее животу. Либ запустила пальцы в густой шелк его кудрявых волос.

— Люк, пожалуйста… — задыхаясь, прошептала Либ. Люк поднял голову. Дьявольская улыбка играла на его красивом лице. Глаза блестели, волосы растрепались.

— Я думал, ты хотела, чтобы я поцеловал тебя везде. — Он тоже тяжело дышал. — Мне остановиться?

Либ ничего не ответила. Она не могла. Губы Люка опустились ниже. Он провел языком вдоль пояса ее штанишек.

— Мне остановиться? — повторил Люк едва слышным шепотом.

— Нет…

Люк снова улыбнулся и одним движением стянул с ее стройных длинных ног белые пижамные штанишки.

Он покрыл поцелуями ее ступни, затем двинулся выше, оставляя теплый влажный след на лодыжке, затем на колене и, наконец, выше на бедре.

Но, как она его и просила, он не стал останавливаться.

Либ выгнулась. Ощущение было слишком сильным, слишком мучительно сладостным.

— Люк!

Он поднял голову. На губах играла улыбка. В потемневших глазах прыгали искорки.

— Ты сказала не останавливаться.

— Я не хочу, чтобы ты останавливался. Я хочу…

Его пальцы заняли место губ. Каким-то чудесным образом он знал, где ласкать ее, как доставить максимальное удовольствие…

— Чего? — прошептал Люк. Он лег рядом с ней, но руки его, ни на секунду не останавливаясь, продолжали ласкать ее. Он склонился к ее груди, его губы нашли ее сосок. — Чего ты хочешь? Скажи мне.

Либерти хотела, чтобы он любил ее вечно. И она поняла, что так будет. Люк любит ее. Будь все иначе, разве он смотрел бы на нее так?

— Может, это и покажется тебе старомодным, — мягко сказала Либ, — но я хочу быть твоей.

— Мне неловко об этом говорить, но ты уже моя, — ответил Люк. — А я полностью принадлежу тебе. Этот договор мы скрепили нашим первым поцелуем.

Либ почувствовала, как каждая клеточка ее тела наполнилась любовью к этому мужчине.

— Люби меня, — прошептала она.

— По-моему, я как раз этим сейчас и занимаюсь, — засмеялся Люк.

Либ высвободилась из его объятий и, откинув с лица спутавшиеся волосы, села рядом с ним на колени. Просунув пальчики под резинку его трусов, она стянула их быстрым движением, ни капли не пытаясь скрыть, как возбуждает ее это мускулистое тело.

Его глаза горели не меньшей страстью, и Либ сомкнула пальцы вокруг его плоти. Люк застонал. Она медленно ласкала его, зная, что еще немного, и он будет внутри ее.

Люк не отрываясь смотрел на Либ. Его взгляд приковывал ее к месту, завораживал желанием.

Она должна принадлежать ему. Прямо сейчас.

Но сначала…

Люк подумал о том же. Вместе они наклонились к краю кровати, где на полу стояла сумочка. Либ первой схватила и достала коробочку, которую, словно предчувствуя сегодняшнее событие, купила всего несколько дней назад в аптеке.

Люк выхватил коробочку из ее рук и в спешке почти разорвал ее пополам.

Пока Люк управлялся с коробкой, Либ смахнула все лишнее с кровати. И вот — о Боже! — он готов. Люк сжал ее в объятиях. Его жадный рот нашел ее губы. И через мгновение он вошел в нее.

Либ выгнулась, упиваясь им и предвкушая следующее, еще более сладостное единение их плоти.

С его губ слетело ее имя, и, поймав его взгляд, Либ поняла, что чувства их взаимны.

Их бешеный танец был единением не только тел, но и душ, их сердец. Да, вечность начинается именно здесь и именно сейчас…

Люк покрывал поцелуями ее губы, шею, груди. Крепко прижимая к себе, он, казалось, угадывал малейшее ее желание, малейшую потребность. А когда ощущения почти достигли апогея, он изменил ритм.

Либ казалось, будто за спиной выросли крылья и она поднимается в подоблачную высь.

Движения Люка стали сильнее и решительнее, и Либ почувствовала, как весь мир наполнился яркими цветами, а по телу волнами растеклось блаженное тепло. Либ откинула голову назад и засмеялась.

Ничего подобного она никогда еще не испытывала. Люк ее. До конца своих дней он будет принадлежать теперь только ей.

Люк сильнее сжал ее в объятиях, в страстном порыве напряглось его тело. И в следующую секунду она почувствовала, как взорвалась его плоть. Либ наклонилась вперед и поцеловала его. Он жадно ответил. А потом, утомленный, крепче привлек ее к себе, словно не желая никогда выпускать из своих объятий.

Би-и, Би-и-и.

Сигнал машины резко отозвался в утренней тишине, и они оба вздрогнули. Либ подняла голову и заглянула в шоколадные глаза Люка.

Би-и. Би-и-иб.

— Это за мной, — сказал Люк. Уже почти пять тридцать. Пора отправляться в аэропорт. — Люк закрыл глаза и тихо выругался. — Либ, я не хочу уезжать. Пойду скажу шоферу, что он мне сегодня не понадобится.

— Ты серьезно? — удивилась Либ.

— Милая, я серьезен, как никогда. — Люк приподнялся на локтях.

— Ты ведь три недели ждал этой встречи, — не унималась Либ.

— Нашей ночи я ждал намного дольше. — Люк потянулся к ней и заключил в объятия. — И теперь я не собираюсь вот так просто встать и уйти.

С улицы снова раздался нетерпеливый сигнал машины.

— Люк, пожалуйста, — просила Либ. Она высвободилась из его объятий и, сев рядом, откинула с его лица прядки волос. — Если ты не поедешь на встречу в Бостон, сделка сорвется. Я никогда себе этого не прощу.

— К черту сделку, — отмахнулся Люк и запечатлел на ее губах еще один страстный поцелуй.

Либ закрыла глаза. Как велико искушение. Он отпустит шофера, и они проведут остаток утра, весь день и, возможно, большую часть ночи здесь, в ее комнате, в ее постели. Но в конце концов реальность вернется в их сознание, и Люк ужаснется тому, что потерял.

Нет, этой ошибки они не совершат. Либ отстранилась.

— Я не позволю тебе остаться, — сказала она. — До сегодняшней ночи ты не переставал говорить, как важна для тебя эта земля. И я не позволю тебе свести на нет все планы и старания последних пяти лет.

— К черту землю, — буркнул Люк и снова потянулся к Либ.

Но она остановила его.

— Это неправда, и ты это сам прекрасно знаешь. Отправляйся в Бостон, а я буду ждать твоего возвращения здесь.

Она прочитала в его глазах нерешительность и, встав с постели, начала собирать разбросанные вещи. Она подняла пиджак, вывернула и стряхнула с него пыль.

— Может, примешь душ? Я накину что-нибудь и выйду предупредить твоего шофера.

— Нет.

Люк поднялся с постели и отправился в ванну. Но душа он не включил. Вернувшись, он начал не спеша одеваться.

— Я увезу твой запах с собой. Приму душ вечером, когда вернусь.

— Во сколько ты прилетаешь? — спросила с улыбкой Либ, подавая ему рубашку.

— В пять тридцать, — ответил Люк. — Если смогу, то даже раньше. И поверь, я буду очень стараться. — Он рассмеялся. — Не могу поверить, ты стоишь передо мной нагая, а я ухожу.

Люк привлек ее к себе и поцеловал. Его руки ласково скользнули по ее голой спине. Либ рассмеялась и попыталась застегнуть пуговицы на его рубашке.

— Ты сам все усложняешь, — припугнула она. — Шофер уедет.

— Нет, — возразил Люк. — Он приехал на пятнадцать минут раньше. Сейчас он, как всегда, наливает себе чашечку кофе и жует бутерброд.

Боже, как она красива! И совершенно не смущена тем фактом, что стоит нагая, а он уже почти одет. Люк не смог удержаться. Его рука непроизвольно скользнула вниз, к ее женскому естеству.

— Я хочу тебя, — хрипло произнес Люк. Возбуждение переполняло его, словно семнадцатилетнего мальчишку. — Как я могу уйти, Либерти?

Ее губы коснулись его губ. Их вкус опьянял.

— Если твой самолет прилетает в пять тридцать, — сказала Либ, отрываясь от его губ, — значит, я увижу тебя в шесть. — И, улыбаясь, она мягко высвободилась из его объятий. — Как насчет того, чтобы отпраздновать продажу магазина?

Люк молча наблюдал, как она прошлась по комнате и накинула старомодный серебристо-серый шелковый халатик, который, казалось бы, скрыл ее красивое тело, но тонкая струящаяся ткань мягко облегала его изящные изгибы. В нем она выглядела еще более привлекательной. Либ подошла к нему и протянула галстук.

— Давай вместе поужинаем сегодня, — предложил Люк, накинув галстук на шею и протягивая его под воротом рубашки. Черт, неужели он будет испытывать возбуждение целый день? Он думал, что после проведенной с ней ночи напряжение спадет, но, похоже, стало еще хуже.

— В пиццерий или гостинице? — уточнила Либ, поправляя узел на его галстуке.

— В гостинице. Давай разрядимся в пух и прах. Хочу, чтобы этот вечер был особенным. — А про себя подумал: «Ну и что с того, что на несколько недель раньше. Сегодня же я сделаю ей предложение».

— Хочешь, чтобы я заказала ужин? — спросила Либ, спускаясь впереди него по лестнице. И, задорно улыбнувшись, добавила: — Скажем, часов на десять вечера…

Их взгляды встретились, и Люк улыбнулся ей в ответ.

— Да, — согласился он. — В самый раз.

 

Глава 9

Либ уже почти закончила макияж, когда раздался телефонный звонок. Закрыв помаду колпачком, Либ подняла трубку:

— Алло!

— Либ, ты не поверишь, я все еще в Бостоне.

Либ опустилась на кровать.

— Что-то случилось?

— В том-то и дело, что ничего. Сидим с самого утра, а чего именно они хотят, я так и не понял. Иначе давно бы уже согласился на их условия. Черт, как же я хочу поскорее убраться отсюда!

Либ посмотрела на свое отражение в зеркале. Она надела сегодня черное платье, то самое, которое надевала на съемки и которое так понравилось Люку. Черные колготки и черные кожаные туфли на высоких каблуках эффектно подчеркивали стройность ее длинных ног.

— Сожалею.

— Мне тоже очень жаль. — И, помолчав немного, Люк добавил: — Ты и представить себе не можешь, как я хочу сейчас быть рядом с тобой.

— Могу.

На другом конце провода раздался тяжелый вздох.

— Черт… — произнес Люк устало и как-то безжизненно.

— Мне понравилась сегодняшняя ночь, — нежно сказала Либ.

Он сначала ничего не ответил, но Либ почувствовала, как невидимый импульс вихрем пронесся по проводам.

— Мне тоже.

— Я рада, что мы подождали.

— Я чувствую, что должен сейчас быть с тобой, целовать тебя, обнимать, а не готовить еще одну встречу, будь она неладна.

— Мне нравятся твои объятия, твои поцелуи… то, как ты целовал меня… — «…всю», — не договорила она.

Люка охватило сладостно-мучительное чувство.

— Не мучай меня, — взмолился Люк.

— Пусть это станет стимулом побыстрее заключить сделку и вернуться домой.

— Хорошо бы, — вздохнул Люк. — Но вся загвоздка в том, что я совершенно не знаю, когда вернусь. Сегодня вечером у нас ужин, но Рич считает, что он плавно перейдет в ранний завтрак. Если я понадоблюсь тебе, я забронировал номер в гостинице «Эдамс Марк».

— Я подожду.

— Надеюсь, ты шутишь, — буркнул Рич.

Люк отодвинул тарелку с недоеденным омлетом.

— Я серьезен, как никогда, — сказал Люк, отпив глоточек остывшего кофе.

— Надеюсь, бекон-то ты съешь?

Люк отрицательно покачал головой, и Рич потянулся за его тарелкой.

— Ты плохо ешь, — заметил адвокат и внимательно посмотрел на Люка.

Слегка ссутулившись, тот потягивал кофе. Выглядел он неважно: под глазами темные круги, словно он не спал трое суток. Лицо осунулось. Он потирал рукой лоб, словно у него болела голова.

— Если ты уедешь сейчас, — сказал Рич, — вся сделка полетит к чертям.

— Да мы просто зря теряем время, — отрезал Люк.

— Давай подождем еще денек, — предложил Рич. — Заказать тебе еще что-нибудь?

Люк покачал головой. Меню он уже просмотрел. Либерти Джонс в нем не было.

Люк лежал на гостиничной кровати, прижав трубку к уху. Он уже упаковал все свои вещи. Сумка стояла у дверей.

Запыхавшаяся, Бренда подняла трубку только после шестого гудка.

— Бренда!

— Люк! Ты заключил сделку?

— Нет. — Он устало закрыл глаза.

— Мне очень жаль. Я могу чем-нибудь тебе помочь?

— Можешь, — печально улыбнулся в трубку Люк. — Одолжи мне девяносто тысяч долларов.

— Откуда у меня такие деньги?!

— Черт, Бренда, я был в двух шагах от цели. — Люк тяжело вздохнул. — Как ты думаешь, смогу я продать до пятницы пиццерию или лыжный магазин?

Бренда не сдержала недоверчивый смешок.

— За шесть дней? Это же невозможно.

— Знаю. Но ты все равно попытайся, хорошо? И вот еще что. Можешь заехать к Либ, а то я никак не могу дозвониться до нее? Наверное, работает где-нибудь на улице, а автоответчика у нее нет. Передай, что раньше среды я не вернусь. У Рича есть парочка ребят на примете, так что сейчас мы летим в Техас. Я позвоню ей, как только буду знать, где остановимся. И скажи Либ, что…

— Ну? — поторопила Бренда.

Люк поднялся. Положил базу от радиотелефона на ночной столик и посмотрел в окно на раскинувшийся внизу город Бостон.

— Передай Либ… — снова начал Люк. «Что я тоскую по ней, что хочу, как ни одну женщину на свете. Или — что я люблю ее». Нет, эти слова он скажет лично. — Скажи ей, что, что бы там ни случилось, мы увидимся в среду.

Либ уже докрашивала фасад, когда заметила огромное облако пыли. Кто-то ехал по Форест-роуд.

«Люк!» — обрадовалась Либ. Но радость быстро сменилась разочарованием. К дому приближался спортивный автомобиль, а не лимузин аэропорта.

Машина подъезжала к крыльцу. Двигатель отключился, и в неожиданной тишине раздавалось лишь тихое потрескивание остывающего мотора. Дверца открылась, и из автомобиля вышла Бренда Фултон, одетая в строгий брючный костюм и белую кофточку.

Прикрыв глаза ладонью, она посмотрела вверх и увидела стоящую на стремянке Либ.

— Привет, — Либ сняла ногу с верхней перекладины и, держа в, одной руке ведро с краской и кисточку, стала спускаться вниз.

— Привет! — сказала она, спрыгнув на землю. Поставив ведро, вытерла о шорты испачканные краской руки. — Какой сюрприз.

— Мне звонил Люк, — начала Бренда, заметив огонек надежды, вспыхнувший в глазах Либ.

— Он едет домой?

— Должна огорчить, — сочувственно произнесла Бренда. — Он просил передать вам, что едет в Техас.

— В Техас? — Либ не могла сдержать вздох разочарования. — Бедный Люк.

— Да, не повезло бедняге, — согласилась Бренда. — Сказал, что вернется не раньше среды — это в лучшем случае.

Среды? Сегодня суббота. Еще три дня без Люка. Либ тяжело вздохнула.

— Зайдете? — предложила Либ, поднимаясь по ступенькам свежевыкрашенного крыльца. — Стакан лимонада, я думаю, не помешает.

— Звучит заманчиво.

Либ открыла сетку, и они вошли в дом.

— Да, вы времени зря не теряли, — восхищенно воскликнула Бренда, оглядываясь по сторонам.

Деревянные полы натерты до блеска. Стены заново покрашены, на них наклеены приятного цвета обои в мелкий цветочек, а верх выкрашен кремовой краской. Деревянные узоры дверей и окон сверкают свежим лаком. Бренда заглянула в гостиную. Комнату заливал мягко струившийся сквозь свинцовые стекла солнечный свет.

— Можете осмотреть все, если хотите, — крикнула Либ из кухни, и Бренда прошла через гостиную в столовую.

Либ заменила разбитые изразцы, украшавшие камин, и отчистила дорогую викторианскую обшивку на стенах. Деревянная мебель поблескивала.

Пройдя сквозь вращающуюся дверь, Бренда оказалась в небольшой узкой кладовой. На стенах висели шкафчики и всевозможные полочки. В углу красовалась большая керамическая раковина с блестящим новым краном.

Еще одна вращающаяся дверь, и Бренда вошла на кухню. Но какую кухню!

Она была просторной и светлой. Огромный камин встроен в кирпичную стену. Остальная часть кухни была оформлена в современном стиле: с белыми шкафчиками и современной бытовой техникой.

Либ стояла у стола, рядом с холодильником. Налив лимонад в стакан, протянула Бренде.

— Потрясающе, — воскликнула Бренда.

— Да, — улыбнулась Либ. — Скоро уже можно будет ввозить мебель. Обои осталось поклеить только в одной комнате. Пол в одной спальне наверху надо покрыть ковролином. И хочу почистить третий этаж. Это всего лишь чердак, я очень любила лазить туда в детстве. Думаю устроить там нечто вроде комнаты отдыха.

— А сколько здесь спален? — вдруг спросила Бренда. На ее лице застыло странное выражение.

— Пять, — ответила Либ, наливая себе второй стакан лимонада. — И еще одна на первом этаже.

— Ванных комнат?

— Две наверху и одна здесь. А что?

— Одни мои знакомые хотят купить загородный дом, — задумчиво произнесла Бренда. — Готовы заплатить наличными, и если найдут подходящее место вроде этого, то, возможно, согласятся заключить сделку до конца этой недели.

— Но я не хочу продавать дом.

— Вы сможете получить тысяч двести пятьдесят, — невозмутимо продолжала Бренда. — Выплатите долг Люку, а на проценты он сможет выкупить земли у Кена Эйвори.

Либ молчала.

— Зачем вам два дома, — продолжила Бренда. — Если вы выйдете замуж за Люка…

— С чего вы взяли? — усмехнулась Либ.

— Я знаю, что он собирается делать вам предложение. — Она улыбнулась. — Это лишь вопрос времени.

Либ отвернулась к окну. Вид открывался великолепный. Задний дворик, тропинка, сбегающая к пруду. Густо поросший лесом холм, а за ним голубые пики гор.

Она готова на все ради Люка, но продать дом? Слова Бренды не лишены смысла. Действительно, зачем им два дома? Если они поженятся…

— Не хочу давить на вас, — сказала Бренда, — но я уже договорилась с ними на сегодня. Есть один домик в Честере, который они хотят посмотреть. Он не такой хороший, но…

— А что думает Люк?

— Люк?

Либ повернулась к Бренде.

— Да, что он думает об этом?

— Он ничего не знает.

— Мне нужно поговорить с ним. Он оставил телефон?

— Нет, Люк еще не знает, где остановится, — ответила Бренда.

Либ молчала. Она любит этот дом. Как можно вот так взять и продать его? Нужно многое обдумать и обсудить, прежде чем дать ответ.

— Давайте я привезу своих знакомых, — предложила Бренда. — Они осмотрят дом, и если им понравится…

— Хорошо, — согласилась Либ. — Но если Люк снова позвонит, скажите ему, что мне нужно с ним поговорить.

Люк стоял у платного телефона-автомата в аэропорту. После восьмого гудка Рич похлопал его по плечу:

— Пора идти, или мы опоздаем на самолет.

Люк повесил трубку, но за Ричем не пошел. Он закрыл глаза и прислонился лбом к стальной перегородке между автоматами. Интересно, где сейчас Либ? Что она делает? Какого черта он стоит здесь, уставший и измученный, когда все, чего он хочет, — это вернуться в Стерлинг к милой улыбке Либ, к ее нежным рукам…

— Люк, ты в порядке?

Люк открыл глаза.

— Идем, приятель. Уже объявили наш рейс.

— Нет. — Люк выпрямился. — Я еду домой, Рич.

Не хотел он продавать видеомагазины. И земля ему больше не нужна. Единственное, что ему нужно, — это снова увидеть Либ. Неужели уже прошло пять дней? Пять долгих дней назад он мечтал вернуться к ужину, заключить Либ в объятия, и сказать ей, что любит ее. Он собирался просить руки и надеялся услышать в ответ «да». Боже, как он хотел ее.

«Мне понравилась сегодняшняя ночь».

«Господи, мне тоже», — вздохнул Люк. Он любит ее. Он любит Либерти Джонс. Он слишком надолго оставил ее.

Люк посмотрел на часы. Время ужинать.

Люк повернулся, ища глазами билетную кассу.

— Люк, — терпеливо увещевал Рич друга, — мы на полпути в Техас. Неужели ты так легко сдаешься?

— Мне ничего не надо, — без тени сомнения ответил Люк. — Либ тоскует одна. — Всю его усталость словно рукой сняло. — Я еду домой.

— Но как же сделка? — не понимал Рич.

— К черту ее.

— А земля?

Люк встал в очередь к окошку «Билеты». На его лице играла улыбка.

— Либ считает, что, если я владею частью корпорации, значит, и земля все еще моя. — Он рассмеялся. — На девятьсот тысяч долларов я устрою этой женщине райский медовый месяц.

Очередь продвинулась вперед, а Рич замер, как вкопанный.

— Медовый месяц? — пробормотал он, догоняя Люка. — Я не ослышался, ты сказал «медовый месяц»?

— Они предложили двести шестьдесят.

Либ уставилась на Бренду.

— Они просто очарованы, — тараторила та. — Уж и не знаю, сколько раз Бесс Уилтшир похвалила оформление кухни. А когда они увидели чудесный дикий прудик, то просто влюбились в это место.

Двести шестьдесят тысяч долларов. Она должна Люку гораздо меньше.

По договору, если она продает землю, то выплачивает Люку долг и тридцать процентов от прибыли. Этих денег ему вполне хватит, чтобы выкупить земли у Кена Эйвори.

Как она может отказаться?

Либ тяжело вздохнула:

— Я согласна. Но они должны заплатить наличными и все оформить до пятницы.

Бренда бросилась к телефону.

Из кухни донесся ее радостный голос. Либ почувствовала, как к горлу подкатил комок. Правильно ли она поступает? Либ услышала, как Бренда повесила трубку.

— Дело сделано, — объявила сестра Люка. — Если вам удобно, завтра в десять мы подпишем контракт. К этому времени из Нью-Йорка должен прилететь их адвокат с деньгами. К счастью, с нашей стороны все в порядке. Собственность вы унаследовали совсем недавно, именной поиск уже произведен, имение заново оценено. У одного моего знакомого есть грузовик, он поможет вам сегодня вечером вывезти вещи. У вас их не так-то много. Я помогу все упаковать. Уилтширы просто вне себя от счастья.

«Они вне себя от счастья. Как счастлива была здесь я!» Да, она любит этот дом, но Люка она любит больше.

Люк поймал стюардессу за руку:

— В чем дело? Почему мы не взлетаем?

— Погода испортилась, — пояснила извиняющимся тоном стюардесса. — Пошел такой сильный дождь, что взлетные полосы скрылись под водой.

Люк взглянул на часы. Вылет задерживали уже на пятнадцать минут.

— Сколько еще нас здесь продержат? — спросил Рич.

— Не знаю, сэр.

— Могу я воспользоваться телефоном?

— Прошу прощения, но на этом самолете телефоны не предусмотрены.

Люк постарался сдержать раздражение. Женщина ни в чем не виновата. От того, что он накричит на нее, легче не станет.

— Принесите нам, пожалуйста, минералки, — попросил Рич.

— И аспирин, — добавил Люк.

Либ подавленно смотрела, как друзья Бренды затаскивают на грузовик ее кровать. Вот и все. Все ее вещи, не считая спального мешка и чемодана, вынесены из дома.

— Вы уверены, что не хотите переночевать у меня? — спросила Бренда.

— Спасибо, но мне не привыкать спать на полу, — и впервые за несколько часов, показавшихся ей вечностью, Либ улыбнулась. — Хочу быть здесь, когда позвонит Люк.

— Он будет очень удивлен.

Убедившись, что ее вещи тщательно закреплены в кузове, Либ закрыла бортик грузовика.

— Поехали, — скомандовала Либ. — Пока мы доберемся до Беллоуз-Фоллз, пройдет много времени. Не хочу ждать до среды, чтобы поговорить с Люком.

Люк посмотрел на часы. Ровно десять. Они уже четыре часа сидят в душном салоне самолета. Наконец сообщили, что рейс откладывается еще часа на два, и пассажирам разрешили выйти из самолета.

Нетерпеливо отстукивая дробь ногой, Люк стоял в очереди к платному телефону-автомату. Наконец подошла его очередь. Он набрал номер своей карточки и номер Либ.

Раздался гудок. Затем второй, третий. Но Либ все не поднимала трубку. Подождав еще десять сигналов, Люк поверил в то, что ее нет дома.

Десять часов вечера. Где она может быть?

Люк подавил в себе чувство разочарования. Он застрял в Атланте еще, как минимум часа на два. В Стерлинг сумеет добраться в лучшем случае к утру. Либ, наверное, отправилась в бакалею или, может, принимает душ.

Люк быстро набрал номер Бренды, но той тоже не оказалось дома. И она опять забыла включить автоответчик.

Прежде чем уступить телефон следующему, Люк еще раз набрал номер Либ.

Где ее носит?

Выйдя из машины Бренды, Либ услышала телефонный звонок и бросилась к дому. Передняя дверь была заперта должно быть, Бренда закрыла ее, когда они уезжали, и Либ судорожно начала искать ключи. Наконец она открыла дверь, влетела на кухню и схватила трубку.

Слишком поздно.

Выругавшись, Либ отошла от телефона.

Протискиваясь сквозь толпу бостонского аэропорта Люк наконец нашел свободный телефон. Было уже восемь тридцать утра.

После второго гудка автомат ответил ему, что этот номер больше не обслуживается.

Люк недоумевал. Наверное, он неправильно набрал номер. Прослушав сообщение во второй раз, Люк растерялся. А после третьего позвонил оператору.

— Алло. — Голос Люка дрожал, как он ни старался держать себя в руках. — Я пытаюсь дозвониться одному человеку, но мне постоянно отвечают, что номер больше не обслуживается. Не могли бы вы мне объяснить, в чем дело? Что-то случилось с линией?

— Какой номер?

Люк назвал код города и номер Либ.

Может, и в Стерлинге вчера была плохая погода? Может, из-за этого линия вышла из строя? А вдруг Либ забыла оплатить счет и ей отключили телефон? Люк придумал тысячу причин, но ни одна не смогла заглушить тоненький голосок страха, ледяными иголочками, коловшего его сердце. У Люка пересохло во рту, а ноги стали ватными.

А может, Либ уехала?

Боже, если она уехала…

— Нет, — наконец раздалось на другом конце провода. — С линией все в порядке. Мне жаль, сэр, но телефон действительно отключен. Сегодня с восьми утра.

— Спасибо, — выдавил Люк и повесил трубку.

Должка быть какая-то причина. Не могла она вот так взять и отключить свой телефон.

Причина могла быть только одна — Либ нарушила обещание и уехала из Стерлинга.

После подписания контракта, когда ключи от дома Харлоу были переданы новым владельцам, Бренда заключила Либ в объятия.

— Не грустите вы так. Как можно быть такой печальной, держа в руках чек на шестизначную сумму?

Либ вымученно улыбнулась.

— Чтобы поднять себе настроение, подумайте о том, где провести отпуск. — Бренда хитро улыбнулась. — Могу я говорить о месяце «М»?

О медовом месяце? Либ вспыхнула.

— Я бы посоветовала Барбадос, — продолжала Бренда. — Божественный уголок.

Улыбка тронула губы Либ. Она представила себя с Люком в этом тропическом раю. Солнечные дни, белые пляжи, голубое небо, прозрачная вода и горячие ночи…

— Барбадос? — улыбнулась она Бренде. Уилтширы подошли попрощаться.

— Вы не думаете заняться ремонтом еще какого-нибудь старого дома в этом районе? — спросила Бесс Уилтшир. — У меня есть друзья, которых это очень заинтересовало бы.

— Вообще-то идея неплохая. — Либ взглянула на Бренду и улыбнулась. — Но сначала я прогуляюсь до Барбадоса.

Тормоза противно завизжали, когда Люк повернул взятую напрокат машину на Форест-роуд.

Через несколько минут этот кошмар закончится. Он подъедет к дому Либ, увидит ее на лестнице с ведром краски и кисточкой в руках. Страхи исчезнут, и все встанет на свои места. Улыбнувшись, она выбежит ему навстречу. На ней, наверное, опять будут короткие обрезанные джинсы, все заляпанные старой засохшей краской. И лифчик от купальника. Он обнимет ее и нежно погладит гладкую кожу ее загорелых плеч. Она поцелует его, и они войдут в дом, поднимутся в ее спальню и будут любить друг друга снова и снова…

Незнакомый темно-красный джип стоял у крыльца Либ.

Страх вернулся снова.

Люк оставил машину прямо на дороге и взбежал на крыльцо.

Дверь была приоткрыта. Люк толкнул ее и вошел внутрь.

Каминная полка была пуста. Ее магнитофон и кассеты, которые вечно лежали рядом, исчезли. Люк взбежал по лестнице на второй этаж.

Дверь в ее спальню была закрыта. Люк толкнул ее. Пусто.

Кругом пусто.

Кровать Либ, старый комод и сундук, в котором Харриет хранила простыни и полотенца, огромный балдахин — все исчезло.

Деревянные полы блестели. Ни одна пылинка не напоминала о Либ.

Она уехала.

Люк стоял, потрясенный тем, что еще жив, что, несмотря на невыносимую боль, может дышать и думать.

— Чем вам помочь?

Люк медленно обернулся. В дверях стояли мужчина и женщина.

— Вы, должно быть, ищете Либерти Джонс? — сказала женщина. — Сегодня утром она продала нам дом.

Продала дом?

— Камерон Уилтшир, — представился мужчина и протянул руку. — А это моя жена Бесс.

Люк машинально ответил на рукопожатие и представился своим новым соседям.

— Либ сказала… — начал было Люк, но остановился. Он не в силах был об этом спрашивать. Но он должен. — Вы знаете, куда она уехала?

— По-моему… — Камерон Уилтшир посмотрел на жену. — Кажется, она говорила что-то про…

— Барбадос, — подхватила Бесс Уилтшир. — Она говорила, что собирается на Барбадос.

Остатки самообладания Люка разлетелись на осколки. Кое-как он сумел спуститься по лестнице и выйти из дома.

В доме стояла невыносимая духота, но Люк ничего не заметил. Не открыл окон.

Ничто не имело теперь значения.

Либерти Джонс уехала.

 

Глава 10

Вздохнув, Либ закрыла дверь и направилась в холл гостиницы «Гейтс маунтин». Завтра уже среда, а о Люке по-прежнему ничего не было слышно.

Либ решила съездить к нему домой, по пути заехав к Бренде за ключом. Надо было оставить записку Люку, сообщить, где она остановилась. Автоответчик у него был отключен, а пришпиливать записку снаружи Либ не хотела. Вдруг ветер унесет или дождь намочит.

Либ спускалась по изящной лестнице в холл и вдруг замерла, как вкопанная.

Нет, ей не показалось. Люк действительно сидел в столовой гостиницы. Она узнала бы его из тысячи.

Словно на крыльях Либ понеслась в ресторан. Люк слегка повернулся в ее сторону, и она увидела его знакомый изящный профиль.

Ловко лавируя между столиками, Либ подбежала к нему.

— Люк!

Люк обернулся на голос.

Он не ожидал увидеть ее, но почему? Либ отбросила все сомнения и упала к нему в объятия.

— Ты вернулся! — воскликнула Либ. — Ты наконец-то вернулся!

При виде Либ сердце Люка едва не выпрыгнуло из груди. Он никак не ожидал увидеть ее в гостинице. Ее объятия были такими нежными. Мягкие волосы щекотали ему нос, и Люк едва удержался, чтобы не зарыться в них лицом. Когда Либ потянулась к его губам, он почти готов был сдаться. Но нет. Ему нельзя этого делать.

Что она здесь делает?

Ответ возник сам собой. Очевидно, произошла какая-то задержка с деньгами. Как только она получит причитающуюся сумму, то упорхнет из города навсегда.

Люка охватила холодная злость.

— Когда ты вернулся? — с улыбкой спросила Либ.

— Вчера, — отрезал Люк.

Улыбка исчезла с лица Либ. Вчера? Его пальцы больно сдавили ей запястья. И взгляд у него стал таким… холодным. Что случилось?

Либ поежилась.

— Почему ты не позвонил мне? — спросила она тихо. — Я уже начала беспокоиться за тебя…

— Ты беспокоилась?! — Он рассмеялся и так резко оттолкнул Либ, что она чуть не упала.

— В чем дело, Люк?

— Вот и я хотел бы знать, в чем дело?

Либ обернулась. Перед ней стояла женщина, чуть ниже ее ростом. Холодные голубые глаза. Модно остриженные светлые волосы. Превосходный макияж. Белое облегающее платье.

Либ никак не могла вспомнить, где они встречались.

Ах да, бриллианты. Это та самая женщина, которая пыталась соблазнить Люка, когда они впервые приехали сюда поужинать. Стейси, кажется.

Сегодня на Стейси были изумруды. Дорогие камни вызывающе поблескивали в ее ушах и на изящной шее.

Два месяца назад Люк и говорить-то с ней не хотел. И даже намекнул, что у них с Либ роман. Так что же он делает с ней теперь?

Устроившись напротив Люка, Стейси закинула одну холеную ногу на другую.

Они явно ужинали вместе. Либ встретила холодный взгляд Люка, и вдруг в ее памяти всплыли слова Джоан: «Он мил и ласков, пока не наступит утро…»

— Я думала, мы… — Либ осеклась. А что она, собственно говоря, думала? Что он влюблен в нее? Смешно, право…

Он улыбнулся, но глаза оставались по-прежнему равнодушными.

— Извини, я отойду на минуточку, — сказал он Стейси.

— Конечно, — слегка наклонившись вперед, томно протянула та. — Кстати, что касается звонка… Папа обещал дать денег.

Либ непонимающе уставилась на соперницу. Люк, схватив ее за руку, вывел из ресторана. Она резко отбросила его руку.

— Не могу поверить, что ты способен на это, — выпалила зло Либ.

— Ты хочешь выкупить свою чертову землю на ее деньги? — Либ со всей силы ударила его в грудь. — Это так? Так?

На его красивом лице застыло непроницаемое выражение.

— Боже! — вскипела Либ. — Как я могла быть такой глупой? Ты ведь сам предупредил меня, что никого и ничего не любишь, кроме своей земли!

Глядя в ее полные огня и злости глаза, Люк почувствовал, как жгучая боль проникает в его онемевшее от холода сознание. Рана, нанесенная Либерти Джонс, будет кровоточить еще долгие месяцы или даже годы. А может, и всю жизнь. Люк вдруг почувствовал неодолимое желание причинить ей такую же боль, как и она ему.

— Я никогда не говорил, что люблю тебя, — произнес он спокойно, хотя внутри его бурлил водоворот чувств.

Либ замерла, словно на нее опрокинули ушат ледяной воды. Ее красивые глаза наполнились слезами. Люк знал, что обидел ее, но лучше от этого ему не стало. Наоборот, стало только хуже.

— Бессердечный сукин сын, — всхлипнула Либ. И она продала ради него дом! Отдала ему всю себя, свое сердце, душу, тело!

Либ не смогла сдержать слез и, резко повернувшись, выбежала из холла.

Как она могла так ошибиться в нем? Дура, идиотка. Она отказалась от всего ради человека, который лишь играл с ней.

Прочь отсюда. Она быстро упакует вещи, сядет в машину и поедет на юг, подальше от Зеленых гор, от Стерлинга. Подальше от Люка Фултона, черт его побери.

Но в глубине души Либ знала, что, как бы далеко она ни уехала, как бы быстро она ни мчалась, ее сердце все равно останется разбитым.

Выходя из гостиницы, Люк чуть не сбил с ног свою сестру. Бренда так спешила, что совершенно не видела, куда идет. И если бы Люк вовремя не удержал ее, она непременно свалилась бы с лестницы.

— Люк! — воскликнула Бренда. — Я искала тебя.

Отпустив сестру, он, не говоря ни слова, пошел к стоянке. На сегодня с него довольно.

Но Бренда последовала за ним.

— Где мисс Денежный мешок?

— Никогда не встречал никого с такой фамилией, — холодно ответил Люк.

— Ты знаешь, кого я имею в виду. Крашеная блондинка с большой задницей и огромными титьками. Усыпана драгоценностями больше, чем все члены королевской семьи, вместе взятые. Никого не напоминает? Я не поверила своим ушам, когда Пенелопа Грин сообщила мне по телефону, что видела вас в ресторане.

— Ее зовут Стейси Харрингтон, — пояснил Люк, вынимая из кармана ключи от грузовика. — Я попрощался с ней в баре. Она хотела пропустить пару стаканчиков перед сном, а я нет. А тебе-то до этого какое дело?

Открыв машину, Люк собирался было в нее запрыгнуть, но Бренда оказалась ловчее. Она захлопнула дверцу перед самым его носом. Люк едва успел убрать пальцы.

— Ошибаешься, — возразила Бренда. — На этот раз, дорогой братец, это мое дело. И ты никуда не уедешь, пока не объяснишь мне, какого черта ты ужинаешь с какой-то расфуфыренной богачкой, когда не прошло и недели, как ты признался, что любишь Либерти Джонс?

— Я никогда не говорил, что люблю ее.

— Черт, Люк! Что ты творишь?

— Я договорился о кредите, — ледяным тоном произнес Люк. — Папочка Стейси дает мне взаймы необходимые для покупки земли деньги.

— Что?

— Что слышала. А теперь, если не возражаешь, я очень устал…

Люк потянулся к ручке дверцы, но Бренда загородила ему дорогу.

— Дай-ка мне разобраться. Ты ставишь под угрозу свое будущее счастье только ради того, чтобы уговорить какую-то богатую красотку дать тебе взаймы? — Бренда повысила голос. — Идиот! Боже! А я-то было подумала, что хоть ты не унаследовал глупость Фултонов. Выходит, я ошибалась!

— А ты унаследовала семейную склонность к поспешным выводам, — парировал Люк. — Если хочешь знать, это Либ меня обманула. Она вчера продала свой дом.

Сказав это, Люк снова почувствовал приступ невыносимой душевной боли. Он прислонился к грузовику.

— Боже, Брен, — произнес он сипло, — она обещала мне, что не уедет… — Он яростно отпихнул Бренду. — Уйди с дороги!

Но Бренда снова опередила его.

— Господи, Люк, неужели ты и вправду думаешь…

— Отойди!

— Дурачок! — сказала Бренда, не отступая ни на шаг. Ситуация была настолько комичной, что она еле сдерживала смех. — Либерти не бросила тебя! И уезжать она никуда не собирается! Она продала свой дом для тебя, глупец, чтобы ты смог выкупить земли.

Люк смотрел на нее с таким удивлением, что Бренда невольно рассмеялась.

— Так кто из нас унаследовал склонность к поспешным выводам? Знаешь, продать дом — это была моя идея. Мои клиенты серьезно намеревались…

У Люка все поплыло перед глазами. Либ продала свой дом для… него? Не потому, что ей были нужны деньги, и не потому, что пришло время уезжать?

— Я уговорила Либ, — продолжала Бренда. — Я сказала, что ты собираешься сделать ей предложение и что вам вряд ли понадобятся оба дома.

Либ продала свой дом для него. Она пожертвовала своим единственным якорем, который у нее был в жизни. И чем он ее отблагодарил? Он до сих пор видел перед собой ее наполненные слезами фиалковые глаза.

— Барбадос, — вдруг выпалил Люк. — Уилтширы сказали, Либ собиралась на Барбадос.

Бренда истерически рассмеялась.

— Это какая-то сплошная игра в испорченный телефон. Я подтрунивала над Либ, советуя, куда бы поехать на медовый месяц. Я предложила Барбадос. — Она отсутствующе покачала головой. — Тебе повезло, что Либ не видела, как ты крутился возле этой…

Люк повернулся и побежал обратно в гостиницу. Портье с тревогой посмотрел на него, когда Люк резко затормозил на полированном полу.

— Либерти Джонс, — выпалил Люк, откидывая с лица волосы. — Какая у нее комната?

Мучительные пять минут портье копался в базе данных. Наконец он объявил:

— Мне очень жаль, сэр. Мисс Джонс выписалась.

Люк выругался.

Сзади подошла Бренда:

— Люк, что ты…

— Когда? — допрашивал Люк портье. Он так вцепился руками в прилавок, что пальцы побелели. — Как давно она уехала?

— Что? — не поняла Бренда. — Когда кто уехал?

— В восемь часов. Два с половиной часа назад.

— Она сказала, куда едет? — в отчаянии наседал Люк. — Она оставила адрес?

— К сожалению, нет, сэр.

— Боже! — воскликнула Бренда. — Либ уехала?

Люк посмотрел на сестру. Его глаза были полны невыносимой муки.

— О, Бренда! Ты не представляешь, что я натворил.

Он найдет ее.

Люк открыл дверь и прошел к телефону. На автоответчике высветилось три звонка. Люк перемотал длинное сообщение от управляющего лыжным магазином. Второе было от Бренды. Она спрашивала, не нашел ли он еще Либ. Последний звонок был от Рича Лоуэлла.

«Позвони мне. Я сегодня работаю дома, — зашелестел голос адвоката на пленке. — Думаю, я знаю, как найти Либ».

Люк быстро набрал домашний номер Рича. Лоуэлл поднял трубку после первого же гудка.

— Рич, это Люк.

— Банк, — начал Рич без всяких предисловий, — мне вдруг пришло в голову, что все деньги Либ лежат еще в банке Стерлинга. С собой у нее была пара сотен, не больше…

— Ты шутишь? — прервал Люк. — Либ никогда не носит с собой столько денег.

— Но ей их хватило, чтобы добраться туда, где она сейчас. Она связалась с банком и сообщила, куда перевести ее деньги…

— Во Флориду, — закончил Люк, неожиданно вспомнив давнишний разговор с Либ.

— Ты знал об этом?

— Просто угадал. Там живет один из ее братьев по фамилии Родригес. Удивительная семейка. Она мне как-то про нее рассказывала.

— Ну, тогда моя помощь тебе явно не нужна…

— Ты что! — воскликнул Люк. — Флорида огромный штат. Без твоей помощи мне ее там не найти. Ты узнал ее адрес?

— Если бы только мог, дружище, — вздохнул Рич. — В банке отказались давать какую-либо информацию. Но адрес ее нового банка мне выудить все-таки удалось. Остров Санибел, Мексиканский залив.

— Я твой должник.

— Я это запомню. — Но в ответ раздались лишь короткие гудки.

Сентябрь во Флориде выдался невыносимо жаркий. По утрам, неся с собой грозовые потоки, с юго-запада медленно надвигались громады туч. К вечеру становилось прохладнее — минут на двадцать. Затем снова все обволакивало знойное марево, и природа замирала в ожидании новых гроз.

Стоя в телефонной будке, Люк быстро строчил в маленькой записной книжке телефонные номера всех Родригесов, проживающих на острове Санибел.

Их было двадцать три.

Вытерев струящийся по лицу пот, Люк принялся за дело.

Либ глубоко вздохнула, набрав полные легкие соленого океанского воздуха.

Залив находился всего в двух кварталах, и морские чайки плавно парили в вышине. Крича и зовя друг друга, они иногда садились на крыши домов или телеграфные столбы. Жмурясь от солнца, Либ посмотрела на облупившуюся краску на стенах ремонтной мастерской.

Либ снова обошла вокруг здания, этот раз внимательно осматривая фундамент. Он оказался во вполне приличном состоянии.

Остров Санибел был очень милым уголком. Большая часть острова принадлежала заповеднику Динг-Дарлинг, где работал ее брат Кэл. По всем окрестным дорогам были развешаны предупреждения «Осторожно, аллигаторы». Либ сначала приняла их за остроумную шутку, но не прошло и двух дней, как она наглядно убедилась, что это правда. Огромные рептилии действительно переходили через дорогу, она видела это собственными глазами.

Либ очень нравился остров Санибел. Кэл жил здесь уже около трех лет, и столько же раз она приезжала сюда. Санибел был менее застроен, здесь не так была развита торговля, как на других островах вдоль восточного побережья Флориды. И поэтому цены на недвижимость здесь были баснословно высоки.

На покупку этой ремонтной мастерской уйдут все деньги, полученные от продажи дома тетушки Харриет. Если не больше.

Либ вошла в большой двухместный гараж. Она пыталась не думать о Люке. Но у нее не получалось. По его вине она стоит сейчас посреди пустого здания на одиноком острове в Мексиканском заливе.

Либ уставилась на растекшиеся по бетонному полу масляные пятна. Ну как он мог так одурачить ее? Был таким ласковым и нежным, и вдруг стал совершенно чужим. Словно его подменили. Может, пока он ездил в Бостон, его тело захватили инопланетяне?

Либ так скучала по нему. Нет, не по тому холодному человеку, который так жестоко обидел ее. В сущности, ей все равно, увидит она его снова или нет. Но она скучала по Люку, который был ее другом, ее наперсником, ее любовником…

Закрыв глаза, Либ мысленно перенеслась в то утро, когда Люк пришел к ней в дом. Его глаза светились любовью. Он целовал ее, обнимал. Она никогда раньше не испытывала ничего подобного.

«Сегодня же пятница, — вдруг пронеслось у Либ в голове. — Крайний срок, когда Люк может выкупить свои драгоценные фамильные земли». И она явственно представила его себе. Шикарный, сшитый на заказ костюм. Тщательно уложенные волосы. С самодовольной улыбкой он входит кабинет Кена Эйвори и торжественно швыряет на стол чек на один миллион долларов.

— Это очень выгодная сделка, — слегка откашлявшись, начал агент по торговле недвижимостью. — Прежний владелец умер, а родственники не пожелали связываться с арендой. Так что если вы заинтересовались, не медлите. Уверяю вас, ремонтная мастерская с хозяйскими комнатами на втором этаже будет продана уже к началу следующей недели.

— Ну, не знаю, — спокойно произнес знакомый голос. — Не уверен, что место подходящее.

Люк.

Он стоял, облокотившись на косяк. Сердце Либ замерло.

— Ну, что вы, напротив, — засуетился агент. — Расположение просто замечательное. Это одна из главных улиц. И район самый оживленный.

Либ, не отрываясь, смотрела на Люка. На нем были его любимые шорты цвета хаки и старая футболка спортклуба Стерлинга. Влажные волосы курчавились на висках. Он казался усталым, но во взгляде чувствовалась теплота.

Осознав, что агент с недоумением смотрит на них, Либ наконец отвернулась от Люка.

— Вы не могли бы оставить нас на минуточку? — сказала Либ.

— Я подожду снаружи, — пожал плечами агент.

— Что ты здесь делаешь?

— Я совершил ужасную ошибку, — без промедления начал Люк. — И приехал извиниться. Я здесь, чтобы увезти тебя домой.

— И я должна простить тебя?

— Ну, по идее да, — улыбнулся Люк.

— Катись к черту. — Либ пошла к двери.

— Боже, Либерти, я и так уже достаточно наказан.

Либ остановилась.

— Ты спал с ней? — резко спросила она.

— Нет.

Она удивленно обернулась:

— Почему нет?

— Потому, что я люблю тебя.

— Недавно ты говорил мне совсем другое…

— Я очень разозлился. — Люк шагнул к ней, но Либ отступила, и он остановился. — Я не знал, что ты продала дом ради меня. Я думал, ты хотела уехать, черт, я думал, ты уже уехала. У меня в голове все перемешалось.

— Считаешь, что это может послужить оправданием?

— Мне нет оправдания.

К глазам подступили слезы, но Люк не отвел взгляда. Либ была великолепна. Знакомые джинсовые шорты, голубая безрукавка, волосы собраны в «конский хвост». На ноге пятно машинного масла, верно, с утра возилась со своим «спитфайером».

— Я искал тебя целую вечность, — постарался улыбнуться Люк. — Вчера вечером напился дешевого виски, а сегодня обзванивал всех Родригесов…

— Вчера вечером? — Либ посмотрела на часы. Половина четвертого. — Ты играешь с огнем.

Люк непонимающе посмотрел на нее.

— Сегодня пятница. Сегодня истекает срок оплаты за землю. У тебя осталось меньше девяти часов, чтобы добраться до Стерлинга.

— Это теперь не имеет никакого значения. Единственное место, где я сейчас должен быть, — это здесь, рядом с тобой.

Не веря своим ушам, Либ нервно сглотнула.

— Я люблю тебя, — просто произнес Люк. — Я совершил непростительную ошибку, но не всю же жизнь мне за нее расплачиваться. Либ, прошу тебя, не оставляй меня. Ты нужна мне. — Он остановился, глубоко вздохнул и неумело смахнул слезы. — Скажи, что мне сделать, чтобы ты простила меня.

Либ не могла поверить. Люк отказался от своей мечты ради нее? Нет, она не может ему этого позволить.

— Ты действительно так сильно любишь меня?

— Да.

— И всегда будешь верить мне?

Он кивнул.

— Ну тогда я прощаю тебя.

Люк не шелохнулся. Он стоял молча, словно не понимая ее слов.

— Ну, может быть, все-таки поцелуешь меня?

Люк в два прыжка оказался возле нее, привлек к себе и поцеловал. В его объятиях Либ чувствовала себя словно в раю. Его запах был таким приятным, а поцелуй таким сладким… Либ знача, что, если она позволит, их поцелуй будет длиться целую вечность.

Быть может, позже, но не сейчас. У них осталось всего восемь с половиной часов. Либ отстранилась.

— Идем, — скомандовала она, беря Люка за руку и увлекая его за собой к двери. — Нужно спешить.

Агент по торговле недвижимостью стоял, облокотившись на свою машину, но, завидев их, сразу же выпрямился.

— Простите, нам не подходит, — крикнула ему Либ.

— Куда мы спешим? — поинтересовался Люк.

— Обратно в Вермонт. — Либ запечатлела на его губах быстрый поцелуй. — Если нам повезет, мы успеем долететь туда до полуночи…

— Мне всегда везет, но я не хочу возвращаться в Стерлинг. По крайней мере сейчас.

— Но…

Люк снова ее поцеловал.

— Раз уж мы здесь, давай устроим себе выходной и поваляемся немного на пляже.

— Но я думала…

Еще один поцелуй заставил ее замолчать.

— Мы можем остаться здесь на неделю или две, — улыбаясь, продолжил Люк.

— Но твоя земля? Люк, я думала…

— Я позвонил из аэропорта Кену Эйвори. Он сказал, что, если я выкуплю земли, ни о каком расширении отеля не может быть и речи. Ты была нрава. Так что я сделал ему встречное предложение — пятьсот тысяч долларов.

— Ты предложил ему меньше? — изумилась Либ. — За что?

— Земля переписывается на мое имя, и я получаю гарантию, что в случае закрытия отеля «Гейтс маунтин» она возвращается ко мне или моим потомкам. Земля будет приносить доход, и рабочие останутся при деле.

— Земля снова принадлежит Фултонам?

Люк кивнул.

— Ты добился всего, чего хотел, — засмеялась Либ. — И плюс ко всему пятьсот тысяч долларов на счете.

— Я пока еще не всего добился.

— Чего же тебе не хватает?

Люк провел рукой по ее щеке.

— Тебя, — ответил он. — Выходи за меня замуж.

Глаза Либ наполнились слезами.

— Да.

Люк поцеловал ее.

— Я люблю тебя, — сказал он. — Ты знаешь, я никогда этого никому не говорил.

— Да.

— Давай поженимся завтра. Можем полететь в Лас-Вегас.

— Ты что, шутишь? Я выйду замуж только в церкви Стерлинга. Это понравилось бы Харриет.

— Но я хочу жениться прямо сейчас, — не унимался Люк. — Хочу, чтобы наша совместная жизнь началась, как можно скорее.

Она обвила руками его шею.

— Свадьба — это всего лишь церемония. Ты ведь уже мой, помнишь?

О да, он помнил.

— Залезай в машину, — прошептала ему на ухо Либ. Люк сел в «спитфайер».

Улыбнувшись, Либ села за руль и завела мотор. Раздался ужасный рев.

— Опять глушитель полетел, — прокричала сквозь шум Либ.

— Я помогу тебе починить его, — прокричал Люк в ответ.

— В некоторых странах считается неприличным, если неженатые мужчина и женщина вместе чинят машину, — хихикнула Либ.

— Но только не в том случае, когда мужчина безумно любит женщину. — И он наклонился, чтобы поцеловать ее.

Смеясь, Либ вывела машину со стоянки. Люк не знал, куда они едут. Да, в сущности, ему было все равно. Пока с ним Либерти, ничто другое на свете не имеет значения.

КОНЕЦ.

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

* Сэр Галаад — персонаж из средневековой легенды Мэллори о короле Артуре и рыцарях Круглого стола; воплощение рыцарских добродетелей. — Здесь и далее примеч. пер.

* Джон Уэйн (1907–1979) — киноактер, исполнитель ролей честных, сильных, независимых, патриотически настроенных американцев, чаще всего военных или ковбоев.

** Джеймс Стюарт (р. 1908) — киноактер, создал образ мужественного и добродетельного «стопроцентного американца».

* Софтбол — игра, напоминающая бейсбол. Игроки, девочки или женщины, а также смешанные группы мужчин и женщин, играют на маленьком поле, с большим, чем в бейсболе, мячом.