В огороде доверяемся природе

Бублик Борис Андреевич

Часть 2. Природосообразное земледелие в деталях

 

 

Во второй части рассматриваются фундаментальные проблемы огорода – влагообеспечение растений, управление сорняками, рыхление почвы, нацеливание огорода не на урожай, а на еду и урожай, выращивание теплолюбивых культур и т. д. Детально изучается, насколько легким и эффективным может быть огородничество, если ослабить вожжи и довериться природе. Показывается, как выгодно не брать все на себя, а мобилизовать связи в природе на решение проблем.

Нелогичными могут показаться выбор проблем и последовательность их описания. Но «шеренга» выстроена продуманно. Конечно, если бы книга была набором рецептов и советов, то можно было бы придерживаться заведенного порядка: подготовка почвы, сев и посадка, поливы… Но когда речь заходит об отклонениях от традиций, то они должны быть обоснованы, а не преподноситься в форме готовых рецептов. И проблемы описываются в таком порядке, чтобы очередной блок опирался на уже написанные, то есть чтобы отсылок «на потом» было как можно меньше.

Например, когда придет время рассказывать о проблеме едва ли не главной в традиционном земледелии – рыхлении почвы, читатель будет настолько в курсе дела, что и говорить о проблеме не будет нужды.

В процессе обоснования отклонений от рутины приходилось апеллировать к точным наукам – химии, физике, математике. И хотя привлекаемые сведения ограничиваются школьными курсами, нужно считаться с тем, что у части читателей услышанное на школьных уроках за 50–60 лет подзабылось. Такие читатели могут пропустить обоснования, приняв обосновываемое на веру. И уж никак не хотелось бы мне иметь дело с контрдоводами типа «Да испокон веку…» или «А я вот читала…».

Словом, мне бы хотелось, чтобы нетрадиционные постановка и решение проблем воспринимались не как данность, а осознанно, стали естественными, сродненными с читателем и не отвергались сходу только потому, что «Да я с 6 лет…».

 

Глава 1. Влагообеспечение растений

 

Слова «влагообеспечение растений» могут подтолкнуть к мысли, что речь пойдет о поливах. Но на самом деле имеется в виду суть проблемы влагообеспечения и ее решение по сути, а не одно из возможных средств: «Шланг в руки – и вперед!» Шланг, как правило, дает сиюминутную возможность огороднику потешить душеньку своим трудоголизмом, занять себя «чего-то-деланием» и умиленно думать: «Ай, как я хорошо поработал!» Да не всегда это «в масть» огороду. Подчас оказывается, что у растений «по усам текло, да в рот не попало», что радостная суета со шлангом была всем назло: себе, карману, огороду. Длинным волосам можно радоваться, но не в супе.

Лишь в редких эпизодах (намного реже, чем обычно думают земледельцы) поливы способствуют влагообеспечению растений.

 

Воздадим должное Божьему дару

Речь – об осадках. А словами «Божий дар» оттеняются два бесценных достоинства осадков: божественная (талая!) влага достается даром. Причем в объемах, которые поливам и не снились.

Пройдемся по карте.

Посмотрим на засушливые регионы: Херсонскую, Николаевскую, Запорожскую, Одесскую области и северную часть Крыма. В них выпадает 30–46 см осадков в год. Железнодорожная 60-тонная цистерна выливается на 130–200 кв. м! Есть над чем задуматься. К примеру, над тем, за что эти регионы обзывают засушливыми.

Возьмем полузасушливые области: Кировоградскую, Днепропетровскую, Луганскую, Полтавскую, Донецкую, Черкасскую, Харьковскую, Сумскую. Им перепадает 40–60 см осадков в год. Цистерна воды опрокидывается на 100–120 м2! Причем львиная доля осадков приходится на теплое время года. Ложка к обеду!

Есть группа благополучных областей: Черниговская, Киевская, Черновицкая, Винницкая, Тернопольская, Житомирская, Хмельницкая. Им небо приносит соответственно 50–60 см осадков в год, то есть цистерну на сотку! Притом большую часть – в теплое время года. В Тернопольской области, к примеру, – 75 %, а в Винницкой – все 80!

В западных, влажных областях выпадает более 60 см, а в горах – около полутора метров осадков в год.

Теперь представим себе двух счастливых обладателей стандартных шести соток в засушливой зоне (назовем их Иванов и Петров). Допустим (хотя это – пока – нелегко), что Иванов сумел удержать все осадки и укротил ненужное испарение влаги. А Петров, наоборот, отнесся к осадкам спустя рукава, беззаботно, и утекли они с ручьями, улетели с ветром, сдувшим снег, испарились в жару с голой земли. А решение проблемы влагообеспечения Петров целиком возложил на поливы.

Иванов (по нашему допущению) удержал на своих шести сотках три-четыре цистерны дефицитной воды (иначе почему бы зона звалась засушливой?). А теперь вопрос к Петрову – почти риторический: может он противопоставить такому объему даровой воды что-то существенное с помощью насоса и шланга? Нет и еще раз нет! Подкрепим это громкое «Нет!» цифирью: немножко поумножаем и поделим.

Чтобы наполнить четыре цистерны, популярному погружному насосу «Ручеек» (с номинальной производительностью 432 л/час) довелось бы качать воду более 550 часов, то есть, скажем, в течение трех месяцев работать ежедневно по 6 часов. Нереально? Кружится голова от такого предположения?

Ну, два дня в неделю выкроит «средний» Петров для ухода за огородом. Ну, час-полтора в день сможет уделить поливам. Но ведь еще и в Анталью слетать на пару недель захочется. Или сватью в соседней области проведать. И получается, что «Ручеек» накачает за сезон лишь четверть цистерны воды, в 15 раз меньше, чем ее соберет Иванов. И от решения проблемы влагообеспечения Петров будет по-прежнему далек. Словом, упования Петрова на «Ручеек» и шланг призрачны. Чистой воды мираж.

Из этого рассуждения следует однозначный вывод: прежде чем сводить заботу о влагообеспечении растений к поливам, надо оценить возможность удержания и сбережения осадков, которая может дать воды огороду в 15 раз больше, чем «Ручеек» со шлангом.

Оговорюсь: я не отрицаю некоторую (хоть и декоративную, но довольно часто полезную) роль поливов с оглядкой. И об этом будет говориться ниже. Здесь же хочу лишь оттенить куда бо́льшую, решающую роль нерастранжиренных осадков во влагообеспечении растений.

А что значит не транжирить осадки? А вот что:

• устранить «злые» потоки на пашне, разрушающие по пути следования все, что под руку подвернется;

• способствовать задержанию осадков в межсезонье;

• организовать сбор росы;

• предотвратить зряшное испарение влаги.

И грешно (перед Богом, людьми, планетой) уклониться от этих необременительных шагов.

 

Устранение потоков на пашне

Чай, каждому огороднику «выпадало счастье» видеть ручьи на пашне. Текут они и на ровных, и на неровных участках, причем с покатых площадок с ними уходят практически все осадки.

И беда не только в утрате посланной небесами воды и невозможности восполнить эту утрату разумными средствами. Потоки вдобавок смывают почву, оставляют на ней промоины, и почва эродирует. Вместе с почвой они несут химию, что побывала на пашне в качестве удобрений и средств защиты растений, и все это оседает и накапливается на всем пути следования потоков – и в прудах, и в колодцах, и в реках, и в морях.

Но и это еще не все. Потоки ведь не только уносят землю. Они еще и приносят муть куда-то. Вот это и есть едва ли не главное зло от потоков, зародившихся на пашне.

На моих глазах на рубеже 50–60-х годов до самых урезов речек были распаханы луга и клеверища, и смытая в огромных количествах почва заилила бесчисленные речки, ручьи, источники. Теперь часто доводится слышать от моих сверстников ностальгические вздохи у бывших речек: «Здесь мы из кручи выдирали раков», «Вон там в колдобинах водились сомы, как кабаны», «Тут мы на лошадях купались»… Нет теперь ни раков здесь, ни сомов-кабанов там, а тут вместо лошадей… в пыли купаются воробьи.

Этот, мягко говоря, проступок изменил (в худшую сторону) климат. К примеру, Слобожанщину долго относили к лесостепи. А теперь ее – после гибели сотен речек и речушек – с полным правом можно считать степной зоной.

Досадно. Ведь совсем не сложно убрать потоки с пашни, вернуть почве дар с небес и остановить эрозию. Мне не единожды доводилось иметь дело с такими участками. Мы с их владельцами приструнивали потоки малыми силами, и успех превосходил ожидания.

Почему текут ручьи по пашне?

Правда, наивный вопрос? Но если смирить гордыню и докопаться до сути, то можно выкопать и несложные способы унять потоки.

Рассмотрим четыре площадки (рис. 29). Первая площадка имеет крутой склон, вторая – умеренный, третья – еле заметный, а четвертая – горизонтальная, не покатая. Допустим, что на каждую площадку падает условная капля воды. На эту каплю действует сила тяжести F (на всех частях рисунка вектор F изображен вертикальной штриховой стрелкой). Если разложить вектор F по правилу параллелограмма сил, то получим тангенциальные векторы Ft (стрелки, направленные вдоль поверхности вниз) и нормальные векторы Fn (стрелки, перпендикулярные поверхности). Векторы Ft (назовем их силами зла) принуждают каплю скатиться с площадки, а силы Fn (добрые силы) – впитаться в нее. По мере уменьшения крутизны склонов злые силы Ft убывают и на горизонтальной площадке вообще исчезают. А добрые силы Fn при уменьшении крутизны склонов растут, и на горизонтальной площадке Fn совпадает с F.

Рис. 29. Сток воды с покатых площадок

Злым силам Ft противодействуют всякие травинки, былинки, соринки. Но они лишь замедляют скатывание воды – она неизбежно просачивается между травинками-былинками и поверх них. В серьезных случаях силы Ft укрощают дренажными сооружениями.

Но надо понимать, что дренаж уместен лишь на переувлажненных землях. Удалять можно только лишнюю воду. И в каждом конкретном случае требуется найти свой подход.

Красиво (я не побоюсь этого слова) решена проблема переувлажнения в усадьбе И. П. и Н. В. Лесюков (под Калушем, Ивано-Франковская область). Их огород лежит, можно сказать, на «тарелке». Очень близки подпочвенные воды. Игорь Петрович и Наталья Васильевна поступили так. Они обрамили грядки шифером, из сезона в сезон приподнимают их: возвращают всю ботву, обязательно выращивают сидераты, укладывают на грядки «постороннюю» органику, в частности навоз (левая часть рис. 30).

Рис. 30. Усадьба И. П. и Н. В. Лесюков (под Калушем, Ивано-Франковская область)

Грядки неспешно, постепенно заполняются биогумусом, а дорожки остаются внизу и становятся дренажными канавами. Избыток воды стекает в них, а затем постепенно впитывается в почву. Я был приятно удивлен отсутствием воды (глубокой осенью!) не только в грядках, но и в этих «дренажных канавах», то есть на дорожках.

Только все, кому по душе французское слово drainage – дренаж (лучше бы они его не знали!), должны не забывать его перевод: «осушение, удаление лишней воды». Лишней! Это, можно сказать, ключевое слово. Не единожды видел я дренажные ухищрения на полузасушливой Слобожанщине. В форматной лексике не хватит слов, чтобы описать удивление и растерянность, охватывавшие меня при виде этих «шедевров ландшафтного дизайна».

Вот один красочный пример. На двух рисунках внизу изображены профили двух соседних участков до и после дренажных работ (рис. 31). Между участками (их границы отмечены черными колышками) пролегала неглубокая ложбина (верхний рисунок). В ней весной скапливалась вода, стекающая с обоих участков (заполненная водой мочажина отмечена штриховыми линиями). После тороватого на осадки межсезонья эта мочажина могла стоять до начала лета.

Рис. 31. Профили двух соседних участков до и после дренажных работ

И вот соседи, посовещавшись с лукавым, вырыли дренажную канаву (нижний фрагмент). Могли террасировать участки, поставить ловушку всем осадкам по дороге к ложбине, обеспечить влагой растения на обоих участках и ликвидировать мочажину как класс. Причем – ввиду малого уклона – работы было бы как кот наплакал. А вместо этого ценой серьезных земляных работ избавили участок от всей межсезонной влаги. Отнюдь не лишней! Зеркало мочажины, правда, уменьшилось. Ах, какое счастье…

Вот что значит, увидев лужу, искать по-быстрому, шнель-шнель, куда бы ее сплавить, вместо того чтобы вдуматься, оглядеться окрест себя, найти и устранить причину образования лужи и потом стричь купоны. Абсурдность дренирования почвы на полузасушливой Слобожанщине ясна априори. Но, не раскинув умом, загнали на участок экскаватор.

Ниже – свидетельство того, как опасно по подсказке лукавого загнать на участок плуг. Эту катастрофу запечатлел В. Т. Гридчин. Сосед Виталия Трофимовича взметнул зябь на своем покатом участке. И вот что было к весне (рис. 32).

Рис. 32. Состояние зяби к весне

Свой участок (по эту сторону забора) Виталий Трофимович вместо зяблевой вспашки засеял горчицей, и до весны по нему не пробежал ни один ручеек, вся межсезонная влага впиталась в почву (рис. 33).

Рис. 33. Участок В. Т. Гридчина (осенью был засеян горчицей вместо зяблевой вспашки)

Теперь оставим в покое злую силу Ft – главную причину потоков и обратимся к доброй силе Fn, «вдавливающей» воду в почву. У нее, как и у злой силы, тоже есть естественный противник, но куда серьезнее травинок-былинок. При дожде поверхность почвы довольно быстро намокает, на ней образуется пленка, и в бой вступает сила поверхностного натяжения, препятствующая проникновению воды через пленку.

Физические законы незыблемы. Их не повернешь как дышло и не обойдешь как столб (из пословиц о законах юридических). И сила поверхностного натяжения – это явление, с которым надо считаться. Эта сила, в частности, перемещает керосин вверх по фитилю в лампе, поднимает столбики термометров. Она же, посмеиваясь над силой тяжести, поднимает соки по стволу секвойи из корней к листьям на высоту до 130 м!

Чтобы оценить могущество силы поверхностного натяжения, не надо далеко ходить или ехать в Калифорнию, поближе к секвойям. Убедиться в прочности водных пленок, образуемых этой силой, можно, не снимая тапок. Возьмите в руки кусок ткани, растяните его и легко наклоните, имитируя покатую поверхность почвы. Теперь пусть внук (или подружка) брызгают на ткань. Пока ткань сухая, брызги частично впитываются в нее. Но как только ткань намокнет и образуется водная пленка – все! Брызги скатываются с ткани, как с линолеума. А на полу под тканью – сухо.

Приспело время сделать выводы:

1) Нету силушки тягаться со злой силой Ft. Проще с ней не знаться. В нашем случае – соорудить горизонтальные террасы на покатых площадках и обнулить Ft. Бытовой аналог: если известно, что «Витю не переспоришь», то победить его в споре легко – не надо вступать с Витей в спор.

2) Не поспоришь и с силой поверхностного натяжения, противостоящей доброй силе Fn. Уместно заметить, что среди природных жидкостей лишь у ртути большее, чем у воды, поверхностное натяжение. Тем не менее и силу поверхностного натяжения можно обойти, не вступая с ней в спор, – сделать почву скважной, пористой. Тогда водяные пленки не смыкаются, в почве остаются открытые скважины и вода легко проникает в нее. А скважной почву делают корни растений и почвенная живность. Стало быть, надо сажать и сеять, сажать и сеять и не разрушать каналы, построенные растениями и почвенной живностью, какой-нибудь подсунутой лукавым пахотой. То есть не рыхлить (механически) почву. Бывало, едешь после дождя мимо возделываемых и заброшенных участков. На первых там и сям видны свежие мочажины, а вторые стоят просто умытые. На возделываемых участках образуются непроницаемые пленки и на распыленной почве нет скважин, а на заброшенных участках поработали сорняки и почва стала скважной.

Не единожды бывал я свидетелем буйства потоков воды в ненастье и в гористых Карпатах, и на сравнительно равнинных Слобожанщине и кубанских предгорьях Кавказа. С высоты птичьего полета видел долины Дона и Хопра, изрезанные оврагами – ложами грязевых потоков с полей и огородов. Леса веками из росы капля за каплей образуют реки. А мутные потоки с полей и огородов левой ногой, на «и раз, и два» убивают их. Так что предотвратить потоки в огороде – святой долг, великое дело спасения земли. А попутно – подарить огороду слой воды высотой где 30, а где и все 60 см. И какой воды – дождевой или талой!

От сетований – к действию

Сетования бессмысленны. Сколько ни сетуй, потоки продолжат покрывать «морщинами» лик Земли и стирать с него речки и речушки. «С этим что-то делать надо, надо что-то предпринять». Выше были названы два совсем не трудных средства укрощения потоков – насаждение и террасирование покатых площадок. С него и начнем.

Придирчивая оценка покатого участка

Если на вашем участке есть покатые площадки, то следует оценить крутизну их склонов, чтобы решить, устраивать ли на них террасы. Сопоставим горизонтальные террасы, сооруженные на пологом и крутом склонах (на рисунке 34 – продольные разрезы склонов). Штриховой линией отмечены поверхности склонов (до сооружения террас).

Рис. 34. Горизонтальные террасы, сооруженные на пологом и крутом склонах

Горизонтальные участки – это и есть вожделенные террасы. Полосы террас непосредственно под откосами (серые троеточия) – дорожки. Белые треугольники (под линиями склона) – выемки, откуда землю перекатили в черные треугольники (над линиями склона). Сравнение площадей черных треугольников на том и другом склонах показывает, что объем земли, вынутой для выравнивания площадок, на крутом склоне больше, чем на отлогом. Это первая причина, по которой на крутых склонах террасы малопривлекательны.

Вторая причина возможного отказа от террасирования: откосы на крутых склонах круче и длиннее, чем на отлогих. И если первая причина (большой объем работ), в конце концов, разовая, то вторая действительно серьезная: крутые откосы требуют постоянного внимания. Откосы террас на крутых склонах круче самих склонов, и во весь рост встает проблема укрепления откосов.

Если высота откосов до 20–30 см, то укрепить их несложно: можно засеять их белым клевером или лядвенцем и двойным рядом сорго хлебного. В первый год сорго послужит кулисой, у него вырастут мощные корни, и они свяжут откосы на то время, пока нарастят кружево корней клевер и лядвенец.

А длинные откосы уберечь от эрозии труднее. Вода по откосам стекать так или иначе будет. Если откос короткий, то поток на нем не успеет набрать скорость и на горизонтальной террасе угомонится. Но если откос длинный, то поток успевает на нем разогнаться, с разгону преодолевает террасу, потом – еще быстрее – вторую… И вот вам – эрозия!

Наконец, не сбросишь со счетов тот факт, что чем круче склоны, тем уже террасы, и дорожки могут забирать большую часть террасы. На таком участке террасирование нелепо. Возни больше, чем толку.

Лучший выход – не обрабатывать почву на площадках с крутыми склонами. Здесь можно посадить ягодные или декоративные кустарники, деревья, посеять многолетние (долго, по 15 лет играющие) сидераты (сильфий, румекс, козлятник), устроить альпийскую горку-цветник. Эти «анклавы» придадут огороду живости. Словом, невозделываемые делянки – вовсе не утрата для участка. В усадьбе Н. И. Курдюмова в станице Азовской (предгорья Кавказа), в саду, в местах, недоступных триммеру, буйствуют мощные кусты тысячелистника. Не глазами заметил – сначала носом учуял и лишь потом глазами нашел! Этим запахом можно наслаждаться бесконечно. А скольких вредителей отпугивают эти пахучие пятна! Скольких полезных насекомых завлекают!

Но как отличить одно от другого, чем руководствоваться, отдавая предпочтение террасам или насаждениям? Однозначного рецепта, увы, нет. Очень сильно влияет на выбор «индивидуальность» делянки. Понятнее всего пояснить эту мысль на примере состава почвы. К примеру, песчаная почва, с одной стороны, легче впитывает влагу, но с другой – она несвязная и легко размывается. А глинистая почва ведет себя с точностью до наоборот. С одной стороны, не принимает влагу, а с другой – связная, так что глиняные откосы с помощью мульчи и насаждений можно удержать и на ощутимо крутых склонах. Видел я даже вертикальные откосы – на окаменевшей глине.

Правда, потом (так сказать, после драки) правильность выбора оценить легко. Нет потоков после сильного дождя – террасы уместны. А коли есть – надо было предпочесть насаждения. В этом случае начать с нуля затруднительно, поэтому в сомнительных случаях лучше уклониться от террасирования и укрепить площадку насаждениями.

Но одно правило должно выполняться неукоснительно – нельзя обрабатывать почву на склонах даже с малым уклоном. Надо стараться делать ее скважной и пористой, помогать добрым силам Fn «вдавливать» влагу в почву.

Утверждение «нельзя обрабатывать почву на склонах даже с малым уклоном» может показаться наивным, например, жителям Карпат. Увы, против меня еще можно, но против физики не попрешь. А если рискнешь, то будешь безучастно наблюдать, как по Днестру, Пруту, Быстрице мутные воды несут дома, хозяйственные постройки, деревья. У эрозии почв преимущественно антропогенные корни, и значительная доля мутных потоков зарождается на возделываемых склонах. Во всяком случае, красивые, золотые по весне разливы рапса в Карпатах и Прикарпатье неминуемо ведут к катастрофам, истощая и распыляя почву на покатых полях.

Вычерчивание линии уровня верхней террасы

Запасемся нехитрой оснасткой. Нам понадобятся:

• кол или кусок арматуры длиной ~1,5 м;

• шланг с насаженными на его концы воронками (к примеру, срезанными верхушками прозрачных ПЭТ-бутылок);

• ведро с парой литров воды и ковшом;

• 20–30-сантиметровая веревочка;

• помощник с плоскорезом или тяпкой.

Шланг с прозрачными воронками – это аналог знакомого строителям водяного уровня (далее – в-уровень). Длина шланга может быть произвольной, но, с одной стороны, сопоставимой с ожидаемой длиной террасы, а с другой – не настолько большой, чтобы сделать работу неудобной. Личный опыт подсказывает, что длина 5–6 метров в самый раз.

Что касается помощника, то незаменимы в этом деле малыши. С одной стороны, помощнику предстоит необременительная работа, нечто вроде игры. А с другой – у ребенка возникнет ощущение сопричастности к интересной взрослой жизни в огороде, и с годами из него вырастет заинтересованный добровольный помощник.

Начинаем работу с самого верха площадки, назначенной к террасированию. Прикидываем (на глазок), где будет располагаться первая терраса. Линия уровня будет прочерчена по средней линии террасы. Втыкаем кол или кусок арматуры (дальше – кол) в землю в начале будущей линии уровня. Выбираем на теле какую-нибудь заметную точку в районе груди (назовем ее Х) – пуговицу на сорочке, надпись на майке, деталь рисунка на футболке, крестик, кулон и т. п. Затем привязываем к колу один конец в-уровня так, чтобы верх воронки оказался на уровне точки Х. Теперь нужно стать на будущую линию уровня вблизи кола (лицом к нему), взять в руки свободный конец в-уровня, поднести его к груди так, чтобы верх «своей» воронки оказался на уровне точки Х, и заполнить шланг водой. Именно шланг – воронки должны остаться пустыми. На 5-метровый шланг стандартного диаметра понадобится примерно литр воды.

Можно начинать вычерчивание линии уровня. Держим свой конец в-уровня, как сказано выше, отступаем на шаг (стоя лицом к колу) примерно по линии уровня и следим, чтобы вода не появилась в воронках. Если вода показалась в своей воронке, подвигаемся вверх, пока вода не уйдет из нее, а если вода показывается в воронке у кола, подвигаемся вниз. В момент, когда воды не станет в обеих воронках, помощник (ведомый) прочерчивает своим орудием ровик от кола к полоске земли между ступнями ведущего.

Затем ведущий делает следующий шаг назад так, чтобы воды не было ни в одной из воронок, потом еще один, еще… А ведомый продолжает царапать на каждом шагу ровик к полоске между ступнями. Если шланг оказался коротковат, нужно переставить кол с привязанным шлангом в достигнутую точку линии уровня и продолжить движение. Оглянуться не успеем, как дойдем до конца террасы.

Остается только пройтись плоскорезом по ровику еще раз, чтоб сгладить его и сделать более четким, и линия уровня верхней террасы готова. Так, как повелела Ее Величество Природа I (Первая! Второй не будет никогда.), а не параллельно меже, или, скажем, с севера на юг.

Сознаю, что продвинутому читателю такой метод вычерчивания может показаться наивным. Но, когда пишешь книгу, невольно беседуешь с потенциальным читателем. Я уже намекал, что мой читатель, которого я постоянно вижу, с которым переговариваюсь, – бабушки. Я могу употребить редкое, непопулярное слово. Это не совсем правильно, но простительно: бабушка приневолит внука, и лексикон обоих станет богаче на это слово. Но я строго слежу за тем, чтобы мои подсказки были посильными, доступными, реализуемыми подручными средствами. Если подсказка не такова, это не моя подсказка.

Формирование верхней террасы

Допустим, что мы хотим иметь грядки шириной 100 см и дорожки шириной 50 см. Стало быть, террасы будут иметь ширину 150 см. Для работы нам понадобятся тяпка и стандартный полутораметровый уровень (левая часть рисунка 35). Если под рукой более короткий уровень, то нужно взять ровную дощечку полутораметровой длины, отметить на ней середину и привязать уровень к дощечке так, чтобы пузырек оказался у срединной метки дощечки (правая часть рисунка). Легко настроиться и на другую ширину террас, взяв дощечку, к которой привязывается уровень, нужной длины.

Рис. 35. Уровни разной длины

При дальнейшем чтении может возникнуть путаница из-за употребления слова «уровень» в разных смыслах. Поэтому уговоримся. Просто уровень будем употреблять для обозначения инструмента, с помощью которого устанавливается горизонтальность направления, а также в бытовом смысле (к примеру, на уровне груди). Здесь путаницы не будет, все будет ясно из контекста. Шланг с воронками (аналог водного уровня) по-прежнему будем называть в-уровнем. А географическое понятие «линия уровня» будем обозначать сокращением «лур».

Итак, вооружаемся в-уровнем нужной длины и тяпкой. В начале террасы кладем в-уровень вдоль склона так, чтобы пузырек оказался над ровиком, прочерченным на склоне вдоль лур. Ровик отмечен на рисунке вынутым «зубом» (белый треугольник) (рис. 36). Пузырек уровня и «зуб» отмечены короткой штриховой линией. Как говорилось ранее, на крутых склонах террасирование нежелательно, а столь крутой склон на рисунке выбран для большей выразительности.

Рис. 36. Сооружение террасы

Теперь с верхней половины террасы надо вынуть короткий кусок клина земли (ограниченный жирным контуром треугольник, лежащий над воображаемой горизонтальной линией, проведенной через лур) и ссыпать эту землю на нижнюю половину террасы (ограниченный жирным контуром белый треугольник под штриховой линией). После этого надо положить уровень на новую поверхность и проверить горизонтальность и ширину начального отрезка террасы.

И… поехали. Продолжаем сгребать верхний клин вниз, проверяя с помощью уровня горизонтальность и ширину террасы. Пузырек уровня (то есть его середина) должен быть постоянно над лур. Сечение готовой террасы – на рисунке 36 внизу. Напомню: крутизна откосов нарочитая, иллюстративная. Работа идет споро и легко, потому что земля скатывается вниз. Закономерно сравнить эту работу с ездой на велосипеде: как легко катиться на велосипеде вниз и как трудно подниматься в гору.

Продолжение работы

Следующие террасы строятся быстрее. Ввиду того что мы отказались от террасирования делянок с крутыми склонами, большого разнообразия крутизны их не будет, так что следующие две-три террасы можно построить, не вычерчивая лур, а уровень укладывать, упирая его концом в основание предыдущего откоса (рис. 37).

Рис. 37. Дальнейшее террасирование

Построив 3–4 террасы, нужно отдышаться. Не обязательно оформлять всю площадку в один присест. За это время может пройти ливень, и вред, который он может принести, усугубится расковырянным верхом.

Поэтому желательно строить террасы сериями «под ключ», то есть завершать все нужные работы на каждой серии – укреплять откосы, вносить, если есть, свежий навоз (скупо, до килограмма на 1 м2), сеять сидераты, мульчировать всю полосу.

Начиная следующую серию, нужно прочертить лур (точно так же, как для первой террасы). Новая лур может отдалиться от откоса предыдущей террасы или, наоборот, приблизиться к нему. Так что ширину террасы, начинающей новую серию, определяет не длина уровня, а верхняя половина этой террасы: нижняя часть террасы должна скопировать верхнюю. Так что ширина новой террасы может стать местами больше 150 см, местами – меньше. Этого бояться не следует. Уместно опять вспомнить Колумеллу: «Сельским хозяйством можно управлять без излишних тонкостей…» К тому же террасу с изменяющейся шириной всегда можно засадить так, чтобы она украсила огород, придала ему разнообразия и живописности.

Теперь строится новая серия «параллельных» террас. Затем закрепляются откосы, террасы оформляются, и так до самого низа террасируемой площадки.

Я готов выслушать упреки в излишней дотошности, но она продиктована сетованиями и многочисленными вопросами огородников в последние годы, когда я стал рассказывать об улавливании осадков самой пашней. Когда что-то делаешь руками, наблюдающий схватывает это слету и в состоянии высмотреть многие неоговариваемые детали. В письменном же виде детали часто не проявляются, и их нужно оговорить. Уверяю: не дотошность, присущая моим сверстникам, водила моей рукой по клавишам, а стремление быть понятым каждой бабушкой. Ну, а схватывающие все на лету могут, не утруждая себя и не раздражаясь, пробежать текст по диагонали.

Пара похвальных слов о террасах вдогонку

В конце раздела «Устранение потоков на пашне» следует подчеркнуть: террасы – важное дело. И дело не только в возврате участку его законной доли небесного дара. Самое главное – террасированный участок никому внизу не вредит – ни селу, ни городу, ни речке.

Любопытно, что когда матушки-огородницы Свято-Богоявленского Кременецкого женского монастыря (Тернопольская область) обратились ко мне за помощью в благоустройстве их огорода, расположенного на склоне горы над городом, то они (Святые души! Храни их, Господи!) больше всего беспокоились о вреде, который причиняют потоки воды с их огорода внизу, в городе.

На монастырском огороде (как водится, по рекомендации агронома) были прорыты дренажные канавы (рис. 38). Затея, как неугодная Природе и Богу, была, естественно, абсурдной. В районе Кременца выпадает идеальное количество осадков (в среднем чуть больше 600 мм в год). И изначально следовало думать об удержании осадков, а не об отводе их. Кстати, куда? Да туда же, куда они текли и без дренажных канав.

Рис. 38. Дренажные канавы в монастырском огороде

В августе – сентябре были сооружены и засеяны горчицей террасы (рис. 39).

Рис. 39. Монастырский огород с террасами, засеянными горчицей

А уже следующей весной огород, впервые напившись досыта божественной водой, «взорвался» (рис. 40). Притом обилие влаги не пробудило, к удивлению матушек-огородниц, споры фитофторы: за лето от фитофтороза не пострадало ни одно растение! И это на западе Украины, традиционно страдающем от этой болезни! Горчица из-под носа спор фитофторы увела жизненно необходимое для них железо!