В четверг, сразу после одиннадцати, кое-что произошло. Мартин Бек стоял в позе, к которой он привык в последнее время, и опирался правым локтем на металлический шкафчик. Он услышал, как звонит телефон (как минимум уже в семидесятый раз за этот день) и Гюнвальд Ларссон ответил:

— Да, Ларссон слушает. Что? Да, уже бегу вниз:

Он встал и сказал Мартину Беку:

— Это дежурный. Внизу какая-то девушка, она утверждает, что якобы что-то знает.

— О чем?

Гюнвальд Ларссон уже стоял в двери.

— Об этом грабителе.

Через минуту фрёкен сидела у стола. Ей было не больше двадцати лет, но выглядела она старше. На ней были фиолетовые узорчатые чулки, туфельки на высоких каблуках и нечто такое, что этим летом называли миниюбкой. Ее декольте заслуживало внимания, то же самое относилось к пепельным обесцвеченным волосам, огромным накладным ресницам и не слишком скромному слою косметики вокруг глаз. Ротик у нее был маленький и капризный, а грудь смело приподнята бюстгальтером.

— Так что же вы знаете? — немедленно набросился на нее Гюнвальд Ларссон.

— Кажется, вы хотели что-нибудь узнать об этом субъекте из Ваза-парка и Ванадислундена, не так ли? — высокомерно произнесла она. — По крайней мере, я что-то такое слышала.

— Если это не так, зачем же вы пришли сюда?

— Эй, послушайте, не злите меня.

— Ну, так что же вы знаете? — заорал Гюнвальд Ларссон.

— Вы неприятный человек, — заявила фрёкен, — Не понимаю, почему все легавые должны быть такими грубиянами.

— Если вы думаете, что получите вознаграждение, то вы ошибаетесь, — сказал Гюнвальд Ларссон.

— Чихать я хотела на ваши деньги, — заявила фрёкен.

— Зачем же вы пришли к нам? — как можно тише спросил Мартин Бек.

— У меня хватает денег, — добавила она.

Было ясно, зачем она пришла сюда, по крайней мере отчасти, — устраивать сцены, и в этом намерении ее вряд ли сможет что-то поколебать. Мартин Бек видел, как на лбу у Гюнвальда Ларссона вздуваются вены. Фрёкен сказала:

— Я зарабатываю больше вас всех, вместе взятых.

— Да, в полиц… — начал Гюнвальд Ларссон, но вовремя остановился и сказал: — О том, как вы зарабатываете себе на жизнь, нам лучше не говорить вслух.

— Если вы еще раз скажете что-то подобное, я встану и уйду.

— Вы никуда не уйдете, — сказал Гюнвальд Ларссон.

— Разве мы не живем в свободной стране? Я думала, у нас демократия или как она там называется.

— Зачем вы пришли к нам? — уже не так тихо, как перед этим, спросил Мартин Бек.

— А вы бы хотели это знать, да? Вижу, что вы насторожили уши. Я бы с удовольствием встала и ушла, не сказав вам ни словечка.

Лед сломал наконец Меландер. Он поднял голову, вынул изо рта трубку, впервые посмотрел на девушку и спокойно сказал:

— Ну так скажите нам об этом, фрёкен.

— О том, из Ваза-парка и Ванадислундена и…

— Да, если вы действительно о нем что-то знаете, — сказал Меландер.

— А потом я сразу смогу уйти?

— Несомненно.

— Честное слово?

— Честное слово, — заверил ее Меландер.

— И вы не скажете ему, что…

Она пожала плечами, очевидно, подумав о чем-то своем.

— Он все равно сам это вычислит, — сказала она.

— Как его зовут? — спросил Меландер.

— Роффе.

— А фамилия?

— Лундгрен. Рольф Лундгрен.

— Где он живет? — спросил Гюнвальд Ларссон.

— Вапенгатан, пятьдесят семь.

— А где он сейчас?

— Там, — сказала она.

— Откуда вы с такой уверенностью знаете, что это он? — спросил Мартин Бек.

Он заметил, как у нее что-то блеснуло в уголках глаз, и с изумлением понял, что это не что иное, как слезы.

— Еще бы мне не знать, — почти неразборчиво пробормотала она.

— Вы, фрёкен, наверное, сожительствуете с этим субъектом? — сказал Гюнвальд Ларссон.

Она внимательно посмотрела на него и не ответила.

— Какая фамилия на двери? — спросил Меландер.

— Симонссон.

— Чья это квартира? — спросил Мартин Бек.

— Его. Роффе. По крайней мере, я так думаю.

— Ну так все же? — сказал Гюнвальд Ларссон.

— Ну, тот, другой, наверное, сдал ему квартиру. Вы что же, думаете, он такой дурак, чтобы на двери красовалась его собственная фамилия?

— Он в розыске?

— Не знаю.

— Сбежал откуда-то?

— Не знаю.

— Но вы ведь наверняка это знаете, — сказал Мартин Бек. — Может, он сбежал из тюрьмы?

— Нет, не сбежал. Роффе никогда не сидел.

— На этот раз он сядет, — сказал Гюнвальд Ларссон. Она с ненавистью смотрела на него блестящими глазами. Гюнвальд Ларссон быстро засыпал ее вопросами.

— Так значит, Вапенгатан, пятьдесят семь?

— Да. Разве я это не сказала?

— Со двора или с улицы?

— Со двора.

— Этаж?

— Второй.

— Квартира большая?

— Однокомнатная.

— Кухня?

— Нет, только одна комната.

— Сколько окон?

— Два.

— Окна выходят во двор?

— Нет, на солнечный пляж.

Гюнвальд Ларссон прикусил губу. На лбу у него снова начали вздуваться вены.

— Ну-ну, — успокоил его Меландер. — Так значит, у него одна комната на втором этаже и два окна во двор. И вы точно знаете, что в эту минуту он дома?

— Да, — сказала она. — Знаю.

— У вас есть ключи от этой квартиры? — дружеским тоном сказал Меландер.

— Откуда? Ключ только один.

— И дверь, очевидно, заперта?

— Еще бы.

— Она открывается внутрь или наружу? — спросил Гюнвальд Ларссон.

Она ненадолго задумалась. Потом сказала:

— Внутрь.

— Точно?

— Да.

— Сколько квартир в тыльной части дома, со двора? — спросил Мартин Бек.

— Ну, наверное, квартиры четыре.

— А что находится на первом этаже?

— Какая-то мастерская.

— Из окна виден парадный вход в дом с улицы? — спросил Гюнвальд Ларссон.

— Нет, оттуда виден фьорд, — ответила фрёкен. — И королевский дворец. И часть ратуши.

— Достаточно! — заорал Гюнвальд Ларссон. — Уведите ее!

Девушка вздрогнула.

— Секундочку, — сказал Меландер.

В кабинете стало тихо. Гюнвальд Ларссон с любопытством посмотрел на Меландера.

— Мне нельзя уйти? — спросила девушка. — Вы ведь обещали мне, что…

— Конечно же, — сказал Меландер, — понятно, что вы можете уйти. Но вначале мы должны проверить, сказали ли вы нам правду. Это для вашей же пользы. И еще кое-что.

— Что?

— Он в этой комнате, наверное, будет не один, да?

— Да, — тихо сказала она.

— Послушайте, а как вас, собственно, зовут? — спросил Гюнвальд Ларссон.

— Это вас не касается.

— Уведите ее, — сказал Гюнвальд Ларссон.

Меландер встал, открыл дверь в соседний кабинет и сказал:

— Рённ, у нас тут есть одна фрёкен. Она может у тебя немного посидеть?

Рённ появился в дверях. У него были покрасневшие глаза и красный нос. Он окинул взглядом всех по очереди.

— Да, — сказал он.

— Высморкайся, — сказал Гюнвальд Ларссон.

— Я должен предложить ей кофе?

— Думаю, что должен, — сказал Меландер.

Он придержал ей дверь и церемонно произнес:

— Соблаговолите, фрёкен. В дверях она остановилась и окинула ледяным взглядом Гюнвальда Ларссона и Мартина Бека. Очевидно, им не удалось вызвать у нее особой симпатии. Не понимаю, как нас учили здесь психологии, подумал Мартин Бек.

Потом она посмотрела на Меландера и неуверенно сказала:

— Кто будет его брать?

— Сами знаете, мы, — приветливо сказал Меландер. — На то и существует полиция.

Она стояла и смотрела на Меландера. Наконец сказала:

— Он опасен.

— Очень?

— Очень. Будет стрелять. И меня тоже застрелит.

Сейчас это ему вряд ли удастся, — заметил Гюнвальд Ларссон.

Она проигнорировала его.

— У него в квартире есть два автомата. Заряженных. И один пистолет. Он сказал, что…

Мартин Бек молчал и ждал, что скажет Меландер, и одновременно надеялся, что Гюнвальд Ларссон будет держать язык за зубами.

— Что он сказал? — спросил Меландер.

— Что живым его никто не возьмет. И я знаю, что он сказал это на полном серьезе.

Она оставалась в дверях еще несколько секунд.

— Я просто хочу, чтобы вы об этом знали, — сказала она.

— Спасибо, — произнес Меландер и закрыл за ней дверь.

— Ну, — произнес Гюнвальд Ларссон.

— Получи санкцию прокурора, — сказал Мартин Бек, едва за ней закрылась дверь. — Быстро, план города.

План лежал на столе еще до того, как Меландер закончил короткий телефонный разговор, в результате которого получил официальное разрешение на то, что они намеревались предпринять.

— Могут возникнуть осложнения, — сказал Мартин Бек.

— Это точно, — подтвердил Гюнвальд Ларссон.

Он выдвинул ящик письменного стола, вытащил оттуда служебный пистолет и взвесил его в руке. Мартин Бек, как и большинство шведских полицейских в штатском, носил пистолет в кобуре под мышкой, конечно, в тех случаях, когда ему требовалось оружие. У Гюнвальда Ларссона же было особое приспособление, с помощью которого пистолет прикреплялся к брючному ремню. Он повесил пистолет на правый бок и сказал:

— Ну, ладно. Я возьму его сам. Хочешь пойти со мной?

Мартин Бек задумчиво смотрел на Гюнвальда Ларссона. Его коллега был, как минимум, на полголовы выше, а когда выпрямлялся в полный рост, выглядел настоящим великаном.

— Иначе ничего не получится, — сказал Гюнвальд Ларссон. — Как ты себе это представляешь? Подумай, как бы это выглядело, если бы туда во двор ворвалась целая рота с автоматами, гранатами со слезоточивым газом, в бронежилетах и понеслась через двор, а этот субъект спокойно стрелял бы себе из окна. Или, может, ты думаешь, что ты, или комиссар, или шеф полиции, или сам король должен орать в мегафон: «Вы окружены. Любое сопротивление бесполезно!»?

— Слезоточивый газ в замочную скважину, — предложил Меландер.

— Ну, это еще куда ни шло, — сказал Гюнвальд Ларссон, — но мне это не нравится. Наверняка изнутри торчит ключ в замке. Нет, двое в штатском на улице, а двое будут его брать. Идешь со мной?

— Естественно, — сказал Мартин Бек.

Он предпочел бы взять с собой Колльберга, но грабитель, вне всякого сомнения, принадлежал Гюнвальду Ларссону.

Вапенгатан находится в стокгольмском районе Нормальм. Это длинная узкая улица, застроенная, в основном, домами-ветеранами. Она тянется от Брунсгатан на юге до Оденгатан на севере. Фасады домов заняты процветающими мастерскими, в тыльной части — множество бедных квартир.

Не прошло и десяти минут, как они уже были там.