Кровь артефакта

Васин Роман

ЧАСТЬ 2. Время собирать артефакты

 

 

Второй

Мы шли по тёмным коридорам каких-то катакомб. Узким и длинным. Я уже давно заблудился. Поворот направо, затем налево, снова налево, опять направо. Так я пытался запоминать, но уже после пятого или шестого поворота понял, что начинаю путаться, и бросил это занятие. Тем более что как сюда попали, я даже не понял, а значит и как выбраться, не знаю.

Ухватившись за руку Троса, который просил себя называть Вторым, я поднялся и вдруг оказался в этих тёмных лабиринтах. Справа от меня стоял Второй, а слева Сонька, так же как и я недоумённо оглядываясь вокруг. Но ей-то наверняка легче, она своему брату безоговорочно доверяет, а мне что прикажете думать?

Мы оказались в каком-то тупике, из которого вёл только один коридор, в который и двинулась Сонька с братом. Мне ничего не осталось, как пойти за ними. И вот теперь мы вышагивали по узким мрачным коридорам, которым казалось, не будет конца. Стены у коридоров были разные. Иногда было видно, что это рукотворное сооружение из грубо сложенных огромных блоков или реже отлитое из бетона, а иногда рукотворные стены плавно переходили в какие-то карстовые пещеры или просто земляные своды. Воздух был влажным, но дышалось на удивление легко.

Иногда на стенах попадались какие-то надписи, от отдельных слов до длинных предложений, но разобрать их не удавалось даже с нашим ночным зрением, а остановиться и присмотреться внимательнее не хватало времени — никто меня ждать не собирался, а уйдут, могу и не нагнать.

Меня распирало любопытство, хотелось узнать, что это за место, куда мы идём и главное — зачем мы туда идём? Насколько я помню, я был нужен Соньке для вызволения брата, так вот он, идёт рядом. В самом начале разговора я попытался, было выяснить «что, где и куда?», но Трос мягко посоветовал не беспокоить зря старые стены разговорами. Сказал так, что я сразу поверил, что это не банальная отговорка от нежелания раскрывать тайны, а действительно НЕ НАДО говорить. Стал даже идти потише, стараясь не шоркать подошвой и не спотыкаться.

Через какое-то время от бездействия и отсутствия разговоров зачесались руки, и я потянулся к пачке сигарет, но, уже вытащив белый цилиндрик, поймал взгляд Троса. Тот отрицательно покачал головой и я, чертыхаясь в глубине души, спрятал сигарету обратно. Ну что такое, курить нельзя, разговаривать нельзя. А что можно?

Когда ноги стали уже уставать от ходьбы по бесконечным коридорам катакомб, и я уже хотел приспроситься о привале, Трос, будто прочитал мои мысли.

— Скоро придём. — Обернувшись, тихонько произнёс он.

И действительно, вскоре я стал замечать изменения, в окружающих нас стенах лабиринта: коридоры стали шире, потолки выше, а материал стен плавно перетёк из бетона и земли во что-то стекловидное с матовым синеватым оттенком. Со стен исчезли надписи и редкие ручейки воды, стекавшие с потолка. Стало как-то чисто, стерильно чисто. Такое впечатление, что сейчас бахилы выдадут.

Я хмыкнул появившейся мысли и вздрогнул, увидев внезапно вынырнувшего из бокового ответвления кота. Нашего рыжего кота, который так внезапно пропал после того, как счастливо избежал покушения на свою персону. Замерев, я смотрел на удаляющиеся спины Соньки и её брата, а так же на семенящего за ними, как ни в чём не бывало рыжего кота. Наконец, отойдя от шока и сообразив, что две удаляющиеся спины скоро скроются за очередным поворотом, я тихонько свистнул, привлекая внимания. Обернулась только Сонька, но, увидев семенящего за ними кота, подёргала за рукав и Троса.

Трос обернулся, но повёл себя совершенно иначе, чем можно было ожидать от человека, увидевшего кота там, где ему совершенно неоткуда взяться. Впрочем, своё спокойствие он сам же и разъяснил.

— Ну что вы задёргались. — Немного укоризненно спросил он и присел на корточки, поджидая, когда кот подбежит. — Он уже столько с вами, а вы всё дёргаетесь.

Кот ткнулся в подставленную Тросом ладошку, и мне вдруг показалось, что между носом кота и ладошкой человека проскользнула серая искра. Я присмотрелся внимательнее, но больше ничего не происходило — Трос поднялся и, взяв за руку Соньку, вновь отправился по расширившемуся коридору. Кот, шаркнувшись об его ноги, приотстал и побежал рядом со мной, в паре-тройке метров позади Соньки с братом. Хотя с братом ли? Я опасливо косился то на спину Троса, то на кота и мне всё больше казалось, что меня как корову ведут на убой. Понимает ли корова, что её ведут на убой? Вот и я не понимал. Просто очень хотелось получить ответы на целую плеяду вопросов, возникших как за время скитаний по Зоне до встречи Соньки, так и за последние дни.

Даже сейчас, казалось бы, просто идём по каким-то казематам, а всё равно появляются всё новые вопросы. Например, Трос ли идёт передо мной? Сонька верит, что Трос, я тоже глазами верю, что это он, но где-то в душе затаилось сомнение, тем более, что он при встрече просил называть его Вторым. Почему вторым, а не первым или третьим к примеру? Это так принципиально? И кот этот опять же, они встретились как старые знакомые, словно не с нами он провёл все эти дни, блуждая по Зоне, а с ним. И проскочившая между ними искра только подтверждает мои предположения.

Нет, если всё это оставить на самотёк и не получить ответы, на вертящиеся в голове вопросы, то к нормальной жизни вернуться уже не удастся. Я постоянно буду думать только об этом, ломать голову, пытаясь понять, постичь. Но не смогу, слишком много неизвестных в этом уравнении, и рано или поздно, я сломаю голову. Либо полягу по глупости в какой-нибудь аномалии, либо сойду с ума, и пристрелят меня как бешенного чёрного пса. Получается, что обратной дороги нет. Только вперёд, за этим странным Вторым.

Ещё мне было непонятно поведение Соньки, неужели она не видит все эти нестыковки в поведении её брата? Додумать до конца эту мысль я не успел — матовый коридор сделал очередной поворот, и мы вышли в большой круглый зал.

— Ну, вот мы и пришли. — Остановился Второй, обводя огромное помещение рукой, словно радушный хозяин хвастаясь своей квартирой.

Я поравнялся со Вторым, но не увидел ничего, чем бы можно было похвастать. Обыкновенная очень большая пустая комната и если бы не стекловидные матовые стены, то я бы даже подумал, что это пещера. Не хватало только характерных сталактитов и сталагмитов. Но то, что мы пришли, было чистой правдой, потому как дальше идти было некуда — из зала кроме приведшего нас коридора больше не выходил ни один тоннель.

Второй направился к противоположному концу помещения, и нам ничего не оставалось, как последовать за ним.

Я оказался не прав, помещение было не абсолютно пустым — на его противоположной стороне оказался узкий постамент, на котором в резной призме покоился очищенный грецкий орех с пару моих кулаков размером, и провалиться мне сквозь землю, если это не артефакт. С любопытством начав рассматривать диковинку, я поймал себя на мысли, что нечто подобное уже встречалось на моём пути. Конечно не именно этот грецкий орех, но что-то родственное ему, имеющее одни корни. Вспомнить что же это было мне не дал Второй, подойдя к артефакту он зачем-то потыкал в него пальцем и повернувшись к нам вновь сделал широкий жест рукой.

— Располагайтесь поудобней. — Он улыбнулся. — Я отвечу на все ваши вопросы… Ну, или почти на все.

— Люкс со всеми удобствами. — Оценил я шутку и, развернувшись непроизвольно замер.

Пещера полностью преобразилась. Теперь это действительно был большой круглый зал с поклеенными на стену обоями персикового цвета и подвесным потолком со встроенными софитами. Посреди зала треугольником стояло три белых кожаных дивана, на полу пространство между ними заполняло что-то кремово-лохматое, на котором стоял столик из тёмного стекла. На столике расположились ваза с фруктами, кофейник и три чашки, а в камине, встроенном в стену тепло потрескивал огонь.

— Откуда всё это взялось? — Сонька удивлённо переводила взгляд с мебели на брата и обратно.

— Отсюда. — Трос погладил грецкий орех и улыбнулся.

Я подошёл к диванам и потыкал пальцем прохладную кожу. Нет, не иллюзия. Реальная вещь. Приблизившись к камину, я осторожно провёл ладонью над огнём и, почувствовав жар, убрал руку. Но ведь не было здесь ничего! Я повернулся к центру зала и обнаружил, что Трос уже вольготно сидит на одном из диванов и со смаком ест персик, а Сонька стоит рядом и, как я совсем недавно, тычет в кожаную мебель пальцем. Лицо её выражало смесь восторга, удивления, недоверия и испуга. Как это всё одновременно варилось в ней в одно время, я даже представить не смог. Я для себя решил, что всё это было здесь и раньше, просто стояла какая-то пелена невидимости или что-то в этом роде, наподобие той штуки, которую активизировали сталкеры из будущего, кажется, они её называли «амальгамой».

В общем-то, получалось логично, здесь эта амальгама сейчас, а в будущем технологию изготовления или своруют отсюда, или сами догадаются — люди существа настырные и пронырливые. Приняв, что всё так и есть, а если я ошибаюсь, то Трос, или Второй, как он просил себя называть, меня поправит, я уселся напротив него и потянул за руку Соньку. Она плюхнулась на диван и удивлённо посмотрела на меня, словно впервые увидела.

— Ты в порядке? — Я помахал перед её лицом ладонью.

— Да… Но… Как это?

Я пожал плечами и выдал теорию, которой сам себе обосновал произошедшее. Второй тоже с интересом выслушал мои обоснования, но в конце, дожевывая персик, помотал головой:

— Неа… Не совсем так.

— А как? — Я потянулся к вазе и тоже взял фрукт. — Объясни, ты ведь обещал.

— Объясняю. — Трос взял одну из кружек и, откинувшись на спинку дивана, сделал маленький глоток. — Все эти предметы действительно были скрыты от вас, но не какой-то там таинственной «амальгамой», а временем.

— Чем? — Замер я, не донеся яблока до рта.

— Временем. — Повторил Второй и усмехнулся. — А что вас удивляет? Вы же уже сталкивались со сталкерами из будущего, вот здесь практически то же самое.

— Постой, откуда ты знаешь? — Сонька удивлённо воззрилась на брата.

— Вот мой осведомитель. — Вновь улыбнулся Трос и погладил подошедшего к нему кота. — Это я его к вам подослал. Так что я в курсе всего, что с вами происходило… Или почти всего — Он многозначительно посмотрел на Соньку.

Она смутилась и чтобы скрыть это, потянулась и взяла чашку с кофе. Сделала маленький глоточек и сморщилась.

— А сахар здесь есть?

— Конечно. — Трос поднялся и направился к грецкому ореху.

Одно мановение руки над артефактом и на столе возникла белоснежная керамическая сахарница. Я с интересом приподнял крышечку и хмыкнул — полная. Сонька положила себе одну ложку и начала размешивать, а Трос вернулся и сел на место.

— И что, я тоже так смогу? — Поинтересовался я, имея в виду манипуляции с волшебным грецким орехом.

— Пойми. — Поморщился Второй и ткнул пальцем в рельефный артефакт. — Это не скатерть самобранка, но об этом потом, а сейчас давайте вернёмся к тому, на чём прервались и постарайтесь больше не отвлекаться.

Мы кивнули и Второй продолжил:

— Итак, всё это было скрыто от вас временем, вот посудите сами, если бы это было скрыто некоей «амальгамой» то вы бы просто не смогли пройти по центру зала, вы бы споткнулись о невидимую мебель. — Я кивнул логичности доводов — А вообще, на счёт «амальгамы» это конечно интересно, ещё не слышал, надо будет обязательно проверить, уж очень это похоже на…

Второй замолчал и о чём-то задумался, видимо прикидывая, как он будет это всё проверять. Я тем временем доел яблоко и взялся за кофе.

— На что похоже? — Тихо спросила Сонька, заинтригованная воцарившейся тишиной.

— Я проверю. — Повторил Второй. — А делиться домыслами не интересно. Чёрт, что-то не клеится у нас разговор. Давайте я сначала хоть немного введу вас в курс происходящего в Зоне вообще и здесь в частности, а затем уж будете задавать свои вопросы. И прошу, не перебивайте, я и сам собьюсь. — Улыбнулся Второй и начал свой рассказ, во многом определивший нашу дальнейшую судьбу.

— Для начала ещё раз представлюсь, я не Трос, я Второй…

— Но как… Начала было Сонька покосившись на сваленные в кучу наши рюкзаки и оружие, но Второй прервал её, ненадолго повысив голос.

…Прошу вас, дослушайте до конца, а потом делайте выводы и спрашивайте. Продолжим. Я — Второй, но тело, сидящее перед вами, действительно принадлежит твоему брату, Тросу — Второй посмотрел на Соньку, ещё раз кинувшую косой взгляд на оружие. — Я просто арендую его. Присматриваю, мою, разминаю, чтобы оно не залёживалось, ну и заодно использую в своих целях. Всё с добровольного согласия Троса, никакого насилия.

— Откуда я знаю, что это правда? — Прервала всё же монолог Второго Сонька и я мысленно поддержал её, действительно, откуда?

— Я предусмотрел такое развитие событий. — Не обратил внимание на то, что его прервали Второй и достал из нагрудного кармашка рубахи сложенный вчетверо тетрадный листок. — На, прочти.

Он передал его Соньке, и та забегала глазами по строчкам.

— Почерк его. — Согласилась Сонька и, свернув исписанную бумагу, убрала в свой карман. — Но откуда мне знать, что это не такой же фокус, как с этими предметами. — И она обвела рукой просторный зал.

— Да, я мог бы всё это с лёгкостью подделать. — Не стал отпираться Второй. — Но зачем? Я пригласил вас потому, что мне нужна ваша помощь и согласитесь, начинать просьбу с вранья не лучший стимул. Трос согласился мне помочь, и сейчас выполняет одно важное поручение…

— В Припяти? — Вырвалось у меня.

— Да. — Посмотрел на меня Второй и вновь повернулся к Соньке. Он вообще всё это время разговаривал, глядя на неё, совершенно не беря в расчёт меня. Впрочем, я не обижался, прекрасно понимая, что, прежде всего надо убедить в доброжелательности намерений именно Соньку, ведь это у её брата неизвестно кто похитил тело.

— А ты откуда знаешь? — Удивлённо воззрилась на меня Кулачёк.

Пока я гадал признаться, что я его видел или нет, меня самым наглым образом сдал Второй:

— Он его видел в Припяти.

— Что? — Сонька беззвучно открывала и закрывала рот, не зная толи наброситься на меня, толи разрыдаться. Наконец, совладав с собой, она закончила свою мысль. — Ты видел его и ничего мне не сказал?

— Не кори его. — Мягко произнёс Второй прежде чем я нашёлся что ответить, и Сонька переключилась на него, видимо собираясь тоже наорать, но он продолжил рассказ и ей ничего не осталось, кроме как слушать. — Он правильно сделал, что не рассказал тебе, ведь тогда неизвестно, дошли бы вы сюда или нет.

— Я бы дошла в любом случае. — Вставила Сонька.

— Ты да. — Согласился Второй. — Но вы мне нужны оба, только в этом случае мы можем рассчитывать на успех. Но вернёмся к нашему рассказу. Трос в Припяти выполняет одно очень важное поручение, и, когда он его закончит, вы сможете с ним встретиться, но это будет ещё недельки через две-три. Вот тогда он вам сам подтвердит своё добровольное участие в моей авантюре, а пока я хотел бы, чтобы вы тоже поучаствовали в ней.

Я представил нас в роли гниющих зомби, и меня передёрнуло, а по коже побежали крупные мураши. Второй, заметив моё выражение лица, рассмеялся:

— Не беспокойся, Максим, не в роли зомби, хотя заметь, Трос согласился и на эту роль.

— Что? — Вновь влезла Сонька. — Мой брат сейчас зомби?

— По сути, он актёр. — Дипломатично заметил Второй. — А актёрам сами знаете, приходится всякие роли играть, вот сейчас он играет роль зомби, только и всего.

Второй хотел на этом закончить с данной темой, но, видя закипающую Соньку, вздохнул и продолжил:

— Да вы не волнуйтесь так, я ему создал прекрасную оболочку, он себя в ней чувствует как в собственном теле. Никакого дискомфорта, а вернётся, вновь займёт своё тело.

— А ты? — Спросил я.

— А я своё. — Улыбнулся Второй и покосился на лежавший в призме артефакт.

— Ты — артефакт? — Не поверил я. — Но как это возможно — разумный артефакт?

— А вы, конечно, считали себя венцом творенья? — Ехидно усмехнулся Второй. — Так поверьте, это не так.

— А кто венец, ты? — Я нагло уставился не сидевшего передо мной собеседника. Человеком его назвать даже в мыслях язык не повернулся. Но он не оправдал моих надежд, и кичиться не стал.

— Ну, куда уж мне? Я в таком же положении, что и вы, только несколько в иной плоскости и оставим эту тему, по крайней мере, пока.

— Тогда ещё один вопрос. — Не отставал я. — Почему другие артефакты не разумны?

— Здесь ты не прав, в каждом из артефактов существует кусочек разума, но он настолько мизерный и узконаправленный, что даже ваши учёные ещё не скоро его обнаружат. Впрочем, знали бы они, что искать, нашли бы быстрее. — Второй улыбнулся. — Если больше вопросов нет, то давайте продолжим.

Я махнул рукой, хотя вопросов было выше крыши, но всему своё время. Однако у Соньки были свои соображения на этот счёт:

— Я бы хотела дождаться брата, и только если он подтвердит твои слова выслушать твою историю и попытаться помочь.

— Ну, ты даёшь! — Развеселился Второй и откинувшись на спинку дивана заложил руки за голову. — Через три недели, когда появится твой брат, ваша помощь может уже так безнадёжно запоздать, что и браться за предложенное мной дело будет не просто ненужно, а местами и опасно.

— Опасно для кого? — Уточнил я.

— Для всех! — Сказал, как припечатал Второй, мгновенно став серьёзным. — В первую очередь для Зоны.

— А ей-то что? — Легкомысленно пожал я плечами. — Ну, исчезнет, так научные люди только этого всё это время и добиваются…

— Да? — Прищурился на меня Второй и от его взгляда мне стало не по себе. — А чёрную дыру на месте исчезнувшей Зоны не желаете? И это в лучшем случае.

— А в худшем?

— Да не забивайте себе голову. — Вновь стал легкомысленно-расслабленным сидящий напротив меня собеседник. — Вам и лучшего хватит, а нюансов много, уж поверь мне.

— Во всём-то мы должны тебе поверить. — Сонька демонстративно растопырила пальцы на вытянутой руке и принялась рассматривать ногти, но, видимо оставшись недовольной, спрятала руку. — А мы не верим! Мы будем ждать моего брата. — И она повернулась ко мне, ища поддержки.

— Что тогда? — Спросил я Второго, напрямую не соглашаясь с Сонькой, но, давая понять собеседнику, что не исключаю такое развитие событий.

— Тогда я не буду отнимать ваше время, и тратить своё. — Второй остался внешне спокойным, но любезности в его голосе явно поубавилось. — Сейчас выведу вас обратно к ферме и возьму на работу ближайшего сталкера.

— То есть мы не незаменимы? — Уточнил я

— Как сказал ваш Сталин, незаменимых людей не бывает. — Второй встал с дивана, давая понять, что аудиенция подошла к концу. — Я здесь с ним не совсем согласен, но когда незаменимые отказываются помогать, то их волей-неволей приходится заменять. Одним, двумя, сотней, неважно, тут уж как повезёт.

«Вот сука, пытается на нашу совесть повесить будущие неудачи и жертвы со стороны сталкеров» — Подумал я, тоже вставая, а вслух спросил:

— А почему не дождались нас? Сейчас бы мы поговорили с Тросом, он бы отправился по своим делам, а мы по своим и всем бы было хорошо.

— Всем, да не всем. — Проворчал Второй. — Вы поймите одно, это как шахматная партия, только несколько иного масштаба. Но смысл тот же — игра началась, и если я не сделаю ответного хода, то флажок упадёт и всё, настанет очередь соперника ходить, а уж он своего не упустит. И ждали мы вас, сколько могли, но вы очень сильно задержались. Вот пришли бы на недельку пораньше, всё бы и обсудили с Тросом.

Сонька укоризненно посмотрела на меня, обвиняя в постоянных задержках, и я хотел уже, было начать оправдываться, когда подумал, что мы всего-то шли чуть больше недели. И что получается? Если убрать неделю задержки, то мы должны были добраться до разрушенной фермы у Зимовища за два дня? Но, простите, здесь поезда не ходят! Я уже открыл рот, чтобы возмутиться, когда Второй сам поддержал меня:

— В этом не только его вина, ты тоже могла бы побыстрее Максима найти. Но хватит препирательств. Решайте здесь и сейчас: остаётесь и помогаете мне не дать превратиться Зоне в необузданного зверя или уходите.

— Я остаюсь! — Решительно заявил я и бухнулся обратно на диван. В конце концов, я за этим сюда и шёл — узнать какую-нибудь тайну. А мне предлагают не просто что-то узнать, но и принять участие в чём-то таком, о чём возможно потом сталкеры будут рассказывать очередную байку у костра.

Кулачок встала, нерешительно сделала пару шагов по направлению к своему рюкзаку, остановилась, постояла секунд десять в раздумье и, наконец, решившись, махнула рукой и вернулась к дивану.

— Я тоже остаюсь.

Я мысленно поблагодарил Бога, Зону и ещё неизвестно кого за это её решение. Мы опять будем вместе и это главное. Кажется, я люблю её. От этой неожиданной мысли по телу пронеслась волна жара и захотелось прямо сейчас броситься к Соньке, расцеловать её и сразу приступить к осуществлению грандиозных планов Второго. А то, что они грандиозные, я уже не сомневался.

Усилием воли я поборол в себе эту прыть и внешне остался абсолютно спокоен, только немного поёрзав на диване, словно устраиваясь поудобнее, но кажется от Второго не ускользнула моя буря эмоций. Мысли он читает, что ли? Он усмехнулся и тоже вернулся на диван.

— С чего бы мне начать свой рассказ, чтобы и кратко, и вы не плавали по теме. — Начал Второй и задумчиво потёр подбородок.

— Начни с того, что это за место? — Помог я ему. — Или это не имеет отношения к делу?

— Да ну как сказать… — Второй продолжал тереть гладко выбритый подбородок и задумчиво глядеть в потолок. — Косвенно конечно касается, как впрочем, и многое другое. Вот я думаю, что вам надо знать, а что можно упустить. Что вы знаете о греческой мифологии? — Неожиданно прервал он свои размышления и посмотрел на нас по очереди.

— Зевс, Аид, Геракл. — Перечислил я первое, что пришло в голову.

— Исида, Минотавр. — Внесла свою лепту Кулачок.

— Ну, Исида, конечно не из греческой мифологии, а из египетской. — Поправил её Второй. — А вот с Минотавром ты попала в самую точку. Мы находимся в его лабиринте.

Второй посмотрел на наши вытянутые от удивленья лица и довольно хмыкнув, продолжил:

— В самом центре этого лабиринта, именно отсюда когда-то было похищено золотое руно.

Я потянулся к чашке с кофе, но, вспомнив, что уже выпил его, нервно побарабанил пальцами по столешнице.

— И что, — Сонька потыкала пальцем в потолок. — Ты хочешь сказать, что над нами сейчас Греция?

— Над нами сейчас весь мир. — Воодушевленный нашим удивлением Второй подошёл к артефакту и через секунду на столе появилась ещё одна ваза с фруктами взамен первой и кофейник с горячим кофе.

Я повертел в руках свою чашку. Она оказалась чистой. Чудеса, да и только.

— Курить можно? — Уточнил я у вернувшегося к дивану Второго.

— Конечно. — На правах хозяина разрешил Второй и начал разливать кофе по чашкам. — Вентиляция здесь на зависть.

Я не стал уточнять, на чью зависть, а молча достал сигарету и прикурил. Действительно, дым мгновенно исчезал. Не тянулся куда-то к проходу, а именно исчезал.

— А где… Хозяин этого лабиринта? — С небольшой заминкой поинтересовалась Сонька и я тоже с интересом уставился на Второго.

— Где-то бродит. — Как-то смущённо, как мне показалось, пожал плечами наш собеседник. — И именно в этом заключается ваш интерес этого лабиринта. Не приведи вас судьба повстречаться с этим греховным порождением человека и священного быка Посейдона. Я у него позаимствовал на время его логово, привёл здесь всё в приличный вид, но так и не смог втолковать этому тупому созданию, что это всё временно, что он сюда вскоре вернётся на правах хозяина. Поэтому он теперь разозлённый бродит по лабиринту. — При этих словах Кулачок опасливо покосилась на вход, но Второй успокаивающе махнул рукой. — Нет, пока я здесь, он сюда не явится. У нас было несколько столкновений, и он понял, что я ему не по зубам и не по рогам. Здесь мне проще всего с ним бороться, в лабиринтах сложнее, поэтому я и просил вас без лишней надобности не шуметь.

— А разве минотавра не убили? — Поинтересовалась Сонька, прихлёбывая кофе.

— Разве можно убить яблоко, сорвав его с дерева? — Вопросом на вопрос ответил Второй. — На следующий год будет новое яблоко, разве не так? Чтобы уничтожить яблоко раз и навсегда, нужно выкорчевать яблоню.

— А, — Переглянулись мы с Сонькой. — Может…

— Ну, зачем так кровожадно? — Понял нашу мысль Второй. — Каждое дерево должно плодоносить, и этими плодами тоже кто-то пользуется.

— Да уж. — Только и смог выдохнуть я, честно попытавшись представить того, кому был бы нужен такой плод, как минотавр. Не смог.

— … Так вот, — Продолжил прерванный нами расспросами о хозяине лабиринта рассказ Второй. — Над нами весь мир, а это значит, что выйти отсюда можно практически в любом месте земного шара. А вот входов всего несколько, и один из них действительно находится на Крите. Именно с него начал своё путешествие по лабиринту афинский герой Тесей за золотым руном. Да, Тесей справился с человекобыком, но не убил. Яблоня вскоре снова дала плоды. Но сейчас не об этом. Запомните главное, когда будете возвращаться с моего задания и идти сюда по лабиринту, не шумите и тщательно нюхайте воздух. Как только почувствуете запах шерсти — тут же меняйте направление, благо их в лабиринте не счесть.

— Постой. — Возмутилась Сонька. — Ты хочешь сказать, что мы одни будем бродить по этому лабиринту?

— А что здесь такого? — Сделал непонимающий вид Второй. — Ах, да, я же не сказал вам, я заложу в вас чувство направления, и вы легко будете находить этот зал, да и вообще ориентироваться в лабиринте. Единственная трудность, которая остаётся — это минотавр, но здесь тоже проблем не должно быть. Он не очень быстрый, поэтому вы, зная различные варианты маршрута, обойдёте его по боковой ветке лабиринта и двигайтесь сюда. Просто не задерживайтесь, потому что если вы его учуяли, то знайте, что и он о вашем присутствии в курсе.

— Да уж, какая мелочь. — Ехидно передразнила Второго Сонька. — Убежать от минотавра, который в своём лабиринте чувствует себя как рыба в воде, и в которого при всём при этом я не верю.

— Ну, это ты зря. — С серьёзной миной на лице, но смеющимися глазами произнёс Второй. — Впрочем, это не важно, будем надеяться, что вы и впредь будете избегать его компании, он в последнее время не очень придирчив к гуляющим по его лабиринту. Давайте лучше приступим к самому заданию, которое вам предстоит. Сонька кое-что уже знает из найденных старых записей сталкера-шамана, но думаю, и ей будет интересно послушать в полном объёме всё то, что там написано урывками, загадками и местами довольно далеко от истины. Хотя, если учесть, что он вообще этого всего знать не должен был, то можно даже восхититься этим шаманом. Видимо мы, иногда пропускаем кусочки своей памяти в артефакты, при их создании.

— Что? — Почти в голос выкрикнули мы с Сонькой. — Артефакты делаете вы? Но зачем?

— А зачем люди делают куклы? — Опять решил привести аллегорию Второй. — Во-первых, чтобы не сидеть без дела и чем-нибудь себя занять, а во-вторых, чтобы отвлечь неуёмное дитя, то есть вас, от дел неразумных. И нет! — Предвосхищая наш следующий вопрос выставил перед собой ладони Второй. — Вы нам не дети, в прямом смысле этого слова, хотя если сравнивать с вашей жизнью, то это получается что-то вроде приёмных детей.

— Но раньше ведь вы их не делали? — Я допил очередную кружку с кофе и покосился на персик в вазе. — Были другие дела?

— Раньше вы и не лезли, куда вас не просят. — Проворчал Второй и сел поудобней. — Но вернёмся к сути вопроса. Чтобы вас особо не перегружать, я расскажу только то, что касается вашего предстоящего задания. Если появятся вопросы по мере его выполнения, хорошо, вернётесь, постараюсь объяснить. Итак: нас было четверо…

Я слушал и впитывал как губка получаемую информацию. Сбывались мои мечты. Кто ещё может похвастать, что сидел рядом с древнейшим и, что самое важное, разумным артефактом и вёл с ним беседы? Одно плохо, такое даже за байку в баре не выдашь — засмеют. Впрочем, плевать мне на их мизерные ценности: как урвать поближе да поуникальнее. Здесь и сейчас творится история Зоны, и я слушал, слушал и запоминал.

События, описываемые Вторым, развивались по следующему сценарию: издавна на земле существовал некий анклав, маленький мирок в огромном мире, состоящий из четырёх персон (перед словом «персон» Второй сделал длинную паузу, подбирая слово, но видимо и это его не удовлетворило, так как произнося его, он поморщился). Анклав в окружении всего чужого. Абсолютно чуждого им мира, но за которым они должны были приглядывать и иногда направлять в нужную сторону. На этом месте я прервал его, уж очень мне захотелось узнать, что считать нужной стороной. Ничего конкретного выяснить не удалось, оказалось, они просто действовали по поступающим к ним инструкциям. От кого они поступали Второй рассказать не захотел, видимо имел на этот счёт эти самые инструкции. Впрочем, я и не настаивал. Зато Сонька решила выяснить, кем вообще являются эти четверо, представитель которых и сидел перед нами. Второй подумал некоторое время толи подбирая слова, толи размышляя, что нам стоит рассказывать, а что нет. В итоге он выдал, что они такие же существа, как и мы. На этих словах я не выдержал и хмыкнул:

— Да уж, что называется, найди десять отличий. — Я ткнул пальцем в лежащий на призме артефакт. — Это ваш естественный облик?

— Да, это наш естественный облик. — Не моргнув глазом подтвердил Второй. — И, тем не менее, мы такие же, как вы.

Второй попытался нам объяснить, что их к нам перебросили из смежного пласта реальности, а четверых наших перебросили в их мир для проведения стабилизационных работ в развитии цивилизации.

— Параллельный мир? — Уточнил я, на что получил категоричный отказ. Именно смежный пласт реальности. В чём разница я, признаться так и не понял, сколько Второй не объяснял. В конце концов, он махнул рукой, заявил, что это не важно, и продолжил рассказ, а я решил уточнить у Соньки, когда останемся наедине, уловила ли она разницу между смежным пластом и параллельным миром.

— А кто эти четверо, которых отправили к вам? — Вновь прервала Сонька Второго.

— Этого я не знаю. — Признался Второй. — Знаю только, что они, как и мы, из разного времени.

— Как это? — Не сразу поняла смысл сказанного Кулачёк. — В каком смысле?

— В самом прямом. Мы четверо из одного мира, но из разного времени. Так легче определять истинность движения эволюции.

Брррр… — Я помотал головой. — Может, не будем рассуждать на умные темы, а то уже голова пухнет. Давай по существу: пойди туда, убей того, забери это и…

— Убивать никого не надо. — Категорично прервал меня Второй. — А на счёт умных рассуждений, так ты вроде бы и сам хотел прикоснуться к тайне.

— А откуда ты… — Удивлённо начал я, но Второй вновь меня прервал.

— А что, ты думаешь в старых записях сталкера-шамана случайно ссылка на тебя была и Соньку я зря гонял через всю зону за тобой? Нет, мне нужен именно ты. Зачем, пока ещё сам не знаю, но надеюсь, Трос, когда вернётся, прояснит ситуацию. Сейчас много пока неясного в этом деле, но сидеть, сложа руки нельзя. Именно поэтому вы должны отправляться сейчас. Надеюсь, когда вы вернётесь с задания, всё уже встанет на свои места, и мы будем иметь некие константы, от которых нам можно будет отталкиваться в дальнейшем. Поэтому я следил за тобой последний год, Максим, и многое знаю о тебе.

— Не скажу, что я этому рад. — Пробурчал я.

— Если тебя это утешит, могу сказать, что прожил ты этот год правильно. — Не понять толи в шутку, толи всерьёз заявил Второй и сразу переключился на другую тему, оставив меня сидеть с ошарашенным видом. — Теперь то, что касается самого задания: летом 1908 года у одного из нас, у Первого, случился нервный срыв, если перевести случившееся на ваш язык. Ещё можно это назвать инфарктом, но как бы то ни было, наша физиология такова, что при подобных случаях мы теряем часть себя. Так вот, в июне 1908 года в торфяниках сибирской тайги северо-западнее посёлка Ванавара случился, как я думаю, первый срыв моего коллеги. Смысл вашего задания состоит в том, чтобы отыскать эту отколовшуюся часть и принести сюда. Не думайте, что если мы не очень большого размера, — Второй махнул рукой на покоящийся на призме грецкий орех. — То отколовшаяся часть будет ещё меньше. Кусок может достигать тридцати сантиметров в диаметре. Тем не менее, это всё равно будет походить на поиск иголки в стоге сена.

— И что, — Прервал я Второго. — Нам предстоит перекопать весь торфяник в поисках этой отколовшейся части?

— Нет. — Второй начал ходить туда-сюда вдоль одного из диванов. — Вы отправитесь в район предполагаемого срыва через год после случившегося. К тому времени там вместо торфяника будет уже болото, но вам важна не местность, а люди. Ближе всех к месту срыва находилась семейство охотника Ивана Потаповича Лючеткан. У меня есть достоверная информация, что именно он подобрал и сохранил необходимую нам часть Первого. К сожалению, дальнейшую судьбу найденного им куска проследить не удалось. Это и предстоит сделать вам. Я вас отправлю в лето 1909 года к реке Дилюшмо, в устье которой при впадении её в Хушмо стоял чум этого охотника и в сорока километрах от которого и случился наш неприятный катаклизм. К сожалению, к самому чуму невозможно, но чувство направления безошибочно вас выведет к нужному месту.

— Так это что получается? — Очнулась вдруг Сонька. — Тунгусский метеорит и есть срыв твоего коллеги?

Я как-то тоже не сопоставил сразу совпадения дат и географических координат у этих двух событий и теперь с интересом ждал ответа Второго.

— Да. — Улыбнулся остановившийся и опёршийся руками о диван Второй. — Срыв моего коллеги — это и есть Тунгусский, или как его ещё называют Хатангский метеорит.

— Ничего себе. — Выдохнул я, вдохновлённый перспективой исследования этого эпохального события.

— Да уж. — Согласилась со Мной кулачёк и в зале надолго воцарилась тишина.

Я, наконец, вернувшись на землю обетованную, достал сигарету и закурил. От чирканья зажигалки Сонька тоже оторвалась от мечтаний.

— И как мы вернёмся, когда найдём потерянную часть твоего коллеги? — Сонька забрала из вазы последний фрукт. — Я так понимаю, экспресс нам не предусмотрен?

— Обратно можно вернуться двумя путями. — Второй вновь сел на диван и скрестил руки. — Первый — это взяться обоим за найденную часть и подумать о Зоне, тогда вас перебросит через пласт времени и выбросит где-то здесь. Вход в лабиринт вы теперь знаете где. Недостаток этого метода в том, что вас может выкинуть в самой неприглядной части Зоны. Второй метод — это добраться до определённой точки на реке Ангара, там тоже есть вход в лабиринт. Переход по лабиринту одновременно уравновесит вас по времени, но здесь тоже есть недостаток, от чума охотника до этого входа вам придётся долго пробираться по тайге. Не самое приятное занятие, но зато без аномалий. Выбирать вам, но я бы рекомендовал вам второй способ.

— Говори координаты. — Согласился я.

— Пятьдесят восемь градусов и пятьдесят семь минут северной широты и сто один градус сорок минут восточной долготы.

Я сходил за листочком и, записав, сунул координаты в нагрудный карман.

— Ну что, в дорогу? — Вновь встал с дивана Второй и улыбнулся.

— Погоди. — Поперхнулась от такой скоротечности вопроса Кулачок. — А как мы его узнаем?

— Что значит «как»? — Опешил Второй. — Вы что, артефактов в глаза не видели? А там он будет один на всю Сибирь, не ошибётесь.

— Ну да. — Смутилась Сонька.

— Теперь всё? — Как-то менее уверенно спросил Второй. — Отправляемся?

— Погоди. — Настала моя очередь заставить Второго понервничать. — Как ты себе представляешь появления незнакомых людей в непонятной одежде и со странным оружием в руках.

— Нормально. — Как-то легкомысленно на мой взгляд отнёсся к вопросу Второй. — Испугаются и быстрее отдадут.

— Сомневаюсь. — Не поддержал я шутливого тона собеседника. — Это всё же правовое государство, и если нам доведётся столкнуться с представителями власти, я хотел бы иметь на руках достоверные документы.

— Но с вашим оружием… — Начал было Второй, но я его прервал, в раздражении хлопнув ладошкой по столешнице, отчего опустевшая ваза подпрыгнула и легонько звякнула.

— Какое оружие? Ты предлагаешь мне убивать своих соплеменников? Моих прадедов?

— Но здесь же ты… — Неуверенно попытался вставить Второй, сбитый с толку моим негодованием.

— Здесь — это здесь! — Жёстко прервал я его. — Здесь люди как волки и стрельба — естественный процесс, чтобы выжить. Там это не пройдёт, и это не обсуждается.

— Но где я вам найду документы? — Пошёл на попятный Второй.

— Ты бросаешь вещи по времени, ты говорил, что наделён немалой силой как наблюдатель. — Удивилась Сонька. — И ты не можешь сделать элементарные бумажки?

— Не могу. — Сник Второй. — Я не всесилен. Вот был бы здесь Третий, возможно что-то бы и получилось, но вызывать его сюда нет времени.

— Тогда что ты можешь, что может нам помочь? — Спросил я, разминая очередную сигарету, но, не торопясь её раскуривать.

— Даже не знаю. — Задумался Второй. — Возможностей много, но везде есть свои нюансы и специфика.

В круглом зале вновь повисла тишина и я, не выдержав, всё же закурил.

— О! — Радостно воскликнул вдруг Второй и я от неожиданности вздрогнул. Быстро он свыкся с человеческим телом, так по-людски бурно проявляя эмоции. Впрочем, у него для изучения нас были тысячелетия. — Я могу сделать золото.

— И что? — Не поняла Сонька. — Зачем нам золото?

— Не поможет? — Вновь сник Второй.

— Погоди, погоди. — Зацепился я за эту идею. — Что-то в этом есть. Скажи, ты можешь нас отослать только в устье Делюшмо?

— Ближе к чуму не могу, а дальше, пожалуйста. — Как-то удивлённо протянул Второй. — Только зачем вам дальше?

— Всё просто. — Самодовольно развалился я на диване. — Ты нас отправь куда-нибудь к самому большому населённому пункту того времени в районе срыва вашего Первого. Есть там такой, или там глушь тогда была?

— Нет, почему? — Всё ещё не понимая к чему я клоню задумался Второй. — Канск, Нижнеудинск, Киренск. Канск больше всех, а Киренск ближе.

— Вот доставь нас к Киренску. — Решил я. — Километров за десять южнее.

— Ты что задумал-то? — Сонька с интересом смотрела на меня. — Колись!

— Элементарно. — Улыбнулся я. — Барыг и тёмных людишек на Руси отродясь было несчётное количество. Сдадим золото, купим себе поддельные документы и спокойно поедем к Лючеткану. Представимся какими-нибудь учёными.

— Слушай, Максим, ты конечно прости, но по моему Второй прав. — Сонька посмотрела мне в глаза. — Зачем городить такой огород? Что может быть проще: появился, нашёл, забрал, ушёл?

— Я просто пытаюсь оградить себя от лишних проблем. — Я пожал плечами. — Там ведь сейчас наверняка полно учёных самых разных мастей, а каждая экспедиция сопровождается неким количеством военных. Всё это наверняка затронуло интересы и смежных государств, а значит, шпионы там тоже присутствуют, а это что значит? — Я победно оглядел слушателей. — Это значит, что там агентов тайной полиции, как грязи! Любой наш маломальский прокол приведёт к пристальному вниманию к нашим персонам и последующей травле. А идти против системы — никакое оружие не поможет.

— Да вам всего-то надо — забрать кусок Первого и добраться до входа в лабиринт. — Недоумённо произнёс Второй. — Какие шпионы, какая тайная полиция? Тайга!

— А! Делайте, как хотите. — Махнул я рукой. — Без документов, так без документов. Раз время здесь так важно…

— Нет, там-то как раз время будет не важно, хоть год ищите, сюда вы всё равно вернётесь недели через полторы. — Огорошил нас очередной загадкой Второй.

— Ну, раз время не важно, тогда действуем по плану Максима. — Неожиданно для меня приняла мою сторону Сонька. Я удивлённо посмотрел на неё, но ничего спрашивать не стал. Сонька, перехватив мой взгляд, подмигнула и повернулась ко Второму:

— Давай делать золото.

— Давай. — Второй удивился смене мнения Сонькой не меньше меня. — А сколько надо?

— Килограмма хватит. — Уверенно заявил я, примерно прикинув в уме, чтобы хватило и на документы, и на путешествие, и чтобы не сильно нагружать рюкзаки. — Золото, оно всегда золото.

Второй пошёл к своему истинному телу, лежащему на призме и мы, заинтересовавшись предстоящим процессом синтеза золота, потянулись следом. Вот она, мечта древних алхимиков — синтез золота из ничего. Даже свинца не надо. Впрочем, откуда я знаю, что ему для этого потребуется?

Второй провёл над грецким орехом руками, слегка касаясь пальцами некоторых выступов, и у наших ног появилось пять брусков характерного цвета. И всё, никаких тебе спецэффектов. Я даже немного расстроился, хотел понаблюдать за очередной тайной, и ничего не узнал.

Мы с Сонькой одновременно наклонились к слиткам и встретились глазами. Золото мной сразу было забыто.

— Есть ещё одна проблема. — Я выпрямился и в упор посмотрел на Второго.

— Ну что ещё? — Устало произнёс он, кажется уже сожалея, что вообще связался с нами. Впрочем, он намекал, что у него выбора не было, так что пусть терпит.

— Глаза. — Просто произнёс я, и Сонька, сообразив, тоже выпрямилась и встала рядом со мной.

— Фу! Тоже мне, проблема! — Облегчённо выдохнул Второй. — Положите руки на меня. Да нет, на Артефакт меня.

Мы сложили руки на грецкий орех, точнее на него мы положили только по одной руке, а вторые легли друг на друга. Второй вновь что-то поколдовал над артефактом и нажал на единственный свободный от наших рук участок. По глазам остро резануло и я, вскрикнув, интуитивно зажмурился и, отдёрнув руки от артефакта, прижал их к лицу. Когда я разучусь безоговорочно верить людям, а особенно нелюдям?

— Всё. — Донёсся до меня голос Второго. — Теперь, наконец, можем отправляться?

Я осторожно приоткрыл сперва один глаз, затем второй. Рядом так же неуверенно оглядывалась Сонька. Мы встретились взглядами, и я улыбнулся:

— У тебя с глазами всё в порядке.

— У тебя тоже. — Улыбнулась она в ответ.

Мы сложили золото в рюкзаки, выкинули кое-какие лишние вещи и встали перед Вторым, с чувством выполненного дела сидящем на диване.

— Мы готовы. Винтовки пускай здесь полежат, хорошо?

— Пускай. — Согласился Второй и улыбнулся. — Удачи!

— Пока. — Произнёс я, но меня услышала только Сонька, да птицы в ближайших деревьях.

 

Тунгусский кризис

Мы стояли посреди просёлочной дороги, глубокими ухабами петляющей между кряжистых сосен. Да, до машин и асфальтовых магистралей этому месту ещё ой как далеко. Совсем недавно прошёл дождь, и сосновые иголки влажно блестели на просвечиваемом сквозь редкие облака солнце. В выбитой деревянными колёсами телег колее скопилась вода с желтоватыми разводами пыльцы по краям. Дышалось легко и свободно, да и присущий таким местам гнус ещё не обсушил крылья и не досаждал гудением вокруг головы. Идиллия.

Я огляделся. Края дороги устилал ковёр из желтоватой прошлогодней хвои, сухих веток и шишек. Ни одна пустая бутылка или пачка сигарет не нарушала девственно чистую природную красоту. В паре метров вглубь леса солнце уже не могло пробиться сквозь густую крону и от влажных густых теней нетронутого леса веяло холодом. А еще там начинался бурелом, виднелись поваленные и заросшие мхом деревья, корявые пни и высокий папоротник. Что-то я сомневаюсь, что пробираться по такой тайге будет хоть немного проще, чем по испещренной аномалиями Зоне. Нет, конечно, если угодить куда-нибудь в район четвёртого энергоблока ЧАЭС или восточные болота, то приключений на наши шеи будет выше крыши, но все остальные места ведь вполне проходимы. А здесь получается по такому вот бурелому надо будет продираться километров триста, чтобы выйти к секретному входу в лабиринт. Хрен редьки не слаще.

— Как думаешь, — Сонька наклонилась и провела пальцами по опавшей хвое, собирая её в небольшую кучку. — Это действительно 1909 год?

— Не знаю, но, судя по колее, эта дорога машин не видела.

— Это ещё не показатель. — Поднялась Сонька и отряхнула руки. — И в наше время полно таких вот глухих мест.

— Полно. — Согласился я. — Только вот Второму не выгодно ошибаться. Это ведь ему надо, а ни нам, так что думаю, всё точно и мы примерно в десяти километрах от Киренска.

— Как ты думаешь, какое оно? — Сонька мечтательно прижалась к моему плечу.

— Кто? — Не понял я.

— Прошлое. — Отстранилась Кулачок и укоризненно поглядела на меня. — Представляешь, больше ста лет!

— Грязное. — Не разделил я её восхищения. — Нищее и грязное.

— Ну, Максим! — Сонька надула губки и стукнула меня по плечу. — Нет в тебе романтизма.

— Нет. — Подтвердил я. — Да и откуда ему взяться, если здесь даже водопровода с канализацией ещё не провели. Впрочем, к этому мы с тобой привыкшие.

— Да уж. — Вздохнула Сонька и огляделась. — А нам в какую сторону?

— В ту! — Уверенно ткнул я пальцем на север. — И судя по солнцу нам с тобой надо поторопиться, в тайге ночь наступает быстро и неожиданно.

— Пошли. — Согласилась Сонька и, подпрыгнув, поправила лямки сбившегося рюкзака.

Мы шли в окружении нескончаемой какофонии звуков: дятлы, сороки и прочие птахи наполняли лес постоянным стуком, криком и писком. Дорога причудливо петляла меж сосен, и мы петляли вслед за ней, стараясь не угодить ногой в глубокую колею.

— Хорошо, что автомат всё же взяли. — Заявила Сонька в ответ на подозрительный треск кустарника метрах в тридцати от дороги. — А то вдруг это медведь.

— Будем надеяться, что это лось. — Пожал я плечами, но пистолет переложил из-за спины в карман куртки. — А вообще Второй конечно хитрец, пока мы ещё что-нибудь не придумали он нас по быстрому сплавил сюда. Тоже мне подготовка к заданию, ни плана толкового, ни имён конкретных.

— Мне казалось, у тебя есть план — Недоумённо посмотрела на меня Кулачок. — И именно согласно ему мы оказались в четырехстах километрах от нужного места.

— Это камень в мой огород? — Не понял я. — Впрочем, ты права, далековато. А под планом я имел ввиду детализацию. Я вот, например, абсолютно не знаю, где искать этих плохих парней, у которых можно купить поддельные документы. Как вести торговлю, какие расценки? А ты?

— А я откуда? — Удивилась Сонька. — Да что-нибудь придумаем!

— Вот именно, что нам только и остаётся, что «что-нибудь» выдумывать, а Второй сейчас сидит себе в тепле и чужими руками жар загребает.

— Что-то я не поняла. — Кулачок остановилась и, повернув меня к себе, заглянула в глаза. — Ты чего скис? Сам сюда рвался, а теперь ноешь. Не узнаю тебя.

— Сам себя не узнаю. — Буркнул я. — Просто находясь на месте, теперь понимаю, как много нюансов мы не учли. Покупаем документы, чтобы не входить в конфликт с властями, а сами пока будем вертеться около бандитов наверняка попадём в поле зрения полиции. Пока не купим документы, вообще будем по лезвию ножа ходить — первый же полицейский патруль нас заберёт для выяснения личности. Городок маленький, сама понимаешь, новые лица всегда на виду.

— Давай дождёмся какой-нибудь подводы и войдём в город с ними. — Предложила довольно дельную мысль Сонька. — Глядишь, поменьше будут на нас внимания обращать.

— Тогда надо здесь остаться. — Согласился я. — Чтобы пока доедем до города, успеть познакомиться с возницей и войти в доверие. Заодно и выспросим у него про гостиницу, да и вообще обстановку в городе прощупаем.

На том и порешили. Найдя не очень густой участок леса, мы углубились на двадцать метров от дороги и развели небольшой костерок. Персики персиками, но хочется и нормальной пищи.

Ждать пришлось часа полтора. Мы успели и поесть спокойно, и разработать более-менее правдоподобную легенду об отставших членах экспедиции, когда до нас донёсся приглушенный расстоянием скрип ползущей по колдобинам телеги. Признаться, я к тому времени начал уже сомневаться в правильности принятого решения — а вдруг этой дорогой вообще редко пользуются? Определять частоту использования дороги по разбитой древними телегами колее я не эксперт.

Мы быстро скидали вещи в свои рюкзаки и к моменту появления телеги из-за очередного изгиба, скрытого за деревьями, уже стояли на обочине и спокойно поджидали ползущий по ухабам гужевой транспорт.

Возница если и насторожился, то вида не подал и никаких телодвижений не предпринял, впрочем, чего ему здесь бояться? Мутантов здесь нет, золото тоже в округе вроде бы не добывают, так что и охочих до чужого добра людей быть не должно. Остаётся только дикий зверь: медведь или волк, так мы на них не похожи. Я дёрнулся было по привычке надеть очки, но вспомнил, что Второй нам выправил роговицу, и расслабился. Даже постарался улыбнуться приближающемуся на телеге человеку.

Возница оказался не один, и когда телега уже почти поравнялась с нами, из-за его плеча выглянул молоденький парнишка лет шестнадцати. Сильно заспанное лицо и остатки соломы в волосах вполне объяснили то, отчего мы не заметили его раньше. Я совершенно по-идиотски продолжал улыбаться и только когда телега, не останавливаясь, проползла мимо, я перестал скалиться. И как это понимать? Возница хоть и покосился в нашу сторону (а его сынок так вообще чуть глаза не сломал), но останавливать свою клячу явно не собирался. Это такое у них сибирское гостеприимство что ли? Если так, то проблем у нас в городе явно будет больше, чем я рассчитывал.

— Эй, любезный! — Крикнул я в след удаляющейся телеге с двумя седоками. — У вас всех гостей так встречают, или только из Петербурга?

— А на тебе написано что ли, что ты из Петербурга? — Проворчал возница, но всё же натянул вожжи. — Тпрууууу, окаянная. Вас подвезти что ли?

— Если не сложно.

— Чего уж там. — Буркнул себе в усы мужик. — Садитесь.

Пока мы подходили к телеге, Сонька успела дёрнуть меня за рукав и прошипеть:

— Ты помягче с ними, мы втираемся в доверие, не забыл?

Я, конечно, не забыл, вот только не рассчитывал, что подвозить нас будут крестьяне. Какой прок втираться в доверие к крестьянам? А то, что это крестьяне, я уже не сомневался: старая разбитая телега со скрипящими от отсутствия смазки колёсами, грязная солома и залатанные зипуны на отце с сыном. Тем не менее, усевшись на телегу, я поблагодарил их.

— Спасибо. — Вслед за мной повторила Сонька.

Некоторое время проехали молча. Наконец Сонька не выдержала и начала воплощать в жизнь план, который мы разрабатывали — втереться в доверие:

— А мы вот от экспедиции отстали.

— Не то, чтобы отстали. — Поправил я и начал на ходу сочинять, пытаясь изобразить помешанного на науке учёного. — Просто заезжали в Иркутск к профессору Подъяпольскому. Вы знаете, он такие гипотезы случившегося выдвигал, что дух захватывает. Конечно, половину мы сразу отсеяли, но…

— От какой экспедиции? — Прервал меня даже не обернувшись, крестьянин. — Тут их за последнее время с десяток проходило.

— Простите? — Переспросил я только лишь для того, чтобы протянуть время и вспомнить хоть одно научное общество Петербурга. В самом деле, из какой мы можем быть экспедиции?

Спасла меня Сонька, выдав, на мой взгляд, не самую удачную версию, но зато не получилось неудобной и подозрительной паузы:

— Научное географическое общество.

— Было что-то подобное. — К моему немалому удивлению согласился Крестьянин.

— А ты-то, откуда знаешь? — Вырвалось у меня, и Сонька ткнула меня локтем в бок.

— Так я, барин, на конюшне работаю при постоялом дворе купца Зацепина. Вот и Прохор мне помогает. — Ткнул он в бок своего сына. — Так почитай весь ваш научный люд через нас прошёл. Знаете, то встреть, то отвези.

Прохор шмыгнул носом и покивал головой, словно китайский болванчик, а я в душе усмехнулся — надо же, барин! Как непривычно и нелепо это прозвучало для меня, жителя двадцать первого века.

— А давно они ушли? — Поинтересовалась Сонька, делая вид, что очень волнуется о том, что не сумели догнать. — Догнать сумеем?

— Ушли дня два как. — Крестьянин хлестнул вконец замедлившуюся лошадь. — А догнать…

— Три. — Перебил его Прохор. — Три дня назад они ушли.

— Не перебивай, когда старшие говорят. — Отвесил ему подзатыльник отец. — Сказано, два, значит два.

— Триии. — Заканючил Прохор. — Тогда понедельник был, мы ещё из-за них за колбасой к Виннику не успели.

— Слушай, а ведь точно. — Обрадовался крестьянин и ткнул сына в бок. — Вот ведь шельма, всё помнит. Да, память совсем не та стала, стареем.

Хорошее настроение возницы тут же сменилось на какое-то печально-философское и о Сонькином вопросе он забыл

— Так что, догнать сможем? — Отвлёк я его от грустных дум.

— Прости, барин, задумался. — Крестьянин вновь хлестнул кобылу. — Если на резвых лошадок пересядете, то дней через пять догоните, у них ведь приборов всяких много, большая подвода, так что ползут медленно, дороги сами видите какие.

— Да уж, это не Питер. — Хмыкнул я.

— Что? — Оглянулся с удивлённым видом Крестьянин.

— В Питербурге, говорю, по другому. — Поправился я и дал себе зарок следующий раз сперва думать, а потом языком чесать.

— Ну да, ну да. — Покивал головой крестьянин, а Сонька вновь ткнула меня в бок.

Ехали мы если и быстрее, чем шли бы пешком, то не на много. Так и подмывало попросить возницу похлестать свою лошадку, но я сдерживался. Неизвестно как он отреагирует, да и не факт, что эта кляча сможет ехать быстрее. Тем не менее, старая поговорка, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти, вполне себя оправдывала — и ботинки целее будут, и ноги не устанут. Немного жаль было потраченного на ожидание повозки времени, но тут уж ничего не поделаешь.

В город мы въехали, когда уже солнце коснулось краем диска тёмных сосен и по мостовой стелились длинные тени. К моему немалому удивлению народу на улицах небольшого городка было довольно много. Деревянные мазанки быстро сменились одно- и двухэтажными домами из толстых брёвен. За несколькими заборами я заметил даже каменные хоромы видимо совсем уж богатых помещиков или властьимущих.

— А что, уважаемый. — Вновь обратился я к вознице, когда мы свернули во двор двухэтажного дома, над дверью которого были прибиты большие буквы, составляющие слово «ДВОРЪ» — Есть где ещё остановиться кроме постоялого двора твоего барина?

— Есть, как не быть? — Спрыгнул с телеги крестьянин, и мы последовали его примеру и принялись разминать затёкшие ноги. — Пройдёте по этой улице до перекрёстка, повернёте налево и третий двор по правую руку и будет постоялым. Только я бы вам не советовал там останавливаться.

Прикрикнув на сына, чтоб тот не рассиживался, а распряг да накормил кобылу, крестьянин, чьего имени мы так и не узнали, быстро скрылся в доме, оставив нас с Сонькой в молчаливом недоумении. Прохор увёл лошадь с телегой за дом, и мы переглянулись, не торопясь входить в помещение.

— Как думаешь, что он имел в виду? — Сонька сняла рюкзак и поставила его на крыльцо. — Большие цены или нечистого на руку содержателя постоялого двора?

— Не знаю. — Почесал я макушку. — Может этот крестьянин вообще процент с постояльцев имеет, вот и запугивает, чтобы здесь остались.

— Не говори ерунды. — Поморщилась Сонька. — Какой нормальный барин крестьянину процент отстёгивать будет?

— Нормальный не будет. — Согласился я и принял решение. — Пойдем, посмотрим, что здесь, как и почём, а потом туда сходим, чтобы было из чего выбрать. Кстати, если тот владелец ведёт тёмные делишки, то нам это только на руку, через него выйдем на того, кто сможет нам сделать документы.

— Точно! — Согласилась Сонька и начала вновь прилаживать свой рюкзак за спину, но я забрал его и повесил на одно плечо свой, а на другое её рюкзак. Она возражать не стала и, поднявшись по крыльцу, открыла дверь, пропуская меня вперёд.

Внутри всё оказалось намного приятнее глазу, чем снаружи: несколько массивных столов и лавок, сбитых из морёных досок, составляли, видимо обеденную залу. Слева от входа располагалась небольшая стойка скорее администратора, нежели бармена, за которой виднелась широкая дверь, ведущая, вероятнее всего на кухню, так как никакой другой двери я не заметил. Не на втором же этаже, куда вела широкая устланная тканой дорожкой лестница, у них готовят? На стенах под самым потолком висела высушенная голова медведя и большого вепря. Впрочем, до Зоновских секачей ему было ещё расти и расти. Что-то я не помнил, чтобы на Руси так делали, не иначе хозяин постоялого двора за границей успел побывать.

Над дверью коротко звякнул небольшой бронзовый колокольчик, и из-за кухонной двери сразу выглянула не то служанка, не то повариха. Я уже открыл, было, рот, чтобы попросить её позвать хозяина заведения, но женщина сразу вновь скрылась за дверью.

Мы переглянулись. Обеденная зала тоже была абсолютно пуста, так что даже совета спросить было не у кого. И что делать? Начинать знакомство с местным населением вообще и с хозяином заведения в частности с самовольного хождения по дому не хотелось. Мы уже собрались садиться за один из столиков и дожидаться хозяина, когда тот сам появился на ведущей со второго этажа лестнице в сопровождении подвёзшего нас крестьянина.

— …Хорошо, барин. — Согласился на что-то с хозяином заведения возница и вышел на улицу, аккуратно прикрыв дверь, а барин подошёл к нам и широко улыбнулся.

— Здравы будьте, светлые головы. — Он пожал мою руку и поцеловал Сонькину. Вот оно, воспитание, Сонька аж зарделась вся от удовольствия. — Надолго к нам?

— Да нам собственно цены бы ваши узнать. — Я замялся. — А то тут говорят, ещё один постоялый двор есть, может там дешевле. Мы, знаете, в пути поиздержались.

— Ну, Кузьма, шельма! — Погрозил барин в сторону двери. — Наболтал уже. Вы не думайте, у меня не дорого, всего два рубля с полтиной в сутки. Захотите помыться, служанки принесут таз с нагретой водой, это входит в счёт комнаты.

— Давайте посмотрим. — Согласилась Сонька.

Мы поднялись на второй этаж и прошли по широкому коридору до двери с номером четыре. Хозяин достал из широких штанов увесистую связку здоровых ключей и, выбрав нужный, отпёр дверь и посторонился, пропуская нас внутрь. Внутри оказалось довольно чисто и светло — окно комнаты выходило на заходящее солнце. У окна стояла довольно широкая кровать, сколоченная из довольно грубо обструганных досок, однако сверху лежала самая настоящая перина. Здорово, никогда не спал на перине, впрочем, наверное, и не посплю, так как, скорее всего, придётся перебираться в другой постоялый двор с хозяином сомнительной репутации.

— Перина! — Восторженно прошептала Сонька, словно прочитав мои мысли. — Нам подходит.

— Чёрта с два подходит. — Огорошил я, обрадовавшегося было хозяина постоялого двора, и немного спокойней продолжил. — Можно нам поговорить наедине?

— Конечно. — Удивился хозяин и, не задавая лишних вопросов, вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

Я хоть и был больше чем уверен, что вышедший мужчина не будет подслушивать под дверью — не то воспитание — увёл за рукав Соньку мимо столешницы с пустым графином и парой бокалов в дальний угол комнаты.

— Ты не забыла, что нам надо выйти на уголовников? — Горячо зашептал я ей на ухо. — Давай придерживаться плана.

— Так вроде план был выйти на них на рынке? — Ехидно поинтересовалась Сонька. — Вот и давай его придерживаться.

— Блин, Сонька, не придирайся к словам. — Я нежно укусил её за ухо. — Видишь, удача сама плывёт к нам в руки в виде плутоватого трактирщика. Пойдём туда.

— А может удача плывёт нам в виде мягкой перинки, а? — Сонька подмигнула и толкнула меня бедром.

— Там будет точно такая же. — Взъерошил я её волосы. — Вот увидишь.

— Сомневаюсь. — Вздохнула Сонька, но всё же направилась к выходу. — Ну, пошли, проверим.

Хозяин постоялого двора стоял в конце коридора и терпеливо дожидался нас. Лицо его быстро сменило выражение радостной вежливости на недоумение и расстройство, когда он узнал, что мы всё же решили пойти на другой постоялый двор.

— Два десять! — Крикнул он нам с лестницы, когда мы уже открывали дверь на улицу, но мы были непреклонны.

Второй постоялый двор оказался именно там, где нам указал подвёзший нас Кузьма. Сонька подождала пока я не докурю сигарету и не спрячу фильтрованный бычок под крыльцо, и мы вошли в холл. Дверь тихонечко скрипнула, и мы вошли в тускло освещённый несколькими свечками зал. Свечи горели под потолком в специальных люстрах-подсвечниках. Холл был сделан словно под копирку того, который мы покинули. Те же грубые столы и скамейки справа от входа, та же небольшая стойка слева и лестница на второй этаж посередине. Не хватало только голов убитых животных под потолком да таких мелочей, что впоследствии будут делить гостиницы на трёх и пятизвёздочные. Не было дорожки на ступеньках, столы были очищены не до блеска благородной (или не очень) древесины, да и вообще было как-то сумрачно в помещении. Впрочем, последнее скорее из-за наступившего вечера, нежели из-за обстановки.

Зато здесь хозяин был за стойкой, а пару столов были заняты ужинавшими людьми. За одним из столов сидели хмурого вида мужики в добротной одежде и чёрными аккуратными бородами. Не иначе купцы. За другим столом в самом тёмном углу приютилась почти неразличимая щуплая фигура. Похоже действительно место с не самой светлой репутацией. Бородатые торговцы покосились на нас и вернулись к еде и негромкому обсуждению своих дел, а хозяин заведения поспешил к нам, натянув на лицо дежурную улыбку.

— Что желают господа? — Поинтересовался он и выжидательно уставился на нас. — Поужинать, или номер на ночь?

— И то, и другое. — Заявил я. — Только сперва давайте осмотрим ваши номера, а потом и решать будем, может, к вашему конкуренту уйдём.

— Да он грабитель! — Замахал руками владелец постоялого двора, и я поперхнулся от такого прямого обвинения. Ничего себе, у них здесь нравы, поносят друг друга перед постояльцами, на чём свет стоит. Конкуренция. Получается, с нечистым на руку хозяином промашка вышла и придётся завтра всё же идти на рынок. Впрочем, какая разница, на рынок, так на рынок. — Дерёт три шкуры, а за что? Пойдемте, я всё вам покажу, будьте уверены, всё в лучшем виде.

Мы переглянулись и пошли вслед за хозяином, который вешал нам лапшу на уши всю дорогу, пока мы добирались до нашего предполагаемого номера. Это стало понятно, едва мы переступили порог выделенной нам комнаты, оказавшейся в самом конце коридора. Перины здесь не было и я, ощупывая матрац, набитый к счастью не соломой, а чем-то мягким, поймал укоризненный взгляд Соньки.

— Сколько за комнату? — Я подошёл к окну и прижался лбом к стеклу, уже разрабатывая в голове план.

— Два рубля. — Гордо заявил хозяин, словно пускал нас задаром. — Согласитесь, дешевле, чем у Степана?

— Дешевле. — Хмыкнул я, сообразив, что Степан, это хозяин первого постоялого двора. — Только не на много. Полтора.

— Что «полтора» — Сделал вид, что не понял моего предложения хозяин.

— Полтора рубля за номер. — Невозмутимо повторил я. — Причём сюда должна входить вода, если мы захотим помыться, и завтрак.

— Может, вернёмся? — Подлила масла в огонь Сонька. — Там перина.

— Рубль семьдесят. — Сделал своё предложение хозяин. — А перина у него некачественная, на моих матрацах мягче.

— По рукам. — Согласился я. — Давай ключ, мы оставим здесь вещи, а сами сходим по делам. Вернёмся через час. К этому времени должен быть готов сытный ужин и горячая вода на двоих. И как тебя звать-то?

Хозяин крякнул от такой моей напористости и, отстёгивая увесистый ключ от связки, представился:

— Платон.

— Не возражаешь, если мы поговорим наедине? — Я принял из рук Платона ключ. — Мы не долго.

— Да, пожалуйста, пожалуйста. — Выставил руки Платон. — Я внизу буду.

Хозяин вышел, а я вновь направился к окну.

— Ну, рассказывай свой план. — Подошла следом Сонька. — Ты ведь придумал что-то?

— Придумал. — Согласился я и отпёр все запирающие окно щеколды. — Сейчас сделаем вид, что уйдём, а сами заберёмся сюда, и будем ждать.

— Уверен, что кто-то придёт?

— Ну, процентов на семьдесят. — Подумав, решил я и, осторожно открыв окно, выглянул наружу. Слева стена заканчивалась крестовой кладкой брёвен. При должной сноровке залезть в окно второго этажа проблем не составит. — Пошли?

Мы скинули рюкзаки, вышли в коридор и заперли комнату оставленным ключом. Излишняя предосторожность, я больше чем уверен, что даже ребёнок сможет простым ножом вскрыть эту железяку. Спустившись вниз, оставили ключ хозяину и под внимательные взгляды ужинающих людей, число которых прибавилось, и самого Платона, покинули помещение. Быстро пересекли двор, вышли на улицу и пошли вдоль забора. Когда входная дверь постоялого двора скрылась за хозяйственными постройками мы, убедившись, что зевак на улице нет, быстро перемахнули через невысокий побеленный забор и короткими перебежками бросились к открытым ставням окна, выходящего из нашей комнаты.

Я залез первым и, подав руку, втащил Соньку следом. Мы оперативно закрыли ставни и огляделись. Только сейчас мне пришло в голову, что спрятаться-то в комнате особо и негде. Кровать была сколочена так, что залезть под неё ещё можно было, а вот быстро выскочить уж точно не получится. Соньке пришлось ютиться за небольшим комодом и, чтобы её не заметили преждевременно, мы рюкзаки сложили на кровать, чтобы сразу привлечь внимание вошедших. Мне пришлось довольствоваться портьерой. Сомнительное укрытие, но оставалось надеяться только на полумрак в комнате, да стоящий перед шторой тяжелый кованый канделябр.

Мы заняли свои позиции и затихли. Ждать пришлось минут десять, прежде чем лёд тронулся, но совсем не в том месте, где я ожидал. За окном что-то зашуршало, и в форточку упала верёвка с петлёй на конце. Петля ловко зацепила за щеколду и потянула вверх. Я, стараясь как можно меньше шевелить штору и надеясь, что взгляд воришки целиком сосредоточен на процессе открывания, выскользнул и вжался в угол, показывая Соньке, чтобы она пересела на другую сторону комода. Она меня поняла и бесшумно скользнула за другую стенку. Как раз вовремя, потому что вор справился со всеми щеколдами и окно распахнулось, пропуская его вовнутрь помещения. Идея положить наши рюкзаки на кровать оказалась удачной, так как грабитель не тратя время на осматривание комнаты, направился прямиком к нашим вещам, лежащим посреди кровати.

Я, достав из-за спины пистолет, быстро скользнул к щуплому на вид человеку и, когда тот уже потянул за связывающие горловину рюкзака верёвки, ударил его рукояткой по темечку. Вор безвольно упал на кровать, а я принялся его связывать его же собственной верёвкой, которую он так искусно использовал для открывания нашего окна. Сонька подошла и встала рядом:

— Ну, и что теперь?

— Откуда мне знать? — Буркнул я, не отрываясь от работы. — Опыта допросов у меня нет, но надеюсь, что-нибудь придумаем. Главное запугать. Знать бы, чего они в этой эпохе боятся.

Закончив связывать пленника, я отошёл и критично осмотрел свою работу.

— Вроде бы надёжно, как думаешь? — Поинтересовался я у Соньки, скорее из желания услышать похвалу, нежели действительно интересуясь её мнением, ведь итак понятно, что всё надёжно.

Сонька подёргала верёвку, помяла узлы и кивнула:

— Нормально.

— Ну, тогда что, будим?

— Ага. — Сонька выудила из уже развязанного рюкзака бутылку с водой и побрызгала в лицо связанного.

Вор поморщился, фыркнул, словно хорошая лошадь и, наконец, вспомнив, чем закончилась его вылазка, дёрнулся и открыл глаза. Увидев нас, снова дёрнулся, но, вопреки моим опасениям попытки закричать не делал. Наоборот, как-то рассудительно посмотрел на нас, вздохнул и заговорил:

— Кто вы такие и что вам надо от меня?

— Не надо прикидываться! — Приблизил я своё лицо к лицу пленника. — Ты прекрасно знаешь, кто мы, ведь это ты сидел в обеденной зале Платона и ждал, пока мы уйдём.

Я не знал наверняка, что это именно он. Просто фигуры у этих двоих оказались одинаковыми, и я решил рискнуть. Дедукция меня не подвела.

— Ну, допустим. — Как-то легко согласился вор. — Тогда остаётся вопрос «что вам от меня надо?». Сдадите ищейкам?

Мне показалось, что последний вопрос он произнёс с лёгкой долей презрения. Неужели у него там всё куплено? Да нет, не может быть, не того полёта птица. Тогда что? Впрочем, что бы это ни было, ясно главное — полицией его не напугать. Я задумался, прикидывая, чем его ещё можно прижать, но как назло ничего на ум не приходило. Пауза начала затягиваться.

Выручила меня Сонька, как это бывало в подобных ситуациях уже не раз.

— Нам нужен твой босс. — Не стала она юлить и спросила напрямик, но, видя непонимающие глаза пленника начала разжевывать. — Ну, твой главарь, командир. Чёрт, да кто там у вас? На кого ты работаешь?

— Я работаю на себя. — Невозмутимо произнёс пленник и с интересом уставился на нас, словно ожидая, что мы ещё отмочим?

— Слушай, денег хочешь? — Устало потёр я виски. Был самый простой способ — пытать пленника, но не лежала у меня душа к этому. — Что молчишь? Заработать, спрашиваю, хочешь?

— Откуда вы вообще такие расписные взялись? — Хмыкнул вор. — Ты уж реши, «денег» или «заработать». Где ты видел, чтобы вор работал?

— Не придирайся к словам! — Рявкнул я, теряя терпение. — Определённым людям нужна помощь вашего брата и если ты сведёшь их с нужными людьми, то поимеешь с этого неплохой барыш.

— Держи карман шире. — Осклабился щербатым ртом пленник. — Зови давай полицию, не буду я вам помогать.

— Пятьдесят рублей. — Не обратил я внимания на его фразу. Наверняка всё просто упирается в сумму.

Так и оказалось. Вор посмотрел на нас и снова ощерился.

— Сто.

— Хорошо. — Не моргнув глазом, согласился я и, прежде чем Сонька начала возмущаться, достал свой обработанный «синькой» нож и продолжил. — Но я заберу у тебя ещё и палец.

— Как это? — Не сразу понял пленник, продолжавший нагло улыбаться нам в лицо. — Какой палец?

— Вот этот. — Поднёс я нож к большому пальцу правой руки и немного надавил. Не тупящееся лезвие легко прорезало кожу, и по пальцу пленника потекла небольшая струйка.

— Эй, ты сдурел, гад! — Заорал сразу растерявший всю спесь пленник, и я зажал ему свободной рукой рот.

— Успокоился? — Подождав немного, поинтересовался я и, дождавшись утвердительного кивка, убрал руку ото рта, а заодно и нож от пальца. — Теперь будем конструктивно говорить? Имей в виду, что предложение на счёт пальца до сих пор остаётся в силе.

— Суки. — Прошипел пленник.

— Ну-ну, зачем же так? — Я помахал ножом перед лицом вора и улыбнулся. — Итак, пятьдесят рублей будут твои, если ты сейчас пойдёшь к своим и скажешь, что есть люди, которые хотят получить фальшивые документы и у которых есть партия золота. Это золото они желают поменять на наличные. Если ваши возможности охватывают эту сферу деятельности, то завтра в двенадцать часов по полудни мы ждём тебя здесь с информацией о месте встречи. И учти, что на какую-нибудь глухую окраину люди не пойдут. Всё запомнил?

Пленник кивнул, и я вновь достал свой нож. При виде голубоватого клинка вор вздрогнул, и я усмехнулся, перерезая связывающие его верёвки.

— Свободен. — Махнул я рукой в сторону открытого окна.

Вор повертел затёкшими кистями и ловко исчез в темнеющем пролёте, даже звука приземлившегося со второго этажа человека не донеслось.

— Только после вас. — Галантно указал я Соньке на окно и усмехнулся, наблюдая, как она лезет наружу. Дождавшись, когда она будет крепко стоять на земле, я подал ей наши рюкзаки, и вылез следом, даже не сделав попытки закрыть окно.

— Куда теперь? — Поинтересовалась Сонька.

— Мыться, ужинать, спать! — Отчеканил я и направился к входу в постоялый двор.

Вытянутое лицо и удивлённые глаза Платона я воспринял как хороший знак, значит, воришка сюда не заглядывал, а сразу побежал к вышестоящему руководству. У меня даже мелькнула мысль, что трактирщик здесь вообще не при делах, но то, как он по привычке ощупывал взглядом наши рюкзаки, говорило об обратном.

— Вы же вроде бы без рюкзаков выходили? — Перестал он что-то писать в книге с кожаным переплётом и, отодвинув чернильницу, поднялся нам навстречу.

— Тебе какой интерес? — Прищурился я на него, но решил сегодня ничего не выяснять. Чёрт с ним. — Вода нагрета? Ужин готов?

Произнеся всё это, я развернулся и направился к лестнице, но не тут-то было — Платон перегородил нам дорогу, и едва не хватая за одежду, залепетал:

— Подождите, всё почти готово. Присядьте за свободный столик, я принесу вам салат, а там и мясо подоспеет. — Он попытался нас оттеснить к столам обеденного зала. — Садитесь.

— Не бойся, Платон, твоего человека уже нет в нашем номере. — Глядя ему в глаза, негромко произнёс я и, забрав ключ из рук остолбеневшего хозяина, стал подниматься на второй этаж. — Еду пусть принесут в номер. — Крикнул я уже сверху. — Желательно сам. Поговорим.

Через пятнадцать минут раздался негромкий стук в дверь, и я милостиво разрешил войти. Как я и предполагал, это оказался хозяин заведения. В руках он держал большой очень похожий на серебряный поднос, заставленный тарелками, соусницами и стаканами. Поставив поднос на стол, Платон нервно заозирался, видимо выискивая пятна крови или иные следы борьбы, но, не найдя ничего подозрительного, замялся, не зная с чего начать.

— Дверь закрой. — Помог я ему определиться с выбором действия. — И садись.

Я подождал, пока он закроет дверь и усядется, и лишь после этого продолжил:

— Твоего человека, как видишь, здесь нет… — Начал я, но Платон неожиданно прервал меня, решив всё же уйти в отказку.

— Какого человека, не понимаю.

Но то, как он это пролепетал, окончательно меня убедило, в том, что вор сюда залез именно по наводке хозяина постоялого двора.

— Всё ты понимаешь. — Хмыкнул я. — Продолжим. Я его не убил, хотя имел на это полное право, и на тебя доносить полиции не буду. Но имей ввиду. — Повысил я голос, прерывая вновь попытавшегося вставить слово собеседника. — Любая пропажа в дальнейшем автоматически приведёт к твоей смерти. Да, ты правильно понял, я не стану на тебя доносить и всё такое, ты просто умрёшь. Это понятно?

Платон нервно сглотнул и кивнул.

— Еду оставляй, через полчаса пусть несут воду. — Продолжил я. — Всё это будет за твой счёт, так сказать моральная компенсация. За остальное заплатим при выезде. Свободен.

Платон, не проронив ни слова, поднялся и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.

— Круто ты с ним. — Выждав какое-то время, произнесла Сонька и хмыкнула. — Впрочем, так ему и надо.

Мы не спеша поели и уже допивали чай, когда в дверь вновь постучали.

— Открыто. — Крикнул я, и два здоровенных парня внесли большую лохань, пару тазиков, мыло сомнительного качества и странную на вид мочалку, по видимому растительного происхождения.

— Можно носить воду? — Поинтересовался один из них.

— Носите. — Разрешил я. — Поднос только заберите.

Парни забрали поднос и вышли.

Через десять минут над деревянными тазиками уже поднимался лёгкий парок от горячей воды. Я запер дверь, задёрнул шторы и принялся раздеваться. Сонька наблюдала за мной с весёлым скептицизмом.

— Я смотрю, тебе уже приходилось мыться в такой «бане». — Не выдержала она, наконец, и улыбнулась.

— Где мне только не приходилось мыться. — Серьёзно ответил я. — Ты то, что стоишь? Раздевайся.

— Музыку жду. — Отшутилась Сонька, но принялась раздеваться.

Да, оказалось, к этой помывке нужна ещё определённая доля сноровки и навыка. Мы с непривычки забрызгали всё вокруг лохани, да и в лимит воды едва уложились, но всё же это лучше, чем ничего. Я с удовольствием вспомнил баню в сталкерской деревне. Да, это тебе не лохань. От бани мысли плавно перетекли к тому, чем всё в этой бане закончилось и я, смыв пену с Соньки, подхватил её на руки и отнёс на кровать. Бархатная кожа расслабленной Соньки пахла душистым липовым мылом, а волосы свежестью шампуня, добытого из рюкзака — местные гигиенические приспособления мы не рискнули использовать. Я провёл пальцем по середине лба вниз, по переносице, по губам, ловко избежав нежного укуса, по подбородку и дальше — между грудей, вокруг пупка и ещё ниже. Сонька, задышав чаще, обхватила меня руками, и мы начали целоваться.

Закончилось это так же, как и тогда в бане. Тяжело дыша, мы лежали, глядя в дощатый закопченный свечками потолок, и улыбались. Сильно хотелось курить, но вставать было лень. Потом я вспомнил, что посреди комнаты всё так же стоит лохань с грязной водой и пустые тазики. Нехотя поднялся, пошарив по карманам, вытащил пачку сигарет и прикурил. По комнате сизым туманом начал расползаться сигаретный дым и Сонька поморщилась:

— Бросать пора.

— Бросишь тут! — Хмыкнул я. — Работа нервная. А вообще, закончим с заданием Второго, брошу.

— А почему не сейчас? — Удивилась Сонька.

— Не знаю. — Пожал я плечами и сменил тему. — Ты одевайся, пойду к Платону, пусть тазики забирают.

Через десять минут тазики убрали, пол вытерли и мы, наконец, оказались предоставлены сами себе и уже вступившей в свои права ночи. Крепко обнявшись, мы уснули.

Утро нас встретило запахом навоза и отборным матом ругавшихся на улице людей. Скорее всего, от их криков я и проснулся. Я встал и, немного отодвинув штору, выглянул наружу. У конюшни стояло трое крестьян и орали друг на друга перед объёмной кучей лошадиного дерьма, видимо только что вычищенного изнутри сарая. Поморщившись, я посмотрел на затянутое тучами небо и даже примерно не смог определить, сколько сейчас время. Могло быть и восемь часов и все двенадцать, хотя, судя по ещё неубранному навозу должно быть ещё достаточно рано. Так и оказалось — снятые на ночь и лежавшие на столике часы показывали начало десятого.

На Соньку уличные крики никакого эффекта не возымели, и проснулась она только от моего поцелуя.

— Рано ещё. — Попыталась она перевернуться на другой бок, но я не дал.

— В самый раз. Нам надо успеть в местный ломбард заглянуть.

— Зачем? — Села на кровати Сонька и я невольно залюбовался её фигурой. — Зачем, спрашиваю?

— А! — Оторвался я от приятного созерцания. — Мы же не знаем местные расценки. Сколько просить за слитки?

— Ну, пошли. — Вздохнула она, и мы стали одеваться.

На сей раз брать все вещи с собой мы не стали, захватили только оружие да золото. Припугнув встреченного на первом этаже хозяина, что если что-то пропадёт из нашей комнаты, то он в курсе последствий, мы пошли к выходу.

— А завтрак? — Крикнул он нам в спину, но я махнул рукой.

— Позже.

Уточнить, какой сегодня день недели, мы не удосужились, да и всё равно в местном колорите жизни не разбирались, но людей на улицах было много. Одеты все были примерно одинаково: если ты крестьянин, то коричневый или бурый выцветший зипун, зачастую залатанный в нескольких местах, да такие же бурые штаны. В лаптях никто не щеголял, но до дизайнерской мысли крестьянским сапогам было как нам до отколовшейся части Первого. Люди побогаче и познатнее выглядели лучше, но вся эта старомодность в одежде оставляла какое-то ощущение нищеты, да и попадались такие франты редко. Виной этому, как оказалось, было расположение района. Спустя пару кварталов добротно одетых людей стало попадаться гораздо больше, да и дома стали не такие грязные и убогие.

Но цвета не поменялись, те же серые и коричневые тона, словно нет в мире ничего другого. Наши непромокаемые куртки по цвету почти не выделялись от общей массы, но вот жатый брезент вызывал любопытные взгляды как спешащих по своим делам крестьян, так и богатых горожан. И если первые смотрели с простым любопытством, то вторые с явным презрением, и чем дальше мы углублялись в богатые кварталы, тем более презрительным становился взгляд. А ломбард так и не попадался.

Наконец я не выдержал и сделал то, что стоило сделать с самого начала, как только мы вышли из постоялого двора — остановил первого попавшегося прохожего и спросил, где тут ближайший ломбард. Правда первый прохожий оказался каким-то местным богатеем и разговаривать со мной не стал, гордо задрав нос, прошествовав мимо. Я обострять ситуацию не стал, пусть себе идёт, а то без документов, с полным рюкзаком золота, задание Второго может оказаться лет на десять каторги длиннее.

Со вторым прохожим тоже не повезло — какой-то крестьянин долго не мог понять, что от него хотят странные господа, а когда понял, пожал плечами:

— Не знаю.

С третьим повезло куда больше и вскоре мы бодро шагали обратно по той же улице, а, пройдя пару перекрестков, свернули направо и стали искать глазами вывеску.

Медный, начищенный до зеркального блеска колокольчик мелодично звякнул, впуская нас внутрь помещения. Внутри оказалось очень мило и уютно, словно здесь не золото принимали, а, скажем, послов из далёкой великой державы. Ко всему прочему почему-то пахло благовониями.

Благообразного вида мужчина в костюме английского покроя оторвался от рассматривания через лупу какого-то ювелирного украшения и, посмотрев на нас, улыбнулся:

— Чем могу?

— Я хотел бы сдать самородок. — Вступил я в игру. — Вот хожу, узнаю цены за грамм.

— И у кого вы ещё были? — Отложил лупу скупщик и поднялся нам на встречу.

— Да, собственно, вы первый, к кому мы зашли.

— И правильно сделали! Позвольте представиться, Кузьма Афанасьевич. — Мужчина полностью вышел из-за стола и слегка поклонился. — У меня самые высокие расценки в городе и гибкая система оплаты.

— Это как? — Заинтересовалась Сонька

— Ну, скажем если ваш самородок обладает какой-либо причудливой формой, то я могу и подороже оценить его, чем обычно.

— А как обычно? — Вернул я Кузьму Афанасьевича в конструктивное русло.

— По рублю за грамм обычного самородка. — Начал перечислять скупщик. — Если самородок красивый, то могу по полтора рубля купить, химически чистое золото скупаю по рубль тридцать, но это к слову, у вас же не слиток?

— Спасибо за информацию. — Поблагодарил я скупщика, и, не слушая больше его заверений о самых выгодных условиях, развернулся и пошёл к выходу. — Мы обязательно зайдём к вам.

Мы вышли на улицу и направились к постоялому двору. Время неумолимо приближалось к полудню и скоро должны были пожаловать гости. Я нисколько не сомневался, что наш воришка всё передаст. Во-первых, тут и жадность по обещанным ему деньгам, во-вторых, наверняка какая-то доля страха, ну и конечно возможность отыграться за свой стыд и страх, если что-то пойдёт не так и сходка решит пустить нас на перо. Я был реалистом, и не исключал такого исхода событий. Действительно, зачем нам что-то платить, если можно всё забрать на правах сильного. Тут уж всё будет зависеть от моей и Сонькиной реакции, наблюдательности и прочих умений.

От размышлений меня оторвала Сонька:

— Как думаешь, у нас химически чистое золото?

— Хрен его знает, что нам Второй подсунул. — Пожал я плечами. — Будем надеяться, что он разбирается в металлах и у нас не какой-нибудь грязный сплав. Неудобно перед товарищами получится.

Сонька хмыкнула, и я тоже улыбнулся, прогоняя тревожные мысли.

Позавтракали мы в общей зале. Я был приятно удивлён качеством и вкусом еды, признаться думал в такой дыре и кормить будут отвратно. Толи хозяин специально ради нас расстарался, толи какие службы городские следят за качеством подаваемой пищи. Позавтракав, мы под косые взгляды Платона поднялись к себе и закрылись на ключ.

Я сразу начал готовиться: вытащил один слиток в двести грамм и положил в ящик комода, а рюкзак с остальными закинул под кровать — подальше от посторонних глаз; пистолет вытащил, снял с предохранителя и сунул в широкий карман куртки и Соньке посоветовал сделать что-нибудь подобное; автомат из её рюкзака вытащил и положил под подушку. Вроде всё, остаётся только ждать, благо до двенадцати остались считанные минуты.

Делегация явилась ровно в условленное время. Точность — вежливость королей. Я даже хмыкнул: «тоже мне короли», каждая рожа лет на десять — пятнадцать каторжных работ тянет. Уголовники зашли, по хозяйски обсмотрели комнату, выступая в качестве телохранителей, заглянули в шкаф, и лишь после этого в комнату вошёл тот, кто нам и был нужен. Один телохранитель расположился у нас за спиной возле окна, и Сонька сразу же встала с кровати и прислонилась к комоду, держа бандита в поле зрения. Мне сразу стало спокойней. Второй телохранитель остался у двери, а вошедший щёголь в начищенных до блеска туфлях и коричневой полосатой тройке снял шляпу, слегка кивнул и, взяв стул, присел передо мной. Щёголь слегка двинул рукой, и бандит закрыл дверь. «Вот это выучка!» — восхитился я, но ничего говорить не стал, пусть первые начинают.

Главный помолчал немного, внимательно изучая нас с Сонькой и начал:

— Вы просили, я пришёл. Говорите.

— Мы представляем некоторую группу людей, — Издалека начал я. — Которой необходимо сбыть золото, и которая волей случая оказалась проездом около вашего славного городка. Так же для выполнения некоторых заданий этой группы нам необходимы достоверные документы на меня и на неё. — Я указал на Соньку. — Впрочем, посыльный, которого я отправил к вам с просьбой о встрече, наверняка вам уже всё рассказал.

— Кое о чём он не знал. — Никак не отреагировал на мой выпад главарь. — Например, сколько у вас золота и как срочно нужно его сбыть, в каком оно у вас виде, или например какие именно вам нужны документы?

Я встал, подошёл к ящику и, вытащив слиток, бросил его щёголю.

— Вот такое золото. — Я вернулся на место, а главарь принялся вертеть слиток и что-то внимательно изучать на его нижней части. Там что, печать какая-то была? Вот блин! Не выдав своего смятения, я продолжил. — Его у нашей группы примерно килограмм. Разумеется не здесь. — Хмыкнул я. — А на счёт документов, пусть будут какие-нибудь бумаги от географического общества Петербурга за подписью и печатью царя, ну и метрики не помешают.

Щёголь внимательно посмотрел на меня, подкинул слиток, словно взвешивая, и протянул мне. Я собрался уже было принять золото, когда краем глаза заметил, как стоящий у двери бугай сдвинув полог жилета, тянет из-за пояса револьвер. Что ж, ловкий ход, отвлечь меня передачей слитка. Ну, посмотрим, кто кого. Резко вскочив, я скользнул рукой по поясу и мой нож с синим лезвием, уже несётся к бугаю, почему-то даже не смотрящему в нашу сторону. Щёголь удивлённо отшатнулся, выронив слиток, и проследил взглядом за моей рукой, скользнувшей в широкий карман, где лежала верная «гюрза», непонимающе перевёл взгляд на Соньку и телохранителя у меня за спиной. Я позвонками почувствовал, что они там уже держат друг друга на прицеле своих стволов. И всё это в абсолютной тишине, лишь стук нагана, выпавшего из руки телохранителя, отметил произошедшее событие.

Щёголь развернулся на стук, посмотрел на револьвер, валявшейся на полу, потом на нож, торчащий из руки бандита, хмыкнул и вновь повернулся к нам.

— Валет, опусти волыну, Гамлет дурканул. — И встав со стула, направился к зажимающему руку бандиту. На пол уже натекла приличная лужица, но от того по-прежнему не донеслось ни стона.

Я руку из кармана доставать не стал, хоть и почувствовал, как спало напряжение за спиной, видимо Валет выполнил указания главаря. Щеголь, подойдя вплотную к Гамлету и смотря ему прямо в глаза, словно гипнотизируя, резко ударил того под дых. Так резко, что я даже не заметил замаха. Удар был настолько силён, что телохранитель согнулся пополам и рухнул на пол, испачкав серые брюки в тонкую полоску в крови.

Щёголь невозмутимо подождал, когда бугай отдышится, и бросил короткое:

— Вставай. Говори.

— Хотел переложить. Давил. — Буркнул бандит, поднявшись с пола.

Щёголь вытащил из нагрудного кармана накрахмаленный носовой платок, с сожалением посмотрел на него и передал телохранителю:

— Утрись. — И резко выдернул мой нож из руки бандита.

На сей раз телохранитель сдержать стона не смог, но принялся безропотно оттирать кровь и перевязывать рану, а щёголь вернулся ко мне, внимательно рассматривая лезвие.

— Продашь? — Подкинув пару раз, поинтересовался главарь.

— Подарок. — Отрезал я, и щёголь с сожалением протянул его мне, рукояткой вперёд.

— Ты не ответил на последний вопрос. — Словно ничего не случилось, продолжил прерванный разговор главарь и поднял с пола оброненный слиток. — Как срочно?

— Очень. — Коротко сказал я.

— Хорошо. — Поднялся главарь и положил на кровать передо мной слиток. — Завтра у складов пирса в четыре часа дня. — И, развернувшись, махнул рукой Валету и направился к выходу.

— Уважаемый! — Остановил я его. — Ты не назвал цену.

— А какая разница? — Удивился, не оборачиваясь, щёголь, но всё же остановился. — Всё равно его никто больше у вас не возьмёт.

— И всё же? — Настоял я.

— Сто пятьдесят рублей за слиток. — Вздохнув, словно я выпытывал у него какую-то страшную тайну, произнёс щёголь.

Я прикинул, выходило по шестьдесят копеек за грамм, совсем уж грабёж средь бела дня.

— Сто семьдесят пять. — Поправил я его.

— Хорошо. — Вновь вздохнув, согласился главарь. — Чтобы не было недоразумений, сразу предупреждаю, что возьму комиссионные за порчу имущества.

И не прощаясь, вышел в коридор. За ним протиснулся Валет.

— Какого имущества? — Не понял я и развернулся к Соньке. Та молча указала глазами на пол, где густела лужица тёмной крови.

— По миру пойдём с такими расценками. — Вздохнул я, уже сожалея о своём плане. Может, действительно проще было сразу как можно ближе к отколовшемуся артефакту перенестись? Впрочем, гадать и сожалеть теперь бессмысленно, надо готовиться к завтрашней встрече.

— Пошли. — Подхватил я лежавший на кровати слиток, и запихивая его в вытащенный из-под кровати рюкзак к остальным. — Надо проверить, что за место, чтобы завтра не блудить.

К причалу мы подошли спустя минут сорок, потраченных в основном на расспросы горожан о месторасположении данного сооружения, нежели на саму дорогу. Опять та же ситуация: знатные горожане, коих в этой части города было не очень много, отворачивали носы и проходили мимо, не желая разговаривать с низшим классом, к которому они без сомнений нас и причисляли, а бедняки по каким-то своим соображениям отговаривались то спешкой, то занятостью. Среднего класса, как я заметил, было совсем не много. Вот тебе наглядная предреволюционная ситуация.

Тем не менее, спустя сорок минут мы стояли на берегу довольно широкой реки, по которой вниз по течению уходила баржа, гружённая лесом, а справа от нас находилась пристань и все сопутствующие ей постройки. Мы двинулись по берегу к причалу, рассматривая утлые лодочки рыбаков, стоящие на берегу, вдыхая речной влажный запах и отмахиваясь от гнуса, сразу облепившего нас не смотря на самый разгар ясного дня.

Склады располагались сразу за пристанью и имели весьма плачевный вид — старые покосившиеся сараи из потемневших от времени и сырости досок. Туда и сюда сновали грузчики, разгружающие какой-то небольшой баркас, стоявший у причала, рабочие, матросы и вовсе непонятный контингент. Ворота почти всех складов были распахнуты настежь и внутри виднелись всевозможные тюки, коробки и свёртки. Жизнь кипела.

— И как интересно он здесь собирается обмен производить? — Бросил я задумчиво. — Тут же всё на виду.

— Ты же сам хотел людное место. — Хмыкнула Сонька. — А вообще может у него всё здесь куплено.

— Вот этого я и боюсь. — Вздохнул я. — Прирежут, а все сделают вид, что ничего не видели.

— Ну, снайперов у них быть не должно. — Перешла на серьёзный лад Сонька, ну а в ближнем бою всё только от нас зависит.

— Может, ты не пойдёшь? — Неуверенно предположил я. — Опасно…

— А кто тебе спину прикроет? — Возмутилась Сонька, впрочем, другого ответа я и не ожидал, а потому и настаивать не стал, всё равно не послушает.

Мы прошлись вдоль складов, походили по узким проходам между ними и даже слазили на крышу, сделав вывод, что хоть совсем со счетов её сбрасывать не стоит, но вряд ли кто туда полезет, настолько гнилой и ненадёжной она казалась. Я достал тетрадку и сделал схему расположения складов и близлежащих зданий.

В раздумье мы вернулись на постоялый двор и, бросив Платону, чтобы подал ужин в семь вечера, заперлись в номере. Предстояло разработать хоть какой-либо план на завтра и рассмотреть всевозможные варианты развития событий. Поужинав, мы вернулись к схеме и возобновили проработку. Уснули мы глубоко за полночь.

Четыре часа приближались с неторопливостью улитки. План был разработан ещё вчера, мотаться лишний раз по городу без документов и денег с килограммом золота за спиной было опасно, да и не хотелось, поэтому мы сидели в комнате и вспоминали различные случаи, происходившие с нами или нашими знакомыми в Зоне.

Обедать мы не стали, чтобы в случае непредвиденной ситуации иметь мобильность и не отягощаться полными желудками.

Без двадцати четыре мы стояли на причале и пристально рассматривали всех проходящих и уже находящихся на пристани людей на предмет их возможного участия в будущей сделке в том или ином качестве. На самой пристани стояла пара явно из высшего слоя общества, об этом говорила и белоснежная аристократическая кожа и белоснежные же одежды. Я сперва удивился, как они рискнули прийти в этот не самый благополучный район, но потом обратил внимание, что рядом с ними постоянно никого нет, этакая аура безлюдья. Всё объяснялось элементарно просто — с обеих сторон от парочки стояло по два доверенных лица. С этими всё ясно.

Матросов и грузчиков сегодня было на удивление мало, да и мне показалось, что они скорее делают вид, что работают, чем работают на самом деле. Видимо остались только люди щёголя. Я насчитал десять человек и нахмурился. Многовато, ведь ещё будут люди с самим главарём.

Случайные прохожие тоже присутствовали, но не очень много. Здесь было сложнее, и понять, кто из них причастен к будущей сделке, а кто птица залётная я до конца не смог. Половину отсеял сразу, а вот с другой половиной так и не определился — могли быть кем угодно. Особенно меня заинтересовала пара мужчин, на первый взгляд никак не связанных друг с другом, но взгляд за них зацепился.

— Смотри, похоже, шпики. — Ткнул я Соньку в бок. — Им-то что здесь надо?

— Работают. — Хохотнула Сонька. — Похоже, о предстоящей сделке знает весь город.

— Будь серьёзней. — Посоветовал я. — Как действовать будем? Похоже, здесь замешаны не только бандиты, но и полиция и ещё невесть кто. Как думаешь, эта парочка здесь случайна?

Ответить Сонька не успела, от группы грузчиков отделился человек и, проходя мимо нас, негромко бросил «Идите за мной». Мы и пошли, немного в отдалении. Шпики проводили нас заинтересованными взглядами, но за нами не пошли, а остальные, казалось, вообще не обратили на нас внимания. Мы начали петлять меж складов. Грузчик вальяжно шёл впереди, а мы, настороженно озираясь, немного поодаль. Завели нас, как и следовало ожидать, в самый заброшенный уголок складских лабиринтов. Там уже стоял вчерашний щёголь, один из вчерашних телохранителей — уже знакомый нам Валет, какой-то лысый полноватый мужчина в очках и с портфелем в руках и два молодых парня с колючими взглядами.

Процесс обмена произошёл на удивление буднично и спокойно. По требованию щёголя, так и не представившегося, мы выложили из рюкзака последовательно пять слитков, при виде которых глаза лысого мужика алчно заблестели. Он капнул на каждый слиток по капле какой-то кислоты, покивал, достал что-то типа кантарика и, скидав слитки в сетку, подвесил её на небольшой крючок. Щёголь присел на корточки, рассматривая шкалу, и буркнул:

— Годится. Отдавай.

Лысый передал мне портфель. Я автоматически взял, не зная, что делать дальше. Не ожидал я, что всё пройдёт так гладко, да ещё так быстро. Думал, начнут специальными ювелирными весами до сотой доли грамма вымерять массу, а они обычными ручными весами. Ну, дают!

— Проверяй. — Хмыкнул Щёголь, заметивший моё смятение. — Как договаривались, по сто семьдесят пять за слиток. Итого: восемьсот семьдесят пять рублей. Минус двести за документы, минус пятьдесят за порчу имущества и минус пятьдесят Шмыгу за посредничество. Одного не пойму, зачем ты ему так много пообещал, он бы и за десятку всё передал. Да ты проверяй, проверяй.

— Чтобы уж наверняка. — Буркнул я, пересчитывая деньги. — А где он сам, кстати?

Сумма оказалась верной. Опознавательные бумаги я вынул, для вида повертел и сунул обратно, всё равно ничего в них не смыслю.

— Он заболел.

— Да ну? — Вырвалось у меня.

— Ну да. — Как-то по-современному ответил щёголь и развернулся. — Разбегаемся. Дорогу найдёте?

— Разберёмся.

Мы развернулись и быстро пошли, стараясь как можно скорее выбраться из этих лабиринтов старых построек. Остаться абсолютно спокойным у меня не получилось, и я постоянно оглядывался. Сонька тоже нет-нет, да и скашивала голову назад, но позади никого не было — никто не старался нас догнать, никто не старался отобрать деньги, никто в нас не стрелял. Хотя, что стоило щёголю натравить на нас всех своих цепных псов и оставить нас с носом или без головы? Побоялся несуществующей группы, которую я упоминал? Возможно, а возможно не захотел портить репутацию. Так одни пропадут, другие, а потом никто обращаться не станет, полезут слухи. Да и про полицию забывать не стоит, мёртвых же всё равно рано или поздно найдут, а зачем ему мокруха, это же совершенно другая статья, а ему и так неплохо живётся. Он на моём золоте рублей пятьсот навара себе сделает.

Вероятно из-за того, что я продолжал постоянно оглядываться, я и пропустил появление человека на крыше, а может, просто расслабился — осталось пройти последний склад, и в просвете уже виднелась улица, по которой мы выйдем к постоялому двору, соберём свои вещи и… Только нас и видели. Но мечтам не суждено было сбыться. Сверху раздался сухой треск и в стену склада, вдоль которого я шёл, с чавкающим звуком вошла пуля, отколов изрядный кусок щепы.

Я быстро юркнул за кстати подвернувшиеся ящики и выхватив пистолет пару раз пальнул в ответ. Стрелок, чертыхнувшись, исчез из поля зрения. Вот тебе и гнилые крыши. Я судорожно пытался вспомнить, изобрели уже к этому времени гранаты, или нет. Пришёл к выводу, что вроде бы гранат можно не опасаться. Сонька тем временем юркнула мне за спину (с её стороны складских стен подобных ящиков не нашлось) и принялась развязывать рюкзак, пытаясь достать MP–5. Это правильно, автомат нам сейчас очень пригодиться, так как спереди прохода и сзади, отрезая пути к отступлению, появилось по шесть человек явно бандитской наружности.

— Эй, вы, там! — Донёсся знакомый голос вора, которого я принудил стать вестовым и о котором щёголь сказал, что он заболел. — Отдайте деньги и можете убираться куда хотите. Отпустим.

Бандиты весело заржали, оценив шутку собрата. От стоявших спереди бандитов нас более-менее укрывали ящики, а вот для зашедших сзади мы были как на ладони, но стрелять они не спешили, видимо получив указания от Шмыга. По всему выходило, что Шмыг решил сколотить свою банду, заполучив наши деньги. Я решил пробить обстановку на предмет соответствия моим догадкам.

— А главный ваш знает, что вы здесь рушите его репутацию? — Громко крикнул я, чтобы до всех присутствующих дошло, чем может обернуться ситуация. — И что он с вами потом сделает вы в курсе?

— А нам он теперь не указ! — Срываясь на фальцет, крикнул вор, возомнивший себя главарём. — Скоро он у нас будет на побегушках.

У пары человек, пришедших со Шмыгом, на лице замелькали, было, тени сомнения, но после заверения вора, они вновь приободрились. Глупо, никто ведь не подумал, что щёголь на раз достал такую сумму, и я больше чем уверен, что нашёл бы и ещё столько, а они хотят на неё подняться и подмять под себя вора в законе. Ну-ну.

— Ну, так что? — Вновь крикнул вор. — Сами отдадите, или нам придется забирать деньги из ваших мёртвых рук?

— Готова? — Шёпотом спросил я у Соньки.

— Да. — Одними губами ответила она.

— Тогда бери тех, что позади, только смотри, чтобы всех, а то они нас тут без укрытия…

— Да знаю. — Зло буркнула Сонька. — Начинаем?

— Ага. — Шепнул я и крикнул. — Ну, приди и возьми!

Высунувшись, я сделал пару прицельных выстрелов и один из бандитов повалился на землю. Остальные сыпанули за углы. Позади меня Сонька открыла беглый огонь, и послышались крики раненых.

— У тебя гранаты есть? — Спросил я не оборачиваясь, и выстрелил по попытавшемуся высунуться из-за угла бандиту.

— Да, возьми в рюкзаке.

Я на ощупь нашёл ребристое яйцо.

— Может, не стоит? — Неуверенно спросила Сонька. — И так перебьём.

— Не вариант. — Отрезал я. — Нам лишние проблемы не к чему, а здесь наверняка скоро полиция будет, помнишь шпиков на пристани? Сейчас кидаю и прорываемся.

Выдернув чеку, я, размахнувшись, забросил лимонку аккурат за угол, где пряталась часть бандитов. Рвануло и мы бросились в проход. Высунувшиеся было из-за угла бандиты позади нас, быстро спрятались обратно — Сонька, не метясь, дала длинную очередь. Но они успели оценить убийственную силу оружия, в проходе осталось лежать три бандита, убитых первой же очередью.

Мы выбежали из прохода на пустырь, за которым начиналась улица, уводящая в город. Направо, куда я закинул лимонку, я даже не глянул, итак понятно, что там всё чисто. Слева тоже лежала пара трупов: один сразу около угла, а второй метрах в пяти, видимо хотел в обход или на крышу залезть, да не успел.

От пристани уже раздавались свистки, и бежал народ, но пока ещё далеко. Мы выскочили на улицу и, пригибаясь, быстро понеслись к постоялому двору Платона. Из окон некоторых домов высовывались люди, привлечённые неслыханной канонадой, но я не волновался, врят ли кто из них сможет нас опознать — бежали мы быстро, да и капюшоны курток успели накинуть. Сделав несколько поворотов, мы перешли на шаг и сняли куртки, сунув их в рюкзаки. Позади всё тише и тише продолжали раздаваться полицейские свистки. Один раз мимо нас пробежали три человека в штатском.

Сказать, что Платон был удивлён, значит не сказать ничего. Уж не знаю, толи он был в курсе планов Шмыга, толи думал, что и щёголь нас живыми не выпустит, но увидеть ещё раз он нас явно не ожидал. Я разбираться в хитросплетениях его души не хотел, да и времени на это не было.

— Сколько с нас? — С порога спросил я и подтолкнул Соньку к лестнице. — Забери пока всё.

— Три с полтиной. — Пролепетал Платон.

Покопавшись в рыжем кожаном кейсе, я вытащил на свет пятирублёвую банкноту с подписью Керенского:

— Сдачи не надо. Скажи, у кого можно здесь лошадей резвых купить?

— У Тимофея можно, у Кузьмы опять же… — Начал перечислять Платон.

— Говори самого ближайшего. — Оборвал я его.

— Так это у купца Зацепина, но он такие цены задирает, что…

— Не важно. — Вновь оборвал я его. — Где это?

— Это хозяин ещё одного постоялого двора, тут недалеко…

— А, да, знаю. — Третий раз оборвал я его и, взяв спустившуюся с нашими вещами Соньку под руку, быстро вывел за дверь.

— Куда нам? — Поинтересовалась она, закидывая на плёчо рюкзак. — Далеко?

— В первый постоялый двор.

Быстро отыскав нужный нам дом, мы открыли калитку и вошли во двор. Там очень кстати стоял хозяин и отчитывал за что-то знакомого нам уже крестьянина, подвозившего нас позавчера.

— О! Господа! — Оторвался он от своего занятия и вновь поцеловал Соньке руку. — Решились-таки ко мне перебраться? Надеюсь, этот жулик не успел вас ограбить?

— Всё в порядке. — Невольно улыбнулся я. — Нам нужны быстрые лошади.

— Уже уезжаете? — Погрустнел Зацепин. — А что так?

— Нужно догнать наших коллег, пока они не добрались до Тунгуски. — Выдал я заготовленную версию. — Есть интересная гипотеза.

— Да, да, помню ваших коллег. Примилейшие люди, должен заметить, только что-то они не словом не обмолвились, что пара их научных братьев приотстала.

— Не веришь? — Изобразил я смесь гнева и обиды. — У меня бумаги есть.

— Что вы, что вы! — Остановил мою руку, полезшую в кейс Зацепин. — Какое недоверие, так, вырвалось. Пройдёмте лучше в конюшню, подберу самых быстрых.

Спустя двадцать минут мы с Сонькой уже оставили за спиной Киренск и углубились в тайгу по проторенной меж высоченных сосен дороге. Я в далёком детстве ходил на ипподром и занимался с лошадьми (уж не знаю, зачем меня родители туда отдали, особой симпатии к этим животным я не испытывал), но это было так давно, что в седле я держался довольно неуверенно, а вот Сонька надо признать меня удивила. Лишь в самый последний момент я понял, как мы можем сейчас погореть. И дело даже не в том, что Зацепин что-то заподозрит (учёные люди столицы не обязаны уметь ездить верхом), а в том, что как мы будем добираться до Тунгуски, если не на конях. Пешком что ли? Но Сонька ловко вскочила в седло и похлопала жеребца по морде, натягивая удила.

Дорога была такая же ухабистая и извилистая, как та, по которой мы въехали в город на телеге, и я сосредоточился на том, чтобы управлять конём и не вылететь из седла. Лишь отъехав от города пару километров, я успокоился, стал вести себя в седле более уверенно и даже поймал ободряющий и весёлый взгляд Соньки, ловко управляющей своим животным. Жизнь снова налаживалась.

И откуда мне тогда было знать, что тот лежавший вдалеке от эпицентра взрыва лимонки бандит не кто иной, как Шмыг? Откуда мне было знать, что он просто претворяется мёртвым, сообразив, наконец, своими куриными мозгами, что такие дела ему не по зубам? Откуда мне было знать, что этими уголовниками давно занимается сыск совместно с тайной полицией Иркутска, и избегнув смерти от наших пуль и лимонки оставшийся в живых Шмыг попадёт в цепкие лапы закона. Откуда мне было знать, что он по горячности или глупости пырнёт стилетом попытавшегося его задержать городового и его возьмут в такой оборот, что он расскажет не только о делах банды, в которую входил обычной шестёркой и поэтому информирован был слабо, но и о странных незнакомцах, появившихся в городе. Откуда мне было знать, что он вспомнит каждую мелочь, каждую случайно услышанную фразу или слух о нас с Сонькой и выложит тайной полиции, лишь бы они прекратили ломать его кости? Откуда?

А пока лошадки довольно резво несли нас по неширокой дороге и я, немного приноровившись к скачке, подставлял лицо встречному ветру и радовался жизни. Радоваться, однако, мне долго не довелось — уже в километрах в пяти от города нас остановил военный патруль. Поперёк дороги на двух рогатинах лежала толстая кедровая ветвь, возле которой с ружьём за спиной прохаживался пожилой усатый вояка. Остальные сидели и лежали возле небольшого костра, над которым был подвешен котелок. Импровизированный шлагбаум был поставлен со знанием дела, дорога в этом месте огибала небольшой холм, густо поросший соснами, кустарником и папоротником. Сразу за холмом и расположились военные. Мы даже не успели сориентироваться, и разработать какой бы то ни было план поведения в данной ситуации, когда военный заметил нас.

— Стой. — Крикнул он и пошёл нам на встречу, беря за удила мою лошадь.

Остальные военные если и заинтересовались нашими персонами, то выразилось это только в повороте голов и лёгком интересе в глазах. Затем они вернулись к своему занятию — рассказыванию друг другу различных баек.

Ну что ж, настал момент проверки документов. Я очень надеялся, что моя рука не дрожала, когда я доставал из своего рюкзака, битком набитого деньгами, сложенные вдвое документы, говорящие, что мы не кто иные, как Алексей Георгиевич Побратько и Елена Сергеевна Стоцкая, члены императорской санкт-перербургской академии наук, ведущие кафедры географии и этнографии, доценты и прочая, и прочая. Список внушал уважение. Хорошо хоть, пару километров назад мы остановились и тщательно изучили свои имена и регалии.

— Алексей Порадько? — Тем временем поинтересовался военный, изучая документы.

— Что, читать не умеешь? — Огрызнулся я. — Побратько.

— Ну, Побратько, так Побратько. — Согласился военный и вернул документы. — Проезжайте. Хлопцы, взяли!

Двое хлопцев поднялись и, крякнув, скинули преграду, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении никакой не веткой, а самым настоящим стволом молодого кедра, срубленного под корень и очищенного от ветвей. Мы неторопливо поскакали по дороге, а военный остался в задумчивости смотреть нам вслед.

Скакали мы до вечера, так и не встретив больше ни одного поста. Обычного народа тоже не попадалось, лишь раз, минут через тридцать после блокпоста с военными, попалась телега, груженная хворостом и неторопливо тянущаяся нам на встречу. Крестьянин хмуро покосился на нас из-под кустистых бровей и молча проехал мимо. И всё. Глушь тайги навалилась всей своей мощью. Если на минуту забыть, что едешь по проторенной дороге, то можно было подумать, что здесь вообще человеческая нога не ступала ни разу. Пару раз из-под самых копыт лошадей взлетали не то глухари, не то ещё какие-то большие птицы, практически не знающие, что такое человек и оттого такие беззаботные, да впереди перебежал дорогу барсук.

И всё вокруг жило: пищало, колотило, шумело, поэтому к вечеру, когда мы решили сделать привал с ночлегом и я, кряхтя, слазил с лошади, моя голова просто трещала по швам от обилия непривычных звуков. Да, эта тайга была полной противоположностью лесов Зоны, к которым я привык — и по количеству и качеству деревьев, и по совершенно другим опасностям, подстерегающим путника, и по отсутствию аномалий, и, самое главное по наличию жизни. Жизнь ощущалась в каждом листе, в каждой травинке. Жизнь, без оглядки на радиацию и необратимые процессы мутации.

Ночь прошла спокойно, что меня в некоторой степени даже расстроило — так можно и привыкнуть, а ведь нам рано или поздно придётся возвращаться в полные опасностей леса и болота Зоны отчуждения. Как встретит она нас, отвыкших от постоянного контроля территории, осмотра небосвода и скрытых аномалий?

Сонька, дежурившая под утро, растолкала меня, когда в тайгу ещё не проник ни один лучик света и определить, что уже утро можно было только по часам.

— Куда-то торопимся? — Попробовал отмахнуться я и перевернуться на другой бок. Но это не сработало, Сонька продолжала меня расталкивать.

— Не видно же ничего, ноги переломаем на этой корявой дороге. — Предпринял я ещё одну попытку вырвать у сна ещё часок, но тоже безрезультатно.

— Пока позавтракаем, станет светло. — Категорично заявила Сонька, и мне пришлось подчиниться, ведь не отстанет!

Этот день прошёл как продолжение вчерашнего — глухая тайга с проторенной разбитой дорогой и ни души. Кони резво несли нас вперед, и я начал даже привыкать к этой постоянной тряске. Сперва, как только сел утром на коня, думал не смогу проехать и километра, всё тело ныло от непривычной позы, в которой мы провели вчера полдня, но проехали километр, потом ещё один и боль отступила. Может быть к вечеру боль и усталость вернуться, но пока я чувствовал себя превосходно. Немного хотелось спать, но и это вскоре прошло. Солнце вошло в зенит и стало жарко. Гнус, достававший нас с утра, отстал и попрятался в прохладной листве на обочинах дороги.

Так мы ехали весь день, время от времени останавливаясь и давая отдых коням, за которых нам пришлось выложить ни много, ни мало сто шестьдесят рублей и то после небольшого торга. Перекусывали и ехали дальше. Не смотря на то, что дорога была наезженной, нам за весь день так никто и не встретился. Так прошёл день — мы и тайга вокруг.

Ближе к вечеру, когда уже начало темнеть, но до настоящей ночи было ещё далеко, мы въехали в деревню эвенков. Первоначальный план ехать до темноты был благополучно забыт под давлением возможной ночёвки среди людей, а, следовательно, и относительной безопасности. По моим подсчётам отмахали мы за вчера и сегодня приличный отрезок километров в сто двадцать — сто пятьдесят, поэтому я не упирался, когда Сонька предложила заночевать здесь. На том и порешили. Мы въехали в открытые ворота довольно приличной изгороди вокруг посёлка и, спешившись, повели коней по широкой дороге, по краям от которой расположились чумы местных жителей.

Сказать, что на нас смотрели, значит не сказать ничего. На нас откровенно пялились все от мала до велика. Весть, что в деревню въехали двое незнакомцев, с какой-то фантастической скоростью облетела поселение, и из чумов повалил народ. Женщины и мужчины, старики и дети, высыпали все. Хотя я такого ажиотажа вокруг нашего приезда понять не мог. Поселение хоть и находилось в тайге, но всё же стояло на дороге и проезжающего люда должно быть если и не много, то достаточно, чтобы не смотреть на него, как на божество, спустившееся с небес. Впрочем, тут я погорячился, смотрели на нас скорее как на чёрта, выскочившего из преисподней.

Мужчины и женщины коренного населения, вышедшие навстречу, были одеты практически одинаково — в летний аналог шубы, сшитый из замши и цветного сукна с длинными вставками бахромы из козьей шерсти. Отличие женской одежды было лишь в наличии мозаики из меховых полосок и бисера. Несколько человек были одеты в «парки» — короткие аналоги той же одежды и имели при себе короткие копья.

Навстречу нам, отодвинув соплеменников, вышел шаман. То, что это шаман, я понял сразу. Наши, Зоновские сталкеры-шаманы умерли бы от зависти, увидев этот, несомненно, выдающийся экземпляр шаманского искусства. По причине жары, или того требовала занимаемая должность, но надета на нём была только смесь набедренной повязки и короткой юбки из шкур. Всё остальное тело покрывали замысловатые рисунки и письмена. Казалось, комары и гнус совсем не донимают его, словно не замечая. Я этим же похвастаться совсем не мог — вновь поднявшиеся к вечеру с земли кровососущие твари донимали всё сильнее. Довершали экипировку местного шамана небольшая корона, сплетённая из какой-то лозы и вопреки моим представлениям совсем не закрывающая лицо, и несколько рядов бус, состоящих из клыков и мелких косточек. Сбоку, к поясу юбки, был приторочен кривой жертвенный нож. Смотрелся шаман, конечно эффектно.

— Вы не быть в моя кость! — Гортанно выкрикнул он, коверкая язык. Словно ворон каркнул, хрипло и резко.

— Что? — Не понял я, оторвавшись от созерцания этого бодиарта.

— Кость знать всё! — Поморщившись, вновь каркнул шаман и, выудив из какого-то мешочка на поясе горсть костей, потряс ими, показывая нам. — Я камлать день назад. Они есть! — Шаман махнул себе за спину. — Вы нет! Кто вы?

— Мы путешественники… Учёные. — Начал я, невольно скользя взглядом туда, куда он махнул рукой. Там, в десяти метрах от шамана, стояла самый большой чум, у входа в который сейчас переминались с ноги на ногу два человека, явной европеоидной внешности.

И ничего в них необычного не было, такие же, как мы путешественники, решившие переночевать в более комфортных условиях, чем дикий лес, но взгляд застыл на одном из них — высоком блондине, довольно крепкого телосложения. Я смотрел на него и не мог понять причины своего любопытства. Что-то в нём было не так, но что, взгляд никак не брался определить. Одно я знал точно — мне с ним ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно поговорить. Что-то давило на меня и я едва сдержался, чтобы прямо сейчас, в наглую игнорируя шамана, не отправиться к этому блондину. Да что там отправиться, я едва не рванул к нему.

— Вы не понимать! — Бесновался тем временем шаман. — Кость не может лгать. Вас нет! Вы не путешественники! Кто вы?

Вот тебе раз. Я едва не поперхнулся на вдохе, да и Сонька, как я заметил краем глаза, тоже вздрогнула. Он что, чует, что мы из будущего?

— Мы учёные. — Вновь повторил я, не зная, что ещё придумать. Во что поверит этот дикий человек? — Мы едем изучать метеорит. Упавшую год назад звезду. — Решил разъяснить я значение слова «метеорит».

— Нет павших звёзд. — Гордо и напыщенно заявил шаман. — Есть гнев духов недостойным эвенкам. Мы принимать гнев и духи прощать нас. Духи дарить нам подарок.

При словах о подарке шаман оглянулся на стоявших позади него двух пришлых людей, и я клянусь, что взгляд его был устремлён именно на высокого широкоплечего блондина. Выходит, неспроста меня к нему тянет? Кто же он такой? Ну не верить же, в самом деле, что он — подарок духов! Чушь! А может дело не в нём, а в том, что есть у него? И это явно не простоя безделушка, типа часов или зажигалки. Нет, мне определённо нужно с ним поговорить.

— Можно нам остаться на ночь? — Я уже предвкушал разговор с блондином в том большом чуме, который, несомненно, являлся чумом для гостей и куда наверняка подселят нас к тем двоим. — Лес дикий, мы переночуем, а завтра утром уедем.

— Лес обычный! — Повернулся к нам шаман и взгляд его стал жёстким. — Вы не быть в моя кость, значит, вы не быть в посёлке. Уезжайте.

— Но как же? — Возмутился я, всё ещё надеясь остаться и поговорить с блондином. — А законы гостеприимства…

Закончить я не успел, шаман что-то резко выкрикнул, и из двух самых маленьких чумов по обоим краям от центральной улицы вышло по человеку. Чёрта с два по человеку! Мои глаза округлились от удивления, испуга, невероятности происходящего, ощущения дежавю и ещё не понять от каких чувств — из чумов вышли самые настоящие зомби и, не спеша, направились в нашу сторону. Кони испуганно захрапели и стали пятиться.

— Если вы не ехать добровольно, мои «хеты» сделать это силой. — Победно произнёс шаман и захохотал, наслаждаясь произведённым эффектом.

«Хеты», как назвал их шаман, были уже в пяти метрах от нас, когда мы вскочили в сёдла и, развернув коней, пустили их в галоп, стараясь как можно скорее убраться из этого посёлка, где привечают оживших мертвецов.

— Вы уезжать далеко! Далеко! — Нёсся нам в след издевающийся вопль шамана.

Отъехали мы, наверное, на километр, поддерживая бешеный темп скачки, когда я натянул поводья и резко остановил коня, отчего он зафыркал и замотал головой, словно предупреждая, что следующий раз мне это с рук не сойдет, и он меня выбросит из седла, встав на дыбы.

Сонька среагировать не успела, и её конь провёз ещё метров десять, прежде чем она смогла его остановить и повернуть в мою сторону. Я уже спешился, когда она неторопливо подскакала ко мне:

— Ты чего?

— Нам надо вернуться. — Невозмутимо заметил я, хоть и понимал, какую бурю эмоций вызовет эта моя безобидная на первый взгляд фраза.

Так и получилось.

— Ты сдурел? — Выпучила глаза Сонька. — Может, ты не заметил, но там были зомби! — На последнем слове её голос сорвался на визг, и я удивлённо посмотрел на неё. Всякое бывало в Зоне, но всегда она держала себя в руках и сохраняла невозмутимость. — И может, ты не заметил, но по скорости они почти не уступали обычному человеку. Ты понимаешь, что это значит?

— Те же три пули в голову. — Так же невозмутимо ответил я, хотя всё прекрасно понимал. Если они соберутся таким же количеством, что и в Зоне, то пройдут как нож сквозь масло сквозь все заслоны. Как саранча пожрут всё и вся. — Ты лучше скажи, у тех двоих, не эвенков, ты ничего подозрительного не заметила?

— Мне прямо до тех двоих было. — Уже более спокойно проворчала Сонька. — Ты мне лучше скажи, откуда здесь зомби? Зона что, и в эту эпоху уже была? Так вроде и регион другой…

— Не знаю. — Честно ответил я, прерывая её затянувшиеся размышления. — Меня, если честно, эти зомби волнуют в данный момент меньше всего. Меня волнуют те двое, а точнее один из них. Блондин. Что-то с ним или что-то у него, что меня влечёт, понимаешь? Я не могу это пустить на самотёк.

— Тебя к нему тянет? — Ехидно усмехнулась Сонька. — Это любовь. Смотри, Максим, я ревнивая.

— Ха-ха-ха! — Отчеканил я, даже не улыбнувшись. — В общем, делаем так: сейчас стреноживаем коней, оставляем их здесь, слегка перекусываем и возвращаемся к деревне эвенков, когда стемнеет.

— Совсем сдурел. — Проворчала Сонька, но, тем не менее, повела своего коня вслед за мной вглубь тайги. — То вглубь Припяти тащишь из-за пустяка, то здесь прямо в мерзкие лапы зомби лезешь. Что за шило у тебя в… одном месте?

— Говорю же, — не оборачиваясь, вновь начал я объяснять. — Меня словно магнитом тянуло к тому блондину. Вот я и хочу выяснить, что это было. Сейчас это прошло. — Я прислушался к своим ощущениям. — Ну, почти прошло, а тогда… Короче, подберёмся как можно ближе, ты останешься меня прикрывать, а я слазаю и поговорю с ним. Хорошо?

— Я уже достаточно долго с тобой, чтобы понять, что проще согласиться, чем спорить. — Хмыкнула Сонька. — Ну, стой уже, здесь оставим коней.

К посёлку эвенков мы подходили уже в полной темноте. В темноте, конечно же, для самих эвенков. Наше ночное зрение осталось при нас, не смотря на то, что глаза стали обычными. Как такое возможно, я, если честно, не понимал, всегда полагая, что именно специфическое строение зрачка, сужающегося при ярком свете и расширяющегося в темноте, позволяет видеть ночью. А тут и глаз вроде бы человеческий, и видно ночью достаточно приемлемо. Красота! Может ещё попросить Второго сделать так, чтобы все мутанты Зоны принимали меня за своего? Тогда рейды по Зоне вообще прогулками в парке покажутся. Впрочем, наверное, об этом не стоит даже заикаться, а то кто знает, как у него с чувством юмора — сделает мутантом, тогда точно они за своего принимать будут. Обойдёмся.

Помнится, первую ночь в Киренске я ждал как дембель приказа, ведь Второй ничего не пояснил — вернул обычный вид глазам, а что там да как с самим зрением догадайтесь сами. Солнце село, когда мы въехали в Киренск, и из первого постоялого двора я выходил уже с замиранием сердца, ведь пока смотрели комнату да разговаривали с хозяином, должно было стемнеть. Я открыл дверь на улицу и на секунду замер, облегчённо выдохнув — всё было залито мягким серым светом.

И вот теперь мы осторожно пробирались по тайге к изгороди вокруг посёлка. Метрах в пятидесяти от забора я шепнул Соньке, чтобы ждала здесь, и двинулся дальше в одиночестве. Подкрался к забору, прислушался к звукам, доносившимся из-за ограды, и, ничего не услышав, легко перемахнул через добротную, но не очень высокую изгородь. Присел и замер, просидев так минут пять, просматривая видимое пространство и прислушиваясь ко всем доносившимся звукам. Деревня спала.

Я двинулся вдоль чумов к самому большому, где, как я думал, и должны были спать заинтересовавшие меня люди. По крайней мере, я на это очень рассчитывал. У искомого жилища меня ждало первое разочарование — у его входа сидел эвенк, причём сидел лицом именно ко входу. Это что получается, что те двое скорее пленники, нежели гости? Уже интересно. Ну что ж, прости эвенк! Не ожидавший никакой опасности со стороны мирно спящей улицы коренной житель беззвучно осел на землю, когда я его вырубил рукояткой пистолета. Постояв несколько секунд и вслушиваясь в тишину, я оттащил тело за чум и, отодвинув полог жилища, вошёл внутрь.

Двое мужчин спали на больших ковриках, сшитых из шкур волка, и моё появление их не разбудило. Вообще, обстановка в чуме была спартанская, если не сказать больше. Кроме шкур, на которых спали пленники, не было вообще ничего, даже личных вещей спящих. Складывалось такое впечатление, что отсюда просто вынесли всё. Тем не менее, спящие связаны не были. Так пленники они или нет? Надо не ошибиться, и строить разговор с правильной позиции. Решив, что, скорее всего они всё же пленники, которые пока не должны догадываться о своём пленении, я зажал рот блондину ладонью и толкнул его в плечо.

Блондин дёрнулся и открыл глаза, в которых плескался ужас, но, увидев моё лицо, сразу успокоился. Интересно, а кого он ожидал увидеть? Догадывается, что они пленники? Что ж, на этом и построю свой разговор. Я прижал палец к губам и блондин энергично закивал.

— Времени у нас мало. — Начал я, убрав свою ладонь от лица блондина. — Кто вы и как здесь оказались?

— Мы этнографы. — Быстро зашептал блондин. — Меня зовут Михаил, я из Томска, это — Указал он на второго спящего человека. — Мой коллега. Мы исследовали влияние падения метеорита на бытность коренного населения Сибири, как…

— Постой. — Прервал я его. — Вы здесь гости, или заложники?

— Кто? — Удивился Михаил.

— Ну, пленные. — Поправился я. — Гости или пленные.

— Я не знаю. — Погрустнел блондин. — Приехали мы сюда сами и сперва нас приняли достаточно тепло, как впрочем, это всегда бывает у эвенков. Они, знаешь ли, гостеприимный народ и…

— Не отвлекайся. — Вновь прервал я его.

— А потом сегодня началось что-то непонятное — нас лишили вещей под предлогом, что сегодня день духов, и все личные вещи должны лежать в центре посёлка. Они даже для виду кое-какие свои предметы обихода туда принесли, но я-то знаю, что нет никакого дня духа. А теперь ещё и охранник этот появился у входа… Кстати, где он?

— Отдыхает. — Коротко ответил я. — Они забрали абсолютно всё?

Я, оказавшись в чуме, вновь испытывал что-то вроде притяжения. Получается, если у них всё забрали, то влечет меня именно к человеку? Выяснить родословную?

— Нет. — Прервал мои размышления Михаил. — Они забрали только рюкзаки и оружие, а карманы не обыскивали.

— Ага? — Повеселел я. — А скажи, Михаил, нет ли у тебя в карманах какой-нибудь необычной вещи?

Михаил автоматически дотронулся рукой до нагрудного кармана и подозрительно уставился на меня.

— А что?

— Так вот, скорее всего, вас здесь из-за неё и задержали. И боюсь, забирать её у тебя будут завтра отнюдь не добровольно. — Я невесело хмыкнул. — Покажешь?

Михаил медленно залез в карман и вытащил небольшой брусок сероватого цвета, наподобие слитков, которые мы сдали в Киренске щёголю. Только здесь сразу было видно, что это не металл. Скорее уж пластик. А ещё я сразу понял, что меня манит этот серый прямоугольник. Оставалось разобраться, что это?

Я протянул руку:

— Можно?

— Конечно. — Михаил передал мне брусок и вздохнул. — Так что нам теперь делать? А если просто отдать его завтра утром? Что это? Оно мне и не нужно вовсе.

Но я его уже не слышал, на меня накатило ощущение дежавю. Накатило, словно морская волна, оставив ощущение свежести, и схлынуло. Я держал в руках самый настоящий артефакт Зоны. Что там говорил Второй: «…будет один на всю Сибирь, не ошибётесь». Да уж, действительно. Один, но тот ли? Неужели так повезло, что среди бескрайней тайги Сибири мы вышли на искомый артефакт, даже не встретившись с тем охотником, который его нашёл? Разве так бывает?

— Что? — Переспросил я Михаила, когда тот уже начал трясти меня за рукав.

— Я говорю, отдать его завтра, и все дела.

— Если бы всё было так просто, тогда вас бы не держали здесь так. — Я нехотя вернул артефакт владельцу. — Боюсь у шамана на вас свои планы, и далеко не такие радужные. Собирайтесь, надо уходить отсюда, пока охранник не очнулся.

Михаил потянулся, было к товарищу, чтобы разбудить, но я остановил его, решив выяснить самое главное сейчас.

— Ещё вопрос, где ты взял эту вещь?

— Обменял на английское ружьё с увеличением у какого-то охотника у Подкаменной Тунгуски. Он утверждал, что был ближе всего к метеориту и первый пришёл к месту падения. Говорит, там это нашёл. Я ему верю, потому что не знаю, что это за материал.

— Хорошо. — Улыбнулся я про себя. Всё сходится. — Буди коллегу, будем уходить.

Пока разбуженный коллега приходил в себя, я решил выяснить у Михаила ещё один терзавший меня вопрос.

— Михаил, ты видел у них зомби, ну, оживших мертвецов. — Поправился я. — Он ещё называл их «хетами». Что это, откуда?

— Я не знаю, я всегда считал это не более чем легендой. — Этнографа заметно передёрнуло. — Понимаете, каждая этническая группа имеет в своих преданиях нечто подобное и многое другое, но не верить же всему. Да и как в такое поверить?

Здесь я конечно с ним был полностью согласен.

— «Хет» — восставший из могилы человек, лишённый сердца и отданный духами шаману. — Словно бы процитировал Михаил и закончил с омерзением. — Какой ужас. Только нам никто не поверит.

— Не об этом ты должен сейчас думать. — Жёстко оборвал я его, заметив, что его товарищ уже готов к выходу. — А о том, чтобы унести ноги как можно быстрее, прежде чем они заметят вашу пропажу.

Мы поднялись и я, отодвинув полог, первым вышел на улицу. Вышел и замер, как впрочем, и вышедшие следом за мной этнографы — всё пространство перед чумом было заполнено народом, а в самом центре стоял и злорадно скалился шаман. Вот это влипли! Как же это я не услышал даже шороха, ведь столько народа?

— Я предупреждать, чтобы вы уезжать далеко! — Палец шамана, словно пистолет, уставился мне в грудь. — Зря не слушаться!

Очень мне не хотелось применять в прошлом оружие, но по видимому мне просто не оставили выбора, так как с боков к нам стали заходить охотники с короткими копьями. «Хетов» почему-то шаман при нашем захвате не использовал. Их вообще в толпе эвенков я не заметил. Я сунул руку в карман, но не успел, кто-то приложил меня по затылку, подкравшись сзади.

Пришёл я в себя, как мне показалось, достаточно быстро, но все равно уже связанным. Рядом вязали этнографов. Спина ощущала что-то твёрдое, по всей видимости, меня привязали так же, как и учёных — к бревну. Так и оказалось — закончив нас связывать, эвенки по приказу шамана подняли нас и брёвна стали столбами, быстро вкопанными в землю и утрамбованные вокруг какими-то колотушками. Мы оказались в полувисячем положении и связанные запястья от груза собственного тела быстро начали затекать. Коллега Михаила, так и оставшийся для меня инкогнито, попробовал, было дёрнуться, но получил существенный тычок в бок и успокоился, видимо потеряв сознание.

Народ начал расходиться, и вскоре на вытоптанной поляне осталось только шестеро охотников с луками и короткими копьями, да шаман. Я висел, ожидая, когда Сонька придёт на помощь. А что мне ещё оставалось?

Не знаю, на что рассчитывал шаман, но по моим прикидкам шестерых охранников было ой как мало, если знаешь, что кто-то остался на свободе, а не висит сейчас как мы, привязанный к столбу. Толи он посчитал Соньку обычной слабой женщиной и рассчитывал, что она не придёт, толи подумал, что шестерым здоровым мужикам вполне под силу справиться с явившейся на выручку подругой того, кого «нет в костях». В любом случае опрометчиво, так как неизвестно, сколько она человек ещё может с собой привести. Нет, мне, конечно известно — никого, но шаману-то, откуда это знать? Или знает? Тогда совсем грустно.

Эвенки-охранники развели вокруг вкопанных столбов небольшие костерки, и мы теперь находились в самом центре освещённой площадки. Тяжело Соньке будет к нам подобраться, особенно незамеченной.

Незамеченной она подбираться не стала — что-то промелькнуло у меня над головой и я ослеп, запоздало сообразив, что это была слеповая граната. В поднявшемся хаосе криков и какого-то постукивания я ощутил удар по столбу, на котором висел, и мои руки освободились. Я стряхнул остатки перерубленных Сонькой верёвок и часто заморгал, пытаясь избавиться от белой пелены, стоящей перед глазами. Раздалось ещё два тупых удара, видимо Сонька освобождала этнографов.

— Дай руку. — Раздался её голос у самого уха.

Я протянул ладонь и в неё вложили ещё одну, явно мужскую. Глупо хихикнув, я представил себе со стороны картину, как девушка ведёт за руку ослепшего мужика, у которого в руке ещё один ослепший, у которого ещё один. Мою вторую руку тоже обхватили пальцы, на сей раз явно Сонькины, и она крикнула:

— Бежим!

Мы побежали. Правда, недолго, буквально секунд тридцать. Я к этому времени начал уже вполне сносно различать силуэты чумов, людей и маячившей впереди ограды, да и этнографы, я почувствовал, стали увереннее переставлять ногами. Сонька вскинула автомат, держа его одной рукой, и дала короткую очередь. Пули легко прошили шкуры ближайшего чума и послышались стоны, а выскочившие, было, нам наперерез эвенки, бросились обратно. Путь к ограде был свободен, и мы, по мере сил и медленно восстанавливающегося зрения, бросились к спасительному рубежу.

Ритмичный гул усилился, и я невольно оглянулся, щурясь, чтобы лучше увидеть происходящее за спинами. То, что я увидел, мне совсем не понравилось. Нас преследовали «хеты». И не двое, которых нам показал шаман при первом знакомстве, а пятеро. И не ковыляли, с трудом переставляя негнущиеся ноги, а бежали практически так же быстро, как и мы. Я припустил ещё сильнее и практически перелетел через ограду. Следом за мной перелезла Сонька и Михаил, а вот его коллега поступил опрометчиво: заметив, что я оглянулся, он последовал моему примеру, но ничего хорошего из этого не вышло. Этнограф споткнулся и потерял драгоценное время. Он ещё успел подняться и даже успел добежать до ограды, но вот дальше его везение кончилось. Сразу трое «хетов» уцепились за его одежду и практически скинули с забора. Михаил дернулся, было обратно к забору, но тут раздался дикий, полный ужаса и боли крик и сразу тишина, резкая и оглушающая. Да, эти «хеты» расправляются со своими жертвами ещё быстрее, чем зомби Чернобыльской Зоны отчуждения.

Двое мертвяков, не задействованные в разделке коллеги Михаила, уже лезли через забор и мы с Сонькой схватили этнографа за руки и практически волоком потащили в тайгу. Метров через пятьдесят Михаил, наконец, начал соображать и побежал сам. Вовремя, потому как двое «хетов» практически наступали нам на пятки, да и остальные трое уже спешили по нашим следам. Нам бы хоть пять минут передышки, чтобы подготовиться к встрече этих бестий, а так… А так мы продолжали бежать, в надежде, что выиграем по скорости хоть сколько-то, чтобы развязать коней и ускакать от этих быстрых зомби. Благо, бежать было недолго, и выдохнуться мы не успели. Ну, кроме этнографа — тот, не привыкший к таким перемещениям, дышал тяжело и с придыхом.

Мы пробежали низину, густо заросшую папоротником, и взбежали на небольшой холм, на котором оставили стреноженных коней и невольно остановились. Нет, кони были на месте, но вот около коней удобно расположились шесть человек. Я быстро окинул взглядом поляну — все шестеро были явно из организации, представляющей закон. Уж не знаю, полиция, тайный сыск или какая другая структура, но то, что именно оттуда, не вызывало никаких сомнений.

Пистолеты были уже направлены в нашу сторону, словно нас ждали. Впрочем, мы, убегая от «хетов», издавали такой шум, что не услышать нас мог только глухой.

— Не двигаться! — Заявил один из законников.

Мы замерли, и я чертыхнулся. Только что радовался, что оторвались достаточно, чтобы успеть развязать коней и ускакать отсюда к чёртовой матери, а тут такое… Точнее такие. Михаил попробовал, было рассказать, что за нами гонятся зомби, но ему приказали заткнуться.

Собственно, выбор у нас был невелик: сдаться на милость местного закона и сгинуть в одном из многочисленных рудников восточной Сибири или бежать. Мы выбрали второе, благо представители закона допустили грубейшую, на мой взгляд, ошибку — вместо того, чтобы сделать засаду и подождать, пока мы полностью не отвлечёмся от окружающего, занявшись развязыванием коней, они сидели и ждали. Поэтому и расстояние между нами было довольно приличное — не меньше десяти метров. Не думаю, что кто-то из них обладал реакцией быстрее нашей и стрелял точнее, поэтому, как только Сонька крикнула «бежим!», мы развернулись и бросились вниз по склону, петляя меж деревьев.

Вслед загремели выстрелы, но как я и ожидал, стрелками они были неважными, и никто из нас не упал, раненный пулей закона. А может, на точности стрелков сказался тот факт, что тайга была погружена в ночную мглу. Оставалось решить один нюанс: где-то там, впереди, нам на встречу бежали «хеты». Поэтому, едва достигнув низины, я крикнул Соньке, чтобы она сворачивала. Направление я ей указывать не стал, да и какая разница куда сворачивать, если всё равно не знаю местности. Главное скрыться от преследователей, а там разберёмся — по мху, солнцу или звёздам вернёмся в Киренск, а оттуда будем пробираться ко входу в лабиринт минотавра. Может и карту удастся прикупить, если таковые в этой эпохе имеются. Второй, конечно, говорил что-то про чувство направления, но пока что-то оно молчит. Было бы здорово конечно, если бы прямо сейчас знать, в какой стороне вход в лабиринт минотавра и бежать туда — рано или поздно придём, а так… А так пока нужно просто бежать подальше и от полиции, и от зомби.

Видимо охотившихся за нами законников оказалось гораздо больше, чем шесть человек. То была просто вершина айсберга. Может, они просто первыми наткнулись на стоянку наших коней и послали гонца с донесением, да не успели дождаться ответа. Однако минут через десять где-то справа взревели рожки, и до нас донёсся многоголосый лай охотничьих собак и замелькали редкие огни факелов. В который уже раз за последнее время я оказываюсь в роли дичи. Ох, не нравится мне эта тенденция.

Мы подались влево, но, почти сразу выбежали на выломившихся их кустов «хетов». Как они угадали, куда мы бежим и догадались срезать путь, а не идти точно по следам, осталось загадкой, и ломать голову над ней было совершено некогда. Я, вырвавшийся немного вперёд и задававший темп бегу, увернулся от размашистого взмаха конечностей зомби и, вновь сменив направление бега, пустился наутёк. Сонька и этнограф последовали моему примеру и теперь бежали, практически наступая мне на пятки.

Загоняли нас грамотно, обкладывая со всех сторон, словно сговорившись. Хотя, как могли договориться между собой законники и зомби, подчинявшиеся только шаману? Это у меня в голове не укладывалось.

Всё встало на свои места, когда выбежав на небольшую поляну мы обнаружили на ней небольшой охотничий домик. Сил бежать дальше не было не только у неподготовленного этнографа, но и у нас с Сонькой.

— Надо принимать бой. — Выхаркнул я. Возражений не последовало, все были измотаны до предела.

Забежав внутрь и забаррикадировав дверь, используя вместо засова крепкое полено, мы огляделись: два окошка — на север и на юг, да лестница ни низкий чердак.

— У тебя оружие есть? — Окликнул я Михаила, который стоял опёршись спиной о стену и тяжело дышал.

— Нет. — Замотал он головой. — Я же говорил, отдал эвенку взамен метеорита.

— Какого метеорита? — Заинтересовалась Сонька, уловив отголоски интересующей нас темы.

— Не сейчас. — Оборвал я её. — Ты, Михаил, посиди тогда в сторонке, а лучше заберись на чердак, и предупреждай нас о направлениях атаки, там наверняка хватает щелей во все стороны света. Благо уже скоро рассвет и различить контуры нападающих ты сможешь.

— Хорошо. — Коротко кивнул этнограф и скрылся на чердаке. Молодец, не трусит.

Я забрал у Соньки пистолет, оставив ей пистолет-пулемёт, с которым у неё в последнее время получается обращаться всё лучше и лучше, и встал у северного окна. Свой пистолет, равно как и ножи, остались навсегда в деревне эвенков, конфискованными шаманом, когда нас привязывали к столбам. Жалко ножи, где я теперь «синьку» возьму, чтобы сделать себе новые ножи. Артефакт этот был достаточно редким, а в последнее время я вообще не слышал, чтобы кто-нибудь его находил. Как отрезало.

Конечно, у нас был запасной вариант — забрать у этнографа артефакт и перенестись в Зону, но воспользоваться я им не спешил. Во-первых, как-то не лежала у меня душа бросать Михаила на растерзание законникам и «хетам», во-вторых, неизвестность всегда пугает, а где мы окажемся в Зоне неизвестно, и, в-третьих, оставался вариант, что мы сможем отбиться. По крайней мере, от зомби. С местным населением мне воевать как-то не хотелось.

Но воевать нам не пришлось. Лай и звук рожков донёсся уже совсем рядом и на поляну высыпала цепь людей с ружьями и пистолетами. Впереди на поводках у некоторых людей неслись собаки. С другой стороны леса выбежали пять «хетов». Две силы замерли друг перед другом. Казалось, даже зомби были изумлены встрече, не то, что люди. Собаки дико завыли и заскребли лапами, срываясь с поводков. Полицейские попытались заговорить с незваными гостями, но те, увидев новое препятствие на пути к добыче, на которую им указал шаман, попёрли на цепь людей.

Первыми не выдержали люди, державшие собак. Они бросили поводки и зачарованно смотрели, как прут друг на друга странные люди с потрескавшейся, словно старая замша, кожей и собаки. Через пару секунд на поляне образовалась свалка и мешанины тел. Некоторые полицейские стали стрелять, но куда они попадали, было не ясно. Вскоре я заметил, что собак стало значительно меньше, их растерзанные тела валялись у ног пятёрки зомби. Казалось, их не остановить.

Полицейские тоже заметили потери в рядах собак и поняли, что псам не сдержать этих странных монстров, так похожих на людей. По взмаху человека в штатском вся цепь людей подняла ружья и выстрелила. Я видел, как пошатнулись «хеты», а двое из них, в кого попало больше всего пуль, даже упали. Собаки накинулись на упавших, и подняться им уже не дали, растерзав-таки двух «хетов» ценой собственной жизни. Оставшиеся трое выдёргивали по одному псу из свалки и разрывали их на части. Тем временем шеренга перезарядила ружья, и вновь раздался грохот нескольких стволов. Теперь повалились все трое зомби, но двое, зашевелившись, вновь начали подниматься. Третий остался лежать с размолотой от попадания крупнокалиберной пули головой.

Командир у законников был явно не дурак и заметил это, дав команду целиться в голову, но для этого людям надо было перезарядиться. «Хеты» такой возможности им предоставлять не собирались и попёрли на шеренгу, тем более что сдерживающего фактора в виде собак уже не было. Три человека слишком поздно заметили приближающихся зомби, или думали, что успеют перезарядить ружья и выстрелить, но так или иначе, «хеты» налетели на них и порвали в считанные секунды. Остальные успели вовремя отбежать и закончить перезаряжаться. Вновь раздался гром выстрелов и на сей раз оба «хета» упали и уже не встали.

— Ты это видел. — Раздался зачарованный голос Соньки у меня за плечом. Оказывается, она оставила своё окно и, затаив дыхание, смотрела на происходящее вместе со мной.

— Нет, простоял с закрытыми глазами. — Огрызнулся я, но отсылать её обратно к своему окну не стал. — Ну, что, будем стрелять людей?

— А у нас есть выбор? — Удивилась она.

— А, ты же не знаешь. — Устало поморщился я. — Михаил, спускайся сюда!

Этнограф не заставил себя долго ждать.

— Покажи брусок.

Михаил молча достал серый слиток и протянул мне.

— Это то, что мы ищем. — Даже не подумал прикоснуться к артефакту я.

— Ты уверен? — Прищурилась Сонька, разглядывая предмет в руках этнографа. — Впрочем, о чём это я, конечно ты уверен! Больше артефакту здесь взяться неоткуда.

— Вы о чём? — Михаил удивлённо переводил взгляд с меня на Соньку и обратно.

— Выходите с поднятыми руками! — Донеслось с улицы, и мы повернулись к окну. — Вы окружены. Сопротивление бесполезно. Обещаем справедливый суд.

Да, законники не стали терять времени даром и действительно окружили домик, в чём я не преминул убедиться, выглянув в соседнее окно.

— Михаил. — Обратился я к этнографу, придав голосу убедительности. — Времени мало. Предлагаю тебе сделку. Ты отдаешь нам этот предмет, а в замен получаешь порядка пятисот рублей. Мы отсюда уйдём, а к тебе у законников нет ничего. Скажешь, что вообще заблудился и вышел сюда случайно. Никого не видел, ничего не делал, ни в чём не виноват. Они по большому счёту охотятся на нас, так что думаю, у тебя проблем не будет.

— Я согласен. — Неожиданно для меня кивнул этнограф. — Но как вы уйдёте отсюда? Мы же окружены.

— Мы уйдём, можешь мне поверить. — Хмыкнул я. — Но не советую тебе рассказывать о случившемся кому бы то ни было. В лучшем случае засмеют, а в худшем — угодишь в клинику для душевнобольных.

— Почему? — Удивился Михаил.

— Увидишь — поймёшь! — Не стал ничего объяснять я. — Вот здесь все деньги.

Я снял с плеча свой рюкзак, забитый деньгами, вытащил несколько своих вещей и переложил в Сонькин. Передал рюкзак этнографу. Тот как-то отстраненно принял его и в упор посмотрел на нас:

— Кто вы? Я же не дурак и понимаю, что ночью по тайге невозможно так быстро бежать ничем не освещая себе путь.

— Это не важно. — Вздохнул я. — Важно то, что этому предмету здесь не место и, главное, не время!

Мы с Сонькой взялись за артефакт, оказавшийся неожиданно тёплым, посмотрели друг на друга и подумали о Зоне, услышав на прощание повторное предложение от законников выходить с поднятыми руками.

 

Возвращение

Зона! Я прислушивался к себе и не мог понять, что ощущаю: радость оттого, что выбрался живым из очередной передряги или огорчение вперемешку с беспокойством от неизвестности — куда нас выбросило? Радость от возвращения в родное время или сожаление об упущенных приключениях и знакомствах — ведь так и не удалось поговорить с тем охотником, который всё видел и первым прикоснулся к этому артефакту.

Подобное смятение была отражено и на лице Соньки. Наверное, оттого мы долго молчали, приходя в себя и потихоньку осматриваясь вокруг. Самое страшное — неизвестность, осталось позади. Нас не выбросило в логово чёрных псов или в один из энергоблоков ЧАЭС, нас не разорвало от переизбытка каких-либо энергопотоков артефакта при переброске, и даже время суток пошло навстречу, подкинув полдень. Гадать, полдень какого числа было абсолютно бесполезно, да и не важно сейчас.

Немного огорчала местность, которую я перед собой видел, но это уже, так сказать, придирки. Всё пространство вокруг нас было покрыто болотиной с редкими и чахлыми деревцами, и лишь с северной и западной стороны по самому горизонту тянулась жёлто-зелёная полоска настоящего леса. Видно было достаточно далеко, так как мы сидели на какой-то довольно приличной возвышенности, оказавшись примерно посередине между болотом и вершиной холма. Сухая, нагретая солнцем земля позволяла нам просто сидеть, вздыхая и никуда не торопясь.

— Мы дома? — Наконец спросила Сонька и пододвинулась поближе.

— Похоже. — Понюхал я воздух, словно он должен здесь пахнуть по-особому, и обнял её. Пахло здесь конечно не так как в тайге, но это был обычный запах болотистой местности — влажный и кислый. Я кивнул на вершину холма. — Поднимемся?

— Конечно, только давай чуть попозже. — Согласилась Кулачёк и прижалась крепче. — Что за жизнь у нас такая? Бегаем, стреляем, убегаем… Надоело.

— Не переживай, скоро всё кончится. — Попытался успокоить я её и нежно поцеловал. — Скоро уже придём к лабиринту.

— Я о глобальном. — Вздохнула Сонька. — Ничего не кончится, пока мы сами не захотим этого и не вырвемся из Зоны отчуждения навсегда.

Я удивлённо посмотрел на девушку. Всякие мысли посещали головы сталкеров, но чтобы хоть кто-то хотел добровольно покинуть Зону — об этом я не слышал. Я прислушался к своим ощущениям и с удивлением понял, что и во мне что-то сломалось. Нет, у меня не появилось такого горячего желания прямо сейчас вырваться из Зоны, но и если бы это случилось — я бы не рвался обратно. Забавно, получается, Зона действительно как наркотик вызывает привыкание? Надо спросить об этом эффекте Второго.

Мы посидели ещё немного, наслаждаясь довольно редким для Зоны явлением — спокойствием. Абсолютно чистое от облаков небо радовало нас солнечными лучами и если закрыть глаза, то можно было легко представить, что мы на море. Мутанты тоже не беспокоили нас своим присутствием. Но всё это великолепие легко рушилось, стоило открыть глаза и взглянуть на болото — одно из самых опасных мест запретной территории Чернобыля, а если это ещё в совокупности с тем, что мы не знаем в какую сторону идти, то становится совсем тошно. Я вздохнул. Сидим, конечно, хорошо, но нужно идти. Мы поднялись на вершину холма и огляделись. Сейчас бы не помешали наши винтовки с оптикой, вид открывался просто великолепный, и можно было сразу отсюда разработать маршрут движения, тем более что сторону, в которую идти, я кажется, знаю. На самом горизонте северо-западного направления из-за деревьев виднелась характерная труба четвёртого энергоблока ЧАЭС. Конечно, расстояние было большим, и я мог ошибаться, но Сонька меня поддержала. Впрочем, выбора у нас особо и не было — других ориентиров всё равно нет.

— Ты чего? — Окликнул я замершую Соньку.

— Думаю. — Хмыкнула она. — Я, кажется, знаю, где мы находимся. Если вон то действительно труба ЧАЭС, то мы на болотах между Чапаевкой и посёлком Кривая гора, а это — потопала она ногой по земле. — Гора Соломье, урочище среди болотины.

— Тоже мне, гора. — Я придирчиво обвёл взглядом не сильно высокий холм.

— Уж какая есть. — Улыбнулась Сонька. — Как пойдём?

— А какие варианты? — Уточнил я, не имея ни малейшего представления о расположении указанных ей ориентиров.

— Можно двинуться строго на восток и выйти к Чапаевке. Там купить оружие, еду, ну всё, чего у нас сейчас нет, а потом спокойно двинуться вдоль дороги к Зимовищу. Можно на запад до Кривой горы, но сомневаюсь, что там мы найдём сталкеров, у которых можно что-то купить. Можно на север. Выйти на дорогу между Чапаевкой и Зимовищами, и по ней двигаться к лабиринту, но тогда мы тоже врядли сможем закупиться.

— Подожди. — Задумался я, пытаясь в голове нарисовать предполагаемые маршруты. — По твоим рассуждениям получается мы где-то недалеко от входа в лабиринт?

— Ну, относительно. — Протянула Сонька.

— Тогда ещё вопрос, в какую сторону болото короче всего?

— Вроде на север, но я не уверена. — Задумалась Сонька. — Да, скорее всего туда.

— Ну, тогда так и пойдём.

— Без еды придётся идти. — Прищурилась Сонька. — Да и арсенал у нас невелик, только пистолет и МР–5. Уверен?

— Ну, так и до Чапаевки добираться придётся в тех же условиях. — Начал я перечислять плюсы и минусы маршрута. — И если посчитать километры отсюда до Чапаевки и отсюда до дороги равными, то получается, что мы прилично выигрываем по времени. Тем более что там нам придётся идти не по лесам, а по дороге, что намного проще, как ни крути. Да и вообще, ты знаешь, мне надоел тот факт, что прежде чем добраться куда-то, мы идём сперва совсем в другую сторону. Давай хоть раз пойдём именно туда, куда нам надо. Тем более что шанс что-то купить на дороге, достаточно велик.

— Там велик шанс и на мародёров нарваться. — Напомнила Сонька. — Но в целом ты, наверное, прав, так и пойдём. Только вот когда выходить будем? Я не уверена, что мы к заходу солнца успеем миновать болота.

— Не уверена, значит пойдём завтра. — Поставил я точку в размышлениях. — Рисковать не будем.

— Согласна.

Костёр нам развести не удалось — на холме росло лишь несколько чахлых деревьев и совершенно не было сушняка, поэтому к утру мы основательно продрогли от влажного осеннего воздуха, и я даже пару раз не выдерживал и делал несколько кругов по вершине холма в попытке согреться. Получалось, но ненадолго, и к рассвету мы успели несколько раз пожалеть, что не отправились в путь сразу же, как только телепортировались из сибирской тайги. Сейчас бы сидели у костра где-нибудь у дороги и в ус не дули. Впрочем, была вероятность, что сейчас нами бы обедала какая-нибудь болотная тварь, так что будем считать, что решение мы выбрали верное.

Утро нас встретило слепящими лучами восходящего солнца и странными звуками: сначала я думал, что это кукушка завела свою дробную песню, но трель становилась всё протяжнее и длиннее, словно играла старая пластинка на древнем патефоне, у которого кончается завод. Минуты через три до нас донёсся раскатистый грохот взрыва, и всё смолкло.

— Опять воюют. — Полувопросительно, произнёс я, настороженно осматривая окрестности, но вблизи всё было спокойно.

— Хорошо хоть, что не на севере. — Оптимистично заявила Сонька, тоже оглядываясь по сторонам. — Давай рюкзак я понесу, а потом устану — поможешь.

Я попробовал поспорить, утверждая, что и сам его всё время прекрасно понесу, но как всегда она осталась непреклонна.

— Война быстротечна. — Отдав рюкзак, пожал я плечами, возвращаясь к прерванной теме. — Так что надо уже выходить.

И, тем не менее, мы просидели ещё около часа в ожидании, пока солнце поднимется достаточно, чтобы утро окончательно вступило в свои права и загнало ночных тварей болота по своим норам. Мы наблюдали, как зеленоватая болотная жижа начинает светлеть, а затем и алеть, отражая восходящее солнце и ярко-алое небо. Лишь дождавшись, когда розовый диск пожелтеет, мы снялись с места и начали спускаться к подножию холма с северной стороны.

Зона ожила. На смену ночным тварям вылезли дневные и окрестности наполнились различными звуками. Оставалось надеяться, что дневные монстры менее кровожадны, чем ночные. У самой кромки воды, когда ботинки начали уже проваливаться по щиколотку во влажную землю, мы остановились, не решаясь вступить на этот опасный путь. Наконец, выломав небольшое чахлое деревце и избавив его от веток, превратив в некое подобие посоха, я двинулся вперёд, осторожно ощупывая обманчивую поверхность земли и воды, и стараясь двигаться от кочки к кочке. Сонька шла по моим следам.

Когда-то здесь наверняка был лес. Пусть не глухая тайга как в Сибири, но всё же лес. Сейчас, по мере углубления в болото, нам всё больше попадалось трухлявых пней, коряг и прочего древесного хлама. Идти становилось всё тяжелей, и я уже не жалел, что мы не вышли вчера. Такими темпами нам бы до вечера выбраться на дорогу и то счастье. Приходилось то перелазить через гнилые стволы деревьев, то обходить особо крупные завалы, а иногда и подныривать под них.

Часа через два такого черепашьего бега с препятствиями я выдохся. Мы расположились на более-менее сухом участке земли и тяжело дыша, привалились спинами к полусгнившей коряге. Штаны от ботинок и до колен были насквозь пропитаны зеленоватой болотной водой, в ботинках хлюпало. Тот ещё денёк предстоит. Но пока я ничего опасного, отчего можно было считать болото самым гиблым местом Зоны, не заметил. Старые знакомые аномалии, выявленные с помощью бросков всяких гнилушек, мы заблаговременно обходили, зомби, оборотни и прочие мутанты не встречались.

Отдохнув минут двадцать, мы снова двинулись в путь. Небо подозрительно быстро начало хмуриться — мало нам воды под ногами, так ещё и сверху польётся. Действительно, как бы я не морщил нос, но меня никто не спросил — через пять минут начало моросить, а ещё через пару минут уже вовсю поливало, снизив границу видимости максимум до тридцати шагов. Мы вновь вынуждены были остановиться, идти в таких условиях по болоту было равносильно самоубийству, а если ещё вспомнить, что это было болото Зоны, то вообще…

Наверное оттого, что всё вокруг было грязно-зелёного цвета мы и пропустили тот момент, когда капли тоже стали зеленеть и очнулись только тогда, когда по плечам и макушке забарабанили изумрудные градины. Мы с Сонькой дёрнулись, было, и тут же обречённо сели обратно на короткое полусгнившее бревно. Куда тут спрячешься? Хоть бобром в землю зарывайся. Тьфу ты, и мысли полезли в тему, как бы действительно после болотного града в бобра не превратиться. От безысходности я накинул капюшон, хоть градины не так больно бить по макушке будут. Сонька, посмотрев, последовала моему примеру. Так мы и просидели до окончания стихии — через пять минут зеленоватые тучи начали рассеиваться, и вскоре вновь засияло солнце. От наших курток стал подниматься пар.

— Знаешь, — Неожиданно начала Сонька. — Если я начну мутировать, пристрели меня, пожалуйста.

Она протянула мне автомат, и я машинально взял его. Спохватился и попытался вернуть:

— У меня же пистолет есть. — Смотреть на Соньку было невыносимо больно, разве смогу я нажать на курок, если она начнёт мутировать? Я не знал ответа.

— Для надёжности. — Категорично отказалась она принимать автомат обратно.

Тогда я вытащил пистолет и рукояткой вперёд передал его Соньке:

— Ты знаешь что делать.

Мы грустно улыбнулись друг другу. Думать о мутациях не хотелось, но мысли упорно возвращались к тому несчастному, который вышел однажды к нашему посёлку после болотного града. Вышел, выполз, зелёный и морщинистый. Его не бросили и попытались хоть как-то облегчить его муки, но он начал обрастать шипами и наростами и кидаться на сталкеров. Я слышал, что его всё-таки пристрелили.

— Ну, всё! Хватит хандрить! — Хлопнул я себя ладонями по коленям и поднялся. — Пора в путь. Что мы скисли, ведь о мутациях бывалого сталкера после болотного града известен только один случай, а все остальные не претерпели никаких изменений, так что и с нами ничего не будет. Вставай, говорю, пошли!

Сонька нехотя поднялась и, едва переставляя ноги, поплелась за мной. Я понимал её чувства, но старался выкинуть все дурные мысли из головы. Сейчас главное — это выбраться живыми из этих болот, тем более что по большому счёту от нас теперь ничего не зависит. Пойдёт мутация или нет, ведомо только Зоне. Поэтому я упорно двигался вперёд, тщательно исследуя посохом болотную жижу, в которую собирался наступить и тащил за собой Соньку, не давая ей остановиться и скиснуть окончательно.

Неладное я почувствовал часа через полтора после того, как нас накрыло болотным градом. Спина просто оледенела от чьего-то пронзительного взгляда и волосы на затылке зашевелились, словно стараясь скрыться от такого пристального внимания. Я медленно обернулся и удивлённо замер — виновник, а точнее виновница моего беспокойства, была Сонька. Она как-то удивлённо и испуганно смотрела на меня, а в её руке мелко подрагивал пистолет, направленный мне прямо в грудь. Я сразу всё понял — никаких признаков мутации у неё видно не было, а об умственных мутациях в отдельности от физических мне слышать не доводилось. Значит, начал меняться я. Медленно поднеся руки к лицу, я не смог сдержать отчаянного стона — всю кожу покрывали зелёные пятна, быстро расползающиеся на всю поверхность кисти. Прямо на глазах мои руки стали абсолютно зелеными, и думаю лицо у меня сейчас такого же цвета. Тем временем в локтях что-то кольнуло и, прорвав куртку, наружу вылезли острые зелёные шипы.

А Сонька всё стояла и с ужасом смотрела на мои превращения, не решаясь нажать на курок, и не знаю, решится ли? Каково это, выстрелить в любимого человека? Кому из нас будет больней? Возможно, она так и не нажмёт на курок и обречённо подставит шею моей когтистой лапе, когда я закончу мутировать и нападу на неё. Нет, только не это! Я принял решение и, сделав вид, что потерял над собой контроль, резко вытянул руки и отрывисто шагнул к ней, моментально сблизившись почти вплотную.

Сонька, не успевшая ещё решить для себя, что делать и как быть со своей совестью, любовью и ещё не понять с чем, вздрогнула и автоматически дёрнула за курок. Пуля, ударившая в грудь практически в упор, отбросила меня на пару метров, и я упал спиной в болотную жижу. Спина сразу намокла, а глаза залило брызгами, поэтому я не видел, а только слышал быстрые хлюпающие звуки убегающего человека. «Куда же ты так быстро бежишь» — Устало подумал я. — «Так двигаться в болотах опасно, а меня что бояться, я уже не встану». По крайней мере, я очень на это надеялся — не хотелось бы, чтобы моё тело в том или ином облике шлялось по зоне и пугало сталкеров. Грудную клетку, куда попала пуля, нестерпимо жгло. Я напрягся, пытаясь рассмотреть рану, но лишь обессилено рухнул обратно в воду. Оно и к лучшему, зачем мне это теперь?

Болотная вода уже не доставляла никакого дискомфорта, даже наоборот, непонятно откуда взявшиеся волны плавно покачивали меня, словно убаюкивая, и я поддался их уговорам и уснул, не заметив, как и когда пропала боль в груди. Мне снилось, что я беркут. Я парил над небольшим лугом, редко поросшим чахлыми деревьями и пересекаемым кривой дорогой. Наверное, я ловил мышей. Я прислушался к своим ощущениям, но голода не заметил. Тогда я просто отдался во власть ветра и стал получать наслаждение от полёта. Вспомнились сны детства, где практически каждую ночь снилось, что я лечу или падаю. Падать я не любил, но тогда от меня ничего не зависело. Теперь же я чувствовал каждую мышцу этой дикой птицы, которая мне снилось. Вот я немного шевельнул крылом и поднялся на пару метров повыше, шевельнул хвостом и заложил крутой вираж, пугая мелкую живность снизу. Порывы встречного ветра плавно обтекали мои совершенные формы, лаская перья.

Я захотел подняться выше, затем ещё выше и ещё. Вскоре дорога, пересекающая луг, превратилась в тонкую змейку, петляющую меж пожухлой осенней травы, но это мне не мешало видеть всё так же остро, как раньше. Сразу стало видно, что луг совсем небольшой и по обеим его сторонам властвует болото. Глаза острым зрением выхватывали всё живое, что копошилось внизу и до которого мне, сытому, не было никакого дела. Вот стая чёрных псов гонит двух сталкеров. Умело гонит, словно заканчивали специальные курсы по загону двуногих. Вот десяток зомби чавкают по самому краю болота движимые одной им ведомой целью. Вот юркнула упитанная мышь, но я даже крылом не повёл — пусть пока бегает, я прилечу завтра.

Я беркут! Я всё знаю о высоте и полёте. Спросите меня, как набрать высоту, не затратив никаких усилий, и я расскажу вам, как ловить встречные потоки ветра, играя ими, словно бард на своей любимой гитаре. Спросите меня, как пролететь через всю территорию, которая зовётся запретной с юга на север и не устать, и я расскажу вам обо всех точках высоты, пролетая через которые ощущаешь прилив сил.

Я беркут! Спросите меня! Я вновь делаю крутой вираж, оглядывая теперь пространство высоты, и не нахожу вокруг ни одной птицы. Да, меня никто не спросит, потому что те, кто мог бы спросить, сюда не залетают, а те, кто залетает — уже сам всё знает не хуже меня.

Тем временем картинка внизу изменилась — охотники превратились в дичь, когда два сталкера выбежали к таким же, как они двуногим и совместными усилиями принялись расстреливать чёрных псов из автоматов. Стая, до этого действующая так слаженно, сломалась, и каждый принялся спасать свою шкуру. Десять оживших мертвецов свернули с болота, и вышли на дорогу, теперь целенаправленно топая по ней к горизонту.

Я беркут! От скуки я возомнил себя опытным беркутом-шахматистом, решившим проверить, а что будет, если поменять их местами? Я закрыл глаза и сделал мысленную рокировку, отправляя зомби прямо под огонь автоматов разбушевавшихся сталкеров, а жалкие остатки стаи чёрных псов удирать по дороге.

Я беркут! Я открываю глаза. На жёлто-зелёной шахматной доске произошли изменения: ошеломлённые произошедшей подменой сталкеры вяло отстреливались от наседающих мертвяков и пятились к болоту. Вот так-то лучше, гораздо интереснее воевать, когда сталкиваешься с равными по силам. Чёрные псы, поскуливая, крутились на месте, пытаясь сориентироваться в пространстве. Ну, за этих бестий я был спокоен, скоро они во всём разберутся и начнут сбивать новую стаю.

Запретная территория возомнила себя опытным шулером и достала из рукава болот свой козырь в виде ещё одного сталкера, бредущего по болоту на помощь тем, которые отстреливались от передвинутых мной зомби. Нет, так не пойдёт! Я, уже полюбивший быть опытным беркутом-шахматистом, решил выдвинуть навстречу бегущему сталкеру свою фигуру. Заложив крутой вираж, я осмотрел окрестности, но никого достойного, кого можно было бы противопоставить бегущему человеку, не увидел. У меня появилась оригинальная идея — если Зона делает своих игроков в виде зомби, чёрных псов и прочих персонажей, коих я время от времени встречаю, кружа над её просторами, то почему я не могу?

Взмахнув крыльями, я опустился на прежнюю высоту и сделал пару кругов над бегущим человеком, оценивая силу игрока. Человек настороженно поглядел на меня, но видимо не почувствовав опасности продолжил бег. Увиденное меня разочаровало: во-первых, человек был женского пола, а, следовательно, заведомо слабее, во-вторых, он был сильно измучен бегом. У меня даже мелькнула мысль отказаться выставлять против неё противника, ведь явно этот человек бежит давно, а значит, к воюющим против зомби сталкерам не имеет никакого отношения. Ну, бежит себе, и пусть бежит. Потом я подумал, что отказ от своих планов не может привести ни к чему хорошему, и приступил к задуманному.

Взяв за основу какую-то полусгнившую корягу, я облепил её глиной, добавил какие-то не то водоросли, не то лианы и вдохнул жизнь, отдав часть себя. Коряга слабо заурчала, заворочалась и, поднявшись на тонкие ножки-щупальца, потрусила навстречу бегущей девушке. Та если и не была готова к встрече с таким импровизированным монстром, но сориентировалась быстро — рука с пистолетом поднялась и дробные раскатистые выстрелы разорвали вязкую тишину болот. От монстра полетели ошмётки глины, да несколько ножек-щупалец отвалились, перестреленные пулями, но эта малость не могла остановить семенящее навстречу существо. Девушка, по всей видимости, была хоть и усталым, но опытным бойцом. Она, быстро скинув рюкзак и покопавшись в нём, достала ребристую лимонку и швырнула навстречу врагу.

Это не убило моего болотного крокодильчика. Дезориентировало — да, обездвижило — да, но не убило. Оставило безногим лежать на болотной кочке и поджидать неосторожных сталкеров. Нет, такую судьбу я ему не хочу — проигравшая фигура должна уйти с доски. Я забрал ютившуюся в бревне часть себя, и монстр вновь стал обычной корягой.

И вдруг мне стало казаться смешным то, что я, птица, знаю всякие людские названия типа сталкер и лимонка. Я засмеялся, но из моего горла вырвался лишь какой-то клёкот, заставив меня вспомнить, что я, прежде всего человек, а это всё мне лишь сниться. Девушка вновь подняла голову и посмотрела на меня, потревоженная моим клёкотом, и я вдруг узнал её. Сонька! Как это я раньше не заметил? Да, она выглядела усталой, да, она была заляпана с ног до головы болотной тиной, но как я мог её не узнать?

Наверное, потому, что я не помнил даже кто я? Так кто же? Потянув за кончик клубка памяти, начиная с Соньки, я, наконец, вспомнил. Сейчас должен мёртвым лежать где-то посреди болот. По крайней мере, там должно лежать моё тело, ведь дух ещё здесь, в этой птице. Я поражённо уселся на сгнившую корягу, бывшую совсем недавно моим болотным крокодильчиком и смотрел вслед уходящей Соньке. Нестерпимо захотелось окликнуть её, но из горла вновь раздался клёкот, на который она даже не обернулась.

Странный сон, грустный. Я захотел проснуться, но не смог. Тогда я попытался рассуждать логически: ведь даже если это сон, то там, среди болот действительно должно лежать моё тело, ведь меня вместе с Сонькой не было. Легко взмахнув крыльями, я поднялся с коряги и полетел в ту сторону, откуда шла Сонька. Через пару минут быстрого полёта я начал набирать высоту и ещё через пять минут различил одиночную точку лежащего посреди болот человека.

Моё тело даже не дёрнулось, когда я на него сел. Мертвее мёртвого. Лишь спустя минуту я услышал лёгкий толчок сердца. И вновь полутораминутный перерыв. Опять толчок. Ну что ж, сон это или нет, но пускать всё это на самотёк я не собирался — не в моей натуре сидеть, сложа руки.

Кое-как разодрав клювом и острыми когтями одежду вокруг раны, я критически осмотрел место, куда вошла пуля. «Что ж, хуже уже не будет» — решил я, наконец, и приступил к операции. Для начала я немного расширил входное отверстие, вновь пустив в дело острые когти, в эффективности которых успел убедиться, разрывая одежду, затем запустил внутрь заполненной кровью раны свой клюв, зацепил пулю и, сделав усилие, вытащил её наружу, выплюнув в болото. Немного подумав набрал в клюв немного земли и, смешав со своей слюной, заложил в рану. Так несколько раз, пока кровь не перестала сочиться из неподвижного тела.

Соскочив с себя на соседнюю кочку, я критически осмотрел проделанную работу. Имеют ли смысл мои действия? Я не знал ответа. Как не знал я ответа и на вопрос, что будет со мной потом, когда я вернусь в себя, ведь моё тело было зелёным, а некоторые черты лица словно оплыли, делая лицо похожим на оплавленную пластмассовую маску. Может, зря я всё это затеял? Ведь даже если выживу, и мутация не продлится, остановившись на этой стадии, то места мне не будет ни за периметром запретной чернобыльской территории, ни внутри неё. Меня не примет никто. Так и придётся жить одному среди болот.

Ну и что! Я разозлился, взлетел и сделал несколько кругов над своим телом, успокаиваясь. Нет, если Зона может проделывать всё это с людьми, то и я могу попробовать, ведь совсем недавно я делал такое, о чём в реальной жизни не мог и помыслить. Как только подступиться к этому? В памяти всплыло видение своих рук в зелёных пятнах. Появился вопрос — почему именно пятна и почему именно в этих местах? Я внимательнее пригляделся к коже рук в местах появления первых пятен и к своей радости нашёл мелкие бугорки. Разодрав первый бугорок, я наткнулся на зелёную градину, не понять как просочившуюся сквозь кожу и даже не собиравшуюся таять. Я с омерзением взял её клювом и выплюнул в воду. Такую же процедуру проделал с остальными бугорками, коих оказалось девять на руках и шесть на голове. Теперь моё тело больше напоминало кусок мяса. Зато я заметил, как зелень начала бледнеть и вскоре кожа приобрела естественный оттенок, лишь немного отдающий синевой от большой потери крови. Полностью восстановились и черты лица, втянулись шипы.

Насладиться проделанной работой я не успел: вода в том месте, куда я скидывал градины, забурлила, и на свет появился зелёный человек очень похожий на меня, но состоящий из воды. Интересно, а ты откуда взялся? Что ж, биться с ним в мои планы не входило, да и не знал я, как с таким чудовищем биться, поэтому я проделал ещё одну рокировку, благо, опыт у меня уже имелся. Быстро взлетев, я осмотрелся и нашёл то, что мне надо — одинокого контролёра, ведущего куда-то подневольного сталкера. Так, его я у тебя забираю, а вот зелёного водяного получите, распишитесь. Попробуй теперь его поконтролировать! Как они будут между собой разбираться, я смотреть не стал, хоть мне было очень интересно, и вновь опустился около тела. Точнее теперь уже около двух тел — рядом с моим безвольной куклой лежал бывший под контролем парень, забранный мной у контролёра. Такой же безвольной куклой, как и я сам. Ладно, посмотрим, что из этого получится.

У меня было примерно полчаса, по истечении которых станет ясно, вернётся забранный мной у контролера сталкер к нормальной жизни или останется растением. Я решил потратить время с пользой и проверить, как там Сонька. Резко взлетев, я быстро набрал высоту и сделал пару кругов над безвольно лежащими телами. Острое зрение показало, что пока никто не пробирается в нашу сторону и в ближайшие полчаса не потревожит беззащитных тел. Набрав скорость я понёсся к Соньке.

Нашёл я её уже на дороге между Чапаевкой и Зимовищами. Она о чём-то разговаривала с теми сталкерами, которые совсем недавно воевали сперва с чёрными псами, а затем и с зомби. Я опустился как можно ниже, но так и не смог ничего расслышать — если зрение у птицы было отменное, то вот о слухе я подобного сказать не мог. Сонька тем временем начала отчаянно жестикулировать, показывая то на болота, которые она только что покинула, то на дорогу по направлению к Чапаевке, но сталкеры лишь устало пожимали плечами и отрицательно качали головами. Я заметил две мокрые дорожки, пробороздившие Сонькины щёки и мне стало нестерпимо жаль её. Вновь захотелось её окликнуть и утешить, но на сей раз, я вовремя вспомнил, что сейчас я птица, и кроме клёкота ничего произнести не могу. Кроме меня Сонькины слёзы не произвели ни на кого никакого эффекта, уставшие двумя битвами подряд сталкеры наотрез отказывались помогать Соньке. Так они и расстались, не согласившись на Сонькину уговоры, лишь продали автомат, пару рожков к нему да немного еды.

Я ещё немного покружил над Сонькой, наблюдая, как она идёт по дороге, и пешил вернуться к двум телам, оставленным мной на болоте. Прилетел я вовремя. Едва уселся на болотную кочку, как сталкер, конфискованный мной у контролёра, зашевелился и сел, очумело вертя головой. Я склонил голову и с интересом ждал, как он отреагирует на смену обстановки, ведь последнее, что он видел, было ещё до того момента, как его зацепил контролёр. Все, что было после, он не помнил, а как долго он был под контролем неизвестно.

— Что, стервятники, слетелись? — Неожиданно заявил пришедший в себя сталкер оглядевшись и заметив меня, сидевшего совсем рядом. — А вот нате, не дождётесь! — В довершение своего монолога сталкер вытянул руку по направлению ко мне и сложил пальцы в кукиш.

Я обиделся, беркут не стервятник! Я его, понимаешь, от неминуемой и страшной смерти спас, а он мне фиги кажет. Но, начав возмущаться, сразу замолчал. Чёрт, не поругаться, не сплюнуть. Взлетев, я начал кружить сверху, пока он в меня ещё и корягой какой не запустил. Но самое главное я увидел — пришедший в себя сталкер был вполне адекватен, а значит, поможет вынести с болот моё тело.

Тем временем сталкер, наконец, обратил внимание на лежащего рядом человека. На сей раз, я не сдержался и вновь приземлился на кочку, чтобы расслышать что он там на до мной бормочет. Пришедший в себя покосился в мою сторону, но прогонять птицу не стал и кукиши не показывал. По еле слышному бормотанию я понял, что он считает меня своим спасителем. Нет, по большому счёту так оно и было, но он считал своим спасителем того меня, который сейчас безвольной куклой лежал на земле больше похожий на подушечку для иголок, из которой их вынули, а внутри оказался красноватый гель. И как я его в таком виде мог спасти? Для себя он, конечно же, придумал какие-то логические объяснения произошедшего, но мне они были не интересны, я вновь сорвался в высь и стал нарезать круги над двумя людьми, высматривая опасность.

Солнце, на секунду зацепившись краем диска за горизонт, подарило мне последний луч и скрылось окончательно. На болото стала медленно, но неотвратимо опускаться ночь. В наступивших сумерках я продолжал кружить над сталкерами и не знал что делать: одна половинка меня рвалась проверить, как там Сонька, всё ли в порядке, не нужна ли помощь, а другая понимала, что ночью и на болоте очень опасно, тем более что один из двоих до сих пор лежит растением. Немного успокаивало то, что пришедший в себя после контролёра сталкер нашёл мой автомат, упавший в неглубокую воду, достал его, разобрал и привёл в порядок. Хоть какая-то защита. Поэтому, немного посомневаясь, я вновь полетел к Соньке.

Долго искать её не пришлось. По всей видимости, сказалась и усталость, и нервное напряжение, Сонька мирно спала возле разведённого костра недалеко от дороги и от того места, где спорила со сталкерами. Совсем по-детски свернувшись калачиком, она лежала в обнимку с автоматом и на её лице, освещаемом отблесками пламени, бушевала целая гамма эмоций. По всей видимости, Сонька заново переживала прошедшие события, которые включали и бегство от «хетов», и мою смерть, и бой с непонятным монстром из коряги и глины. Мне стало её жаль — не принесёт ей сон долгожданный отдых, а только вымотает сильнее. Я хотел, было присесть рядом, но тут заметил троих сталкеров, двигающихся от Зимовища в Сонькину сторону, явно разглядев костёр. Что-то в их движениях мне не понравилось. Нет, они не были ломанными, как у находящихся под властью контролёра, они не были замедленными и тягучими как у зомби, они были хищными. Хищными, как у опытных мародёров.

Не теряя времени, я резко спикировал вниз и, толкнув лапами спящую Соньку, вновь взвился в воздух. Сонька резко подскочила и начала дико озираться, водя по сторонам автоматом. Как палить не начала, удивительно. Да, нервы стали ни к чёрту. Как сам держусь, не понятно.

Соньке не повезло. В Зоне вообще везение редко сопутствует одиночкам. Она, конечно, заметила их, но слишком поздно. Даже не столько поздно, сколько они её заметили раньше, успев и в кольцо взять, отрезав пути к отступлению и найти надёжное укрытие на случай, если она начнёт стрелять. Стрелять, конечно, она начала сразу, как только мародёры подали голос, потому что они и не собирались скрывать, что с ней сделают. По говорившему и стрельнула, да только мне сверху было прекрасно видно, что он надёжно спрятался за какой-то железной коробкой. Остальные бандиты тоже заняли не менее тёпленькие места и теперь вовсю глумились, понимая, что одинокой девушке уже никуда не деться. Надо было срочно что-то придумывать.

Я поднялся повыше и оглядел окрестности. Километрах в трёх на юго-запад виднелся огонёк костра, и я радостно приступил к привычной уже для меня рокировке, но уже через секунду удивлённо понял, что ничего не получается. Разбираться что, как и почему было некогда и я, заложив новый вираж начал искать новую цель. Нашёл чёрных псов. Совсем недалеко, да только вот будет ли для Соньки разница погибнуть от пули мародёров или от клыков чёрных бестий? Больше по всей округе никого не было. Я развернулся и пошёл на таран, метя одному из мародёров в голову.

И вновь им повезло. Не знаю, каким местом, но в последнее мгновение бандит почувствовал угрозу сверху. Он поднял голову и сразу прикрылся рукой, поэтому мой удар острым клювом пришёлся не в темечко, как я целился, а куда-то в область предплечья. Мародёр заорал от боли, а я уже набирал высоту для нового броска. Не тут-то было. Вслед мне полетели пули, и одна довольно ощутимо проредила мне хвост. Я попробовал, было сунуться к другому боевику, но клюнутый в руку сообщил подельникам об опасности сверху. Теперь мародёры были предупреждены, и я из грозного оружия превратился просто в отвлекающий фактор, который рано или поздно будет устранён.

Думай, голова, думай! Я поднялся как можно выше и разрезал крыльями воздух в попытке решить возникшую проблему. Стрелять по мне перестали, потеряв силуэт в ночном небе, а вот внизу время от времени автоматы переругивались одиночными выстрелами. Мародёры откровенно издевались над Сонькой, не давая подобраться к костру и затушить его. Тогда бы у неё было преимущество, о котором они не знали — возможность видеть в темноте, а так она оставалась в светлом пятне леса, и захоти бандиты, то вскоре она бы была мертва. Но они хотели иного. Впрочем, им это скоро надоест, и они её просто пристрелят, так как с рассветом тут могут появиться другие сталкеры, а вот ночь — их время.

Я вновь возвратился взглядом к стае чёрных псов. Стая, конечно, громко сказано, но троим мародёрам бы, хватило. По крайней мере, отвлекло бы от Соньки и дало бы ей шанс сбежать. Вот только как псов Зоны заставить исполнять мои команды? На ум пришло то, как я оживил сгнившую корягу. Недолго думая я выделил среди дюжины чёрных тел вожака, как водится самого крупного и чёрного, и отдал ему кусочек себя. Что-то определённо получилось, но с определённой долей погрешности. Если раньше я вкладывал жизнь в кусок дерева, то теперь в живое, хоть и мутировавшее создание со своим особым разумом.

Чёрному псу новое соседство в голове показалось оскорбительным, и он попытался от него избавиться. Вскочил и начал посылать своему телу различные команды, тут же их и отменяя. То есть, то спать, то бежать, то выть. Я, не ожидавший такого напора, действительно чуть не вылетел из его сознания, забитый его желаниями. Зацепился за самый край, вспомнив, что только так можно помочь Соньке. «Фас!» — Что есть мочи, мысленно рявкнул я и показал вожаку троицу мародёров. Пёс заскулил, заскрёб лапами по земле, выдирая желтеющую траву, но я не отпускал, всё давил и давил, перекрикивая своим «фас» все его мелочные желания. И чёрная тварь сдалась, затаилась где-то в дальнем уголке сознания и полностью подчинилась моей воле в охоте на троих людей, добавив к моей ярости свою от проигранной битвы сознаний. Вожак рыкнул и чёрной молнией рассёк редколесье. Стая, привыкшая во всём безоговорочно доверять своему вожаку, вскочила и как слаженный механизм кинулась следом.

Я попытался осмотреться в голове чёрного пса, но быстро понял, что при этом сильно теряю концентрацию, и ярость сознания вожака начинает теснить меня из своего угла. Пришлось выкинуть все посторонние мысли из головы и сосредоточиться на охоте за тремя людьми, что были уже совсем рядом. А вообще в голове чёрного пса было довольно интересно. Сознание у него уже было разбито на два сектора, словно предназначенное для вторжения туда таких как я и управления мутировавшей собакой, но я вторгся не в пустующую часть, а в личную псовую, оттого и возникли проблемы. Я попробовал перебраться в свободную зону, но с удивлением понял, что не могу. Может, поэкспериментировав, у меня бы и получилось, но для этого не было ни времени, ни возможности.

Псы добежали до мародёров, окруживших Соньку. Я заставил сознание мутировавшей собаки издать вой-приказ разделиться и, немного ослабив поводок сознания, как бы со стороны наблюдал, как вожак и ещё трое мутантов расправляются с первой попавшейся на пути жертвой. Ей оказался клюнутый мной мародёр.

Глазами беркута сверху я наблюдал за бойней. Видел, как двое псов рядом с вожаком завалились на бок, получив сразу по пять-шесть пуль. Видел, как мародёр падает на спину под тяжестью оставшихся в живых псов и как брызжет кровь из разодранного горла. Видел, как остальные четвёрки расправляются со своими жертвами, теряя собратьев. В итоге через минуту на тёмной ночной поляне осталось, тяжело дыша стоять лишь восемь чёрных псов, с ног до головы забрызганные людской кровью. Да Сонька посередине поляны у прогоревшего костра судорожно сжимала автомат и с ужасом смотрела на хищных мутантов.

Я молил только об одном, чтобы она не нажала на курок. Управлять чёрными бестиями оказалось куда сложнее, чем сгнившей деревяшкой и я едва сдерживал вожака, чтобы он не кинулся на оставшуюся жертву. Теперь я мысленно орал «фу!», даже не зная, помогает это или нет. Остальные твари тоже не понимали, почему вожак медлит и не отдаёт приказ напасть на последнюю жертву и растерзать её в клочья, наслаждаясь тёплым, трепещущим мясом. Их морды скалились, из глоток доносился непрекращающийся рык, а с клыков стекала черноватая слюна. Всё это я мгновенно оценил, глядя беркутом сверху, и усилил натиск на сознание вожака. Не церемонясь, пнул осмелевшее и хмельное от пролитой крови сознание пса и заставил бежать туда, откуда пришли.

Стая нехотя поплелась прочь, провожаемая удивлённым Сонькиным взглядом, так и не нажавшей на курок «калаша», за что я был ей очень благодарен. Этим она сам себе спасла жизнь. Я довёл стаю до их первоначального лежбища и заставил пройти ещё дальше, видя зрением беркута, что Сонька не задерживаясь ни на секунду, отправляется в путь. Надо дать ей как можно большую фору. Но надолго меня не хватило — чем дальше уходили псы от своего лежбища, тем сильнее давило на меня сознание вожака, а может, это я сильно устал и растерял всю свою ярость, загоняющую сознание мутанта в угол и заставляющую подчиняться. Псы не пробежали и пару километров после лежбища, как я вылетел из сознания чёрного пса точно пробка из бутылки игристого вина.

Теперь я просто парил беркутом над Зоной и наслаждался отсутствием всякого давления со стороны птицы. Интересно, а почему? Чёрный пёс боролся до конца, а птица, кажется даже иногда и помогает, подсказывая некоторые моменты. Дело в мутации или уровне сознания? Не придя к определённому выводу, я вернулся к наблюдению за поредевшей стаей чёрных псов, которые неслись со скоростью болида к месту недавней битвы. Как же, ведь одна жертва уцелела. Я что-то презрительно проклекотал и прикинул время, через которое псы догонят Соньку. Получалось не более двух часов. Немного, как раз с восходом солнца и догонят. Успокаивало то, что она будет готова к драке, а при известной доле везения и сноровки уложить восемь чёрных псов вполне ей по силам.

И вдруг мне пришла в голову гениальная идея. Не факт, конечно, что получится, но попытаться стоит. Правда это будет очередным потрясением для Соньки, но что поделаешь, придётся ей потерпеть. Время до того момента, когда мутанты догонят Соньку, у меня ещё было, и я полетел обратно к центру болота, проверить как там моё тело.

Обнаружил я своё тело и вытащенного из лап контролёра сталкера гораздо ближе, чем ожидал. Спасённый, взвалив на себя моё бесчувственное тело, пёр его по ночному болоту. Вот придурок! Я аж заклекотал от возмущения и, снизившись, начал нарезать круги в опасной близости от головы сталкера. Тот недолго думая, положил моё тело на землю и, вскинув автомат, дал короткую очередь, но я, наученный горьким опытом с мародёрами, был уже высоко. Нет, ну какой болван! Мало того, что прётся ночью по болоту Зоны, так он ещё и привлекает к себе ненужное внимание посторонним шумом. Не мудрено, что он попал в лапы к контролёру. И что мне так везёт на новичков Зоны? То Провод со Шмелём, теперь этот.

К немалому удивлению моё спонтанное действие произвело нужный эффект и сталкер просто сел рядом с моим телом, не собираясь никуда идти. Впрочем, это мог быть обыкновенный перекур, вешу-то я не мало, а если учесть, что тащить меня ему приходится по болоту, да ночью. Нет, всё же надо отдать ему должное: смел, вынослив, честен. Вот ещё бы ума…

Просидев в относительном удалении примерно час и убедившись, что сталкер никуда идти не собирается, я сорвался с места и полетел к Соньке. Долетел я к ней с первыми лучами солнца, робко пробивающимися из-за горизонта, и с наседающими на пятки чёрными псами. Да, зря я не брал в расчёт ярость и злость за причинённый позор вожака стаи. Они словно бы даже прибавили в скорости, а вот Сонька наоборот, сдала, дышала тяжело и неровно, часто делая остановки. Самое время приступать к задуманному. Главное, чтобы получилось.

Существовало два момента, из-за которых я боялся, что у меня ничего не выгорит. Во-первых, все рокировки, которые я делал до этого, я делал, видя обе фигуры, которые менял, а здесь только чёрных псов — моё тело и нёсший его сталкер были слишком далеко, а во-вторых, совсем недавно мне не удалось сделать рокировку мародёров и каких-то неизвестных сталкеров, сидевших у ночного костра.

Время, отведённое Соньке на бег, вышло. Чёрные псы, наконец, увидели жертву, за которой они так долго гнались. Зону огласил вой нескольких глоток, и мутированные собаки с новой силой бросились сокращать расстояние до жертвы. Сонька развернулась, встала на одно колено, отдышалась и нажала на курок. Один выстрел и один чёрный пёс кубарем покатился по траве, тут же вскочил, но повторный выстрел успокоил его навсегда. Псы начали вилять, быстро сориентировавшись в обстановке, а Сонька, переключив режим автомата на короткие очереди, начала вести более активную стрельбу.

Вот второй пёс упал и больше не поднялся, вот третий, но расстояние неумолимо уменьшалось, истаивало, словно масло на сковородке. Пора! Шахматная доска Зоны с жёлтыми клетками осенней травы и зелёными клетками болота вновь встала перед моими глазами. Я опытный беркут-шахматист! Закрываю глаза и меняю местами отслужившую моим целям (пусть и не по своей воле) стаю чёрных псов и сталкера-неудачника, вновь несущего моё бесчувственное тело. Открываю глаза.

Немая сцена. Сонька, с автоматом на изготовку, только что стреляющая в несущихся на неё огромных чёрных псов, а теперь очумело смотревшая на появившуюся неизвестно откуда странную пару парней. Один несёт другого. Спасённый мной сталкер, не менее очумело смотрящий на Соньку и замерший в её руках автомат, направленный в его сторону. И я, не жив, не мёртв — вишу на плечах сталкера. И ни одного чёрного пса в радиусе пяти километров. Сработало!

— Можно, отпущу? — Первым пришёл в себя парень и указал на моё тело. — Тяжеловато держать.

Сонька стушевалась, опустила автомат, но далеко убирать не стала, недоверчиво оглядываясь по сторонам в поисках подвоха.

— Ты кто такой? — Наконец спросила она, убедившись, что опасности никакой больше нет. — И откуда взялся?

— Я Мыло. — Представился сталкер и опустил моё тело на землю. — А как попал сюда, сам бы хотел узнать. Мы где вообще?

Мыло тоже начал осматриваться, только в отличие от Соньки не в поисках опасности, а из любопытства, осматривая окрестности и пытаясь определить, куда его занесло.

— Кулачёк. — Тоже представилась Сонька. — А находимся мы на дороге между Чапаевкой и Зимовищами. Я-то здесь и находилась, а вот ты откуда свалился, и куда делись чёрные псы?

— Какие чёрные псы? — Вновь заозирался Мыло и подтянул наш МР–5 поближе. — Не видел. Я вообще-то был в болотах, возможно где-то тут, недалеко, не успел сориентироваться. А до этого был около Кривой горы.

— Постой. — Прервала его Сонька и на шаг отодвинулась. — Что значит до этого? Ты что, путешествуешь скачками?

— Я уже ничего не понимаю. — Вздохнул парень и присел рядом с моим телом. — Я был у кривой горы, и там меня захватил контролёр. Очнулся я посреди какого-то болота рядом вот с этим растением. Как он меня спас в таком виде, не понимаю, но больше в округе никого не было. А теперь вот здесь очутился. Поэтому для меня и там и здесь был скачёк…

Тут Мыло заметил меня. Я всё это время беркутом сидел у корней ближайшего дерева и слушал их разговор. Жаль, думал, не заметят, интересно же! Пришлось улететь ввысь. Они о чём-то ещё поговорили, тыкая в меня пальцем, и я прокричал им в ответ приветствие. Вышло по-своему, по-птичьи, но заставило их долго и задумчиво смотреть на меня, парящего в утренних небесах.

Затем Сонька обратила внимание на моё тело, лежащее на спине у ног Мыла. Она не видела моего лица, а потому не узнала сразу, но по мере приближения к телу, шаг её замедлялся, пока она не остановилась совсем. Постояв минуту и всматриваясь в мой затылок, она, вдруг откинув автомат, рванула к бесчувственному телу и, обняв, зарыдала. Я не слышал, я видел, как её сотрясают рыдания, как она, повернув к себе моё лицо, покрывает его поцелуями. Видел изумление на лице Мыла, перешедшее в сочувствие, а затем и в тревогу, когда он понял, что Сонька меня отпускать не собирается, а стискивает всё сильнее и сильнее. Он бросился к рыдающей Соньке и коек как оттащил её от бесчувственного тела.

Мне вновь захотелось послушать, о чём они будут говорить и пока им было не до птицы, кружащей в небесах, я спустился на землю и запрыгал за дерево, чтобы не обнаружили сразу.

— Я же… Я же… — Рыдала Сонька, тыкая в моё тело пальцем, и не могла закончить фразу. — Как же? Ведь лицо…

— Я не понял, ты знаешь его? — Не выдержал Мыло, поняв, что ничего конкретного Сонька сама не скажет.

— Это Максим. — Смогла выдавить Сонька, а потом её вновь заклинило. — Я же… Я же…

— Понятно. — Пробурчал Мыло, сообразив, что ничего сейчас от рыдающей девушки добиться не сможет. Он сел на землю и начал осматривать окрестности, чтобы никто не подобрался незамеченным, пока Сонька поглощена моим бесчувственным телом. Изредка недовольно смотрел, как Сонька осматривает рану, перевязывает её бинтом и слушает пульс, то и дело норовя сдавить меня в объятьях.

— Что дальше делать будем? — Наконец не выдержал он и поднялся. — Я, если честно, не знаю, куда его нести.

— Я знаю. — Твёрдо заявила Сонька и, вытерев слезы, тоже поднялась, с трудом оторвавшись от моего тела. — Поднимай его, пошли.

— Легко сказать! — Возмутился Мыло. — Он тяжёлый. Может, носилки соорудим?

— А защищать вас кто будет? А дорогу проверять на наличие аномалий? — Резонно, в общем-то, заметила Сонька. — Так что не ной. Бери и пошли.

— Далеко идти-то? — Вздохнул Мыло и подошёл к моему телу, оттягивая неприятный момент.

— В Зимовищи. — Сонька подобрала брошенный автомат и принялась перезаряжать, критически подсчитывая остававшиеся патроны.

— Хорошо не в Буряковку. — Съехидничал Мыло, но, тем не менее, крякнув, поднял моё тело и направился по дороге. — Аккурат бы к зиме успели.

Я вновь оказался перед выбором. Можно было попытаться прямо сейчас вернуться в своё тело или продолжать быть птицей. В конце концов, я решил, что не знаю, как Соньке объяснить происходящее с нами и у меня вновь больше вопросов, чем ответов. Тем более что я не знал, как почувствую себя в раненном и обескровленном теле. Это сейчас я был полон сил, энергии и обладал какими-то паранормальными возможностями, а что будет, когда я вернусь в своё тело? Я не знал, а потому решил не спешить, просто взлетев в воздух и наблюдая за движением Соньки и Мыла с моим телом на плечах.

Дошли до Зимовищ они к вечеру следующего дня. За это время я успел проникнуться уважением к Мылу. Парень обладал поистине нескончаемой выносливостью, безропотно таща моё не очень-то худое тело. Переночевали в одной из крайних хибар, на которой была ещё цела крыша, запалив костёр прямо в доме. Довольно рискованное мероприятие, если учесть, что стены у дома тоже деревянные. Я практически всю ночь не сомкнул птичьих глаз, ревностно следя, чтобы этот сталкер не приставал к Соньке. Оказалось — напрасно тревожился, парень, видимо помня, как она бросилась обнимать и целовать моё бесчувственное тело, даже не делал попыток пристать, видимо считая, что ему ничего не светит. Правильно считает, глаза выклюю!

Наутро я расслабился и вновь попался на глаза, не успев запрыгнуть за угол дома. Вновь пришлось срываться под облака и делать вид, что улетаю. Провожали меня долгими подозрительными взглядами, но по-прежнему стрелять не решались, толи боясь привлечь лишнее внимание, толи просто жалели птичку.

Уже к обеду моё тело было доставлено к памятному дереву, у которого когда-то нас с Сонькой встретил Второй в теле Троса. Когда это было? С этими переносами по времени я вообще потерялся в календаре и дело даже не в том, что я не знаю сегодняшнюю дату хотя бы примерно, а в том, что я не могу сообразить, как давно это было? Неделю назад? Две? А может, прошёл уже год? Хотя, здесь я, наверное, погорячился, Второй вроде говорил, что по местному времени пройдёт недели две. Но организм упорно отказывался ориентироваться, словно сбилась какая-то пружинка, настроенная на одностороннее течение времени.

На сей раз, я не решился подлетать ближе, и только смотрел, как Сонька отдаёт Мылу свой «калаш», все съестные припасы, которые купила у сталкеров, когда вышла с болот, как он в чём-то её убеждает, а она отрицательно мотает головой. Смотрел, как после непродолжительного спора Мыло всё-таки разворачивается и, закинув оба автомата за спину, уходит на юг, а Сонька долго смотрит ему вслед. Я тоже проводил его взглядом, пока не убедился, что останавливаться он не собирается, и вернулся к Соньке. Та сидела под деревом рядом с моим телом и явно ждала, когда сработает механизм, впускающий нас внутрь лабиринта или вновь выйдет Второй, но ни того, ни другого не происходило. Прошёл час. Сонька начала нетерпеливо мерить шагами вершину холма то просто ходя туда-сюда, то кружа вокруг дерева, словно ища впускающую внутрь кнопочку. Но ничего не менялось.

Наконец я не выдержал. В конце концов, не могу же я вечно существовать в теле то птицы, то какого-нибудь мутанта, типа чёрного пса. Пора и честь знать, тем более, что мне теперь не придётся раненному и больному ковылять по Зоне, надо будет только пройти сам лабиринт. Не Соньке же меня тащить, в самом деле, постоянно рискуя нарваться на минотавра. Решиться-то я решился, теперь осталось только сообразить, как это сделать.

Попытка передать часть сознания, как я делал это с корягой и чёрным псом, не увенчалась успехом, как и последующая, передать всё сознание целиком. В задумчивости я не замечал, как кружил всё ниже и ниже над своим телом, пока не приземлился на землю. Оказывается, всё это время Сонька внимательно наблюдала за действиями птицы и сейчас, видя её в непосредственной близости, испугалась и попыталась отогнать. Я на всякий случай отскочил на человеческий шаг и, наклонив голову, попытался придать птичьему лицу осуждающее выражение. Сонька удивлённо села на место и больше не мешала мне, когда я вновь запрыгал к своему телу. Остановился возле лица, покосился на напрягшуюся, словно сжатая пружина, Соньку и принялся обсматривать своё тело в надежде, что какая-нибудь умная мысль придёт в голову или увижу что-нибудь необычное, как в случае с болотным градом. Ничего, ни одной зацепки. Я под внимательным взглядом Соньки уже пять раз обскакал своё бесчувственное тело, лежащее под деревом, но решения проблемы так и не нашёл.

Я так задумался, что не заметил, как сзади подкралась Сонька и схватила меня. Трепыхнувшись пару раз, я понял, что это бесполезно и затих, ожидая, что она будет со мной делать. Она, по-видимому, и сама не ожидала, что удастся так легко схватить дикую птицу, а потому растерялась и теперь не знала, что делать дальше. Наконец, так и не найдя применения пойманной странной птице, она подкинула меня вверх.

— Лети птичка. — Сонька проводила меня взглядом. — Ты свободна.

И я поразился простоте решения. Вот же оно, на поверхности. Я должен не покидать тело и разум беркута, а освобождать его тело и разум. Тонкая грань, но разница огромна. «Ты свободна, вольная птица» — Вслед за Сонькой повторил я, закрыл и открыл глаза.

Где-то высоко-высоко в синем небе кружил беркут, и я знал, что в любой момент могу вновь дотянуться до его разума, чтобы воспользоваться острым взглядом и стремительностью полёта. Умения не были птичьи, умения остались при мне. «Ты свободен» — Мысленно повторил я и улыбнулся. Беркут прокричал что-то мне на прощанье и, рассекая высоту, понёсся по своим делам. Сонька некоторое время провожала крупную птицу взглядом, а затем со вздохом повернулась ко мне и вздрогнула, натолкнувшись на мой смешливый взгляд из-под полуприкрытых век.

Громкий радостный визг разнёсся по Зоне. Сонька кинулась ко мне и вновь начала обнимать и покрывать лицо поцелуями. Я, как мог, отвечал и лишь спустя некоторое время понял, что не ощущаю никого дискомфорта от простреленной груди. Трясущимися от накатившегося волнения пальцами я принялся развязывать бинты и Сонька начала мне помогать. Что я ожидал там увидеть? Не знаю, но на месте прострела оказалось именно то, что я видел там последний раз — небольшой коричневый бугорок коросты из смеси грязи, крови и птичьей слюны. Я попробовал пошевелиться — тело отзывалось несколько заторможено от долгого лежания, но боли, тем не менее, не было, и я решился. Зацепив краем ногтя сухую коросту, я резким рывком содрал её, услышав сдавленный всхлип испуганной Соньки.

Мы в две пары глаз уставились на то место, где должен быть след от пулевого ранения. Должен был быть, но его не было. Не было даже шрама.

— Максим, это точно ты? — Спросила Сонька, впрочем, без особой подозрительности, слишком хорошо она меня успела узнать, чтобы не сомневаться. Поэтому ответом я её не удостоил, продолжая удивлённо смотреть на ровную кожу. Как же так? Сперва эта странная тяга к отколовшейся части Первого там, в сибирской тайге, потом перевоплощение в птицу и переброс различных созданий по Зоне, а вот теперь ещё какая-то гиперактивная регенерация тканей собственного тела. Что со мной происходит? Я поймал себя на мысли, что уже сам себя немного боюсь. Чего ещё можно ожидать от моего организма? Одно мне было ясно со стопроцентной уверенностью, я — мутант. Уж не знаю, с какого времени, но чем дальше, тем больше, и неизвестно, как долго я смогу себя ещё контролировать. Поэтому на Сонькин вопрос что будем делать дальше я не колеблясь не секунды ответил, что надо идти в лабиринт ко Второму и пусть он разбирается со свалившимися на нас проблемами и вопросами.

— Но как? — Сонька помогла мне сесть и опереться спиной на дерево. — Я так и не смогла открыть проход.

— Мы уже в нём. — Слабо улыбнулся я, и вяло провёл рукой вокруг. — Оглядись.

Сонька вновь вздрогнула, когда воздух подёрнулся рябью и дерево, к которому я был прислонён, растворилось, а вместо него возникла вырубленная в скале гранитная стена. Мы уже не сидели на вершине холма, с которого открывался великолепный вид на разрушенную ферму и недалекие Зимовищи, а находились в тупике каменных лабиринтов неясного происхождения.

— Но как? — Только и смогла вымолвить Сонька, удивлённо озираясь по сторонам.

— Не знаю, спроси у Второго. — Я, кряхтя, поднялся и принялся разминать руки и ноги. — Но думается мне, что он как-то настроил лабиринт, что проход открывался только в присутствии нас двоих, чтобы избежать нежелательной компании.

— Но мы же и были вдвоём. — Не поняла Сонька. — Единственное, что ты был без чувств.

— Я не просто был без сознания. — Возразил я. — Но давай уже скорее доберёмся до центрального зала, ты же помнишь, здесь нельзя шуметь. Я обещаю, будет свободное время — я тебе всё расскажу.

— Хорошо. — Вздохнула Сонька, и мы двинулись по лабиринту, без труда ориентируясь в хитросплетениях коридоров. Поворот направо, затем налево, опять налево, затем направо. Всё это было, только тогда я просто шёл за шагавшим впереди Сонькиным братом, а теперь идём самостоятельно и, самое главное, знаем, куда идти.

Первым странный запах почувствовала Сонька. Она остановилась и выставила руку, призывая к тишине. Я, не задавая вопросов, подчинился и услышал, как Сонька шумно нюхает воздух. Последовав её примеру, я уловил слабый запах шерсти. Да, уж если не везёт, то по полной программе: сперва болотный град, от которого негде укрыться, а теперь ещё и минотавр. Что там говорил Второй? Если мы унюхали минотавра, то он точно унюхал нас. За достоверность выражения не ручаюсь, но смысл точен. Мы быстро свернули в боковое ответвление, и пошли по нарисовавшемуся в мозгу маршруту, который был, несомненно, длиннее, зато вероятно уводил от учуявшего нас минотавра.

Вновь потянулись повороты: налево, направо, долго прямо и вновь направо. Стены сменились с гранита на рукотворно отлитые из цемента или ему подобного материала, и мы приободрились. Как оказалось, не на долго, потому как буквально сразу по ноздрям вновь ударил едкий запах шерсти. Не медля ни секунды, мы свернули в ближайший поворот, и мозг услужливо вырисовал новый маршрут, уводя нас от приставучего минотавра. На сей раз, мы прошли совсем не долго, когда вновь почувствовали этот мерзкий запах. Да, лабиринт действительно был домом для этого греховного дитя богов, и он знал не только все маршруты, но и как может двинуться жертва, чтобы избежать его внимания. Нам ничего не осталось, как вновь свернуть и идти новым маршрутом. И вновь прошли мы не больше двадцати минут, когда поняли, что наш маршрут известен преследователю. Тем не менее, сменившийся материал стен ясно говорил о том, что мы ещё на чуть приблизились к заветному центральному залу, где нас ждал отдых и, как я надеялся, защита.

Мы вновь запетляли, путая след, и обрадовались, когда ни через двадцать минут, ни через час не появился этот приевшийся уже запах шерсти. Неужели отделались? Бетонные стены сменились на стекловидный голубоватый материал, говоря о близости центрального зала, и мы немного расслабились. Может быть это привело к тому, что мы не учуяли минотавра, а может у того имелись какие-то свои, неизвестные Второму, козыри, но тем не менее, подходя к очередному перекрестку лабиринтных коридоров мы, вздрогнув, замерли, боясь пошевелиться — из-за поворота нарочито медленно, играючи перекидывая из одной руки в другую огромную секиру, вышел минотавр.

В наши планы совсем не входило биться с этим монстром. Да, Тесей когда-то давно сумел победить его, но я ведь не герой древнегреческих мифов? Поэтому мы, выйдя из ступора, развернулись и побежали к ближайшему перекрёстку, чтобы ступить на новый маршрут. Добежать до перекрёстка мы не успели. Не знаю, как ему это удалось, но нам на встречу вновь поигрывая секирой, вышел минотавр. Высокий, около трёх метров ростом, обросший коричневой шерстью гигант с бычьей головой и двумя острыми кривыми рогами — такое существо стояло сейчас перед нами. По остриям огромных половинок секиры пробегали едва заметные оранжевые искорки, тоже, небось, какой-нибудь артефакт. Взгляд минотавра был таким, что мы сразу поняли, что бежать бесполезно.

Сонька, не отрывая взгляд от стоящего метрах в десяти напротив нас и шумно выдыхавшего воздух минотавра, медленно вытащила из кармана куртки пистолет, а я вытянул у неё из ножен на поясе нож. Это, конечно не мой, заточенный «синькой» клинок, но балансировка тоже ничего. Минотавр поскрёб землю под ногами копытом и ринулся в атаку.

Первой в игру вступила Сонька. Вытянув руку с пистолетом, она открыла прицельный огонь, посылая одну пулю за другой в массивное коричневое тело, но пули отскакивали от шерсти, словно от кевларовых пластин и с чавкающим звуком вгрызались в голубоватый пластик стен. Минотавр лишь морщился да продолжал переть на нас. По коридорам начал распространяться неравномерный гул. Десять метров истаяли за пару секунд. Я шагнул навстречу, заслоняя Соньку, и присел, норовя подрезать сухожилия несущегося на меня монстра. А что я ещё мог сделать этим перочинным ножиком? Минотавр просчитал меня как учитель списывающего первоклассника. Он убрал ногу за долю мгновения до того, как я чиркнул ножом по икроножной мышце, но зато и секира, направленная на то, чтобы снести мне голову, просвистела выше. Нож чиркнул о землю, я перекатился через плечо и вскочил на ноги. Минотавр, не обращая на Соньку ровным счётом никакого внимания, развернулся ко мне, оставляя её в тылу, чем она не преминула воспользоваться. Две оставшиеся пули одна за другой полетели в широкую спину, покрытую шерстяной бронёй. С тем же результатом — пули срикошетили и скрылись в голубоватых стенах, вызвав лишь слабый гул. Минотавр вновь поморщился и двинулся на меня, на сей раз медленно и осторожно, покачивая секиру из стороны в сторону.

Я сделал вид, что вновь собираюсь подрезать ему сухожилия, и секира мгновенно понеслась мне навстречу. Прервав ложную атаку, я отшатнулся, наблюдая, как страшное оружие монстра, словно в замедленной съёмке движется перед моим лицом по широкому полукругу, приближаясь к противоположной стене. Этого-то я и ждал — сейчас страшный обоюдоострый топор минотавра либо завязнет в стекловидной массе, либо отскочит, причинив не самые приятные ощущения твари, его держащей. Я ринулся в настоящую атаку, норовя всадить нож куда-нибудь в область сердца, в самый последний момент замечая краем глаза как топор проходит сквозь стену, словно её нет и, не останавливаясь, начинает новый круг. Я понял, что не успеваю дотянуться до груди минотавра, и его страшное оружие раньше доберётся до меня. Закричала Сонька, в отчаянии посылая патроны из новой обоймы в мохнатую спину. У меня был только один выход, суливший призрачную надежду не быть рассечённым надвое — я метнулся к противоположной стене, практически вжимаясь в неё и ныряя вперёд, норовя вновь подкатом уйти из-под атаки, но минотавр, ловко крутанув секиру, ударил меня тупым обухом между лопаток. Я полетел вперёд, ожидая страшного удара о стену, но перед глазами мелькнула синяя вспышка и я, пролетев сквозь неё, упал на пол пустого коридора. Закашлявшись, вскочил, но вокруг не было ни Соньки, ни минотавра — видимо полёт сквозь стену мне не померещился. Чувство направления услужливо прорисовало ближайший маршрут за стенку, и я бросился бежать по извилистым коридорам. Донеслись приглушенные поворотами и расстоянием выстрелы, и я прибавил ходу. Как там Сонька, ведь пули не причиняют минотавру никакого вреда.

Пробежав метров триста и выскочив из-за поворота на прямой участок, выводящий меня к оставленному месту схватки, я застал финал сражения. Сонька лежала на полу, пистолет бесполезной игрушкой валялся в стороне, а над ней возвышался минотавр, уже размахнувшийся своим страшным оружием для удара. Я рванул вперёд одновременно с начавшей набирать ход секирой. Сонька закрылась руками. Я не успевал и я это видел. Видел это и минотавр и, как показалось мне, в его глазах мелькнула злая усмешка победителя.

Из-за стены над Сонькой выскользнул голубоватый шар и секира, набравшая ход, врезалась в него и, высекая искры, отскочила. Минотавр, явно не ожидая ничего подобного, не удержал своё оружие и оно, жужжа, словно рассерженный шмель колоссальных размеров, отлетело в сторону. Шар, словно ничего не случилось, подлетел на уровень глаз опешившего минотавра, и я увидел, как ослепительная молния проскочила между ним и носом зверя. Монстр с головой быка взвыл и бросился бежать, закрывая руками уязвлённое место, а шар подлетел к нам и начал терять свечение, превращаясь в подобие огромного грецкого ореха.

— Спасибо, Второй. — Поблагодарила Сонька, поднимаясь с моей помощью с пола. — Ты вовремя.

Я наклонился, было, к секире, брошенной минотавром, но в голове возникли недвусмысленные образы, что не стоит брать чужое оружие. С сожалением пришлось отказаться от своей затеи и лишь проводить взглядом удивительный предмет с пробегавшими по лезвию оранжевыми искорками когда мы направились вслед за летящим Вторым в его убежище, позаимствованное у минотавра.

 

Рекогносцировка

Мы сидели уже минут десять в круглом зале на белоснежной кожаной мебели, но только-только начали приходить в себя, оглядываясь вокруг. Обстановка несколько изменилась по сравнению с той, что мы помнили, отправляясь отсюда в сибирскую тайгу. Те же кожаные диваны стояли посреди зала, тот же столик между ними и тот же камин в стене, но вот вместо одной стойки с артефактом в виде грецкого ореха стояло целых три. Одна их них пустовала, на неё и опустился Второй, приведший нас сюда. Две другие уже стояли с артефактами. На диване напротив нас всё так же сидел Сонькин брат (на сей раз видимо действительно Трос), а у спинки дивана лежали наши винтовки и тёплые вещи, словно мы вышли отсюда минуту назад. Была и отсутствующая деталь (если можно так выразиться) — в комнате недоставало кота. Я уже успел соскучиться по этому непростому животному, но спрашивать где он бродит не стал — и контролёру понятно, что выполняет очередное поручение Второго. Я смотрю, у него никто без дела не сидит.

В Сонькином брате, на мой взгляд, ничего не изменилось (за исключением начинки, если можно так выразиться), поэтому я перевёл взгляд на стойки с неизвестными мне артефактами. Коллеги Второго? Один очень походил на ананас, даже размером такой же, а вот второй… Я вздрогнул, когда мой взгляд остановился на нём — на стойке лежал «огурец», подобный которому я уничтожил, бросив в аномалию. Мысль, что это именно тот «огурец» я отмел сразу, ну не дал бы представитель иной цивилизации себя уничтожить.

— Значит, пришли в себя. — Появились в голове образы слов заметившего мой интерес Второго. Да и Сонька пересела поближе к брату и начала его тихонько о чём-то спрашивать. — Вот и хорошо. Давайте знакомиться, это (над артефактом в виде ананаса появилась голубоватая стрелка) — Третий, а это (стрелка над «огурцом») — Четвёртый. Господа, — Вновь потекли образы предложений в моей голове. — Это Сонька, сестра Троса, которого вы уже знаете, и который добыл такую ценную для нас информацию из Припяти, а это — Максим, тот, о ком я вам так много говорил.

Что обо мне можно много говорить? — Мелькнуло у меня в голове, но Второй продолжил, не дав мне заняться самокопанием.

— Я же говорил вам, что это именно он? Ошибки быть не может. Чувствуете ауру Первого? Максим, — Обратился он ко мне. — Позволь нам взглянуть на отколовшуюся часть нашего собрата?

Сонька хоть и шепталась с Тросом, но образы мыслей артефактов видимо улавливала, потому как не успел я к ней обратиться, как она сама скинула рюкзак и достала завёрнутый в рубаху серый брусок. Второй, Третий и Четвёртый синхронно воспарили и подлетев к артефакту, принесённому нами из прошлого и спокойно лежащему на Сонькиной руке, окутали его радужным сиянием. Он тоже воспарил, обёртывающая его рубаха упала на пол и все четверо артефактов поплыли по воздуху к своим ложам. Не долетев пару метров Второй засветился ярче и рядом с тремя высокими подставками возникла четвёртая, на которую и опустили отколовшийся элемент, принесённый нами. Воцарилась тишина, лишь трое разумных артефактов слабо перемигивались, словно ведя неслышный нам разговор между собой. Мне нестерпимо захотелось послушать, о чём они сейчас толкуют и, к своему удивлению, я понял, что действительно вижу, о чём они говорят. Именно вижу. Вот, например тот слабо-зелёный отблеск, переходящий в оранжевое — это моё имя, тёмно-бардовый двукратный всплеск — это Сонька, жёлтое с мелким вкраплением чёрного означает Зону. Я разочарованно вздохнул — оказалось, что я выхватываю отдельные слова из общей массы предложений, и в результате смысл сказанного неуловимо ускользает. Человеческий глаз оказался просто не в силах уловить и обработать всю гамму оттенков, тем более с такой частотой — перемигивались они одновременно.

Из любопытства я ещё какое-то время повыхватывал слова из беседы разумных артефактов, но вскоре заскучал. Ясно было одно — говорят про меня, Соньку, ещё одну отколовшуюся часть и почему-то про фашистов. Последнее меня насторожило, уж не в Великую Отечественную ли нас хотят отправить? Ничего хорошего это разумеется нам не сулило и я решил уточнить у Второго свою догадку.

— Уважаемые! — Легонько хлопнув по столешнице, привлёк я к себе внимание. — Может, хватит между собой беседы вести, вы ведь не одни в зале. Я так понимаю, вы хотите нас отправить во времена второй мировой войны? Вот и поговорите с нами об этом.

Артефакты синхронно мигнули красным. Удивление — сразу понял я и хмыкнул, записывая себе очко. Не всё им нас удивлять, мы тоже кое-что можем!

— Как ты догадался? — Наконец справившись с удивлением послал мне образ вопроса Второй.

— Я думаю, будет правильней, если вы первые ответите на наши вопросы. — И не подумал отвечать я. — Всё же мы рисковали своими жизнями и имеем право знать, ради чего всё это?

— Но я же говорил вам перед отправкой в прошлое. — Вновь удивился Второй. — Это отколовшаяся часть нашего коллеги, а там, куда мы хотим вас ещё направить, находится вторая его часть.

— Можно нам кофе? — Вновь сменил я тему. — Разговор предстоит долгий. И поесть чего-нибудь, жрать охота.

— Конечно. — Если бы второй был человеком, то я бы поклялся, что он вздохнул.

На столешнице появился знакомый нам кофейник, чашки, сахарница и поднос с куриными окороками. Я принялся наводить кофе, с аппетитом косясь на поднос. Сонька с братом тоже подсели к столику, а трое артефактов молча ждали, пока мы насытимся.

— Про отколовшуюся часть ты нам, конечно, рассказывал. — Не стал я томить ожиданием представителей иной цивилизации. — Но ничего не сказал про то, сколько может быть таких частей.

— К сожалению, здесь мы с коллегами можем только догадываться, но думаю не больше трёх. О следующей отколовшейся части достоверно известно становится лишь с нахождением предыдущей. Вот вы принесли нам эту, и теперь мы точно знаем, что следующая часть находилась во времена Второй Мировой войны у фашистов. Ещё есть отголоски от третей части, но об этом пока рано говорить.

— А где в настоящее время находится эта вторая отколовшаяся часть? — С набитым ртом спросил я.

— Это сложно объяснить и ещё сложнее понять. — Несколько помедлил с ответом Второй. — Получается, что нигде.

— Как это? — Удивился я, не донеся надкусанную ножку курицы до рта. Сонька, сидевшая спиной к артефактам, тоже обернулась. Один Трос остался невозмутим, словно всё это уже слышал. Впрочем, так оно могло и быть, ведь он с ними уже почти месяц дела делает.

— Дело в том, что из сорок третьего года прошлого века её забрали. — Стал объяснять Второй. — Но сюда, к нам, ещё не принесли. Вот и получается, что сейчас она нигде.

— Хм. — Попытался почесать я нос, но вспомнив, что руки жирные, заозирался в поисках салфеток. Второй правильно понял мою заминку, перемигнулся с Третьим и на столе возникла стопка влажных салфеток. — Спасибо. Так кто её забрал из сорок третьего года? Мы?

— Хотелось бы верить. — Второй воспарил со своей подставки и подлетел к потолку. Знак неуверенности, неизвестности, понял я. — Дело в том, что за отколовшимися частями нашего собрата охотятся известные уже вам «странники». Зачем, пытался выяснить Трос, но не преуспел в этом. Он вам ещё расскажет свою историю, но всему своё время. Так вот, «странники» наверняка охотились и за этой частью, которую вы принесли, но вы оказались удачливее или проворнее, если хотите. Вы ничего странного не заметили там, в сибирской тайге?

— Как же, не заметили. — Проворчала Сонька. — Ели ноги унесли от группы быстрых зомби.

— Вот! — Воссиял Второй и вновь опустился на своё ложе. — Это доказывает, что «странники» тоже тянутся к отколовшимся частям. Правда как-то коряво и неумело, но то, что они пробивают время, вызывает у нас некоторые опасения. Поэтому нужно торопиться, пока мы в силах ещё повлиять на процесс.

— Так в сорок третьем году нам тоже придётся встретиться с зомби? — Сделал я вид, что не заметил намёка, что пора заканчивать с вопросами. — Или чего нам там ждать?

— Вам наверняка будут мешать. — Согласился Второй. — Но вот кто, этого я не знаю. Силы «странников» растут и что они вам могут противопоставить, остаётся лишь догадываться. Впрочем, думаю, что с нашими возможностями и вашими навыками проблем у вас возникнуть не должно. На этот раз можете с собой брать что хотите: любые вещи, любые документы. Ради этого беспрецедентного случая мы собрались вместе и теперь можем практически всё.

Мне показалось, что в образах Второго, посылаемых нам, промелькнул пафос. Да, цивилизация другая, а амбиции те же. Я хмыкнул и задал следующий вопрос скорее из желания подтрунить над возомнившими себя богами артефактами, нежели на самом деле желая знать ответ:

— А чего не можете?

— Считайте, что всё! — Отрезал Второй. — Ещё вопросы?

— Конечно. — Улыбнулся я и пододвинул чашку с кофе поближе, насытившись мясом. — Зачем вам эти части и где теперь сам Первый?

И вновь я с удивлением заметил смятение в цвете перемигивающихся артефактов. А каких вопросов они ждали? Кто убил Кеннеди? Так мне это не интересно.

— Тут встаёт вопрос этики и социальных убеждений. — Как-то неуверенно, как мне показалось, начал Второй — Это вопрос нашей расы и к вам не имеет отношения.

— Не согласен. — Оборвал я его и прищурился от удовольствия, сделав глоток ароматного кофе. И где они его берут, такой вкусный? — Вы находитесь среди нас и любое ваше решение или действие напрямую влияет на ход нашей цивилизации, взять, к примеру, хотя бы эту Зону, в которой вы окопались. Вы, уважаемые, что-то недоговариваете. Чего вы боитесь?!

Воцарилось молчание. Сонька с интересом переводила взгляд с меня на артефакты, молчаливо лежавшие на своих постаментах, видимо позволяя Второму самому решать что стоит нам говорить, а что нет. А вот Трос выражал явное недовольство моим недоверием к представителям иной цивилизации, видимо их объяснения его удовлетворили полностью. Что ж, в таком случае он в моих глазах потерял несколько пунктов. Сюда бы Мамая, уж он бы развёл их по полной программе, всё бы выпытал. Но ничего, и я ещё что-то могу.

— Первый погиб, спасая нас. — Наконец появились тихие образы в наших головах. — А части нужны, чтобы попытаться их отправить домой и воскресить его. Нам тяжело втроем уследить за ходом развития вашей цивилизации, и мы уже не в силах влиять на её процесс, больше занимаясь собственным спасением. Ты прав, мы боимся. Боимся вас, людей!

Я чуть не поперхнулся и недоумённо посмотрел на трёх Разумных Артефактов. Трусливые боги — это что-то новенькое. Только что утверждали, что могут всё, а теперь говорят, что боятся людей. Впрочем, с потерей одного из представителей вероятно их возможности сильно поубавились, не зря же их сюда отправили вчетвером, да и людей в их мир со слов Второго отправляли ровно столько же. Сделать-то они могут всё, а вот защитить себя не в силах. Впрочем, себя они защитили достаточно хорошо, создав Зону, но видимо на это уходят все их силы и следить за развитием нашей цивилизации, то есть выполнять свои прямые обязанности, они уже не в состоянии. Допустим.

— Тогда другой вопрос. — Побарабанил я пальцами по столешнице. — Что будет, если «странники» соберут вперёд вас все части или хотя бы добудут одну из них?

— На вторую часть вопроса довольно легко ответить. — Более уверенно начал отвечать Второй, уйдя от неприятной темы. — «Странники» усилят своё влияние и возможности в Зоне, чем вызовут более пристальное внимание вашего правительства и научных людей всего мира и рано или поздно нам придётся оставить эту территорию и делать себе новую Зону. Но это в худшем случае, мы этого конечно не допустим и попытаемся выкрасть доставшуюся им часть.

— В смысле это нам придётся её выкрасть? — Прервала его Сонька довольно насущным вопросом. — Вы ведь не полетите туда?

— Ты правильно поняла. — Нисколько не смутился Второй. — Именно вам, но не одним. Для этого придётся мобилизовать половину сталкеров Зоны и всё равно потери будут огромны. Поэтому мы и торопим события, не желая, чтобы хоть одна из частей попала к «странникам».

— А вторая половина вопроса? — Напомнил я. — Что будет, если «странники» соберут все части и даже эту выкрадут?

— Тут даже мы не берёмся прогнозировать. — Помрачнел Второй. — Учитывая возможности «странников», о которых можно судить по их активности в Припяти и проникновению в прошлое, и по информации, которую добыл Трос, а так же учитывая специфику отколовшихся частей Первого, они могут найти им самое широкое применение. Допускаю даже вероятность объединения «странниками» этих частей и создания некоего призрака Первого, подчиняющегося им. И тогда вероятность захвата ими территории Зоны будет равна ста процентам, а выхода из Зоны и оккупации близлежайшей территории девяносто девяти. Также возможно их целью является уничтожение Зоны любыми методами, а при условии владения всеми отколовшимися частями Первого это как минимум чёрная дыра, о которой я уже упоминал перед вашим первым заданием.

— Понятно. — Вздохнул я. Да, перспектива вырисовывалась не самая радужная, особенно если мы упустим ту часть, которая у фашистов. Тем не менее, вопросы у меня ещё были, и отказываться от их озвучивания я не собирался. — А как «странники» могут найти вторую часть, если первая здесь, а вы говорили, что узнали местонахождение второй, только заполучив эту? — Я кивнул на серый прямоугольник, лежащий на такой же стойке, как и у разумных артефактов.

— К сожалению это нам не известно. — Огорчил меня Второй. — Они и о первой части не должны были знать, не говоря уже о второй.

Что ж, теперь цели и задачи представителей иной цивилизации более-менее вырисовываются. Осталось непонятным, почему обо мне упоминал какой-то сталкер-шаман и именно я должен этим всем заниматься. Об этом я и спросил.

— Существует некая связь. — Помолчав начал объяснять Второй. — Мы до конца не можем объяснить её природу, но она есть и ещё задолго до сегодняшних событий, когда ты только попал в Зону, нам было точно известно, что именно ты лучше всего справишься с поиском отколовшихся частей нашего собрата. Их словно тянет к тебе, а тебя должно тянуть к ним. Чисто теоретически, конечно, на практике никто из нас с подобными явлениями не сталкивался. У тебя ничего подобного не наблюдалось? — Как-то просительно, как мне показалось, спросил Второй, словно учёный, не уверенный в своих теоретических выкладках, спрашивающий практика.

— Наблюдалось. — Улыбнулся я. — Собственно, об этом как раз должен был быть мой следующий вопрос, но раз уж ты всё объяснил. — Я пожал плечами. — Впрочем, ты объяснил только следствие, а вот причина осталась неясна, почему именно меня тянет к ним, а не, к примеру, Соньку?

— К сожалению, могу только повториться. — Воспарил к потолку Второй. — Ваша связь до конца не ясна.

— Но вы же можете всё. — Не преминул я в очередной раз подколоть всемогущие Артефакты. — А такой мелочи не знаете.

— Мы знаем и можем практически всё в области человеческих понятий. — Погрустнел Второй и опустился на место. — А здесь речь заходит об отколовшихся частях, то есть непосредственно о нас самих, а себя мы знаем, к сожалению, не так хорошо, как вас. Между собой мы можем ровно столько же, сколько вы между своей расы.

— Странно всё это. — Только и смог что придумать я. — С одной стороны можете всё, а с другой, получается, ничего? Ну, я же человек, посмотрите не со стороны части своего собрата, а с моей стороны.

— Это бесполезная трата времени. — Оборвал меня Третий. — Связи есть только у нас, у вас их нет.

— Однако артефакт почувствовал я, а не Сонька. — Возразил я.

— Максим, Третий, скорее всего, прав, и дело тут не в тебе, а в том, что тебя выбрал Первый или его отколовшиеся части. — Мягко вставил Второй. — И давай пока хватит вопросов? Нам нужно как можно скорее узнать местонахождение второй отколовшейся части, выяснить все детали и подробности и отправлять вас туда. А вы пока послушайте, что выяснил Трос в своём вояже по Припяти.

«Тоже мне, вояж» — хмыкнул я про себя — «В образе зомби»

Тем не менее, я махнул рукой, что согласен повременить с вопросами и с интересом стал наблюдать, как Разумные Артефакты, перемигнувшись пару раз, стали терять очертания и оплывать, пока не превратились в полупрозрачные белёсые облачка. Неизменным осталась только отколовшаяся часть их бывшего коллеги. Налюбовавшись Артефактами, я повернулся к Тросу в ожидании рассказа.

Отступление: размышления Троса

Кто может сказать, как чувствуют себя зомби? Все сосуществующие рядом (сталкеры, военные, учёные и прочий мыслящий контингент) могут только догадываться, да и то их догадки будут далеки от истины. Зомби могли бы сказать, но они не говорят. Даже те, кого только что призвала Зона, молчат. Не потому что не хотят или не могут, нет, просто их мировоззрение таково, что в нём нет место речи. Они не знают, не помнят, что есть вообще такое понятие как разговор. А вот я помнил! Вернее будет сказать — вспомнил, когда вернулся в своё обычное тело, после десятидневного пребывания в гниющей тупой оболочке. Вспомнил и смогу рассказать, если кто пожелает знать, что они чувствуют. Но обо всём по порядку.

Сперва я испугался. Сильно, жёстко испугался. Мир скакнул куда-то вверх, пропала сестра, пропала окружающая нас Зона, и я оказался в каком-то мрачном лабиринте. Один. Потом было знакомство со Вторым, долгие разговоры, предложение помочь ему и ещё более долгое ожидание, когда же сестра приведёт Максима.

Поверил Разумному Артефакту я как-то сразу. Бывает так, что понимаешь — верю! И не надо становится ни доказательств, ни убеждений. Верю и всё тут.

Не дождавшись сильно задержавшуюся Соньку, мы приступили к реализации планов Второго. Передо мной возникла моя копия и я непроизвольно вздрогнул — настолько неожиданно и страшно оказалось смотреть на себя мёртвого. Одежда оборвана, лицо покрывают трупные пятна, распухшие и потрескавшиеся губы раздвинуты в каком-то жутком оскале, обнажая чёрный провал рта, где едва ли сохранилась и половина зубов. На ноге выкушен довольно приличный клок мяса и виднеется выбеленная ветрами кость. Тем не менее, на попятный я не пошёл. Второй быстро переселил мой разум из обычного тела в мёртвое, и перебросил получившегося зомби с человеческим разумом в район Припяти.

Моей главной задачей стало добраться до города, не попав под раздачу сталкеров. Трусливый зомби! Кто бы видел. Но я сделал так, что меня не увидел никто. Оказывается, у зомби с воскрешением появляется какой-то новый орган чувств — я стал чувствовать всё живое в радиусе километра, но в отличие от настоящих зомби я старался или убраться подальше или затаиться, пока сталкеры не пройдут.

Оказалось, не так просто совладать с телом, когда рядом живое существо. Тело требовало есть, тело корчилось и стонало всеми суставами. Первый раз, спрятавшись от двух приближающихся сталкеров, я едва не выдал себя, когда оболочка самопроизвольно поднялась и, пуская слюни, пошла в сторону живого мяса. Пришлось брать мёртвеца под более плотный контроль, что решило проблему, но добавило новых забот. Он, словно в отместку, начал накачивать меня своими чувствами, от которых я так старательно отгораживался, чтобы не чуять запах гнилого мяса и не ощущать кружащихся вокруг мелких насекомых. Тело чувствовало голод, тело чувствовало боль. Эти два разных понятия у зомби были единым целым. От голода ожившие мертвецы испытывали самую настоящую боль. Как я впоследствии убедился — только от голода. Ничто другое не тревожило зомби.

Побороть мёртвую плоть оказалось намного легче, чем собственное омерзение, возникшее от соприкосновения с чувствами зомби. Тем не менее, я справился и спустя сутки был на месте — передо мной лежал мёртвый город. Такой же мёртвый, как-то тело, которое я сейчас использую — вроде бы существует, но души нет.

Лёгкое прикосновение чужого разума я почувствовал сразу и мгновенно юркнул в отведённый для меня отнорок, предоставив мёртвое тело самому себе. Зомби повертелся немного на месте и целеустремлённо направился к центру города. Место моего разума, управляющего ожившим трупом, занял кто-то другой, имеющий на зомби определённый интерес. Второй точно не знал, как оно будет, но предупреждал о чём-то подобном и я, словно лётчик находящегося на автопилоте самолёта, просто наблюдал за происходящим из своего угла.

Меня довели до города и, попетляв между домами, вывели на улицу Спортивную, как указывала табличка на одном из домов. Здесь ко мне присоединили ещё двоих зомби, спустя пять минут ещё четверых, а, дойдя до перекрестка и свернув на улицу Героев Сталинграда, нашу небольшую группу влили в целый поток шагающих мертвецов. Такого количества зомби мне не то, что видеть не доводилось, я даже в страшном сне не мог представить, что это возможно. Большинство мертвецов было довольно свежими, и носили форму «монолита», но встречались и довольно потрёпанные экземпляры.

Прозвучал какой-то странный рёв-гудок, и мне нестерпимо захотелось работать. Вот так из ниоткуда появилось желание ломать и строить, таскать и копать. Наряду с этим я ощутил в себе силу, дикую первозданную силу, не оставляющую сомнений, что я смогу свернуть горы. Думаю и все шагающие вокруг меня мертвецы получили подобный допинг, потому как их движения стали чёткими и осмысленными. Нас провели по улице Лазарева, свернули на Курчатова, провели через главную площадь и завели за гостиницу, на которой ещё сохранились старые облезшие буквы «Готель Полiсся». Вот тут я и понял, зачем мне силы экскаватора — за гостиницей полным ходом шла стройка.

План Второго трещал по швам. Да, меня не раскрыли и действительно считали зомби, но ни на минуту не убирали захвативший около города поводок контроля, и тело безропотно повиновалось. С утра нас выводили из ангара, в котором мы, словно истуканы стояли всю ночь, проводили мимо огромных ящиков, из которых мы набирали полные карманы небольших прямоугольных артефактов и направляли к определённому дому. Системы я не заметил, цели находились то на южной окраине города, то на восточной, а иногда и в центре. Бетонные коробки мы вычищали полностью, не оставляя и рам, ни лестничных пролётов, ни стен с потолочными перекрытиями просто вырывая их с мясом из несущих наружных стен. Как всё не завалилось, ума не приложу. Затем мы прикрепляли к вырванному элементу один из взятых артефактов, и строительный элемент пропадал. Просто исчезал в воздухе.

Куда, я узнал спустя пару дней. Два дня я вырывал плиты из разных домов, а затем попал туда, куда эти плиты доставлялись с помощью необычных артефактов — на стройку, но перед этим…

Перед этим нас покормили. Страшно, жутко, немыслимо для разума обычного живого человека. День начался как обычно с перехода из стоячего положения в ангаре в движение, как я думал, на стройку, но нас повели к находящемуся неподалёку стадиону, на котором билось о невидимые стены не менее пятидесяти живых людей. Кого здесь только не было: и сталкеры различных группировок, и военные и даже мелькнуло пара перекошенных от ужаса лиц в гражданской одежде. Я с интересом рассматривал бьющихся в истерике людей, пытавшихся прорвать невидимую преграду и вырваться на свободу, и не понимал, зачем нас сюда привели. А когда понял, ничего не смог поделать, кроме как биться в агонии ужаса и отвращения в отведённом для моего сознания уголке. Мёртвую толпу контролирующий поводок распределил вокруг невидимой преграды и когда мы равномерно встали вокруг орущей кучки живых людей — преграда исчезла.

Мы рвали на куски тёплую плоть и запихивали себе в рот, глотая целые куски, практически не жуя, мы глодали кости и высасывали кишки. У людей не было ни одного шанса. Я попытался полностью отгородиться от происходящего и с ужасом понял, что воплощённая идея Второго не позволяет отгородиться целиком. Зрение, как я ни старался, осталось работать, и я наблюдал за этой вакханалией не в силах даже зажмуриться.

Страшные картины, вставая перед глазами, преследовали меня ещё неделю, а по возвращении стали сниться каждую ночь во сне и если бы не помощь Второго, сделавшего эти воспоминания мутными и зыбкими, словно страшный сон, когда помнишь что было страшно, но не помнишь отчего, я бы сошёл с ума.

Тем временем продолжилась работа. Я, забившись в свой угол и проклиная Второго с его заданием, отрешённо наблюдал, как нас подвели к тёмному провалу, обложенному плитами, и зомби стали спускаться по добытым ранее лестничным пролётам.

Так сменялись дни — то уходящие вниз казематы, то вырывание плит из заброшенных домов, и ни намёка на хозяев этой стройки, на тех, кто держит такое количество мёртвых рабов под тщательным и казавшимся немыслимым контролем. Было ощущение, что кроме огромного количества зомби и иногда мелькавших оборотней здесь вообще никого нет, но я знал, что это впечатление обманчиво. Здесь точно был чей-то разум, преследующий какие-то свои неведомые цели, и возможно я ошибаюсь, но мне кажется, что этот разум был единственным. Многоликим, но единственным, словно одно большое существо, дёргая за ниточки, управляло всем живым, полуживым и мёртвым на всей территории Припяти.

 

Рекогносцировка (продолжение)

Трос не рассказывал, он, словно вкачивал нам свои мысли, подкреплённые размытыми видениями, и оттого монолог получился жутким и вызывающим тошноту. К горлу подступил комок, и мне с большим трудом удалось его подавить, запив изрядным количеством кофе.

Артефакты ещё не закончили свои дела и лежали на своих ложах покрытые туманной завесой. Говорить не хотелось, и в зале воцарилась тишина, нарушаемая лишь лёгким потрескиванием прогорающих в камине дров. После увиденного не то, что говорить, жить не хотелось. Не выдержав давящего напряжения, я вскочил и принялся ходить вдоль камина туда-сюда, пока Соньке это не надоело:

— Кончай мельтешить.

Пришлось вновь сесть на диван и закурить. Пальцы мелко подрагивали. Да уж, наше путешествие в прошлое, встреча с шаманом и «хетами» просто приятное развлечение по сравнению с тем, что пришлось испытать Тросу, видя как его же руки, к нему же в рот отправляют ещё тёплое мясо разорванных людей.

Немного отпустило только после второй сигареты. К тому времени и Артефакты начали приобретать чёткие очертания, и я приготовился выслушать их рассказ, надеясь, что он отгонит мрачные картины, а так же задать свои вопросы, кои остались у меня ещё в избытке.

— Ситуация прояснилась. — Сразу рванул с места в карьер Второй. — Отколовшаяся часть находится…

— Погоди. — Остановил я его. — Ты обещал ответить ещё на пару вопросов, прежде чем мы приступим к новому заданию.

— Ну хорошо. — Согласился Второй. — Спрашивай.

— Только короче. — Вставил Третий. — Время не терпит.

— Это уж как получится. — Хмыкнул я. — Вот вы сами того не желая, породили у меня лишний вопрос. Почему время не терпит, если вы управляете этим самым временем? Ну, отправьте нас на два дня раньше, чем планируете, на неделю. Какая разница, сколько мы просидим в этом времени, если в прошлое попадём всё равно в определённый день и час?

— В прошлое, да не то. — Мне показалось Второй Вздохнул. — Время не изменится, изменится вероятность. Чем раньше путешественник по времени отправился из исходной точки, тем более высока у него будет удача в выполнении плана там, и если вы отсюда отправитесь намного позже «странников», то хоть на год раньше там окажИтесь, всё равно не сумеете взять часть Первого. Вас или поймают и посадят в концлагерь или любое другое препятствие возникнет на пути, но «странники» добудут его первыми.

— Понятно. — Потёр я виски. — Ладно, постараюсь ограничить свой интерес. Вопрос первый — при стычке с минотавром час назад я в падении пролетел сквозь стену. Как такое возможно?

— К сожалению, я подоспел к самому концу. — Медленно начал Второй. — И не видел этого происшествия, но могу кое-что предположить, только сперва опиши подробней, как всё было.

Я рассказал, честно попытавшись вспомнить каждую мелочь.

— Что ж. — Подвёл итог Второй. — Всё понятно. Ты уже видел, что оружие минотавра представляет собой некий артефакт. Не нами созданный, но, тем не менее, вполне работоспособный и имеющий свои свойства. Так вот, одно из свойств его секиры — это прохождение сквозь стены и возможность в этот момент проводить через них любые другие предметы…

— Я не предмет. — Вставил я.

— …Видимо в тот момент, когда ты должен был удариться о стену, его секира, пролетев над твоей головой, начала проход сквозь стену, — Не обратил на моё замечание Второй. — Ведь коридоры там сам видел, достаточно узкие, ну и ты вместе с ней прошёл сквозь стену и вылетел в соседнем коридоре.

— Хм. — Я прислушался к себе. Нет, эта версия отторжения у меня не вызывала, всё достаточно стройно и логично, кроме одного — в болоте ведь никакой секиры минотавра не было, а я там вытворял такие вещи, что самому не верится. — Ну, хорошо, допустим.

Но прежде чем я успел задать следующий вопрос, влезла Сонька.

— Ответьте тогда уж и на мой вопрос, а то как-то несправедливо.

— Задавай. — Согласился Второй.

— Почему, если раньше у меня и мысли не возникало о том, чтобы прекратить быть сталкером и вернуться к нормальной жизни, то после посещения прошлого я словно прозрела. Это всё — Она обвела рукой вокруг. — Оказывается мне не нужно. Что случилось?

Я хмыкнул. Этот вопрос терзал меня ещё на болоте, а вот оказывается не только меня. Только я про него уже забыл, а Сонька помнила. Ну что ж, интересно будет узнать, есть ли этому логическое объяснение.

— Здесь ничего сложного. — Начал отвечать как ни странно Третий, имеющий форму ананаса, Артефакт. — Эффект привыкания действительно есть. Он наступает, как только сталкер берёт в руки свой первый артефакт. Это неотъемлющая составляющая Зоны и нашей безопасности.

— Но это же жестоко! — Возмущённо оборвала его Кулачок. — У человека должно быть право выбора!

— Да, мы знаем вашу религию. — Спокойно произнёс Третий. — У человека есть право выбора не соваться на запретную территорию.

На это Соньке не нашлось что ответить, но я не закрыл тему, решив выяснить всё до конца:

— А почему у нас привыкание прошло?

— Вы принудительно оказались вне Зоны, и потенциалы выровнялись, избавив вас от потребности искать всё новые артефакты. Стоит вам здесь подобрать какой-нибудь артефакт и всё начнётся по новому.

— Учтём. — Буркнула недовольная Сонька.

— Ты всё? — Тихонько спросил я у неё. Она кивнула, о чём-то задумавшись. — Тогда я продолжу. — Я повернулся к Разумным Артефактам. — Если срывов было минимум три и сейчас мы едем за второй отколовшейся частью в сорок третий год прошлого века, то почему я не помню ни одной мало-мальски похожей по масштабам катастрофы в том времени?

— На самом деле срыв у Первого произошёл несколько раньше, чем ты думаешь. — На этот раз рассказывать вновь принялся Второй. — Но тут вновь всё упирается в нашу физиологию, если можно так выразиться. Тебе это знать вовсе не обязательно, но раз уж ты спросил… Каждый последующий срыв происходит с куда менее разрушительными последствиями, нежели предыдущий, поэтому и начинать легче всего с первого срыва, так как он наиболее заметен. Второй срыв тоже сопровождался потрясениями, но по мощности с тунгусским кризисом их, конечно, сравнивать нельзя. Вполне возможно, что третий срыв вообще мало кто заметил и походил он, скажем на взрыв гранаты. Утрированно конечно, но надеюсь, мысль понятна.

Я кивнул, ожидая продолжения, но Второй замолчал, видимо считая, что на мой вопрос он ответил.

— Ну, тогда главный вопрос. — Хлопнул я себя по коленям и, поднявшись, вновь принялся ходить по комнате, не в силах сдержать волнения. — Что со мной было на болоте?

— А что с тобой было на болоте? — Вроде бы я уловил удивление, в посылаемых образах Второго, но опыта не хватало и я не понял, на самом деле он удивлён, или играет. Пришлось объяснять, хотя чувствовал я себя при этом довольно глупо. Впрочем, я всё равно обещал рассказать Соньке эту историю, так что как говорится одним выстрелом двух зайцев. Правда, отреагировали эти «зайцы» совершенно по разному: Сонька молча сидела и с ошарашенным видом смотрела на меня, а вот разумные артефакты синхронно заявили, что это бред.

— Как это бред? — Настала моя очередь удивляться. — А как я, по-вашему, избавился от пули, ведь Сонька выстрелила в меня практически в упор. — Я повернулся за поддержкой к виновнице, и она утвердительно кивнула.

— А след от пули есть? — Мне показалось или Второй действительно надсмехается?

Крыть мне было нечем — Кроме моей и Сонькиной памяти ничто не могло подтвердить действия, разыгравшегося на болоте, но память к делу не пришьёшь.

— Максим, Сонька, — Мягко, словно беседуя с детьми начал вещать Второй. — Вы просто угодили в одну из аномалий или на вас так подействовал «болотный град», но под влиянием какого-то фактора вы начали воспринимать реальность не совсем адекватно. Затем вы совместно или по раздельности, это уже не важно, дошли до входа в лабиринт, где наркотическое воздействие на ваш организм закончилось.

— Складно. — Легко согласился я. — Но не бывает так, что двоим померещилось одно и то же.

— Ну, во-первых, у вас общего было только то, что она в тебя выстрелила, всё остальное я так понимаю у каждого своё, а во-вторых, кто тебе сказал, что в Зоне чего-то не бывает? — Второй вновь надсмехался, теперь я в этом был уверен.

— Хорошо. — Сдался я, не зная, что ещё можно выставить в качестве аргумента. Остался я конечно при своём мнении, но какое-то зерно сомнения он во мне конечно посеял. — Говорите тогда уж, что вам удалось выяснить по поводу второй отколовшейся части.

— Это означает, что с вопросами мы покончили?

— Оставлю маленько на потом, чтобы было чем вас доставать. — Съязвил я. — Давайте уже о деле.

— Ну, зачем ты так? Мы с удовольствием ответим на все ваши вопросы, но раз ты настаиваешь «о деле»… Третий, начинай.

— Мы раньше не знали, — Мигнув лиловым начал вещать артефакт в виде ананаса. — Но оказывается Первый уже много лет назад начал какой-то эксперимент, не посоветовавшись предварительно с нами. Задуманное он выполнял в районе Бермудского архипелага. Мы сейчас не знаем, в чём был смысл эксперимента, но привёл он к тому, что в этом районе стали терпеть крушение корабли и пропадать люди с исправных судов. Вы, я имею в виду человечество, назвали это место бермудским треугольником и стали обходить стороной. После тунгусского инцидента наш коллега вернулся к архипелагу и продолжил свой эксперимент, но ничего не проходит бесследно и вот, спустя почти тридцать лет после первого срыва у него случается второй. Тогда в архипелаге произошло крупное землетрясение, и высота волн в эпицентре достигала сорока метров, правда в связи с тем, что это явление было не природного характера, до берега материка они так и не дошли. Первый сразу покинул место срыва, оставив в воде свою отколовшуюся часть, и больше туда никогда не возвращался.

— Так бермудский треугольник до сих пор бередит людей. — Перебил я его. — Суда ведь до сих пор вроде время от времени пропадают?

— Эксперимент продолжает жить и без его основателя. — Охотно ответил Третий. — Это довольно странно, обычно эксперименты умирают с исчезновением своего основателя.

— Так может, он не исчез. — Вставила Сонька. — Не умер?

— Это исключено. — Отрезал третий и, ничего не объясняя, продолжил свой рассказ. — Так вот, спустя пару месяцев эту отколовшуюся часть нашего коллеги подбирают представители иных миров, проще говоря — инопланетяне, зафиксировавшие аномальную природу артефакта. Дальше им толи просто не повезло, толи они попытались провести с найденным артефактом какой-нибудь эксперимент, вышедший из под контроля, но их корабль терпит крушение в районе города Фрайбург, в Германии. С этого момента история третьего рейха делает крутой поворот.

— Вы хотите сказать, что фашисты сотрудничали с инопланетянами? — Не поверил я.

— Сотрудничали. — Подтвердил Третий. — Другой вопрос, на сколько плодотворно, но то, что они пытались строить летающие тарелки — достоверный факт.

— Я, кстати, что-то подобное читала. — Вставила Сонька.

Я ничего подобного не слышал, но раз уж Сонька подтверждает сей факт, то придётся поверить.

— Продолжим? — Учтиво уточнил Третий и, дождавшись моего кивка, возобновил рассказ. — Немцы добились от инопланетян согласия в военной поддержке в обмен на обещание в содействии построения нового летательного аппарата. Началась массовая подготовка к войне. На том уровне технического прогресса и состояния заводов Германии было невозможно воплотить планы пришельцев в жизнь, поэтому под видом изобретений создавалось новое оборудование, и строились военно-промышленные предприятия. Параллельно создавалось и новейшее вооружение. Первые результаты совместных трудов фашистов и пришельцев появились в конце тысяча девятьсот сорокового года, когда уже полным ходом шла война и Европа прогибалась под тяжелым сапогом немецкого солдата.

Пришельцы воспряли духом — пока они видели только созданное с их помощью оружие, и вот их мечта попасть домой немного приблизилась. Испытание провели в феврале сорок первого года, но закончилось оно полным крахом — изготовление агрегатов корабля по-прежнему оставалось далеко от идеала. Сменили инженеров, и на место Шривера и Хабермоля пришёл Циммерман, добившийся улучшения качества поставляемых узлов и создавший в конце сорок второго года свой шедевр, испытанный на полигоне Пенемюнде. Но и это оказалось не то, «блин циммермана» постигла та же участь, что и аппарат его предшественников.

Инопланетяне хоть и жаждали попасть домой, сильно боялись обмана и поэтому раскрывали свои секреты неохотно и дозировано, но после второй неудачи фашисты мягко надавили на пришельцев, и тем пришлось рассказать практически всё. После этого был создан шедевр авиастроения — «диск белонце». Испытания прошли успешно, и дело оставалось за малым — подготовить летающий корабль к космическим перелётам. Вот тут-то и выяснилось, что фашисты не собираются отправлять инопланетян домой. Они посадили их в камеру и стали использовать в роли дойной коровы, выбивая различные технические решения.

К вашему счастью пришельцы оказались крепкими ребятами с пониженным болевым порогом, о чём естественно не сочли нужным сообщить немецким врачам, их обследовавшим, а потому изображали мучения и стоны, но выдавать сведения, связанные с особенностью космических перелётов, отказались. Немцам пришлось работать с тем, что у них уже было и с конфискованным у инопланетян артефактом, а именно — с отколовшейся частью нашего коллеги, которую вам и предстоит забрать.

— Они их убили? — Тихо спросила Сонька.

— Нет. — Успокоил её Третий. — Потерпевший аварию корабль пришельцев хоть и имел серьёзные повреждения, всё равно представлял огромный интерес с научной и военной точек зрения, а потому немцы не оставляли надежды завладеть исходным экземпляром. Пришельцы если и не предвидели обман, то, по крайней мере, не исключали такой вариант развития событий, а потому поставили какой-то биоблокиратор и пригрозили, что со смертью хотя бы одного из них корабль немедленно самоуничтожится, прихватив заодно с собой всех в радиусе десяти километров.

— А сколько вообще там инопланетян? — Я уже прикидывал, не сможем ли мы их вытащить и использовать в своих интересах.

— Четверо. — Коротко ответил Третий. — Изначально было пятеро, но один погиб при аварии.

Немного помолчали, словно отдавая дань памяти погибшему иномирянину. Впрочем, его сюда никто не звал. Пожинают плоды нашего «гостеприимства».

— Хорошо. — Я поднялся и подошёл к рюкзакам, размышляя, что мы можем использовать из собственных вещей. Выходило, что ничего. — Давайте подробности, а после мы скажем, что нам нужно от вас в дорогу.

— Вам предстоит отправиться в июль 1943 года в местечко под названием Навля, где располагалась одна из многочисленных секретных военных баз Германии и где в тот период содержались инопланетяне с найденным ими осколком Первого. Они их тащили за собой по всей Европе вслед за наступающими войсками, чтобы постоянно вводить в производство новые технологии, раскрытые инопланетянами, и задействовать их в военной машине. Это же касается и летающих тарелок, как собственного производства, так и внеземного. К этому моменту советские войска готовили наступление, которое впоследствии будет названо Курской битвой, и Навля оказывалась в непосредственной близости от линии фронта, а потому германское правительство готовило базу к эвакуации. Царящая там и сопутствующая всем эвакуациям неразбериха должна оказаться вам на руку, но напомню, что возможно сопротивление со стороны «странников», так же охотящихся за этим артефактом. Они тоже просчитывают варианты и наиболее вероятные точки изъятия отколовшейся части, а потому ваша встреча оценивается нами практически в сто процентов.

— Летающая тарелка там же? — Задумчиво поинтересовался я. Терзала меня смутная мысль, но никак не могла оформиться во что-то существенное.

— Была там же, но к моменту вашего появления уже будет эвакуирована в глубь территории и довезена, кстати, до этих мест, где и стоит до сих пор.

Мы с Сонькой переглянулись. Вот что мне не давало покоя всё это время — мы же видели эту тарелку! Ну, может и не эту, но вероятность, как говорит Третий, практически стопроцентная. Впрочем, что нам до этой тарелки?

— А вы знаете, где именно? — Бросил я пробный камень.

— До недавнего момента мы не знали конкретного места, а только чувствовали её присутствие. — В разговор вновь вступил Второй. — Но благодаря вашим скитаниям и зорким глазам нашего рыжего помощника мы запомнили то место, где вы на неё наткнулись.

— Как-нибудь использовать её в своих целях можно? — Влез Трос.

— Если починить, то попробовать можно. — Второй, как мне показалось, сам не знает ответа на поставленный вопрос. — Но чтобы починить, нужны знания, которыми не обладаете ни вы, ни мы. Давайте лучше вернёмся к захвату второй отколовшейся части.

— Захватить с наскока её не получится. — Сразу продолжил свой рассказ Третий. — База очень хорошо защищена как техникой, так и людскими ресурсами, поэтому вам придётся ориентироваться по обстоятельствам. Могу подкинуть идею.

Я кивнул, может действительно что стоящее предложит?

— Можно дождаться начала действий «странников», после чего перехватить у них инициативу и добраться до артефакта первыми, как вы это сделали в деревне эвенков. Тут главное не дать им завладеть отколовшейся частью, иначе, как мы уже упоминали, придётся атаковать их башню, которую они укрепляют и защищают с каждым днём всё сильнее.

— Опасно. — Задумчиво потёр я подбородок. Лезть толпой в башню «странников» мне категорически не хотелось, тем более, что Второй ясно говорил, что там поляжет очень много народа. — Там, в тайге, всё случайно получилось, спонтанно, и надеяться на ещё одно везение было бы неразумно. Ты прав, подумаем на месте, что можно сделать, а пока давайте-ка собирать нас в дорогу.

Надежда рейха

Мы вновь стояли на просёлочной дороге, но в отличие от сибирской тайги здесь нас окружали лиственные деревья, едва перемежаемые невысокими елями. Слегка сбоку от колеи поблёскивал на солнце шикарный чёрный «БМВ–326», который я затребовал у трёх Разумных Артефактов. Сперва я хотел заказать какой-нибудь современный танк, но затем отказался от этой идеи, вовремя поняв, что даже с самым новым вооружением мы ничего не сделаем против хорошо вооружённой военной базы. Тем более что мы не знали точно ни сколько там военных, ни сколько штатских, которые при нападении, безусловно, тоже возьмутся за оружие, ни уровень их вооружения. Действительно, а вдруг у них на складах какое-нибудь инопланетное оружие?

Поэтому после недолгих размышлений решено было действовать хитростью. Для этого на заднем сиденье автомобиля лежала стопка белья, положенного только высшим чинам «СС». Более того, на правом рукаве каждой формы причудливым узором красовался меч, взятый в петлю тройной линией и опоясанный надписью «deutsches ahnenerbe». Рядом с формой лежали документы, подтверждающие, что мы уполномочены рейхсфюрером «СС» Генрихом Гиммлером заниматься эвакуацией данной базы и весь личный состав, включая офицеров, поступает в наше полное распоряжение. Рядом лежали и паспорта: Мария Отте — контактёр, Отто Ран — штурмбанфюрер «СС» и Вагнер Штольц — водитель.

Роль водителя досталась естественно Тросу. Впрочем, кто-то же должен им быть? Сонька отпадает по половым признакам, а я по причине необычной чувствительности к отколовшимся частям Первого. Мы быстро переоделись, при этом Трос неодобрительно покосился на сестру, которая не стала жеманиться и искать кусты, чтобы укрыться от нас. Видимо Второй не счёл нужным посвящать его в наши с Сонькой отношения. Впрочем, мне было всё равно, мне у него благословления не спрашивать. Рассовали документы по карманам. Бельгийский «Браунинг» на десять патронов как влитой лёг в ложе кобуры, а на поясе в небольших ножнах удобно расположился узкий кинжал. Я одёрнул форму и повернулся к остальным:

— Ну, как?

— Вылитый Отто Ран — Буркнул недовольный ролью водителя или Сонькиным поведением Трос.

— Нормально. — Тоже закончила одеваться Сонька. — А я?

— Тоже ничего. — Полюбовался я на новенькую форму, аккуратно сидящую на девушке. Впрочем, на мой взгляд, конечно же, мужская форма у немцев была гораздо элегантней, нежели женская. — Давайте грузиться в машину и по-русски больше ни слова.

Сказал и сам непроизвольно дотронулся до нагрудного кармана, где лежал артефакт «язык». У каждого из нас там притаился подобный артефакт в форме небольшого, раздвоенного на конце язычка. Никто из нас троих раньше не видел подобной вещи, да и откуда нам её взять, если их сделали всего три штуки специально для этого задания. Теперь, если артефакт находился в непосредственной близости, например в любом из карманов, мы могли свободно говорить и даже думать на немецком языке. Впоследствии, как нам было обещано Вторым, артефакт полностью передаст нам свои возможности, как это было с «огурцом», отдавшим нам ночное зрение и потребность носить его с собой отпадёт. Надеюсь только, что побочных эффектов больше не будет, а то действительно язык станет раздвоенным, то-то немцы посмеются. Приблизительно передача возможностей должна пройти за шесть часов, а пока мы вынуждены были постоянно проверять, не потерялся ли небольшой артефакт.

Впервые увидев «язык» Сонька восхищённо «ойкнула» и поинтересовалась, специально ли они сделали артефакт, передающий знание языка в соответствующей форме, на что получила полное недоумение со стороны разумных артефактов. После дальнейших уточнений выяснилось, что они не просто не управляют формой получаемого артефакта, но и представить себе не могут, что подобное зачем-то нужно и возможно. В их мировоззрении подобный факт не укладывался. После попытки выяснить «почему?» нам привели пример, что мы же не делаем иголки в форме куба. На этом мы свои расспросы по данной теме закончили, боясь натолкнуться на ещё более чуждую логику, нежели пример с иголкой.

Помимо небольшого артефакта, без которого было просто не обойтись, мы решили довольствоваться вещами и оружием исключительно данной эпохи, чтобы не вызвать излишнюю подозрительность — итак по лезвию ножа ходить придётся. Исключение составили разве что серебряные пули в нашем оружии, но кто их видит? Да ещё одно техническое решение двадцать первого века, которое должно было обеспечить лояльность начальника базы.

Я вдруг вспомнил о своих способностях, полученных во время ранения на болоте, и решил проверить кто прав — я или разумные артефакты. Всё же не смотря на логичность объяснений Второго, меня не оставляли сомнения в нереальности произошедших событий. Слишком яркими и осязаемыми они были для бреда. Попросив подождать меня, я под удивлённые взгляды Соньки и её брата отошёл на несколько метров, улёгся на спину и нашёл взглядом парящую в небе птицу.

На опыты я позволил себе потратить всего пять минут, всё же у нас была общая цель, и ставить под удар операцию в целом я не имел права. Если бы место было глухое, возможно я бы позволил себе поэкспериментировать дольше, а на дороге, куда нас поместили артефакты, отправив в прошлое, в любой момент могли появиться немцы. Не сомневаюсь, что прежде чем нас выкинуть на этот участок Второй убедился, что вокруг никого нет и определённый запас времени был, но всё же излишне рисковать не стоило.

Поднявшись, я отряхнул налипшие на форму травинки и разочарованно вздохнул — как я ни старался дотянуться до разума птицы, ничего не вышло. Птица не отозвалась, добавив аргументам Второго дополнительную весомость и оставив меня в сомнениях. Как говорится: «А был ли мальчик?»

— Что за цирк? — Недовольно бросил Трос, поправляя форму.

Ему я не ответил, а вот вопросительный взгляд Соньки не мог оставить без внимания:

— Проверял, что с нами было на болоте. — Буркнул я.

— Судя по недовольному виду, Второй прав? — Хмыкнула Сонька. — И все наши видения действительно бред, навеянный «болотным градом»?

Конечно, ей так думать было проще и выгодней, ведь это означало, что она в меня не стреляла, а значит, совесть её чиста. А вот мне очень хотелось бы, чтобы то, что я помню, оказалось правдой, ведь это так здорово, чувствовать себя птицей и с лёгкостью перебрасывать людей на расстояние и создавать некое подобие жизни.

— Не знаю. — Проворчал я. — Не уверен. Тихо! Ничего не слышите?

До нас донёсся приглушенный расстоянием, но всё нарастающий гул. Мы посмотрели на север и долгим тяжелым взглядом проводили пять низко идущих истребителей с квадратными крестами на крыльях, направляющихся на восток и прикрывающих двух бомбардировщиков. Война не стоит на месте. Грохот канонады до нас не доносился — линия фронта была достаточно далека, но засиживаться на месте не стоило и мы, устроившись в машине, осторожно тронулись вперёд.

Первую проверку мы прошли на «ура» буквально через пять километров. Я не сомневаюсь, что чем ближе мы будем подъезжать к базе, тем дотошнее будут проверки, но то, как немцы начали суетиться при виде наших «аусвайсов» внушало оптимизм. Конечно, теперь вперёд нас по телефонным проводам понеслись доклады о прибытии высокопоставленной комиссии и глава секретной базы, некто Вольфганг Краузе — заместитель начальника отдела рунологии и символистики, обязательно уточнит в штабе наши полномочии, но тут его ждёт огромный сюрприз — кое-что из технологий будущего мы с собой всё же прихватили.

А пока машина плавно и величественно плыла по накатанной земляной дороге, оставляя за собой долго стоящий в воздухе пыльный след, и впереди ждала нас новая застава с проверкой уже куда серьёзней предыдущей. Это стало ясно, как только наша машина затормозила перед шлагбаумом. Если раньше было достаточно документов, поданных Тросом, то в этот раз задние двери автомобиля распахнулись и нас вежливо попросили выйти и предъявить документы. Как ведёт себя высшее руководство «СС» в подобных ситуациях я не знал, а потому приходилось импровизировать. Я степенно вылез и молча подал документы молоденькому унтер офицеру. Примерно лейтенант — перевёл я для себя мысленно и хмыкнул, рядовых здесь вообще не наблюдалось.

Проверка затягивалась. Унтер словно проверял моё терпение. Ну и допроверялся — я стянул одну перчатку и, покачивая ей, словно собираясь бросить в лицо оппоненту, рявкнул:

— Уснул, солдат?

Унтер вздрогнул, и лицо его стало пунцовым от гнева. Конечно, какому офицеру, пусть и младшего состава, понравится, что его называют простым солдатом. Я демонстративно усмехнулся самыми уголками губ и протянул ладонь. Проверяющий вложил в неё мои документы и вытянулся в струну, вскинув руку:

— Хайль!

Я потрепал его по щеке и сел в машину, успев заметить, как перекосилось его лицо. Следом уселась Сонька. Офицеры закрыли двери автомобиля, и шлагбаум поднялся — мы прошли второй периметр охраны.

К моему удивлению на третьей заставе нашу машину даже не остановили, лишь проводив долгими взглядами.

— Так и должно быть? — Забеспокоилась Сонька, но оглядываться в заднее окошко не стала, чтобы не вызвать подозрений.

— Кабы знать. — Задумчиво потёр я гладко выбритый подбородок. — Будем надеяться, Краузе захочет сперва посмотреть на непрошенных гостей лично и лишь затем будет звонить в вышестоящие инстанции. Мы к тому времени успеем подцепиться к его телефону.

Машина въехала в ничем не примечательный хуторок. Обычные дома, крытые самодельной черепицей, обычные палисадники и обычные улочки. Разве что по двойному ряду колючей проволоки вокруг деревни можно было догадаться, что здесь дело нечисто, но сверху её не разглядеть, а вблизи никто кроме проверенных людей не появлялся. По крайней мере, до сегодняшнего момента.

Нас встречали. К воротам высыпала целая делегация: сам начальник секретной базы, несколько чинов поменьше и пять автоматчиков. Сонька, было, нервно заёрзала, но я всех успокоил, указав на доброжелательные и местами заискивающие лица ожидающих. По крайней мере, мне очень хотелось, чтобы это оказалось правдой и нас не расстреляли сразу, как только мы выйдем из машины. По спине предательски пробежал холодок. Нацепив на лицо самое надменное выражение, я сам открыл дверцу и медленно выбрался наружу.

Сонька последовала моему примеру, а вот Трос остался сидеть в машине: во-первых, и прикрытие если что обеспечит, а во-вторых, вроде как и не по рангу водителю, хоть и с расширенными полномочиями, принимать участие в обсуждениях плана эвакуации.

Я подождал пока Сонька обойдёт машину и встанет рядом, и только после этого вскинул в приветствии руку. Делегация отреагировала мгновенно, и по двору разнеслось громоподобное «Хайль»

— Не так громко. — Я поморщился. — Русские могут услышать.

Каменные лица и лёгкое недоумение были мне красноречивым ответом. С юмором здесь туго. Ладно, учтём.

— Хорошо господа, — Сделал я вид, что устроил проверку. — С дисциплиной у вас полный порядок. Позвольте представиться: Отто Ран, а это моя помощница Мария Отте.

Эвакуация данной базы будет проводиться под нашим контролем. — Я оглядел встречающих тяжелым взглядом, ожидая реакции и, не дождавшись, протянул сопроводительные документы Вольфгангу Краузе.

То, что это он, я не сомневался, перед отправкой в прошлое Второй показал нам его фотографию. На остальных мы зацикливаться не стали, разумно рассудив, что больше мы никого знать и не обязаны.

— Вольфганг Краузе. — Назвался в ответ немец и принял из моих рук документы. — Комендант.

Я про себя хмыкнул, поскромничал Краузе, его чин звучал куда как длиннее короткого «комендант»

— Но я слышал, — Тем временем продолжил немец, глядя прямо мне в глаза и буквально сверля своим пронзительным взглядом. — Что вы пропали ещё в самом начале войны.

— Ещё Вы наверняка слышали, — Ответил я ему не менее тяжелым взглядом. — Что мы единственные разумные существа во вселенной. Надеюсь не надо Вам напоминать, кто у вас сидит под замком?

— Прошу прощения, штурмбанфюрер. — Смутился немец и я записал себе очко. — Не хотел вас оскорбить…

— Без чинов, прошу вас. — Сделал я вид, что оттаял. — Просто Отто и Мария.

Краузе кивнул, подтверждая, что всё понял, убрал наши сопроводительные документы в карман и сделал приглашающий жест:

— Я так понимаю, вы устали с дороги. Мой заместитель Вильгельм Рауц проводит вас в ваши комнаты. Располагайтесь, отдыхайте, а в восемнадцать ноль-ноль прошу ко мне в кабинет на ужин. Буду рад принять у себя столь высоких гостей. — Краузе посмотрел на гостей и теперь ему явно не терпелось добраться до телефона и проверить их полномочия.

— Если не возражаете, мы хотели бы сперва убедиться в надёжности вашей системы безопасности. — По вытянувшемуся лицу коменданта я понял, что задел его за живое. — В частности это касается охраны периметра и телефонного узла. Главное — не допустить утечки информации.

— Поверьте, Отто, — Попытался уйти от проверки Краузе. — Всё абсолютно надёжно, никакой утечки быть не может. Русские не знают об этой базе.

— Я надеюсь. — Холодно заметил я. — Что так оно и будет впредь. Именно поэтому я рекомендую Вам усилить существующие посты по периметру и ввести дополнительные точки, укомплектованные двумя бойцами для скрытого наблюдения. Я надеюсь, завтра всё будет устроено, а пока давайте пройдём в узел связи. Надеюсь там ситуация лучше, чем то, что я видел на дороге.

— Но господин штурмбанфюрер! — Вновь перешёл на официоз комендант. — У меня не хватает людей! Кто будет заниматься эвакуацией?

— Для эвакуации выделено сто солдат, которые прибудут сюда по моему звонку, — Авторитетно заявил я. — Но будет это лишь после того, как я удостоверюсь в абсолютной безопасности этого места.

Краузе вздохнул и, повернувшись к помощнику, бросил: «Вильгельм, займитесь периметром». Рауц кивнул и, по военному чётко развернувшись, быстро зашагал по улице к зданию казарменного вида.

— Прошу за мной, господа. — Комендант ещё раз вздохнул и направился к ничем не примечательному серому домику.

— Минутку. — Остановил я его. — Ещё одна просьба, господин комендант. Нужно разместить нашего водителя и по возможности сделать это вблизи наших комнат, сами понимаете, обязанности у него разные. Пока мы ходим, он перенесёт наши вещи.

— Фельдфебель, проводите господина… — Краузе сделал паузу.

— Штольц. — Подсказал я.

— Господина Штольца до сектора «С» и проследите, чтобы не возникло никаких недоразумений. — Закончил комендант и один из автоматчиков вытянулся в струну, согласно щёлкнув каблуками.

Я махнул рукой Тросу и «господин Штольц» выбрался из машины.

— Господин фельдфебель покажет тебе наши комнаты и проследит, чтобы не возникло никаких недоразумений — Передразнил я коменданта, но с таким лицом, что Краузе принял всё за чистую монету. — Захвати наши вещи, мы скоро будем.

Трос так же, как совсем недавно фельдфебель попытался вытянуться в струну и щёлкнуть каблуками, но до вышколенного солдата ему было далеко.

— Вот теперь можно идти. — Разрешил я коменданту и нас повели к серому каменному строению, а фельдфебель с Тросом отправились в другом направлении.

Первым шёл Краузе, за ним мы с Сонькой, а замыкала процессию поредевшая свита. Каменный домик оказался на поверку вовсе даже не домиком, а просто прикрытием лифтовой шахты. Краузе повернул рычаг, и унылое серое помещение заполнил гул работающих двигателей, потянувших с лязгом и скрежетом железную клетку наверх. Я поморщился. Ждать пришлось минут пять, толи лифт слишком медленно поднимался, толи лаборатория находилась слишком уж глубоко. Наконец, скрипнув напоследок наиболее противно, лифт доехал до нас и, дернувшись, остановился. Я осторожно ступил на выглядевшее не очень надёжно транспортное средство, буквально ощущая под ногами многометровую бездну. За мной зашли все остальные, один из автоматчиков закрыл дверь из металлических прутьев и кабина, противно скрежеща, поползла вниз.

Стен у лифта не было, только небольшие перильца, и перед нами поплыли однообразные бетонные блоки. Я приготовился к пятиминутному ожиданию, но кабина, спустя буквально минуту дёрнулась и остановилась, открыв нам проём с тяжелой металлической дверью. Солдат открыл дверцу лифта и Краузе, подойдя к бронированной преграде, нажал на едва заметную кнопку. Из-за двери раздалось негромкое гудение, спустя несколько секунд открылось небольшое круглое окошечко, забранное толстым и наверняка тоже бронированным стеклом и нашу компанию оглядела чья-то физиономия. Щёлкнули запирающие замки, и дверь на удивление легко и бесшумно распахнулась, впуская нас в многочисленные коридоры секретной военной базы третьего рейха.

Краузе целенаправленно зашагал по коридору и мы, старательно делая вид, что перевидали таких баз не менее сотни и потому не смотря по сторонам, отправились следом. Свита неотрывно следовала за нами, и я размышлял, как бы ещё нескольких человек отправить по каким-нибудь поручениям, чтобы Сонька спокойно подцепилась к германскому аппарату телефонной связи. Ничего на ум не приходило, и я покосился на Соньку: в глазах спокойствие, в движениях уверенность, молодец!

Комендант запетлял по бетонным коридорам, словно стараясь нас запутать и через время у меня начало возникать ощущение де-жа-вю, словно я иду не по секретной базе немцев, а по лабиринту минотавра. Впрочем, ещё неизвестно, откуда лабиринт берёт свои стены, может как раз из таких вот баз, бункеров и сооружений различных временных эпох и вырывает фрагменты, создавая нагромождение тупиков и перекрёстков.

Вопреки заверениям Второго, что эту отколовшуюся часть их собрата я буду чувствовать намного сильнее первой, я ничего не ощущал. Никаких позывов, намёков или отголосков. Абсолютно. Может его уже вывезли? Впрочем, это нонсенс, такого ляпа наблюдатели в лице Второго, Третьего и Четвёртого не допустили бы. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, пока нам надо незаметно подцепиться к телефонному узлу.

Наконец наше путешествие по коридорам закончилось, и Краузе подвёл нас морёной деревянной двери. Очередное нажатие кнопки звонка и мы зашли в просторную комнату, в центре которой стоял большой стол с коммутатором, усеянным многочисленными отверстиями и проводами со штекерами. За столом сидела девушка в военной немецкой форме, а в двух дальних углах комнаты сидело по солдату.

— Видите, — Довольно произнёс Краузе. — Сюда довольно трудно проникнуть и практически невозможно выбраться. Каждая комната охраняется. Выходящие провода изолированы в металлическую трубу, а местами даже вмурованы в стену, чтобы исключить несанкционированное подключение.

— Я так и думала! — Повернулась ко мне Сонька, и пока я соображал, что она имеет в виду, перевела свой взгляд на немца. — Вы, конечно, хорошо защитились от русских шпионов, но продолжаете упорно не замечать то, что у Вас под носом. Все ваши разговоры легко прослушиваются содержащимися в камере инопланетянами. Вы так долго уже наблюдаете за ними, но продолжаете мерить их по своим меркам. Они не люди, Краузе, и эту простую истину Вы должны были понять в первый день. Понять, и затребовать контактёра: меня или любого их моих коллег. Почему вы этого не сделали, господин комендант? Хотели собрать все лавры?

— Но я… — Начал было Краузе, но Сонька не дала ему договорить.

— Меня сейчас не интересуют ваши оправдания, комендант! — Она так гневно сверкнула на него глазами, что даже я чуть не поверил в её гнев. — То, что было произнесено через эту телефонную сеть известно инопланетянам, которые, несомненно, являются нашими врагами, и этого не воротишь. О вашей гордыне, приведшей к утечке информации, я буду вынуждена доложить лично Гиммлеру, который прибудет сюда через три дня, а пока отдайте приказ своим людям, чтобы принесли мне краску.

— Какую краску? — Несколько опешил Краузе.

— Любую краску любого цвета. И кисть. — Отлично сыграла раздражение Сонька.

Я опёрся спиной о бетонную стену, скрестил руки на груди и наслаждался спектаклем, наблюдая за сменой цвета лица коменданта из здорового румянца в пепельно-серый. Тем временем действие и не думало заканчиваться — пока Краузе отдавал распоряжение, на пульт связи поступил внешний вызов.

— Не соединять! — Рявкнула Сонька и сидящая за телефонным пультом немка подпрыгнула от неожиданности. Неуверенно посмотрела на коменданта, прося поддержки, но тот покачал головой, подтверждая команду Соньки.

Сигнал пищал ещё с минуту, после чего прекратился. В замкнутом помещении воцарилась тишина. Краузе не находил себе места нервно перебирая пальцами связку ключей, словно монах чётки, и облегчённо вздохнул, когда один из убежавших автоматчиков вернулся с зелёной банкой и целым веером разномастных кисточек.

Сонька забрала банку, одну из кистей, примерно сантиметр в диаметре и подошла к аппарату связи. За Сонькой неотрывно следили сразу восемь пар глаз, включая мои и, если честно, я не представлял, как можно при таком внимании подключиться к аппарату. Зато Кулачок видимо давно всё продумала: открыла банку, зачем-то понюхала содержимое, а затем макнула кисть и резкими размашистыми движениями начертила какой-то замысловатый символ. Получилось красиво, словно она тем и занималась в жизни, что придумывала и рисовала различные символы, а не шаталась по Зоне в поисках артефактов.

Но что делать дальше? Немцы продолжали неотрывно следить за её действиями. Оказывается, на этом её план не заканчивался и дальнейшие ходы тоже просчитаны. При обсуждении набросков к плану действия ещё находясь в лабиринте Минотавра, она заявила, что подключение к системе берёт на себя. Мы поверили.

Впоследствии я долго ещё восхищался Сонькиным планом, его простотой и безотказностью. Она последовала избитой истине — хочешь что-то спрятать, положи на виду.

Достав из небольшой коробочки, спрятанной в недрах внутреннего нагрудного кармана плоский кругляш перехватывающего устройства, она спокойно прилепила его чуть ниже нарисованного символа. Чётко и хладнокровно, словно целыми днями только этим и занималась. Ни один мускул не дрогнул на её лице, а вот я надо признать струхнул, когда она на виду у всех достала чудо техники двадцать первого века. А ну как немцы заинтересуются, что это она там прикрепляет к телефонному узлу. Одно дело измарать стойку краской, и совсем другое прилепить что-то вещественное, но немцы молчали, продолжая, словно загипнотизированные, с интересом наблюдать за действиями контактёра.

Тем временем Сонька встала, отступила на шаг, любуясь содеянным, после чего обошла узел связи и проделала те же манипуляции с противоположной стороны, нарисовав ещё один символ и нацепив ещё одно устройство.

Вот теперь всё, дело сделано. Данные перехватывающие устройства работали именно парами, образуя между собой силовое индуктивное поле, позволяющее глушить передаваемые по проводам сигналы и переправлять их на наш передатчик, который Трос уже наверняка перенёс в выделенные нам комнаты.

— Готово! — Сделала вид, что очень устала Сонька. — Можете спокойно разговаривать, пришельцы вас больше не смогут слышать.

— И… — Краузе помедлил, тыча пальцем в аппарат связи. — Можно опробовать?

— Конечно! — Улыбнулась Сонька и подошла ко мне.

Комендант опасливо покосился на начертанные на аппарате символы с приклеенными рядом небольшими кругляшами, но переборов себя решительно подошёл к телефонистке:

— Соедините меня с двенадцатым блоком.

Телефонистка не менее опасливо взялась двумя пальчиками за штекеры и начала манипуляции. Наконец связь была установлена, и Краузе схватился за трубку.

— Ганс! — Прокричал он, словно хотел, чтобы Собеседник услышал его и без телефона. — Ганс, как ведут себя подопытные? — И уже тише, кинув короткий, полный удивления взгляд в нашу сторону. — Волнуются? Ясно, отбой.

Уж не знаю, почему «подопытные» (а это, несомненно, имелись ввиду инопланетяне) начали волноваться, но нам это сыграло только на руку. Именно это и называется везение, когда фактор, от тебя абсолютно не зависящий и способный повернуться любой из своих многогранных сторон, выбирает именно ту, от которой твоё положение упрочняется. И не важно, финансовое положение, положение в обществе или, как в нашем случае, положение правды. Сейчас Краузе на сто процентов уверился, что символы работают, не давая прослушивать разговоры инопланетянам, отчего те заволновались.

Он уже без каких-либо опасений подошёл к одному из разрисованных торцов аппарата, наклонился, разглядывая символ практически вплотную, и даже потыкал пальцем прилепленный Сонькой пятак перехватывающего устройства. Мы продолжали бесстрастно наблюдать за действиями коменданта, пока он, наконец, не оторвался от диковинки и не повернулся к нам:

— Что это? — Спросил он, явно имея в виду не нарисованные символы, а неведомый кругляш.

— Базальтовое дерево. — Ляпнула полную ерунду Сонька. — Растёт на склонах Тибетских гор и оказывает странное подавляющее воздействие на мозговую деятельность инопланетян.

— Где же вы раньше были? — Удивился Краузе. — Мы уже три года бьёмся с этими созданиями, а эффекта чуть.

— Эффект открыт недавно. — Сухо оборвала его Сонька. — И давайте оставим эту тему. Мы окончили осмотр и хотели бы отдохнуть с дороги.

— Конечно, конечно. — Не стал настаивать на ответах комендант. — Пойдёмте, я вас провожу лично.

Обратная дорога до скрипящего лифта показалась мне едва ли не длиннее, чем дорога к телефонному узлу. Опять лабиринт бетонных стен и перекрытий, тускло освещённый скупо расположенными лампочками, да какие-то провода, тянущиеся по стенам. Странно, а Краузе говорил, что они вмурованы в стену. Я, конечно, допускаю мысль, что здесь нет телефонных, но тогда что это за провода? Самый толстый кабель скорее всего электрический, а остальные для чего? Для отвода глаз? Споткнувшись о разделяющую смежные секции перемычку, я перестал глазеть по сторонам и сосредоточился на дороге.

Шли молча. Сонька надувалась и делала важный вид, говорящий сам за себя, что на вопросы она отвечать не намерена. Что выражало моё лицо, не берусь сказать, но комендант, явно переполненный вопросами и желающий получить ответы, не спешил их озвучивать. Так и дошли до лифта, в молчании, нарушаемом лишь щёлканьем каблуков вытягивающихся в струну солдатами, изредка попадающихся на пути в особо важных секциях.

Две минуты скрипа и мы вдохнули полной грудью свежий вечерний воздух. Темнеть ещё не начало, в июле темнеет поздно, но небо на востоке уже начало краснеть и воздух подёрнулся лёгкой дымкой, да и жара, сопровождавшая наше прибытие, спала. В любом случае восемнадцать ноль-ноль уже истекли, а значит, ужин, к сожалению откладывается. В животе сразу возмущённо заурчало.

Прибитые зноем комары старались наверстать упущенное, и сразу облепили нас плотным облаком. Послышались шлепки, и мы с Сонькой не стали исключением, с остервенением убивая самых настойчивых кровососов, умудряющихся впиваться даже в движущиеся при ходьбе руки, не говоря уже о шее. Непроизвольно мы ускорили шаг.

Краузе подвёл нас к одноэтажному бараку и остановился. Впрочем, назвал я домик бараком скорее по привычке называть так одноэтажные длинные дома, оставшиеся местами ещё с советской эпохи. Этот же дом выглядел опрятным и надёжным, как всё, созданное немцами, начиная от рыцарей и заканчивая двадцать первым веком. Крыша наверняка не текла, в окна не задувало пыль, а двери входили в косяки как им и положено — с минимальным зазором.

— Вот здесь вы будете жить. — Махнул рукой комендант. — Если что-то не устраивает, обращайтесь лично ко мне, будем решать.

— А что на счёт обещанного ужина? — Напомнил я, идя на поводу у своего желудка.

Впрочем, Сонька тоже одобрительно кивнула, поддерживая вопрос.

— Придётся перенести на девять. — Покосился Краузе на свои часы. — Спросите кого-нибудь и вас проводят ко мне. А сейчас извините, дела. — И он, резко развернувшись, быстро зашагал по улочке.

— Знаем, знаем мы его дела. — Пробубнила Сонька, глядя в спину удаляющегося коменданта. — Пошёл звонить боссам.

— Ну и мы не будем торчать на улице сверх положенного. — Взял я её за руку и повернул к дверям. — Надо быть готовым к его звонку.

— Да ему ещё полчаса только до узла связи добираться… — Легкомысленно махнула Сонька рукой. — Так что успеем.

— А зачем ему спускаться в подвалы? — Не понял я её мысль. — Он же наверняка живёт тоже на поверхности, и не думаю, что у него нет личного телефона.

— Упс. Не подумала — Стушевалась Сонька. — Тогда конечно надо спешить.

Всего в доме было четыре двери, и одна из них была заперта. Мы постучали и, как и ожидалось, открыл нам Трос.

— Всё в порядке? — Задали мы троём одновременно один и тот же вопрос и улыбнулись.

— У нас да. — За нас с Сонькой ответил я.

— У меня тоже. — Кивнул Трос. — Занимайте комнаты и дуйте ко мне, наверняка скоро звонить будут.

— Кто бы сомневался. — Хмыкнула Сонька и направилась к соседней двери.

Я прошёл дальше и занял следующую комнату. Быстро осмотрелся, приметив спартанскую обстановку. Да и какая роскошь во время войны на территории противника? Вот в Берлине сейчас, это да! А здесь простая, по-армейски чётко заправленная кровать, простая же тумбочка с небольшим жёлтым торшером и комод. Простой деревянный пол не покрывал ни один коврик, выходящее напротив входа окно закрывали тяжёлые коричневые шторы, а у входа к стене прибита невзрачная деревянная вешалка. С другой стороны двери у входа висел рукомойник и зеркало. На водопровод и канализацию немцев не хватило. Вот и все удобства. Кстати об удобствах: я нагнулся и хмыкнул — так и есть, под кроватью стоял ночной горшок. А настоящий сортир у них интересно где, а то уже в коренных зубах плещется.

Скинув на кровать куртку и неудобную фуражку, надавившую уже мне виски, я вышел на улицу и огляделся. Как и ожидалось, в поле зрения туалета не было, иначе я бы его заметил ещё когда подходили. Пришлось догулять до угла дома и осматривать пространство с другой стороны. Тут всё оказалось в порядке, и уже через три минуты я выходил из небольшого, на три персоны заведения и мечтательно щурился на заходящее солнце: покурить бы!

Всё дело в том, что свои сигареты я побоялся брать, опасаясь быть уличённым на такой мелочи, а вытребовать у Второго вместе с машиной, оружием и формой местной эпохи ещё и соответствующие сигареты забыл. Собирались всё-таки в спешке. Теперь вынужден был страдать. Клянчить же у немцев сигареты считал ниже своего достоинства, да и подозрительно это как-то. Впрочем, я же обещал Соньке бросить? Вот он, самый подходящий момент, но… Полцарства за полпачки!!!

Выйдя из-за угла дома к фасаду, я с интересом замер — возле моей двери стояла Сонька с таким недоумённым видом, что я фыркнул, пряча смешок.

— Ты где пропал? — Зашипела она, завидев меня и совершенно не собираясь разделять мою весёлость.

— В туалете. — Буркнул я, стирая с лица улыбку.

— Нашёл время. — Продолжила злиться она. — С минуты на минуту Краузе звонить будет, а он…

И, не завершив мысль, схватила меня за руку и потащила к комнате Троса. Я не сопротивлялся, заметив только, что «организму не прикажешь».

Зашли мы в комнату Троса как раз в тот момент, когда на блокиратор поступил вызов. Мы закрыли дверь на щеколду, а Трос приготовился перехватить сигнал, но из динамиков раздался голос отнюдь не коменданта:

— Марта, господин комендант ещё у Вас? — Голос показался знакомым.

— Господин комендант ушёл с гостями. — Сухо ответила Марта. — Могу соединить с его кабинетом.

— Да, пожалуйста.

— Алло. — Почти сразу послышался недовольный голос Краузе. — Кто это?

— Это Ганс. — Отозвался собеседник и мы, наконец, узнали голос доложившего, что инопланетяне волнуются. — Я…

— Ганс, ты не вовремя. — Прервал его Краузе. — Будь на месте, я перезвоню.

И, не слушая возражений, отключился. Мы переглянулись, гадая, что там ещё могло у Ганса произойти помимо взволновавшихся пришельцев, но обсудить эту тему не успели — почти сразу пошёл новый вызов.

— Марта — Голос Краузе был сух и деловит, по всей видимости, он уже успел настроиться на диалог с высоким начальством. — Соедини меня с Берлином. Кабинет Гиммлера.

— Минутку. — Отозвалась Марта.

Сигнал понёсся по проводам, достигнув сперва Львова, где местная телефонистка, соединив пару штекеров, пустила сигнал дальше, затем Варшавы и, наконец, добрался до Берлина.

— Рейхстаг. — Отозвался далёкий с помехами голос.

— Х125–YKW3 — Отрапортовала, видимо, свой позывной Марта — Будьте добры, соедините меня с рейхсфюрером «СС» Генрихом Гиммлером.

Прошло двадцать секунд ожидания, прежде чем в трубке донёсся низкий с хрипотцой голос усталого человека:

— Гиммлер слушает.

Этого хватило нашему устройству, чтобы запомнить интонации и подстроить голос Троса под одного из иерархов третьего рейха. Сонькин брат нажал на кнопку и прижал палец к губам, показывая, чтобы мы с Сонькой не шумели, словно до этого момента мы тут песни пели. С этого момента Краузе будет говорить с нами, а в Берлине просто прервалась связь. Я даже представил себе, как представительный Гиммлер «аллокает», а потом недоумённо кладёт трубку. Наверняка он свяжется со своей телефонисткой и выяснит, кто пытался до него дозвониться. Наверняка он подождёт какое-то время, ожидая, что связь возобновится, но потом попросит свою «Марту» связаться с Х125–YKW3 и выяснить, что у них происходит. Вот тут-то и выяснится, что связи с секретной базой нет. Полетят приказы, организуются люди и сюда обязательно приедет машина с группой «СС». Но всё это требует времени, так что думаю, день у нас в запасе есть.

— Говорите. — Тем временем приказал в трубку Трос. Аппарат переделал голос Сонькиного брата в голос Гиммлера и отправил коменданту, добавив даже присущие телефонии того времени шипение и щелчки.

— Господин рейхсфюрер. — Начал стучать на нас нам же комендант. — Это Вас беспокоит заместитель начальника отдела рунологии и символистики Вольфганг Краузе, комендант базы Х125–YKW3. Я бы хотел уточнить, не посылали ли вы к нам комиссию в составе трёх человек, а именно…

— А что, у них не оказалось с собой документов? — Деланно удивился Трос голосом Гиммлера.

— Документы в порядке. — Стушевался Краузе. — Но я думал… Просто это так неожиданно… И странно…

— Господин Краузе. — Голосом, не терпящим возражений, заявил Трос. — Вы отнимаете моё время! Вам нужно моё подтверждение? Считайте, что я это сделал. Ваше дело простое — выполнять то, что они требуют. Надеюсь, вы справитесь с таким простым делом.

Закончив эту гневную тираду, Трос отключил связь. Мы переглянулись.

— Надеюсь, на этом он успокоится. — Проворчала Сонька, имея в виду коменданта.

— Я тоже. — Я поднялся с пола и размял затёкшее тело, походив по небольшой комнате.

Побыв ещё немного в компании Соньки и её брата в надежде не пропустить какой-нибудь важный звонок коменданта, я отправился в свою комнату. Ничего важного так и не удалось узнать, не смотря на то, что Краузе все-таки, как и обещал, перезвонил Гансу. Дело оказалось в банальной нехватке ящиков для упаковки различных приборов, образцов и личных вещей учёных. На это Краузе заявил, что не стоит его отвлекать такими мелочами, а нужно просто наколотить новой тары. Настроение у него надо сказать после разговора с «Гиммлером» ощутимо испортилось и Гансу очень не повезло, что он этого сразу не понял. Ему бы извиниться, да перезвонить в другой раз, ан нет, дотошность, и педантичность немцев сыграла с ним в этот раз злую шутку. Недальновидный собеседник заявил на совет коменданта, что колотить ящики не из чего. Это окончательно вывело Краузе из себя.

— Ганс, ты тупица! — Рявкнул в трубку комендант. — Обратись к Рауцу, он тебе выделит солдат и инструменты. Сходите к ближайшей русской деревне и разберёте её до основания. Этого тебе хватит не то что базу вывезти, а пол-Берлина заодно.

Связь прервалась. Больше Краузе никто не беспокоил, да и он никому не звонил. Вполне вероятно, что он вообще куда-нибудь ушёл. Вот после этого я и подумал, что довольно подозрительно находиться втроём в одной комнате, тем более не штурмбанфюрера, то есть моей, а в комнате обычного водителя.

— Пойду к себе. — Устало потёр я шею. — Хоть маленько посплю. Придут звать на ужин, не забудьте про меня.

— Ужин — это хорошо! — Мечтательно протянул Трос, тоже вставая с пола и задвигая ногой прослушивающий аппарат под кровать. — Ужин — это правильно.

— А тебе я советую особо губу не раскатывать. — Обломал я его. — Останешься с прослушкой. Вдруг кто ещё важный звонить будет. Да и вообще, в наше отсутствие могут и гости нагрянуть с неофициальным, так сказать, обыском. А так глядишь — постесняются.

— Но почему я? — Капризно, словно маленький ребёнок воскликнул Сонькин брат.

— Ну не я же. — Усмехнулся я, но, взявшись за дверную ручку, решил всё же немного утешить парня. — Не беспокойся, мы скажем, что ты приболел, и чтобы еду тебе принесли сюда.

На этом я их оставил и ушёл к себе. Честно говоря, спать не хотелось. Устал — это да, но спать, ни в одном глазу. Хотелось просто побыть одному и подумать над тем, что мы делаем. Складные басни Второго пестрели белыми пятнами нестыковок. Сняв ботинки, я завалился на кровать и начал заново перебирать в памяти события и разговоры, имевшие место после нашей встречи с разумным артефактом. Ничего путного из этого не вышло. Мысли скатились к нашим с Сонькой отношениям, к судьбе сталкеров вообще и меня в частности, и…

И разбудил меня стук в дверь. Вот как так получается, что иногда кажется, только закрой глаза, и уснёшь даже стоя, но, ложась в постель, долго ворочаешься с боку на бок и пялишься в потолок. А иногда, как сейчас, и спать не собирался, а вот, поди ж ты, словно кнопку какую-то нажали и выключили меня из реальности на пару часов.

— Иду. — Крикнул я, одной рукой протирая заспанные глаза, а другой, пытаясь напялить на ноги неудобные боты.

Наконец, справившись с обутками, я подошёл к двери и отпёр щеколду. За порогом стояла Сонька в сопровождении незнакомого мне солдата. Незнакомого в том смысле, что вчера его с нами не было. А так, конечно, они мне все здесь знакомцами не являлись.

— Господин Краузе ждёт вас! — Вытянулся в струну немец.

— Хорошо. — Кивнул я — Ждите.

Вернувшись в комнату, быстро привёл себя в порядок, смыв с лица сонливое выражение. Надел китель и фуражку. Подошёл к зеркалу и критически осмотрел себя. Ну и видок у меня. Впрочем, форма сидит достаточно ровно. Поправив немного смотрящую вправо фуражку, я решительно открыл дверь и вышел на улицу.

— Показывай дорогу. — Высокомерно бросил я и солдат, словно на плацу чеканя шаг, повёл нас к коменданту.

Ужин у начальника секретной базы запомнился мне редкостной скукой. Краузе, убедившись, что мы не русские шпионы, пытался угодить и завести светскую беседу. Мы же, чтобы не проколоться на мелочах, отвечали сухо и охотно переключались на рассказы о собственных приключениях. А уж сочинять мы умели. Комендант и его заместитель с женой слушали нас раскрыв рот и очень расстраивались, когда мы прерывали очередной рассказ фразой, что дальше секретная информация.

Ушли с ужина мы немного за полночь. Откормленные и немного пьяные, как и положено высоким чинам любой армии после затянувшегося празднества. От сопровождения мы отказались, поди не заблудимся в десяти домах. Поэтому уходили с Сонькой в гордом одиночестве, провожаемые лишь восхищёнными взглядами радушного хозяина и его друзей. Что ж, это хорошо, что мы сумели произвести положительное впечатление. Завтра меньше проблем будет, по крайней мере, на начальном этапе.

— Поговорим? — Махнула Сонька на дверь Троса, когда мы подошли к дому. — Вдруг что интересное было.

— Пусть спит. — Я взял Соньку за руку. — Видишь, свет из-под двери не выбивается, значит, он нас не ждёт, а, следовательно, ничего важного не случилось.

— Ну ладно. — Согласилась Сонька и вздохнула. — Как жалко, что мы не можем ночевать в одной комнате.

— Конспирация, мать её. — Крепче сжал я руку любимой. — Вон уже идут.

Из-за угла послышались шаги, и я поспешно выпустил Сонькину руку.

— Спокойной ночи, фрау Мария. — Кивнул я и, грозно посмотрев на косящийся в нашу сторону патруль, пошёл к своей двери.

— Всего хорошего, господин штурмбанфюрер. — Вновь вздохнула мне в спину Сонька.

Патруль под моим взглядом стушевался и, ускорив шаг, быстро скрылся за соседним домом. Ну вот, завтра пойдут разговоры об наших неуставных отношениях. Да и чёрт с ними! Не их собачье дело! Зло толкнув дверь я вошёл, скинул надоевшую фуражку на стол и принялся раздеваться. Хмель самую малость кружил голову, и казалось, что всё легко и просто. Было ощущение, что можно прямо сейчас пойти, забрать всё что нужно, и никто слова поперёк не скажет. Но на такие вещи я уже давно не обращал внимания. Разум прекрасная вещь и стоит к нему прислушаться, как понимаешь, что ни черта в данный момент не выгорит. Мимолётное чувство вседозволенности схлынуло, и для закрепления эффекта я поплескал себе на лицо водой из рукомойника. Ну вот, теперь можно и на боковую.

А вот теперь сон действительно не шёл. Я лежал на спине, заложив руки за голову, и глядел в плохо побеленный потолок. Наконец, устав вот так вот просто и тупо лежать, я принялся перебирать в голове возможные развития событий завтрашнего дня. По хорошему конечно хотелось бы взять отколовшуюся часть Первого и по-тихому слинять, чтобы никто не заметил. Но по-тихому наверняка не получится. Во-первых, немцы не дураки и неизвестно ещё, сколько у них степеней защиты этого артефакта, а во-вторых, где-то ведь ещё бродят представители «Странников». Эти тёмные личности себя ещё никак не проявили и это, честно говоря, меня очень тревожит. Неизвестность всегда страшит, да и обидно будет, если они поломают наши планы в самый последний момент.

Ещё оставался открытым вопрос о том, как добираться домой. Можно было, конечно, как и в первый раз, просто перенестись в произвольную часть Зоны, но предпочтительней всё же смотрелся план добраться до входа в лабиринт Минотавра, тем более что отсюда до него было рукой подать. Впрочем, пробираться по оккупированной немцами территории, когда у них наверняка будет объявлен какой-нибудь план «перехват» тоже занятие малоприятное. Чёрт, куда не кинь, всюду клин! И абсолютная неизвестность.

Не в силах больше лежать я сел и обхватил голову руками. Виски начало ломить. Толи от напряжённых раздумий, не нашедших ответов, толи просто организм требовал продолжения банкета. Рука потянулась к карману, в котором обычно лежала пачка сигарет, но на полпути я вспомнил плачевную действительность и бессильно ударил кулаком по кровати. Во всём теле, вместо положенной этому часу сонливости, бушевала куча эмоций, и роились разношёрстные мысли. Попробуй тут, усни.

Плюнув на субординацию и конспирацию, я вышел на улицу и тихонько подкрался к Сонькиной двери. Интересно, она уже спит? Света из-под двери видно не было, но это ведь ещё не показатель. Тихонько постучав, я прислушался к звукам из комнаты. Тишина. Пришлось стучать громче и в ночном безмолвии, нарушаемом лишь зудением сверчков, мой стук показался раскатами грома. Оглянувшись, я обвёл спящую деревню пристальным взглядом, но никто в отличие не шатался лунатиком по улицам. Вдали конечно виднелась вышка караульного, но не думаю, что он смотрит в мою сторону. Ему периметр охранять надо. А вот патруль, обходящий территорию, может появиться в любую минуту.

Наконец в комнате послышался шорох, и дверь слегка приоткрылась, явив мне удивлённое лицо Соньки.

— Ты чего? — Быстро втянула она меня внутрь.

— Не спится. — Признался я, не решаясь так сходу назвать основную причину, приведшую меня сюда.

— Ты чем думал? — Зашипела Сонька.

— Да понятно, чем. — Ухмыльнулся я и попытался её обнять. — Хочу тебя.

— Дурак! — Оттолкнула она меня. — Весь план провалишь.

— Да что ему будет, плану этому? — Понуро развернулся я к двери. — Ладно, спокойной ночи. Пойду.

— Ну и вдвойне дурак! — Огорошила меня Сонька, и я удивлённо развернулся.

Развернулся и сразу вынужден был удерживать равновесие, отставив одну ногу назад. Сонька прыгнула на меня, обхватила руками шею и прильнула к губам. Спустя мгновение я уже поддерживал её снизу и нёс к кровати.

Мы честно пытались сдерживаться, помня, что за стеной спит (или уже нет?) Трос, а снаружи дома бродят любопытные немцы, но получалось слабо. Всё же слишком долго мы скрывали тягу друг к другу, идя на поводу у различных мешающих факторов. Слишком долго мы были далеко друг от друга, хоть и находились рядом. Силы обдумать произошедшее появились лишь утром, когда нас разбудили откуда-то взявшиеся здесь петухи. А тогда, ночью, мы просто отвалились друг от друга, как насосавшиеся крови клещи — сытые и довольные. И неимоверно усталые. Поэтому уснули сразу, не думая ни о последствиях, ни о том, что дверь так и осталась открыта.

Проснулся я сразу. Едва петух закончил голосить свою первую песнь, как я уже вспомнил, где я и чем закончился вчерашний день. Оторвав голову от подушки, я посмотрел на Соньку и наткнулся на её смеющийся взгляд. Мы улыбнулись друг другу, словно заговорщики и она натянула кончик одеяла до носа, пряча довольный смешок. Убрав мешающее одеяло, я поцеловал её, подержав немного в объятьях, и резко соскочил на пол. Быстро, по-армейски надел форму и зашнуровал ботинки. Не хватало только кителя и фуражки, оставленных вчера в комнате. Ещё раз поцеловав Соньку быстро вышел на утренний, свежий от росы воздух. Не прокрался, осторожно выглянув для начала, а именно вышел. Быстро и резко. Вдохнул полной грудью и с шумом выпустил воздух. Благодать!

Чинно, никуда не торопясь, я прошествовал к сортиру. По пути кивнул спешащему куда-то и чуть ли не на ходу отсалютовавшему мне солдату. У соседнего домика, шумно отфыркиваясь, умывался раздетый до пояса Рауц, а поливающий на него воду солдат морщился от летевших в него капель. Меня заметили. Кивнул и Рауцу. База просыпалась, словно муравейник — деловито и споро. Просыпалась в предвкушении тяжёлого рабочего дня, обусловленного присутствием высокого начальства в нашем лице. Я улыбнулся и запер деревянную дверку.

Пришли за нами около девяти. Я уже к этому моменту извёлся весь. Странно, встают так рано, а работать начинают в девять? Впрочем, тут могли быть разные причины. Это и простое желание дать нам выспаться, чтобы мы добрее стали, и какие-нибудь планёрки, проводимые каждое утро. Так или иначе, не спали мы уже давно и моё настроение, такое прекрасное и великодушное с утра, начало понемногу портиться. Вспомнились «странники». Именно сегодня я планировал забрать артефакт и не тешил себя иллюзией по поводу их неучастия в этом деле. Наверняка проявят себя.

— Посторонних на базе замечено не было? — Первым делом спросил я стоявшего перед моей дверью Краузе, чем сильно огорошил его, открывшего уже рот для приветственного крика.

— Нет. — Неуверенно протянул Краузе и обернулся к заму, стоящему чуть поодаль. — Вильгельм?

— Никак нет! — Отрапортовал тот. — Всё спокойно.

— Хорошо. — Я ненадолго задумался. Где же, чёрт побери, «странники»? Как же мне не нравится эта неизвестность! — Какие у нас планы? Вы выработали стратегию на сегодня?

— Конечно. — Краузе и Рауц переглянулись. — Сейчас по графику завтрак. Да простит нас господин штурмбанфюрер, но завтракать придётся в общей столовой. День не располагает к долгим трапезам.

— Ничего. — Милостиво согласился я. — В горах Тибета мне приходилось есть в таких условиях и такие блюда, что морщились даже далай-ламы. Впрочем, извините меня, я отвлёкся. Что дальше?

— Дальше объедем посты, усиленные вчера согласно вашему приказу.

— Отставить. — Махнул я рукой. — Какие проверки, господин комендант. Особенно после вчерашнего прекрасного красного вина. — Я заговорщицки подмигнул довольному немцу. — Верю, что все выполнено в лучшем виде.

— Рад, что вы оценили. — Улыбнулся Краузе и мечтательно закатил глаза. — Это Шпэтбургундер урожая тридцать девятого года. Великолепный год был для винограда.

— Итак. — Подвёл я черту. — Проверку пропускаем. Что дальше?

— Дальше мы хотели бы провести небольшую экскурсию по секторам базы, чтобы вы наметили наиболее проблемные участки и смогли выработать наилучший план эвакуации. — Краузе выжидательно уставился на меня, гадая, как я изменю этот пункт. Но я его разочаровал.

— Великолепно. Отличный план.

— Но у меня есть одна просьба. — Вышедшая из своей комнаты Сонька незамедлительно подключилась к разговору. — Давайте начнём с главного. Меня в первую очередь интересуют пришельцы и их артефакт.

Инопланетяне наверняка говорили, что артефакт не их, а найден уже здесь, на Земле, но врят ли немцы поверили. Мы, разумеется, их переубеждать тоже не собирались.

— Но это совершенно в противоположных секторах. — Не сдержался от удивления Рауц. — Мы выработали прекрасный последовательный маршрут…

— В этом вопросе она профессионал. — Кивнул я на Соньку. — И я ей доверяю. Если она говорит, что нужно сперва осмотреть инопланетян и их артефакт, то так и нужно сделать.

Краузе выразительно посмотрел на помощника и тот потупился:

— Прошу прощения.

— Как чувствует себя ваш водитель? — Чтобы сменить тему спросил Краузе. — Может, прислать к нему доктора?

— Спасибо, ему уже лучше. — Отказался я. — Ну, показывайте, где у вас столовая?

Завтрак много времени не занял. Разогретая тушёнка и гречневая каша. Много хлеба и компота. Вкус тушёнки я оценил. Едва добавки не попросил, настолько она мне понравилась. Это не та смесь жил и сои, которой мы питаемся в Зоне. Хоть с собой рюкзак набивай. Вышли из столовой с лёгким чувством голода. Не мудрено, что немецкие офицеры почти все подтянутые до худобы — обжорства они себе не позволяют. Ну и мы потерпим.

— С чего начнём? — Сощурился от яркого солнца Рауц.

Как же меня подмывало сказать с артефакта. Я уже открыл, было, рот, но Сонька меня опередила:

— С пришельцев.

Я не знаю, по каким критериям она сделала свой выбор, но в серьёзных вопросах уже привык не оспаривать её решения. Раз решила, значит, знает, что делает. Тем более устраивать спор на глазах у немцев — это последнее дело. Не по рангу, так сказать.

Путешествие до лаборатории с пришельцами началось всё с того же безбожно скрипящего лифта, опускаемого вглубь земли. На сей раз, нам по полной программе пришлось выслушать его скрип. Минут пять опускалась его кабина. Вчера вроде бы поднималась столько же. Интересно, а ещё ниже у них что-нибудь есть? Впрочем, моё любопытство останется неудовлетворённым, так как озвучивать свой вопрос я не собирался.

Потянулись длинные бетонные коридоры, перемежаемые редкими дверями. Здесь они были исключительно металлическими. Многие имели небольшие оконца, забранные толстыми железными прутьями. И ни одного звука вокруг. Абсолютная тишина, нарушаемая лишь нашими шагами. Словно за дверями не узники или действующая лаборатория, а комнаты морга.

Наконец Краузе остановился перед одной из дверей с жёлтой кодовой надписью «F5». Ну «F» — это надо полагать кодировка сектора, а вот почему «пять» я не понял. Дверей мы прошли намного больше пяти. Размышлять стало некогда — комендант открыл дверь и сделал приглашающий жест.

Не знаю, кто как, а лично я живых инопланетян не видел. Впрочем, как и мёртвых. Поэтому заходил в комнату с каким-то щемящим и трепетным чувством. Думаю, и Сонька переживала нечто подобное, хоть и делала вид, что общается с пришельцами едва ли не каждый день. Я зашёл первым и недоумённо замер. Что за фигня? Мы так не договаривались! Инопланетянами здесь и не пахло. Зато едва уловимо пахло жженой серой.

Впрочем, комната оказалась не тупиковая. Из неё выходило три двери, одна из которых почти сразу открылась, и из неё выкатился лысоватый низенький толстячок в белом халате. Оставшиеся жиденькие волосы толстяка были смешно взлохмачены и всем своим видом выскочивший из двери напоминал доктора Айболита из детской сказки. Если бы не его халат, перепачканный от воротника до самого низа тёмными кровавыми сгустками.

Заметив меня, толстячок недоумённо замер, но, увидев вошедшего следом коменданта, расплылся в радостной улыбке.

— Господин комендант! — Айболит вытер окровавленные руки о грязный халат, но чище они от этого не стали. — А я как раз собирался Вам звонить. Тут такое…

— Что случилось? — Не выказал Краузе особого интереса.

— Пришельцы взбунтовались.

— Как? — Вскричали, казалось, в голос все вошедшие, включая и меня. Но Сонька была на ноту быстрее остальных, словно искренне переживала, что не смогла предвидеть этот бунт. Словно знала о пришельцах всё-всё на свете и не ожидала от них такой свиньи.

— Как-как… — Буркнул толстячок и вернулся к двери, из которой выскочил. — Пойдёмте, покажу.

Мы переглянулись и последовали за «Айболитом», уже открывшим дверь.

Лучше бы я туда не заходил. Впрочем, выбора у меня всё равно не было. Посреди большой ярко освещённой комнаты, выкрашенной в серый цвет, стоял металлический стол, на котором валялась туша мяса. Именно такое впечатление сложилось при первом взгляде на стол. Туша мяса. Ничем иным это быть и не могло, но вот только чья туша? Лишь спустя несколько секунд, когда глаза перестали выхватывать лишние детали вроде залитого кровью пола в мелкую холодную плитку, развешанных под потолком прожекторов и таких же заляпанных кровью помощников «Айболита», я сумел внимательнее присмотреться к тому, что лежало на столе. Серо-зелёная, цвета «хаки» кожа, местами проглядывавшая на свободных от крови участках, не могла принадлежать никому, кроме как инопланетянину. Альтернатив не было.

Много чего довелось повидать мне за время скитаний по Зоне, но такого откровенного цинизма и равнодушия по отношению к живому существу, пусть и неземного происхождения, я не видел. Да — убиваешь, да — зачастую не предаёшь земле убитых, но чтобы вот так вот…

К горлу подступил комок, и мне стоило огромных усилий, чтобы побороть себя. А главное, чтобы при этом окружающие ничего не заметили. Оказалось, я зря беспокоился — окружающим было не до меня. Они сами не отрываясь смотрели на разделанного инопланетянина, бесформенной кучей лежащего посреди стола.

— Что вы здесь устроили? — Взял, наконец, себя в руки Краузе. — Кто вам разрешал умерщвлять подопытного?

В его голосе было столько металла, что я сразу понял, что занимает он свой пост отнюдь не случайно. Оказавшись в своей стихии, Краузе вмиг позабыл о присутствии рядом высоких чинов комиссии и принялся распекать нерадивых подчинённых. Но «Айболит» и сам оказался не робкого десятка. Если он и смутился, то не надолго. Уже через несколько секунд он отчаянно жестикулировал, доказывая, что иного выхода просто не было. «Да он же итальянец!» — запоздало догадался я, хотя присутствующий в речи акцент заметил сразу. Характерная черта жителей «средиземного сапожка» поставило всё на свои места.

Для напоминающего внешностью доброго «Айболита» итальянец обладал твёрдым характером и большой смелостью. Уже спустя две минуты Краузе внимательно слушал рассказчика и рассматривал внутренности пришельца. Нам с Сонькой и заместителем коменданта ничего не оставалось, как тоже приблизиться к разложенной на столе туше.

— Посмотрите на эти парные элементы мышечной ткани, тянущиеся от поперечных мышц живота к гортани. — Втолковывал «Айболит» внимательно слушавшему коменданту. — Разве могли мы предположить, что они являются их оружием? Помните, как мы удивлялись, не найдя на их летательном аппарате ничего, что могло бы хоть немного напоминать оружие? Так вот оказывается оно им и не нужно. Их оружие уже заложено природой их планеты в них самих.

— Поподробней! — Затребовал Краузе.

— Эти парные мышцы, «стволы», как мы их прозвали, имеют способность очень сильно сжиматься. — Полез в физиологию инопланетян «Айболит». — С помощью носовых пазух они создавали внутри вакуум и сжимали «стволы», словно пружины, а затем реско отпускали свой механизм.

— И что? — Не понял Рауц.

Я уже начал понимать, куда клонит «Айболит», но поверить было трудно.

— Как что? — Взвился патологоанатом. — Они стреляют ртом! Вот что!

— И чем же они стреляли? Едой? — Усмехнулся я, представляя, как изо рта пришельца вылетают отварные макароны. — И почему тогда они намного раньше не использовали эту возможность?

«Айболит» посмотрел на меня, словно на умалишённого, но, разглядев знаки различия, сдержал готовую сорваться с языка колкость и снизошёл до пояснений.

— Я не буду рассказывать Вам меню пришельцев, скажу только, что там не было ни макарон, ни мяса, ни картошки. А выстрелил он обыкновенным болтом, случайно открутившимся от какого-то прибора на кухне. Дитрих уже проводит расследование на кухне. — «Айболит» повернулся к коменданту. — Когда закончит, отправить его к вам с докладом?

— Почему Дитрих? — Удивился Краузе. — Что за разгильдяйство? Почему начальник сектора не взял дело под свой личный контроль?

— Начальник сектора мёртв. — Указал толстяк глазами в угол комнаты, где я только теперь заметил какой-то продолговатый свёрток. Раньше глаза как-то скользили мимо — ну лежит что-то и пусть лежит, тем более что тут и на столе было, за что зацепиться взглядом.

— Как мёртв? — Вскричал Краузе, но тут же осёкся. — Ах, да. Болт попал в него?

— Прямо в сердце. — Кивнул «Айболит». — Уж они-то нашу анатомию знают очень хорошо.

— Свиньи! — Рявкнул комендант и со всей силы ударил по залитому тёмной кровью металлическому столу.

Чавкнуло и во все стороны полетели брызги. Рауц достал платок и брезгливо вытер кровавый сгусток, угодивший на штанину. Затем передал платок коменданту. Краузе, уже взявший себя в руки, молча вытер кулак и кинул испачканную тряпку на пол.

— Как он умер? — Указал он на пришельца и обошёл стол вокруг, рассматривая его со всех ракурсов.

— Охрана сразу открыла огонь, как только Шварц повалился замертво. — Пожал плечами «Айболит»

— С остальными что? — Уточнил я.

— Они сидят в разных камерах, поэтому по ним не стреляли. — Просветил меня патологоанатом. — Правда, одного задело рикошетом, но рана не серьёзная.

— Может, наконец, пройдём к подопытным? — Использовал я определение Краузе и отвернулся я от неприятного вида залитого кровью стола с мёртвым пришельцем по центру.

— Это безопасно? — Добавил Рауц.

— Вполне. — Кивнул «Айболит» и направился к двери, через которую мы сюда заходили.

Вновь вышли в холл. Я думал, вновь придётся куда-то долго идти, но «Айболит» открыл дверь, расположенную напротив той, из которой мы вышли. Пропускать нас вперёд, как это совсем недавно сделал Краузе, он не стал. Зашёл первым и, крикнув «Смирно!», потопал дальше. Поэтому за порогом нас встречали вытянувшиеся в струну караульные. Интересно, это те же, которые застрелили пришельца, или уже другие? Каково это, убить представителя иной цивилизации, существо, пролетевшее сюда миллионы и миллионы километров? Да и зачем? Шварца ведь всё равно уже не вернуть. Испуг? Врятли, вон какие каменные и безучастные лица. Как механизмы какие-то, и где они таких берут, спокойных и жестоких?

Поморщившись, я зашагал за «Айболитом», но оказалось, что идти дальше некуда. Чуть в стороне от входа клетки с инопланетянами и стояли. «Как в зоопарке» — Пришла в голову ассоциация. Такие же коробки из прутьев с грязным полом. В одной стороне деревянная скамья, в другой — ведро. И всё! Ни тебе одеяла с подушкой, ни умывальника. Всего клеток было четыре. Одна из них в данный момент пустовала, и на полу ещё можно было различить мокрые разводы. А вот остальные три были обитаемы. На каждой лавке находилось по серо-зелёному существу. Двое лежали, и непонятно было, толи они спят, толи нет, а один сидел и смотрел на нас.

Мои первые восторженные чувства, которые я готов был получить от встречи с представителями иной формы жизни едва войдя в холл, были быстро подавлены увиденным за первой дверью. Поэтому сейчас я стоял и спокойно рассматривал пришельца. Кожа цвета хаки была неравномерного окраса — снизу, у ступней, она была очень тёмной, а голова наоборот, была высветлена. Антрацитовые фасеточные глаза казалось, абсолютно ничего не выражали, но думаю, это было ошибочное мнение. Перед нами сидел в первую очередь пленник, откуда бы он ни был. Пленник, перед глазами которого совсем недавно убили собрата. Пленник, который уже наверняка потерял все надежды хоть когда-то вернуться домой. Поэтому думаю, как минимум ненависть в его глазах была. Может, Краузе и научился уже читать пришельцев как людей, но для меня их взгляд казался абсолютно лишенным какого бы ни было выражения.

Одежда на них была ещё явно своя. Не думаю, что кто-то на земле в этот временной отрезок мог сшить нечто подобное. Да и зачем кому-то изготавливать некую приталенную куртку, собранную из множества узких ленточек в замысловатый узор. Ветхость ленточных курток только подтверждала моё предположение, что одежда инопланетного происхождения. Интересно, почему её не забрали для исследований? Впрочем, у них война на первом плане, что им какая-то одежда, пусть и инопланетная.

— Послушайте. — Вспомнил я вдруг рассказ Второго. — Они же выдвигали ультиматум, что при смерти хотя бы одного из них они взорвут свой корабль.

— Может и взорвали. — Равнодушно пожал плечами Краузе. — Но он уже далеко и вне моей компетенции, поэтому пусть хоть десять раз взрывается. Уж извините мне мою прямоту, господин штурмбанфюрер. — Смутился он своих последних слов и постарался завуалировать откровенностью.

Но как ему было всё равно до взрыва космического корабля, так мне было всё равно до его извинений. Меня здесь вообще уже мало что интересовало, да и вообще надоело это фашистское логово. Я мечтал поскорее добраться до артефакта, забрать его и по возможности быстро свалить в своё время. Надо как-то закругляться и переходить в другой сектор, где и хранится отколовшаяся часть Первого.

— Думаю, если с их кораблём что-то случится, нас поставят в известность. — Продолжил тем временем Краузе, чтобы поскорее уйти от неосмотрительно брошенной фразы.

Да, наверное, я должен был вынести ему какое-нибудь взыскание за равнодушие к общему делу третьего рейха. Но я решил не усложнять и сделал вид, что всё в порядке вещей, да и Сонька подоспела.

— Не думаю, что они собственноручно уничтожат свою последнюю надежду попасть домой. — С задумчивым видом прошлась она вдоль камер. — Это называется блеф, господин комендант. Вот если вы будете уничтожать последнего из них, тогда вполне вероятно.

Что «вполне вероятно» она договаривать не стала, но все и так поняли.

— Вы что-то конкретное хотели здесь посмотреть? — Уточнил Краузе и кивнул на пришельцев. — Или быть может лично допросить их?

— Мы хотели бы их забрать. — Спокойно выдохнула Сонька и я, наконец, понял, зачем она нас сюда тащила. Она их хочет спасти из плена! Вот сердобольная. Я мысленно выматерился. Тут бы свои шкуры без лишних дырок сохранить, а она о пришельцах заботится. А немцы ведь особо не церемонятся, вон, как быстро гуманоида разделали.

— Зачем? Куда? — Одновременно выкрикнули разные вопросы Краузе и Рауц.

— Я хочу отвести их к артефакту. — Ничуть не смутившись, заявила Сонька и вернулась от клеток к нашей небольшой компании, стоявшей чуть поодаль. — Отвести и снять блокировку на взрыв их корабля, пока они действительно его не уничтожили.

Сидящий на лавке пришелец немного шевельнулся, словно заинтересовавшись разговором. Наверняка ведь понимает. Представляю, какую ахинею с его точки зрения сейчас несёт Сонька.

— Они понимают нашу речь. — Запоздало напомнил комендант.

— Это ничего не меняет. — Сонька вновь повернулась к клетке и в упор посмотрела на пришельца. — Ничего!

— А нельзя наоборот, артефакт принести сюда? — Рауц нервно сглотнул, представив, что придётся выпускать из безопасных клеток эти создания. Особенно в свете последних событий. — А то вдруг они снова…

— Нельзя! — Отрезала Сонька. — А чтобы они снова не начали стрелять, свяжите им руки за спиной и не суйте ничего в рот.

— И всё же, фрау Отте, почему нельзя артефакт принести сюда? — Вступился за своего подчинённого Краузе. — Ведь это намного проще.

— Это вам так проще. — Сонька ещё раз прошлась вдоль клеток и, остановившись у дальней, тыкнула пальцем в лежащего на лавке гуманоида. — Он должен идти первым!

— А что это меняет? — Ника не мог успокоиться Краузе.

— Послушайте, господин комендант. — Устало произнесла Сонька и, поводив пальцем по прутьям решетки, вернулась к нам. — Я же не лезу к Вам с управлением базой и лабораториями. Зачем Вы лезете в тонкую материю? Вы в ней что-то понимаете?

— Нет, но хотелось бы знать…

— Довольно. — Тихонько произнесла Сонька, но Краузе мгновенно поперхнулся словами и замолчал, словно забыв, что хотел сказать. — Вызывайте конвой и отправляемся. Время!

Ожидание конвоя много времени не заняло. Рауц быстренько сбегал в соседнюю комнату, где оказался телефон, и вызвал автоматчиков. Уже буквально через пять минут в небольшой по своим размерам холл, куда мы вышли, чтобы не играть в гляделки с пришельцами, набилось десять человек с оружием наперевес. Мне даже стало как-то неуютно в их компании. Если что, тут сортировать никого не будут, всех свинцом нашпигуют, а потом уже разбираться начнут.

Обошлось без эксцессов. Краузе повёл бригаду «эсэсовцев» пеленать пришельцев, а я с его замом остался в холле. Сонька тоже не пошла, лишь предупредив ещё раз, что первым должен обязательно идти инопланетянин, сидящий в последней клетке.

Наконец через полчаса, когда моё терпение уже подходило к концу, вывели первого пленного: руки крепко связаны за спиной, ноги тоже запутаны так, что пришельцу удавалось идти, только делая очень маленькие шажки. Семенящий гуманоид выглядел очень уморительно, но ситуация к смеху не располагала.

Пока первого пришельца не вытолкнули в коридор, второго даже из клетки не вывели. Перестраховываются ребята. Каждому инопланетянину в спину смотрело по четыре ствола, да и Краузе с Рауцем, я заметил, тоже на всякий случай расстегнули свою кобуру, чтобы случись что, быстрее добраться до оружия.

Комендант напоследок отдал распоряжение «Айболиту», чтобы тот продолжил разбираться в системе внутренних органов пришельцев, позволяющих им стрелять ртом, и довольный собой патологоанатом скрылся за дверью, вновь явив нам на секунду омерзительное зрелище разделанного тела. Вышли из холла мы только когда в коридор вытолкнули последнего пленника, а первого уже отправили на лифте. Я, наконец, смог вдохнуть полной грудью пусть и не свежий воздух, но, по крайней мере, не пахнущий серой. Пока мы ждали солдат, занятых упаковкой пришельцев, я успел остановить суетящегося «Айболита» и поинтересоваться причиной странного запаха. Оказывается, это не было сделано специально для облегчения дыхания инопланетян, как я думал в начале. Просто так пах их труп. Ничего человеческого, даже процесс разложения у них протекает совершенно иначе.

Система работала слаженным механизмом — через пять минут лифт вернулся и в недрах лифтовой шахты пропал очередной пришелец с четырьмя конвоирами. Ещё через пять минут отправился последний из пленников. Наконец настала и наша очередь. Ноги от долго топтания на месте начали потихоньку гудеть, а ведь день только начинается. Две минуты скрипа и лифт замер перед очередной бронированной дверью. Впрочем, здесь нас уже ждали, и как только лифт остановился, дверь распахнулась. Охрана с набившим уже оскомину криком «Хайль!» вытянувшись замерла, и мы важно прошествовали мимо. Пришельцев с конвойными видно уже не было, видимо они получили указания от Краузе, не дожидаясь вести их к лаборатории с артефактом.

Вновь потянулись извилистые коридоры тоннеля. Несколько раз приходилось даже идти вниз по ступенькам винтовой лестницы. Наконец, спустившись в очередной раз на новый уровень, мы разглядели ушёдшую вперёд процессию. Пришельцев поставили лицом к стене на расстоянии двадцати метров друг от друга и припёрли стволами автоматов. Мы осторожно протиснулись мимо них, почти вжавшись в стену сильно сузившегося коридора, и Краузе несколько раз пнул железную дверь. Странно, везде звонки есть, а здесь, почему не поставили? Электричество вроде бы есть, вон лампочки на стенах светятся.

Спросить о странном несоответствии я не успел — дверь распахнулась, и перед нами возник худющий и совсем ещё молодой парень в белом халате. При взгляде на него сразу возникла ассоциация — лаборант. Назвать его доктором или профессором язык бы не повернулся, а для лаборанта он вполне сгодится. Толстенные линзы в его очках делали глаза непропорционально большими и на его узком лице они смотрелись почти как у инопланетян, с той лишь разницей, что не были антрацитовыми.

— Господин комендант! — Вытянулся лаборант и, словно караульный, щёлкнул каблуками. Что ж, военный объект — военные нравы.

— Рудольф, — слегка кивнул на приветствие Краузе. — Покажи господину штурмбанфюреру и его прекрасной помощнице найденный на корабле пришельцев артефакт. Ну и расскажи попутно, чего вы успели добиться.

— Хорошо, господин комендант. — Кивнул Рудольф и повернулся к нам. — Идите за мной.

Лаборант провёл нас за очередную дверь, и взору открылось огромное помещение, заставленное столами, большими и малыми приборами, колбами и прочей ерундой, сопутствующей любой лаборатории. А ещё здесь было многолюдно. Лаборанты и учёные рангом повыше сидели за столами, сновали между приборами и всем своим видом выражали крайнюю степень занятости. Зал наполнял гул рабочей атмосферы. Рудольф запетлял между столами, попутно рассказывая про их главную находку — инопланетный артефакт. Мы по мере сил старались не отстать и не зацепить случайно какую-нибудь пробирку. Краузе и Рауц шли замыкающими, а инопланетян и их конвой Сонька приказала пока подержать в коридоре. Болтовня лаборанта меня интересовала мало — нам бы просто забрать отколовшуюся часть Первого и по быстрому смыться отсюда. Вот только как? Ну, собрала Сонька в одну кучу инопланетян и артефакт, а дальше что? Выбираться-то как будем?

Словно прочитав мои мысли, Сонька едва слышно шепнула:

— Действуем по обстановке.

Да уж, великолепный план с широкими перспективами. В том числе сдохнуть от перечеркнувшей твою жизнь автоматной очереди.

К словам лаборанта я начал прислушиваться, когда мы уже подходили к концу лаборатории, в противоположной стороне которой оказалось ещё пара дверей.

— …Выяснилось, что возле него исчезают вещи. — Закончил он очередную свою тираду.

— Ну-ка, ну-ка. — Зацепился я за последние услышанные слова. — С этого места поподробнее.

— Я и говорю. — Удивлённо покосился на нас лаборант, явно обиженный, что мы его не слушали. — Постояв у инопланетного артефакта два дня, любой предмет исчезает. Не пропадает, как мы думали сперва, а просто становится невидимым.

— Как определили? — С умным видом поинтересовался я.

— Случайно смахнули со стола колбу с реактивом. — Усмехнулся Рудольф. — Крику было.

Я представил, как кто-то проливает на себя невидимый реактив, разъедающий кожу, и ничего смешного в этом не заметил.

— Дальше что было?

— Дальше? — Пригладил русые волосы лаборант. — Унесли невидимые осколки в соседнюю лабораторию, там они проявились спустя один час и одиннадцать минут. Потом со многими вещами экспериментировали. Пропадает всё, но вне зависимости от времени нахождения у артефакта, вещь проявляется ровно через сто одиннадцать минут.

— Обрати внимание. — Толкнул я Соньку в бок. — Одни единицы.

— Ага. — Согласно кивнула она.

— Что? — Остановился лаборант, повернувшись к нам. — Вы что-то знаете? Так не молчите? Мы столько уже бьёмся с ним, а результатов практически нет и…

— Рудольф! — Грозно одёрнул следовавший позади Краузе. — Штурмбанфюрер без тебя разберётся, что нам следует знать, а что нет.

— Извините. — Потупился лаборант и открыл дверь, пропуская нас в следующий сектор с тем же нагромождением столов, приборов и персонала. — Что вы ещё хотели знать?

— Люди не пропадали? — Опередила меня Сонька.

— Нет, а должны были? — Вновь удивлённо остановился Рудольф, но, вспомнив окрик коменданта, стушевался. — Простите, не моё дело.

— Отчего же. — Поощрительно похлопал я его по плечу. — Ваше, наше, всего рейха. Перефразирую вопрос — над людьми эксперименты проводили?

— Пока только планируем. — Сник лаборант. — Ещё с предметами не всё до конца ясно.

Мы, наконец, прошли через зал лаборатории и остановились перед очередной дверью.

— Там мы его и храним, чтобы больше ничего незапланированного не пропало.

— Весьма предусмотрительно. — Похвалил я нашего провожатого и сам потянул за ручку двери.

Вопреки моим ожиданиям за дверью оказалось не замкнутое небольшое помещение с артефактом посередине, а ещё одна лаборатория, только немногим меньше пройденных. Рабочие столы стояли исключительно по периметру, а артефакт находился действительно в центре помещения. Прямо на полу. Невзрачный серый шарик размером с апельсин. Я возможно бы и не заметил его так сразу, но в тот момент, когда открывал дверь, наконец, почувствовал его зов. А ещё именно вокруг него сейчас о чём-то разговаривая, стояло пять человек. Наше появление стало для них сюрпризом и, судя по лицам, не очень приятным. Впрочем, Рудольф тоже, по всей видимости, не ожидал их здесь встретить.

— Вацлав! Что ты здесь делаешь? — Первым отошёл от удивления наш провожатый и направился к кучковавшимся в центре людям. Мы по инерции двинулись следом. — У тебя же вчера смена была? Ты отдыхать должен.

Видимо наш лаборант был кем-то большим, раз имел право задавать такие вопросы и требовать на них ответы.

— Мне пришла в голову одна идея, и я решил её проверить. — Названный Вацлавом человек направился нам навстречу, разорвав круг из стоявших над артефактом людей. — Вот собрал свою группу. Проверяем.

По мере приближения Вацлава, я наоборот, всё больше замедлял шаг, вглядываясь в его черты. Лицо казалось знакомым. И когда Рудольфу до Вацлава оставалось не больше трёх метров я, наконец, узнал его. Капитан Старыгин! Мысли сразу рванули в спринтерскую гонку, начав с банальной «откуда он здесь?». Дальше больше и, наконец, оформились в логическое «это „странники“!»

Вацлав и Рудольф сошлись, а мы с Сонькой остановились метрах в пяти от них. Она, конечно, его узнать не могла, потому что и не видела никогда, но провела со мной достаточно времени, чтобы понять, что творится что-то неладное. Комендант с помощником недоумённо замерли позади нас. Лаборант что-то втолковывал Старыгину, но тот неотрывно смотрел на меня, лишив призрачной надежды быть неузнанным.

Лицо Старыгина дёрнулось и моментально покрылось сетью мелких морщин. Рудольф недоумённо отшатнулся, но остался на месте. Глупый, ему бы бежать подальше, но ощущение вседозволенности, обусловленное победоносной компанией страны и взятие в плен даже инопланетян, наложило свой отпечаток на действия лаборанта. Я судорожно начал расстёгивать кобуру с пистолетом, мгновением позже к этому же приступила Сонька. Ещё спустя пару секунд неуверенно начали тянуться к своему оружию Краузе с Рауцем. Лишь лаборант, заворожённый метаморфозами на лице Вацлава и не видевший наших телодвижений продолжал неподвижно стоять и смотреть на своего подчинённого.

Тем временем мелкие трещинки на лице Старыгина расширились и он, словно собака после купания весь затрясся и замотал головой. Во все стороны полетело мелкое крошево, бывшее только что лицом Вацлава. Рудольф инстинктивно прикрыл голову ладонью с растопыренными пальцами, но бояться ему надо было отнюдь не летящих осколков. Когда Старыгин перестал трястись и разбрасывать свои ошмётки, перед нами предстал оборотень, явив на свет серую оскаленную пасть с острыми клыками. Я к тому времени уже расстегнул кобуру и почти вытащил на свет «Браунинг» с так предусмотрительно вложенными серебряными пулями. Как обстояли дела у Соньки, я не видел, так как мой взгляд был прикован к действиям оборотня и тому, что творилось за его спиной. А там не происходило ничего хорошего, так как оставшиеся четыре лаборанта из смены Вацлава вслед за своим предводителем принялись сбрасывать с себя человеческое обличье.

Спасло нас то, что я так предусмотрительно остановился за пять метров от лже-Вацлава. Ну и Рудольф, стоявший на его пути, тоже сыграл свою роль, земля ему пухом.

Коротко взмахнув огромной серой лапищей снизу вверх, оборотень легко раскроил лаборанта от пупка до шеи. Движение второй лапой и уже мёртвый Рудольф отлетает к стенке, переворачивая стоявшие там столы со стеклянными колбами. В следующее мгновение оборотень уже прыгал в нашем направлении. Сколько ему надо шагов, чтобы добраться до нас? Два? Три? Неважно, пистолет уже направлен в его сторону, и я мягко нажимаю на курок. Справа гремит ещё один выстрел, в замкнутом помещении громом бьющий по ушам. Возникает ощущение де-жа-вю. Усилием воли сбрасываю с себя предательское оцепенение и стреляю второй раз, но оборотень, так и не набрав большую скорость, уже падает на пол, простреленный серебром в сердце и голову — Сонька как обычно сработала выше всяческих похвал.

Тем временем ещё четверо оборотней закончив своё превращение кинулись к нам. Позади вступили в игру Краузе и Рауц, но я-то знал, что их выстрелы хоть и производят много шума, но не оказывают на оборотней ровным счётом никакого эффекта. Это если вплотную, да очередью… А так только глушат меня. Эх, дать бы им по обойме с серебряными пулями, да времени нет — оборотни уже преодолели половину разделявшего нас расстояния. Их движения приобрели стремительность и стали смазанными.

— Цельтесь в голову. — Крикнул я немцам, надеясь, что они услышат мой крик сквозь грохот выстрелов и примут к сведению. Это конечно не убьёт несущихся к нам тварей, но и не останется незамеченным, как попадание в любую другую часть тела.

Четыре пистолета загрохотали непрерывно, сливаясь в автоматную очередь. Я видел, как тела оборотней дёргаются, замедляя стремительный бег. Как падает один, за ним второй, но их было слишком много для меня с Сонькой. На пугачи коменданта и его зама надежды не было.

Я перевёл ствол на третьего монстра и понял, что прицелиться времени уже нет. Выстрел куда придётся, и бросок в сторону я сделал одновременно. На ноги словно обрушился локомотив. Меня развернуло, и я покатился по полу, думая только о том, чтобы не выронить пистолет. На заднем плане слышались хлопки выстрелов, крики и грохот ломающейся мебели. Врезавшись спиной в стоящий у стены стол, я, наконец, завершил свой полёт. Быстро сориентировавшись в пространстве, попытался вскочить, но, застонав, повалился на пол — ноги отказывали держать тело, отдавая сильной болью.

Тем временем ситуация изменилась — один из двух немцев бежал к двери, отбросив пистолет в сторону, а второй неподвижной куклой лежал на противоположной от меня стороне комнаты. Различить, кто из них кто я не успел, взгляд натолкнулся на распростертую на полу Соньку, лежащую на спине. Пистолет в её вытянутой руке сухо щёлкнул, словно вынося ей приговор, и последний из оставшихся в живых оборотней победно взревел, начав неторопливое сближение. Конечно, куда ему спешить? Противник повержен, противник бежит.

А вот чёрта с два! Зажав пистолет обеими руками, я тщательно прицелился и надавил на курок. Получай, тварь! Пуля попала в затылок, разнеся полчерепа, а я чуть опустил ствол и всадил оставшиеся три патрона в широкую спину зверя.

В наступившей тишине оглушительно хлопнула дверь сбежавшего немца. Сонька вскочила на ноги и кинулась ко мне, на бегу пытаясь вставить в пистолет новую обойму. Я с трудом встал на четвереньки, прислушиваясь к своим ощущениям в нижних конечностях. Вроде бы боль постепенно отступает.

— Ты как? — Присела она рядом и вогнала, наконец, запасную обойму в рукоять пистолета.

— Нормально. — Поморщился я. — Помоги встать.

Опёршись на её плечо, я с трудом встал и удивлённо развернулся ко вновь хлопнувшей двери. По спине пробежал предательский холодок, ведь мой пистолет до сих пор пустой. Сонька тоже вскинула руку, беря на прицел вход, но это оказался только что сбежавший немец. Зачем-то вернувшись, он теперь стоял к нам спиной и сильно тянул закрытую дверь на себя, кого-то не пуская. Только теперь я расслышал длинные автоматные очереди, доносившиеся из-за двери. Звукоизоляция была просто изумительной для своего времени. Мы с Сонькой недоумённо переглянулись, и она опустила руку с пистолетом.

Оставив Сонькино плечо, я пошатнулся, но на ногах устоял. Сломано ничего не было и это главное. Достав запасную обойму, перезарядил так и не выпущенный из рук «браунинг».

— Краузе, что там? — Окликнула Сонька немца и я отрешённо подумал, что значит тряпичной куклой у стены валяется Вильгельм Рауц.

— Я не знаю. — Срываясь на визг, прокричал, не оборачиваясь, комендант. — Там… Там мёртвые?

Последнюю фразу он произнёс именно вопросительным тоном, словно сам у себя спрашивая, уверен ли он в том, что видел и что говорит.

Мы с Сонькой вновь переглянулись. Что ещё за мёртвые? Откуда? Неужели мало оборотней?

С трудом переставляя негнущиеся ноги я поплёлся к так и лежащему посреди зала артефакту. Сонька как могла, подстраховывала меня, время от времени оборачиваясь к державшему дверь коменданту.

— Что вы там копаетесь? — Прокричал Краузе. — Я не смогу их сдерживать вечно.

Не слушая его вопли, я поднял с пола серый шар и вздрогнул, чуть не выронив его. По телу пронеслась волна тепла, мигом выгнав всю ломоту из ног и шум из головы.

— Ты чего? — Не осталась незамеченной моя реакция для Соньки.

— Подержи. — Вместо ответа попросил я и протянул ей артефакт. — Что-нибудь чувствуешь?

— Нет. — Неуверенно протянула Сонька. — Что ты почувствовал?

— Господин штурмбанфюрер. — Донёсся до нас истеричный голос коменданта. — Помогите мне.

— Действительно, надо помочь. — Кое-как запихал я шар в карман кителя. — Пошли.

— Вечно ничего не объяснишь толком. — Обиделась Сонька, но всё же настаивать не стала, понимая, что сейчас не время.

Я направился к коменданту, пройдя мимо лежащего в груде деревянных и стеклянных обломках Рауца. Поднял его пистолет и быстро обыскал труп на предмет запасных обойм. Обойма оказалась всего одна, но как говорится на безрыбье и рак — рыба.

— Расскажи подробней, что ты там видел? — Подошёл я к Краузе, держа на прицеле дёргавшуюся дверь, из-за которой доносились крики и стрельба. — Сколько их там?

— Вся лаборатория! — Истерично выкрикнул комендант. — Они все мёртвые. По ним стреляешь, а им хоть бы хны!

— Хреново. — Задумался я. — А стреляет кто?

— Не знаю. — Комендант поднажал и, начавшая было открываться дверь, вновь закрылась. — Когда я там был, кроме мертвецов никого не было.

— Может, оставленная с инопланетянами охрана? — Предположила Сонька.

— Больше некому. — Согласно кивнул Краузе. — Ближайший пост с автоматчиками в соседнем секторе, так что даже если кто и позвонил, прибудут сюда минут через пять.

— Значит так, — принялся я излагать свой план. — Сейчас отпускаешь дверь и отходишь за наши спины. Стрелять будешь только тогда, когда кто-то из нас начнёт перезаряжаться. Целься исключительно в голову. Всё ясно?

Комендант кивнул.

— Пошёл!

Оставшаяся без сдерживающего фактора дверь резко распахнулась и одетые в белые халаты зомби по инерции подались назад, умудрившись даже повалить пару тел. Это дало время прицелиться и нашпиговать ближайшего мертвеца несколькими пулями. Минус один. И сразу же минус два — Сонька тоже великолепно справлялась с поставленной задачей. Оставшихся в Сонькином пистолете патронов хватило, чтобы завалить ещё одного мертвяка, и она принялась перезаряжаться. Хорош «браунинг», да патронов в магазине маловато. Мне с двумя стволами было полегче.

Как и договаривались, едва Сонька принялась перезаряжать своё оружие, начал стрелять Краузе. Но толи практики у него было маловато, толи руки от нервного потрясения дрожали, так или иначе, мазал он, наверное, каждый второй выстрел. Вновь вступила в игру Кулачок, а Краузе принялся перезаряжаться. Неужели весь магазин исстрелял? Вот транжира! Тем не менее, ему удалось утихомирить одного из мертвяков, да и я успокоил ещё парочку.

Открылось свободное пространство, и я сумел разглядеть творящееся на другом конце лаборатории. Действительно стреляли бравые ребята из охраны инопланетян, оставив тех под присмотром всего четверых человек. Я крикнул им, чтобы стреляли в голову, но из-за грохота выстрелов меня не услышали.

— Бежим! — Крикнул я и первым рванул в образовавшийся просвет между мертвецами.

Посередине комнаты пространство оказалось свободным — все мертвецы разделились на две кучки, одна из которых наседала на автоматчиков, а вторая ломилась к нам. Так что, прорвавшись сквозь оцепление, мы опрометью бросились к быстро редеющим под автоматным огнём зомби. Впрочем, опрометью — это громко сказано, очень сильно мешали перевёрнутые столы и стеклянные осколки. Да и под шальную пулю попасть не хотелось. Но всё же это было явно быстрее потянувшихся по пятам мертвецов.

На середине комнаты я вспомнил, что там, за дверью, возле которой отстреливались автоматчики, находится ещё одна лаборатория, в которой тоже были люди. О чём это говорит? Только о том, что если там были такие же ожившие мертвецы и немцы, временно их успокоив, прорвались сюда, то нам может сейчас стать очень худо.

Сглазил. Или накаркал, это как угодно. Но почти сразу, как только успела оформиться мысль о плохом, оно случилось. В дверном проёме мелькнул дерганый силуэт, и ближайшего автоматчика разорвал напополам выскочивший с тыла мертвец. Во все стороны брызнула кровь, заляпав почти с ног до головы отстреливающихся по соседству солдат.

— Метьтесь в голову! — Вновь крикнул я и всадил четыре пули в голову ближайшей твари. — Тылы смотрите!

Приказы исполнять они умели. Двое повернулись к двери, сразу встретив очередью ещё один итак уже истыканный пулевыми отверстиями труп. Трое продолжали начатое дело, стараясь теперь стрелять исключительно в голову. Дела пошли быстрее и зомби один за другим начали оседать на пол. Я оглянулся. Большой размер комнаты сыграл нам на руку — оставленные позади мертвецы ещё не добрались и до середины.

Мои пистолеты, наконец, тоже опустели и, издав жалобные щелчки, замолчали. Пришлось лезть в карман за запасными магазинами. Краузе чётко помнил указания и сразу открыл стрельбу. Пока я перезаряжался, Сонька, Краузе и трое автоматчиков завалили всех мертвяков. Двое солдат, прикрывающие тылы, рванули в дверной проём и расчистили нам стартовую площадку. Мы вбежали в новую комнату, и я облегчённо выдохнул — раскиданные и расстрелянные зомби только-только начали приходить в себя, и на ногах стояло не больше пяти экземпляров, да ещё парочка ворочалась на полу, намереваясь встать.

— Уходим! Не задерживаемся! — Рявкнул я и, показывая пример, кинулся вперёд, на ходу расстреляв идущего встречным ходом мертвяка.

Никого уговаривать не пришлось и спустя минуту мы вывалились в коридор. Не знаю, толи мертвецы были ориентированы на меня с Сонькой, толи на артефакт, но в коридоре оказалось всё спокойно — ни один мертвец сюда не вышел. Все ломились к нам. Заметно нервничавшие солдаты, оставленные приглядывать за пленниками, дернулись, было, но, узнав своих, успокоились.

— Уходим. — Вновь приказал я, а, проходя мимо одного из инопланетян, уже тише добавил: — Хотите жить, держитесь нас.

Вообще странные они какие-то. Как коровы на убой: их туда, они идут, их сюда, всё равно идут. И ни слова, всё молча. Должны же понимать, что смертники, а тут такой шанс был — оставили под присмотром всего четверых бойцов. Так ведь и вас трое! Руки связаны? Зубами рви! Тем более что во рту пистолет. Нет, стоят…

Обратный путь показался мне бесконечным. Набившие оскомину коридоры и повороты нагнетали обстановку нехорошими думами — а ну как сейчас из-за поворота ещё одна толпа зомби или того хуже, оборотни? А может, «странники» припасли нам на десерт и вовсе что-нибудь каверзное?

Обошлось. Но нервы были на таком пределе, что мы едва не завязали перестрелку со спешащей навстречу подмогой.

— Отставить! Отходим! — Заорал я и наша группа, смешавшись со вновь прибывшими потекла к спасительному лифту.

— Остаётесь прикрывать, затем поднимаетесь сами. — Начал раздавать указания солдатам пришедший в себя комендант, когда мы добежали до лифта.

Пока железная кабина скрипя, словно старая не смазанная телега, тяжело поднималась наверх, я едва себе ногти не начал грызть от мыслей, планов и переживаний. «А как там Трос? А доберёмся ли до входа в лабиринт? А выгорит ли наше предприятие?» И всё в таком духе. Поэтому вывалился я из мрачной кабины лифта, словно заблудившийся в пустыне путник, нашедший оазис — быстро и целенаправленно.

Наверху база уже вовсю кипела потревоженным муравейником. Кто-то куда-то бежал, кто-то что-то нёс, заводились машины и мотоциклы. К моему немалому удивлению около самой лифтовой стояла наша бронированная машина, облокотившись на капот которой курил Трос. Увидев наши взмыленные лица, он щелчком отправил окурок в сторону и сел за руль.

— Быстрее!

— Так, господин Краузе. — Повернувшись, начал я давать указания коменданту, пока тот ещё находится под впечатлением пережитого. — Пришельцев я забираю. Мне в прикрытие выделите один мотоцикл. Базу сворачивайте как можно быстрее. Всё, что не успеваете взять — взрывайте к чёртовой матери! Лифтовой это тоже касается.

— Но… — Начал, было, комендант, но только сплюнул и махнул рукой. — Хорошо, забирайте, глаза б мои их не видели. Одни проблемы. — И уже громче. — Шульц, берёшь двух бойцов и вот за этой машиной, пока они тебе не скажут, что свободен. Бегом!

— Есть! — Отсалютовал унтер-офицер и побежал к стоявшим неподалёку пяти мотоциклам с бойцами.

Сонька быстро нырнула на переднее сиденье, а я подтолкнул связанных пришельцев:

— Быстрее.

Кое как втиснулся на не рассчитанное на такое количество человек и не человек сиденье и захлопнул дверь

— Жми, Трос! Сонька, нож из бардачка подай.

Сонька протянула немецкий десантный нож, и я быстро освободил пришельцев от связывавших их верёвок. Ну и нервы у них. Даже не вздрогнули, когда я к ним с ножом потянулся. А вдруг пырну?

Когда мы выезжали за ворота, за нами уже пристроился мотоцикл с тремя бойцами и прикреплённым к коляске крупнокалиберным пулемётом. Стало сразу как-то не по себе. Машина хоть и бронированная, но проверять на своей шкуре всё же не хочется. Надеюсь, немцам ничего подозрительного в голову не придёт.

— За дорогой лучше следи. — Посоветовал я пялившемуся в зеркало заднего вида на инопланетян Тросу и повернулся к пришельцам. — Успокойтесь, мы друзья.

— Как договаривались, на запад? — Уточнил Трос и я кивнул.

— Мы догадались. — Неожиданно подал голос один из пришельцев. Найти хоть какие-то отличия между ними у меня так и не получилось, поэтому был ли это тот самый, которого мы увидели первым или один из спящих я сказать не мог. Голос был немного глуховат, словно доносился из глубокого колодца. Я вздрогнул. Сонька недоумённо обернулась. — Но кто вы?

— Мы из будущего. — Решил ничего не скрывать я.

— Далёкого? — Уточнил пришелец. Буднично так, словно мы ему сказали, что пришли с соседней деревни. Впрочем, тогда бы он, возможно, удивился сильнее.

— Семьдесят с небольшим лет. — Прикинул я в уме цифры.

— Всего семьдесят оборотов планеты вокруг светила? — Всё так же бесстрастно повторил за мной инопланетянин. Интересно, у них эмоции как-то по-другому выражаются? Так вроде он цвет не менял, хвостом не вилял. Или его действительно так трудно удивить? — Странно, наша цивилизация стоит на шаг впереди вашей, но мы даже на чуть не приблизились к разгадке временных перемещений. Как вам удалось?

— Эта долгая история. — Не стал я пока рассказывать о помогающих нам представителях иного пласта реальности.

— Тогда другой вопрос. — Не стал настаивать пришелец, словно уже и забыл о предыдущем. — Наши братья вступили с вами в контакт?

— Нет.

— Плохо. — Переглянулись пришельцы. — Значит, нам суждено умереть здесь, не увидев родины.

— Ну, почему же? — Развеселился я. Приятно чувствовать себя всемогущим и помогать братьям по разуму, считающих себя «на шаг впереди». Посмотрим ещё, кто из нас впереди. — Мы знаем, где в нашем времени стоит ваш корабль.

— Да? — Удивление всё же прорезалось в голосе инопланетного собеседника. Впрочем, оно было столь мимолётным, что я даже засомневался. Может, показалось? Вновь бесстрастные интонации — Хотя это не важно, он всё равно неисправен.

— Это мелочи. — Махнул я рукой. — Считайте, что починить его в наших силах.

— Думаешь, они смогут? — Догадалась о моих планах Сонька.

— Они утверждали, что могут всё. — Пожал я плечами. — Вот и проверим, насколько они всемогущи.

— Я так понимаю, что технически ваша цивилизация даже спустя семьдесят лет неспособна нам помочь. — Вновь заговорил пришелец. — Тогда объясните, кто такие «они», которые могут нам помочь?

— Не знаю, захотят ли они, чтобы вы о них знали. — Засомневался я. — Поэтому давайте, наверное, пока оставим их инкогнито.

— Как угодно. — Пришельцы замолчали, и мы некоторое время ехали молча.

— Сверьтесь по карте, — подал, наконец, голос Трос. — Туда едем хоть?

Сонька достала из бардачка карту местности и развернула её у себя на коленях. А я попытался хоть чуть-чуть поудобней устроиться. Вчетвером на заднем сиденье было на редкость неуютно сидеть. Благо хоть инопланетяне не страдали тучностью, и по нашим меркам можно было даже сказать наоборот — больны анарексией.

— Можно хотя бы узнать, зачем вы нас спасли? — Вновь подали голос пришельцы, распираемые любопытством. Впрочем, возможно я зря им приписываю человеческие качества. Кто их знает, исходя из чего они задают свои вопросы. — Откуда узнали о нас?

— Да мы собственно вас-то до кучи спасли. — Решил ответить я им чистую правду, чтобы особо не зазнавались, и кое-как достал из кармана серый шар. — А вообще мы здесь за этим.

— Интересная вещь. — Согласился пришелец и протянул свою четырёхпалую руку, намереваясь принять артефакт из моих ладоней.

Не тут-то было! Не для того мы стольким рисковали, чтобы вот так взять и отдать его. Мало ли что у них на уме, а нам её ещё в наше время доставить надо. Скукожившись, я с трудом запихал шар обратно в карман кителя.

— Интересная. — Автоматически согласился я, закончив ныкать артефакт. Только тут до меня дошёл смысл сказанного. — А вам она чем интересна?

Может, всё это время Второй и компания водили нас за нос? И это не какие-то там отколовшиеся части, а элементы какого-нибудь древнего механизма? Или вообще что-то такое, на что и фантазии-то моей не хватит. Стоит послушать мнение более развитых в техническом плане товарищей.

— Живая материя. — Коротко ответил пришелец, словно я должен был знать, что это такое и сразу воскликнуть что-то типа «Ах, ну да! Как я сразу не догадался!»

— И? — Многозначительно замолчал я.

Инопланетянин издал какой-то хрюкающий звук, означающий не то сарказм, не то разочарование и начал объяснять, что он имел в виду.

— Ваша цивилизация научилась работать пока только с поверхностными свойствами веществ. Воду замораживать, металл плавить. Но все вещества состоят из более мелких частиц. Вы их открыли, но работать с ними пока не научились…

— Атом что ли? — Догадался я. — Уже научились.

— Да, конечно. — Сбился пришелец. — Вы же из будущего. Так вот, следующим шагом станет расщепление атома на более мелкие частицы, которые будет не так просто обуздать и вас ждёт ряд проблем и возможно катастроф.

— И это пройденный этап. — Вновь похвастался я. — Электроны, нуклоны. Знаем.

— Знать знаете, а работать с ними наверняка не умеете. — Осадил меня пришелец. — Помимо лежащего на поверхности знания всегда есть скрытые возможности, которые не так просто разглядеть и ещё труднее применить на практике. Но не об этом речь. Нуклоны состоят из кварков, а те в свою очередь из ещё более мелких частиц. Наша цивилизация это открыла давно, но, как и ваша на атоме, мы застопорились на поверхностных свойствах. Лишь совсем недавно было открыто, что эти мельчайшие частицы обладают разумом. Всё чисто на теоретической основе. Никаких доказательств. Представляете, что мы испытали, найдя такой большой элемент, обладающий разумом. Это перевернёт нашу науку.

— Не думаю, что вам поверят на слово. — Засомневался я. — А доказательства останутся здесь. На Земле.

Честно сказать я сильно рисковал, называя вещи своими именами. А вдруг у них свои планы на артефакт. Задавят сейчас втроем меня, а потом и за Троса с Сонькой примутся. И пикнуть не успеем. По крайней мере я, зажатый словно килька в банке. Оставалось надеяться на здравый смысл пришельцев, которые должны понимать, что мы их единственный шанс вернуться на родину. Но здесь тоже был подводный камень — фашистам они уже доверились, и что из этого вышло? Ничего хорошего. Могли плюнуть на всех и начать действовать силой. Неизвестно ещё, что у них в арсенале есть помимо стрельбы ртом.

— Нам поверят. — Опроверг мои опасения пришелец. — У нас отношения построены на других принципах.

— Зачем вы вообще к нам прилетели? — Неожиданно влезла в разговор Сонька, перестав возиться с картой и показывать Тросу, на какой развилке куда свернуть.

Ехали мы уже минут тридцать и миновали два блокпоста. Никто нас останавливать не собирался, лишь провожая долгими взглядами. Толи была установка проверять только въезжающих, толи на наш счёт уже позвонили. Надеюсь, что на последней заставе, которая уже замаячила на горизонте, тоже проблем не возникнет.

— Простая разведка. — Ответил на Сонькин вопрос пришелец. Вот зараза, ведь и не понять врёт или нет. — Облёт территории.

— Понятно. — Явно не поверила отвернувшаяся Сонька. Но ничего не поделать, у каждого свои секреты.

Может, правы были немцы, и вернее было бы бритвой по горлу и в колодец? А то сейчас вернутся домой, расскажут, что тут горстка воинствующих туземцев со слаборазвитой технологией и здравствуй оккупация. Прилетит куча зелёненьких человечков, и раскатают в блин. Впрочем, хотели бы — давно раскатали.

Тем временем наша машина без проблем миновала последнее оцепление вокруг секретной базы, и углубилось в мелколесье, петляя по ухабистой дороге. Мотоциклисты позади машины продолжали глотать пыль, но не отставали.

— Трос, прибавь газку. — Посоветовал я. — Надо к ночи успеть добраться до входа в лабиринт.

— Нашёл автобан. — Проворчал Сонькин брат, но всё же немного ускорился.

Ещё через полчаса лес стал гуще и вплотную подступил к дороге. Тело к этому времени совсем затекло и отдавало пульсацией крови в ушибленных ногах. Я поёрзал, но лучше не стало.

— Ещё полчаса и привал. — Решил я, наконец, не видя другого выхода. — Разомнёмся минут десять.

— А с немцами как быть? — Уточнила Сонька.

— Ничего. — Хмыкнул я. — Пусть едут. Ни к чему излишняя кровожадность.

Но полчаса нам не дали. Уже когда я высматривал в окно какую-нибудь симпатичную полянку, где можно недолго отдохнуть, убрав машину с дороги, под днищем что-то «бумкнуло». Ориентация в пространстве пропала сразу. «БМВ» подбросило и завертело вокруг оси, колошматя нас о жёсткие стены. В ушах звенело и выло, слышалась отдалённая трескотня немецкого пулемёта и чей-то крик. Всё закончилось за пару секунд. Вновь послышался взрыв, прервавший трескотню пулемёта и добавивший гула в ушах, а затем наша машина грохнулась на крышу вышибив из меня дух, а заодно и приложив макушкой о затянутую замшей железку. Аут.

Приходил я в себя долго, урывками. Первый раз вообще ничего не понял. Увидел шумевший на до мной лес с кусочком фиолетового неба и снова вырубился. Второй раз попытался пошевелиться. Накатила волна дикой боли, и я снова отключился. Окончательно очнулся, когда уже совсем стемнело. Невдалеке потрескивал, догорая, мотоцикл. Начавший моросить мелкий дождик, который, скорее всего и привёл меня в чувство, не мог затушить ещё достаточно большое пламя.

Стараясь не наступать на правую ногу, отдававшую резкой болью, я поднялся и осторожно, чтобы не упасть, огляделся. Местом моей дислокации оказалась небольшая канава, тянущаяся вдоль дороги. Наша бронированная машина от взрыва пострадала незначительно и если бы упала не на крышу, а на колёса, то вообще бы выглядела как новая. А так погнулись стойки, сузив и до аварии не шибко объёмное пространство. Все дверцы были распахнуты, а с моей стороны даже выгнута. Видимо при ударе её выдавило, и я вывалился. В машине никого не было. Так, не понял, где все? Если забрали нападавшие, почему я здесь? О! Вот трупы немцев на месте. Двое так и лежат возле чадящего мотоцикла, а один почти рядом со мной. Тоже в канаве, но в отличие от меня, живого и более-менее невредимого, с простреленной в двух местах спиной. Больше ничего интересного разглядеть не удалось, и я заковылял к машине. Заглянул внутрь. Что тут у нас? Ничего. Не в смысле «ничего хорошего», а просто — ничего. Нападавшие выгребли всё подчистую. Даже нож из бардачка забрали. Опять странность, мой пистолет так и лежал в кобуре.

Тут взгляд упал на пол, бывший совсем недавно крышей и я вздрогнул. Огромная лужа крови прямо посередине. И что самое поганое — совершенно не понятно, кому она принадлежала. В той куче-мале, в которую нас свалила перевернувшаяся машина, могло быть что угодно. Даже от пришельцев не отсортировать — кровь у них такая же красная. Знаю, насмотрелся уже. От всплывшей в памяти картинки разделанного пришельца меня вновь передёрнуло и вкупе с головокружением — вырвало.

Занятый своим здоровьем я не сразу различил мерный гул приближающегося автомобиля. Лишь когда на место засады упал луч прожектора, установленного на кабине грузовика, я, прикрывшись ладонью, отступил в сторону.

Ну и кто к нам пожаловал? Выйдя из луча света, я опустил руку и стал смотреть, как из кузова выгружается бригада солдат в немецкой форме. Что ж, одной проблемой меньше. Были бы русские — или на месте бы расстреляли, или уволокли куда-нибудь. Доказывай потом, что не козел.

Последними из кузова выпрыгнули двое солдат с собаками. Это хорошо, легче будет найти направление, куда ребят уволокли. Тем временем немцы разбрелись по месту происшествия, взяв его в кольцо, и из кабины выбрался унтер-офицер. Не обращая на меня, так и стоящего посреди дороги, никакого внимания, офицер подошёл к двум трупам у мотоцикла. Постоял, нервно хлеща себя снятыми перчатками по руке, и заорал гневно:

— Где ещё один?

— Здесь. — Подал голос кто-то из оцепления, указывая на труп немца, возле которого я очнулся.

Путь унтер-офицера к последнему трупу лежал аккурат мимо меня, и я уже хотел, было возмутиться таким пренебрежением к старшему по званию, но так и замер с открытым ртом. Офицер прошёл даже не взглянув в мою сторону, словно меня здесь и не существовало. Не понял. Ничего не оставалось, как пойти следом. Немец зачем-то поковырял пулевые отверстия и, поднявшись, направился к перевёрнутой машине. Опять мимо меня. И опять не обращая внимания. Что за наглость? Не выдержав, я легонько ткнул его пальцем, когда он проходил мимо меня.

Ожидал я всякой реакции, кроме той, которую выказал немец. Он отпрыгнул на метр в сторону и заозирался по сторонам, бешено вращая глазами. Но ни разу, когда его голова поворачивалась в мою сторону, его глаза на меня не взглянули. Они смотрели будто бы сквозь меня.

«Артефакт!» — Запоздало осенило меня. Всё сразу встало на свои места. Вот почему он смотрел сквозь меня и не видел, вот почему забрали всех, кроме меня — меня просто не нашли. Господи, я — человек невидимка? Я попытался представить, какие мне это сулило бонусы, но вскоре сбился со счёта. Захотелось сделать какую-нибудь пакость. Немец тем временем успокоился, осмотрел машину и начал раздавать указания, одним из которых было адресовано кинологам и их собакам — взять след.

Пока собаки обнюхивали место происшествия, моё приподнятое настроение начало портиться. А если я навсегда таким останусь? Зачем я тогда Соньке нужен буду? Из всех вопросов этот расстроил меня наиболее сильно. Собаки, закончив нюхать землю вокруг машины, потянулись ко мне и, обследовав штанины, уселись рядом. Да уж, этих бестий не проведёшь. Вот чёрт, так и спалиться недолго. Немцы недоумённо посмотрели на сидящих посреди дороги собак и вновь дали команду искать. Овчарки недовольно поднялись и потрусили к лесу. Конечно, будешь тут недовольным — нашли же уже одного, так нет, куда-то идти опять.

Ругнувшись себе под нос, я направился вслед за втягивающейся в лес группой немцев, возглавляемой двумя кинологами. А точнее их собаками. По дороге до леса я успел сделать ещё одно открытие, и раньше лежащее на поверхности, но игнорируемое мной. Сам себя я видел. Интересно. Достав из кармана кителя виновника торжества, я внимательно осмотрел серый шар, но, не заметив никаких изменений, сунул обратно. Похоже ответы на мои вопросы опять придётся требовать со Второго.

С немцами у нас сложился негласный паритет. Они шли медленно, потому что почти ничего не видели в темноте, а я — потому что с трудом переставлял правую ногу. Боль немного поутихла, но наступать по-прежнему было довольно неприятно. Хромая и постоянно морщась, я ковылял за медленно движущимся отрядом.

Спустя два часа я начал потихоньку отставать от идущего сквозь лес отряда немцев. Нога давала о себе знать. Усилием воли заставил себя ускориться и догнал солдат, пробирающихся словно роботы между деревьев. Ни усталости на лице, ни страха. Одно слово — солдаты. В голове вертелось только одно — главное не отстать! Отстану и возможно больше никогда не увижу Соньку и Троса. Я же не собака по следу идти. Хорошо бы иметь хотя бы навык следопыта, но где его взять? Я, конечно, поднаторел в походах по Зоне в определении частей света и разных примет, но это всё не то. Совсем не то. Поэтому стиснув зубы, через которые время от времени прорывался едва слышный стон, я упорно шагал за немцами.

Ещё через десять минут впереди между деревьями мелькнул отблеск пламени. Немцы остановились. Кинологов с собаками задвинули в арьергард отряда и начали растягиваться цепью, охватывая чей-то лагерь широкой дугой. Я очень надеялся, что это был лагерь именно тех, кто увёл с собой Соньку. И не важно простая шайка лихих людей это была, которых во время войны развелось бесчисленное количество, грабя и убивая всех подряд, или отряд партизан. Ещё один двухчасовой переход я не просто выдержу.

Движения немцев стали плавными и очень медленными. Поэтому я, невидимый, стараясь тоже не издавать шума и не наступать на сухие ветки, прошёл сквозь них и заковылял к стоянке лесных людей, стараясь успеть отыскать место, где держат пленников до того, как начнётся бойня.

Лагерь оказался большим и был явно партизанским. Иначе, зачем им посреди поляны втыкать в землю шест с простреленным в нескольких местах красным знаменем? Шалашей было мало, в основном жилища представляли собой добротные землянки со стенами, выложенными стволами молодых деревьев. Мимо одной такой я как раз и прошёл, внимательно её рассмотрев. К входу вели деревянные ступени. Основательно устроились ребята. Людей на улице было мало. Впрочем, это неудивительно, ночь же на дворе. Но у костра сидело шесть человек. «Тоже мне охрана!» — презрительно хмыкнул я и ошибся. Охрана была выставлена где-то вне лагеря, и кто-то из немцев неосмотрительно спалился.

Лес мгновенно взорвался грохотом одиночных выстрелов охраны и трескотнёй «шмайсеров». Раздался пронзительный визг рожка, но ещё раньше из жилых помещений начали выскакивать люди. Кто в чём. Большая часть была одета, видимо так и спали, но нашлись и те, кто предпочитал коротать ночь в исподнем. В белых рубахах и белых рейтузах, сжимая в руках разномастное оружие, они словно привидения метнулись к месту боя. Первые претенденты на пулю — в тёмном лесу их белые одежды выделялись, словно бельмо на глазу.

Из одной землянки никто не вышел. Ну что ж, начнём проверку с неё. Взяв валявшуюся неподалёку жердь, я толкнул ей дверь. Тут же открывшийся проём прошила длинная очередь. Выждав некоторое время, я шагнул на ступеньки. Прямо напротив меня, за распахнутой настежь дверью стоял бородач в выгоревшей пилотке и таком же камуфляже. Чёрные буравчики пронзительных глаз смотрели на меня. Смотрели, но не видели. Вот только легче мне от этого не было. Любое неловкое движение, любая случайность и я умру мгновенно. Спина моментально покрылась липким потом страха. Ну, артефактик, не подведи!

Я сделал один маленький шажок и на одну ступеньку приблизился к входу. Только бы больная нога не подвела, а то подвернётся и скачусь по лестнице прямиком к ногам бородача. Мёртвый. Ещё одна ступенька вниз, затем ещё одна. А глаза продолжают неотрывно следить за реакцией автоматчика. Я видел, как дёргается жилка на его виске, видел, как медленно стекает капля пота и застревает в густой брови, и самое главное я видел, как белеют от напряжения костяшки пальцев, сжимающие автомат. Наконец последняя ступенька осталась позади, и я юркнул в сторону, оставляя дверной проём слева.

Не знаю, какие у них остальные землянки, но эта была просто огромная для такого вида жилья. Метров по семь в каждую сторону. У дальней стены самодельный покосившийся стол с кучей нашего конфиската и несколько деревянных и металлических ящиков разного размера. Посередине несколько столбов, выполняющих функцию подпорок, а по совместительству и местом привязки пленников. Как сейчас, например. Разглядев Соньку, я облегчённо выдохнул и позволил себе улыбнуться. Обошёл по широкой дуге всё так же напряженно стоявшего автоматчика и, подойдя к нему сзади со всей силы опустил на затылок рукоять вытащенного из кобуры пистолета.

Пилотка немного смягчила удар, но бородачу хватило. Безвольной куклой он завалился на землю, но палец, лежащий на спусковом крючке всё же дёрнулся. Автомат коротко рявкнул и затих. Впрочем, это не важно. Не думаю, что кто-то обратил внимание на эти выстрелы, так как снаружи продолжал идти бой и грохот стрельбы ни на минуту не прекращался.

На всякий случай закрыв дверь я, наконец, сосчитал пленников. Всё правильно, пятеро. Вычленив глазами Соньку, я хотел, было кинуться обнять её, но вовремя вспомнил о своей невидимости. Да и врядли ей сейчас до обниманий — под глазом расплылся огромный синяк, лицо и руки в царапинах. Это от аварии так или им успели сделать допрос с пристрастием. Я перевёл взгляд на Троса и ужаснулся. Нет, авария так не могла изуродовать человека.

Ну, суки! Не ведая, что творю, я подскочил к ящикам, стоявшим у стола. Выхватил из верхнего четыре гранаты и бросился к выходу, по пути отметив удивлённо-испуганные взгляды, какими меня проводили пленники. Я что, снова стал видимым? Ладно, потом разберёмся. Всё потом!

Выскочив в дверь, я рванул в гущу событий. Немцев хоть и было меньше, но воспользоваться эффектом неожиданности они сумели правильно и теперь теснили партизан к лагерю. Силуэты вояк мелькали уже между крайних стволов деревьев, а некоторые даже отступили за крайние шалаши. Что же в лагере-то никаких укреплений не создали? Деревенщина! Сейчас выдавят из леса и как в чистом поле расстреляют. Как умудрились при такой никчёмной организации обороны так долго продержаться в тылу врага, не понятно.

Пробежав половину расстояния я одну за одной швырнул четыре гранаты в самую гущу боя. Получайте, гады! Все получайте! Четыре взрыва слились в один долгий протяжный гул, подняв к небу столбы земли, древесных обломков и разметав людей. Выполнив миссию возмездия, я развернулся и, пригибаясь, бросился обратно в землянку. Позади продолжали звучать выстрелы, но уже реже. Гораздо реже.

В землянке за время моего отсутствия ничего не изменилось. Вырубленный мной бородач валялся на глинистой земле, а пленники продолжали пялиться в пустоту. Так всё же я видим или нет? Если да, то почему на меня никто не обращает сейчас внимания, а если нет, то почему, когда я отсюда выбегал на меня так удивлённо смотрели?

— Сейчас я вас освобожу. — Решил подать я голос и направился к валявшимся на столе вещам, конфискованным из нашей машины

— Максим? — Неуверенно произнесла Сонька.

— Максим, Максим. Кто же ещё придёт вас спасать. — Пробурчал я, копаясь в хламе. Вроде бы у нас не было в машине столько вещей. Да где же он? Ага, нашёл.

Схватив немецкий десантный нож, я подскочил к Соньке и перерезал верёвки, крепящие её к столбу. «Ойкнув» Сонька начала оседать на землю, но я поддержал её, довёл до ящиков и усадил.

— Но я тебя не вижу! — Сонька на ощупь дошла руками до моего лица. Пощупала и неожиданно притянула к себе, начав целовать, куда придётся. — Мы думали тебя отдельно куда-то забрали.

Немного выждав, я отстранился. Не до того сейчас, надо остальных отвязывать да сваливать с этого негостеприимного времени.

— Не забрали. Артефакт сделал меня невидимым. — Пояснил я. — Погоди, остальных освобожу.

Обрезав верёвки, держащие Троса я едва успел подхватить его. Он все-таки не выдержал и потерял сознание, расслабившись от мысли, что спасение близко. Ну, ничего, главное выбраться отсюда, а там что-нибудь придумаем. Осторожно положив его на пол, я шагнул к столбу с пришельцем и перерезал связывающие его путы. Этот был как новенький и видимо даже не затёк. Толи они боялись его трогать, толи брезговали. А может, просто на утро оставили.

— Спасибо. — Как всегда скупо поблагодарил он меня и начал трясти кистями и как-то странно извиваться. Разминается так, что ли?

Шагнув к следующему и поднеся нож к верёвкам, я замер. Руки! Не четырёхпалые серо-зелёные конечности, а обычные человеческие руки. Я медленно поднял голову. Точно, мужик какой-то. Я посмотрел на последний столб, ожидая увидеть там кого угодно, но там всё было логично — пришелец. Странно, а где третий?

— Ты кто? — Обойдя столб, уставился я на пленника.

Обычное русское веснушчатое лицо. Гладко выбритое и без каких-либо особых примет. Невыразительное лицо, незапоминающееся. И откуда он здесь такой чисто выбритый взялся? Я и то уже зарос щетиной. Да к тому же почему русского держат пленником? Одежда не военная. То-то я смотрю вещей на столе много — половина наверняка его.

— А ты догадайся. — Усмехнулся пленник, глядя мне в глаза. Я вздрогнул. В глаза? В какие глаза, если Сонька сейчас только сказала, что не видит меня. Сделав шаг в сторону, я от души сматерился — пленник проводил меня взглядом! Он точно видит меня.

— Второй? — Неуверенно протянул я. Вот тебе раз. Думаешь что невидим, почти неуязвим, наслаждаешься ощущением вседозволенности, а тут как в прорубь спихнули.

— Второй? — Переспросил пленник и расхохотался. Не обидно, а как-то от души. Словно я рассказал самый весёлый анекдот.

Я попробовал рассуждать логически. Ведь три пришельца было!

— Это ваш? — Повернулся я к освобождённому инопланетянину.

Тот отрицательно помотал головой. Надо же, не только слова выучили, ещё и жестами пользуются.

— Тогда где ваш третий? — Теряя терпение, повысил я голос. Одни загадки. Щипцами из них информацию, что ли выпытывать?

— Умер. — Коротко бросил пришелец и указал длинным гибким пальцем в угол, где лежала груда тряпья, на которую я как-то и не обратил внимания.

— Чёрт! — Я вспомнил лужу крови в автомобиле и в душе всё же порадовался, что это была кровь не Соньки или Троса. Всё же своя рубашка ближе к телу.

Подойдя к тряпкам, я осторожно, двумя пальцами, отогнул один край. Голова отдельно, тело отдельно. Вот блин, как же это его так?

Я освободил последнего пришельца и вновь подошёл к пленному человеку.

— Вернёмся к нашим баранам. Кто ты и почему видишь меня?

Сонька, сползшая с ящика и склонившаяся над братом, недоумённо вскинула голову и тоже посмотрела на лишнего пленника.

— Он уже был здесь, когда нас привели. — Решила пояснить она.

— Ну же, Максим, думай! — Вновь заулыбался пленник. — Кто всегда оказывается раньше вас там, где вы бываете?

Догадка мелькнула и пропала не в силах задержаться ввиду своей нелепости. Рыжий кот! Я вгляделся в лицо. Конопатые нос и щёки, рыжие волосы и зелёные глаза. Сходство определённо есть, но… То кот, а это — человек!

— Вижу, что догадался. — Уже серьёзно проговорил пленник и начал меняться.

Лицо медленно потекло, руки стали уменьшаться и обрастать рыжим подшёрстком. Секунда и вместо привязанного к столбу человека на земле сидит наш рыжий знакомец. Верёвки, ничем больше не удерживаемые, съехали по столбу и упали рядом с котом.

Сонька мельком взглянула на это чудо, но почти сразу вернулась к хлопотам над Братом. А вот я с пришельцами не мог оторвать взгляда от рыжего кота, словно ожидая, что он ещё что-нибудь вытворит.

— Странная у вас планета. — Первым нарушил тишину пришелец. — Мы знаем шесть цивилизаций разной степени развитости, но нигде нет ничего подобного. Не все идут техническим путём развития, но никто не достиг путешествий во времени и превращений гуманоида в животного.

Кот дёрнулся и вновь начал меняться, на этот раз, увеличиваясь в размерах и пряча шерсть.

— Потому что вам это не надо. — Ответил на реплику пришельца кот. Да какой кот? Уже снова человек. Человек с рыжими волосами и гладко выбритым веснушчатым лицом. — А им без этого не обойтись. По крайней мере, на этом этапе развития. Иначе их цивилизация погибнет, так и не достигнув своего предела. А это неправильно.

— Кто ты? — Вновь спросил я одновременно с пришельцем. Нет, я всё-таки чуточку раньше.

— К каждому ответу нужно быть готовым. — Опять заговорил загадками Рыжий. — И сейчас вы готовы лишь к ответу на вопрос «что делать дальше».

— Такого вопроса нет. — Опять начал злиться я. — Потому что итак понятно, что надо прорываться к входу в лабиринт.

— С ним? — Указал глазами на бесчувственного Троса Рыжий.

— Машину найдём. — Буркнул я, уже понимая, куда он клонит. — И вообще, тебе какое дело? Ты зачем здесь? Можешь помочь — помоги, а не юродствуй.

— «Странники» заблокировали вход в лабиринт в этом времени. — «Помог» нам Рыжий. — Вам придётся отправляться в Зону уже проверенным способом. У входа в лабиринт того времени вас встретят.

— Так тебя Второй послал предупредить? — Уточнил я, но вместо ответа получил ещё одну загадку, над которой стоило подумать в свободную минутку.

— Ну, типа того.

— Чёрт! — Рубанул я ладонью воздух. — А там мы что с Тросом будем делать? Здесь хоть машину можно украсть, а там? Куда мы попадём — неизвестно, машины только у группировок да у военных и все охраняются сильнее оружейного склада. Ещё варианты есть?

— Просто поверьте мне. — Мягко проговорил Рыжий. — И всё у вас получится. Да, и советую не медлить, у него внутреннее кровотечение.

— Твою мать, что ж ты раньше молчал? — Заорал я и, вытянув из кармана артефакт, подбежал к Соньке и Тросу. — Все сюда.

Засуетившись, не сразу вспомнил, что я невидим, а, вспомнив, чертыхнулся и замер около лежащего Троса с вытянутым в руке артефактом, не зная, что предпринять.

— Положи шар на землю. — Посоветовал Рыжий. — И отпусти.

Я последовал совету и сделал шаг в сторону. Сонька вздрогнула, когда рядом с ногой Троса из ниоткуда возник серый шар. Инопланетяне, тоже заметив изменения в обстановке неуверенно потянулись к артефакту.

— Быстрее, быстрее. — Поторопил я их. — Сонька, приведи Троса в чувство.

— Дай я. — Незаметно подошёл Рыжий и приложил ладонь к затылку.

Через минуту Трос открыл глаза и попытался сесть, обводя взглядом землянку.

— Лежи-лежи! — Успокоила его Сонька и положила его руку на шар. — Думай о Зоне.

Свою руку она тоже оставила на артефакте, касаясь его парой пальцев, чтобы было место остальным.

— Беритесь скорее за артефакт и думайте о Зоне. — Поторопил я пришельцев.

Они уселись рядом, прикоснулись к серому шару двумя пальцами и уточнили:

— Что такое Зона?

— О боже! — Застонал я, но быстро нашёл решение. Не уверен, что сработает, но хоть что-то. Да и, в конце концов, что из того, если пришельцы останутся здесь? Из плена мы их спасли, а дальше… Как фишка ляжет. — Думайте о том, что хотите быть с нами, куда бы мы ни отправились.

— А он? — Указали они на груду тряпья, в которую был упрятан их мёртвый товарищ. — Нельзя его оставлять на исследования.

— Не беспокойтесь. — За меня ответил Рыжий. — Я позабочусь, чтобы его не нашли.

Пришельцы успокоились, а я решил уточнить ещё один вопрос:

— Если ты привёл Троса в чувство, может, и вылечить сумеешь?

— Отправляйтесь. — Покачал он головой. — У вас всё получится.

— А ты разве не с нами? — Удивлённо замер я.

— Пока нет. — Вновь покачал он головой.

— Ну, как знаешь. — Я потянулся к свободному от пальцев участку серого шара.

— Захочешь стать видимым, просто перестань его таскать с собой. — Напутствовал Рыжий меня напоследок. — Всё, пошли!.

Я коснулся артефакта и вытащил из памяти Зону. Почему-то вспомнилось наше путешествие со Слоном и Мамаем в поисках места для новой деревни. Когда нас уже нашла Сонька, и мы вместе с ней сидели у ночного костра, и она мне рассказывала свою историю. Показалось, что ноздрей даже коснулся запах горящего дерева, а лица слабый ветерок. Слабый, но почему-то очень холодный.

Я резко открыл глаза.

Её величество Зона! Осенняя и холодная. Забравшийся под китель ветерок мигом выстудил хранившееся там тепло. Хорошо хоть снег ещё не лежит. Что у нас на дворе, сентябрь или уже октябрь? Но пар изо рта уже идёт, значит не больше двенадцати градусов на улице. А, скорее всего градусов шесть-семь. Но дождь не идёт, уже счастье. Небо на удивление чистое не только от туч, но и от облаков.

— Часа четыре. — Сориентировавшись по солнцу, примерно определил я, особо ни к кому не обращаясь. — Откуда-то дымом несёт, или мне кажется?

— У нас обоняние по-другому работает. — За обоих ответил пришелец, бывший видимо у них главным, так как переговоры вёл в основном он. — Так что у нас можешь не спрашивать.

— Сонь? — Переходя на русский язык, вопросительно посмотрел я на девушку.

— Пахнет, пахнет. — Проворчала она тоже на русском, всем видом показывая, что ей не до какого-то там дыма. — Надо что-нибудь с братом делать. Кот сказал срочно. Да и земля холодная, чтобы на ней вот так вот лежать.

— Где есть дым, там, скорее всего, есть люди. — Наставительно поднял я палец, но, вспомнив, что невидим, опустил и повернулся к пришельцам. — Парни, помогите нам. Надо набрать как можно больше сухих листьев и сделать что-то вроде ложа. Натаскайте в кучу.

— А ты куда? — Сонька оторвалась от брата и посмотрела в мою сторону, ориентируясь на голос.

— Помощь искать. — Я расстегнул кобуру и, вытащив «Браунинг», положил рядом с Сонькой. — Держи на всякий случай.

— А ты. — Вздрогнула она из-за возникшего из ниоткуда пистолета. — Чёрт, не могу привыкнуть.

— Моя невидимость меня бережёт. — Кивнул я усмехаясь. — Да и нож немецкий я у партизан спёр.

— Оставил бы ты шар. — Попросила Сонька. — Хватит уже нас своей невидимостью пугать.

— А кто вас спасать будет? — Хмыкнул я, но всё же последовал совету. Действительно, поигрался и хватит. — Пришельцам не отдавай. — Шепнул я напоследок.

Повернувшись, чтобы идти искать источник дыма я почти сразу заорал:

— Стой!

Пришельцы замерли, как вкопанные. Сонька недоумённо вскинула голову, а я уже скачками мчался к пришельцам.

— Куда вы прётесь? — Заорал я, подбегая и отчаянно морщась от боли в ноге. Хорошо, что они меня не видят, а то бы испугались моей мимики и рванули дальше, а дальше смерть. — Что, «молот» не по глазам?

— Какой «молот»? — Заозирались они по сторонам.

— Твою… — Ругнулся я себе под нос и принялся объяснять новичкам правила выживания в Зоне. — Тут очень много невидимых ловушек, которые можно опознать, только кинув какой-нибудь предмет. Смотрите. — Я поднял с земли небольшой сук и кинул в аномалию. Перелетев границу нормального и вывернутого пространства, сук метнулся к земле и брызнул в разные стороны мелкой щепой. — Всё ясно? И такое здесь повсюду. Хотите куда-то пройти — киньте сперва камень или ветку. Если ничего не случилось, можете двигаться дальше. А лучше просто посидите здесь. Вот натаскайте листьев и с места ни ногой.

Закончив краткий инструктаж, я заковылял в сторону, откуда как мне казалось, приносило запах костра.

— И по сторонам смотрите. — Уже отойдя метров на тридцать, крикнул я. — Звери здесь тоже агрессивные.

Нога после незапланированного бега вновь сильно заныла, и пришлось поберечься. Надо бы посмотреть, что там у меня, но времени нет — Трос того и гляди, снова впадёт в беспамятство и неизвестно, вернётся ли уже обратно. Надо спешить. Углубившись в редколесье, я собрался и привычно выбросил всё отвлекающее внимание из головы. Сейчас бы камней мешочек, но что мечтать о несбыточном? Поэтому дорогу приходилось проверять собранными по пути небольшими веточками.

Минут через пятнадцать моего не очень скорого и хромого шага между деревьев замелькал тёмный силуэт одиноко стоящего дома. Ещё чуть приблизившись, я понял, что именно он и является источником дыма — его крыша сгорела. Огня уже не было, но доски ещё тлели, грозя разгореться новым пожаром. А дом… Дом навевал какие-то воспоминания, пока не оформившиеся ни во что конкретное.

Будучи невидимым и не опасаясь нарваться на мародёров, я вышел из леса и упёрся в крыльцо. Сразу стало понятно, отчего он казался знакомым — это же та хибара, в которой я нашёл «огурец», подаривший нам с Сонькой ночное зрение. «Огурец», и рыжего кота. Так, стоп! В свете последних событий уже не совсем понятно, я нашёл рыжего кота, или кот меня? Чёрт, если бы не Трос, я бы так легко не отстал от Рыжего, оставшегося в землянке партизан.

И тут в голове возник вопрос, от которого все остальные вмиг забылись — а случайно ли мы здесь оказались? Разве бывают такие случайности? Да, Второй утверждал, что при переносе можешь оказаться в любом месте Зоны, но чтобы вот так… Это называется два снаряда в одну воронку. Встретить в прошлом кота, который оказался ещё и разумным и… оборотнем? Только сейчас до меня в полной мере дошло то, что произошло в землянке. Об оборотнях, превращающихся в любое другое существо кроме серого лохматого и очень быстрого монстра, я не слышал.

Что-то мысли слишком уж часто начали перескакивать с одного на другое. Вернёмся к нашим баранам. А точнее котам. Могло ли быть такое, что он сделал так, что нас перенесло именно сюда? Допустим, но зачем? Что он там сказал напоследок? «У вас всё получится»? Кажется так. Что он имел в виду? Фраза, показавшаяся на первый взгляд простым утешением, под другим углом зрения обросла смыслом. Если действительно в переносе именно сюда виноват он, то он знал, что нам здесь могу помочь.

Я выглянул из-за угла. Так и есть — метрах в ста от дома на широком пятаке, бывшим некогда фермерским полем, располагалась сталкерская деревня. Та самая, которую нам обещали возвести военные. Вот она — помощь, которую имел в виду Рыжий. Но что они могут? Хирургов среди нас вроде не было. И тут меня осенило. «Постамент»! Хлопнув себя по лбу, я заковылял к недавно построенным хибарам.

Деревня была сделана по тому же принципу, что и та, в которой мы побывали ещё когда шли на поиски Троса. Тот же высокий забор, те же вышки караульных по углам и у главных ворот, и те же ряды однотипных домов. Похоже, проект именно такой деревни был утверждён в военных верхах и они строго следовали выбранного курса.

Я спокойно прошёл в ворота мимо невидящего меня караульного, которым оказался весьма заматеревший за время моего отсутствия Мелочь. Да, быстро Зона делает из мальчишек мужчин.

Зашёл и остановился на главной улице, не имея ни малейшего представления, где искать Слона или того же Мытаря. Не будешь же спрашивать у первого встречного сталкера кто где живёт. Если и не обделается со страху, услышав голос из ниоткуда, то уж стрелять-то, начнёт наверняка. Такая уж реакция у всех здесь — сперва стреляй, а уж потом спрашивай. А для пуль я вряд ли невидим.

Махнув рукой — в конце концов, не такая уж и большая у нас деревня — решил обследовать все дома по порядку, начав с крайнего. И нисколько не удивился, увидев в его окне Мытаря, копающегося в хабаре, словно кощей в золоте, Мытаря. Вот к кому следует зайти в первую очередь, как только стану видимым. Но Слона всё же надо найти. Мало ли какая ещё помощь может понадобиться. Надеюсь, он не в рейде.

Пройдя первый ряд домов, я нашёл лишь Байкала, Лешего и какую-то незнакомую девушку. Надо же, редкая сталкерская деревня могла похвастать, что в их компании есть девушка. Остальные хижины были пусты. В следующем ряду нашёлся только Мамай и Брат, да в последней хибаре чистил автомат незнакомый мне парень. Да, текучесть кадров у нас просто сумасшедшая. Стало как-то тревожно — слишком много сталкеров отсутствовало. Неужели какой-нибудь совместный рейд замутили? Тогда вся надежда на Мытаря. «Постамент» артефакт конечно редкий, но на то он и торговец, чтобы иметь в продаже всякие разные вещи.

Третий, он же последний, ряд не принёс ничего утешительного. Из знакомцев на месте оказались лишь Парус да Комод. Ещё двоих сталкеров, попавшихся на глаза, я видел впервые. Вернувшись на центральную улицу, я с задумчивым видом остановился. Ну и что делать? И самое главное, как понять, что моя невидимость закончилась? Встать перед караульным и ждать? Не вариант, можно и пулю дождаться. Всё же нервы у людей не железные. Это я уже пообтесался и привык к чудесам на порядок выше, а они…

— О, Максим! — Заорали позади и меня, даже не успевшего обернуться, сгребли в охапку. — Ты когда пришёл? Где так долго пропадал? Где Сонька? А чего на тебе какая-то старая немецкая форма?

Я, наконец, узнал голос Слона и, высвободившись из объятий, обернулся.

— Привет, Слон. — Я изумлённо уставился на здоровяка. — А ты где был? Я все хибары уже обошёл, думал ты в рейде.

— Да прям. — Махнул он рукой и, взяв меня под локоть, потащил в проулок. — Позавчера только пришёл. В бане я был. Ну, пошли, покажу тебе твою халупу. Позовём ребят, посидим. За встречу и всё такое. Так что за одежда на тебе?

— Погоди ты. — Прервал я тарахтевшего парня и высвободился из захвата. — Тут такое дело, «постамент» нужен. Срочно.

Слон смерил меня оценивающим взглядом и уточнил:

— Не тебе?

— Тросу.

— Он где-то здесь? — Заозирался Слон, будто ожидая увидеть его на ближайшей завалинке. — Веди.

— Что веди-то? — Осадил я парня. — Говорю же, «постамент» нужен.

— У меня нет. — Признался Слон. — Пошли к Мытарю.

— Пошли. — Погрустнел я. У Мытаря может и есть нужный артефакт, да только вот денег у меня нет. Надеялся у Слона в долг его забрать. А Мытарь может и не дать. — Слушай, а у тебя денег в долг можно перехватить?

— На «постамент» что ли? — Догадался Слон. — Не, таких больших нет. А ты совсем на мели что ли?

Я кивнул.

— Вот блин. Ну, ты даёшь. Так откуда ты такой свалился без денег, оружия и в такой одежде? — Вновь остановился он, и мне пришлось подтолкнуть его в нужном направлении.

— Долго объяснять. — Буркнул я. — Будет время, расскажу.

— Вот так всегда. — Вздохнул Слон и распахнул дверь, пропуская меня вперёд. — Всё интересное без меня.

— О, Максим! — Точно так же, как и Слон пять минут назад, воскликнул Мытарь. — Ты где пропадал?

— Привет, Мытарь. — Поприветствовал я торговца и сразу перешёл к делу. — Мне срочно нужен «постамент». Есть?

— Есть. — Выгнул бровь торговец. — Двадцать пять тысяч.

— Сколько? — Опешил я, помня, что сам совсем недавно его за двадцатку отдал.

— Ну, двадцать две. — Снизил цену Мытарь.

— В долг отдашь? — Без особой надежды в голосе поинтересовался я.

— Максим, ты же знаешь правила. — Вздохнул торговец. — В долг не больше чем на пять тысяч.

Давить на него было бессмысленно. Троса он не знает и просто так дорогущий артефакт не отдаст. Мало ли кто где умирает. Никто насильно в Зону никого не тянул. Все знали, на что шли. Я повернулся к Слону:

— У тебя сколько?

— Пять наберу. — Подумав, пожал он плечами.

— Ты же только из рейда! — Удивился я и смутился. Отвык уже от негласных правил из жизни сталкеров. Впрочем, тут же мысленно послал всё к чертям. Какие правила, если Трос умирает? — И так мало?

— Пустой пришёл. — Погрустнел Слон. — Первый раз года, наверное, за три такая непруха.

Пять, да пять в долг, подвёл я в уме нехитрые подсчёты. Получается, ещё двенадцать тысяч надо где-то раздобыть.

— А Леший, а Мамай? — Решил я пробить обстановку.

— Кто знает. — Пожал плечами Слон. — Пошли, спросим.

— Пошли. — Я поднялся и вдруг вспомнил о «языке». Только бы он не потерялся. Столько всего было в прошлом, что запросто мог вывалиться где-нибудь. Взять хотя бы подрыв на мине. Очнулся-то я в кювете, может, артефакт там и остался. Я остановился. — Погоди!

— Чего ещё? — Обернулся Слон. — Сам говорил срочно.

Не слушая его, я шарил по карманам. Да где же он? Неужели, правда, остался в сорок третьем? Чёрт, ну не мог я раньше вспомнить о нём? Забрал бы у Троса и Соньки. У кого-нибудь точно сохранился.

Когда я уже потерял надежду и лез в последний карман, куда уж точно его не клал, пальцы наткнулись на твёрдый предмет. Едва не заорав от радости, я повернулся к Мытарю, явив на свет артефакт.

— Вот. «Язык». За сутки обучает немецкому языку. Возьми в обмен на «постамент»?

— Ну, не знаю. — Замялся торговец. — Тысяч на пятнадцать он потянет. Максимум.

— Охренел? — Не сдержался я. — Уникальная вещь. Можешь в аренду сдавать, с него не убудет.

— Уникальная. — Пробурчал Мытарь. — Все они уникальные, пока их не начинают нести пачками.

— Гадом буду, их всего три во всей Зоне. — Вырвалось у меня. Ну, зачем же я так? Кто меня за язык тянул? Сейчас вопросы начнутся.

— Это откуда такая информация? — Прищурился Мытарь, но к моему облегчению за чистую монету мою информацию не принял. — Ладно, давай, но учти, только из хорошего отношения к тебе.

Я схватил артефакт и буквально выбежал из хаты торговца под его изумлённым взглядом. Даже забыл на время о больной ноге. Впрочем, не надолго. Уже на крыльце в ступне что-то ёкнуло и я опять захромал, кляня себя на чём свет стоит за беспечность. Слон, естественно сразу нагнал меня.

— Куда ты такой собрался. — Придержал он меня, чтобы я не упал. — Без оружия. Как вообще сюда живым и невредимым добрался? Погоди минутку, я быстро.

Не слушая меня, он рванул к своему дому, который оказался во втором ряду.

— У ворот подожду! — Крикнул я вслед и поковылял к выходу из деревни.

— О, привет Максим. — Услышал я сверху и задрал голову, разглядывая Мелочь. Парень облокотился о перила вышки и радостно улыбался. — Ты как прошёл, что я тебя не заметил?

— Плохо бдишь. — Буркнул я, но, решив, что не стоит расстраивать парня, срывая на нём своё плохое настроение, поправился. — Шучу. Ждал, когда отвернёшься, и через забор перемахнул.

— Но… — Парень повернулся к ограде и принялся прикидывать, сможет ли человек через неё перемахнуть. Решив, что при должной сноровке это всё-таки по силам, он нашёл другую нестыковку. — Там же Дюбель на вышке.

Избавил меня от ответа прибежавший Слон.

— Пошли. — Вручил он мне МР–5. У самого за спиной болтался «калаш». — Далеко топать-то?

— Не. — Помотал я головой и закинул пистолет-пулемёт на плечо. — С моей ногой минут двадцать пять.

Проходя мимо почти переставшего дымить дома, я уже хотел, было, спросить Слона, отчего сгорела крыша, но, вспомнив, что было нарисовано на потолке этого дома и с чем это связано, задал совсем другой вопрос.

— На вас зомби нападали?

— С чего бы вдруг? — Удивился Слон. — Ты лучше расскажи, где был?

— Да погоди ты. — Нахмурился я, припоминая наличие в деревне незнакомых людей. — Что там за парни, в деревне? Давно они у вас?

— Да не очень. — Припомнил Слон. — Только не говори, что они зомби, не поверю.

— Они нет, но могут накликать.

Я вкратце рассказал о нападении мертвецов на деревню «Хромого» и причину, вызвавшую это нашествие.

— Может, ты вернёшься и предупредишь всех? — Предложил я в конце повествования.

— Да брось ты. — Отмахнулся шагавший рядом Слон. — Если бы они могли и хотели призвать зомби, они бы давно это сделали. Поверь, у них было предостаточно. Вернёмся, предупредим. Ничего час не решит.

Я подумал и согласился. Да к тому же вдвоём добираться до брошенной компании с раненым Тросом куда безопаснее. Вспомнив об оставленных друзьях, я чертыхнулся — там же пришельцы. И как на это Слон отреагирует? Может действительно лучше его назад в деревню отправить?

— Ты чего? — Расслышал мои ругательства сталкер. — Что-то не так?

— Слушай, тут такое дело, — начал я, осторожно подбирать слова, но в итоге плюнул на это занятие. Как ни играй словами, пришелец он и есть пришелец. — В общем, с нами там не совсем люди. А если быть до конца откровенным, то совсем не люди.

— Мутанты что ли? — Покосился на меня Слон. — Или с зомби сдружились?

— Иди ты. — Не оценил шутку я и потыкал пальцем в небо. — Оттуда гости. Пришельцы короче.

— Да брось заливать. — Начал в смешке растягивать губы сталкер, но, видя моё серьёзное лицо, бросил кривляться. — Правда что ли?

Я кивнул. Некоторое время шли молча. Я давал Слону время переварить информацию, хотя очень хотелось выяснить вопрос о капитане Старыгине. Ведь Слон с Мамаем ещё тогда что-то заподозрили и хотели пройти к соседнему блокпосту проверить данную военным информацию о непроходимой из-за аномалий местности.

— Пообещай, что как только освободимся, ты мне всё расскажешь. — Наконец выдохнул Слон. — А то чую, накуролесили вы там нехило.

Я кивнул и хотел, было, уже спросить о Старыгине, как слон рукой перегородил мне дорогу:

— Стой. — Он прищурился. — Не нравится мне вон тот участок между берёзой и осиной. Ты как?

Я посмотрел на кусок земли между указанными деревьями, но ничего подозрительного не заметил. Обычная пожухлая трава и опавшие листья. Показалось, что-то сверкнуло между стволами в воздухе, но, подняв взгляд, ничего не обнаружил. Умеет же Слон страху навести. Уже и мерещиться сразу начало.

— Вроде бы ничего. — Всё же неуверенно протянул я.

— А посмотри в сторону.

Я послушно начал переводить взгляд, но остановился — вновь показалось, что между стволами деревьев что-то сверкнуло.

— Что за напасть? — Удивился я.

— Не знаю, ничего подобного раньше не видел. — Признался Слон, достал камень из поясного мешочка и запустил его так, чтобы он пролетел примерно в метре над землёй между подозрительными деревьями.

Камень пролетел, и ничего с ним не случилось, если не считать того, что упал он по ту сторону как-то очень уж быстро. Вроде бы Слон его запускал сильно, а он уже в трёх метрах за деревьями скрылся в траве. Я поднял с земли ветку покрупней, и приблизился к подозрительному месту. Опасно конечно так делать, но, в конце концов, всё в зоне познаётся через практику.

— Может, не надо? — Неуверенно протянул Слон.

Решившись, я ткнул палкой около берёзы. Действительно, чувствуется какое-то сопротивление, будто в густой кисель опускаешь или протыкаешь что-нибудь. Поводив из стороны в сторону и ощущая слабеющее сопротивление, я вынул палку и вздрогнул — на её конце был намотан целый пучок «серебряной паутины».

— Охренеть. — Только и смог произнести ошарашенный не меньше меня Слон.

— Похоже, аномалия эволюционировала. — Сделал я очевидный вывод.

— Вот о чём в первую очередь надо предупредить в деревне. — Достал блокнот и сделал пометку Слон. — А не о каких-то там зомби.

— Ты чем слушал? — Возмутился я. — Они целые деревни под корень уничтожают.

— Ладно, ладно. — Пошёл на попятный сталкер. — Обо всём предупредим.

— Не опоздать бы. — Буркнул я себе под нос, сам до конца не осознавая, что имею в виду: предупреждение о зомби или доставку артефакта умирающему Тросу.

Мы обошли опасный участок и пробирались уже отводя время от времени глаза в сторону от выбранного маршрута. Похоже, только так можно определить новый вид аномалии. Блин, так и косоглазие недолго заработать.

— Так что, реально пришельцы? — Так до конца и не поверил мне Слон.

Я кивнул, и мы вышли, наконец, на проплешину, где я и оставил Соньку, Троса и инопланетян. Сталкера, как я и советовал, положили на собранные в кучу сухие листья. Рядом у изголовья сидела Сонька, а в ногах, словно свита, стояли пришельцы. Слон ошарашено замер, а я наоборот, ускорил шаг.

— Ну, как он? — Ещё издалека прокричал я.

Сонька подняла голову, и, увидев меня, кинулась навстречу.

— Что ты так долго? — Она уткнулась мне в грудь и зарыдала. — Он снова потерял сознание. Он умирает.

— Ничего, не помрёт. — Отстранил я её и направился к больному, на ходу вынимая из кармана «постамент», а из ножен десантный нож.

Сонька радостно взвизгнула и кинулась помогать. Слон, наконец, отошёл от шока и тоже понемногу начал приближаться, косясь на пришельцев. Тем временем я поднял руку бесчувственного Троса и легонько провёл лезвием по его запястью, а Сонька подставила артефакт под закапавшую кровь. Несколько капель мгновенно впитались в «постамент» и Сонька, отставив его в сторону, принялась перевязывать рану. Теперь остаётся только ждать.

Слон, достав пачку сигарет, прикурил и протянул мне. Я потянулся, было, но, вспомнив о данном Соньке обещании завязывать с этой вредной привычкой, нехотя убрал руку. Слон удивлённо выгнул дугой бровь, но пачку убирать не стал. Я подумал ещё секунду и решительно тряхнул головой, принюхиваясь к ароматному дымку, поползшему по поляне. Нет, бросать так бросать, тем более что уже долго не курил и пик миновал.

Слон пожал плечами и спрятал сигареты обратно в карман. Тем временем с артефактом начали происходить метаморфозы. Не знаю как остальные, а я им никогда не пользовался, поэтому следил с интересом. «Постамент» медленно побелел, покрылся сетью трещин и начал скукоживаться, превращаясь в некое подобие чернослива белого цвета. На полпути, словно передумав дальше сморщиваться, он издал небольшой треск и рассыпался мелкой белой пыльцой. Ну, вроде бы всё.

Словно ожидая этого момента, Трос открыл глаза и огляделся.

— Привет. — Улыбнулся он, заметив Слона. — А ты здесь откуда?

— Я здесь живу. — Хмыкнул Слон и протянул руку. — А вот вы здесь откуда — большой вопрос.

Трос ухватился за протянутую руку и Слон его рывком поставил на ноги. Я тоже поднялся с корточек и, отряхнув ладони, повернулся к Соньке:

— Их деревня не подвергалась атаке зомби, а у них там несколько новых людей недавно появилось.

— Плохо. — Сразу поняла смысл сказанного девушка и уточнила. — Ты их предупредил?

— Сам недавно вспомнил. — Виновато покачал я головой.

— Тогда пошли скорее. — Конечно, Сонька сейчас готова была всех облагодетельствовать на волне радости от выздоровления брата. Впрочем, в данный момент её желания нисколько не отличались от моих. Она под любопытствующие взгляды Слона засунула отколовшуюся часть Первого в свой китель и мы тронулись в путь.

— Можно уточнить? — Нерешительно раздалось позади на немецком языке, и я заметил, как Слон, явно не ожидавший, что они ещё и разговаривают, вздрогнул. — Вы нас отведёте к кораблю?

— Отведём. — Так же на немецком языке развеял я их опасения. — Сейчас заглянем в одно место и прямиком к вашему кораблю.

— Ты их тоже собираешься в деревню заводить? — Опасливо покосился на серо-зелёных пришельцев Слон.

— Постоят у обгоревшего дома. — Заверил я его. — Кстати, что с крышей?

— Молния попала.

— Да не звезди! — Опешил я от такой новости. — Откуда грозы в Зоне?

— А откуда в Зоне твои пришельцы? — Огрызнулся Слон. — Или та прозрачная «серебряная паутина»?

— Что? — Переспросила Сонька. — Что за паутина?

Пришлось объяснять.

— Что-то слишком много странного последнее время в Зоне. — Протянул Трос в конце наших объяснений, и я был с ним полностью согласен. Зона стала как вулкан. Она и раньше не была спокойной, особенно после выбросов, а теперь вообще не знаешь, что от неё ждать.

— Слушай, а как у вас там с проверкой информации от Старыгина об разгулявшихся аномалиях в тот раз прошло? — Вспомнил я о так и не заданном вопросе. — И вообще, ты его давно видел?

— Ты о чём? А… — Вспомнил Слон. — Нормально там всё было. В смысле — правда. А видел я его с неделю назад на КПП, а что?

— Да так. — Я почесал макушку. Что-то не сходятся концы с концами. Там оборотень, тут нормальный. Впрочем, что тут странного? Ещё неизвестно когда он им стал… или станет. Он ведь мог к немцам попасть из любого времени. И, скорее всего так и произошло. И сделал это он явно позже нас, раз удача от него в нужный момент отвернулась в нашу сторону. Парадокс времени.

Выбросив из головы Старыгина с его заморочками, я обернулся к пришельцам:

— Вы здесь пока подождите. — Произнёс я на немецком языке и указал им на завалинку недогоревшего дома. — Мы скоро вернёмся.

Они кивнули и уселись на указанные места.

— Никуда не уходите! — Напомнил я им напоследок и, увидев утвердительные кивки, хмыкнул и отправился вслед за парнями и Сонькой.

Но мы и сами не успели никуда отправиться. Отойдя метров двадцать от полусгоревшей хижины, мы замерли, задрав головы вверх, и почти сразу повалились без чувств на землю. Из центра деревни, до которой нам осталось идти метров пятьдесят, вверх бил столб серого цвета. А в голове затухала отчаянная мысль: «не успели».

Я беркут. Отчаянно матерящийся беркут. Но лишь спустя мгновение я осознаю это и понимаю, что из раскрытого клюва доносится лишь клёкот. Куда это меня опять занесло? Один взгляд вниз и всё становится на место. Память, словно морская волна, захлёстывает своей неизбежностью. Вижу дом со сгоревшей крышей, двоих пришельцев, как ни в чём не бывало сидящих на его завалинке, четыре тела, безвольно лежащих совсем недалеко и всё вспоминаю.

Делаю крутой вираж и зависаю над недавно выстроенной деревней сталкеров. Тишина. Абсолютно никакого движения. И можно было бы подумать, что просто все сидят по домам, но я вижу караульных на вышках, безвольными куклами раскинувшихся в самых причудливых позах. В лучшем случае — без сознания. Значит и в домах сейчас точно такая же картина.

Впрочем, я оказался неправ. Вот из крайнего строения выскользнули две фигуры в куртках с накинутыми капюшонами, повертели головами по сторонам, разглядывая пустынную улицу, и юркнули в соседнюю хибару. Да это же те, кто вызвал локальный выброс! Что-то я торможу. Надо уже действовать, пока они всю деревню не перерезали.

Я взлетел повыше и, отмечая краем глаза приближающуюся к деревне группу зомби, полетел вглубь Зоны. С мертвяками потом разберёмся, сперва надо этих убийц из деревни убрать, а то они и без зомби всех вырежут.

Почти сразу натыкаюсь на двух сталкеров, возвращающихся с Зоны. Судя по направлению, идут как раз в нашу деревню, хотя я их и не знаю. Тоже новенькие или подельники этих сектантов? Выбора нет, каждая секунда на счету и я приступаю к рокировке. Закрываю глаза и совмещаю белую от свежего дерева клетку нашей деревни с жёлто-чёрной клеткой возвращающихся сталкеров. Открываю глаза, но… Ничего не произошло.

Что за напасть? В голове сразу всплыл инцидент, когда я пытался спасти Соньку от нападавших мародёров. Тогда я тоже хотел поменять их местами с какими-то сталкерами. И тоже потерпел неудачу. В чём проблема? Напрашивался только один вывод — Зона не давала менять между собой местами исключительно людей. Одна из сторон должна быть порождением Зоны.

Не тратя драгоценные секунды, я поднялся ещё выше, оглядывая окрестности, и почти сразу обнаружил трёх чёрных псов. Ну, начнём! Конечно, три пса-мутанта в центре деревни тоже не лучший вариант, но шанс выжить у сталкеров будет куда больше, нежели с сектантами. Собаки, пусть и мутированные, двери открывать ещё не научились. Вновь закрываю и открываю глаза, где-то в глубине души опасаясь, что и на этот раз не срастется, но всё получается в лучшем виде.

Оставив недоумённо оглядываться среди каких-то развалин двух сектантов и заинтересованно обнюхивающих новую территорию чёрных псов, я сделал новый вираж, пытаясь найти ещё кого-нибудь, пригодного к рокировке. Жалко конечно бросать двух душегубов живыми, но сейчас я ничего не могу с ними поделать. Ничего, судьба приведёт ещё их к могиле.

Сколько я ни всматривался, кроме подходящих к деревне с разных сторон группы зомби и двух сталкеров больше никого не увидел. Зона словно вымерла. «Надо было в другую сторону лететь» — Запоздало посетовал я сам на себя. — «Там сто процентов военные есть». Но теперь уже поздно — зомби практически вплотную подошли к безмолвствующей деревне.

Два сталкера, находящиеся ещё километрах в пяти от точки назначения, наверное, очень удивились, когда оказались в окружении толпы мертвяков. Как я ни старался, мне не удалось обменять двух сталкеров на всю толпу подступающих к деревне зомби. Лишь пять гниющих созданий исчезли с данной клетки поля, явив вместо себя двух сталкеров.

Конечно, это было жестоко с моей стороны, но это была единственная надежда спасти деревню. Если сталкеры не сплохуют, то у обитателей деревни появится время прийти в себя. Ну а если сплохуют, что ж, они умрут быстро. Такая толпа мертвяков тянуть не станет.

Сталкеры не подкачали и оправдали мои надежды, мгновенно сориентировавшись в обстановке и кинувшись в сторону, на ходу доставая из-за спин автоматы. У одного даже оказалась лимонка, которой он не преминул воспользоваться и сбил на землю особо резвых и оттого самых близких мертвяков. Сталкеры продолжили действовать так же успешно, как и начали, словно каждый день оказывались в подобной ситуации. Забежали за ограду, спешно закрыли и подпёрли ворота и залезли на вышки, отодвинув в сторонку бесчувственных караульных и сняв первым делом чёрных псов, едва не вцепившихся им в пятки.

Они продержались. Первыми очнулись Слон с Тросом, оказавшиеся наиболее далеко от эпицентра локального выброса. Они быстро привели в чувство Соньку, но не смогли привести меня. Я наблюдал сверху за их действиями со смешанным чувством благодарности и нетерпенья. Но мне рано было покидать тело беркута. Хотелось крикнуть, чтобы они скорее шли помогать двум сталкерам, с трудом сдерживающих подступающих зомби. Некоторые из мертвяков, сбитые на землю первыми, уже начали вновь подниматься, а боеприпасы сталкеров быстро таяли и один из них уже начал использовать оружие валявшегося рядом караульного.

Быстро посовещавшись, Слон с Тросом оттащили моё тело к пришельцам и жестами наказали следить и защищать. Слон по совету Троса, помнящего о способностях пришельцев, оставил свой мешочек с камнями, и они втроём побежали к деревне. Бой разгорелся с новой силой, а там и остальные сталкеры начали приходить в себя, включаясь в защиту своей деревни. Все, кроме Паруса, так и не вышедшего из своего дома. Добрались таки, твари.

Тем временем сталкеры повалили на землю последнего мертвяка и, не теряя времени, принялись готовиться к их сожжению. Всё это конечно правильно, но я-то видел, что их усилия если и не напрасны, то уж бесперспективны-то точно. Километрах в пяти восточнее деревни начала организовываться новая группа зомби, и я почему-то совсем не сомневался, что она отправится сюда же. И что самое страшное, к такому, в общем-то, не очень эффективному орудию как зомби, начали присоединяться чёрные псы и оборотни. И вот теперь вся эта масса неспешно, словно подстраиваясь под скорость зомби, начала двигаться в нашу сторону.

Деревня обречена! Эта нехитрая истина запульсировала в голове, вызывая гнев. Кто так изменил правила Зоны, что разные твари, никогда вместе не охотящиеся на сталкеров, вдруг единой волной наступают на деревню с одной целью — всё и всех уничтожить? И теперь вопрос стоял не в том, как убрать накатывающуюся волну мутантов, а как спасти сталкеров, потому что такое огромное количество монстров я при всём желании не смогу раскидать. Нужна ведь замена, а где такое количество человек взять, чтобы уравнять с мутантами? Только если забрать военных с блокпоста. Немного подумав, я отказался от этой мысли — не дело мутантов за периметр выпускать. Придётся вернуться к первоначальному плану и выдёргивать сталкеров из деревни, бросая её на растерзание. Выходит Апостол и Шум не ошибались, говоря, что такой деревни нет. Вот значит, как оно было. Или ещё только будет, это уж, с какой точки зрения смотреть.

Покружив над деревней и внимательно рассмотрев её защитников, я постарался отложить в памяти образ каждого и понёсся вглубь зоны. Первых трёх тварей я едва не пропустил, пролетая над разрушенной почти до основания Стечанкой и заметив лишь в самый последний момент. Ну, пошёл процесс! Закрываю глаза и вытаскиваю из памяти образ Мытаря, Мамая и незнакомой девушки. Дамы, как говорится, вперёд. Открываю глаза. Вместо трёх монстров на руинах кирпичного дома недоумённо оглядываясь, переминаются с ноги на ногу трое сталкеров. Оставляю их наедине со своим изумлением и беру направление к Чистогаловке. Лететь далеко и я надеюсь, что за это время оставшиеся в деревне сталкеры успеют расправиться со свалившимися из ниоткуда тремя монстрами, прежде чем появятся новые.

Очередную жертву моей рокировки нахожу уже на подлёте к заброшенному посёлку. Не задумываясь, меняю на Лешего. Этот калач тёртый, не пропадёт и в одного. Ещё троих переношу по очереди в саму Чистогаловку и ухожу на северо-запад по направлению к Буряковке. Надо торопиться, солнце уже всё быстрее падает к горизонту. Оставшихся сталкеров, за исключением Соньки и Троса меняю на свору чёрных псов, пытающихся огрызаться с ребятами из «долга». Надеюсь, парни не перестреляют там друг друга.

Осталось самое главное — найти подходящую компанию мутантов для переноса нашей тёплой компании из ставшего опасным места. И желательно куда-нибудь поближе к кораблю пришельцев, чтобы не тащить их через всю Зону. Подходящая группа нашлась на бывшей военной базе, на которой мы некогда отстреливались от наседающих «монолитовцев». Ну, последняя на сегодня рокировка. Оглядываю окрестности на предмет наличия ещё каких-нибудь мутантов, особенно на пути к нефтяным бочкам, и, удостоверившись, что никого нет, отпускаю птицу.

— Где мы? — Слышу удивлённый голос Троса и вскакиваю на ноги, пугая и без того находящихся в прострации друзей. Не пристрелили, и то хорошо.

— Заброшенная военная часть. — Я принялся отряхивать пыль с куртки и штанов. — Мы здесь с Сонькой оборону держали, когда первый раз к тебе пробирались. Тут недалеко есть нефтяные ёмкости, надо до заката туда добраться.

Трос принялся оглядываться, а Сонька подскочила ко мне.

— Ты как? — Она заглянула мне в глаза. — Это ты всех раскидал?

Я молча кивнул.

— Зачем? — Недовольно покосился на меня Трос?

— Вы не видели, но там ещё одна группа мутантов к деревне подкатывала, так что… — Я подтолкнул всё ещё не торопящихся сталкеров к едва заметной тропинке. — Пошли уже. А вы, — повернулся я к пришельцам, — держитесь позади и старайтесь идти след в след.

Добрались до нефтехранилища мы уже с последними лучами солнца и сразу принялись таскать наверх сухие листья. Аккурат к темноте успели. Спали как всегда по очереди, а утром я повёл свой небольшой отряд к месту, где мы с Сонькой видели корабль пришельцев. Инопланетян поставил, на сей раз сразу после себя, наказав, чтобы, как только заметили его, сразу дали знать. Это для нас он невидим, а своих хозяев должен узнать. Не хотелось бы вляпаться в его силовое поле или что там у него. Раз Рыжий обводил нас вокруг, значит ничего хорошего.

Ближе к обеду, когда желудок уже перестал настойчиво требовать еды, логично рассудив, что в ближайшее время так и не дождётся, инопланетяне издали какой-то звук и бросились вперёд, оттеснив меня с тропинки.

— Чего это они? — Не понял Трос.

— Пришли. — Лаконично ответил я и остановился, наблюдая, как силовое поле, на мгновение вспыхнув и став видимым, пропускает в себя своих хозяев.

— И что, там, правда, летающая тарелка? — Ткнул он пальцем в абсолютно пустой участок леса, скрывший теперь даже самих пришельцев.

Сонька кивнула, а я разлёгся на земле и принялся настраиваться на птицу. Вскоре пришёл отголосок зова и… Я беркут.

Покружив над заинтересованно присевшими около моего тела сталкерами я, делая сильные взмахи, быстро полетел к заброшенной ферме, скрывающей под собой вход в лабиринт. Вначале хотел лететь над Припятью, но выяснилось, что над рекой огромное скопление воздушных шаров аномалий, лавировать между которыми было довольно проблематично, и отнимало много времени. Пришлось сворачивать на восток и улетать в поля, где аномалии почти не встречались. Воду они любят что ли?

Наконец, спустя два часа, впереди показались руины, когда-то давно бывшие фермой. На холме за руинами по-прежнему возвышалось дерево. А возле дерева стоял человек. Стоял и смотрел ввысь, на меня. Что-то новенькое. Впрочем, мне сейчас не до незнакомца — надо найти каких-нибудь мутантов, чтобы перенести сюда себя, Соньку и её брата. Едва я сделал вираж, чтобы приступить к поиску, как человек подо мной повёл рукой, и перед ним возникло три зомби. Немного замешкавшись, оценивая обстановку, они монотонно двинулись к незнакомцу, но, не дойдя пару шагов, словно наткнулись на невидимую стену и принялись скрести по ней скрюченными пальцами. Человек внизу вновь посмотрел на меня, словно приглашая к действию. Ну, я и сделал.

Закрыл глаза, рокировка, открыл глаза. Вместо трёх зомби, перед незнакомцем стоят Сонька и Трос, а рядом лежу я. Быстро прощаюсь с птицей, желая ей Зоны без выброса и, отряхиваясь, встаю на ноги.

— Быстро вы на сей раз. — Улыбается незнакомец и я вдруг каким-то непонятным чутьём осознаю, что это никакой не незнакомец, а Второй. — Но всё равно мы успели сделать себе тела, чтобы легче было общаться с вами. Идите за мной.

 

Кровь артефакта

Знакомая круглая комната с двумя белыми диванами не вызывала любопытства, поэтому мы полностью были поглощены едой, что стояла на столике между диванами. В большой супнице прямо посреди стола оказалась солянка, весьма неплохо приготовленная. Я даже не смог удержаться и доев свою порцию, плеснул в тарелку ещё пол поварёшки. До чего же вкусно! А может, это просто с голодухи так кажется?

Расправившись с добавкой, я потянулся и снял крышку с чугунного казана. По комнате мгновенно понёсся аромат голубцов. Я аж сглотнул слюну, несмотря на то, что уже заморил червячка солянкой. Трос с Сонькой от меня ничуть не отставали и тоже потянулись к голубцам. С сомнением посмотрев на гарнир из гречневой каши, я всё же решил не переедать и ограничился лишь завёрнутым в капустный лист рубленным мясом с рисом.

Все вопросы я решил оставить на потом. По молчаливому согласию Сонька с братом меня поддержали и ели не отвлекаясь. Отломив вилкой кусочек голубца, я покосился на трех парней, копавшихся у опустевших стоек. Не смотря на то, что разумные артефакты создали себе тела по своему разумению, я безошибочно мог определить кто из них кто. Вот, например, вон тот пухленький шатен с сильно кучерявыми волосами и, не смотря на молодость, сильно изрезанным морщинами лицом — явно Второй. Сильно уж эта кучерявость и морщинистость напоминала его истинный облик — грецкий орех. Следующий представитель иного пласта реальности был высок и худ, словно огурец, а последний из парней был тоже полноват и имел волосы цвета золотой соломы, собранные в какой-то нелепый пучок, торчавший кверху. Явное сходство с ананасом. Интересно, это у них спонтанно так получилось?

Я доел голубец и, прислушавшись к своим ощущениям, решил, что хватит набивать желудок. Вытер руки о тряпочную салфетку и потянулся к кофейнику. Разумные Артефакты продолжали колдовать над единственной занятой подставкой, на которой покоился серый брусок отколовшейся части Первого. Вторая часть тоже была у них. Первое, что они сделали, когда привели нас сюда — это забрали серый шар артефакта.

Откинувшись на спинку дивана, я сделал маленький глоток и стал наблюдать за действиями орудующих у стены парней. Ничего толком рассмотреть не удалось, так как они всё загородили своими спинами. Видно было только какие-то всполохи света, отражающиеся от стены, словно они там электродуговой сваркой занимаются. Наконец мне наскучила эта не меняющаяся картина, и я повернулся к друзьям:

— Как думаете, куда нас теперь кинут?

— Кто знает? — Пожала плечами Сонька и тоже потянулась за салфеткой. — Семьдесят лет, минувших после второй мировой войны и случившегося срыва у Первого, достаточно большой срок. Знать бы хоть территориальную принадлежность, а так можно гадать сколько угодно. Катаклизмов на Земле было масса.

— Что гадать? Пошлют — узнаем. — Внёс свою лепту в разговор Трос. — Меня больше волнуют насущные вопросы.

— Например?

— Например, твои способности и этот странный человек, ставший котом.

— Тоже верно. — Покивал я и задумался. Действительно, всё это предстоит выяснить у артефактов, и теперь списание на банальную галлюцинацию, меня не устроит. Да и Соньку с братом я думаю тоже.

— Эй, парни! — Крикнул я копошащимся артефактам. — Мы уже готовы задавать вопросы.

— Ещё пять минут. — Не оборачиваясь ответил Второй и для наглядности вытянул вверх руку с растопыренными пальцами. Ну что ж, пальцев действительно пять.

Я хмыкнул и оглядел стол. Может ещё чего урвать? Виноград вот выглядит очень неплохо. Оторвав гроздь «крымского» от общей ветки я принялся усердно выплёвывать косточки в освободившуюся кофейную чашку. Сонька изобразила мимикой на лице нечто вроде «а ты чего ждал?» и тоже потянулась к фруктам. Трос остался невозмутимо сидеть на диване, считая, что когда мы потребуемся, нас позовут.

А вот меня такой расклад совсем не устраивал. Отложив недоеденную гроздь винограда обратно в вазу, я поднялся и направился к артефактам. Не тут-то было. До них оставалось метра три, когда я понял, что не могу сделать дальше ни шагу. Я недоумённо уставился на свою ногу, занёсённую над полом, да так и замершую. Словно в студень какой-то угодил. Подёргал её, с трудом выдернул из этого невидимого желе и сделал шаг назад, не решаясь больше приближаться. Не самое приятное впечатление — быть куда-то вмороженным. Хорошо хоть всем телом с размаху не вляпался, на потеху окружающим. Впрочем, Трос и так не преминул ехидно хмыкнуть. Я покосился в его сторону и, сложив руки на груди, вновь повернулся к работающим парням. Возвращаться на диван не хотелось.

От нечего делать прошёлся вокруг Артефактов, пытаясь выявить границу дозволенного. Получалось что-то вроде полукруга. Заодно подсмотрел в щёлочку между двумя телами процесс слияния двух осколков Первого. Красочный надо признать процесс. В том месте, где должны были находиться отколовшиеся части в форме бруска и шара, постоянно то искрило, то заволакивало непроницаемым туманом. А то и вовсе с подставки, на которой они лежали, всё исчезало. Тем не менее, даже в эти мгновения пальцы парней продолжали хаотичное движение над невидимой сущностью.

Наконец моё ожидание было вознаграждено — раздался сильный треск, словно рвалась прочная ткань, и Разумные Артефакты, словно кегли, разлетелись в разные стороны. Даже желеобразная преграда не помогла. Впрочем, она могла работать только в одностороннем порядке. Я злорадно усмехнулся. Достали уже их секреты. Как же спокойно было жить до всех этих первых, вторых, десятых.

Но, как говорится, назвался груздём — полезай в кузов. Тем более что парни, кажется, освободились. По крайней мере, на подставке не было ни бруска, ни шара. Вместо них там удобно (правда, не понятно как) покоилось нечто, напоминающее перевёрнутую каплю. Да и поднимающиеся разумные явно не спешили обратно.

Так и оказалось. Второй повернулся ко мне и довольно улыбнулся:

— Ну вот, теперь можете спрашивать.

Я даже как-то растерялся. Так долго копил вопросы в себе, что их набралось столько, что они стали уже путаться и забываться. Так вот пропустишь какой-нибудь, а потом будешь в задании мучаться неизвестностью. Слившиеся воедино части Первого вдруг замерцали и пропали. Сам собой возник первый вопрос:

— Что за фигня с исчезновениями?

— Почему «фигня»? — Ничуть не смутился моему фразеологизму Второй и тоже покосился на осиротевший постамент. — Вполне естественный процесс для Первого — исчезать.

Видя, что я не очень понимаю, куда он клонит, Второй добавил:

— У каждого из нас есть свои особенности, как у вас черты характера. Вот особенность Первого — невидимость. — Над постаментом вновь из ниоткуда возникла «капля» и Второй грустно вздохнул. — В данный момент нестабильная.

Очень захотелось спросить, какие же личностные качества у собеседника, а так же заодно и у Третьего с Четвёртым, но почему-то я не сомневался, что мне на этот вопрос либо не ответят, либо соврут. Враньё слушать не хотелось, поэтому пришлось спросить другое:

— А ко мне-то это каким боком относится? Почему я исчезал от соприкосновения?

— Почти всё, что в радиусе его досягаемости, становится на время невидимым. — Второй пожал плечами. — Но чтобы говорить более обоснованно, может, вы сначала расскажете подробности операции.

Логика конечно в этом заявлении была и я, согласно кивнув, направился к дивану. Второй пошёл за мной, а Третий и Четвёртый вернулись к постаменту с «каплей».

— Итак… — Второй нетерпеливо уставился на меня, когда мы расселись.

— Сонька расскажет. — Неожиданно даже для самого себя заявил я и мило улыбнулся ей, когда она округлила на меня глаза. — А что?

Мне стало очень любопытно, как произошедшие события виделись со стороны.

Рассказчицей Сонька была лучше меня. Она опустила начальный этап, заметив только, что проблем не было, и сразу приступила к главному — как мы пришли в лабораторию с отколовшейся частью Первого, и как там оказались оборотни, а затем и зомби. Описание боя она тоже решила пропустить, сказав только, что все выбрались живыми и здоровыми. Интересно, она пришельцев на десерт припасла что ли? Нет, оказалось, что на десерт она готовила трансформацию незнакомого пленника в рыжего кота. Как раз после рассказа о том, как я под покровом невидимости их спас она и поведала о странной метаморфозе человека в кота и наоборот.

И замолчала, словно ожидая, что Второй сейчас подпрыгнет от удивления. Второй не подпрыгнул. Он вообще никак не выразил своего любопытства. Лишь повернулся к стоящим поодаль собратьям и заметил:

— Котик-то наш растет.

Сонька явно расстроилась отсутствием видимого эффекта от озвученного рассказа.

— Есть маленькая деталь. — Заметил я, заминая возникшую паузу. — Там ещё были пришельцы.

— Ну, а куда же без них. — Вновь сохранил каменное спокойствие Второй. — Это же они приволокли частицу Первого фашистам.

— У маленькой детали есть малюсенький нюанс. — Не оставил я попытки удивить Второго. — Мы их доставили в наше время.

— Зачем? — Выгнул бровь Второй. Кажется, это его всё же проняло.

Я пожал плечами. Действительно, зачем? Получается, просто жалко было бросить на растерзание жестокой машине немецкого или советского тоталитаризма.

— Дай угадаю. — Не дождавшись от меня внятного ответа продолжил Второй. — Вы их доставили к их сломанному кораблю, так? Вы им ничем не помогли. — Дождавшись моего кивка, безапелляционно закончил Артефакт.

— Я надеялся, вы им поможете.

— А ведь это может стать решением проблемы. — Незаметно подошёл сзади Четвёртый и я вздрогнул от неожиданности. — Исчезнет нестабильное поле.

— О чём это он? — Кажется, Трос обиделся, что он чего-то ещё не знает.

Привык, что всегда был на шаг осведомлённей нас с Сонькой и возомнил себя чуть ли не мессией, спасающий Зону? Как бы не так. Мы для разумных Артефактов лишь пешки, и если и не на одно лицо, то уж в информированности они нас точно не выделяют. Просто говорят каждому ровно столько, сколько ему нужно для успешного выполнения задания. И так совпадало, что Тросу всегда говорили чуть больше. Но ничего, сегодня я собираюсь в корне поменять эту ситуацию, вытащив из Артефактов всю информацию.

— Возможно. — Оживился Второй, не обращая внимания на восклицание Троса. — Надо обдумать.

И замолчал. Четвёртый тоже продолжал молчаливым истуканом возвышаться за моей спиной. Видимо между собой они могли беззвучно общаться даже в телах людей. Но в отличие от перемигивания Артефактов в своих естественных ипостасях, здесь никаких световых эффектов не наблюдалось. Я несколько раз обернулся, косясь на молчаливого Четвёртого, и не выдержав пересел на другой диван. Не люблю, когда за спиной стоят. Особенно молчаливые странные существа.

— Вы правильно сделали. — Оживился, наконец Второй. — Мы поможем им.

— Опа! — Я аж прихлопнул по коленке. — С чего бы вдруг такое радушие гостям иных галактик?

— Их сломанный корабль в нашей Зоне, словно бельмо на глазу. — Не стал скрывать своего интереса Второй. Это обнадёживало, может действительно, наконец, всё расскажет. — Дело в том, что на определённом расстоянии вокруг их корыта мы не можем разместить свои маячки, которые вы зовёте артефактами.

— А если убрать саму тарелку? — Пошла Сонька иным путём.

— Думаешь, мы не пытались? — Вопросом на вопрос ответил Второй и мне даже показалось, что в голосе проскользнули укоризненные нотки. Мол, что, совсем за дураков держишь?

Да, хорошо Артефакты над имитацией людей поработали. Вот бы свои проблемы сами так же хорошо решали, а то пошлют сейчас опять к чёрту на кулички.

— Просто дело в том, — продолжил тем временем Артефакт, — что вся технология, которую используют пришельцы, имеет некоторую родственную нам составляющую, а, следовательно, и работать с ней очень трудно.

Я вспомнил, что и пришельцы упоминали о чём-то подобном, когда рассказывали, как нашли отколовшуюся часть Первого. Ну что ж, если здесь Артефакты говорят правду, так может и во всём остальном не врут? Ну, будем надеяться, мы действительно спасаем Зону от расширения с последующим самоуничтожением.

— И как вы им поможете? — Я уже настраивался на то, что нам придётся тащить через Зону какие-нибудь запчасти. Привык, что Артефакты всё делают чужими руками, но второй меня удивил.

— Во время очередного выброса мы доставим на максимально возможно близкое расстояние вышедшие у них из строя агрегаты.

— Хорошо. — Я поёрзал, устраиваясь поудобнее. Вопросы в голове так и рвались в бой. — С этим разобрались. Теперь давайте вернёмся к моей теме, которую я озвучивал в нашу прошлую встречу. Получается, я могу менять местами различные группы людей и мутантов по всей территории Зоны. А раз это так, и всё, что было на болотах во время нашего с Сонькой возвращения правда, то и создавать собственных монстров тоже для меня не проблема. Почему? И давайте не будем рассматривать тему массовой галлюцинации. — Закончил я, не сдержавшись. А то опять начнут сейчас плести всякую ересь, лишь бы не раскрывать правды.

— Ну что ты. Как можно. — Выставил перед собой ладони Второй и немного покровительственно рассмеялся. Ненавижу, когда со мной так разговаривают. — Ситуация оказалась несколько запутанней, чем я предполагал. Зато раскрылась твоя роль во всей этой истории.

Я напрягся, весь превратившись в слух, да и Сонька со своим братом замерла в ожидании продолжения. Второй сделал театральную паузу.

— Дело в том, Максим, что пока мы воссоединяли элементы нашего собрата, нам стало известно местоположение третей и, судя по всему, последней отколовшейся части Первого. В момент своего распада, подарившего нам жизнь и свободу, а вам Зону, Первый передал часть своей сущности человеку, которого он считал наиболее достойным.

— Достойным для чего? — Уточнил я, не особо понимая, куда клонит Второй.

— Не это важно. — Не стал отвечать на вопрос Артефакт. — Важно то, кем был этот достойный.

Вновь возникла многозначительная пауза.

— Ну! — Поторопил я, не выдержав первым. Руки дрожали. Неужели он сейчас скажет, что эта часть во мне. Это конечно всё объясняет, но… Да ну, бред. В момент аварии на ЧАЭС я ещё не родился на свет. Эта простая истина, словно ушат холодной воды заставила успокоиться и посмотреть на вещи здраво. А то вообразил себя, не пойми кем. Впрочем, я ведь обладал какими-то возможностями, значит… Истина, как обычно, где-то рядом.

— Он передал частицу себя твоему отцу, Максим.

Надолго воцарилась тишина. Я пытался переварить полученную информацию. Нет, я ведь почти сам докопался до истины. До разгадки мне не хватило совсем чуть-чуть.

— Получается, — начал я вслух строить логическую цепочку, когда немного отошёл от удивления, — что отец в свою очередь передал эту частицу мне? И теперь никуда не надо идти, а достаточно вытащить её из меня? Кстати, как вы собираетесь её доставать? — Я на всякий случай начал строить план отступления и понял, что если сейчас меня начнут поджаривать на медленном огне, то деваться мне будет некуда. Я в ловушке.

— Нет. — Успокоил меня Второй. — Часть нашего собрата до сих пор находится в твоём отце, а тебе передались через ДНК лишь отголоски его возможностей. Так что, вам снова придётся…

— Погоди. — Остановил я его. — О каких возможностях ты говоришь? Отец никогда не проявлял никаких паранормальных способностей.

— Я тебе скажу более. — Дополнил мою мысль Второй. — Он о них никогда и не догадывался, потому что действуют они только в пределах Зоны, а он, насколько я знаю, там не появлялся. Да и активировать их довольно сложно, Первый достаточно глубоко запрятал свою часть.

— Да, но… — Всё это как-то не вязалось с тем, что добытый нами у немцев артефакт вполне себе без сбоев работал и вне зоны и даже вне нашего времени. — А как же вторая отколовшаяся часть?

— Ну, ты сравнил! — Второй аж поперхнулся от возмущения. — То артефакт в чистом виде, а то растворённая в человеческой крови сущность. Концентрация разная.

— И что мне теперь со всем этим делать? — Перешёл я к более насущной проблеме. — Как жить? Я же теперь что, получается, мутант? — От этой мысли как-то сдавило грудь, и я непроизвольно потёр ладонью солнечное сплетенье. Захотелось выть. Как-то раньше радовался тому, что так лихо передвигаю людей по зоне, словно шахматные фигуры по доске, а теперь вот не к душе.

— Да нет, ты не так всё понял. — Поморщился Артефакт. — Это не твоё. Это словно закладка в книжке. Ей пользуются, но сама она книгой не является. Помимо этого за частью Первого, хранящейся в крови твоего отца, мы обнаружили слабый отголосок ещё чего-то. При этом точно известно, что та часть Артефакта, которая находится у него в крови, является последней составляющей. Значит, скорее всего, она разделилась. Основной процент остался у твоего отца, а какой-то небольшой элемент перешёл к тебе. Вот эхо того, что находится в твоей крови мы, вероятно, и заметили.

— И что, вам теперь нужна его и моя кровь? — Как-то мне этот разговор начинал не нравиться. Отдавать свою кровь даже на такое благое дело как избавление человечества от Зоны я не собирался. Да и отца в обиду не дам.

— Да.

Вот так просто — «да» и всё тут.

— Да пошли вы! — Мне казалось, я очень быстро вскакиваю и прыгаю к выходу из этой мышеловки, казавшейся такой уютной.

К чёрту деньги, к чёрту вещи и оружие, так и валявшиеся в общей куче шмоток. Тут бы свою шкуру спасти. Мне казалось, я уже достиг тёмного провала, ведущего в бесконечный лабиринт переходов. Мне казалось, что ещё немного, и я вырвусь на свободу. Мне это только казалось. С размаху я вляпался в уже знакомый мне невидимый студень и остался висеть недвижимый. Подходи и бери готовенького. Только голова и вертелась. А что мне ещё оставалось? Повернув её насколько это возможно и скосив глаза, я заметил, что Сонька тоже вскочила.

— Что происходит? — Её голос странным образом искажался, превращаясь в низкий и тягучий баритон.

Не знаю, чью сторону она примет, ведь речь идёт о моей крови и крови моего отца, а не о её собственной. А кто ей, в конце концов, я? Разбираться и медлить было смерти подобно, поэтому пришлось воспользовался уже имеющимся у меня опытом и создать жуткую смесь из наших рюкзаков и оружия. Получилась довольно забавная, но очень огнестрельная зверушка. Основанием, как наиболее большой, послужил мой рюкзак, сверху него обосновались рюкзаки поменьше — Соньки и её брата. А уж на них красовалось всё наше вооружение: пара «Калашниковых», «винторез» и СВУ. Вся эта мешанина, не смотря на сумбурность, сразу открыла шквальный огонь.

Метил я, надо признать, исключительно во Второго, как-то не задумываясь считая его главным виновником своих бед. Тем более что «огурец» с «ананасом» находились в стороне и, следовательно, становились мишенями номер два. Едва моя конструкция собралась в нечто оформленное и начала изрыгать пули из всех четырёх стволов, Сонька завизжала и бросилась за спинку ближайшего дивана. Трос тоже среагировал быстро и сильно матерясь, оказался там же, где и сестра.

Только Артефакт остался сидеть, где сидел. Не сказать, что его совсем не проняло, нет, он даже поморщился, когда одна из пуль вошла ему в область предплечья. На этом мои достижения закончились. Второй слегка двинул рукой, и артиллерия созданного мной монстра замолчала. Я ещё не понял, что случилось, когда следующим движением он разметал мою зверушку по разным сторонам комнаты. Рюкзаки опять стали просто рюкзаками. Я попытался вновь собрать их воедино, но куда мне бороться со Вторым — тело налилось свинцовой тяжестью и вещи отказались подчиняться.

Сдаваться я не собирался. Оставалась лазейка переселения души. Я беркут? Да откуда, чёрт возьми, в этом каземате беркут? Может я крыса? Да хоть таракан, лишь бы покинуть скованное тело, а там разберёмся. Но Второй предусмотрел и этот шаг — куда бы я не пытался вломиться, везде висел большой амбарный замок. Ни одно живое существо не приняло мой разум.

Осенило меня, как это часто бывает, слишком поздно. Если я ношу частицу Артефакта под номером один, то возможно собранные ранее две его же части откликнутся на мой зов? Откликнулись, но к этому моменту Третий и Четвёртый тоже вступили в схватку и, едва от собранной части Первого потёк ко мне тоненький ручеёк силы, довольно жёстко отсекли меня от него. В голове зашумело, и я на несколько секунд вообще перестал соображать, где я и кто я.

Когда очнулся, все три представителя высшего разума стояли передо мной и обсуждали меня, словно какую-то редкую букашку.

— Силён. — Кажется, это сказал Третий. Я ещё не совсем оклемался, и открывать глаза не спешил.

— Да. — Согласился с ним один из оппонентов. — Боюсь представить, что было бы, сумей он качественно подцепиться к Первому.

— Ничего бы не было. — Отрезал Второй. Уж его-то голос я узнаю из тысячи. — Точно так же отсекли бы и всё.

— Не знаю, не знаю. Первый потому и Первый, что сильнее нас.

Я решился и открыл глаза. Разговор сразу прервался. То, что я ещё жив, обнадёживало. Я был по-прежнему вморожен в невидимый студень, но пока находился без сознания, меня, по всей видимости, развернули. Теперь мне не надо было выворачивать шею, чтобы видеть центр комнаты. На абсолютно целом диване беззаботно сидели Сонька и Трос. Интересно — это хороший знак, или нет? Она могла убедить Артефакты не выкачивать из меня кровь, но с другой стороны они могли доказать ей, что иного выхода нет, и она смирилась. Она смирилась? Нет, в это мой разум отказывался верить. Не тем она была человеком, чтобы вот так просто смириться и вычеркнуть из жизни всё, что было между нами.

— Очнулся? — Зачем-то уточнил очевидную вещь Второй и хитро улыбнулся. — Ты бы сперва дослушал меня, а потом уж бежал. Вечно вы, люди, так — не узнаете всё до конца и уже судите.

Я не нашёлся что сказать. И не от чувства вины, а от наглости Второго. Насколько я помню его «да» было кратким и продолжения не предусматривало. Вот ведь гад! Специально меня спровоцировал, чтобы посмотреть мою реакцию. Но зачем она ему? И тут меня осенило. Не реакция моя ему была нужна, а проверка моих возможностей. И я любезно ему всё показал. Но зачем ему всё это, если он сам говорил, что вне Зоны ничего из моих фокусов действовать не будет. Думай, голова, шапку куплю! Единственное, что пришло в голову, что он уже думает о следующем этапе всей операции.

— Ну и что, годятся мои способности для выполнения следующей миссии? — Решил я проверить свои догадки.

— Ты о чём? — Невинно поинтересовался Второй, но я-то видел, как перед этим он вздрогнул. Так сильно увлёкся достоверностью своего человеческого образа, что и все реакции оставил. Зря он так опрометчиво, реакции часто нас выдают.

Я хмыкнул, и отвечать на его вопрос не стал. И так всё видел. Вместо этого вернул присутствующих к текущему положению дел:

— Может, вынете меня уже из этого холодца, и поговорим серьёзно?

Держащее меня поле мгновенно исчезло, и я от неожиданности едва устоял на ногах. Ещё не хватало падать перед ними.

— Так какой подвох с кровью?

— Надо всего двадцать миллилитров.

— Понятно. — Я обогнул Артефакты и направился к дивану. — Ну, так давайте уже нам шприц, и мы отправимся к отцу. Хватит уже ломать эту комедию.

— А что, — направился вслед за мной Второй, — вопросы у вас уже кончились?

— Знаешь, куда можешь свои вопросы засунуть? — Разозлился я, усаживаясь рядом с Сонькой. Вместо того чтобы извиниться, он продолжает издеваться. — Как, впрочем, и ответы.

— Нет, а я хочу знать про вашего кота. — Внезапно вклинилась в нашу перепалку Сонька.

Я повернулся к ней, но она на меня даже не посмотрела, демонстративно игнорируя. Что ещё за новость? Что здесь успело такого произойти, пока я был в отключке. Блин, вот так уснёшь на пять минут, проснёшься, а голова в тумбочке. Что-то я перестал успевать за несущимися галопом событиями.

— И про «амальгаму» ты обещал подробнее рассказать. — Закончила Сонька

— Ну, с «амальгамой» всё просто. — Начал удовлетворять её любопытство с последнего вопроса Второй. — Вы же сами принесли сюда отколовшуюся часть Первого, которая позволяет быть невидимым тем, кто рядом с ней. Теперь эта часть, объединённая с Тунгусской, во время очередного выброса начнёт генерировать свои собственные артефакты, которые, в свою очередь, будут находить сталкеры и продавать учёным. Понимаете, мы можем вложить в создаваемые куклы только то, что можем сами. Сейчас эти два артефакта, объединённые в одну сущность могут дать только невидимость и ещё пару полезностей, доставшихся из исходной отколовшейся части.

— А ученым-то, почему удалось то, что не удавалось ранее — скопировать свойства артефакта? — Не выдержала Сонька.

— Просто объединённые части Первого сейчас не обладают разумом и не контролируют создаваемое. — Пожал плечами Второй. — Вот ваши учёные и смогли найти точки соприкосновения с доступной технологией.

— Может, не стоило их пока объединять? — Уточнил Трос. У меня тоже возник этот вопрос, но по понятным причинам я решил отмолчаться.

— По другому никак. — Решил не вдаваться в подробности Второй. Может, опять решил в тайны поиграть, а может, это действительно нам знать не положено. Чуждая нам физиология и всё такое.

— А нам сейчас вы сможете «амальгаму» сделать? — Сонька оставалась сама собой и решала насущные проблемы.

— Боюсь, что здесь мы на таком же положении, что и ваши учёные. — С сожалеющим видом развёл руками Второй. — С тем лишь преимуществом, что будем знать, где подобный артефакт окажется после выброса. Но у нас как всегда нет времени ждать.

— Ну, тогда рассказывайте про кота. — Сразу смирилась Сонька с тем, что невидимыми нам не быть.

— Да собственно о коте вам знать и не обязательно, но раз уж обещал — расскажу. — Второй притронулся к столу, и давно остывшая еда пропала, оставив чистую поверхность столешницы. — Вы правы, это не обычный кот. Он сам пришёл к нам в этот зал. Как он умудрился отыскать вход в лабиринт, пройти его насквозь и избежать встречи с минотавром даже для нас остаётся пока загадкой. Но нашу речь он понимал и сам предложил помощь по благополучной доставке Максима. Извини, Сонька, но на одну тебя в таком важном деле мы положиться не могли. Так что он был чем-то вроде страховки.

— Так кто он, в конце концов? — Не выдержал Трос.

— По всему получается — преемник Первого. — Второй как-то невесело усмехнулся. — Надо же, не прошло и пол века, а они уже всё узнали.

— Ни черта себе. — Вырвалось у Соньки. Она стушевалась и быстро перешла к следующему вопросу. — А что ж он вам сам не скажет, кто он?

— Как бы это объяснить? — Второй пощёлкал пальцами. — Кот — это вроде как тень того, кто ещё только через мгновение выйдет из-за угла. Понимаете? Предтеча. Поэтому и остаются ещё неснятыми вопросы даже для нас. Но раз вы сказали, что он уже может принимать облик человека, то думаю, всё скоро встанет на свои места.

Некоторое время в круглом зале стояла тишина. Второй посчитал, что тема исчерпана. Сонька с Тросом больше вопросов не имели, а я по известной причине продолжал отмалчиваться. Мне хотелось лишь поскорее приступить к заданию, чтобы передо мной не мелькала опостылевшая физиономия Второго. Знать бы ещё, что с Сонькой?

— Так. — Второй хлопнул себя по коленям и поднялся. — Если вопросы закончились, то давайте я вас проинструктирую. На этот раз вы окажетесь в непосредственной близости от объекта. Думаю, большой дом с красной черепичной крышей Максим узнает без труда, ну а про отца и говорить нечего. Под видом научных сотрудников возьмёте у него кровь, якобы на анализ. Все необходимые документы, деньги и медицинские препараты находятся вот в этом чемодане. — Второй указал на лежащий на столе кейс, появление которого я к своему стыду пропустил, и продолжил. — Возвращаться вам придётся через вход в лабиринт из того времени. Боюсь, что «странники» уловили вашу тенденцию возвращаться в своё время с помощью найденных частей Первого и готовят вам какую-нибудь пакость.

— Но на прошлом задании вход в лабиринт в местном времени был заблокирован «странниками». — Вспомнила слова Рыжего Сонька. — А вдруг и сейчас…

— С той блокировкой мы разобрались. — Прервал её Второй, поняв о чём она говорит. — И в нужный момент её снимем. А пока пусть «странники» думают, что вы будете возвращаться, как и прежде. Да, и не забывайте о минотавре. В том времени мы вас встретить не сможем, так что будьте осторожны. Впрочем, если будет совсем худо, ты, Максим, не стесняйся применять свои способности. — Второй улыбнулся, не то ехидно, не то поощрительно. — Только сильно не зверствуй. Не забывай о яблоне и яблоке.

Как я не старался, отмолчаться не получилось, так как я уловил в его совете воспользоваться своими новыми способностями одну нестыковку.

— Ты же говорил, что вне Зоны мои способности не действуют. — Высказал я свои сомнения. — А в то время Зоны, в каком виде мы её знаем, наверняка не было.

— Тут сработает эффект лабиринта. — Пояснил Второй. — Он, словно губка впитывает всё, что творится над его входами в разное время. Оттого кстати происходит и возврат в своё родное время при прохождении лабиринта.

Несколько запутанно, но главное для себя я выяснил — не придётся против минотавра выходить с голыми руками.

— Ну что, поехали? — Несколько, как мне кажется, повеселел Второй оттого, что я всё же разговорился.

— Что, так в фашистской форме и отправишь? — Ехидно поинтересовался я. — Боюсь, твоей шутки не поймут ни местные власти, ни мой отец.

— А, забыл… — Начал было оправдываться Второй, но я прервал его.

— Забыл он, понимаешь. Сидите тут, какое уже тысячелетие, а до сих пор только свои проблемы и решаете. У нас, между прочим, физиология есть. Я в туалет хочу. Я помыться хочу…

— И я. — Поддакнула Сонька и сконфуженно замолчала, вспомнив видимо, что за что-то на меня злится.

— Мне побриться надо. — Закончил я. — Ну и естественно переодеться.

— Минутку. — Огорчился Второй, что я не ценю их заслуг перед человечеством и поднявшись отошёл к своим компаньонам.

Интересно, как они выкрутятся?

Вышли из положения, надо признать, они с честью. Впрочем, разве могло быть иначе с их-то возможностями? В стене круглого зала появилось три одинаковых двери.

— Всё, что вам нужно, уже там. — Приглашающее махнул рукой Артефакт.

Второго приглашения нам не требовалось.

Так качественно и с удовольствием я себя в порядок приводил последний раз в той бане, где ко мне присоединилась Сонька. Это ж, сколько уже времени прошло? Месяца два, не меньше. И с тех пор только урывками: там умоешься, там побреешься. И всё бегом, практически на ходу. Поэтому сейчас я с наслаждением тёр себя жёсткой мочалкой, долго стоял под упругими струями душа, а потом тщательно брился, убирая с лица вместе с приятно пахнущей пеной жёсткую чёрную щетину.

Вышел из ванной комнаты я последним. Сонька и Трос уже сидели на диване и о чём-то тихо беседовали. Второй так и остался со своими коллегами по присмотру за человечеством и на диван не вернулся. Может, ждал, когда мы все соберемся.

Так и оказалось. Едва я подсел к замолчавшим родственникам, Второй сразу направился к нам с вполне предсказуемым вопросом: «Теперь отправляемся?».

— Одну минутку. — Остановил я его и повернулся к Соньке. Не хотелось бы на опасном задании иметь какие-то недомолвки. — Объясни мне, что происходит? Чем я тебя обидел?

— Может, не будем здесь это обсуждать? — Сделала она мне страшные глаза.

— Ты мне нужна на задании собранной, а не вынашивающей планы мести.

— На задании это не отразится. — Отрезала Сонька.

— Ещё как отразится. — Не отстал я. — Я не могу полностью положиться на человека, который на меня злится.

— Я не злюсь.

— Я что, не вижу? Говори, что происходит?

— А то ты не знаешь. — Прорвало ее, наконец. — Делаешь разных монстров и травишь их на меня! Ты чуть не убил меня!

— Не на тебя, а на него. — Кивнул я на Второго.

— А на болоте ты тоже ту тварь для него готовил? Думал я не догадаюсь, кто её сделал?

— Ты чего? — Опешил я. — Я же без сознания был и вообще не соображал, что делаю.

— Не соображал он. — Передразнила Сонька и всхлипнула, вот-вот готовая разрыдаться. — Как какого-то сталкера от контролёра спасти, так пожалуйста, а как мне, так мутанта.

— Господи, какую ерунду ты собираешь. — Я подсел поближе и попытался обнять Соньку. — Я же люблю тебя.

От первой моей попытки прижаться Сонька отстранилась, но второй раз оставила мою руку на себе и я приник к её плечу:

— Глупая.

Сонька вновь шмыгнула носом.

Несколько минут просидели молча. Трос старательно делал вид, что его здесь нет. Второй зачем-то перебирал содержимое чемоданчика. Наконец он не выдержал и театрально вздохнул.

— Да отправляй уже. — Махнул я рукой и, вырвав у него кейс, захлопнул.

— Только Троса я здесь оставлю. — Почему-то решил в последний момент поставить нас в известность Второй. — Ему отдельное задание.

Марево летнего дня захватило в заложники старинный дачный посёлок. Полный штиль. Поникшие листья раскидистых берёз словно умоляют о дожде, но на небе ни облачка. Дачники попрятались в своих домиках, пережидая самый пик жары в тени и относительной прохладе. Где-то в отдалении прогудел тепловоз, грохнули, сцепившись, вагоны и вновь всё затихло. Словно умерло. Лишь кузнечики, закопавшись в траве, на разный лад зазывают невест.

Я вытер мгновенно вспотевший лоб тыльной стороной ладони и задрал голову к лазурному небу. Сощурился от резанувшего по глазам солнца и прикрылся ладошкой. Что я там хотел увидеть? Кружащего в вышине ястреба, несмотря на жару продолжавшего упорно выискивать добычу или сверкнувший фюзеляжем самолёт? Не знаю, наверное, просто интуитивно. Поднял голову и замер, вмиг позабыв и о жаре, и о маячившем невдалеке домике, где сейчас, по расчётам Второго, должен был находиться мой отец.

Небо было словно собрано из четырёх прозрачных лепестков, которые прямо над нами срастались между собой мутным желеобразным швом. Лепестки рябили и колыхались, словно прозрачная целлофановая плёнка и если бы не это движение, я возможно бы ничего и не заметил, списав швы на лёгкую дымку или след от реактивного самолёта. А так я недоумённо прошёлся взглядом по шву, спустившись до земли, и с шумом выпустил запертый в груди воздух.

— Что за хрень? — Так и не увидев из-за домов и деревьев, чем всё это кончается у основания, я повернулся к Соньке.

— Ты о чём? — Недоумённо посмотрела она покрасневшими глазами вверх, заблаговременно сделав рукой козырёк от солнца. Повертела головой и уставилась на меня. — Что ты видишь?

Судя по реакции, она ничего странного в небе не заметила. Пришлось объяснить.

— Опять эти твои способности чудят. — Проворчала она и махнула рукой. — Пойдём, нам кажется, вон тот дом нужен, с красной крышей?

Я кивнул, но с места не сдвинулся. Дом-то тот, но вот небо… Если Второй нас не предупредил, что возможны какие-то аномалии, то значит это дело рук «странников». Что они выдумали на этот раз? Сорвавшись с места, я быстро догнал Соньку и зашагал рядом. Хорошо ей, она не видит всю эту несуразность небосвода, а мне как быть? Тоже оставить без внимания? Так ведь и ослу понятно, что ничем хорошим это не кончится. Знать бы ещё, к чему готовиться.

Мы дошли до двухстворчатых ворот, одна половина которых выполняла роль калитки и остановились. Сонька начала выискивать, где она отпирается, а я вновь задрал голову к небу. Чертовщина с лепестками почти прошла и о случившемся теперь напоминали только едва видимые следы швов. Может, действительно показалось? Да нет, если уж себе не верить, то кому? Сонька, наконец, нащупала изнутри щеколду и, распахнув створку ворот, шагнула во двор. Я зашёл следом, придержал калитку ногой, не дав захлопнуться, и просмотрел улицу в оба конца. Никого. Уже собираясь проследовать за Сонькой, вновь замер. Эта часть улицы находилась на небольшом холме, и вид отсюда открывался просто замечательный. Нет, конечно, виды крыш дачных домиков, берёз и плодовых деревьев, теплиц и палисадников не всех могут восхитить, но видно было далеко. По крайней мере, я так думал, что отсюда должно быть видно далеко, но метрах в ста начиналась какая-то лёгкая дымка и чем дальше, тем труднее было что-либо различить. Словно дачный посёлок прятался в тумане.

— Сонька. — Тихонько окликнул я девушку и махнул рукой, заметив, что она не спешит вернуться ко мне, стоя уже на ступеньках, ведущих на веранду. — Иди скорее.

— Ну что ещё? — Нетерпеливо подошла она. — Опять небо в лепестках?

— Нет. — Проигнорировал я её ворчание. — Дымку лёгкую видишь?

— Ну. — Кивнула она. — И что? Жара такая и ветра нет, а тут бани у каждого. Пойдём уже.

Радовало хотя бы то, что дымку она тоже видела. Так может она права? Вот только не похоже это на дым. На что угодно похоже, только не на сизый стелющийся выброс печных труб. Я напряг зрение, зацепившись взглядом за край дома, который было еле-еле видно. Попытался представить, как бы он выглядел, не будь здесь дымки. Шаг за шагом прошёл взглядом по его стене до дальнего угла и вдруг понял, что теперь действительно вижу дом вполне отчётливо. И даже какой-то сарай, стоящий за домом был вполне различим. Я попробовал проделать тот же фокус с сараем, что и с домом. Получилось. Так шаг за шагом я добрался до конца дач и упёрся взглядом в берёзовый колок.

Но стоило перейти взглядом к близким постройкам, как всё вернулось на круги своя. Опять лёгкая дымка и опять метрах в трехстах дачные домики уже скрывались в ней без остатка.

— Ты долго будешь пялиться? — Довольно грубо одёрнула она меня. — Я не собираюсь и с этим заданием возиться неделю. Всего-то и надо — взять немного крови у твоего отца. Зачем усложнять?

— Не знаю. — Я попятился, ещё недолго посмотрев на крыши дачных домиков, и пошёл вслед за Сонькой. — Просто не нравится мне всё это.

Кулачок моё заявление проигнорировала, целенаправленно шагая к крыльцу. Честно говоря, она сама мне тоже не нравилась. В том смысле, что в наших отношениях что-то изменилось. Неужели всё из-за этих нелепых монстров? Так я же всё объяснил. А может и не в этом вовсе дело? А в том, например, что я, если называть вещи своими именами — мутант. Ну что ж, не буду настаивать. Раз она видит во мне мутанта или в лучшем случае ещё один разумный артефакт, отойду в сторону. Вот закончим с этим делом, и самоустранюсь из её жизни. На душе стало как-то муторно, и все странности вмиг вылетели из головы.

Не смотря на то, что посёлок был электрифицирован, звонка у двери не оказалась и Сонька громко стукнула в стекло. Плохо закреплённое штапиком, оно обиженно звякнуло, но на наше счастье не разбилось. Хозяин не заставил себя долго ждать. Видимо он, в отличие от многих дачников, не желал коротать время в кровати, поэтому уже спустя несколько секунд перед нами возник мужчина в длинных шортах переделанных из старых джинсов и свободной футболке. Да какой там мужчина, — парень! Мой отец.

Я, конечно, его узнал сразу. Ещё бы, столько раз перебирал старые родительские фотографии и даже одну с собой в Зону притащил. Каюсь, давно не доставал. Так и лежит, наверное, в сейфе у Мытаря. Сердце предательски защемило, и на фоне только что прожитых переживаний о Соньке из глаза выкатилась одинокая слезинка. Быстро отвернувшись, я смахнул её и повернулся к открывшему дверь парню.

— Чем могу? — Отец облокотился о косяк и дружелюбно нас оглядел.

— Мы сотрудники научной лаборатории. — Взяла разговор в свои руки Сонька и предъявила корки и гербовыми печатями. — Нам нужно сделать у вас забор крови из вены на анализ.

— Зачем? — Улыбка сползла с лица хозяина. — Я ведь уже не работаю на НИИ.

— Это не важно. — Перебила его возражения заготовленной фразой Сонька. — Так же, как вы давали подписку о невыезде и не имеете право покинуть страну в ближайшие десять лет, так и анализы крови все эти десять лет мы будем у вас брать. Да вы не волнуйтесь. — Добавила она от себя, увидев его скисшую физиономию. — Один раз в год это не так часто.

— Проходите. — Нехотя посторонился отец, и мы вошли в прохладную тень веранды. — Чай?

Я хотел, было спросить о кофе, но вовремя вспомнил какой на дворе год и прикусил язык. Ещё бы виски с содовой потребовал, умник.

— Да, спасибо. — За нас обоих ответила Сонька и принялась оглядываться.

Я последовал её примеру, разглядывая спартанскую обстановку. Не смотря на то, что мать отсутствовала, её рука чувствовалась. По крайней мере, было видно, что живёт здесь не холостяк. Но Второй нас предупреждал, что её не будет, поэтому сейчас я просто воспринимал всё как данность.

За небольшой кухней, условно разбитой на две части, в одной из которых была сложена печь, находилась квадратная комната с тремя окнами. Одно выходило во двор, через который мы шли к крыльцу, а два оставшихся смотрели на улицу. Простенькие занавески, тяжелая старинная мебель еще, наверное, сталинской эпохи и пошарканные дорожки на полу — вот и всё убранство. Я непроизвольно фыркнул, прям как у нас в Зоне отчуждения. Не отсюда ли у меня тяга ко всему ветхому? Хотя, дачу я помнил смутно. Мне было лет девять, когда её продали.

Сонька ткнула меня в бок, и я вернул лицу серьёзное выражение, уставившись в окно, выходящее на улицу. Мне кажется, или дымка стала ближе? От разглядывания пейзажа меня отвлёк отец, принёсший с кухни поднос с двумя гранёными стаканами, полными кипятка, заварником и тарелкой с печеньем. В носу засвербело от «юбилейного» вкуса детства.

— Так быстро? — Удивилась Сонька, явно настроенная, что он будет сейчас печку растапливать. Ага, как же. Что он, дурак что ли, в такую жару огонь разжигать. Я вновь хмыкнул.

— Просто кипятильника два. — Пояснил отец, а Сонька мимолётно сверкнула на меня глазами. — Садитесь.

Мы расселись за круглым столом с голубой скатертью и взялись за стаканы. Плеснув из чайника в стакан немного заварки, я принюхался к аромату листьев смородины, малины и кажется мяты. Впрочем, я не знаток трав, могу и ошибаться. Главное — было вкусно. Сонька тоже одобрила. По крайней мере, не морщилась и охотно таскала с тарелки квадратные печенья, запивая их травяным чаем.

Мне вдруг стало невыносимо холодно, и я приложил ладони к горячему стеклу стакана, в котором ещё оставался чай. Приложил и только тогда задался вопросом, отчего это вдруг летом в самый разгар жары у меня замёрзли ладони? Передёрнув плечами, я покосился на Соньку и отца, и уже собирался озвучить вопрос, когда нас накрыла волна.

На выброс это похоже не было, да и неоткуда ему здесь взяться, но ощущения тоже не из приятных. Будто потолок вдарил по темечку. В ушах зазвенело, словно стая комаров облепила голову, и дом поплыл. Чёрт, ведь знал, что не стоит ждать ничего хорошего от этого лепесткового неба, а туда же. Расслабился, чай ему подавай. Дурак!

Пошатываясь, поднялся, едва не опрокинув стол, и, не обращая внимания на держащихся за голову Соньку и отца, со странным видом смотрящих куда-то в одну точку, добрался до окна. Лучше бы я этого не делал. Мир за окном умер. По крайней мере, мне так показалось. Всё сосредоточилось вокруг одинокой фигуры, замершей посреди улицы прямо напротив наших окон. Чёрный балахон, наподобие монашеской рясы полностью скрывал фигуру. Вот только вместо капюшона голову покрывала какая-то сарацинская маска с прорезью для глаз. И казалось, что у замершей фигуры вместо головы шар для боулинга — такая же правильно круглая и почему-то блестящая. И никакого движенья вокруг, словно вымерло всё. Лишь чёрная фигура посреди улицы и клубящийся метрах в двадцати за ней туман. Не та едва уловимая дымка, которая мне не понравилась в самом начале нашего путешествия по дачному посёлку, а густой, словно кисель, туман, закручивающийся кольцами и словно живущий своей жизнью.

Не в силах что-либо предпринять я сидел и смотрел, как фигура плавно сдвинулась с места и направилась к калитке нашего дачного домика. Сонька и отец так и продолжали сидеть, каждый поглощённый своей бедой, и ничем мне помочь не могли. Да и чем здесь поможешь? Словно зритель в театре я наблюдал за приближением страшного монстра. Вот он достиг калитки и та, словно по команде, распахнулась, ударившись о пристроенный сбоку сарай. Монстр сделал короткий шажок. Время замедлилось, и я даже смог разглядеть небольшой носок обуви, выдвигающийся из-под рясы. Округлый чёрный ботинок выдвинулся, приблизился к границе между улицей и двором и замер. Простоял так секунд десять и медленно, миллиметр за миллиметром начал преодолевать внезапное препятствие.

Кожа на ботинке стала плавиться и пузыриться, опадая серыми хлопьями на землю и превращаясь в ничто, но странный монстр не прекратил попытки войти во двор. Я не знаю, что это было за препятствие, так эффективно не пускающее его внутрь, но очень желал, чтобы оно и дальше продолжало действовать столь же надёжно. В голове возникла навязчивая мысль, что если он доберётся до дома и войдёт в него, то нам всем конец. Страшный, мучительный конец и тела, и души.

Тем временем тварь уже полностью перешла черту, отделяющую улицу от двора и теперь, пузырясь и оплавляясь, стремилась к крыльцу. Я зажмурился, не желая видеть больше этого ужаса, и попытался помочь невидимой защите дома не дать дойти монстру до веранды.

Для начала заставил себя успокоиться и начать рассуждать логически. Что здесь было такого, что воздвигло бы такую эффективную защиту? Ответ напрашивался сам собой — мой отец. Не думаю, что он умудрился украсть что-то из лаборатории ЧАЭС, не те времена были. А значит остаётся он сам, точнее его кровь, несущая сейчас по венам частичку разумного артефакта.

Можно было, конечно предположить, что это моя кровь оказывает такое воздействие, но я почему-то не верил в подобное положение дел. Отбросив эту версию и вернувшись к первой, я приступил к действию. Быстро подскочил к отцу, так и сидевшему истуканом и выхватил нож. Глаза непроизвольно скосились в окно, выходящее во двор. Чёрный монстр уже преодолел половину расстояния между калиткой и верандой. Защита продолжала работать и по твари постоянно пробегала дрожь, заставляя вскипать чёрное одеяние, но остановить монстра не могла. Незнакомец продолжал с неумолимостью катка медленно продвигаться к входу. Почему-то возникло ощущение, что как только он войдёт на веранду, защита рухнет.

Не мешкая больше ни секунды, я резанул ножом себя по запястью. Затем схватил руку отца и сделал такой же надрез и ему. Он даже не вздрогнул и взгляда от своей, только ему видимой точки не отвёл. Что ж, тем лучше. Приложив свой порез к порезу на руке отца, я закрыл глаза. Сколько нужно было времени, чтобы моя кровь передала частицу Первого отцу? Неизвестно. Всё по наитию. Ведь если есть защита, значит, она предполагалась изначально, а раз она не совсем эффективна, значит, ей что-то не хватает. И это «что-то», в данном случае, находится у меня в крови. Но вот сольётся ли с основной частью — вопрос. Я даже смог оценить пикантность момента — к этому времени я ещё не родился, а защита уже ослабла. Это могло означать только одно — мать беременна. Мной беременна.

Вдруг туман и неразбериха в голове отступили. Отец дёрнулся, и вырвал у меня руку.

— Что вы делаете? — Он вскочил, едва не опрокинув придвинутый к дивану столик.

— Спасаем тебя. — Буркнул я и, зажимая здоровой рукой порез, тоже поднялся. — Сонька, перевяжи ему руку.

Она помотала головой, прогоняя остатки мути, и кивнула, потянувшись к чемоданчику, где, подтверждая нашу легенду, хранились бинты, жгуты, мази и прочая медицинская дребедень. Из всего этого хлама нам на самом деле нужен был только шприц на двадцать кубиков.

Убедившись, что Сонька полностью контролирует обстановку я выглянул в окно, хоть и чувствовал, что всё кончено. Так и оказалось. О пришельце напоминала только небольшая чёрная лужица, всё ещё продолжавшая тихонько шевелиться и пузырить, словно кипя.

— Что это было? — Тем временем потребовал объяснений отец. — Я словно выпал из своего тела. Жуть.

— Иностранные разведки тоже не сидят, сложа руки. — Отмахнулся я первым, что пришло в голову. — Новый вариант парализатора.

— А руку-то, зачем резать? — Благодарно кивнул он Соньке, закончившей перевязку.

— Принудительно заставил кровь течь. — Быстро нашёлся я и ещё раз выглянул в окно. Кипение чёрной лужицы шло на убыль. Вот и хорошо, вот и ладненько. Надо быстрее сваливать отсюда, пока ещё гости не пожаловали.

— А зачем я вообще им понадобился. — Сделал вид, что удивился он. — Я простой лаборант.

— Лукавить изволите. — Я усмехнулся и погрозил ему пальцем. — Сонька, берём анализы. Нас эксперты ждут.

— Постойте. — Вдруг испугался отец. — А если эти, с парализаторами, вернуться?

— Не вернуться. — Заверил я его.

Не знаю, поверил он мне или нет, но больше вопросов задавать не стал и подставил руку:

— Берите.

А я ведь действительно ему не лгал. Зачем он нужен будет «странникам», если мы изымем из его крови интересующую их частицу Первого? А значит, и беспокоить его они не будут. Ну что ж, господа «странники», опять мы вас обскакали? Я наблюдал, как Сонька наполняет шприц тёмной кровью, и улыбался. А что ещё мне оставалось? На душе было спокойно и радостно. Может быть ещё и потому, что я отдал ту часть себя, которая делала меня сродни мутанту? Я не хочу терять Соньку. Улыбка медленно сползла с моего лица, и я поплёлся к выходу, бросив короткое:

— Заканчивай.

Выйдя на крыльцо, достал сигареты, но открывать пачку не спешил. В общем-то, для себя я уже решил, что курить бросил, но вот от сигарет не спешил избавляться. Всё же вытащив одну, с удовольствием вдохнул запах табака и подозрительно покосился на лужицу, чернеющую посреди дорожки. За дверью раздались голоса, и я быстро спрятал пачку в карман, выбросив зажатую в пальцах сигарету в траву.

— Порядок? — Не оборачиваясь спросил я, когда дверь, открываясь, скрипнула.

— Да. — Сонька встала рядом, не отрывая взгляда от инородного предмета на тропке. — Это оно?

— Оно. — Я вздохнул. — Ну, пошли, что ли?

— Возвращаемся по плану?

Я кивнул и начал спускаться по ступенькам. Сонька постаралась не отставать. Чернота на тропинке уже почти не шевелилась и напоминала обычную мазутную лужу, которую нерадивый хозяин не успел засыпать опилками.

Обернувшись в последний раз, я махнул рукой вышедшему на крыльцо отцу и зашагал по дачной улице в том направлении, где мы слышали возню поездов. Сейчас на электричку до Москвы, потом поездом до Киева, а там на перекладных. Всё, как выразилась Сонька, по плану.

Старая советская электричка, какие в наше время можно встретить разве что в глубинке России, без приключений довезла нас до Москвы, и мы влились в людской поток, спускающийся в метро. От Павелецкого до Киевского ехать всего ничего, но я весь взмок от напряжения. Слишком много людей вокруг и зомби или оборотня можно легко пропустить на расстояние удара, но судьба миловала. А может возможности «странников» исчерпались? Ну, нет, на это можно не рассчитывать. Судя по зашедшей на огонёк к отцу твари, возможности странников наоборот набирают ход, словно тяжёлый, но мощный локомотив.

Купив билеты, мы под внимательные взгляды сержанта проследовали в зал ожидания. Может, он поленился, а может, всех одинаково провожал, так сказать для острастки, но за нами не пошёл. Нам это было только на руку и, устроившись на крайне неудобных сиденьях, мы принялись ждать своего поезда. Не смотря на жёсткие сиденья и постоянный гул, я не заметил, как уснул. Так все четыре часа и проспал.

Поездка в поезде тоже не принесла каких-либо неприятных сюрпризов. Одно лишь неудобство. Лично бы задавил того, кто придумал плацкартные вагоны. Достались нам, как назло боковые места и болтающийся туда-сюда народ постоянно норовил отдавить нам ноги. Наконец мне это надоело и я забрался на верхнюю полку, разглядывая в доставшийся мне кусочек окна проплывающий мимо пейзаж. Но вскоре и это удовольствие стало недоступным — солнце село и на окрестные сёла опустилась ночь.

Я свесил голову вниз, но оказалось, что Сонька уже тоже расстелилась и сейчас лежала спиной к проходу. Может, спала. Вздохнув, я постарался выкинуть из головы мысли о сне. Не хотелось бы проснуться оттого, что тебя рвёт на куски какой-нибудь зомби. Пассажиры уже угомонились, и теперь коридор лишь мягко освещался тусклыми лампами.

Вскоре скрипнула дверь, и со стороны проводника в нашу сторону направился человек. Я напрягся, ожидая подвоха, но припозднившийся гуляка свернул в свой отсек за один до нас и принялся укладываться, вызвав недовольное ворчание соседей. Ещё через час люди потянулись к туалету. Сказалась духота поезда и сопутствующее ей массовое принятие жидкости самого разного калибра и крепости. Я ругнулся сквозь зубы, никакого спокойствия. В каждом приходилось выискивать что-нибудь неживое. Пока везло.

Часа в четыре Сонька заворочалась и перевернулась лицом к проходу. Ещё минут через пятнадцать я заметил, что она не спит. Проводив глазами очередного зассанца, я скосил глаза вниз и поймал её взгляд. Подмигнул и, не дожидаясь реакции, повернулся к окну. Сон пришёл сразу.

Сошли мы в Нежине, хотя брали билеты до Киева. Просто посовещавшись за утренним чаем, любезно принесённым вместе с неизменным «юбилейным» проводником, мы пришли к выводу, что машину угнать можно будет и в этом небольшом городке. Расстояние что от Киева, что от Нежина до ЧАЭС было примерно одинаковым, но до столицы украинской республики было ещё ехать и ехать. Да и наверняка там меры безопасности приняты сверх всякой нормы. Мышь не проскочит.

Так что в двенадцать ноль-ноль мы уже стояли на перроне, выбирая направление движения. По сути, было всё равно, где угнать тачку, просто захотелось немного постоять перед самой ответственной частью нашего путешествия. Всё же не каждый день воруешь машину и прорываешься на ней сквозь кордон.

— Стрельбы будет… — Протянул я, особо не рассчитывая на ответ, но Сонька на сей раз, отмалчиваться не стала:

— Прорвёмся.

Кто бы сомневался, что она ответит именно так. Нет, нам, конечно, ничего другого и не оставалось, просто без оружия чувствую себя словно голый перед зимней стужей.

На поиски нужной машины мы потратили около часа. Как назло вокруг было засилье «москвичей» и «запорожцев» самых разных мастей. Попадались, конечно, и «жигули» с «волгами», но нас интересовала «нива». Всё-таки придётся прорываться сквозь кольцо военных и неизвестно по какому бездорожью потом гнать. Так что её 4WD будет вполне к месту. В общем-то, подошёл бы и УАЗ, но, несмотря на все его плюсы, он был довольно приметной машиной.

Наконец, когда ноги уже начали гудеть, предвещая усталость, мы нашли то, что искали. Бесхозную «ниву» бледно оранжевого цвета в довольно безлюдном закутке. Конечно, не самый лучший цвет для тех, кто хочет остаться неприметным, но выбирать уже не приходилось.

Быстро выдавив форточку, я открыл дверь и сразу нырнул под рулевую колонку, выдёргивая провода зажигания. Угонять машины мне ещё не приходилось, поэтому нужные провода я нашёл с третьей попытки. Зато завелась машина с пол-оборота. За час блужданий по городу я уже примерно составил маршрут, как выехать из него, поэтому сейчас уверенно выехал на неширокую улицу и направился к окраинам.

Небольшой город позволил нам выбраться из себя за пятнадцать минут, и я вздохнул свободней. Здесь уже не нарвёшься на случайного постового, а обо всех стоящих на дороге «ГАИшниках» встречные водители предупреждают заранее. При этом дороги на Руси издревле сделаны так, что любое место можно объехать. Да, по бездорожью, да по ухабам, но выбранная нами «нива» легко справлялась с поставленной задачей.

Ближе к вечеру мы пересекли «Десну». Не знаю, объявили угнанную машину в розыск или нет, но тотальной охоты явно не наблюдалось. Наверное, заявление пострадавшего ещё ходит по инстанциям и обшитым бархатом столам.

По мере приближения к заражённой территории на трассе становилось всё оживлённее. Прошло уже три дня с момента катастрофы и власти, наконец, смогли оценить масштаб ЧП. В одном с нами направлении двигались пожарные машины, пустые автобусы и множество военной техники, начиная с БМП и заканчивая машинами непонятного, но явно хозяйственного назначения. В обратную сторону спешил в основном частный транспорт, груженый под завязку разным скарбом. Странно, я вроде слышал, что кроме документов ничего брать с собой не разрешали. Видимо кордоны ещё работают не в полную силу, а может и не везде они есть.

На нашу машину, несущуюся к эпицентру аварии, пока ещё никто не обращал внимания, но я понимал, что долго так продолжаться не может. С минуты на минуту должно было показаться первое кольцо оцепления. Я сбавил скорость и перестал обгонять федеральную технику, направленную на устранение аварии. Ещё минут через тридцать промелькнул указатель с названием поселка, к которому мы приближались. Я остановил машину. Вдали, на дороге, наблюдалась какая-то суета.

— Ну что, мы добрались до Городчан. — Я повернулся к Соньке. — Где прорываться будем?

— Что-то здесь многолюдно. — Сонька с сомнением посмотрела вперёд. — Давай лучше объедем.

Я мыслил аналогично, поэтому, крутанув руль, развернул машину и, проехав триста метров, свернул на просёлочную дорогу, примеченную ранее. Поколесив некоторое время между колков и лесополос, я решил, что места здесь довольно глухие, а значит, можно рискнуть. Свернув на очередной развилке на запад я минут через двадцать приободрился. Похоже, оцепление здесь ещё не успели поставить.

Оказалось, успели. Проехав очередной пятак лиственных деревьев, я убрал ногу с педали газа, и машина покатилась по инерции. Впереди маячил импровизированный шлагбаум, а по бокам тянулась колючка. Справа от дороги она терялась за лесополосой, а слева её только-только начали натягивать. От силы метров сто пятьдесят поставили. Эх, чуть-чуть бы пораньше. В обед тут наверняка ещё ничего не было. Возле самой дороги стоял явно перевезённый сюда с другого места вагончик.

Машина катилась, а я всё не мог решить: тормозить и разворачиваться, или всё же рискнуть. Нет, пожалуй, разворачиваться будет слишком подозрительно. Я вновь надавил на газ и потихоньку подъехал к преграде. Нам навстречу вышел молоденький парень с нашивками старшего сержанта.

— Проезд закрыт. — Выдал он дежурную фразу. — Зараженная территория.

— Понимаешь, сержант. — Я вышел из машины и облокотился о капот, стараясь придать лицу самое озабоченное выражение. — У нас там мать осталась. Мы её заберем, и через час нас здесь не будет. Пропусти.

— Проезд закрыт. — Как попугай повторил солдат, но наличие лычек всё же заставило выдать что-то от себя. — Вот старшина приедет, с ним и разбирайтесь.

— А когда он приедет? — На всякий случай уточнил я, хотя совершенно точно ждать не собирался.

— Часа через два. — Сверкнул хромированными часами сержант.

— Я же говорю, если пропустишь, мы через час уже вернёмся.

— Нет. — Остался непреклонен солдат.

— Слушай, сержант. — Я отцепился от капота и подошёл вплотную к военному. — У тебя есть мать?

— Нет. — Совершенно неожиданно для меня ответил тот. — Я детдомовский.

— Тьфу ты! — Я в сердцах сплюнул. — Ну а денег хочешь?

Сержант воровато оглянулся на вагончик, у входа в который пятеро солдат совершенно никого не стесняясь, играли в карты. Тоже мне, командир взвода.

— Н-нет. — Пересилил он себя и повернулся ко мне. — Ждите старшину.

Хм… Думаю, со старшиной я бы договорился, но ждать два часа…

— Как хочешь. — Я развернулся и пошёл к машине. — Через другой блокпост проеду. Может там посговорчивее сержант окажется.

— Отставить… То есть нельзя. — Поправился он, когда я, уже начав открывать дверь «нивы» оглянулся. — Ждите старшину. Он приказал задерживать всех.

— Смотри сюда! — Я забрал из кейса наши ксивы и поднёс их к носу сержанта. — Что такое военная тайна знаешь? Мы из секретной лаборатории, и если ты сейчас не дашь нам проехать, я лично позабочусь, чтобы завтра тебя перевели на Сахалин! Улавливаешь?

— Старшина приказал задерживать всех. — Изменился в лице военный, но своего решения не поменял.

— А и чёрт с тобой! — Я сплюнул на дорогу, едва не попав ему на пыльный сапог, и забрался в машину. Похоже, у нас остался один выход.

— Придётся прорываться с боем. — Ответил я на невысказанный вопрос Соньки и включил заднюю передачу.

— Стоять! — Донёсся до нас крик сержанта, и я прибавил газу.

Парень сдёрнул с плеча автомат и направил в нашу сторону. Ну, теперь как повезёт. Готов он стрелять в людей не на войне, а вот так вот, словно в тире в мирное время? Я включил первую скорость и вдавил педаль газа в пол. «Нива», выбросив из-под колёс мелкое земляное крошево, понеслась на сержанта.

— Взвод, в ружьё! — Заорал стоящий посреди дороги военный и начал судорожно снимать автомат с предохранителя.

Отложившие к этому моменту карты и с интересом наблюдавшие за инцидентом солдаты похватали «калаши» и тоже потянулись к рычажку переключения. То, что они не будут стрелять раньше сержанта, я был уверен, а вот выстрелит ли он — вопрос.

Расстояние стремительно сокращалось, а солдаты всё медлили. Наконец мы проехали ту точку, когда сержанту не осталось ничего другого, кроме как отпрыгнуть в сторону. Едва не зацепив его ноги, «нива» пролетела мимо и на полном ходу снесла импровизированный шлагбаум. Машина дёрнулась, вильнула вбок, и я едва удержал её на дороге, следя в зеркало заднего вида за действиями солдат. Сержант вскочил, отчаянно матерясь (его рот постоянно открывался) и нажал на курок. Решился всё-таки, гад!

Стекло брызнуло мелким крошевом, и я непроизвольно пригнулся. Сонька вообще сползла по сиденью практически на пол. Вторя одиночным выстрелам своего командира, наконец-то разродились и рядовые. Раздались характерные щелчки попадания пуль по кузову. Лишь бы в бензобак не попали. В переднем стекле образовалось две дырочки, но на наше счастье оно оказалось триплексным, а не калёным, как в большинстве машин того времени. Дорога, вильнув, спрятала нас за очередным колком.

— Надеюсь, у них точка не радиофицирована. — Выползла, наконец, из-под бардачка Сонька. — Против танка мы не устоим.

— Зато уедем. — Хмыкнул я, радуясь, что довольно легко отделались. Настроение пошло на вырост.

Впрочем, продлилось оно недолго. Дорога пошла всё больше под уклон, деревья становились всё хилее и хилее, и, наконец, мы остановились на небольшой полянке. Дальше простиралось болото.

— Надо было на другую сторону с шоссе сворачивать. — Ругнул я себя.

— Да здесь кругом болота. — «Утешила» меня Сонька. — Или пешком, или по трассе.

— Сколько нам ещё ехать? — Уточнил я.

— Если по шоссе, — прикинула в уме Сонька, — минут тридцать.

— Эх, где наше не пропадало. — Махнул я рукой и развернул «ниву». — Прорвёмся.

Сонька хмыкнула, но возражать не стала. Немного поплутав по пыльным просёлочным дорогам, мы выбрались на трассу, и я выжал из машины всё, что она способна была дать. Встречного транспорта уже почти не было, а попутный я, словно стоячий, быстро обгонял. Вслед неслось отчаянное сверкание фарами и гудение. Попадались и военные, но никто не стрелял. Странно. Это нам просто так с сержантом не повезло? Ну, ничего себе шуточки. По всей видимости, выходило, что будь на месте старшина, мы действительно проехали бы без проблем. Вот ведь урод упёртый, этот сержант. Явно не готов он ещё командовать и принимать ответственные решения. Да и чёрт с ним!

Задумавшись, я едва не пропустил нужную нам ферму. Я-то искал развалины, и забыл, что здесь ещё всё целое, не изъеденное временем. Поэтому посмотрел на длинные коровники и амбар, тянувшиеся метрах в трёхстах от дороги, как на обычные строения. Толстое и ветвистое дерево заставило меня задуматься, а мгновением позже и резко затормозить.

Не выискивая больше никаких своротков, я включил пониженную передачу и осторожно съехал с дороги. Медленно, но верно машина понесла нас к ферме, раскачиваясь на глубоких ухабах, словно корабль на волнах бушующего океана. Добравшись до холма, мы выскочили из «нивы» и бегом бросились к возвышающемуся впереди дереву. Наверх мы забежали одновременно и одинаково взмыленными, с присвистом выдыхая воздух из не справлявшихся с работой лёгких. Вот и скажи. Что куришь, что не куришь — одинаково тяжело.

Отдышаться нам не дали. Мир куда-то рухнул, и темнота саданула по глазам не хуже молота деревенского кузнеца. Но уже спустя мгновение зрение стало восстанавливаться, и сквозь муть и мельтешение световых всполохов я различил грубые стены лабиринта. Добрались-таки. Встречают нас только что-то с какими-то световыми эффектами. Махнув рукой и списав всё на запыхавшееся состояние, мы безошибочно выбрали направление и двинулись вперёд.

То, что я больше не представляю куда идти, я понял не сразу. Ещё какое-то время шёл, ломая голову над тем, что меня тревожит, а потом БАМ! Словно гром среди ясного неба. Чувство направления отсутствовало напрочь. Я просто стоял в коридоре с каменными стенами и таким же потолком, уходящими в бесконечность как впереди меня, так и позади. Сразу накатила волна паники. Как ни странно, вывела меня из неё Сонька, судорожно, до боли, вцепившаяся мне в плечо.

Обернувшись, я увидел перекошенное от страха любимое лицо и открывающийся, словно у рыбы, выброшенной на берег, рот. Это привело меня в чувство, заставило вспомнить об ответственности. Ведь как говаривал Экзюпери устами Лиса: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

— Спокойно, спокойно. — Я прижал её к себе и начал гладить по голове. — Ничего ещё не потеряно.

Соньку била крупная дрожь и мои слова её ничуть не успокоили. Конечно, она же не дура и понимает, что чувство направления перестало работать и у меня. Думай, голова, думай!

— Подожди, — я отстранил её и заглянул в глаза, — Второй говорил, что лабиринт впитывает в себя возможности местности. Я сейчас воспользуюсь своими уменьями и дам Артефактам знать, что мы в беде.

Сонька неуверенно улыбнулась, а я отпустил её и привалился к стене, пытаясь расслабиться и отключиться от давящего чувства похороненного заживо. Бесполезно! Я стоял, потом лёг, потом снова встал. Ничего. Или Второй что-то напутал, или… Что «или» до меня дошло с трудом, но всё же дошло. Там, в жарком дачном посёлке я вернул затерявшуюся у меня частицу Первого в кровь своего отца. И теперь она, по всей видимости, хранилась в том шприце, который лежал в чёрном кейсе.

Сонька опять начала всхлипывать, с опаской посматривая на темнеющие проходы лабиринта. Надо было принимать решение. Колоть или не колоть, вот в чём вопрос. Как поведёт себя мой организм, когда в него вольют артефакт? А то загнусь к чёртовой матери. Да, во мне была частица первого, но в том-то и дело, что только частица. Малая толика того, что было у отца. Я сжал пальцами виски, начавшие ломить от тяжкого выбора.

Наконец решившись, открыл, было, рот, чтобы попросить Соньку достать шприц, но из темноты коридора, совсем недавно оставленного нами, раздалось какое-то странное шуршание. Мы с интересом повернули голову в сторону постороннего звука. Не с испугом, а именно с интересом. Кого здесь бояться кроме минотавра? А раз запаха шерсти нет, то это точно не он. Может, кто-нибудь из Артефактов идёт? Вот повезло, так повезло.

Вдалеке появились сначала очертания фигуры, и лишь затем я смог рассмотреть отдельные элементы. В первую очередь взгляд вычленил тяжелые армейские ботинки, затем пятнами высветился защитный камуфляж «берёзка», и лишь после стали видны лицо и руки. Странно, откуда здесь военный? Впрочем, оружие в руках шедшего не было и я сильно дёргаться не стал. По крайней мере, до тех пор, пока следом за первым силуэтом не показался второй, а затем и третий.

Незаметно потянувшись к голенищу, я на всякий случай вытащил скрытый там нож и спрятал руку за спину. Мало ли что. Хотя, что значит «мало ли что»? Не должно здесь быть никого. Я пристальней вгляделся в шедшую первой фигуру и вздрогнул, заметив то, на что должен был обратить внимание сразу, как только она появилась. Резкие, угловатые движения.

— Зомби! — Я схватил Соньку за руку и потянул в противоположную от приближающихся мертвяков сторону. Сонька «Ойкнула» и стала быстрее перебирать ногами.

Словно только того и ждали, ожившие мертвецы прибавили шаг, а затем и побежали. И я бы только посмеялся на эту нелепую попытку ускориться, ведь даже просто перейдя на быстрый шаг, мы сохраняли первоначальную дистанцию, но был один нюанс. Сейчас мы находились в коридоре, который точно мог вывести к центральному залу, но ближайший перекрёсток внесёт серьёзную корректировку в это положение дел.

Может, мы зря бежим? Да, каждый из зомби сильнее меня с Сонькой вместе взятых, но их всего трое. Тем более что и мы не совсем безоружны: у меня нож, а Сонька успела на ходу вытащить из кейса скальпель. Не бог весть, какое оружие, но как говорится, на безрыбье и рак рыба, тем более что если умеешь работать с холодным оружием, то уже не важно, какое оно.

Приближающаяся развилка придала моим мыслям конкретики в выборе решения. Бой, вот что требовали одновременно разум и инстинкты. Редкое взаимопонимание.

— Надо драться. — Схватил я Соньку на самом перекрёстке. — Ты как, справишься?

— Как будто у меня есть выбор. — Постаралась ответить она резковато и бесстрашно, но голос дрогнул, выдав рвавшийся наружу страх.

Ничего, страх — это нормально. Страх действует, словно предохранитель в вопросе самосохранения. Лишь бы не перерастал в липкий ужас, сковывающий не только тело, но и разум.

— Беру на себя… — Я не закончил фразу и повернулся влево, реагируя на возникший в одном из ответвлений лабиринта посторонний звук. — Твою мать!

— Что? — Удивлённо повернулась ко мне Сонька и глаза её расширились, заметив то, что секундой назад увидел я. — Чёрт!

Из бокового прохода шли ещё двое мертвяков. Да, перевес становится слишком уж явным. С пятерыми зомби нам точно не справиться без автомата.

— Бежим. — Рванул я её за рукав. — Кажется, на этом перекрёстке мы всегда проходили прямо.

Сонька безропотно подчинилась. Спустя минуту я оглянулся и от души выругался. По моим подсчётам две группы зомби должны были только-только соединиться, а они уже активно семенили вслед за нами. Их скорость явно возросла. Только этого нам не хватало.

Мы пробежали очередной поворот, не сговариваясь решив двигаться прямо, и почти сразу побежали обратно. Прямо на нас двигалась очередная группа зомби. Едва разминувшись с двигавшейся по пятам сворой мертвяков, мы свернули в замеченный чуть ранее поворот. Так продолжалось минут десять. Мы бежали. Бежали уже в полную силу, так как скорость зомби возрастала с каждым новым перекрёстком. Как и их количество. На очередной развилке мы не выбирали куда сворачивать, свободный коридор был всего один. Нас явно куда-то загоняли, но выбора у нас не было.

Через десять минут запахло шерстью, и я понял, куда нас так упорно гнали сквозь лабиринт. Ещё через пять минут мы вбежали в небольшую тупиковую комнату и остановились. У дальней стены лежал ворох какого-то тряпья, больше всего напоминающий ложе, а в углу, неестественно белея, лежало несколько костей и человеческий череп. Мы развернулись, но выход из странной комнаты был уже перекрыт большим скоплением зомби. Перекрыть-то они его перекрыли, но сами почему-то заходить внутрь не спешили.

— Что будем делать? — Сонька, словно разминаясь перед боем, сделала несколько выпадов скальпелем. Смешная, нам не продержаться и минуты.

— Дай мне шприц. — Решился я, не видя иного выхода. — Будем экспериментировать.

— Ты уверен? — Она поняла мою идею. — Может, есть другой выход?

Ответить я не успел, схватив Соньку за плечо и буквально отпрыгнув с ней в угол. С противоположной стороны, прямо из стены шагнул минотавр, неся на плече свою смертоносную секиру. Ничего себе, он ещё и сквозь стены ходит? Теперь понятно, как он нас в прошлый раз так быстро догонял и даже опережал.

Не знаю, умеет ли это тварь говорить, но, по-моему, он даже подумать не успел — секира слетела с его плеча и, делая широкий полукруг, понеслась в нашу сторону. Мы с Сонькой ринулись в разные стороны, уходя с линии атаки. В прыжке она даже попыталась достать его скальпелем, но, разумеется, безрезультатно. Я уже дрался с этим монстром и знал, насколько он быстр. Впрочем, Сонька тоже это прекрасно знала не понаслышке.

Рассчитывать на повторное чудо, что нам на помощь вновь придёт Второй, было полным безрассудством и я решился на авантюру. Когда Сонька предприняла очередную попытку атаковать, я что есть силы, кинулся ему в ноги. Получилось несколько не так, как я рассчитывал. Словно на бетонные столбы налетел. От удара из лёгких вышибло весь воздух, и я кеглей отлетел обратно, на мгновение потеряв из виду дерущихся.

Когда вновь повернулся к ним, то понял, что мой план сработал, хоть и не так, как я рассчитывал. Минотавр был по-прежнему на ногах, а вот секиру от столкновения со мной он выронил. И сейчас, схватив за рукоять, её с явным усилием поднимала Сонька. Подняла и вдруг задрожала всем телом. Её лицо исказила гримаса боли и комнату озарила яркая вспышка, как от замкнувшего провода высокого напряжения. От проскочившего разряда Сонька отлетела к стене и, врезавшись в неё, потеряла сознание, а секира, сделав несколько оборотов, упала к моим ногам.

Минотавр повернулся ко мне, и его лицо исказилось в злой усмешке. Он словно предлагал мне повторить подвиг Соньки. А разве у меня был выбор? Извернувшись всем телом, я схватил секиру и сделал сильный замах, отчаянно стремясь достать лохматую тварь за тот короткий промежуток времени, что у меня был прежде чем меня вырубит странное электричество.

У меня был только один шанс, и я им воспользовался. Правда, абсолютно безрезультатно. Минотавр легко просчитал мой маневр и играючи уклонился от просвистевшей в районе его груди секиры. Мы замерли друг против друга — минотавр, хищно перебирающий пальцами, и я, продолжающий сжимать рукоять секиры. С разными чувствами, но мы ждали одного и того же — разряда.

Вместо этого по моему телу вдруг полилось странное тепло, и усталость вмиг улетучилась. Более того, я почувствовал себя сильнее. Крепче сжав рукоять странного оружия, я впервые за время нашего «знакомства» посмотрел минотавру в глаза. Он