Через день после деблокады Адрианополя французы услышали, что король Иоханнитца расположился в соседней крепости Родестуик. Утром войско снялось с места и поскакало в ту сторону, чтобы вступить с ним в битву. Иоханнитца же, оставив лагерь, двинулся назад в свою страну. Французы неотступно преследовали его пять дней, но он постоянно опережал их. На пятый день крестоносцы расположились в красивой местности, в крепости Фрайм, где и провели три дня.

В это время из-за разногласий с регентом Анри их покинул отряд хороших воинов. Предводителем его был Балдуин де Бовуар. С ним ушел Гуго де Бомец, а также Гийом де Гоменьи и Дрё де Борен – всего около полусотни рыцарей. Они и подумать не могли, что остальные рискнут остаться в этих местах, окруженные врагами.

Все же Анри решил посоветоваться с сеньорами, которые остались с ним, и они предложили ему двигаться вперед. Они скакали два дня и наконец встали лагерем в очень красивой долине, вблизи крепости Мониак, которая сдалась им. Пробыв там примерно пять дней, они решили идти на выручку Ренье Тритскому, который почти тринадцать месяцев находился в осаде в Станимаке (совр. Асеновград. – Ред.). Регент с большей частью войск остался в лагере, а остальные двинулись в Станимаку спасать Ренье Тритского.

Вряд ли мне надо говорить, что те, кто отправился в этот поход, подвергали себя большому риску. Они три дня шли по землям своих врагов, и мало какая спасательная экспедиция проходила в столь опасных обстоятельствах. На выручку отправились Конон Бетюнский, Жоффруа де Виллардуэн, Милон ле Бребан, Пьер де Брасье, Пэйан Орлеанский, Ансо де Кайо, Дитрих фон Лос и отряд венецианцев, капитаном которого был Андреа Валера. Они направлялись прямо к крепости Станимака и не отпустили поводьев, пока не увидели ее.

Ренье Тритский, стоявший на стене, заметил авангард, который вел маршал Жоффруа, и другие отряды, которые двигались вслед за ним в строгом строю, но сначала так и не мог определить, что это за люди. В этом не было ничего странного – поскольку он так давно не получал известий от своих, не стоит удивляться, что он испытал определенные сомнения и подумал, что это идут греки, которые собираются осадить замок.

Жоффруа де Виллардуэн вызвал из рядов арбалетчиков и конных лучников и послал их вперед выяснить, каково положение дел в крепости; ведь так как войско давно не получало известий от ее защитников, никто из нас не знал, погибли они или живы. Когда наши воины подошли к крепости, Ренье Тритский и его люди узнали их. Вы хорошо можете представить, какую радость они испытали. Они высыпали из ворот и кинулись навстречу своим друзьям; и те и другие сердечно приветствовали друг друга.

Сеньоры расположились в прекрасном городе, что лежал у подножия крепости и служил базой для нападений на нее. В ходе разговора сеньоры рассказали, что часто слышали, будто император Балдуин умер в плену у короля Валахии, но считали эти разговоры простыми слухами. Ренье же Тритский сказал, что император в самом деле погиб, и теперь-то графы и другие сеньоры поверили. Многие погрузились в глубокую печаль, ибо от всего сердца хотели предотвратить смерть Балдуина.

Эту ночь войска спали в городе, а поутру все покинули Станимаку, оставив этот город пустым. Они ехали два полных дня, а на третий прибыли в лагерь, где близ крепости Мониак, которая лежала у реки Арты, их ожидал Анри, брат императора. Весь лагерь ликовал при известии об освобождении из осады Ренье Тритского, и было воздано по заслугам тем, кто, подвергаясь большому риску, вернул ему свободу.

Теперь бароны приняли решение идти в Константинополь и готовиться к коронации Анри Фландрского как императора на месте его брата. Они оставили Феодора Бранаса защищать эту землю при помощи греков, которые жили в этой части империи. Регент оставил ему сорок рыцарей. Итак, правитель империи Анри, в сопровождении других сеньоров, направился в Константинополь. Они двигались несколько дней, пока не прибыли в столицу, где все их радостно приняли. В воскресенье после праздника Успения Богородицы, что в августе, Анри, брат покойного императора, при большом ликовании и с великими почестями был коронован в храме Святой Софии. И было это в год от Рождества Господа нашего Иисуса Христа 1206-й.

Когда Иоханнитца, король (царь) Валахии и Болгарии, услышал, что в Константинополе был коронован новый император, а Бранас оставлен в той части империи, что лежала вокруг Адрианополя и Демотики, он собрал столько людей, сколько мог. Бранас же, так уж получилось, не укрепил стены Демотики в тех местах, где катапульты и баллисты болгарского царя ранее пробили бреши. Кроме того, он оставил там мало воинов. Иоханнитца устремился к Демотике, взял крепость и разрушил ее, снеся стены до основания. По всей земле он захватывал мужчин, женщин, детей, угонял скот и учинял громадные разрушения. И тогда жители Адрианополя, видя, как была разрушена Демотика, воззвали к императору Анри прийти и спасти их.

Император Анри, созвав всех, кто был в его распоряжении, оставил столицу и со своими войсками, готовыми к бою, поскакал к Адрианополю. Когда болгарский царь, который продолжал находиться рядом с Адрианополем, услышал о приближении императора, он повернул и отступил в свою землю. Император Анри приблизился к Адрианополю и разбил лагерь на равнине близ города.

Греки, жители этих мест, пришли к нему и рассказали, как Иоханнитца уводил мужчин, женщин, детей и скот, как он разрушил Демотику и опустошил всю землю окрест. Он находится, добавили они, всего в дне пути отсюда. Император решил пуститься за ним вслед и, если увидит, что тот ждет его, вступить в сражение, чтобы вызволить пленников и пленниц, которых увел болгарский царь. Анри помчался вслед за ним, но враг, отступая, все время опережал его. Преследование длилось четыре дня, и наши войска подошли к городу Бероя (ныне г. Стара-Загора. – Ред.).

Когда его жители увидели, что подходит войско императора, они бежали в горы, оставив город пустым. Император встал перед городом, в котором нашел много хлеба, мяса, хороших съестных припасов и другого добра. Войска стояли в городе пару дней, пока император посылал людей осматривать окружающие места. Им удалось найти большое количество быков, коров, буйволов и другого скота. Император покинул город со всей добычей, которая досталась его людям, и двинулся к другому городу на расстоянии одного дня пути, который назывался Блисме. Подобно тому как греки из Берои бросили город, здешние жители точно так же оставили и этот город. Император, обнаружив в нем обилие всего, что может понадобиться его людям, разбил лагерь перед городом.

Пока французы и их союзники тут стояли, до них дошла весть, что в долине, всего в трех лье от лагеря, находятся пленники и пленницы, которых болгарский царь угнал вместе с их скотом и повозками. Тогда император Анри велел, чтобы греки Адрианополя и Демотики вместе с двумя отрядами рыцарей нашли пленников и привели их обратно. На следующий день так и было сделано. Командиром одного отряда был Эсташ, брат императора Анри Константинопольского, а другого – Макэр де Сент-Менеу.

Собравшись все вместе, греки и французы поскакали к долине, где и нашли пленников. Воины болгарского царя завязали бой с силами императора Анри, и разразилась яростная битва, в которой и с одной и с другой стороны были убитые и раненые бойцы и кони. Но всемогуществом Божьим французы одержали верх и спасли пленников, захваченных Иоханнитцей. Они повернули к лагерю, ведя перед собой длинную вереницу спасенных.

Но мало было только спасти. Ведь пленников было без малого добрых двадцать тысяч, что мужчин, что женщин и детей, и кроме того около трех тысяч повозок с их одеждой и прочей поклажей, не считая преизрядного количества скота. Пока они шли из долины до лагеря, это шествие растянулось едва ли не на две большие лиги. Они прибыли в лагерь ночью; император Анри и все другие бароны были очень рады увидеть их. Император приказал расположить недавних пленников отдельно от армии и приставить к ним надежную охрану, чтобы никто не потерял ни единого ломаного денье из того, что у них имелось. Следующий день император Анри оставался на месте из-за тех людей, которых он освободил. Но на другой день он оставил эти места и несколько дней шел маршем, пока не прибыл к Адрианополю.

По прибытии он отпустил на волю мужчин и женщин, которых освободил, и каждый пошел туда, куда хотел, то ли в землю, где родился, или в какую-либо другую сторону; а великое множество добычи было разделено между воинами, кому сколько полагалось. Проведя пять дней в Адрианополе, император Анри верхом добрался до Демотики, чтобы узнать, в какой мере она была разрушена, и выяснить, можно ли восстановить ее укрепления. Расположившись перед городом, и он и его бароны увидели, что стены в таком плохом состоянии, что не стоит и стараться восстанавливать их.

В это время в лагерь прибыл гонцом Оттон де ла Рош, один из сеньоров маркиза Монферратского. Он явился, чтобы повести разговор о браке между дочерью Бонифация Монферратского и императором Анри, о чем уже шла речь раньше. Он принес весть о том, что она прибыла из Ломбардии после того, как отец послал за ней, и сейчас находится в Фессалонике. Обе стороны обговорили вопросы брака, и посланец маркиза вернулся в Фессалонику.

Император, чьи люди были заняты, разбирая добычу, захваченную ими в Берое, и доставляя ее в лагерь, снова собрал армию. Оставив Адрианополь, он через несколько дней пути вступил с войсками в пределы владений болгарского царя. Подступив к городу Терма (видимо, г. Павел-Баня к северо-западу от Стара-Загоры. – Ред.), они взяли его и, вступив в город, захватили очень большую добычу. В этом городе они находились три дня и объехали всю окружающую местность. В дополнение к большой добыче они разрушили город Акило.

На четвертый день они покинули Терму, красивый и хорошо расположенный город; в нем имелись горячие источники для купания, самые прекрасные на свете. После того как войска собрали обильную добычу скота и ценностей, чтобы забрать их с собой, император приказал уничтожить и сжечь город. Войско оставило пепелище и через несколько дней пути вернулось в Адрианополь. Наши войска оставались в этих местах до праздника Дня Всех Святых, когда из-за прихода зимы уже не могли больше воевать. И тогда император Анри со всеми своими сеньорами, которые были весьма утомлены этой войной, возвратился в Константинополь. В Адрианополе же среди греков он оставил своего человека Пьера де Радингема, вместе с десятью рыцарями.

В это же время было заключено перемирие между императором Анри и Феодором Ласкарисом, которому принадлежала земля на противоположной (азиатской) стороне проливов. Но этот грек вместо того, чтобы соблюдать условия перемирия, постоянно отказывался от своего слова и нарушал договор. Тогда император, посоветовавшись с сеньорами, послал на ту сторону пролива в город Спигу отряд войск во главе с Пьером де Брасье, которому была выделена земля в этом краю. Вместе с ним были Пэйан Орлеанский, Ансо де Кайо, брат императора Эсташ и большая часть лучших рыцарей армии императора, всего сто сорок воинов (не считая сержантов и прочих. – Ред.). Они начали жестокую войну против Феодора Ласкариса и нанесли изрядный урон его владениям.

Так они добрались до Кизика (близ совр. Бандьерма. – Ред.), места, окруженного со всех сторон, кроме одной, морем. Давным-давно доступ туда преграждали укрепления, состоящие из стен, башен и рвов, но сейчас они пришли в запустение. Французские войска заняли их, и Пьер де Брасье, которому была дарована эта земля, начал поднимать их из руин и сооружать две крепости с надежными воротами. Отсюда войска совершали набеги на земли Ласкариса, собирая обильную добычу и приводя множество скота. Ласкарис, со своей стороны, тоже часто совершал рейды к Кизику, так что два войска нередко сходились в стычках, когда и одни и другие несли потери. Война в этих местах была жестокой и полной опасностей.

Теперь мы оставим людей в Кизике и расскажем о сенешале Дитрихе фон Лосе, которому должна была принадлежать Никомедия, город всего в одном дне пути от Никеи, столицы земли Феодора Ласкариса. Дитрих с большой частью людей императора Анри отправился в поход к ней и убедился, что крепость разрушена. Он укрепил каменной кладкой церковь Святой Софии, очень высокое и красивое строение, которое стало его базой, откуда он также повел войну в окрестностях Никомедии.

В то самое время маркиз Бонифаций, оставив Фессалонику, отправился в Серре – город, разрушенный болгарским царем. Он восстановил ее оборону, а затем воздвиг крепость Драма в долине Филиппи (долина р. Дрима с притоками. – Ред.). Вся земля окрест покорилась ему, и люди признали его своим сеньором.

Между тем миновало столько времени, что пришло и завершилось Рождество. Вестники маркиза прибыли к императору в Константинополь и сказали ему от имени маркиза, что он послал свою дочь на галере в город Энос. И тогда император Анри отрядил Жоффруа де Виллардуэна и Милона ле Бребана отправиться встречать даму. Эти два человека, покинув город, через несколько дней пути прибыли в Энос.

Здесь они отправились к дочери маркиза, которая была весьма хороша собой. Они приветствовали ее от имени своего сеньора, императора Анри, и с большими почестями доставили в Константинополь. Ее свадьба с императором прошла с большой пышностью, а венчание состоялось в церкви Святой Софии в воскресенье после праздника Сретенья. Невесту и жениха увенчали коронами. Свадебные торжества были устроены во дворце Буколеон, где присутствовала вся высшая знать страны. Вот так Константинополь отпраздновал бракосочетание императора и дочери маркиза Бонифация, которая теперь стала императрицей Агнесс.