Высоцкий Максим

Идеальные отношения

"Конец"… — быстро отбарабанил я на клавиатуре своего ноутбука. Откинувшись на стуле, я еще раз перечитал последний абзац своей книги и, сделав несколько исправлений, закурил. Допив остатки кофе, что я обнаружил в одной из своих чашек, которая в общей массе остальных немытых чашек, стояла на столе, я еще раз бегло окинул взглядом свеженапечатанный текст. Решив, что книга закончена, даже, несмотря на то, что некоторые эпизоды, написанные ранее, мне не очень нравились, я закрыл редактор. Докурив сигарету, и схоронив ее среди множества ей подобных в пепельнице, я похрустел шеей и пальцами рук, и осмотрелся.

Я находился в маленькой комнатке, настолько маленькой, что здесь едва помещались письменный стол, стул, кровать и небольшая тумбочка прямо при входе. Мебель была очень стара и обшарпана, но, не смотря на свой век, выглядела еще довольно прочно и стойко. Стены и потолок здесь были покрыты когда-то белой, а сейчас — сероватой штукатуркой. В некоторых местах, она была отколота, и оттуда виднелись черные, деревянные бревна. В углах, на стенах и на потолке, было много паутины. По-видимому, ее уже давно никто не убирал — судя по тому, сколько пыли и осыпавшейся штукатурки она успела насобирать в себя. Окно в комнатке, было завешено старым покрывалом. Я отодвинул край покрывала, чтобы посмотреть, что творилось снаружи, но окно было забито плотной клеенкой, и ничего кроме размытых контуров двора, куда оно выходило, я не разобрал.

Собрав все грязные кружки со стола и, захватив с собой сигареты, я вышел из своей комнатки и направился на кухню.

— Рома, кушать будешь? — Встретила меня хозяйка дома — бабушка Рита, даже не развернувшись ко мне, занятая возле плиты, с кастрюлями.

— Нет, спасибо, я не голоден, — ответил я.

Позаимствовав у бабушки немного кипятка, я заварил себе кофе, и вышел во двор.

На улице моросил мелкий дождик. Было приятно и непривычно сейчас наполнить свои легкие, свежим, прохладным воздухом. Последние несколько недель, мне редко это удавалось, потому как я практически все время, проводил за написанием своей книги.

Я присел на мокрой скамейке возле дома и, поставив чашку с кофе рядом с собой, закурил.

В этой, абсолютно незнакомой мне деревне, я оказался около месяца тому назад. Покидая свой город, взяв с собой лишь самые необходимые вещи и держа в голове очередной сюжет, я сел в ближайший пригородный автобус, и поехал в неизвестном направлении. Вскоре, оказавшись на сереньком автовокзале этого небольшого селения, я принялся искать себе жилье. После недолгих поисков, меня согласилась принять бабушка Рита. Одна жила сама, и за довольно символическую плату, выделила мне одну из комнат в своем доме.

Докурив сигарету, я вернулся обратно в дом. Я планировал завтра утром покинуть эту деревню. То, зачем я приехал сюда, я уже закончил, и оставаться здесь более, не было смысла. Предупредив хозяйку о своих планах, и расспросив расписание автобусов, я направился к себе в комнатку и стал собирать вещи.

Ближе к вечеру, когда все что можно было сделать, я уже сделал, а в проведении своего досуга за пасьянсом у ноутбука я окончательно разочаровался, я решил выйти, прогуляться по деревне.

— Бабушка, а скажите, есть ли у вас в деревне кафе какое-нибудь, ну или бар, дискотека? — Поинтересовался я у хозяйки, отыскав ее во дворе, занятой загоном кур, в курятник.

— Да. — Ответила она, прервавшись от своего занятия. — Бар есть. — Она задумалась, словно вспоминая, где именно он находиться. Потом, ловко махнув тростиной, и издав что-то вроде "Куцю!", загнала последнюю курицу, заперла двери в курятник, и повернулась ко мне. — Во дворце пионеров он…. Такое, белое большое здание. Ты найдешь! — Потом, немного помолчав, добавила, — Только ты сынок, аккуратнее будь! А то наши, как понапиваются, то упаси Господь…!

— Да, все хорошо будет. — Заверил я.

— Ну вот… — Изрекла бабушка, и направилась обратно в дом. Остановившись возле двери, она обернулась, — Как будешь идти, калитку не закрывай! А как вернешься, в двери постучи!…. А к бару можешь по главной улице пройти. Вон там! — Напутственно ответила она, указав тростиной направление, и что-то еще буркнув про себя, скрылась за дверями.

Я еще немного потоптался во дворе, пытаясь разглядеть сквозь уже застилавшие деревню сумерки, местные пейзажи, скурил еще одну сигарету, и направился, в поисках местного бара.

Дворец пионеров оказался в 10–15 минутах ходьбы, от того места, где я проживал на данный момент. Насчет его величины, бабушка, конечно, погорячилась, он был не более чем обычный двухэтажный дом. Хотя, по сравнению с остальной архитектурой в этом селе, он, наверное, действительно был самым большим зданием здесь. Бар было обнаружить не сложно, по характерным огонькам сигарет возле входа, доносившейся музыки, и смеха, смешанного вместе с разговорами местных уроженцев.

Бар представлял собой небольшое помещение, сразу напомнившее мне почему-то, бывший учебный класс. Только вместо школьной доски здесь расположилась барная стойка, вместо парт — массивные деревянные столы со скамейками, а окна вместо штор, были завешены чем-то схожим на жалюзи. На потолке, видимо еще с тех давних времен, когда было возведено это здание, еще висели люминесцентные лампы. А бетонный пол, своим пятиконечным узором по центру помещения, выдавал прошлое этого места.

Пробравшись сквозь толпу посетителей, теснившейся зачем-то возле входа в бар, я занял самый последний столик в углу, и дожидаясь официантку, продолжил знакомство с окружающей меня обстановкой. Насколько я понял, этот бар, был единственным местом в этой деревушке, где можно было искать какие-либо развлечения. Поэтому здесь можно было наблюдать контингент от подросткового, до довольно преклонного возраста. Преобладающую часть посетителей здесь составляла мужская половина. Очевидно, девушки, проживающие в этой деревне, это были те, кто не смогли пробиться в учебные заведения в городе, либо уже были связаны брачными узами с местными особами мужского пола. Возможно, среди них были и те, кого жизнь в этом месте устраивала, но честно говоря, в это было сложно поверить.

В баре было очень прокурено и шумно. Музыка трехгодовалой давности сопровождалась громкими разговорами на смешанно-русском языке. Все столы были заняты большими компаниями, причем настолько большими, что даже непонятно было как 10–12 человек, может поместиться за столом, рассчитанным максимум человек на 6. Возле барной стойки также было заметно оживление: что-то явно схожее на броуновское движение из парней, пытающихся обратить внимание официанток на себя. Если же их попытки были тщетны, то они покидали стойку и сменялись новыми кандидатами. Вся эта обстановка напоминала мне эпизоды брачных игр по каналу "Дискавери", когда преобладающая часть самцов, пытается завоевать внимание, намного уступающих в количестве самок.

Рассматривая все вокруг, я то и дело, ловил чьи-то взгляды на себе. Кажется всех здесь присутствующих, на данный момент, больше всего интересовал вопрос "Кто я, и что я здесь делаю". Некоторые, даже оборачивались, чтобы оглядеть меня более детально, и я успел расслышать несколько реплик в свой адрес. Но подойти пока, никто не решался.

Наконец, перед собой я увидел официантку. Невысокая беленькая девочка лет 20-ти, с пухлыми щечками и голубыми глазками, вообщем, довольно милая на внешность, крутилась передо мной, держа ручки за спиной. С глупой улыбкой на лице, она то и дело оборачивалась в сторону барной стойки, где за всем происходящим, наблюдали ее подружки.

— Здрасьте! — Наконец, вымолвила она сквозь улыбку. Ее сотрудницы за баром о чем-то зашептались, и засмеялись.

— Привет! — Ответил я, и еще раз оглядел ее.

— Что будете заказывать?

— А что у вас есть?

— А что вам надо? — Игриво переспросила она, и засмеялась.

— Мне нужен коньяк…. И кола с лимонами. — Добавил я.

— Какой коньяк?

— Принеси какой-нибудь хороший. — Попросил я, решив, что так осуществить заказ намного проще, нежели искать в предлагаемом ассортименте желаемый.

— А сколько коньяка? — Не сбавляя игривого тона, уточнила официантка.

— Бутылку.

— А лимонов, сколько долек? — Продолжала она.

— Порежь, пожалуйста, целый лимон, и принеси пол литра кока-колы, — решил я сразу ответить на ее будущий вопрос.

— Хорошо, — усмехнулась она. — Что-нибудь еще?

— Нет, это все.

— Ладно, — ответила официантка, и поспешила к барной стойке.

Вскоре, я снова увидел ее перед собой. Только в этот раз, она уже держала в руках поднос с моим заказом. Быстро протерев влажной тряпкой мой стол, она стала аккуратно выкладывать коньяк, колу и лимоны. Потом, заменив пепельницу, она опять направилась к бару.

— Девушка! — Быстро окликнул я ее.

— Да! — Она обернулась, и подошла ко мне снова.

— Можете принести салфетки? — Попросил я, обращая ее внимание на влажный стол. — Да, и стакан. Вы забыли принести мне стакан!

— Хих! Хорошо! — Усмехнулась она. — Что-нибудь еще?

— Да…. Еще можешь мне сказать, как тебя зовут. — Как бы про между прочим, предложил я.

— А зачем вам? — Спросила официантка, и приняла уверенную стойку, словно только что, я пригласил ее на длительную беседу-дискуссию.

— Ну, возможно для того, чтобы в следующий раз, когда ты подойдешь, называть тебя по имени, а не "девушка". — Спокойно объяснил я.

— Мне осталось работать меньше часа. Так что в следующий раз, к вам подойдет другая девочка! — Бойко ответила официантка.

— Хех! — Усмехнулся я. — Ну, я думаю в течение часа, ко мне кто-нибудь подойдет, чтобы сменить пепельницу, ну, или кола у меня вдруг закончится!

— Ну, наверное, да! — Она опять засмеялась, и пошла к своему рабочему месту. — Кто-нибудь подойдет! — Обернувшись, добавила она.

Так как ни колу, ни коньяк, наливать мне было некуда, мне снова пришлось дожидаться появления официантки. Время своего ожидания, я скоротал путем наблюдения за ней же. Она резво носилась вокруг барной стойки, успевая обслуживать ближние столы, пересмеиваться со своими подружками, и параллельно, отбиваться от обильных ухаживаний посетителей. В очередной раз, кинув взгляд в мою сторону, и перешепнувшись со своей подружкой, "беленькая" официантка, наконец, вооружившись салфетками и стаканом, направилась через весь зал ко мне.

— Меня Катя зовут. — Негромко сказала она, едва подошла ко мне. Ее личико тут же стало румяным, а глазки при этом устремили свой взгляд в пол.

— Очень приятно Катя. — Я попытался заглянуть в ее голубые глазки, но они по-прежнему смотрели куда-то вниз. — А скажи, Катюш, — Тогда снова начал я, — Почему ты сказала, что тебе осталось работать меньше часа? Вы скоро закрываетесь?

— Нет. — Ответила она, вертя в руке предназначенный для меня стакан — Просто, я подменяла свою подружку. Но она скоро придет. — Катя оторвала свой взгляд от пола, и я снова увидел ее улыбку — Ой! — Вспомнила она, и поставив наконец на стол стакан и салфетки, засмеялась.

— Значит, скоро ты освободишься? — Уточнил я.

— Ну да, — слегка неуверенно ответила Катя, и мне показалось, что она опять засмущалась.

— Понятно, — безразлично ответил я, и принялся наливать себе коньяк.

Кажется, Катю мой ответ немного разочаровал. Недолго постояв возле моего столика, она развернулась, и пошла к своему рабочему месту.

Едва я успел размешать в своем стакане коньяк с колой и лимоном, как мое, еще не привычное одиночество, разбавил один из посетителей. Его я приметил еще немного ранее. Он особенно рьяно "ухаживал" за Катей, и постоянно крутился возле барной стойки. Это был довольно высокий парнишка, лет 23, одетый во все спортивное, вообщем, как и большинство здесь. У него была короткая стрижка, и слегка окосевший от алкоголя взгляд. Он подсел ко мне за столик, заняв место напротив меня.

— Что-то я раньше тебя здесь не видел! — Сразу же начал он, в довольно дерзкой форме.

— А меня здесь раньше и не было!

— Ты к кому-то приехал? Почему сам?

Это были вполне предсказуемые вопросы. Да и то, что ко мне все-таки решиться подойти кто-то из толпы, интересующейся моей персоной, тоже было вполне ясно. Также однозначно было понятно то, что меня уже невзлюбили здесь, и при первой возможности, я окажусь где-нибудь под забором, не совсем здоровый и целый.

— Я здесь по работе. — Спокойно, но уверенно ответил я.

— А кем ты работаешь? И почему именно здесь? — Все тем же вызывающим тоном, продолжал парнишка.

— Я работаю в прокуратуре.

— В прокуратуре? — Переспросил он, словно это слово, наводило его на какие-то мысли.

— Да. Ты знаешь такую структуру? — Я немного приблизился к пареньку, и посмотрел ему в глаза.

— Хех! Слыхал. — Ответил он, невольно отклонившись от меня. — А корочку покажешь? — Немного подумав, с ухмылкой спросил он.

— А ты хочешь, чтобы я корочку показал? — Переспросил я, еще больше приблизившись к нему.

— Да нет. — Сомнительно ответил парнишка. — Не надо. Я так, просто, спросил.

Я отодвинулся от него, подлил себе коньяк, и закурил.

— Можно? — Указав на сигареты, спросил паренек.

— Бери.

Он угостился сигаретой, и с несколько минут, мы сидели молча.

— Так, вы из города? — Слегка неуверенно прервал он наше молчание.

— Да. — Кротко ответил я.

— А что здесь делаете? Командировка? — Интонация паренька уже звучала довольно дружественно, даже, любознательно.

— Командировка. — Повторил я его слова.

— Так… э…. что, случилось что-то? — Нерешительно продолжал он допрос.

— Это мы скоро узнаем.

— А… — Опять хотел он что-то спросить.

— А ты я смотрю любопытный? — Я снова глянул на него. — Вопросы любишь задавать. Наверное, много знаешь? Может, поделишься чем?

— Да…. Нет, — Замялся паренек, и тут же стал оборачиваться назад, в поисках, знакомых лиц. — Ладно, я пойду, наверное. Меня ждут.

— Угу. — Кивнул я.

Он "стрельнул" еще одну сигарету, и через несколько мгновений, я потерял его из виду в толпе.

Кажется, паренек поверил во все то, что я ему рассказал. Через каких-то несколько минут, здесь все будут знать о том, что я якобы работник городской прокуратуры. А это значит, что теперь, меня будут обходить стороной, и мне уже не стоит опасаться заборов. Во всяком случае, длиться это будет до тех пор, пока еще кто-то не решиться пойти на знакомство со мной, или, пока кто-нибудь, не выпьет столько, что даже самый настоящий сотрудник городской прокуратуры, ему будет нипочем. Но сейчас, время спокойно посидеть, у меня еще было.

Находясь здесь за столом, в этом клубе в бывшем Дворце Пионеров, я почему-то чувствовал себя чужаком. Я чувствовал, что не только мне здесь все чуждо, но и я всему. Как будто, я лишний, я не вписываюсь в картину местной жизни. У меня даже возникало что-то схожее на чувство вины, словно я вторгся в чужую жизнь без спроса. Так странно, каких-то несколько десятков километров, а словно попал в другой мир. Здесь все было по другому: другие люди, другие нравы, даже поведение другое, совсем не как в городе…

Мои размышления вскоре, прервала официантка. Она принесла мне чистую пепельницу, и счет на маленьком блюдечке.

— А где Катя? — Удивился я, подняв голову, и обнаружив, что это не та, не "беленькая" официантка.

— Катя уже не работает! — Ответила мне новенькая.

— Ну, хорошо. А ты не могла бы ее позвать?

— Я не знаю, здесь она еще, или нет. — Безучастно ответила новенькая.

— Ладно. — Я вытащил из кармана деньги, и рассчитался за заказ. — Сдачи не надо. И если несложно, позови Катю, если увидишь ее.

— Хорошо. — Ответила официантка, и, забрав деньги, удалилась.

Спустя некоторое время, я опять увидел перед собой, знакомое личико Кати.

— Вы меня звали? — Сдержанно поинтересовалась она, даже, без своей привычной улыбки на лице.

— Да. — Я взглянул на нее. — Ты уже закончила работать?

— Да.

— Тогда, тебя можно пригласить составить мне компанию?

— Ну, я не знаю, — наигранно замялась она, — вообще то, я собиралась идти домой.

— Ты очень спешишь домой?

— Нет, но….

— Тогда зачем уходить? — Прервал я ее.

— Ну, просто…

— Так ты составишь мне компанию? — Снова не дав ей досказать, перебил я.

— Хех! — Усмехнулась Катя. — Хорошо. Я сейчас приду.

Я даже не успел налить себе очередную порцию выпивки, как Катя, уже сидела напротив меня, попивая апельсиновый сок из трубочки. Внимательно наблюдая за тем, как с помощью зубочистки я выдавливаю лимон себе в стакан, она не выдержав, спросила:

— А что это вы делаете? Коктейль? — Произнеся "коктейль" как-то по особенному, с акцентом на букву "й", Катя рассмеялась. Словно это слово, имело какое-то смешное значение.

— Ну, можно и так сказать. Хочешь попробовать? — Предложил я.

— Нет. Я лучше сок попью. — Снова захихикала она. — А как вас зовут?

— Меня Рома. Скажи Катя, а у вас всегда здесь так людно?

— Много людей? — Перефразировала она. — Вообще, всегда. Но сегодня Воскресенье, поэтому все пораньше сошлись. Здесь уже в 5 часов была толпа. А в другие дни, обычно к 8–9 все сходятся. Здесь всегда так. Ходить то все равно больше некуда. Разве что, в соседнее село. Там и клуб есть, и кафе несколько. Правда, идти далековато, почти 7 км. — Она дотянула свой сок, и, глянув на меня, нерешительно спросила, — А вы, правда, прокурор?

— Хах! — Невольно засмеялся я. — В прокуратуре, что-ли работаю?

— Ну да. — Тем же тоном, уточнила она.

— Да, работаю. А что?

— Да ничего, — растерялась она. — Просто все уже об этом говорят.

— Ну, пусть говорят. — Закрыл я тему. — А скажи, ты давно здесь работаешь?

— Ну, — задумалась она, почесав трубочкой в затылке, — Около полугода, наверное.

— Понятно.

Наша беседа длилась еще примерно около двух часов. Говорила в основном Катя. Я задавал много вопросов, она часто смеялась. На протяжении нашего общения, коньяка в бутылке оставалось все меньше, а информации о беленькой официантке, из бара во Дворце Пионеров, все больше. Я узнал, что ей 20 лет, что она живет с родителями и у нее есть младший брат. В этом году она поступала в экономический университет, но не сдала экзамены. Что паренек, который подходил ко мне ранее, это ее бывший бой-френд. Что он очень ревнивый и постоянно устраивает драки из-за нее. Потом она начала рассказывать мне всякие, по ее мнению смешные ситуации, которые происходили в этом баре: как кто-то кому-то долил пива в чай, как "пацаны" танцевали стриптиз на столе, как двое подрались из-за девочки, а та домой с третьим ушла, и много подобной ерунды, которую я, в основном не слушал. Меня больше всего интересовала только одна вещь: согласится ли она, пойти со мной домой.

— А скажите, в вашей, этой прокуратуре, там все, наверное, очень серьезные, да? — Вдруг спросила Катя, и я словно очнулся из полупьяного и туманного состояния.

— Идем отсюда, а я тебе по пути расскажу! — Предложил я и привстал из-за стола.

— Ну, хорошо! — Сразу же согласилась она.

Я встал, забрал сигареты со стола и помог Кате надеть куртку. Она попрощалась со своими подружками, и мы вышли из бара. Я взял ее за руку и ненавязчиво повел по обратному маршруту к себе "домой".

— Ты мне так и не ответил. — Напомнила мне Катя.

— О чем? — Забылся я.

— В прокуратуре, там все такие серьезные?

— Хах! — Усмехнулся я, — Почему серьезные? Мы такие же, как и все.

— Но ведь ты серьезный! — Настаивала Катя. — Видел бы ты моего Димку, когда он прибежал, и рассказал всем, что ты там работаешь!

Я взглянул на нее, не уловив сути ее последних ее слов.

— Ну, Димку! — Объяснила она. — Того, что к тебе подсаживался! Ну, мой бывший!

— А, понял.

— Такой весь перепуганный был. — Катя засмеялась. — А что ты там делаешь, в своей прокуратуре? И зачем сюда приехал? У тебя здесь родственники? Или ты по делам?

— Я проездом. — На ходу придумал я. — Просто с моей машиной неполадки, вот и пришлось остановиться.

— Ясно. — Вздохнув, ответила Катя.

Вскоре, мы подошли к дому бабушки Риты. Я остановился и оперся об забор.

— Вот здесь я остановился на ночь, — сказал я, указывая на калитку.

— Ясно, — Ответила Катя. Ее взгляд немного изменился, и с лица пропала улыбка.

Я смотрел на нее, пытаясь понять, о чем она сейчас думает. Но Катя, нарочно отворачивалась, избегая моего взгляда.

— Ну что, зайдем? — Предложил я, не выдержав бессмысленного молчания.

— Ты что, меня в дом зовешь? — Удивленно спросила Катя. — Нет, я туда не пойду! Я знаю эту бабушку, ты что?! Чтобы на завтра, про меня все село говорило? Нет!

— Да я тебя вообще то не с бабушкой зову знакомиться, — Улыбнувшись, ответил я.

— Нет, я туда не пойду! — Уперто продолжала она.

— Ну, ладно, — согласно ответил я.

Минуты три мы молчали. Катя нервно смотрела по сторонам, а я, курил.

— Просто, если она нас увидит… — Начала она.

Я прервал ее:

— С чего ты взяла, что она нас увидит?

— Ну а как?

— Ладно, идем, — Я взял ее за руку, открыл калитку и мы зашли во двор, — стой здесь!

Я пошел к двери, и тихонько постучал. Через минуту дверь открыла бабушка.

— Ты уже вернулся? Ну, вот и хорошо! А я как раз, только засыпать стала.

— Бабушка, я еще во дворе постою покурю, и зайду. Двери я закрою. — Предупредил я ее.

— Хорошо, — Ответила бабушка и ушла к себе в комнату.

Я вернулся к Кате, снова взял ее за руку и повел в дом. Мы тихонько прошли в мою комнату. Я неслышно прикрыл двери, включил свет, и мы оба сели на кровать.

— А ты боялась, — полушепотом сказал я.

— Тихо! — Прошептала она, и подвела свой пальчик ко рту.

— Комната бабушки, находится через одну, так что изображать немых и разговаривать знаками не обязательно.

Катя в ответ лишь негромко засмеялась.

— Ты мне сделаешь массаж? — Попросила она вдруг.

Меня немного удивил этот вопрос, но удивил приятно.

— Ну, тебе придется снять твою куртку и кофточку, и лечь на кровать.

— Хорошо, только выключи свет.

Я выключил свет. Она сняла необходимые вещи и легла на кровать. Я сел на нее и стал делать массаж. Довольно длительное время я не мог оторвать рук от ее спины и шеи. Теперь я понимал, насколько я был выпившим, и какое все-таки длительное время у меня не было женщины. Я был готов разорвать на ней оставшуюся одежду, и взять ее прямо сейчас. Но я растягивал удовольствие и продолжал массировать ее спинку и шею.

— Ммм, так хорошо, — тихонько протянула Катя.

Ее слова для меня послужили как допуск к дальнейшим действиям. Я расстегнул ей бюстгальтер и начал целовать ее в спинку. Потом я поднялся к шее, стал целовать ее ушки. Она тут же перевернулась на спину и поцеловала меня в губы. Чуть позже вся наша одежда в хаотичном порядке валялась на полу и кровати, а мы, забыв про тишину и про бабушку, вовсю занимались тем, чего мне так не хватало последний месяц. Такого рода массаж продлился минут 40, после чего, я даже сам не понял, как, я отключился. Через какое-то время, меня разбудил какой-то непонятный шорох. Это была Катя. Уже одетая, она в темноте пыталась что-то отыскать. Я привстал с кровати, открыл форточку и закурил.

— Ты уже уходишь? Тебя проводить? — Меня удивила ее спешка.

— Нет, не надо! Выпусти меня! — Слегка нервозно попросила она, найдя свою приколку на полу, возле кровати.

Я накинул на себя одеяло и проводил ее на улицу.

— Ты же больше сюда не приедешь? — Она смотрела на меня какими-то преданными глазами, и скорее всего, понимая то, что мой ответ будет отрицательным, в ее взгляде все равно присутствовала частичка какой-то надежды.

— Навряд ли конечно.

— Ну ладно. Было приятно с тобой познакомиться, Рома.

— Мне тоже было очень приятно, Катя, — я улыбнулся ей.

Она улыбнулась, потом поцеловала меня в губы, и торопливо направилась куда-то по улице, прочь от дома. Я смотрел ей вслед, думая о том, что мне через несколько часов надо вставать. По пути Катя еще раз обернулась и помахала мне ручкой. Я кивнул ей в ответ, выбросил сигарету и пошел в дом спать.

Утром я проснулся от будильника. Я быстро выпил приготовленный бабушкой кофе, собрался и ушел. Перед уходом я поблагодарил хозяйку за прием, и окончательно с ней рассчитался за жилье.

Добравшись до автостанции, я купил себе билет и сел на скамейку ждать автобус. Пока сидел, вспоминал, как сюда приехал, как вышел из автобуса и даже не знал, как называется это село. Вспомнил, как искал место, где можно временно пожить, как бабушка Рита боялась меня впускать и не доверяла мне первые дни. Как я просиживал днями и ночами за своей книгой, и лишь изредка выходил из комнаты, чтобы что-то перекусить. Как был вчера в баре и как познакомился с беленькой официанткой Катей.

Подъехал автобус. Я занял свое место и почти сразу уснул. Я проспал до самого города.

Родной город. Я, кажется, даже успел соскучиться, по этому гулу машин, суетливой обстановке, и толпе народа, которая вечно куда-то несется по своим делам. Город немного изменился, за время моего отсутствия. Приняв сырой осенний облик, он показался мне неприветливым, серым, словно недовольным этой слякотью, которую так умело, словно нарочно, переносили торопливые пешеходы ступая в лужи, и разбрызгивали автомобили. Не частые деревья, как будто так же протестуя от настырного дождя, не жалея скидывали свои разноцветные одеяния. Только ветер, казалось ликовал, ибо когда еще, как не осенью, он может так эффектно разгуляться, и показать свои настоящие возможности. Не большими порывами сотрясая воздух, он безжалостно косил летящие капли дождя в лица прохожим, заставляя их жмуриться и прятаться за одеждой. Он баловался с их зонтиками, то и дело резко меняя свое направление, выворачивал их наизнанку, и вырывал из хозяйских рук. Но все это были, словно его предупреждения, репетиция, небольшие пакости и шаловливость, в предвкушении скорого настоящего стихийного праздника. Словно экономя силы, словно оставляя их на потом, на немного позже, когда листья на деревьях совсем перестанут держаться, а воздух станет еще холоднее, вот тогда он покажет всем свою мощь, свою силу, свою ненасытность — помощник осени, и слуга зимы.

Осмотревшись, я быстро нашел свободное такси, и поехал домой.

Подключив ноутбук к принтеру, я поставил на печать свою новую книгу, и отправился в ванную. Около получаса я простоял под струей горячего душа, пытаясь придти в себя. Резкая смена обстановки, с беззаботной сельской жизни, где кроме своих героев в текстовом редакторе на экране ноутбука, я больше ничего не видел, на реальный, городской быт, быстротечный, и беспокойный, очень нелегко давалась моему восприятию действительности. Мне надо было немного времени, чтобы собратья с мыслями, и переключиться на свою жизнь здесь, в городе.

Выйдя из ванной комнаты, закутавшись в свой любимый махровый халат, я сразу же направился на кухню, и приготовил себе чашку кофе. Умостившись поудобнее за столом, я закурил, и наконец включил свой мобильный телефон, который пробыл отключенным, все время моего отсутствия в городе. Едва загорелся экран моей Nokia, и мобильная сеть "обнаружилась", как мне тут же стали приходить сообщения, и отчеты о пропущенных звонках. Во "входящих", я в основном обнаружил прошлые попытки некоторых, из круга моего общения, дозвониться мне. Было и несколько сообщений, и все от одного и того же человека, моей недавнишней знакомой, Ани. Не отвечая на задаваемые ей, уже "просроченные" вопросы, я просто написал, что уже вернулся в город. Такое же сообщение я отправил своему другу Коле. Потом, я позвонил своему агенту, и назначил встречу. Встречались мы почти всегда, в одном и том же месте, кофейне "Эспрессо". Этот раз так же исключением не стал, и мы договорились увидеться там, через час. Допив свой кофе, я собрался, и прихватив с собой черновик своей новой книги, покинул квартиру.

Когда я прибыл на место, мой агент уже ждала меня. Это была темноволосая, 27-ми летняя девушка. Хрупкая на вид, она прекрасно сочетала в себе рост, фигуру и свою внешность. Короткое каре очень тонко подчеркивало ее аккуратные черты лица. Ее большие карие глазки, маленький правильный носик, и слегка выпуклые губки предавали ей вид довольно ангельский, безобидный. Однако за ее невинной внешностью, скрывался человек довольно сильного характера, влиятельный, и упертый. Звали ее Олеся. А если точнее, Жуковская Олеся Николаевна. Она занималась моими творениями: публикация, продажа, реклама, выставки, и подобного рода мероприятия, характерные для современного литературного бизнеса. Мы работали с ней уже несколько лет. Ровно с того времени, когда я попытался опубликовать свой первый роман. Именно она тогда заинтересовалась моей первой книгой, и предложила мне свои услуги литературного агента. С тех пор, мы постоянно сотрудничаем. За это время мы успели стать довольно близкими друзьями. С Олесей мы могли общаться на абсолютно любые темы, начиная от работы, и заканчивая личными отношениями, и даже сексом.

Олеся была незамужней, хотя однажды, она уже успела побывать замужем. Правда брак ее продлился недолго, всего 3 года. Причиной развода послужила измена супруга, с ее хорошей знакомой. После этого Олеся перестала доверять всему женскому полу на земле и такое слово, как любовь, потеряло для нее значение. Она с головой окунулась в работу, а ее личная жизнь время от времени баловала ее кратковременными отношениями, точки в которых всегда ставила она.

Мы с Олесей частенько сидели здесь, в "Эспрессо". Мы могли часами обсуждать собственную жизнь каждого из нас, советоваться, делиться впечатлениями, смеяться. Но у нас с ней всегда была четкая граница между дружбой и сексом, которую мы никогда не переступали.

— О-хо-хо! — Радостно воскликнула Олеся, увидев меня. — Литовский Роман Евгеньевич, собственной персоной! Эдакая честь! Как всегда, опаздываете? — Она покачала головой. — О! Да, я вижу, у вас есть чем меня порадовать? — Она кинула взгляд на папку, что я держал в руках.

— Олеся Николаевна! — Я поклонился. — Безумно рад встрече! — Я поцеловал ее ручку. — Безумно скучал.

— Ой, да ладно! — Она убрала поскорее свою ручку, и освободив от каких-то бумаг и своей сумки место на диване, подвинулась немного. — Ну, присаживайся!

Я повесил свою куртку на вешалку, и кивнув Ире, хозяйке кофейни, присел рядом с Олесей.

— Давай уже сюда свое творенье! — Не терпелось ей скорее посмотреть. Ее глазки блестели. Она быстро достала черновик из папки, и бегло просмотрела первые страницы. — "Хепи Энд"? — Удивленно переспросила Олеся. — Рома, ты меня пугаешь. С таким названием, я даже не знаю, чего и ожидать от содержания. — Не поднимая на меня глаз, она пролистнула еще несколько страниц, потом заглянула в конец, и сложив черновик обратно в папку, запихнула его себе в сумку. — Ну что ж, интересно! Выходит, ты не зря пропадал целый месяц! — Она довольно улыбнулась, и отпив немного кофе, закурила свои тонкие сигареты.

— И чем же тебя так название смутило то?

— Ну, как тебе сказать…. — Олеся поправила ровную челочку, своим длинным ноготком мизинца. — Ну, как-то романтично звучит. Не совсем тебе свойственно. Ты у нас привык романы писать жизненные, правдивые, со всеми вытекающими горькими последствиями. А здесь, ну прям так обнадеживающе: "Хепи Энд" — Произнеся по слогам название книги, она усмехнулась. — С каких это пор, ты стал в них верить?

— А с каких пор, ты перестала в них верить? — Я улыбнулся, зная, что Олесе мой вопрос не понравится.

— Так Рома! Давай не будем! Больные темы мы не трогаем! — Как всегда, обильно жестикулируя, ответила она.

— Ну, хорошо. — Усмехнулся я.

— Да, кстати! — Она щелкнула пальцами. — Ты ведь, как раз вовремя объявился! Завтра будет выставка в "Импрессио". Было бы неплохо, если бы ты соизволил показаться там. Будут интересные люди, в плане перспектив, для твоего творчества.

— Ты вот буквально только что, просила не трогать больные темы! Я между прочим, только сегодня приехал. Да и на завтра, — Я тоже щелкнул пальцами, — У меня другие планы!

— Ага, планы! — Ехидно кивнув головкой ответила Олеся. — Целый день в кровати валяться?

— А хоть и так. По крайней мере, это лучше, чем строить гримасы известным педикам — режиссерам, или чудным на всю голову художникам.

Ира принесла мне кофе с молоком и мультивитаминовый сок: мой привычный заказ.

— Тебе же как обычно? — Приветливо улыбаясь, спросила она.

— Да, спасибо Ира.

Она снова улыбнулась мне в ответ, и направилась обратно, за барную стойку.

— Знаешь, иногда строить гримасы, очень плодотворное занятие. — Проводив Иру взглядом, сказала Олеся.

— Олеся Николаевна, я всего лишь писатель, и я всего лишь пишу. Я этим на жизнь зарабатываю, — Я сделал серьезное лицо и посмотрел на нее.

— А я, значит, зарабатываю тем, что рожи корчу? — Она в шутку ударила меня по плечу.

— Заметь, я этого не говорил.

— Ладно. — Она махнула ручкой. — Все самое интересное, ты уже все равно пропустил. Так и быть, завтра можешь не приходить.

— Весьма благодарен. — Положив руку на грудь, я поклонился.

— Ой, прекрати! — Она толкнула меня, засмеявшись. — Лучше, расскажи, где ты пропадал. И почему, снова отключил телефон? Я ведь между прочим, тебя уже просила так не делать! — Ее бровки нахмурились, и личико моментально приобрело строгий вид. — Мы же с тобой договаривались, или нет? Ты ведь обещал, что перед тем как уезжать куда-то, ты будешь ставить меня в известность, и не будешь отключать свой телефон!

— Ну, так получилось. — Улыбнувшись, я пожал плечами.

— Так получилось. — Скопировала она мою интонацию. — Каждый раз так говоришь, и все равно продолжаешь так делать. Ну так куда ты хоть ездил? Или ты в городе прятался?

— Да нет. Я ездил в деревню.

— Куда? — Засмеялась Олеся.

— В деревню. — Повторил я.

— И что ты там делал? — Продолжала удилвяться она.

— Писал.

— Хех! Понятно. — Видимо, растерявшись, она не знала, что и спросить. — Так это все время, ты пробыл в деревне? — Немного подумав, уточнила Олеся.

— Ну да.

— Хм. Ну, Рома, даже и не знаю, что тебе ответить на это. — Она пожала плечами. — Так а чем ты там занимался, кроме того, что писал? У тебя там кто-то знакомый живет, или как ты поехал?

— Да нет никого у меня там. Я комнату снимал себе. А заниматься, я ничем не занимался, писал только. Я даже, из двора никуда не выходил. Только в последний вечер, прогулялся по деревне.

— Хех, интересно. Значит, расширяешь диапазоны творческого вдохновения? Ну, — Вздохнула она, — хотя, я и не удивляюсь даже. Я уже привыкла к твоим выходкам.

Я согласно кивнул ей.

— А ты чем поделишься? — Спросил я, попробовав свой кофе, и закурив — Что у тебя нового случилось? Как там личная жизнь?

— А! — Отмахнулась Олеся. — Личная жизнь, она у меня только так, для галочки, для отчетности. Вроде бы она есть, а рассказать нечего. Да, и времени нет на эту личную жизнь совсем. Ты же знаешь.

— Вообщем, у тебя все как прежде! — Усмехнулся я.

— А что у меня могло поменяться? Ай! — Она опять махнула ручкой. — Как там кстати Настя? Что у вас с ней?

— Настя? — Переспросил я. — А у нас с ней ничего уже. Давно.

— Как так? И что, до сих пор ничего? — Удивилась она. — А, ну да…. Ты же в деревне был. Что-то я не подумала. — Словно вслух размышляя, ответила Олеся. — Так вы с ней, уже все? Разошлись окончательно?

— Судя по всему, да.

— Так судя по всему, или да? — Снова не поняла она.

— Да. — Кротко ответил я.

— Ясно. — Кажется, понимая, что эта тема разговора мне не особо приятна, ответила Олеся. — Жаль конечно…. — Добавила она.

Мы посидели с Олесей еще около получаса. В основном, мы говорили о работе, о ее работе. Потом она, как всегда, ссылаясь на свою занятость, уехала по делам, а я, заехав в супермаркет, направился к себе домой.

— Ой, Ромочка! Здравствуй! — Встретила меня моя домработница, Антонина Сергеевна, едва я успел войти в квартиру. — Ты уже вернулся? Как командировка? Как съездил? — Как всегда, чуть морщась, рассматривая меня сквозь опущенные на нос очки, передом мной стояла невысокая, пожилая женщина, в привычном, желтом фартуке.

— Здравствуйте. Хорошо съездил, спасибо. — Ответил я, и повесив куртку, направился на кухню, чтобы выложить свои покупки.

— А я и не знала, что ты вернулся! Я бы покушать приготовила! Ты сегодня приехал? — Из коридора спросила она.

— Сегодня. Да, ничего страшного, я не голоден.

— Ну, все равно. Я бы приготовила что-нибудь. — Повторилась она.

— Да, все нормально, Антонина Сергеевна! — Я разложил продукты в холодильник, и вышел из кухни к ней. — Я уже обедал. Да и к тому же, я вон сколько всего купил только что! Как там кстати, ваша внучка? Как ее занятия по музыке? — Нарочно сменил я тему.

— Ой, ты знаешь, хорошо, слава Богу. Ей вроде бы нравится. Мне вон как раз, ее забирать скоро надо с занятий. — Словно вспомнила она, и взглянув на часы, принялась торопливо стирать пыль с зеркала в прихожей.

— Ладно, не буду вас отвлекать.

Я направился к себе в комнату, и включив ноутбук, погрузился в Интернет, в череду последних новостей, которые мне были недоступны в последнее время.

Антонина Сергеевна, вскоре закончила уборку, и снова пожалев о том, что не успела приготовить мне поесть, спешно ушла.

Она работала у меня уже третий год. Мы познакомились с ней во дворе нашего дома. Она прогуливалась с внучкой тогда, а я сидел на скамейке, наслаждаясь осенним теплым деньком. Мы случайно с ней разговорились, и общаясь, вскоре Антонина Сергеевна поделилась со мной, что ищет себе подработку. Я же как раз тогда, задумывался о том, чтобы нанять себе домработницу, потому как с бытовыми задачами я справлялся не очень охотно, да и в делах поваренных, я тоже далеко не мастер. С тех пор, она два раза в неделю приходила ко мне, чтобы убрать квартиру, и иногда, приготовить покушать.

Не заметно для себя, я скоротал время до 8 часов вечера. Я бы возможно, сидел бы и дольше "в сети", только вот чувство голода, заставило меня оторваться от экрана ноутбука.

Порывшись в холодильнике, и обнаружив массу продуктов, но ничего готового съестного, я решил сам приготовить себе ужин, а не наслаждаться полуфабрикатами, или бутербродами. Снова обратившись к Интернету, но на этот раз за каким-нибудь рецептом, я нашел несложное блюдо: спагетти с сыром и помидорами. Распечатав рецепт, и убедившись в том, что все составляющие этого блюда, у меня имеются, и принялся за готовку. Строго выполняя все действия, описанные на листке, я вскоре добился желаемой запеканки, которую теперь надо было, поставить в духовку, и подождать еще полчаса. Гордый и обнадеженный на скорый вкусный ужин, я заварил себе чашку кофе, и стал дожидаться истечения необходимого срока.

Вскоре, мои одинокие упования на ужин, прервал звонок в дверь. Даже не представляя, кем бы мог быть мой вечерний гость, я отправился выяснить это.

— Кто там? — Спросил я, подойдя к двери.

— Аня. — Тихонько прозвучало в ответ.

Я открыл.

— Аня? — Теперь уже наглядно убедившись в том, что это действительно была она, зачем-то переспросил я.

— Я войду? — Неуверенно попросила она.

— Конечно. — Я отошел немного, пропустив ее в квартиру.

В коридор зашла довольно высокая, эффектной наружности брюнетка. Собранные в хвост длинные, черные волосы, слегка широковатый носик, зауженные карие глазки, красиво сложенные пухлые губки: все эти черты внешности, в совокупности с ее смугловатой гладкой кожей, и составляли ее шикарный образ. Это была Аня. Она действительно была очень прелестна. Глядя на ее красоту, порой не верилось в то, что люди могут иметь такую внешность. Таких мы привыкли видеть на обложках модных журналов, или по телевизору, но никак не воочию. И конечно же, зная о прелести своих внешних показателей, она всячески приукрашивала себя еще более, с помощью правильно подобранной одежды, аксессуаров, макияжа, маникюра, и так далее.

С ней я познакомился относительно недавно, около трех месяцев назад. Произошло это в клубе. Наше знакомство было, на первый взгляд одноразовым, не предвещающим дальнейшего общения и повторных встреч. Она в тот вечер была изрядно выпившей, и явно изъявив свое желание провести этот вечер со мной до конца, вскоре, она оказалась у меня дома. И как часто бывает, на утро, осмыслив произошедшее, и возможно, даже пожалев об этом, она покинула меня. При этом, она не сказала ни слова о возможных свиданиях или общении. Но к превеликому своему удивлению, на следующий вечер, звонок в дверь, снова принес мне ее. С тех пор и начались ее похождения ко мне домой, и редкие встречи где-либо, за пределами моей квартиры.

— Ты давно в городе? — Слегка сомнительно, но уже намного увереннее тоном, спросила Аня.

— Нет, сегодня приехал.

Я попытался помочь ей снять ее белый пуховичок, но она проигнорировала мои намерения поухаживать, и разделась сама. После этого, мы прошли на кухню. Аня присела за стол, и достав из сумочки свои сигареты, закурила.

— Ты голодна? Ужинать будешь? — Предложил я, взглянув на таймер на газовой плите, и вспомнив про свои спагетти с сыром и помидорами.

— Нет, спасибо. Куда ты ездил? — Тут же спросила она, словно не разделяя смысловой разницы между своим ответом и новым вопросом.

— Я был в командировке. — Ответил я, хоть и понимал, что такой ответ, ее не устроит, и скорее всего, принесет мне еще множество вопросов с ее стороны.

— Какая командировка? — Слегка даже раздраженно спросила она, бросив в меня свой негодующий взгляд, — Зачем тебе понадобилась командировка? Куда ты ездил? — Она развела руками, и продолжая вопросительно смотреть на меня, пожала плечами. — Рома, ты мне что-то не договариваешь! Ты вдруг, пропал на целый месяц, не предупредив, не написав, и не позвонив мне ни разу, и это ты называешь командировкой?

Я смотрел на разгневанную Аню, и любовался ей. Несмотря на то, что каждый ее жест, каждое произнесенное ей слово, были переполнены ненавистью ко мне, она все равно была удивительно красива.

— Почему ты молчишь? — Не выдержав наконец моего немного ответа, выкрикнула она.

Под ее тонкий голосок возмущения, как раз запищал таймер плиты, оповещая о том, что спагетти уже готовы. Я выключил плиту, и достал оттуда сотейник с готовым блюдом.

— Может, поужинаешь со мной? — Еще раз предложил я, как можно спокойнее и вежливее, специально игнорируя ее озлобленность.

— Ты что издеваешься надо мной? — Удивленно ухмыльнулась Аня. — Я тебе высказываюсь тут, а ты мне кушать предлагаешь?

— Ну, откуда мне знать, может, ты высказываешься мне голодной! А так, ты поужинаешь, и продолжишь высказываться, только уже сытой. — Я улыбнулся ей, и поставил сотейник на стол. — Да и я, между прочим, тоже, очень хочу есть! — Я открыл шкафчик для посуды, и достал оттуда принадлежности для еды, на две персоны.

— Вина выпьешь? — Предложил я

Но увидав в ответ только ее недоуменный взгляд, я достал из холодильника вино, и поставил на стол два бокала. Потом я разложил в тарелки спагетти, разлил вино, и присел за стол.

— Приятного аппетита! — Взглянув на "немую" Аню, пожелал я, и вооружившись ножом и вилкой, принялся за долгожданный ужин.

Она продолжала молча наблюдать за мной. Я же все это время, уминал на удивление вкусный ужин, и пребольшим удовольствием, запивал вином. Когда же я опустошил свою тарелку, и ощутив чувство сытости, решил, что ужин я свой закончил, я встал из-за стола, убрал за собой грязную посуду, и добавив вина в бокал, закурил.

— Ты бы поела, а то остынет. — Я погладил Аню по плечу. Она на этот раз не отпиралась, а просто, молча взглянула на меня. В ее глазах все так же читалось удивление.

— Я тебе поражаюсь, Рома! — Наконец, смогла вымолвить она. — Я к тебе прикатила со скандалом, а ты меня усадил за стол, и предлагаешь мне ужин! При этом, ты открыто игнорируешь мои слова, и даже, можешь спокойно есть!

Я лишь улыбнулся ей в ответ, понимая, что ее реплика еще не закончена.

— Нет, я конечно понимаю, ты не должен передо мной отчитываться, — Немного подумав, продолжила она, — Но ты бы хотя бы мог мне сказать, на сколько и куда ты уезжаешь? — Ее голос теперь звучал намного спокойнее, скорее даже, обескураженнее.

— Прости. Просто так вышло. А в том месте, куда я ездил, нет возможности написать, или позвонить. — Негромко объяснил я.

— Хех! — Растеряно усмехнулась Аня. — Это что ж за место такое? Хотя, ладно… — Тут же прервала она сама себя. — Не говори. Не хочешь, не говори. Ведь ты мне не обязан ничего рассказывать. Мы ведь друг другу никто, правда? — Попытавшись выдавить из себя улыбку, она посмотрела на меня.

— Аня, мне действительно срочно надо было уехать. Я был в деревне. И там серьезно, нет связи. — Попытался я хоть как-то убедить ее.

— Ладно, хорошо. — Согласно кивнула она, и потянулась за сигаретой.

— Может, хотя бы попробуешь? — Я убрал от нее сигареты, и указал на пока еще актуальный ужин.

— Хм… Ладно. — Улыбнулась она, но в этот раз, ее улыбка была более доброжелательна и оптимистична.

Спагетти Ане пришлись по вкусу, и очень скоро, ее пустая тарелка оказалась там же где и моя — в раковине.

— Ты знаешь, и вправду, очень вкусно! — Вытирая губки салфеткой, призналась она.

— Я рад, что тебе понравилось. — Я долил ей и себе вино. — Ты сегодня останешься у меня? — Поинтересовался я.

— Да. — Как-то неуверенно ответила она.

— Ты опять поругалась с мужем?

— Да. — Той же интонацией повторила Аня.

— Что на этот раз?

Аня выпила залпом вино, и подставив мне свой бокал, закурила.

— Все как и всегда! — Ехидно улыбнувшись ответила она. — Ходил, цеплялся ко мне несколько дней, вот и поругались…

— И какова же причина? — Я пополнил ее бокал и поставил его обратно, ей.

— Хех! Причина? — Ухмыльнулась Аня. — Причиной стало то, что ему видите ли показалось, что я флиртовала с его сотрудником, у него на работе!

— А ты флиртовала?

— Я? — Тыкнув в себя острым пальчиком, переспросила она и засмеялась, — Боже упаси! Там этого сотрудника, видеть надо! Да у него все дружки его один другого стоят! Все просто мечтают меня трахнуть за его спиной, а он, кретин, думает, что я повод им даю!

— Ну, ревность — это проявление чувств. Боится за тебя?

— Да не за меня он боится, а за себя! Ты что, если кто-то узнает, что я переспала с его другом, или коллегой, это ж какой удар по его репутации! Какие там к черту чувства? — Она состроила удивленное личико.

— Но ведь раньше чувства были?

— Раньше, может и были. Но раньше, он был совсем другим. А потом как свихнулся на этой работе. Он стал занудным и скучным. Он даже нормально меня трахнуть не может!

— Хах! — Засмеялся я. — Ну да, это беда, — Я допил свое вино и оставил бокал в сторону, — Ну, если он не может, трахни тогда ты его, может результат какой-то будет!

— Зачем делать то, чего не оценят? — Она потушила свою сигарету и привстала из-за стола. — Я устала, идем в комнату.

— Хорошо, — Согласился я, и мы покинули кухню.

Мы сразу же завалились ко мне на кровать, и как-то по умолчанию, даже без слов и лишних намеков, занялись сексом. Мы жадно наслаждались друг другом, словно не виделись не один месяц, а целую вечность. Мне секс с Аней доставлял массу удовольствия, во-первых потому что в этом деле она знала толк, а во-вторых, потому что она обладала потрясающим телом.

Когда мы закончили, мы развалились на кровати, раскинув руки и ноги в разные стороны, и молча лежали так, минут 15. Потом Аня, так же не говоря ни слова, направилась в душ, а я, перебравшись под одеяло, дальше остался лежать в кровати.

"Раньше он был совсем другим…" — задумался я над ее фразой. Почему всегда, все пытаются обвинить друг друга, а не найти причину в себе. "Он был другим", "Она сильно изменилась в последнее время", "Мне кажется, наши отношения уже не такие как раньше": банальные заученные фразы, ставшие такими популярными в мире отношений сегодня. Все так старательно ищут себе оправдание, и главное, так искусно находят его. "Он даже нормально меня трахнуть не может!" — но ведь раньше трахал! И нравилось же тебе! Что же теперь произошло? Может, он разучился это делать?… А может, тебе и раньше это не нравилось? А может просто он сам тебе не нравится, а не то, как он себя ведет, или трахает тебя?… И теперь ты думаешь: как я могла с ним сойтись? Правильно, не могла! Но сошлась! Ну, и кто теперь виноват?

Так и не дождавшись Аню, я уснул.

Разбудил меня телефонный звонок. Это была Олеся. Я сбросил трубку, и посмотрел на часы. Было уже 12 дня. Ани рядом не было, но шум, доносившийся с кухни, выдал ее присутствие.

— Ты уже проснулся? — Спросила она, зайдя в комнату.

Аня была укутана в большое махровое полотенце, едва прикрывавшее ее длинные, красивые ноги. Ее, еще чуть влажные волосы были распущены, и ровно лежали на обнаженных плечиках. Ее улыбка складывала ее губки бантиком, а улыбающиеся раскосые глазки, нагло наблюдали мое ленивое пробуждение.

— Ты уже проснулся? — Переспросила она.

— Угу, — Лениво протянул я.

— Кофе? — Продолжая улыбаться мне, предложила Аня.

— Да, пожалуй, — Я потянулся и зевнул, — А что, у нас второго раза, разве не было?

— Ты так мило спал, что я решила тебя не будить. Тебе кстати, кажется, звонили, ты слышал?

— Собственно, ты только что обнаружила причину моего пробуждения.

— Понятно. — Усмехнулась она. — Ладно, вставай, я сварю кофе.

Я полежал еще минут 5 и встал. Сразу же направившись в ванную, я быстро привел себя в порядок, и присоединился к компании Ани, и уже, готового кофе.

С Аней мы провели вместе около получаса. Она торопилась домой, и не смотря на мои уговоры остаться еще хотя бы на часик, все равно, покинула меня.

Оставшись наедине, я позавтракал остатками вчерашних спагетти, заварил себе еще одну чашку кофе, и зашел "в сеть". Позже, я вспомнил, что мне звонила Олеся, и попытался ей перезвонить. Она не брала трубку, и очень скоро, я получил от нее сообщение: "Сейчас говорить не могу. Книгу прочитала. Увидимся в Эспрессо в 8. Не опаздывай!". Ответив ей согласием, я опять погрузился в Интернет.

Так и проведя время до вечера, то за просмотром телевизора, то за ноутбуком, я скоро обнаружил, что мне уже пора выезжать на встречу с Олесей.

Я приехал в "Эспрессо" немного раньше назначенного времени.

— Здравствуйте! — Подошла ко мне Ира. — Как обычно? — Как всегда, приветливо улыбаясь, спросила она.

— Да. Кофе с молоком и мультивитаминовый сок, — Уточнил я.

— Хорошо. Ты будешь сам?

— Нет, скоро должна Олеся подъехать. — Я взглянул на часы. Было только 19–40. — Но пока что, сам. Кстати, а Колю вы давно видели? — Вспомнил я, что он мне так и не ответил на сообщение, и не позвонил.

— Да нет, на днях заезжал. — Уверенно ответила Ира. — Но он говорил, что скоро ему надо будет уехать куда-то за границу, по делам.

— Понятно. — Ответил я.

Ира была женщиной лет сорока. Она работала в "Эспрессо" уже почти 3 года. Она же здесь была и хозяйкой, и официанткой, и барменом. Я стал ездить сюда почти с самого открытия этой кофейни, я, мой друг Коля, и Олеся. Мы стали постоянными клиентами здесь, а потому, и любимыми. В "Эспрессо", всегда было мало людей: то ли от неудобного месторасположения кофейни, то ли от простоты интерьера. Но здесь, мне как нигде было уютно и удобно. Это место настолько полюбилось мне своей тишиной и простотой, что сюда я даже, неоднократно приезжал сам. Я мог поработать со своим ноутбуком здесь, мог просто о чем-то подумать, или пообщаться с Ирой, которая в любой момент, с удовольствием выступала в роли собеседника. И ко всему вдобавок, в "Эспрессо" был самый вкусный кофе, который я где-либо пробовал.

Скоро Ира принесла мне мой заказ. Пока я дожидался появления Олеси, я взял с журнального столика несколько свежих журналов, и принялся знакомиться с новостями за последнюю неделю.

— Литовский, неужели, ты меня ждешь? — Отвлек меня от чтения, внезапно приблизившийся голос Олеси.

— Ой, привет! Я тебя не заметил! — Подняв голову, поздоровался я и отложил журналы в сторону.

Аккуратно повесив свое пальтишко на вешалку, Олеся присела ко мне за столик.

— Ну и погода! — Недовольно добавила она, вытирая лицо и руки салфеткой. Потом, поправив свою челочку, быстро заглянула в зеркальце. — Ненавижу дождь!

— Дождь? — Удивился я. — Когда он успел начаться?

— Да вот, минут 10 назад. И пока я добежала от машины сюда, уже успела прилично подмокнуть! — Она снова поправила свои волосы. — Итак ладно! — Переведя дыхание, продолжила Олеся. — Я по поводу твоей книги!

— Ты уже прочитала?

— Да. Уже прочитала. Правда, мне пришлось пожертвовать своим сном ради этого! — Она обернулась к барной стойке, и попросила Иру сделать ей кофе.

— Похвально, Олеся Николаевна! Ну, и что вы можете сказать? — Я подкурил сигарету, и устроился поудобнее на диване, в предвкушении критики.

— Как агент, или, как читатель?

— А есть разница? — Усмехнулся я.

— Хех! Думаю, есть. — Олеся отпила у меня немного сока, и найдя в сумочке свои сигареты, закурила. Так же откинувшись на диване, размахивая сигаретой, она начала. — Ну что ж, как агента, меня все устраивает. Я думаю, даже не надо ничего менять и исправлять. Более того, я уже отдала книгу сегодня на корректировку. А что касается читателя, — Она замысловато ухмыльнулась. — Ну, ты Рома, конечно сволочь! Я не буду спорить, что написано все хорошо! В книге хорошая задумка, и название подходит, как нельзя лучше. Ты хорошо описал, что людям действительно, порой нужно делать выбор, и каждый, сам для себя выбирает свой счастливый конец. И что счастье для всех не одинаково, и любовь тоже. Все это хорошо описано, особенно, чувства твоих героев…. Но Рома, — Олеся подозрительно посмотрела на меня. — Это же книга про тебя и Настю!?… Ты ведь нарочно ее отпустил, да? — Она снова запустила в меня свой кареглазый выстрел недоверия.

— Хех! Ну, Олеся, зачем же так буквально присуждать мне заслуги моих героев? Мне ведь нужно было как-то разворачивать сюжет, а ты сама понимаешь, что другой концовки, там просто и быть не могло! — Попытался оправдаться я.

— Я бы тебе, конечно поверила, если бы не прочитала книгу! Не может человек, так явно описывать свои чувства, если он сам этого не испытывал…. Я, конечно, ничего против не имею, — Олеся развела руками, — Это твое дело, и твоя жизнь. Но знаешь, по-моему, это жестоко… — Она вновь одарила меня опасливым взором, и подвинула к себе, принесенный Ирой кофе.

— Хм… Ну, и как считаешь, героиня сделала правильный выбор? — Стало мне интересно, что на это ответит Олеся.

— Хах! Правильно ли поступила Настя, выбрав не тебя? — Улыбаясь спросила она. — А вообще, конечно, если по сюжету… — Олеся немного призадумалась, — Когда тебе необходимо выбирать между двумя, и ты начинаешь сомневаться по поводу правильности выбора по отношению к одному и второму, надо выбирать кого-то третьего! Либо же просто отказаться от двух! Потому что сомнения — это такая срань, которая тебе все равно не даст покоя в будущем. И выбрав первого, ты все равно будешь вспоминать второго, и наоборот.

— А, выбрав третьего, будешь думать о том, что лучше бы все-таки выбрал первого и думал о втором, или наоборот, — Добавил я.

Мы засмеялись.

— Да, где-то, примерно так. — Согласилась она.

— Ну, главное, что тебе понравилось. — Ничего другого не нашел я, чтобы ответить.

— Нет, мне понравилось, мне действительно понравилось! — Кивнув головкой, для пущей уверенности, ответила Олеся. — Я даже успела сегодня встретиться с нужными людьми! Так что на следующей неделе, мы скорее всего будем знать приблизительную цифру тиража! — Заверила она. — Да, и еще, — Как всегда, щелкнув пальчиками, вспомнила Олеся, — Мы устроим презентацию! Да, презентацию! — Повторила она, уловив мой недовольный взгляд. — Так что на ближайшее время, особых планов, и тем более отъездов, не строй! Я тебе через несколько дней скажу, когда и где именно она будет проходить.

— Ну ладно. — Согласился я, хотя другого выхода у меня не было. Она мой агент, и мне надо было ее слушать. — Как там выставка прошла? Ты же, вроде бы в "Импрессио" должна была быть сегодня? — Вспомнил я.

— Она еще идет. — Олеся взглянула на часы. — Точнее, сейчас уже фуршет начнется.

— А ты почему тогда здесь? — Удивился я.

— А я здесь потому Ромочка, — Недовольно вздохнула Олеся, — что на выставке присутствовал один человек, общество которого, мне весьма неприятно переносить! — Она состроила брезгливую гримасу.

— Господин Ларичев? — Догадался я.

— Он самый.

— И что же Валенька забыл в "Импрессио"?

— Ну, знаете ли, выставка была не из простых, и на ней присутствовал весь наш бомонд! — Олеся потешно ухмыльнулась, показывая свое отношение к этому самому "бомонду". — Так вот люди такой величины, как Ларичев! — Сделав особый акцент на фамилии, Олеся вздернула кверху свой острый пальчик, — Конечно же не могли пропустить подобное мероприятие!

Валентин Ларичев был бывшим, и единственным супругом Олеси. Он был довольно известным фотохудожником. Познакомились они на выставке. На то время, Ларичев был разведен и имел двое детей, которые остались с его бывшей женой. С Олесей они встречались несколько месяцев. По ее рассказам, это были прекрасные отношения. Он был очень внимателен и заботлив. Да и как человек творческой натуры, он казался ей очень интересным, креативным, и даже, немного странноватым. Потом была их свадьба. Как говорила Олеся, это была очень шикарная свадьба: толпы гостей, много известных людей, поздравления, дорогие подарки, вообщем, все на высшем уровне. Но не успели они прожить вместе и год, как Олеся узнала, что ее супруг обзавелся любовницей. Возможно и не единственной, но одну из них, в лице своей близкой подруги, Олеся застала прямо на супружеском ложе. Конечно же после этого последовал скандал, развод, и как следствие, ненависть и желание Олеси отомстить Ларичеву за нанесенные обиды.

— Но ты мне назначила встречу уже утром. То есть ты заранее знала, что не будешь оставаться до конца? — Подумав, спросил я, и допив свой кофе, оставил чашку.

— Если ты имеешь ввиду, знала ли я, о том, что Ларичев будет на выставке? То да — знала. Список гостей я видела еще три дня назад. Но дело в том, что в этом списке, были те, с кем мне надо было поговорить. А такие люди, как Ларичев, не могут помешать моим планам! Хотя он мне, конечно испортил приличный отрезок моей жизни, и мне очень неприятно его видеть! Но знаешь, больше он, никак не сможет повлиять на мою жизнь, и тем более, на мою работу. Его нет для меня теперь… — Уверенно заявила Олеся, утвердив свои слова, подкуренной сигаретой. — Тем более выставка, это очень подходящее место для общения с нужными людьми. — Добавила она.

— И как прошли переговоры, удачно?

— Ну, думаю да, — Она довольно улыбнулась.

Олеся рассказала мне про сегодняшнюю выставку в "Импрессио", про гостей, про последние новости и сплетни города. Она всегда была в курсе всех событий и никогда не пропускала ни единого мероприятия, связанного с искусством, литературой, или кино. Меня постоянно удивляло то, как она все успевает делать, и везде побывать. Она всегда была какая-то заряженная, и готовая куда-то ехать, бежать, с кем-то встречаться. У нее отсутствовало такое понятие, как выходной день. Неоднократно было так, что за сутки, ей приходилось спать всего несколько часов, но несмотря на это, она все равно продолжала спешно решать свои дела, забывая об усталости и отдыхе.

Скоро к нам подошла Ира и сообщила о том, что кофейня уже закрывается. Олеся допила свой кофе, и мы, договорившись созвониться на днях, попрощались и разъехались по домам.

На следующий день, я проснулся около 11 часов, точнее, меня разбудил телефонный звонок.

— Але! — Послышался бодрый мужской голос в трубке. — Рома, это ты? Хах! Ты вернулся? Ты в городе?

— Да, привет! — Еще окончательно не проснувшись, поздоровался я. — Я дома.

— Я уж думал, ты окончательно свалил из города! Женился себе по-тихому, поселился где-нибудь в укромном месте! — Голос в трубке засмеялся.

— Ты в городе? — Уточнил я.

— Нет еще. Я только прилетел, я в аэропорту сейчас. В городе буду после обеда где-то.

— А-а… — Сонно протянул я

— Ладно! Я тебя наберу позже! Надо же встретиться! Ты готовься! — Снова послышался бойкий смех.

— Хорошо. — Согласился я.

Это был Коля, мой друг. Мой самый близкий друг. Вообще, друзей у меня было немного, скорее, наверное только он и был, единственный, с кем я до сих пор поддерживал постоянную связь. С ним мы были вместе еще со школьных времен. Вместе мы гуляли, учились, взрослели. Даже когда его выгнали с университета, мы все равно продолжали наше общение, и находили время, чтобы провести его вместе. Так и сейчас. Несмотря на то, что у каждого из нас была своя жизнь, работа, заботы, мы все равно с ним продолжали встречаться. Тем более что ни я, ни Коля не успели еще обзавестись семьями, а соответственно, мы могли объединять наши свободы, в проведении своих досугов.

Приняв душ, и выпив кофе, я решил выехать в город, чтобы позавтракать где-то. Одновременно с моей идеей, мне пришло сообщение от Ани, с предложением встретиться. Я решил совместить свое и ее желания, и согласился забрать ее с работы, в ближайшие полчаса.

Аня работала в туристическом агентстве. Точнее она была ее владельцем. Агентство ей подарил ее муж, сразу же после их свадьбы. Так же он подарил ей машину, и переписал на нее кое-какое имущество. Сделал он это по собственной воле, или же она на этом настояла, сама Аня мне никогда не говорила.

Когда я подъехал к ее работе, она уже ждала меня на улице. Она быстро села ко мне в машину, и мы, по ее решению, направились в "Избу" — уютный загородный ресторанчик.

Аня была не в настроении. Это было легко определить, по выражению ее личика. Надувшись, она поглубже засела в кресло моего авто, и игнорируя меня, молча следила за дорогой.

— Ну, как обстоят ваши семейные дела? — Поинтересовался я, разрушив наконец наше безмолвие. — Муж ничего не сказал на то, что ты не ночевала дома?

Я надеялся, что сейчас мне Аня выскажет все свое недовольство касательно ее супруга, и вскоре, она снова станет милой и общительной. По крайней мере, мне хотелось в это верить, и так случалось часто. Иначе, я просто не понимал сути ее просьбы о встрече.

— Я его еще толком не видела. Вчера я поздно вернулась домой, а сегодня, когда проснулась — его уже не было дома…. Да ему все равно! — Как-то нервозно ответила Аня, и отвернула свой взгляд в сторону бокового стекла

— Интересная у вас жизнь семейная: живете вместе, а друг друга не видите совсем.

— Так живут многие: вместе, но друг друга не видят… — Лаконично ответила она.

— Многие так живут не по собственной воле, если ты это конечно имеешь ввиду.

— И это тоже… — Все той же безучастной интонацией, не отрывая взгляда от окна, ответила Аня. — Я вижу его, когда ложусь спать. А он меня видит, когда просыпается. И так лучше для нас обоих. Мы так меньше ругаемся и спорим.

— Вы счастливы, когда спите? — Усмехнулся я.

— Мы не счастливы вовсе! — Резко ответила она. Ее глазки были наполнены злостью. Она сама выглядела очень нервозной, и мне даже показалось, обиженной. — И вообще, я не понимаю, что ты хочешь от меня услышать? Ты задаешь мне такие вопросы, на которые сам прекрасно знаешь ответ. — Аня опять отвернулась от меня, и приспустив боковое стекло, закурила.

— Знаешь, — Неуверенно вдруг, начала она, не поворачивая на меня голову — А ведь ты прав…

Я вопросительно посмотрел на нее, не понимая, что она имеет ввиду, но она уперто продолжала смотреть в окно.

— Ты прав, — Продолжила она, — Нам надо разводиться.

— Разводиться? — Недоуменно переспросил я.

— Да, разводиться. Я уже думала над этим. — Аня хотела продолжить, но, видя то, что мы уже подъехали на место, замолчала.

Мы вышли из машины, и прошли в ресторан. Сделав заказ, я снова вернулся к предыдущей теме:

— Так ты это всерьез? Насчет развода?

Аня немного замешкалась:

— Думаю, да.

— Подожди, но что вдруг повлияло на твое решение? Вы, насколько мне известно, уже несколько лет вот так вот живете. Да и тебя, по-моему, раньше все устраивало: у тебя есть собственный бизнес, финансовая независимость, сильная опора в виде мужа, с которым у тебя уже, практически свободные отношения…. У тебя есть все то, о чем другие только мечтать могут. В чем же дело?

— Это не то о чем я мечтала! — Раздраженно ответила она. — Я хотела этого раньше! А сейчас, я хочу другого! Я хочу нормальную семью. Я детей хочу! Понимаешь?

— Не уверен. — Ответил я.

— Ладно, забудь! — Оборвала она.

— Но, подожди…

— Нет! Это ты подожди! — Резко перебила меня Аня, хлопнув ладошкой по столу, что даже посуда задребезжала. — Ты вот мне лучше объясни, чего ты добиваешься? Сначала, ты меня пытаешься убедить, что мне плохо живется с мужем, что мне надо разводиться! Теперь, ты настаиваешь на обратном, рассказывая мне о том, сколько преимуществ в моей настоящей жизни! Ты хоть сам понимаешь, чего ты хочешь от меня?

Такой лобовой вопрос застал меня врасплох. Мне понадобилось некоторое время, чтобы сообразить ответ. Со временем мне помогла официантка, которая как раз пришла, чтобы накрыть нам наш заказ.

— Так ты считаешь, что я подталкиваю тебя к выбору? — Спросил я.

— А разве нет? — Она даже приблизилась ко мне, чтобы вернее запустить свой острый, пронзительный взгляд.

Я молча смотрел ей в глаза, давая понять тем самым, что ей стоит продолжить свой ответ.

— А разве не ты постоянно интересуешься моей семейной жизнью, выставляя на показ всю ее порочность? Разве не ты заставляешь меня задуматься о том, что моя жизнь неправильная? Ты смеешься над моими с мужем отношениями. Ты смеешься надо мной. Разве это не так?

— Не так, что? То, что ваша семейная жизнь порочна, или то, что я смеюсь над ней?

— И то и другое! — Немного подумав, ответила Аня.

— Я не смеюсь над твоей жизнью, я всего лишь ей интересуюсь. Ты просто мои вопросы воспринимаешь как упреки, потому что эти же вопросы, тебе самой покоя не дают.

Аня молчала. Мне показалось, что она хотела еще что-то ответить, и у нее даже был сформирован готовый ответ, но она передумала говорить.

— Ладно. Давай сменим тему. — Спустя несколько минут предложила она.

Тему мы так и не сменили. Мы просто продолжали молчать. Точнее, мы молча ели. Немного позже Аня попросила отвезти ее на работу, взглянув перед этим на часы, и сделав вид, что она спешит. Я рассчитался, и отвез ее обратно, в город. Попрощались мы довольно сухо, даже не обменявшись привычными поцелуями в щечку.

Для меня этот разговор, хотя скорее даже, обрывистый диалог с Аней, был довольно неожиданным. Я даже и предположить не мог, что она может задуматься о таком, о разводе. Она состояла в браке уже более 5 лет. До свадьбы, она работала кассиром в банке, где и познакомилась со своим будущим мужем. Он на то время, кажется, был управляющим в одной крупной компании. Они повстречались недолго, и он вскоре, предложил ей выйти за него замуж. После свадьбы жизнь Ани существенно поменялась. У нее появилась приличная работа, хорошая машина, положение в обществе. По ее словам, она добилась всего того, о чем всегда мечтала, и ранее, не имела. Аня неоднократно признавалась мне, что замуж она выходила исключительно по расчету, а такое чувство как любовь, ей не знакомо. Но теперь, похоже, у нее появились другие ценности. Но больше всего меня волновало сейчас не это. Меня тревожило то, что, кажется, в новых мечтах Ани, непосредственно фигурировала и моя особа. И как бы я не старался со всей предвзятостью относиться к своему самолюбию, и пытаться верить, что Аня не может испытывать ко мне какие-то чувства; доверять ее словам, что она вообще в чувства не верит; думать, что этот разговор был лишь так: маленький всплеск эмоций, не более; я все равно где-то в глубине сознания, понимал, что на ее мысли о разводе, действительно повлиял я, и не в роли независимого судьи, а скорее в роли реализации ее новых потребностей создания "нормальной" семьи.

Немного поколесив по городу, и заехав в несколько магазинов, я вернулся домой. Мысли об Ане до сих пор не оставляли меня. Чтобы как-то отвлечься, я занял свое время просмотром телевизора, посетил Интернет, и даже, немного поспал.

Около 8 часов вечера, мне позвонил Коля. Он предложил мне встретиться в ночном клубе "Quest", в ближайшее время. Не раздумывая, я согласился, и быстро собравшись, очень скоро, выехал в назначенное место.

"Quest" находился от моего дома, в 20 минутах езды. Это было довольно приличное место, со всеми возможными сервисами и удобствами, которые может предложить современный развлекательный мир. Здесь было все: дискотека, бар, ресторан, бильярд, боулинг, казино, сауна, отель, все, что нужно человеку, который хочет истратить деньги на личный досуг.

Когда я приехал, Коля уже был на месте.

Высокий, худощавого телосложения тип, в белой приталенной рубашке, заправленной в зауженные брюки, ждал меня за барной стойкой в клубе. Постукивая лакированными мокасинами по стойке стула, он неспешно потягивал виски со льдом, и пускал колечки дыма, от своей сигареты.

Коля имел внешность довольно хулиганскую, хотя его черты лица вместе, придавали ему вид довольно симпатичный, как для мужчины. У него были черные короткие волосы и низкий ровный лоб, который словно прямыми линиями, подчеркивали густые брови. Чуть вдавленные голубые глаза, были слегка прищурены. Нос был ровным, хотя и претерпевал неоднократные переломы в молодости. Никогда не смыкающиеся полные губы, открывали вид на белые, ровные как один, зубы. А на выступающем, внушительном подбородке, красовалась небольшая ямочка.

Коля никогда не отличался большими умственными способностями и рвениями к наукам, или учебе. Он плохо учился, как в школе, так и в университете, который он так и не окончил. Он стал рано зарабатывать деньги, и рано ушел из семьи. Не балованный роскошью в детстве, он, благодаря тому, что уже имел довольно прибыльный бизнес, сполна довольствовался своим достатком сейчас. Он никогда не умел экономить деньги, но при этом, всегда умудрялся с легкостью их зарабатывать. Коля не взвешивал свои риски в работе, не продумывал дальнозоркие планы, не прогнозировал бизнес наперед. Он действовал следуя простой логике: купил дешево — продал дорого. Даже когда он работал на гране нарушения закона (чаще налогового или таможенного кодекса), он все равно, довольно просто умел разрешить ситуацию.

Сейчас он в основном, занимался строительными материалами. Большими объемами покупая их за границей, он оптом перепродавал их здесь. Иногда, он также занимался запчастями для автомобилей, и даже, перепродавал сами авто, опять же из заграницы. А вообще, его ассортимент товаров менялся в зависимости от тенденций на рынке. Коле было все равно, что продавать: хоть мобильные телефоны, хоть породистых собак, главное, чтобы на это был спрос.

Нагло рассматривая молоденькую барменшу, Коля даже не заметил, как я подошел к нему.

— Она замужем. — Тихонько подкравшись, шепнул я ему на ухо.

— Это еще никого не останавливало. — Спокойно ответил он. Потом обернувшись на меня, он широко улыбнулся. — Ну что же ты пропажа, обними старого друга! О-хо-хо!

Мы крепко обнялись с Колей, похлопав при этом друг друга по плечу. Я присел рядом с ним.

— Ну что, выпьешь со мной? — Подняв свой стакан, предложил он. Его озорной взгляд, как всегда был полон энергии и безумности.

— Выпью, — Согласился я, и подозвав барменшу, на которую Коля, до сих пор еще продолжал коситься взглядом, тоже, попросил себе виски.

— Ну что, рассказывай, где пропадал, что видел! — Развернувшись на меня в пол оборота, потребовал Коля.

— Книгу писал. — Ответил я. — А был, не поверишь, в деревне.

— В деревне? Хах! — Усмехнулся он. — А что ты там делал?

— Книгу писал. — Повторил я.

— Да уж. — Он задумчиво почесал затылок. — Вас, Роман, порой не поймешь… Ну, почему именно в деревне, я спрашивать не буду. Очевидно, потому что, это деревня, и там тихо и спокойно, там никто не мешает, плюс природа и бла-бла-бла… Но все-таки, почему в деревне? — Снова усмехнулся он.

— Даже не знаю. — Я пожал плечами, потому как действительно, сам не знал ответа на этот вопрос.

— Хех! Ну книгу хоть, написал?

— Написал. Даже успел уже получить положительную критику от Олеси. — Довольно, похвастал я.

— Ну, молодец! Продуктивно ты значит, потрудился в этом своем селе. — Он похлопал меня по плечу. — Как оно хоть называется, село это?

— Не помню. — Помешивая лед в виски, ответил я.

— Хех! Ну, ты даешь! Ой, сейчас, подожди! — Коля полез в карман, и достал гудящий телефон. Что-то быстро напечатав, он положил телефон на стойку, и отпив немного виски, опять посмотрел на меня. — Ты кстати, не голоден? А то я за целый день, ни разу в рот, нормальной еды не положил.

— Нет, я недавно ел. — Ответил я.

— Слушай, а я наверное, перекушу что-нибудь. А то я, зачем-то виски себе заказал, а сам есть хочу! — Он отставил недопитый стакан в сторону, и взяв со стойки свой телефон и сигареты, привстал со стула. — Давай, за столик пересядем, а?

Мы перебрались за столик. Коля заказал себе двойную порцию шашлыка и овощной салат. Я пока, допивал свой виски.

— Слушай, так а книга хоть, про что? — Поинтересовался Коля, и развалившись на диване, закурил.

— Про любовный треугольник. Там есть он, она, и еще один он. Ей надо выбрать между ними. — Кратко пояснил я.

— Хм… И в чем же вся сложность выбора?

— В том, что один, как всегда нравится больше, но второй, более стабильный и надежный.

— Ага, борьба зануды и романтика! — Усмехнулся Коля.

— Ну, вроде того. — Согласился я.

— И кто все-таки победил?

— Победил зануда.

— Хех…. Ну да, занудам, почему-то, всегда везет больше. Хотя… — Коля приподнялся немного, чтобы скинуть пепел с сигареты, — Тут еще вопрос спорный, кто остался в выигрыше…. Зануде теперь, придется жениться, а романтик зато, будет дальше наслаждаться свободой! — Он снова провалился в диван.

— Вот поэтому, я и назвал книгу "Хепи Энд".

— Правильно! — Махнув пальцем, подметил он. — Счастливый конец! Ведь все равно, никогда не знаешь, как поступить вернее! Так что возможно, что это и был их "хепи энд", для всех.

— Хех! Ну, примерно так. А ты чем занимался все это время? Что интересного было? — Переключился я на него.

— Я? — Переспросил Коля, и снова полез в карман. — Сейчас, секунду. — Он опять набрал что-то на клавиатуре, и положил телефон на стол. — Да, веришь, и рассказать та толком, нечего. — Он задумчиво сложил руки за головой. — Вот ты когда уехал?

— В конце августа. — Немного подумав, вспомнил я.

— В конце августа. — Повторил он, словно считая что-то про себя, — Ну вот! Месяц прошел, а мне и вспомнить нечего! Вот так подумать, а что я делал все эти дни? А я, даже и не знаю, что я делал…. Работал как обычно, несколько раз по делам за границу ездил. Ну да, вечерами, иногда выбирался куда-нибудь в клуб, или в бар…. Но я даже, не успел себе организовать нормальный отпуск, и съездить отдохнуть куда-нибудь, как планировал! Я даже, на море за все лето, ни разу не был! — Словно поняв это только сейчас, разочаровался он. — Черт, ведь так и вся жизнь проходит, а мы ее, даже не замечаем! — Как-то, даже чуть грустно, заметил он.

Его телефон снова задребезжал.

— И ты еще тут! — Нервно отключив свой мобильный, он сунул его обратно в карман.

— Хех! Кто это тебя достает? — Поинтересовался я.

— Да девица одна! Познакомились недавно в "Паприке"…. Ну, вроде бы хорошая девочка, симпатичная, рыженькая. Она в первое же утро, сама от меня уехала, даже не будила меня! Я думаю, вот как замечательно я устроился, какая понятливая оказалась моя новая знакомая! Ну, встретился с ней еще несколько раз…. И вот тут началось: звонки, сообщения эти бесконечные….! — Он развел руками. — Вот странный они народ, эти женщины! Ведь несколько раз всего увиделись, и уже начинает доставать звонками, встречами. Ну, как так можно?… Вот не поверишь, пока меня не было, она знаешь сколько мне раз написала? Я даже посчитал, девятнадцать! И это, за 5 дней! И это притом, что ответил я ей только на первое и последнее ее смс! — Он усмехнулся. — Вот что мне делать?

— Хех! Ну скажи ей, что ты не любишь общаться сообщениями. Что тебе проще позвонить, или встретиться. — Ответил я.

— Не-ет! — Помахал Коля головой. — Тут не говорить надо, тут надо телефонный номер менять!

— Хах! — Засмеялся я.

К нам за столик подошел официант с заказом Коли.

— О, наконец-то! — Потирая руки, он приподнялся с дивана.

Коля жадно накинулся на свой ужин, позабыв на время о разговорах.

Когда он закончил с едой, он отпил у меня виски, потом закурил, и снова вернулся в прежнее положение.

— Фух! — Поглаживая себя по животу, вымолвил он. Потом он взглянул на часы. — О, уже почти половина 10! Скоро, дискотека начнется! — Заметил Коля.

— Да. — Зачем-то, тоже глянув на часы, согласился я.

— Слушай, а что там Настя? — Словно, вспомнил Коля. — У вас ничего там не поменялось? — Он ехидно улыбнулся.

Я отрицательно помахал головой, давая Коле понять, что мне не хотелось бы обсуждать это сейчас.

— Ясно. — Понятливо кивнул он. — А эта, твоя новая знакомая…. Аня! — Сразу переключился Коля.

— Да с Аней тоже, как-то странно все получается….

Я вкратце рассказал ему про нашу с ней, сегодняшнюю встречу.

Выслушав меня, Коля задумчиво подкурил сигарету, потом, потерев ладонью свои короткие волосы, ответил:

— Ну знаешь, если у молодой девушки есть все, и она готова это все потерять, ну, или почти все…, то видимо, на это есть свои причины. А если ты уверен, что кроме тебя на стороне у нее никого нет, то, наверное, ты и есть та причина…. Хотя, конечно может это было так, эмоции просто, или проверка на твои чувства. Ты ведь знаешь, они это любят, проверять мужчин! Ей может быть, просто было интересно, как ты отреагируешь на ее слова…. Не знаю. Женщины, странные создания. Их иногда очень тяжело понять. — Коля обратил внимание на проходящего мимо официанта. — О, паренек, стой! — Окликнул он его.

— Принеси нам виски! — Попросил Коля.

Официант покорно кивнул, и не став задерживаться возле нас, последовал дальше по своему маршруту.

— Ты об этом лучше не задумывайся! — Махнул рукой Коля. — Ты их все равно не поймешь, пока тебе в лоб не скажут, что им от тебя нужно!

— Хех! Да уж. — Согласился я.

— Слушай, а давай, напьемся, а?! — Возбужденно предложил вдруг Коля. Его глаза снова блестели, словно предвидя бурное продолжение вечера.

— Напьемся? — Неуверенно переспросил я.

— Ну да. — Твердо подтвердил он свои слова. — А чего? Мы вон сколько не виделись с тобой, да и настроение чего-то такое, что прямо хочется напиться. Официант! — Снова окликнул он паренька, не дожидаясь моего соглашения.

Официант тут же появился перед нами, словно, он и не уходил никуда, только в руках он уже держал поднос, с нашей выпивкой.

— Что ты нам принес? — Указывая на принесенные им два стакана виски, спросил Коля.

— Это виски со льдом. — Взволнованно ответил паренек. — Как вы и заказывали.

— Так чего ты принес нам по сто грамм? Мы что на мальчиков похожи что-ли? Неси нам бутылку! — Буквально приказал ему Коля.

— Такого же виски? — Неуверенно спросил официант.

— Такого же. — Кивнул я ему, и официант в момент исчез.

— Ну что? — Поднимая свой стакан, обратился ко мне Коля, — За нас, и за мир во всем мире?!

Я побарабанил пальцами по столу, морально настраиваясь на предстоящий кутеж.

— Ну, давай! — Согласился я с его тостом.

Мы выпили, закурили. Потом опять выпили. Потом официант принес прошенную нами бутылку виски, и мы снова выпили. Так продолжалось некоторое время. Практически безустанное потребление алкоголя, для максимально быстрого достижения желаемого состояния опьянения.

Иногда хочется вот так, без особой на то причины просто взять, и напиться. Причем привлекает здесь не процесс, и даже не обстановка, а скорее просто желание быть пьяным. Когда тебе, на многие вещи уже наплевать, когда на мир ты смотришь совсем под другим углом, когда твои проблемы, на время перестают быть проблемами. Это, как искусственное расслабление, как временная беззаботность, как взятое в прокат хорошее настроение. И пусть, даже в этом состоянии, ты понимаешь, что вокруг ничего не изменилось, кроме тебя, временно пьяного, ты все равно получаешь возможность забыть про все, и прожить несколько часов не самим собой….

— Ну вот. — Изрек я. — А ведь сегодня даже не выходной день, а я напился в стельку.

— Да брось ты! — Коля потушил сигарету, и тут же потянулся за следующей. — Да и вообще, живи, пока живется! — С умным видом произнес он, размахивая руками. — Наслаждайся, пока есть такая возможность! — Неуверенным движением он освободил верхнюю пуговицу на своей рубашке, и широко раскинув ноги, расселся на диване, и окинул хмельным взглядом все вокруг. — О! Уже дискотека началась! — Удивленно заметил Коля.

— Да… — Задумчиво согласился я, не обращая внимания, на его последние слова. Потом, словно запоздалым эхом, до меня дошла его последняя реплика, и я тоже обратил внимание на то, что клуб немного изменился за последний час. Здесь стало шумно, и людей оказалось намного больше, чем я думал. Почти все столы уже были заняты большими компаниями. Возле бара, тоже стали скапливаться люди. Музыка стала ритмичнее и намного громче, освещение пропало, а яркие узоры ультрафиолета, хаотично летали повсюду. По-видимому, уже вовсю началась дискотека. Только вот мы с Колей, занятые виски и своими разговорами, как-то упустили этот момент начала.

— Вот обернись вокруг! — Опять начал Коля указывая рукой куда-то в сторону. — Посмотри, как все здесь хорошо! Как красиво! Ведь жить приятно, правда? — Почти кричал мне на ухо Коля, потому как слышно его было плохо. — Смотри сколько молодых девушек! Смотри, какие они красивые! Вон ту, в белом платьице видишь? — Коля указал рукой на противоположный от нас столик. — Смотри как она одета! А какая у нее прическа, макияж! Она ведь, наверное несколько часов провела перед зеркалом, чтобы придти сюда, такой красивой! Ведь на нее смотришь, и кажется, что у нее праздник! Иначе, зачем так стараться, выряжаться? А ведь задумайся, сколько усилий она приложила к тому, чтобы выглядеть так, и радовать чей-то глаз? Ведь смотреть приятно, правда?… А еще приятнее, если окажется, что эта красота для тебя. Вот познакомишься ты с ней, пообщаешься, и получается, что для тебя она наряжалась! Может, конечно и не для тебя, и вы с ней вообще, даже и словом не перекинетесь, или она с мужчиной сюда пришла, но ведь смотреть-то тебе на нее можно! А что может быть лучше, чем смотреть на такую красоту? — Восторженно так, обрисовал Коля свое мнение.

— Хех! А знаешь, я был в деревне в баре… Ну, в кафе вообщем, — Объяснил я. — И вот там тоже так: девочки красивые, а мальчики — не знают, для кого они такие красивые. И бегают за ними, пытаются их внимание на себя обратить…. И дело даже не в том, что девчата их наряженные, или накрашенные, а в том, что девушек у них мало, а мужиков много!

— Да везде так! — Коля пересел ко мне за диван, и обняв меня за плечи, рьяно продолжил, — Какая разница, село это, или город! Там где есть женщины и мужчины, там всегда это будет! Мужики будут всячески добиваться женщин, а те, будут крутить носами, стараясь выбрать себе получше. Просто методы везде разные. Вот в селе они не пьют виски, и на "Роверах" не ездят. Но все равно, там точно так же угощают девушек в барах, и провожают их домой. Водят их в кино, или что там у них есть. Ухаживают за ними, добиваются, что-то им обещают….

— Да так то оно так… Только вот странно очень, я себя там, чувствовал как не в своей тарелке.

— Так ты и не был в своей тарелке! — Возразил Коля. — Вот твоя тарелка! — Он опять провел рукой по округе. — У них там, в деревне, своя жизнь! Да, она снаружи, такая же как и у нас! Но она не такая же внутри! Мы живем на разных уровнях. И ценности соответственно у нас разные, и взгляды. Мы считаем себя умнее и современнее, а они думают, что умнее они, потому что практичнее, и менее надменны, в отличие от нас. И каждый по-своему прав…. Но главное не где ты находишься, и что видишь перед собой, а главное то, чтобы ты понимал, что все, что ты видишь перед собой буквально, все это создано для жизни, понимаешь? Бар в селе, клуб в городе, наряженные и красивые девочки, аккуратные официанты, вкусная еда, — все это для человека придумано, для его комфорта, для его жизни! Так вот живи, и пользуйся, пока есть такая возможность! — Похлопав меня по плечу, Коля опять пересел за свой диван.

К нам подошел официант, чтобы сменить пепельницу.

— Иди уже! — Отослал его Коля. — Не до тебя сейчас!

— Хех…. А как думаешь, они все тоже так думают? — Я указал на людей за соседним столиком, — Что все здесь, да и вообще, вокруг, создано для жизни, и этим непременно надо пользоваться и наслаждаться?

— Они? — Переспросил Коля, и глянул в сторону наших соседей. — Не знаю. Да и какая мне разница?

— В принципе да… Какая разница?

— Кстати, — Устремив взгляд куда-то в одну точку, спросил Коля. — Видишь тех двух девочек? — Он кивнул на столик, недалеко от нас.

— Ну, — Ответил я.

— Уже второй раз вижу, как к ним подходит один и тот же мужик, сидит с ними немного и опять уходит.

— И что? — Не понял я, что он хочет этим сказать.

— Мне просто интересно, он их цепляет, или он уже с ними? — Коля хотел закурить, но увидел, что его сигареты уже закончились. — А где официант?

— Ты ж его выгнал только что! — Усмехнулся я.

— А ладно! — Он махнул рукой, и закурив мои сигареты, снова стал смотреть на девочек. — Нет, ну мне интересно, цепляет, или нет? — Повторился он снова.

— Может это их папа? — Предположил я. — Просто периодически, проверяет, все ли в порядке с его дочками.

Мы засмеялись.

— О, вон он как раз опять подошел, видишь?

Я посмотрел в их сторону. За столиком сидели две симпатичные девушки, и пили шампанское. К ним подсел невысокий мужчина, лет 45. Он был немного лысоват и довольно упитанный. Они полюбезничали некоторое время, потом он снова куда-то ушел от них.

— Да он их точно цепляет! — С уверенностью заявил Коля.

— Да, может быть. — Равнодушно согласился я.

— Как думаешь, сколько им лет? — Продолжал интересоваться Коля.

Я еще раз взглянул в их сторону:

— Той черненькой, что с длинными волосами, думаю лет 25, - Я немного задумался и продолжил, — Еще я думаю, она работает секретаршей…. Видишь, как она держит сигарету?

Коля в недоумении посмотрел на нее, потом на меня.

— Это говорит о том, что она много печатает, — Продолжал я. — А еще, она очень ровно сидит, так только секретарши сидят, — С умным видом добавил я.

— А вторая тогда, домохозяйка, — Поддержал разговор Коля. — Видишь, как она бокал держит, как кружку. Значит, она часто чай пьет, а его только дома пьют.

Мы засмеялись.

— А еще, если она домохозяйка, значит она замужем! — Выразил я свои догадки. — Домохозяйками только после замужества становятся.

— Да, ты прав. — Очень серьезно ответил Коля. — Это хреново, конечно. Мне она понравилась… — Он уныло покачал головой.

— А вон ту девочку возле бара видишь, в черной юбочке? — Снова начал я.

— Вижу, — Ответил Коля, посмотрев в сторону барной стойки.

— А она, наверное, работает в парикмахерской. Видишь, какая у нее стрижка: ровная челка и ровная укладка, а еще, у нее волосы прядями покрашены. Такие прически только у парикмахерш!

— А с ней рядом, в беленьком топе, стоит студентка. — Подметил Коля. — У нее сумочка большая, значит, она учиться где-то. Они всегда покупают себе большие сумочки, чтобы туда тетрадки с книжками помещались!

— Хах! Точно! А вон паренек, самбуку пьет, видишь? Он, наверное танцор какой-нибудь. У него просто прическа смешная, и одет он как педик. — Объяснил я.

— Так он итак танцором работает! — Засмеялся Коля, — Он пи-джей в этом клубе. Он только что на сцене выплясывал, еще с одной девочкой, не видел что-ли?

Мы продолжали обсуждать каждого, кто попадал под наши взоры. Даже тех, кто был с нами совсем поблизости, за соседними столами. Это оказалось, довольно забавным занятием.

— А как думаешь, кто все-таки этот лысый мужик, что к девочкам за столик подходил? — Никак не мог успокоиться Коля.

— Ну, то, что у него широкий розовый галстук, говорит о том, что он в банке работает. Все банкиры обязательно носят широкие, розовые галстуки. — Объяснил я.

— А походка у него, как у охранника, — Немного сомнительно ответил Коля.

Я пожал плечами:

— Ну, тогда он охранник в банке.

Мы засмеялись.

Выпив еще немного виски, Коля уверенно встал из-за столика, подкурил еще одну мою сигарету и громко заявил:

— Все! Раз этот мужик, охранник, значит, он их не цепляет! А раз он их не цепляет, то это сделаем мы! — С этими словами, он направился за столик к девочкам. Я остался сидеть и наблюдать за его действиями.

Коля подошел к ним, и что-то сказал. Те засмеялись. Тогда он подсел к ним за столик, и продолжил что-то рассказывать. Девочки постоянно улыбались и смеялись ему в ответ. Их общение продлилось всего несколько минут. Потом, Коля указам им на наше место, и вернулся ко мне.

— Ну что, ты узнал у них насчет охранника? — Спросил я у него.

— Да на хрен охранника, это какой-то их знакомый! — Возбужденно отмахнулся он. — Девочки сейчас к нам пересядут, так вот, моя та, что справа, видишь? — Указал Коля на одну из них. — Кстати, все-таки, она не замужем! — Гордо заявил он.

— Значит, она не домохозяйка? — Продолжало почему-то меня интересовать.

— Не знаю. — Он помахал головой, — Ее, Катя зовут, кажется.

— Ладно, тогда я беру себе секретаршу. Люблю девочек, которые быстро печатают, — Объяснил я свой выбор, хотя выбора у меня, уже и не было.

Почти сразу, после прихода Коли, девушки перебрались к нам за столик. Звали их Катя и Лена. Насчет секретарши и домохозяйки, мы с Колей ошиблись: одна из них работала бухгалтером, а вторая в салоне красоты. Присоединившись к нам, девушки предпочли пить шампанское, а мы с Колей, не нарушая традиций, продолжали пить виски. За время нашего знакомства, в основном, говорил Коля. Он все время шутил, что-то рассказывал, вообщем, поддерживал постоянное общение. Вместе с ним, довольно часто было слышно Катю. Она тоже не упускала момент, чтобы блеснуть остроумием. Я же с Леной, больше молчали чем говорили. Лишь иногда мы подключались к общему разговору, но большинство времени, мы выступали как слушатели.

Около 2-х часов ночи, Катя захотела домой. Коля вызвался ее проводить. Я даже не успел оглянуться, как мы с Леной остались вдвоем.

— Я так понимаю, уже никто не вернется. — Выразил я вслух, свои наблюдения.

— Думаю да. — Улыбаясь, согласилась Лена.

— Может, тогда и мы поедем? — Предложил я, не видя смысла, дальше оставаться в клубе.

— Поехали. — Улыбнувшись, согласилась она.

Я нашел свободное такси возле клуба, и мы направились ко мне. Через минут 20, мы уже были возле моего подъезда. Еще не выходя из такси, я заметил машину Олеси в моем дворе. Я стал присматриваться внимательнее, не обознался ли я. Но это точно была ее машина. Я знал ее номера наизусть.

— Мы приехали? — Спросил меня таксист. — Это конечная остановка?

— Думаю, что нет. — Ответил я, и потянулся в карман, в поисках своего портмоне.

— Мы что заблудились? — В недоумении спросила Лена. — Мы не туда заехали?

— Боюсь, что да…. Но, я пожалуй, выйду здесь. — Я достал деньги и протянул таксисту. — Отвезите ее домой.

— В чем дело? Что случилось? — Перепугалась Лена.

Я не знал что ответить, и поэтому сказал первое, что пришло в голову:

— Жена приехала!

— Чья жена? У тебя есть жена? Откуда она приехала? — Продолжала удивляться Лена, и мне даже показалось, что от моих слов, она аж протрезвела. Хотя кто уж точно протрезвел сейчас, так это я.

— С рейса! — Ответил я выскакивая из машины такси. — Прости мне надо идти. Я позвоню!

Хотя звонить то мне было некуда, ведь номер телефона у Лены, я так и не взял.

Олеся сидела в подъезде, на ступеньках, напротив моей квартиры.

— Олеся? Что привело тебя в такое время ко мне? Почему без предупреждения? Что-то случилось? — Спросил я, пытаясь найти ключи от квартиры по всем своим карманам.

— Просто мне надо с кем-то поговорить. Я тебе писала. — Ответила она, продолжая сидеть на ступеньках. — Ты пьян? Я не вовремя? — Досадно спросила она.

— Все нормально. — Я наконец нашел ключи, и открыл двери. — Я думаю, внутри нам будет намного комфортнее, — Я подал ей руку, и помог встать.

Мы зашли в квартиру, и я сразу проводил Олесю на кухню.

— Что-нибудь выпьешь? — Спросил я у нее.

— Нет, спасибо.

— Может кофе? Составишь мне компанию? — Я попытался изобразить на лице адекватную улыбку.

— Кофе можно.

У Олеси был заплаканный вид. Пока варился кофе, я решил, не спрашивать ее ни о чем, дав ей, таким образом, время придти немного в себя. Потом, я налил кофе, поставил на стол пепельницу и присел рядом.

— Долго ждала под дверью? — Прервал я молчание.

Она подняла голову и посмотрела на меня.

— Где-то полчаса.

— Так может, расскажешь, в чем дело?

Она взяла кофе, хотела отпить, но он был еще слишком горяч. Тогда она оставила чашку в сторону, и закурила.

— Я сегодня рассталась с мужчиной.

— И?… Ты жалеешь об этом?

— Нет. Мы совсем недолго были вместе, если это можно так назвать.

— Так в чем же дело тогда? — Недоумевал я.

— Понимаешь, я все время встречаюсь, и расстаюсь. Мои отношения длятся не больше месяца. У меня нет ничего серьезного ни с кем, и не было. А мое время проходит. Я не хочу остаться одна. Я боюсь остаться одна. — Она всхлипнула, но тут же утерла глазки, сдержавшись, чтобы не заплакать.

Олеся выглядела сейчас очень беспомощной, я такой видел ее, наверное, первый раз.

— И как ты считаешь, в чем проблема? — Спросил я у нее.

— Я не знаю. Может быть во мне…?

— А какая причина твоего сегодняшнего расставания?

— Он дал мне понять, что между нами только секс, что большего он ничего не хочет.

— И тогда ты ушла?

— Да. — Она досадно вздохнула

— И что же, все мужчины, с которыми ты расставалась раньше, тоже ничего не хотели кроме секса?

— Нет. Очень много мужчин предлагали мне выйти за них замуж.

— Но вы все равно расставались? — Продолжал я допрос.

— Рома, я замужем была однажды! Я туда еще раз не хочу! — Не сдержано ответила она.

Олеся понимала, что говорит сейчас довольно противоречивые вещи, но было видно, что она просто не может объяснить свои чувства.

— Понимаешь, я хочу найти того, кто любил бы меня по настоящему, — Продолжала она. — Ценил меня, уважал, заботился. Хочу вместе ложиться и просыпаться, вместе отдыхать, воспитывать детей. И я бы тоже его любила. Я хочу любить, понимаешь? — Она взглянула на меня. Ее глазки по-прежнему блестели. — Но каждый раз, я снова остаюсь одна. Почему так? Почему со мной?

Олеся замолчала на некоторое время, чтобы сдержать слезы и не разрыдаться при мне. Переборов себя снова, она продолжила:

— Почему каждый раз, когда я встречаю более ли менее нормального мужчину, я вижу его насквозь? Я вижу все его недостатки, и даже если он меня безумно любит, я все равно знаю, что не уживусь с этими недостатками.

— То есть, ты видишь в нем только плохое?

— Нет, хорошее тоже. Но я все равно почему-то знаю, что не получится у нас ничего. И тогда я ухожу, и опять остаюсь одна. И так постоянно. — Попыталась объяснить Олеся.

— Знаешь, судя по твоим рассказам, ты ищешь кого-то идеального. Но ведь у всех есть свои недостатки.

— Я знаю, что не бывает идеальных людей, тем более мужчин. Но все эти отношения, это не то, чего бы я хотела. — Олеся развела руками, словно она хотела еще что-то добавить, но не нашла подходящих слов.

— А как ты видишь свои отношения с мужчиной? — Тогда решил я узнать. — Какие отношения для тебя станут идеальны?

Она выпила немного кофе и подкурила еще одну сигарету. Я составил ей компанию. Немного подумав, Олеся ответила:

— Я — женщина, я требую много внимания. Я — слабый пол, мне нужна защита и опора. У меня есть свое мнение, и его надо уважать. Я — собственница, я не хочу делить мужчину ни с кем, но терпеть не могу ревность и допросы. Я — свободный человек, и предпочитаю оставаться им, даже после свадьбы.

Я усмехнулся:

— Немного несправедливые требования, ты не согласна?

— Не суди слишком субъективно. Я назвала тебе факторы, из-за которых чаще всего, мои отношения терпели крах.

— Думаешь, соблюдение этих правил мужчиной, сделает тебя счастливой?

— Знаешь, мне кажется, если бы мужчина думал не только о себе, не было бы никаких правил. Сделать женщину счастливой, не так сложно, просто надо уметь понимать ее.

— Тогда все будет идеально?

— Думаю да.

Мы около двух часов сидели на кухне и обсуждали отношения противоположных полов. Олеся часто приводила примеры из личного опыта, и мы вместе разбирали их, пытаясь придти к общему мнению. Учитывая ее состояние, я старался поменьше с ней спорить, и всячески защищал ее и поддерживал.

Почти в 5 часов утра, Олеся, вспомнив о завтрашней важной встрече с кем-то, собиралась уехать домой. Но после моих недолгих уговоров, она согласилась остаться у меня.

Я положил ее спать в зале, на диване, а сам заварил себе еще кофе и остался сидеть на кухне. Взяв свой дневник, я стал записывать свои мысли по поводу Олеси:

"… Для нее отношения примут идеальный характер, в том случае, если мужчина будет придерживаться определенных правил. Ей тяжело оценить его хорошие качества, если в нем присутствуют плохие тоже. Внимание и свобода, чувство собственности и отсутствие ревности, личное мнение и опора, — эти антонимы поведения, поделенные Олесей между мужчиной и женщиной, сводят всю сущность "идеальных", по ее мнению отношений, к любовному матриархату.

Думаю, проблема здесь в первую очередь в самой Олесе:

Боязнь заново пережить разлуку, или боль измены, приобретенная ей, благодаря ее жизненному опыту, рождала в ней комплекс, обеспечивающий недоверие к мужчинам. Привычка предугадывать грустный финал отношений, исключала допущение ошибок, со стороны мужчины, что повлекло за собой, создание идеального образа…".

Я перестал писать и закрыл дневник. Закурив, я достал свой телефон, вспомнив о том, что Олеся говорила о том, что она мне писала. Я обнаружил одно непрочитанное сообщение: "Надо увидеться. Срочно". Сообщение было принято еще в час ночи. Но, видимо из-за того, что в клубе было довольно шумно, я не услышал, как оно пришло.

Три заветных слова в смс от Олеси, всегда означали одно и тоже: что у нее неприятности, и ей срочно нужна моя поддержка. Она никогда не звонила мне в таких случаях, а только писала, не знаю почему. Поэтому, когда я получал от нее, такого рода просьбы, я уже морально был готов увидеть Олесю в отчаянном состоянии, и был готов к долгим выслушиваниям ее проблемы.

Я допил свой кофе, и пошел спать. Перед сном, мне снова вспомнилась Аня: интересно, что же вчера во время нашего разговора она хотела сказать, но так и не сказала?

Мой дневник: это была записная книжка, в которой по возможности, я фиксировал свои мысли. В основном, все заметки, это были мои рассуждения об отношениях мужчины и женщины, основанные на "живых" характерах или случаях, которые мне встречались. Все о чем мне думалось и хотелось подумать еще, я старался сохранить здесь.

Утром меня разбудила Олеся:

— Доброе утро! Я приготовила завтрак, вставай!

— Доброе утро. — Ответил я сам себе, потому как Олеся уже скрылась на кухне. — А сколько времени? — Немного погромче поинтересовался, продолжая лежать в кровати.

— Не поверишь! — Выкрикнула Олеся. — Уже половина 12!

— А как же встреча? — Вспомнил я.

— Я перенесла встречу. Все нормально…. Ну, ты встаешь, или нет?

— Да. — Приподымаясь с кровати, ответил я.

Я умылся и зашел на кухню.

— Ммм, как вкусно пахнет. Что ты приготовила? — Я заглянул в сковородку.

— Омлет с мясом, — Ответила Олеся, наливая кофе.

Я помог ей накрыть на стол, и мы сели завтракать.

— Да-а уж, — Протянула она. — Не каждый день себе позволишь так расслабиться. Уже обед почти, а я даже не накрашенная.

— Ты еще скажи, что ты выспалась! — Усмехнулся я.

— Рома! — Слегка снисходительно на меня глянув, ответила она. — Я еще в 9 проснулась!

— И не спала потом? А что ты делала все это время? — Удивился я. — Ты завтрак так долго готовила?

— Очень смешная шутка! — Заметила Олеся. — Я работала! Способный работник, может даже с помощью телефона решать свои дела.

— А-а. Ну ладно, — Согласился я.

— Ты кстати это…. — Она замялась, — Ты извини меня за вчерашнее, не знаю, что на меня нашло….

— Да вообще то, ничего страшного, — Я пожал плечами, — Ты заходи, если что, — Хрипло произнес я фразу волка из известного Советского мультфильма.

— Спасибо, — Улыбаясь, ответила Олеся.

Мы покушали, и прихватив с собой кофе, вышли на балкон, покурить.

— Знаешь, я думал вчера о том, что ты говорила, и меня это заинтересовало.

— Что именно? — Удивилась Олеся.

— Идеальные отношения.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Просто я подумал, а что будет, если дать женщине все, что она захочет, исполнять все ее желания, слушаться ее, ничего ей не запрещать?

Олеся засмеялась:

— Тогда, я думаю, она женит тебя на себе через месяц, а может, и быстрее.

— И она будет счастлива?

— Если будешь делать все только для нее, то да, — Слегка задумчиво ответила Олеся.

— Странно, я думал, любят за недостатки, — Полувсерьез произнес я.

— Это всего лишь ошибочное предположение мужчин.

— Это поговорка, а не предположение, — Возразил я.

— Тем не менее, ее точно придумали мужчины

— Здесь я с тобой, не могу не согласиться. Наверное, все гениальные открытия, сделали мужчины.

Она в шутку меня толкнула:

— Да ну тебя!

Мы допили кофе, и Олеся уехала домой. Ко мне должна была придти Антонина Сергеевна, и я решил не мешать ей, и поехал в "Мегаполис" — редакция местной газеты.

Я частенько брал в редакции работу на дом. Она заключалась в написании небольших статей, обычно для рубрики городских сплетен. До того, как я начал издаваться, написание статей в различных газетах и журналах, были моей основной работой.

— Добрый день! — поздоровался я с консьержей, войдя в "Мегаполис". — Мила Сергеевна на месте?

— На месте. А у вас назначено?

— Нет.

— Тогда я сейчас узнаю. Как вас представить?

— Литовский Роман Евгеньевич.

Мила работала главным редактором в "Мегаполис". Я познакомился с ней почти 6 лет назад. Тогда она еще была простым корректировщиком. Как-то она предложила мне попробовать себя в роди журналиста. С тех пор я стал неофициальным работником этой редакции.

Консьержа пропустила меня сразу после звонка. Я поднялся на второй этаж, и зашел в кабинет Милы:

— Рома, какая приятная встреча? Проходи, присаживайся. Кофе будешь?

Она сидела за столом, заваленным всякими бумагами и папками, из-за которых едва виднелась крышка рабочего ноутбука. Как всегда, вся в делах и заботах. Закрученные в гульку волосы, уставший взгляд сквозь узкие очки, и вечно вертящаяся в руках, черная капиллярная ручка, — это была Мила.

— Здравствуй, Мила. Да, пожалуй, не откажусь.

Ловко развернувшись на кресле, она включила кофеварку, и достала из шкафчика две чашки.

— Давненько ты не заходил. Ты поработать, или так, в гости?

— Поработать.

— Это хорошо. — Ответила она, пересматривая параллельно какие-то бумажки. — А как твои творческие успехи? Есть продвижения?

— Есть. Сейчас ими Олеся занимается.

Мила хорошо знала Олесю. Именно она меня с ней когда-то и познакомила.

— Ну, ты молодец! И Олеся тоже, молодец. Как там она, кстати? Давненько я ее не видела. Привет ей передавай от меня.

— Олеся нормально. Работает. А ты как сама? Я смотрю, дел у тебя не уменьшилось?

В кабинете раздался телефонный звонок.

— Да. — Подняла Мила трубку. — Хорошо, потом ко мне занесете, я проверю!…. Извини. — Обратилась она ко мне. — Да уж, дел как было много, так и осталось. Знаешь, чем больше работы делаешь, тем больше ее появляется!

Мила опять стала пересматривать бумаги.

— Ну ладно, я пожалуй пойду. — Видя, что ей сейчас не до меня, сказал я. — Материалы у Нины?

— Да, Ромочка, у Нины, все у Нины! — Не отрываясь от работы, ответила она. — Ты извини, — Она посмотрела на меня. — Просто очень много работы. Совсем времени нет! — Она пожала плечами.

— Да, я все понимаю. Все нормально. Увидимся еще! — Попрощался я, и вышел из ее кабинета, так и не выпив кофе.

Я зашел к Нине.

— Добрый день! — Поздоровался я с ней. Она в это время, сидя на корточках, копалась в своем шкафчике.

— Ой! — Растерялась Нина, увидев меня. — Здравствуйте, Роман Евгеньевич. Вы за материалом? — Она встала, и поправила на себе юбку.

— Да, Ниночка, я за материалами. Чем ты меня порадуешь сегодня? — Я присел на диван, и окинул взглядом ее во весь рост.

— Я? — Робко переспросила она. — Я это…, я сейчас. Мне надо собрать материал. Подождите пока здесь.

Она быстро вышла из кабинета, а я остался ее ждать.

Я знал, что Нина ко мне не равнодушна. Всякий раз, когда я приходил, она была очень робка и стеснительна. Мне доставляло удовольствие наблюдать за ее поведением, когда мы были одни. Она же свои симпатии старалась никак не проявлять. Она, даже заговорить со мной боялась о чем-либо, кроме работы. Нина была очень хороша собой: высокая брюнетка, с большими зелеными глазками, маленьким аккуратным носиком и выпуклыми губками. У нее были длинные ровные ножки а довольно внушительная грудь и отличной формы попка. Одевалась она всегда очень официально и строго, но это только добавляло ей пикантности. Меня неоднократно посещали пошлые мысли, по поводу Нины, но я пытался сдерживать себя.

Вскоре она вернулась, с пачкой бумаг в руках.

— Вот. — Она положила все на столик возле меня. — Посмотрите.

— Спасибо. — Наблюдая за ней, ответил я.

Она лишь несмело улыбнулась в ответ, и поспешила заняться своей работой за компьютером.

Отобрав подходящий материал, я уточнил у Нины сроки сдачи статей, и покинул "Мегаполис".

Немного поколесив по городу, и решив свои бытовые задачи: оплата по счетам за коммунальные и телефонные услуги, Интернет, телевидение, и другие мелкие ежемесячные оплаты, я отправился к себе.

Вернувшись домой, я пообедал, и сразу же сел за статьи. Я перечитывал весь материал, данный мне Ниной, и маркером выделял только самое главное в его содержании. Так я облегчал свою дальнейшую работу. А моей задачей вообще, было создание скандальных статей, из весьма обычных случаев, произошедших в городе. Мне надо было преподнести читателю простую ежедневную ситуацию, как сенсационную. Поэтому, мне часто приходилось приукрашивать имеющийся достоверный материал, наполнять его своими мыслями, и подталкивать тем самым читателя к желаемой им сенсации.

Я закончил "фильтрацию" статей только к 9 вечера. От перенасыщения информацией и усталости, я даже передумал ужинать, и выпив чашку кофе, я вскоре уснул под убаюкивающие мотивы телевизора.

В 8 часов утра телефонным звонком меня разбудила Олеся. Она назначила мне срочную встречу в "Платоне", типографии, откуда обычно выпускались все мои книги. Целью встречи было уяснения некоторых моментов по поводу новой книги, и подписание некоторых бумаг.

Приняв душ и позавтракав, я отправился в назначенное место.

Я встретил Олесю на пороге "Платона".

— Рома, я просила приехать тебя побыстрее! Побыстрее, это не через час! — Она выкинула сигарету, и торопливо зашла в типографию.

Не успев ей ничего ответить, я просто последовал за ней.

Мы зашли в кабинет дизайнера. Кабинет представлял собой небольшую коморку, с кучами компьютерного хлама на всевозможных полочках, шкафчиках, в коробках и на полу вдоль стены. Везде валялись какие-то мятые бумажки, диски и другой офисный мусор. Подоконник и без того малого окошка, полностью был заставлен пачками разных, напечатанных книг. Такие же пачки можно было увидеть под компьютерным столом. Они служили как подставка под системный блок.

В коморке нас ждал молоденький паренек в больших роговых очках, с длинными волосами, и плотным свитером под самое горло, который был на него великоват. Он сидел за компьютером, предлагая нашему вниманию возможные варианты обложки для книги.

Мы истратили около часа времени, рассматривая самые различные предложения, но выбрать ничего не могли…

— Вот эта мне кажется, очень не плохо будет смотреться, — Сказала Олеся, останавливаясь на одной из предложенных обложек.

— Нет, эта как раз будет очень наляписто смотреться, — Оценил я красочную картинку.

— Тогда вот эта, — Она показала на другую обложку, — Тоже ничего так, если поменять немного шрифт, и сделать его покрупнее.

— Слушай, — Обратился я к дизайнеру, — Ты можешь сделать обложку белой? Название пусть будет красным цветом и вот так, а вот здесь, — Я указал на монитор, — Какой-нибудь не большой рисунок вставь. А потом мы просто подберем шрифт, и подправим уже по ходу.

— Это займет немного времени, — Ответил он.

— Отлично, а мы пока выйдем, проветримся и покурим.

Олеся с радостью приняла мое предложение, потому как в этом кабинете, из-за духоты, долго находится, было невозможно. Мы вышли на улицу и с облегчением вздохнули свежим воздухом.

— Слушай, а может, съездим быстро кофе выпьем? — Предложил я Олесе. — Я тут недалеко кофейню какую-то видел.

— А, я знаю это место. Поехали! — Сразу согласилась она.

Через 10 минут мы были на месте. Мы заказали себе кофе и минеральной воды.

Я достал сигарету, чтобы покурить, но не обнаружил на столе пепельницы. Я подозвал официантку, чтобы она восполнила упущенное.

— Простите, у нас не курят. — Возразила мне высокая девочка в белом фартуке.

— Как это не курят? — Удивился я. — Это же кофейня!

— Извините, но у нас не курят. — Снова повторила официантка.

— Ну знаете, это действительно странновато, — Поддержала меня Олеся. — В таких заведениях, обязательно должны быть курящие места.

— Я ничего не могу поделать. Это не я придумала. — Оправдывалась девушка. — Так что, отменить ваш заказ?

— Да нет, не надо. — Ответила Олеся.

— Хорошо. Два кофе с молоком и минеральная вода. — Повторила вслух наш заказ официантка, и удалилась.

— Кофейня? — Я развел руками. — Там же так написано, правильно?

— Да, Рома. Кофейня "Пит-Стоп". — Улыбаясь подтвердила Олеся. — Я ее частенько проезжаю, когда в "Платон" еду. Правда, я не была здесь ни разу.

— Как можно запретить в кофейне курить? — Здесь люди в основном только и собираются, чтобы выпить кофе и конечно же, покурить! — Продолжал возмущаться я.

— Да ладно Рома. Ну, не покуришь 20 минут. Не умрешь же!

— Да ведь дело не в этом. Ведь просто хозяин этого заведения, скорее всего не курит, вот и решил по своим принципам создать некурящую кофейню. И проблема не в том, что я умру, если не покурю сейчас. Проблема в том, что этот же хозяин, абсолютно ничего не понимает в этой сфере. Это равносильно тому, что открыть тир, но не разрешать там стрелять, потому что это может быть опасно, или казино, в котором не разрешается играть на деньги.

— Я согласна с тобой. Но тут ничего не поделаешь. Знаешь такую поговорку: "Хозяин-барин".

— То-то же и смотрю, что у барина этого клиентов маловато. — Я указал на единственный занятый в кофейне стол, где двое подростков пили молочные коктейли.

— Хех! — Усмехнулась Олеся. — Ладно, это их проблемы.

Нам принесли наш заказ.

— Да, все время тебе забываю сказать! — Вспомнила Олеся. — Во вторник будет презентация. Так что постарайся в 10 утра уже быть готовым.

— А во сколько начало, и где будет проходить презентация?

— Начало в 12, а проходить будет в "Книжном мире". Завтра я рассылаю пригласительные, так что готовься, думаю, это мероприятие продлится часа 3–4.

— Вот уж обрадовала ты меня, Олеся Николаевна.

Она усмехнулась:

— Ну что ж поделаешь, работа у меня такая — людей радовать!

— Кстати, сегодня видел Милу, привет тебе передавала!

— Ты был в Мегаполисе? Статьи брал? — Немного возбужденно переспросила Олеся.

— Да.

— И что там нового? Как Мила поживает?

— Работы говорит много. Мы с ней недолго разговаривали, она занята была очень, ну как всегда впрочем. Но выглядела она хорошо, живенько так, бодро.

— Давненько я с ней не виделась. — Олеся немного помолчала. — А мы с ней когда-то очень здорово общались.

— А почему прекратили?

— Ну, потому что мы раньше в работе с ней часто пересекались, поэтому и общались часто. А сейчас — она занята постоянно, и у меня времени нет.

— Да, такое часто бывает. А чем ты вчера занималась?

— Целый день по работе каталась, а вечером с одним мужчиной встретилась.

— С мужчиной? — Заинтересовано переспросил я. — Новая история? Не хочешь поделиться?

— Да нет, не думаю, что новая история. Просто он давно меня приглашал на кофе. Вот вчера я и подумала "а почему бы и нет?".

— А что за мужчина?

— В типографии работает. Довольно приятный в общении мужчина. Да и сам по себе он неплохой вроде бы. Вежливый, обходительный.

— Женат?

— Разведен. Живет с маленькой дочкой.

— Хех! Ты и это уже узнала?

— Да ладно! — Оправдывалась Олеся. — Я с ним давно уже работа. Конечно, я про него много знаю.

— И как вы провели время вчера?

— Замечательно. Мне все понравилось. Он вел себя очень скромно, мы много шутили, смеялись. С ним хорошо, просто. — Так впечатлительно ответила она.

— Он предлагал еще встретиться?

— Предлагал, конечно. Я сказала, что возможно.

— Так я не понял, ты не собираешься с ним больше видеться что-ли? — Недоуменно уточнил я.

— Ну, как бы тебе объяснить, — Олеся замялась немного, — Он вроде бы мне нравится, — Она сделала небольшую паузу, — Но что-то в нем не то, я даже не могу тебе этого объяснить.

Я улыбнулся:

— Может, он слишком хорош для тебя?

Олеся не знала, что ответить, поэтому просто пожала плечами.

— Как думаешь, паренек уже закончил работать над обложкой? — Спросил я, допив свой кофе.

— Его Андрей зовут, паренька этого. — Просветила она меня. — Ну, сейчас я допью кофе, и поедем уже.

Мы вернулись обратно в "Платон".

— Ну, как, Андрюш, продвигаются дела? — Спросила Олеся, войдя в его коморку.

— Я тут набросал несколько вариантов, — Указывая нам на монитор, ответил он.

Мы посмотрели на его работы.

— Мне вот эта нравится, с девочкой, — Сказал я, указывая на одну из обложек на мониторе, — Только, наверное, шрифт названия немного изменить надо.

— Да, ничего так смотрится, — Олесе тоже понравилось.

После нескольких корректировок обложки, мы утвердили ее. Потом мы занялись различными бумагами и договорами. Когда мы закончили, я сразу поехал домой, а Олеся осталась в "Платоне", работать дальше.

Дома, я пообедал, потом немного отдохнул, и занялся статьями, за которыми и провел оставшийся день.

Вечером я встретился с Колей. Мы посидели в пабе "Башня" — тихом местечке в центре города, выпили пива, поели креветок. Он рассказал мне про Катю — домохозяйку из клуба "Quest". В ту ночь, когда он поехал ее провожать, они простояли под подъездом этой Кати почти до 6 часов утра. Как говорил Коля, они общались на самые разные темы, и если бы не помешало наступление утра, они бы еще стояли и стояли. На следующий день Коля предложил ей встретиться. Но Катя отказала ему. Причем отказала как в Четверг, так и сегодня. Судя по тому, с каким вдохновением Коля делился впечатлениями о его новой знакомой, она ему сильно запала в душу. Потом я поведал Коле про свой облом с Леной, из-за внезапного приезда Олеси, и рассказал про сегодняшний визит в "Платон".

В пабе мы пробыли недолго. Выпив по несколько бокалов пива, нас очень скоро обоих разморило, и мы разъехались по домам

Весь следующий день, я провел дома. Практически ничем, кроме статей, я не занимался, за исключением приготовления и потребления еды, и периодических посещений Интернета.

Воскресенье началось для меня со звонка телефона. Когда я поднял трубку, я понял, что это не звонок, а всего лишь напоминание. В телефоне я прочитал текст: "Марина. День рожденья". Точно! — вспомнил я, 7 октября — у супруги Жени день рождения.

Женя был мой очень давний, хороший знакомый, можно даже сказать, друг. С ним я познакомился, еще в университете. Мы учились на одной параллели. Мы очень неплохо с ним дружили, пока он не обзавелся семьей. Потом я стал его видеть все реже. У него появились свои, семейные проблемы, задачи. А потом, у него появилась дочь Даша. Тогда я вообще практически потерял его из виду. Его жена, Марина, так же училась вместе с нами. Правда с ней я на то время даже знаком толком не был. Самое интересное с Женей и Мариной то, что они начали встречаться лишь спустя 4 года после окончания университета. Как-то случайно встретившись на улице, они зашли в кафе, как старые одногруппники, и в итоге, меньше чем через год, они сыграли свадьбу.

Я набрал номер Марины:

— Алло, — Прозвучал женский знакомый голос в трубке.

— Мариночка, здравствуй!

— Ой, Рома, привет!

— Марин, поздравляю тебя с днем рождения! Хочу пожелать тебе: всегда оставаться такой же обаятельной и красивой для окружающих, нежной и любимой для мужа, и строгой, но справедливой для вашей дочурки, Даши!

— Спасибо, тебе большое, Рома! Очень приятно, что не забыл.

— Как же я мог забыть? Ну, как вы там поживаете?

— Да вроде бы хорошо. А у тебя как дела?

— У меня, тоже все отлично.

— Да, Рома, мы сегодня собираемся в "Арго" на 8 часов. Я правда отмечать не собиралась, потому что некому было за Дашкой присмотреть, поэтому никого и не приглашала. Но у меня мама, вернулась с отпуска на день раньше. Получилось, что мы только сегодня с утра решили, что отмечать все-таки будем. Так что подъезжайте с Настей на 8, хорошо? Мы будем ждать!

— Хорошо, Марина, — Нехотя пообещал я. — Но я если буду, то сам. — Предупредил я.

— Как сам? — Удивилась Марина. — А что с Настей?… Вы расстались? — Сомнительно спросила она.

— Да.

— Эмм… Жаль конечно. А почему? Или ты не хочешь говорить об этом? — Неуверенно поинтересовалась она.

— Ну…, не сошлись характерами. — Ответил я стандартной фразой.

— Ну… — Видимо, растерялась Марина. — Ну приезжай тогда сам, или бери подругу какую-нибудь, не знаю…

— Хорошо. — Согласился я.

Мне не очень хотелось идти на это день рожденье. Обычно, на все праздники, в качестве гостей, Женя с Мариной собирали женатые парочки, у большинства из которых уже были дети. Праздники всегда проходили по одному и тому же сценарию: женщины, весь вечер обсуждали своих детей, а их подвыпившие мужья — проблемы на работе, или ремонт автомобиля. Мне на таких мероприятиях было скучно, поэтому я никогда не задерживался на них дольше часа.

До вечера мне было нечем заняться, поэтому я решил выехать в город, прогуляться. Я прошелся по нескольким магазинам, погулял немного в парке, и потом, заехал в "Эспрессо", чтобы выпить чашечку кофе. Немного позже, в кофейню подъехал Коля. Он тоже оказался свободным, и не знал чем заняться.

Мы посидели с ним около двух часов. Коля рассказал о его, наконец состоявшейся встрече с Катей. Словно 15-ти летний мальчишка, он восторженно делился впечатлениями о своем первом свидании с ней. Он настолько эмоционально и подробно все излагал, что несложно было себя представить в роли свидетеля их встречи. Коля даже не упомянул ни слова о своей работе. Он все время говорил только о Кате. Странно было видеть его таким. Скорее даже, непривычно.

После "Эспрессо", я заехал в кафе-бистро, чтобы прикупить себе что-нибудь на обед, и сразу же отправился к себе. Дома, я еще немного посидел за статьями, потом перекусил, и оставшееся до вечера время, истратил за просмотром телевизора.

Ближе к 8-ми часам, я собрался, и поехал в "Арго". По пути, я заехал в цветочный магазин, чтобы купить Марине подарок.

Когда я прибыл в ресторан, все уже были в сборе. За столом сидели Женя с Мариной, две женатые парочки, и девушка, примерно моего возраста, как я узнал позже, бывшая сотрудница Марины. Я сразу же обратил на нее внимание. Она была очень красива. Голубые глаза, маленький, чуть смотрящий вверх носик, налитые губки, светлые густые волосы, завивающиеся в крупные кудри. Она была высокого роста с, казалось бы, просто идеальными пропорциями фигуры. Длинные ноги, ровная спинка, расправленные плечики, прекрасная грудь. Она была одета в платье. Приталенное черное блестящее платье, с глубоким вырезом спереди, и открытой спиной. На нее нельзя было не обратить внимание. Она выделялась среди гостей, как королева на балу.

Ее звали Оля. Меня посадили рядом с ней, потому мы были единственные, кто пришел без своей пары.

День рожденья начался по довольно стандартному шаблону. Сначала все пили за именинницу, поздравляли ее и дарили подарки. Потом весь праздник, потихонечку превратился в обычную пьянку. Гости бурно обсуждали семейные проблемы, рассказывали про своих детей и шутили по поводу работы. Я особого участия в этих обсуждениях не принимал, лишь изредка подшучивал, или просто добавлял свое мнение, в какой-то спор, или обсуждение. Моя соседка Оля, так же была безучастна в этих разговорах. Она лишь создавала видимость своего присутствия здесь, и улыбалась всем. За столом ей часто приходилось слышать комплименты в свой адрес, в особенности, от подвыпивших мужчин за столом. А я же, старался не обращать на нее никакого внимания, которым она итак, была не обделена.

Вскоре, видимо окончательно заскучав, и разочаровавшись ждать от меня каких-либо попыток познакомиться поближе, Оля сама переключилась на меня:

— Рома, а чем ты занимаешься? — Развернувшись в пол-оборота и подвинувшись ко мне немного поближе, спросила она.

— Я работаю в редакции. Пишу статьи. — Слегка безучастно и без особого проявления каких-либо эмоций, ответил я. Хотя ее смелый жест, был для меня неожиданным.

— Так ты журналист?

— Ну, можно и так сказать. А ты, я слышал, дизайнер? — Задал я встречный вопрос.

— Да. — Гордо заявила Оля. — Я занимаюсь разработкой интерьерных дизайнов. — Она поправила волосы, и улыбнулась.

— Это наверное, интересная работа? — Продолжил я.

— Ну вообще, работа дизайнером не может быть не интересной! — С умным видом заметила Оля. — Тем более, у меня удобный рабочий график, масса свободного времени, и конечно же, постоянное общение с клиентами. Это ведь так интересно, общаться с людьми!

— Да. — Согласился я. — А что ты предпочитаешь делать в свое свободное время?

— Отдыхать! — Самодовольно ответила она. — Встречаться с друзьями, ходить в клубы, гулять. — Она хотела продолжить список, но потом просто пожала плечами, объяснив тем, что остальные пункты в списке, будут подобного содержания. — А чем любишь заниматься ты? И кстати, почему ты приехал один?

— Этот же вопрос я могу задать и тебе, — Улыбаясь, ответил я.

— Ну, я просто… — Она задумалась ненадолго. — Я просто со своим мужчиной рассталась недавно. — Очень спокойно ответила Оля.

— Так ты сейчас одна?

— А что, в это тяжело поверить, да? — Она засмеялась. — Да нет, не то чтобы одна… Ну есть конечно ухажеры, но…, это ничего серьезного. — Она махнула рукой.

— А если не секрет, почему вы расстались?

— С кем? А, с моим бывшим? — Не сразу поняла она, — Так мы и не долго вместе были!… Я вообще, ни с кем долго быть не могу!

— Отчего же? — Я сделал удивленный вид.

— Не знаю. Наверное, еще не нашелся тот, с кем бы мне хотелось быть вместе. Так сказать, моя вторая половинка! — Она снова засмеялась. — Да и характер у меня довольно скверный. Не каждый мужчина способен меня выдержать.

— И в чем же проявляется его скверность? — Продолжал я допытывать ее.

— Ну-у, — Задумчиво протянула Оля. — Наверное в том, что я очень свободолюбива. Дело в том, что у меня очень много друзей, и я постоянно с кем-то встречаюсь, куда-то езжу, где-то гуляю. Я не могу уделять внимания только одному человеку. Я люблю разнообразие. Люблю свободу.

— И твои мужчины, конечно же тебя из-за этого ревновали! — Попытался я предугадать ее следующую реплику.

— Просто сгорали от ревности! — Моментально подхватила она мои слова, — С ума сходили! Они воспринимали это все как измену, начинали беситься, устраивать скандалы. Это так смешно!

— Ну да, смешно — Поддержал я. — Ведь ты же им не изменяла.

— Только тем, кто этого заслуживал! — Как бы в шутку, ответила она.

Оля хотела что-то спросить, но к нам подошел Женя, и прервал ее:

— Олечка, ты извини, я у тебя украду Рому ненадолго. — Сказал он, приобняв меня с Олей за плечи.

Она улыбнулась:

— Да, конечно.

Женя вывел меня на улицу. Мы присели за столик на летней площадке.

— Ну, рассказывай, как твои дела? — Он взял меня за плечи, — Давно я тебя не видел! — Женя был уже хорошенько подвыпивший, поэтому его слова немного сливались.

— Да у меня то, все как всегда. А вот у тебя что нового? Как Марина, как Дашка твоя?

Женя подкурил сигарету, и густо выпустил дым.

— Дашка? Дашка хорошо. Растет. Марина, как Марина. — Как-то безучастно ответил он. Потом он снова взял меня за плечи, — Мне вот, твой совет нужен, как друга.

— Ну, говори.

По Жене было видно, что он нервничает. Даже то, что он был пьян, не скрывало этого.

— Понимаешь в чем дело, — Он снова затянулся сигаретой, — Я изменил Марине. — Он осмотрелся вокруг, потом перевел взгляд на меня. В его глазах был страх. Такой взгляд можно увидеть у ребенка, который совершил плохой поступок, и боится наказания.

— Когда? — Удивился я.

— На прошлой неделе, — Женя опустил голову и уставился куда-то в пол. Он случайно выронил сигарету, и проследив, как она откатилась в сторону, он резко затушил ее ногой, и подкурил еще одну.

— А с кем? — Уточнил я.

— Да есть там одна у нас, в офисе. Ходит жопой вертит! — Зло ответил он. — Короче, был у корпоративный вечер нас на работе. Мы выпили. А дальше… — Женя махнул рукой и не стал продолжать.

— Так как все случилось?

— Да как! Мы выпили, — Повторил он. — Потом, когда стали разъезжаться по домам, она пригласила меня на кофе. Ну, я и поехал…

— Понятно. А как она себя ведет? Ну, после того, как вы переспали? — Уточнил я.

Женя подал плечами:

— Ходит, улыбается. Насчет того вечера, ничего пока не говорит.

— Так я не понимаю, ты боишься что она расскажет всем? Что Марина узнает?

Женя помолчал с минуту. Мне показалось, что он сейчас думал совершенно о другом. Потом он снова взглянул на меня:

— Понимаешь, хер ее знает, эту бабу! Откуда мне знать, что у нее в голове творится. А если растреплется всем! Информация ж до Марины в считанные часы дойдет. Там же все свои! — Он показал пальцем в сторону ресторана, имея в виду "своих" среди гостей.

— Ну подожди, если она до сих пор ничего не сказала, то, я не думаю, что она расскажет сейчас. В принципе, подумай сам, зачем ей это? Да и к тому же, она ведь тоже была пьяна. Наверное, она понимает, что у вас все случайно произошло. — Логически прикинул я.

— Ой, не знаю, — Женя тяжело вздохнул, — Хреново все как-то получилось.

— Да ладно, что сделано, то сделано. Что уже толку жалеть? Переживешь. А все забудется само по себе потом. — Попытался я его успокоить.

Женя откинулся на стуле, и начал смотреть в небо.

— Да-а, — протянул он.

После нескольких минут молчанья, он снова взял меня за плечо и спросил:

— А ты как думаешь, измена — это плохо? Ведь все мужики изменяют, правда?

— Изменяют многие. — Ответил я. — Вопрос только в том, осознано ты, это делаешь, или нет. Вот ты, например, в тот вечер не контролировал себя, потому что был пьян. А теперь жалеешь, о содеянном. — Ответил я, понимая, что Жене необходима поддержка.

— Да, — Он покивал головой, — Но теперь, я боюсь, чтобы это не повторилось еще раз.

— Еще раз? — Удивленно переспросил я. — Что ты имеешь ввиду? — Я взглянул на него, с недоумением.

— Понимаешь, Рома, у нас с Мариной все вроде хорошо. Мы с ней отлично ладим, понимаем друг друга, любим друг друга. Но она как-то изменилась, понимаешь? Она целый день на работе, приходит с работы, занимается Дашкой допоздна. И так каждый день. Марина мне совершенно не уделяет внимания. У нее только работа и ребенок в голове. Я все понимаю: я тоже работаю, я тоже люблю своего ребенка, но ведь хочется немного и для себя пожить. У нас уже нет, того безумного секса, что был раньше. А если мы им и занимаемся, то тихонечко, чтобы не разбудить Дашу. В выходной день, вместо того, чтобы отдать ребенка матери присмотреть за ним, Марина наоборот, предпочитает целый день провести с ним, а не со мной. И так происходит изо дня в день, уже два года. Она даже сегодня, не хотела отмечать свой день рожденья! Я уговаривал ее все утро, чтобы она согласилась.

— Мальчики! — Послышался крик Марины, которая приближалась к нам. — Мальчики, ну где вы пропали? Сколько можно вас ждать?

— Ладно, — сказал Женя встав со стула, — Херня это все! Пошли, нас уже ищут.

— Мальчики! — Снова крикнула Марина, — Вы где?

— Уже идем, Мариночка, — Откликнулся Женя.

Она подошла к нам, и мы втроем в обнимку направились обратно в "Арго".

Когда мы вернулись, Оля уже собиралась домой.

— Ты уже уходишь? — Спросил я, присаживаясь за свое место.

— Да, пожалуй, уже поеду, — Ответила она.

— Тебя подвезти? Я все равно собирался скоро ехать.

Оля улыбнулась:

— Ну, подвези.

Хотя Оля показалась мне слишком самовлюбленной, и даже немного пустоватой, что-то в ней, мне все равно понравилось. Мне не хотелось обрывать с ней знакомство так внезапно, прямо сейчас. Да и к тому же, подвезти ее домой, меня ни к чему не обязывало, тем более что в "Арго" я находиться больше не хотел.

Мы попрощались с гостями, и вышли из ресторана. По дороге домой, Оля мне немного рассказала о себе. Я узнал, что сразу после университета, она устроилась на стажировку дизайнером на одну фирму, куда потом ее приняли на постоянную работу. Что одно время, она даже жила с мужчиной, но их совместная жизнь, продлилась недолго. И что после этого, она не захотела возвращаться к родителям, и с тех пор, снимает квартиру.

Я подвез Олю до ее подъезда. Мы попрощались, и она пошла домой. Похоже, она была немного удивлена тем, что я даже не попросил ее номер телефона, но у меня на нее, планов не было.

Я вернулся к себе, и практически сразу же лег спать. Однако уснуть у меня не получалось. Мне не давало покоя признание Жени в измене. Напрасно пролежав в кровати около получаса, я в итоге отправился на кухню, сварил себе кофе, и попытался изложить свои раздумья в дневнике:

"….По своей натуре, Женя однолюб. Еще со студенческих годов, он встречался всегда лишь с одной девушкой. За всю жизнь, у него было несколько серьезных, длительных отношений. Он предпочитал не изменять никогда, и отдавал себя полностью только одной. Не познав сладость запретного плода, в неженатые года, ограничивая себя вниманием одного только человека, он поддался искушению на грех, вызванному, с появлением неудовлетворенности в отношениях, уже, будучи женатым.

Что касается, его жены, Марины — ее поведение, это ничто иное, как обычное проявление материнского инстинкта, с присущим женщинам, фанатизмом. Постоянное внимание только к ребенку, ограничивает Марину во времени на столько, что она забывает, про Женю. Тот, в свою очередь, получает свободу выбора между неудовлетворенностью в семейной жизни, и соблазном испытать новые чувства, за ее пределами….".

Я закрыл дневник и пошел спать.

Ровно в 7-30 утра понедельника, меня разбудил будильник. Я быстро поднялся, выпил кофе и поехал в "Мегаполис".

Нины на месте не было, поэтому в редакции я надолго не задержался. Я отдал свои статьи другому корректору, взял новый материал, и отправился домой. Дома я принял душ, позавтракал, и до обеда занимался новыми статьями.

После обеда ко мне должна была придти Антонина Сергеевна. Чтобы не мешать ей, я решил продолжить свою работу в "Эспрессо". Взяв с собой ноутбук и материалы, я отправился в кофейню.

Около 4 часов, мне позвонила Олеся. Она хотела встретиться, чтобы обсудить детали завтрашней презентации. Я сказал ей, что я нахожусь в "Эспрессо" и очень скоро, она подъехала ко мне.

— Привет! — Присаживаясь за столик, и выкладывая какие-то бумаги, поздоровалась Олеся. Она выглядела немного взъерошенной и суетливой.

— Привет! — Ответил я, и отложил ноутбук в сторону. — Ты чего такая беспокойная?

— Я? — Как будто не расслышала вопрос Олеся. Она продолжала рыться в своей сумке и искать что-то.

— Ну да, ты. — Я внимательно наблюдал за каждым ее движением.

Наконец Олеся нашла то, что искала, запихнула все бумаги обратно в сумку и посмотрела на меня:

— А, да нет! Просто я думала, что забыла кое-что на работе, вообщем не важно. — Она посмотрела на часы. — Это не день, а какой-то кошмар! Я целый день мотаюсь по городу, как невменяемая. Завтра презентация, и как всегда, начинают всплывать какие-то проблемы. — Она подкурила сигарету и откинулась на диван, — Фух, неужели, этот день заканчивается?

— Ну, похоже на то. — Я тоже взглянул на часы.

Олеся заказала у Иры кофе, докурила свою сигарету, и, вернувшись в исходное положение начала посвящать меня в детали завтрашнего мероприятия. Когда она закончила, она снова полезла в свою сумку.

— Что на этот раз ищем? — Поинтересовался я.

— Я чуть не забыла, мне нужно еще, кое-что уладить. Где мой телефон?

Перерыв всю сумку, Олеся нашла свой телефон и начала кому-то звонить. Она очень нервно разговаривала минут 10, периодически повышая голос и используя грубости в своей речи. По-видимому, так и не добившись консенсуса со своим собеседником, Олеся прервала разговор.

— Нет, это не Андрюша, это какой-то тормоз! Сто раз человеку объяснила, что надо сделать, а он, все равно, все делает по-своему. — Мне показалось, что Олеся сейчас взорвется от злости.

— А-а, это тот самый этот тот Андрюша, который был "Платоне", дизайнер? Ну, он мне еще тогда показался подозрительным. Очки на нем смешные были, да и он сам, каким-то неземным мне показался. Кстати, где ты его откопала?

— Да недавно только устроился на работу. — Олеся вздохнула, — Он вообще, мальчик толковый, умный, но правда, он как не от мира сего!

— Хех! Ну именно таким и должен быть компьютерный гений! — Усмехнулся я. — Как у тебя выходные прошли? — Сменил я тему.

Олеся подняла вверх глаза, как будто начала вспоминать, чем она занималась в прошлые дни.

— В Субботу, я работала почти целый день. А в Воскресенье, — Она снова притихла, — А в Воскресенье, я встречалась с Андреем.

— Андрюшей? — Удивился я.

Она засмеялась:

— Да нет, Андрей! Ну я про него рассказывала тебе.

— А, тот, что в типографии работает?

— Ну да, он. — Созналась она.

— Ты же вроде бы, не собиралась с ним больше видится. — Упомянул я.

— Ну, не собиралась… — Она развела руками.

— Хех! Понятно. — Усмехнулся я. — Ну, и как время провели?

— Ой, ты знаешь, отлично! Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить! — Она постучала по столу. — Знаешь, когда я с ним, я отдыхаю. Я сразу забываю работу, проблемы. С ним мне как-то легко и спокойно. Я не со всеми себя так могу чувствовать.

Я улыбнулся:

— Да. Кажется, за эти два дня кое-какие изменения произошли. Ты мне ничего рассказать не хочешь? — Я подпер руками голову и подвинулся к Олесе поближе.

— Да, особо то и нечего рассказывать. — Мне показалось, что она засмущалась. — Мы сидели в одном тихом месте, играла красивая музыка, мы пили вино, разговаривали — Романтично прозвучало с ее уст. Потом она сделала небольшую паузу. — Вообщем, он меня поцеловал. — Олеся улыбнулась и посмотрела на меня. Ее улыбка выражала очень многое сейчас. Это была улыбка счастливого человека. Того, кто на данный момент, казалось, любит весь мир.

— Мне кажется, это того стоило. — Оценил я ее довольное выражение лица.

— Знаешь, я даже не заметила, как все произошло, но-о, мне чертовски понравилось!

— Ну что ж, тогда его старания, не прошли даром!

— Да, только вот, как-то все слишком гладко получается, — Слегка задумчиво ответила Олеся. — Прямо все так сказочно, романтично, даже немного страшно. В реальной жизни, ведь такого не бывает!

Я ухмыльнулся:

— Может, у тебя просто слишком суровое представление реальной жизни.

— Может быть, ты и прав. Но мне все равно кажется, что все пойдет не так. Что в один прекрасный момент, он возьмет, и все испортит. Что он окажется, таким же, как и все.

— Знаешь Олесь, каждый человек в своей жизни, сам создает себе сказку, и то, насколько она хороша, зависит от самого человека.

— Хочешь сказать, что от него ничего не зависит?

Я усмехнулся:

— Просто ты уже рассматриваешь его, как потенциально неудачный выбор.

Олеся вздохнула:

— Я не знаю.

— Я думаю, тебе просто стоит попробовать начать все с абсолютного нуля, не оглядываясь на прошлое. И не надо пытаться сравнивать его со своими бывшими. И уж тем более, искать в нем какие-то сходства с ними.

— Думаешь, это так легко, не оглядываться в прошлое?

— Между прочим он с твоим прошлым никак не связан. Тебе бы стоило это помнить!

Олеся задумалась.

— Слушай Рома, не забивай мне голову на вечер, мне еще с ним сегодня видеться!

Чуть позже, Олеся уехала по своим делам. Я еще немного поработал со статьями, и поехал домой. Остаток дня я так и провел дома, ничем особым не занимаясь.

На следующий день, мне уже в 11–30 надо было быть в "Книжном мире". Я проснулся около 10 часов, быстро позавтракал, привел себя в порядок и выехал. Олеся уже ждала меня там. Вся презентация продлилась около 4 часов. Практически все это время, я сидел за столом, раздавая автографы желающим, и отвечая на их вопросы. Среди них, только процентов 10 знали меня и читали, а остальные посетители, были взяты Олесей для массовки. На презентации, также присутствовала пресса и местное телевидение. У меня взяли небольшое интервью и сделали несколько фото для газет.

Когда все закончилось, мы с Олесей быстро пообедали в соседней кафешке, и я поехал домой. Почувствовав усталость дома, я прилег на диван немного отдохнуть, и проспал до 10 вечера.

Проснувшись, я поужинал горячими бутербродами и кофе, посидел немного в Интернете, и не найдя себе никакого занятии, занялся статьями. Около 11 часов, мне на телефон пришло сообщение. Оно было от Ани: "Ты дома? Можно я приеду?". Особо не раздумывая, я ответил ей положительно. Буквально тут же, я услышал звонок в дверь.

Едва я открыл, как я почувствовал сильный запах перегара. В темноте подъезда, я узнал силуэт Ани.

— Анна? У меня есть подозрение, что смс ты писала, уже, будучи возле меня. — Я отошел от дверей, чтобы дать ей возможность войти.

В ответ Аня лишь улыбнулась. Я закрыл за ней двери и стал наблюдать, как она пытается снять сапоги. Несколько минут спустя, я понял, что ей самой не справиться.

— Давай я сам. — Я присел, чтобы помочь ей.

— Рома, ты просто лапочка. — Она оперлась одной рукой на стенку, пытаясь второй рукой, регулировать свое равновесие. Для того чтобы облегчить мне задачу, она подала мне свою ногу, но тут же свалилась на пол.

— Блин! — Было единственное, что она произнесла после падения, потом она засмеялась.

— Действительно, так будет намного проще, — Усмехнувшись, сказал я. Ее нога, до сих пор была у меня в руках.

Приложив немного усилий, мы все-таки сняли ее сапоги, и, даже без ушибов и синяков, добрались до кухни.

— Тебе, я так понимаю, чай? — Спросил я, усадив ее на стул.

— Угу, — Согласилась Аня.

Я сделал ей крепкий чай с лимоном и дал несколько таблеток, для того, чтобы она немного пришла в себя. Минут 10 я не трогал ее, а просто молча наблюдал за ее действиями. Потом я налил себе кофе, и присел рядом с ней.

— Ну, рассказывай, что за повод был напиться?

— Ничего, у подружки день рожденье, — Мне показалось, что она сама не поверила своим словам.

Я усмехнулся:

— Ну, это понятно. А если серьезно?

— А можно мне еще чаю? — Проигнорировала Аня мой вопрос.

Я приготовил ей еще чашку чая.

— Рома, можно у тебя попросить? — Аня смотрела на меня так, что какой бы глупой не была ее просьба, ей было невозможно отказать.

— Что именно?

— Не спрашивай у меня ничего сегодня, хорошо?

— Ну, хорошо, — Согласился я.

Некоторое время, мы снова сидели молча.

— Я схожу в душ, ты не против? — Допив свой чай, спросила Аня.

— Да, вообще то нет.

Аня пошла в ванную, а я остался сидеть на кухне. Мне ее поведение, показалось немного странным. Она часто ко мне приезжала, когда ссорилась с мужем. Цель ее визита всегда была одна: переспать со мной, отомстив, таким образом, мужу, за нанесенные им обиды. Перед этим она обязательно жаловалась на него и рассказывала причину их ссоры. Этот разговор был неотъемлемой частью ее мести, потому как он создавал ей оправдание перед собой, за будущую измену. Но сегодня Аня, почему-то предпочла молчать.

Я пока, продолжил работу над статьями. Вскоре, передо мной появилась Аня. Она встала напротив меня, закутанная в одно полотенце. Закрыв мой ноутбук, она взяла меня за руку и повела в комнату. Все ее действия, сопровождались молчанием. Я тоже ничего не говорил, просто послушно шел за ней. Оказавшись возле кровати, Аня поцеловала меня, и медленно сняла с меня одежду. Я скинул с нее полотенце и положил ее на кровать.

Наш секс был очень неспешным и чувственным. Его можно было сравнить с первой брачной ночью влюбленных молодожен. После этого, Аня сразу же уснула. Я укрыл ее одеялом и пошел курить на кухню. Потом я немного поработал, и тоже лег спать.

Утром, когда я проснулся, Ани уже не было дома. Позавтракав, я хотел закончить статьи, но напрасно просидев у ноутбука около получаса, я понял, что настроения работать у меня нет. Мне вспомнилась Оля, с которой я познакомился на дне рождении Марины. Почему-то, мне захотелось снова ее увидеть. И хотя я сам не понимал своего желания, потому как Оля, кроме своего внешнего вида, мне ничем более не понравилась, я все же попытался разузнать ее номер.

Через справочную службу, я узнал номер телефона фирмы, где она работала. Позвонив туда, и представившись ее клиентом, я попросил переключить меня на Олю.

Она сразу меня вспомнила. Обменявшись несколькими стандартными фразами, вроде "Как дела", "Как настроение", я предложил ей встретиться. Оля сразу согласилась. Мы договорились, что я заберу ее с работы, в 6 часов.

Чтобы скоротать как-то время до вечера, я решил поехать в "Эспрессо". Коля и Олеся мне компанию составить не смогли, потому как оба были заняты. Я взял с собой ноутбук, на случай, если появится желание заняться статьями. Однако желание так и не появилось, и я провел время в кофейне, читая журналы и газеты.

В 6 часов вечера, я уже был возле работы Оли. Спустя только минут 20 я увидел саму Олю, торопясь направляющуюся к моей машине.

— Привет! Я задержалась, извини, — Улыбаясь, сказала она, подойдя ко мне.

— Да ничего страшного, — Я открыл ей двери, и она села в машину.

Оля захотела поехать в "Rio" — кофейня, которая располагалась недалеко от ее дома. По ее словам, это было ее любимое место. Мне было все равно куда ехать, поэтому я легко согласился с ее выбором. Дорога в "Rio", не заняла много времени, и очень скоро, мы были на месте.

"Rio" оказалось довольно людным местом, больше похожим на пати-бар, нежели кофейню. Здесь все было оформлено в современном стиле: большие черно-белые фотографии на стенах, обрамленные в золотые рамки; широкие красные диваны; белые расписанные золотом столы; пол был устлан черно-красной зеркальной плиткой. Атмосфера здесь больше была пропитана помпезностью и спесью, чем привычным для кофейни уютом и спокойствием. Основную часть клиентов "Rio", я бы отнес к молодежной элите, которые сюда съезжались по-видимому, просто покрасоваться собой, и "потусоваться" с себе подобными.

Мы заняли единственный, свободный столик, и, почти сразу к нам подошла официантка:

— Здравствуйте! Что будете заказывать?

— Привет! — улыбаясь, ответила Оля. — Маша, мне пожалуйста кофе, и, если есть свежая "монастырская изба", принеси пожалуйста!

— Хорошо, — ответила та, — А вы, что-нибудь будете? — Обратилась официантка ко мне.

Я заказал себе кофе с молоком.

— Ты здесь, похоже, постоянный клиент? — Спросил я у Оли. Она, словно ждала этот вопрос, потому как ответ я услышал моментально:

— Да, я здесь постоянно! Мне нравится, что здесь всегда много людей. Можно встретить очень много знакомых.

Оля постоянно огладывалась по сторонам, как будто пытаясь отыскать кого-то из вышеупомянутых знакомых. Возникло такое впечатление, что она хотела показать мне, какой у нее большой круг общения здесь, но ей сейчас, так и не удалось никого увидеть.

— Тебе нравится здесь? — Спросила Оля, видя то, как я рассматриваю окружающую обстановку.

Я пожал плечами:

— Ну, вообще ничего так.

На самом деле, мне совсем здесь не понравилось.

— А ты где предпочитаешь отдыхать? — Снова поинтересовалась она.

— Честно говоря, в самых различных местах. Любимого, или постоянного места отдыха у меня нет. — Я нарочно промолчал про "Эспрессо".

— А клубы? Ты любишь ходить в клубы?

Оля продолжала задавать мне вопросы, касающиеся отдыха: клубы, рестораны, туристические поездки. Хотя было видно, что ее больше интересовал не мой ответ, а возможность рассказать о себе. Мне говорить много не приходилось, поэтому я внимательно слушал ее рассказы, делал вид, что понимаю о чем речь, и время от времени, соглашался с ее мнением. Потом Оля коснулась темы личной жизни:

— Ты был женат? — Вдруг спросила она.

— Нет. — Я улыбнулся и добавил, — Ни разу.

— Ни разу? — Кажется, ей понравилась эта шутка. — А почему так? Что-то не сложилось, или просто еще не встретил свою любовь?

— Возможно, просто еще не встретил, а возможно, не там встречал. — Я снова ей улыбнулся. — А что, насчет тебя? Ведь ты тоже, еще не была замужем?

— Нет, не была. — Немного подумав, она продолжила, — Но, я думаю, с этим спешить не стоит. Для начала надо найти человека, с которым будешь готов провести остаток жизни. А вот найти такого, оказывается, довольно тяжело.

— Может быть, ты просто не там ищешь? — С небольшой иронией спросил я.

Оля засмеялась:

— Может быть и не там. А может, я слишком требовательна к мужчинам! — Гордо выдала она. — Далеко не каждому под силу со мной справиться!

— И насколько далеко?

— Хах! Ну пока я еще такого не встречала! Так что наверное, очень далеко! — Оля снова засмеялась.

— Значит, не нашелся еще настоящий мужчина! — Подвел я итоги ее словам.

— Хах! Настоящий мужчина! — Повторила она. — Остались ли такие на планете Земля?

— Ну, даже не знаю. А какой должен быть настоящий мужчина? — Поинтересовался я.

— Настоящий мужчина? — Снова повторила Оля. — Он должен быть идеальным! — И словно сама не веря своим словам, опять засмеялась.

— Идеальным? Расскажи мне, как ты видишь идеального мужчину.

— Хех! Таких не бывает! Все мужчины похожи друг на друга. Конечно, у каждого свой характер, поведение, свой подход к тем, или иным вещам, но в конечном итоге, все они совершают одни и те же ошибки. — Она произносила все с такой уверенностью и спокойствием, что можно было подумать, что у Оли ученая степень по психологии — Каждый мужчина собственник, — Продолжала она уверять меня. — Он считает, что женщина принадлежит только ему. Он забывает, что у каждой из нас, независимо от семейного положения или статуса в отношениях, все равно есть своя личная жизнь. Мы не можем быть собачками для мужчины, ну, по крайней мере, я точно. — Самодовольно заявила она, — Вы, не уважаете наше мнение и свободу. Вы считаете правым только себя. Каждое проявление характера, вы воспринимаете как бунт, а желание провести время без вас — как попытка измены. — Оля посмотрела на меня, дав мне понять этим, что она закончила.

Я усмехнулся:

— Ну, даже не знаю, что тебе на это ответить. — Мне не захотелось с ней спорить.

— А что тут говорить, просто такие вот вы, мужчины!

— Да-а, — задумчиво протянул я. — А что насчет того мужчины, с которым ты вместе жила? Почему вы расстались? — Я не боялся задавать такие вопросы, потому как Олю, похоже, не стесняла эта тема разговора, и более того, она нравилась ей.

— Хм, — задумалась она, — У меня было много причин расстаться с ним. После того, как я переехала к нему, мы стали очень часто ругаться. Знаешь, когда начинаешь жить вместе с человеком, лишь тогда понимаешь его настоящую сущность. Он постоянно придирался ко мне по всяким мелочам. Я только и слышала критику в свой адрес. Он не хотел меня никуда отпускать, постоянно устраивал сцены ревности. Когда мое терпение иссякло, я собрала вещи и уехала от него.

— А он?

— Он, конечно, пытался меня остановить, извинялся, клялся, что ссоры больше не повторяться. Но это было уже бесполезно.

— И после него, у тебя серьезных отношений больше не было? — Я больше утверждал, нежели спрашивал.

— Серьезных, наверное, нет. Ну, я конечно встречалась и сейчас встречаюсь, ну точнее сейчас я не встречаюсь ни с кем, — Быстро исправилась Оля, — Но, эти отношения длятся не более месяца-двух. Потом мы либо ругаемся, либо кто-то начинает изменять, и мы расходимся.

— Кто-то? — Переспросил я. — То есть ты хочешь сказать, что ты тоже можешь изменить?

Оле стало немного неловко. Сообразив, что она только что наговорила лишнего, она попыталась оправдаться:

— Ну, знаешь, наверное, все дело в том, какие отношения. Ведь можно встречаться и на свободных правах, вроде: "никто никому ничем не обязан". Или же, например, если знаешь, что тебе изменяют, разве ты не поступишь так же? — Она посмотрела на меня, словно ожидая получить положительный ответ.

Я ненароком улыбнулся.

— Ну, если так, то может быть. — Согласился я, чтобы не смущать ее.

Чтобы уйти от этой темы, она быстро переключилась на меня:

— А что ты мне про себя можешь рассказать? А то я все время говорю. — Она хотела еще что-то добавить, но, я ее перебил:

— Нет, ты говори! У тебя очень хорошо получается.

Оля улыбнулась:

— Ты хочешь знать про меня все? — Слегка игриво уточнила она.

— Ну-у, если это возможно, то да.

— Откуда такой интерес ко мне? — Ее интонация выражала удивление, однако ее глаза говорили о том, что она восприняла мою последнюю фразу, как открытое проявление симпатии с моей стороны.

— А у меня к тебе еще с Воскресенья интерес появился. — Решил я идти до конца.

Она удовлетворенно улыбнулась:

— Поэтому ты предложил мне встретиться?

— Именно поэтому. — Мне было очень интересно, как сейчас поведет себя Оля, и какова будет ее реакция. Однако она вполне спокойно восприняла мой ответ, так и не дав мне понять, его значение для нее.

Мы продолжили наше общение. Говорила в основном Оля, а я задавал вопросы. Мне было интересно послушать ее мнение про взаимоотношения мужчины с женщиной, ее мысли о замужестве, представление семейной жизни. На ее вопросы, я старался отвечать кратко, и при первой возможности, снова переводил разговор на нее.

Когда я отвез Олю домой, прощаясь, она поцеловала меня в щечку. Насчет следующей, возможной встречи, мы не договаривались. Я сказал ей, что еще позвоню, и на этом мы расстались.

Я вернулся домой, и записал свои впечатления о встрече с Олей:

"…Еще сегодня утром, у меня появилось необъяснимое желание увидеться с Олей. Себе я это никак не объяснял и просто ей позвонил. Однако теперь могу точно сказать, что я испытываю к ней симпатию. Чем именно она вызвана, я пока понять не могу. Что-то в ней есть такое, что пробуждает мой интерес.

Она уверенная в себе и наделенная прекрасной внешностью, точно знает себе цену. Ее самооценка может легко приравнять попытки многих, желающих хоть как-то приблизиться к ней, к нулю. Привыкшая к постоянному вниманию и изобилию поклонников, она скорее, уже сама не знает, какой мужчина может быть достоин ее. Она ведет свою личную жизнь легко и бездумно.

Но она женщина. Какой бы внешностью и умом она обдарована не была, она все равно остается женщиной. У нее много масок: самолюбивая, гордая, разбалованная, самоуверенная. Однако эти все качества, это всего лишь часть ее образа, за которым прячется она: слабая, ранимая, нежная — женщина.

Чтобы добиться ее, надо всего лишь снять с нее маски. Самолюбивую стараться не замечать. Самоуверенную — заставить ревновать. Гордую — сломать простотой безразличия. С появлением искренности, отвечать тем же. В момент отчаяния — проявить заботу. Все как в двухуровневом квесте. Только здесь главное, не перепутать уровни местами, и своевременно применять нужную тактику…"

Сделает ли женщину счастливой, "идеальное" поведение мужчины, и к чему это приведет? — Снова задумался я.

Следующие три дня, я провел дома. Лишь один раз я выбрался в город, чтобы заехать в "Мегаполис" за новым материалом. Ничем особенным кроме работы, все это время, я не занимался.

На часах было 11–15, когда я проснулся. Первым, что мне пришло в голову, это позвонить Оле, и предложить ей встретиться. Не вставая с кровати, я дотянулся до стола, и взял мобильный телефон.

Оля не раздумывая согласилась на встречу, даже не смотря на то, что мой звонок разбудил ее. Мы договорились, что я заеду за ней сегодня в 20–00. Потом, я еще немного полежал, обдумывая, чем можно было бы заняться до вечера. Статьи я уже доделал, так что до завтрашнего дня, работы мне не было. Я подумал о возможной встрече с Колей, но решил позвонить ему попозже.

Прямо с кровати я направился на кухню, с целью приготовить себе завтрак. Ничего более остроумного, чем омлет с ветчиной, я не придумал, — этим и пришлось довольствоваться. Потом я заварил себе кофе, и, притащив из комнаты ноутбук, погрузился в Интернет. Где-то около часа я провел "в сети".

Позже я все-таки позвонил Коле. Мы договорились увидеться с ним в привычном месте, в ближайшие полчаса.

Когда я приехал в "Эспрессо", Коля уже приговаривал вторую чашку кофе.

— Скажите мне, Николай Валентинович, чем это можно заниматься в выходной день на работе? — Я присел за столик, поздоровался с Колей, и кивнул Ире, чтобы принесла мой стандартный заказ. — Ты же с работы, я правильно понял?

— Да вот, работа у нас такая! — Он развел руками, — Не то, что вы! Спали, небось, часов до 12?

— Ну, если быть точным, то до начала 12, - Гордо ответил я.

— Аристократ вы, Литовский! Заелись! А нам вот, простым смертным, работать приходится — Он поднял вверх указательный палец, чтобы выделить главные слова в его высказывании — Без выходных!

— Сейчас заплачу, — Я подкурил себе сигарету. — Ну, что у вас нового? Как Катерина поживает?

— Поживает хорошо. Вчера с ней виделся, кстати.

— Ну и?

— Все отлично! Мы ходили в театр, потом пили кофе.

— Театр? — Не сдержавшись, засмеялся я. — Ты меня удивляешь! Ты, наверное, в последний раз там был, когда мы школой ходили на "Ромео и Джульетта"?

— Ха-ха-ха! — Отчетливо по слогам произнес Коля. — Прямо делаешь из меня необразованного, бездуховного проходимца! — Обиженно отозвался он. — Я между прочим, люблю театр.

Я засмеялся:

— Необразованный, бездуховный проходимец. Как тонко замечено! И когда же это ты успел полюбить театр?

— Мне всегда нравился театр. И я всегда уважал искусство. Просто, у меня времени нет, чтобы ходить туда. Да и, одному там скучно. — Признался Коля.

— Ну точно, проходимец! — Я снова не сдержал смех.

— Ой, да ладно! Как будто ты там часто бываешь! Тоже мне ценитель искусства нашелся! — Завозмущался он.

— Хех! Да ладно. Ты мне лучше про Катю расскажи. Как у вас там, продвигается ваши отношения?

Коля пожал плечами:

— Честно говоря, даже не знаю, что и ответить. — Как-то уныло произнес он. — Пока мы просто видимся, гуляем, общаемся. Как друзья. — Неуверенно добавил он. — Я бы, конечно хотел чего-то большего, чем просто общение. Но с другой стороны, может, так даже интереснее, когда все постепенно развивается? — Сам себя подбодрил он.

— Так что, вы совсем как друзья? — Даже немного удивился я.

— Да не то чтобы друзья, нет… Ну, просто с ней все не так, как с остальными. — Он замолчал ненадолго, словно обдумывая собственные слова — А ты чем занимался эти дни? — Сменил он тему.

— Я в основном работал над статьями. Еще был на дне рождении Марины, супруги Жени. Да, и там, кстати, с девушкой одной познакомился. Даже, успел с ней увидеться один раз.

— Да? — Заинтересовано спросил Коля. — И что за девушка?

— Одна знакомая Марины. Они бывшие сотрудницы, когда-то, вместе работали. Я ж говорю, познакомился с ней на дне рождении, потом, подвез ее домой. А в среду я позвонил ей, предложил встретиться.

— Ну и? — Потребовал Коля, продолжения рассказа.

— Да ничего особенного. Мы просто посидели, кофе выпили.

— Пф, — Разочаровано произнес Коля, — Так, ты еще с ней собираешься видеться? У тебя на нее планы, или так, ничего особенного?

— Мы сегодня как раз встречаемся. А насчет планов, пока еще не знаю. Но у меня есть кое-какие соображения.

Коля недоверчиво посмотрел на меня:

— Соображения? — Переспросил он, — То есть?

— Понимаешь ли, — Я отпил немного кофе, только что принесенного Ирой — Как-то с Олесей, у меня состоялся разговор. Я тебе про него рассказывал. Если помнишь, она приезжала ко мне ночью недавно?

— Ну, да. После "Quest" сразу. — Вспомнил он. — У нее тогда, вроде депресняк был.

— Во-во, — Подметил я. — Именно. Так вот, — Продолжил я. — В тот вечер, мы много с Олесей разговаривали про отношения. Касалось это в основном мужчин. Мне пришлось выслушать про то, как мужчина может разрушить отношения, и вообще, испортить жизнь женщине. Все конечно сводилось к одному и тому же: измена, ревность, лишение личных прав и свобод. Вообщем, все по стандартной схеме. А когда я спросил, каким должен быть идеальный мужчина, я получил вполне предсказуемый ответ: который бы не изменял, не ревновал, и отпускал везде. Ну и понятно, что при этом любил, понимал и так далее. И вот после этого разговора, меня не перестает волновать вопрос: а что будет, если мужчина так и будет себя вести, идеально? Как женщина оценит это, и к чему это приведет?

Коля очень внимательно меня слушал. Казалось, он пытается поймать каждое мое слово, однако эти слова в совокупности, не доносят до него какой-либо смысл. Он выглядел немного растерянным.

— Что ты имеешь ввиду, под словом идеально? — Уточнил он. — Не изменять, не ревновать?

— Да. Но самое главное, это дать женщине полную свободу. Разрешить ей все. Целиком доверить отношения в ее руки.

— Все равно, я немного не понимаю. Что тебе это даст? — Коля продолжал находиться в недоумении.

— Как бы тебе объяснить? Понимаешь ли… — Я закурил и продолжил. — Все дело в том, что Олеся, Аня, и моя новая знакомая Оля, все они считают, что виновниками в расставаниях, ссорах, изменах, — являются мужчины. И так, считают многие женщины. Все наверное! В некоторых случаях, они правы, но зачастую, они не видят и своей вины. Я хочу сказать, что они создали для себя образ "идеального" мужчины, чтобы оправдать свои поступки. Однако они не отдают отчет тому, что такой вот "идеальный" мужчина, сам по себе уже является причинной для развала отношений.

— Ты хочешь сказать, если мужчина будет, как ты выразился, идеальным, отношения развалятся?

— Да.

— Почему?

— Ну, во-первых, то, что не имеет недостатков, уже является недостатком. Во-вторых, отсутствие ревности со стороны мужчины, будет воспринято, как его незаинтересованность в женщине, самой женщиной. В-третьих, неограниченная свобода, это наиболее вероятный путь к измене. И потом, женщина привыкла видеть мужчину именно таким: именно с такими, характерными ему ошибками и слабостями. И если он будет не похож на остальных, она будет воспринимать его с опаской и недоверием.

— Ну, даже не знаю. — Засомневался Коля. — Конечно, звучит это все довольно убедительно, но я думаю, ты немного усугубляешь.

— В принципе, я даже полностью не уверен в своей правоте. Но именно это я и хочу проверить.

— Ну, дело конечно твое. Если тебе нравится проводить опыты над собой, то… — Коля не стал продолжать, он просто пожал плечами.

Потом мы стали общаться на другие темы. Коля немного рассказал мне о своей работе. Пожаловался на клиентов. Поделился планами о закупке за рубежом нескольких авто. Я кое-что рассказал о своих статьях. Мы выпили еще по чашке кофе, и поехали по домам.

Ровно в 20–00 я уже стоял под домом Оли. На этот раз, она не заставила себя долго ждать.

— Привет! — Она подошла ко мне, и поцеловала меня в щечку. Я ждал ее возле подъезда.

— Привет! — Я вручил ей небольшой букетик цветов, что захватил по пути в цветочном киоске.

— Ой! — Не ожидала Оля. — Как приятно! Спасибо! — Она поцеловала меня в щечку еще раз.

Я взял ее за ручку, и мы не спеша направились к машине. Мой жест ничуть не смутил Олю, и по-моему, даже приятно ее удивил.

— Куда сегодня поедем, снова в "Rio"? — Взглянув на нее, спросил я.

— Да, давай в "Rio"! — Согласилась она. — Только мы ненадолго, ладно? У меня еще работы много!

— Хорошо, — Кивнул я.

Мы сели в машину, и направились по уже знакомому маршруту.

В "Rio", снова было полно посетителей. Мы заняли тот же единственно-свободный столик, что и в прошлый раз. Почему-то нам везло на него.

К нам подошла знакомая официантка Маша.

— Здравствуйте! — Широко улыбаясь, поздоровалась она. Мне показалось, что ее улыбка была не жестом гостеприимности, а скорее, содержала какой-то подтекст, понятный только ей и Оле. — Что будете заказывать?

— Привет Маш! — Оля так же встретила ее улыбкой.

Оля заказала себе латтэ и тирамису, а я, как обычно американо с молоком, и мультивитаминовый сок.

— Ты Машу давно знаешь? — Как бы невзначай поинтересовался я.

— Машу? — Удивил ее мой вопрос. — Ну несколько лет точно. Она давно здесь работает уже. Я здесь с ней и познакомилась. А что такое?

— Да нет, ничего. Я просто вижу, что вы хорошо знакомы, вот и решил спросить.

— Ну конечно мы хорошо знакомы! Я же тебе говорила, я часто здесь бываю!

— Понятно. — Я улыбнулся Оле, чтобы дать понять ей, что эта тема закрыта.

— Чем ты занимался эти дни? — Как бы невзначай спросила Оля.

Для себя я перевел ее вопрос, как: "Куда ты пропал на три дня?".

— Да ничем особенным. Работал, отдыхал, с людьми встречался, вообщем, ничего интересного. — Я нарочно не задал ей встречный вопрос. Мне интересна была ее реакция на мой ответ. Я предполагал, что она обязательно уточнит про мои встречи.

— Понятно. — Ответила она, показав свое равнодушие. — А что за встречи, тоже по работе?

— Ну, частично да.

Что же теперь спросит она? — Подумал я. Ответ "частично", должен ее навести на ревностные мысли. Проявиться ли она у нее, ревность?

— Ясно. — Ответила Оля. Она постаралась сделать это как можно безразличнее, но ее взгляд, выдавал иные эмоции. Как минимум, мой ответ, это было не то, что она хотела услышать.

— А у тебя как дни прошли? — Спросил я. — Как успехи на работе?

— На работе все как всегда. Правда, сейчас заказов мало. Особо то и заняться нечем. Сидим в основном в Интернете целый день, развлекаемся. Ждем других заказов.

Еще полчаса назад, Оля утверждала, что у нее много работы, — Вспомнил я.

— А кроме работы, тоже ничего интересного. — Продолжила Оля. — Ну, разве что виделась кое-с кем. — Ненавязчиво так, сообщила она.

Я ожидал такой ее ответ, но решил не проявлять заинтересованности в подробностях.

Официантка принесла нам кофе, сок и пирожное для Оли. Снова о чем-то переглянувшись с ней, Наташа расставила наш заказ, и поменяв пепельницу, удалилась обслуживать другие столы.

Я отпил немного кофе, закурил, и опять перевел внимание на Олю:

— Расскажи мне про свою работу, чем именно ты занимаешься?

— В основном, это реклама. — Не спеша помешивая латтэ, начала она. — Нам поступают заказы, от различных фирм, начиная от визиток, и заканчивая рекламными щитами. У нас в штате несколько дизайнеров. Мы делим между собой заказы, и выполняем их. Но, бывает и другая работа, например, разработка интерьера для какого-нибудь помещения, или даже жилого дома. Это моя любимая работа! Вот, скажем, ты решил сделать у себя ремонт. Но ты сомневаешься: какого цвета положить паркет, как покрасить стены, какие потолки лучше сделать, и как все это вместе, будет смотреться. Тогда создается точная копия твоей квартиры, или комнаты, на компьютере. Там можно добавлять что-то, убирать, менять местами, пробовать разные цвета. Другими словами, ты наглядно увидишь, результат будущего ремонта. — Она рассказывала с таким интересом, с таким фанатизмом, что мне даже тяжело было поверить, что Оля может быть так предана своей работе.

— Действительно, это очень удобно. — Согласился я. — И часто у вас такие заказы?

— Нет, довольно редко. Чаще с такими заказами я работаю на дому, то есть напрямую с клиентом.

— И у тебя хватает на это времени?

— Ну, как сказать. Конечно не всегда, но я стараюсь успевать вовремя. Приходится иногда и до ночи посидеть, но что поделаешь, это мой заработок. — Она весьма спокойно это говорила, без амбиций и гордыни, за свои слова. — Вообще, я планирую уйти с работы и открыть свою фирму. Или просто работать дома, потому как, в последнее время, я еле успеваю справляться с заказами.

— Думаю, это разумно. — Поддержал я ее.

Оля выглядела очень бесхитростной сейчас, без всяких проявлений напыщенности и самолюбия. Мне нравилась она такой. Мне нравилось как она говорит, и хотелось ее слушать.

— Теперь, расскажи мне про себя! — Настоятельно попросила она. — Ты говорил, что ты журналист. В чем заключается твоя работа? — Она посмотрела на меня очень внимательно.

— Я пишу статьи для газет и журналов. В основном, для "Мегаполиса", но бывают и другие заказы. Работа из себя, ничего особенного не представляет. Мне просто необходимо написать статью, из готового материала.

— То есть, материалы готовишь не ты? — Удивилась Оля.

— Нет, мне дают готовый материал.

— А в чем суть тогда? Ты просто пересказываешь содержимое?

— Ну, вроде того. — Усмехнулся я.

Оля в недоумении посмотрела на меня.

— Так а… — Она хотела продолжить, но, похоже не нашла слов.

— Ну, понимаешь, — Начал разъяснять я, — Мне дают текст, с описанием какого-нибудь события, например. Содержимое представляет собой описание данного события, простыми, доступными словами, которые записывал человек, присутствующий там. Текст в такой форме, нельзя пустить в печать. Вот из него, я делаю статью, такую, чтобы смысл сохранился, и читать было интересно, понимаешь?

— Теперь, вроде понимаю. Только вот непонятно: а те люди, которые собирают материал, для тебя, сами писать не умеют?

Я засмеялся.

— Их работа состоит в том, чтобы его собрать, а моя — чтобы сделать статью. Так же как вы на фирме делите заказы между собой, так и мы — разделяем труд. — Пояснил я.

Кажется, Оля была далека от всего этого, и ей все равно оставалось непонятным, почему наша работа, складывается, именно таким образом.

— Понятно, — Ответила она. — И как давно ты там работаешь?

— Уже несколько лет.

— А раньше, чем занимался?

— Не поверишь — работал дизайнером.

— Дизайнером? — Возбужденно переспросила Оля. — Где? — У нее загорелись глаза. Она поедала меня взглядом, ожидая ответ.

— Во многих местах. Одно время, даже трудился над рекламой, но потом переквалифицировался на Веб-дизайн. Потом, как-то меня занесло в "Мегаполис". Там я занимался их страничкой в Интернете. А как-то однажды, я попробовал написать статью для их газеты. Эта статья попала в руки главного редактора. И вот, с тех пор, я пишу для них.

— А дизайнером, уже не работаешь?

— Нет. Эта работа мне больше нравится. Тем более, она значительно выше ценится.

— Так странно все вышло у тебя. Работал по одной специальности, а нашел себя, совершенно в другом. Прямо судьба! — Восторженно произнесла она.

— Может быть и так. А ты веришь в судьбу?

— Я верю. — Убежденно ответила Оля.

— И то, что мы сейчас здесь сидим, это тоже судьба?

Она улыбнулась:

— Ну, раз мы здесь сидим, значит, так и должно быть.

— Но, если бы я не позвонил, мы бы здесь не сидели.

Мне было очень интересно, что на это ответит Оля.

— Но, ведь ты позвонил! — Выкрутилась она.

— Да. — Ответил я, словно, в чем-то признался только что.

— А скажи мне, — Оля немного замялась, как будто, даже стеснялась спрашивать дальше, — Почему ты только сегодня мне позвонил?

Наконец решилась спросить, — Подумал я. — Значит, я все-таки был прав, насчет того, что ее этот вопрос интересовал еще с самого начала.

Я сделал вид, что не совсем понял вопрос:

— Не знаю, просто захотелось позвонить, именно сегодня. — Специально ответил я неоднозначно.

Похоже, ее не совсем устроил такой ответ:

— А до этого, значит, не хотелось?

Я продолжал создавать видимость неясности для меня, в ее вопросе:

— Нет, ну почему же? — Возразил я. — Просто сегодня выходной день, поэтому, именно сегодня я и позвонил. А надо было раньше?

Кажется таким вопросом, я застал Олю врасплох. Не зная, как лучше ответить, она, похоже просто сказала первое, что пришло в голову:

— Не знаю. Тебе решать.

— Решать, когда нам встречаться? — Поймал я Олю на ее же словах.

— Нет, когда позвонить. А когда нам встречаться — решу я! — Оля довольно улыбнулась, чувствуя себя победителем в этой словесной битве.

Я с достоинством принял поражение, и тоже, ответил ей улыбкой.

В дальнейшем нашем разговоре, я перестал использовать какие-либо приемы, для выведывания полезной для себя информации. Я просто наслаждался беседой с ней. Она тоже, вела себя очень естественно, что делало наше общение очень теплым и комфортным. Мы провели вместе еще около двух часов. За это время, мы обсудили множество самых разных тем, которые только можно было обсудить. Часы с Олей летели незаметно, и о времени мы узнали, только благодаря официантке, которая сообщила нам о закрытии кофейни.

Я отвез Олю домой. Она снова поцеловала меня в щечку, и поблагодарила за хорошо, проведенное время. В этот раз, я не говорил о том, что я позвоню, а просто сказал "До встречи!".

Эта встреча с Олей произвела на меня приятные впечатления о ней. Я увидел ее другой, нежели при встрече в "Арго", или на первом нашем свидании. Свидании? Да, наверное, свидании. Наверное, стоит признать, что я бы хотел продолжения отношений с ней. Именно свидании!

Я удивлен, что Оля так быстро смогла отказаться от своего образа. Что ее недоступность и показное тщеславие отступили. Я рад, что она похожа на остальных девушек. Рад, что она ревнует, и не может это чувство спрятать. Что она пытается быть хитрой, но ее хитрость не имеет места в ее взгляде. Мне приятно, что с ней можно вести себя как с остальными, предугадывать ее мысли, читать ее действия, уметь влиять на ее поведение. Она женщина — она не умеет прятать за своей красотой свои истинные чувства. Она настоящая.

Следующий весь день я пробыл дома. На улице шел дождь, и мне никуда не хотелось выбираться.

Утром понедельника, я уже был в "Мегаполисе", и сидел в кабинете Нины, ожидая новый материал. Пока та бегала по всей редакции, собирая для меня работу, я, развалившись в ее кресле, наслаждался первой за сегодня чашкой кофе. Мне пришлось находиться в гордом одиночестве около получаса. Потом в дверях кабинета, наконец, появилась Нина. В ее руках находилась толстенная пачка бумаг. С каждым моим посещением редакции, мне предлагали все больше и больше работы. Я особо не упирался, и брался за все, что мне дают. Писать для меня не составляло труда, а тем более, сейчас, когда у меня была масса свободного времени.

— Это все мне? — Спросил я у Нины.

— Вот эти вам — они срочные, — Она подошла к столу, отобрала часть материала и передала мне, — А эти, выходят аж на следующей неделе, так что можете пересмотреть, и, если что… — Она не успела досказать. Я не смотря, взял у нее оставшиеся бумаги, сложил их вместе с теми, что она дала мне только что, и положил их себе в сумку.

— Я заберу все.

— Хорошо, — Улыбнувшись, согласилась Нина, — Тогда, мы с вами должны увидеться в четверг, а остальные статьи, можете завезти до следующего вторника.

— Мы обязательно с вами увидимся в четверг! — Сидя на кресле, я подъехал к ней поближе, взял ее за руку и посмотрел на нее.

— Ну…, ну хорошо. Тогда в четверг, — Повторила она, — П-простите, мне надо выйти, — слегка заикаясь от волнения, сказала Нина, и, забрав от меня руку, быстро удалилась из кабинета.

Я не стал дожидаться ее, и покинул редакцию.

После "Мегаполиса" я поехал домой, где занялся новыми статьями. Мою работу прервала Олеся, которая позвонила мне, и предложила встретиться. Не смотря на то, что у меня не было желания куда-либо выезжать, я согласился. Ко мне все равно скоро должна была придти Антонина Сергеевна, и поработать в тишине, у меня бы не вышло.

Встречу, мы назначили, как обычно, в "Эспрессо", куда я приехал уже через полчаса. Олеся появилась немного позже. Не торопясь, что было довольно не характерно для нее, она подошла ко мне, поцеловала меня в щечку, и присела за столик. Она выглядела очень спокойной и размеренной. Не спеша, она выложила на стол мобильный телефон и сигареты. Я внимательно наблюдал за каждым ее движением. Потом, Олеся подкурила сигарету, и, облокотившись на диван, посмотрела на меня.

— Что такое? — Возмутилась она. — Откуда такой взгляд?

— Ты сегодня не работаешь? — Удивился я.

— Ха, так вот в чем дело! — Олеся засмеялась. — А я то думаю, чего ты так на меня смотришь! Нет, сегодня я решила сделать себе выходной. Точнее, у меня была назначена встреча одна, еще с утра, но я проспала, и пришлось ее отменить.

— Проспала? — Повторил я. — Это на тебя не похоже. По всей видимости, тебе кто-то в этом помог.

Олеся улыбнулась.

— Вот, Литовский, ну ничего от тебя не скроешь!

— Не могу с тобой не согласиться. — Я тоже подкурил себе сигарету. — Я так понимаю, помощником был Андрей?

— Я удивляюсь твоей проницательности! — Усмехнулась она.

Мне показалось, что она была не очень расположена к беседе по поводу ее отношений с Андреем, поэтому я не стал спрашивать дальше.

— Что у тебя на работе нового? Как обстоят дела с моей книгой? — Сменил я тему.

— С книгой все отлично! Так что скоро, жди пополнения на своей кредитной карточке! — Гордо заявила она. — Пока, первый тираж был 100 тысяч экземпляров. Но, думаю, наверное, будет и второй тираж. Посмотрим.

— Я ни чуть в вас не сомневался, Олеся Николаевна, — С задором ответил я.

— Ну, Литовский, будешь продолжать писать в том же духе, тогда еще увидишь, на что способна Жуковская Олеся! — Она ответила, вроде бы шутя, но чувствовалось, что свои слова, она воспринимает всерьез.

— Ну, раз такое дело, предлагаю отметить первый тираж "Happy End"!

Устремив свой взгляд куда-то наверх, Олеся застыла на несколько мгновений. Я так понял, она обдумывала мое предложение. Потом, она перевела взгляд на меня:

— Ну, если по чуть-чуть, то можно. Не хотелось бы днем, уже напиваться. — Объяснила она, — Да и, тем более, я за рулем. — Еще добавила Олеся.

— Я тоже.

Мы позвали Иру, и попросили принести 200 грамм коньяка, партию лимончиков, и плитку черного шоколада.

— Ну, — Разливая по бокалам коньяк, сказал я, — За, надеюсь успешный тираж, за возможное его продолжение, и за нас!

— Присоединяюсь! — Ответила Олеся, поднимая свой бокал.

Мы выпили немного.

— Чем занимался эти дни? — Отламывая кусочек шоколадки, спросила Олеся.

— В основном был дома, работал. Толком даже нечего рассказывать. А ты?

Олеся вкратце рассказала мне, как она провела эти дни. В основном, это касалось ее работы, и моей книги. Про Андрея, она не упомянула ни разу.

Потихоньку, мы допили коньяк. Теперь Олеся стала сговорчивее, и ей самой уже хотелось поделиться со мной:

— На днях, кстати, познакомилась с дочкой Андрея! — Похвастала Олеся. — Такая хорошенькая девочка! Любочкой зовут. Очень похожа на него. — Умилительно так рассказывала она. — Мы все втроем ходили гулять в парк!

— А как она тебя восприняла?

— Отлично! Знаешь, мы сразу нашли с ней общий язык. Даже Андрей удивился, что у меня с первого раза, все так хорошо сложилось с ней. Она очень много всего мне рассказывала: про свой садик, про бабушку, даже про маму свою.

— Про маму? — Уточнил я.

— Ну да, про маму. Они видятся несколько раз в неделю. Андрей не против этих встреч, да и Любочка к матери очень хорошо относится. — Довольно спокойно разъяснила мне Олеся, без единой капли проявления ревности.

— А как Андрей ладит со своей бывшей женой? Он не рассказывал?

— Ну как… — Олесе видимо не понравился мой вопрос. — Они развелись, и между ними уже ничего быть не может! Они просто как старые знакомые! — Уверенно заявила она. — Мне Андрей тоже самое говорил!… А насчет того, что они видятся, так это только тогда, когда мать берет Любочку к себе. Он же не может запретить встречаться матери со своим ребенком!

— А часто мать берет Любу к себе?

— Два раза в неделю… Ну Рома, что здесь такого? Она же ее мать! — Убеждала меня Олеся. Хотя в этом надобности не было. Я не имел в своем вопросе какой-то подтекст. Но судя по тому, как рьяно Олеся пыталась уверить меня, этот подтекст видела она сама.

— А ты его жену видела? — Просто стало интересно мне.

— Нет. Жену я не видела. Зато, с его матерью познакомилась.

— С матерью? — Удивился я. — И как тебя приняла его мама?

— Очень хорошо приняла. Она оказалась очень милой женщиной. Правда, нам не удалось с ней хорошенько пообщаться, мы недолго с ней виделись. Но за то время, что мы были вместе, она была очень гостеприимна и приветлива.

— Да, я смотрю, ты уже со всей свитой Андрея успела познакомиться. Осталось только его бывшую повидать!

— Хах, — Усмехнулась Олеся, — Вот как раз этой встречи, я надеюсь, не произойдет! Какие бы отношения между Андреем, и его бывшей женой, сейчас не были, я все равно не смогу спокойно, наблюдать их вместе. Я прекрасно знаю, что такое бывший, а тем более муж, — Она попыталась словить мой взгляд, дабы убедиться в том, что я действительно ей верю. Я положительно кивнул ей головой, мол: "я не сомневаюсь, что ты знаешь". Она продолжила: — С таким, даже измена, изменой не считается! А мне, малейшего повода вполне достаточно для ревности. Так что, думаю, лучше бы нам с ней не видеться. — Выдержав, небольшую паузу она добавила — Да и ему тоже! Разве что, по делам Любы, не более.

Потом Олеся более подробно рассказала мне, как она провела эти выходные с Андреем. В Субботу, они вместе с его дочкой ездили гулять в парк, были на аттракционах, а потом обедали в "Макдоналдсе". Судя по всему, от Любочки Олеся была просто в восторге. Она так воодушевленно про нее говорила, словно это был ее собственный ребенок. Это было вполне понятно, ведь своих детей у Олеси никогда не было. В этот же день, вечером, Андрей познакомил ее со своей матерью, к которой они отвозили Любу, после дневной прогулки. Именно она то, в основном и занималась, воспитанием Любочки, потому как сам Андрей, был часто на работе, и лишь вечерами, мог брать дочку к себе. Следующий день, Олеся с Андреем снова провели вместе, правда, на этот раз уже вдвоем. Они ходили в кино, были в ресторане, и гуляли по городу. Когда Андрей проводил Олесю домой, та пригласила его к себе, где он и остался на ночь. Это была их первая ночь вместе.

— Когда ж уже ты, Литовский, обзаведешься семьей то, а? Сколько ж можно в холостяках ходить? — Серьезно так спросила Олеся, закончив свой рассказ.

Я усмехнулся:

— Вот, еще один роман напишу, и сразу же женюсь!

Олеся засмеялась:

— На ком?

— Да, на первой встречной! Чего судьбу испытывать, искать чего-то? Выйду с утра пораньше на улицу, и, кого первую увижу, на той и женюсь!

— А ты все шутишь, Литовский! Вот что тебе мешает, определиться? — Откровенно так поинтересовалась Олеся.

Я понимал, что она сейчас просто была под впечатлениями своих отношений с Андреем. И ей казалось, что я не понимаю ее чувств. Ей хотелось объяснить мне, какими прекрасными могут быть чувства. Хотелось, чтобы я тоже испытал то счастье, которое испытывает она.

Но я не слишком серьезно воспринял ее вопрос, потому как понимал, что ко всему прочему, Олеся сейчас находится, и под действием коньяка тоже. Она никогда раньше меня об этом не спрашивала. Поэтому мне не хотелось отвечать ей, и я предпочел не развивать эту тему дальше.

— Да с чего это, ты меня женить вдруг решила, Олеся? А романы тебе кто писать будет? Я вот, подожду, пока ты замуж выйдешь, а вслед за тобой, уже и я женюсь, договорились? — Попытался я отвлечь ее.

— Хм, ну хорошо. Договорились! — Олеся ехидно улыбнулась, как бы давая мне понять, что ее свадьба, уже, возможно не так далека.

Я ничего не ответил ей.

Некоторое время, мы сидели молча. Олеся смотрела куда-то в сторону, и думала о своем. Я лишь мог догадываться, что ее мысли, скорее всего, о ее будущем, с Андреем и его дочкой Любочкой. А я смотрел на Олесю, и пытался представить ее в свадебном платье, с букетом невесты в руках. Это было не простым занятием. Я настолько привык видеть Олесю одинокой и независимой, что даже мои фантазии, не позволяли мне отдать ее под венец. Она для меня была, как стереотип незамужней женщины, как образ стервозной бизнес-леди, как женщина, понимающая в отношениях немного больше остальных, и поэтому, не верящая в них.

Наше молчание прервал телефон Олеси. Звонили, судя по всему из издательства. После разговора, Олеся посидела со мной еще немного и уехала улаживать какие-то проблемы на работе. Я остался в "Эспрессо" один. Домой мне ехать не хотелось, поэтому я заказал себе еще чашку кофе, сходил в машину за ноутбуком, и, устроившись поудобнее на диванчике, стал рыться в Интернете, в поисках чего-нибудь интересного. Так, просидев около часа, я все же решил вернуться домой. По пути, я заскочил в банк, снял немного наличных. Потом заехал в супермаркет, купил себе продуктов, сигарет и взял пива, и различной закуски, вроде рыбы и креветок. Сегодняшний вечер, я решил провести время в компании с любимыми фильмами и выпивкой.

Сегодня был четверг, а это значило, что мне надо было ехать в "Мегаполис" сдавать свою работу. Предыдущие два дня, я провел дома. За это время, я успел написать все статьи, которые мне дала Нина.

Я заварил себе кофе, и вышел курить на балкон. На часах было начало 10-го, и в моем распоряжении, было практически сорок минут, для того, чтобы добраться до "Мегаполиса" вовремя. На улице было довольно прохладно, и кажется, собирался дождь. Стоя в легком халате, я довольно быстро замерз и вернулся на кухню. Допив кофе, которое служило мне одновременно и завтраком сегодня, я собрался, и поехал в редакцию.

Нина выглядела сегодня особенно привлекательно и сексуально. Ее волосы, были аккуратно зачесаны назад, и собраны в хвостик. На ней была одета черная, обтягивающая юбка, длиной ниже колен, белая рубашка с широким воротником и небольшой, практически не затянутый, галстук. Едва я увидел ее, как меня тут же стали одолевать пошлые мысли. Не могу сказать, что точно повлияло на мое желание: ее соблазнительная красота, или то, что у меня уже неделю не было секса, но я безумно хотел каждый сантиметр ее тела. Верхние пуговицы ее рубашки, не были застегнуты, и каждый раз, когда Нина наклонялась над столом, за которым я находился, чтобы взять что-то, передо мной обнажалась ее округлая грудь, прекрасно смотрящаяся в ее белом, кружевном бюстгальтере.

Нина стояла напротив меня и пересматривала статьи, что я привез только что. Перебрав их все, она снова нагнулась, чтобы положить их в дальний угол стола, возле ее компьютера. Я провожал взглядом, каждое ее движение. Возбуждение дурманило мое сознание. Мне казалось, что кровь закипит в моих венах, и хлынет сейчас тяжелым напором прямо в голову. Я чувствовал по всему телу дрожь.

Нина видела мое напряжение, но продолжала искушать меня. Она выронила один из листков из общей пачки бумаг. Листик приземлился прямо под стулом, на котором я сидел.

— Я подниму, — Робко сказала она, и присев на корточки передо мной, полезла одной рукой под стул, чтобы достать листик. Вторая рука, непроизвольно легла на мою ногу. Она вытащила листик. Увидев, что ее рука, находится на мне, она быстро убрала ее, и, покраснев, сказала, — Извините!

Но я уже не слышал ее. Только слабое эхо ее тонкого голоска донеслось до меня, где-то на заднем фоне. Я быстро вскочил со стула, и прижал Нину к себе. Она, резко вздохнув, немного отскочила от меня от испуга, но я вернул ее в прежнее положение, прижав ее снова. Она еще раз вздохнула. Я медленно прошелся рукой по ее спине, от талии до шеи. Моя ладонь легла ей на затылок. Несколько мгновений, мы простояли вот так вот, молча смотря друг на друга. В моей голове сейчас происходили непонятные вещи. Я одновременно думал о глупости свершаемого мной поступка, и тут же наслаждался красотой Нины, и уже, непреодолимым желанием заполучить ее прямо сейчас. Нина была испугана. Ее губки дрожали, и, кажется, она хотела что-то сказать, но не успела. Я поцеловал ее. Она ничуть не отпиралась. Мы продолжали целоваться. Я чувствовал жар от ее тела, она вся горела. Я слышал, как из ее рук, выпал листок, и прошуршал по полу, где-то возле дивана. Нина вцепилась одной рукой мне в волосы, а второй, крепко прижала меня к себе. Я задрал кверху ее юбку, обнажив ее прелестные ножки в чулках, и посадил Нину на стол. Какие-то бумаги, и еще что-то, вроде ручек, или карандашей, свалилось на пол. Я запустил руку в ее белые, уже влажные трусики. Нина стала дышать чаще, и периодически издавать негромкие стоны. Она обхватила меня двумя ногами, и сильно прижала к себе. Второпях я расстегнул ей рубашку. Я стал целовать ее в шею и грудь. Оттянув чашечки ее бюстгальтера, я добрался до ее сосков, и тут же, жадно вцепился в них губами. Нина торопливо стала расстегивать мои брюки…

Я взял ее прямо на столе. Все произошло очень быстро.

Потом, Нина, спешно привела себя в порядок и вышла из кабинета, не сказав мне не слова. Она отсутствовала минут 20. Когда она вернулась, я все так же продолжал сидеть на ее кресле. Моя голова была откинута назад, а глаза закрыты. Я пытался проанализировать произошедшее, но в голову не лезло ни одной путной мысли. Все было как-то смешанно и туманно. Я решил пока об этом не думать. Но как теперь себя с Ниной вести, я не знал.

В ее руках, был новый материал. Волосы Нины снова были аккуратно собраны в хвостик, а на губах опять появилась помада.

— Есть только такой материал, если захотите, можете взять, — Почти прошептала Нина, передавая мне бумаги. Ее голос дрожал. Казалось еще чуть-чуть, и она заплачет.

Я посмотрел ей в глаза, они блестели от набегающих слез. Чтобы скрыть их, Нина отвернулась в сторону и стала вытирать глаза салфеткой. Затем она снова быстро покинула кабинет. Я не стал дожидаться ее возвращения, взял новый материал и вышел из редакции.

Вернувшись домой, я закинул материал на кровать в комнату, и пошел на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Заниматься работой сейчас, у меня не было никакого желания, более того, я даже чувствовал отвращение, к материалу, что привез только что. Сложно описать то, что творилось у меня в голове сейчас. С одной стороны, мне было, безумно жаль Нину, а с другой — меня охватывала гордость, за содеянное.

Каждая минута, потраченная на размышление о Нине, отдаляла меня от чувства сожаления к ней. Мое самолюбие безупречно защищало меня от ощущения вины. То, что произошло, я расценивал, как неминуемое, которое, все равно случилось бы рано, или поздно. В итоге я пришел к выводу о том, что мы с Ниной, оба получили, что хотели, разве что восприняли по-разному.

Я потушил сигарету, допил кофе, и вернулся в комнату, чтобы заново пересмотреть материал. Вскоре, мои намерения поработать, прервал приход Антонины Сергеевной.

Чтобы не мешать ей, проводить уборку, я решил отправиться куда-нибудь в город, и заодно, нормально позавтракать.

Я не стал далеко выбираться, и поехал в "Олимпус", греческий ресторан, располагающийся неподалеку от моего дома. Там я заказал себе порцию контосувли (жареное мясо на вертеле), куриный суп и черный греческий кофе. С пребольшим удовольствием, приговорив все это, я стал думать, чем заняться дальше.

Я подумал о том, чтобы встретиться с Олей сейчас. Хотя я планировал предложить ей увидеться вечером, но решил, попробовать увидеть ее и в обед тоже.

Я написал ей сообщение со своим предложением. Она почти сразу ответила, написав, что если я потороплюсь, у нее будет в распоряжении около получаса. Тогда я быстро рассчитался за свой заказ, и направился на работу к Оле.

Спустя некоторое время, мы уже сидели в кафе, недалеко от ее работы.

— Что надоумило тебя предложить встретиться днем? — Оля задала вопрос, даже не поднимая голову, чтобы посмотреть на меня. Ее взор был в тарелке. Она не спеша, ковырялась ложечкой в пирожном, которое только что принесла официантка.

— Ну, просто я побоялся, что не дождусь вечера. — Я смотрел на нее, в ожидании, когда же она, наконец, оторвет взгляд от тарелки. Но она упорно продолжала игнорировать меня.

— То есть ты планировал увидеться сегодня вечером?

Слово "планировал" вызвало у меня подозрение на то, что следующие ее слова, будут довольно каверзного содержания, но, не смотря на свои предположения, я ответил положительно:

— Да.

— А с чего ты взял, что у меня вечером получилось бы встретиться с тобой? — Приподняв голову, Оля посмотрела на меня. Ее интонация выражала недовольство моей уверенностью в будущей встрече.

Ну вот, — Подумал я. — Чего ожидал, то и получил.

— Я не думал, про то, получится или нет. Я на это надеялся. — Своими словами я попытался разрядить обстановку, и придать нашему разговору более дружелюбный и не замысловатый характер.

Похоже, мои слова не помогли. Оля ничего не ответила. Она смотрела куда-то сквозь меня. На ее личике, было явно выражено недовольство. Я понимал, что причина ее негодования, это то, что я снова пропал на несколько дней, с нашей последней встречи. Но именно этого я и добивался — ее ревности.

— Почему ты такая сердитая сегодня? — Как ни в чем не бывало, спросил я. — У тебя что-то случилось? — Я улыбнулся ей, и взял ее за руку.

— Да нет, у меня все нормально! — Довольно резко ответила она, но свою руку из моей, не убрала.

Я решил больше не приставать к ней с вопросами, и дать ей немного успокоиться. Некоторое время, мы сидели молча. Я продолжал держать ее ручку, хотя это и мешало нам, нормально пить кофе и есть пирожные. Поглаживая ее пальчики, я пытался все время смотреть ей в глаза. Периодически наши взгляды встречались, но при этом, она тут же отводила свой взгляд в сторону.

— Что нового на работе? — Снова я попытался прервать наше молчание.

Еще с минуту Оля ничего не говорила. Потом улыбнувшись, словно ни в чем не бывало, она посмотрела на меня, и ответила:

— На работе все хорошо, спасибо. Нового ничего, заказов, правда, стало немного больше. А так, все как всегда. — Ее тон стал намного доброжелательнее, чем с начала нашего разговора. — А у тебя как дела?

— Когда я вижу, твою улыбку, у меня все становится хорошо.

— Неужели, для тебя, так много зависит от моего настроения? — Оля сжала мою руку, и я почувствовал тепло от ее маленькой ладошки.

— Очень многое! Чем чаще, в моем присутствии ты будешь так же мило и очаровательно улыбаться, тем, лучше я буду себя чувствовать. — Мне было приятно говорить ей такие слова. Еще приятнее, было видеть, что эти слова приятны ей.

— Я тебе открою небольшой секрет, Рома, — Оля взяла меня за кисть двумя руками, и подвинулась ко мне ближе. — Мое настроение и моя улыбка, во многом зависит только от тебя самого.

Для меня, ее слова прозвучали, как признание. Это не было похоже на какую-нибудь словесную уловку, или притворство. Оля не пыталась скрыть своих чувств сейчас. Ее голубые глазки говорили все за нее. Я мог бы понять все без слов, хотя с ними, все получалось более откровенно.

— Ну, я надеюсь, что я буду заслуживать только твои улыбки, — Я медленно поднес ее ручку к своим губам, и поцеловал ее.

Некоторое время за нашим столиком, опять царила тишина. Эти несколько минут безмолвия, таили в себе очень много приятных моментов. Это была тишина, которая сближала нас, сближала лучше всяких слов и поступков. В эти мгновения, можно было дать волю своим фантазиям, для того, чтобы обрисовать себе всю неизвестность будущих отношений. И отталкиваясь от последних, приятных фрагментов нашей встречи, можно было себе позволить представлять эти отношения в желанном для себя аспекте.

— Ой, а сколько сейчас времени? — Оля быстро посмотрела на часы, видимо вспомнив, что ей скоро нужно вернуться на работу

— У тебя еще есть 15 минут, — Опередил я ее.

— Хех! Что-то я совсем забылась, что я на работе! — Усмехнулась она. — А у тебя сейчас тоже перерыв?

— Да, правда, он у меня не по графику. Я жду материал, и поэтому у меня появилось свободное время. — Я не стал говорить ей, что я работаю на дому. Я вообще, старался не распространяться о своем ежедневном расписании, и о своей деятельности. Потому как в дальнейшем, неосведомленность Оли в моем времяпровождении, могла стать для меня отличным преимуществом, в плане личного самоконтроля своей свободы. — Чем сейчас на работе занимаешься? Есть интересные заказы? — Попытался я отвести разговор от себя.

— На работе, ничего особенного, сейчас занимаемся бигбордами, для одной компьютерной фирмы. Они наши постоянные клиенты, поэтому разработка дизайна для них, не представляет собой ничего нового и интересного. Они печатаются по давно готовому шаблону. У них свой фирменный стиль, которого они всегда придерживаются. Поэтому вся работа состоит в том, чтобы поменять какие-то картинки, изменить цифры, слова, и всякие мелочи.

— А дома что? С заказами справилась?

— Да, вот буквально позавчера сдала последний. А вчера, мне уже предложили новый заказ.

— Что-то интересное?

Оля вкратце рассказала мне суть ее новой задачи. Ей нравилось говорить со мной про работу, а мне было довольно интересно ее слушать. Большинство из того, что она мне говорила, я понимал, потому, как имел кое-какие дизайнерские навыки.

Наша беседа не продлилась долго, по причине того, что Оле надо было возвращаться на работу. Я повез ее обратно на фирму. Остановив машину возле входа, я вышел, чтобы открыть ей двери.

— Спасибо тебе, Рома, это был один из лучших моих обеденных перерывов, за последнее время, — Сказала мне Оля, выйдя из машины. Она встала возле меня, как будто ожидая каких-то действий. Сейчас, у меня была отличная возможность, чтобы поцеловать Олю, но, вместо этого, я нагнулся к ее ушку и прошептал:

— А что насчет сегодняшнего вечера, у меня есть шансы?

Оля улыбнулась, и, взяв меня за руку, ответила:

— Думаю да. Но я не обещаю. — Она быстро поцеловала меня в щечку, и торопливо направилась в сторону фирмы. Остановившись возле двери, она обернулась:

— Я тебе позвоню, если что. — Помахав мне ручкой, она скрылась за дверями.

Вместо звонка, я получил от Оли сообщение. Оно пришло около 9-ти вечера. Я в это время находился дома, и тратил свое время на посиделки в Интернете. Оля написала, что она сейчас сидит с подружкой в "Rio", и предложила мне подъехать к ним. Хоть это и нарушало мои планы, потому как я рассчитывал встретиться с Олей тет-а-тет, я все равно согласился.

Когда я приехал, они еще были вдвоем. Подружку звали Наташа. Это была довольно высокая, худенькая брюнетка. На внешность, она ничего особенного собой не представляла. Единственное, на что я обратил свое внимание, так это на ее ногти — очень длинные, с красочным маникюром. После того, как Оля представила нас друг другу, ее подружка, сразу удалилась.

Про Наташу, я был наслышан еще до знакомства с ней. Оля неоднократно упоминала ее в своих рассказах. Особенно часто, ее имя звучало, если дело касалось каких-либо тусовок, или гуляний. Это была ее лучшая подружка, так же не замужняя, и находящаяся в активном поиске своей второй половины.

Через окно "Rio", я наблюдал, как Наташа садится в такси. Заметив это, Оля тоже посмотрела в ее сторону. Потом, обернувшись на меня, спросила:

— Как тебе Наташа?

Я не знал, как воспринимать ее вопрос: как здоровый интерес, или как проявление ревности.

— Не знаю, обычная девушка. — Равнодушно ответил я.

Судя по всему мой ответ ее удовлетворил.

— Ну что, ты дождался материал? — Сразу же сменила она тему.

Я не сразу понял, о чем речь. Потом я вспомнил, что я говорил сегодня Оле в обед.

— Да, правда, его подвезли ближе к вечеру.

— И чем ты все это время занимался?

— Редактировал старые тексты, пересматривал другие статьи. Работа всегда найдется, это же редакция. — Убедительно ответил я.

Оля согласно кивнула, как будто, она знала, что такое работать в редакции, и понимала, о чем идет речь.

— А ты вовремя успела на работу? Не опоздала? — Спросил я у нее.

— Нет. Ну, разве что минут на 5. Но, меня все равно никто не контролирует в этом плане, поэтому насчет опозданий, можно не переживать. Я могу себе это позволить, хотя делаю это редко. — Оля казалась сейчас такой серьезной. Вообще, она всегда такой становилась, когда разговор заходил о ее работе.

Наконец к нам подошла официантка. Если бы она не являлась еще минут 5, мне пришлось бы самому идти к барной стойке и звать ее, потому как, от сигарет, я очень хотел пить.

С неизменной улыбкой, которая, казалось, никогда не сходит с ее лица, официантка приняла у меня заказ, и снова исчезла. В этот раз, мне пришлось ждать свой заказ минут 15. За это время, я бы сам успел: сварить себе кофе, налить сок, все это выпить, и повторить. Оля к такому долгому обслуживанию относилась довольно спокойно, точнее она просто не обращала на это внимания. Для меня же, с непривычки, это было немного дико, и не раз у меня возникала мысль, о том, чтобы выразить свое негодование официантке. Но я этого не делал из-за Оли.

Вообще, у меня сейчас было довольно паршивое, как оказалось, настроение. Меня раздражала обстановка в "Rio", официантка, посетители, которые окружали нас. Все вокруг, казалось, каким-то громким и шумным. Моя голова снова была забита Ниной, и, как бы я не старался о ней сейчас не думать, где-то на подсознательном уровне, меня все равно грызла совесть, за утренние подвиги. Я понимал, что сейчас, не самое лучшее время и место, для подобного рода раздумий, но она все равно не выходила из моей головы.

— О чем ты сейчас думаешь? — Словно чувствуя что-то, спросила вдруг Оля.

Я посмотрел на нее и, понял, что уже достаточно долгое время, мы сидим молча. Все это время, Оля наблюдала за мной. Теперь, я не знал, что ей ответить, и, даже не мог предположить, о чем думала она, когда следила за моим молчанием.

— Да так, ни о чем. Извини!

— Ты выглядишь немного странным, — Оля взяла меня за руку, — У тебя все нормально?

— Ты не против, если мы отсюда уйдем? — Спросил я у нее. — Просто поедем куда-нибудь, или погуляем где-то. — Мне хотелось поскорее покинуть это место. Возможно, таким образом, попытаться оставить мысли о Нине здесь.

Олю слегка удивило мое предложение.

— Ммм, ну-у, не знаю, — Она пожала плечами, — Давай уедем, если хочешь.

Не став дожидаться официантки, я сам пошел к барной стойке, и рассчитался. Когда мы сели в машину, я даже не знал, куда мы направимся. Я просто завел мотор, и поехал по направлению к центру города. По дороге, мы так же ехали молча. Я пытался собраться с мыслями, а Оля, похоже, не знала, что говорить. Я остановил машину возле городского парка.

— Не хочешь прогуляться? — Предложил я Оле. Она посмотрела на меня таким взглядом, как будто не расслышала, или недопоняла моих слов. Я улыбнулся. — Пройтись по парку, — Объяснил я.

Оля пожала плечами. Потом она хотела что-то ответить, но я перебил ее.

— Идем! — Я вышел из машины, и пошел к двери Оли, чтобы помочь ей выйти. Я взял ее за руку, и повел к тротуарной дорожке, которая вела в парк.

Уже было довольно поздно, и, судя по всему, мы были единственными посетителями парка в это время. На удивление, на улице стояла безветренная и спокойная погода, хотя сегодня, практически целый день шел дождь. После кофейни, воздух здесь казался особенно свежим и чистым, хотя он был немного тяжеловат, из-за повышенной влажности. Было достаточно прохладно, но терпимо, если учитывать, то, что мы только что вышли из машины.

Мы не спеша, направлялись вглубь парка. Все дорожки здесь, вели к фонтану, который находился в центре и соединял их между собой. Повсюду были разбросаны опавшие с деревьев листья, которые в своей совокупности разных цветов, создавали своеобразный ковер, устилавший здесь все вокруг. Кое-где проглядывались лужи, словно маленькие зеркала, умело отражавшие тусклый свет фонарей. Время от времени, на нашем пути встречались скамейки, так же мокрые, и усеянные листьями, одиноко стоявшие вдоль дорожки, и напрасно ожидающие своих посетителей. Не желая нарушать тишину, которая так мирно царила здесь, мы продолжали с Олей молча следовать по парку. Вскоре, мы добрались до его середины, и решили остановиться возле фонтана. Стал моросить небольшой дождик, и чтобы укрыться от него, Оля прижалась ко мне, и крепко обняла двумя руками. Я почувствовал, что она дрожит от холода.

— Ты замерзла? — Спросил я, прижимая ее, еще ближе к себе, и закрывая своей курткой ее спину.

— Нет, давай еще постоим! — Тихонько попросила Оля. — Здесь хорошо, — Добавила она, подняв голову на меня. Наши губы оказались на расстоянии всего нескольких сантиметров. Некоторое время, мы смотрели друг на друга, ожидая того, кто же сделает первый шаг. Эти мгновенья длились не долго, но это были те секунды, когда ты можешь полностью прочувствовать всю прелесть преодолевания, присущего в отношениях, первичного комплекса, в борьбе за предстоящий первый поцелуй.

Едва я приблизился к Оле, как сразу же почувствовал ее влажные и холодные губки на своих губах. Она обняла меня еще крепче. Я ощущал, как быстро бьется ее сердечко сейчас. Поцеловав меня, она вновь положила свою головку мне на грудь. Некоторое время, мы еще продолжали все так же стоять.

Дождь начинал заметно усиливаться, и за считанные секунды он превратился в обильный ливень. Накрывшись моей курткой, мы быстро стали возвращаться обратно, к машине. Не обращая внимания на лужи, Оля торопливо перебирала ножками, пытаясь успеть за мной. Вскоре она остановилась, и отчаянно разведя руками, сказала:

— Все! Я больше не могу! — Она выглядела очень забавно сейчас: ее туфелек, практически не было видно, из-за лужи, в которой она стояла; на ее плечике — удобно разместился пожелтевший листик, кучерявая прядка ее белых волос, нагло прилипла к щеке, а с носика, маленькой струйкой стекала водичка. При всем этом, Оля мило улыбалась, отчего мне сразу захотелось обнять ее покрепче, и не на секунду не выпускать из своих рук.

Я подошел к ней, и, взяв за плечи, поцеловал ее в лобик. Оля снова прижалась ко мне, и мы еще раз поцеловались.

Мы продолжили свой путь, нарочно вступая в лужи, смеясь, и, обрызгивая друг друга. Теперь нам уже некуда было спешить — мы промокли до ниточки. Добравшись до машины, мы сразу скинули с себя верхнюю одежду, и включили печку. Я повез Олю к себе. Она пока об этом не знала, но и не спрашивала, куда мы направляемся. Вскоре, мы уже были возле моего подъезда.

— Ты меня привез к себе? — Осмотревшись по сторонам, спросила Оля.

— Да. Я же тебя отвез в парк, а значит — я виноват в том, что ты намокла. Я тебя высушу, напою чаем, и отвезу домой. Ты не против?

Оля доверчиво улыбнулась.

— Нет.

Мы поднялись ко мне. Пока Оля сушилась и переодевалась, я приготовил глинтвейн и чай с лимоном. Вскоре, она вышла из ванной в моем халате.

— А где можно высушить вещи? — Спросила Оля.

Я взял у нее одежду, и разложил ее на батарее, рядом со своей. Устроившись за столом на кухне, мы стали пить чай.

— Да-а, интересная у нас с тобой прогулка получилась. Давно я так не гуляла. — Сказала Оля, отпивая чай маленькими глоточками. — Да, сегодня весь день какой-то особенный. Кажется, что столько всего произошло. — Как бы размышляя вслух, добавила она.

— Это точно. — Согласился я. — Ты, кстати, не голодна? Тебе приготовить что-нибудь?

— Да нет, спасибо.

— Может тогда глинтвейн?

— Не знаю. — Как-то равнодушно ответила она. Оля выглядела уставшей. Облокотившись головой об руку, она посмотрела на кувшин, в котором было, только что приготовленное вино. — А можно мне чуть-чуть, попробовать?

Я достал бокалы из серванта, и разлил в них вино.

— Ммм, как вкусно. — Чуть отпив, сказала Оля. — Что здесь?

— Красное вино, гвоздика, мускатный орех, и немного лимонного сока. — Пояснил я.

— Мне нравится. Я до этого, пробовала глинтвейн, но он был слишком крепкий, и казался приторным. А этот вкусный.

Я налил ей еще по пол бокала.

— У тебя, кстати, очень милая квартирка. Это твоя, или ты снимаешь? — Спросила Оля, оглядывая кухню.

— Моя.

— И ремонт сам делал? В смысле, дизайн, кто придумал?

— Я.

— Красиво. Мне очень нравится. — Оля еще раз осмотрелась.

— Спасибо.

— Я тоже, все хочу на кухне ремонт сделать, но пока времени не хватает. Да, и знаешь, как-то на съемной квартире этим бессмысленно заниматься, ведь не своя же!

— Ну, это да, — Согласился я. — А своей квартирой, пока обзавестись не получается?

— Ну-у, я думала взять в кредит, но решила, что лучше пока, наверное, возьму машину.

Я усмехнулся.

— Интересное решение. А какую машину хочешь себе?

— Опель Корса. Может знаешь, маленькая такая. У нее еще крыша другого цвета. Ну, то есть я хочу себе белую, но крыша у нее черная, понимаешь? — Оля так старательно объясняла, что я невольно рассмеялся.

— Понимаю. Цвет кузова и цвет крыши разные. Ты это хотела сказать?

— Да, — Оля улыбнулась, понимая, что ее описание машины, оказалось не самым идеальным. — Кузов и крыша, разного цвета. — Повторила она. — А квартиру, пока не хочу брать, потому что… ну вдруг, она мне потом не нужна будет. Да и кредит на нее не маленький. Так что, пока планирую только машину.

Потому что можно найти себе мужчину уже с квартирой… — Про себя подумал я то, что не досказала Оля.

— А ездить ты умеешь? В смысле права у тебя есть? — Спросил я.

Оля помахала головой.

— Неа, нету. И ездить я не умею. Пробовала как-то: один знакомый пытался научить меня, но на первом же занятии все учения закончилось.

— Закончилось? Неужели, ты разбила ему машину? — В шутку спросил я.

— Да не-ет. — Засмеялась Оля. — Просто, больше он не захотел меня учить. Сказал, что у него терпения на меня не хватает.

— Я как-нибудь тебя отвезу за город, попробуешь еще раз.

— Да? — Радостно переспросила она. — Ты будешь меня учить ездить?

Я улыбнулся.

— Ну, я попробую.

— Было бы очень здорово!

Оля посмотрела на свои вещи на батарее, потом на часы.

— Ты спешишь? — Спросил я.

— Да куда мне спешить, я ж не поеду в мокрой одежде. Просто устала немного уже.

— Если хочешь, можем посмотреть какой-нибудь фильм, пока вещи сушатся. — Предложил я.

— Было бы неплохо. А что у тебя есть?

— Ну, я бы сейчас с удовольствием посмотрел "В джазе только девушки".

— Я не видела его. — Пожав плечами ответила она.

— Не видела? — Удивился я. — Как это? Это ж классика! Очень интересный и смешной фильм! Там еще Мерлин Монро снимается.

— А я не смотрела! — Гордо ответила Оля.

— Ну, тогда ты просто обязана его посмотреть.

Оля согласно кивнула, и мы отправились ко мне в комнату, прихватив с собой вино и бокалы. Я отыскал среди кучи дисков нужный фильм, и поставил его в проигрыватель. Телевизор у меня висел на стене, поэтому, наиболее удобное место, для одновременного просмотра и распития вина, было на ковре. Мы оперлись об кровать, и не спеша, попивая вино, наслаждались фильмом. Вскоре, мы выпили все, что было в кувшине. Чтобы бокалы не мешались под ногами, я решил отнести их на кухню. Когда я вернулся, Оля уже лежала на кровати. Я тоже перебрался на кровать, и подложив подушку за спину, оперся об стенку. Оля передвинулась ко мне поближе, и положила свою головку, мне на живот. Я запустил свою руку ей в волосы и стал перебирать их, и слегка массажировать ее шею и плечи. Мы продолжали смотреть фильм.

— Мне завтра еще на работу, представляешь? — Сказала Оля, словно вспомнив только что. Она перевернулась на спину и посмотрела на меня. Ее глазки были слегка прищурены. Судя по всему, Оля была довольно пьяна. Хотя это не удивительно: мы выпили с ней, почти бутылку горячего вина. Я сам, чувствовал себя довольно расслабленным, даже сонным.

— И мне тоже, — Я улыбнулся, и погладил ее по головке.

— Ой-й, а так не хочется никуда идти. — Оля лениво потянулась. Потом она привстала, поправила волосы, и села на меня, закрыв собой телевизор. — Вот бы завтра никуда не надо было, правда? Я бы вот так лежала бы целый день в кровати, никуда бы не вставала. Смотрела бы фильмы, слушала музыку, спала. — Она мечтательно вздохнула, и обняв меня, положила мне голову на плечо.

Скорее всего так я и проведу завтрашний день, — Подумал я.

— Ну, возьми отгул на завтра. Останешься у меня, если захочешь. Будешь лежать целый день, а я буду за тобой ухаживать: кормить, поить, убаюкивать. А для работы, я тоже заболею. Думаю, один день пропустить можно, ничего же страшного не случится за это время. — Предложил я.

— Не знаю, — Задумчиво ответила Оля. — Завтра пятница, день разгрузочный. Может действительно, с утра позвонить, сказать, что заболела? Или… — Оля не досказала то что хотела. Она подняла головку, положила свои ручки мне на плечи, и стала смотреть на меня. Это был уже знакомый мне взгляд, похожий на тот, что я мог наблюдать в парке сегодня. Разница была лишь в том, что сейчас на кону, было нечто большее, чем просто поцелуй, и это, кажется, мы оба понимали.

Я подвинулся к ней поближе, и снова почувствовал ее губки. На этот раз, в нашем поцелуе было больше страсти, нежели романтики. Оля пылко накинулась на меня и стала целовать меня в шею, уши, губы. Она делала это настолько умело, что через несколько мгновений, я был так возбужден, что не желал медлить ни секунды, чтобы заполучить ее. Я распахнул на ней халат, и прильнул к ее груди губами. Оля слегка откинулась назад. Придерживая ее одной рукой за спину, я продолжал ласкать ее грудь. Своим языком, я прошелся по ее животику. Опускаясь ниже, вскоре, я добрался до ее трусиков. Каждое мое прикосновение языком и губами, сопровождалось легким вздохом Оли. Я чувствовал, как напрягаются ее ягодицы, и как по ее телу проходит легкая дрожь. Освободив Олю от халата я обхватив ее двумя руками, и положил на кровать. Благодаря свету от телевизора, я прекрасно мог разглядеть обнаженное тело Оли. Это возбуждало меня еще сильнее, и мне хотелось еще скорее взять ее. В беспорядочной совокупности обоюдных ласк и поцелуев, мы поспешно лишили друг друга оставшейся одежды, после чего, не медля ни секунды, я овладел Олей. Жадно меняя позы, перекатываясь с одного конца кровати на другой, мы неутомимо наслаждались друг другом. Каждое движение, каждый намек, на те или иные действия, мы понимали без слов. Это был секс, когда, получая удовольствие, ты при этом, даришь его своему партнеру.

Когда мы закончили, Оля аккуратно слезла с меня, и, поцеловав меня в обе щечки, а потом в губы, легла рядом со мной. Умостив свою головку, на моей груди, она прикрылась халатом, и сразу заснула. А я, повернув голову в сторону телевизора, стал досматривать концовку "В джазе только девушки". Но, я так же уснул, не дождавшись, даже титров.

Когда я проснулся, Оли уже не было рядом. Мой халат, аккуратно висел на стуле, а телевизор был выключен. Я накинул свой халат и отправился на кухню. Там я обнаружил уже одетую Олю, копошащуюся в своей сумочке.

— Ты что-то ищешь? — Спросил я, садясь напротив нее.

Оля не заметила, как я вошел, поэтому, даже слегка перепугалась.

— Ой! Я не слышала, как ты встал.

Я допил остатки чая из кружки и закурил.

— Ты все-таки решила ехать домой? — Все же уточнил я.

— Да. Мне же завтра на работу. — Объяснила Оля.

Я решил, что глупо уговаривать ее остаться у меня, так как кажется Оля, свое решение приняла еще до того, как мы с ней переспали. Да и мне уже, не особо этого и хотелось.

— Какой у тебя адрес? Я вызову такси — Она, наконец, нашла, то, что искала — это был ее мобильный.

— Зачем тебе такси? Я тебя отвезу.

— Да ладно, Рома, ты только проснулся, тем более мы выпили, куда тебе за руль? Я сама доеду, только проводи меня на улицу, — Попыталась она переубедить меня.

— Ну, знаешь, ты тоже не так давно проснулась, и ты тоже пила. Тем не менее, ты же собираешься ехать! Почему мне нельзя? — Я потушил сигарету, и пошел в комнату одеваться.

Хотя мои слова были бессмысленны и несправедливы сейчас, но я произнес их так серьезно и уверенно, что Оля не смогла на них ничего ответить, и осталась ждать меня на кухне.

Пока я вез Олю домой, мы почти не разговаривали. Всю дорогу она смотрела в окошко, наблюдая за тем, как мелкие капли дождя разбиваются об стекло. Я не задумывался, о том, какие мысли сейчас тревожат головку Оли. Возможно, она думала про работу, на которую надо было идти, уже через несколько часов, может о сегодняшнем вечере, а может, она так же как и я хотела спать, и вовсе ни о чем не думала.

Вскоре, мы были возле дома Оли. Прощаясь, мы поцеловались в губы, и, пожелав, друг другу спокойной ночи, расстались. Я проводил ее взглядом до подъезда, и уехал. По пути домой, я остановился в супермаркете, купил себе минеральной воды, сигарет, и несколько шоколадных батончиков. Едва я приехал домой, я тут же пошел спать, даже не выкурив, сигарету перед сном.

Мое утро началось с телефонного звонка. Это был Коля.

— Здравствуйте, Роман! Как поживаете? Что скажете, насчет чашечки кофе? — Звонко протрубил Коля в трубку.

— Привет, — Сипло ответил я, вставая с кровати. — Кофе — это хорошо, особенно, если с молоком. — Я побрел на кухню к холодильнику, чтобы достать минералку. — Когда встретиться хочешь?

— А ты что, только проснулся?

— Да нет, я давно уже проснулся, еще с первой зорькой. Просто горло болит, поэтому голос у меня хриплый. — Я открыл бутылку, сделал несколько небольших глотков. — Так через сколько увидимся?

— Я буду на месте минут через пятнадцать, я уже туда еду. — В трубку было слышно, что Коля сейчас находится в машине.

— Ну, хорошо. Я буду немного позже. Может минут через сорок.

— Окей, только не задерживайся сильно. — Ответил Коля и повесил трубку.

Я выпил еще немного воды и закурил. Облокотившись об стенку, с минут десять, я не спеша, пускал дым, наблюдая, как он рассеивается в лучиках солнца, которые пробивались в окно кухни. Я обратил внимание на пару кружек с чаем и бокалы, которые стояли на столе. Мне сразу же вспомнился вчерашний вечер и Оля. Еще раз, прокрутив в голове события минувшей ночи, я взял телефон, чтобы написать ей сообщение. В тексте я пожелал Оле доброе утро, и спросил как у нее дела на работе. Только я хотел отправить его, как мой взор упал на верхний, правый угол экрана телефона, на котором отображалось время. Сейчас было уже, почти половина третьего дня. Я переименовал "утро" на "день" и отправил сообщение. Пока я был в ванной: принимал душ и умывался, мне пришел ответ от Оли: "И тебе тоже, добрый день;) Как доехал вчера домой? Ты, кстати, на работе сейчас, или решил остаться дома?". Я ответил ей, что я тоже работаю. Потом Оля написала, что она сейчас немного занята, и предложила списаться попозже.

Пока я одевался, приводил себя в порядок и переписывался с Олей, прошло уже около часа, после звонка Коли. Я торопливо собрался и выехал в "Эспрессо".

Коля уже был на месте, и, судя по количеству окурков в пепельнице, был он здесь довольно давно. Мы поздоровались, похлопав друг друга по плечу, и я сел за столик. Я подал знак Ире, чтобы она принесла мне "как всегда". Та понятливо кивнула и занялась приготовлением кофе.

— Да-а, Рома, твои "буду немного позже", как всегда определяются в разрыве полтора-два часа. — Сказал Коля, ехидно улыбаясь, и рассматривая меня.

— Что такое? — Спросил я, заметив его взгляд на своем лице.

— Да ты пил вчера! — Немного сомневаясь, произнес Коля, присматриваясь ко мне еще пристальнее.

— Я? — Удивленно переспросил я. Выдержав небольшую паузу, я продолжил, — Ну, да, пил, — Я улыбнулся, — А что заметно?

— По твоим глазам и голосу, всегда несложно определить, пил ты вчера, или нет. Так что, даже не пытайся меня обмануть, — Самодовольно ответил Коля.

Я усмехнулся:

— Хех, ну да. Вчера я пил вино, точнее глинтвейн. Погода была не важная — я промок, вот и решил напиться горячего вина, чтобы не заболеть. — Сознался я.

— А с кем пил, сам, или…? — Он посмотрел на меня, давая понять мне, что конец фразы должен окончить я.

— Нет, не сам. Я был с Олей вчера.

— С Олей? — На несколько мгновений Коля призадумался, кто такая Оля. Потом вспомнив, продолжил, — И как ваши отношения? Есть прогресс?

— Вот насчет прогресса, как раз я у тебя хотел спросить. — Переключился я.

— Ты имеешь ввиду Катю?

— Нет, я имею ввиду ту, рыженькую, из "Party"!

Коля засмеялся.

— Ну, с Катей у меня, вроде все нормально. Часто с ней видимся, проводим вместе много времени. Позавчера с ней, ходили вместе выбирать подарок для ее подружки на день рожденья. На него, кстати, нас тоже пригласили вместе. То есть отношения, как-то развиваются сами по себе. Никто никого не напрягает, нет каких-то условностей, или договоренностей. Меня пока все устраивает, ее тоже. А, кстати! — Оживленно вспомнил Коля, — На день рождении будет приглашена еще одна подружка Кати, помнишь, что в "Quest" была с ней? — Коля ехидно улыбнулся. — Она про тебя интересовалась неоднократно. Передала Кате, что если ты захочешь, можешь тоже придти на день рождение.

— Хех, ну, передай ей, что я подумаю.

— Нет, а вообще, это не шутка, — Уже с довольно серьезным лицом сказал Коля, — Она действительно про тебя спрашивала у Кати. Так что у тебя есть шанс закончить то, что не успел в тот вечер. Конечно, если Олеся, снова не приедет к тебе в гости. — Усмехнувшись, добавил он.

— Это, безусловно, заманчиво, но я, наверное, откажусь. Знаешь, не хочется портить отношения с Олей.

— У вас все так серьезно?

— Пока еще не знаю, но хочу, чтобы было так.

Коля задумчиво пожал плечами.

— Так, а что между вами сейчас? Вы встречаетесь, или… просто общаетесь? — Спросил он, выдержав небольшую паузу, в перерыве, пока Ира выставляла на стол, принесенный заказ.

— Понимаешь, между просто общением и тем, что мы называем "встречаться" — нет четкой границы. То есть, иногда, нельзя уверенно сказать, что именно происходит между мужчиной и женщиной в данный момент. Она может считать, что у них все серьезно, а он — думать, что это не более чем просто флирт, или секс без обязательств. Это ж не оговаривается вслух, что в один прекрасный момент, он, например, после очередного секса, говорит ей: "Милая, давай встречаться".

Коля засмеялся.

— Нет, ну это понятно.

— Ну вот, так и у нас. То есть мы видимся, общаемся, даже ревнуем друг друга, но пока, я не могу сказать, что у нас что-то серьезное.

— Ты уже спал с ней?

— Да, вчера.

— И как впечатления для первого раза? — Оживленно заинтересовался Коля.

— Я, честно говоря, не ожидал, что мне понравится, но это действительно было первоклассно. Обычно, первый раз получается никудышным, сам знаешь. — Коля согласно кивнул. — А у нас как-то все гармонично так вышло, как будто мы с ней спали уже неоднократно.

— Может еще действие алкоголя, — Подсказал Коля.

— И это, конечно тоже, но главное скорее то, что Оля очень свободно себя вела. Не было никаких комплексов, стеснений, поэтому мне было просто, и ей тоже.

— Ну да, обычно отличный секс получается только с теми, с кем ты не планируешь провести больше одной-двух ночей.

— Поэтому то и получается. Там ты не задумываешься ни о чем: просто наслаждаешься самим процессом. Ты не включаешь мозги, и тебя не заботит: что о тебе подумает твоя партнерша. Тебя в принципе, ничего кроме физического удовлетворения, не интересует. А тут, все по-другому. Здесь, уже речь идет не только о физическом, но и моральном удовлетворении, причем больше не своем, а как раз партнера.

— Да уж, — Согласился Коля. — А у меня с Катей, еще не было ничего. — Разочарованно сознался он, почесав при этом, свою остриженную голову

— В смысле ничего? — Удивился я.

— Ну, вот тебе и в смысле, вообще ничего. — Коля отчаянно развел руками.

— Это как?

Вместо ответа, Коля просто пожал плечами.

— А как она себя ведет? О чем вы вообще разговариваете? — Спросил я.

— Обо всем. Ведет она себя обычно. Ну, точнее, не как все девушки, ммм… даже не знаю, как объяснить. — Коля немного замялся. Похоже, изначально он не хотел мне это рассказывать, — То есть, понимаешь, я не могу сделать первый шаг. И не потому, что я, не знаю, как это делается, или я боюсь, а просто не было такой возможности, понимаешь? Мы общаемся с ней, как друзья, вот, как ты с Олесей. Я стараюсь как-то сблизиться, но у меня ничего не выходит. Я первый раз с таким сталкиваюсь. Если честно, я и не подозревал, что такие вещи вообще могут происходить.

— И что ты планируешь дальше?

— Не знаю. Думаю, на день рождении ее подружки, все станет на свои места. Ну, а если нет, то, наверное, забью на все это.

— Она тебе хоть не рассказывает о своих отношениях с кем-то? У нее кроме тебя, кто-то есть?

— Этого еще не хватало! — Встревожено ответил Коля. — Может, ей еще мужиков со мной пообсуждать? Нет! Такого она мне говорит. Мы вообще, темы отношений, никогда не касались.

— Значит, не все так плохо. — Успокоительно заметил я.

— А я не говорю, что у нас все плохо! Мне, даже нравится эта неясность. Не нравится, только одно — что я скоро начну кидаться на девушек на улице, либо буду трахать сам себя. А это уже не смешно. У меня секс был последний раз, недели три назад. — Коля так иронизировал свое положение, что я не удержался от смеха.

— Ну, раз терпишь, значит, тебе это нравится.

— Нравится что? То, что я терплю, сам не знаю ради чего? Да нет, мне это не нравится! — Возразил Коля. — Просто, мне не хочется никого, кроме нее.

— Тогда, я не знаю, что тебе посоветовать. — Я допил сок, и подкурил сигарету.

— Сытый, голодного не поймет. — Подметил Коля.

— Это точно, — Согласился я. — А когда вы идете на день рождение?

— Завтра. А что, уже стал задумываться: придти, или нет? — Коля коварно улыбнулся. — Я могу тебе сообщить, когда узнаю точно, где мы будем.

— Да нет, не надо. Я просто поинтересовался.

— И, тем не менее, это стопроцентный шанс на ее подружку. — Никак не мог успокоиться Коля.

— Слушай, по-моему, это у тебя три недели не было секса.

— Ну, спасибо, что напомнил лишний раз!

Дальше разговор зашел про работу. В основном говорил Коля. Мне рассказывать толком было нечего. Мы допили свой кофе, а потом, Коля снова поехал куда-то по делам, а я вернулся домой.

Приготовив себе несложный обед, я устроился возле телевизора, и, переключая каналы, в поисках чего-то интересного, не спеша, поедал свою пищу. Я уже никуда не собирался выходить из дому, и решил, что остаток дня, я так и проведу, дома.

Я уже засыпал, под какую-то зарубежную комедию, как вдруг пропищал мой телефон, оповещая меня о том, что пришло сообщение. Это была Оля. Она поинтересовалась, не желаю ли я увидеться после работы. Мне не очень хотелось куда-то ехать сейчас. Меня одолевала лень и легкая головная боль. Я не стал сразу отвечать ей, решив обдумать, свои дальнейшие действия. Но я понимал, что ехать все-таки надо. То, что мы переспали с ней вчера, причем, что случилось это довольно неожиданно, для нас обоих — могло бы неправильно восприняться Олей, в случае моего отказа. Мне было необходимо сейчас показать ей, что мой интерес к ней не иссяк, и я все так же настроен на развитие дальнейших отношений.

Немного полежав в кровати, я все же решил встать. Я написал Оле, что уже выезжаю к ней на работу. Быстро приняв душ, я оделся, и поехал к ней на фирму.

В этот раз, мы с Олей виделись не долго. Буквально полчаса мы посидели в кафешке возле ее работы, потом я сразу отвез ее домой. Она была очень уставшей и не выспавшейся. В основном мы говорили про работу, и обсуждали, кто, как пережил сегодняшний день. Мне опять пришлось выдумывать, чем я занимался в издательстве, хотя Оля, практически меня не слушала, лишь устало улыбалась и кивала. Перед тем, как ехать на встречу к Оле, я купил небольшой букетик цветов, который подарил ей, когда мы прощались, стоя уже возле ее подъезда. По-видимому, для нее это был приятный сюрприз, за который я был вознагражден поцелуем в щечку и ее милой улыбкой. Когда Оля скрылась в дверях подъезда, я еще постоял немного на улице, покурил, и тоже отправился домой.

Субботнее утро началось для меня в половину девятого. Я даже, уже и не припомню тот день, когда я просыпался так рано без надобности. Мой день редко когда начинается раньше 11–12 часов. Так уже сложилось после того, как я перестал регулярно посещать работу в издательствах, и других фирмах, где работал ранее. Глянув на часы, я решил еще немного полежать, может, даже поспать. Но, тщетно провалявшись в кровати около получаса, я все же решил встать. Первым делом, я отправился на кухню и заварил себе чашку кофе. Вооружившись сигаретой, я вышел курить на балкон.

Сегодня выдался очень даже теплый денек. На улице стояла безветренная и ясная погода. Солнце так ярко светило и пригревало, что можно было подумать, что на улице сейчас ранняя весна. Не спеша, потягивая свою сигарету, я наблюдал за прохожими, которые, по-видимому, так же успели оценить прелесть сегодняшнего денька, и, воспользовавшись моментом, поснимали с себя верхнюю одежду, и нацепили солнцезащитные очки. Поочередно разглядывая каждого прохожего, я задумывался о том: куда они сейчас могут направляться, откуда, и зачем. Возможно кто-то из них, торопиться сейчас на работу, а кто-то уже по делам спешит куда-то, некоторые, может, только возвращаются домой с гулянки, или, опять же работы, а кто-то просто решил прогуляться в это прекрасное субботнее утро.

Вернувшись к себе в комнату, я включил музыку на ноутбуке, отдав предпочтение латинским мотивам, написал сообщение Оле, с пожеланием доброго утра, и направился в душ. Потом, я занялся приготовлением завтрака, по рецепту, найденному в Интернете. Я попытался сделать себе сырные блинчики. Пока я занимался тонкостями готовки: натиранием сыра и сбиванием яиц с молоком, мне пришел ответ от Оли. Она написала, что только проснулась, и сейчас, будет собираться по магазинам. Мне составить компанию она не предложила, поэтому я просто пожелал ей удачного похода и пообещал написать ей вечером.

Не смотря на мой дебют с сырными блинчиками, они получились очень даже вкусными. Чтобы лишний раз удостовериться в правильности приготовления, я сравнил свои творения с картинкой, которая прилагалась к рецепту. Убедившись в том, что мои блины, даже симпатичнее, чем на кулинарном сайте, я с пребольшим удовольствием поглотил их, в компании с еще одной чашкой кофе. Потом я снова вышел курить на балкон. Движение на улицах заметно увеличилось. Стали показываться молодые мамочки с детьми и колясками, молодежь, не спеша прогуливающаяся парами, и, даже, пенсионеры — заняли лавочки во дворе, чтобы успеть вкусить, возможно, один из последних, теплых деньков в этом году. Не долго раздумывая, я тоже решил устроить себе небольшую прогулку. Дома мне все равно нечем было заняться, а для встреч, наверное, еще было рановато. Наметив себе, примерный маршрут, я собрался, и вышел из дому. Первым делом я зашел в банк, чтобы оплатить кое-какие счета, и обналичить немного денег. Потом я отправился в парк, в котором на днях мы были с Олей.

Сидя на скамейке, недалеко от фонтана, я вспомнил вечер, проведенный здесь же недавно, потом, ночь с Олей, вчерашний обед с ней, и, даже день рожденье Марины, на котором мы с Олей познакомились. Мне захотелось снова ее увидеть. Я подумал о том, чтобы пригласить ее сегодня к себе на ужин. Я хотел написать ей об этом прямо сейчас, но, взглянув на часы, подумал, что она еще где-то в магазине, и лучше будет написать немного позже. Еще около получаса посидев в парке, я решил найти какую-нибудь кафешку неподалеку, чтобы выпить кофе. Единственное место которое я смог вспомнить, была кондитерская, как раз располагающаяся прямо за этим парком. Я давненько там не был, и, даже не знал, есть ли она еще там, но все-таки, решил проверить.

Вскоре, я уже был на месте. Кондитерская, действительно еще существовала, более того, судя по внешнему виду и количеству припаркованных, возле нее машин — процветала. Внимательно рассмотрев ее снаружи, я направился к входу, но резко остановился.

Причиной стала одна из клиенток кондитерской, которую я увидел сквозь прозрачную витрину этого заведения. Она была похожа на Олю. У нее были такие же, слегка вьющиеся светлые волосы, и на ней был одет белый гольфик, который я как-то видел на Оле. Но мне было тяжело ее разглядеть, так как сидела она ко мне в пол оборота. В компании этой девушки был мужчина, на вид лет 35.

Я отошел немного от входа, и встал так, чтобы мне получше было видно их столик.

Теперь, уже не было сомнений, что это была Оля. Я узнал ее лицо, ее осанку, даже повадки и ее обычный заказ: чашка кофе и пирожное. Мужчину, я тоже смог разглядеть получше. Это был довольно рослый "дядя", на вид напоминающий типичного бизнесмена: черный пиджак, белая рубашка без галстука, неприветливая внешность, но чертовски добрая улыбка.

Я немного отошел от кондитерской, чтобы меня случайно не заметили.

Я решил написать Оле сообщение, изъявив в тексте обычный интерес, где она сейчас, и как проходит ее шоппинг. Отправив его, через некоторое время, я увидел как Оля полезла в сумку за телефоном. Но почти сразу, она положила его обратно. А мне тут же пришел отчет о том, что мое сообщение абонент "Оля", прочитала. По всей видимости, она не решилась отвечать мне в присутствии "бизнесмена".

Не желая более наблюдать за ними, я не спеша направился обратно, в парк. Снова присев на скамейке, я прикинул возможные варианты увиденного мной.

В том, что я застал Олю в компании с каким-то мужчиной, особо не вызывало у меня никаких подозрений. Это мог быть ее друг, знакомый, или даже, клиент. Я не заметил, ничего странного в их поведении: они просто пили кофе. Сидели они друг напротив друга, никто никого не обнимал, и не целовал, за ручки они не держались. Ничего подозрительного. Правда смущало меня то, что Оля не ответила на мое сообщение. Еще, довольно сложно верилось в то, что она вообще ходила с подружкой по магазинам. Ведь прошло всего около двух часов, с момента нашей утренней переписки. Тогда она еще была дома. А из этого получалось, что шоппинг у Оли занял всего час-полтора в лучшем случае, что довольно не характерно для данного мероприятия.

Я решил пока не делать никаких выводов. Ведь можно было, как предположить оправдательные объяснения всему этому, так и наоборот: увидеть здесь обман и реальные причины для ревности. Я подумал, что правильнее всего в этой ситуации, будет дождаться рассказа самой Оли о том, как она провела сегодняшний день.

Я покинул парк. Домой я добрался на такси, потому как я прилично подустал, да и настроение гулять, уже исчезло.

Ответ от Оли пришел где-то через час, после того, как я приехал к себе. Она извинилась, что не ответила сразу. Объяснила тем, что просто не слышала. Написала, что шоппинг прошел отлично, что очень устала и уже едет домой. Я ничего ей не ответил.

Ближе к вечеру, Оля прислала еще одной сообщение: спросила, чем занимаюсь, и какие у меня планы на сегодня. Я в это время лежал и смотрел телевизор, поедая орешки и запивая их виноградным соком. Я написал, что я отдыхаю. Чуть позже, я, все-таки пригласил Олю на ужин, как и планировал еще утром. Она согласилась, и пообещала подъехать ко мне к 9-ти часам. Сейчас было начало 8. Я быстро позвонил Антонине Сергеевной, с просьбой придти ко мне, помочь с приготовлением ужина. Она, как всегда она с радостью согласилась. Прямо по телефону, мы обсудили, что надо приготовить, и какие продукты для этого нужны. Мы решили, что на ужин будет запеченная курица с картошкой, и два салата: греческий, и салат из зелени. Я аккуратно записал на листик все необходимые для ужина ингредиенты, и едва мы закончили разговор, я тут же направился в супермаркет.

Когда я вернулся, Антонина Сергеевна была уже у меня, и копошилась на кухне возле духовки. Она велела мне заняться салатами, а сама стала возиться с курицей. Моя работа заключалась сервировке стола, и в том, чтобы покрошить овощи, и помочь почистить картошку. Самую важную работу, Антонина Сергеевна выполняла сама. Я лишь наблюдал за ее действиями, восхищаясь ее умением так ловко и умело, готовить одновременно несколько блюд. Спустя около часа, почти все, уже было готово. Антонина Сергеевна дала мне еще несколько указаний по поводу курицы, и ушла домой.

До приезда Оли, было еще около получаса. Я постелил на стол свежую скатерть, поставил свечи, и заварив себе кофе, отправился в комнату смотреть телевизор.

Оля приехала в начале 10. Она позвонила мне, чтобы я встретил ее. Я надел на себя фартук, для создания образа "хозяйственного" мужчины, и спустился к подъезду за ней.

— Привет! — Оля, поцеловала меня в щечку. Заметив на мне фартук, она усмехнулась, — Я смотрю, ты немного занят?

— Я уже почти закончил. Можно сказать, ты успела как раз вовремя.

Мы поднялись ко мне. Я помог Оле раздеться и проводил ее на кухню.

— У тебя уже все готово? — Осмотревшись, спросила она. — А чем так вкусно пахнет? Ты приготовил курицу?

— Да. Запеченная курица с картошкой. — Я надел кухонные перчатки и полез в плиту.

— Тебе помочь?

— Нет, я сам справлюсь.

— Ну, хорошо. — Оля улыбнулась и стала внимательно наблюдать за мной.

Я поставил курицу на стол. Потом достал из холодильника салаты.

— Ты все это сам приготовил? — Изумленно спросила она.

— Да, — Наигранно гордо, ответил я.

— Ух ты! Мы еще и при свечах будем ужинать? — Продолжала удивляться она.

— При свечах, и с музыкой. — Тем же тоном ответил я.

Я включил зарубежные песни 60-х годов, предварительно их отсортировав, выбирая только те, что поспокойнее. Потом я выключил на кухне свет и зажег свечи.

— Вау, — Одним словом оценила обстановку Оля.

Я налил вино в бокалы и, наконец, тоже сел за стол. Мы приступили к ужину.

— Ммм, все так вкусно. Я и не думала, что ты так хорошо готовишь! — Сказала Оля, попробовав "мои" приготовления.

— Я, честно говоря, тоже, — Ответил я. Хотя на самом деле, все получилось очень вкусно. Конечно, мои слова Оля восприняла, как шутку.

— Из тебя бы получился отличный муж: хорошо готовишь, у тебя всегда в квартире порядок, видно, что ты очень ответственный и хозяйственный. Ты, наверное, и детей любишь?

Странная штука женская логика, — Подумал я. — При чем тут готовка и порядок, к детям?

— А что, все кто умеют готовить курицу — любят детей? — Усмехнулся я.

Оля засмеялась.

— Да нет, просто в тебе столько всего хорошего, что я подумала: ты и детей, наверное любишь. — Она улыбнулась и пожала плечами.

— Ну, чужих не очень, а своих пока не имею. А ты любишь детей?

— Да-а, я очень люблю детей, и уже хочу ребенка, правда, пока не знаю от кого…. Ну, в том смысле, что нет еще такого человека, с которым бы я готова была завести детей. А ты бы хотел детей?

— Думаю да. Но пока, у меня та же проблема, что и у тебя.

— Что нет такого человека, с которым это можно было сделать? — Переспросила она.

— Ну да.

— Ааа, — Ответила Оля. Судя по ее интонации, мои слова немного обидели ее, хотя наши ответы были идентичны. Но, кажется, она об этом не задумывалась, а просто восприняла мои слова, как укор в ее сторону.

— Чем занималась сегодня целый день? — Не смог я удержаться, чтобы поскорее не задать этот вопрос.

— Я ж вроде говорила: с утра по магазинам ездила, купила себе несколько вещичек. Сапожки наконец нашла, которые давно хотела купить. А потом дома была. Чуть-чуть поспала, а потом убирала, готовила, немного с проектом посидела, и к тебе поехала.

Она ничего не упомянула про кондитерскую. Я решил не отступать.

— А я тебе, когда днем написал — хотел с тобой встретиться. Я как раз в это время, тоже был в городе, по делам ездил. Но так и не дождавшись твоего ответа, поехал домой.

— Я в это время, наверное, как раз в магазине была. Скорее всего, я примеряла вещи, поэтому и не услышала. А что ты в городе делал?

Я хотел сказать, что был недалеко от парка, и хотел предложить ей снова там прогуляться, или кофе выпить. Потом, невзначай упомянуть про кондитерскую, мол есть возле парка чудное место…. Тем самым проверить ее реакцию, и ее ответ. Но я передумал. Я решил, что пусть лучше ее тайное место встречи, так и останется "тайной" для Оли.

— Я заезжал на работу ненадолго. Надо было кое-какие бумажки отдать. — Ответил я.

— А потом?

— Потом, не дождавшись от тебя ответа, я поехал домой.

— А чем дома занимался? Что ты обычно делаешь, когда сидишь дома? — Вдруг заинтересовалась она.

— Не знаю, смотрю телевизор, сижу в Интернете, работаю, сплю, ну чем еще можно заниматься дома?

— Нет, ну я думала, может у тебя есть хобби какое-то: может ты, конструкторы собираешь, к примеру, или книги пишешь.

Хмм, — Задумался я. — Интересно, это она так проверяет меня, или просто случайно в цель попала? Но, откуда она может знать? Она не похожа на моего читателя. Она вообще не похожа на человека, который интересуется книгами. А если даже и так, то ни на одной моей книге, нет моего фото. То, что она могла узнать обо мне из прессы, или телевидения, тоже маловероятно. Я там практически не фигурировал никогда, разве что, на недавнишней презентации. Но опять же, газеты Оля навряд ли читает, а по телевизору, меня так и не показывали…. Возможно еще, что Оля поспрашивала про меня у Марины, или у Жени. Хотя те, вроде бы не в курсе моей деятельности. По-моему, я никогда не говорил Жене, что пишу книги. Он не интересовался, вот я и не говорил. Знает только, что статьи пишу, хотя…. Надо как-то проверить, что Оля знает.

— Да нет, конструкторы я не собираю. — Улыбнувшись ответил я, — Мне больше по душе писать. Это и куда интереснее мне кажется, да и пользы от этого больше.

Ну, если сейчас она спросит: "пишешь ли ты что-то кроме статей?", значит, тут явно не чисто.

— Ну, это да. — Согласилась Оля. — Просто подумала, что еще я о тебе могу нового узнать. Я теперь знаю, что ты превосходно готовишь и любишь порядок — у тебя всегда дома так прибрано…. — Она задумчиво вздохнула. — Так интересно узнавать человека. Вот я бы, например, никогда бы не сказала о тебе, что ты такой! Ты мне после первой встречи совсем другим показался. И с каждым разом, я все больше и больше тебе удивляюсь.

— Приятно удивляешься?

— Ну, пока только приятно. Знаешь, ты вообще не похож на остальных мужчин. Я пока, конечно тебя мало знаю, но все равно. Ты даже ведешь себя по-другому. Мне обычно хватает двух-трех встреч, чтобы понять, что из себя, представляет мужчина. А с тобой мы видимся уже четвертый раз, а я до сих пор не могу тебя разгадать.

— Шестой.

— Что? — Оля не поняла, что я имею ввиду.

— Шестой раз видимся уже. — Поправил я ее.

— Ну, шестой. Тем более!

— Тебя это пугает?

— Да нет, ни сколечко. Даже, наоборот, мне это нравится. Хотя, если честно, после нашей первой встречи, точнее, когда мы впервые увиделись на дне рождении Марины, ты мне не очень понравился.

— Почему? — Стало интересно мне.

— Ну, ты мне показался немного напыщенным, каким-то заумным и самодовольным. Ну, это пока мы не начали с тобой общаться. Потом, вроде показался ничего таким. Но, если бы я не заговорила с тобой, я бы, наверное, осталась бы при том же мнении.

Я долил вина в бокалы.

— Ну, если бы не заговорила ты, тогда бы я начал разговор.

— Ты бы не начал. Ты весь вечер со мной просидел, даже внимания на меня не обратил!

— Обратил. Просто я сделал это аккуратно, так чтобы ты не заметила.

— Ой, да ладно! Если я тебе понравилась, почему тогда ты перезвонил мне только через несколько дней? И потом тоже.

Снова она за свое, — Подумал я. — Все никак не забудет.

— У меня тогда завал на работе был. Очень много всего сделать надо было. Я хотел тебе позвонить, но у меня не было ни одной свободной минутки. — Я оправдывался, как будто я совершил что-то очень ужасное, и вроде она тот человек, перед которым я должен отчитываться. Но другого выхода не было. Если бы и сейчас я ушел от ответа, то эта тема, обязательно всплыла бы еще раз.

— Ладно, я тебе верю. — Наконец Оля добилась своего и успокоилась. Она улыбнулась, и мы продолжили нашу трапезу.

— Ты не против, если я покурю? — Спросил я у Оли.

Обычно, у себя дома я не спрашиваю разрешения на такие пустяки, но сейчас мы кушали, а для многих сигаретный дым во время еды не очень приятен. Даже, когда я ем, я не переношу этот запах, каким бы я заядлым курильщиком не был.

— Да нет, кури. Я привыкла уже. У нас на работе почти все курят. Да я и сама, иногда покуриваю. Правда, очень редко.

— Хорошо, — Ответил я и направился в комнату за сигаретами.

Заодно, я проверил свой телефон. Хотя звонков я не ждал, а даже если бы и звонил кто-то, я бы услышал, но это была чисто машинальная привычка. К моему удивлению, на телефоне было принято 2 сообщения. Оба были от Ани. В первом она написала, что хочет заехать сегодня, а во втором — "аукнула", на мое молчание. Пришли они недавно, буквально в течение 20 последних минут. Хорошо хоть еще не позвонила, — Подумал я. Я быстро отправил ответ, с текстом, что я не дома, и сегодня меня не будет. На всякий случай, я отключил телефон. Зная Аню, а точнее то, что сообщения она чаще пишет, уже, будучи в пути ко мне, нельзя было исключать тот факт, что она может зайти. Такое уже не раз случалось: если я не отвечал на ее смс, или не слышал звонков, то она просто приезжала ко мне. Но это все было раньше, когда я мог ее пустить в любое время без проблем. Теперь же это было невозможно, и, более того, могло принести массу неудобств и неприятных последствий. Я опустил жалюзи в комнате и выключил свет. Потом, незаметно для Оли, я прокрался в коридор, и отключил звонок в дверь. На кухню я вернулся, сделав вид, что все это время, я не мог найти сигареты.

— Ты не заскучала? — Я сел на свое место и закурил.

— Да нет, немного задумалась просто, — Она улыбнулась и посмотрела на меня.

— Можно поинтересоваться: о чем?

— Да вот думаю, ты столько всего приготовил, так старался, и все это для меня. Так приятно. У меня, конечно, были романтические ужины раньше, со свечами и с музыкой, но это было в ресторанах, а не дома. Там мужчине надо было только заплатить и все. Некоторые, даже выкупали на вечер целый зал, чтобы никто нам не мешал. Но все равно, много ума не надо, чтобы просто отдать деньги и получить все готовое. А тут, ты сам все сделал. Не купил, а сделал своими руками! Это, действительно приятно.

— Ты столько комплиментов мне сделала, что я прямо не знаю куда деваться. Сейчас начну краснеть.

Оля даже не обратила внимания на мои слова, и продолжала говорить, словно выражая свои мысли вслух.

— Я вот только одного не могу понять, — Продолжала она, — Почему ты до сих пор не женат. Ведь у тебя девушек, наверное, было очень много. И, скорее всего, многие тебя любили. Почему ты ни с кем не сошелся? Ты вроде не похож на бабника. Ты спокойный, не глупый, довольно обеспеченный. Но почему ты до сих пор один? Неужели не встречалась тебе еще та женщина, которую ты любил? У тебя была любовь?

— Просто, я, ждал тебя, поэтому ни на ком не женился. — Быстро сообразил я ответ.

Но на этот раз, моя отговорка не прокатила.

— Ты когда-то любил? — С той же задумчивостью и серьезностью спросила она.

— Все мы когда-то любили. — Я хотел на этом закончить свою речь, но, взглянув на Олю, понял, что говорить все же придется. В худшем случае, она могла бы не понять причины моей неразговорчивости по поводу личной жизни, или еще хуже — обидеться. Я выдержал небольшую паузу, и продолжил, — Была одна женщина, к которой я испытывал что-то большее, чем ко всем остальным, что встречались на моем пути. Я ворвался к ней в жизнь, когда она была уже занята. Я не буду углубляться в подробности, что и как происходило и развивалось. Но в итоге получилось так, что перед ней встал выбор между мной и тем мужчиной, что был с ней. Она выбрала не меня.

— Она тебя любила?

— Очень было похоже на то.

— Но почему же тогда она выбрала другого мужчину?

— Наверное, потому что другого мужчину она знала намного дольше и больше чем меня. Тем более, с ним она была счастлива, а что еще нужно женщине?

— Если она тебя любила — она не могла быть счастлива с другим.

— Счастье и любовь, похоже, два разных состояния. Одно без второго вполне могут существовать. Она боялась рисковать променять счастье на любовь, без гарантии на то, что она снова обретет счастье. А такой гарантии, я дать ей не мог.

— Не знаю, мне кажется, если ты любишь человека, а он тебя, это и есть счастье.

— Знаешь, если любовь, для всех людей примерно одинаковое чувство, то счастье — нет. Каждый понимает его по-своему.

— И как она понимала его?

— Для нее это было: выйти замуж, родить детей, вместе их воспитывать. В принципе ничего странного, обычное желание семейного счастья. Одна только проблема была: я на тот момент, еще не был готов на такой шаг, а она требовала ответа немедленно.

— Странные вы, мужчины. Все у вас вроде хорошо, но как дойдет дело до чего-то серьезного, вы сразу начинаете сомневаться, и в итоге просто куда-то пропадаете. Вы сами не знаете, что вы хотите.

— А вы, женщины, знаете?

— Мы знаем. По крайней мере, я знаю.

— Откроешь мне свой секрет?

— Это не секрет. Я хочу то же, что и многие: семью, детей, хорошего мужа.

Я не хотел развивать эту тему дальше, поэтому в ответ, просто согласно улыбнулся Оле.

Мы закончили кушать, и теперь уже просто допивали вино. Я убрал со стола все лишнее, сгрузив посуду в умывальник, а остатки ужина, сложил в холодильник. Оля помогла мне, и мы снова сели за стол.

— Фух, я так наелась, что даже сидеть тяжело. — Оля похлопала себя по животику. — И это все притом, что я на ночь стараюсь, не есть. — Она виновато посмотрела на меня, слегка прикусив нижнюю губку. — А вообще, сегодня пятница, и у меня уже заслуженный выходной день! Могу же я себе позволить расслабиться! — Тут же она сама себя оправдала.

— Ты не волнуйся, я ни кому не расскажу об этом.

Оля улыбнулась:

— Да? Ну, хорошо, договорились.

Мы допили вино пошли ко мне в комнату. Развалившись на кровати, мы стали смотреть какой-то фильм, что шел по телевизору. Этот фильм ждала та же участь, что и "В джазе только девушки" — вскоре мы вовсю занимались сексом, не обращая на него никакого внимания. Как и в прошлый раз, секс у нас с Олей получился просто отменный. Даже Аня не могла сравниться с Олей в этом деле. Хотя тут речь, наверное, идет не о мастерстве и умении, а скорее о взаимопонимании и симпатии, что, безусловно, играет гораздо большую роль.

Когда мы закончили, мы опять улеглись на кровати, и оба уперлись взглядом в потолок. Мы лежали молча. Даже не могу сказать, о чем я думал сейчас. Да скорее, ни о чем. Я просто лежал в постсексуальной эйфории, и наслаждался обстановкой. Спустя минут 10 такого пассивного отдыха, ко мне пришло естественное желание добавить в свой организм немного никотина. Я взглянул на Олю. Ее глазки уже были закрыты, и, судя по всему, она спала. Я аккуратно встал с кровати, чтобы не потревожить ее, накинул на себя халат, и отправился на кухню. Я достал из холодильника минеральную воду, налил в стакан, и, подкурив сигарету, сел за стол. Вскоре, я услышал тихие шажочки Оли. Слегка прищуриваясь от света лампы, она прошла на кухню, и села со мной рядом. Сонным взглядом она посмотрела на меня, потом на стакан с водой. Немного отпив, она взяла у меня сигарету, и тоже закурила.

— Я уснула? — Спросила она слегка сиплым голоском, потом она потерла глазки и потянулась.

— Наверное. — Пожал плечами я.

Оля посмотрела на часы.

— Ты останешься у меня? — Сразу решил уточнить я.

— Да. — Не колеблясь, ответила она, словно этот вопрос она уже давно решила.

— Отлично. — Я улыбнулся и поцеловал ее в щечку, словно благодаря за это, или за то, что мне не придется ехать ее провожать.

Мы покурили и вернулись в комнату. Немного полежав на кровати, и посмотрев телевизор, мы снова занялись сексом. На этот раз, уже не так рьяно и страстно. Скорее это был больше секс "отдыхающий", когда никуда не торопишься, и больше внимания уделяешь тонкостям прелюдий и ласки. Несмотря на то, что это был второй раз подряд, он не пролился долго. Практически через полчаса, Оля лежала на мне, сложив свои ручки на моей груди, и положив на них головку. Она смотрела на меня, как будто пытаясь объяснить что-то важное без слов. Ее взгляд словно "признавался" мне в чем-то. Я пытался ответить взаимностью, хотя не придавал этому особое значение, понимая, что такого рода "признания" весьма присущи для девушек, после хорошо проведенного вечера. И не всегда стоит воспринимать их всерьез.

— Спасибо тебе, — Тихонько сказала Оля, после недолгого молчания.

— За что? — Спросил я.

Хотя я предполагал суть ее ответа, я все решил задать этот вопрос. Не отвечать же на него элементарным "пожалуйста", или того хуже — "не за что"! Да и лишний раз побаловать свое самолюбие лестными комплиментами, я был совсем не против.

— За сегодня… За вчера… За те встречи, что были. Мне с тобой очень хорошо. И знаешь, даже если ты пропадешь, я все равно буду тебе благодарна за это время, что мы провели вместе.

— Я не пропаду. — Я погладил ее по головке. — Мне с тобой тоже хорошо. — Добавил я, предполагая, что именно такой ответ Оля больше всего ожидает сейчас.

— Скажи, у тебя есть кто-то кроме меня? — Так же спокойно, и откровенно спросила она.

Интересный вы народ, женщины. — Подумал я. — Неужели, если обстановка располагает искренним разговорам, то сразу надо задать вопрос подобного характера, при этом рассчитывая получить честный ответ? Впрочем, это иногда, конечно, срабатывает, но в большинстве случаев только тогда, когда мужчине просто безразличен "допросчик". Мне же собственно, скрывать было нечего, поэтому, я вполне с чистой совестью, уверенно ответил:

— Нет. — Кратко, но весьма доходчиво и понятно.

Впрочем, здесь, наверное, была неуместна многословность. Можно было добавить что-то, вроде: "Мне никто не нужен кроме тебя…", но это бы звучало скорее как скоропостижное заявление, которое навряд ли Оля восприняла бы всерьез. Такие фразы я старался не использовать, тем более, зная человека всего около двух недель. Да и вообще, я такие фразы почти никогда не использовал, а может даже никогда.

— А у тебя? — В знак солидарности спросил я тоже.

Хотя такой вопрос я никогда бы сам не задал, но раз уж Оля первая заговорила, то, возможно, она была готова не только услышать ответ, но и ответить на собственный вопрос.

— Нет. Сейчас у меня никого нет. Был мужчина один, но я с ним рассталась сразу же после нашей с тобой второй встречи.

Ответ Оли я воспринял, как попытку выяснить наши отношения. А иначе, зачем вообще стоило заводить этот разговор, и, тем более, рассказывать мне, что я стал причиной ее разлуки с мужчиной. Я понимал, что сейчас надо что-то сказать, для того чтобы дать понять Оле, что я отношусь к ней с серьезными намерениями. Но вот только какими словами это сделать, я пока не мог сообразить. Я решил ничего не говорить, и дождаться более удобного случая.

— Тебе даже не интересно, почему я с ним рассталась? — Оля не выдержала и трех минут моего молчания.

— Мне конечно интересно, но я подумал, что тебе, возможно, не захочется об этом говорить. Да и это к тому же, слишком личное. Я просто не решился спросить об этом. — Мои слова, по-моему, прозвучали довольно убедительно, и успокоили Олю.

Она опять замолчала. Хотя это снова продлилось не долго.

— Я рассталась, из-за тебя. Потому что ты мне понравился. — Наконец она произнесла вслух то, что пыталась мне объяснить последние минут 15.

Олечка, я понял это еще с предпоследней твоей фразы! — Сказал я про себя. — Но что тебе на это ответить, я не знаю!

— Ну, видишь, как замечательно все получилось. А за того мужчину не переживай — он найдет себе другую. А вот я такую, как ты, уже не найду. Так что, пусть он не обижается. — Этими словами, я надеялся развеять сомнения Оли по поводу меня и поставить точку в этом разговоре. Я поцеловал ее в ладошку и немного приподнялся с кровати. — Ты не хочешь пить? — Хоть я и понимал, что мой вопрос ломает всю идиллию наших откровений, но я уже не мог терпеть.

— Нет, я не хочу. — Она привстала, пропуская меня.

— Тебе принести что-нибудь? — Предложил я вставая с кровати.

— Нет, на надо. Я пока в душ схожу.

— Хорошо.

Я дал ей сухое полотенце и одолжил свой халат. Пока Оля была в ванной, я успел попить, покурить, постелить новое белье, и, даже уловить суть фильма, что шел на одном из каналов по телевизору. Когда Оля вернулась, мы сразу же легли спать. Хотя я был не прочь еще разок заняться сексом, но она уснула, едва мы оказались в кровати.

Я проснулся около 12 часов следующего дня. Это был один из не многих моментов в жизни, когда я просыпался в кровати, не сам. У меня часто оставались ночевать женщины, но обычно, именно они меня и будили, предложением позавтракать, выпить кофе, ну, или на худой конец — закрыть за ними дверь. Сейчас все было не совсем так. Оля, тихонько посапывая, укрывшись почти с головой под одеяло, мирно спала. Я аккуратно приподнялся с кровати, оделся, и пошел в ванную. После, я отправился на кухню, чтобы сварить кофе, и приготовить нам что-нибудь на завтрак. Вспомнив недавний, удачный опыт с блинчиками, я решил попробовать приготовить их еще раз. Я отыскал распечатку рецепта в своем дневнике, и стал подготавливать необходимые ингредиенты. После того, как блины были готовы, я налил кофе, поставил все это на стол, и пошел в комнату, чтобы разбудить Олю. Однако делать это уже не пришлось, потому, как она уже проснулась сама. Лежа в кровати, она лазила в своем телефоне.

— Доброе утро! — Я подошел к ней и поцеловал ее в щечку. — Завтрак уже готов.

— Доброе. — Она отложила телефон в сторону, довольно потянулась, потом потерла глазки, и, улыбнувшись, спросила, — А который час?

— Полдень.

— Ммм. — Протянула Оля и снова потянулась. — Сейчас встану.

Я, чтобы не смущать ее одеваться, вернулся на кухню, и принялся за мытье посуды, что осталась со вчерашнего вечера в раковине. Вскоре появилась Оля, уже в полюбившемся ей халате, и мы стали завтракать. По ходу утренней трапезы я еще неоднократно услышал от нее комплименты в свой адрес по поводу приготовления еды, своего поведения и отношения к ней. Не зная, как уже на них реагировать, я чаще просто улыбался ей в ответ, или обосновывал свои действия тем, что такое отношение она заслуживает. Хотя ее критику я особо не воспринимал всерьез, с одним я все же соглашался, и с удовольствием принимал в свой адрес — похвалу моих блинчиков. В этот раз, они снова получились очень вкусными. После завтрака мы опять вернулись ко мне в комнату.

Оля осталась у меня до 18 вечера. Практически все это время мы провели в кровати. Мы занимались сексом, потом спали, потом я приготовил нам кофе, снова секс, телевизор, душ, и снова кофе.

Завозить Олю домой мне не пришлось, потому, как она от меня сразу поехала на встречу с какой-то своей подругой. Я проводил ее к подъезду, посадил в такси, и вернулся к себе.

Разместившись на кухне за столом, я взял ноутбук, и в компании с кофе и сигаретами, погрузился в Интернет. Я просматривал последние новинки в мире видеоприколов и просто, интересные ролики, которых в сети, неограниченное количество.

Интернет — отличное средство для беззаботного и интересного времяпровождения. Он словно пожирает часы времени. Как только ты попадаешь в "паутину", минутная стрелка, словно начинает в несколько раз быстрее делать свои обороты. Память как будто отключается, а все заботы и тревоги, отходят на задний план. Это похоже на действие наркотического препарата, способного заставить пользователя на время забыть абсолютно обо всем и с головой проникнуться в пучину информации. Практически любую проблему можно решить сейчас при помощи всего лишь компьютера и наличия подключения в сеть. Наверное, почти каждый представитель цивилизованного мира, уже не представляет свою жизнь без Интернета. И хотя это и считается огромным достижением человечества, все же в нем есть что-то страшное и необъяснимое, способное творить такие чудеса с временными промежутками. Я не относил себя к людям, которые ищут способы "убить" свое время, и тем более к тем, кто болен "сетевой болезнью", но периодически, мог "отдать" несколько часов своего времени, в дань научно-техническому прогрессу.

Просмотр одного из очередных роликов прервал стук в дверь. Я сперва не понял, что этот стук адресован именно мне, но вспомнил, что вчера я отключал звонок. Первым кого я смог представить себе в качестве гостя, была Аня. Сейчас мне не очень хотелось ее видеть. Вообще, я планировал закончить свой вечер в одиночестве. Возможно, заняться статьями, сделать пару заметок в дневнике, посмотреть телевизор. "Гость" настырно продолжал напрашиваться зайти. Я решил все же посмотреть кто это, потому как, даже если это была Аня, делать вид, что дома никого нет, было глупо: на кухне и в комнате горел свет, который конечно мог подсказать о наличии кого-либо у меня в квартире. Я открыл двери и увидел там Колю, с сигаретой в зубах, с початой бутылкой текилы и двумя лимонами в руках.

— Ну и? Ты что не сам? — Почти выкрикнул Коля, увидев меня.

— Сам. — Я кинул взгляд на текилу. — Заходи.

Коля прошел в коридор, отдал мне бутылку и лимоны и стал раздеваться.

— У тебя телефон отключен, и звонок не работает, и в двери тебе не достучишься. Я думал уже, что ты снова уехал куда-нибудь…. Хотя свет в квартире горит. — Он разделся, и мы прошли на кухню.

— Да, это долгая история. Ты лучше расскажи, что за повод, — я указал на бутылку.

— Это долгая история, — Повторил меня Коля и сел за стол.

— Ну, я думаю, ты как раз и приехал, чтобы мне ее рассказать, — Я достал две рюмочки, и стал нарезать лимоны.

— Вообще я приехал, чтобы просто выпить с тобой. Неужели, я не могу со старым другом в воскресный вечер выпить?

— Почему не можешь? Можешь. — Я поставил тарелку с лимонами на стол. Потом отнес ноутбук в комнату, и заодно, захватил свой телефон.

Когда вернулся, Коля уже разлил текилу по рюмкам.

— Ну, а теперь рассказывай. — Я присел за стол.

Коля выпил, потом долго закусывал лимоном, оттягивая свой ответ.

— Ладно, вообщем сразу к делу. — Он налил еще по одной, сразу же выпил и продолжил, — Было значит вчера день рождение у подруги Кати, помнишь? Я говорил тебе про него. Кстати, видел там Лену, ту беленькую из "Quest". Привет тебе передавала. А я так на нее присмотрелся, ммм…. Она ничего такая.

— Ты, кажется, отошел от темы. — Поправил я Колю.

— Да. Так вот, было это день рожденье, значит, было-было-было…. Короче, ни хрена у меня с Катей не было. Я тупо отвез ее домой, мы попрощались, и она отвалила к себе.

Сперва, я даже не знал, что ответить Коле. Он выглядел растерянным и, даже отчаянным. Хотя, сама ситуация меня смешила, точнее больше сам Коля, чем ситуация, я пытался скрыть это, понимая, что несмотря на все его шутки, он все воспринимает довольно серьезно.

— Погоди, а как вообще прошел вечер? Как она себя вела, что вы делали? Кстати, как она тебя представила своим подругам? — Решил я разузнать все с самого начала.

— Отмечали мы в "Паприке", на 2-м этаже. Компания была человек 10. Все в основном по парам. Ну, ничего особенного: сидели, пили, ели, общались, шутили, смеялись. Все впрочем, как обычно. Катя почти не пила, я тоже. Да толком рассказывать нечего, обычная вечеринка, без приключений.

— Так Катя с тобой себя как вела?

— Да как, так же как и всегда: была обходительна, мило мне улыбалась, даже приобняла меня несколько раз.

Приобняла? — Мысленно переспросил я сам у себя? — На такие вещи Коля раньше никогда не обращал внимания, ну, может если и обращал, то не говорил про это вслух.

— Ну, в "Паприке" — это понятно, было много людей, шумно и так далее. Там у вас могло ничего и не быть. В этом ничего странного — Я допил текилу и подвинул пустую рюмку Коле. — А как вы попрощались? Ты на машине ее домой отвозил?

— Нет, мы ехали на такси. Я ж думал, что мы будем пить на дне рождении, поэтому машину и не брал. Но Катя не пила почти, ну и я не стал.

— Ну и, дальше: вы приехали на такси, ты вышел с ней, так?

— Да, рассчитался и вышел с ней. А этот придурок таксист, так и продолжал стоять, не уезжая никуда. Ну, мы постояли пару минут, и Катя сказала, мол езжай, пока машина здесь, а то потом вызвать новое такси трудно будет. Я и поехал. — Уныло объяснил он, и опять налил текилу.

— Ну, что я могу сказать, наверное, просто не повезло тебе вчера. Весь вечер была не располагающая обстановка.

— К чему не располагающая? — Мне показалось, что даже стал немного злиться. — Тогда у нас все время не располагающая обстановка! Я просто одного понять не могу: ну если я ей на хрен не нужен как мужчина, чего она тогда мне голову мурыжит? Сказала бы ясно и понятно, что, мол, так и так, не подходим, друг другу, или что там женщины любят говорить еще…?

— Думаю, тут ты ошибаешься, все-таки, если бы ты ей не нужен был, вы бы не встречались. Не держит же она тебя ради забавы, верно? Ты сам говорил, что вам интересно вдвоем. Ну, а то, что ты ее до сих пор с ней не переспал, и у вас ничего не было, так это ж не повод считать ее ненормальной какой-то. Имей терпение. В конце концов, ты же не кинешь все так просто? Не зря ж ты на нее столько времени истратил!

— Да кидать ее я вообщем то не собирался. Сам понимаю, что дело до конца довести надо. И теперь, это уже, даже дело принципа……. Хотя, она все равно мне нравится.

Мы выпили и оба закурили. С несколько минут мы молчали.

Мне до сих пор было непривычно видеть таким Колю. Он выглядел расстроенным, даже, отчаянным. Мне тяжело было поверить, что это все из-за Кати. Он никогда не относился к девушкам всерьез, и тем более, никогда не задумывался об отношениях. Если раньше ему кто-нибудь отказывал, то он не задумываясь, находил себе другую, и даже не вспоминал о неудаче. А теперь, какая-то на мой взгляд мелочь, стала поводом для его унынья.

— Знаешь, — Начал я, — Твоя беда в том, что ты слишком придаешь значение каждой ваше встрече. Ты очень много думаешь об этом. Перед каждым свиданием ты, наверное, продумываешь план своих действий, и надеешься, что именно сегодня, ты обязательно разрешишь проблему, и все станет на свои места. Хотя проблемы то, как таковой, возможно, и нет. Ты не задумывался, что все и так на своих местах? Ты поставил себе цель сблизиться с ней физически, но не ценишь, что вы близки морально. Может, стоит пустить по течению ваши отношения? Если вам хорошо вместе, значит, вы плывете в правильном направлении. Не надо пытаться что-то менять, или корректировать. Попробуй учесть тот факт, что Катя, возможно, не такая как большинство женщин и девушек, которые были у тебя ранее. Расслабься. Просто наслаждайся ее обществом и выкинь из головы навязчивую идею поскорее с ней переспать. Все произойдет само по себе, когда придет время. Если не будешь постоянно думать только об этом, то даже не заметишь, как быстро это время придет.

Коля задумчиво посмотрел на меня.

— Хер его знает. Может, и впрямь не стоит так париться……Ладно, — Он обгрыз дольку лимона, кинул корочку в пепельницу, и опять налил текилу по рюмкам. — Так что у тебя за конспирация сегодня была, с телефоном и звонком? — Переключился Коля на меня, по-видимому, чтобы закрыть, уже надоевшую тему про Катю.

— От Ани скрывался.

— То есть? — Не понял он.

— У меня вчера была Оля. А Аня вечером написала мне сообщение, что хочет ко мне приехать. Ну, вот и пришлось отключить телефон и, на всякий случай, звонок на двери.

— А если бы она все-таки приехала?

— Думаю, было бы не очень приятно. Даже не знаю, как бы я Оле объяснял, кто такая Аня, и почему она заявляется ко мне поздно вечером?… Но, все вроде обошлось.

— Хах! А если бы Аня написала сегодня, когда ты сам? Впустил бы? — Усмехнулся он.

— Думаю да, но спать с ней не стал.

Коля засмеялся:

— Да ладно! Как это ты бы с ней не спал, если ты уже впустил ее? Не хотел бы спать — не впускал бы!

— Честно говоря, я даже не знаю. — Призадумался я. — Тяжело сказать, как бы я точно поступил. Знаешь, я уже привык не воспринимать наш секс как противоречие каким-либо моральным устоям, или того хуже, как измену. Я привык, что она приехала, мы переспали, и на утро забыли. У меня никогда к ней не было никаких намерений, и вообще, я не рассматривал Аню, как женщину, с которой может быть что-то большее, чем просто секс.

— Но, тем не менее, секс есть секс. И Оле, скажем, будет все равно: были у тебя к Ане намерения какие-то, или нет. И ей не скажешь: "Прости, просто я с ней познакомился еще до тебя! Мы всего лишь, иногда трахаемся, ну пару раз в неделю, и все! Мол, в этом нет ничего страшного!".

— Это я понимаю. — Согласился я. — Ты намекаешь мне на то, что с Аней надо кончать?

— Кончать с ней надо было раньше, когда была такая возможность — Засмеялся Коля, — а теперь надо заканчивать с ней отношения, если у тебя есть намерения к Оле. Ну, или быть аккуратнее.

Я усмехнулся:

— Это я понимаю.

У Коли зазвонил телефон. По интонации, с которой он вел разговор, я понял, что звонила Катя. Чтобы я не смущал их общение, Коля вышел разговаривать на балкон. Нащупав свой телефон в кармане, я вспомнил, что у меня он до сих пор отключен. Едва я включил его, как на него стали приходить отчеты о пропущенных звонках. Все они были о звонках Ани. Как оказалось, она звонила мне еще неоднократно вчера, вплоть до часу ночи. И тут же, мне пришло сообщение от Оли. Она поинтересовалась, чем я занимаюсь, и написала, что сейчас едет на встречу со своей подружкой. Я ответил ей, что сижу с другом, и пока ничего не планирую.

Коля вернулся на кухню минут через 15. Он сел за стол, закурил, и поднял рюмку, намекая о том, что пора бы ее уже и осушить. По его выражению лица, было непонятно, как состоялся разговор, и доволен ли он им. Мы выпили.

— Катя? — Спросил я у него.

— Угу. Она самая.

— И что?

Коля пожал плечами.

— Ничего. Поговорили ни о чем, пожелали друг другу спокойно ночи, и все.

Мне пришел ответ от Оли. Она интересовалась, почему у меня был отключен телефон.

— А тебе кто пишет? — Спросил Коля.

— Оля. Спрашивает, почему у меня отключен телефон был.

— Ревнивая?

— Не то слово. Хотя пока это не очень сильно проявляется, но чувствую, что скучать с ней не придется.

Я быстро набрал ответ. Написал, что у меня села батарея, а я не заметил этого.

— Ну, хоть ревнует! — С небольшой досадой отметил Коля.

— Ну, знаешь, ревность тоже, не самое лучшее качество. Иногда это конечно приятно, но в общем… — Я не стал продолжать, потому как и так было понятно, что преимуществ в ревности, не так уж и много.

— Ладно, закрыли эту тему…. Как ты вчера с Олей отдохнул? Она с ночевкой приезжала? — Коля словно не только на словах закрыл тему, но даже изменился в лице: снова появилась присущая ему ветреность в глазах и беззаботная улыбка.

Я вкратце рассказал о вчерашнем вечере. Попутно мы продолжали распивать текилу, заедая ее лимонами, солью, и закуривая все это дело сигаретами. Незаметно, мы перешли на другие темы разговоров. Мы вспомнили и обсудили некоторых предыдущих девушек и женщин, что попадались на нашем пути. Рассказывали друг другу курьезные моменты, которые ранее не решались рассказать, вспоминали смешные случаи, которые мы пережили вместе. Вовсю заливаясь смехом, буквально до слез из глаз, мы даже не заметили, как наступила полночь. К этому времени, мы уже выпили Колину текилу, и допили остатки спиртного, что нашлось у меня в мини-баре: треть бутылки бренди и небольшая фляжка с виски.

— Ну что, Роман Евгеньевич, я предлагаю не заканчивать банкет на этой грустной ноте, — Слегка заплетаясь языком, сказал Коля, указывая на пустые бутылки под столом.

Я взглянул на часы на мобильном телефоне, ожидая, что кроме цифр, обозначающих время, я еще увижу значок принятого сообщения от Оли, с пожеланием спокойной ночи, или хотя бы словами "я уже дома". Но как я не старался найти его в верхнем левом углу экрана телефона, его там все равно не было. Еще раз, убедившись в том, что новых сообщений действительно нет — зайдя в папку "Входящие", я отключил телефон, и засунул его обратно в карман.

— Думаю, стоит с тобой согласиться. — Примерно в той же манере, что и Коля, ответил я.

— Значит в "Quest"? — Уточнил он.

— Давай лучше в "Паприку" — Предложил я, вспомнив, что Оля часто рассказывала о том, что любит там отдыхать, — Я давненько там не был, да и в "Quest" что-то не очень хочется ехать.

— В "Паприку" так в "Паприку"! — Согласился Коля, которому, похоже, было уже все равно куда ехать, главное — ехать.

Через 10 минут, мы оба стояли у меня под подъездом, и ждали такси. Колину машину мы решили оставить у меня во дворе, хотя других вариантов у нас и не было: ехать на ней мы были не в состоянии, а отогнать на стоянку, тоже, навряд ли бы получилось. По пути в "Паприку", мы заехали в супермаркет, купили себе сигарет, и небольшую бутылочку текилы, которую распили прямо в машине такси, по дороге в клуб.

Попав внутрь "Паприки", мы заняли первый попавшийся, свободный столик, и сразу же заказали по две порции текилы и лимоны у официанта, который словно караулил, когда мы займем место, чтобы поскорее нас обслужить. Мы закурили и стали осматривать присутствующих в клубе людей. Их было не очень много, очевидно, причиной стало то, что завтра был рабочий день, понедельник. Танцпол был практически пуст, лишь парочка изрядно выпивших девчонок, пытались выдавать "жаркие танцы" у шеста, но это было больше похоже на соревнования "кто лучше машет головой". Второй этаж, также был наполовину пуст. Там в основном сидели небольшими компаниями "два на два", и мирно распивали шампанское и вино. Вообщем атмосфера здесь, больше напоминала ресторан, в который люди пришли просто отдохнуть и выпить, выдавала только обстановка, громкая музыка и несколько пиджеев, танцевавших на сцене, и на барной стойке. За одним из столиков, что стоял на противоположной от нас стороне сцены, я увидел знакомый силуэт Оли. Точнее, я сразу обратил внимание на "бизнесмена", которого уже наблюдал в ее компании, в кондитерской в парке. Всего за столом их было пятеро: Оля, "Бизнесмен", какой-то сутуловатый паренек в светлом пиджаке, и две девушки блондинки, которых особо рассмотреть не получалось, так как они сидели ко мне спиной. Пока я внимательно разглядывал всю эту компанию, нам уже принесли наш заказ. Коля хлопнул меня по плечу:

— Что ты там увидел? Давай, для начала выпьем, а уже потом будешь на девочек смотреть!

Я ничего не отвечая, быстро выпил, и снова оглянулся на Олю. Даже тяжело сказать, что именно я чувствовал сейчас: то ли ревность, то ли негодование, то ли просто интерес к возможной интриге.

— Вон тот столик видишь, где сидят три блондинки, здоровяк, и кривоватый паренек в светлом пиджаке? — Сказал я Коле, указывая в их сторону.

Он слегка прищурился, и посмотрел в их сторону.

— Думаешь, этим двум, слишком много будет три девочки? — Всерьез задумчиво ответил он — Ммм, хотя, это ты правильно думаешь. Поддерживаю! Я вот предлагаю сейчас к ним пойти и сказать, что….да вообщем, "идите на хер, оба!" — Спокойно, а главное, все так же серьезно предложил Коля. Потом он покивал головой, словно, сам с собой согласился, и тут же отвернулся в сторону барной стойки, по-видимому, чтобы позвать официанта еще раз.

— Да нет. За тем столиком сидит Оля. — Ответил я, но Коля не обращал внимания на мои слова. Он был занят поиском официанта, и кажется, меня не услышал. Тогда я встал, взял его под руку, и со словами, что объясню позже, повел его на второй этаж. Он согласно следовал за мной, продолжая по пути оглядываться, в поисках все того же официанта. Я выбрал место, чтобы получше можно было разглядеть компанию Оли, и ее в частности.

— А чего мы переехали? — В недоумении спросил Коля — Здесь вообще никогда не дождешься своего заказа. — Он пожал плечами, — Значит, будем брать сразу бутылку, чтобы не бегать каждый раз вниз! — Пробурчал он себе под нос.

— Вон видишь ту девочку, что сидит возле "большого дяди"? — Я указал в сторону Оли.

— Ну?

— Это Оля.

Коля вопросительно посмотрел на меня.

— Это Оля, с которой я встречаюсь, понимаешь? Которая вчера была у меня…. про которую я тебе рассказывал… — Начал объяснять я.

— Да я понял, понял! — Прервал он меня. Внимательно присмотревшись к ней еще раз, он продолжил. — Она ничего такая, красивая. — Заметил он. — А что она тут делает?

— По-видимому, то же, что и мы.

— А этот кто, рядом с ней? И чего он ее трогает? — Коля имел в виду "бизнесмена", который, не то чтобы трогал Олю, но периодически позволял себе, ее слегка приобнять.

— Без понятия. — Я закурил и опять повернулся в ее сторону. Я решил не говорить Коле, что ранее уже замечал Олю в компании этого "здоровяка".

Коля некоторое время молча смотрел, то на меня, то на Олю. Потом, тяжело вздохнув, и разведя руками, сказал:

— Я, честно говоря, ни хрена не понимаю! Если она с тобой, то почему она с каким-то кренделем сидит? И если вы встречаетесь, то чего ты тогда сидишь и смотришь на все это?

Все же не обойдется без объяснений, — Подумал я.

— Нет, Коля. Я делать ничего не буду, понимаешь? Зачем мне пытаться что-то менять? Если она хочет находиться в компании этого человека, то я никак ей не помешаю. Я могу, конечно пойти сейчас, и устроить какие-то разбирательства, или корректно объяснить "толстому дяде", что эта женщина еще вчера была со мной, и что его присутствие здесь не обязательно, но к чему это приведет? Просто в следующий раз, если они захотят увидеться, они выберут место потише, и я об этом вообще никогда не узнаю. Так я хотя бы в курсе.

— Ну так сделай так, чтобы они уже не захотели в следующий раз встречаться! — Продолжал на своем Коля.

— Да нет, как ты не поймешь, не будет его — появится другой. Захотеть, прежде всего, должна она, а не мужчина отказаться. Так что никаких действий сейчас, я предпринимать не буду, и ты тоже, хорошо? — Я пристально посмотрел на Колю. От моего взгляда, он аж немного откинулся назад. — Это моя просьба к тебе.

— Да хорошо, — Он поднял ладони вверх, давая мне понять, что он действительно не будет влезать в мои дела.

Мы опять оба посмотрели в сторону Оли. Она в это время, как раз вставала из-за стола. "Бизнесмен" подал ей руку, и они оба направились к выходу. Они шли раздельно, хотя "толстяк" все время намеревался предложить свои услуги "взяться под руки".

— Коль, у меня к тебе просьба: посмотри, куда они направятся. — Попросил я его.

В ответ Коля кивнул головой, и спустился вслед за ними.

За время его отсутствия, я успел "выловить" официанта, и заказать бутылку текилы, лимоны и кофе, чтобы немного придти в себя. Вскоре Коля вернулся, тоже с бутылкой текилы и лимонами.

— О, ты все-таки нашел официанта? — Спросил он, посмотрев на наш столик. — А я подумал, что его не дождешься, и купил в баре…. Ну, и ладно, лучше перепить, чем недопить! — Он присел, закурил, и стал наливать текилу по рюмкам.

— Ну, и что там? — Не терпеливо спросил я.

— Там ничего. — Он подвинул мне мою выпивку, — Он посадил ее на такси, а сам уехал на другой машине. На прощанье, поцеловались в щечку. Это все.

Я знал, что Коля обманывать меня не станет, поэтому, услышав такой ответ, мне стало намного спокойнее.

Мы выпили, потом, еще раз, и еще раз. К нам вернулось прежнее настроение, и мы опять принялись за воспоминания минувших дней. Уже ни на кого, не обращая внимания, мы то и дело, в истерике стучали руками по столу от смеха, приседали, даже повизгивали. Другими словами нам было весело, и мы были чертовски пьяны. Вторую бутылку мы пить не стали, потому, как обоим уже ничего кроме сигарет и кофе не лезло.

— А те трое до сих пор сидят! — Коля кивнул на столик, на который до недавнего времени, мы оба уделили очень много внимания.

Я обернулся.

— Угу, сидят. Паренек, наверное, определиться не может, кто ему из девушек больше нравится.

— Да нет, скорее, они просто не ведутся на него. Что они там пьют, ты видишь? — Коля прищурился и попытался разглядеть, что у них стояло на столе.

— Они шампанское до сих пор пьют.

— Хех, так их паренек, точно никогда не уговорит не на что. Где тут был официант наш? — Коля оглянулся. — О, вот он! Как вовремя! Оу, официант, иди к нам! — Довольно громко выкрикнул Коля.

Я не удержался, и засмеялся от такого его поведения.

— Что-нибудь закажите? — Очень вежливо спросил нас паренек в белой рубашке, подойдя к нам.

— Да. Вон видишь тот стол? — Коля указал на наш "любимый" столик сегодня. Официант кивнул. — Так вот, принеси туда три "Маргариты", только не говори от кого, понял?

Официант снова понятливо кивнул. Коля рассчитался с ним, и мы с каким-то ребячеством стали наблюдать за происходящим.

Официант направился к барной стойке, подождал, пока приготовят заказ, и вместе с ним, направился в назначенное место. Троица за столом была немного удивлена, увидев три коктейля перед собой. Сутулый паренек пытался выведать, от кого пришло угощение, но официант, как и обещал, похоже, ничего не сказал. Сутулый подозрительно оглянулся по сторонам, потом закурил, и снова стал общаться с девочками. Те в свою очередь, уже посасывали "Маргариту" с трубочки, о чем-то перешептывались и смеялись. Все это представление принесло нам массу удовольствия, особенно наблюдать за поведением сутулого, который старался, вроде не обращать внимания, на происходящее, но с другой стороны, было видно, что он нервничает и немного комплексует перед девочками. Нам так понравилась эта затея, что мы решили повторить ее еще раз. Когда официант снова проходил мимо нас, мы попросили сделать тот же заказ, щедро оставили ему чаевых и опять повернулись в сторону "любимого" столика. История повторилась: девочки были довольны, и ни чуть не стесняясь, принялись за коктейли, а сутулый, аж привстал со своего места, чтобы получше рассмотреть окружающий его людей. Его взор бегло прошелся и по нашему столику тоже. Судя по всему, в этот раз он очень настоятельно просил официанта рассказать, кто же все-таки присылает им коктейли, но тот, снова ничего не сказал. Едва "сутулый" сел на свое место, как мы просто взорвались со смеху.

— Слушай, а девочки, вроде ничего. Скажи ты, тебе лучше видно, — Продолжая наблюдать за ними.

— Да, они довольно симпатичные.

— И их, как раз две, — Коварно подметил Коля. — Что скажешь?

— Хех, а как же Катя?

— А что Катя? А с Катей мы друзья. — Он покивал головой. — Да-а, друзья! А что? У нас ничего с ней не было, мы просто общаемся, дружим…. Так что… — Он открыл вторую бутылку текилы, и опять налил нам по рюмочке.

На его объяснения я лишь усмехнулся в ответ.

— Так, надо того паренька уже домой, наверное, отправлять. Три часа ночи уже. Ему спать давно пора! А где наш официант? — Коля осмотрелся, но не увидев его, повернулся ко мне, поднял рюмку, и громко выдохнув, выпил текилу. Потом он зажмурился и быстро закурил.

— Главное, чтобы девочки с ним вместе не отправились. — Заметил я.

— Да нет, не думаю. Кстати, как они там, коктейли уже выпили?

Я посмотрел в их сторону.

— Они кажется, уже его "Маргариту" допивают.

— Выходит, что он отказался от нашего угощения? — Коля слегка удивленно посмотрел на меня. Потом мы вместе засмеялись.

— Выходит, что да!

— О, а вот и официант! — Оживленно сказал Коля, и подозвал его к нам.

В этот раз он попросил принести за "указанный" стол две "Маргариты" и стограммовую рюмку водки с соленым огурцом.

— Простите, у нас нет в меню огурцов. — Робко ответил официант на Колину просьбу.

— Как нет? А что есть? — Уточнил Коля.

— Лимоны, маслины, овощная нарезка.

— Ммм, блин! — Разочаровался Коля.

— Ну, принеси ему кусок черного хлеба! У вас же есть хлеб? — Подключился я к заказу.

— Да, точно! Принеси ему горбушку черного хлеба! — Коля оживился, в предвкушении зрелища.

— Нет, простите! Я этого сделать не смогу. — Почти виноватым голосом ответил официант.

— Да ладно. Принеси ему просто бутерброд, это ж нормальная закуска к водке — бутерброд, правильно? — Попытался убедить я его.

Официант немного замялся, но все же согласился. Мы снова его отблагодарили, и с еще большим ажиотажем, стали наблюдать за сутулым и компанией. В этот раз сутулый взбесился окончательно. Он взял за шкирку официанта, и что-то настойчиво стал ему объяснять. Тут же подлетели охранники "Паприки", потом администратор, и, спустя несколько минут разбирательств, сутулому пришлось удалиться. Девушки из его компании предпочли остаться. Уходя, он что-то им говорил, но они, наверное, ответили что-то вроде "мы еще хотим посидеть", мило ему улыбнулись, и продолжили смаковать "Маргариту".

От этого всего, мне, даже стало немного жаль сутулого, но, вспомнив, что он из компании "бизнесмена", я решил, что ему поделом. Да и к тому же, это действительно было довольно весело.

— Вот и одной проблемой меньше! — Хлопнув в ладони, ликующе сказал Коля. Как будто, он так и планировал исход наших глупых шуток. — Теперь план таков: сейчас, девочки допьют свои коктейли, мы возьмем на баре еще по "Маргарите" и подсядем к ним. Они поймут, кто их угощал, и собственно дело в шляпе! Как я все придумал, а? — Он довольно посмотрел на меня, в ожидании моего ответа.

— Ты, наверное, совсем напился. Это же подруги Оли, как я пойду с ними знакомиться. Да и к тому же, я не собирался с ними знакомится!

— Черт! Я и забыл совсем про Олю. — Коля задумчиво почесал затылок, — Что же делать?

— Ну, пойдешь сам к ним! Тебе что, впервой что-ли?

— Да при чем тут это? А ты? — Заботливо спросил он.

— Я домой сейчас поеду. Я все равно уже устал, и спать хочу.

— Ну, смотри, как хочешь. — Коля не стал меня уговаривать, хотя он знал, что это все равно будет без толку.

Мы выпили еще по одной рюмке текилы, потом Коля проводил меня до такси, и я поехал домой. Уже поднимаясь к себе в квартиру, я понял, как сильно я напился. Кое-как открыв двери, промучившись, около 10-ти минут, с попаданием ключа в дверной замок, я вошел к себе, и, пошатываясь, добрался до своей кровати, и сразу завалился спать.

Я проснулся около 7-ми часов утра, из-за того, что у меня першило в горле, и очень хотелось пить. Немного пошатываясь, я добрел до холодильника, и, отыскав там минеральную воду, залпом выпил почти всю половину бутылки. Потом я присел за стол и закурил. У меня слегка побаливала голова, но я понимал, что это только начало. Я, судя по всему, был еще пьян, поэтому сильного похмелья не чувствовал. Скурив сигарету до половины, я снова попил, и отправился обратно в кровать. Я лег, и стал вспоминать вчерашний вечер.

— Интересно, что там Коля? — Подумал я. — Справился он с теми девочками?

Потом я вспомнил, что в "Паприке" была Оля. Я достал телефон из кармана брюк, которые "аккуратно" валялись на полу, и написал ей сообщение, с пожеланием доброго утра, и вопросом, как прошел ее вчерашний вечер.

Кажется, минеральная вода настигла мой желудок, и мне тут же стало не по себе. Я положил телефон под подушку, и попытался уснуть.

В этот раз я проснулся в начале 2-го дня. Первым делом я проверил свой телефон. На нем было два принятых сообщения, и оба от Оли. В первом она так же пожелала мне доброго утра, и написала, что вчера она была с подружкой в кафе, а во втором, которое она прислала мне буквально 15 минут назад, спросила, не желаю ли я увидеться в обеденный перерыв. Я посчитал, что физически не успею собраться и выехать к нужному времени, да и ко всему прочему, у меня жутко тянуло в висках, и вообще, я чувствовал себя не важно. Я ответил ей, что у меня не получиться, потому как я в другом конце города по делам, и освобожусь не скоро. Я предложил ей встретиться после работы.

С трудом, добравшись до ванной, буквально, опираясь об стенки, я залез под душ, и около 10 минут простоял под напором холодной воды, пока не почувствовал, что немного прихожу в себя. Этот способ всегда помогает, после сильного перепоя. Потом я отправился на кухню, налил себе большой стакан минеральной воды, добавил льда, и выжал туда лимон. Присев на стул я закурил, и не спеша, попивая свой "живительный" коктейль, теперь уже на более "свежую" голову, начал анализировать вчерашние события. Больше всего сейчас меня интересовало: что делала Оля с бизнесменом в "Паприке", и почему она снова меня обманула. Так же, подозрительным мне показалось, что она снова была с ним, а не с кем-нибудь другим. Интересен был еще тот факт, что их в компании было пятеро, а, не скажем, шестеро (то есть три на три). Значит, скорее всего, Оля пришла в клуб с теми двумя девочками, а "бизнесмен" и "сутулый", подошли попозже. По тем двум блондинкам было видно, что "сутулого" они не знают и видят его, скорее всего впервые. Иначе бы они не кинули его, когда того выводила охрана из клуба. Тогда, получается, что Оля пригласила "бизнесмена" в клуб, ведь не случайно же они там встретились! А тот, в свою очередь, позвал с собой друга, дабы разбавить женскую компанию. Все здесь вроде бы понятно, кроме одного "но": почему Оля пригласила "толстяка", а не допустим меня с другом? Хотя, это пока только мои предположения, но на данный момент, они больше всего схожи на действительность. Частично изложив свои мысли в дневнике, я решил больше не задумываться над этим, пока не увижу и не проверю Олю. Допив минералку, я попытался дозвониться Коле, но тщетно — у него был отключен телефон. Тогда я снова отправился в свою комнату, завалился на кровати, и стал смотреть телевизор.

До вечера, а точнее до 17 часов, я только и занимался тем, что смотрел телевизор, спал, и несколько раз выходил на кухню курить, и пить воду, или кофе. Потом, я все же осилил себя, чтобы встать, и приготовить что-нибудь поесть, хотя аппетита у меня не было. Я решил сделать себе овощной салат на подсолнечном масле. По крайней мере, это легкая пища, к тому же не требующая много усилий на готовку. Пока я занимался приготовлением, мне пришло сообщение от Оли. Она написала, что увидеться после работы не удастся, потому, как у нее образовалась встреча с клиентом на вечер. Ответным сообщением я пожелал ей удачно провести встречу, пообещал написать завтра, и "поцеловал" ее виртуально.

После так называемого ужина, я снова попытался дозвониться Коле. В этот раз он поднял трубку:

— Алло! — Громким и хриплым голосом ответил он.

— Ты жива моя старушка? Жив и я, привет тебе! Как самочувствие? — Сразу поинтересовался я.

— Хреново! — Коротко и ясно ответил Коля.

По звукам, доносящимся из трубки, я понял, что он сейчас не дома.

— Ты на работе что-ли? — Удивился я.

— Не поверишь! Да! Я совсем забыл вчера, что у меня на сегодня куча дел и встреч, которые нельзя отложить. Так мало того, что половину встреч я проспал, так я еще до сих пор мотаюсь по городу, и понятия не имею, когда это закончится. — Возмущенно ответил он.

Я усмехнулся:

— Ладно, разбирайся с делами, не буду отвлекать. Если что, звони!

— Ну, если не умру до вечера, то наберу. — По его интонации было ясно, что ему сейчас не до пустых разговоров и обсуждений. Лучше пообщаться с ним в другой раз, или при встрече.

— Ну, давай! — Я положил трубку.

Потом я опять вернулся в комнату, и, приняв горизонтальное положение на кровати, стал смотреть телевизор. Безынтересно переключая каналы, я скоро разочаровался просмотром и выключил телевизор. Я потянулся на стол за ноутбуком, но тут же понял, что и Интернет мне не доставит удовольствия сейчас. Тогда я решил выбраться из дому, возможно, встретиться с кем-то, а может просто прогуляться самому и выпить где-нибудь кофе.

Когда я садился в машину, мне пришла в голову идея — позвонить Жене. Мне так и не удалось с ним нормально пообщаться на дне рождении Марины, да и у него можно было кое-что узнать про Олю — все-таки она хорошая знакомая Марины. Хотя я даже и не надеялся, что у Жени получиться встретиться, но все же, решил попробовать. Когда я позвонил ему, он был довольно встревоженным, и не сразу соглашался на встречу. Но немного подумав, он все-таки согласился, и попросил меня подъехать через полчаса, в один загородный ресторан. Там я никогда не был, и честно говоря, не понял, почему Женя выбрал именно это место. Но мне было все равно куда ехать, поэтому я безоговорочно согласился.

По приезду, не обнаружив на стоянке ресторана машину Жени, я решил подождать его на улице. Начинался дождь. Я спрятался под навесом веранды летней площадки.

Дождь стал усиливаться, и вскоре, асфальт стоянки окрасился в темный цвет, и стал покрываться маленькими пятнами луж. Было довольно прохладно и зябко. Я застегнул на себе куртку, и спрятал руки в карманы. Наблюдая за тем, как мелкие капли дождя, барабаня по лужам, оставляют после себя круги разводов на воде, я опять задумался про Олю. Это странное чувство, не то ревности, не то безызвестности, никак не отпускало меня. Я никак не мог решить для себя, как надо относиться к выходкам Оли. Если ревновать, то ревновать надо так, чтобы от этого был результат. Тогда мне надо было прояснить всю ситуацию с Олей, рассказать ей о том, что я видел ее в кондитерской и в клубе. Чтобы она задумалась. Чтобы возможно, она прекратила свои встречи с бизнесменом. Ведь "тихая" ревность, такая же бесполезная, как и "немой" скандал. Но если бы я рассказал все Оле, тогда бы я нарушил главное условие "идеальных отношений", я бы спровоцировал ее на обдумывание своих поступков, я бы тем самым, повлиял на наши отношения. А этого я делать не должен. Наши отношения должны быть в руках Оли. И она сама должна выбирать, как эти отношения будут протекать.

Женя приехал не на своей машине. Он появился из желтой машины такси, на которую я впрочем, даже не обратил внимания, и даже не заметил, как она оказалась на этой стоянке. Женя показался мне слегка взволнованным и напряженным. Постоянно оглядываясь по сторонам, он подошел ко мне и мы поздоровались. Потом наступила минута молчания. Я недоумевающее смотрел на него, в ожидании пояснения его действий. Он это понимал, но с ответом, похоже, не торопился.

— А чего ты на такси? — Решил я его подтолкнуть все же начать свой рассказ.

Женя опять осмотрелся, потом жестом руки попросил у меня сигарету, закурил, и неуверенно начал:

— Я как бы в командировке, понимаешь?…Для Марины, — Для ясности добавил он. — Вообщем, идем, там все расскажу, — Сделав подряд несколько больших затяжек, он бросил сигарету в ближайшую лужу, и направился к ресторану.

Я молча последовал за ним. Возле входа он остановился. По его взгляду я понял, что мне нужно зайти первым, и проверить, нет ли внутри кого-нибудь из знакомых. Я понятливо кивнул и зашел внутрь. Женя не зря выбрал для встречи именно этот ресторан, здесь каждый столик находился в отгородке, а так же, была возможность, при желании закрыться шторкой, от любопытных глаз. В зале было практически пусто. Я подал знак Жене, что он может зайти.

Мы выбрали самый отдаленный столик. Вскоре к нам подошла невысокая, довольно милая официантка, чтобы принять заказ. Женя попросил принести ему зеленый чай с лимоном, при этом все время, стараясь не смотреть на нее. А я выбрал себе в меню салат с анчоусами и макаронами, и маленькую бутылку "Боржоми".

— Если ты так и будешь продолжать себя вести, то только еще больше обратишь на себя внимание. — Сказал я Жене, который все пытался укрыться за шторкой, и постоянно оглядывался на всякий шум открывающихся и закрывающихся дверей ресторана.

Он ничего не ответил, снова взял у меня сигарету, закурил, потом, еще раз осмотревшись, закрыл шторку нашего столика.

— Я в командировке. — Подвинувшись ко мне, опять повторил он. — Я сказал Марине, что уезжаю до завтрашнего дня. Теперь боюсь, что она позвонит мне на работу, понимаешь?

— А что ты сказал на работе?

— Взял отгул на один день — на завтрашний. Боюсь просто, что Марина позвонит мне на работу.

— А с чего бы ей туда звонить? Она что, тебе лично позвонить не может? Она на работу тебе вообще, когда-то звонила?

— Да нет, она всегда мне на мобильный звонила. Но все равно, а вдруг…… - Женя не закончил фразу, хотя концовка итак была ясна.

— Так у тебя появилась любовница? — Сразу решил спросить я, понимая, что он еще долго будет ходить вокруг да около, или пытаться миновать этот разговор вообще.

— Нет! — Возбужденно ответил он. — Не любовница! — Кажется, это слово его пугало. Он хотел что-то ответить еще, но опять замолчал.

— Когда спят с другой женщиной, имея при этом живую жену, это называется любовница. — Намекнул я ему на искренность.

— Да мы спали то, всего несколько раз! — Продолжал убеждать меня Женя. Хотя даже, скорее не меня, а самого себя.

— Даже, если один раз. Ладно, я тебя не пытаюсь сейчас критиковать, или нравственно поучать, я лишь спрашиваю, что и как. Или ты боишься мне об этом говорить?

— Да нет, тебе не боюсь. — После небольшой паузы он продолжил, — Эта женщина с моей работы. Как-то раз, у нас была корпоративная вечеринка. Ну, все естественно напились. А с Мариной за день до этого, я повздорил из-за ее мамы. Точнее, из-за Дашки, но и без мамы, конечно, тут не обошлось тоже. Вообщем, мы не разговаривали с ней. И вот значит, мы порядочно выпили на этом корпоративе, и чего-то с этой женщиной мы разговорились так, по душам. Я рассказал ей про ссору с Мариной, она мне про свои проблемы…. Короче вечеринка близилась уже к концу, как эта женщина, ее Тамара зовут — чтоб мне проще говорить было, так вот, эта Тамара пригласила меня выпить кофе. Мы поехали с ней в ресторан. Кофе, конечно, мы не пили, пили вино. В итоге, я оказался у нее дома….. — Он снова замолчал ненадолго. — Но я не хотел изменять Марине, понимаешь? Как-то все произошло так непонятно, что я даже не успел уловить этот момент, в который мне стоило остановиться…. — Отчаянно оправдывался он. — После этого случая, мы с Томой нормально общались, работали, как будто ничего и не было. Я даже успокоился, подумал, что мы просто оба были пьяны, совершили ошибку, и больше этого не повториться. Я уже и с Мариной помирился, при чем меня к ней, словно тянуть стало, после того случая, к Марине я имею ввиду. Как будто, после этого случая, я понял, как я ее люблю, и как мне дорога моя семья. Но тут… — К нам вдруг подошла официантка. Когда она открывала шторку, Женя, аж отклонился в сторону, от неожиданности. Она поставила на стол чай и минералку.

Я задернул шторку обратно.

— Но тут, — Продолжил Женя, — Я зачем-то пригласил Тамару выпить кофе после работы. Короче, мы опять с ней переспали. И так было еще два раза. — Он виновато посмотрел на меня.

— А командировка — способ побыть подольше вместе с Тамарой? — Безжалостно говорил я прямиком.

— Ну, она все время просила меня остаться у нее, когда мы проводили вечер. Но я не мог, хотя тоже хотел. Вот, решили таким образом разыграть все. — Объяснил он.

— А как завтра? Она ж тоже работает?

— Она на больничном отпуске, уже третий день. Поэтому завтра целый день мы сможем спокойно находиться вместе. Только вот Марина…

Как вы будете спокойно находиться вместе, если тебя, даже сейчас трусит всего? — Подумал я.

Меня раздражало поведение Жени. Скорее даже не поведение, а глупость его поступка.

— Ну, и что ты думаешь, по поводу всего этого? — Мне стало интересно, что же на это он ответит.

— Не знаю, — Задумчиво ковыряясь ложкой в сахарнице, ответил Женя. — Пока еще не знаю.

— А Тамара что говорит?

— Говорит, чтобы я бросал Марину и переезжал к ней. — Спокойно, ответил он, словно не понимая сути своего ответа.

— Как-то слишком быстро у нее все. Всего пару раз переспали, и она уже хочет, чтобы ты с ней жил? А Даша? — Продолжал я удивляться.

— И Дашу с собой забирал.

— Ну, ты же, надеюсь, этого делать не собираешься?

Женя опять немного помолчал, словно обдумывая что-то.

— Если бы не Даша, я бы, наверное, бросил бы Марину.

— Подожди! Если бы не Даша, то у вас с Мариной и проблем-то не было, разве нет? Ты же сам мне говорил, что до ее появления, у вас все было замечательно.

— Да были проблемы и до Даши, — Словно признаваясь, ответил Женя. — Даша, я думаю здесь не при чем вовсе.

— Но ты же совсем не знаешь эту Тамару! — Возмутился я. — Вы переспали несколько раз, но это же не говорит о том, что она лучше Марины, и вообще, что тебе с ней будет хорошо. Трахаться и жить вместе — это совсем разные вещи, ты пойми! — Меня переполняли эмоции, мне хотелось кричать на Женю, оттого, что он не понимает, как мне казалось, простых вещей. — Тем более, у тебя есть ребенок. — Продолжил я. — И до того, как появилась Тамара, ты не задумывался, о том плохо ли тебе с Мариной. Тебя же все устраивало. Ты же сам говорил, что любишь ее. И ты сам только что сказал, что понял, как ее любишь. А теперь ты говоришь про то, чтобы ее бросить. Мне кажется, ты делаешь поспешные выводы. — Я попытался успокоиться, и сбавить тон.

— А кто знает, любил ли я Марину, и люблю ли сейчас? У нас есть семья, Даша, вот это я и люблю, понимаешь? Но, к Тамаре я испытываю совсем другие чувства, которые никогда к Марине не испытывал. Мне с ней хорошо, мы друг друга понимаем, у нас много общего. — Растеряно пытался объяснить Женя.

— Тебе интересно, потому что она для тебя, как новое и неизведанное. Но этот интерес пройдет. Это просто временное увлечение.

— Ты так говоришь, потому что ты знаешь Марину, Дашу. Тебе не хочется, чтобы наша семья распадалась, но ведь я-то лучше знаю, что и к кому я чувствую! — Слегка раздраженно возразил Женя.

— Безусловно, тебе лучше знать, — Сказал я, чтобы немного унять Женю, — Я лишь говорю тебе свое мнение, я не навязываю его.

Женя тяжело вздохнул:

— Как-то все сложно, так и непонятно. Я, кажется, начинаю путаться.

— Ну, в любом случае, что бы ты ни решил, если решил окончательно, то делай это и не задумывайся! — Видя, что спорить с Женей бесполезно, ответил я. — Не бросайся на две стороны, сам знаешь, за двумя зайцами…

— Легко советовать со стороны, а у меня ребенок… и Марина…. Черт! — Женя смотрел сейчас в одну точку, куда-то в угол стола. Слегка покусывая нижнюю губу, он, словно что-то высчитывал в уме. Потом он взглянул на часы, взял у меня еще одну сигарету, и закурил. — А ты, кстати, просто так захотел встретиться, или у тебя какое-то дело есть?

— Да, вообще-то просто так.

— Понятно. А тебя как дела? Мне Марина говорила, что ты с Настей расстался? А почему? Мне казалось, вы хорошо друг другу подходите. — Переключился вдруг Женя.

— Она ушла к другому мужчине.

— Жаль. Я думал, у вас все будет серьезно. Мне она нравилась. Я бы хотел, чтобы вы были вместе. — Задумчиво ответил он, опять воткнувшись взглядом в одну точку.

Я вспомнил Настю. Да, действительно, у нас с ней были очень даже неплохие отношения. Она была из тех женщин, с которыми скучать не приходится. Она очень любила различные поездки, путешествия, прогулки; любила ходить в гости, и принимать гостей. Она никогда не сидела на месте, и всегда что-то выдумывала: как провести очередной выходной день, или ближайший вечер. Мы с ней несколько раз заходили в гости к Жене с Мариной. Настя очень любила детей, и Дашку тоже, сразу полюбила. Она вообще, сама

поскорее хотела завести своего ребенка. Она часто об этом говорила. Еще, она любила говорить про будущее: планировать, загадывать, мечтать. Все проблемы она предпочитала решать вслух; она никогда не носила их в себе, а сразу выливала наружу, пытаясь найти моментальное решение. У нее была четкая цель в жизни: завести семью, ребенка, и ради этого, она могла пожертвовать своими чувствами, как впрочем, и случилось позже.

Женя никогда не знал подробностей наших встреч и отношений в целом. Он вообще, мало когда был в курсе чего-то, что касалось меня…, да и не только меня. Обычно, его это не интересовало. Он почти никогда ни о чем не спрашивал, а если и спрашивал, то не слушал ответ. Я к этому давно привык, поэтому даже не удивлялся тому, что он до сих пор не знает, где я работаю, и что у меня творится в личной жизни.

— Она вышла замуж. — Ответил я.

— Давно? — Не переводя взгляда, и все той же интонацией спросил он.

— В сентябре. — Ответил я.

— Эх… — Тяжело вздохнул он. — Так у тебя кто-то есть сейчас, или ты сам? — Он положил истлевшую сигарету в пепельницу, и посмотрел на меня. — Мы на дне рожденье даже толком и не поговорили с тобой. Вообще, мы давно уже с тобой не разговаривали ни о чем. Видимся мы, все реже и реже. Почему так, как думаешь? — Задумчиво произнес Женя.

— Не знаю. Может, у нас стало меньше общих интересов, меньше времени на встречи, возможно, даже ценности и приоритеты у нас с тобой теперь уже разные.

— Но ведь раньше, у нас было много общего. И даже после свадьбы с Мариной, мы как-то встречались, ходили в рестораны, клубы, помнишь? Да и с Настей, ты даже наведывался к нам с Мариной. Я помню, ей очень нравилась наша Дашка. — Он улыбнулся, как будто вспомнил те моменты, как Настя игралась с его дочкой. — А теперь, все не так… Мы как-то разбежались все, стали жить своими жизнями….. — Он снова уставился в одну точку, и замолчал.

— Хех! Время идет, все меняется. — Усмехнулся я.

— Да-а уж. — Тяжело вздохнув, протянул он. — Это точно… Кстати, этот салат, что ты заказал, он вкусный? — Внезапно спросил он. — А то я тоже, что-то проголодался.

Чтобы не звать официантку, и не смущать Женю открытыми шторами, я сходил к барной стойке, и попросил еще одну порцию салата.

Наш дальнейший разговор в основном был про Тамару. Это больше было похоже, даже не на разговор, а на монолог Жени. Он рассказывал про то, как она выглядит, как себя ведет, про ее привычки, про то, какая она в постели, даже рассказал мне, сколько ложек сахара она кладет в чай, и какой именно чай предпочитает. Я внимательно его слушал, совмещая его рассказ с потреблением еды, сигарет, и кофе, который заказал себе немного позже.

Судя по всему, Тамара была не дурна внешне. По описанию это: высокая брюнетка, со стройной фигурой, с длинными и ровными волосами, карими глазами. Она была разведенной, детей вроде бы не было, хотя про это Женя, у нее не спрашивал. Жила она сама, в очень неплохой квартирке, в центре города, как оказалось, в нескольких кварталах от меня. По словам Жени, Тамара к нему начала проявлять интерес, еще с самого своего появления на фирме, а работать там, она начала совсем недавно — несколько месяцев назад. До этого, работала где-то в другом городе, ну и жила соответственно тоже. Женя очень много рассказывал всяких мелочей про нее, даже таких, на которые я порой и внимания не обращаю, но, по сути, про нее он не знал ничего: ни почему развелась, ни где ее муж сейчас, даже не знал ее точный возраст.

Про Олю у Жени, мне так ничего и не удалось узнать. Оказалось, что он даже не заметил, что с дня рожденья, мы уехали с ней вместе. Про нее он знал только то, что она пользуется спросом у мужчин, и имеет большое количество поклонников. Про это ему не раз рассказывала Марина.

В очередной раз, посмотрев на часы, Женя сказал, что ему уже пора. Я подвез его на своей машине к Тамаре, и мы попрощались. Проводив его взглядом до подъезда, я завел машину, и направился домой.

До поздней ночи я просидел со своим дневником. Я записал свои мысли про Женю и его любовницу, а потом, читал свои предыдущие записи.

Последующие несколько дней начинались одинаково: со звонка будильника в 8 часов, который я заводил, специально для того, чтобы писать Оле сообщение, с пожеланием доброго утра. Потом, я снова ложился спать, и просыпался уже, где-то в районе обеда. За эти дни у меня было несколько встреч, а так, в основном, я занимался одним и тем же: телевизор, Интернет, работал над статьями.

Коля, как оказалось, в тот вечер, в Воскресенье, все же переспал с одной из девиц, что были в "Паприке". Как он рассказал, это было не сложно, даже наоборот — сложнее было как раз избежать постельной сцены. С ними после моего отъезда, он пробыл еще около часа в клубе. Они снова что-то пили, а потом, когда одна из них уехала домой, со второй Коля отправился в ближайший отель. Он не запомнил, даже ее имени. Но зато, у нее он узнал, что Оля — это их знакомая, не очень близкая (как-то пересекались все вместе на одной из тусовок). Кем приходился "бизнесмен" Оле, девушка не знала, подозревала лишь, что это ее ухажер. Расстался Коля с этой девушкой той же ночью. На прощанье, она даже не дала ему свой номер телефона, обосновав Коле, что мол: "Мы хорошо провели время, а если нам судьба еще встретиться, то мы обязательно встретимся". Для Коли идеальнее концовки вечера, и придумать нельзя было. И тебе секс, и обязательств на утро никаких. И не надо бояться, что последующие дни с неизвестного номера тебе будут наяривать звонки и смс-ки, вроде: "Когда увидимся?", "Почему не берешь трубку?", "Ты меня игнорируешь?", "Сволочь!". И опаски уже не будет на то, что если тебя эта девушка застанет где-нибудь с другой, тебе не придется прятаться от ее взгляда в лучшем случае, или избежишь пощечины прилюдно — в худшем.

Получив такой отказ от девушки, казалось бы, на вполне "приличную" и предсказуемую просьбу, невольно возникает ощущение, что тобой воспользовались: получили все что хотели, и кинули. Теперь же можно почувствовать себя на месте любой другой девушки, которой на утро ты второпях произносишь что-то вроде: "Давай я лучше сам тебе позвоню….. если что" и, естественно — не перезваниваешь. А если даже и позвонишь ей, то это случится через некоторое время, когда тебе вдруг захочется "разовой" любви. Тогда ты будешь ей рассказывать, что скучал, что не мог позвонить, был занят, что хотел встретиться, но был в отъезде. Ты будешь готов выдумать все что угодно, лишь бы она снова согласилась с тобой увидеться. И каково будет ее разочарование, когда она поймет, что ты лишь просто захотел очередного секса, не больше. А ведь как просто всего этого избежать: надо лишь, не дать свой номер телефона! Вот такой вот "обоюдный" секс у Коли с этой девушкой получился: ни имен, ни адресов, ни, можно сказать лиц.

С Олей я виделся дважды: забирал ее с работы, и мы ехали пить кофе. Встречи, можно сказать, такие себе обычные: посидели, пообщались, на прощанье поцелуй и пожелание спокойной ночи. Такое легкое и непринужденное времяпровождение, довольно свойственное, для встречающихся пар. Безо всяких излишеств романтики, лишних доказательств чувств, попыток выяснения статуса отношений — общение на уровне "мы", легкое планирование на будущее, рассказы бытового характера — все это напоминало, а точнее, даже подсказывало о том, что таковой парой на данный момент, были как раз мы.

Про "Паприку" Оля так и не упомянула ни разу. Вообще про тот вечер она ничего не говорила мне больше, кроме того, что виделась с подругой. Я ее, впрочем, и не расспрашивал об этом — глупо вспоминать вечер, который случился два дня тому назад, скорее даже подозрительно. Однако же Оля, ни капли не стесняясь, чуть-ли не поминутно попросила рассказать меня, как я провел оставшийся выходной без нее. Я естественно, ничего не говорил про "Паприку", сказал, что провел вечер у себя дома, в компании с другом и текилой. На такой ответ Оля лишь недоверчиво улыбнулась, да так, что невольно, я почувствовал себя виноватым, в том, что солгал. Позже она все же выразила свои мысли по этому поводу: "Как можно было с другом пить, и не продолжить вечер?". Женская интуиция? Личный опыт?

В четверг мне надо было отвезти в "Мегаполис", те несколько статей, что я брал на прошлой неделе. Как ни странно, я ждал этот день, ждал еще с понедельника — когда уже собирался по привычке ехать в редакцию, но вспомнил, что этот материал мне надо завезти позже. Представляя себе будущую встречу с Ниной, я невольно начинал волноваться. Я ловил себя на мысли, что подсознательно, я пытаюсь спланировать эту встречу, продумать себе стратегию ее ведения, предугадать поведение Нины. Единственное, что больше всего меня смущало, это то, что я не мог определиться, какой результат от этого всего, я хочу вынести. Дать ли ей понять, что между нами ничего больше не будет, и быть не может, или же пытаться "оставить" ее для себя, еще на некоторое время? Я запутался, и это как раз то, что больше всего меня и волновало.

Как обычно, к 10 часам утра, я уже был в "Мегаполисе". К моему удивлению, даже, скорее, разочарованию, Нины там я не обнаружил. Вместо нее, в ее кабинете, сидела рыженькая, вся в веснушках девушка, лет примерно 20–22. На мой вопрос: "Где Нина?", девушка робко ответила, что ее место теперь, будет занимать она, а та уволилась еще в начале недели. Точных причин увольнения она не знала, но сказала, что слышала что-то насчет переезда в другой город. Куда именно, я уточнять не стал. Я отдал свои статьи и ушел. От новых материалов я отказался, хотя рыженькая и пыталась мне что-то всучить (на столе отдельно от всех папок и документов, лежал специально приготовленный для меня пакет материалов, скорее всего, подготовлен он был еще Ниной).

Я еще долго потом сидел в машине возле "Мегаполиса", задаваясь вопросом, был ли переезд Нины — переездом, или же, это все выдумка, с целью избежать встреч со мной. Меня одолевало необъяснимое желание срочно увидеть ее, прямо сейчас, неважно где, но хоть одним глазком. Но, при этом, я тут же задавался вопросом: "Зачем?" но ответ, как оказалось, найти было гораздо сложнее, нежели вопрос. Вообще, откуда берутся эти вопросы? Почему человек, такое существо, которое на все действия, все явления, пытается найти ответы? Даже, перед тем как сходить в магазин, ты обязательно задумаешься над тем, а надо ли тебе туда? Хотя ведь, все так просто: пойти в магазин, но ты обязательно все перепроверишь, и не пойдешь, пока не убедишься, что тебе действительно это надо. Каждому действию — логическое объяснение: идешь в магазин — потому что захотел есть, идешь на работу — нужны деньги, а когда захотелось увидеть человека — это, тогда что? Как называется такая необходимость, и кто решает, есть ли она, эта необходимость? Решает сам человек, но порой, пугается собственного решения, потому как, обоснования этой необходимости, опять же — нет! Мы, люди, редко следуем своей интуиции. Чаще мы полагаемся на опыт, либо же конкретные факты, определяющие возможный исход той, или иной ситуации. Мы стараемся, не поступать, не обдумано, потому что боимся совершить ошибку. Хотя, редко кто задумывается, что ошибка, по сути, очень тесно граничит с опытом — ведь только совершая ошибку, можно приобрести опыт.

Ответа на свой вопрос, я так и не нашел. Но решил, что Нину я искать, пока не стану. Пусть время разберется за меня. Рано или поздно, ответы все равно всплывут, и то, что я не понимаю сейчас, станет вполне ясным и доступным для понимания позже, надо только подождать.

Сегодня Суббота — выходной день. Хотя, честно говоря, я уже давно перестал отличать обычные будни от выходных. Единственная разница была в том, что в такие дни, у меня не было необходимости просыпаться утром по будильнику, чтобы написать Оле сообщение. В такие дни, я мог спокойно отсыпаться, как и все нормальные люди, работающие на нормальной работе. Однако, сегодня, мой "выходной" сон прервал звонок телефона. Случилось это около 11 часов утра. Это была Олеся. Привычный, бодрый голос в трубке, предложил мне увидеться в ближайшие полчаса. Местом встречи, как и всегда, было назначено "Эспрессо". Я согласился, хоть и подозревал, что за такое краткое время, я едва успею собраться. Но Олеся была из тех, кто уже успел привыкнуть к моим опозданиям, поэтому мне нечего было переживать на этот счет. Я быстро умылся, принял душ, собрался и выехал на встречу.

Едва я успел войти в "Эспрессо", как "голос из трубки" встретил меня недовольными, но, тем не менее, приветливыми криками:

— Литовский! Ты хоть раз можешь обойтись без опозданий! Я тебя больше недели не видела, и знаешь, уже — не видела бы тебя, еще столько же!

— А ты разве не назначила через час? — Невозмутимо спросил я.

— Нет! Мы договорились через полчаса с тобой! Я тебе два раза повторила: Рома, через полчаса! — Она быстро залезла в свой мобильный, — Я тебе позвонила в 10:38, а сейчас, — Она посмотрела на часы, — Сейчас 11:53. Даже если бы мы и договаривались через час, ты все равно опоздал.

Я виновато промолчал. Потом посмотрел на Иру, которая, улыбаясь, наблюдала за всем нашим диалогом, кивнул ей, давая понять, что мне все как обычно, и присел за столик к Олесе.

— Ну, знаешь, ты уже не отрицаешь, что все же ты назначила через час. — Невозмутимо продолжал я оправдываться. — А если верить часам, то опоздал я всего на 17 минут. Разве стоит из-за этих пустяков так кричать?

— Ты просто невыносим, Литовский! — Она развела руками, потом потянулась за сигаретой. Я подкурил ей. Выпуская дым, она продолжила, — Думаешь, мне тут весело…

— Как дела? — Нарочно перебил я ее.

— Пфф — Профукала Олеся, недовольная тем, что я не дослушал ее. Потом, глубоко вздохнув, отчаянно покивала головкой, и ответила, — Нормально!

— Что нового? — Тут же задал я второй вопрос, чтобы не дать Олесе времени, успеть еще поворчать на меня.

— Даже не знаю, наверное, ничего. Вообще, я у тебя хотела это узнать. — У нее засверкали глазки, на лице появилась ехидная улыбка, — Мне тут на крылышках птички принесли кое-какую информацию, мол, ты замечен был на днях, в компании одной блондинки. Ну, все бы ничего, только вот, все те же птички рассказали, что вы еще за ручки держались с ней, целовались так мило и прилюдно, еще и в одной машине с ней уехали, в твоей, судя по описанию.

— Какие у тебя птички наблюдательные.

— А то! Это еще не все: тебя с этой блонди, уже не однократно замечают. — Олеся покивала головой, — Так что Рома, колись, теперь уже не отвертишься.

— Хех, да уж. Так, а что ты там про птичек то своих говорила?

— А ты не отлынивай от темы-то.

— Да мне уже не куда отлынивать — взяли с поличным, что уж тут? — Я развел руками.

— Ну ладно, — Согласилась Олеся. — Видела тебя я, в "Rio". Ты меня видеть не мог, я в машине была, с человеком общалась, а ты со своей леди, в кофейне этой сидел, прям у окошка. А потом, когда мы в кофейню направились, направились, то вы уже вышли оттуда. Я успела увидеть и узнать твою машину, в которую вы вдвоем после "Rio" и сели.

— А в другой раз кто меня видел, снова ты?

— Да нет. Это мне уже официантка из "Rio" сказала, что вы там частенько бываете.

— А ты ее знаешь что-ли? — Удивился я.

— Ну, как знаю, не то чтобы хорошо, но…. знаю вообщем ее подружку — у нас с ней дела кое-какие были раньше, она тоже пишет немного. Ну, пару раз мы были с ней в "Rio". Она меня и познакомила с официанткой.

— А зовут как, подружку в смысле? — Зачем мне это было, я не знаю, но вопрос как-то сам напросился.

— Марго…. ну, Маргарита в смысле. — Пояснила Олеся. — Ее так просто все называют. Кстати, она тоже раньше для "Мегаполиса" писала. Сейчас, правда, уже не знаю, но с годика полтора-два назад — точно.

— Как все-таки тесен наш мир. — Усмехнувшись, подметил я.

— Да, это уж точно. — Задумчиво согласилась Олеся, — Но ты опять уходишь от разговора! — Она поставила локотки на стол, подперев подбородок о кисти рук, и стала внимательно на меня смотреть. Так обычно смотрят преподаватели на своих учеников, когда принимают у них экзамен. — Ну-с, я вас слушаю.

Я достал сигарету, не спеша, размешал сахар в кофе, который как раз подоспел вместе с Ирой, к нашему столику, и закурил.

— Зовут ее Оля, — Начал я. — Познакомились мы на дне рождении общей знакомой, три недели назад. Я отвозил ее домой в тот вечер. Впрочем, все как обычно: пригласил на кофе, потом встретились еще раз, стали видеться чаще, ну, а дальше — ты сама все видела.

— Так у вас серьезно, или так, погулять просто?

— Да нет, все серьезно! — Уверенно ответил я. — Со всеми вытекающими обстоятельствами: прогулки, ужины, ночевки, ревности, совместные планы, и даже проверки!

— Литовский! — Олеся прищурилась немного, словно, подозревая меня в чем-то. — Скажи мне честно: это твой очередной сюжет, или ты действительно хочешь отношений с ней? — Вопрос прозвучал настолько серьезно, что я невольно взглянул на Олесю, чтобы убедиться, не случайно ли у нее получилось задать его именно таким тоном. Но она выглядела очень сосредоточенно сейчас, и мне даже, показалось, что в ее глазах промелькнула частичка ненависти ко мне.

— А теперь, скажи честно ты: какой ответ, тебя больше устроит? — Решил я перевести разговор немного в иную форму.

— Хах! — Усмехнулась Олеся. — Если у тебя назревает еще один роман, я только "за!". Но ты что, действительно — вообще ничего к ней не чувствуешь? — Снова с ее лица пропала улыбка, и появилась какая-то озадаченность.

— Погоди! Об этом я ни сказал, ни слова. С чего ты взяла?

— Ну, вот с того и взяла, что ты не сказал об этом ни слова! — Пояснила Олеся.

— Да нет. Все не так плохо, как ты себе это представляешь. Точнее, все совсем не плохо. Она мне нравится! — Как можно убедительнее постарался произнести я.

— Ну, знаешь, симпатия и чувства — это разные вещи.

— Симпатия имеет свойства перерастать в чувства. Ты не учла, что мы знакомы с ней меньше месяца. Что ты хочешь, чтобы я уже женился?

— Хах, — Олеся засмеялась. — Боюсь, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы такое хотеть. А чтобы понять, что ты чувствуешь к человеку… — Она пожала плечами, — Вполне хватит и трех недель.

— Это ты судишь по себе? — Намекнул я ей на Андрея.

— Да при чем тут я? — Олеся растерялась. — Ты знаешь, о чем я!

— Знаю…. Мне, кстати, будет нужна твоя помощь. — Я выдержал небольшую паузу, чтобы Олеся смогла переключиться с той темы разговора. — Расскажи мне поподробнее об официантке из "Rio". Точнее, что ты ей рассказывала про меня?

— Да вроде бы ничего. — Задумчиво ответила Олеся. — А что конкретно тебя интересует?

— Меня интересует, знает ли она, про то, что я пишу? Книги я имею ввиду?

Оля недоумевающее смотрела на меня. Кажется, она не поняла, чего я хочу от нее. Я попытался объяснить:

— Короче, Оля — так зовут девушку, с которой ты меня видела — она не знает, что я писатель. И я не хочу, чтобы она это узнала, понимаешь? Для нее я просто журналист. Работаю в редакции.

— Ну, теперь понятно. — Как-то уже равнодушно ответила Олеся. — И после этого, ты мне будешь рассказывать, что у тебя к ней серьезные намерения?

— С каких это пор, ты встала на сторону женщин? До недавнего времени, ты, кажется, ни в какие чувства не верила, да и вообще, не упомню я, чтобы ты противилась элементарному обману в отношениях. И если не ошибаюсь, это твои слова: "не сказать — не значит обмануть".

— Наверное, потому что я сама женщина. — Немного подумав, ответила Олеся. — Я неоднократно нарывалась в жизни на мужчин, которые вот так же ко мне относились, как и ты к ней. И ты помнишь, что я о них думала, и как отзывалась о них.

— Женская солидарность? — Усмехнулся я.

— Женское самолюбие. — Оборвала меня Олеся.

— А как насчет женского обмана? — Тут же спросил я.

— А при чем тут обман? — Удивилась она.

— Ну, как вы, женщины, объясняете себе свой обман? — Я выдержал небольшую паузу, посмотрел на Олесю, и продолжил, — Скажем, ты встречаешься с мужчиной, и тут, тебя пригласил на свиданье другой. Ты хочешь пойти, но ты понимаешь, что у тебя уже есть мужчина, и ты не можешь этого сделать. Тем не менее, ты идешь. Вполне естественно, что при этом, ты обманываешь того единственного и наивного, который с тобой на данный момент. Как ты себе объясняешь свои действия? Ведь ты же не согласишься с тем, что ты его обманула, правда ведь? — Я остановился ненадолго, взглянул на Олесю, и продолжил, — Ты скажешь сама себе что-то вроде: я просто ему не буду рассказывать, и он ничего не узнает. Это же не обман, правда? Есть и другой выход: перед тем как пойти на свидание с другим мужчиной, ты обязательно найдешь массу недостатков у своего, да? Например: "Он не ценит меня! У него нет на меня времени! Почему я должна сидеть и ждать его?", — Я искривил свой голос насколько мог, при этом жестикулируя руками, в свойственной женщинам манере, — Или ты воспользуешься вашим ближайшим недоразумением, или мелкой ссорой, и, скажем, отомстишь ему таким образом — возьмешь и пойдешь на свиданье с другим. У вас, женщин, есть масса отговорок и способов, чтобы обмануть мужчину, и при этом остаться не виновной, более того, при этом сделать его еще и виноватым. Но, ведь это всего лишь отговорки и попытки оправдания самой себя, не более. Главное, что вы сами это все понимаете, но вслух об этом не говорите. И даже в женской компании, где нет ни одного мужчины, и, казалось бы, можно, наконец, во всем этом признаться, друг другу, вы все равно, рассказываете и слепо верите одна второй, в то, что вы полностью правы. Что это? Тоже женское самолюбие?

Внимательно выслушав меня, Олеся на некоторое время замолчала. На ее лице была улыбка, молчаливая ехидная улыбка, до конца не дающая сообразить, в каком ракурсе Олеся восприняла мои слова: толи как критику-комплимент, толи наоборот — укор в адрес всей женской половины, и ее в том числе.

— Рома, речь сейчас идет совсем про другое! — С той же неясной улыбкой, невозмутимо продолжала настаивать на своем Олеся, — Мы говорили про то, что вы, мужчины, не цените нас, не воспринимаете отношения всерьез. О чем может быть разговор, если вы сами не знаете, что вы хотите? — Она возмущено развела руками, — Вы можете по полгода встречаться с женщиной, и так не понять, есть ли у вас к ней какие-то чувства. Что ж тут странного, что мы ходим на свиданье с другими? Вы же не можете определиться! — Ее взгляд подсказал мне, что в данном случае, она как раз, имеет в виду меня. — А нам хочется определенности и ясности в отношениях! Зачем мне нужен мужик, который хочет просто погулять? Он может быть, конечно, созреет на какой-то решительный шаг, но когда это будет? А ведь он может и не созреть вообще! Что тогда? В один прекрасный момент, он скажет мне: "Прости, кажется, мы не подходим друг другу", — Олеся так же искривила свой голос, и, копируя меня с моей последней реплики, сопроводила свои слова жестами рук, в придачу от себя добавив к общей картине "очень удивленный взгляд", с большими глазами, — Или вообще — найдет себе другую, а меня просто бросит? — Она вопросительно на меня посмотрела.

— А скажи, как вы чувствуете эту мужскую несерьезность? Вот как ты можешь знать, когда можно идти с другим на свидание? Неужели, у каждого из нас на лбу есть отметка: "Этот серьезный", "Этот несерьезный"?

— Не иронизируй. Мы, женщины, очень хорошо чувствуем отношение к нам.

— Значит, получается так: если ты меня обманула, изменила, ушла от меня — это значит, что ты почувствовала, что-то не то?

— Рома, женщина просто так никогда не уходит, и не изменяет и не бросает. На то всегда есть причины.

— Ну, вполне логично, — Согласился я. — Только вот вопрос в том, всегда ли эта причина — вина мужчины, которому изменили, от которого ушли, или которого обманули.

— Ну что ты хочешь услышать, Рома? Бываем ли мы виноваты? — Возбужденно произнесла Олеся — Да, бываем! И женщины тоже, представь себе, совершают ошибки. Так что теперь, ни ставить нас, ни во что? А сколько этих ошибок делаете вы? Этого же вы не замечаете, правда? Зато стоит нам хоть раз ошибиться, и все — до конца жизни помнить будете! — Олеся снова закурила, потом, опершись об диван, добавила, — И вообще, это пустой разговор! Мы все равно останемся каждый при своем мнении! И ты, Литовский, — Она показательно тыкнула в меня пальчиком, — Все равно ничего мне не докажешь! Все вы мужики одинаковые! Все вы…, ну, вообщем, ты меня понял.

В ответ я лишь улыбнулся.

— Это не оскорбление, это, как говорится: из песни слов не выкинешь. — Продолжала Олеся, — И если недавно, ты умничал насчет поговорки, которую выдумали мужчины, то это — тоже, представь себе поговорка. Она тоже имеет историю и смысл, и ее выдумали женщины!

— Уж в этом я ничуть не сомневаюсь, — Засмеялся я.

Из сумки Олеси вдруг раздался телефонный звонок. Посмотрев на мобильный, она положила свою недокуренную сигарету в пепельницу, кивнула мне, предупредив тем самым, что она отойдет поговорить, и вышла из "Эспрессо" на улицу. По довольному выражению лица Олеси, не трудно было догадаться, кто ей звонил.

Пока я находился один, я взял себе несколько газет с журнального столика, и стал пролистывать содержимое. Но, ничего интересного, кроме гороскопа на следующую неделю, не обнаружив, я положил газеты на их "родное" место, допил кофе из чашки, и закурил. Вскоре вернулась Олеся. С той же застывшей улыбкой, с которой она покидала наш столик, она присела за него снова.

— Андрей? — Решил уточнить я.

— Да, — Неуверенно ответила Олеся. Слегка прищурившись, видимо, вспоминая суть нашего прерванного разговора, она взглянула на меня, потом на часы.

— Уже уходишь? — Спросил я.

— Да нет, — Она еще раз посмотрела на часы, — Не ухожу еще. — Добавила Олеся и опять, словно о чем-то призадумалась.

— Что рассказывал? — Опять прервал я рассеянную тишину.

— Кто? — Олеся удивленно на меня посмотрела.

— Тот, кто тебе звонил. — Объяснил я, и, опережая ее ответ, добавил, — Андрей!

— А, ничего, попросил съездить с ним к его матери, забрать дочку. А потом, мы втроем планировали пройтись по магазинам. А ты чем заниматься сегодня думаешь?

— Пока еще не знаю. Наверное, ничем. Буду целый день пить кофе, курить, думать о справедливости в отношениях между мужчиной и женщиной. — Не задумываясь, ответил я первое, что пришло в голову.

— Лучше бы что-то полезное сделал!

— Например? Посадить дерево, на быструю руку вырастить сына?

— Очень смешно.

— Ну, дом-то у меня уже есть. Пускай, и не дом, конечно, ну, квартира. — Серьезным тоном начал объяснять я Олесе.

— И живешь ты там сам!

— Ну, да, сам. А что, обычно живут коллективно?

— Рома, ты знаешь, о чем я.

— Нет, — Прикинулся я, словно не понимал о чем идет речь. Хотя, конечно я все прекрасно понимал. Олеся снова затевала разговор про меня: мой образ жизни и пребывание в неженатом положении, и мое нежелание в нем пребывать.

— Ладно, я не хочу снова начинать эту тему.

Я согласно кивнул головой в ответ.

Не прошло и минуты, как голос Олеси я услышал снова:

— Нет, ну скажи, разве тебе не бывает одиноко….скучно….разве тебе не хочется, чтобы с тобой рядом находился любимый человек? Тебе не надоело, постоянно находится в компании разных женщин? Разве не хотелось бы иметь всего одну, зато свою и любимую?… Я уже, даже молчу про семью, детей. — Манера ведения разговора Олеси сейчас, напоминал мне детство, когда мама поучала меня за плохие проступки, а потом, после этого, вела со мной дружественную беседу, с массой советов и наставлений. Так вот, чтобы эти советы звучали более убедительно, мама произносила их именно таким тоном, как говорила сейчас Олеся: медленно, основательно, и как-то по-философски задумчиво, и, даже, мечтательно.

— Это мне говорит человек, который состоит в браке уже лет 25, и у которого трое детей и два внука! — В точности скопировав интонацию Олеси, ответил я.

— Рома! — Чуть ли не вскрикнула она. — Я тебе говорю так, как должно быть! Так живут нормальные люди, понимаешь, нормальные! Все люди женятся, рожают детей, воспитывают их! Я тебе про это говорю сейчас. Причем тут трое детей и два внука?

— Наверное, притом, что в разные периоды своей жизни, и взгляды на жизнь, у человека меняются тоже. Я живу сам на данный момент, и меня это устраивает. Скажем, у меня нет пока перспективы, разделить свою жизнь с кем-то еще, не желания — а перспективы. Я естественно буду жить так, и находить в этом множество плюсов. А у тебя эта перспектива с недавнего времени появилась. Теперь ты и судить стала совсем по-другому. Говоришь, что одиночество — это плохо. Заметь — одиночество, а не самостоятельность и независимость, которые ты так хвалила, до недавнего времени. — Я хотел отпить немного кофе, но увидев, что у меня его уже не осталось, повернулся к барной стойке, и попросил Иру повторить заказ. Повернувшись к Олесе, которая в это время, похоже, переваривала мои слова, я продолжил, — Еще месяц назад, ты была другого мнения, и вообще, такого слова, как одиночество, в твоем словаре, даже не присутствовало. И вообще, если на то пошло, одиночество — это состояние души, а не форма существования.

— А если бы у тебя была перспектива? — Толком, не дослушав меня до конца, спросила Олеся.

— Тогда, возможно, я бы по-другому расценивал бы ситуацию.

— А свою новую подругу, ты не расцениваешь, как перспективу?

— Я думаю, я не слишком хорошо ее знаю, чтобы делать какие-то выводы.

— А сколько тебе нужно знать человека, чтобы сделать какие-то выводы? — Как будто нарочно, или, даже нарочно повторяла за мной Олеся окончания фраз, словно придираясь к моим словам.

— Думаю, все зависит от человека.

— Ну, вот если человек, такой как твоя подруга Оля? — Продолжала она на своем.

— Олесь, у меня такое впечатление, что ты хочешь услышать от меня, что свою подругу Олю, — Теперь уже я специально повторил ее, — Я вообще не рассматриваю, как ту единственную и неповторимую, и тем более, как жену.

— Вот именно, только я не хочу этого услышать, а просто так и есть.

— И виноват, конечно же, во всем я?

— Да, Литовский, да! Ты виноват! Ты живешь в своем маленьком мирке, и никого туда не хочешь пускать. Тебе хорошо самому, но при этом, ты разбавляешь свое одиночество женщинами, ради удовлетворения каких-то плотских и моральных утех. И наперед зная, что это все равно ничем не закончится, ты продолжаешь отношения, дожидаясь того решающего момента, когда уже поздно отступать назад. И вот в этот момент, ты бросаешь ее, или делаешь так, чтобы она сама ушла. Ты делаешь человеку больно, но тебя это не интересует. Ты получил свое, и продолжаешь жить дальше. Но помни, Литовский, мы в ответе за тех, кого приручили. Так вот, считай, что тех, кого ты приручил, ты всех просто кинул. Оставил в самый тяжелый момент в одиночестве. И самое печальное, что этот тяжелый момент, ты сам же и создал.

— Печально, — Спокойно прокомментировал я реплику Олеси.

— А разве, я сказала неправду?

— В какой-то степени да, но все же, ты немного усугубляешь.

— Усугубляю? Да нет, Рома, по-моему, я все сказала в точности, как оно есть. Давай разберем любую твою ситуацию, хотя бы с Настей. Ты еще такую помнишь? — Слегка наигранно спросила Олеся, и широко раскрыв свои карие глазки, окинула меня взглядом.

— Ты точно усугубляешь. — Спокойно ответил я, стараясь не поддаваться ее поддевкам.

— Ну, ладно. Так вот насчет нее. Хочешь, я расскажу тебе, как все было на самом деле, не со стороны, а в реальности?

— Конечно, хочу. — Я закурил, подпер голову рукой, и подвинулся к Олесе немного ближе.

— Я начну с самого начала истории, ты не против? — Задав вопрос, она тут же продолжила, — Началось все с того, что как-то раз, тебе встретилась женщина. И ничего, казалось бы, не вызвало бы твой интерес к ней, если бы ты не узнал, что у нее был мужчина. Вся суть твоего интереса была в том, что с мужчиной тем, у нее вроде бы все было неплохо, но присутствовали кое-какие сомнения на его счет. Хотя это не удивительно, каждый человек, перед тем, как сделать какой-то решительный шаг в своей жизни, чего-то боится, и в чем-то сомневается. Решительным шагом в ее случае, была почти согласованная свадьба. Ей оставалось лишь ответить "да". И вот ты появился в ее жизни. Сначала ты был ей как друг, который умел выслушать и дать совет, а потом, воспользовавшись удобным случаем, ты сближаешься с ней, и ваши отношения перерастают в нечто большее, чем просто дружба. Вы становитесь любовниками. Ты умело даешь ей все то, чего ей так не хватает в жизни с ее мужчиной. Ты нарочно противопоставляешь себя ему, и теперь ее сомнения, бесспорно, имеют право на существование, потому что теперь она, уже стоит перед выбором: он, или ты. Финальная сцена истории: она выбирает его, а ты остаешься один. Все ровным счетом так, как ты и планировал, потому как жениться на ней, ты естественно, не собирался… — Олеся вдруг замолчала. — Ведь в "Happy End", ты все это очень чувственно описал, правда? — Добавила она, и посмотрела на меня, дав мне понять, что она уже закончила.

— Печальная история, — Покивав головой, ответил я. Вспомнив, что я заказывал себе кофе, я повернулся к барной стойке. Поймав мой взгляд, Ира быстро принялась "упаковывать" мой заказ на подносе. Похоже, она тоже заслушалась рассказ Олеси.

— Еще что-то будете? — Спросила Ира у Олеси, выставляя на стол мой кофе и сок.

Та в ответ отрицательно помотала головой, выпуская при этом тонкую струйку сигаретного дыма.

Некоторое время мы молчали. Олеся продолжала курить, и каждый раз выпуская дым, наблюдать, как он ложится маленьким облачком на стол, и медленно рассеивается по нему. А я наблюдал за ней, и не спеша, попивал свой кофе. Мне слова Олеси были неприятны. Они заставляли меня вновь вернуться к воспоминаниям, которые я давно пытался вычеркнуть из своей жизни. Но понимая, что Олеся ничуть не соврала, и изложила все так, как действительно и было, я не мог обижаться на нее. Ведь на правду обижаться не стоит.

— Ладно, извини… — Виновато прервала тишину Олеся. Ее взгляд, почему-то выдавал толи сожаление ко мне, толи разочарование. Большие карие глазки блестели. Она выглядела очень задумчиво. — А что, Настя действительно вышла замуж? — Осторожно спросила она.

— 12 сентября должна была быть свадьба. — Ответил я.

— Ясно. — Олеся шмыгнула носом, и отвернувшись, утерла глазки салфеткой.

Между нами снова наступило безмолвие. Теперь уже, глядя на Олесю, мне тоже, почему-то хотелось плакать. Воспоминания теперь одолевали мое сознание, как быстродействующий вирус. Странно было пережить заново то, о чем уже забыл, и что успел заменить на новые чувства….

Наше грустное затишье прервал звонок мобильного телефона Олеси. Словно внезапно проснувшись от некрепкого дрема, она быстро посмотрела на телефон, и сбросила.

— Кстати, Рома! — Вспомнила Олеся. В ее интонации, уже не было той, недавнишней напряженности и уныния. Она снова говорила в привычной бодрой и доброжелательной манере. — Что ты делаешь в понедельник?

Я пожал плечами, давая ей понимать, что я не понимаю суть вопроса в целом.

— Я имею ввиду машину. То есть мне будет нужна твоя машина на день. Во вторник с утра, я тебе ее верну. Просто свою я отдаю на ремонт, и заберу только в среду. А Андрей сможет мне дать свою машину, только во вторник. А у меня, как назло, на следующую неделю куча дел. Сможешь?

Я быстро прикинул свои планы на понедельник, но, поняв, что прикидывать мне нечего, ответил, что смогу.

— А! — Еще что-то вспомнила Олеся, — А что ты говорил, насчет помощи? — Она глянула на меня, и, увидев, что я снова не понимаю, что она имеет ввиду, продолжила, — Ты что-то говорил про помощь, что тебе от меня нужна будет помощь. Как раз, когда мы разговаривали про Олю и Наташу, официантку из "Rio".

— Да! — Дошло до меня, — Ты ведь знаешь Наташу? Ну, как знаешь, то есть, вы же, как-никак знакомы?

— Ну, да, я говорила тебе, что наша общая знакомая Марго, нас познакомила. Но с ней мы так, "привет-пока" только.

— Ммм…, - Задумчиво протянул я.

— Литовский, ты мне прямо скажи, что ты хочешь, а я тебе отвечу: смогу ли я помочь.

— Пум-пурум-пурум-пум-пум… — Задумался я, напевая при этом ненавязчивый куплетик, — Ты сможешь разузнать у нее как-нибудь, ну вроде бы невзначай, с кем еще Оля бывает в "Rio"?

Олеся ехидно улыбнулась:

— Рома, ты играешь не по правилам. — Отрицательно помахав указательным пальчиком, сказала она, — Ты сам начал эту историю, вот и разбирайся в ней сам. Здесь я тебе не помощник! — И все с той же ехидной, но уже, в придачу и довольной улыбкой, она смотрела на меня, в ожидании моей реакции.

Я усмехнулся:

— Ладно, придется, как обычно — самому.

— А что такое, ты ее ревнуешь, или подозреваешь?

— Я бы тебе рассказал, но раз ты так категорично отказалась мне помогать, то… — Я развел руками.

— Ну, и ладно. — Олеся опять довольно улыбнулась.

Потом, глянув на часы, она сказала, что ей уже пора бежать, быстро поцеловала меня в щечку, и выбежала из "Эспрессо", подмигнув мне на прощанье.

Ко мне подошла Ира. Заменив пепельницу, и прибрав лишнюю посуду со стола, она снова скрылась за своей барной стойкой. Кроме нас двоих в "Эспрессо", больше никого не было. По привычке, я потянулся за сигаретой. Хотя курить я уже не хотел, тем более что в пепельнице еще дымилась недавно потушенная мной сигарета, я все же закурил. Оглядываясь вокруг, я рассматривал пустые столы кофейни, никем не занятые стулья и диваны, выключенные лампы на стенах. Я обратил внимание на то, как аккуратно разложены в подставках салфетки для клиентов, как мирно висит колокольчик над дверью у входа, как тихо здесь, когда не играет музыка и автомат для кофе молчит. Странное чувство спокойствия и, одновременно тревоги, одолевало меня. Безмятежность, к которой так располагала обстановка здесь, резко превращалась в чувство одиночества и тоскливости. То, про что говорила Олеся, приобретало смысл на некоторое время, и это время, было именно сейчас. Это когда тебе хочется куда-то пойти, но ты не знаешь куда. Когда тебе необходимо присутствие близкого тебе человека, но тебе кажется, что таковых людей у тебя нет. Вот оно, это чувство! Чувство, которого все так бояться и избегают. Чувство, с которым так тяжело бороться; которое способно уничтожить самооценку человека; разрушить стимул к жизни, и, даже, свести с ума. Чувство, которое так близко мне. А ведь странно получается: как много людей ищут свободу, но при этом боятся находиться одни, сколькие мечтают про независимость, но тут же спрашивают совет других; как часто мы слышим: "мне надоело все!", но опять они делают то же самое. Это ли есть осуществление желаний? Это свобода выбора: там, где четыре стены — там темница, но там же и комната, где тоска и унылость — там покой и тишина. Вот она, свобода: покой и тишина! Вот оно одиночество!

Я одинок? — Невольно я задал себе вопрос. Я опять осмотрелся по сторонам, словно в поисках того места, откуда этот вопрос мог придти. Раз уж он пришел, значит, на то есть причины. Ведь не всегда такие вопросы посещают нас, когда мы находимся одни. Они, словно выбирают самое подходящее время, и внезапно всплывают в голове, пытаясь навязать нам что-то, возможно не очень приятное, с чем не хочется мириться и принимать. А вслед за вопросом наступает тишина. И если до этого вокруг было тихо, то с таким вопросом, приходит своя, особенная тишина. Та, которая способна своим беззвучием раздражать слух. Которая настолько безобидна, что ты начинаешь ее бояться. Она так спокойна, что рядом с ней, ты не находишь себе места. Окружающие тебя предметы, ты уже не видишь в совокупности, а различаешь их по отдельности. И ты понимаешь, что ты, как и они…отдельно…от всех….

Нет, я не одинок! — Подумал я. У меня есть Оля, которая в принципе меня устраивает, с которой мы проводим вместе время. И более того: мне с ней хорошо. Я о ней думаю, я желаю ей "доброе утро" каждый раз, я волнуюсь о том, чтобы ее не потерять, я даже, ее ревную. Значит, она мне не безразлична?

В голове прокрутились некоторые моменты из жизни, связанные с Олей: парк, совместный ужин, первая ночь с ней. Вслед за этим мне вспомнился ее "бизнесмен", кондитерская, и Субботняя "Паприка". Теперь мои мысли, окончательно перепутались.

— Рома, может тебе еще что-нибудь? — Прозвучало настолько неожиданно и звонко, что я даже немного дернулся в сторону. Я обернулся к Ире. Та, с привычной улыбкой смотрела в мою сторону, в ожидании моего ответа.

— Нет. — Кратко ответил я.

— Может водички принести, или сок? — Продолжала она.

— Да! — Быстро ответил я, чтобы просто отвязаться. Мне казалось, что Ира так громко говорит, что ее голос, отразился эхом в моей голове.

Через какие-то минуту-две, она принесла и поставила мне на стол бутылку минеральной воды и стакан. Аккуратно вытирая стол от пепла, она продолжала мне улыбаться, а меня продолжало раздражать ее присутствие.

— Может включить музыку, или так лучше? — Уже направляясь к себе за барную стойку, спросила Ира.

— Да нет, не надо! — Я постарался произнести это как можно спокойнее, и на лице изобразить подобие улыбки, дабы не подавать Ире вид своей раздражительности.

Она согласно кивнула в ответ и опять скрылась из поля зрения.

Я налил себе воды в стакан, немного выпил, и, откинувшись на диван, закурил очередную сигарету.

Интересно, чем сейчас занимается Оля? — Подумал я. Я посмотрел на часы. Сейчас было 13 часов. Я решил поинтересоваться этим, написав ей сообщение, но, тут же передумал. Обдумывая наперед исход переписки, я допускал, что она может привести к встрече с ней, а сейчас, мне не хотелось этого. Сейчас бы я с удовольствием увиделся с Ниной. Передо мной снова предстал ее образ, в ее черной длинной юбке и аккуратно заправленной беленькой рубашке. Вся такая официальная, кажущаяся недоступной, но в то же время очень хрупкой и безобидной. Каждый раз, думая о ней, мне все больше и больше хотелось ее найти. Зная, что это будет, не так сложно, я старался контролировать свои желания, ведь смысла в этих поисках, я пока не видел. Просто желание, необоснованное, может, даже глупое. Думая о ней, у меня возникало ощущение, чего-то недоделанного, незаконченного, не доведенного до конца. Хотя, что значило довести до конца отношения с Ниной, я опять же не знал. И были ли они, отношения? Секс был, а отношения? До того момента, пока она не пропала, я вообще не задумывался об этом. Я пару раз просто вспоминал, как мы переспали у нее в кабинете, не более. Но что здесь странного? Кто не вспоминает удачный секс, после его осуществления?

Чем дольше я находился в кофейне, тем больше нежелательных вопросов посещали меня. Видимо обстановка, и сложившееся настроение, благоприятно влияли на их появление. Окончательно запутавшись в своих мыслях, которые в каком-то хаотичном порядке, появлялись и исчезали вслед за вопросами, путая меня и заводя в тупик, я быстро расплатился с Ирой, и покинул "Эспрессо".

Сидя в машине, и обдумывая свои дальнейшие планы, я решил отправиться в парк, все тот же привычный парк, все к тому же фонтану. Хотя погода сегодня была не самая благоприятная для прогулок, но все же ничего более подходящего, чем нахождение на свежем воздухе, я не придумал. По пути я заехал в супермаркет, и купил себе несколько шоколадных батончиков, и колы.

В парке было довольно безлюдно. Практически все скамейки были свободны. Разместившись на одной из них, я развернул шоколадку, открыл колу, и в процессе поедания всего этого, попытался припомнить и подытожить все то, о чем я думал в "Эспрессо". Как ни странно, но в голову ничего не приходило. Вопросы, не дававшие мне покоя еще полчаса назад, как будто исчезли, или остались в кофейне, а чувство одиночества, растворилось, и теперь для меня казалось каким-то не существенным, и даже незнакомым. Я оставался сидеть на скамейке, но теперь уже ни о чем не думая, а просто наблюдая за редкими прохожими, рассматривая пасмурное небо, и выкуривая одну за другой сигареты. Вскоре, я стал замерзать, и, присоединившись к числу скукожившихся от холода прохожих, быстро последовал к выходу из парка.

Я вернулся домой. Скинув с себя верхнюю одежду, я по привычке последовал на кухню, и заварил кофе. Едва я поставил его на стол, как словил себя на мысли, что я голоден, и вовсе не хочу ни кофе, ни сигарет. Ничего не обнаружив в холодильнике, я не нашел другого выхода, как заказать пиццу на дом. Я набрал "дежурный" для таких случаев номер пиццерии, сделал заказ, и отправился к себе в комнату. Развалившись на диване, я включил телевизор, и стал смотреть первый попавшийся фильм. Очень скоро я уснул. Но так же скоро, судя по тому, что фильм еще продолжал идти, я проснулся. Точнее меня разбудил мой телефон, который вибрировал у меня в кармане, оповещая о том, что пришло сообщение. Это была Оля: "Ты меня забыл? Ау?!?". Первым делом, я посмотрел на часы. Было уже 15:10. Я быстро набрал ответ: "Вовсе нет. Просто я сегодня работал, и немного забегался". Мне пришлось соврать, чтобы не придумывать других отговорок. За ее первым сообщением последовало второе, примерно, того же обвинительного характера в моей невнимательности, за ним и третье, и четвертое. В ответ на каждое из них, я продолжал оправдываться, извиняться, и придумывать какие-то отговорки. Спустя где-то с полчаса переписки, мы наконец перешли на самую главную тему: сегодняшней встречи. Мы договорились, что это будет вечером. Я как обычно заберу ее из дому, и мы поедем в любое место, на ее выбор.

Наконец подоспела моя пицца. Телефонный звонок оператора службы доставки, дал мне знать, что мне необходимо спуститься к подъезду, дабы забрать свой заказ и расплатиться с курьером. Когда я вышел, меня уже ждала желтая машина "пирожок", вся обклеенная фирменными логотипами и картинками всевозможных пицц. Рядом с ней стоял невысокий, пухленький паренек, в синем комбинезоне и желтой кепке. Что-то увлеченно черкая у себя в блокноте, он бурчал себе под нос какие-то адреса и постоянно поправлял свою кепку. Увидев меня, быстро полез в салон машины, достал мою пиццу, и передал мне. Я расплатился, и второпях направился к себе, в предвкушении долгожданного обеда, а паренек в кепке, остался что-то писать в блокноте.

Дома, я разложился перед телевизором: поставил на пол мини-столик для еды, открыл пиццу, принес с кухни кофе и пепельницу, и принялся "обедать", в компании двух англичан, которые играли в снукер по телевизору. Наевшись до отвала, я перебрался на диван, и все в той же компании уснул.

Что мне снилось, точно я сказать не могу, что-то размытое, не понятное, с присутствием Коли, Нины, Олеси. Все мы в моей квартире, что-то ищем, и вдруг…звонок в дверь. Олеся пошла открывать, но с ее уходом, он продолжал настырно и противно пищать. Это был действительно звонок в дверь, который меня и разбудил. Я отправился проверить кто это, по пути чуть не свалив "обеденный" столик, на котором еще продолжали находиться "остатки роскоши". Подойдя к двери, я посмотрел в глазок. Через стеклянное отверстие я увидел явно знакомый силуэт Оли. Она стояла прямо напротив меня, ковыряясь в своем телефоне, и продолжая держать руку на звонке. Когда я открыл дверь, из комнаты стал доноситься звонок телефона. Как ни странно, это тоже была Оля.

— Привет! — Сонным и удивленным голосом, поздоровался я с ней, и приоткрыл дверь пошире, пропуская ее.

— Привет! — Как ни в чем не бывало, ответила она, нажав что-то на своем телефоне, после чего звук доносившийся из комнаты, утих.

Оля прошла в коридор. Я помог ей снять пальтишко. Пока я его вешал, она быстро направилась ко мне в комнату, заглянув туда, она прошла на кухню, потом снова вернулась в коридор.

— Ты кого-то ищешь? — Невольно спросил я, при этом выдав гримасу неясности.

— Да нет, — Она улыбнулась, и, подойдя ко мне, поцеловала меня в щечку. — Привет!

— Привет! — Я пожал плечами, тоже улыбнулся, и мы вместе отправились на кухню.

Оля села за стол, а я остался стоять и смотреть на нее, в ожидании объяснения от нее, о неожиданном визите. Но, получив в ответ лишь невинную улыбку, я решил, что ответа ждать глупо, и поставил вариться кофе.

— Кофе? — Все же уточнил я.

— Да, если можно.

— Можно. — Я приготовил две чашки, и пока варился кофе, принес из комнаты остатки своего обеда, и грязную посуду.

— Ты спал? — Спросила Оля. Ее интонация, да и поведение вообще, было слегка подозрительным. Ехидная улыбка не уходила с ее лица, а манера разговора имела какой-то язвительный характер. Словно, она меня в чем-то подозревала.

— Ну да, спал. — Я налил кофе, поставил его на стол, и сел рядом с ней. — А что, что-нибудь случилось? — Я улыбнулся, и взял ее за руку, чтобы проверить, как она поведет себя дальше.

— Да нет, ничего. — Она, как бы невзначай, убрала свою руку из своей, под предлогом необходимости размешать сахар в кофе.

Теперь, по всей видимости, она ожидала от меня вопрос, почему она приехала без предупреждения, но я решил специально его не задавать.

— Ты не голодна? — Спросил я.

Оля кинула взгляд на остатки пиццы на другом столе, и отрицательно помотала головой.

— Понятно. — Спокойно ответил я, и, поставив пепельницу на стол, закурил.

— Ой, Рома, не кури, пожалуйста, здесь, мне от дыма плохо! — Скорчив гримасу, Оля отмахнула дым руками.

Я традиционно улыбнулся в ответ, и, приоткрыв двери балкона, умостился поближе к свежему воздуху, надеясь на то, что Оля не попросит закрыть балкон, потому что ей холодно.

— Ну, рассказывай. — Решил я завязать хоть какой-то разговор.

— Что рассказывать, зачем приехала, и почему без предупреждения? — Оля наиграно усмехнулась.

— Я этого не говорил.

— Ты это имел ввиду? — Настаивала она на своем.

— Я имел ввиду, как у тебя прошел день? — Как можно флегматичнее постарался произнести я.

— У меня нормально. — Кратко ответила она.

— Ммм, — Протянул я. Дальше пытаться вести разговор было глупо, потому, как по настроению Оли было видно, что он все равно не состоится, пока она, наконец, не выскажет причину своего недовольства, и мы не закроем эту тему. Поэтому я решил просто ждать, пока она созреет на "разбирательства".

Я продолжал курить и молча наблюдал за не совсем удачной игрой Оли в "молчанку". Игрок из нее все равно был никудышный, что она доказала, буквально, через несколько минут:

— Рома, ты считаешь, что ты нормально поступил? — Она полностью развернулась ко мне, устремив свой негодующий взгляд прямо мне в лицо. При этом она показательно отставила кофе в сторону, видимо, давая мне понять, что разговор затянется надолго, и нам будет не до кофе.

Со всех сил старания я выразил на своем лице образ неясности, и молча посмотрел на Олю.

— Рома, прошу тебя, не делай вид, что ты не понимаешь, о чем речь! — Не спуская глаз с меня, продолжала Оля. С ее уст, это прозвучало так трагично, что я начал задумываться и прокручивать в голове возможные варианты моих оплошностей.

Не отпуская удивления со своего лица, я снова промолчал в ответ, не желая наговорить чего-нибудь лишнего.

— Где ты был вчера вечером? — Наконец прозвучало от Оли.

— Я был дома. — Хоть и невольно, но немного виновато ответил я.

— А сегодня целый день, что ты делал?

— Я был на работе, я же написал тебе.

— Когда ты мне написал? Когда я уже начала твои поиски, тогда ты мне написал? — Продолжала возмущаться Оля.

От ее беспричинного, по моему мнению, недовольства, меня потянуло на улыбку. Но, я как мог, пытался сдерживать серьезный вид. Теперь я стал понимать суть ее неожиданного прихода. Похоже, моя невнимательность вчера, навела Олю на мысли, что я проводил время, совсем не в одиночестве, что как бы подтвердилось моим полудневным игнорированием ее, сегодня. В итоге, она решила сама, лично, убедиться, действительно ли я нахожусь сам. Иначе, зачем было "врываться" ко мне, и проверять мою комнату и кухню. Предположение, конечно, примитивное, но другого в голову мне ничего не пришло.

— Да нет, Олечка, — Как можно ласковее произнес я, делая отельный акцент на ее имени, — Вчера, просто я рано лег спать, а сегодня, у меня был напряженный день. Тем более что утром я не написал тебе нарочно, зная, что ты, скорее всего, спишь. Ну, прости, что моя осторожность, и где-то невнимательность, заставила тебя волноваться. Обещаю, впредь этого не повториться.

— Во сколько рано, ты лег вчера спать? — Начался допрос.

— Я не помню, — Я пожал плечами, — Я смотрел телевизор и уснул. А когда проснулся, было уже 2 часа ночи. Не стану же я тебе писать в такое время. — Как-то, даже непривычно было отчитываться, и тем более оправдываться в том, что реально было — я действительно рано лег спать вчерашним вечером.

— Рома, понимаешь, ты сам сказал только что, что ты невнимательный. Ты просто, не подумал обо мне и все. А утром, мог бы и написать мне, раз уж вчера ты проспал — ничего страшного не произошло бы, если бы я проснулась.

У меня не оставалось других вариантов, как принять виновную сторону, иначе, разговор бы еще долго длился:

— Хорошо, Олечка, я был не прав. Я больше так не буду, честно-честно! — Я присел на корточки возле Оли, и поцеловал ее руку. — Не дуйся, слышишь? Я буду хорошо себя вести. — Я еще раз поцеловал ее руку, потом, положив свою голову, ей на колени, обнял ее за талию.

— Подлизываешься, как котяра! — Строго, но дружелюбно прокомментировала мои действия Оля. Потом, погладив меня по голове, добавила, — Не хотел он меня будить!

— Мр-мяу! — Сымитировал я того самого "котяру", которым Оля меня именовала.

В ответ она усмехнулась. Конфликт на этом был исчерпан.

Следующие часа полтора, проведенные с Олей вместе, подарили мне: еще пару чашек кофе, проведенных за беседой с ней, неплохой секс, и "ужин" состоящий из все той же пиццы. Потом, как я и обещал Оле, мы поехали в выбранное ей, на сегодняшний вечер место. Кто бы мог подумать, что этим местом будет "Rio"? Хотя, ничего в этом удивительного не было. Это не далеко от ее дома, а соответственно удобно, потому как она решила не оставаться сегодня у меня на ночь.

В "Rio" все было без изменений: вечно улыбающаяся официантка-Маша, два американо с молоком, и кусочек "Монастырской избы" для Оли.

— Кста-ати, знаешь, где я сегодня была? — Интригующе протянула Оля.

— Где-е? — Скопировал я ее.

— Я была в автосалоне. — Довольно созналась она.

— И-и?

— Я видела свою машинку, она еще продается! — Глаза Оли блестели, улыбка выражала радость, словно у ребенка, получившего новую побрякушку.

— Хех, ну даже, если она не будет там продаваться, ее все равно можно заказать, в любом автосалоне "Опель".

— Ну, это придется ждать, а так, сразу купил, и поехал.

— Ну да. — Согласился я.

— А еще, знаешь что? — Снова по-детски задорно вымолвила она.

— Что?

— Еще, я записалась на курсы вождения вчера. Ну, пока не записалась, но уже позвонила и все разузнала. Так что со следующей недели, может, уже начну учиться. — Похвасталась Оля и, видимо, не сдержав эмоций радости, показала мне язык.

Я засмеялся:

— Ну, поздравляю! А машину-то когда хочешь покупать?

— Ммм, — Задумалась она — Ну, пока не знаю. Там просто есть только два варианта: либо купить ее сразу, либо взять в кредит. Но для кредита, нужно внести половину стоимости машины, и остальное выплачивать потихоньку с небольшим процентом.

— Так ты в раздумьях?

— Да не то чтобы… Я согласна на кредит — там переплата совсем минимальная. Но дело в том, что необходимой суммы в наличии у меня нет. Так что… — Она вопросительно развела руками.

Едва я открыл рот, чтобы ответить, как Оля меня перебила:

— Вот если бы одолжить где-то. Кредит просто, действительно очень выгодный. — Ее глазки слегка прищурились, и слегка покусывая нижнюю губку, она стала, словно что-то подсчитывать про себя.

"Где-то одолжить" я воспринял не иначе, как у меня. Но пока, решил никак не реагировать на ее слова, и проверить, как она поведет себя дальше.

— Ну да, — Как бы согласился я с ней.

— Ладно, — Немного разочарованно заключила Оля, — Я еще подумаю, как лучше будет сделать.

Я снова согласился с ней, только на этот раз, просто покивав головой. Оля некоторое время молчала, продолжая что-то прикидывать в уме. Ее взгляд был направлен куда-то вверх, и упирался в одну точку. Периодически она барабанила пальчиками правой руки по столу. Ее немая калькуляция длилась минут пять.

— Кстати, а ты так и не сказала, как ты провела вчерашний вечер! — Перебил я мысленную бухгалтерию Оли.

— А? — Она быстро перекинула взгляд на меня, — А, вчера! Вчера я была у мамы.

— У мамы? — Слегка удивился я. — И как дела у мамы?

— Ты так спрашиваешь, как будто, ты с ней знаком.

— Ну, так расскажи мне про нее, познакомь заочно.

Оля пожала плечами:

— Даже не знаю, что рассказать…ну мама, как мама. Сейчас живет одна. С отцом они развелись, почти сразу после моего ухода от них. Он уехал на заработки в другую страну, там сейчас и живет до сих пор. А мама осталась здесь, в старой квартире, в которой мы все раньше жили.

— Так она сама живет?

— Ну да, сама. — Спокойно ответила Оля.

— Прости за нескромность, а почему родители разошлись? — Осторожно поинтересовался я.

— Да ничего страшного! Я считаю, это нормальными вопросами. — Успокоила меня Оля. — Разошлись они из-за мамы. Пока мы жили втроем, отец ее терпел, чтобы хоть как-то сохранить видимость семьи. Не знаю, зачем он это делал, ведь я уже была, давно не ребенок, и прекрасно все понимала…. Короче, мама, все время его доставала. Хотя, иногда, попадало и мне тоже. Она придиралась к каждой мелочи, к любому пустяку: "Ты купил не то, что я просила", "Почему ты задержался", "Эта вещь не должна лежать тут", ну и так далее, и тому подобное. У нас дома, мог разгореться скандал, на ровном месте. Отец все это время держался, но как только я ушла, он ушел тоже.

— Так, а что, так было всегда?

— Нет, так было не всегда… — Словно что-то не досказав, Оля остановила свою речь.

— А с отцом у тебя как?

— С отцом нормально. Я его прекрасно понимаю, и зла не держу. Мы созваниваемся иногда. Он нашел себе другую женщину, хочет завести ребенка. Мама, конечно же, об этом не знает. Она тогда точно, сошла с ума бы. Она вообще не знает, что я поддерживаю с ним связь.

— А с мамой, у тебя какие отношения?

— С мамой? — Оля на мгновенье задумалась, словно не решаясь говорить дальше, — Я приезжаю к ней, примерно раз в две недели. — Все же начала она. — Мой визит к ней, обычно составляет не более 2–3 часов. Потом начинаются нравоучения, наставления, критика, и я еду домой. — Оля подвинула к себе чашку с кофе, и, не спеша, стала размешивать сахар в нем.

Не зная, что ответить, я тоже принялся за кофе. Мне показалось, что я итак задал слишком много вопросов, поэтому решил просто промолчать. Заметив мое молчание, Оля взглянула на меня.

— Тебя удивило, то что я рассказала? — Внимательно следя за тем, как я "уничтожаю" сигарету, спросила вдруг она.

— Да не то, что бы, — Растерялся я.

— Рома, я не знаю, почему я тебе это говорю… Я начала взрослеть очень рано. Еще в возрасте десяти лет, я прекрасно понимала, что такое измена. Я была свидетелем этого явления, очень часто. Изменял, конечно же, мой отец. Мать в это время сидела дома, и только и занималась, что готовкой да уборкой. Больше в жизни она ничего не видела. И вся проблема в том, что и не хотела видеть. Мой папа часто ее приглашал: по гостям, по кафе, театрам, концертам. Но мама всегда отказывалась. Ей, кроме квартиры и магазина, больше ничего не надо было. Она перестала за собой следить: сильно поправилась, никогда не красилась, не покупала себе новые вещи, даже стричься, она ходила к соседке. Естественно, отец начал гулять. Мама стала догадываться об этом, и вот тут-то и началось: скандалы, сцены, истерики. Отец неоднократно предлагал ей развод. Он хотел забрать меня и уехать, но мать, конечно же, была против.

— А ты?

— Я всегда была за папу. И я всегда знала, что он изменяет, но в этом его никогда не винила. Я видела, как он старался сохранить семью, как он любил меня, как жертвовал своей молодостью, ради меня. Он всегда поздравлял меня на все праздники, будь то 8 марта, или 1 мая. Я до сих пор, получаю от него открытки на свой день рождение.

— Но почему тогда, вы не уехали от матери?

— Это было не так просто. Мама не хотела нас отпускать, и отец боялся, что она что-то с собой сделает, если мы ее оставим.

— Понятно. — Кратко ответил я, желая закрыть эту тему.

Я чувствовал себя немного неловко, оттого, что как бы принудил Олю поделиться своими семейными проблемами. Ее рассказ оказался для меня слишком неожиданным. Мне надо было время, чтобы переварить все вышесказанное ей.

В нашем разговоре наступил тайм-аут. Мы молчали. Оля смотрела в окно, видимо, снова погрузившись в раздумья, а я опять курил, выцеживая из чашки остатки кофе. За столом чувствовалось присутствие нервозности, дискомфорта, от нашего безмолвия. Мне хотелось поскорее нарушить эту тишину, но я не находил слов. Казалось, сейчас ничто не в силах изменить настроение, царящее между нами. Эта обстановка очень напрягала. Такая безвыходность вела за собой неумолимое желание поскорее покинуть это место и своего собеседника.

— Отвези меня домой, я устала! — Внезапно попросила Оля.

Для меня, ее слова прозвучали как спасение ситуации, потому как я не решался предложить ей то же самое. В ответ я согласно кивнул. Я оставил деньги за кофе на столе, и мы с Олей покинули "Rio".

Когда я привез ее к дому, она быстро попрощалась, и, вышла из машины, освободив меня от обязанности, открыть ей двери. Я проводил ее взглядом до подъезда, в ожидании, что она обернется, но она так и скрылась в дверях, не посмотрев в мою сторону.

Не задерживаясь ни на минуту здесь, тем более что меня уже торопила освободить проезд, пристроившаяся сзади меня машина, я направился домой.

Кофе, сигареты, дневник — мое вечернее расписание на сегодня. Я, как всегда, расположился на кухне. Мне столько хотелось записать. Казалось, что сегодня я очень много всего пережил и узнал нового. В первую очередь, это касалось Оли.

"… Разочарование в своей второй половинке, с которой, увы, тебя уже связывают брачные узы, как следствие ведет к измене. Известный факт, но до сих пор оспариваемый и критикуемый человечеством, в лице простых обывателей, зачастую выступающих в роли самого объекта критики. Измена — довольное частое явление, не нуждающееся в объяснении своей сути. Даже 10-ти летний ребенок, знает и понимает, что это такое.

Если разделить весь существующий словарный запас на две части: хорошая и плохая, то "измена", почетно займет свое место во второй его части. Все знают, что это плохо. Но каждое "плохо", имеет право на существование, при определенных условиях. Условия же, диктуются посредством преимущества обвинений над защитой, или наоборот.

Обвинение и защита — два, вечно конфликтующих фактора, в борьбе за справедливость. Справедливостью же, в данном случае, выступают "не растраченные годы жизни" все того же обывателя, представителя человечества.

По сути, измена в данном случае — это поиск лучшего варианта, на кандидатуру второй половинки. Защита здесь имеет место быть, потому как справедливость и выступает в роли защиты. Выходит, что "плохо" — это не так уж и плохо, более того, это единственный путь к справедливости, а значит это "хорошо"…."

Я налил себе еще кофе, закурил, и прочитал написанную только что заметку. Мне показалось, что получилось довольно цинично, но, в общем, содержание мне понравилось. Настораживал лишь тот факт, что я пытался писать со слов Оли.

Я попытался записать еще кое-какие мысли, но, напрасно просидев около получаса перед чистым листом дневника, я разочаровался, и, так и не слепив не одного предложения, закрыл дневник, и отложил его в сторону.

Планируя остаток своего вечера, я пришел к выводу, что, скорее всего, проведу его дома. На то же самое мне намекал мой мобильный телефон, на который за все это время никто не позвонил, и не написал сообщение. Правда, вскоре, мои планы немного изменились: чувство голода, внезапно посетившее меня, привело меня в "Олимпус", где я плотно "поужинал" и купил себе несколько салатов на будущий завтрак. Но это было последнее место на сегодня, которое я посетил. После ресторана, я вернулся домой, и сразу лег спать.

Утро. Что за странная привычка, заводить телефон на 10 часов? Это все в выходной день, в Воскресенье? Противный писк, все же заставил меня подняться с кровати. К моему удивлению, это был не будильник. Это было напоминание. Да, точно! Ровно 5 лет назад, в этот же день, мы праздновали свадьбу Жени и Марины. Выходит, сегодня у них годовщина. Какие умные выводы, я начал заключать уже утра, если не считать, что в напоминании, так и было написано: "Женя, Марина. Годовщина".

Позавтракав салатами, которые я привез вчера из "Олимпуса", выпив кофе, и традиционно скурив первую, а вслед за ней и вторую сигареты, я стал рыться в записной книжке своего телефона, в поисках номера поздравительной службы. Это неплохая и очень удобная выдумка человечества — возможность поздравить кого-либо, не теряя при этом свое личное время, и избавляя себя от присутствия на торжестве. Просто надо набрать номер, сказать, что именно хочешь переслать в качестве подарка, и назвать адрес доставки и фамилию получателя. Тебе сразу называют точную стоимость этой услуги, и вскоре, в назначенное тобой место, явится курьер, которому ты передашь ту самую названную сумму. Все! Заказ осуществлен. После его выполнения, тебе еще отзванивается девочка-менеджер, и отчитывается о проделанной доставке. Ну, разве не сервис?

Я заказал большую корзину из красных роз, и попросил вложить туда записку, с текстом: "Уважаемые, Женя и Марина! С годовщиной Вас!!!". Курьера мне пообещали выслать в течение двух часов. Теперь, независимо от моих планов, в ближайшее время мне надо было находиться дома.

Я вышел на балкон, чтобы оценить сегодняшнюю погоду. На улице было довольно промозгло. Туман густо покрыл всю видимость, оставляя в поле зрения лишь силуэты домов и зданий. Воздух был настолько влажным, что казалось, моросит мелкий дождик. Но это был не дождь, а всего лишь множество крошечных капель, висящих в воздухе, которые и создавали туман.

Быстро замерзнув, я вернулся на кухню. Поскорее закрыв двери балкона, я включил газовую конфорку, и, укутавшись по самую шею в халате, стал возле плиты, чтобы согреться. Потом я решил, что наиболее лучшим вариантом для согревания, и утешительного времяпровождения, может стать горячая ванна. Отправившись в ванную комнату, я пустил большим потоком струю горячей воды, добавив какой-то ароматизированный порошок, который мне когда-то давно подарили на день рожденье, и стал дожидаться, когда ванна наполниться. Едва вода дошла до середины, как я уже скинул с себя халат и второпях погрузился в нее. Ощущение тепла по всему телу, приятно окутало меня. По спине, пробежала, словно стая мурашек, легкая дрожь. Я согревался.

Когда ванна, наконец, наполнилась, я выключил кран, и, окунувшись почти с головой, принял горизонтальное положение. Легкий треск лопавшихся мыльных пузырей, плотно покрывавших всю поверхность воды, сопровождал мое пребывание здесь. Я закрыл глаза, и, стараясь не впускать в голову не единой мысли, просто лежал и наслаждался теплом.

Я пробыл в ванной комнате около часа. И, наверное, продолжал бы там находиться, если бы не приход курьера. Замотавшись в халат, я вышел в коридор, передал ему необходимую сумму, и расписался в бланке заказчика. Широко улыбаясь, и протянув мне визитку своей службы, он произнес: "Спасибо, что воспользовались нашими услугами! Обращайтесь, будем рады видеть вас, в числе своих клиентов!", и поспешно направился к выходу из подъезда. Заученная фраза и искусственная улыбка этого паренька, на миг заставила меня призадуматься, и поблагодарить судьбу, что не я сейчас нахожусь на его месте. С такой погодой на улице, как можно кого-то с радостью видеть, даже в числе своих клиентов? Особенно, если этот клиент, заставляет тебя через весь город ехать за цветами, а потом, еще столько же везти их получателю.

Закрыв двери за курьером, я направился к себе в комнату, взял свой телефон, и снова побрел на кухню. Рассевшись за столом, и, закинув ноги на соседний стул, я закурил, и принялся печатать сообщение Оле. Текст, как всегда, был стандартного содержания, с пожеланием доброго утра, и попыткой разузнать ее планы, на сегодняшний день. Ответ я получил минут через 10: "Мы сегодня едем к Марине с Женей. У них годовщина. Забери меня в 17 часов. Целую". В ответ я не придумал ничего более умного, чем просто написать "ок". А что тут еще можно было добавить? За меня, на сегодняшний вечер, уже спланировали мое расписание. Кратко и содержательно, без права выбора и права отступить, Оля просто поставила меня перед фактом.

Попытка доминирования? — Я невольно улыбнулся, приветствуя момент наступления, нового этапа, наших отношений с Олей. Вот оно: начало разделения прав главенства между нами. Сегодня, меня не спросили о моих вечерних планах, завтра не спросят мое мнение, а послезавтра — перестанут спрашивать вообще. Так всегда бывает, в отношениях между людьми. Кто-то должен был инициатором и лидером, а кто-то — со всем соглашаться. Такие незаметные моменты и диктуют лидерство. Согласился — проиграл. Начал спорить — отстоял свое "я". Глупо, но так и есть. Так же глупо, было пытаться сейчас проявить характер с моей стороны: скажем, начать оспаривать время, перепланировать все на свой лад, или вообще — отказаться от этой поездки.

В 17 часов ровно, я ждал Олю под ее подъездом, как и "договаривались". Ее получасовое опоздание, которое позже, объяснилось тем, что выпрямление волос и непослушная челка, занимают очень много времени, впоследствии, никак не могли помешать нам, успеть вовремя к Жене и Марине. Как оказалось, мы были приглашены на 19 часов. Оставшиеся полтора часа, Оля рассчитывала истратить на выбор подарка "новобрачным". Никогда не думал, что: для того, чтобы купить подарок, нужно несколько раз, вдоль и поперек исследовать огромнейший супермаркет. Целенаправленная "экскурсия" по рядам, все же принесла свои плоды — выбор пал на большую картину, с изображением натюрморта. Предположение Оли, что этот предмет декора, несомненно, подойдет к их кухонным стенам кремового цвета, окончательно предрешили судьбу картины, которая вскоре, запакованная и перевязанная праздничными ленточками, заняла свое место на заднем сидении моей машины. Наконец, мы отправились к Жене с Мариной.

Весь вечер представлял собой довольно стандартную "семейную вечеринку". Кроме меня с Олей, среди гостей, была еще одна парочка, с ребенком. Их я наблюдал в "Арго", на дне рождении Марины. Он — типичный начинающий бизнесмен, ни чем не интересующийся, кроме своей работы. Уверенный в себе, и считающий, что уже все повидал, он обязательно участвует в любой теме дискуссии, и более того, пытается навязать свое мнение каждому. Готов любого научить жить, и никогда не пропустит момент, чтобы не сумничать в очередной раз. Она — весь вечер может молчать, гордо наблюдая за своим супругом, и все время, стараясь привлечь как-то его внимание (то взять его за ручку, то приобнять, то салатика ему в тарелку добавить). Но, как только разговор заходит про детей, то кажется, что ее уже никто не остановит. Долго и нудно, в мельчайших подробностях, она может рассказывать про то, как она выкармливала своего Антошку, или как выбирала коляску в магазине, как все тот же Антошка, произнес свое первое слово, и как долго вся семья, смеялась, что это слово было "мапа".

Застолье началось, как обычно, с поздравлений и тостов. Пили, конечно, за Женю и Марину. За столом звучали слова, вроде: идеальная пара, примерные супруги, показательные отношения. Я при этом, невольно ловил взгляды Жени, который, словно что-то хотел мне сказать, но не мог, в силу тех обстоятельств, что укрыться нам было негде. Я замечал, что он немного нервничает. Но, судя по поведению Марины, суетливо носящейся с тарелками, от плиты к столу, и широко улыбающейся, в перерывах на тосты, я был единственным, кто замечал его нервозность, и знал причины.

Позже, вечеринка потихоньку стала превращаться в обычную пьянку, как и всегда бывает. Пили уже беспорядочно, иногда, даже без тостов. Вино и шампанское, заменили водкой. Разговоры про "молодых", сменились на актуальные темы: быт, работа, дети. Потом, весь состав и вовсе разбился на клубы по интересам. Женская половина отправилась в зал смотреть свадебное видео; в спальне, за компьютером, нашли себе приют Антошка с Дашкой, а мы втроем, остались сидеть на кухне, и вести свои "мужские" разговоры. Правда, в разговоре в основном, участвовали только двое: Женя и Костя (так звали друга семьи), а я больше молчал.

Вскоре, вся компания, кроме детей, снова объединилась за одним столом. Впечатленные просмотром видео, девушки, опять стали предлагать тосты за совместную жизнь, за любовь, за "долго и счастливо". Тема свадебной лирики не покидала нашу компанию вплоть до окончания вечеринки, о которой нас оповестили все те же Антошка с Дашкой. Уже было поздно, и им было время ложиться спать. Еще немного посидев, и опрокинув пару рюмок "на коня", все стали собираться по домам. Прощанья с поцелуями, крепкими объятьями и приглашениями в гости в следующий раз, ознаменовали окончательный финиш сегодняшнего мероприятия. Все разъехались по домам.

Оля в этот раз осталась ночевать у меня. Как оказалось, и этот момент она спланировала. В гости, она сразу взяла с собой необходимые принадлежности личной гигиены: зубную щетку, крема, ночную рубашку. По дороге домой, она много говорила про сегодняшний вечер. Долго восхищалась Мариной и Женей, говорила, что завидует их жизни, что хотела бы тоже вот так вот жить вместе, завести ребенка, принимать гостей. Хотя, ее слова были больше похожи на мысли вслух, и не имели прямого адресата, я все же положительно кивал ей в ответ, чтобы не создалось впечатление общения "тихо сам с собой". Но, старался не разглагольствовать на эту тему, пытаясь в нужные моменты отмалчиваться, делая вид, что занят дорогой.

Оказавшись дома, мы почти сразу завалились в кровать. То ли от усталости, то ли от количества выпитого спиртного, Оля тут же уснула. У меня заснуть не получалось. Немного полежав, я тихонько встал с кровати, и направился на кухню. По пути я захватил свой дневник, отыскав его среди книг на полке, где я прятал его от Оли. Заварив кофе, я устроился за столом, как всегда опершись спиной об стенку, и закинув ноги на соседний стул. Закурив, и отпив немного горячего кофе, я открыл свой дневник на чистой странице:

"… Семейная жизнь. Невольно задумаешься о ней, побывав не мероприятии, вроде сегодняшнего. Казалось бы — та же жизнь, что и всегда, только еще с одним человеком вместе. Вроде бы, ничего страшного. Мы часто живем с кем-то, при этом, даже не расписавшись. Часто, мы оставляем ночевать кого-то у себя, и сами остаемся у кого-то. Но, ведь это не на долго! А семейная жизнь — навсегда! Подумать только, навсегда! Выходит, что до конца жизни, ты будешь находиться в компании одного и того же человека. И что бы там не говорили, что не пророчили, ведь все равно, разделяя одну крышу над головой, придется делиться и своей свободой тоже. Да, много чего придется делать, чего не делал ранее: уступать, прощать, жалеть, терпеть…. Любить? По сути, это и есть любить — прощать и терпеть…. Ведь если этого не делать, никакой совместной жизни не получится. Выходит любовь — это жертвы? А совместная жизнь — это способ проявления любви? Откуда тогда возникает желание идти на жертвы? С чего вдруг человеку — существу гордому, вдруг захочется переступать через свою гордость? Откуда возникает потребность любить? Неужели, это все лишь инстинкт создания семьи и размножения, скрытый за красивым словом "любовь"? Получается, что логическая цепочка проста: потребность размножения ведет нас к созданию семьи, не минуя при этом "любовь", как средство…"

Я перечитал написанную заметку несколько раз, и закрыл дневник. Двумя большими глотками я допил оставшийся в чашке холодный кофе, и закурил. Продолжая размышлять на тему семейной жизни, я в итоге пришел к выводу, что думать о ней, и жить ей, наверное, разные вещи. Тяжело судить о том, где не был.

Я взглянул на часы. Уже было начало 2 ночи. Зевая и потирая глаза, я открыл холодильник, чтобы найти что-то, чем можно было бы запить приторный привкус кофе во рту. Ничего не обнаружив, в том числе и еды тоже, я понял, что мне предстоит еще, ночная прогулка в супермаркет, дабы обеспечить завтрак милому созданию, мирно покоившемуся у меня в кровати.

Время неутомимо мчалось вперед. Часы превращались в дни, дни в недели, недели — в месяцы. За понедельником наступал четверг, за пятницей — воскресенье. И так 4 раза в месяц. Благо, что у времени к нам еще осталась частичка благосклонности, и мы не так явно замечаем, как месяцы превращаются в годы. Иначе всю человеческую жизнь можно было бы расписать всего несколькими ее моментами. Благо, что год мы делим на 4 сезона, ввиду чего, мы можем хоть как-то отслеживать течение времени. Благо, что есть календарь, который наглядно демонстрирует нам наличие дней в месяце, а месяцев в году.

Сегодня было 20 Декабря, Суббота. Об этом я вспомнил утром, когда проснулся. На этот день, у нас с Олей был запланирован поход по магазинам. Цель, как и всех: успеть накупить всего к Новому Году.

Предыдущие два месяца прошли довольно монотонно, поэтому и незаметно. Дни были похожи один на второй, а второй на третий, и т. д. Просыпаясь, каждое утро, я все чаще наблюдал рядом Олю. Кроме того, я больше привык просыпаться с ней, нежели без нее. Ее утреннее присутствие, как минимум избавляло меня от ежедневной рассылки сообщений, с пожеланиями "доброго утра", но вслед за собой, привело новую задачу. Теперь мне необходимо было делать вид, что я тоже собираюсь на работу. Ко всему прочему, я еще и отвозил Олю, к ней на работу, и забирал тоже. Хотя и это, длилось не очень долго. Вскоре, она все же воплотила свою мечту, и купила себе долгожданный Опель Корса. И через некоторое время, благодаря моим урокам вождения, и ее курсам, она могла добираться до любого места без моей помощи. Где Оля взяла не достающую сумму на машину, она мне не сказала. Но, видя то, как она избегала этой темы, я не спрашивал.

В моей квартире появилось много новых вещей. Я не беру во внимание зубную щетку и четыре полотенца с тапочками. Это были: несколько толстенных библий 3Д моделиста, куча одежды, тесно занявшей половину моего шкафа, гора какой-то рабочей документации, и ее ноутбук, по-соседски разместившийся рядом с моим, на столе. Кроме того, теперь в доме стали появляться правила. В комнате уже нельзя было курить, у вещей появились "свои" места, ложиться спать поздно ночью — тоже не рекомендовалось. Приход Антонины Сергеевной, уже определился более точным временем. Если раньше она могла навестить меня как утром, так и вечером, то сейчас — только днем, когда Оля на работе. Зато, у меня появился шанс научиться готовить, потому, как статьи я окончательно забросил, и у меня стало еще больше свободного времени.

Мое ежедневное расписание приобрело более стабильный характер. Каждый день, кроме выходных, начинался с будильника в 7-30 утра. Мы с Олей поочередно принимали душ, потом завтракали, и она уезжала на работу. Я теоретически, выезжал немного позже ее, а практически — я снова ложился спать. Позже, днем, как обычно: визиты в "Эспрессо", встречи с Колей, Олесей, или просто прогулки по городу. Если же я оставался дома, то я в основном, проводил время в Интернете, или за своим дневником. За последний месяц, я значительно пополнил запас своих заметок. Я много думал, и все свои мысли я старался изложить на бумаге. Это касалось и моей жизни лично, жизни окружающих меня людей, и просто "живые" размышления. Я писал, даже ночью, когда Оля засыпала. Едва я начинал слышать знакомое, ритмичное посапывание, я тихонько отправлялся на кухню, вооружившись своей записной книжкой.

Вечерами, мы с Олей часто просиживали за своими ноутбуками. Она работала, а я, либо писал (только уже в электронной форме), либо сидел в "сети". Если же у Оли работы не было, то мы могли съездить куда-нибудь поужинать, просто прогуляться, либо же остаться дома, и смотреть телевизор.

Примерно два раза в неделю, Оля оставалась ночевать у себя дома. Она объясняла это тем, что иногда ей хочется побыть одной. Или просто случалось так, что заказы по работе, было невозможно выполнить, без всего запаса ее материалов, который в своем большинстве оставался находиться в ее съемной квартире. Про полный переезд Оли ко мне, пока речь не шла. Хотя, незаметно, но уверенно, все двигалось именно к этому.

Сейчас мне казалось, что я живу двумя жизнями. Одна — это где я с Олей, а вторая — где я так же пишу книги, живу сам, и пью кофе в "Эспрессо". Я совмещал в себе два разных человека. Один из них, уже почти определился в выборе второй половники, и привыкал к новому образу жизни. Второй, упорно продолжал смысловые поиски бытия, довольствовался одиночеством, и мечтал увидеть Нину. Я отдавал себе отчет в том, что для одного из меня, в принципе, уже перестало существовать такое понятие, как "я", или "она". Теперь появилось "мы". Мы думаем, мы собираемся, мы считаем…. Везде и для всех — мы. И я всем нутром своим понимал, что "мы", в скором будущем может перестать быть понятием временным, и перерастет в постоянное, возможно узаконенное и засвидетельствованное. И тогда, второе "я", просто перестанет существовать. Останется только "мы"…. В худшем же случае, я снова останусь "я", но при этом навсегда потеряю "мы" с Олей.

Я не отдавал предпочтения ни тому, ни другому варианту. Скорее, я даже терялся между ними. Просыпаясь с Олей, я думал, что это не долговечно, и скоро закончится, как и все заканчивалось когда-то. Но в ее отсутствие, мне не хватало ее, и я ждал ее с работы. Просыпаясь с ней, я мог долго смотреть на нее, спящую, и не желать никого более, видеть рядом. Но в ее отсутствие, я ценил каждую тихую минуту, и наслаждался одиночеством.

Бизнесмен, из жизни Оли так и не исчез. И не смотря на то, что практически все время, не считая рабочего, мы с Олей находились вместе, она все же умудрялась с ним, иногда встречаться. Насколько часто это происходило, я не знал. Но несколько раз я лично убеждался в том, что он забирал ее с обеденного перерыва на своем черном джипе Prada, и они ехали в близлежащую кофейню. Я в это время находился рядом с ее работой, также ожидая ее на обеденный перерыв. Только вот разница была в том, что я не предупреждал ее о своем приезде, а бизнесмен, судя по всему, предупреждал. Кроме того, я стал обращать внимание на то, что у Оли, часто появлялись новые вещи. В основном это была бижутерия, косметика, иногда, одежда. При чем вещи были довольно стоящие, брендовые. Сама себе, она их явно позволить не могла. Их стоимость была довольно прилична, а если учитывать, что ей надо было выплачивать кредит за машину….

Стараясь не подозревать Олю в чем-либо, и не пытаясь поймать ее на каком-то проступке, все скрытые ей факты, каким-то случайным образом ставали для меня явными. Многое из того, что она пыталась от меня утаить, в итоге всплывало, и я узнавал об этом. Я продолжал молчать, и ничего не высказывать ей. Оля продолжала верить в то, что я верил в ее слова.

Позже от Олеси я узнал, что деньги на машину, Оля взяла, все у того же бизнесмена. Хотя для меня это была не новость. Об этом я догадывался, потому, как Оле, кроме как у него и меня, взять было больше не у кого. А узналось все благодаря случайной встрече Олеси с Марго в одной из кафешек. Марго была со своей подругой Машей, официанткой из "Rio". Они втроем выпили кофе, и в процессе общения, Марго на примере своей знакомой, рассказала, как выгодно сейчас брать машины в кредит. Маша же в свою очередь добавила, что деньги этой знакомой одолжил ее ухажер, и что она, частенько видит их у себя, в "Rio". Олеся, поняв, что знакомая эта, скорее всего Оля (т. к. про машину Оли я ей рассказывал), решила, что ухажер этот, никто иной, как я. И при следующей же встрече со мной, она невольно выложила всю информацию про Олю. Каково же удивление ее было, когда я прояснил ей всю ситуацию. Поняв, что деньги Оля взяла у бизнесмена, про которого мне пришлось рассказать ей, и что Оля, с ним частенько видится (по словам Маши), Олеся ничего не смогла мне сказать, лишь вопросительно глядя на меня несколько минут, заключила: "Литовский, я знала, что ты ненормальный, но чтобы настолько…".

В жизни Олеси за это время, тоже мало что изменилось, по крайней мере, она так уверяла. Ее отношения с Андреем, зависли на стадии "встречаться", а значит: видеться несколько раз в неделю, проводить выходные вместе. По ее словам, его все устраивало, и он пока не планировал предпринимать никаких решительных шагов. Олесю же, немного напрягала такая неясность их дальнейших отношений. Неоднократно, переживания по этому поводу, доводили ее до состояния, близкого к фрустрации. Тогда она начинала вслух задумываться о разлуке с Андреем, пытаясь доказать мне свое безразличие к нему, и свою способность бросить его. Но, едва раздавался знакомый звонок телефона, и у нее снова на лице появлялась улыбка, и к предыдущей тебе разговора, мы уже не возвращались.

Что касается Коли, его старания по отношению к Кате, все же, принесли свои плоды. После очередной встречи, она, наконец, подпустила его к себе, и теперь их отношения, уже не были похожи на дружественные, о чем так постоянно переживал Коля. Теперь, он не часто радовал меня своим присутствием. Вечерами он пропадал с Катей, а днем он занимался работой. Поэтому, иной раз, нам было проще созвониться, чем увидеться, потому, как у него была расписана каждая минута его времени. Ко всему прочему, он занялся новым бизнесом. Имея в наличии небольшой склад для своих товаров, которые он продавал потом оптовикам, Коля, на основании этого склада, открыл свой магазин розничной торговли. Теперь, он планировал открыть еще несколько таких магазинов в городе и области. Но это требовало больших затрат, как финансовых, так и временных. Но Коля объяснял, что этот бизнес более прибыльный и стабильный. Продажей авто, он решил больше не заниматься, обосновывая это большими рисками и проблемами с таможенной инспекцией.

Я аккуратно перелез через, еще спящую Олю, чтобы выключить, наконец, этот противный писк будильника. 9 часов утра, с ума сойти! И это Суббота? Я вернулся обратно под одеяло и, укрывшись почти с головой, снова умостился на прежнее, еще согретое мной место.

— Надо вставать. — Послышался, все из под того же одеяла, сонный голос Оли.

— Угу, — Прохрипел я, и, обняв ее, подвинулся к ней поближе, и снова отключился.

— Рома, — Опять услышал я, спустя несколько минут.

— А, — Откликнулся я.

— Надо вставать. — Сонно повторила она.

— Надо, — Согласился я, и, забрав у Оли одеяло, повернулся на другой бок.

— Ну-у, — Обиженно протянула она. — Отдай! — Не разворачиваясь ко мне, она попыталась одной рукой "отвоевать" одеяло обратно, но тщетно, потому как я закутался в него.

Лениво вздохнув, Оля все-таки встала с кровати.

— Ну, хорошо! — Угрожающе произнесла она, и, приложив немного усилий, скинула с меня одеяло на пол.

Оказавшись не укрытым, меня моментально окутала легкая прохлада. Холодный воздух, исходящий из открытой форточки окна, быстро пробежался по моему обнаженному телу.

Лишенный "постельного" уюта, я повернулся в сторону Оли. Я лег на бок, и, оперев голову об руку, стал рассматривать это "безжалостное", абсолютно голое создание, так жаждущее, с утра пораньше, в Субботу, вырваться за покупками в магазины. Она стояла прямо передо мной, и, уперев ручки в пояс, с ехидной улыбкой, наблюдала за мной. Ее улыбающиеся глазки, еще окончательно не проснувшись, были чуть прищурены. Слегка запутанные волосы, неровно раскинулись на ее плечах. Ее округлая грудь, с маленькими, точно кнопочки, сосками, ровно поднималась и опускалась, в такт с дыханием ее тела.

Плавно переходящий к низу животик, предлагая моему взору, более интимные места, побуждал меня к действиям, никак не совпадающим, с планами Оли.

— Рома, нет! — Сразу решила она прервать меня, наглядно видя мое возбуждение.

Но, она по-прежнему оставалась стоять передо мной голая, и мне ничего не оставалось, как только желать ее дальше. Я резко подвинулся к краю кровати, и, схватив Олю за руку, потащил к себе.

— Ну, Рома! Мы так никуда не успеем! — Еще раз попыталась переубедить меня Оля, но напрасно.

Утренний секс. Наверное, нет средства вернее, чтобы окончательно проснуться. Когда твое наполовину дремлющее тело, еще до конца не может использовать весь свой потенциал; когда твое возбуждение, напрямую связано с происходящим, которое ты воспринимаешь только наглядно, а не подключаешь свою фантазию; когда твой организм пробуждается от возбуждения, и с каждой минутой, оно становится все больше, а осознание происходящего все четче. Скромные полчаса, сопровождаемые неспешными движениями, без особых выдумок и изощрений, улетели незаметно.

Оля взглянула на часы, и второпях направилась в душ. Я, еще немного насладившись мягкостью своей кровати, вооружившись "первой" сигаретой, побрел на кухню. Закурив, я поставил вариться кофе, и отправил в микроволновую печь, бутерброды с сыром и ветчиной. По-видимому, идея как можно скорее посетить сегодня магазины, для Оли действительно была очень актуальной, потому как не прошло и 10 минут, как она, вместо меня, уже наливала нам кофе.

Завтрак на скорую руку, душ, немного ожидания, пока Оля закончит свой макияж, и мы уже в машине, направляемся в запланированный супермаркет. Все сегодняшние покупки, до мелочей предусмотренные на бумажке, обошлись нам с Олей в несколько часов нашего времени. Продукты, спиртное, подарки, новогодние украшения, и, конечно же — елка, едва уместившаяся в багажнике моей машины — как причины моего сегодняшнего недосыпания, и довольной улыбки Оли, задумчиво щебечущей о наступающих праздниках.

В несколько заходов затащив все покупки домой, включая и новогоднее дерево тоже, мы принялись сортировать и раскладывать по местам, результат сегодняшнего "шоппинга". Едва уместив в холодильнике продукты и спиртное, дело дошло до подарков и разных праздничных прибамбас. Оле просто невтерпеж было, наконец, добраться этого торжественного момента — украшение квартиры. Шарики, дождики, гирлянды, разнообразные фигурки, символизирующие наступающий год, — все это, вместе со стулом и скотчем, сопровождало меня и Олю по всей квартире. По ее команде, я лепил на стены, люстры и шкафчики, весь этот новогодний декор. Она же, вся в энтузиазме, бегала вокруг меня, то и дело произнося: "Выше", "Ниже", "Ромочка, еще вот там повесь!". Потом, дело дошло и до елки. Тут, мне уже, почти, не пришлось участвовать, кроме как подавать Оле игрушки, и придерживать ее, когда она пыталась дотянуться до верхушки "вечно зеленого" дерева. С какой-то особенной заботой и любовью, шарики цеплялись за иголки и веточки. Каждый раз, когда очередная безделушка находила свое место, Оля, слегка отклонившись назад, оценивала прикрасу, и протягивала мне руку за следующей безделушкой. Закончилось все "коронацией" елки. Небольшая красная звезда (как общепринятое украшение всех елок), после общих, 10-ти минутных усилий, наконец, заняла свое место. Всего два часа стараний, и квартира приобрела праздничный образ. Вся обстановка, чем-то даже, напоминала детский садик, со всеми этими прикрасами и дождиками. Не хватало только толпы детишек, ведущих хоровод возле елки, и хлопающих в ладоши, в ожидании Деда Мороза.

Для меня, подобное мероприятие было в новинку. Последний раз, я обвешивал свою квартиру шариками, лет 5 назад, когда я отмечал новоселье, и мы с Колей, устроили коктейль-вечеринку здесь.

Не могу сказать, что сейчас мне было не интересно, или, даже, все равно. Хотя, я больше чем уверен, что если бы не Оля, я бы не занимался всем этим, и возможно, даже не купил бы елку, впрочем, как и во все предыдущие годы. Для меня новогодние праздники — это скорее не домашние праздники, а совсем наоборот — барно-клубный сезон. Но сейчас, одно лишь осознание того, что Оле это приносит удовольствие, и ее счастливая улыбка, как результат — побуждали меня к активному соучастию и содействию ей.

— Все! — Спрыгивая со стула, оповестила меня Оля. Она отошла немного от елки, и, окинув ее взглядом снизу доверху, как-то по детски-игриво спросила, — Красиво?

— Красиво! — Согласился я, и, не сдержавшись, видя ее горящие глазки и довольную улыбку, обнял ее, и поцеловал в лобик.

— Отметим? — Все так же игриво, предложила она.

— Я сейчас, — Кивнув головой, ответил я, и быстро направился на кухню, за вином и бокалами.

Мы расселись прямо на полу, напротив Picea abies (Ель обыкновенная), и я наполнил бокалы.

— Ну, за наступающий новый год! — Предложил я.

— Сейчас! — Будто, что-то вспомнив, Оля сорвалась с места, и побежала к выключателю. Она погасила свет в комнате, потом включила гирлянды, и вернулась ко мне. Поднимая бокал, она повторила мои слова:

— За наступающий новый год! И еще, за нас! — Добавила она. И как-то, по умолчанию, после произнесенных ей "за нас", мы поцеловались, и, зазвонив бокалами, выпили.

Потом, Оля положила голову мне на плечо, и мы молча сидели и смотрели на огоньки гирлянд, которые поочередно то зажигались, то погасали, то меняли свой цвет. В полной темноте, такое мерцание создавало какой-то особенный эффект, праздничный, даже романтичный. Тишина, вино, и мы вдвоем — само восприятие этого, отдавало каким-то теплом. Хотелось, чтобы эти минуты продолжались подольше, и тревожно было думать о том, что их может что-либо нарушить. Но сейчас, ничего не нарушало. Все будто сговорились и всеми возможными способами, поддерживали нашу тишину. Телефоны не звонили, соседи молчали, даже на улице, гул машин и городской суеты был не слышен.

Допив вино в бокалах, я аккуратно, чтобы не спугнуть ауру нашего спокойствия, налил еще. Отпив немного, Оля посмотрела на меня, потом, снова устремившись взглядом куда-то в огоньки, тихо произнесла:

— Рома….

— Да, — Так же тихо ответил я.

— Ты знаешь, что я тебе хочу сказать?

— Нет, но думаю, что-то очень важное. — Я поцеловал Олю в макушку ее головки.

— Мне кажется, Рома… Я тебя люблю… — Не поднимая головы, промолвила она.

Что обычно, отвечают на такие "признания"? Я тоже? И я тебя? А можно ли, просто промолчать в ответ? Наверное, только не в этом случае. Здесь промолчать, все равно, что сказать "все равно". На признание, как и на любое откровение, следует отвечать тем же, если тебе конечно, при этом дорог твой собеседник. Дорог ли мне мой собеседник? Наверное, да, раз я 2 часа лазил по стенам с гирляндами и шариками. И пока мое молчание не перешло возможных границ, мне надо было что-то ответить.

— Мне кажется… я тоже. — И опять поцелуй, и опять по умолчанию.

Секс на полу. Разбитый бокал. Вино на паркете. Романтика.

— Рома, а может ну его все, и Новый Год вместе отметим, а? Останемся вдвоем, сами приготовим себе еды, поставим здесь стол…. Ведь вдвоем тоже хорошо, правда? Как сейчас… — Лежа частично на мне, и рассматривая потолок, предложила Оля.

— Ага, а потом на улице начнут греметь салюты, понесутся телефонные звонки с поздравлениями и приглашениями, и Оле тоже захочется праздника. И тогда, мы сорвемся из дому, и поедем куда-нибудь, в поисках музыки, толп народа и веселья. — Так же мечтательно прокомментировал я ее предложение.

— Ну-у! Не правда! — Затянула Оля. — Мы отключим телефоны, а музыку, мы сами себе сделаем.

— Я на баяне, а ты на гармошке? — Продолжал я, в том же духе.

— Ро-ма! — Оля ущипнула меня за бок.

— Ай! — Прикрикнул я, от неожиданности. — Ха, а еще лучше так, — Я слегка привстал с пола, и, сделав вальяжный жест рукой, объявил, — Итак! Дамы и господа, внимание! Сольное выступление Ольги Углицких, под аккомпанемент деревянных ложечек Литовского! И ты выходишь, становишься на табуретку возле елки, и начинаешь петь что-то из новогоднего репертуара. А я постукиваю тебе в такт, и подпеваю на припевах. — Я невольно рассмеялся от сказанного.

— Блин, Рома! — Тоже смеясь, Оля попыталась меня "наказать" еще как-то, но я, увернувшись, быстро встал с пола, и побежал от нее на кухню. Она побежала вдогонку за мной.

Поочередно убегая друг от друга, мы голые, носились и прыгали по всей квартире. Смеясь, крича, щипая и кусая друг дружку, мы бесились, пока, наконец, просто не выдохлись, и не упали на кровать. Немного отдохнув, и утихомирившись окончательно, сойдясь в мнениях о том, что было бы неплохо что-то перекусить, мы направились готовить ужин. Точнее, Оля предварительно пошла в душ, а я на кухню — варить спагетти и делать салат из креветок. Позже, она помогла мне с чисткой креветок и остальных ингредиентов, и вскоре, наш ужин был готов. Недопитое вино из зала, мы также применили к нашей трапезе.

Закончили мы вечер тем, что наевшись, мы улеглись у телевизора, и уснули. Я, правда, еще просыпался около 1 ночи, но, покурив, я снова вернулся в кровать.

Гул ветра за окном, что-то мягкое и теплое уперлось мне в спину, соседское радио слышно за стенкой: наступил новый день. Я развернулся к Оле, которая, свернувшись наполовину калачиком, почти прижав меня к стенке, мирно спала. Я подвинулся к ней поближе, и, прижимаясь к ней, обнял ее за талию. Ее горячее тельце, которое так равномерно и спокойно дышало, волосы, разбросанные по всей подушке, включая и мою тоже, ее легкое посапывание, немного неспокойное, но намекающее на крепкий сон своего владельца: вот, что утром может предстать, как один из факторов нежелания покидать кровать. Несмотря на то, что спать мне уже не хотелось, и что меня уже манил предстоящий вкус кофе и первая сегодняшняя сигарета, я продолжал лежать рядом с Олей. Задумываясь "ни о чем", и просто, бестолково впуская и выпуская разные мысли в свою голову, в "немой" компании, я провел около часа. Потом, горячее тельце зашевелилось, потянулось, и сладко зевнув, открыло глазки. Оля проснулась.

— Привет! — Она сонно улыбнулась, глядя на меня.

— Привет! — Я улыбнулся тоже, и поправил ей волосы, спадавшие ей на глаза.

— Сколько времени? — Не переставая улыбаться, кажется, еще в полудреме, спросила Оля.

Я пожал плечами в ответ. Я действительно не знал сколько времени.

— Ну, ладно. — Зевнув еще раз, ответила она, и, положив свою головку мне на грудь, вздохнула, словно планируя, еще немного поспать.

— Ро-ом. — Протянула Оля, намекая на то, что сейчас последует какая-то просьба.

— Да.

— А ты приготовишь кофе?… И завтрак… М? — Приподняв головку, она состроила невинное личико, и поцеловала меня, предварительно оплачивая свой каприз.

— Гренки? — Уточнил я ее пожелания?

— Да-а! — Довольно согласилась она. — С сыром.

Я встал с кровати, накинул халат, и направился на кухню, выполнять заказ Оли, и частично, свои давнишние желания: первая чашка кофе, с такой же сигаретой. Я обжарил хлеб в яйце. Потом, расплавив на нем сыр, пожарил рядом, кусочки ветчин и кольца чищеного помидора. Выложив это все на тарелки, разлив по чашкам кофе, я позвал Олю завтракать.

— Мм! Как вкусненько пахнет! — Оценила она обстановку на кухне, и содержимое тарелок на столе.

Мы принялись за еду.

— Что делать будем? — Употребив несколько кусочков хлеба, и вкусно так, запив это все кофе, спросила Оля, и посмотрела на меня.

— Не знаю. — Не задумываясь, ответил я. — А что ты хочешь? Можем съездить куда-нибудь, а можем дома остаться.

Выбрав на тарелке самый поджаренный кусочек хлеба, нагрузив на него ветчины и немного помидоров, Оля снова взглянула на меня.

— Может, прокатимся по магазинам? Я как раз хотела посмотреть себе пальтишко. Только на моей машине, хорошо?

— Хорошо, — Согласился я.

Позавтракав, Оля пошла в комнату собираться, а я остался на кухне, допивать кофе, и курить. Вскоре, раздался звонок ее мобильного телефона.

— Алло! Да, мама. — Это все, что я услышал, потому как потом, дверь в комнату, закрылась.

Спустя буквально минуты 3, дверь, снова открылась.

— Все! Поездка отменяется. Я еду к маме! — Недовольно произнесла Оля, зайдя ко мне на кухню.

— Что-то случилось? — Поинтересовался я.

— Нет! Просто, маме вдруг, понадобилась моя помощь. — Она развела руками. — Именно сегодня, в выходной день! Потому что у нее, никого нет с машиной, а у меня, видите ли — она есть! Ладно! — Раздраженно добавила она, и удалилась в комнату, продолжать одеваться.

Предлагать свою компанию, или помощь, я не стал. Было и так предельно понятно, что "там", обойдется и без меня.

— Когда планируешь освободиться? — Провожая Олю, спросил я.

— Не знаю! — Нервно ответила она. Потом, видимо поняв, что слегка переборщила с интонацией, добавила, — Я честно, не знаю. Если что, я позвоню. Ты дома будешь?

— Наверное.

— Ладно, я побежала. — Поцеловав меня в щечку, она "выбежала" из квартиры, оставляя за собой, шлейф "Desire Me. Escada".

Я закрыл за ней двери, и вернулся на кухню. Предполагая, что отсутствие Оли, как минимум затянется до вечера (из опыта ее прошлых поездок к маме), мне надо было выдумать свое дальнейшее расписание, потому как дома оставаться желания не было. Я попытался вызвонить Олесю, но у нее не отвечал ее мобильный. Коля, тоже не брал трубку. Тогда, я просто решил съездить в "Эспрессо".

Чашка американо с молоком и мульти-витаминовый сок — стандартное пожелание, которое выполнялось Ирой, практически по умолчанию. Стоило мне только зайти к ней в кофейню, как я получал именно этот заказ, если конечно, предварительно я не просил что-то другое.

Сегодня в "Эспрессо" было довольно пусто. Занят был всего один столик, за которым "чаевала" одна парочка. Они были из постоянных клиентов. Чаще всего, их можно было встретить здесь в обед в будние дни, и ближе к вечеру — на выходных. Их посещения обычно были довольно длительными. По час-два, они могли сидеть, как всегда в угловом месте кофейни, о чем-то тихо перешептываясь, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Казалось, что они видят только друг дружку, и никого и ничто более. Их буквальное наличие здесь, уже давно перестало восприниматься как чье-либо присутствие. При них, можно было говорить на самые сокровенные темы, зная наверняка, что они все равно, слишком заняты друг другом, чтобы что-нибудь подслушать.

Едва я успел сделать пару глотков, "свежепринесенного" Ирой кофе, как мой телефон оповестил меня о звонке Олеси.

— Привет! Прости, что не взяла трубку, телефон в сумке был. Звонил? — Услышал я знакомый голос "на том конце".

— Хех, ну раз видишь, что пропущенный звонок от меня, то, наверное ж — звонил. — Усмехнулся я.

— Так Рома! — Недовольно буркнула она. — Ты что хотел, выпить кофе? Ты, кстати, сейчас где?

— В "Эспрессо".

— Далеко… — Задумчиво заключила Олеся. — Я сейчас в районе "Паруса". Знаешь где это? Подъехать сможешь?

— Смогу. Через сколько?

— Давай, через минут 20. Я буду в "Глемисе", это недалеко от "Паруса" — кафешка. Если ехать со стороны центра, она будет по левую сторону. Ты увидишь ее, там, рядом парковка есть. Я буду там.

— На парковке?

— Так, Рома, все! — Снова рассердилась она. — Давай, через 20 минут там. На парковке в смысле. Тьфу, ты! В "Глемисе"! — И что-то пробурчав еще, положила трубку.

"Парус" — так раньше называлась гостиница. Сейчас, от нее осталось только название, а само здание стало использоваться, как бизнес-центр. Но, по старой памяти, большинство, продолжали нарекать его прошлым именем.

"Глемис" я нашел без особого труда. Парковка, которая служила мне, как ориентир для поиска, наличием на ней машины Олеси, подсказала мне, что меня "уже ждут". По витиеватым ступенькам, я поднялся в само заведение.

Освещение тут было довольно тусклым, с красноватым отсветом. Помещение делилось на два зала, в каждом из которых, была барная стойка. По своей структуре, залы чем-то напоминали продолговатые коридоры. Находились они параллельно друг другу, и разделяла их стенка, в виде забора из металлических прутьев. Столы и стулья, были также плетенные из металла. На каждом столике, стояла небольшая лампа, напоминавшая ночник, тоже металлическая, и светящая красным. По полу, стелилась ковровая дорожка бордового цвета. На стенах, выполненных из камня, кое-где висели подсвечники. Так же, было несколько картин, с изображениями портретов, каких-то исторических личностей. Вся обстановка в целом, напоминала по интерьеру, какой-то замок, или дворец. Но, несмотря на наглядную помпезность, здесь было довольно уютно.

Олеся заняла место за самым дальним, угловым столиком. Не спеша, потягивая свою "дамскую" сигарету, она задумчиво листала какие-то бумаги, даже не заметив, как я вошел.

— Я ждал тебя на парковке, — Незаметно подойдя к Олесе, сказал я.

— Рома! — Резко поняв голову на меня, вскрикнула она, — Блин! Да что с тобой целый день? Чего ты меня все время пугаешь? — Она отложила бумаги в сторону.

— Целый день? А когда был предпоследний раз? — Снимая куртку, уточнил я.

— Так ладно! — Закрыла она тему. — Да где ж эта официантка? — Возмутилась Олеся, — Я свой кофе, уже минут 10 жду. Они что его выращивают здесь?

— Просто, они ждали меня.

— Ага, тебя дождешься.

Я закурил и присел напротив Олеси. Вскоре, подошла долгожданная официантка, с кофе. Я попросил принести мне то же самое.

— Что здесь делаешь? По работе? — Поинтересовался я. — Сегодня, вроде бы, выходной день — воскресенье, как никак.

— А мне хоть воскресенье, хоть суббота, хоть среда со вторником. Ты ж знаешь, у меня нет графика.

— И тем не менее…

— Ну… — Замялась Олеся, — Новый Год же скоро, успеть надо кое-что доделать. А то потом, праздники как начнутся… числа до 10, точно можно не высовываться.

— Выходит, к праздникам готовишься?

— Да нет, при чем тут? Просто доделываю то, что надо доделать. — Она указала взглядом на бумаги.

Мне показалось, что Олеся не очень охотно разговаривает, а точнее — что-то не договаривает.

— А что на Новый Год решила? — Продолжил я "не охотную" тему.

— Новый Год? — Словно не расслышав, уточнила она. — Да, ничего пока не решила. Еще не знаю. А ты?

— Ну, как не решила? Уже осталось то неделька какая-то. — Не обращая внимания на ее встречный вопрос, спросил я.

— Я еще не знаю! Я же сказала. Тем более, время еще есть, успею что-то придумать! — Быстро протараторила она, лишь бы отвязаться.

Я ничего не ответил. Оперев голову об руку, я просто молча смотрел на нее. Олеся, стараясь, не замечать моего взгляда, не спеша, попивала кофе. Немая сцена скоро прервалась.

— Рома…. Ну, ты ведь не отцепишься, правда? — Кинув на меня "бессильный" взгляд, спросила Олеся. — Ты ведь, наверное, задом чуешь, когда что-то не так, да?

— Нет, ну ты, конечно, можешь продолжать делать занятой вид, строить образ бизнес-леди. Только вот, у тебя не очень хорошо получается.

— И все то ты знаешь, да? — Ехидно покивав головой, спросила она.

— Да нет, что вы, что вы! Просто, как-то вопросы, сами по себе напрашиваются. Где Андрей, к примеру? Откуда такая срочность, работать по воскресеньям? В эти дни, даже киоски канцелярские закрыты, и уж тем более — типографии и издательства. Да, и к тому же, будь ты так занята, ты бы не звала меня пить кофе. Хотя, честно говоря, эффект от того, что ты якобы не смогла подъехать в "Эспрессо", все же имел успех — я даже, поверил в то, что ты действительно на работе. Только вот одна нестыковка во всем этом произошла — за все время, что я тебя знаю, я ни разу не слышал, чтобы ты решала свои дела здесь, в районе "Паруса". Зато, наслышан, что где-то тут, живет Андрей. Ведь ты у него ночевала сегодня, правда?

— Так ладно! Давай закроем эту тему! — Раздражительно прервала меня Олеся. — Я не хочу об этом говорить сейчас.

— Думаю, если бы не хотела — не перезвонила бы мне.

Никак не отреагировав на мои последние слова, Олеся отвернулась в сторону, и, упершись взглядом куда-то в стенку, закурила. Я составил ей компанию. Тишина продлилась недолго.

— А ты, почему не с Олей? — Не поворачивая голову, спросила она.

— Она уехала к матери.

— Понятно….

Снова на несколько минут наступило молчание.

— Я сегодня, действительно была у Андрея. — Снова послышался голос Олеси. Она развернулась ко мне. — Ром, скажи мне, почему все как-то хреново складывается, а? — Она посмотрела на меня, — Или, я чего-то недопонимаю? Или, так и должно быть? — Словно размышляя вслух, добавила она.

— Хреново что?

— Хреново, что я одна. Хреново, что Андрей с дочкой, поехали на встречу, с его бывшей. Хреново, что Новый Год, скорее всего, я тоже буду отмечать одна. — Крутя, и рассматривая колечко на своем мизинчике, перечислила Олеся.

— Насчет хренового Нового Года, можно поподробнее?

— Можно, — Апатично согласилась она, — Сегодня, а точнее, вчера вечером, Андрей уведомил меня о том, что возможно, Новый Год ему придется встречать не со мной. С кем, я думаю, говорить не стоит — догадаешься. Почему так? Ну, потому что его бывшая, как мать, прежде всего, тоже имеет право, провести этот семейный праздник в компании своей дочери. И вообще, мол, не стоит оставлять ребенка в такой день, без внимания одного из родителей. Это может негативно сказаться на детской психике! А то, что эта сука ушла от Андрея два года назад, на детской психике, конечно же, никак не сказывается!

— А что на это все, говорит сам Андрей?

— Хех, — Обескуражено усмехнулась Олеся, — А это и есть слова Андрея! — Она оторвала взор от своего колечка и посмотрела на меня. Ее глаза были наполнены бессилием и разочарованием. Ее взгляд, казался стеклянным, застывшим, смотрящим, куда-то сквозь меня.

— И это его окончательное решение, или просто один из вариантов?

— Ром, если бы это был один из вариантов, зачем тогда было бы, говорить мне об этом…? Просто, он преподнес мне это, как возможный вариант, чтобы потом для меня это не стало неожиданностью.

— Ну, и как ты отреагировала на все это?

— Да никак. Кивнула головой.

— Просто кивнула головой, и все? — Не поверив сразу, переспросил я.

— А что мне надо было сделать, Рома? — Чуть ли не вскрикнула Олеся, — Спросить: а как же я? Или предложить быть четвертой? Что? — Она развела руками.

— Просто, странно, что ты промолчала. Мне кажется, было бы проще все "за" и "против", высказать именно Андрею.

— Да не хочу я ничего, никому высказывать! Пусть он сам решает, кто и что ему важнее! Не маленький уже! А мне, надоело что-то пытаться сделать. Почему, я должна быть инициатором? Он же мужик! Он должен понимать своей башкой, что он творит! Но он, похоже, не понимает…. Ну, объяснил, я типа согласилась, ну и отлично! Наобещал, что все последующие праздники мы обязательно встретим с ним вдвоем, или даже, втроем, и все! Этого хватит! Все отлично! — Олеся опять потянулась за сигаретой. Я подкурил ей. — Вот что мне теперь делать, Рома? Скажи! Ведь ты же умный у нас!

Я допил кофе, и кивнул не далеко стоящей официантке, чтобы она повторила заказ.

— Олесь, я думаю, все зависит от тебя самой. Не знаю, почему ты вдруг решила промолчать, но, по-моему — это не самый удачный момент для молчания. Если тебя что-то не устраивает, то скажи об этом.

— Я не буду ничего говорить. Я не хочу…. — Флегматично ответила Олеся, давая понять, что разговор об этом дальше, вести бесполезно.

Она отвернулась куда-то к стенке, и снова наступило молчание. Потом, нам принесли наш кофе, и так же молча, мы продолжали его пить. Говорить уже, было не о чем. Затрагивать еще раз тему Андрея и Нового Года, было глупо, а искать новые темы — неуместно.

Скурив еще парочку сигарет, Олеся посмотрела на часы, и стала собираться. Небрежно засунув бумаги со стола к себе в сумку, накинув на плечи свое пальтишко, она поднялась со стула.

— Ладно, Рома, мне ведь, действительно надо сегодня, еще поработать. Правда, ты прав, не в этом районе, — Она наигранно улыбнулась, — Спасибо, что приехал. — Поцеловав меня в щечку, она быстро покинула "Глемис".

Я не стал задерживаться на долго сам. Допив кофе, и рассчитавшись, я вышел из кафе.

Сделав несколько кружков на машине по городу, я направился домой. В дороге, я не переставал думать про Олесю. Ее слова, для меня оказались очень неожиданными, и еще неожиданнее, мог оказаться исход всей этой ситуации. Это мне и не давало покоя.

Дома, перекусив гренками с сыром — по опыту сегодняшнего завтрака, я залез в Интернет, и там провел оставшееся время, до приезда Оли. Как ни странно, не смотря на мои прогнозы, она вернулась довольно рано. На улице, даже, еще не успело полностью стемнеть, а значит — еще не было 16 часов.

— Привет! — Я открыл двери, и отошел немного, пропуская Олю в квартиру.

— Привет! — Ответила она, и зашла вовнутрь.

Я помог снять ей пальтишко, сапоги, и мы вместе прошли на кухню.

— Что будешь? — Спросил я, включая чайник.

— Чай буду. — Как-то холодно ответила Оля, и присела за стол.

Я приготовил две чашки, и, дожидаясь пока вода закипит, сел рядом с ней.

— Как съездила? — Поинтересовался я.

— Нормально. — С тем же равнодушием и холодом, вновь ответила она.

Ее тон начал вызывать у меня подозрения. Слаживалось такое впечатление, будто я в чем-то провинился, и Оля об этом знает. Чтобы убедиться в этом окончательно, я попытался поцеловать ее в губки. Она не ответила мне. Ну что ж, теперь осталось только выяснить причину ее негодования. Чтобы не делать лишних телодвижений и попыток разузнать что-либо, я решил просто игнорировать ее отношение ко мне, зная наверняка, что такая молчанка, быстрее всего приведет к тому, что она сама скажет, или случайно намекнет на причины своего поведения.

Я налил ей чай. Себе же я решил, заварить кофе. Закурив, я присел за стол, и молча, пуская дым, не обращая внимания на Олю, смотрел в окно, и мелкими глотками цедил горячий кофе.

— Что делал без меня? — Спустя, около 10 минут "молчанки", наконец спросила Оля.

Теперь уж, и ослу ясно было, что причина вся была в том, что я: либо отсутствовал, без ее ведома (но она как-то об этом узнала?), либо — меня видели с Олесей, что намного хуже, но тоже могло произойти.

— Я в городе был.

— Сам?

Теперь уж точно все было ясно.

— Нет, я встречался с одной старой знакомой.

— Зачем? — Невозмутимо продолжала она "валить" меня вопросами.

— Как зачем? А зачем люди встречаются? Мы давно не виделись с ней. И вот сегодня, я решил ей позвонить, узнать как у нее дела. Она оказалась в городе, свободна. Ну, мы и договорились выпить с ней кофе, заодно и поговорить.

— Поговорили?

— Хех, — Усмехнулся я, от прямоты вопроса. — Ну, да.

— Когда в следующий раз встреча? Когда я снова к маме поеду? — Оля посмотрела на меня, как на последнего предателя на суде. От ее взгляда, мне даже стало немного не комфортно.

— С чего ты взяла? И вообще, это что, ревность? — Я улыбнулся, разводя руками, стараясь таким образом дать понять Оле, что ситуация действительно безобидная. Но, мои "спецэффекты" не сработали.

— При чем тут ревность, Рома? Просто, ты понимаешь, что стоило мне только уехать из дому, как ты сразу помчался на встречу с какой-то женщиной? Что мне думать вообще? Кто она такая? — Наступательно продолжала допрос Оля.

— Я же сказал — старая знакомая. Мы раньше, вместе работали.

— Как ее зовут?

— Ну, если тебе это как-то поможет — Олеся.

— Как она выглядит?

Я посмотрел на Олю, дабы убедиться, что она действительно задала именно этот вопрос. Но она продолжала смотреть на меня взглядом судьи, ожидая мой ответ. Я невольно усмехнулся.

— Что значит, как она выглядит? — Решил переспросить я.

— Я спрашиваю, как она выглядит. Какая она? — Так же невозмутимо спросила она.

— Подожди, — Растерялся я. — Или, я что-то не понимаю, или…. При чем тут, как она выглядит?

— Рома, тебя видели с какой-то черненькой женщиной.

— Ну, да. Это Олеся, она черненькая. — Согласился я. — Так ты зачем спрашиваешь, как она выглядит, если тебе об этом, уже сказали? — Никак не мог понять я.

— А вдруг, ты еще с кем-то был, откуда я знаю! — В той же интонации, с тем же напором довела Оля.

— А-а, — Потихоньку улавливая ход ее мыслей, протянул я. — Так вот оно что. — И не сдержавшись, засмеялся. — То есть, ты решила, что если меня видели с одной, то почему бы мне, не встретиться и со второй заодно, или как?

— С какой, второй?

— Ха, да никакой второй нет, Оля! Не воспринимай все так буквально!

— А как мне воспринимать? Так виделся еще с кем-то, или нет?

— Нет! — Перестав смеяться, ответил я. Прямолинейное восприятие информации Олей, заставило меня принять серьезный вид, дабы таким образом постараться внушить ей доверие, и поскорее разрешить эту ситуацию.

— Зачем ты с ней встречался? — Абсолютно не меняя интонации и характера вопроса, продолжила она.

— Мне кажется, ты уже это спрашивала.

— Рома! Ты можешь ответить, или нет?

Агрессивный настрой Оли, потихоньку начинал раздражать меня. Сдерживаясь от проявления своих эмоций, я постарался выдержать спокойный тон.

— Могу. Я встретился со своей старой знакомой, в прошлом — сотрудницей. Зачем? Потому что мы давно не виделись с ней.

— Почему ты мне об этом не сказал?

— Ты думаешь, я бы не сказал тебе?

— А разве сказал бы? — Она недоверчиво посмотрела на меня.

— Сказал бы. — Я достал сигарету из пачки, взял кофе, и отправился на балкон курить. Оставляя Олю одну на кухне, я рассчитывал на то, что мое отсутствие, даст ей время, немного проанализировать ситуацию в более спокойной обстановке.

Когда я вернулся, на столе продолжал стоять, еще не тронутый, приготовленный мной для Оли, чай, но ее самой уже не было. Я решил не искать ее по квартире, хотя по звукам клацающей клавиатуры ноутбука, было слышно, что она сейчас, развалившись на диване, находиться в моей комнате. Оставшись на кухне, я продолжил свой сеанс в Интернете.

Около часа, мы с Олей, пробыли врозь. Потом, звук закрывающейся крышки ноутбука, скрип кровати, и приближающиеся шаги, подсказали мне о том, что сейчас состоится вторая часть нашего разговора.

— Рома, почему ты так делаешь? — Оля присела напротив меня, и я почувствовал на себе, ее обиженный взгляд.

Наша "беседа" продлилась около сорока минут. Вопросы, сыпавшиеся на меня, один за другим, буквально загоняя меня в тупик своей прямолинейностью, и, иногда глупостью, создавали впечатление, что я оправдываюсь перед Олей. От этого, ее обида и подозрение становились еще обоснованнее, а я все больше, начинал чувствовать себя виноватым. В результате, окончательно отчаявшись что-либо объяснить ей, я просто согласился с тем, что поступил "некрасиво", и даже "подло". В финале нашего разбирательства, Оля взяла с меня обещание, всегда предупреждать ее, о каких-либо моих встречах, тем более, с противоположным полом. Чтобы хоть как-то, переиграть весь сценарий нашего общения в свою пользу, я заставил Олю, пообещать мне то же самое. Результатом нашего с ней примирения, стало обоюдное чаепитие, и легкое подобие ужина, из омлета с сыром и овощами.

До конца сегодняшнего вечера, настроение Оли, еще неоднократно сказывалось на ее поведении, и общении. Имя Олеся, всплывало еще не раз, и даже, когда разговор касался абсолютно другой темы, Оля находила место его применению. Я же, старался не обращать на это внимания, чаще, превращая акценты Оли, в шутки, или немые отговорки в виде поцелуев.

Никуда больше не выбираясь из квартиры, мы закончили сегодняшний день тем, что вместе приготовили ужин, потом смотрели какой-то фильм, и занялись сексом (как всегда, не дождавшись концовки, просматриваемой киноленты), и легли спать.

Звон будильника, 7-30, утро, понедельник. Лениво покидая кровать, при этом, недовольно вздыхая, Оля направилась в душ. Я, еще немного насладившись постельным уютом, закутавшись в халат, побрел на кухню, ставить кофе. Проведя краткую зрительную экскурсию по содержимому холодильника, я не придумал ничего лучшего, чем приготовить в роли завтрака овсяные хлопья с молоком. Через двери ванной комнаты, удостоверившись у Оли, что она не против такой еды с утра, я достал из полки пачку хлопьев, и, насыпав по тарелкам, залил молоком, и поставил на стол. Вскоре, появилась Оля. На ходу подсушивая волосы феном, уже бодрая, и в явно хорошем расположении духа, она приняла у меня "вахту" по кухне, а я направился в душ.

Употребив несложный завтрак, быстро сполоснув посуду, Оля стала собираться на работу. Зная наверняка, что процедура переодевания и налаживания макияжа у нее, займет не менее получаса, я мог спокойно продолжать оставаться на кухне, курить, и пить кофе.

Смешанный запах лака для волос, и духов Оли, разносившийся по всей квартире, означал, что она уже почти собранная, и можно выходить в коридор, чтобы помочь ей надеть верхнюю одежду, и проводить ее.

— Все, Ромочка, я побежала! — Она посмотрела на часы, — Блин! Я опаздываю! Так, я ничего не забыла? Мм… — Что-то перечисляя в уме, Оля на мгновенье застыла, потом, снова посмотрела на меня, — Мы увидимся в обед?

— Можем увидеться.

— Надеюсь, сегодня без всяких там Олесь? — Я снова поймал взгляд судьи.

В ответ я усмехнулся, и поцеловал Олю в щечку.

— Ну, все! Пока! — Она тоже поцеловала меня, и быстро проскользнула в открытую дверь.

С несколько секунд прослушав удаляющийся стук ее каблучков об ступеньки, я вернулся квартиру.

Едва я сообразил, что я остался сам, как я тут же отправился к себе в комнату, в кровать. Включив какой-то музыкальный канал по телевизору, вскоре, я заснул.

Мое пробуждение, очевидно, не случайно совпало со звуком авто сигнализации, так четко доносившимся с улицы. На часах было уже 11. Вспомнив про то, что мы с Олей договаривались встретиться в обеденный перерыв сегодня, я решил больше не испытывать судьбу, и не продолжать спать, потому как у меня в распоряжении оставалось всего два часа. Я умылся, и поставил вариться кофе.

Ярко светящее солнце, пробивавшееся лучами на стены и пол кухни, своим теплом и светом, выманило меня выйти курить на балкон. Оказалось, на улице, стояла чудная, безветренная погода. В этом же можно было убедиться, благодаря прохожим, которые вернее любого термометра, могут своим внешним видом указать на погодные условия. Беззаботные, словно, никуда не торопящиеся, или старающиеся не торопиться, они медленно прохаживались по улицам, с довольным видом, и зажмуренными от солнца глазами. Среди масс народа, виднеющихся с моего второго этажа, явно выделялись солнцезащитные очки, у большей, составляющей части этих масс. Практически не на ком не было головного убора; и пальто, плащи и куртки, были расстегнуты. Даже птицы, обычно не заметные в такое время, громко голосили где-то рядом, словно тоже приветствуя, этот редкий, по настоящему теплый денек.

Я также решил воспользоваться моментом, чтобы насладиться, возможно, последним в этом году, солнечным днем, и то время, что оставалось до встречи с Олей, прогуляться по улицам города. Не теряя ни минуты, я быстро собрался, и покинул квартиру. Машину брать я не стал, спланировав свой маршрут до работы Оли пешим ходом. Это, примерно, как раз должно было занять около 40 минут времени, и плюс, я подумал, что по пути, я захочу где-нибудь остановиться, скажем, в городском саду, через который, и пролегал мой маршрут.

Слившись с общей массой народа, я не спеша, пересекал центральную улицу города, следуя по тротуарной дорожке. Минуя огромные магазины, супермаркеты, кофейные заведения, которыми, данная местность была просто переполнена, я вскоре, достиг небольшой площади, находившейся прямо напротив центрального Загса. Посреди этой площади, располагался фонтан, а по ее контуру, размещались скамейки. Я занял одну из них, предварительно обеспечив себя кофе в картонном стаканчике, одного из близлежащих кафе-бистро. Рассевшись по удобнее, закинув ногу на ногу, я закурил, и небольшими глоточками, стал попивать кофе, наблюдая за толпами, постоянно крутящимися возле центрального входа в Загс. Быстро сменяющие друг друга машины на стоянке Загса, кучки народа, с радостью и улыбками, поднимающимися по ступенькам "белого здания", и такими же довольными, только уже с криками и поздравлениями, спускающимися с них, чем-то напоминали мне конвейер. Одни заходила в здание, другие, тут же из него выходили, вслед за ними, уже парковались третьи, вовсю сигналя, и прося освободить места для "новеньких" новобрачных и их гостей. И все при этом улыбаются, поздравляют друг друга, что-то желают, что-то напевают, пьют шампанское, целуются и фотографируются. Все, как по четко спланированному сценарию. И это все в понедельник, в 12 часов дня!

Продолжая рассматривать очередных посетителей Загса, толпящихся у входа в него, и ожидающих своей очереди, я заметил среди них, знакомое лицо. Это была Мила. Во всяком случае, мне так показалось. Расстояние до нее, было не слишком велико, поэтому, выждав момент, когда она, наконец, обернется в мою сторону, я окончательно заключил, что это была она. Чтобы лишний раз убедиться в этом, я стал отыскивать среди припаркованных машин, знакомую, черную "тойота". И она, тоже, была здесь. Вся в цветных ленточках, украшенная чем-то вроде насыпи из лепестков цветов, она красовалась возле лимузина, на парковке. Быстро окинув взглядом остальных гостей, из тех, кого я мог разглядеть, я узнал еще двух девочек из "Мегаполиса". Одна из них, была та, что заняла место Нины, а вторую, я часто встречал в кабинете у Милы. Теперь, мне становилось все интереснее, кто же выйдет из лимузина, в роли жениха, либо невесты. Предполагая, что этот "кто-то", явно будет сотрудником "Мегаполиса", мой интерес, потихоньку стал перерастать в чувство тревоги… Я замер, в ожидании момента, когда же откроется дверь, уже ненавистного мне, этого белого лимузина, слепящего меня, отражением солнечных лучей, и несущего в себе, возможный предмет моего беспокойства. Я четко знал и понимал, кого я меньше всего хочу увидеться сейчас, в роли невесты. И, хотя, я еще не успел себе в этом признаться, я уже боялся этого момента…. боялся настолько, что был готов сам подойти, и посмотреть, кто же все-таки, там сидит. Невольно представляя возможный исход ситуации, я даже не мог предположить, каковы будут мои действия и эмоции. Я, словно находился в состоянии умственного паралича: когда ты только видишь, но ни чуть не соображаешь.

Шум толпы, громко спускающейся со ступенек, уведомил меня о том, что момент прояснения приблизился вплотную. Мила с гостями, уже выстроились в коридор, пропуская вперед "неизвестных". Кто-то направился к лимузину. Я почувствовал, как по спине, пробежала леденящая дрожь. Я сжимал в руке сигарету, которую хотел подкурить еще минут 10 назад, но почему-то так и не сделал этого. Мой взгляд, намертво застыл на дверях "коварной" машины. Послышался крик гостей. Двери лимузина открылись, и оттуда показались долгожданные "скоробрачные". Толпа, окружавшая невесту и жениха, и то, что они, находились ко мне в полразворота, никак не давали мне разглядеть "ее". Ни на секунду не спуская с нее глаз, я, наконец, дождался момента, когда она обернется…. Она…. Да, это она…. Это Нина. Ее волосы, ее глаза, ее губы, улыбка…. По моей спине прошлась вторая волна леденящего холода. Я чувствовал, как пульсируют пальцы моих рук, как онемели ступни, и от раздражения и пота, стало покалывать лицо.

Ее быстро пронесшийся по округе взор, на мгновенье остановился на мне. Она заметила меня…. она меня узнала. Я увидел, как пропала улыбка с ее лица. Я почувствовал тот же взгляд на себе, что чувствовал когда-то, в "Мегаполисе". Взгляд, который нес в себе сожаление, обиду, прощение, прощание…, то, что невозможно описать словами, то, что надо видеть и чувствовать. И я видел, и чувствовал…. Как буек, качавшийся на волнах, я принимал на себя удары, захлестывавших меня эмоций, не разбирая их, и не пытаясь контролировать. Находясь, словно под гипнотическим воздействием, я видел сейчас только Нину, и слышал, лишь собственное сердцебиение….

Вдруг, все резко прекратилось. Вся обстановка перенеслась ко мне в комнату, и я снова увидел свой белый потолок, стены, телевизор, и музыкальный канал, крутящий очередной клип. Я услышал звук ключа, проворачивающегося в замке входной двери. Потом, дверь отворилась, и кто-то тихо зашел в квартиру.

— Рома, ты дома? — Послышался голос Антонины Сергеевной.

Я, кажется, спал — потихоньку стало доходить до меня. Но сердце, по-прежнему, продолжало безжалостно барабанить мне в грудь, и на лбу чувствовались мелкие капли пота, и легкое раздражение.

Я поднялся с кровати.

— Рома! — Еще раз услышал я.

— Да, я дома. Заходите! — Окрикнул я в ответ.

Встав с кровати, я быстро взглянул на часы, вспомнив, про запланированную встречу с Олей. Было половина второго. Решив, что я еще успею выпить кофе, я отправился на кухню. Я поставил турку на плиту, и, закурив, вышел на балкон. Но, не застав снаружи, ни тепла, ни солнца, ни птиц и счастливых прохожих, я быстро вернулся обратно, поскорее закрывая за собой двери, от холода и ветра. Ограничившись кухонным пространством, я докурил свою сигарету, и, передумав пить кофе, пошел в комнату собираться к Оле.

Перед уходом, я обговорил с Антониной Сергеевной меню сегодняшнего ужина, и все детали уборки. Так как, Оля возвращалась с работы не намного позже, чем условно возвращался я, то приходилось теперь стараться не переусердствовать возможностями моей домохозяйки, дабы не вызвать подозрения, со стороны Оли.

Обеденный перерыв, прошел как обычно. Мы с Олей съездили, в уже хорошо знакомое кафе "Патрик", что находилось недалеко от ее работы, перекусили там блинчиками с мясом, выпили по чашке кофе, и разъехались опять. Оля, все время стрекотала мне что-то о своем новом проекте, затронула тему Нового года, и припомнила еще разок, мою вчерашнюю встречу с Олесей. Я же в основном отмалчивался. Еще под впечатлением сна, я никак не мог оставить мысли о Нине, и пережитое мной беспокойство.

Едва я вернулся домой, как непроизвольно, я стал копошиться в своем мобильном, в поисках телефонного номера Нины. Потом, я перерыл все старые материалы, записные книжки, блокноты, домашний телефонный справочник, даже, базу сотрудников "Мегаполиса" на их страничке в Интернете. Но, я так ничего и не нашел.

Стараясь оставить эту затею, я попытался отвлечься, используя верный способ — Интернет. Взяв ноутбук, и разместившись, как обычно, за кухонным столом, я полез в "сеть". Около получаса времени, проведенного тет-а-тет с моим электронным другом, все равно не спасли меня от навязчивой идеи. Меня до сих пор одолевало тревожное чувство. С несколько минут, упираясь взглядом в несменное изображение на экране моего монитора, я снова зашел на сайт "Мегаполиса". Перейдя по ссылке на вкладку "контакты", я нашел и переписал все возможные номера телефонов и имен, которые были отображены в списке. Не задумываясь, я начал обзванивать всех, начиная с приемной, и заканчивая маркетинговым отделом, и бухгалтерией. Везде мне либо отвечали, что таковая уже не работает, либо, ссылали на номер новенькой девочки, Тани, заменившей Нину. В итоге, я и ей, тоже позвонил. Представившись старым сотрудником "разыскиваемой", я наплел ей, что-то про старые материалы, которые Нина хранила для меня, про какой-то совместный проект, и про то, что мы вообще, старые хорошие знакомые, но я длительное время отсутствовал, и у меня оборвались все контакты и связи. Долго выслушивая меня, и попутно задавая множество вопросов, Таня, все же дала какой-то городской номер телефона, но попросила, никому не говорить про это. Я пообещал хранить молчание, поблагодарил ее, и бросил трубку. Набрав "заветные" цифры на своем телефоне, едва дождавшись гудка, я нажал сброс. Я не знал, что говорить, в случае, если трубку, действительно поднимет Нина. Ну, что ей сказать? Привет! Как дела? Где пропала? Или… Может, встретимся…?

Я закурил, теперь, обдумывая, что с этим номером делать. Я пришел к выводу, что звонить на него, все равно глупо, так как я, просто не решусь на это. А если даже и решусь, то мне, и сказать то нечего.

Я набрал этот номер в электронном телефонном справочнике, благодаря которому, я тут же узнал адрес. Судя по всему, это был домашний номер, потому как в справочнике, явно была указана квартира. Правда, фамилия жильца, не совпадала с фамилией Нины. Как вариант, я подумал, что это могла быть ее съемная квартира. По моим предположениям, находилось это где-то на одном из районов, близ центра. Чтобы убедиться в этом окончательно, я нашел этот адрес на электронной карте города. Я оказался прав. Это было недалеко от "Паруса", где недавно проходила моя встреча с Олесей. Я распечатал изображение карты, и, свернув его, вложил к себе в портмоне. Случайно обратив внимание на часы, я заметил, что уже было начало 19. С минуты на минуту, должна была прийти Оля. Я закрыл ноутбук, и отнес его в комнату. Потом, вернувшись на кухню, я снова принял сидячее положение, опершись об стенку, и закурил. Вскоре, послышался звонок в дверь.

— Привет! — Заходя в квартиру, поздоровалась Оля. — Ты уже дома?

— Уже давно. Сегодня раньше закончил. — Ответил я, помогая ей раздеться.

— Значит, давно дома? — Замысловато улыбаясь, переспросила она, скидывая сапожки. — А что у нас на ужин? — Выдала она суть своей улыбки.

— На ужин у нас рис, с печеночной подливой. Еще, можно сделать какой-нибудь салат. Я заезжал в магазин по пути домой, и все купил.

— Рома, ты у меня просто умничка! — Похвалила меня Оля, и, поцеловав в губы, направилась в ванную. — Ты начнешь без меня? — Выкрикнула она оттуда, — Ужасно хочется есть! А я, скоро выйду, помогу тебе!

— Угу, — Согласился я, и направился на кухню, накрывать на стол.

Сегодняшний ужин, мало, чем отличался от остальных. Мы покушали, вместе убрали со стола, вымыли посуду, и отправились в комнату. Каждый занялся своими делами. Оля углубилась в свой проект за ноутбуком, а я полез в "сеть".

Мысли о Нине, меня так и не оставили, сопровождая меня весь вечер. Пытаясь хоть как-то утаить свою озабоченность и обеспокоенность, я маскировался за экраном монитора, пытаясь имитировать увлеченный, и занятой вид. Оля, похоже, не обращала на меня никакого внимания, занятая своими чертежами и графиками, она вплоть до 23 вечера не оставляла своего "электронного друга" наедине. Потом, хлопнув крышкой ноутбука, и произнеся традиционное: "Фух!", она ознаменовала конец рабочего вечера. Откинувшись на несколько минут на кресле, она потерла глазки, потянулась, и направилась в ванную, готовиться ко сну (во всяком случае, получасовую процедуру снятия макияжа, наложение всяких кремов на лицо и другие части тела, по-другому, никак не назовешь).

— Ромочка, ты долго еще? — Выкрикнула Оля, из ванной комнаты.

— Нет, нет. Я уже заканчиваю. — Практически "на автомате" ответил я, хотя, что заканчиваю, я сам не знал. У меня уже с полчаса, как на экране дисплея, "висело" одно и тоже изображение, которое служило мне прикрытием, в случае, если Оля вдруг, решит проверить, чем я занимаюсь. У меня был открыт форум журналистов, который раньше, я действительно часто посещал, когда писал статьи.

— А что ты де-елаешь? — Игриво поинтересовалась Оля, по-видимому, как раз, намазывая сейчас лицо чем-то. Ее голос, всегда можно было различить, в зависимости от того, какое действие, она выполняла в данный момент. Сейчас, ее голос был слегка приглушенный, очевидно из-за того, что ее головка была приподнята вверх. Ведь все женщины, намазывая лицо кремом, почему-то, задирают голову кверху. Наверное, так удобнее — кто знает?!

— Уже, ничего, — Я специально, громко закрыл ноутбук, дабы оправдать свои слова, и избавиться от лишних вопросов.

— А де-елал что? — Протянулось из ванной, снова.

— Я чита-ал! — Сымитировал я ее интонацию.

— Ну-у! — Обиженно отреагировала Оля, — Что ты меня кривляешь? Я просто, кремом мажусь! Не смейся!

— Хорошо, — Усмехнувшись, согласился я.

— Лучше, кроватку постели!

— Хорошо, — Повторился я.

Приготовив кровать ко сну, как и просила Оля, я залез под одеяло, и стал дожидаться ее. Вскоре, она присоединилась ко мне. Голая, пахнущая какими-то фруктами, искушая меня, она прилегла, и, обняв меня, поцеловала в щечку.

— Как у тебя день прошел? — Спросила Оля, продолжая моститься возле меня.

— День? — Переспросил я, не придавая никакого значения ее вопросу, и, повернувшись к ней, провел рукой по ее теплому, шелковистому телу.

— Ну, да, день. Ты что, мне не расскажешь? — Продолжала она.

— Рассказать? — Снова повторил я, последнее из слов, что запомнил, не переставая "путешествовать" по ней руками.

— Рома…! — Всхлипнула Оля, едва, я прикоснулся губами к ее шее, и я почувствовал, как ее рука, легла мне на спину.

Больше, она не задавала вопросов, в эту ночь. Едва, мы закончили заниматься сексом, как она, приобняв меня, и умостив свою головку у меня на плече, засопела. Я еще с часа два, наблюдал, как по потолку комнаты, периодически рассекали лучи света, оставляемые фарами машин, проезжающих по улице. Прокручивая в голове проделанную сегодня работу, по поиску Нины, я зачем-то, планировал маршрут к ее дому, четко представляя перед глазами картинку ее адреса, отображенного на электронной карте. Я представлял, как она выходит их подъезда, в своей, черной юбке и белой рубашке, с папочкой в руках, вся такая, как обычно, деловая и представительная, и идет на работу. Я думал о том, где она могла работать. Скорее всего, это, тоже какое-нибудь издательство, может, типография. У нее снова свой кабинет, в котором, также аккуратно завален бумагами стол, там, тоже есть высокое кожаное кресло и мягкий, и удобный диванчик при входе, все, как в "Мегаполисе". И она, снова робко улыбнется при виде меня, предложит мне новый материал, и будет краснеть, на мои шуточки и подковырки. А я, снова буду ждать следующий четверг, чтобы еще раз увидеть ее…

Стараясь не сбиваться с приятных мыслей, отгоняя от себя здравый смысл и реалистичный взгляд на ситуацию, которые, то и дело, бесцеремонно вклинивались в череду приятных раздумий, я продолжал мечтать. Я мечтал, думал, вспоминал, наслаждаясь каждым моментом, обрисованным моей фантазией, и былыми минутами, которые, действительно случились, и от которых, это наслаждение, я по настоящему испытывал, лишь сейчас. Я мечтал, и уснул…

Опять будильник, будь он трижды проклят! В такие моменты, хочется воскресить Антуана Радье, пожать ему руку за его творенье, и вместе с этим твореньем, отправить его назад, в прошлое, чтобы никогда больше, не слышать этот жуткий писк!

Я отключил этот феномен цивилизации, и засунул его под подушку, чтобы хоть как-то таким образом, отомстить за прерванный сон, и лишить себя возможности, видеть его воочию. Но, не прошло и трех минут, как послышался второй "будильник". Только вот, если тот, можно засунуть под подушку, то Оля, туда навряд ли влезет! А, даже если и влезет, то шуму будет еще больше, и отключить этот шум, не так уж и просто!

— Рома! Опять надо вставать! Ведь, только легли! Мм-м, — Бессильно затянул второй "будильник", и, накрывшись с головой под одеяло, сымитировал плач.

— Ага! — Согласился я. — Я бы еще добавил — как будто, и не ложились вовсе!

— Не хочу-у! — Продолжался "звон" из под одеяла.

— И я не хочу! А может, ну его?! Все равно, на улице дождь, слякоть. В такую погоду, даже самые заядлые трудоголики остаются дома!

— А-а, дождь! Так вот, в чем дело! — Словно, найдя объяснение самой сложной математической гипотезе, изрекла Оля, — А я то думаю, чего так спать хочется? — Из под одеяла показалось ее заспанное личико.

— Вот-вот! Так вот, я и говорю, даже самые заядлые трудоголики, в такие дни остаются дома! И я, как самый заядлый из них, чтобы не нарушать традиций, так сказать… — И зевнув в продолжение, я снова лег на бок, и укрылся.

— Ну-у! Так не честно! Вставай! — Не соглашалась Оля, с моими выводами, и пихнула меня в спину.

Я никак не отреагировал, и продолжал лежать дальше.

— Вставай! Я не хочу одна! — Она начала меня расталкивать, покачивая из стороны в сторону.

В итоге, такая утренняя борьба, как обычно, закончилась в ее пользу. Мне все-таки пришлось подняться с кровати, и отправиться готовить завтрак. Оля, первым делом пошла в душ, а уже потом, присоединилась ко мне. Далее, все шло по расписанию: совместный прием пищи, уборка посуды, приведение Олей себя в порядок, и распитие кофе с сигаретами — мной. Потом, Оля ушла на работу, а я, снова вернулся в кровать.

Едва, я занял место поудобнее, планируя, поспать еще, как мне опять вспомнился тот адрес, что не давал покоя мне весь вчерашний вечер. Повертевшись в кровати еще с полчаса, с напрасными попытками уснуть, я снова встал. Просидев некоторое время на кровати, пытаясь мысленно собраться и решить свои дальнейшие действия, я в итоге, быстро собрался, и покинул квартиру.

Я сел в машину, закурил, и поехал по направлению к "Парусу". Стараясь освободить себя от любых мыслей, я просто вел машину по уже изученному маршруту, даже не обращаясь к подсказке, хранящейся у меня в портмоне.

Вскоре, я оказался на месте. Остановив машину возле подъезда, точно, как было отображено на карте, я закурил, и осмотрелся.

Это был обычный городской двор, типичный для таких районов: небольшая детская площадка, мини-парковка возле каждой пары подъездов, кусты, деревья, скамейки.

Я находился в машине, около получаса, никак не решаясь выйти.

Наблюдая за прохожими, я пытался отыскать в них хоть что-то, что могло бы мне указать на присутствие Нины где-то здесь. Я рассматривал ее подъезд, ступеньки, двери, ожидая, что вот-вот сейчас, покажется она. Несколько раз, я включал зажигание машины, и собирался покинуть это место, но снова, поворачивал ключ обратно, обнадеживая себя тем, что следующие несколько минут моего ожидания, обязательно решат исход ситуации.

Уже прошло около двух часов. Я, сложив руки на руль, и оперев на них голову, продолжал следить за обстановкой во дворе, через окно лобового стекла. Но, ничего не менялось. Все здесь, по-прежнему казалось каким-то чужим, незнакомым, и отталкивающим. Я терялся в своих дальнейших планах. С одной стороны, мне жутко надоело и наскучило сидеть здесь, ожидая, не зная чего, но с другой — мне не хотелось оставлять этот двор, как будто, снова расставаться с Ниной. Понимая, что мои ожидания могут затянуться на неопределенный срок, мне надо было предпринимать какие-то действия. Выкурив еще одну сигарету, я все же решился выйти из машины. Я направился в подъезд, на который так долго смотрел с надеждой.

По номеру квартиры, я определил этаж, и зашел в лифт. Поднимаясь, я чувствовал, как начинает дрожать мой голос. Сейчас, стоило мне заговорить, как я моментально бы выдал себя в том, что я нервничаю. Да, я нервничаю! Вскоре, лифт отворился, и я осторожно ступил на площадку этажа. Осмотревшись, я нашел нужную мне дверь. Я тихо подошел к ней, и стал прислушиваться, стараясь не издавать при этом ни единого звука, даже, не дышать. Вдруг, раздался скрип, открывающейся двери, и послышались шаги. Это было этажом выше, но внезапный шум, меня настолько испугал, что я непроизвольно, быстрыми шагами, последовал по ступенькам вниз, к выходу из подъезда. Я чувствовал себя малолетним хулиганом, который позвонил в незнакомую дверь, и, пытается скрыться.

Выскочив во двор, я быстро сел в машину, и уехал. Я направился не домой. Меньше всего мне сейчас хотелось, остаться одному в пустой квартире, с неминуемыми раздумьями наедине. Я повел машину в сторону "Эспрессо". По пути, мне позвонил Коля, с предложением встретиться. Узнав, что я уже направляюсь в кофейню, он пообещал, что подъедет туда тоже, в течение 20 минут.

Ира привычно меня встретила с улыбкой на лице и традиционным "" Как всегда?". Я кивнул в ответ, и уселся за "свой" столик. Вскоре, приехал и Коля. Весь измотанный, с какими-то бумагами в руке, и телефоном, по-видимому, по которому он только что разговаривал с кем-то, он подошел ко мне. Мы поздоровались, и он присел рядом. Скинув в одну кучу, свою меховую шапку, бумаги и телефон, он закурил, и попросил и Иры кофе.

— Ну, как ты пропажа? — Улыбаясь, обратился ко мне Коля.

— Я пропажа? — Удивился я. — Да, это, по-моему, тебе никогда не дозвонишься, а если, и дозвонишься, то ты вечно занят. Ты, наверное, уже жениться успел, да только так забегался, что и друга лучшего на свадьбу пригласить забыл.

— Хах! — Засмеялся Коля, — Да, нет! Не женился еще! А что забегался, так это правда! Ты ж видишь, телефон из рук не выпускаю, да, с бумажками всякими дружить стал, в последнее время. Оформляю сейчас второй магазин. Успеть же хочу, до нового года! А тут осталось то — до конца недели времени! — Оправдывался он. — А ты как? Что нового?

— Да, наверное, ничего. — Я пожал плечами, потом, усмехнулся, оттого, что рассказать, действительно было нечего. Про Нину, говорить Коле, я пока не хотел. — Все, вроде, как обычно. Изменилось мало что, разве что по мелочам, но так сразу и не вспомнишь. Я уже и забыл, когда последний раз мы разговаривали!

— Это точно! — Кивнув, согласился он.

— А у тебя, как дела? Как Катерина твоя? — Переключился я на Колю.

— Ну, сейчас, вроде бы налаживается все, слава Богу! А то ж, было совсем, не продохнуть! Эти оформления, разрешения, эта бумажная волокита вся — столько времени и нервов сжирает… — Он покачал головой. — Честно, я думал, чокнусь! Хорошо хоть, есть еще на свете добрые люди — помогли! А так бы точно, или забил, или еще полгода бегал бы по инстанциям всяким! А еще ведь… — У Коли зазвонил телефон. Он посмотрел на экран, и глянув на меня, давая понять, что звонок важный, вышел из зала кофейни.

Я пока, решил написать Оле сообщение. В тексте, я поинтересовался, как проходит ее день. Она, очень скоро ответила мне, что у нее много работы сейчас, пожелала мне удачного дня, и "поцеловала". Едва, я успел послать ей идентичный ответ, как Коля, вернулся.

— Фух! — Выдохнул он, и, кинув телефон, обратно к бумагам и шапке, достал сигарету, и закурил, — Так что я рассказывал?

— Ты что-то начал говорить про Катю, — "Напомнил" я ему.

— Про Катю? — Неуверенно переспросил он, и на несколько секунд, задумался, — А что я говорил про Катю? — Теперь, уже удивленно уточнил он.

— Ну, я у тебя спросил: как с Катериной дела? Ты только, что-то хотел сказать, как у тебя зазвонил телефон.

— А-а, — Похоже, так и не поняв, в чем дело, и не вспомнив ничего, согласился Коля, — Да, вроде бы, все хорошо.

— Часто видитесь?

— Да, почти каждый день. Она часто у меня остается. Иногда, я у нее. Сейчас вот, кстати, думаем, где новый год встречать! Вы, уже придумали что-то?

— Да. Оля уже давно решила, что мы будем в "Паприке". Уже и стол заказала. Так что, вы с Катей подумайте, и если будет желание, можете к нам присоединиться! — Ненавязчиво предложил я.

— Мм…. В "Паприку"? — Задумчиво повторил он. — А кто еще будет? Я же не знаю никого там, и Катя тоже…. — Засомневался Коля.

— Я сам, никого не знаю! Я тоже, в первый раз, буду всех их видеть! — Успокоил я его. — Знаю, что будут какие-то подруги Оли, две, или три, скорее всего, со своими ухажерами…. Давайте, с нами! Девочки, я думаю, найдут общий язык, ну а мы с тобой — и подавно!

— Ну, я поговорю с Катей, — Согласно кивнул Коля, по-видимому, оценив мою идею.

Мы замолчали ненадолго, судя по всему, уже обоюдно представляя себя в новогоднюю ночь.

— А ты, кстати, что дарить Оле, уже придумал? — Нарушил Коля "праздничные" воображения.

Своим вопросом, он застал меня врасплох. Я, лишь сейчас понял, что над этим, даже не думал еще.

— Я, еще не знаю, а ты? — Поскорее переспросил я.

— Пока тоже. Уже все магазины объездил, но ничего путного, пока не нашел. Остановлюсь, наверное, на фигурке одной…, в Интрернет-магазине увидел. Это, даже, скорее не фигурка, а статуя. На коленях сидит монах, вроде тибетца, молиться. Она, где-то метр в высоту…., такая где-то — Коля показал ее примерные габариты, — Из дерева сделанная, цвет черный. Симпатичная, вроде, если как по Катиным вкусам. Думаю, ей понравится, она любит подобную ерунду…. А здесь, искал что-то похожее — ничего не нашел. А если и есть какие-то интересные вещи, то Катя ж, наверное, уже их видела!

— Ну, да! — Согласился я, сам обдумывая в это время, что же можно подарить Оле.

— А что Оля, кстати, к тебе еще не перебралась? — Вдруг, поинтересовался Коля.

— Ну, как сказать…, переехать — не переехала, но живет у меня.

— А чего полностью не съедет к тебе? Какая разница, если все равно, живете вместе? Или, барьер между отношениями и совместной жизнью, переступать пока не хотите?

— Да, ты знаешь, все как-то само по себе идет. Зачем, пытаться опережать события, спешить? Думаю, дальше видно будет, или переедет, или не переедет….

Коля в недоумении взглянул на меня. Похоже, в моих последних словах, он прочитал не тот смысл, который заложил в них я, потому что я их произнес, абсолютно, не придавая им никакого значения.

— То есть, переедет, или нет? — Переспросил он. — Что ты хочешь, этим сказать?

— Хех! — Усмехнулся я. — Да, вообщем, ничего. Это я так сказал, просто….

— Хм, — Задумчиво ухмыльнулся Коля. — А ты к ней, вообще…, как? — Осторожно поинтересовался он.

— Как отношусь? — Уточнил я, суть вопроса.

— Ну, да. Что думаешь? Что планируешь…? Ты же, планируешь что-то? — Продолжал настаивать Коля.

— Честно говоря, нет.

— Ну, как нет? — Не успокаивался он, — Вы вместе живете, вместе едите, спите, ездите за покупками…! Вы постоянно находитесь вдвоем! Это, между прочим, называют гражданским браком, если ты, еще не понял! Я конечно, не знаю, как у вас отношения складываются, но Рома, такого же не может быть, что ты ни о чем не думаешь…! Другое дело, если ты просто, говорить не хочешь…. — Коля покачал головой, закрепив тем самым, смысл своей последней фразы.

— Коль…, если честно, я действительно, пока ничего не могу сказать. Я, еще сам не разобрался…

— Ну, не знаю. — Он пожал плечами, — Просто, я думаю, человек — либо нравится, либо нет! Или вы вместе, или — врозь!

— Ну, хорошо, Начал я, — Вот ты сейчас с Катей. Тебе она нравится, так?

— Ну, — Согласился он.

— Тебе с ней хорошо…. И что…? Вот, что ты, думаешь дальше?

— Я буду с ней, пока мне хорошо с ней. Это же просто!

— А как ты будешь с ней…? На данный момент, вы встречаетесь. А когда наступит тот момент, когда вы станете жить вместе? А жениться…? Ведь, люди женятся, между прочим…! Это, ты планируешь? — Я посмотрел на слегка растерявшегося Колю.

— Ну, при чем тут жениться? — Возмутился он. — Мы не так долго встречаемся, чтобы об этом думать!

— Да, но ведь Кате не 15, и не 20 лет! И ты, наверное, понимаешь, что она об этом, уже с первого дня вашей встречи думать может! Она ж не просто так, с тобой погулять решила, правда? — Я продолжал "сверлить" Колю взглядом.

— Подожди! Что-то, я начинаю путаться! Что ты хочешь всем этим сказать?

— Ну, ты ведь сам меня спрашиваешь о моих планах! И более того — удивляешься, когда мне нечем тебе ответить. Вот теперь я, спрашиваю тебя тоже самое, а ты ответа не находишь.

Коля, молча крутил сигарету в руке, похоже, переваривая мои слова.

— Ты пойми, — Не останавливался я. — У меня, как и у тебя, вариантов не много. Ты правильно сказал: либо человек нравится, либо нет. То есть по логике, надо, или расходиться, или сходиться…, жениться, значит…

— Подожди! — Перебил он меня. — По твоему получается, что едва ты встретил девушку, или женщину, тебе сразу надо на ней жениться? Так, выходит из твоих слов?

— Нет! Ты не понял. Я тебе говорю, более глобально. Исход твоей встречи с девушкой, в идеале имеет два пути развития: свадьба, или расставание. Я опускаю сейчас все моменты отношений, и время, которое на них будет потрачено. Теперь, понимаешь, о чем я?

— Ну, пока понимаю. — Коля махнул Ире, чтобы та "повторила" кофе, и снова перевел взгляд на меня.

— Ну, вот! То есть выхода два, правильно? Но, ведь изначально, ты не знаешь, чем это все закончится: сойдетесь вы, или разойдетесь…. Ты просто живешь до определенного момента, определяющего момента…, когда тебе надо будет принять решение. А до тех пор, пока этот момент не наступил, ты находишься между "да" и "нет", ты находишься на этапе "не знаю"… Ты женишься на Кате? — Внезапно спросил я.

— Да, откуда я знаю?! — Слегка опешив от вопроса, ответил Коля.

— Вот видишь? — Усмехнулся я. — Ты не знаешь. И если спрошу, будешь ли ты с ней расставаться, ты тоже скажешь "не знаю".

— Почему? — Возразил он. — Я скажу, нет! Чего мне с ней расставаться?!

— Ну, хорошо. А если завтра, ты узнаешь, что она тебе изменила?

Коля, даже изменился немного в лице.

— Если изменит, конечно, я ее брошу! — Убедительно ответил он.

— А мне только что, сказал, что не будешь с ней расставаться.

— Но я то ответил тебе, имея ввиду данный момент, а не завтра. Завтра, может случиться, что хочешь…. Я может, проснусь, и пойму, что мне отношения эти не нужны, или надоели уже! Или, Катя, проснется с те ми же мыслями. Да все что угодно, может произойти!

— Правильно! — Подтвердил я. — Завтра, может произойти, все что угодно! А завтра, это и есть планы, то, про что ты говорил мне и спрашивал. И, пока ты не уверен в своем завтра по отношению к Кате, или Кати к тебе — ни о каких планах, речь идти не может.

— Ладно, — Согласился Коля. — Пусть будет так, как ты говоришь! В принципе, есть в твоих словах доля правды. Но, тогда объясни, как люди, все-таки сходятся! Ведь, никто не знает, что будет завтра, и нет гарантий, что через время, отношения останутся те ми же.

— Ты сам, только что ответил на свой вопрос. Ведь дело все в уверенности. От того, насколько ты доверяешь ей, и себе, зависят ваши дальнейшие отношения.

Коля снова ненадолго притих. Отпивая понемногу "свежий" кофе, он, задумался про себя.

— Как-то все слишком сложно, получается, — Заключил он. — Допустим, — В пол тона начал Коля, — Я с Катей сейчас. Ей я доверяю….

— А себе? Себе ты доверяешь…? Ты решил для себя, что ты нашел ту, которая тебе нужна? Ты уверен в том, что она не надоест тебе через месяц, год? Надолго ли тебя хватит?

От череды вопросов, Коля, даже немного приподнялся с места.

— Хрен его знает, Рома! Если так судить, то я, вообще никогда не женюсь!

— Да, нет. Это лишь вопрос времени…. Время за собой ведет привычку. Привычка стирает недостатки, вызывает зависимость. А зависимость — это уже необходимость, необходимость в ее присутствии….

— Ты меня окончательно загнал в тупик! Знаешь, хоть твои слова звучат убедительно, но мне все равно кажется, что ты слишком все усложняешь…. Если тебе хорошо с человеком, то зачем загружать себя лишними вопросами: "уверен в ней", "уверен в себе"…. Если, хорошо на данный момент, то и живи этим моментом, а насколько он протянется, время и покажет…. Захотелось вам жить вместе — живите! Захотелось жениться — женитесь! Не сложилось — разведитесь! К чему тут философия? Надо проще к этому относиться! Иначе, всю жизнь в сомненьях проживешь, так и не поняв: где нашел, где потерял, где было счастье, и было ли…. — Высказавшись, Коля снова уселся поудобнее, и наконец, подкурил сигарету, что вертел в руке.

— Может быть…. — Согласился я, не желая дальше спорить.

У Коли зазвонил телефон, и он опять вышел разговаривать. Очень скоро вернувшись, он извинился за то, что ему надо было меня покинуть, объяснив все деловой встречей, и уехал из "Эспрессо". Я остался один.

Быстро забыв про разговор с ним, я опять окунулся в раздумья о Нине. И хоть меня это уже начинало раздражать, я ничего не мог с собой поделать. Снова глупые воображения заполонили мою голову. Моя фантазия издевалась надо мной как хотела. Меня, то бросало в пот, от очередной выдумки, то грело приятным теплом и надеждой. Вслед за всем, наступало беспокойство, вызванное непониманием причин внезапного появления такого состояния, абсолютно неконтролируемого, и необъяснимого.

— Мне срочно надо ее увидеть! — Решил я. — Лишь это поможет прояснить ситуацию, и избавить от преследующих меня мыслей…. Или, наоборот…, внесет еще больше непонятности, и окончательно загонит меня в тупик! Но, во что бы то не стало, надо что-то делать! Все же, это лучше, чем в бездействии и догадках, потонуть в собственном непонимании….

Я посмотрел на часы. Уже было начало третьего. Попытавшись трезво прикинуть всевозможные способы поиска Нины, я пришел к выводу, что наилучший из них, это проверить достоверность ее адреса. Сразу опуская вариант: просто "зайти в гости", я подумал, что стоит попытаться еще раз обнаружить Нину, в ее дворе. Выбрав время: с 7 до 10 утра, и с 16 по 19 вечера — наиболее вероятное, чтобы застать ее, когда она идет на работу, или с нее, я решил, что приступлю к "дежурствам", прямо сегодня. С этими мыслями, я направился домой.

Без пятнадцати четыре, я уже был в ее дворе. Я припарковал машину возле соседнего подъезда, чтобы ненароком, не выдать себя. Включив негромко музыку, я стал внимательно наблюдать за происходящим вокруг.

Минуты тянулись безбожно медленно. То и дело, поглядывая на часы, отслеживая изменения картинки времени, я все больше разочаровывался в сущности своей затеи. Сумерки, внезапно покрывшие город, беспощадно уничтожали мои шансы узнать Нину, среди прохожих. Я пристально рассматривал каждого, ненавидя их за несвоевременное вторжение в мои ожидания, и ложные надежды, вызванные любыми внешними сходствами с ней.

В очередной раз, провожая взглядом женский силуэт, я стал узнавать искомые черты в нем. Я приблизился к окну своей машины почти вплотную. Тусклый свет фонаря, освещающий территорию здесь, давал мне не слишком много возможностей, чтобы разглядеть ее до того, как она скроется в дверях подъезда. Я успел распознать ее волосы, осанку, походку…. Не смотря на то, что мне так и не удалось увидеть ее лица, я был уверен в том, что это была Нина.

Домой я успел вернуться, еще до приезда Оли, что спасло меня от лишних подозрений с ее стороны.

На следующее утро, уже, в 7-25 утра, я снова был во дворе Нины. Еще вчерашним вечером, высчитав расписание ее рабочего дня, я захотел увидеть ее еще раз. Прикинув, что свою работу, Нина заканчивает в 17 (т. к. вчера я видел ее в 17:21), я решил, что начинает она в 8, если следовать логике, что рабочий день длится 9 часов. А это значило, что из дому она выходила, где-то в 7:30 — 7:45.

Нина появилась так же внезапно, как и исчезла. Мгновенья, в которые она проследовала от подъезда, до угла дома, пронеслись быстрее, чем я успел осознать их. До конца не понимая, что результат моих ожиданий, уже наступил, я продолжал искать ее взглядом. Создавалось такое впечатление, что я упустил какой-то очень важный момент…, момент, когда что-то особенное должно было произойти со мной; будто, что-то должно было проясниться, распутать мои мысли, объяснить тревоги…! Я должен был что-то почувствовать…! Но, ничего не происходило…. Мне хотелось повернуть время на несколько минут назад, чтобы Нина, снова прошла мимо меня, и, возможно тогда, долгожданный момент, все же, настал бы…! Не желая верить в то, что мои надежды не оправдались, я искал в себе хоть малейшие намеки на эмоциональное беспокойство, переживание. Я пытался вспомнить то состояние, что не давало покоя мне в последнее время…. Но, у меня ничего не получалось. Я был абсолютно спокоен…. Мне было все равно….

На следующий день, я повторил попытку. К моему недоумению и разочарованию, ничего не изменилось. Я решил больше не приезжать сюда.

— Рома! — Через сон, доносился до меня голос Оли. — Ро-ом! Встава-ай! Сегодня пятница! А знаешь, что это значит? Это значит сегодня, последний рабочий день недели! И еще, сегодня последний рабочий день в этом году! Ура! — Негромко выкрикнула она, — Ну, просыпайся же! Сколько можно спать? — Она потихоньку начала меня расталкивать.

— Сейчас…. — Сонно ответил я, никак не придя в себя.

— Ты, кстати, ничего не проспал? Тебе сегодня не надо раньше на работу? Если надо, то ты опоздал! Уже, начало 9-го! Ты, наверное, забыл завести будильник!

— Мне сегодня не надо….

— Ну, вставай же! А то, так и я на работу опоздаю! — Настойчиво продолжала Оля.

— Встаю, встаю…. — Вздохнув, пробурчал я.

Собрав все усилия, я, наконец, приподнялся с кровати. Оля сидела напротив, встречая меня жизнерадостной, как у младенца улыбкой. Вся, такая бодрая и живая, с горящими глазами, она мило наблюдала за моим пробуждением, то и дело, хихикая, на мои позевывания и потягивания.

— Доброе утро! — Отчетливо и звонко, выдала Оля, и поцеловала меня в щечку.

— Доброе…, - Я окинул ее взглядом, у улыбнулся в ответ.

— Смешной ты, когда не выспишься! — Она еще раз поцеловала меня и ловко спрыгнула с кровати, — Как мишка из берлоги! — Добавила она, — Ладно, я в душ!

Захватив по пути халат со стула, Оля умчалась в ванную. Мне ничего больше не оставалось, как идти на кухню, готовить завтрак.

— Рома, мне кроме кофе, ничего не готовь! Я не успеваю! — Нагишом выбежав в комнату в поисках чего-то, выкрикнула мне Оля.

— Хорошо, — Согласился я, закрывая холодильник, из которого только что, собирался достать яйца, для приготовления омлета.

Кофе, Оля так и не выпила. Носясь по квартире словно смерч: из комнаты к зеркалу, в ванную, и обратно, она успела собраться лишь к 9-ти часам. На ходу расчесываясь и, запихивая свои макеты в папку, она забежала на кухню, поцеловать меня на прощанье, и "полетела" на работу.

Вслед за Олей, я тоже, покинул квартиру. Планируя сегодня определиться с подарком для нее, я наметил себе несколько магазинов, которые надо было посетить. Я надеялся, что они подскажут мне, что именно, может выступить в роли этого самого подарка, потому как сам я, так ничего и не придумал.

Изобилие на витринах, очень скоро привело меня в замешательство. Заранее не конкретизировав свой выбор, я еще больше растерялся от избытков вариантов. Парфюмерия, бижутерия, сувениры, предметы интерьера, искусства, электронная техника, книги наконец, — все это, как оказалось, могло стать отличным новогодним подарком! Так, по крайней мере, уверяли меня продавцы-консультанты. А стоило мне показать свою озадаченность в выборе, как тут же передо мной вырастал "помощник", и я имел счастье, поочередно познакомиться с каждым товаром его витрины, почти лично: "… Вот эта ваза, для настоящих ценителей искусства. Сделанная она из китайского фарфора…, ну, вы, наверное, сами это заметили! Благодаря нейтральности своих тонов и рисунка, она прекрасно вписывается в абсолютно любой дизайн помещения! Она у нас, кстати, последняя уже осталась! Вы себе присматриваете?…. А, девушке…. Ну, тогда тем более, берите! Любая девушка оценит такой подарок по достоинству!…." И ничего, что ваза эта, с меня ростом, и стоит она здесь, еще с открытия этого отдела! И вообще, благодаря лишь "помощнику", я и узнал, что ваза эта продается, как оказалось, а не служит украшением здесь!

Мои поездки по магазинам затянулись на несколько часов. Уже, не различая товары, я бродил по рядам, выискивая что-то, что просто пригляделось бы мне. Такие поиски, вскоре привели меня в отдел часов. Мой взгляд, сразу упал на один из экземпляров. Это были небольшие наручные часики, по форме, чем-то напоминающие глаз. На них не было циферблата. Рисунок в виде волнообразных дуг, был выложен разноцветными камушками. Кожаный ремешок, был покрыт лаком. Не смотря на свою броскость, часики имели вполне представительный и аккуратный вид. Я решил, что Оле они придутся по вкусу, и, недолго раздумывая, попросил продавщицу, завернуть их в подарочную упаковку.

Прикупив еще несколько сувениров для Олеси и Коли, с облегчением вздохнув от выполненной "задачи-минимум", я, уже больше никуда не заезжая, вернулся домой.

До самого приезда Оли, я только и занимался тем, что пил кофе и наведывался в Интернет. Навязчивое чувство нервозности и раздраженности, преследовавшее меня, вот уже 3-й день, отбивало охоту, даже приготовить, что-то поесть.

Оля вернулась как обычно, к 18 часам. Выглядела она довольно уставшей. Кинув сумку с вещами на кровать, даже не переодеваясь, она прошла на кухню. Присев рядом со мной, и, оперев голову об руку, он