Речь пойдёт прежде всего об обеспечении секретности (от кого? - это главный вопрос) в сферах управления, науки и промышленности.

Система режима секретности работ, существующая в СССР, сложилась во времена пребывания у руководства органов государственной безопасности СВЕРХпропорционально большого количества израиловичей. Она изходит из того, что каждый, кого государство вынуждено допустить до работ с информацией, признанной закрытой, - потенциальный предатель. По этой причине каждый его шаг необходимо контролировать, а чтобы свести к минимуму ущерб в случае его предательства, для работы ему необходимо предоставлять минимум информации, якобы касающейся только его.

Если анализировать состав реальных, а не потенциальных предателей интересов народов СССР, то доля евреев и связанных родственными узами с ними, намного превышает их долю в составе населения страны. В данном случае имеются в виду не предатели, осуждённые по соответствующим статьям УК республик СССР, а лица, получившие допуск к работе с секретной информацией и спустя какое-то время изъявившие желание покинуть СССР потому, что здесь нет тех или иных «свобод» или низок уровень потребления материальных благ, или ставшие на путь подрыва его государственности.

Основным свойством сложившейся системы режима секретности является то, что специалист, вырабатывая и принимая решение, не обладает всей информацией, необходимой для того, чтобы решение было правильным. Произходит это главным образом по следующим причинам:

· то, что делается в информационно связанных отраслях деятельности, от узкого специалиста система режима скрывает, дабы ограничить круг допущенных лиц и уменьшить статистическую предопределённость возможной утечки закрытой информации;

· то, что делается в своей отрасли деятельности, специалист может не знать, поскольку вышестоящие начальники по неведению или осознанно посчитали нецелесообразным его ознакомить с какой-либо информацией;

· система прямо запрещает накопление информации и её обобщение специалистами, во избежание возможных утечек больших объемов обобщённой информации, и это затрудняет отслеживание процессов развития отраслей знаний большинству добросовестных специалистов.

Всё это приводит к тому, что специалист, как правило, не знает всего относящегося к его вопросам, не видит места своей тематики в общем круге вопросов и потому в принципе не способен быстро выработать и принять правильное решение, не нарушая режима секретности работ. В той или иной степени этот факт осознаётся всеми, кто достаточно длительное время сталкивался с этой системой. Поскольку подавляющее большинство персонала, охваченного «защитой» системы режима секретности, не являются предателями, то их желание работать хорошо на благо Родины, т.е. своевременно вырабатывать и принимать правильные решения на основе всей необходимой информации, порождает неофициальную систему циркуляции закрытой информации, основанную на личном доверии специалистов друг к другу. Как циркулирует информация в этой неофициальной системе, контролировать практически невозможно, но её существование позволяет получить практически любую информацию, если не непосредственно, то через информационно связанную с нею.

Бороться с этой неофициальной системой на основе официальной системы режима секретности безполезно, поскольку официальная сама же и порождает неофициальную. Фактически это две подсистемы объемлющей их системы управления государственностью СССР из Евро-Американского конгломерата осуществляемой безструктурным (преимущественно) способом.

Механизм этого замыкания управления на внешние структуры включает в себя, казалось бы, не связанные друг с другом элементы как внутри СССР, так и за его пределами.

Сейчас несколько подзабыли совершенно правильный лозунг: «Кадры решают всё!» Кадровая политика в СССР после 1953 г. изходила из принципа, описанного М.Е.Салтыковым-Щедриным: «Небоящиеся чинов, оными награждены не будут! Боящемуся же всё дастся… И даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля».

Но эта верноподданность ещё усугублена и системой режима секретности. Всё руководство вырастало из узких специалистов, которые всегда имели доступ к информации только «в части, их касающейся», сообразно занимаемой должности. Поднимаясь по ступеням иерархии управления, они обретали в кругу своей ответственности вопросы, о которых никогда прежде не имели содержательного представления благодаря особенностям системы режима секретности и своей собственной низкой методологической культуре. Неспособность к скорочтению в сочетании с низкой методологической культурой ставит такого руководителя в зависимость от узких специалистов в содержательно незнакомых ему лично областях деятельности; правильность рекомендаций таких специалистов по этим причинам он просто не в состоянии контролировать и потому вынужден верить или не верить им слепо.

* * *

Рис. 1. Схема дистанционного управления лидером в обход контроля его сознания со стороны носителей концептуальной власти