*

Сказанное касается и объединённой Германии, в которой вряд ли кто представляет, что такое социализм и чем он отличается от капитализма, но все её внутренние проблемы будут в ближайшие 20 лет связаны с последствиями развития бывшей ГДР в направлении реального социализма.

Поскольку СССР обладает самым большим опытом переходного периода, то в интересах народов СССР целесообразно ознакомление руководства Германии и её социологической науки с настоящим материалом в полном объеме. Это может упростить обстановку в Германии и обеспечить более высокий уровень понимания общих интересов народами СССР и Германии.

Соответственно блок должен обеспечивать циркулярное разпространение методологической и общесоциологической концептуальной информации. Концептуальная информация частных отраслей общественного объединения труда должна быть свободно доступна за изключением случаев, оговоренных ранее. Открытость в блоке этой информации делает весьма затруднительным вмешательство конгломерата в контуры управления блока на уровне первого, второго и отчасти третьего приоритетов обобщённого оружия и средств управления.

Процесс изменения господствующего мировоззрения довольно длительный, а обеспечение информационной безопасности по отношению к сионо-масонству требует поддержки также и политикой ограничений. Но недопустимо начинать эту политику ранее, чем начнётся и будет поддержана народом политика циркулярного разпространения информации методологического и концептуального характера.

Ограничения не должны следовать далее:

· установления процентной нормы на получение высшего и среднего специального образования и на занятие постов общегосударственного и общеотраслевого уровня ответственности для лиц еврейского и смешанного произхождения и находящихся и бывших в браке с таковыми. С точки зрения сионо-интернацизма и порождённых им антисоциальных мировоззренческих систем это является ущемлением прав личности по признаку произхождения. Но реально это является ВОЗСТАНОВЛЕНИЕМ прав многонационального общества по отношению к социальной базе глобальной псевдонациональной мафии. Процентная норма должна быть установлена на уровне доли населения этой категории в общем составе населения страны. В этом случае в статистическом смысле она не ущемляет прав еврейского населения страны в целом, но создаёт условия для активизации борьбы в среде самого еврейства за социальную справедливость в общечеловеческом смысле в случае попыток заправил мафии манипулировать кадрами в пределах этой процентной нормы. В противном случае все обиды, реальные и мнимые, на несправедливость, мафия будет удовлетворять за счёт нееврейского окружения;

· немедленного отстранения от работ в отраслях общественного объединения труда, системы народного образования, здравоохранения, средств массовой информации и зрелищных искусств, непосредственных приложений науки и техники к разработке продукции в целом общегосударственного, общеотраслевого назначения, военной техники, систем стандартов, коммуникаций и т. п.) лиц еврейского, смешанного произхождения и находящихся с ними в родственных связях в случае невозвращения в СССР из поездок за границу их родственников, произходящих от общих дедов и бабок, вне зависимости от личных достижений отстраняемого в той или иной области деятельности с обязательной переквалификацией. Это же касается и отстранения от постов в сфере управления общегосударственной и общеотраслевой ответственности;

· изъятия из компетенции таких лиц вопросов кадровой политики;

· поддержания численности таких лиц в штате предприятий общегосударственной значимости (средствах массовой информации прежде всего) в пределах их доли в общем составе населения страны, а на прочих предприятиях (объединениях малых предприятий сходного профиля) в пределах численности населения в регионах.

Существующие диспропорции не должны устраняться силовым давлением администрации, что явилось бы несправедливостью по отношению к большинству добросовестно работающих и вызвало бы рост социальной напряжённости; эти диспропорции должны устраниться сами в естественном процессе смены поколений активно участвующих в общественном объединении труда.

Но все мероприятия такого рода, ЕСЛИ В НИХ БУДЕТ СОХРАНЯТЬСЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, должны осуществляться не раньше, чем будет очевидна поддержка в народе (а не в “элитарной” интеллигенции) политики разпространения методологической и концептуальной информации.

Проведение такой политики не является нарушением подлинной демократии, поскольку разпространение методологической и концептуальной информации ведёт к росту культуры мышления в обществе и разширению социальной базы изходного из видов внутриобщественной власти - концептуальной. Открытость этой информации и принцип самовластия концептуальной власти позволяет и человеку, лично стеснённому в правах по этим формальным причинам (и возможно, напрасно стеснённому в правах), участвовать в концептуальной деятельности любого уровня ответственности.

Информационным преступлением по отношению к блоку и объективно работой на межрегионалов является препятствование публикации методологической и концептуальной информации, критикующей ранее известные методологии и концепции с позиций более общих методологий и концепций, вне зависимости от благих намерений, полагаемых в основу оправдания своего препятствования. Признак качественной новизны концепций и методологий - не формальный, а содержательный. По этой причине юридическое преследование за это преступление затруднёно даже в случае введения такой статьи в уголовный кодекс. Но это не означает, что преступление должно оставаться безнаказанным. Воздаяние может быть высоконравственным, но быть в то же время антизаконным, чему много примеров в народной песне (“Кудеяр”, “Двенадцать разбойников”) и эпосе (отношения Ильи Муромца и князя Владимира).

И таким образом, вся методологическая и практически вся концептуальная информация в системе информационной безопасности блока признаётся ОБЩЕСОЦИАЛЬНОЙ, в то время как в системе информационной безопасности межрегионального конгломерата вся эта информация признаётся СЛУЖЕБНОЙ информацией генералитета “элитарной” мафии. В этом потенциальная основа более высокого запаса устойчивости управления по полной функции, т.е. лучшей информационной безопасности блока по сравнению с межрегиональным конгломератом. Причина японского “чуда” именно в этом, а не в том, что американцы продиктовали Японии конституцию по завершении войны, как излагает В.Я.Цветов

по своему непониманию или вероломному расчёту на непонимание телезрителей. Другое дело, как осуществляется эта информационная безопасность концептуальной самостоятельности управления.

Вся фактологическая информация также разделяется на общесоциальную и служебную. В составе общесоциальной фактологии подлежит циркулярному разпространению по крайней мере следующая:

· “еврейский вопрос” и вся система с ним связанных социальных отношений принадлежат не сфере национальных отношений, а сфере отношений национальных обществ и международной мафии;

· “антисемитизм” и контрсионизм - вторичные общественные явления в силу первичности сионо-интернацизма Библии и Талмуда. Формой их проявления может быть и религиозное мракобесие, и строгая наука, в зависимости от того, выступает сионо-интернацизм, их вызвавший к жизни, в форме религиозного или псевдонаучного мракобесия;

· преступным является сокрытие преступлений, вызванных к жизни сионо-интернацизмом как в прошлой истории, так и в современности;

· участие евреев и жидовствующих в антисоциальных и антигосударственных действиях;

· критика сионо-интернацизма деятелями национальных культур прошлого;

· наличие еврейских предков до прадедов включительно, особенно из числа раввинов у известных исторических личностей прошлого и современности;

· возпитание гувернерами-иностранцами, получение образования в Швейцарии, длительная жизнь в ней, ближайший круг общения деятелей прошлого и современности;

· наличие родственников-евреев и известных в прошлых поколениях как масоны, открытые антипатриоты, у современных общественных и научных деятелей общегосударственного уровня ответственности или претендующих на занятие таких должностей в сфере управления, науке, технике и средствах массовой информации и зрелищных искусств. Если сионо-интернацизм (или антинационализм в других формах) в их деятельности никак не проявлялся и не проявляется, то всё это ни один ответственный за судьбы общества человек никогда не поставит в вину другому ни всерьёз, ни в шутку; но если в деятельности человека проявляется высокая статистическая предопределённость ошибочных решений, то эти формальные, несодержательные признаки позволят быстрее выявить източники и каналы чуждого интересам народов страны концептуального влияния, если такое имеет место.

Точно так же должны быть известны обществу по печати и все родственники и школьно-вузовские друзья, занятые в сфере управления, на ключевых постах науки и техники, производства в каждом регионе и стране в целом, дабы в случае нарастания тенденций к потере качества управления было легко выявлять клановые системы разного рода антиобщественных мафий;

· отчётная информация Госкомстата и его региональных отделений;

· экологическая информация.

Сокрытие и изкажение этой информации преступно по отношению к блоку.

Вторую категорию составляет прикладная фактология служебного характера. Именно эта информация всегда являлась предметом интересов всех разведок и пользовалась особой заботой контрразведок. Прогресс всех отраслей науки и техники требует, чтобы специалист имел свободный доступ к как можно большему числу източников. Требование предотвращения утечек информации в существующей системе режима секретности сокращает объём быстродоступной информации до состояния информационного голода, что и вызывает безконтрольную циркуляцию информации в системе “секретности” личного доверия.

Выход из этой ситуации может быть только один: возпитание культуры обращения с информацией при изполнении служебных обязанностей и вне службы при изменении порядка допуска к закрытым източникам. Основной объём информации должен при этом принадлежать к следующим категориям информации:

· свободного доступа, циркуляция которой не контролируется и которая разпространяется отраслевыми и ведомственными средствами информации для всех заинтересованных специалистов;

· подлежащей разкрытию каждому специалисту, имеющему допуск соответствующей категории секретности и тематической категории с фиксацией службой режима факта обращения к информации.

Это устранит основную причину безконтрольной циркуляции информации, когда специалисты систематически обращаются друг к другу с просьбой взять для них лично тот или иной източник в обход внесения начальством их фамилий в списки допущенных к конкретным източникам. На это смотрят все сквозь пальцы: достаточно высокому начальству некогда вписывать каждого, кому нужен източник, в разрешительную карточку източника. Передача източников от изполнителя к изполнителю без такого письменного указания начальников о допуске специалиста часто не фиксируется в описях, учитываемых службой режима (да и те годами не подвергаются перекрёстному сличению взаимных передач документов). Если так передаются източники особо ограниченного доступа, то фиксация передачи между изполнителями и возврата в описях документов, учитываемых службой режима, вообще никогда не производится, дабы полностью изключить возникновение неприятностей при возможной перекрёстной проверке описей. В этих случаях разписки приёма и получения документов пишутся на клочках бумаги, а потом просто уничтожаются, не говоря о том, что при высоком уровне взаимного доверия передача документов и возврат их изполнителю в течение дня вообще не фиксируется письменно. Основная причина такой практики состоит в том, что официальным порядком изполнитель либо вообще не может получить източник, содержащий необходимую ему для работы информацию, либо это разтягивается на срок, превышающий разумные пределы, что ведёт к срыву выполнения работ. Часто оказывается, что даже не все разработчики документа включены в его разрешительный список.

К этому порядку все привыкли, и это всех устраивает: начальство устраивает то, что его не дергают по пустяковым поводам; сионо-масонство устраивает то, что информация ходит безконтрольно. В случае, если бы основной объём прикладной фактологической информации принадлежал к категории, подлежащей разкрытию каждому специалисту с допуском соответствующей категории секретности, и тематической категории по его требованию с фиксацией службой режима факта его ознакомления, то обычная ныне просьба «возьми для меня учётный № такой-то» была бы неуместна и обращала бы на себя внимание своим противоестественным - для лояльного специалиста - стремлением скрыть следы своего обращения и к без того доступному для него документу. Служба же режима в таком случае точно знала бы, кто и с чем ознакомился. Но переход к такой системе требует, кроме традиционного допуска по уровню грифа секретности, введения допуска по категории тематики изследований, в основу чего может быть положен универсальный десятичный классификатор (УДК), давно изпользуемый в советской библиографии.

Минимум прикладной фактологии, наиболее важной, по-прежнему мог бы относиться к категории, подлежащей разпространению в директивно-адресном порядке, как это и делается сейчас.

Такая организация системы информационной безопасности позволила бы свести до минимума интенсивность циркуляции закрытой информации в системе “секретности”, основанной на личном доверии специалистов друг другу, ускорила бы темпы обработки научно-технической информации и повысила бы качество научно-технических разработок.

Но функционирование предлагаемой системы может быть успешным только, если подкреплено возпитанием культуры обращения с информацией “открытой” и закрытой у всех специалистов в сферах науки, техники и управления. Это означает, что в каждом вузе и техникуме (ну разве кроме кулинарного, но включая и педагогические) должен читаться курс ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЩЕСТВА. Курс должен состоять из двух частей: информационная безопасность СССР в целом и информационная безопасность отрасли в общественном объединении труда по профилю учебного заведения.

В настоящее время мы “стыдимся”, совершенно неоправданно, существования в СССР системы режима “секретности”, но не стыдимся того, что в СССР нет системы ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. В результате представление о “секретности”, т.е. информационной безопасности, большинства специалистов народного хозяйства, находится на уровне более низком, чем в анекдотах про майора Пронина.

* * *