Пояснение вопроса о «догме Смита»

Поясним, что несогласие с Марксом в вопросе о «догме Смита», выраженное ещё в 1991 г. в первой редакции “Мёртвой воды” - не итог нашего собственного анализа “Капитала”. Такой анализ научной несостоятельности “Капитала” был проделан одним из наших товарищей ещё в 1980-е гг. Кроме неправоты Маркса в вопросе о «догме Смита»; повторных счётов, в результате которых один и тот же спектр производства может быть оценён по-разному, он выявил там ещё множество менее значимого вздора. Когда он придал огласке результаты своих изследований, его подвергли негласной психиатрической экспертизе, которая признала его вполне психически здоровым, после чего за все его научные результаты его просто изключили из рядов КПСС. Однако выдающиеся марксисты АН СССР и военно-политической академии им. В.И.Ленина так и не смогли показать ошибки в его математических выкладках и в системе разсуждений.

Тогда ВП СССР просто включил некоторые его находки в рабочие материалы по экономической проблематике, откуда они попали в “Мёртвую воду”. Однако после того, как в свет были выпущены несколько изданий “Мёртвой воды”, сторонники марксизма стали настаивать на том, что политэкономические воззрения ВП СССР в своей основе имеют марксистскую политэкономию, а в своём отношении к «догме Смита» ВП СССР ошибся, т.е. К.Маркс прав.

Поэтому в настоящей редакции этот вопрос о разногласиях в связи с отношением к «догме Смита» разсмотрим более обстоятельно. Начнём с того, что текст К.Маркса (“Капитал”, т. 1, гл. XXII), где он выражает свое несогласие с А.Смитом в вопросе о структуре общественного капитала, допускает двоякое прочтение, а кроме того содержит подмену одного смысла другим, совершаемую по умолчанию.

В зависимости же от варианта прочтения текста Маркса математически формально правым получается либо А.Смит, либо К.Маркс. Однако финансово-экономическая интерпретация математически безупречно полученного результата при признании правоты К.Маркса протекает с подменой одного смысла другим.

Маркс, выражая свое несогласие со Смитом, пишет:

«Вследствие ошибочного в самой основе анализа А.Смит приходит к тому нелепому результату, что если каждый индивидуальный капитал и разделяется на постоянную и переменную составные части, то общественный капитал целиком состоит только из переменного капитала, т.е. весь затрачивается на заработную плату. Например, фабрикант сукон превращает 2 000 ф. ст. в капитал. Одну часть этих денег он расходует на нем ткачей, другую часть на покупку шерстяной пряжи, машин, и т.д., Но люди у которых он купил пряжу и машины, опять частью полученных ими денег оплачивают труд и т.д., пока, наконец, все 2 000 ф. ст. не будут затрачены на заработную плату, или весь продукт, представленный этими 2 000 ф. ст., не будет потреблен производственными рабочими. Как видим, вся сила этого аргумента, заключается в словах «и т.д.», которые отсылают нас от Понтия к Пилату. Адам Смит обрывает здесь свое исследование как раз там, где начинается его трудность».

После этого Маркс начинает новый абзац:

«Пока мы рассматриваем только фонд совокупного годового производства, ежегодный процесс воспроизводства очень понятен. Но все составные части годовой продукции должны быть вынесены на товарный рынок, и вот тут-то начинаются трудности. Движения отдельных капиталов и личных доходов перекрещиваются, смешиваются, теряются во всеобщем перемещении - в обращении общественного богатства, - которое обманывает взор и ставит перед исследователем весьма запутанные задачи. В третьем отделе второй книги я дам анализ действительных связей».

Обратим внимание на то, что в первом абзаце последовательность перемещения от одного капиталиста к другому, в которой отслеживается преобразование изходной суммы капитала в переменный капитал, не ограничена какими-либо сроками времени: слова «и т.д.» не подразумевают хронологических ограничений, и соответственно, перейдя к теории пределов из математического анализа мы приходим ко мнению, что прав А.Смит. Именно такое прочтение текста К.Маркса и лежит в основе сказанного в прошлых редакциях “Мёртвой воды” о неправоте К.Маркса в этом вопросе.

Второй абзац, налагает хронологические ограничения на процесс дробления разсматриваемой изходной суммы: один год. Соответственно, это изключает возможность устремить последовательность номеров разсматриваемых капиталистов в безконечность. Вследствие этого цепочка оборвётся, когда в разсмотрение попадёт хронологически последняя сделка купли-продажи сырья и машин, совершённая в году, предшествующем разсматриваемому.

В результате и получится ненулевой остаток начальной суммы, представляющей собой постоянный капитал последнего разсматриваемого капиталиста. Соответственно, получается, что А.Смит якобы ошибся и прав К.Маркс.

Но если разсматривать предельно широкую макроэкономическую систему, имеющую только внутренний рынок, но не имеющую внешних рынков (хозяйство человечества), то не надо этот ненулевой остаток называть «постоянным капиталом», поскольку по определению постоянного капитала постоянный капитал - это средства, затрачиваемые на продукты и услуги, покупаемые у других частных производителей для нужд собственного производства.

При наличии в макроэкономической системе только внутреннего рынка этот остаток представляет собой не «постоянный капитал», а «переменный капитал» производственных циклов, внешних по отношению к разсматриваемому циклу (году) - предшествующих ему. Именно этот случай подразумевается в “Мёртвой воде” (в при наличии внешней торговли постоянный капитал в структуре общественного капитала появится из внешнеторгового баланса).

Однако переменному капиталу внешних по отношению к разсматриваемому производственных циклов в марксистской политэкономии названия нет. В этом и состоит скрытая подмена одного смысла другим, совершённая в марксистской политэкономии по умолчанию.

Далее продолжение текста редакции 2000 г.