*

Предотвращение и изкоренение войн - вне сферы военных соглашений. Военные соглашения носят лишь подчинённый характер. А воплощение в жизнь статей военных соглашений, нарушающих военное равновесие, создаёт потенциал, который может реализоваться как война в случае отсутствия доброй воли у руководства государств, ставших потенциальными противниками. Восторг от прошлых и будущих ОСВ всей либеральной чистоплюйствующей публики, не знающей реального состава и качества вооружений СССР и НАТО, не знакомой даже с текстами договоров и их приложений, якобы заключенных в интересах народов страны (и всего мира), но скрываемых от них, явно неуместен; особенно при отсутствии концептуальной самостоятельности правления в СССР, а также легализации “Бнай Брит”, “Ротари” и прочих масонских структур. Столь же неуместно и мнение военных, мыслящих категориями своего родного вида вооружённых сил, а не категориями военно-экономического в целом потенциала страны и её ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ (не вероятных) ПРОТИВНИКОВ. Потенциальные противники имеют больше чем достаточно информации друг о друге для того, чтобы оценить адекватно намерения противоборствующей стороны. По этой причине реальная угроза войны связана только:

· с амбициозностью сторон в кризисных ситуациях при примерном равенстве их военно-экономических потенциалов (первая мировая война, Карибский кризис);

· с военным диктатом сильной стороны в отношении заведомо слабой (германская оккупация Австрии, Чехословакии, Бельгии и т. п.);

· с ошибками агрессора в определении реального военно-экономического рейтинга потенциальной жертвы агрессии, не поддающейся военному диктату на словах и намеках (нападение Германии на СССР в 1941 г.);

· с ошибками автоматизированных систем управления вооружёнными силами при превышении быстродействия средств выдачи директив над быстродействием средств контроля правильности директив или при отсутствии и нарушении контуров такого контроля и т.п.

По этим причинам реальная угроза возникновения войны все послевоенные годы была гораздо ниже, чем об этом писали газеты на Западе и в СССР. В этом отношении опасность представлял только Карибский кризис, когда СССР на короткое время достиг (по инерции сталинизма) РЕАЛЬНОГО, а не декларируемого военного паритета с НАТО. Хотя авианосцев и сбалансированного океанского флота благодаря инициативе Н.С.Хрущёва мы не имели, но атомные лодки СССР были примерно на уровне качества американских, что вносило достаточно высокую неопределённость в расчёты США. Но угрозу миру представляло не установление военно-стратегического равновесия сторон, а амбициозность и нервозность руководителей США и СССР, проявившаяся в эскалации взаимного наращивания угроз в ходе кризиса. Как известно, амбициозность и нервозность не удаётся ограничить соглашениями. Ко всеобщему благу у Н.С.Хрущёва и КО и Д.Ф.Кеннеди и КО хватило ума остановиться, а в вооружённых силах обоих государств не произошло случаев отсебятины в применении оружия

.

Хотя эксперты ведомства адмирала Канариса и предсказывали затяжной характер войны, но А.Гитлер им не внял и совершил ошибку в оценке военного рейтинга СССР по отношению к Германии. Вина руководства СССР в одном: СССР не смог продемонстрировать в 1939 - 1940 гг. в войне с Финляндией или иным образом достаточно высокий военный рейтинг. Гитлер спешил, поскольку к 1942 г. даже по германским оценкам рейтинг СССР стал бы высок, и впал в ошибку при оценке текущего рейтинга. О причинах низкого военного рейтинга СССР в 1950 г. поговорим отдельно.

Великую Отечественную войну СССР выиграл. Об этом написано много книг, названы причины: и реальные, и высосанные из пальца. Мы назовем главные.

Во-первых, это отсутствие плюрализма мнений дилетантов, сующихся в дела и принимающих управленческие решения беззаботно и безответственно вне сферы своего профессионализма. Господство единой, общей для всех идеологии. Это охватывает первый - третий приоритеты обобщённого оружия и средств управления. По этой причине к 1941 г. СССР стал ГОСУДАРСТВОМ-СУПЕРКОНЦЕРНОМ, который, может быть, не вполне хорошо справлялся с обеспечением потребностей мирной жизни, но достаточно хорошо СПРАВИЛСЯ с созданием военно-экономического потенциала

. Опоздание в этом не носило самоубийственного для страны характера.

ПЕРЕСТРОЕЧНЫЙ ПЛЮРАЛИЗМ ОШИБОЧНЫХ МНЕНИЙ (А НЕОБХОДИМО ОДНО - ПРАВИЛЬНОЕ) ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ СТРАНЫ В ВОЕННОМ ОТНОШЕНИИ, ТАК КАК ПОНИЖАЕТ ЕЁ ВОЕННЫЙ РЕЙТИНГ.

Во-вторых, было обеспечено единство управления народным хозяйством и вооружёнными силами через структуры, подчинённые Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО, Генеральный штаб и Ставку Верховного главнокомандования. Личная заслуга И.В.Сталина в координации деятельности этих структур несомненна

.

ПЕРЕСТРОЕЧНЫЙ ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ И РАЗВАЛ УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНО-ХОЗЯЙСТВЕННЫМ КОМПЛЕКСОМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ СТРАНЫ В ЦЕЛОМ, И ВОЗОМНИВШИХ О “СУВЕРЕНИТЕТЕ”

В ЧАСТНОСТИ, В ВОЕННОМ ОТНОШЕНИИ, ТАК КАК ПОНИЖАЕТ ЕЁ ВОЕННЫЙ РЕЙТИНГ.

В-третьих, был культ тезиса: «Служба в Вооружённых Силах - священный долг и почётная обязанность гражданина СССР». Термин «всеобщая воинская поВИННОСТЬ» исчез из лексикона с принятием Конституции 1936 г. по предложениям граждан страны, которые не ощущали рабства, а чувствовали себя хозяевами, ПРАВЫМИ, а не виноватыми, при обсуждении проекта Конституции. Вооружённые силы, солдаты, матросы, командный и политический состав как социальное явление пользовались уважением в народе.

ПЕРЕСТРОЕЧНАЯ КАМПАНИЯ ПО ДИСКРЕДИТАЦИИ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ СССР, КГБ, МВД, ИХ ЛИЧНОГО СОСТАВА И ИНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СИСТЕМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ СТРАНЫ, ТАК КАК ПОНИЖАЕТ ЕЁ ВОЕННЫЙ РЕЙТИНГ.

Кроме этого, имели место ещё некоторые военно-технические особенности. Главное военно-техническое явление Великой Отечественной войны состоит в следующем: СССР кончил войну с той же самой военной техникой, образцы которой были созданы к 1941 г. и приняты на вооружение накануне и в первые месяцы войны. Даже новые образцы - самолёты Ла-5, Ла-7, Ту-2, танки ИС-1, ИС-2, ИС-3 и самоходные артиллерийские установки на их основе - имели довоенные аналоги и в ходе войны были СКОМБИНИРОВАНЫ из серийно выпускавшейся продукции.

Германия же в ходе военных действий вынуждена была свернуть производство одних видов вооружений и развернуть серийное производство созданных в ходе войны для компенсации КАЧЕСТВЕННОГО превозходства образцов советской военной техники. СССР же к началу войны имел более широкий спектр образцов, чем Германия. Примером тому являются истребители МиГ-З, снятые с вооружения в ходе войны не потому, что они были плохи, а потому, что у Германии не было самолётов высотной бомбардировочной авиации, аналогичных советским Пе-8 и американским “летающим крепостям”, для борьбы с которыми МиГи предназначались, а изпользование их в качестве истребителей поля боя было неэффективным. Также в 1941 г. была снята временно с вооружения 57-мм противотанковая пушка ЗиС-2, поскольку у немцев не было достаточно крепкого танка; с теми, что были, вполне управлялись 45-мм противотанковые орудия, бывшие к тому времени на вооружении; ЗиС-2 была вторично принята на вооружение уже в ходе войны.

В 1941 г. все образцы советской новой военной техники, созданной после 1937 г. (!!!), обладали не только высокими по тем временам боевыми, эксплуатационными и ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМИ качествами, но и изрядным весовым и прочими запасами на модернизацию. Этот запас на модернизацию, ИЗНАЧАЛЬНО предусмотренный в проектах, в ходе массового серийного производства изпользовался для совершенствования техники без снижения объема производства в соответствии с потребностями фронта. Это хорошо видно на примере Т-34-76 и Т-34-85. Установка более мощной 85 мм пушки на тридцатьчетвёрке не сопровождалась усилением ходовой и двигательной части в пожарном порядке, поскольку при создании Т-34 первых серий с 76 мм пушкой изначально был предусмотрен весовой запас 5 тонн, благодаря чему танк был вполне конкурентоспособен до середины 50-х годов как минимум.

Следует отметить, что благодаря сионо-интернацистскому характеру государственных переворотов в России в 1917 г., вызвавших убыль национальной интеллигенции, в разработке и организации производства военной техники принимало участие относительно большое количество представителей еврейского населения СССР. Подавляющее большинство из них в те годы работало добросовестно на благо страны.

Германия, разсчитывая на блицкриг, вступила в войну с СССР, не имея новых образцов военной техники, поскольку надеялась управиться с новым противником образцами вооружения, опробованными ею в ходе гражданской войны в Испании. К 1941 г. многое из этого устарело, а остальное изчерпало более половины модернизационного запаса. В итоге, в ходе войны Германия встала перед необходимостью разработки и серийного производства нового поколения вооружений, что и в мирное время представляет определённые трудности. При этом Германия так и не смогла создать аналогов Т-34, ИС, “Катюши”, Ил-2, некоторых артиллерийских систем.

Поколение военной техники СССР, предшествующее поколению 1941 г., выигравшему войну, было принято на вооружение в конце 1920-х - начале 30-х годов и к 1941 г. полностью изчерпало свои модернизационные запасы и устарело. Именно оно было изпользовано в ходе войны с Финляндией 1939 - 40 гг., и именно по нему Германия оценивала военно-технический рейтинг СССР: 9 января 1941 г. А. Гитлер заявил, что «русские вооружённые силы - глиняный колосс без головы».

В СССР НЕ БЫЛО СОЗДАНО ОДНО ПОКОЛЕНИЕ БОЕВОЙ ТЕХНИКИ, КОТОРОЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ ПРИНЯТО НА ВООРУЖЕНИЕ В 1937 - 38 гг. И КОТОРОЕ К 1941 г. ИЗЧЕРПАЛО БЫ НЕ БОЛЕЕ 50 % МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ЗАПАСА.

“Красная звезда” 17.04.1991 г. в статье “Как судили Тухачевского” приводит диалог члена суда В.К.Блюхера и подсудимого И.Э.Якира:

«Блюхер - Якиру: В чем конкретно выражалась ваша подготовка поражения авиации Красной Армии в будущей войне?

Якир: Я вам толком не сумею сказать ничего, кроме того, что написал… В вопросе комплектования кадров, материально-технического снабжения и т.д.».

Ответ на этот вопрос мог быть только один - не было создано новое поколение авиационной техники, которое можно было бы принять на вооружение в 1937 г. По этой причине Якир и не смог сказать, что было им сделано не для поражения (о чём его спросили), а для победы (что входило в круг его должностных обязанностей как члена РВС 1930 - 1934 гг. и члена ЦК с 1934 г., с 1925 по 1937 гг. командовавшего военными округами).

Маршал М.Н.Тухачевский с 1934 г. занимал пост Начальника Вооружений Красной Армии, а с 1936 г. был 1-м заместителем Наркома обороны. Исчезнувшее поколение вооружений должно было создаваться именно в это время, под общим руководством Начальника Вооружений. В 1934 г. КБ Василия Гавриловича Грабина (1900 - 1980) создало пушку Ф-20. Пушка полностью удовлетворяла тактико-техническим требованиям, предъявленными Главным артиллерийским управлением, а по весу была даже легче.

После стрельб в присутствии М.Н.Тухачевского состоялся диалог, который В.Г.Грабин приводит в своих возпоминаниях:

«Я обратился к Тухачевскому:

- Скажите, пожалуйста, может ли наша пушка удовлетворить современным требованиям Красной Армии?

Я ожидал прямого ответа, но услышал другое:

- Вам надо ещё поработать над ней и постараться уменьшить вес.

- Пушка на двести килограммов легче, чем задано в тактико-технических требованиях Артиллерийского управления.

- Это хорошо, но нужно ещё снизить вес.

- Хотелось бы знать предел, к которому мы должны стремиться.

- Чем меньше, тем лучше, - ответил Начальник Вооружений. На этом беседа закончилась».

Далее сообщается что Ф-20 принадлежала к тупиковой ветви полууниверсальных полевых орудий. Их “полууниверсальность” заключалась в том, что они были “способны” стрелять и по самолётам, и по наземным целям. Тухачевский, не дав ей положительной оценки, подтвердил мнение Грабина о нецелесообразности создания универсальных систем. Но какая пушка нужна армии, Начальник Вооружений конструктору так и не сказал.

В инициативном порядке в КБ Грабина была создана пушка Ф-22 - ранний прототип ЗиС-З, будущего лучшего 76 мм дивизионного орудия второй мировой войны. На полигоне её отказались поставить на сравнительные с другими пушками изпытания стрельбой в присутствии Сталина и членов Правительства. Грабин обратился к Тухачевскому с просьбой предъявить и Ф-22 к стрельбовым изпытаниям и получил отказ. Грабин пишет:

«Видя всю безъизходность нашего положения, я заявил Тухачевскому, что при докладе руководителям партии и правительства скажу, что нашу третью пушку закрыли в сарае и все мои просьбы вплоть до обращения лично к Начальнику Вооружений не привели к положительному результату.

- Так и скажете? - спросил Тухачевский.

- Да, так и скажу.

- Хорошо, мы поставим вашу третью пушку, но стрелять из неё не будем.

- Согласен.

Не мог я настаивать на стрельбе, потому что прочность ствола мы не успели проверить».

В итоге пушка Ф-22, которую пытались СКРЫТЬ от высшего руководства страны при попустительстве или ПРЯМОМУ указанию М.Н.Тухачевского, вызвала наибольший интерес у Сталина и в армейских кругах. Сталин лично интересовался ходом изпытаний различных артиллерийских систем, знал их конструкторов, беседовал с ними, вникал в их проблемы - военно-технические, организационно-технологические и другие - и имел своё ОБОСНОВАННОЕ мнение. По этому мнению пушка Ф-22 была признана перспективной, было признано целесообразным работать над нею дальше и совершенствовать. Тухачевский же написал Сталину письмо с предложением свернуть работы по Ф-22; это предложение не соответствовало представлениям Сталина о положении дел в артиллерии, и Сталин разпорядился оказывать содействие Грабину в доводке орудия.

Тухачевский препятствовал развитию ствольной артиллерии, поскольку был сторонником её “альтернативы”: реактивной артиллерии и безоткатной газодинамической (базуки). Газодинамическая артиллерия компенсирует отдачу за счёт газового факела выстрела. Газодинамическая пушка легче чем обычное орудие, но требует в 3 - 5 раз более мощного порохового заряда для выстрела. Поэтому, выигрывая в весе пушки и упрощении её конструкции и материалов, проигрывали в рациональном изпользовании боеприпасов. Это особенно заметно при массовом изпользовании артиллерии, вызывающем необходимость подвоза большого количества боезапаса на позиции, в том числе и под огнём противника. Кроме того, газовый факел при выстреле требует мер по защите орудийного расчёта: необходимо прятаться в укрытие. Скорострельность газодинамической пушки в силу этого определяется легкоатлетическими качествами расчёта. Динамореактивный принцип по этим причинам не годится для всей скорострельной артиллерии: противотанковой, зенитной; и стреляющей из закрытых помещений - танковой и казематной. М.Н.Тухачевский с этим не соглашался, и Грабин приводит его слова:

«Вы только поймите, какие громадные преимущества даёт динамореактивный принцип! - с горячностью заговорил Тухачевский. - Артиллерия приобретет большую манёвренность на маршах и на поле боя, и к тому же такие орудия значительно экономичнее в изготовлении. Это надо понять и по достоинству оценить!»

Грабин возражал, указывал на низкую скорострельность, плохую кучность боя и вызванный этим повышенный разход и без того более мощных зарядов. Сделав вывод о том, что безоткатная пушка не в ладах с экономикой, Тухачевский подвел итог беседе:

«- Вы молодой конструктор, подающий большие надежды, но вы не замечаете того, что тормозите развитие артиллерии. Я бы посоветовал вам ещё раз более тщательно проанализировать вопрос широкого применения динамореактивного принципа, изменить свои взгляды и взяться за создание безоткатных орудий».

Подведем итоги:

· Будучи начальником, Тухачевский избегает прямых ответов на вопросы подчинённых о целесообразных направлениях их деятельности.

· Грабин Тухачевскому толкует про ЭФФЕКТИВНОСТЬ БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ, а Тухачевский Грабину толкует про “экономичность” производства и перевозок, обходя стороной вопрос о боевом применении.

· Тухачевский пытался скрыть пушку Ф-22 - новое научно-техническое достижение - от вышестоящего руководства, а впоследствии пытался дискредитировать эту пушку в письме Сталину. Дело было спасено только тем, что Сталин ЛИЧНО вникал во все военно-технические разработки и имел своё мнение о них.

· Тухачевский пытался своим авторитетом надавить на Грабина и изменить направление работы его КБ, фактически шантажируя вредительством («вы не замечаете того, что тормозите развитие артиллерии»).

Поддайся Грабин давлению Тухачевского, восторжествуй в деле создания артиллерии точка зрения Тухачевского, - в 1941 г. не было бы советского преимущества в артиллерии, именно благодаря которому немецкие танковые клинья всё же завязли. Немецкие танки увязли в артиллерии РККА, а не в пехоте и не в коннице.

Точно так же после 1937 г. было обеспечено советское превозходство в области звукометрической артиллерийской разведки, благодаря чему была выиграна контрбатарейная борьба в ходе ленинградской обороны, и советская артиллерия УСПЕШНО справлялась с подавлением немецкой артиллерии всю войну. Немецкая артиллерия с этой задачей справиться не могла. Один из немецких генералов высказался так, что за войну ему приходилось видеть уничтоженные русские батареи - раздавленные танками, смешанные с землей авиацией, взятые штурмом пехотой. Но он ни разу не видел батареи, уничтоженной артиллерийским огнём. Советская же артиллерия благодаря работоспособной звукометрии успешно подавляла германскую артиллерию на её боевых позициях. Прямая заслуга в этом маршала Н.Н.Воронова, Командующего артиллерией Красной Армии. Его предшественник (между прочим еврей) полагал, что звукометрия - «обуза для артиллерии», и изпользовал личный состав звукометрических подразделений на хозяйственных работах в частях.

Есть и другие свидетельства, что после «дела Тухачевского» процесс перевооружения Красной Армии ускорился. В частности, ВМФ получил торпеду образца 1938 г. До этого на вооружении стояла устаревшая торпеда образца 1912 г. Во времена Тухачевского принять новую торпеду на вооружение было невозможно, поскольку она крутилась в нескончаемом круговороте изпытаний и переделок. Торпеда была хорошей, Германия же вступила в войну в 1939 г. с невзрывающимися торпедами и занималась их доводкой уже в ходе войны. Улучшать же можно до безконечности, но, чтобы иметь на это право, надо иметь на вооружении современный образец, а не музейный. Вредительство было. Были ли М.Н.Тухачевский и некоторые другие сознательными вредителями или по самоуверенности стали слепым орудием, управляемым в обход контроля сознания извне, но именно в тот период, когда Тухачевский занимал должность Начальника Вооружений РККА, НЕ БЫЛО СОЗДАНО НЕОБХОДИМОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВООРУЖЕНИЯ, что позволило Гитлеру и Генеральному штабу Вермахта оценить военный рейтинг СССР как достаточно низкий. Можно только гадать, что было бы, если бы “военный гений” - М.Н.Тухачевский - возглавлял Наркомат обороны в 1941 г. и как бы он проявил свои военные таланты

. Деятельность же его на посту Начальника Вооружений говорит однозначно, что в 1941 г. в Вооружённых Силах СССР было бы в изобилии “нетрадиционной” военно-технической экзотики, но воевать было бы нечем. С юридическим же оформлением такого обвинения естественно возникают трудности; были они и в 1937 г. Юридическое оформление предлога трудностей не вызывает и не вызывало. Но и реабилитация в годы перестройки “безвинных” юридических трудностей тоже не вызывает, поскольку также основана на предлоге - 50-летнем ветхозаветном цикле “всепрощения”: 87 - 50 = 37. Процессы 1937 г. были, но в 1941 г. массовой пятой колонны в СССР не было. У остальных противников Германии не было предвоенных процессов, но пятая колонна сыграла активное участие в поражении их войск и создании оккупационных режимов.

В этом же и ответ на вопрос: не клевещет ли Грабин на Тухачевского? - Не клевещет, поскольку посмертным оправданием Тухачевскому и К0 могло бы служить ТОЛЬКО “исчезнувшее” поколение вооружений 1937 - 1938 гг. Правота же Грабина доказана на полях сражений Великой Отечественной войны и последующим развитием ракетных войск и ствольной артиллерии. Это - лучшие вещественные доказательства. Отсутствие вещественных доказательств у противоположной стороны “безвинно” осуждённых в процессах над военными - тоже улика, обличающая их вину.

Вывод из всего этого один: ОДИНАКОВОЕ ДЛЯ «ЗАСТОЯ» И «ПЕРЕСТРОЙКИ» СТРЕМЛЕНИЕ К АЛЬТЕРНАТИВНОМУ ПО ОТНОШЕНИЮ К НАТО РАЗВИТИЮ “НЕТРАДИЦИОННЫХ” ВИДОВ ВООРУЖЕНИЙ ПРИ СДЕРЖИВАНИИ РАЗВИТИЯ УЖЕ СЛОЖИВШИХСЯ СИСТЕМ ОРУЖИЯ, ПРИ ИГНОРИРОВАНИИ СТРУКТУРЫ ВООРУЖЕНИЙ НАТО (пресловутая «асимметрия») в практике военного строительства СССР ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОПАСНОСТЬ ДЛЯ СТРАНЫ В ВОЕННОМ ОТНОШЕНИИ, ПОТОМУ ЧТО ПОНИЖАЕТ ЕЁ ВОЕННЫЙ РЕЙТИНГ.

Вся военно-техническая экзотика, новые виды вооружений не являются альтернативой уже существующим. Они только дополняют их в момент появления, а впоследствии развиваются наряду с классическими, вытесняя их либо в ходе ПРАКТИЧЕСКОГО БОЕВОГО применения, либо в ходе СИСТЕМАТИЧЕСКИХ крупномасштабных учений и эксплуатации в войсках.

Важен вопрос и о глубоком понимании причин катастрофы, в июне 1941 г. НИ О КАКОЙ ВНЕЗАПНОСТИ ГЕРМАНСКОГО НАПАДЕНИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И РЕЧИ, поскольку Военно-Морские Силы СССР встретили войну в полной боевой готовности и отразили огнём первый же налёт немецкой авиации на военно-морские базы. Боевая тревога на флотах была объявлена до того, как начали рваться бомбы. Высшее руководство государства, безусловно, допускало ошибки; было и вредительство, но если один вид вооружённых сил и в этих условиях встретил начало войны после объявления боевой тревоги, то это означает, что в других видах вооружённых сил, НАХОДИВШИХСЯ В ТЕХ ЖЕ УСЛОВИЯХ, действовали какие-то сдерживающие факторы, которых не было в ВМС.