Военное дело - отрасль культуры народа. Но военно-морская культура и культура сухопутных войск - два качественно различных вида военной культуры. Традиции армии и флота России складывались с петровских времён в различных условиях.

Командир корабля, эскадры, не имея радиосвязи, за тысячи миль от Родины был поставлен в такие условия, что вынужден был принимать на себя ответственность САМОДЕРЖАВНОЙ общегосударственной власти - царскую ответственность перед всеми народами России за последствия своих действий. Это требовало от моряков общегосударственного образа мыслей, изходящего из долговременных интересов страны. Это ярко видно в деятельности Ф.Ф.Ушакова, Д.Н.Сенявина, руководителей кругосветных экспедиций. Именно по этой причине Г.И.Невельской, изходя из долговременных интересов России, нарушал рескрипты Николая I, писанные австрийским евреем Нессельроде, и Николай I, гневаясь на нарушения рескриптов, в то же время соглашался с действиями Невельского. Поэтому Амур и Приморье - часть России, а не “заморская территория” Англии.

И различия между гвардией и не-гвардией на море - это различие сухопутное, поскольку перед возможностью навигационной ошибки и разгулом морской стихии равны и гвардейский экипаж императорской яхты и экипаж рядового фрегата, отправляющегося куда-то по делам службы.

В сухопутных же войсках не так: во всех армиях и военных округах есть “придворные части” и собственно армия, которая разквартирована по дырам, тянет армейскую лямку в мирное время, а в военное - первой платит своей кровью за ошибки и преступления центра.

Адмиралами не становятся в мгновение ока; в адмиралов вырастают молодые люди, но растут они в обстановке корабельного и эскадренного самодержавия, т.е. концептуального самовластья общегосударственного уровня ответственности. И не случайно на военных советах российского флота младший по чину ПЕРВЫМ высказывал своё мнение, как бы примеряя ношу ответственности. И так было в течение веков: на плечах командира корабля лежала общегосударственная ответственность, в то время как он не знал иногда в состоянии войны или мира находится его страна со страной-владельцем встречного корабля.

Условия морской службы в военно-морской культуре формировали общегосударственный образ мышления у всех: от нижних чинов до адмиралов.

На суше всё было иначе. Сухопутный командир всегда находился под контролем высшего начальства и всегда имел возможность в той или иной мере переложить свою ответственность на плечи высшего начальства. Перекладывание ответственности вверх по служебной лестнице, вплоть до государя императора, закономерно кончается Аустерлицем, даже если император и имеет какое ни на есть военное образование.

Именно поэтому Цусима случилась на сто лет позднее Аустерлица. Для того, чтобы стали возможными Порт-Артурская ночь 08/09.02.1904 (нового стиля), Цусима, необходимы были телеграф и радио, позволившие единоначальнику перекладывать свою ответственность на Петербург. В этом же причина и американского Перл-Харбора 07.12.1941 г., хотя, там, похоже, не обошлось без масонского провокационного вмешательства со стороны Вашингтона, отвергшего ряд целесообразных предложений местного командования.

Военный рейтинг морской культуры России был всегда высок. И историки “владычицы морей” предпочитают не вспоминать о таких фактах, как уход Нельсона от Ревеля (Таллинн); как неудачу со взятием в плен эскадры адмирала Д.Н.Сенявина, когда ввязываться в бой с русскими не хотелось, а принудить к сдаче не смогли и согласились взять русскую эскадру «на сохранение до конца войны»

; как десантную операцию в Петропавловске-Камчатском и артиллерийскую дуэль с соловецкими монахами в ходе крымской войны. В 1917 г. ВМС США хотели жить умом адмирала А.В.Колчака, но он был патриот и отказался.

За двадцать лет советской власти сионо-интернацизм, уничтожив представителей старой армии, не смог изкоренить военную культуру России. После “необоснованных” репрессий

1937 г. началось закономерно обоснованное возрождение военной культуры России.

Ошибки высшего политического руководства СССР в первой половине 1941 г. оказывали влияние и на деятельность Наркомата Обороны, в вйдении которого находились сухопутные войска, и на деятельность Наркомата ВМФ.

В том, что Флот встретил войну по боевой тревоге, проявился САМОДЕРЖАВНЫЙ образ мыслей, возпитанный в высшем командном составе ВМФ СССР российской морской культурой.

В том, что Сухопутные войска были застигнуты врасплох немецким нападением, проявилась ВЕРНОПОДДАННОСТЬ, возпитанная военной культурой российской армии и лейб-гвардии. К утру 22 июня 1941 г. российскую армию привела та же сила, что и к солнцу Аустерлица: собственная верноподданность в сочетании с недостаточной компетентностью в вопросах стратегии высшего политического руководства государства.

* * *