Нравится или не нравится “ястребам” и чистоплюйствующим “пацифистам”, но военное противостояние СССР и НАТО - реальность глобального исторического процесса. Оно возникло не в один день и было предопределено даже не ХХ веком, а ходом самого процесса; не в один день оно и исчезнет. Прекратиться же противостояние может либо в результате уничтожения и порабощения народов страны сионо-интернацизмом (вариант общепланетарного инферно - “Час Быка” И.А.Ефремова), либо в результате смены интернацистской глобальной концепции анти-толпо-“элитарной” концепцией, либо в результате глобальной катастрофы. Первый вариант не устраивает народы, хотя и приемлем для “элиты”, последний вариант неприемлем ни для кого, кроме тех, кто считает, что после него - хоть потоп. Поэтому, чтобы всё не завершилось катастрофой, к военному противостоянию, болезненным явлениям в развитии вооружённых сил надо относиться без истерики - тем более, что все военные проблемы могут быть разрешены только после объединения народов хотя бы основных государств и их блоков на открыто анти-толпо-“элитарном” концептуальном уровне при глобальной ответственности всех.

Военное противостояние, как и все другие ПРОЦЕССЫ в природе и обществе, обусловлены объективным развитием объемлющих и вложенных по отношению к нему процессов. Оно может быть устойчивым - и это будет мир; оно может потерять устойчивость - и это будет война. «Хочешь мира - готовься к войне!» - это известно с детских лет всем, и большинство думает, что это первый принцип мирного сосуществования.

Но он только ТРЕТИЙ (в порядке значимости) принцип поддержания мира при противостоянии ТОЛПО-“ЭЛИТАРНОЙ” СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ. Он был известен ещё римлянам. Но Рим сам был толпо-“элитарен”, и по этой причине в нём этот принцип стал даже не вторым, а первым. И пока он первый в векторе целей управления обществом в глобальном историческом процессе, будет длиться гонка вооружений; будет существовать статистическая предопределённость потери устойчивости процесса военного противостояния; будет кто-то стремиться нарушать эту устойчивость искусственно, как делало это сионо-масонство на протяжении веков.

ВТОРЫМ принципом является: «Хочешь мира - впиши врага в концепцию твоего развития. Веди агрессию методом культурного сотрудничества». На этом стоит веками надиудейский предиктор и масонство. Он известен посвящённым в их тайны, но для толпы “не существует”.

Но ПЕРВЫМ принципом всё же является: «Хочешь мира - размывай толпо-“элитарную” социальную организацию у себя и у твоего нынешнего потенциального противника; занимайся УПРЕЖДАЮЩИМ вписыванием».

Эти три принципа образуют взаимовложенную целостность процессов; третий вложен во второй; и они вместе вложены в первый.

Но третий принцип - «хочешь мира - готовься к войне» - всё равно играет свою роль.

Поэтому необходимо поддержание двух генеалогических ветвей вооружений, развиваемых с временным сдвигом друг относительно друга на 50 % изчерпания модернизационного запаса, дабы всегда быть на достаточном КАЧЕСТВЕННОМ научно-техническом уровне, и у потенциального агрессора не возникало уверенности в возможности победного блицкрига. Качественные характеристики боевого применения и технологичности их производства первенствуют над прочими характеристиками вооружений. Создание любой техники, в том числе и военной, тоже полная функция управления, в начале которой лежит КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ со всеми вытекающими из этого утверждения следствиями, включая тандемный принцип.

Промышленность должна быть готова к массовому увеличению выпуска новых образцов, дабы потенциальный агрессор был уверен в затяжном характере планируемой им войны. Спектр вооружений не должен быть уже, чем у потенциальных противников.

Структура вооружённых сил и организация боевого дежурства должна демонстрировать потенциальному противнику неспособность его защититься от ответного удара с приемлемым ущербом в случае нанесёния им первого массированного удара.

СССР должен иметь: сухопутные войска общего назначения и авиацию; военно-морской авианосный флот; войска ПРО/ПВО страны; космическо-морскую-авиационную единую систему освещения обстановки, управления, целеуказания; стратегические средства поражения объектов на территории потенциального противника в составе ВМФ, авиации, сухопутных войск. По отношению к современному состоянию это означает: необходимость ликвидации отставания СССР в скрытности подводных лодок; целесообразность строительства полноразмерных атомных авианосцев водоизмещением не менее 95.000 с катапультным стартом самолётов; размещение подавляющего большинства ядерных зарядов на мобильных средствах запуска (автомобили, поезда, суда, корабли, самолёты и т.п.); создание ПРО/ПВО территории; создание средств нейтрализации СОИ, поскольку необходимость СОИ для США вызвана их озабоченностью по поводу эффективности их первого удара, который должен быть, по их мнению, обезоруживающим.

Могут возникать отставания. При этом отставание по качественным характеристикам военной техники более опасно, чем по количественным характеристикам.

Более опасно отставание по средствам управления войсками, чем отставание по средствам освещения обстановки и целеуказания, что ярко видно на примере Армии и Флота СССР 22.06.1941 г. Флот имел преимущество в средствах управления.

Более опасно отставание по средствам освещения обстановки и целеуказания, чем отставание по средствам поражения. Это наиболее ярко видно на примере выигрыша контрбатарейной борьбы советской артиллерией - благодаря превозходству СССР в звукометрии; уничтожением в ночных боях итальянских крейсеров “Пола”, “Зара”, “Фиуме”, не имевших радиолокаторов, и линейного корабля “Шарнхгорст”, утратившего его при первом же попадании; неспособности вывести на цель ночью истребитель ПВО, не имеющих радиолокационных систем целеуказания оружию и т.п.

При этом особую опасность представляет нарушение баланса сил и средств; это явление плохо поддаётся формализации в мирное время, но страшно проявляется в процессе боевых действий. Особенно страшно оно при увлечении высшего руководства нетрадиционными “альтернативами”, большинство из которых потенциально опасно только для абстрактно-теоретического противника. Все новинки должны находить своё место в общей структуре вооружений, уже сложившейся к моменту их появления, и дополнять её. Безусловно, что традиционные средства должны совершенствоваться с учётом возможностей появления новинок. Но вытеснение их из арсенала носит характер процесса, а не скачкообразного обесценивания, как в военной теории.

Поскольку подавляющее большинство технологий, конструкционных материалов, комплектующих потенциально обладают более широким, нежели военное, изпользованием, то к созданию военной техники надо относиться, как к полигону научно-технических идей и стремиться к наиболее широкому внедрению научно-технических достижений во всех отраслях народного хозяйства, дабы в перспективе стандарты на продукцию гражданского назначения стали выше, чем на военную (конверсия стандартов).

Военная техника, обладающая ресурсом более 15 лет, должна ИЗНАЧАЛЬНО создаваться, изходя из принципа: объект должен быть приспособлен конструктивно к комплексной модернизации агрегатно-блочным методом, дабы за время его службы в вооружённых силах можно было поддерживать его тактико-технические характеристики на удовлетворительном уровне. Это касается прежде всего кораблей, тяжёлых самолётов бомбардировочной и транспортной авиации, бронетанковой техники и автомобилей спецназначения. Корабли и самолёты-однодневки способны разорить любую экономику.

Экономия на обороноспособности без ущерба для обороноспособности может быть осуществлена только через изпользование технологий двойного назначения, конверсию стандартов, проектирование долгоживущих объектов в расчёте на комплексную модернизацию в процессах их жизненного цикла.

Оборонительный характер военного строительства СССР должен проявляться в численности личного состава сухопутных войск не большей, чем численность сухопутного состава НАТО и сопредельных стран на территории которых присутствуют военные базы стран НАТО и их воинские контингенты.

В составе ВМФ СССР оборонительный характер военного строительства должен проявляться как отсутствие военно-морской системы обеспечения стратегического десантирования на необорудованный обороняемый берег. Это не значит, что не следует развивать десантные силы ВМФ, но их численность не должна пугать сухопутные войска территорий США, Канады и наших дальневосточных соседей.

Освобождение от собственного ядерного оружия можно проводить только в процессе создания и демонстрации эффективности высокоточных неядерных средств большой дальности.

Военно-техническая политика должна быть зеркалом для отражения вооружений НАТО, при этом необходимо НАТО разъяснить, что «неча на зеркало пенять, коли рожа крива», а военному командованию НАТО следует заняться глобальной социологией, тогда и откроются пути к разоружению. Анализ литературы, вышедшей из-под пера военных деятелей НАТО, говорит, что горячая война, военное противостояние, переход одного в другое их интересуют сами по себе. Отношение их к этим проблемам носит такой же характер отвлечённости от реального исторического процесса человеческой жизни, как во всей шахматной литературе: белые начинают… и выигрывают или проигрывают? Мы играем белыми или чёрными? Если мы играем чёрными - тогда так; если мы играем белыми - тогда сяк. А если все серые? Как тогда играть? По каким правилам? Появление ядерного оружия сделало всех серыми, толпарями: и толпу, и “элиту”, и надиудейское псевдожречество. Наши военные несколько лучше, поскольку их утверждение об агрессивности Запада по отношению к России (СССР) подтверждены исторической практикой 1604 - 1613, 1812 и 1941 гг., и они лучше понимают, что война возникает вне сферы военного дела. Здесь не создать правил: пора прекращать играть. Надо жить, а не выживать. В пределах сферы военного противостояния ключей к миру нет; для англоязычных (не все же русскоязычные) здесь двусмысленность: peace и world одновременно.