50 знаменитых царственных династий

Вологжина Наталья Игоревна

Панкова Мария Александровна

Батий Яна Александровна

Скляренко Валентина Марковна

Египет

 

 

IV ДИНАСТИЯ

[13]

Египет имеет репутацию одного из древнейших очагов цивилизаций. Как свидетельствуют археологические данные, это государство возникло в конце IV тысячелетия до н. э., а окончательно утратило независимость в 525 году до н. э., когда после военного поражения у Пелузии превратилось в персидскую провинцию. За это время на престоле Древнего Египта, который египтяне называли Ta-Хемет, то есть Черная страна, сменилось 26 династий.

О времени правления I и II египетских династий почти ничего не известно. По преданию, основателем трона фараонов был Менее, который заложил столицу государства в Мемфисе. Здесь он построил храм богу Пта, который в те времена считался главным богом египтян, установил в государстве законы и обычаи поклонения богам. Именно Минее велел подданным считать себя сыном бога Солнца, Амона, и эта традиция прекратилась только после потери независимости.

Время правления I и II династий (3000–2800 до н. э.) принято называть Ранним царством. Однако ранний период истории Древнего Египта, как правило, начинают с эпохи Древнего царства (2800–2250 до н. э.), в течение которого правили III–VIII династии.

Самой знаменитой династией Древнего царства считается IV, основателем которой был фараон Снофру. К ней относятся также фараоны Хуфу (Хеопс), Хафра (Хефрен) и Менкаур (Микерин), широко известные, прежде всего, благодаря своим колоссальным гробницам — пирамидам, ставшим символом Древнего Египта. Их строительство потребовало колоссального труда сотен тысяч людей и огромных материальных затрат. Однако Хуфу и Хафра не смогли воспользоваться предназначенными им гробницами. По преданию, которое известно благодаря Диодору Сицилийскому (ок. 90–21 до н. э.), восставший в Египте народ грозился вытащить их тела из усыпальниц, поэтому оба были похоронены в потаенных местах. Менкауру повезло больше. Его мумия упокоилась в погребальной камере усыпальницы и была обнаружена археологами.

Пирамида Хуфу — самая большая из всех египетских пирамид. Это настоящая гора. Ее высота превышает 146 м, а длина каждой стороны основания равняется 230 м. Рядом с пирамидой Хафры находится еще одно чудо древнего мира — вырубленный из цельной скалы Большой Сфинкс — воплощение бога Хармахиса (Хорэмахета, т. е. Гора). Предполагают, что его лицо — это скульптурный портрет самого Хафры.

Но не только пирамидами знамениты фараоны IV династии. При них наибольшего развития по сравнению с предыдущим периодом достигла централизация управления. Все высшие государственные должности занимали многочисленные члены царской семьи. Это укрепило Ta-Хемет и позволило Снофру (XXVII век до н. э.) начать завоевательные войны сразу по трем направлениям: на юг, в Нубию; на северо-восток, в Синай и Палестину; на запад, в сторону ливийских племен. В результате его походов к Египту был присоединен Синайский полуостров с богатыми медными рудниками, построена «стена Князя» — линия оборонительных сооружений, защищавших северо-восточные границы дельты Нила. Укреплению египтян на Синайском полуострове способствовала возведенная фараоном крепость — дом Снофру. Поход Снофру в Нубию также завершился успешно. В плен было взято семь тысяч нубийцев. В Египет пригнали двести тысяч голов скота.

В результате правления первого фараона IV династии Египет превратился в огромную державу, которая контролировала захваченные территории в Нубии, на Синае, часть земель ливийских племен. Постоянный приток дани от завоеванных народов и позволил наследникам Снофру возвести пирамиды. Однако их строительство потребовало огромного напряжения сил и привело к истощению страны. Геродот писал: «Хеопс поверг Египет во всевозможные беды. Прежде всего, он запер все храмы и запретил египтянам приношения жертв, потом заставил всех египтян работать на него [на строительстве пирамиды]».

Жизнь народа стала невыносимой. Фактически все население страны занималось рабским трудом. У народа отняли даже возможность молить богов об облегчении своей участи. Возмущение аристократии и правителей в провинциях вызывала и чрезмерная централизация власти. В папирусе Весткара приводятся древние сказания о том, что жена одного из жрецов зачала трех сыновей от самого бога Ра, и эти сыновья стали основателями новой Y династии. Этим, по-видимому, сказители хотели подчеркнуть, что смена IV династии была угодна богам. Ученые предполагают, что фараоны, построившие великие пирамиды, были свергнуты насильственным путем.

 

XVIII ДИНАСТИЯ

Наибольшего могущества Древний Египет достиг в период Нового царства (1555–1070 до н. э.), во времена правления XVIII династии. До ее прихода государство находилось во власти гиксосов — предводителей воинственных племен скотоводов-кочевников, пришедших из Палестины. Сто двадцать лет правили они в Египте, приняв даже титул фараонов. Однако со временем в Фивах усилились египетские правители, которые считаются основателями XVII египетской династии. Последний ее представитель, Камос, начал открытую борьбу с захватчиками. Однако изгнать их из Египта удалось только его брату, первому фараону XVIII династии, Яхмосу I (ок. 1580–1559 до н. э.).

Войска Яхмоса сумели захватить город-крепость Аварис, а потом продолжили преследование гиксосов вплоть до южной границы Палестины. Здесь Яхмос осадил важную в стратегическом значении крепость Шарухен и к концу третьего года осады взял ее. Это стало концом гиксосского государства. А Яхмос и его потомки сами превратились в завоевателей и значительно расширили свои земли.

Главными из царей-завоевателей XVIII династии были: Аменхотеп I (1559–1538 до н. э.), расширивший Египет в сторону Эфиопии, Тутмос I (1538–1525 до н. э.), совершавший поход в Азию, его дочь Хатшепсут, направившая экспедицию в страну Пунт (находившуюся то ли на западном берегу Аравии, то ли на сомалийском берегу Африки). Ее пасынок Тутмос III (1503–1491 до н. э.) сумел дойти до берегов Тигра и установил свое влияние в Передней Азии. А его наследники, Аменхотеп II (1491–1465 до н. э.) и Аменхотеп III (1455–1419 до н. э.), продолжили завоевания своих предшественников.

Для проведения активной завоевательной политики еще при первых фараонах этой династии была реорганизована египетская армия. У гиксосов египтяне переняли легкие колесницы с экипажами из двух человек. На вооружение были приняты новые формы мечей: массивный прямой и более легкий серповидный. Для перевозки воинов и грузов создали военный флот.

Завоевательная экспансия несколько ослабла во время правления Хатшепсут (1525–1503 до н. э.). Царица предпочитала действовать мягче, но хитрее. Вместо завоевательного похода она отправила в богатый благовонной смолой Пунт военно-торговую флотилию, которая привезла многочисленные подарки в знак покорности тамошних правителей. Власть Египта простерлась до побережья Красного моря.

Хатшепсут была первой в истории женщиной-фараоном. Трудно сказать, сколько сил и коварства понадобилось ей, чтобы добиться престола во времена, когда фараонами становились только мужчины. Известно, что мужем царицы был сын Тутмоса I и ее родной брат, Тутмос II. Он правил всего три года, большую часть времени проводил в военных походах и отличался жестокостью по отношению к побежденным. Это по его приказу египетское войско перебило всех мужчин у эфиопских племен. В живых были оставлены только дети, которых увели в рабство.

От одной из наложниц Тутмос II имел сына, тоже Тутмоса. У Хатшепсут же была только дочь. Тем не менее, именно мачеха, пользуясь молодостью пасынка, при поддержке влиятельных сановников взяла власть в свои руки. Хатшепсут объявила, что ее отец, Тутмос I, назначил фараоном именно ее. А через три года правительница Египта короновалась. Несмотря на то, что Тутмос тоже носил корону, власть в государстве целых двадцать лет оставалась за царицей, до самой ее смерти.

Тутмос III ненавидел мачеху. После ее кончины он приказал уничтожить все изображения царицы и упоминания о ней в текстах настенных надписей. А на следующий год повел войска в Палестину и Сирию.

Тутмос был талантливым полководцем. Он возобновил захватническую политику отца. Египтяне быстро разгромили объединенные сирийско-палестинские войска под городом Мегиддо, однако, увлекшись грабежами, город взять не смогли. Впоследствии Тутмос почти ежегодно совершал военные походы на земли Сирии и Палестины, завоевывая один город за другим. В результате многолетней борьбы за Сирию египтянам удалось взять Кадеш — крепость на Оронте, которая была главным оплотом сирийско-палестинского союза.

Однако на сирийские земли претендовало также сильное царство Митанни, расположенное в Верхней Месопотамии. Его войско выступило против Тутмоса III, но вскоре под ударами египтян было вынуждено уйти за Евфрат. Тутмосу этого было мало. Чтобы окончательно уничтожить противника, он по суше через пустыню переправил к Евфрату построенные в Финикии корабли, спустил их на воду и поплыл вниз по реке, грабя и разоряя прибрежные города и поселки. А еще через семь лет от войск Митанни не осталось и следа. Египтяне размели их, как пыль по ветру.

Держава, которую оставил Тутмос своим наследникам после 34-летнего правления, в середине XV века до н. э. простиралась от северной окраины Сирии до четвертых порогов Нила. Эфиопия, Сирия и Палестина платили Египту ежегодную дань. Не так часто, но все-таки достаточно систематически, прибывала дань и из Ливии. Со времен Хатшепсут дары фараону привозили и с побережья Красного моря.

Наследник Тутмоса III, Аменхотеп II, сразу после вступления на престол отправился в поход, чтобы подавить мятежи в Сирии и Палестине. Результатом стала смерть семи правителей мятежных городов. Их тела повесили на носу царского корабля. 100 тысяч воинов и мирных жителей были уведены в рабство. Не меньшей жестокостью отличались и другие походы этого фараона. Теперь правители подвластных Египту земель не решались противостоять завоевателям, предпочитая откупаться богатыми дарами.

Вероятно, поэтому правления Тутмоса IV (1465–1455 годы до н. э.) и Аменхотепа III отличались более мирной политикой. Тутмос даже женился на одной из митаннийских царевен. Оба фараона предприняли всего лишь по одному походу в Эфиопию для подавления мятежей, поскольку потребность в других военных кампаниях не возникала. Во времена их правления Египет считался самой мощной державой Древнего мира, а завоеванного ему было вполне достаточно. Но со временем могущество Египта как-то очень быстро стало рушиться. Первым толчком к этому стали реформы сына Аменхотепа III, Аменхотепа IV (1419 — ок. 1400 до н. э.), в истории более известного под именем Эхнатон.

Аменхотеп в переводе с древнеегипетского означает Амон доволен. В отличие от него, Эхнатон переводится как Атон доволен. Имя древнеегипетского бога Амона широко известно. Но кем же был загадочный бог Атон? Ответ надо искать в событиях короткой, но духовно наполненной жизни самого известного из египетских фараонов.

Эхнатон, десятый фараон XVIII династии, был одним из первых в мире религиозных реформаторов. За полторы тысячи лет до возникновения христианства он провозгласил единобожие.

Известно, что Эхнатон был сыном Аменхотепа III и Тии. Женившись на этой красивой и властной женщине, Аменхотеп III пошел против египетских обычаев, требовавших, чтобы царицей непременно была царская дочь. А Тия, будучи одной из обитательниц царского гарема, приходилась дочерью начальнику колесничих и стад храма бога Мина II.

Возможно, именно это сделало Аменхотепа IV непопулярным среди жрецов и знати. Но главное заключалось в том, что он, очевидно, не имел права на престол, поскольку наследование трона фараонов осуществлялось по женской линии. Правителем мог быть лишь сын старшей дочери умершего фараона. Известно, что у Аменхотепа III было по крайней мере три дочери — Изида, Хонт-ми-Хиб и Сатамон — и муж любой из них мог бы занять трон. А будущий реформатор, как известно, был женат на Нефертити, происхождение которой достоверно не установлено.

Тем не менее, новым повелителем Египта стал при невыясненных обстоятельствах именно Аменхотеп IV, и можно с уверенностью говорить о том, что трон достался ему не без борьбы. Возможно, именно это стало главным толчком к проведению политики, направленной прежде всего против могущественных жрецов, которые ревностно наблюдали за точным исполнением законов престолонаследия в Египте, а поэтому в глазах нового фараона представляли собой главную угрозу его положению.

Жрецы Амона непрестанно усиливали свою политическую власть и, противопоставляя себя фараонам, стремились направлять их действия. Видимо, наследники Тутмоса I ощутили это в полной мере, недаром уже до Эхнатона делались попытки противопоставить Амону другое божество.

Амон был в том числе богом Солнца, поэтому его соперниками могли стать только солярные божества. Среди них наиболее подходящим оказался Атон — особый образ бога солнца Ра в виде солнечного диска, культ которого возник в Египте еще при отце будущего реформатора, а возможно, и раньше. Известно, что прогулочное судно царицы Тип, в котором она плавала в специально выкопанном для нее пруду, называлось «Сияние Атона», а в текстах, найденных в одной из гробниц времен Аменхотепа III, упоминается титул «управляющий дворцом Атона».

Однако никто из правителей XVIII династии до фараона-реформатора не помышлял о низведении всех богов, стремились лишь к умалению культа Амона. Эхнатон же решил ввести единобожие, что для уровня духовного сознания того периода кажется невероятным. Была ли мысль о едином боге подсказана юному принцу? Сам ли он дошел до нее путем долгих раздумий? Или, будучи у власти, понял, что все попытки умалить значение Амона не дают результатов и необходимы более радикальные меры? Сейчас на эти вопросы ответить невозможно. Древние камни хранят молчание. Зато в общих чертах известно, как действовал фараон.

Уже в начале своего правления Аменхотеп IV дал понять окружающим, что по примеру отца и деда отдает предпочтение солнечному богу северных провинций Ра. Согласно традиции ритуальная коронация нового фараона должна была проходить в Ипет-Исут (совр. Карнак) — комплексе храмов на территории столицы Египта Фив. Но Аменхотеп IV предпочел древнейший центр почитания Ра, город Ону, более известный по греческому названию Гелиополь. Здесь, неподалеку от Мемфиса, первой столицы Египта, еще во время правления Аменхотепа III был построен небольшой храм Атона. Таким образом, новый фараон стремился залучиться поддержкой сильного гелиопольского жречества, сделав тем самым первый шаг к почитанию Атона.

Не отступая от задуманного, Аменхотеп IV начал активно внедрять новый культ. В Ипет-Исут было построено четыре храма: Гем-па-Атон («Солнечный диск найден»), Руд-мену-эн-Атон-эр-нехех («Крепки памятники солнечного диска навечно»), Тени-мену-эн-Атон-эр-нехех («Возвышены памятники солнечного диска навечно»), а также Хут-бенбен («Двор первобытного камня»), который был еще одним знаком почтения Гелиополю. Камень Бенбен считался одним из главных святынь этого города.

Вскоре Аменхотеп IV провозгласил единственным истинным богом Атона, а себя — его сыном. В то же время он сменил имя и стал называться Эхнатоном, то есть «Угодным Атону». А перед именем царицы было добавлено: Нефер-нефру-Атон — «Прекрасна красотами Атона».

На шестом году правления вместе с семьей, приближенными, воинами, новым жречеством, художниками и слугами фараон покинул Фивы и основал новую государственную столицу Ахетатон («Небосклон Атона») на месте, которое «не принадлежало никому из богов», и по его мысли должно было стать грандиозным святилищем единственного бога египтян. Ее строительство означало новый этап в развитии египетского искусства, которое именно в эти годы достигло наивысшего уровня.

Тринадцатого дня четвертого месяца сезона «перет» состоялась церемония основания города, на которую Эхнатон прибыл, подобно солнечному богу, на золотой колеснице. Он совершил жертвоприношение Атону из пива, хлеба, мяса длиннорогих и короткорогих быков, птицы, вина, фруктов, благовоний, воды и овощей. Затем Эхнатон обратился с речью к придворным и государственным чиновникам, которые простерлись ниц и целовали землю перед царем. Фараон заявил, что сооружает памятник для своего отца Атона, ибо услышал его голос. Именно Атон открыл ему, что это место навсегда останется «Страной света солнечного диска». Царь говорил: «Смотрите, сам Атон возжелал, чтобы для него построили этот город и тем прославили его имя. Этим городом управляет Атон, мой отец, а не какой-нибудь чиновник».

Царь действовал достаточно сурово и решительно. Поклонение старым богам было запрещено. С девятого года правления началось энергичное уничтожение имени Амона на культовых предметах и сооружениях. Ненавистное имя было стерто со всех изваяний, даже когда оно составляло часть имени отца Эхнатона. В некоторых случаях уничтожалось даже слово боги во множественном числе. Почитателей старых богов ждало суровое наказание. Например, на стенах одной из гробниц можно прочитать: «Всякий ненавистный [попадет] на плаху… он подпадет мечу, огонь пожирает его плоть… Обращает он [Эхнатон] мощь свою против тех, кто игнорирует учение его, милости свои к тем, кто знает его».

В своих реформах фараон опирался прежде всего на «новых людей», большая часть которых была незнатного происхождения. Вероятно, его поддерживала и армия, а также отдельные представители старой знати, неудовлетворенные своим положением при прежнем правлении. Это, однако, не помешало им всем после смерти фараона быстро отойти от его учения и вернуться к старым религиозным обычаям.

Все свои усилия Эхнатон сосредоточил на религиозных реформах. Однако авторитет фараона неудержимо падал, тем более что отсутствие должного внимание к проблемам внешней политики, касавшимся, в основном, азиатских владений Египта, привело к их частичной потере. Египтяне еще помнили о захватнических войнах, которые активно вели Тутмос IV и Аменхотеп III, и гордились их победами. В это же время на север от Египта образовалось крупное хеттское государство. Напрасно правители вассальных государств молили Эхнатона о помощи против хеттов. Царь оставался глух к этим просьбам, что не прибавило ему популярности во всех слоях египетского общества.

Фараон Эхнатон скончался в своей столице около 1400 года до н. э. Существует предположение, что он был отравлен. Во всяком случае, на одной из фресок изображено покушение на фараона. Однако убийство осталось не доказанным.

Смерть Эхнатона развязала руки его противникам, и страна возвратилась к прежним порядкам. И это понятно, ведь вековые традиции не могли исчезнуть за столь короткий промежуток времени, а реформы царя не принесли существенных изменений к лучшему. Неудивительно, что в декрете одного из наследников Эхнатона, Тутанхамона, бывшего еще недавно Тутанхатоном (ок. 1400–1392 до н. э.), явственно подчеркивалось, что культ Атона навлек на страну бедствия, а открытие храмов старых богов умилостивило их и вернуло Египту благоденствие. Годы правления Эхнатона и его трех преемников, связанных с культом Атона, в официальных летописях стали приписываться к годам правления фараона Хоремхеба. А если необходимость требовала упоминания имени реформатора, его именовали «врагом из Ахетатона».

Период, последовавший за смертью фараона-реформатора, содержит множество загадок. Известно, что преемника Эхнатона, который сохранил все так, как было при фараоне-реформаторе, звали Смнехкара (древнеегипетское — «Приносит благодеяния душа Ра»). Однако по поводу того, кем был этот фараон, ведутся нескончаемые споры. Некоторые исследователи утверждают, что так стали называть Нефертити. Другие же, очевидно с большим на то основанием, считают его сыном фараона Аменхотепа III от одной из второстепенных жен. Наиболее правдоподобной представляется гипотеза, что Смнехкара — это сын Эхнатона от его второй жены Кии либо брат Тутанхамона. А известный исследователь этого периода египетской истории М. Э. Матье называет его мужем старшей дочери Эхнатона, Меритатон, что вполне возможно, учитывая принятые у фараонов кровосмесительные браки. Тогда трон, по египетским понятиям, он занял на совершенно законных основаниях.

Предполагают, что Смнехкара прожил совсем недолго и царствовал не более трех лет. Сведения о смерти фараона и смерти его жены Меритатон отсутствуют, а потому они просто исчезли из поля зрения историков из-за отсутствия каких-либо данных. Далее власть перешла к юному Тутанхамону, мужу одной из дочерей Эхнатона, Анхесенпаатон. Он тоже умер совсем молодым, в восемнадцатилетнем возрасте, возможно, не своей смертью. Возврат к старым культам не спас его от ненависти жрецов или царедворцев. Однако все это не подтверждено какими-либо достоверными свидетельствами. Тутанхамону наследовал Ай.

Последним фараоном XVIII династии стал военачальник египетского войска Хоремхеб. Заручившись поддержкой жрецов, он женился на вдове Тутанхамона, дочери Эхнатона, которая звалась теперь Анхесенпаамон, и таким образом унаследовал трон. Хоремхеб окончательно восстановил прежние культы, выстроил огромный зал в Карнаке и провел несколько военных экспедиций, пытаясь восстановить пошатнувшееся могущество Египта, но успеха не достиг.

В результате правления Эхнатона и его преемников Египет потерял большую часть Сирии, а волнения в Палестине грозили утратой и ее территорий. Борьба с могущественным Хеттским царством, а также возвращение Сирии и Палестины в состав Египта стали основной задачей новой XIX династии.

 

XIX ДИНАСТИЯ

Фараоны XIX династии смогли восстановить былое величие Египта. Первым из них был Рамсес I. В переводе с древнеегипетского это имя означает «Ра [второе имя бога Солнца египтян] родил его». Возможно, этим его родители стремились подчеркнуть свою приверженность традиционному культу.

Столицей Рамсеса I и его сына Сети I (ок. 1337–1317 до н. э.) стал Мемфис, куда переехал царский двор после падения культа Атона. Однако религиозная реформа Эхнатона оставила значительный след в египетском обществе. Недаром третий фараон XIX династии, Рамсес II, перенес столицу в построенный им город Пер-Рамсес («Дом Рамсеса»), где местным божеством считался Сет — бог пустыни, олицетворявший войну, засуху и смерть. Видимо, Рамсес II крайне нуждался именно в этом боге-воителе, который в эпоху Древнего царства слыл покровителем фараонов.

В то же время фараон боялся порывать и с Амоном. Он развернул грандиозное строительство в Карнаке и Луксоре — главных оплотах жрецов бога Солнца. Храмы Амона, поражавшие своей монументальностью, возводились и в других частях Египта. Свидетельством тому служит знаменитый храм в Абу-Симбеле, перед входом в который вырублены четыре 20-метровые изваяния Рамсеса II. Возле ног этих изваяний расположены две сотни статуй его жен и детей.

Во внешней политике основатели династии стремились к восстановлению могущества Египта. Однако в определенной степени это удалось только Рамсесу II, прозванному Великим. Еще в ранней юности он стал соправителем своего отца Сети I, а после смерти второго фараона XIX династии унаследовал египетский престол.

Чтобы укрепить свое положение, новый фараон прежде всего подчинил себе жрецов Фив, поставив во главе их своего приспешника. Теперь, когда внутри страны его власти ничего не угрожало, Рамсес II мог начать походы, чтобы восстановить влияние Египта на отпавших от него территориях. Он быстро справился с ливийцами и одним из так называемых «народов моря», пришедших из Малой Азии и нападавших на Египет с моря и суши, а потом сосредоточил усилия на борьбе с Хеттским царством за господство на Ближнем Востоке.

Около 1312 года до н. э. Рамсес II начал войну, чтобы захватить город Кадеш в долине реки Оронт — ворота в прилегающие области Средней Сирии. Хеттский царь Муваталли предпринял обманный маневр. Он сделал вид, что отступил к Алеппо, а потом на подступах к городу бросил в бой против расслабившихся египтян боевые колесницы. Ожесточенное сражение длилось два дня. От разгрома египетские войска спасло только мужество фараона и подошедшее подкрепление. Но Кадеш взять не удалось. С хеттами было заключено перемирие, и Рамсес II ни с чем вернулся в Египет.

Однако неудача не сломила воинственный дух фараона. Через два года он возобновил войну и сумел взять город Дапур в Южной Сирии и ряд палестинских городов. Последующие годы Рамсес провел в почти непрерывных походах, воевал в Финикии и Северной Сирии; укрепил власть Египта над Палестиной и территорией за Иорданом. В Северной Палестине, в районе города Бет-Шеан, он возвел мощную крепость. Однако результаты военных действий Рамсеса II были не всегда успешными. Разгромить своего основного противника — Хеттское царство — ему так и не удалось.

Поняв, что военными средствами не удастся избавиться от опасного врага, подстрекавшего мелкие соседние государства к неповиновению Египту, Рамсес II решил действовать более гибко. Поэтому, когда хеттский царь Хаттусили III, напуганный угрозой от Ассирии и пришедших с Кавказа воинственных племен, примерно в 1296 году до н. э. предложил заключить мир, фараон согласился. По договору, древнейшему из известных мирных договоров, за Египтом были признаны права на Палестину, большую часть Финикии и часть Южной Сирии. В то же время все территории к северу отошли к хеттам. Стороны заключили между собой союз против возможного военного врага, обязуясь оказывать друг другу помощь в случае нападения. Рамсес II взял в жены дочь хеттского царя. Союзники обменялись клятвами богам и богатыми подарками. После этого более ста лет между Египтом и Хеттским царством не возникало никаких военных конфликтов.

Рамсес II правил более 66 лет и умер в возрасте около девяноста лет. Это время стало расцветом Египта времен XIX династии. Однако уже при его преемнике, Мернептахе (1251–1231 до н. э.), положение начало меняться к худшему. Египту стали угрожать «народы моря». В решительной битве в районе дельты Нила, развернувшейся на суше и на море, фараон разгромил врагов. Однако для этого пришлось мобилизовать все силы государства. Его преемникам пришлось еще тяжелее. Возникли осложнения внутри страны. Правители египетских провинций — номархи — обретали все большую самостоятельность, а центральная власть не в состоянии была привести их к покорности. Частая смена фараонов в последние двадцать лет пребывания династии у власти (за это время на троне сменилось четыре правителя) еще более усугубила положение. Результатом стали внутренние беспорядки. В сохранившихся документах того времени упоминается об общественных смутах, падении нравов, отсутствии порядка и безопасности жизни. Нападения «народов моря» и ливийских племен на Египет участились. Исправить положение удалось знатному вельможе Сетнахту, который в 1206 году до н. э. сумел разгромить мятежников, взять власть в свои руки и стать основателем новой XX династии фараонов Египта.

 

ПТОЛЕМЕИ

Птолемеи (Лагиды) — знаменитая царская династия, правившая эллинистическим Египтом в течение почти трех столетий. Была основана Птолемеем I (367–283 до н. э.), сыном Лага, полководцем Александра Македонского. При последней представительнице династии — Клеопатре — государство Птолемеев было завоевано Римом.

Династии, как и люди, рождаются, достигают расцвета и умирают… Впрочем, применительно к Птолемеям эта метафора выглядит неудачной: начало царствования этого рода было блистательным, середина — ужасной, а печальный, но необычный конец нашел отражение в творчестве мастеров слова и кисти — Шекспира, Бернарда Шоу, Рубенса… А успех легендарного фильма «Клеопатра» (1963) наглядно показал, что интерес к жизни последней представительницы рода Птолемеев не угас до сих пор…

Основателем династии Птолемеев был ближайший соратник Александра Македонского, знаменитый полководец, одержавший немало громких побед — Птолемей I Сотер (Спаситель, правил в 305–283 годах до н. э.). Сын македонского аристократа, один из друзей будущего великого царя еще в юности, он был изгнан его отцом Филиппом II из Македонии, после смерти которого вернулся и стал телохранителем Александра.

В ходе войн, в которых Александр Македонский одерживал победу за победой, Птолемей добыл себе военную славу. Начав с небольшого отряда, прикрывавшего царя в бою, он вскоре проявил недюжинный талант военачальника. Историки упоминают, что во время сражения в «Персидских воротах» Птолемей руководил уже отрядом в три тысячи воинов, захватившим лагерь персов. После битвы при Гавгамелах Александр стал поручать ему и более важные задачи. В Бактрии он отправил сподвижника в погоню за Бессом — сатрапом Бактрии и дальним родственником царя Дария. Птолемей совершил невозможное: за четыре дня он с воинами проскакал расстояние, которое в то время преодолевали за десять дней, настиг Бесса в одном из селений и доставил к Александру.

Новый шанс проявить свою преданность выпал Птолемею, когда ему стало известно о заговоре Гермолая, о котором сообщил Эврилох. Александр все больше ценил своего друга, ставя его во главе сначала одной пятой, затем, во время индийского похода, уже трети своего войска. Его отрядам доверяли самые трудные и ответственные участки, и не было случая, чтобы Птолемей отступил в сражении или не исполнил поставленную перед ним задачу. Множество раз он рисковал жизнью ради Александра, неоднократно был ранен. Его авторитет в армии был непоколебим. По возвращении в Сузы Александр выдал за Птолемея Артакаму, дочь Артабаза.

После гибели Александра остро встал вопрос о судьбе расширенного благодаря военным походам государства. На совещании диадохов Птолемей придерживался мнения, что отдавать государство в руки одного из наследников царя по крови — его брата Арридея или еще не рожденного ребенка Роксаны — опасно и неразумно. Он предлагал выбрать царя из числа ближайшего окружения Александра, из тех полководцев, которые прошли с ним по завоеванным странам и пользовались авторитетом у армии и свободных греков. При разделе империи Александра Птолемею достался Египет. Свое правление он начал мудро. Справедливость основателя новой династии быстро завоевала симпатии египтян, и в последующих войнах они ни разу не перешли на сторону врага. Обеспечив господство греческой прослойки, Птолемей I тем не менее не стремился к насаждению в чужой стране собственных порядков, а проводил политику сближения двух культур. В частности, он решил религиозные проблемы, установив синкретический культ бога Сераписа. Птолемей испытывал тяготение не столько к власти и обогащению, сколько к тому, чтобы вверенная ему держава стала новым культурным центром. Он основал знаменитый Александрийский Мусейон с прославленной библиотекой. Птолемею удалось также привезти в Египет тело Александра, которое было погребено в святилище Амона в оазисе Сива, что дополнительно позволило Египту занять особое место среди царств остальных диад охов.

К военной силе Птолемей прибегал только в экстренных случаях, когда это было необходимо для укрепления его трона в Египте. В поход он отправлялся, хорошо взвесив все обстоятельства, поэтому почти не знал поражений. Бывали случаи, когда современники обвиняли владыку Египта в нерешительности; на самом же деле он руководствовался трезвым расчетом: рисковать своим положением и страной он не хотел. Известны его походы в Киренанку, Келесирию, на Кипр, в Грецию. Они способствовали укреплению власти Птолемея и единению Египта, который в период его правления превратился в цветущую страну.

Разумеется, усиление Египта вызывало недовольство среди других диадохов. Египтянам пришлось отражать вторжение их армий, в частности, Пердикки и Антигона Одноглазого. Первым попытался свергнуть соперника регент Македонии Пердикка (ок. 365–321 до н. э.). Когда он открыто начал претендовать на царский престол Египта, многие его бывшие соратники перешли под знамена Птолемея, который и характером, и способностями напоминал им Александра. Пердикка несколько раз пытался открыто напасть на Птолемея, осаждая крепости и отправляя в Египет войска. Но после того как во время переправы через Нил начался паводок и более двух тысяч солдат погибло, военачальники открыто взбунтовались и Пердикка был убит заговорщиками. Войско же практически в полном составе перешло на сторону Птолемея.

Вскоре властителю Египта вновь пришлось отстаивать свое право на управление страной. На этот раз его соперником стал Антигон (382–301 до н. э.), прежний союзник Птолемея по борьбе с Пердиккой, выступивший на сей раз против него вместе со своим сыном Деметрием Полиоркетом (337–283 до н. э.). Антигон стремился к воссозданию единой империи, во главе которой, естественно, видел себя. Птолемей действовал осмотрительно: он заключил союз с Кассандром и Лисимахом, правителями Македонии и Фракии, а также с Селевком, бежавшим из Вавилона в Египет. К Антигону было направлено посольство с требованием уступить часть завоеванных земель. Тот заявил, что давно готов к войне с Птолемеем, и послы уехали ни с чем.

В 314 году до н. э. Антигон напал на подвластные Египту Финикию и Сирию. Египет мог потерять не только зарубежные владения, но и собственную независимость. В 312 году до н. э. на Кипре, до сих пор не проявлявшем недовольства, вспыхнуло восстание против господства Египта. Существует предположение, что местные царьки действовали по наущению Антигона. Птолемей во главе большого войска переправился на остров. Расправившись с мятежниками, он перебрался в Карию, дошел до Киликии, в этот момент отпавшей от Египта, разграбил эту страну и вновь вернулся на Кипр, а потом отправился в Египет, чтобы сразиться с противником.

Решающее сражение между войсками Птолемея и Селевка, с одной стороны, и Деметрия — с другой, произошло в том же году под Газой, где египетский и вавилонский правители одержали впечатляющую победу, захватив множество пленных, часть из которых была поселена в Египте. Сирия и Финикия вновь оказались под властью Лагида.

Однако противостояние продолжалось. В 306 году до н. э. флот Птолемея возле Кипра вступил в сражение с кораблями Деметрия. Результатом стало страшное поражение египтян. Господство на море на долгие годы перешло к их противнику. Воодушевленные победой Антигон и Деметрий провозгласили себя царями. Их примеру срочно последовали и остальные диад охи. Птолемей сделал это уже в 305 году до н. э., стремясь подчеркнуть свое независимое положение.

Тем временем Антигон собрал огромную армию, готовясь переправиться через Нил и вторгнуться в Египет. Однако Птолемей сосредоточил на противоположном берегу многочисленные войска и катапульты. Врагу не удалось высадить даже десант. Вскоре из-за недостатка продовольствия армия противника вынуждена была уйти ни с чем.

Вероятно, эта борьба не на жизнь, а на смерть длилась бы еще многие годы. Однако в 301 году до н. э. Антигон пал в битве при Ипсе, сражаясь против объединенных войск диадохов. Птолемей в ней участия не принимал. По известным ему одному причинам из Сирии он вернулся в Египет, а на упреки союзников ответил, что до него дошли слухи об их поражении.

В последующие годы Птолемей вел довольно спокойную по сравнению с бурной молодостью жизнь. Он занимался укреплением экономического положения государства (при нем была введена должность диойкета — своего рода министра финансов и экономики).

Известно, что Птолемей несколько раз женился, преследуя при этим чисто политические цели. О судьбе его первой жены, персиянки Артакамы, сведений не сохранилось. Гораздо больше историки знают о связи Птолемея с афинской гетерой Тайс (об их любви читайте в романе Ивана Ефремова «Тайс Афинская»). Не секрет, что у нее от Птолемея родились дети: сыновья Леонтиск и Лаг, а также дочь Эйрена. Судьба сыновей неизвестна. Дочь же со временем была выдана замуж за Эвноста, царя города Солы на Кипре.

Что же касается официальных браков Птолемея, все они были продиктованы заботами о государстве, а не любовью. Еще будучи сатрапом, Птолемей хотел жениться на 47-летней сестре Александра Клеопатре, но та была убита по приказу Антигона, и свадьба не состоялась. Во второй раз царь заключил брачный союз с дочерью диадоха Антипатра, Эвридикой, что связало его родственными узами с другими «наследниками» Александра, многие из которых тоже приходились Антипатру зятьями. Эвридика родила множество дочерей и двоих сыновей — Мелеагра и Птолемея Керавна. Последний одно время считался наследником трона египетских царей. Однако с Эвридикой Птолемей расстался, и в 317 году до н. э., по обычаю фараонов, женился на своей сводной сестре Беренике. Своим наследником он сделал ее сына Птолемея Филадельфа (309–246 до н. э.).

Основатель династии Птолемеев умер в 283 году до н. э. За два года до смерти, чтобы предотвратить свары между претендентами на престол, он сделал своим соправителем Филадельфа, заявив при этом, что быть отцом царя лучше, чем быть царем самому.

Сын Птолемея I — Птолемей II Филадельф (правил в 288–246 годах до н. э.) — продолжил внутреннюю и внешнюю политику, начатую его отцом. Птолемей II повелел перевезти прах Александра Великого из оазиса Сива в Александрию, где он был перезахоронен в гробнице в отделении царского дворца Сема. Первые два Птолемея провели денежную реформу, введя монетную систему, которая отсутствовала в традиционной древнеегипетской культуре эпохи Нового царства. При Птолемее Филадельфе — покровителе ученых и поэтов — Мусейон и Александрийская библиотека достигли наивысшего расцвета. При нем был построен знаменитый Фаросский маяк — одно из семи чудес света античного мира.

Женатый на собственной родной сестре Арсиное, Птолемей II установил ее культ в построенных в ее честь храмах. Культ Арсинои отправлялся в Мендесе, в Саисе, Мемфисе, Фаюме (Арсиное) и в Фивах. На мысе Зефирия был также возведен храм Афродиты Арсинои. Не каждая женщина, даже королевских кровей, могла похвастаться таким проявлением любви.

Благодаря усилиям первых двух Птолемеев Александрия превратилась в крупнейший торговый и культурный центр Востока. Опорой новой династии стали греки и македоняне, являвшиеся держателями царской земли в клерухиях. В то же время египтяне воспринимали царствующую династию если не совсем благосклонно, то, во всяком случае, без явной вражды. Но вскоре положение изменилось.

При Птолемее III Эвергете (285 или 275–222 до н. э.; правил в 246–222 годах до н. э.), о котором известно очень немногое (в частности, именно он присоединил к Египту всю Сирию), государство Птолемеев пребывало еще в расцвете, однако при последующих правителях начался постепенный упадок царства, сопровождавшийся крупными народными волнениями. Во II–I веках до н. э. Египет, раздираемый политическими интригами при дворе, бюрократическим произволом на местах и социальными выступлениями египтян, вступает в экономический кризис.

Властители этого времени были порождением эпохи упадка. Разумеется, большая часть записей, дошедших до нашего времени, сделана придворными историками, но даже их свидетельства подтверждают, что потомки Птолемея Сотера гораздо больше времени уделяли увеселениям, чем государственным делам. В частности, Птолемей IV Филопатор (ок. 244–204 до н. э.; правил в 221–204 годах до н. э.) печально известен тем, что сразу же после смерти отца убил свою мать и брата, после чего предался распутству. Он оставил занятия военным делом и торговлей ради постоянных оргий. Убив свою жену Эвридику (одновременно являвшуюся его сестрой), он дни и ночи проводил со знаменитой гетерой Агафоклеей, а позже — и с ее братом Агафоклом, поскольку греки были достаточно толерантны к приверженцам однополой любви. Мать фаворитов, Энанфа, довольно быстро поняла всю выгоду ситуации, и вскоре государством фактически управляла распутная семейка, разворовывавшая казну и продававшая направо и налево придворные должности. Их жадность была настолько велика, что они даже скрыли смерть Птолемея и некоторое время продолжая вести прежний образ жизни. Впрочем, когда весть о смерти царя распространилась по Александрии, Агафокла растерзала толпа, а женщины, виновные в смерти Эвридики, были распяты.

Птолемей V Эпифан (210–180 до н. э.; правил в 204–180 годах до н. э.), сын Птолемея IV Филопатра и Эвридики, вступил на престол в юном возрасте и почти ничем себя не прославил. Победами и поражениями в войнах он обязан своему полководцу Скопасу. О самом же царе известно лишь то, что он взял в жены Клеопатру, дочь сирийского царя Антиоха III, и получил за ней в приданое Келесирию, Финикию и Иудею.

Птолемей VI Филометор (ок. 191–145 до н. э.), правивший Египтом в 180–145 годах до н. э., по свидетельству Юстина, был настолько бездеятелен и ослаблен излишествами, что от чрезмерного ожирения даже лишился рассудка (справедливости ради следует упомянуть и высказывание Полибия, который видел в Птолемее VI доброго и великодушного, но безвольного и склонного к распутству человека).

Следующий представитель династии — Птолемей VIII Фискон (ок. 183–116 до н. э.) — одно время был соправителем своего предшественника и старшего брата, пока соперничество Рима и сирийского царя Антиоха IV не обернулось в пользу Филометра. Братья поделили отцовское наследство, и Филометру достался Египет, а Фискону — Киренаика. Однако честолюбивый Фискон остался недоволен своей долей и приложил множество усилий, чтобы увеличить ее. Сделать это удалось лишь в 145 году до н. э., после смерти брата. Египетские послы явились к Фискону и предложили ему царскую власть над своей страной, а вместе с ней — руку вдовы Филометра и его сестры Клеопатры II. Царица вовсе не хотела выходить замуж за человека, прославившегося к тому времени такой жестокостью, что даже его подданные приходили в ужас. Она стремилась посадить на трон своего сына, Птолемея VII Неоса (ум. в 142 году до н. э.), и даже при поддержке знатных египтян провозгласила его царем. Однако Фискон не собирался упускать власть из рук. Мальчика он убил прямо в объятиях матери во время свадьбы, после чего взошел на брачное ложе. Эта смерть положила начало кровопролитному правлению. Клеопатру II он прогнал, изнасиловав и взяв в жены ее дочь. Простые же египтяне в ужасе бросились прочь из Александрии, после того как Фискон отдал царство на откуп иноземным солдатам. Город почти обезлюдел. Тогда царь призвал в Александрию иностранцев, но и они вскоре возненавидели уродливого правителя, чья жестокость граничила с безумием. Когда разгорелась междоусобная война с Клеопатрой, его бывшей женой, он в 130 году до н. э. убил собственного сына Птолемея Мемфита и отправил его тело матери в подарок на день рождения. После этого, по свидетельству историков, народ начал повсеместно уничтожать изображения Птолемея Фискона и разрушать его статуи.

Клеопатра II, нагрузив корабли сокровищами, бежала в Сирию и стала подговаривать сирийского царя Деметрия II, женатого на ее дочери, начать войну против Птолемея. Узнав об этом, Фискон отправил в Сирию большое войско во главе с Александром Забиной. Тот успешно выполнил поручение: захватил страну, убил Деметрия и сделался царем. Однако вскоре он стал пренебрежительно относиться к Птолемею и был жестоко наказан: новое войско во главе с сыном Деметрия, Антиохом VIII, вторглось в Сирию, и сын занял отцовский трон. Пожалуй, самое странное в истории правления Фискона — это то, что в конце жизни он помирился со своей сестрой и бывшей женой, Клеопатрой II, одолел внешних и внутренних врагов и спокойно умер своей смертью в 116 году до н. э.

Птолемей XII Авлет (Флейтист 117–51 до н. э.; правил в 80–58 годах до н. э. и с 55 года до н. э.) «прославился» далеко не блестящими умственными способностями, пристрастием к игре на флейте и непомерной жестокостью, за что был ненавидим всеми. Неумелым правлением он довел Египет до того, что ситуацию в стране полностью контролировали римские ростовщики. Он даже передал одному из них главный финансовый пост страны. Александрийцы подняли восстание, и в 58 году до н. э. Флейтист был изгнан из Египта, а престол заняла его старшая дочь Береника IV (79 или 75–55 до н. э.), царствовавшая одна, даже после того, как вышла замуж за Архелая.

Последней выдающейся представительницей династии Птолемеев была Клеопатра VII (69–30 до н. э.). Младшая дочь Птолемея XII Клеопатра, что в переводе означает «славная по отцу», родилась в Александрии. Девочка была весьма смышленой и живой. В ней рано проявились хитрость и удивительное умение использовать людей, обольщая их, чтобы добиться желаемого. Она изучила множество языков (первой из Птолемеев овладела древнегреческим), была знакома с греческой литературой и философией. Врожденная любознательность подтолкнула девушку к познанию сильных и слабых сторон человека, а безмерное честолюбие заставило применять полученные знания для достижения поставленных целей.

А красота египетской царицы, увы, — не более чем миф. У Клеопатры были неправильные черты лица — крупный нос, острый подбородок, — придававшие ей, однако, особое очарование, усиленное умело нанесенной косметикой. Известный древнегреческий историк Плутарх писал: «Красота этой женщины была не той, что зовется несравненной и поражает с первого взгляда, зато обращение ее отличалось неотразимой прелестью, и потому ее облик, сочетавшийся с редкой убедительностью речей, с огромным обаянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении, накрепко врезался в душу. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад — на любое наречие, так что лишь с очень немногими варварами она говорила через переводчика, а чаще всего сама беседовала с чужеземцами…»

В 51 году до н. э. Птолемей Авлет умер. По завещанию царя и древнему египетскому обычаю трон наследовали старшие брат и сестра, став мужем и женой. Малолетний супруг Птолемей XIII Филопатор (62/61–47 до н. э.) ни по возрасту, ни по складу характера не был способен управлять страной. В отличие от него, Клеопатра мечтала создать сильную и мощную державу, границы которой превосходили бы границы государства первых Птолемеев. Для достижения этой цели она готова была применить любые средства.

Наставник юного царя — хитрый и ловкий евнух Потин, мастер политических и дворцовых интриг — не мог открыто сесть на трон, поскольку не имел наследников и возможности основать новую династию, отодвинув в сторону Птолемеев. Зато его вполне бы устроило управлять Египтом от имени своего несмышленого подопечного. Далеко идущие планы Клеопатры шли вразрез с его собственными притязаниями если не на престол, то на власть в стране. И Потин начал собирать при дворе людей, которые были готовы поддержать его в борьбе с царицей. Клеопатра обратилась за поддержкой к Риму и даже направила верные ей войска навстречу ожидаемым римским легионам. Воспользовавшись ситуацией, Потин совершил государственный переворот. Клеопатра бежала в Сирию, где на границе с Египтом стояла ее рать. Царице удалось убедить военачальников выступить в поход на Александрию. Птолемей XIII двинул армию ей навстречу, поддавшись на уговоры властолюбивого евнуха.

В завещании Птолемея Авлета было сказано, что гарантом его воли о престолонаследии является Рим. Помня об этом, а также и о невыплаченном долге царствующего дома в десять тысяч талантов, Цезарь вызвался уладить спор между братом и сестрой в надежде вернуть деньги и потребовал, чтобы обе стороны распустили армии и явились в Александрию на его суд.

Легенда гласит, что Клеопатра предложила Цезарю ночь любви за то, что решение будет вынесено в ее пользу. Так ли все обстояло на самом деле — неизвестно, но Цезарь объявил Птолемею, что тот должен помириться с сестрой и разделить с нею власть. Обманутый в своих ожиданиях царь сорвал с головы корону, бросил ее на пол и с криками «Меня предали! К оружию!» выбежал из дворца. Недовольные присутствием римлян и подстрекаемые Потином александрийцы словно только и ждали этого призыва. Вспыхнул мятеж, очень быстро переросший в настоящую войну, названную впоследствии Александрийской.

Всю зиму 48/47 года до н. э. римский отряд во главе с Цезарем выдерживал осаду в резиденции египетских царей. Опасаясь, что его флот, блокированный в гавани, может достаться врагу, полководец приказал поджечь его. Огонь перекинулся на берег, уничтожив множество зданий, тогда же серьезно пострадала уникальная городская библиотека. Когда прибыло подкрепление, Цезарь разбил восставших и египетскую армию: Птолемей XIII утонул во время бегства, Потин погиб, а Арсиноя, младшая сестра Клеопатры, выступавшая на стороне мятежников, была пленена, а затем выслана за пределы страны.

По праву победителя Юлий Цезарь мог объявить Египет римской провинцией, но вместо этого посадил на трон Клеопатру, обязав ее, однако, в угоду местным обычаям, а также во избежание лишних разговоров и недовольства, взять в мужья и соправители другого брата, Птолемея XIV (ок. 59–44 до н. э.). Брак этот, как и якобы совместное правление, был фиктивным. Клеопатра стала возлюбленной римского полководца.

Летом 47 года до н. э. Клеопатра родила 53-летнему Цезарю, не имевшему законных наследников, первого ребенка — сына и назвала его Птолемеем XV Цезарем (47–30 до н. э.), добавив к этому имени еще два титула: Филопатор и Филометор («Любящий отца» и «Любящий мать»). Александрийцы, а позднее и римляне называли его насмешливо: Цезарион (Цезаренок, Цезареныш). Ни в Египте, ни в Риме никто не радовался сближению Цезаря и Клеопатры. Она была чужой в Риме, он — в Египте. Тем не менее известно немало прекрасных моментов их любви, обставленных с поистине царской роскошью: и плаванье по Нилу, и золотые статуи Клеопатры в обличье Изиды, поставленные в Риме…

После смерти Птолемея XIV и убийства в 44 году до н. э. Юлия Цезаря Клеопатра стала править Египтом вместе с сыном, а фактически — единолично. В разгоревшемся между Марком Антонием и внучатым племянником Цезаря Октавианом конфликте Клеопатра, мечтавшая о создании великой эллинистической восточной империи, приняла сторону Антония, заключив с ним союз. Антоний и Клеопатра объявили себя божественной парой — Осирисом (Дионисом) и Исидой. Разумеется, Клеопатра вовсе не была легкомысленной женщиной, беспрестанно менявшей любовников. Ее главной любовью был Египет, и именно ради него она вступила в новый союз, став любовницей грубого, недальновидного и не слишком образованного Антония. По словам Плутарха, она «ни на шаг не отпускала его ни днем, ни ночью, крепче и крепче приковывая к себе римлянина. Вместе с ним она играла в кости, вместе пила, вместе охотилась, бывала в числе зрителей, когда он упражнялся с оружием, а по ночам, когда в платье раба он бродил и слонялся по городу, останавливаясь у дверей и окон домов и осыпая обычными своими шутками хозяев — людей простого звания, Клеопатра и тут была рядом с Антонием, одетая ему под стать». Есть основания считать, что и Антоний вовсе не был очарован египетской царицей. Причина его сближения с ней была стара как мир: ему не хватало средств на военные кампании, а Египет в то время мог обеспечить его всем необходимым. Как бы то ни было, в 37 году до н. э. Клеопатра, откликнувшись на просьбу полководца, направилась в Лаодикею (ныне Латакия, Сирия), чтобы доставить припасы для его армии, и встреча после долгой разлуки, надо полагать, была бурной — по возвращении в конце лета в Александрию она родила сына, названного Птолемеем Филадельфом. В обмен на согласие материально поддержать парфянскую кампанию Антоний отдал царице часть территории Финикии и северной Иудеи, обещал жениться и узаконить детей (они вступили в брак позже, вероятно, в 36 году до н. э.).

Политика Антония, открыто вступившего в брак с Клеопатрой и подарившего ей Крит и Киликию, вызвала возмущение в Риме. Между Антонием и Октавианом, недавними союзниками, началась война. Объединенные силы Клеопатры и Антония в решающей морской битве у мыса Акций 2 сентября 31 года до н. э. были разгромлены, римлянин и египетская царица скрылись в Александрии. Пока Антоний оплакивал свое поражение, его супруга занялась укреплением обороны Египта. Она вербовала союзников, раздала оружие народу и, чтобы поднять дух войск, записала Цезариона в солдаты. Одновременно она готовила побег: в самом узком месте, отделяющем Средиземное море от Красного, Клеопатра решила перетащить волоком свои корабли, погрузить на них воинов и казну и отплыть на поиски новых земель, вероятнее всего в Индию. Но когда суда уже тащили по перешейку, набатейские арабы, подстрекаемые римлянами, сожгли флот Клеопатры. Она предприняла отчаянную попытку договориться с Октавианом, но плата за пощаду оказалась непомерно велика — убийство супруга. В августе 30 года до н. э. римские войска подошли к стенам Александрии. Остатки армии Антония изменили своему полководцу; сам он, обманутый слухами о смерти Клеопатры, предпринял попытку покончить с собой, бросившись на меч, и умер на руках любимой.

Клеопатра решилась на отчаянный шаг. Под вечер 12 августа 30 года до н. э. неизвестный крестьянин принес Клеопатре корзину сладких фиг. Увидев подношение, царица громко воскликнула: «А, вот и она!» Затем легла на золотое ложе и, раздвинув в корзинке фрукты, увидела под ними крепко спящего, свернувшегося кольцом аспида. Золотой шпилькой она уколола змейку, которая, зашипев от боли, ужалила подставленную руку… Когда римские офицеры ворвались в царскую усыпальницу, они увидели лежащую на роскошном ложе мертвую Клеопатру в золотых одеяниях богини Изиды. Детей Антония и Клеопатры (а также Цезариона как особенно опасного претендента на трон) Октавиан приказал убить. Вступление легионов Октавиана в Александрию в августе 30 года до н. э. положило конец независимости Египта, включенного в римские владения на правах особой провинции, управляемой императорским префектом.

Так закончилась история правления династии Птолемеев — древнего македонского рода, представители которого были людьми выдающимися. Одних можно назвать величайшими полководцами, других — величайшими злодеями, но Клеопатра, последняя из рода Птолемеев, соединила в себе все лучшие черты рода: мудрость, дальновидность, обаяние и верность своему царству.