Маца на крови

В далёкой и туманной истории многих народов можно отыскать упоминания о ритуальных жертвоприношениях птиц и зверей для ублажения «богов», в том числе и подношении им человеческих жизней.

С ростом культуры и появлением цивилизованных обществ дикие ритуалы повсюду и полностью исчезают.

Только не у жидов — они и здесь стоят особняком. Тысячелетия нисколько не изменили их внутренний мир и варварские обычаи.

Они лишь стали надёжней прятаться от чужого глаза со своими кровопусканиями из живых людей.

До сих пор у иудеев популярен псалом 137 («На реках Вавилонских»), относящийся, видимо, ко второму веку до нашей эры. Его конец в переводе Языкова — более, чем красноречив:

«Блажен...

Кто плач Израиля сторицей

На притеснителях отмстит!

Кто в дом тирана меч и пламень

И смерть ужасную внесёт!

И с ярким хохотом о камень

Его младенцев разобьёт!»

Вот так: младенцев головой о камень! Да ещё, при этом, надо хохотать — непременно ярко!

В книге крещёного еврея Неофита, с младых ногтей изучавшего изуверский быт соплеменников, в разделе восьмом вы найдёте эти страшные строки очевидца и участника кровавых обрядов:

«Иудеи предпочитают убивать детей, ибо, будучи безгрешны и девственны, дети наиболее приближаются к образу Христа. Кроме того, они менее подвергаются опасности, убивая детей, а не взрослых.

Свои злодеяния они совершают именно перед Пасхой в подражание отцам своим, предавшим Христа именно во время пасхальных праздников. Сие да сбудутся слова пророка Иеремии: “Среди народа моего есть люди, расставляющие силки для уловления птиц”».

Ещё Неофит называет «Причины, по коим иудеи употребляют христианскую кровь. Как выше сказано, не все иудеи знают тайну крови, а только гахамы (писцы?) и фарисеи, которые поэтому называются “хранителями кровавого таинства”. Эти гахамы свято и ненарушимо хранят эту тайну.

Вот причины таинственного обычая употребления христианской крови:

1. Ненависть к христианам, которую каждый иудей внушает своим детям, с самого нежного возраста. Поступая так, они полагают, что исполняют заповедь Господню и что истребление христиан дело богоугодное. Таким образом, они оправдывают слова из Библии: «Но приидет час, да всяк, иже убиет вы, возмнится службу приносити Богу» /Иоан. XVI, 2/.

2. Ложные суеверия, к коим они привязаны. Ибо иудеи пользуются христианской кровью для волхвования, а также магических, каббалистических и иных бесовских упражнений.

З. Гахамы или раввины несколько сомневаются относительно пришествия Мессии и колеблются в убеждении, что Иисус, Сын Марии, не есть именно Мессия, обещанный их праотцам. Таким образом, говорят они, кровь христиан, последователей Мессии, которого хотели умертвить, спасет нас и избавит от вечной муки».

Ещё раввины учат: «...надо уничтожать даже самую ничтожную змею. Следовательно, надо уничтожать всякого христианина, хотя бы он был лучший человек во всём свете, ибо все христиане суть змеи».

Поэтому существует закон, по коему каждый иудей, желающий заслужить вечное спасение, должен в своей жизни убить хотя бы одного христианина.

Хотя, внешним образом иудеи могут дружить с христианами, но внутренно они должны питать к ним непримиримую ненависть и всячески стараться им вредить».

На талмудистский закон об убийстве каждым иудеем хотя бы одного христианина, мы, люди, совершенно осознанно и спокойно должны ответить своим адекватным и непреложным законом для каждого человека: убей за свою жизнь пятерых жидов!

Убей — и получишь всечеловеческое благословление и признательность! Убей — чтоб никто и никогда больше не убивал тебя, твоих друзей и твоих близких.

В талантливейшей книге «Десионизация», изданной в Париже и в Москве в 1978 году, её автор, русский учёный и публицист Валерий Емельянов пишет на стр. 38:

«По свидетельству современников, даже после собирания жертвенной крови в Медном море (так иудеи называют большой медный противень для сбора крови своих жертв), на алтарь всесожжения из почти полностью обескровленных тел в основном невинных гойских младенцев стекало остатков крови ещё столько, что первосвященник часто стоял в ней по щиколотку, а то и выше.

Разврат в быту, в основе которого лежал неистребимый для иудейской «эстетики» содомский грех, логически сочетался с требованием закрепления круговой поруки через поедание крови невинных человеческих жертв».

Видный французкий историк Флавиан Бренье в своей работе «Евреи и Талмуд» говорит, что у древних евреев были ещё «боги», которые «назывались Молох и Астарта.

Молох - бык... со своей гигантской чугунной статуей, полой и раскалявшейся огнем, в которую бросали человеческие жертвы; золотой телец служил ему лишь символическим изображением; он требовал от своих поклонников самых тяжких жертв, а именно первенцев.

Астарта, «богиня» сладострастия, со своими школами священных блудниц (?) и обязательным для всех женщин блудом в дни некоторых праздников».

Ритуальные жертвы, это не просто варварский обычай евреев, это талмудисткая догма: «проливающий кровь гоев приносит жертву богу».

Когда в Кирене иудеи перебили 220.000 человек, на Кипре — 240.000, а в Египте — просто бессчётно, то они свои жертвы распиливали пополам, «пожирали мясо несчастных, лизали их кровь и опоясывали себя их внутренностями!»

За подобные зверства за жидами-людоедами повсюду стали охотиться и убивать, как шакалов.

Во времена императора Адриана, в период подавления еврейского бунта (132-135 г.г.) на ярмарке под дубом Маврикийским пять евреев меняли на одну свинью.

По мне, так за пять жидов я бы не дал даже и ломаного свиного копыта.

Ну, чем евреи, в обычае которых пить кровь и есть мясо врагов, отличаются от самых хищных зверей, от тех же тигров-людоедов, львов или медведей?

Люди северных стран знают, что, как только в округе заводится медведь, напавший на человека и отведавший его плоти, то на его отстрел поднимается вся округа. Потому, что хищник, попробовавший человечины, уже остановиться не сможет: будет и дальше караулить на тропах лёгкую добычу.

Пока людоеда не убьют, ни один охотник не будет спать спокойно.

А это картавое и пархатое зверьё в человеческом облике уже три тысячелетия людоедствует и пьёт нашу кровь.

Только поголовно отстреляв каннибалов и вампиров, мы спасём наших детей и себя от их злобных клыков.

На какой странице не открой иудейскую историю — с неё хлещет невинная кровь, веет могильным холодом предательств.

В книге Бытие, глава 34, рассказывается о том, как некий Израиль, поселился близ города Сихема — жители страны приняли его со всей семьёй очень радушно.

Сыну местного князя Эммора понравилась дочь Израиля Дина и он пожелал на ней жениться.

Сыновья Израиля, то есть, братья Дины, в обмен на своё согласие, потребовали и от жениха, и от всех горожан сделать себе обрезание.

Доверчивые сихемцы от всей души желали объединиться с новыми поселенцами и пошли на эту операцию.

Но, на третий день, когда все мужчины были больны после обрезания, вероломные иудеи напали на город, перебили не только всех мужчин, но ритуальным образом зарезали и самого князя, да и жениха впридачу.

А детей и женщин пленили, надругались над ними, весь город подчистую ограбили. То есть, отплатили за кров и гостеприимство на свой обычный жидовский манер — ножом и топором.

После такой резни оставаться в Сихеме было опасно для их шкур — убийцы спешно бежали с награбленным. «И отправились они. И был ужас Божий на городах, который вокруг них, и не преследовали сынов Иаковлевых» (Бытие, гл. 35, 5).

Прошло более двух тысяч лет с той поры, ужас Божий на городах теперь по всему миру, так как гнусное жидовьё растеклось по всей планете, как дерьмо.

И увы, по сей день нигде и никто их толком не преследует... А давно, давно уже пора поворачивать ужас, который сеют жиды, на его породивших!

Иудейским палачам никогда не были важны и нужны для убиения собственно младенцы.

Распространяя права на их жизни, они добивались этим одного: полного и безоговорочного послушания их отцов, готовых, в обмен на сохранение сыновей, совершить любое преступление по требованию жрецов и раввинов.

В левитских книгах десятки глав посвящены описаниям кровавых жертвоприношений, Ветхий Завет просто изобилует откровенными призывами к свирепым убийствам и поголовной резне.

Претензия на перворождённых отмечена в Исходе: «И сказал Господь Моисею, говоря, освяти мне каждого первенца, разверзающего всякие ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота. Мои они».

Вид залитых кровью левитов вселял первобытный ужас в сердца людей, отнимал у них разум и волю, превращал в покорных и безропотных животных.

Молодому еврейскому царю, избранному на трон из пастухов, иудеи приказали пойти беспощадной войной на амаликитян: «Теперь иди и порази Амалика и истреби всё, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла».

Так и были вырезаны все «от мужа до жены, от отрока до грудного младенца», но «Царь и народ пощадили царя Агага и лучших из овец и волов и откормленных ягнят...» (Первая книга Царств, 15, 9).

За это этот царь был отлучён от царствия и взамен ему назначили куда более ревностного и кровожадного другого царя из Иудеи.

Запугивая и крепко держа свою лапу на горле солдата, жрецы всегда стращали его не только смертью сына-первенца, но и жены. В книге Чисел об этом говорится:

«Господь сказал Моисею... привести свою жену к священнику, который у алтаря давал ей выпить приготовленное им варево, «горькую воду», произнося:

«Если никто не переспал с тобою и ты не осквернилась, и не изменила мужу своему, то невредима будешь от сей горькой воды, наводящей проклятие. Но если ты изменила мужу своему и осквернилась, и если кто переспал с тобой, кроме мужа твоего... да предаст тебя Господь проклятию и клятве в народе твоем и соделает Господь лоно твое опавшим и живот твой опухшим».

Если после такого адского пития живот у женщины опухал, то жрецы «исполняли Закон», то есть, немедленно казнили её.

Разумеется, состав «горькой воды» легко варьировался от степени послушания её мужа. Если он давал повод к сомнениям в его преданности, то живот у его жены тут же «опухал», да и перворождённого у него требовали, чтоб перерезать хрупкое горло над Медным морем.

Не удивительно, что мужчины просто слепо следовали малейшим пожеланиям левитов, узурпировавшим власть над племенем.

И вновь жуткая цитата из Неофита:

«Как сказано выше, кровь, добытая на праздник Пурим, идёт исключительно для приготовления сладких хлебцев, поэтому, для этой цели достаточно убить одного христианина и нет надобности подвергать его мучениям. Тогда, как для приготовления опресноков необходимо, чтобы кровь была пущена среди ужаснейших страданий, подобных тем, коим, по мнению христиан, был подвергнут Иисус».

Вот уже три тысячелетия «среди ужаснейших страданий» жиды выпускают кровь из людей (в большинстве своём из беззащитных детишек) для своих ритуальных и чёрных обрядов, регулярно совершают свои изуверские жертвоприношения.

Миллионы людей они замучили во время дичайших и варварских пыток. Их души отлетели к облакам и взывают оттуда к нашей беспощадной мести!!!

Прежде имя преподобного постника Евстратия было известно во всех концах Русской Империи. О его мученической кончине повествует в газете «Русский вестник» (N 29-31, 1996 год) Евгений Фоченков из Конгресса Русских общин:

«В конце ХI века правителем Корсуни (нынешний Севастополь), входившей в состав православной Византии, стал еврей, принявший крещение в целях, как бы сказали теперь, служебной карьеры.

И, хотя в Византийской империи запрещалось продавать в рабство христиан, этот правитель разрешил своим соплеменникам торговлю русскими пленными, которых они покупали у половцев.

...Война с половцами привела к тому, что вскоре на корсунский невольничий рынок стали поступать толпы русских. Там их покупали еврейские работорговцы для перепродажи на Восток. Причём, обращались они с пленниками значительно хуже, чем полудикие половцы.

В числе пленных оказался монах Евстратий постник, захваченный половцами при нападении на Киево-Печерский монастырь. Вместе с другими 50 монастырскими работниками он был продан в Корсуне богатому еврею.

Этот еврей начал с того, что стал морить пленников голодом, требуя прилюдно отречься от Христа. Однако, духовно поддерживаемые мужественным Евстратием, русские люди предпочли умереть, чем изменить своей вере.

Мучимые жаждой и голодом, они уходили из жизни и на 14-й день в живых остался один Евстратий, привыкший к суровому посту с юности. Взбешённый потерей денег, уплаченных за русских, а более того — силой духа печерского монаха, хозяин решил жестоко расправиться с Евстратием.

Летопись донесла до нас детали изуверской казни. В день святой Пасхи был Евстратий распят в присуствии всей корсунской еврейской общины. Но, пригвождённый к кресту, русский человек с презрением отверг последнее предложение об отречении от Христовой веры.

Обращаясь к мучителям, он сказал: «Я верю, что Господь скажет некогда и мне: «Сегодня будешь со Мною в раю». Но вас постигнет мщение за кровь христианскую».

Еврей в ярости пронзил страстотерпца копьём и приказал бросить его в море. Это случилось 10 апреля 1097 года. Но море отдало тело мученика, его взяли жившие в Корсуни православные христиане, и его мощи были затем положены в Антониеву пещеру Киево-Печерского монастыря.

Казнь Евстратия стала известна императору Византии Алексею Комнину. Учинённое им расследование привело к тому, что правитель Корсуни был «зле убит», еврейская работорговческая колония репрессирована. Убийцу же Евстратия повесили на осине, уподобив Иуде Искариоту».

В средневековой Англии творил и был чрезвычайно популярен поэт Джеффри Чосер (1343-1400). В своих известных «Кантерберийских рассказах» он пишет о многочисленных случаях убийств христианских детей, совершённых евреями для ритуального сбора крови.

Причём, говорит об этом, как о неоднократно установленном и общеизвестном факте.

Поэт приводит в пример историю восьмилетнего ребёнка Гуго, замученного жидами ритуальным способом в городе Линкольне в 1255 году. После тщательного исследования всех обстоятельств преступления, мальчик был причислен церковью к лику святых.

За многочисленные ритуальные убийства детей, за обманы в торговле и ростовщичество, (за что, собственно, иудеев и сажала на костры инквизиция) в 1492 году все евреи были изгнаны из Испании.

В конце того же года в Португалии был объявлен королевский декрет, согласно которому евреи  должны были покинуть страну в течение десяти месяцев.

Великий русский просветитель Владимир Даль обессмертил своё имя двумя работами. В течение сорока лет он создавал четырехтомный «Толковый словарь великорусского наречия».

Вторая его книжица, написанная по архивным материалам и подлинным судебным делопроизводствам, всего около полутораста страниц — но и ей цены нет.

Называется она сейчас для краткости «Записка о ритуальных убийствах», но у автора имела вот такой титул «Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их».

Владимир Иванович написал её по просьбе Министра внутренних дел России графа Л. Перовского в 1844 году, который был чрезвычайно обеспокоен многочисленными случаями ритуальных убийств детей новоподданными империи — евреями.

Она была напечатана всего в... десяти экземплярах, которые раздавались весьма немногим высокопоставленным служебным лицам.

Тем не менее, жиды о ней узнали и начали против неё войну.

Так, например, «Книга кагала», составленная Яковом Брафманом и напечатанная в Вильне в 1869 году, была разом во всех экземплярах, находившихся в книжной лавке Белого, в Одессе, скуплена одним богатым евреем, чтобы прекратить обращение её в публике, о чём и напечатано в «С.-Петербургских Ведомостях» 1870 года, номер 286, на 2-й стр. в статье «Евреи в Одессе».

Такая же охота началась и за далевской рукописью. Евреи особенно ревниво за нею следили и старались уничтожить.

Экземпляры, к которым могла иметь публика доступ, под наитием какой-то неведомой силы, стали исчезать один за другим. Мало того: из одной типографии исчез даже оригинал, предназначавшийся к перепечатанию записки.

В книге Лютостанского «Об употреблении евреями христианской крови для религиозных целей», Спб., 1880 г., изд. 2-е, во 2-й части, на странице 32-й, напечатано следующее:

«В первом издании нашей книги многих фактов мы были лишены, которые были украдены жидами. Сочинение Даля по вопросу крови — в Москве, находилось только в Чертковской библиотеке и единственный экземпляр.

Управляющий библиотекой П.И. Бартенев вздумал перепечатать это сочинение и дал в типографию Мамонтова.

Когда приступили набирать и разрезали книгу на части, тогда жид, бывший наборщиком в типографии, дал знать своему кагалу и, по общему совету, тот же наборщик ночью выбил стекло в типографии, влез туда, рассыпал весь набранный шрифт, находившуюся там часть разрезанных листов сочинения Даля хапнул и канул в неизвестность, как и постоянно делается у жидов.

Полиция разыскивала в обеих столицах, — но всё напрасно».

Сам В. Даль так комментировал свой труд: «Тут не одно убийство, а преднамеренное мученическое истязание невинного младенца и, следовательно, или наслаждение этими муками, или особенная цель, с ними соединенная...

Откуда эти, одинаковым образом и умышленно искажённые трупы невинных ребят?

Почему находят их там только, где есть жиды?

Почему это всегда дети христиан?

И, наконец, почему случаи эти всегда бывали исключительно во время или около самой Пасхи?...

Изуверный обряд этот не только не принадлежит всем вообще евреям, но даже, без всякого сомнения, весьма немногим известен.

Он существует только в секте хасидов или хасидым — как это объяснено выше — секте самой упорной, фанатической, признающей один только Талмуд и раввинские книги...

...не подлежит никакому сомнению, что, время от времени, находимы были трупы без вести пропавших младенцев, в таком искажённом виде и с такими признаками наружных насилий, кои вполне согласуются с образом мученической смерти и того рода убийства, в коем обвиняются евреи.

Во-вторых, происшествия эти были исключительно в таких только местах, где живут евреи; спрашивается затем, какому же обстоятельству приписать возобновляющиеся по временам случаи мученической смерти младенца, рассудительно и осторожно замученного до смерти, — если обвинение несправедливо?

Какую можно придумать причину или повод для такого злодейского истязания ребёнка, если это не изуверство?

Наружные признаки трупа показывали каждый раз положительно, что смерть никак не могла быть случайная, а умышленная; и притом, обдуманная и продолжительная: всё тело истыкано или исколото, иногда клочки кожи вырезаны, язык и детородные части отрезаны, или сделано у мальчиков еврейское обрезание.

Иногда некоторые члены обрезаны, или ладони проколоты насквозь; нередки знаки и синяки от тугих перевязок, наложенных и опять снятых; вся кожа в ссадинах, будто обожжена или сильно тёрта; наконец, труп даже обмыт, на нём нет крови, равно, как и на белье, и на платье, которое было снято на время убийства и после опять надето.

Чем ребёнок или родители его могут подать повод к такому злодейству?

Без цели это не могло быть сделано нигде никогда, а тем менее ещё повторяться в разных местах почти одинаково.

Простой убийца, во всяком случае, довольствовался бы одним убийством, и какая-то таинственная, важная в глазах преступников цель не может быть здесь отринута».

Сейчас мы перейдем к обильному цитированию документального исследования В. Даля: «...евреи, когда едят на Пасху опресноки свои, изрыгая все возможные хулы на христиан, пекут один опреснок особо, посыпая его золою с христианскою кровью; собственно этот опреснок называется ефикоимон.

И это обстоятельство подтверждается следствиями по подобным делам, а также по помянутому Велижскому делу; там три христианки, работницы жидов, показали, каждая порознь, что сами месили тесто на мацу (опресноки), положив туда немного из добытой евреями крови.

Всякому, кто жил между евреями, известно, что они действительно пекут один какой-то особый, священный для них, опреснок, не только отдельно от прочих и в другое время, ночью накануне своей Пасхи, — но, что при изготовлении этого таинственного опреснока, все дети, бабы и домочадцы высылаются из комнаты и дверь запирается.

В этот-то опреснок евреи секты хасидым кладут, если могут достать, христианскую кровь.

Замечание некоторых заступников за евреев, что если бы это и было справедливо, то жидам не нужно бы посягать на убийство, а можно бы всегда достать крови в любой цирульне, вовсе неосновательно: таинство сего исступлённого обряда требует именно мученической христианской крови от невинного младенца, а не крови от больного, коему сделано в цирульне кровопускание.

...По показанию других обратившихся, евреи употребляют три средства для облегчения родов женщины: муж становится у дверей и читает 54-ю главу пророка Исаи; потом приносит пять книг Моисеевых из синагоги; и, наконец, дают роженице высушенную кровь.

Многие уверяют, что это есть кровь от христианского младенца, что подтверждается ниже приведёнными выписками из еврейских книг, где именно говорится, что кровь человеческую для пользы нашей (от недугов) употреблять в пищу дозволяется.

А равно, и уголовным делом в Минской губернии 1833 года, где, как упомянуто выше, Фёкла Селезнёва показала, что еврей Сабуня просил её достать крови, хоть несколько капель, из мизинца девочки для роженицы-еврейки.

...Вот ещё изуверная причина употребления евреями христианской крови: Спаситель сказал ученикам своим: «Се есть тело Мое и кровь Моя», на чем и основано у нас причащение св. тайнами, как телом и кровью Христа.

В поругание этому святому действию, жиды фанатической секты хасидым мешают кровь христианскую, мученически добытую, в свои опресноки, и говорят: так будем же есть тело и кровь их, как повелел и пророк Валаам.

...В изданной Пикульским в 1760 году в Лемберге книге о жидах (Ziosc Zydowska) говорится: в 15 день месяца Шайвата старшина рассчитывает, сколько собрано синагогой денег на христианскую кровь, за которую все евреи, с тринадцатилетнего возраста, вносят плату.

Потом нанимаются особые евреи, чтобы поймать при случае ребёнка, которого держат в погребе, кормят сорок дней хорошо и предают мученической смерти.

В то же время они стараются достать частицу Св. Тайн (Hostye Konsecrowana), для поругания над ними по особому обряду. Всё это подтверждается до некоторой степени Велижским и другими уголовными производствами...»

Окрестившийся раввин Серафинович «рассказывает весь порядок этого гнусного бесчеловечного обряда, не только, как свидетель, но, как действовавшее лицо; он говорит именно: “одного ребёнка я велел привязать ко кресту, и он долго жил; другого велел пригвоздить, и он вскоре умер”.

Он также говорит, что младенца катают предварительно в бочке, — обстоятельство, подтверждавшееся во всех почти уголовных делах сего рода, а также, что для заклания младенца держится особый нож с золотою рукоятью и серебряный сосуд, а в деле о Велижском происшествии говорится о ноже в серебряной оправе, который даже был отыскан, хотя назначение его и не было положительно открыто.

Серафинович уверяет, что в еврейской книге Гулен говорится об этой бочке; что раввин приговаривает при этом действии: «проливаем кровь сего незаконнорождённого, как мы уже пролили кровь «Бога» их, также незаконнорождённого».

В полных экземплярах книги Талмуда Сенхедрин, по уверению Серафиновича, в главе 7-й сказано: «дети христиан суть незаконнорождённые, а писание повелевает мучить и убивать незаконнорождённых».

Талмуд мёртвых христиан называет падалью, дохлыми и, вследствие того, не велит их хоронить.

Пикульский говорит именно, что замученного ребёнка не зарывают, а выбрасывают куда-нибудь, или кидают в воду: между тем, почти все подобные злодейства действительно обнаруживались оттого только, что искажённое тело младенца было случайно находимо в поле, в лесу, или всплывшим на воде.

И, если бы евреи не были обязаны поверьем своим выбрасывать просто искажённый труп мученика, то было бы трудно понять, для чего они не стараются зарыть его и скрыть таким образом, чтобы оно, по крайней мере, не бросалось в глаза первому прохожему.

...Пикульский объясняет далее, для чего жидам нужна кровь христианского младенца: в известный день изуверы обмазывают ею двери какого-либо христианина; новобрачным дают яйцо с этою кровью; при похоронах мажут глаза покойника яичным белком с кровью; в мацу или опресноки кладут немного этой крови и сохраняют часть опресноков в синагоге, до добытия свежей крови, размачивая их в воде и употребляя вместо крови, когда не удастся достать младенца.

Благословляя еврея на счастливую торговлю и обманы, раввин также даёт ему яйцо с этою кровью.

В праздник Пурим (Амана) евреи пересылают друг другу гостинцы, также с кровью.

Еще, говорит Пикульский, употребляют кровь эту на разные чары, о чём будто бы намекается в книге Талмуда Хохмес Ныстерь, хотя и не говорится ясно.

Всё это довольно согласно с помещённым выше показанием Неофита и со многими уголовными делами.

Но главное толкование этого гнусного обряда, говорит Пикульский, состоит в том, что, убивая детей христианских, евреи, как полагают, убивают в них Христа и что ожесточение евреев против христиан может насытиться только христианскою кровью.

Пикульский говорит далее, что евреи, в случае неудачи, стараются купить младенца невольника в Цареграде; что отроку должно быть не более тринадцати лет, и что евреи берут для сего вообще одних мальчиков, потому, что Иисус Христос был мужчина.

Помещённые ниже примеры доказывают, что еврейские изуверы иногда также убивают девочек, и даже взрослых мужчин и женщин.

В книге Басни Талмудовы, напечатанной сперва на польском языке в Кракове, а потом, в 1794 году, на русском в Почаевском монастыре, также утверждается, что в месяц несен (апрель) жиды распинают и мучают христианского младенца, если могут достать его, и что об этом говорится в книгах Талмуда Зихфелеф, Хохмес и Наискобес, хотя смысл скрыт и тёмен.

Сочинитель говорит, что евреям нужна кровь этого младенца:

1) для чарования против христиан;

2) для свадебного обряда;

3) для обряда при похоронах;

4) для опресноков или мацы;

5) для счастливых оборотов по торговле;

6) для праздника Амана, где раввины кровь сию кладут в брашна и рассылают в виде гостинца.

Эйзенменгер также говорит, что жиды, по уверению многих писателей, употребляют кровь замученных ими младенцев в виде колдовства, для удержания кровотечения при обрезании; для половых возбуждений, для женских болезней и наконец, вообще для жертвенного примирения с Богом.

...человеческая кровь, как по закону не запрещённая, во всякой смеси с яствами разрешается.

В книге Шулхан Орух, стр. 42, ст. 67, это сказано также ясно: «кровь скота и зверя употреблять в снедь нельзя, а кровь человеческую, для пользы нашей, можно».

Евреи уверяют, что это относится до болезней, где кровь употреблялась в древности, как лекарство; но в толковании на приведенное место говорится именно: «Христиане давно уже предостережены, но нам нельзя обойтись без крови, для того, о чём пишет книга Тойсвюс».

Далее, стр. 119, стр. 193: «не дружись с христианином там, где тебе надобно... для того, чтобы не узнали о пролитии крови».

Есть также и словесные показания крещённых евреев об их таинстве крови. Так, например, унтер-офицер Савицкий, крещённый еврей, показал, по случаю бывшего в Гродненской губернии в 1816 году происшествия, что евреи действительно употребляют кровь христианскую и для этого истязают младенцев.

По словам его, обряд этот исполняется в половине апреля, к празднику Пейсах, т.е. к Пасхе; в память заклания агнца притолока обрызгивается кровью младенца, или к ней прикасаются ниткой, намоченной в этой крови.

Всё это вполне согласно с помещёнными выше сведениями и показаниями, а равно и с обстоятельствами бывших случаев. Савицкий далее показал: младенцев берут преимущественно, потому что с ними легче справиться и легче их достать; каждому еврею, успевшему в этом, даётся отпущение грехов.

На истязание младенца, распятие его и проч. есть подробные правила, и всё это должно быть исполнено в синагоге; но, когда есть опасность, что дело могло бы чрез это огласиться, то дозволяется убить христианина, где и как можно, не соблюдая никаких особых обрядов.

Посему и бочка, в которой велено катать жертву, для привлечения подкожной крови, в новейшее время отменена — и именно сделал это бывший в Вильне раввин Илия, хасид.

Савицкий просил только оградить его от весьма опасного преследования евреев и в таком случае брался обнаружить всё; но предложение его не было принято.

Он показал, между прочим, что жиды читают во время истязания младенца следующую молитву, из книги Мангогима: «радуйтеся и веселитеся, да извлечется кровь сия в память вечную, не яко отрока сего, но яко падшаго Кудра».

(Можете ли только вообразить себе это кощунство?!!! Зверски, до смерти мучая наших детишек, жиды при этом ещё и припевают «радуйтеся и веселитеся»! Ну, как тут кровь не закипит? — Прим. автора)

Крещённый еврей Грудинский описал порядок и цель этого фанатического обряда. Он утверждал, что есть содержащаяся в большой тайне книга Рамбам (Гандома церихен дмей Акумь сельмйцвес), в которой обряд описан во всей подробности.

Что сам он видел и читал эту книгу и, что на том экземпляре нарисованы были, в виде арматуры или виньетки, все снаряды, необходимые для совершения сего бесчеловечного обряда; что для этого содержатся при синагоге железная корона, два железных копьеца, нож для обрезания, полукруглое долото для желобковатой раны в боку младенца.

Бочка, в которой катают его для привлечения подкожной крови, и описывает со всею мелочною точностью вид и особенное устройство этой бочки, как может её описать только человек, тщательно рассматривавший предмет.

Он же говорит о том, что варварский обряд этот несколько изменяется, когда истязают, из-за недостатка мальчика, девочку; и это также согласно с показаниями солдатки Терентьевой по Велижскому делу.

Грудинский говорит, между прочим, что девочек должно катать в другой бочке, чем мальчиков, что бочка эта иначе устроена.

А Терентьева, бывшая сама соучастницей нескольких подобных злодейств, показывает именно, что девочку замучили жиды таким же образом, обрезав ей предварительно ногти и сосочки на груди, тогда, как над мальчиком совершили, еврейское обрезание, но что девочку качали в другой, иначе устроенной бочке.

Грудинский присовокупил ещё одно, по-видимому, незначительное, но в сущности чрезвычайно важное, обстоятельство: а именно, что в воспоминание предательства Иудою Искариотским Спасителя младенец, должен быть куплен у какого-либо христианина за 30 сребренников.

Но, в случае нужды, дозволяется самим евреям похищать детей и за то передать христианам под каким-либо предлогом, хотя в разное время и в разные руки, 30 монет.

Показание это важно потому, что почти во всех подобных делах, где совращённые христиане сознавались впоследствии сами, что доставили жидам ребёнка за деньги, говорится именно о тридцати монетах.

Так, по Минскому делу 1833 года, Фёкла Селезнёва показала, что еврей Орко Сабуня обещал ей 30 целковых за христианского ребёнка.

Никульский (Zlosc Zydowska, 1760, Лемберг) говорит, что евреи вносят за кровь эту и на приобретение младенцев каждый по два злотых, или 30 копеек серебром; Серафинович, о коем говорено выше, сам сознаётся, что платил по 30 червонцев, и проч.

Грудинский и другие объясняют неистовый обряд этот таким образом: Спаситель наш, по мнению жидов, был не сын Божий, а человек и творил чудеса чернокнижием.

Этим средством он и обратил израильтян назвав их беснующимися, в стадо свиней, утопив их в озере; затем христиане едят свиней, хотя и знают, что это кровь обращенных израильтян.

А жиды, которые желали распять и истязать Христа, повторяют это теперь над последователями Его, утоляя месть свою кровью их и предавая младенцев их закланию, вместо агнца пасхального.

«Из всего оного мы заключаем, что убиением и питием крови гоя (неверного) умножается святость Израиля или евреев».(?!)

...Талмуд в ясных словах повелевает жидам стараться сокрушать, огорчать чем-нибудь христиан, перед их торжественными праздниками, чтобы отвлечь их, христиан, от исполнения обрядов церкви и не дать им спокойно наслаждаться священным для них торжеством.

Переходя затем к исчислению бывших случаев злодейского изуверства евреев и к разбирательству важнейших из них, или, по крайней мере, ближайших к нам и посему, более достоверных, взятых из подлинных делопроизводств и из разных книг, писанных об этом предмете, — должно, наперёд всего, упомянуть, что уже в первые века христианства евреи носили по улицам изображение Амана на кресте в поругание христиан и неоднократно убивали, по злобе, где могли, христиан (Церк. Ист. Шрекка, т. VII).

И, что в законах польских и литовских 1529 года мы находим особый, на подобный случай закон: «При обвинении жида в убиении христианского младенца должно представить трёх свидетелей из христиан; а кто не докажет обвинения, тот сам подлежит казни». (Чацкий, «О литовск. и польск. Законах», т. I, о привилегиях жидов).

Затем:

В IV столетии

1) При кесаре Константине жиды были изгнаны из некоторых провинций за то, что распяли христианского ребёнка на кресте в Страстную пятницу.

В V столетии

2) В уложении императора Феодосия запрещается евреям праздновать воспоминания свои поруганием над подобием креста, которое ими торжественно сжигалось; Феодосий же запретил строить синагоги в уединённых местах, в предупреждение разных, неоднократно случавшихся, неистовств; но евреи, несмотря на это, распинали тайно христианских младенцев, и несколько человек их было за это казнено, что случилось в 419 году, в Сирии, между Антиохиею и Халкидоном, в Пиместаре (Eisenmenger. Т. II. р. 220).

В VII столетии

3) В царствование Фоки, жиды были изгнаны из Антиохии за то, что умертвили, по изуверству, поносною смертью епископа Анастасия и убили многих христиан.

В XI столетии

4) В 1067 году в Праге (в Богемии) шесть евреев зашиты в мешки и утоплены в реке за то, что выпустили из трёхлетнего младенца кровь и переслали её другим евреям, в Тревизу (Мосцкий, гл. 25).

5) В киевских пещерах почивают доныне мощи преподобного Евстратия, коего память празднуется 28-го марта. В Патерике находится житие его и говорится, что святой угодник был киевлянин, взят в плен половцами, при нашествии хана Боняка 1096 г., продан в Корсунь жиду, который подверг его разным мукам и, наконец, к празднику Пасхи своей распял его на кресте, а потом бросил в море. Тут нашли тело его русские христиане и привезли в Киев (печ. Пат. л. 169).

6) Между Кобленцем и Бингеном, на Рейне, есть доныне часовня с мощами ребёнка, замученного в XI веке жидами; местные католики почитают его святым.

В XII столетии

7) В 1172 году, в Блуа, во Франции, евреи распяли ребёнка, положили труп в мешок и бросили в реку Луару (Centur, Magdeb. XII, Cap. XIV).

8) То же случилось там в 1177 году, в самый день Пасхи, и несколько евреев сожжены за это на костре. (Там же и Шлешек, гл. 9.)

9) В 1179 году в Германии казнены были евреи, за распятие ими на кресте ребёнка (Дубравиус, кн. 18).

10) В 1146 году в Норвиче (в Англии) евреи были казнены за распятие младенца Вильгельма в Страстную пятницу. Случай этот описан со всею подробностью (там же; Винценций, кн. 27).

11) В Брае (во Франции) жиды подкупом получили позволение казнить христианина, под предлогом, что он разбойник и убийца; они надели на него железную корону, секли его розгами и распяли. (Там же.)

12) Писатели прежних времён, Гегин и Наудер, свидетельствуют в общих словах, что парижские жиды в XII веке похищали к Пасхе младенцев и предавали их в подвалах мученической смерти.

13) В Глостере в царствование Генриха II жиды распяли христианского младенца во время Пасхи. (Там же, гл. XI, XIV.)

14) В 1179 году в Праге (в Богемии) казнено много евреев за измученного и распятого ими ребёнка. (Гагель, лист 304.)

15) Близ Орлеана (во Франции), в 1175 г. сожжено несколько раввинов за умерщвление ребёнка, брошенного ими после в воду. В 1180 р. жиды были изгнаны за подобные злодейства из Франции. (Твер кн. 4.)

16) Около того же времени то же случилось в Аугсбурге (в Германии), за что все евреи были оттуда высланы.

17) В 1183 году жиды, судившиеся за подобное злодеяние, совершённое в Великий пяток, сознались в нём, а равно и в том, что обязаны делать это по своей вере. (Винценциус, кн. 29, гл. 25.)

В XIII столетии

18) В 1288 году в Бехараце (в Германии) евреи замучили ребёнка и положили под гнёт, чтобы выжать из него кровь. (Шлешек, гл. 9).

19) В 1228 году евреи в Аугсбурге распяли ребёнка. (Там же).

20) В 1234 году в Норвиче евреи похитили ребёнка, держали его втайне несколько месяцев, до Пасхи, — но не успели совершить злодеяния своего; ребёнок отыскан, а они казнены.

21) В 1250 году в Аррагонии жиды распяли во время Пасхи своей семилетнего ребёнка. (Eisenm. Т. II. р. 220).

22) В 1255 году в Линкольне (в Англии) евреи похитили восьмилетнего отрока, секли его бичами, увенчали терновым венцом и распяли на кресте. Мать нашла труп в колодце; евреи изобличены и сознались; один из них на месте растерзан лошадьми, а девяносто отведены в Лондон и казнены там.

23) В 1257 году в Лондоне жиды принесли в жертву на празднике Пасхи христианского младенца (Eisenm. Т. II, р. 220).

24) В деревне Торхан (в Германии) в 1261 году евреи выпустили из семилетней девочки кровь из всех жил, а труп бросили в реку, где он был найден рыбаками. Евреи были изобличены и частью колесованы, частью повешены. (Шлешек, гл. 9).

25) В 1282 году женщина продала жидам украденного ею ребёнка, а они замучили его, исколов по всему телу. Когда та же женщина хотела передать им ещё другое дитя, то, была поймана, созналась во всём под пыткой, указав место, где первый ребёнок был брошен: он найден исколотым по всему телу; по этому поводу было в Мюнхене восстание, в коем убито много жидов. (Eisenm. Т. II, Р. 220).

26) В 1287 году — в Берне (в Швейцарии) несколько евреев колесованы за умерщвление младенца, а остальные высланы. (Книга уголовного производства над евреями).

27) В 1295 году евреи вторично высланы были из всей Франции за подобные преступления.

В XIV столетии

28) В Вейсензе, в Турингии, в 1303 году несколько евреев сожжено за умерщвление дворянского ребёнка, найденного в воде (Eisenm. Т. II, р. 221).

29) В 1305 году в Праге жиды умертвили в Пасху христианского ребёнка. (Там же).

30) В Губерлине (в Германии) в 1331 году жиды распяли на кресте ребёнка, за что заперты были все в один жидовский дом и сожжены. (Шлешек, гл. 9).

31) В Мюнхене в 1345 году женщина продала ребёнка Генриха евреям, кои нанесли ему до 60-ти ран и распяли его на кресте. (Eisenm. Т. II, р. 221).

32) В 1400 году в Турингии евреи купили у католика ребёнка и замучили его. Маркграфы Фридрих и Вильгельм повелели за это колесовать и четвертовать католика и евреев. (Маемос, гл. 33).

В XV столетии

33) В 1401 году в Швабии народ восстал по поводу умерщвления жидами двух христианских детей, купленных у какой-то женщины, — запер всех жидов вместе с нею в синагогу и сжёг их там живых. (Маемос, л. 33).

34) В 1407 году в Кракове, при короле Ягелле, народ возмутился по случаю умерщвления евреями ребёнка, убил много жидов, опустошил и выжег дома их и выгнал всех из города. (Длугош, кн. X; Гембицкий, гл. 7).

35) В 1420 году в Венеции казнено несколько евреев за убиенного в Великую пятницу младенца. (Кн. уголов. производ. над евреями за убийство христиан).

36) В 1420 году, в Вене, при Фридрихе, сожжено 300 евреев за умерщвление ими трёх детей. (Маемос).

37) В 1454 году в Вене казнено несколько евреев за то, что убили ребёнка, вынули сердце, сожгли его в порошок и пили его в вине.

Случай этот тем замечателен, что наши раскольники, толка детогубцев, делали то же, но пили порошок не сами, а опаивали им других для привлечения, посредством чар сих, к своему братству.

38) В 1456 году в Анконе крещённый раввин Эмануил объявил, что бывший там лекарь из евреев отрезал голову служившему у него мальчику христианину и собрал тщательно кровь.

39) Он же показал о другом подобном случае, где евреи распяли мальчика, кололи его и собирали кровь в сосуды.

40) В 1486 году в Регенсбурге найдено в одном жидовском погребе шесть трупов христианских младенцев; при исследовании открыт тут же камень, обмазанный глиной, под которою найдены на камне следы крови, потому что дети на нём были убиты. (Eisenm. Т. II, р. 222).

41) В 1475 году в Триенте, в Тироле.

42) В 1486 году во Вратиславле (Бреславле).

43) В 1494 году в Бранденбурге — казнены и частью сожжены были жиды за убиение христианских младенцев.

Происшествие в Триенте описано во всей подробности. Трёхлетний ребёнок Симеон убит был в четверток на Страстной неделе, и жители поклонялись ему, как мученику.

Жид Товий, принёс его в школу; тут зажали ему рот, держали за руки и за ноги, вырезали кусочек из правой щеки, кололи большими иглами по всему телу и, собрав кровь его, тотчас же положили в опресноки. Жиды ругались над ребенком, называя его Иисусом Христом, и бросили труп в воду.

Родители нашли труп и донесли об этом властям (Иоанну Салисскому и гражданину Бриксену), кои вынудили из евреев пыткою сознание во всех подробностях этого злодейства.

На могилу младенца ходили на поклонение, и мученик вскоре приобрёл имя праведника. Впоследствии папа Сикст IV воспротивился этому и запретил даже преследование триентских жидов, потому, вероятно, что жиды успели склонить в пользу свою приближённых к папе людей.

Происшествие это изображено было во Франкфурте на картине, которая существовала ещё в 1700 году, с подробною надписью, как рассказывает очевидец Эйзенменгер.

44) В 1492 году жиды, по подобным обвинениям, изгнаны были из Испании.

В XVI столетии

45) В 1502 году в Праге еврей сожжён на костре за убиение младенца и испущение из него крови. (Гагель, л. 122).

46) В 1509 году в Боссингене (в Венгрии), жиды замучили ребёнка, украденного ими у одного колесника, и, исколов его по всему телу, выпустили кровь, а труп кинули за город. Виновные сознались под пыткой и казнены. (Eisenm. Т. II, р. 222).

47) В 1510 году жиды изгнаны были из Англии, по такому же обвинению.

48) Около того же времени в Данциге еврей украл сына одного мещанина.

49) В Глозаве, при короле Августе, шестилетний мальчик Донемат и семилетняя девочка Доротта замучены евреями.

50) В Раве два еврея украли ребёнка у сапожника и лишили его жизни, за что были казнены.

51) В 1540 году в княжестве Нейбурге жиды зверским образом замучили христианского младенца, который жил ещё трое суток. Дело обнаружилось тем, что еврейский мальчик, играя с другими на улице, сказал: «три дня выл этот щенок и насилу издох».

Это слышали посторонние люди; а потому, когда обезображенный труп был найден в лесу пастушьей собакой и народ сбежался, то уже знали, за кого взяться. Кровь этого мученика найдена была, между прочим, в другом городе, в Позингене. (Eisenm. Т. II, р. 223).

52 и 53) В 1566 году в Нарве и в Бельске жиды подозревались в том же преступлении и успели исходатайствовать особое по сему повеление польского короля Сигизмунда, коим опровергается подозрение это, как нелепое, и король предоставляет впредь подобные случаи своему собственному суду.

54) В 1569 году в Ленчицах (в Польше), в Воловском монастыре, жиды замучили двоих младенцев.

55) В 1570 году жиды изгнаны из маркграфства Бранденбургского за то, что ругались над Св. Тайнами.

56.) В 1571 году жиды в Германии содрали кожу с одного христианина, по имени Брагадин, и мученически его умертвили. (Eisenm. Т. II, р. 219).

57) В 1574 году в Литве, в местечке Поне, жиды замучили одного младенца;

58) В 1589 году в Вильне, на предместьи — пятерых;

59) В 1589 году в Тарнове, в Глобицах, одного, — за что виновные казнены были смертью.

60, 61 и 62) В 1590 году в Ольшовской Воле (в Польше), под Шидловцем, в Курозваках и Петеркове жиды замучили троих детей.

63) В 1593 году там же одна женщина продала евреям троих украденных ею детей.

64) В Красноставцах замучен таким образом студент, или ученик школы.

65) В 1597 году в Шидловце, жиды окропили школу свою кровью замученного ими ребёнка, что и записано в судебных книгах.

Это — согласно с обрядом еврейским помазывать двери в домах своих кровью пасхального агнца, а равно и с вышепомещёнными показаниями о сём предмете унтер-офицера из евреев Савицкого и свидетельством Пикульского, что евреи помазывают этою кровью двери в доме христианина.

Также точно они не только едят сами опресноки с кровью и сладкие пирожки, изготовляемые к празднику Пурим, но охотно угощают имя и христиан.

66, 67 и 68) В 1598 году в Люблине, в Коле и Кутне (в Польше) замучены жидами три младенца, о чём существует печатное делопроизводство; в особенности замечателен декрет люблинского трибунала.

Младенец Алберт найден в лесу при деревне Возники исколотый, изрезанный. Евреи были изобличены, но упорно запирались; под пыткою все пять человек, допрошенные порознь, показали одно и то же, сознавшись во всём, и повторили гласно показания свои в суде, и в присутствии нарочно призванных для сего евреев.

Это также было к Пасхе. Жид Яхим показал, что не участвовал в убийстве, а видел случайно кровь младенца в горшке, и даже отведал её, обмакнув палец, полагая, что это мёд.

Марко, богатый арендатор, у которого жил Яхим, и жена Марка не велели ему никому сказывать о том, что видел, но не открыли ему тайны, для чего нужна эта кровь; Яхим, однако же, слышал давно от других жидов, что им кровь точно нужна.

Аарон сознался, что, он, вместе с Исааком, украли младенца, когда возили солод, и передали Зельману, который зарезал его, собрал кровь и нанял работницу Настасью, чтобы вынести труп в лес.

Аарон впоследствии несколько раз повторил своё показание, не отрекаясь более от слов своих, — но не каялся, а показывал закостенелое изуверство, даже когда узнал о смертном приговоре.

Исаак также сознался, показал все мелочные обстоятельства, согласно с Аароном, и дополнил отвратительною, подробною картиною об истязании и смерти мученика. По словам его, кровь была роздана и употреблена в опресноки.

Мошко, из Медзержица, показал совершенно то же и объяснил причину, для чего жиды замученнных младенцев не хоронят, сказав, что это противно вере их; его надо выкинуть, а не зарывать.

Правило это вполне согласуется с тем, что сказано было об этом предмете выше, о показаниях крещённого раввина Серафиновича.

Работница Настасья, христианка, созналась во всём без пытки; она присовокупила, что еврейка, хозяйка её, сказала ей, вынося вместе с нею труп, что если бы предать его земле, то все бы евреи погибли. Виновные были казнены.

В XVII столетии

69) В 1601 году в Чаграхе (в Польше) евреи умертвили девочку.

70) В 1606 году в Люблине мальчика.

71) В 1607 году в Зволыне (в Польше) мальчика, которого нашли в воде обезображенным с отрезанными членами.

72) В 1610 году в Сташеве (в Польше) еврей Шмуль украл младенца, продал его в Щидловец, где жиды схвачены в то самое время, когда истязали жертву свою.

Евреи четвертованы, а тело младенца положено в каплиде, с надписью: Filius Joharinis Koval et Susannae Nierychotovskiae, civium Staszowiensium, cujus vox sanguinis vindectum clamat ut Judei nominis Christiani hostes pellantur Stasovie; — To есть: сын Ивана Коваля и Сузанны Нерихотовской, граждан Сташевских, коего глас кровавой мести взывает об изгнании из Сташева евреев, врагов христианского имени.

73) В 1616 году, апреля 24, в Вильне жид Бродавка умертвил младенца Яна, сына крестьянина помещика Олесницкого.

74) В 1617 году в Сельцах, под Луковым, замученный евреями младенец отыскан и положен в коллегиате, в Люблине.

75) В 1626 году в Сохачеве несколько христианских детей были украдены и убиты жидами.

76) В 1628 году в Сендомире жиды замучили двоих детей аптекаря.

77) В 1636 году последовал декрет люблинского трибунала по подобному делу: жиды пригласили под каким-то предлогом кармелитского лаика (послушника) и, кинувшись на него внезапно, выпустили из него много крови и, угрожая смертью, обязали страшною клятвою не обнаруживать происшедшего.

Но, вследствие этого насилия, послушник отчаянно занемог, сознался во всём настоятелю, а сам вскоре, скончался, приняв, однако же, присягу в справедливости его показания. На этом основании евреи были казнены.

78) В Калишской губернии, в городе Ленчицах, в костёле бернардинов, находится поныне труп замученного евреями младенца.

Потомки виновных долгое время обязаны были носить по городу, ежегодно в день преступления, картину, изображавшую участвовавших в этом жидов, кои были казнены. Впоследствии обычай этот вывелся, а на евреев наложена была вместо того, в пользу монастыря, денежная пеня.

79) В 1639 году ребёнок замучен жидами в Комошицах.

80) В 1639 году в Ленчицах случилось подобное происшествие, коего подлинные акты недавно ещё были сохранены, и из них сделана выписка: крестьянин Мендык был обольщён жидами и продал ребёнка крестьянина Михалковича раввину Мейеру.

Собравшись ночью, жиды замучили ребёнка точно таким образом, как бывало во всех подобных случаях: они искололи его по всему телу и выпустили из него кровь, а труп возвратили тому же крестьянину Мендыку.

Укор совести заставил этого человека донести на себя и на жидов; причём, он показал, что прежде того продал им ещё двух ребят. Мендык подтвердил то же под присягой и на двукратной пытке огнем, равно на лобном месте, перед казнию.

Таким образом Мендыка за сознание четвертовали; а жиды, которые упорно ни в чём не сознались, были высшим судом оправданы. Это был один из первых и самых замечательных уроков христианам не сознаваться и не уличать жидов в таком ужасном злодействе.

81) В 1648 году в Иванишках жиды замучили и искололи ребёнка, а раны залили воском.

82) В 1650 году, марта 21-го, в Кадене колесован один жид за то, что умертвил ребёнка, нанеся ему восемь ран и обрезав пальцы на руках. (Eisenm. Т. II, р. 223).

В 1649 году жиды истязали и умертвили младенцев:

83) В Хвостове;

84) В Киях, неподалеку Пинчова;

85) В Негословицах, под Вацановым;

86) В Сецимине;

87) В Опатове — и виновные казнены,

88) В 1655 году случилось то же в Брежнице, под Сендомиром, где обвинен арендатор Цико,

89) В Острове, под Люблиным,

90) В Праще.

91) В 1660 году в Тунгухе (Tunguch, в Германии) жиды на Пасху зарезали христианского ребёнка, за что были сожжены до 45 человек. (Eisenm. Т. II, р. 223).

92) В 1669 году около Меца (во Франции) жид Леви украл ребёнка, который найден был мёртвым в лесу; виновный был сожжён. Подробности этого дела описаны в книжечке: Abrege du proces fait; aux Juifs de Mets, 1670.

93) В 1665 году 12-го мая, евреи в Вене мученически умертвили женщину, которую нашли, изрезанную на части, в озере. Так как подобные злодеяния повторялись и впоследствии, то жиды и были изгнаны императором в 1701 году из Вены. (Eisenm. -T. II, р. 220).

В 1689 году были подобные происшествия и виновные наказаны:

94) В Жулкове;

95) В Лемберге (Львове);

96) В Цеханове;

97) В Дрогобецке. Судьи, собравшиеся в сем последнем месте по этому делу, все были отравлены.

98). В Минской губернии, у Слуцка, в Свято-троицком монастыре, почиют мощи младенца Гавриила, замученного в 1690 году жидами.

В надписи рассказаны все подробности этого происшествия; злодейство совершено в Белостоке, труп найден в густом хлебе, с обычными в сих случаях знаками. Собаки открыли лаем своим тело младенца, признанного впоследствии местным угодником.

В честь ему сложены молебные песни, известные под названием тропаря и кондака. Еврей, арендатор Шутка, был главный убийца. О судебном производстве по сему делу памятников не осталось из-за пожаров.

99) В 1694 году умерщвлён ребёнок жидами во Владимире на Волыни.

100) То же случилось в 1697 году в Новом Месте, под Равою, и

101) В Вильне, где несколько жидов, за мученическое убийство младенцев, были казнены.

В 1698 году:

102) В воеводстве Брестском, в Заблудове;

103) В Кодне, под Замостьем;

104) В Сендомире;

105) В Рожанах, и

106) В Слониме — евреи замучили семерых детей; а в Бродах отравили епископа Цешейку.

107) В Цеханове и в Белой, в 1699 году, жиды были казнены на площади, перед синагогою, за то, что, опоив молодого человека, христианина, выпустили из него кровь и уморили.

В XVIII столетии

108, 109 и 110) В 1705 году в Гродне, в Цеймейлеве и Ржешове жиды замучили к Пасхе трёх христианских детей.

111) В 1750 году жиды, по такому же происшествию, изгнаны были из Каменца-Подольского.

112) В 1753 году в Житомире был случай, разысканный во всей подробности и доказанный следствием и судом; самое решение по сему делу отыскано было в архиве в 1831 году.

В Страстную пятницу 20-го апреля 1753 г. в деревне Маркова Вольница жиды поймали вечером трёхлетнего младенца Стефана Студзитского, унесли его в корчму, поили мёдом и кормили хлебом, размоченным в водке, отчего ребёнок заснул и лежал спокойно за печкой.

В ночь на Светлое Воскресенье жиды собрались в корчме, завязали ребёнку глаза, зажали рот клещами, и, держа над лоханью, кололи со всех сторон острыми гвоздями, качая и приподнимая, для лучшего истечения крови.

Когда страдалец испустил дух, труп был отнесён в лесок, где был найден на другой же день.

По очевидным уликам, еврейки Брейна и Фружа, без пытки, сознались в этом убийстве, а мужья их были ими уличены и также без пытки сознались.

Затем прочие были преданы пытке и, повинившись, сделали столь подробное описание этого злодейского преступления, что уже, конечно, не могло оставаться никакого сомнения.

Евреи были казнены жестокой смертью в Житомире: раввину Полодкому и пяти другим жидам сожжены под виселицею руки, обмотанные смолистой пенькой, вырезано по три ремня из спины, а потом они четвертованы, головы посажены на кол, а тела повешены.

Пятеро других просто четвертованы, головы посажены на кол, тела повешены, один, принявший св. крещение, обезглавлен.

В то время была написана картина, изображающая труп младенца Студзитского в том самом виде, как он был найден, исколотый по всему телу. Подлинная картина, вероятно, цела ещё доныне; она хранилась у архиепископа львовского.

113 и 114) В 1799 году, как видно из дел департамента иностранных исповеданий, было два подобных случая:

1) Около Режицы найден в лесу мёртвый человек с необыкновенными знаками и ранами на теле: на кисти правой руки просечена как бы долотом, рана; другая повыше левого локтя; третья, подобная, под левой икрой и четвертая на спине.

Раны явным образом были нанесены умышленно и в несколько приёмов; человек этот ночевал в корчме у жида, коего работник вывез его, в этом положении, в лес. Но следствие ничего не открыло, потому что все взятые под стражу евреи бежали и не были отысканы.

2) В том же году, перед еврейской Пасхой, в Сеннинском уезде, близ жидовской корчмы найден труп женщины, исколотый в лицо, на руках и ногах, и по всему телу; но на платье не оказалось никакого следа крови, из чего видно, что она была раздета, исколота, лишена жизни, а потом обмыта и одета. По следствию ничего не открыто.

В XIX столетии

115) В 1805 году производилось дело в Велижском поветовом суде о найденном в реке Двине теле двенадцатилетнего мальчика Трофима Никитина; мальчик был зарезан и по всему телу исколот, в чём обвинялись три жида, и в том числе Хаим Чёрный, попавшийся вторично по такому же делу в 1823 году.

По недостатку улик дело предано воле Божией; но впоследствии открылись важные упущение делопроизводителей, за что на земский и поветовый суды наложена была пеня, но дело не переследовано.

116) В 1811 году, перед Пасхой Витебской губернии в деревне помещицы Томашевской пропал у крестьянина из колыбели ребёнок, и хотя многие обстоятельства наводили подозрение на жидов, но следствием ничего не открыто.

117) В 1816 году в Гродне, под Пасху найдена жертвою крестьянская девочка Адамовичева, у коей одна рука вырезана была из локтевого сустава, а тело исколото во многих местах.

В этом злодействе подозревались евреи, и первое исследование усилило подозрение; но евреи прислали депутатов в С.-Петербург, жалуясь на такое оскорбительное для них подозрение и приписывая его, очень хитро, ненависти поляков за приверженность жидов к правительству.

Вследствие сего и состоялось Высочайшее повеление от 28-го февраля (объявлено 6-го марта) 1817 года, «чтобы евреи не были обвиняемы в умерщвлении христианских детей по одному предрассудку, будто они имеют нужду в христианской крови, а что если бы где случилось смертоубийство и подозрение падало на евреев, — без предубеждения, однако же, что они сделали сие для получения христианской крови, то было бы производимо следствие на законном основании и проч.».

На сём основании гродненскому губернскому начальству сделано было Высочайшее замечание, и дело прекращено. Но, по настоянию губернского прокурора, который нашёл неправильности и неполноту в первоначальном следствии, оно было возобновлено через 10 лет: государственный совет, приняв в рассуждение десятилетнюю давность и Высочайшее повеление 1817 года, коим подобные подозрения на евреев запрещено принимать, — положил: предать дело это забвению.

Крещённый еврей Савицкий явился при сём случае, вызвавшись изобличить жидов, если только его обеспечат от угрожающей ему в сём случае опасности; но государственный совет признал, что «такого рода исследования возбранены помянутым Высочайшим повелением».

118) В 1821 году, на берегу реки Двины найдено тело Христины Слеповронской и в убийстве её подозревались жиды, хотя и ничего не открыто.

119) В 1821 году, под Пасху, Могилёвской губернии, Чаусовского уезда в селе Голенях найдено мёртвое тело мальчика Лазарева, о коем, по наружным признакам, судили, что он должен быть умерщвлён изуверными евреями.

Губернатор начал строгое следствие, но жиды, прислав опять депутатов в С.-Петербург, с письмом уездного стряпчего, изобличающим его в намерении к злоупотреблениям, жаловались на такое оскорбительное для них подозрение, противное Высочайшему повелению 1817 года.

Дело было прекращено, а губернскому правлению сделано замечание за то, что оно поступило вопреки помянутого Высочайшего повеления, приняв подобное подозрение на евреев.

120) В 1823 году пастор Эртель обнародовал подобный случай, бывший в Баварии. Это — едва ли не последний пример в Западной Европе.

С тех пор такие происшествия оглашались только в Польше, в наших западных губерниях и на Востоке, в Турции, Сирии и проч. (Was glauben die Judeh? vom Pfarrer Oertel, Bamberg, 1823).

121) В 1823 году случилось подобное происшествие в Велиже, Витебской губернии, одно из самых замечательных дел, по огромности производства, запутанности, большому числу прикосновенных, по обнаруженным при сём случае другим подобным злодеяниям, по продолжительности, а, наконец, и потому, что восходило на окончательное решение до государственного совета.

О сём деле есть столь точные и полные сведения, что оно заслуживает особенного внимания, почему и будет о нём ниже говориться подробнее.

По поводу разбирательства Велижского дела открыто было ещё несколько подобных злодейств, но по всем сим делам, решённым за один раз, улики и доказательства признаны недостаточными. Сюда принадлежали:

122) Убийство в Велиже двух мальчиков крестьянских, в 1817 году. Первое показание об этом сделали: работница Терентьева, которая сама привела, за деньги, мальчиков в дом еврея Цетлина.

Работницы Максимова и Ковалёва, участвовавшие тоже в этом деле, сознались и подтвердили во всём показание первой; а Ковалёва, будучи крепостной богатых евреев Берлиных, которые купили целое имение на имя уездного казначея Сушки, — до того испугалась своего признания, что, проплакав целую ночь и утверждая, что она теперь пропала, удавилась.

Мальчикам, по показанию этих, женщин, жиды остригли ногти, потом сделали обрезание, качали их в бочке, перевязали ремнём ноги под коленями, кололи по всему телу, собирая вытекающую кровь, а мёртвых бросили с пристани в реку Двину.

Показания этих трёх женщин, несмотря на запутанность их, носят на себе, в отвратительных подробностях своих, отпечаток неотвергаемой истины.

Так, например, Ковалёва, в слезах и в страхе, рассказывала, где и по какому случаю она видела, в особом ларце у Цетлиной, сухие кровяные лепёшки из крови этих мальчиков, и — часть крови, собранной в серебряный стакан присовокупляя, что кровь уже испортилась и пахла мертвечиной.

123) Она же, Ковалёва, объявила при этом случае, что, по всей вероятности, те же самые жиды сгубили родного её брата, Якова, но, что она не смела об этом говорить.

По справке оказалось, что малолетний, Яков в 1818 году умер, будто бы от нанесённой самим себе по неосторожности раны; дело это, за давностью, оставлено было без внимания.

124) По тому же делу обнаружилось, что те же велижские евреи в 1817 году истязали и умертвили шляхтянку Дворжицкую, взрослую женщину, коей останки найдены были в лесу на следующий год.

И в этом злодействе участвовали те же две развратные русские бабы и открыли все мелочные подробности его.

Дворжицкую напоили пьяною, качали в бочке, били по щекам, ругались над нею, положили на два стула, кололи в разных местах и собирали кровь в подставленную посуду; мёртвую же обмыли, положили в пошевни и вывезли за город, в лес.

Из этого происшествия, между прочим, видно, что жиды, посягающие на подобное дело, не ограничиваются убийством одних только младенцев или мужчин, но готовы воспользоваться всяким удобным случаем, дабы убить христианина и взять кровь его для суеверных обрядов.

Впрочем, Терентьева именно показала, что не знает, куда жиды употребили кровь Дворжицкой; но заметила, что они, рассматривая эту кровь, находили её чёрною и были ею недовольны.

125) По тому же делу обнаружилось такое же убийство жидами двух девочек, нищих, в 1819 году в Семичевокой корчме около Велижа. И здесь возмутительные подробности, во всём согласные с обстоятельствами и с другими сведениями о подобных делах, не оставляют никакого сомнения в истине происшествия.

Многие жиды, оговорённые по сему делу, изобличены были в совершенно ложных показаниях и дерзкой лжи; так, между прочим, они уверяли, что вовсе не знали и никогда не видали Терентьевой, тогда, как доказано было, что они знали её очень коротко и уже много лет, потому, что она служила работницей у жидов в том же месте.

126) По тому же делу обнаружилось убийство в Брусовановской корчме ещё четырех детей. Это случилось также перед Пасхой, в 1821 или 1822 году, в голодное время, когда дети ходили по миру, и жиды, зазвав их в корчму, заперли порознь, а после поодиночке же умертвили, в присутствии множества других жидов, обыкновенным мученическим образом.

Соучастницы жидов, Максимова и Терентьева, назвали поимённо большую часть виновных, описав во всей подробности, как преступление было совершено, кто где стоял, что говорил и делал.

Один жид доведён был уликами до того, что, мешаясь и теряясь, зарыдав, сказал в присутствии комиссии: «Если кто из семьи моей признается, или кто другой скажет всё это, — тогда и я признаюсь».

Другие жиды или упорно молчали, или выходили из себя и неистово кричали и угрожали свидетелям.

Ко всему этому присоединилось ещё особое дело о поругании евреями Св. Тайн, полученных под купом, и антиминса, украденного нарочно для сего из церкви.

Разыскание показало справедливость этого доноса, раскрыв все подробности его; не менее того жиды не сочли за нужное сознаться и действительно отделались голословным, упорным запирательством.

Жиды при допросах в присутствии выходили из себя, кричали и бранились до того, что их выводили вон, и комиссия не могла продолжать допросов. Об этом деле, впрочем, упоминается здесь только по связи его с предыдущими.

127) В 1827 году, перед Пасхой, Виленской губернии в Тельшевском уезде, деревни помещика, Дамми, пропал без вести семилетний ребёнок Пиотрович.

Пастух Жуковский объявил, что видел сам, как жиды поймали ребёнка в поле и увезли; труп найден впоследствии искаженный точно таким образом, как во всех подобных случаях; жиды путались при допросах, делали ложные показания, снова их отменяли и, наконец, изобличены в злодеянии этом столько, сколько можно уличить людей, не имеющих в оправдание своё ничего, кроме голословного запирательства.

Несмотря на то, что в этом случае был даже один посторонний свидетель, помянутый пастух, жиды были оставлены только в подозрении. И это, конечно, уже доказывает, что все улики, кроме сознания, были налицо, ибо во всех других современных нам случаях, помещённых выше и ниже, евреи всегда были оправдываемы.

К этому должно ещё присовокупить, что два жида, кои начали было признаваться, найдены мёртвыми: один убитым, под мостом, другой отравленным.

Здесь будет кстати упомянуть, что, по случаю подобного производства, которое теперь не могло быть отыскано, признавшийся в преступлении еврей был найден повещенным в школе жидовской, при замкнутых дверях; несморя на это, показание жидов, что он сам удавился, было принято.

128) В 1827 году ребёнок пропал в Варшаве за два дня до Пасхи; очевидно, подозрение пало на жидов, следы были открыты, и ребёнок, вопреки уверениям и отрицательству хозяина дома жида, отыскан у него в сундуке.

Несмотря на многие обстоятельства, обличавшие вопиющим образом виновных в том, что они намерены были принести ребёнка обычным образом в жертву своему исступлённому фанатизму, жиды отделались уверением, что они сделали это для шутки. (Киарини, тл. II).

129) В книге Путешествие по Турции англичанина Валыиа, 1828 года, говорится следующее:

«Константинопольские христиане утверждают, что жиды, похищая детей, приносят их в жертву Пасхе, вместо пасхального агнца. Я был свидетелем большого волнения между жителями.

У греческого купца пропал ребёнок, и думали, что он украден и продан в рабство. Но вскоре тело его нашли в Босфоре; руки и ноги были у него связаны, а особенные раны и знаки на теле показывали, что он был умерщвлён необыкновенным образом, с каким-то особым необъяснимым намерением.

Гласные обвинения пали на жидов, потому что это случилось перед Пасхой; но ничего не было открыто».

130) В 1833 году Минской губернии Борисовского уезда живший в деревне Плитчанах еврей Орко заманил к себе ушедшую от помещика крестьянку Фёклу Селезнёву и бывшую с нею девочку 12 лет Ефросинью и, по показанию первой, уговорил её, обещав за это 30 целковых, согласиться на убийство последней для того, чтобы добыть из неё кровь.

Труп был найден, а на нём, кроме признаков удушения, рана на виске, откуда, по показанию Фёклы, Орко выпустил кровь в бутылку. Он говорил ей, что кровь эта необходима ему для какой-то беременной родственницы, при родах коей нужна христианская кровь, для помазания глаз ребёнка.

Уговаривая Фёклу, Орко сказал: «Хоть бы от мизинца достать крови, очень нужно, и без этого никак нельзя обойтись».

В доме жида и частью даже на жене и дочери его найдено снятое с убитой платье; Фёкла, после запирательства и противоречия, рассказала все подробности этого убийства и каким образом Орко нацедил крови в бутылочку.

Впоследствии жиды были уличены в подкупе подсудимой Фёклы, чтобы она приняла всё одна на себя, а жидов не выдавала. Орко уговаривал также мать убитой, чтобы она не искала дочери своей, которая живёт на хорошем месте; он же силою и дракою не допускал к обыску сарая, где, по указанию Фёклы, найден был труп.

Жена и дочь Орки и сам он путались беспрестанно в ложных показаниях. Вследствие всего этого, Орко был обвинён в убийстве; но, на основании Высочайшего повеления 1817 года, коим запрещено подозрение в употреблении евреями христианской крови, вопрос этот устранён.

131) Волынской губернии в Заславском уезде случилось в 1833 году следующее:

Крестьянин графа Грохольского Прокоп Казан явился 20-го марта в экономическое Правление и объявил знаками, что на пути в деревню Волковцы напали на него три жида и отрезали ему язык. Когда рана поджила, то он рассказал следующее:

«Я был настигнут евреями, когда перешёл лес, на перекрёстке между деревнями Городищем и Серединцами. Поровнявшись со мною, сначала подошёл ко мне один жид и, разговаривая, шёл рядом; потом присоединился к нам другой, а, наконец, и третий.

Ничего не подозревая, я беспечно отвечал на вопросы их, как вдруг один, отстав немного, схватил меня сзади и повалил; другие бросились и начали давить мне грудь и душить за горло, так сильно, что я пришёл в беспамятство и, вероятно, высунул язык.

Придя от боли в чувство, я увидел себя поставленным на колени с наклоненною головой; один еврей поддерживал мою голову, а другой подставлял под рот чашку, в которую кровь сильно лилась.

В таком положении, беспрестанно подталкивая меня в бока и затылок, вероятно, для усиления кровотечения, держали они меня до тех пор, пока чашка не наполнилась кровью больше, чем до половины.

Тогда, взяв миску с кровью и отняв у меня 12 рублей серебром, найденные мною на ярмарке, сели они в свою бричку и уехали. Это случилось около полудня.

От истечения крови я опять обмер, а когда пришел в себя, то солнце было уже низко. Евреи уехали в бричке, запряжённой тремя гнедыми и одной белой лошадьми».

Заславский городничий собрал немедленно всех тамошних евреев-фурманов, поставил их в два ряда и, призвав Казана, приказал ему узнавать между ними преступников. Казан, три раза прошёл по рядам и, не могши ещё говорить, показал знаками, что здесь их нет.

Проверив наличных евреев по списку, городничий нашёл, что в числе их недостает трёх, именно: Ицка Малаха, Шая Щопника и Шлема Калия. Их призвали, поставили в ряды и снова позвали отпущенного уже Казана.

Едва он подошёл, как тотчас же указал на Ицку Малаха, стараясь всячески дать знать, что это тот самый, который отрезал ему язык; в Шопнике узнал он того, который его держал; в Калии нашел сходство с третьим участником преступления, не утверждая, однако же, положительно, что это он.

Казан твёрдо стоял в своём показании, даже после духовного увещания.

132) В 1840 году, во время Пасхи, католический священник отец Фома, живший в Дамаске, отправился со служителем своим в еврейский квартал, и оба пропали без вести. Обвинения пали на жидов; всё христианское население Дамаска поднялось, и негодование воспламенило даже мусульман.

Французский консул, вполне убеждённый в том, что злодеяние совершено было евреями, разыскивал сам, побуждал всеми средствами турецкое правительство к действию и настаивал на обвинении и казни жидов; австрийский консул, к ведомству коего жиды от части принадлежали, противодействовал и отстаивал жидов.

Ужасные пытки вынуждали из сих последних сознание во всех подробностях злодейства; несколько человек даже не могли пережить бесчеловечных мучений, а потому теперь в Европе утверждают, что сознание их было вынужденное и ложное.

Но сознание это во всех подробностях своих одинаково, в допросах нескольких жидов, а притом, останки изрубленного на куски мастера и служителя его найдены в разных местах, по указанию сих жидов, и, между прочим, найдена там же часть шапки или берета погибшего, и все знавшие его признали немедленно его лоскутья.

Еврейские посольства с подарками, из Парижа и Лондона в Александрию, прекратили дело, и жиды, оставшиеся в живых, были освобождены.

133) В текущем 1844 году высшее судилище Порты произнесло решение по обвинению жидов, живущих на острове Мармаре, в мученическом убиении христианского младенца, который найден был истерзанным, как во всех подобных случаях.

Жалоба принесена была греческим патриархом, но, по настоятельному предстательству английского посланника, как именно сказано было в газетах, Порта не признала жидов виновными, а приговорила ещё патриарха к уплате проторей».

Большой резонанс получило в России Велижское дело: «...22-го апреля 1823 года солдатский сын Федор Емельянов, 3,5 годов, пропал в Велиже без вести. Это было в самый день Светлого Христова Воскресения.

Труп мальчика найден на Фоминой неделе за городом, в лесу, в таком виде, что уже никто, из жителей не мог сомневаться в истине возникшего подозрения и распространившихся, через какую-то ворожею, глухих слухов, а именно, что мальчик был зверски замучен жидами.

По всему телу были накожные ссадины, будто кожу сильно чем-нибудь тёрли; ногти были острижены вплоть до тела; по всему телу множество небольших ран, будто проткнутых гвоздём; синие, затёкшие кровью ноги доказывали, что под коленами положена была крепкая повязка; нос и губы приплюснуты, также от бывшей повязки, которая оставила даже багровый знак на затылке, от узла; и, наконец, над мальчиком произведено было еврейское обрезание.

Всё это доказывало неоспоримо, как отозвался под присягою врач, что ребёнок замучен с умыслом, рассудительно; из состояния же внутренностей видно было, что он содержался несколько дней без пищи.

Злодеяние совершено было сверх того на обнажённом ребёнке, а тело впоследствии обмыто и одето; ибо на белье и платье не было никакого признака крови.

По следам и колеям около того места, где труп лежал, было видно, что парная повозка или бричка подъезжала с дороги к этому месту, а труп отнесён оттуда к болоту пешком.

Подозрение объявлено было родителями и другими людьми на жидов, и другой причины мученической смерти невинного младенца никто не мог придумать».

Показаниями десятков свидетелей жиды были полностью изобличены: «...Семь женщин показали под присягой, что рано утром в тот же день, когда найден труп, видели парную жидовскую бричку, проскакавшую во всю прыть по той дороге, где тело найдено, и возвратившуюся вскоре опять в город».

В ходе расследования «раскрылись при сём случае шесть или семь других подобных дел... Покрывало было сдёрнуто с целого ряда ужаснейших преступлений, исчадий неслыханного изуверства и последствий гибельной безнаказанности».

Свидетельница Терентьева показала, что ребёнка: «раздели, посадили в бочку, катали, положили на стол, остригли ногти, сделали обрезание, перевязали ремнями ноги под коленями; положили в корытце; все жиды кололи мальчика гвоздём, выпустили кровь и передали его Терентьевой и Максимовой, чтобы закинуть его в лес; но, как страдалец дышал ещё, то ему завязали рот и нос, а когда вынесли, то, сняв платок, увидали, что ребёнок уже умер и положили его там, где он найден».

«...Затем она и на другой день была опять с жидами в школе, разбалтывала и разливала, по их приказанию, кровь мученика, а в остатке намочила кусок холста, который еврей Орлик изрезал в лоскутки и роздал всем по кусочку. Бочонок с кровью отнесла она в угловой дом с зелёной крышей. Опять в другой раз она показала, что... возила бочонок с засохшею кровью, по настоянию жидов, в Витебск.

...мальчика положили на стол; еврей Поселенный сделал обрезание, а Шифра Берлин остригла ему ногти вплоть к мясу... Затем ...положили головой вперёд в бочку, в которой половина дна вынималась; Иосель заложил опять дно, стал катать бочку по полу с Терентьевой, потом все делали то же, сменяясь по двое, часа два; ребенка вынули красного, как обожженного...

В школе застали они толпу жидов, положили мальчика на стол в корыто, развязав ему рот; тут Орлик Девирц распоряжался; Поселенный подал ремни, Терентьева связала мальчику ноги, под коленями, но слабо, и Поселенный сам перетянул их потуже.

Терентьевой велели ударить мальчика слегка по щекам, а за нею все прочие сделали то же; подали большой, острый и светлый гвоздь и велели ей же уколоть ребёнка в висок и в бок; потом Максимова, Козловская, Иосель и, один за другим, все жиды и жидовки делали то же...

Орлик поворачивал в корытце младенца, который сперва кричал, а потом смолк, смотрел на всех и тяжело вздыхал. Он вскоре истёк кровью и испустил дух... Когда крови ничего не было на теле, а только остались видны раночки, величиною с горошину, то велели одеть, и обуть труп и положить на стол».

Больше всего в этой изуверской истории меня потрясли эти впечатления очевидца об умирающем Феде Емельянове. Истязаемый, зверски пытаемый крысолюдьми ребёночек «смотрел на всех и тяжело вздыхал»!

И это в самом счастливом, в ангельском возрасте, в 3,5 года! Увидело дитя над собой кривые жидовские хоботы, хищные оскалы говорящих крыс, ледяные и бездушные глаза выродков, которые из него живого, дышащего, смотрящего, тёплого, крохотного выцеживают кровь, и поняло ещё неокрепшим рассудком — нежданно пришёл его смертный час...

Не лёгкое детское дыхание, а тяжёлые вздохи срывались с обескровленных губ...

Воин антижидовского Сопротивления!

Когда на твоём пути встретятся пархатые выводки и ты вдруг засомневаешься: а что с ними всеми делать, большими и малыми — вспомни тяжкие вздохи Феди Емельянова на смертном одре!

Человек! Оглянись вокруг и отыщи глазами такого же малого ребёнка, как Федя: будь это твой сын или внук, дитё твоих друзей, знакомых или просто встреченный на улице.

А теперь представь, как в сатанинской синагоге хищные жидовские лапы срывают с него одежды, затягивают повязкой рот, затем заталкивают в бочку с набитыми гвоздями и живого в ней катают; потом мальчикам делают обрезание или же вообще отсекают детородный орган — девочкам же отрезают сосцы.

Ещё младенца начинают шилом или гвоздём колоть в висок, в грудь, под руку и в бок, вырезают из него куски кожи, загоняют под рёбра специальное долото для лучшего выпуска крови... о том, как отлавливать христианских младенцев, как и какими орудиями их пытать — с подробным описанием их устройства, как в мучениях добывать из детей кровь и как её хранить после — сатанинский талмуд посвящает десятки страниц.

Нет, нельзя подобные нечеловеческие изуверства ни представлять, ни описывать без бури в душе...

Сейчас, когда я пишу эту книгу всей моей жизни, я не властен рисковать собой — то есть, завершением работы, которая, сама по себе, есть борьба с иудейством.

Но, когда я поставлю в «Крысолюдях» последнюю точку, то: слышишь, дорогой Федюшка Емельянов! — я отомщу за твои не по-детски тяжкие вздохи, за твою мученическую смерть!

Я, который в жизни ещё и муравья не обидел, противник отстрела диких или резания домашних зверей, ловли рыб (с младых ногтей, потомственный вегетарианец) обещаю тебе убить за тебя пятерых жидов: отравить, зарезать, застрелить, словом, любым способом смести с лица земли пятерых крысолюдей!

Но, вернёмся к В. Далю: «Вечером... корытце с кровью стояло ещё на столе, а подле две пустые бутылки, в коих накануне приносили воду для обмывки, отправив уже третью бутылку к Славке. Тут же лежал свёрток холста.

Пришла Ханна с Максимовой, которая принесла ещё бутылку, чарку и воронку. Терентьева размешала кровь лопаточкой, а Иосель разлил её чаркой, через воронку в бутылки и в небольшой вплоть сбитый обручами, бочоночек, который был подан Орликом.

В остатке крови намочили аршина два холста, велели Терентьевой выкрутить его, расправить и проветрить, Иосель искрошил его на маленькие лоскутья; Орлик макал гвоздь в остаток крови, капал на каждый лоскуток и разводил по нём разводы, и каждому дали по лоскутку...

Терентьева сказала, что он должен быть у неё в китайчатом кармане, который передан ею на сохранение, с другими вещами, солдатке Ивановой, когда взята была под стражу.

Следователи немедленно отправились туда и нашли в указанном месте «треугольный лоскуток холста, красноватый» и признанный всеми тремя раскаявшимися бабами за тот самый, о коем они говорили.

...Фратка сказала Терентьевой, что кровавым лоскутком протирают глаза новорождённым, а кровь кладут в мацу (в опресноки). Это вполне согласно со многими помещёнными выше сведениями и с показаниями по случаю подобных происшествий.

На другой год после того сама Терентьева пекла с Фраткою и с другими жидовками мацу с этой кровью. Максимова подробно описывает, как делала то же у Ханны, размочив засохшую в бутылке кровь и смешав с шафранным настоем.

Ханна положила также немного крови этой в мёд, который пили. Козловская говорит, что то же делали у Берлиных: «вытряхнули из бутылки сухую кровь, растёрли и высыпали в шафранный настой, который вылили в тесто».

Но самое отвратное в этой истории то, как хамски и дерзко, целиком и полностью отрицали свою вину иудеи. Только проследите за этими красноречивейшими изъявлениями национального характера жидов.

Они целиком выказали свое крысиное нутро: подлое коллективное двуличие и коварную симуляцию.

Наглую стадную ложь и бесстыдное, по общему сговору отрицание очевидного. Животную трусость, тут же перерастающую в бешеную агрессивность, яростные, с пеной у рта угрозы свидетелям и даже следователям и судьям.

Полную потерянность перед неопровержимыми уликами, на которые у них были единственные контраргументы: дикие и злобные крики да площадная брань.

А чего стоит их непрерывное ломание комедий с потерей памяти и якобы плохим самочувствием, фальшивыми сердечными припадками.

В этом поведении сатанинских нехристей на Велижском процессе чётко проступает коллективный, омерзительный характер нашего преподлейшего на этом свете врага.

В. Даль продолжает: «Общее во всех ответах жидов — это было наглое и голословное запирательство во всём почти, о чём их спрашивали, почему большая часть из них были уличены в ложных отзывах и показаниях...

Подсудимые показали, что ни к какой секте не принадлежат, тогда как все велижские евреи делились на миснагидов и на хасидов, а подсудимые все принадлежали к сим последним.

Это тем замечательнее, что обращённый еврей Неофит, о коем говорено в начале сей записки, объясняет в книге своей именно, что зверский обычай, о коем здесь идёт речь, принадлежит собственно одним хасидам.

Вообще жиды ничем не могли опровергнуть обвинения, как только голословным запирательством, упорным, злобным молчанием, криком, неистовою бранью, или же, приходя в себя, рассуждениями, что этого быть не могло; на что жидам кровь?

Им крови не нужно; мучить мальчика не нужно; этому даже верить запрещено повелениями разных королей, а также государя императора Александра I, и именно от 6 марта 1817 года.

Комиссия постоянно при каждом допросе записывала в журналах, что допрашиваемый показал крайнее смущение, страх, дрожал, вздыхал, путался и заговаривался, отменял показания, не хотел их подписывать, уверял, что болен и не помнит сам, что говорит; многие выходили из себя и не только, после самой низкой брани, бросались в ярости на доказчиц, то кричали на членов, бранили их скверными словами, бросались на пол, кричали караул, тогда как их никто не трогал пальцем и проч.

Это ли есть поведение невинных, оговариваемых в таком ужасном злодеянии?

Иные прикидывались сумасшедшими, другие по нескольку раз пытались бежать из-под караула, а некоторые бежали и не отысканы».

Итка Цейтлин передал записку на волю своим: «Уведомьте меня, хорошо ли я говорил при допросе. Дайте знать пальцами, сколько человек ещё взято. Старайтесь все за нас, весь Израиль; не думай никто: если меня не трогают, так мне и нужды нет! — Мы содержимся, Боже сохрани, ради смертного приговора!

На допросе я сказал, что не знаю и не слыхал, нашли ли мальчика живым, или мёртвым. Бегите всюду, где рассеян Израиль, взывайте громко: Горе, горе! чтобы старались свидетельствовать за нас; у нас недостаёт более сил; напугайте доказчиц через сторожей, скажите им, что есть повеление государя такое: если они первые отступятся от слов своих, то будут прощены; а если нет, то будут наказаны» — и проч.

Неужели подобная переписка может сколько-нибудь расположить в пользу обвиняемых, а напротив того, не изобличает их в преступлении?

Наконец, некоторые из подсудимых, упав духом и не видя возможности запираться болee, при стольких явных уликах, сознались, но опять отреклись, таковы Фейга Вульфсон, Нота Прудков, Зелик Брусованский, Фратка Девирц, Ицка Нахимовский.

А, между тем, всё общество жидов, оставшихся на свободе, старалось всеми возможными происками замедлять и путать дело; они подавали просьбы за подсудимых, требовали настоятельно допуска к ним, жаловались за них на пристрастие, объявляли их то больными, то помешанными, требовали устранения следователей и назначения новых и проч.

Вся надежда жидов, которые несколько раз проговаривались об этом даже в комиссии, состояла в том, что дело не может быть здесь решено окончательно и что там, куда оно пойдёт, они дадут ответ и оправдаются, а доказчицы будут одни виноваты.

...Носон Берлин мешался, путался, не отвечал из упрямства по часу и более на вопросы, не хотел подписывать своих показаний без всякой причины; на очных ставках дрожал от злости и поносил всячески доказчиц. Он был так груб и нагл, что комиссия не могла с ним справиться. Неоднократно изобличён в явной лжи.

Гирш Берлин ломал отчаянно руки, не знал, что отвечать на улики, закричал на Терентьеву: «врёшь, я тебя никогда не знал», — и, забывшись, прибавил тут же: «ты была нищая, ходила по миру».

Мейер Берлин неистово бросился на Терентьеву в присутствии комиссии; когда же его остановили, а Терентьева стала его уличать всеми подробностями происшествия, то он отчаянно ломал руки, молчал, дико оглядывался, вздыхал тяжело и утверждал, что бабы этой не знает.

Ривка Берлин (Сундулиха) до того нагло и голословно отпиралась, что сама себе беспрерывно противоречила и должна была сознаваться во лжи.

Езвик Цетлин, ратман, уведомлял своих о том, когда будет обыск в доме, а после о ходе дела; будучи устранён, домогался быть опять допущенным, как депутат; старался отвести подозрение на ксендза.

На очных ставках выходил из себя: то кидался со злобою и с угрозами, то опять упрашивал доказчиц и улещал. Терялся, забывался, кричал и беспрестанно сам себе противоречил. Не подписал показаний своих, не объявив и причины на то; притворился сумасшедшим, бесновался, а после просил в том прощения.

Ханна Цетлин, жена Евзика, утверждала, ...что вовсе не слыхала о пропаже мальчика... Нa очных ставках бледнела, дрожала, то почти лишалась чувств и падала, то вдруг выходила из себя и неистово кричала, бранилась, не давала ответов, кричала только: всё это ложь, баб научили, они врут, пусть сами и отвечают.

В присутствии комиссии стращала доказчиц кнутом и уговаривала их отречься от слов своих; наконец, стала кричать и молоть вне себя, бессвязно, так что ничего нельзя было записывать.

Руман Нахимовский, стал при допросе в угол, схватился руками за живот и трясся, как в лихорадке, тяжело вздыхал, едва отвечал; но когда вошла Терентьева, то стал кричать на неё и браниться; Козловской сказал, что «она тогда была ещё молода и её бы в такое дело не пустили»; при сильных и подробных уликах доказчиц схватил себя обеими руками за голову, отвернулся от присутствия, опёрся головою о печь, и молчал упорно, сказав только, что нездоров и говорить не может.

Иосель Мирлас, приказчик Берлина... был вне себя, дрожал, кричал: «ах Бог мой, что это будет!» — прислонился к стене, поддерживая живот руками, и говорил: «сам не знаю, что со мною делается; я тут совсем делаюсь болен; когда она (Терентьева) говорит это, так, стало быть, она и делала!» Потом молчал упорно и не отвечал.

Иосель Гликман полагал, что мальчика искололи евреям на шутку. При очных ставках кинулся в отчаянии на колени, кричал: «помилуйте, помилуйте!» — закрывал лицо руками, дрожал, отворачивался и объявил, что не хочет смотреть на уличительниц.

Орлик Девирц, еврейский цирульник, уверял, что мальчик убит дробью, но отпирался даже и от этого, противу пяти свидетелей. Отвечал робко, медленно, думал, после каждого, самого простого вопроса вздрагивая и посматривая на дверь, откуда ожидал уличительниц. Путался, уверял, что у него во рту засохло и он не может говорить...

Жена его, Фратка, объявила, вошедши в комиссию, что вовсе не станет отвечать и долго молчала; потом начала кричать, браниться, ходить взад и вперёд, топать, кричала в исступлении: «Чего вы от меня хотите? Зачем не зовёте других? Не один муж мой был, когда кололи мальчика. Все говорят, что Ханна Цетлин виновата, — её и спрашивайте, а не меня».

После сказала, что не была сама при убийстве, но будто Руман Нахимовский признался ей, что мальчик был умерщвлён при нём в школе Берлинами; что при этом были ещё: Мирка, Славка, Шмерка, Гирш, Шифра, Янкель, Бася, Евзик, Ханна и проч.

Что после этого происшествия эти евреи завели свою особую школу, потому что прочие боялись попасться — и по следствию обнаружено, что действительно в это время была заведена отдельная, небольшая школа.

Это же повторяла она сторожам и караульным, била себя поленом, приговаривая: «так бы всех, кто колол мальчика». Потом прибавила: «я бы всё рассказала, кто и как колол, да боюсь, затаскают меня, и боюсь своих евреев».

То же подтвердила в комиссии, но более говорить не хотела и прибавила: «если евреи это узнают, то я пропала».

Зелик Брусованский, при сильных уликах, сказал: «если кто из семьи моей, или хоть другой еврей признается — тогда и я скажу, что правда».

Ицка Беляев дрожал, то от страха, то от злости, бранился и кричал, так, что комиссия не могла с ним справиться.

Янкель Черномордин (Петушок), ничего не слушая, кричал: это беда, это напасть; потом, упав ниц и накрыв лицо руками: «помилуйте! Я не знаю, что она (Максимова) говорит», и не хотел на неё смотреть.

Жена его, Эстер, показала, что вовсе не знает Терентьевой, а после запуталась сама и созналась в противном. В исступлении бросалась на уличительниц и поносила их бранью.

Хайна Черномордин уверяла, что ни одной из этих трёх баб не видывала и вовсе не слышала о убийстве мальчика.

Бледнела и дрожала, не могла стоять на месте, мялась, отворачивалась; молчала упорно, или злобно кричала и отнюдь не хотела смотреть на показываемый ей кровавый лоскуток холста, о коем упомянуто было выше.

Хаим Чёрный (Хрипун) кричал, бранился, дрожал, не отвечал на вопросы и путался. «Пусть бабы говорят, что хотят, — сказал он: — ни один еврей этого не скажет вам, сколько ни спрашивайте». — Злобно отпирался...

Нагло кричал в комиссии, требуя каждый раз снова, чтобы ему были наперёд прочитаны прежние показания его...

До того забылся и вышел из себя, что ругал в глаза всех членов, в полном присутствии, и кричал председателю, генералу Шкурину, указывая на него пальцем: «я тебе, разбойнику, глаза выколю, ты злодей» — и проч.

Хаим был уже под судом в 1806 году, с другими евреями, по подозрению в истязании и убийстве мальчика помещика Мордвинова; по недостатку улик, дело предано было воле Божьей.

Абрам Кисин путался и сам себе противоречил, уличён во многих ложных показаниях: сказал, что по сию пору ничего не знает и не слышал о происшествии...

Наконец зарыдал, смотрел дико, как помешанный, упал ниц на пол и кричал: «помилуйте, ратуйте!» Кричал, что ему дурно, что он не может говорить; его стало кидать и ломать, и он притворился сумасшедшим, кричал и бесновался.

Нота Прудков хотел креститься, потом раздумал; вызвался сознаться во всём лично генерал-губернатору, был отправлен в Витебск, но обманул.

Шумел, кричал, ударил в щёку караульного унтер-офицера, и был наказан за это, но не унялся; когда ему в комиссии показали перехваченные записки его, то он озлобился до неистовства, кричал и бранился, не давая ответа.

«В законе ничего не сказано, что будет за это, если кто заколет мальчика; мы ничего не боимся, только бы дело вышло из комиссии. Вы все разбойники; нам ничего не будет, а вас же судить будут, вот увидите!»

Фейга показала, что не была в то время вовсе в Велиже, тогда, как муж её показал, что она была там. На очных ставках едва не обмирала, не могла стоять, ложилась на стул, жаловалась на дурноту, упорно молчала и не подписала показаний своих, без всякой причины.

Далее готова была во всём сознаться, но спросила: «есть ли такой закон, что когда кто во всём сознается, то будет прощен?» Ей сказали, что закон в таком случае облегчает наказание; тогда она проговорила в отчаянии: «я попалась с прочими по своей глупости» — и затем упорно молчала.

Хотела креститься, а потом опять раздумала. «Мне нельзя уличать мать свою, — сказала она также, — да и тогда должны пропасть все евреи».

Зуся Рудников, муж Лыи, также уверял, что даже не слыхал о происшествии, о коем толковали в Велиже три года на всех перекрёстках. Смотрел в землю, говорил отрывисто отпираясь ото всего.

Задрожал, увидав кровавый лоскуток, отворотился, не хотел смотреть на него и ни за что не хотел подойти к столу. Не подписал очной ставки, потому что у него закружилась голова, он сам не понимает, что ему читают, и не знает, то ли это, что он говорил.

Блюма Нафанова. Когда Терентьева сказала ей: «напрасно ты от меня отпираешься, ты знала меня давно, ещё когда убили Хорьку», — то Блюма закричала: «что тебе теперь до Хорьки? Тогда был суд».

Оказалось, что Блюма, в числе других, подозревалась в 1821 году в убийстве Христины Слеповронской, также замученной в жидовской школе.

Рохля Фейтельсон, вошедши в присутствие, не дала ещё ни о чём спросить себя и начала кричать: «я не знаю, за что меня взяли; меня не спрашивайте ни о чём, я ничего не знаю, нигде не была, ничего не видела». Она также путалась, терялась и дрожала.

* * *

Вот главнейшие ответы и оправдания жидов, если только это можно называть ответами и оправданиями, выписанные вкратце...

Одно только отрицание, нередко явная ложь, страх и злоба, вот, что обнаружилось при допросах.

Между тем, дело тянулось, и комиссия, несмотря на всё старание свoё, не могла подвинуться вперёд; жиды, явно и несомненно уличенные, молчали, упорствовали, грубили...

В 1829 году комиссия представила наконец полный обзор этих ужасных происшествий, обвиняя жидов во всём и считая их уличёнными; кроме умерших и бежавших, их осталось ещё под стражей сорок два человека обоего пола.

Генерал-губернатор того же мнения, как и предшественник его, — представил обстоятельный всеподданнейший рапорт, в коем также положительно обвинял жидов и считал их изобличёнными.

...состояние, в коем найден труп — накожные ссадины, ранки, затёкшие, побагровевшие ноги, приплюснутый рот и нос, синяк от узла на затылке, вплоть остриженные ногти, еврейское обрезание, и проч. — вполне согласовавшееся с показанием трёх женщин о том, каким образом замучен ребёнок.

Поведение подсудимых при допросах, обнаруженная стычка их, наглое и бессмысленное запирательство во всём, относящемся к этому делу; изобличение каждого из них во многих ложных показаниях; притворство некоторых больными и сумасшедшими; бегство других и попытки к тому третьих.

Старание подкупить священника, увещателя доказчиц; ночной караул и сборища у Берлиных, Нахимовских, Цетлиных — в чём они сначала также запирались; и наконец, собственное сознание Ноты Прудкова, Зелика Брусованскаго, Фратки Девирц, Фейги Вульфсон и Ицки Нахимовского в преступлении и явное колебание других, а равно и изобличающая виновных перехваченная у них переписка…

Вот улики и доказательства, на коих комиссия и генерал-губернатор основывались, почитали евреев до того уличёнными, что находили уже собственное сознание их не нужным, тем более, что в пользу евреев не говорило ровно ни одно обстоятельство и оправданий или доказательств невинности своей ни один из них не мог представить никаких — кроме явной лжи и наглого запирательства.

Они представили, при общем и подробном донесении, именной список евреев, где степень вины каждого была в подробности обозначена.

В Правительствующем Сенате произошло разногласие; некоторые г.г. сенаторы соглашались с заключением комиссии и присуждали жидов к наказанию; другие колебались; третьи оправдывали их; опять иные желали только принять предупредительные меры на будущее время и делали различные по сему предположения.

Посему дело внесено было в Государственный Совет, где состоялось 18-го января 1835 года Высочайше утверждённое мнение:

Что показания доносчиц, заключая в себе многие противоречия и несообразности, без всяких положительных улик или несомненных доводов, не могут быть приняты судебным доказательством к обвинению евреев; а потому:

1. Евреев подсудимых по делу об умерщвлении солдатского сына Емельянова и по другим подобным делам, заключающимся в Велижском производстве, а равно, по делам о поругании над христианскою святынею, как положительно не уличены, от суда и следствия освободить.

2. Доказчиц, христианок: крестьянку Терентьеву, солдатку Максимову и шляхтянку Козловскую, не доказавших тех ужасных преступлений и отступления от веры, которые они сами на себя возводили, но виновных в изветах, коих впоследствии ничем не могли подтвердить, сослать в Сибирь на поселение, лишив Козловскую шляхетства».

Россия и в этот раз продемонстрировала своё человеколюбие. Увы, на сей раз оно не принесло ей чести. А всемилостивый Государь Александр I, помиловавший пархатых убийц, вскоре жидами же и был казнён.

Прошло менее ста лет, евреи без боя захватили Кремль и, уже без всяких судов и разбирательств, замучили десятки миллионов людей, в том числе — сотни тысяч детей.

В Киеве жидовская ЧеКа расстреливала даже пятилетних белоголовых ребятишек, а едва научившихся ходить детей кололи штыками!

Махровые сатанисты пили шампанское с кровью запытанных до смерти жертв, уже не таясь и никого не боясь!

Проявляющий милость к жидам приговаривает себя и своих потомков к изуверским пыткам и мучительной казни от рук нелюдей.

В сентябре-октябре 1913 года всемирная жидовская пресса приковала внимание всей планеты к Киеву. В столицу Малороссии прибыли сотни иностранных корреспондентов и наблюдателей, бивших тревогу во все колокола.

А весь этот иудейский гвалт был поднят до небес лишь потому, что на скамью подсудимых сел невзрачный еврейчик Мендель Бейлис.

Двумя годами ранее, накануне Пасхи, на кирпичном заводе сиониста Зайцева был найден мёртвым 12-летний Андрюша Ющинский. Тело его было полностью обескровлено, на коже обнаружили 47 колотых ран.

Свидетели видели живым мальчика последний раз вместе с жидком Бейлисом.

Весь способ убийства неопровержимо свидетельствовал, что оно совершено еврейскими руками с ритуальной целью добытия христианской крови к Пейсаху, для приготовления традиционной мацы на крови (мы уже цитировали выше писателя В. Розанова о зверских обстоятельствах казни).

Весь процесс иудеи подавали под углом якобы растущей в империи юдофобии и вот невинного агнца Бейлиса выставляют в качестве козла отпущения.

Суд против преступника-иудея и его киевского кагала мировое жидовство обратило в показательный процесс против России.

В австрийском журнале «Гаммер», в дни судебного процесса над Бейлисом, иудейство нагло и цинично пригрозило:

«Русское правительство решилось начать решительную битву с еврейским народом в г. Киеве. От исхода этой титанической борьбы — зависит судьба, подумали бы вы — еврейского народа?

Нет, ни в коем случае. Еврейский народ непобедим и потому судьба только Русского государства поставлена на карту.

Победное торжество Русского Правительства подходит к концу. Для него нет выхода. Запомните это хорошо. Мы продемонстрируем в Киеве для всего мира, что еврейство не позволит с собой шутить.

И, если еврейство, из тактических соображений, скрывало тот факт, что оно стоит во главе руководства революцией в России, то, после возбуждения Русским Правительством Киевского процесса — нам уже нет никакой необходимости более придерживаться этой тактики.

Каков бы ни был исход судебного процесса — для Русского правительства уже нет спасения. Таково решение еврейства и так это будет».

При невероятном давлении на всех участников процесса 28 октября суд присяжных оправдал убийцу, но признал, что на еврейском заводе было совершено ритуальное убийство и тело было при жизни под пытками обескровлено.

Убийца Бейлис спокойно и большом почёте дожил до глубой старости. Но, как только жиды пришли к власти в 1917 году, все свидетели, которые показывали против него на процессе, уже без всяких судов и прочих долгих церемоний, были немедленно расстреляны...

Общественную атмосферу того времени передаёт патриотическая газета Союза русского народа «Русское Знамя», писавшая в 1913 году:

«Правительство обязано признать евреев народом, столь же опасным для жизни человечества, сколь опасны волки... Скорпионы, гадюки, пауки ядовитые и прочая тварь, подлежащая истреблению за своё хищничество по отношению к людям... Жидов надо поставить искусственно в такие условия, чтобы они постоянно вымирали: вот, в чём состоит ныне обязанность правительства и лучших людей страны...»

Эти вещие и мудрые слова — злободневны и сегодня не только для России, но и всего мира.

Увы, П. Столыпина жиды, к тому времени, убили, а царь-батюшка Николай II к совершенно справедливому призыву русской интеллигенции не прислушался.

И, всего через четыре года, страна обвально рухнула под израэлитским игом.

А годом позже такое же ритуальное злодеяние иудеи уже совершили над самим Государем и его семьёй.

В таком же 12-летнем возрасте, как и убиенный Андрюша Ющинский, пал от рук сионистов-сатанистов уже сам престолонаследник цесаревич Алексей...

Переступив безнаказанно через трупы Феди Емельянова, Андрюши Ющинского и многих других ритуальных жертв, крючконосые звери дотянулись и до царёва горла...

Люди! Учите историю, писанную нашей кровью, и не обжигайтесь вновь на прежних ошибках!

Процитируем книгу А. Дикого «Евреи в России и СССР»: «То обстоятельство, что во всём мире существует мнение о России и русском народе, как о стране и народе постоянных погромов и систематического угнетения и преследования евреев, вызывает необходимость, хоть в самых кратких чертах, дать справку о пребывании евреев вне России и взаимоотношениях их с теми народами, на территории которых они жили в рассеянии.

Объём настоящего труда не позволяет подробно перечислить все конфликты евреев с народами, среди которых они жили в рассеянии, а потому, приведём здесь только перечень погромов, зарегистрированных еврейскими историками.

Самый крупный, по числу жертв, был погром в Александрии, в 68 году после Р.X., во время которого погибло 56 000 евреев. Произошёл он в то время, когда христианство только зарождалось и было религией не господствующей, а гонимой и преследуемой.

Следующие погромы были:

в 387 г. в Риме

в 516 г. в Клермоне

в 519 г. в Равенне

в 1013 г. в Кордове

в 1096 г. в Вормсе, Майнце

в 1108 г. в Толедо

в 1146 г. в городах Германии

в 1171 г. в Блуа

в 1189 г. в Лондоне

в 1212 г. в Толедо

в 1235 г. в Фульде

в 1236 г. в Анжу и Пуату

в 1262 г. в Лондоне

в 1265 г. в Кобленце

в 1283 г. в Майнце

в 1285 г. в Мюнхене

в 1287 г. все евреи Англии в тюрьме,

в 1292 г. в Кольмаре

в 1301 г. в Магдебурге

в 1328 г. в Наварре

в 1336 г. в Ротенбурге и др. гор.

в 1349 г. в Савойе, Швейцарии

в 1351 г. в Кенигсберге

в 1355 г. в Толедо

в 1380 г. в Париже

в 1391 г. в Барселоне, Толедо

в 1407 г. в Кракове

в 1411 г. массовые погромы в Испании

в 1421 г. в Венев 1449 г. в Лисабоне

в 1464 г. в Кракове

в 1467 г. в Толедо и Нюренберге

в 1469 г. в Познани

в 1447 г. в Кольмаре

в 1486 г. в Толедо (1640 жертв)

в 1494 г. в Неаполе

в 1506 г. в Лисабоне (2.000 жертв)

в 1592 г. в Вильно

в 1614 г. в Франкфурте

в 1658 г. резня в

в 1680 г. в Мадриде (118 жертв)

в 1686 г. в Будапеште

в 1716 г. в Познани

в 1761 г. в Йемене

Выше перечислены только погромы. Кроме них, гораздо больше зарегистрировано «изгнаний», «выселений» и разного рода запрещений и ограничений, а также распоряжений, чтобы евреи имели на себе отличительный знак или носили особой формы остроконечные шапки.

Всё это происходило не в России, нисходило не от русского народа, а от итальянцев, испанцев, немцев, англичан, поляков, венгров, арабов, французов, и т.д.

Не следует ли отсюда сделать вывод, который сделал Соломон Лурье, профессор русского высшего учебного заведения, сказавший в своей книге, вышедшей в 1922 году в Петрограде следующее:

«Причину антисемитизма следует искать в самих евреях. Это ясно для большинства учёных; но, так как антисемитизм до сих пор остаётся злобой дня, боевым вопросом, то вполне естественно, что такое объяснение антисемитизма получает оценочный привкус: учёные не довольствуются констатированием того, что евреи в тех или иных отношениях разнятся от всего остального древнего мира, но ещё находят нужным объяснять антисемитизм тем, что евреи — либо много хуже, либо много лучше своих соседей»

(Приведённые выше слова проф. Лурье относятся к дохристианскому периоду. Но, если из всей цитаты вычеркнуть одно слово «древнего», то всё сказанное можно отнести и к настоящему времени).

Объяснить простой случайностью тот факт, что всюду, где появляются евреи, вместе с ними появляются и проявления «юдофобии» или (как теперь не совсем точно говорят) «антисемитизма» — вряд ли возможно. Русский народ и созданное им государство — Россия не являются исключением».

В ответ на совершенно справедливые обличения в ритуальных убийствах и «плановых», «предпраздничных» заготовках крови жидовствующие сегодня отбрехиваются тем, что, если что и было — так это в далёком прошлом и всё кануло в лету.

Сегодня, мол, евреи — народ цивилизованный, высококультурный — свои недостатки изжил.

Увы, это — дежурная ложь, которой иудеи замазывают людям глаза из века в век. Всё течёт, но ничего не меняется в жидовских кагалах, в их сатанинских синагогах и свинских масонских подвалах.

Как они резали неевреев, кололи их в висок, в шею, под рёбра, чтоб выцедить с живых кровь — так это делают и по сей день.

В своей работе «Почему погибнет Америка. Конец империи зла» русский учёный Олег Платонов свидетельствует:

«Ритуальные убийства и магические действия с кровью жертв, с целью поклонения сатане, получили у сатанистов название «чёрные мессы»... Для совершения их сатанисты привлекали бывших католических священников, отлучённых от Церкви.

Один из таких бывших священников, сатанист Гвидбург, впоследствии описал, как проводились такие «мессы»: обнажённая женщина легла на кровать, свесив с неё ноги и голову. На грудь женщины положили салфетку с крестом, а на живот поставили чашу.

Гвидбург надрезал ножом горло ребёнка и поставил чашу, чтобы наполнить её кровью. Тело ребёнка сохранили, чтоб впоследствии сделать из него магический прах... Свечи устанавливаются на «алтаре» чёрного цвета; их делают из жира некрещёных детей...

По заключению Г. Симпсона, детского врача из Лос-Анжелеса: «Следует признать, что сатанинские акты насилия в отношении маленьких детей являются страшной реальностью. Это — острейшая проблема, к которой медики должны привлекать внимание общества».

В начале 90-х годов по американскому радио и ТВ прошёл репортаж, в котором сообщалось, что в США ежегодно исчезают до 40 тыс. детей, и каждый год в этой стране находят 5 тыс. мёртвых тел неопознанных детей.

Среди американских проституток существует особый бизнес — некоторые из них служат, своего рода, инкубаторами младенцев, которых продают сатанистам для «чёрных месс» (в конце 80-х годов сатанисты платили за такого младенца 3-5 тыс. долл.)».

Однако, не прошло и десятка лет, как живущий в Нью-Йорке известный русский журналист и один из организаторов всемирного движения антиглобалистов Валерий Герасимов привёл (московская газета «Дуэль» от 19 декабря 2000 года) новые ужасающие цифры:

«Ежегодно в США «пропадает» до 150 тысяч детей»!!!

И это — потрясающее воображение число никак не расходится с правдой: все американские газеты, доски объявлений, заборы, столбы, стёкла и кузовы автомобилей просто пестрят объявлениями обезумевших родителей о розыске похищенных сынишек и дочурок.

По просачивающимся сведениям, часть детей без наркоза (чтоб не подпортить качество донора) животные в белых халатах расчленяют на органы и пересаживают их детям богатеев.

О национальности врачей-убийц и нуворишей я не считаю нужным даже говорить — и так ясно.

«Других, — продолжает Герасимов,— используют в сатанинских ритуалах: протыкают живых детей шилом и пьют их кровь, пока не высосут всю, до последней капли. Таких трупиков находят немало, однако, подконтрольная иудеям пресса распространяться на сей случай не спешит...»

Подобным образом жиды сегодня зверствуют по всему миру. В. Герасимов далее пишет:

«Самой жестокой женщиной в мире считается богатая парижская ювелирша Катрин Монвуазун-Дезейе. В глазах общественности выглядела типичным «божьим одуванчиком», непрестанно молясь то в одной церкви, то в другой. Её даже арестовали на паперти собора Нотр-Дам.

В саду ее дома было обнаружено 2500 (!) закопанных трупиков — сплошь младенцы. У ювелирши Катрин было немало подруг с самых «верхов», таких же ведьм и сатанисток. Заботясь о молодости и хорошем виде своей кожи, дамы принимали ванны из тёплой младенческой крови.

Когда младенцев не хватало, голая мадам ложилась на «алтарь», над ней поднимали младенца и пронзали шилом. Кровь лилась на мадам и она растирала её руками по всему телу.

Таковы национальные особенности французского макияжа». Разумеется, страна вздрогнула от этого чудовища.

Но, разве подобное случилось бы в доброй и набожной Франции, если бы туда, с широкими улыбками на жабьих губах, не вторглись из Иудеи полчища первобытных варваров?

Неделей позже в той же газете Валерий Герасимов с возмущением рассказал о злодеяниях банды жидомасонов-гомосексуалистов:

«Часть педофилов была арестована в Италии, а в Москве арестовали 12 человек, явно человеческого звания не достойных. Бизнес московских нелюдей состоял в организации садистской порно-киностудии.

Негодяи похищали (или покупали?) русских сироток-малюток из детских домов или выкрадывали малышей на улице. Затем начинались съёмки.

На всех видеокассетах сюжет почти одинаков: маленькие дети в возрасте от одного до трёх лет (а одной девочке не было и годика) весело играют на полу с красивыми игрушками.

Вдруг появляется здоровенный детина и начинает вытворять всякие непристойности, после чего начинает насиловать всех находящихся в комнате малышей (и девочек, и мальчиков).

Каждого насилует до смерти, а предсмертную агонию малюток снимают крупным планом. Затем детишек расчленяют, останки куда-то увозят. Конец фильма.

(Кто до сих пор сомневался в диагнозе мировому жидовству — прогрессирующее сумасшествие и усугубляющаяся кретинизация на почве генетической вырождаемости — уже здесь должен расстаться с последними иллюзиями — Прим. автора).

«Продукция» сбывалась на Запад, через Интернет. Каждый фильм продавался по 20 000 ам. долларов. За два года преступной деятельности злодеи-педофилы заработали на садистском умерщвлении русских сирот-малюток 600 миллионов долларов!

Деньги — огромные. Поэтому я заподозрил возможное московско-судейское паскудство и, к великому сожалению, не ошибся — преступников не наказали!

Все 12 злодеев отпущены на

свободу по амнистии! Их помиловали!

Причём, московская милиция так и не сообщила имена арестованных педерастов. Заботливо держат в тайне и их домашние адреса. Следствие прекращено!

Итальянские полицейские, успевшие провести более 600 обысков по этому делу и арестовавшие подельников московских педерастов, в шоке.

В шоке и вся итальянская общественность: злодеи, совершившие массу невиданно гнусных преступлений, никак не наказаны! Такого история правосудия не знавала с момента появления первых писаных законов».

А чему тут собственно удивляться — мировая история просто вопиёт сотнями благополучно закрытых уголовных дел, как только дело касалось «богоизбранных» крыс.

Однако, не только маленькие дети становятся жертвами ритуальных убийств сатанистов...

В 1986 году всю Америку потряс случай ритуального убийства А. Перри. Произошло это в мемориальной церкви Станфордского университета (Калифорния). По показанию служащих церкви — «это был сатанинский ритуал».

Убийство было совершено в алтарной части. Вокруг трупа сатанисты расставили свечи, над телом совершили надругательство. Полиции удалось установить только одного сатаниста-убийцу — иудея Давида Берковича.

...Группа молодых американских сатанистов организовала ритуальное убийство 15 человек, принеся их в жертву сатане. По свидетельству очевидцев, процесс эксгумации представлял нечто ужасное. Многим полицейским стало плохо при виде того, что сатанисты сделали со своими жертвами.

Двое подростков из Лонг-Айленда... совершили ритуальное убийство 17-ти летнего Гарри Ловерса.

...Во Флориде 19-летний Джонатан Кантеро был осуждён на пожизненное заключение за убийство своей матери, Патриции Анны. Произнося над её телом молитвы в честь сатаны, Джонатан перерезал ей горло и почти полностью отрезал левую руку.

...В октябре 1986 года суд в Оклахоме осудил 17-летнего Сина Селлерса за три убийства: своей матери, отчима и продавца в магазине. В школьном шкафу Селлерс держал «Сатанинскую библию».

В дневнике, который Селлерс назвал «Книга тьмы», он написал: «Во имя сатаны, владыки земли и царя вселенной, я приказываю силам тьмы, чтобы они излили на меня свою адскую силу»...

Церковь Сатаны создали и целиком управляют ею жиды. Они, словно убийца Джонатан Кантеро, уже занесли нож над кормящей их матерью — Америкой — и готовы перерезать ей горло, а выпущенную кровь пустить на мацу.

И тут нет никакого преувеличения. Иудейские опресноки, которые готовятся только с добавками христианской крови, (иначе это не маца!) уже вовсю подают на голливудских балах!

Да, после вручения Оскаров кинозвёздам, ежегодно в Лос-Анджелесе проходят традиционные балы, нескольким тысячам гостей всякий раз подают еврейскую мацу!

Это только для съёмок в Голливуде реками льют красную краску — в опресноках кровь всегда настоящая.

Сколько же христианских мальчиков приходится жидам пускать под нож, чтобы никого из дорогих гостей не обделить человечиной?

Мировой киноцентр жидовского разврата и насилия и тут всем подаёт пример садизма и извращенства.

Когда кинозвезду Николь Кидман спросили, почему она разорвала брак с таким же «звездным» Томом Крузом, актриса кратко ответила: «Потому что он принадлежит к церкви Сатаны».

Давайте сейчас займёмся невесёлой арифметикой.

Исследуя Велижское убийство, я задался непростым вопросом.

А, какова «потребность» иудейских кагалов в христианской крови, чтобы «достойно» встретить все свои «праздники»: добавлять её в мацу, мазать глаза роженицам и капать её в рот новорождённым жиденятам, сыпать в виде порошка на яйца брачующихся, кропить лоб мертвецам, пить при посвящении в масоны и т.д.?

Кровь составляет примерно тринадцатую часть массы человека. Или 6-8 литров у взрослого и вдвое меньше объём — у ребёнка. Возьмём в среднем четыре литра.

Какому количеству жидовампиров хватит такого объёма на год на все ритуальные обряды?

В Велиже под судом было 42 человека, да ещё столько же убежало при начале следствия или уже из под стражи.

В несколько раз большее число участников кровавых оргий вообще к расследованию даже не привлекались. Потом жиды развозили кровь Феди Емельянова в бутылках в Витебск и в другие кагалы.

Всего, по моим приблизительным прикидкам, плотью мальчика в течение года попользовалось до полутысячи нелюдей.

Олег Платонов назвал чуть выше официальную цифру: ежегодно в США при живущих там, примерно, 60 миллионах крючконосых пропадает, погибает, загадочно исчезает около 40 тысяч детей.

Однако я убеждён, что более близок к истине Валерий Герасимов — уже 150 тысяч юных душ потребляет в Америке сионский Молох.

Да, какой-то незначительный их процент гибнет от рук садистов-маньяков, воспитанных для гомосексуальных извращений теми же иудеями. Но абсолютное большинство жертв-младенцев — убиты жидами ритуально, гвоздём в висок!

По сообщениям российских газет, та же картина царит в России и странах СНГ, где, около 36 миллионов исповедывателей кровавого талмуда — число ежегодных кровавых жертв в этих государствах составляет, по официальным данным, около 30 тысяч детей.

Однако, множество случаев исчезновения детишек никем не регистрируется. Потому независимые исследователи, как минимум, утраивают эту цифру, говорят о 100 тысячах гибнущих детишек.

Итак, в двух наиболее сионизированных странах земли, с населением почти в 100 миллионов жидовствующих, ежегодно идёт под ритуальный нож около 250 тысяч ребят.

Статистикой пропаж малышей в других странах я не располагаю, но логично будет предположить, что и остальным более 100 миллионам иудеев в других странах (общее число сионистов в мире — около 200 миллионов, но об их статистике чуть ниже) для их кровавых обрядов необходимы жизни ещё 250 тысяч младенцев.

Целое красное море — около двух миллионов литров крови ежегодно выпускают из наших детей изуверские жиды! Огромный город — полмиллиона юных жизней губят крысолюди из года в год! Расчищают место для своих крысёнышей...

Разделив двести миллионов иудеев на 500 тысяч умучиваемых ими детей, я получил цифру 400. То есть, кровь одного ребёнка необходима в год на все обряды стольким жидам.

На совести каждых четырёх сотен нехристей каждый год — гибель одного ангела в бочке, утыканной гвоздями!

Главная земная клоака — один только Нью-Йорк, в котором сосредоточено более всего крысиных — почти четыре миллиона — «выпивает» в год около 10.000 ясноглазых детей.

Только за одно столетие иуды, по всему миру, зверски, издевательски, в жутких мучениях убивают целую страну — около десяти миллионов наших детишек!

И после этого у кого-нибудь повернётся язык протестовать против уничтожения иудейских выводков на корню, всех подчистую?!

В прибрежных водах Нью-Йорка рыбакам, под тем соусом, что это с войны осталось на дне много мин, чистопородным иудейским муниципалитетом запрещено донное траление.

Но ларчик открывается просто. Стоит какому-нибудь мореходу поглубже пустить трал, как в сети то и дело попадаются человеческие кости и черепа: среди них преобладают детские скелеты.

Это убийцы в ермолках, преобладающие в мегаполисе, прячут концы в воду.

Все крупнейшие города Америки стоят на океанах. И крабы в ближних заливах, как на подбор — крупные, жирные. Их обильно кормят человечиной крысолюди. Недаром американские яхтклубы — это сплошь и рядом масонские ложи.

Независимые наблюдатели и патриоты, которых в Америке немало, делали засады вокруг крематориев, которые тоже прибрали в свои цепкие лапы жидомасоны. Получалось, что в печах сжигалось в 1,5-2 раза больше покойников, чем это официально объявлялось!

Я обладаю огромным архивом, неопровержимыми фактами и доказательствами ритуальных убийств жидами многих тысяч неевреев.

Но нигде, ни в одной книге или архивном документе нет и упоминания хотя бы об одном замученном еврейчонке... Нигде, ни в одной стране в какую бы то ни было эпоху!

Жидовскую машину тайного уничтожения взрослых и детей можно остановить, только принародно уничтожив её, вместе со всем душевнобольным экипажем!