Впервые разорванные цепи сиона

Перманентно длящаяся уже три тысячелетия война жидов против человечества имеет свои всплески и спады.

Всяческие воинские конфликты и войны на всех пяти континентах — это лишь видимые скачки в глубинном и незримом сражении.

С регулярным постоянством проводимые бойни — это планомерное сталкивание, уничтожение неевреев для освобождения от них земель, разрушения военного и экономического сопротивления иудеям, для подавления и казни наиболее непокорных.

Отпор израэлиты получали всегда и всюду. Их появление в любой стране неизменно порождало вначале юдофобию (первая фаза), затем вспыхивали погромы (вторая), а в целом ряде стран предпринимались и насильственные выселения (третья фаза отторжения).

Всё в полной точности с объективным законом физики: на действие — противодействие.

Привычное сионское нытьё на якобы особую («патологическую», «зоологическую» и пр.) нелюбовь к ним людей — камуфляж: кошка знает, чьё мясо украла.

Еврейское вторжение в жизнь любой страны всегда приводило к антисемитскому противодействию.

Юдофобия — это нормальная реакция отторжения у здорового государственного организма.

Воинственные национализм и патриотизм — это естественное срабатывание имунной системы народа.

Равно, как и юдофоб-индивидум — это нравственно сильный и чистый человек, любящий свою страну, активно защищающий свою землю и душу от иудейского изнасилования.

Однако, крупных выступлений против жидовской оккупации, к сожалению, было не так много. Прежде всего, назовём Италию и Испанию.

Особняком стоит в строю великих борцов Германия. Только этой стране впервые в истории удалось по-настоящему разорвать железные цепи Сиона.

Приход к власти Гитлера и его сражения с иудейскими режимами — это первое крупнейшее восстание человечества против всемирного жидовского ига.

Проникали жиды в Германию по обычной схеме: под видом торговцев. Из старой прусской переписи, насчитавшей в регионе всего 16,000 евреев, открывается любопытная картина.

Если всего четыре тысячи из них были ремесленниками, то аж 12,000 — торгашами. И это тогда, как число торговцев среди самих немцев составляло шесть человек на сотню.

В «Истории реформации в Германии» Янссена есть ссылка на постановление немецкого правительства, запретившего евреям взимать с кредитов более 43 процентов годовых.

Потому, что эти всемирные и ненасытные гобсеки, давая немецким труженикам взаймы на месяц или даже считанные недели, получали 300, 400 и даже 600 процентов в пересчёте на год.

На прибылях от спекуляций и ростовщичества запестрели по стране синагоги, ну а уж под их крышами-ярмолками родились и масонские ложи, и заговоры, и крикливые революционеры.

Первый тревожный сигнал немецкие бюргеры получили в 1787 году, когда в католической Баварии были захвачены секретные документы жидомасонского ордена иллюминаторов.

Их содержание: о готовящемся захвате власти, об убийствах, об атеизме, об абортах произвели в благочинной и набожной стране эффект взорвавшейся бомбы. Увы, с годами об этом подзабыли.

Медленно и тихо завоёвывая ступеньку за ступенькой в пирамиде власти, жиды вплотную подобрались к её самым верхним ярусам к началу ХХ века.

Экономическое разрушение страны и революция в 1918 году целиком были порождены евреями. Они и занимали в её руководстве главные роли, как, скажем, «пламенные» Карл Либкнехт и Роза Люксембург.

Обилие иудеев-командиров не осталось незамеченным. В Германии запестрели на заборах плакаты: «О бедный, обманутый немецкий народ!... В Германии на 200 немцев приходится три еврея... Но в сегодняшнем правительстве — на 100 человек — 80 евреев».

Однако власть во всей стране иудеям тогда не удалось захватить. Возникла, так называемая, Веймарская республика, которую с таким же правом можно было бы назвать Еврейской.

В руки к израэлитам перешли не только портфели членов правительства — они практически оккупировали в Берлине и других крупнейших городах банки, заводы, прессу, медицину, адвокатские конторы. И это засилье продолжалось аж до благополучного конца республики в 1932 году.

Ещё меньше просуществовала «советская власть и диктатура пролетариата» с еврейского голоса в Баварии.

Не менее 90% всех руководящих постов занимали в ней жиды, проводившие беспощадный красный террор против сопротивлявшихся им немцев.

В четырёхчленном Центральном Совете Рабочих и Советских Депутатов рабочим или крестьянским духом и не пахло. Зато жидовского в избытке.

Все руководство: Левине (Ниссен), Толлер, Эйснер и Ландауэр — чистокровные иудеи.

Однако, после месячного кровопролития и наглого диктата, общегерманский военный министр силой прихлопнул самозванную республику. Её картавые вожди были перебиты, арестованы или же успели дать дёру.

У жидов есть отличительная черта: они умеют организованно отступать. Натолкнувшись на превосходящую силу, они тут же вянут и прячутся в тень. Но, ни в коем случае не отказываются от цели!

Просто делают быстрый и тихий шаг назад в тень, чтоб сохранить силы и не потерять людей.

И уже из безопасного закутка изучают возникшего противника, подбирают к нему отмычки. Будь то подкуп или убийства, публичное издевательство в прессе или война с помощью местных законов, засылка провокаторов или попытка самим возглавить... антиеврейское сопротивление.

Потеряв головы в Баварской республике, израэлиты быстро переключились на Веймарскую.

На Версальской конференции 1919 года судьбу поверженной в войне Германии решали одни жидомасоны. От Британии — Ллойд Джордж, а от Франции — Клемансо: оба каменщика пришли к власти на жидовские деньги. От Италии прибыл еврей барон Соннино, а от США его единокровец Вольфсон (Вильсон).

В ХХ веке иудеями для контроля за правительствами был изобретён институт советников. Если не удаётся протолкнуть на самый верх своего, то жиды облепляют главу государства своими надсмотрщиками.

Коль не получается диктовать ему жидовскую волю — то уж обязательно нашёптывают на ушко нужную информацию.

Эти должности всегда покупные. То есть, на высших ступеньках государственной власти вдруг появляются никому не известные персоны: у них нет никаких заслуг перед обществом, никаких ярко выраженных умственных способностей, их в правительственные дворцы никто не избирал — но они там!

Причём, управляют страной, оставаясь практически в полной тени: их кривые советы озвучивает народу послушный им президент-масон!

Версальский сговор открыто продемонстрировал это. Джордж прибыл при сионисте-советнике Филиппе Сассуне, Клемансо на иудейском поводке своего секретаря Манделе.

Но всех переплюнул американский президент-еврей: он явился с целой сворой жидовских навуходоносоров. Это Барух, Варбург, Моргентау, Шифф и Брандейс.

Мировая шайка иуд уж постаралась разодрать германское тело на много частей.

Версаль отторг от побеждённой страны 70,749 квадратных километров территории и все колонии, 31,964 квадратных километров оккупированных земель и богатейшую Рурскую область, почти пять миллионов тоннажа морских судов и 140 миллиардов золотых марок в счёт репараций, не считая многих других контрибуций и аннексий.

Как грифы на падаль, налетели горбоносые со всего мира на поверженную Германию.

16 мая 1925 года в стране было проведено статистическое исследование.

На 1000 работающих получилось: руководители в промышленности — 51,4 немцы и 107,5 евреев; рабочие и низшие служащие — уже соответственно 46,5 и 77,6; но в руководстве торговлей и путями сообщений — 37,8 германцев и аж 314,9 иудеев.

Всего же в государстве от столицы до провинций ответственных постов принадлежало жидам... 80%!

В берлинском журнале «Рассвет» в 1929 году иудей М. Гросман бахвалился:

«Никакие усилия антисемитов не остановят растущую силу германского еврейства... Почти невозможно найти хотя бы одну отрасль германской жизни, в которой евреи не принимали бы больше, чем видное участие».

Полностью поработив Америку, обезглавив топором еврейской революции Россию и подчинив себе сердце Европы — Германию, иудеи заговорили о приближающемся мессии, новом мировом порядке и досрочном выполнении трёхтысячелетнего плана по захвату планеты.

В пылу восторгов от всех новых побед на еврее-человеческом фронте, жиды проглядели такое небольшое событие, как рождение в Италии ничем не приметного фашистского движения.

Может быть новое политическое дитя спасло от удушения в колыбели то, что итальянские фашисты поначалу не выдвигали юдофобских лозунгов. Иуды, как всегда, заслали в стан новорождённой партии малозначащих агентов и на том успокоились.

И просчитались. Джин людского сопротивления, казалось бы, уже надёжно, притёртой пробкой запертый в бутылку, неожиданно могучим взрывом вырвался наружу! И выпустил его сын кузнеца, гениальный мудрец-самородок, широкая и мятущаяся душа — Бенито Муссолини!

Перепуганные до смерти иудеи давным-давно оплевали, затоптали в грязь, превратили в жуткую страшилку само слово «фашизм». Между тем, оно происходит от «fascio» — то есть, пучок, а если шире толковать — единство, союз.

В Древнем Риме так называли связку прутьев с топориком посередине. Фасции носили высшие лица страны, как символ государственной власти.

В своей книге «Доктрина фашизма» Муссолини так и говорит, что назвал свою организацию ветеранов войны: «Итальянские боевые дружины (fascio). В этом жёстком и металлическом слове заключается вся программа фашизма, как я его себе представлял, как я его хотел, как я его создал».

Новое движение отнюдь не кабинетная выдумка, что и было отмечено Муссолини: «Фашизм не был во власти заранее выработанной за столом доктрины; он родился из потребности действия и был действием».

Причём, действием храбрым и напористым: ветераны войны стройными fascio двинулись мирным маршем на Рим и либеральное правительство пало.

В 1922 году итальянские фашисты приходят к власти, как сила национальная, созидательная, духовная.

Муссолини, к всеобщей народной радости, сносит жидовские гетто, закрывает масонские ложи и публикует захваченные в них архивы, просто шокирующие широкую публику кровавыми планами порабощения Италии.

На Бенито иудеи устраивают одно за одним покушения, но его гвардейцы начеку.

Крепкими руками и горячей южной кровью Муссолини повернул колесо истории: ему в самую первую очередь мы обязаны тем, что не имеем до сих пор всемирного рабовладельческого общества под жидовским дулом.

Во вторую очередь мы обязаны передышкой и пробуждением Германии, а затем и России — Адольфу Гитлеру.

Как это уже повелось с самого Иисуса, любого своего выдающегося врага евреи пытаются густо вымазывать дурнопахнущей сионской грязью, то есть, называть жидом.

Адольф Гитлер был расистом, никаких еврейских примесей у него не было.

В развязной сионской беллетристике частенько можно встретить россказни о том, что не только Гитлер, но и практически вся верхушка третьего рейха состояла если не из чистых иудеев, то уж точно была с густой прожидью.

Даже такой писатель как Г. Климов, клюнул на эту дешёвую приманку, ссылается в своих изысках на «серьёзных еврейских исследователей».

Тоже мне, неожиданно нашел у жидов «серьёзность и честность»... Искать чести у евреев — всё равно, что у старой проститутки — невинности.

Увы, это затрапезный приёмчик кривоносых. Так они размывают образ врага. Мол, чего вам, «гои», сопротивляться, всё уже вокруг схвачено, ожидовлено. И у человека, неискушённого в злокознях жидов, поневоле опускаются руки...

Просто надо всегда держать в уме: всё, что произносят вслух жиды — ложь, потому что она предназначена для «гойских» ушей, исключительно для оболванивания незрелых мозгов.

Свои истинные мысли картавые высказывают только на закрытых сборищах и в непредназначенных для публики статьях и книгах — как те же «Свинские протоколы».

Ещё одна собака, которую жиды непременно навешивают на своих больших ненавистников — это обвинение в сумасшедствии.

Конечно же, сие — чушь собачья: сотни крупных личностей, военачальников разного ранга, работавших под непосредственным началом Гитлера, в своих мемуарах и письмах не отпускают даже намёка по поводу психического нездоровья вождя.

Кстати, Адольф Гитлер не любил никаких пышных титулов, сам выбрал скромнейшее из них — «руководитель» (der Fuhrer). А приветствовавших его «Да здравстует Гитлер!» (Heil Hitler!) неизменно поправлял «Sig heil!» — «Да здравствует победа!».

Командуя миллионными армиями, фельдмаршалами и генералами, сам носил скромную солдатскую форму. И стол его не изобиловал излишествами, был по-солдатски прост: картошка, морковка, свекла, каши на воде, а кофе из желудей и ячменя — обычное питьё.

Он не ел мяса и рыбы, не курил. «Пока в стране есть хоть один бедный человек, руководитель должен терпеть лишения вместе с ним» — любил повторять фюрер. И никогда не поступался принципами.

Это блудный лай сионствующей своры, обвиняющей Гитлера в разврате, пьянстве, воровстве и лжи.

Чувства его единственной женщины-друга Евы Браун к нему были так велики и крепки, что она добровольно последовала на тот свет вместе с любимым мужем.

Один из сподвижников фюрера Бломберг вспоминал:

«Было невозможно противоречить Гитлеру, и не только потому, что он говорил всегда с огромной убедительностью и страстностью, но также и потому, что от него исходило какое-то излучение, что-то магнетическое, что заставляло людей следовать за ним и принимать его идеи. Он овладевал вами и увлекал вас помимо вашей воли. Он обладал огромным личным магнетизмом, колоссальной силой внушения».

Кейтель, который был не очень интеллигентен и не шёл дальше простых сравнений, сказал: «Гитлер был страшный мотор».

Похвала от врага — лучшее признание великих заслуг. Вот, что сказал У. Черчилль перед войной о германском лидере: «Я желаю английскому народу такого вождя, какого получил немецкий в лице Гитлера».

То есть, даже хвалёный, расплывающийся от жира Уинстон — этакий классический тип буржуина — понимал, что сам он никак не дотягивался до выдающихся государственных дарований фюрера.

В январе 2002 года итальянская газета La Stampa посвятила одну из своих статей секретарше Гитлера Траудль Юнге.

Юнге находилась рядом с Гитлером в течение последних тысячи дней режима национал-социалистов. Ей только что исполнился 81 год. Удивительные свидетельства всё ещё живого помощника фюрера.

«Это был человек, который относился к нам по-отечески, с любовью, — говорит больная раком Траудль Юнге в своих воспоминаниях. — Я понимаю, что люди с трудом верят в то, что такой человек, как Гитлер, мог быть ласковым и нежным. Но я не могу отрицать, что относилась к нему с любовью».

«Он никогда не вёл себя с нами, как государственный деятель, мы не принимали участия во встречах в узком составе, нас не допускали даже в зал, где проходили совещания, — пишет Юнге. — Лично я написала слово «евреи» лишь один раз».

Одним из самых ярких воспоминаний Траудль Юнге стал вечер, когда Гитлер пригласил её для того, чтобы внести изменения в собственное завещание: «Ты не устанешь, детка? Я должен продиктовать тебе кое-что», — сказал он.

Получилось так, что руки Траудль зафиксировали намерение фюрера назначить своим преемником адмирала Карла Деница и вступить в брак с Евой Браун незадолго до того, как они вместе ушли из жизни...

Человек, не имеющий даже среднего образования и в воинском звании ефрейтора, совершил в растоптанной Германии настоящий организационный подвиг.

30-ти летний ветеран войны седьмым вступил в крохотную партию, создал её идеологию, возглавил пропагандистскую работу, ходил впереди её штурмовых колонн.

Потугами евреев партию разгоняли, запрещали, расстреливали на митингах. Самого Гитлера упрятали на год в крепость. Он там провёл время с пользой: надиктовал Гессу книгу «Моя борьба», ставшей настольным пособием для целых немецких поколений.

И, всего через 14 лет, за его национал-социалистическую партию проголосовала большая часть Германии.

Гитлер не захватил власть в результате путча — сам народ в 1933 году за революционную программу переустройства страны вручил ему ключи от рейхстага!

И лучшая оценка его лидерства — разлагавшаяся прежде под жидовским диктатом страна вдруг каждые четыре года стала удваивать свой национальный доход!

Вся жизнь Гитлера и любой его поступок беззастенчиво оболганы жидами.

Одна из самых больших и насквозь лживых гипербол — об уничтожении евреев в Германии.

Да, он совершенно справедливо и по воле народной выкинул иудеев-кровососов из правительства, банков и заводов, прессы и культуры.

В полностью оккупированной несколькими процентами израэлитов стране немецкое большинство было унижено и лишено всяких прав.

Германец не мог ни кредит взять, ни бизнес открыть, ни дом купить, не поклонившись в ножки горбоносым божкам.

Что говорить, если само слово «жид» стало в Германии (как и России!) полноправным синонимом слова «обманщик»!

А для слов «скупиться, жадничать, скаредничать» русские придумали полноценный синоним — «жидиться»... Кто скажет, что дым бывает без огня?

Даже один из германских раввинов предупреждал своих, что пора поделиться властью с немцами, потому что напряжение растёт и чревато взрывом. Так что, жидов лишили положения хозяев в чужой стране поделом: что заслужили, то и получили.

Но, скажем, не было никаких правительственных решений о дискриминации мелких торговцев: люди сами по себе бойкотировали бесчисленные сионские лавки, потому что эти спекулянты и грабители уже сидели у всех в печёнках. Было отчуждение и противостояние, но не более.

Истина проста: визгливые и чокнутые жидовские выродки не могли простить Гитлеру справедливости по отношению к себе. Первыми нажали спусковой крючок иудеи. Лишенные возможности позлобствовать в самой Германии, они укусили за рубежом.

В Париже молодой жидок Гершель Грюншпан застрелил прямо в посольском кабинете немецкого дипломата фон Рата. Германия прямо всколыхнулась от возмущения!

Враки иудейские, что Хрустальная ночь долго и тщательно планировалась. Возмущенные еврейским бойкотом немецких товаров по всему миру и получив известие из Парижа, страна взвилась от негодования, справедливо громя еврейские магазины и синагоги.

И полноте вам, жиды, баять о тысячах погибших. Вот беспристрастная статистика о ночи с 9 на 10 ноября 1938 года.

Разгневанными людскими толпами было разрушено и сожжено 267 синагог (и это столько понатыркали сих бледных да отравных поганок в богомольной христианской стране?!), 815 сионских магазинов и предприятий, всего-навсего 36 евреев убито и около 20.000 арестовано и сослано в концлагеря.

Так что, никаких «массовых казней».

Никогда, ни из каких документов не вытекает, что Гитлер планировал европейскую или, тем более, мировую войну. Скажем, по свидетельствам очевидцев, он окаменел, когда послы Франции и Англии от имени своих правительств объявили войну Германии.

У него, по сути, было две главнейшие задачи. Первая: «Германия — германцам!». И этот лозунг абсолютно верен. Но со вторым замахом вышла промашка.

В молодости я находил цели русской кампании Гитлера, как и всё остальное в официальной литературе и прессе вокруг его шагов — иудейским враньём.

У меня не было и тени сомнения, что немецкий фюрер переступил советскую границу для освобождения славян от жидовского порабощения. Сведения об этом я не черпал из книг — многие мои родственники-казаки были зверски замучены иудейскими комиссарами Бланка и Бронштейна.

После того, как я попал в Германию, однажды на берлинской улице был затянут человеческой рекой и очутился на митинге с Гитлером.

Я лишь издали видел фюрера, но явственно ощутил высочайшее энергетическое поле восхищения и боготворения к Гитлеру, исходившее от окружавших меня немцев. Его воспринимали только и как живого пророка, возглавившего на земле антиеврейское сопротивление...

Однако, уже после войны наткнулся в «Моей борьбе» на следующие строки (стр. 118):

«Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счёт России. В этом случае мы должны были, препоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был бы завоевать землю немецкому плугу и тем обеспечить хлеб насущный немецкой нации».

Этот тезис — глубочайшая и губительная теоретическая ошибка Гитлера. К середине ХХ века эпоха колониальных и захватнических войн закончилась. К этому времени каждый народ уже должен был бы развиваться только в географических рамках, отведённых ему природой и историей.

При нехватке земли для пропитания нации первый и единственный разумный выход — ограничение и контроль за народонаселением.

Адольф никогда не был в России, глубоко не знакомился с её великой культурой, потому очень поверхностно и облыжно звучат его утверждения о преимуществе немецкой расы над славянскими племенами.

Теперь о намерении Гитлера отхватить у России часть территорий. Между такими огромными планами и их осуществлением — гигантская пропасть. Ни у кого не могло быть уверенности, что немецкий солдат всё-таки придёт за русским чернозёмом.

Вторжению гитлеровских войск в СССР активно поспособствовали... евреи. Вполне возможно, что столкновения между двумя великими странами никогда бы и не случилось и теоретизирование Гитлера о добыче земель на востоке так и осталось бы лишь на всё терпящей бумаге.

С высоты прошедших лет видится, что наивернейшим решением для Германии было не воевать с Россией, а заключить с ней истинно крепкий антисионский союз!

Гитлеру надо было найти подходы к Сталину, встретиться с ним в каком-нибудь загородном замке на несколько дней. Без суеты раскрыть ему глаза на страшную угрозу иудейства для человечества.

Иосиф Виссарионович и сам к этому с годами пришёл, да прозрел, увы, с опозданием. Едва взялся искоренять израэлитов, как они его замучили ядом...

Если бы Германия и Россия, Италия, Испания, Япония (нашлись бы союзники ещё!) выступили против всемирного еврейства вместе, то такой союз был бы непобедим.

И сегодня мы бы жили в совершенно другом, куда более чистом и благородном мире: без синагог и масонских подземелий, без бъющихся лбами в Стену плача пархатых хасидов, никто бы не выпивал кровь из наших детишек...

Пишу это с надеждой, что новые титаны-жидоморы впредь не совершат таких ошибок. Россия и Германия обязательно должны быть плечом к плечу в будущем Антииудейском фронте...

Однако, уязвлённое очищением Германии от иудейского диктата, международное жидовство начало готовить ей месть. И не только ей.

Пошла цепная реакция — в один с Италией и Германией юдофобский строй встали Испания и Япония: и им день ото дня сочувствовало всё больше держав. Дело начало принимать вовсе угрожающий оборот для без пяти минут хозяев земли.

Во спасение ускользающей победы, для которой в течение почти трёх тысячелетий пролито иудеями столько нееврейской крови, мировыми сионистами были предприняты чрезвычайные усилия.

В абсолютном большинстве стран, как грибы, возникают разношерстные антифашистские лиги, конгрессы, ассоциации, комитеты, принимающие одна грознее другой резолюции против стран гитлеровской коалиции.

В прессе всех пяти континентов разворачивается невиданная по объёму кампания клеветы и дискредитации фашистов, осмелившихся поднять руку — подумать только! — на самих «богоизбранных».

Шнобеленосые банкиры без счёта швыряют на эту подрывную пропаганду сотни миллионов долларов.

Глубоко сионизированные США, СССР, Англия и Франция, без объявления войны, практически начинают её с прогерманскими государствами.

Так, они поддержали людьми, оружием и деньгами страшную жидовскую резню, развернувшуюся против патриотов в Испании, стали душить санкциями Италию, объявили бойкот и окружение Германии.

Душераздирающие россказни в газетах о «коричневых зверствах» перемежались с истерическими визгами о необходимости «крестового похода» против фашистов.

Уже в 1933 году, едва только немцы в своей собственной стране освободили государственный аппарат от инородцев и ещё ни единый курчавый волос не упал с иудских голов, как в ожидовленном Лондоне родился «Международный комитет помощи жертвам гитлеровского террора».

А до конца того же года английские и американские книжные магазины буквально заполонила 380-страничная «Коричневая книга гитлеровского террора».

Как торжествующе объявили жидовины — в том же году она была переведена на все основные языки и разослана по миру в гигантских количествах. Ну, а специальные посланцы — чего уж там мелочиться — вручили её всем правительствам земли...

Всё в том же 33-м году в Амстердаме состоялась Всемирная Еврейская Экономическая Конференция.

Она составила «план организации национального товарообмена между различными государствами с тем, чтобы вытеснить товары германского производства и проведения антигитлеровского бойкота во всём мире.

Конференция постановила обратиться к Лиге Наций с призывом о вмешательстве во внутреннюю жизнь Германии.

Каковы хамские аппетиты: вмешаться во внутреннюю жизнь суверенного государства, пожелавшего жить по своим национальным стандартам!

Cошлёмся на одного из прозревших и порвавших с сионизмом иудеев Бенджамином Фридманом. Он был преуспевающим бизнесменом в Нью-Йорке, вхожим в высшие слои общества, включая Белый Дом.

Ужаснувшись человеконенавистническим идеям и делам соплеменников, остаток жизни и миллионы своих долларов он посвятил разоблачению планов израилитов. В 1961 году в Вашингтоне на собрании патриотов Америки он заявил:

«...мировое еврейство созвало конференцию в Амстердаме. На этой конференции, прошедшей в июле 1933 года, собрались евреи со всех стран мира. Они составили ультиматум Германии примерно такого содержания:

“Вы /немцы/ скинете Гитлера, вернёте каждому еврею его былое положение, и неважно, был ли он коммунистом или кем-то ещё. Вы не смеете обходиться с нами подобным образом. И мы, евреи со всего мира, делаем вам этот ультиматум”».

Вы можете себе представить, что ответили немцы. А что же сделали тогда евреи?

В 1933 году, когда Германия отказалась политически капитулировать на всемирной еврейской конференции в Амстердаме, и конференция окончилась ничем, г-н Самуил Унтермайер — глава американской делегации и председатель всей конферешлии — вернулся в США и прямо с борта парохода отправился на студию «Коламбиа Бродкастинг Систем» и сделал радиообращение на всю Америку, в котором он в частности сказал, причём, весьма эмоционально:

«Отныне евреи всего мира объявляют священную войну против Германии. С этого момента мы участвуем в скрытой войне против немцев. И мы заставим их сдаться. Мы используем против них всемирный бойкот. Это уничтожит их, так как они зависят от своего экспорта».

И действительно, Германии приходилось импортировать 2/3 всего продовольствия. А купить его можно было лишь на деньги, вырученные от собственного экспорта.

Таким образом, если бы Германия была лишена возможности экспортировать свои товары, 66% её населения пришлось бы умирать от голода. Да и для оставшейся трети населения продовольствия вдоволь не хватило бы.

В этом заявлении, текст которого сейчас передо мной (оно было также напечатано в газете «Нью-Йорк таймс» за 7 августа 1933 года) г-н Унтермайер нагло утверждал, что этот «экономический бойкот — наше средство самозащиты; президент Рузвельт поддержал его использование в «Комитете по национальному восстановлению».

Быть может, кто-нибудь из вас помнит, что в этом комитете травили всякого несогласного с программой «Новое дело» (New Deal) до тех пор, пока он не начинал следовать её положениям. Более того, создание этого комитета было объявлено неконституционным в одном из постановлений Верховного Суда.

Итак, евреи всего мира объявили Германии бойкот. Он был настолько эффективным, что ни в одном магазине ни в одной стране мира невозможно было отыскать ни одной вещи с клеймом «Сделано в Германии».

Например, представитель компании «Вулворф» рассказал мне, что им пришлось бросить в реку посуды и одежды на миллионы долларов.

Их магазины бойкотировались в том случае, если кто-то заходил туда и находил какую-нибудь чашечку с клеймом «Сделано в Германии». Тут же вокруг магазина объявлялись пикетчики с плакатами, гласящими «Гитлер», «убийца» и т.п.

Вообще, на юге это довольно популярное мероприятие. В одном магазине, принадлежащем Р. Маси (магазин контролировался семейством Штрауссов — евреев) одна женщина нашла как-то пару чулков, сделанных в городе Хемнитц, что в Германии.

Я видел, как люди бойкотировали магазин Р. Маси — сотни пикетчиков толпились около него с плакатами, гласящими «убийцы», «гитлеровцы» и т.п.

А ведь, вплоть до того времени ни один волос не упал с голов немецких евреев. В Германии не было страдающих евреев, там не было голодающих евреев, там не было убитых евреев.

Естественно, немцы спросили себя: «Да кто такие эти люди, чтобы объявлять нам бойкот, оставлять наш народ без работы, останавливать наши предприятия? Кто дал им на это право?»

Разумеется, такое положение вещей разгневало немцев. И неудивительно, что они стали рисовать свастику на витринах еврейских магазинов.

Действительно, почему немцы должны были делать покупки и отдавать свои деньги тем торговцам, которые относились к группе лиц, бойкотировавших Германию, собиравшихся заморить её население голодом, собиравшихся диктовать немцам, кто должен был быть их канцлером?

Это было бы просто смешно. Бойкот ещё продолжался некоторое время, затем наступила пауза до 1938 года.

Тогда, в 1938 году, один молодой польский еврей проник в германское посольство в Париже и застрелил одного из сотрудников. Это то и подтолкнуло немцев к суровому обращению с евреями. Именно после этого немцы стали бить окна в еврейских домах и избивать евреев на улицах».

Нееврейские газеты вполне здраво оценивали вселенскую шумиху вокруг Гитлера: иудеи готовятся к войне. Вскоре это перестала скрывать и жёлтая пресса: «Израиль нуждается в новой мировой войне и как можно скорее!»

Католическое «Международное обозрение тайных обществ» в 1937 году печатает большую разоблачительную статью «Под флагом союза трёх великих держав подготавливается новая война через объединение всех иудейских групп».

И когда новая всемирная бойня грянула, то это была иудейская война против жидоборческого фашизма, против немецкого патриотизма.

Прошедший многолетнюю и суровую солдатскую школу на передовой, Гитлер не по наслышке знал наипервейшее правило кулачного бойца: если драки не избежать, то гораздо чаще в ней побеждает тот, кто бьёт первым. И он ему незыблемо следовал, на какое-то мгновение упреждая атаку неминуемого соперника.

Обратимся к речам А. Гитлера и А. Розенберга на Нюрнбергском конгрессе своей партии в 1936 году.

Сначала слово фюреру: «Мы знаем, какова судьба того, кто, не располагая собственной силой, рассчитывает на чужую справедливость или даже на чужую помощь. Мы видим вокруг себя признаки наступления зловещих времён. То, что мы годами проповедовали о величайшей опасности этого конца второго тысячелетия нашей христианской истории, становится страшной действительностью.

Подрывная работа большевистских заправил начинает повсюду оказывать своё действие. В то время, как буржуазные государственные деятели говорят о невмешательстве, интернациональный иудейский центр — при помощи радио и путём денег и агитации, направленных по тысячам каналов — ведёт из Москвы революционирование этого континента...

Мы, германские национал-социалисты, никогда не боялись коммунизма. Но мы распознали это гнусное иудейское учение мировой травли, изучили дьявольские методы его распостранения и предупреждали о последствиях... Это и есть причина наших военных мероприятий...

Ибо нам не доставляет удовольствия приковывать силу нашего народа к производству оружия и казармам. Но мы имеем достаточно мужества, чтобы холодно и сурово смотреть в глаза этой необходимости».

И далее в течение выступления несколько раз повторил: «Я полон горячего желания, чтобы нашему движению в Германии суждено было в мирном труде разрешить вновь возложенные на него великие задачи».

«Я не вижу надобности укреплять славу национал-социалистического движения, не говоря уж о германской армии, путём военных подвигов. Кто ставит себе столь крупные хозяйственные и культурные задачи как мы, тот может воздвигнуть себе самый прекрасный памятник только в обстановке мира».

Но мировое иудейство вовсе не собиралось оставлять в покое так тяжко провинившуюся перед ним Германию. На том же конгрессе Альфред Розенберг сообщил:

«В Советской России сегодня властвует не рабочий и крестьянин, а самый беспощадный государственный капитализм, всецело руководимый жидами. Большевизм заявляет о своём желании учредить во всём мире диктатуру пролетариата.

Но, в то же время, Советский Союз вооружает самую большую армию в мире... чтобы, на случай успеха одного из большевистских восстаний в Западной Европе, иметь возможность ударить всей силой этой руководимой жидами советской армии.

Этой цели служит, как франко-жидо-советский военный пакт, так и союз с Чехословакией. На территории этой последней с русской помощью сооружено 170 мест посадки, из коих 36 являются настоящими аэродромами, представляющие собою находящиеся под охраной большевиков промежуточные станции для нападения на Европу».

Так, кто же тогда был истинным агрессором: советские иудеи, первыми взявшие Германию в кольцо аэродромов или Гитлер, нанёсший жидам упреждающий удар?

В своём политическом завещании Гитлер писал:

«Неправда, что я или кто-то другой в Германии хотел войны в 1939 году. Она была желаема и спровоцирована теми международными государственными деятелями, которые либо сами были жидовского происхождения, либо действовали в жидовских интересах».

Немецкие национал-социалисты вознамерились строить честное и справедливое, высокоморальное общество. Но окружившее их со всех сторон иудейство вызвало мужественную Германию на первый выстрел.

Недаром, после поражения под Сталинградом, самый великий и талантливый пропагандист ХХ века Геббельс, взывая к армии и всему немецкому народу, в отчаянии воскликнул:

«Поймите, сама Идея, само понимание Вселенной терпит поражение. Духовные силы будут побеждены. Погибнут под развалинами наших городов все достижения арийского Духа!»

Жиды, навалявшие со страху полные штаны, 72 страны мира подняли на подавление очистившейся от них Германии! Бросили в топку войны эшелоны золота! Вовлекли в братоубийственное уничтожение 350 миллионов людей!

Мужества относительно небольшой, отлично организованной Германии было не занимать — она бы одна одолела не только любого равного или даже более сильного врага.

Иудеи же задушили очаг сопротивления экономически, всемирной блокадой, вытолкали на антинемецкий фронт многократно превосходящие силы.

Но сами крысолюди практически всегда избегали мести народов, с крысиной изворотливостью проскальзывая между ног воюющих сквозь любые фронты.

В декабре 1942 года Давид Бергельсон, секретарь Еврейского антифашистского комитета, заявил в Москве:

«Благодаря эвакуации, было спасено абсолютное большинство евреев, живущих на Украине, в Белоруссии, Латвии и Литве. Согласно сообщениям, поступавшим из Витебска, Риги и др. городов, захваченных фашистами, там оставались лишь отдельные евреи».

Когда Ленинград был уже почти окружён немцами, последними эшелонами и самолётами из него вывозили исключительно жирномордых жидов с многочисленными пейсатыми выводками и непомерными баулами.

Коренные ленинградцы недоумевали: как же так? Почему остаются в тылу сотни тысяч детей и стариков, женщин, просто больных и немочных, обречённых на голодную смерть?

На что руководившие эвакуацией соплеменников шнобеленосые комиссары неизменно отвечали: «Потому что если немцы придут, то первыми станут вешать евреев...»

Отсидевшись на тёплых окраинах страны, жидовьё вернулось в полувымерший город и заняло лучшие дома и квартиры...

В разгар военных сражений раввин Стефен Уайз договорился с нацистским руководством о выкупе большой группы евреев: блокированная со всех сторон Германия, остро нуждавшаяся в деньгах, согласилась на этот шаг.

Но где взять необходимую сумму? Уайз обратился к Ф. Рузвельту. Тот немедленно связался с иудеем, министром финансов США Генри Моргентау.

Невзирая на бурные протесты Госдепартамента США и Англии, возражавших против финансового укрепления врага, большие доллары американских налогоплательщиков без их согласия были тотчас скрытно переведены Всемирному Еврейскому Конгрессу в Женеве, а затем переправлены в Берлин.

О том, как на все лады иудеи вопят по поводу высосаного из пальца Холокоста — наверное, аж на Луне слышно.

Сразу после падения Берлина они громогласно заявили о 12 миллионах погибших единокровцев.

Но их устыдили — столько всего не было в предвоенной Европе, к тому же, миллионы израэлитов, при первых выстрелах, с полными штанами сбежали в Америку и другие страны.

Тогда они легко, как косточки со счётов, сбросили 3 миллиона. И этому никто не поверил. Крысолюди съехали сначала до 8, но потом зациклились, упёрлись на цифре 6 миллионов.

Другие бы нации радовались, удостоверившись, что реальное число погибших соотечественников гораздо ниже, однако сионистам нужен гевалт о «неисчислимых жертвах» для спекуляций, для высасывания благ и поблажек с «гоев», для разнузданной и выспренной пропаганды (читай — лжи), «чтоб кошмары Холокоста никогда больше не повторились».

То есть, за этой шумовой завесой иудеи скрывают свой захват человечества.

Но сначала заглянем за заборы концлагерей. Когда и почему немцы стали отправлять иудеев за решетку? И одни ли они?

В США, глазом не моргнув, американцы, с началом войны с Японией, на долгие военные годы, за здорово живёшь, упрятали за колючую проволоку 130.000 японцев! И это при том, как позже признался даже Р. Рейган, что не было отмечено с их стороны, а ни единого случая шпионажа или диверсии.

В Норвегии депортировали около двух третей еврейской популяции. Во Франции депортировали пятую часть израэлитов. И их преследовали не из-за веры или расы, а по причине гражданского неповиновения властям, за диверсии и разбойные нападения на чиновников и военных.

Во Франции одна сионистская организация «Красная капелла» принесла много ущерба своими террористическими актами.

Начиная с 1933 года, с помощью квот и других мер, немцы ограничивали число сионистов среди руководителей, банкиров, адвокатов, врачей, сужали их хозяйственные и гражданские права. Всячески приветствовалась их иммиграция в Палестину или США.

Вплоть до «хрустальной ночи» ни один жид не был посажен лишь за то, что он жид.

К 1941 году подавляющее большинство иудеев покинуло Австрию и Германию. И лишь в это время началась депортация евреев в рабочие лагеря и гетто.

Во-первых, они практически вышли из повиновения властей, чинили всяческое сопротивление.

Но примечательна другая причина. Ещё 5 сентября 1939 года Всемирный Еврейский Конгресс, не обладающий никаким державным статусом, неожиданно объявил Германии... войну!

А, по законам военного времени, иностранцы-неприятели повсеместно подлежат интернированию.

Угодив в концлагеря, евреи и там по обыкновению начали «устраиваться». Заискивая и угождая начальникам, многие иудеи быстро выбились в... охранники, помощники тюремщиков, лагерные врачи и в заведующие всякими распределительными пунктами продуктов, белья.

Процент евреев в лагерях, в отличие от баек насквозь лживой жидовской пропаганды, был весьма незначительным. И вскоре оказалось, что большинство негерманских распорядителей в лагерях... сплошь картавые и при шнобелях! Вот цитата из московской газеты «День» No 17 (97), 2-8 мая 1993 г.:

«Самым оскорбительным ругательством в фашистских концлагерях ... была кличка Польский жид, потому что большинство капо, вообще «лагерной элиты» были польские евреи.

Сравнительно недавно Музей лагеря Освенцим выпустил книгу на десяти языках мира «Освенцим глазами СС». Там помещены сенсационные материалы — дневники лагерного начальства. И вовсе не случайно, что эти документы тщательно замалчиваются сегодня.

Так вот, Гесс — начальник Освенцима пишет о том, как он несколько раз был свидетелем того, как евреи, уже раздетые, ...(перед самой казнью)... вдруг возвращались к своей одежде и доставали списки своих ближайших родственников, знакомых, скрывавшихся на свободе, и передавали эти адреса фашистам.

Даже этот зверь не мог объяснить подобных поступков. ... В Майданеке четырнадцатилетний еврей повесил своих родителей собственноручно».

В прекрасной, изобилующей шокирующими фактами книге Дугласа Рида «Спор о сионе» (одна из лучших юдофобских работ в мире — всем настоятельно рекомендую её прочесть!) , написанной в 50-е годы ХХ века, на стр. 334 автор пишет о красных иудеях:

«Коммунисты управляли лагерями, пытали и убивали свои жертвы. Если и была какая-либо разница между ними и гестаповскими тюремщиками, то лишь в том, что они были много хуже, ибо они предавали и убивали тех, кто считался их товарищами в борьбе против общего врага.

Поскольку восточные евреи повсюду играли решающую роль в коммунизме, естественно, что евреи были в числе замешанных в этих действиях...

В Тель-Авиве еврейские свидетели обвинили врача-еврея и двух евреек в смертельных впрыскиваниях заключённым в Освенциме, повреждении половых органов, проведении «медицинских экспериментов» и отправке жертв в камеры смерти.

В другом случае, врач-еврей (служивший в городской больнице) был обвинён в Тель-Авиве в 1951 г. несколькими евреями-свидетелями в жестокостях, совершённых им в лагере Вланов, где он был «помощником немецкого начальника лагеря».

Другая свидетельница-еврейка показала, что единокровец избил её в лагере до потери сознания, а когда она пришла в себя, то она нашла застреленными своих трёх сыновей в возрасте 12,15 и 18 лет.

Она показала далее, что за две недели до того, обвиняемый приказал украинским лагерным полицейским забрать 30 заключённых, в том числе её мужа, которые все были застрелены...

Еврейское Телеграфное Агентство сообщало 8 мая 1946 г. что «вчера были объявлены приговоры по делу 23 охранников концлагеря Брендаук под Антверпеном, одного из менее известных нацистких узилищ; в числе охранников были 3 еврея: Вальтер Облер, Лео Шмандт и Салли Левин. Облер и Левин приговорены к смертной казни, Шмандт — к 15 годам заключения».

Известный белорусский журналист Евгений Ростиков 26 февраля 2002 года опубликовал в газете «Завтра» интервью с народным художником СССР и Беларуси, академиком Российской Академии художеств 80-летним М. Савицким.

Великий и знаменитый ныне художник в годы войны был узником Бухенвальда, Дахау, Миттельбау-Дора. В одной из своих картин-воспоминаний честный мастер у могилы с только что расстреляными пленными изобразил иудея.

На полотне видно, как «угодливо хихикает над происшедшим и человек в лагерной форме с характерными чертами и звездой Давида на груди. Так что, уже первое представление этой и других работ художника сразу же вылилось в грандиозный скандал.

«От меня требовали закрасить, убрать эту звезду, — вспоминает художник. — Но я стоял на своём. Это ведь был не просто какой-то художественный образ, но и исторический факт.

Я ведь прошёл не один концлагерь и видел, что вся внутрилагерная элита там, начиная с блокового или капо и кончая последним санитаром в какой-нибудь контине, где заключённые умирали от тифа, дизентерии, туберкулёза, как правило, в основном состояла из евреев.

И в этом не было ничего удивительного, давно ведь известно, что этот народ наиболее приспособляем и живуч. И если от многих других народов и цивилизаций не осталось уже ни следа, ни воспоминаний, то этот народ не только выжил, но и торжествует сегодня во всём мире.

Только должны ли мы во всём завидовать их живучести и следовать по их пути? Вот, о чём я думал, работая над этой картиной...

Даже в той, последней войне, они представляют себя только жертвами. А все остальные народы вроде перед ними виноваты. В Миттельбау-Доре, где я находился, пока мог держаться на ногах, большинство капо были польскими евреями. И они были более жестокими, чем эсесовцы...

Но нельзя же прикидываться, что ничего этого не было, и постоянно говорить только о себе, о своём».

Из безопасных укрытий жиды натравили на Германию весь мир. Антигитлеровская коалиция стран подавила её экономически, растерзала многократно превосходящими вооружёнными силами, задушила блокадой.

Народ, впервые в мировой истории поднявшийся с колен и сбросивший с себя иудейских кровососов, вновь был закован в ещё более крепкие и тяжкие сионские цепи!

Звериный лик разъярённого и кровожадного Бафомета навис над разрушенной до тла страной!

Первейшим указом верховных комиссаров союзников стал «Закон против антисемитизма», по которому немцев расстреливали и преследовали уже за одни только «антисемитские высказывания или предубеждение против евреев».

По всему свету избегавшие призыва на фронты, уж теперь-то вконец озверевшие жиды повылезали со всех щелей и ринулись добивать уцелевших, грабить у них немногие оставшиеся вещи, отбирать не сгоревшее.

Картавые вояки, с ног до головы увешанные оружием, начали свою, внутреннюю войну с безоружным германским населением. В числе их руководств была книга американского иудея Теодора Кауфмана «Германия должна погибнуть», незадолго перед этим вышедшая в Нью-Йорке массовым тиражом.

Сатанист призывал уничтожить немцев, как расу. В течение трех лет после войны он предлагал стерилизовать всё взрослое население, а через 50-60 лет, когда нация вымрет, распределить её территорию между разными странами.

Самое чудовищное, что бред этого выродка поддержала газета «Нью-Йорк Таймс», а «Вашингтон Пост» похвалила его, как «интересно поданную, весьма стимулирующую теорию».

Другой идеей фикс, порождённой в сумасшедших жидовских мозгах, было их предложение одним махом отравить все водопроводы и питьевые источники в стране и таким образом в несколько дней уничтожить Германию со всеми её женщинами, стариками и детьми.

У оккупационных властей хватило благоразумия остановить этих душевнобольных крысёнышей.

Из Палестины и других стран постоянно прибывали отряды израильских «коммандос», которые разъезжали по всей Германии и самым настоящим образом охотились на немцев: после пыток и издевательств мужчин расстреливали, женщин и девушек насиловали, а потом приканчивали.

В 1960-х годах в Париже вышла книга Мойши Бен-Зогара «Мстители». Сей «вояка» на более, чем 300 страницах со смаком живописует зверства одной из таких бригад, прибывших из Палестины в английском обозе.

Они ворвались триумфаторами в разгромленную страну на американских грузовиках под жидовским флагом и несли с собою смерть.

Скажем, «любимым» каждодневным развлечением бандитов, не смевших во время войны и носа высунуть из укрытия, были расправы с беззащитными велосипедистами.

Они на скорости обгоняли таковых — не важно, кто был в седле: женщина, старик или мужчина — и распахивая правую дверцу машины, сбивали ею человека, стараясь при этом, чтобы он непременно попал под задние колёса грузовика.

В отделах разведки союзных войск они добывали имена участников войны и затем врывались в их дома, убивая и грабя, а потом огнём заметали свои следы.

В Нюрнберге сидело под арестом в концлагере 36.000 эсесовцев. «Дикая бригада» попыталась всех их отравить, подмешав мышьяк в... хлеб. Преступление иудеям полностью не удалось, но около 800 пленников всё же умерло от яда в страшных мучениях.

Французкий канадец Джеймс Баке (James Bacque) в 1989 году издал в США и Канаде разоблачительную книгу «Иные потери».

На основании многочисленных документов и свидетельств автор повествует, что, начиная с апреля 1945 года, американская, французская и английская армии погубили более миллиона безоружных германских солдат, содержавшихся в концентрационных лагерях.

Пленников налево и направо расстреливали безо всякого суда, забивали прикладами, травили собаками, морили голодом, а многие заключённые сами накладывали на себя руки, не выдержав мучительных пыток и издевательств.

Трудно было отыскать в те дни какую-либо американскую и канадскую газеты, которые бы не вылили на честного писателя ушаты помоев, его преследовали многие годы на каждом шагу. Но правда, рано или поздно, пробивает себе дорогу.

Более 1000 военнослужащих 1-й танковой дивизии СС были помещены в тюрьму города Швебиш-Халль. Заключённых пытала группа следователей из немецких жидов в американской форме, которыми руководили полковник Розенфельд и лейтенант Перль.

В своём озверении жидовины переплюнули средневековых мракобесов. Они добывали «признания о преступлениях» такими страшными способами, что их в открытой печати просто невозможно описать.

«Сознались» лишь несколько 18-летних юношей, не выдержавших кошмарных издевательств.

Среди остальных допрашиваемых, сильных и прошедших войну мужчин — от адской боли были случаи умопомешательства и самоубийств.

Впоследствии комиссия американского сената расследовала обстоятельства допросов и выяснила, что у 139 немцев были тяжелейшие, неизлечимые повреждения половых органов. Увечными физически и морально остались сотни других узников.

Пытки проводились в уже известном читателям варварском стиле — как в Одесской или Киевской ЧК, в подвалах Лубянки: это стиль иудейских выродков!

Как всегда, никто из жидов за эти злодеяния не понёс никакого наказания.

Евреи не были бы евреями, если бы не отнимали у немцев последнее: уцелевшие от бомб и пушек ценности с предприятий, музеев, частных домов. Таких примеров — тысячи.

Более других прославился некто Ауэрбах, которому газета «Еврейский Вестник» в Йоханнесбурге посвятила большую статью:

«Филипп Ауэрбах был человеком необычайно сильного характера и крайней смелости (ух, ты!), сгоравший еврейской гордостью и чувством ненависти к германскому нацизму...

Никто никогда не сможет даже приблизительно оценить в денежном выражении все ценности, которые Ауэрбах вывез из Германии, — оборудование, одежду, мебель, автомобили и все иные виды товаров».

Однако, «крайней смелости» грабителю, в числе очень немногих, не повезло.

Он был арестован по обвинению «включавшему вывоз из Германии бесконечного количества товаров по поддельным документам, в чём, по-видимому, были замешаны также еврейские офицеры американской армии и еврейские благотворительные организации».

И тут в послевоенном мире стали происходить удивительные вещи. Все кинотеатры от Нью-Йорка и Москвы до Сиднея и Рио-де-Жанейро заполонили кинохроники, где в освобождённых союзниками концлагерях показывали первым планом только горбоносых жидов.

На экране возникали штабели трупов — диктор подсказывал, что это исключительно евреи, казнённые фашистами. Камера скользила по газовым камерам или крематориям — голос за кадром трагически вещал, что здесь Гитлер уничтожал только евреев.

Начался Нюрнбергский процесс — и неожиданно все материалы, касавшиеся иудеев, были выделены в отдельное делопроизводство.

Всемирная сионская пропаганда внушала всем, что воевало всего едва ли не две нации — звереподобные немцы и беззащитные агнцы-евреи, вынесшие смертные муки от первых и понёсшие огромные потери.

Однако, в 1948 году «Нью-Йорк Таймс» напечатала статистический отчёт, указав мировое число жидовинов между 15,7 и 18,6 миллионами. Следуя первой цифре, получится, что картавое население осталось прежним, а если второй — то оно за годы войны ещё и изрядно увеличилось!

Даже через 50 лет после войны евреи «насчитали» по миру до 400 тысяч единокровцев, прошедших через концлагеря. А сколько же тогда их всего спаслось в 1945-м?

Многие иудеи в своих мемуарах описывают, что они сидели в нескольких лагерях смерти. Вон даже Г. Грюншпан, вызвавший своим выстрелом «хрустальную ночь», охотник за нацистами Симон Визенталь, бывший президент кнессета Д. Шиланский и тысячи других — остались целёхенькими.

Вывод тут лишь один: лагеря и не предназначались для истребления, а лишь для изоляции тех, кто в тылу представлял опасность.

Люди, пережившие концлагеря, недоумевали. Евреев в нацистских узилищах было немного. В штабеля мёртвых попали люди десятков разных национальностей, умерших от эпидемий.

Газовых камер не было вообще, а крематории — так они есть почти в каждом крупном городе...

Д. Рид, стр. 326: «Автор этих строк склоняется к мнению, что каково бы ни было число евреев в занятых Гитлером странах, количество жертв на их стороне должно было быть более или менее пропорциональным их доле в общем населении, польском, чешском или любом ином.

Автор мог убедиться в том, что такого же мнения придерживались и лично известные ему лица, пережившие немецкие концлагеря и оккупацию.

Испытав достаточно сами, они сожалели о еврейских жертвах, как и обо всех других, но отказывались понять, почему вдруг евреи должны быть выделенными из всех остальных, а число их жертв столь чудовищно преувеличено».

Часто иудеи ссылаются на показания самих нацистов, якобы подтверждающих массовые казни. Взять хотя бы Дитера Вислицени, который заведовал гестапо в Братиславе. После жутких пыток, устроенных ему чешскими евреями, он подписал все протоколы липовых допросов.

Или обратимся к судьбе коменданта Освенцима Рудольфа Гесса. После войны он скрывался в доме крестьянина, но в марте 1946 года его арестовали англичане. Пытал его еврей сержант Бернард Кларк. В книге «Легионы смерти» Р. Батлер описывает:

«Гесс кричал при виде одной только британской униформы. «Как тебя зовут?» — рычал Кларк, и всякий раз, как в ответ звучало «Франц Лонг» (имя крестьянина, у которого прятался Гесс), кулак Кларка обрушивался на лицо допрашиваемого. С четвертого допроса Гесс назвал себя.

Тогда он был раздет догола и растянут на станке для убоя скота, где Кларк вытворял с ним такое, что крики и удары сливались в одну какофонию и, казалось, ей не будет конца... Потребовалось три дня, чтобы Гесс начал говорить то, что от него требовали».

Абсолютное большинство жертв в лагерях — от вспыхивавших там эпидемий. Голод же настиг заключённых лишь к весне 1945, так как ковровые бомбёжки союзной авиации разрушили все подъездные пути и мосты, разнесли все склады с продовольствием.

Да в окруженной стране его уже не хватало и самим немцам. На странице 323 читаем у Д. Рида:

«евреи были выделены из общей массы жертв Гитлера и число их произвольно раздувалось изо дня в день: сожжения нежелательной литературы в Германии превратились в «сожжение еврейской литературы»; концлагеря, в которых 90% заключённых были немцы, превратились в «концлагеря для евреев»; в сообщении военного времени об убийстве «150.000 белоруссов, украинцев и евреев» в оккупированных немцами областях, эта фраза была изменена на «150.000 евреев» и т.д. без конца.

«Шесть миллионов уничтоженных евреев» даже на суде в Нюрнберге, который проходил под всецелым жидомасонским контролем, были не приняты: суд остановился только на четырёх миллионах.

Разоблачению «липы» о еврейских потерях в дни войны швейцарский учёный-историк Юрген Граф посвятил своё скрупулезное исследование «Миф о холокосте». Так, он целиком и полностью развенчал легенду о газовых камерах.

Выяснилось, что не существует никаких судебных или документированных доказательств об их использовании для уничтожения людей. Ложь держится только на примерно двадцати свидетелях-иудеях, а уж какие это «правдолюбцы» — миру известно.

Среди более 150.000 документов, которые изо дня в день вели в Освенциме пунктуальные немцы, а затем были захвачены союзниками — нет ни одного упоминания о казни в газовых камерах. Нет ни одного акта о вскрытии тел погибших, которое подтвердило бы смерть от газа.

Кристализированный газ Циклон-Б использовался исключительно для дезинфекций одежды, борьбы с вшами и другими насекомыми.

Дырки в потолках подвалов, через которые якобы засыпались гранулы Циклона-Б — и это доказали сотни свидетелей — не существовали во время войны: они были достроены позже для оправдания версии о газе.

Несколько независимых экспертов: американский специалист по газовым камерам Фред Лейхтер, инженер-химик Гермар Рудольф, химик Джеймс Рот и другие провели фундаментальные физико-химические исследования газовых камер в Освенциме, Биркенау и Майданеке.

Их вывод единодушен: камеры никогда не планировались и не использовались для казней.

В пробах строительного раствора из внутренних стен подвалов анализы не обнаружили и малейшего количества цианида. Но высокий его процент нашли в штукатурке камеры в Биркенау, в которой как раз и проводили дезинфекцию одежды Циклоном-Б.

Точно так же эксперты итальянцы Карло Маттоньо, Франко Деано и другие инженеры развенчали россказни о миллионах сожжёных в печах крематориев.

Если легковерно следовать еврейским байкам, то, чтобы набрать называемое ими число сгоревших в огне, придётся отбросить все физические законы. Придётся допустить, что тела несчастных там жгли беспрерывно днём и ночью все годы со скоростью четыре минуты на одного погибшего!

И что целыми эшелонами беспрерывно подвозился дорогостоящий кокс, необходимый для поддержания высокой температуры.

Но, даже в современных крематориях на сожжение одного трупа уходит от 1 до 1,5 часов!

Вывод экспертов незыблем: печи Освенцима не могли сжечь более 162.000 пленников. Оттого реальное число умерших в этом узилище — около 170 000.

Да в одном Дрездене в 1945 году, когда судьба Германии была уже решена, американские и английские лётчики сбросили на город — это редкое чудо архитектуры, где оставались лишь престарелые и дети с матерями, столько тысяч тонн бомб, что в горящем аду погибло более четверти миллиона человек!

Однако, ни один из жидомасонов, направивших крылатые армады на гражданское население, не предстал перед судом за это чудовищное преступление.

Никак не могло погибнуть в Освенциме четыре миллиона человек. Эта фантастическая цифра была трудами иудеев отлита на мемориальной плите в концлагере в послевоенное время.

Однако недавно, втихомолку, они сами переправили четвёрку на... единицу! Уже одной этой поправкой жиды уменьшили свои 6.000.000 холокостнутых единокровцев ровно вдвое!

Но, даже и оставшихся три миллиона далеки от истины. Реальная цифра еврейских потерь во Второй Мировой войне — около 500.000.

К сожалению, это очень и очень мало для настоящего очищения человечества от сионской погани.

Наш долг в будущем — многократно увеличить эту цифру: теперь уже Холокостом действительным, а не дутым.

Иудейство и радо бы сегодня уменьшить число объявленных жертв, но словосочетание «шесть миллионов» уж столько лет вдалбливается всему свету, оно вошло уже во все книги. Потому выбрали чисто свой, жидовский путь — клеймят, сажают и убивают всех опровергающих и не верящих в эту легенду.

Уже в целом ряде государств даже приняты законы, по которым отрицающих Холокост отправляют за решётку. За одно только неверие в шесть миллионов погибших евреев сегодня в Германии, Швеции и других странах суды выписывают патриотам по пять полновесных лет тюрьмы!

Тысячи честных людей томятся сейчас за отрицание наглой лжи о дутом Холокосте. И разве поверишь после этого, что на дворе третье тысячелетие и что подобное уродство происходит в самом центре «свободной и демократической» Европы!

Немец Тис Кристоферсен, написавший «Ложь об Освенциме», вынужден был бежать из своей Германии от сионистских преследований, но они нашли его и в Дании, сожгли дом.

Манфреда Редера, написавшего всего-навсего вступление к книге Кристоферсена, посадили в тюрьму.

У доктора наук Вильгельма Штеглиха, создавшего книгу «Миф об Освенциме» отобрали его звание.

Французского историка Франсуа Дюпра вообще убили.

Мишелю Кенье студенты-жидовины плеснули в лицо серную кислоту.

За сомнение о газовых камерах профессора Лионского университета Робера Форрисона лишили его кафедры. А затем сионистские молодчики из банды «Сыны еврейской памяти» жестоко избили его, сломали челюсть и несколько рёбер.

Шведского историка Д. Фельдерера приговорили к тюрьме и поместили в психиатричку за правду о газовых камерах. И ещё за то, что он развенчал насквозь фальшивый «дневник Анны Франк», большая часть которого была написана шариковой ручкой, изобретённой через семь лет после войны.

Вот статья, опубликованная в российской газете «Федерация» (N 60, 1.06.1993). Её подготовил Герман Рыжиков, погибший в 1995 г., как это нередко случается с теми, кто говорит правду о евреях — при «загадочных» обстоятельствах.

Бестселлер, оказавшийся фальшивкой

История знает немало литературных мистификаций, особенно в жанре мемуаров или дневников, выдававшихся за подлинные воспоминания или хронику жизни разных известных людей.

Одно из наиболее сенсационных разоблачений связано с книгой «Дневник Анны Франк».

Предлагаемый вниманию читателя материал опубликован лондонским издательством «Хисторикал ривью пресс» в серии работ Британского общества историков-ревизионистов (так они себя называют), исследующих загадки и мифы Второй мировой войны.

Впервые опубликованный в 1952 году, «Дневник Анны Франк» немедленно стал бестселлером.

С тех пор он многократно переиздавался массовыми тиражами в дешёвой бумажной обложке, выдержал 40 изданий и был экранизирован в Голливуде, причём, фильм имел колоссальный успех (сейчас голливудско-иудская шайка подготовила римейк этой картины, где ещё больше лжи добавлено в каждый кадр — прим. автора).

Только на гонорарах (процентах с каждого проданного экземпляра) Отто Франк — отец девочки — сколотил огромное состояние, спекулируя на том, что книга — это подлинная трагедия его дочери, рассказанная ею самой.

Прямо взывая к чувствам людей, книга и фильм сильно подействовали буквально на миллионы людей во всём мире — больше, чем какая-либо история такого рода.

«Дневник Анны Франк», повторимся, продавался публике, как подлинный, собственноручно написанный еврейской девочкой из Амстердама, которая делала эти записи в 12-летнем возрасте, когда её семья и другие евреи прятались в задней комнате дома в период гитлеровской оккупации.

Затем они были арестованы и брошены в концлагерь, где Анна Франк, вероятно, погибла в возрасте 14 лет. Когда в конце войны Отто Франк был освобождён из концлагеря и вернулся в свой амстердамский дом, он «нашёл» дневник своей дочери, спрятанный ею под стропила крыши.

В 1956-1958 годах много шума наделал в Европе судебный процесс по иску Мейера Левина к Отто Франку, в итоге которого Левин выиграл 50.000 долларов в качестве возмещения «за мошенничество, невыполнение денежных обязательств и незаконное использование идеи»!

Предметом иска в этом процессе были самые драматизированные версии «дневника», сделанные, в частности, для кино-, радио-, теле- и театральных постановок. Левин настаивал на признании своих авторских прав, и его иск был удовлетворён нью-йорским городским судом.

Мейер Левин — хорошо известный писатель и журналист, который многие годы жил во Франции, где и встретил, примерно, в 1949 году Отто Франка. Именно во Франции и появилось первое издание «дневника».

Анна Франк действительно оставила дневник. Но он состоял всего лишь из 150 фраз (Нью-Йорк таймс, 02.10.55).

А вышедший из печати дневник, вместе с финальной частью, содержит 293 страницы текста, отвечающего самым высоким литературным стандартам по стилю, а по содержанию даёт такую яркую картинку исторических событий, которую 12-летней девочке нарисовать было бы не под силу.

И, что самое интересное: рукопись, достоверно оставленная Анной Франк, и рукопись изданного «её» дневника не имеют ровно никакого сходства!

Конечно, решение суда, имеющее прямую и конкретную цель — доказать подлинность «Дневника Анны Франк», — широкой огласки в прессе не получило».

Редакция газеты «Федерация» воспроизвела обложку журнала «Лайф интернэшнл» с образцом почерка Анны Франк и её фотографией.

Ниже была дана одна страница из опубликованной, как «Дневник Анны Франк» рукописи. И действительно, не надо быть графологом, чтобы сразу же понять: почерки — совершенно разные.

Когда же о своих?

«В Санкт-Петербурге в Государственном музее истории города хранится дневник школьницы Тани Савичевой (фотокопия экспонируется в музее Пискарёвского кладбища).

В декабре 1941 г. — мае 1942 г. она вела краткие записи о том, как у неё на глазах умирали от голода и холода бабушка, мать, дядя и другие ближайшие родственники.

После смерти матери в мае 1942 г. Таня была помещена в детдом Смольнинского района г. Ленинграда, потом эвакуирована в Горьковскую область.

Таня умерла от прогрессирующей дистрофии в больнице пос. Шатки, где и похоронена. Она боролась со смертью до последнего, но слишком ослаблен был детский организм голодом и пережитой трагедией.

Когда началась война, ей было всего 11 лет, но она не жаловалась в своём дневнике, не пережидала войну «в задней комнате дома», она просто вместе со взрослыми, вместе со всеми ленинградцами стояла насмерть в городе, окружённом врагами, но так и не сдавшемся.

Фашисты сломали себе зубы о тысячи таких, как Таня Савичева. Это — подлинный героизм, героизм граждан нашей страны, пусть она теперь называется Российской Федерацией, а не Советским Союзом. Но воспитывалась Таня в советской школе!

Дневник Тани — короткий, но потрясающий документ, обличающий фашизм и войну. Автор этих строк мог лично наблюдать, как вели себя иностранцы после посещения Пискарёвского кладбища.

Они засыпали экскурсовода или сопровождающего вопросами, долго вглядывались в записи Тани Савичевой и многие из них уходили совершенно потрясённые».

Так почему об этой ленинградской школьнице никто не ставит пьес, фильмов, не вручает медалей её имени?

Есть ведь медаль Анны Франк, присуждаемая фондом Анны Франк раз в два года организации или физическому лицу «за особый вклад в борьбу против расизма, дискриминации и различного рода предрассудков на расовой или религиозной почве, за построение демократического общества».

В Нидерландах, США и других странах есть музеи её имени, в которые вьются длинные очереди людей, так нагло и кощунственно обманутых, в который уже раз так бессовестно одураченных еврейской пропагандой.

А Таня боролась за жизнь и ненавидела врага. Наверное ей, в 11 лет терявшей одного за другим своих близких, было не до «девчоночьей любви». Особенно если вспомнить, как хоронили в 1941-1942 гг. в блокадном Ленинграде покойников.

Не пора ли перестать подвергать остракизму всё наше прошлое?

В результате, ищем героев где-то на стороне... Зато «Дневник Анны Франк», который уже давно жёстко критикуется в СМИ «цивилизованного Запада», прославляется у нас, в России».

Канадского художника Эрнста Цунделя, за распостранение антисемитской литературы, уже дважды отправляли в тюрьму.

Много лет мировое жидовство травит Юргена Графа и требует его крови. Его изгнали из школы, где он преподавал, присудили невероятно крупный штраф и упрятали — за правду в тюрьму! — на 15 месяцев.

Таким же гонениям подвергся издатель его книги. Да и на саму книжку наложили запрет — её изъяли из всех магазинов и библиотек и сожгли.

Для чего жидам гевалт о Холокосте?

Опять же, чтобы стричь на этом купоны! Чтобы весь мир жалел их, несчастных, давал новые льготы и преимущества, каялся перед ними и проплачивал.

Это — лучший повод для жидов стращать мировые правительства при малейших антисемитских высказываниях.

Выдуманные ужасы, выплеснутые на голову человечества, понадобились и для создания Израиля.

Один из мифов, сочинённый иудеями для устрашения людей «зверствами» фашистов — пресловутое мыло из замученных и несчастных евреев.

          Дэвид Ирвинг, британский историк, автор десятков книг о Второй Мировой войне, писал: «Варить евреев и делать куски мыла... Какой больной мозг мог придумать эту пропагандистскую ложь? В чьих умах хотелось поселить безумную веру в то, что нашлись бы люди, которые мылись бы таким мылом?

Но всё обстоит еще хуже, потому что в Нюрнберге они действительно представили куски мыла в качестве доказательства. Они действительно сделали ЭТО! Физическое доказательство того, что нацисты делали с евреями!

В совсем ещё недавние времена они хоронили эти куски мыла в Израиле, на освящённой земле. Пели «кадиш», раскачиваясь в молитве — над кусками мыла! А в 1985 году институт музея «Яд Вашем» наконец-то признал, что вся эта история была пропагандистской ложью».

Один из самых бесстыжих и отвратительных лжецов, значительно исказивших историю войны — небезизвестный иудей Симон Визенталь. Он «прославился» самой настоящей «охотой» за нацистами по всему миру.

Ещё раз доказав людям, что жиды, якобы, неприкасаемы и любые действия против них будут караться всегда и везде, сионисты объявили, что преступления фашистов «не имеют срока давности». А затем совершили и вовсе невиданную в международных отношениях наглость.

Вот краткая цитата из книги Л. Морджоряна «Сионизм, как форма расизма и расовой дискриминации», Москва., «Международные отношения», 1979, с. 96:

«В марте 1972 года кнессет принял поправку к уголовному закону, согласно которой юрисдикция Израиля распространяется на весь мир (!). Суть поправки в том, что тель-авивская агентура может “законным образом” насильно захватить гражданина любой страны, привезти его в Израиль и судить за “ущерб безопасности или экономике Израиля”».

И вот по всем телеэкранам стали демонстрировать, как дюжие молодчики волокут в суды 80-90-летних немощных, едва передвигающих ноги старцев. Больше других преуспел в этом Визенталь.

Марк Вебер в журнале «Историческое обозрение» No 4 за 1990 год писал:

«На одной торжественной церемонии, прошедшей в августе 1980 года, президент Картер со слезами на глазах вручил самому знаменитому охотнику на нацистов во всём мире золотую медаль от имени Конгресса. 3 ноября 1988 года президент Рейган отозвался о нём, как об «истинном герое» этого столетия.

Ему был вручен высший орден Германии, одна из важнейших организаций мира, занимающаяся холокостом, носит его имя — «Центр Симона Визенталя» в Лос-Анджелесе. О нём Голливуд снял несколько настолько же восторженных, насколько же и лживых кинофильмов.

Слава Визенталя — незаслуженная. Этот человек, известный, как «Ангел мщения за холокост», зарекомендовал себя и как беспардонный попиратель правды.

Он лгал о собственных переживаниях во время войны, лгал о своей послевоенной «охоте на нацистов» и распространял отвратительные инсинуации о якобы имевших место страшных зверствах немцев. Он — никак не пример моральной чистоты.

Визенталь получил незаслуженную славу самого известного «охотника на нацистов» в мире. Венцом его тридцатилетней деятельности по поиску «нацистских военных преступников» стало якобы имевшее место участие в установлении местонахождения и захвате Адольфа Эйхмана (во время войны Эйхман руководил отделом СС по еврейскому вопросу).

В 1960 году в Буэнос-Айресе его похитили агенты израильской разведки и переправили для суда в Иерусалим. Этот судебный процесс получил мировую известность. По приговору суда Эйхман был повешен.

Однако, Иссер Харель, израильский офицер, руководивший этой операцией, заявил, что Визенталь «не был никак связан» с захватом Эйхмана. «Все сведения, которые Визенталь давал до и во время подготовки операции, были совершенно ненужными, а иногда даже просто дезинформацией», — говорил Харель.

Одной из многих жертв неслыханных злодеяний Визенталя стал житель Чикаго Фрэнк Валус. В своём письме, датированном декабрём 1974 года, Визенталь обвинил Валуса в том, что во время войны в Польше в местечках Честокова и Кильче тот выдавал евреев в руки гестапо.

Это письмо побудило американское правительство начать расследование и судебный процесс против Валуса. Более семи лет в мировой прессе предавалось травле имя совершенно невиновного человека.

Даже сионская газета «Вашингтон пост» не выдержала и опубликовала в мае 1981 года статью под заголовком «Нацист, который не был нацистом». Статья была о том, как «судьи, пресса и полицейские затравили невиновного человека и наклеили на него ярлык «военного преступника».

Именно Визенталь распустил по свету одну из самых гнусных баек о холокосте — утверждение о том, будто немцы варили мыло из трупов убитых евреев.

Согласно этой истории, буквы «RIF», стоящие на кусках немецкого мыла, означали чистый еврейский жир (Rein judishes Fett).

На самом деле эти буквы обозначали «отдел по снабжению промышленным жиром» (Reichsstelle fur industrielle Fettver-sorgung).

Эту легенду о «человеческом мыле» Визенталь выдал миру в 1946 году в австрийско-немецкой газете «Дер нойе вег» («Новый путь»). В статье под заголовком «RIF» он писал страшные вещи:

«Впервые слухи о «мыльных вагонах» стали распространяться в 1942 году. Дело происходило в /польском/ генерал-губернаторстве, а эта фабрика находилась в Галиции, в местечке Бельцеч. С апреля 1942 по май 1943 г.г., в качестве сырья для производства мыла, там было использовано 900.000 евреев.»

Далее Визенталь продолжает: «После разделки тел для различных нужд, жировой остаток использовали для производства мыла... После 1942 года люди уже хорошо знали, что означали буквы “RIF” на кусках мыла.

Возможно цивилизованный мир не поверит, с какой радостью нацисты и их прихвостни в генерал-губернаторстве восприняли идею такого мыла. Каждый кусок такого мыла означал для них одного еврея, как бы колдовством посаженного в этот кусок, и, тем самым, было предотвращено появление второго Фрейда, Эрлиха, Эйнштейна».

В другой статье, кишащей подобными фантазиями, озаглавленной «Мыловаренная фабрика в Бельцече» (опубликована в 1946 году), Визенталь утверждал, что якобы евреев массами уничтожали электрическим душем:

«Людей, сбившихся в кучу, эсесовцы, литовцы и украинцы теснят к «ванной комнате» и заталкивают туда в открытую дверь. Пол «ванной комнаты» металлический, на потолке установлены смесители воды. После того, как помещение было заполнено, эсесовец подавал к полу электрический ток в 5.000 вольт.

Одновременно из смесителей подавалась вода. Короткий вскрик, и всё кончено. Главный врач, эсесовец по фамилии Шмидт, через глазок проверял, мертвы ли жертвы. Открывалась вторая дверь и «команда трупоносов» быстро убирала трупы. Всё было готово для следующей партии в 500 человек».

Сегодня ни один уважающий себя историк не верит историям о еврейских трупах в Бельцече или где-то ещё, которые варили на мыло или же о том, что евреев казнили электрическим током.

Как и россказням о том, что из волос остриженных евреек немцы ткали ковры и дорожки для пола, а из жидовской кожи шили... абажуры.

«Образцы» таких гнусных фальшивок иудеи по сей день демонстируют в Освенциме.

В 1952 году мировое жидовство вынудило Западную Германию начать выплаты «репараций» новосозданному сионистскому государству. Такого ещё не было в истории: вопреки общемировому правилу, что закон не имеет обратной силы, ущерб стали возмещать стране, которой в годы войны не существовало!

За сорок лет ФРГ передало Израилю и различным еврейским организациям 85,4 миллиарда марок. А если прибавить к этому бесплатные поставки многих товаров, то цифра перевалит далеко за сто миллиардов.

Вот, какова цена раздутого мифа о Холокосте! Для жидов не зазорно приторговывать на памяти даже своих погибших единокровцев! Для иудеев деньги сраму не имут!

По команде Мирового Еврейского правительства в побеждённую Германию хлынули сионисты со всех стран (помните, что крысолюди сами по себе так просто не переселяются — они получают команды от раввинов в своих синагогах и масонских ложах, едут в те страны, те земли, города, которые надо подмять, покорить, поработить).

Чтобы залить немецкой кровью оставшиеся очаги юдофобства, захватить правительственные кресла, плотно оккупировать прессу, медицину, культуру. Увы, это жидовинам удалось в полной мере.

Русский журналист Андрей Дубров, проживающий в Вене, хорошо знает и соседнюю страну. Вот, что он написал о Германии в газете «Дуэль» в 2000 году:

«...процент иудеев на верхушке всех ветвей власти в Германии в настоящее время гораздо выше, чем в 30-40 годы, и составляет порядка 90-95%. Сейчас они действуют другими методами и уничтожают не страну, как таковую, т.к. в неё вложены их капиталы, а белую арийскую расу.

Методы у них “мирные”: насаждение гнилых “ценностей”, содомии, абортов, разврата, отравление экологии, наводнение Германии иностранцами, желательно неграми, метисами и желтыми.

“Мирные” методы гораздо более эффективны, чем военные, поэтому, если не изменится ситуация, через 50 лет в Германии не останется ни одного белого немца, а будет проживать разносортная серая масса из дебилизованного, демократизированного и интернационализированного сброда афро-азиатского происхождения, который никогда не будет в состоянии вырвать у них власть.

То же самое мы наблюдаем сейчас в России».

Особенно жуткое засилие жидов — в Восточной Германии, которым помогли туда перебраться иудеи из России. Ещё в 1950 году йоганнесбургская газета «Зионист рекорд» говорила о том, что для евреев «жизнь в восточной зоне принесла значительные улучшения.

Немало из них занимают сегодня в правительстве и государственном аппарате высокие посты, которые ни один еврей не мог занимать когда-либо раньше в Германии... В печати, как и в театре, значительное число евреев получили ответственные должности».

Чего лишь стоила одна жидовка Хильда Беньямин, которая вначале была заместителем председателя Верховного Суда, а затем и министром юстиции. Даже лондонская «Таймс» характеризовала её, как «наводящую ужас фрау Беньямин». Под её диктатом лишь за два года было осуждено за антисемитизм около 200.000 немцев.

К сожалению, разгул жидовства продолжается и сегодня, в объединённой Германии, населению по сей день вдалбливается фальшивое «чувство вины», прежде всего, перед евреями, а затем и всем миром.

Однако, на жиде шапка горит! Боятся, ох, боятся жиды национального возрождения Германии, равно, как и других великих духом стран — России, Италии, Франции, Японии.

Как в дни гитлеровского триумфа заячья душа иуд со страху сползла в пятки — так до сих пор на место не вернулась. Потому, из года в год сионский Голливуд снимает антифашистские фильмы, стращает мир всё новыми и всё более лживыми зверствами немецких солдат.

Показывает офицеров вермахта тупыми хамами и безжалостными извергами, одновременно выставляя жидов невинными и благороднейшими агнцами. Неизменно крупными планами демонстрируют невиданные мучения израэлитов и их гег'оическую смерть.

Планета с надеждой обращает взоры на гордый и мужественный немецкий народ, у которого израильскими потугами так и не вытравлено глубинное и тысячелетнее чувство национального самосознания.

Мы незыблемо верим в то, что, рано или поздно, эта сильная раса взорвётся вновь, найдёт в себе духовные и физические силы, новых достойных лидеров, чтобы восстать против сионских поработителей.

Но восстать снова, чтобы победить иудейских варваров уже раз и навсегда.

Знак несломленной в немцах веры в другое будущее дают свежие букеты цветов, которые в местах, связанных с именем А. Гитлера, ежегодно появляются по всей Германии в день его рождения...