Ад, развёрзшийся на земле

Матерью городов русских нарекли древний Киев, многие века бывшего столицей России молодой.

Впервые он упоминается в, так называемом, «киевском письме», найденном в развалинах каирского пригорода Фустат в Египте.

Его написала жидовская община Киева своим египетским сородичам и в нём идёт речь о том, что некий еврейчик... обобрал легковерных русичей и смотался с награбленным золотом в тень пирамид!

Весьма «многообещающее» начало для России, не так ли?

К славянским берегам евреи впервые добрались по Чёрному морю. Селились на оживлённых торговых перекрёстках.

И, по своему национальному обычаю, сразу глубоко запускали руку в карман хозяев: делали гешефты на перепродаже товаров, давали в долг под непомерные проценты, а то и разбойничали на дорогах.

Хазары, принявшие в седьмом веке иудаизм, взяли под свой контроль Керченский пролив, устья многих рек и облагали непосильной данью проходящие через них русские корабли.

Известнейший русский учёный, академик Б. Рыбаков в своей книге «Мир истории», стр. 120, пишет:

«Паразитарное государство хазар, жившее за счёт таможенных пошлин, держало в своих руках все выходы из Восточной Европы на восток... Хазарский каган брал огромные пошлины при проезде и возврате, а, в случае благоприятного для него соотношения сил, просто грабил возвращавшиеся русские караваны, как это было в 913 году».

Поселившиеся в Киеве иудеи быстро разбогатели за счёт славян. Их дома на улице, которая так и называлась всеми — «жидовская», по роскошному убранству не уступали палатам и хоромам богачей и бояр, приближённых Великого Князя.

В древнем литературном памятнике, известной «Летописи Нестора», написанной около 1113 года, говорится:

«...Киевляне же... возмутилися... жидов многих побили и домы их разграбили за то, что сии многие обиды в торговых делах христианом вред чинили. Множество же их, собрався к их синагоге, огородяся, оборонялись, елико могли прося времени до прихода Владимирова».

Однако, едва Великий Князь занял престол, то и народ многочисленный, и бояре, и епископы «...просили его всенародно о управе на жидов, что отняли все промыслы христианом и при Святополке имели великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники разорилися».

Мудрый Владимир Мономах решил собрать на совет князей со всей земли русской. И вот они «по долгом разсуждении установили закон таков: “Ныне из всея Руския земли всех жидов со всем их имением выслать и впредь не впусчать; — и если тайно войдут, — вольно их грабить и убивать”».

Между прочим, этот указ Владимира Мономаха сохраняет полную силу: ведь до сих пор его никто не отменил!

После доброй киевской порки на целых три столетия исчезает из летописей любое упоминание об иудеях.

В середине XV века возникает ересь жидовствующих в Новгороде. Но здоровых сил было больше и еретики были осуждены. Часть казнена, другие бежали в Литву.

Вскоре оттуда от местного князька жалоба пришла, мол, отчего ходу «бедным» евреям не даёте. На что Великий Князь Московский Иоанн в 1550 году дал ему гневную отповедь:

«Мы к тебе не раз писали о лихих делах от жидов. Как они наших людей от христианства отводили, отравное зелье к нам привозили и пакости многим нашим людям делали. Так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать об них много, слыша их такие злые дела...»

Тринадцатью годами позже по указу Ивана Грозного все евреи Полоцка были потоплены в реке, потому, как местные жители пожаловались на откровенный грабёж и бесстыдства жидов.

В отместку, до сих пор, великий русский царь грязно поносится во всей сионской литературе и традиционно объявляется сумасшедшим. Но Русской церковью мудрый правитель причислен к лику святых!

Жид подобен осенней мухе: сколько ты её не гони, она десять раз вокруг тебя облетит, но всё-таки, найдёт местечко и пребольно ужалит.

Через Польшу и Литву стали иудеи опять тихой сапой вползать на русские земли. Но не работать торопились, а греть руки у чужого огня.

Брали на откуп самые прибыльные и, самое главное, непыльные статьи доходов: шинки, (питейные забегаловки только так в народе и именовали — жидовский шинок), торговые пошлины в городах (мыто), мельницы, право рыбной ловли, право пользования мостами через реки, плотинами и даже... православными церквями.

Львовский каноник Юзефович излагал: «Священник казацкий, попросту называемый поп, не мог в своей церкви совершить таинства крещения, венчания и других, если наперёд не заплатит жиду за ключи установленной паном платы и должен был каждый раз от дверей церковных относить их и отдавать жиду».

С. Соловьёв в своей «Истории России с древнейших времён» подтверждает это: «...всякую свободу у козаков отняли, тяжкие и необычные подати наложили, церкви и обряды церковные жидам запродали, детей казацких в котлах варили, жёнам груди (древом) вытискивали» (т. 10, стр. 433).

И после этого у евреев поворачивается язык жаловаться на погромы?!

Украинский историк М. Грушевский в книге «Початки Хмельниччины», стр. 123, свидетельствует:

«Евреи-арендаторы заарендовали все шляхи казацкие и заставили их своими шинками — на одной миле по три шинка ставили, вынуждая казаков к покупке у них водки и мёда, и не дозволяя им самим изготовление этих напитков... Заарендовали евреи все казацкие торги и брали «мыто-перемыто» от пешего и конного проезжего, от всякой клади, даже... от выпрошенной нищими их милостыни»!

Московский купец Кунаков, посетивший Украину в 1648 году, констатирует, что если украинец «выкурит водки или сварит пиво, не сказавши жиду и не снимет перед жидом шапку, жиды придирались к нему, грабили и уничтожали, а его имущество отбирали, жён и детей насильно забирали на работу».

Оттого и вспыхнула Украина летом 1648 года саблями Богдана Хмельницкого, во время его восстания около 400.000 жидов были изрублены.

Гневно высказался о евреях Пётр I, молвивший, что он не хочет видеть у себя «...жидов: они — плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю его. Не будет для них в России ни жилища, ни торговли, сколько о сем ни стараются и как ближних ко мне не подкупают».

Вот от кого ползёт по земле духовной ржавчиной коррупция!

Конкретной была Екатерина I в своём указе от 26 апреля 1727 года:

«...жидов как мужского так и женского полу, которые обретаются на Украйне и в других российских городах, так всех выслать вон из России за рубеж немедленно, и впредь их ни под каким образом в Россию не впускать».

Только в середине XVIII века Екатерина II разрешает евреям поселяться в России — самым же первым иудейским купцам она позволила въехать в пределы империи под... псевдонимами: чтоб не вызвать протесты людей.

Однако, самая главная российская беда пришла с разделом Польши. Вместе с её землями, после всех пересмотров границ, к 1815 году России достался «подарочек» в 1.200.000 чистопородных иудеев!

Это была, по сути, хорошо организованная армия, мафия, пятая колонна — называйте, как хотите.

Внутри Польши иудеи жили своим собственным государством, жёстко регулируемым раввинами: имели свои законы, своих правителей, суды, синагоги, сами собирали налоги, не подлежали воинской повинности и т.д.

О том, ну, как только «тяжко жилось вечно гонимым и несчастным евреям под гнётом российского самодержавия», можно судить всего по нескольким цифрам.

Ровно за сто лет с 1,2 миллионов число израэлитов увеличилось в шесть раз и составило 7 миллионов! (Из них 1,5 миллиона иммигрировало в Америку).

А коренное, русское население с 1815 по 1915 возросло всего в четыре раза, с 45 до 180 миллионов...

Первое жидовское поколение, не знавшее языка, на власть в России не посягало. Но, как только изо всех щелей, как поганки, полез пейсатый молодняк, появились и революционеры, и народовольцы, пышным цветом расцвели масонские ложи.

Евреи подались в купцы, банкиры, промышленники, лекари, журналисты и владельцы газет, адвокаты и депутаты. Волей истории совершив такое массовое и бескровное вторжение в богатейшую и огромнейшую страну, иудеи задались целью поставить матушку-Россию на колени.

Одураченным ими мокрогубым студентам евреи вручали «Катехизис революционера». В нём они вдалбливали слабодухим олухам: «революционер — не революционер, если ему чего-нибудь жаль в этом мире», от него только требуется «страшное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение».

Большевицким гимном стал франкмасонский «Интернационал» с откровенно ублюдочными словами из жаргона уголовников: «разрушим всё до основанья». Один из таких «борцов» говорит в «Бесах» Ф. Достоевского:

«Мы провозгласим разрушение... Мы пустим пожары... Мы пустим легенды... Ну-с, и начнётся смута! Раскачка такая пойдёт, какой ещё мир не видал... Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам... Нам ведь только раз на рычаг, чтоб землю поднять...»

Вносить хаос в порядок лучше всего кровью: это — давний жидомасонский закон. И загремели по всей Империи взрывы бомб, затрещали выстрелы картавых «г'еволюционег'ов», направленные на лучших людей нации.

В течение 1878-79 годов были уничтожены десятки русских чиновников. Среди убитых: в Киеве жандармский капитан барон Гейгинг, в Петербурге: — шеф жандармов Мезенцев, в Харькове: — губернатор князь Кропоткин, в Москве: — полицейский агент Рейнштейн и т.д.

А затем иудеи подняли руку и на самого царя. И стреляли в него, и поезд взрывали, и мину подкладывали. Пока 1 марта 1881 года жидовинская бомба не разорвала Александра II.

Но передышка для самодержавия была недолгой. Такая же охота началась и за его наследником, Александом III. Его насмерть залечил еврей-медик. Трон принял последний из Романовых, Николай II.

К концу XIX века евреи повисли на ногах российского колосса, как злобные собаки: они уже тормозили его ход, но ещё не могли остановить или свалить.

Иудей Вениамин Дизраэли, ставший лордом Биконсфилдом и премьер-министром Англии, с полным знанием предмета, утверждал: «Нет более глупой ошибки, чем представление, будто революции вызываются экономическими причинами».

Хотя, населению СССР жидовская пропаганда долгие десятилетия внушала, что народ восстал, замученный непосильным трудом, нищетой и лишениями от помещиков, это была чудовищная ложь.

Только за годы правления Александра III с 1881 по 1894 г. сумма народных сбережений в банках возросла в... 33 раза!

Ещё более поразителен экономический рост страны под началом Николая II. Протяжённость железных дорог... утроилась! Почти вдвое вырос торговый флот.

А промышленные успехи государства прямо невероятны. Объём производства нефти возрос на 65 процентов, чугуна — на 250, железа и стали — на 224, хлопка — на 388 процентов! И так — по всем главнейшим отраслям. Суммарный же доход государства увеличился на 300 процентов.

Русские налоги до 1917 года были самыми лёгкими в мире, население богатело и множилось. Всего за 23 года царствования последнего Императора в стране прибавилось 70 миллионов граждан!

Опираясь на темпы роста российской промышленности, ведущие экономисты разных стран были в ту пору единодушны в своих прогнозах: к 1930 году Русская империя безоговорочно выйдет в мировые лидеры.

Но это совсем не то, чего хотел мировой жид-вампир. Он уже впился в русскую плоть и пил кровушки всё больше и больше.

Наряду со многими существующими тайными и явными подрывными организациями, в 1897 году евреи создали в России, так называемый, Бунд, как ответвление всемирного израильского союза.

Только в первый год своего существования бундовцы выступили подстрекателями 315 стачек, распостранили 82 тысячи прокламаций. Эти цифры нарастали из года в год в геометрической прогрессии.

К 1905-му Бунд владел уже пятью собственными типографиями, где огромными тиражами издавал газеты, листовки, прокламации, призывающие к гражданскому неповиновению.

На одном из съездов Бунда с трибуны прозвучало в адрес еврейских делегатов: «Деятельность ваша должна быть направлена единственно к тому, чтобы разрушать, разрушать и разрушать этот почти единственный в мире оплот креста — эту богатую и сильную Россию!»

Взрывы и выстрелы, стоны и невинная кровь вновь стали сотрясать и заливать страну.

1901 — жидомасонами сражён министр народного просвещения Боголепов.

1902 — казнён министр внутренних дел Сипягин.

1903 — умертвлён уфимский губернатор Богданович.

1904 — убиты губернатор барон Корф, финляндский генерал-губернатор Бобриков, министр внутренних дел Плеве.

1905 — застрелен командир лейб-гвардии Семёновского полка Мин...

От иудейских рук ещё полегли московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович, самарский губернатор Блок, Симбирский губернатор Старынкевич, Варшавский генерал-губернатор Вонлярский, граф Коковницын, граф Игнатьев, Тамбовский и Полтавский губернские советники Леженовский и Филонов, градоначальники столиц Шувалов и Лауниц, начальники охранных отделений Карпов и Войлошников, адмиралы Кузьмин и Чухнин, генерал Сахаров, главный военный прокурор Павлов, высшие офицеры и их семьи броненосца «Потёмкин-Таврический»...

За всеми этими сотнями и тысячами невинно убиенных лучших русских стояли крысолюди Вера Фигнер, Рубанович, Гоц, Швейцер, Рутенберг, Роза Бриллиант, Роза Люксембург...

А, кто верховодил в, так называемом, «совете рабочих депутатов» С-Петербурга в 1905 году?

Парвус, Бронштейн-Троцкий, Гревер, Эдилькин, Гольдберг, Фейт, Бруссер...

А кто заправлял вооружённым восстанием в Москве?

Мойша Струнский!

Убийство Великого князя Сергея Александровича было под контролем Розы Бриллиант, избиение высших офицеров «Потёмкина» возглавлял Фельдман!

Целый ряд кровавых терактов за Фейгой Элькиной и Лейбой Либерманом — они же долго охотились и за Столыпиным...

Чтобы свалить и связать русского Гулливера по рукам и ногам, еврейские лилипуты стали рассредотачиваться, разбегаться по стране. В крупных городах возникли иудейские «Общества ремесленного труда»: в самом деле это были тайные конторы по расселению жидов по необъятным просторам империи.

На новом месте, где ещё израэлитов не видели и напакостить они не успели, им было легче дурачить сверхдоверчивую русскую глубинку и сказочно обогащаться.

Да нужно было и в самых дальних губерниях формировать свои жидомасонские базы, завоёвывать влияние, захватывать самые прибыльные производства, приходить в местные органы самоуправления.

«Общества ремесленного труда», при переезде с одного места на другое, выдавали на человека от 50 до 100 рублей, а на обзаведение на новом месте жительства до 200 рублей — по тем временам это огромные суммы — (Лютостанский, «Талмуд и евреи»).

Позже, когда жидомасонский переворот 1917-го свершился, иудеи, растёкшиеся по большим и малым городам, помогли удержать народ в сионской упряжке.

В «Еврейском рабочем» Киржница, 1926 год, приводятся слова В. Бланка (Ленина):

«Большое значение для революции имело то обстоятельство, что в русских городах было много еврейских интеллигентов. Они ликвидировали тот всеобщий саботаж, на который мы натолкнулись после Октябрьской революции... Еврейские элементы были мобилизованы против саботажа и тем спасли революцию в тяжёлую минуту».

Задавшись целью разложить могучую Россию, иудеи натравливали на неё всех соседей. В 1904 это удалось с Японией. Мировое еврейство организовало ей щедрые займы, обеспечило горячее сочувствие Америки и Англии. Деньги из США дал все тот же банкир из змеиного гнезда Ротшильдов — Яков Шифф.

Токио получил самое современное западноевропейское и американское вооружение. Самурайская эскадра родилась на английских верфях. Японские военно-морские силы быстро доросли до пятикратного превосходства над скромным дальневосточным флотом России.

Но, как только Петербург вознамерился закупить у Чили несколько современных броненосцев, как эту сделку сионисты немедленно расстроили. По всем каналам перекрыли царскому правительству получение кредитов на военные траты.

Западная жёлтая пресса ревмя рыдала по поводу «несчастной и крошечной Японии», не забывая метать гневные громы в «кровожадного русского медведя».

Французская «Пресс» в те дни высказалась честно: «Япония не одна ведёт войну с Россией: у неё есть могущественный союзник — еврейство».

Укусить медведя за пятку получилось — поражение на далёком фронте и позорный Портсмутский мир, подписанный в 1905 году, пошатнули моральный дух Империи.

Сионисты радостно потирали жирные руки: пора выступать. И пустили шапку по кругу, по миру.

Американские, английские, германские, французские и австрийские жиды набросали полную хасидскую шляпу — около восьми миллионов рублей.

«Обг'усевшие» на радостях ухватились за оружие. Да поторопились.

Так называемая, революция 1905 года — это провалившаяся попытка жидов усесться верхом на русского мужика.

12 октября Петербургский Совет рабочих депутатов, в руководстве которого не было ни одного рабочего, а тем более, русского — объявляет всеобщую забастовку. Остановились все поезда, прервалось телеграфное и телефонное сообщение.

По деревням ездили жидовские агитаторы с фальшивыми царскими указами (писаные тем самым жидомасонским почерком, что и «королевский указ» в день взятия Бастилии!) с позволением жечь и грабить помещичьи усадьбы, резать скот.

Во многих местах еврейчики, оставаясь за спиной бастующих, выталкивали народ на улицы и провоцировали кровавые стычки с полицией и войсками. С трудом было подавлено вооружённое восстание в Москве.

Спасение и передышка стране приходит с назначением П. Столыпина премьер-министром и министром внутренних дел. Он стал железной рукой наводить в Империи порядок. Курчавых да картавых убийц казнили без бюрократических проволочек.

И революционная свора дрогнула, сыпанула за рубеж. Однако, за Петром Аркадиевичем буквально по пятам следовали убийцы. После 11 покушений его все-таки застрелили...

Иудей Мордка Богров клялся, что он один задумал убийство, но это была ложь, скрывавшая стоящую за ним тайную армию жидомасонов. Многие историки убеждены: не случись этого злодеяния — Столыпин не допустил бы переворота 1917-го... Крепким, великим, настоящим русским он был.

Втягивание России в Первую Мировую войну и её многомиллионные жертвы — это лишь начало уготованного ей мировым жидомасонством обильного кровопускания.

Из 38 стран, учавствовавших на радость сионистам в братоубийственной бойне, на долю одной Империи выпала почти треть потерь — свыше трёх миллионов молодых и сильных людей.

Бессмысленные жертвы и второе подряд военное поражение подорвали моральный дух нации, подрубили её самые глубинные корни.

В устроенном ими развале государственной машины иудеи обвинили «прогнившее самодержавие».

Поскольку лишь воспрянувшая царская сила могла вдохнуть жизнь в державу, жидомасоны торопились лишить страну командного штаба, её головного мозга. Николая II, как волка, обложили со всех сторон красными масонскими флажками и вынудили сложить царскую корону.

Акт об отречении у него принял... еврей А. Гучков и небрежно запихнул бумагу в карман.

После долгих мытарств и издевательств, Императора, его семью и даже его слуг иудеи казнили.

В екатеринбургском подвале совершилось одно из самых подлых и зверских преступлений, совершённых жидами за три тысячелетия истории.

В чём и перед кем провинились юные и невинные, милые девочки-княжны?

Как, за что и по какому праву был застрелен 12-летний мальчик-наследник престола, до того больной в то время, что его в подвал снёс на руках отец?

Не только непосредственные исполнители расстрела — жиды Янкель Юровский, Щая Голощапов; не только иудеи, отдавшие приказ о убийстве — Янкель Аптекман (Свердлов), Владимир Бланк (Ленин) и Яков Шифф — все звероподобное мировое жидовство в ответе за варварское ритуальное жертвоприношение!

Но, недалёк тот час, когда мы и за это страшное преступление со всех их наследников спросим самой жестокой мерой!

Вдобавок палачи ещё и ограбили мертвых — из Тобольска в трёх вагонах мародёрами было вывезено 2700 пудов имущества, принадлежавщего царю, царице и их детям...

После казни монаршей семьи, сионисты занялись откровенным отстрелом всех остальных Романовых.

В Алапаевске Великого князя Сергея Михайловича лишили жизни выстрелом в голову. А Великую княгиню Елизавету Фёдоровну, князей Иоанна, Игоря и Константина, князя Владимира Палей пришлые из Иудеи варвары сбросили живыми в шахты, а затем забросали их гранатами!

Стоны несчастных, умиравших от жутких ран, ещё несколько дней раздавались из подземелья... Возле Перми был казнён Великий князь Михаил Александрович.

В 1919 году в Пертопавловской крепости крысолюдьми были убиты сын Александра II — Великий князь Павел Александрович, внуки Николая I — Великий князь Николай Михайлович и Георгий Михайлович, а также, Великий князь Дмитрий Константинович.

Опасаясь возврата монархии, даже самые дальние претенденты на русский престол были иудеями хладнокровно и зверски умерщвлены...

Когда мы начнём очищать землю от «веток Палестины», мы проверим каждый подвал и чердак, каждую шахту и самый дальний остров — и из всех до единого жидов вытрясем душу: чтоб и духу пархатых не осталось на земле!

Возникшее после устранения царя жидомасонское Временное правительство вскоре было бескровно и безболезненно заменено уже на стопроцентно еврейский государственный аппарат.

Во время революции, которую до 1920-го года сами большевики со стыдливой скромностью называли переворотом, погибло всего шесть человек: скорее можно говорить о полюбовной передаче власти из «братских» рук в окрепшие сионские когти.

Около 50 миллионов долларов дали единокровникам на революцию в России американские жиды Яков Шифф и его зять Феликс Варбург, брат последнего из Гамбурга Макс Варбург, английский банкир-иудей Мильнер и другие.

Недаром Бланк (Ленин) давал щедрые указания своим подручным: «Тратьте миллионы, десятки миллионов если нужно. В нашем распоряжении денег достаточно».

Дорвавшись до державного руля, вот уж где развернулось жидовство во всю свою первобытную и кровавую прыть!

По сей день жиды с упорством, достойным лучшего применения, остервенело отрицают существование «Сионских протоколов», какое-либо своё участие в Октябрьском перевороте и вообще всё, что не в их пользу.

Однако, внимательно вчитайтесь в следующий документ, найденный в кармане убитого в декабре 1919 года батальонного командира Красной Армии иудея Зундера. Он был подписан Центральным комитетом Петроградского отдела Международного союза Израэлитов.

А ведь, в этой полсотне строчек, впервые опубликованных 31 декабря 1919 года в эстонских газетах «Юрьев» и «Ревель» — изложена вся мировая программа крысолюдей по захвату земли, её кровавое воплощение в России.

Секретно

Представителям международного

союза израилитов

Сыны Израиля! Час нашей конечной победы близок. Мы стоим накануне мирового господства. То, о чём ранее мы могли лишь мечтать, теперь превращается в действительность.

Слабые и беспомощные ещё недавно, теперь мы, благодаря общему мировому крушению, с гордостью поднимаем голову.

Однако, мы должны быть осторожными, так как с уверенностью можно предсказать, что перешагнув через разгромленные алтари и троны, мы должны ещё далее двигаться по намеченному пути.

Авторитет и верования чуждой нам религии — удачною пропагандой и разоблачениями — мы подвергли беспощадной критике и насмешкам.

Мы ниспровергли чужие святыни, мы поколебали в народах и государствах их культуру и традиции.

Мы совершили всё, чтобы подчинить русский народ еврейскому могуществу и заставить его, наконец, стать перед нами на колени.

Мы почти достигли всего этого, однако, мы должны быть осторожными, так как наш исконный враг — порабощённая Россия.

Победа над нею, достигнутая нашим гением, может когда-нибудь, в новых поколениях, обратиться против нас.

Россия, повергнутая в прах, находится под нашим владычеством, но ни на минуту не забывайте, что мы должны быть осторожными!

Священная забота о нашей безопасности не допускает в нас ни сострадания, ни милосердия.

Наконец-то мы увидели нищету и слёзы русского народа!

Отняв его имущество и золото, мы превратим этот народ в жалких рабов.

Будьте осторожны и молчаливы. Мы не должны иметь жалости к нашему врагу: нужно устранить от них лучшие и руководящие элементы, чтобы у покорённой России не было вождя.

Этим мы уничтожаем всякую возможность воспротивиться нашей власти. Надо разбудить партийную ненависть и междоусобицу среди крестьян и рабочих.

Война и классовая борьба уничтожат культурные сокровища, созданные христианскими народами. Но, будьте осторожны.

Сыны Израиля! Наша победа близка, так как политическое, экономическое могущество и наше влияние на народные массы усиливаются.

Мы скупаем государственные займы и этим господствуем на биржах мира. Мощь — в наших руках, но будьте осторожны!

Не доверяйте обманчивым, тёмным силам. Бронштейн (Троцкий), Апфельбаум, Розенфельд, Штейнберг — все они, как и многие другие, — верные сыны Израиля.

Наше могущество в России — неограниченно. В городах, комиссариатах, продовольственных комиссиях, домовых комитетах и т.д. представители нашего народа играют первенствующую роль.

Но не опьяняйтесь победою! Будьте осторожны, потому что никто не может защитить нас, кроме нас самих.

Помните, что на Красную армию положиться нельзя, ибо она внезапно может повернуть оружие против нас.

Сыны Израиля! Близок час, когда мы достигнем долгожданной победы над Россией. Теснее сомкните ряды!

Проповедуйте громко национальную политику нашего народа. Бейтесь за наши вечные идеалы. Соблюдайте старые законы, которые завещала нам история.

Пусть наш разум и гений спасут евреев от несчастий и будут руководить нами!»

Первыми декретами Бланка были законы о самых страшных карах за антисемитизм (за одно только презрительное слово «жид» расстреливали!), уравнение евреев во всех правах — то есть, передача им всей полноты власти.

Но, не только доморощенных иуд берегли — их ещё и активно импортировали из многих стран Европы и даже США. Американский посланник в России Френсис докладывал своему сенату:

«в революции участвует большое количество русских евреев... Когда началась революция, они ехали массами в Россию, по 8000 человек в неделю».

В протоколах того же сената значится: «среди агитаторов были сотни евреев из... Нью-Йорка, а в 1918 году правительственный аппарат в Петрограде состоял из 16 настоящих русских (сейчас установлено, что и они только маскировались под славян, как тот же Ленин или Луначарский — в девичестве соответственно Бланк и Мандельштамм) и 371 евреев, причем 265 из этого числа прибыли из Нью-Йорка».

Сплошь и рядом в правительственных корридорах слышались иноязычные речи — многие высшие государственные чиновники с горбатыми носами... не говорили по-русски!

Я уже говорил о генетических аномалиях евреев, их многочисленных психических болезнях и повышенной реактивности. Впадение в бешенство с визгом и пеной из-за пустяков, нечеловеческой жестокости и кровожадности, полном отсуствии сострадания к чужой боли.

Перечисляя пышный букет хворей, присущих выродкам, мы вполне можем всем иудеям поставить национальный диагноз: «совокупность только жидам свойственных болезней — это евреизм, иудеопатия, т. е. тяжёлая форма психического и умственного вырождения».

Любого из них копни в гнилом нутре и обнаружишь разложение мозговых тканей.

Таким оказался и Бланк. Владимир Солоухин в книге «При свете дня», стр. 49 характеризует «гениального вождя мирового пролетариата»:

«в семье были обеспокоены поведением Володи, а точнее сказать — его здоровьем. Его душевным здоровьем, его психикой... в нём пробудился бес разрушения,...в него вселился дьявол... у подростка появились отклонения психики, началась пока ещё очень робко та болезнь мозга, которая потом целое мозговое полушарие высушит до величины грецкого ореха (обнаружено при вскрытии), но которая в зрелом возрасте Владимира Ильича развила в нём чудовищную, бешеную, не знающую никаких преград агресcивность.

Если бы больной сидел дома под присмотром родных — это одна картина. Но он, волею судеб, сделался диктатором над сотнями миллионов людей. И полились реки крови».

Мало этого — последние находки в архивах подтвердили, что Бланк был и грязным гомосексуалистом. Его любовниками были Цедельбаум (Зиновьев), с которым он провёл несколько медовых месяцев в воспетом иудейскими пейсателями шалаше в Разливе под Санкт-Петербургом, Бронштейн (Троцкий) и другие представители человеческих отбросов.

Террор невиданный ещё на земле, нечеловеческий, тотальный, страшный обрушился на подрубленную Россию.

Командующий Красной Армией Лейба Бронштейн (в миру — Троцкий) выражался по поводу России без обиняков, с крысиной прямотой:

«Мы должны превратить её в пустыню, населённую белыми рабами, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась самым страшным деспотам Востока... Мы прольём такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн...

Путем террора, кровавых бань мы доведём русскую интеллигенцию до полного отупения... Если до настоящего времени нами уничтожены сотни и тысячи, то теперь пришло время создать организацию, аппарат, который, если понадобится, сможет уничтожать десятками тысяч.

У нас нет времени, нет возможности выискивать действительных, активных наших врагов. Мы вынуждены стать на путь уничтожения, уничтожения физического всех классов, всех групп населения, из которых могут выйти возможные враги нашей власти...

Кого можно — уничтожить, а остальных — прижать так, чтобы жизнь была хуже смерти... Раздавим Россию... на погребальных обломках её укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени...

А пока наши юноши в кожаных куртках — сыновья часовых дел мастеров из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, — о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть всё русское! С каким наслаждением они физически уничтожат русскую интеллигенцию — офицеров, инженеров, учителей, священников...»

Прошу вас: вернитесь на один абзац выше и ещё раз прочтите эти страшные, программные слова жидовина по уничтожению великой и славной страны.

Когда и если иудеи сломают Россию — последний и настоящий оплот антижидовского сопротивления, то затем, по точно такому же плану, будут уничтожены все думающие люди на земле...

Как и планировал стратег большевицкой партии Бронштейн, для уничтожения лучших людей страны была создана Чрезвычайная комиссиия: самый кровавый аппарат насилия и смерти, когда-либо появлявшийся на свете.

Во главе её встал замаскированный польский еврей Ф. Дзержинский. Чекисты получили чёткие инструкции:

«Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который вы ему должны предложить, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и «сущность красного террора». Требуется не наказание, а уничтожение их».

Бланк Кровавый в письме Д. Курскому 17 мая 1922 года в день обсуждения нового Уголовного кодекса страны на сессии ВЦИК писал:

«...Суд должен не устранить террор, обеспечить это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без прикрас».

Чем не лучшая характеристика для «самого человечного из людей»?

Первым делом Чека принялась искоренять из России дух святой. Было закрыто и разрушено 92% всех церквей и храмов, в которых оборудовали склады, казармы, конюшни. Во многих монастырях, как, например, в Соловецком, были устроены концлагеря.

По приказу Бланка церковные ценности по всей стране были изьяты. Только если на вес брать, не говоря о неизмеримых духовных ценностях, так это десятки и сотни тонн золота и серебра в крестах, окладах, чашах, иконах, дарохранительницах.

Иудеи скопом, хуже любых уголовников ограбили прихожан, присвоили себе церковных богатств почти на пятьдесят миллиардов золотых рублей. В странах Востока, в Европе и США в те годы рынки ломились от русских церковных ценностей, продававшихся на вес.

В книге С. Мельгунова «Красный террор в России», стр. 103 описывается трагедия в Шацком уезде Тамбовской губернии:

«Есть там почитаемая народом Вышинская икона... Устроили молебствие и крестный ход, за что местной ЧК были арестованы священники и сама икона... Крестьяне узнали о глумлении, произведенном в ЧК над иконой: «плевали, шаркали по полу», и пошли «стеной выручать Вышинскую икону».

Шли бабы, старики, ребятишки. По ним ЧК открыла огонь из пулемётов. Пулемёт косит по рядам, а они идут, ничего не видят, по трупам, по раненым, лезут напролом, глаза страшные, матери детей вперёд, кричат иконе: спаси, помилуй, все за тебя ляжем...»

Из 360,000 священнослужителей, «осенявших» крестным знамением Россию до революции, были уничтожены практически все — 320,000! Потому, что своими первейшими врагами крысолюди всегда называют священников и монахов — как наиболее духовно стойких христиан...

Остающиеся в живых записывали, кто какую из них смерть принял. Цепенеешь, читая: «утоплен», «исколот штыками», «избит прикладами», «задушен епитрахилью», «прострелен и заморожен», «изрублен саблями», но чаще всего «расстрелян».

При этом: «сам себе рыл могилу», «утоплен после долгих мучений», а лютую смерть принял «за проповеди», «за колокольный звон», «за отказ сражаться в армии красных против сибирских войск».

«... для каких целей потребовался красным комиссарам и их содельцам-палачам весь изощрённый арсенал издевательств, пыток, насилий и убийств?

А в том арсенале были: и «железная перчатка», и клизмы из битого стекла, и горящие свечи под половыми органами, и раскалённые сковороды, и вывёртывание рук, и ломание костей, и замораживание заживо, и посадка к сумасшедшим, и мучение детей при родителях (и наоборот), и засыпка в ямах ещё живых («таганцевцев» в Петрограде), и содержание без питья (самого Таганцева), и подсаживание крыс, и зарывание в землю до головы, и скальпирование черепа, и снимание «перчаток» с рук (в Харькове), и пиление костей (в Царицыне и Камышине), и помещение в пробковые камеры.

В тот арсенал также входили: и покрытие солью ран (белым офицерам в Алупке), и выкалывание глаз (причастным к белым в Симферополе), и вырезание плода у беременных женщин (жёнам белых в Омске), и вонзание под ногти граммофонных иголок (причастным к белым в Благовещенске), и сжигание на кострах (на Урале), и поджаривание офицеров в топках с опусканием их в котлы с кипятком (так погиб в Одессе герой Порт-Артура генерал Смирнов), и помещение в ящик с разложившимися трупами (в Киеве), и превращение в ледяные столбы (в Воронеже), и спуск в колодцы (в Воронежской губернии в 1920 году), и опоясывание ремнем головы (в Армавире), да и всего не перечтёшь.

А вот часто применявшиеся ветхозаветные приёмы: катание голых в бочках с гвоздями (в Воронеже), надевание венков из колючей проволоки на служителей Церкви, побитие камнями (в Екатеринославле) и распятие на крестах.

Последнее убийство было не единичным случаем, а широко практиковавшимся. Так, в Киеве в 1919 году был распят на кресте поручик Сорокин, в Казани и Екатеринбурге — многие офицеры, а в Херсонской губернии — священник. Распятие имело место на Дону и Кубани, в Терской области.

В любом застенке ЧК для убийства россиянина не требовалось доказательств. Достаточно было резолюции «чрезвычайки» или ревтрибунала: «в духе расстрела», «приставить к стенке» или комиссарского окрика, скажем, такого, как «Покажь руку! Раздеть!».

Из тогдашних газет можно узнать обстоятельства, служившие поводом к расстрелу. Вот некоторые из них: «хранение офицерских пуговиц», «преступное получение трупа сына», «контрреволюция», «экономсаботаж», «белобандитизм», «колчаковец», «деникинец», «врангелевец», «несдача швейной машинки», а чаще «неисправность» и т.п.

Как наиболее готовых к сопротивлению, ещё повсюду подчистую уничтожали офицеров. Очевидцы свидетельствовали:

«...две барки, наполненные офицерами, потоплены и трупы их были выброшены в имении одного из моих друзей, расположенном в Финском заливе: многие были связаны по двое и по трое колючей проволокой».

«О расправе с пленными белогвардейцами: их связали, положили на рельсы и пустили на них паровоз». Десятки тысяч белых офицеров в Крыму пошли по иудейским объявлениеям в газетах «регистрироваться» и все до единого были арестованы и замучены.

Особым изуверством отличались жидовки. В Одессе известную еврейскую садистку уже не по имени звали, а только по-собачьи — Мопсом. В Баку зверствовала некая Люба, в Рыбинске был жидоупырь в образе женщины — Зина».

Профессор П. Милюков даёт следующий бесстрастный перечень: «У каждого провинциального отдела «ЧК» была свои излюбленные способы пытки. В Харькове скальпировали череп и снимали с кистей рук «перчатки». В Воронеже сажали пытаемых голыми в бочки, утыканные гвоздями, и катали, выжигали на лбу пятиконечную звезду, а священникам надевали венок из колючей проволоки.

В Царицыне и Камышине пилили кости пилой. В Полтаве и Кременчуге сажали на кол... В Екатеринославе распинали и побивали каменьями. В Одессе офицеров жарили в печи и разрывали пополам. В Киеве клали в гроб с разлагающимся трупом, хоронили заживо, потом через полчаса откапывали».

Бланк подмахивал мандаты и крысолюди разбегались по всей огромной Империи от Одессы до Магадана и от Бреста до Владивостока запрягать народ в жидовскую узду.

644 комиссара-большевика, получившие красные мандаты от самого «человечного из всех людей» (как сионская пресса долго славословила кровавого Бланка) все полномочия творить на местах любой произвол, стали пулей и петлёй насаждать власть жидомасонов.

Любая попытка людей к сопротивлению подавлялась жесточайшим террором, даже ближайшие друзья не могли встретиться ни по какому поводу.

Города были оцеплены красноармейцами, их патрули днём и ночью дежурили на улицах и стреляли в каждого, показавшегося им подозрительным. Восстание в таких условиях было просто невозможным.

Иудеям, с их извращённой и больной психикой, было мало просто убить человека. Очень часто они растягивали приход смерти на долгие часы и дни, по-садистски наслаждаясь пытками жертвы.

Под предлогом обысков, банды разбойников вламывались в самые богатые дома, требовали вина и шампанского. Барабаня по роялю, насильно заставляли хозяев плясать. Отказывавшихся резали на месте.

Пьяные вечеринки продолжались по тысячелетней жидовской традиции уже с кровью убитых, добавленной в шампанское. На глазах родителей подонки насиловали дочерей и малолетних детей, включая и мальчиков, заражая их неизлечимыми болезнями.

К яростно уничтожаемым «буржуинам» относили любого мало-мальски опрятно одетого человека. Оттого все быстро переоделись в лохмотья.

Ну, кто сейчас может поверить, что людей убивали только за то, что они были в чистой рубахе и при галстуке?

Уничтожали евреи не только взрослых: «были случаи расстрела 5-летних детей, а в Киеве разъярённые большевики гонялись даже за младенцами, прокалывая их насквозь штыками»...

Этого жидам мы никогда не забудем и не простим: в наш час мы будем рубить их всех под корень.

Когда красный Киев ненадолго отбили войска атамана Деникина, то вскрылись жуткие вещи. Оказалось, городской ЧК руководили одни евреи:

председатель — Блувштейн,

секретарь — Шуб,

всякие заведующие всякими отделами Самуил и Мойша Цвибак, Кац, Лифшиц, Гринштейн, Шварцман, Манькин, Рубенштейн, Мантейфель,

командир особого отряда при чека — Финкельштейн и так далее.

Они снимали интеллигенцию слой за слоем: инженеров, военных, врачей, журналистов.

Арестованных жиды подвергали самым диким истязаниям. Так, несчастных втискивали в узкие деревянные ящики и забивали их длинными гвоздями, катая затем ящики по полу: чтоб побольше крови выцедить из растоптанных, поверженных наконец христиан!

Связывая людей друг с другом, целые колонны иудеи загоняли в Днепр и топили или же расстреливали из пулемётов... Это нелюди с ухмылкой называли «крещением по-еврейски».

Запомните, жиды — будут ещё для вас такие же ответные купели по-христиански, по-исламски, по-буддийски. Час возмездия близится!

Товарищ обер-прокурора Святого Синода князь Н. Жевахов, чудом спасшийся от гибели в собственной стране, в 1928 году тиражом в несколько сот экземпляров издал в Сербии небольшую книжку «Еврейский террор в России».

Эти записи очевидца по свежим следам сионских преступлений нельзя читать без закипающей внутри тебя крови. Мы приведём из неё несколько цитат.

Автор пишет, что жидами «Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кистей рук и щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз... Этот способ практиковался в Харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли «товарищ Эдуард» и каторжник Саенко.

По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много «перчаток». Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали трупы убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги.

Они высказывали предположение, что это одна из применяемых в Китае пыток, по своей болезненности превышающая всё доступное человеческому воображению... На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом, или выжжены огнём погоны на плечах, на лбу — советская звезда, а на груди — орденские знаки, были отрезанные носы, губы и уши...

На женских трупах — отрезанные груди и сосцы и пр... Масса раздробленных и скальпированных черепов, содранные ногти, с продетыми под ними иглами и гвоздями, выколотые глаза, отрезанные пятки и пр. и пр.

Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны».

В Петербурге — во главе чрезвычайки стоял латышский еврей Янкель Петерс... По вступлении в должность... он немедленно растрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров.

К концу 1917 года в Петербурге оставалось ещё несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров...

Иудеи казнили русских с особым жидовским садизмом. Быстрая смерть палачей не устраивала — извращённой крысиной психике нужны были жуткие пытки и мучительная кончина в рассрочку.

Потому комиссары неизменно приказывали конвоирам стрелять пленникам только в живот. Дикие страдания умирающих нередко растягивались на многие дни.

И вот, еврей-студент Л. Кенигиссер в августе 1918-го уложил из пистолета иудея Моисея Урицкого. Жид жида умертвил, но за это жид Апфельбаум (Зиновьев) потребовал уничтожить ни много ни мало — десять миллионов... русских!

Петербург, с приходом революции, страшно запархател: вот и карайте собственных убийц! Однако, по приказу израэлита Петерса, было расстреляно в Петербурге 10.000 интеллигентов.

Всё по букве и духу талмуда — за убитого жида надо казнить 10.000 «гоев». Но, в данном случае, еврейский междусобойчик был просто предлогом вырезать десять тысяч петербуржцев.

Как тут не вспомнить, что, когда жиды разорвали бомбой самого Александра II, то были казнены только несколько убийц. Всё у жидов вывернуто наизнанку, и всегда в их пользу.

В Киеве особенно свирепствовали жидовки Роза Шварц, «товарищ Вера» и другие недочеловеки. В одном из подвалов чрезвычайки «было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках... производились казни.

После каждого удачного выстрела раздавались крики «браво», «бис» и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы.

Но стрельба в цель являлась для этих девиц только шуточной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и «товарищ Вера» выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросами, или же забивали под ногти тонкие гвозди».

В Киеве шёпотом передавали любимый приказ Розы Шварц, так часто раздававшийся в кровавых застенках чрезвычаек, когда ничем уже нельзя было заглушить душераздирающих криков истязуемых: «залей ему глотку горячим оловом, чтоб не визжал, как поросёнок»...

И этот приказ выполнялся с буквальной точностью. Особенную ярость вызывали у Розы и Веры те из попавших в чрезвычайку, у кого они находили нательный крест. После невероятных глумлений над религией, они срывали эти кресты и выжигали огнём изображение креста на груди, или на лбу своих жертв.

С приходом добровольческой армии и изгнанием большевиков из Киева, Роза Шварц была арестована в тот момент, когда подносила букет одному из офицеров, ехавших верхом во главе своего отряда, вступавшего в город. Офицер узнал в ней свою мучительницу и арестовал её.

Когда фантазия в измышлении способов казни истощилась, тогда несчастных страдальцев бросали на пол и ударами тяжёлого молота разбивали им голову пополам с такою силою, что мозг вываливался на пол.

Это практиковалось в киевской чрезвычайке на Садовой, 5, где солдаты добровольческой армии обнаружили сарай, асфальтовый пол которого был буквально завален человеческими мозгами.

Неудивительно, что, за 6 месяцев владычества большевиков в Киеве, погибло, по слухам, до 100.000 человек и между ними — лучшие люди города, гордость и краса Киева.

В Одессе свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман, оба жиды, с целым штатом прислужников... Здесь же прославилась и Вера Гребенщикова, ставшая известной под именем «Доры». Она лично застрелила 700 человек.

Каждому жителю Одессы было известно изречение Дейча и Вихмана, что они не имеют аппетита к обеду прежде чем не перестреляют сотню «гоев».

По газетным сведениям ими расстреляно свыше 8000 человек, из которых 400 офицеров, но в действительности эту цифру нужно увеличить, по меньшей мере, в десять раз...

Приводимых на борт кораблей «Синоп» и «Алмаз» прикрепляли железными цепями к толстым доскам и медленно постепенно продвигали, ногами вперед, в корабельную печь, где несчастные жарились заживо. Затем их извлекали оттуда, опускали в море и снова бросали в печь, вдыхая в себя запах горелого мяса...

Кто бы мог подумать, что человек способен дойти до такой жестокости, не имеющей ещё примера в истории?!

И такою ужасною смертью умирали лучшие люди России, офицеры, её доблестные защитники, и между ними — герой Порт-Артура генерал Смирнов!

Других четвертовали, привязывали к колёсам машинного отделения, разрывавших их на куски, третьих бросали в паровой котёл, оттуда вынимали, бережно выносили на палубу, якобы для того, чтобы облегчить их страдания, а в действительности для того, чтобы приток свежего воздуха усилил страдания, и затем снова бросали в котёл, с тем, чтобы сваренную бесформенную массу выбросить в море.

Среди орудий пыток в одесских чрезвычайках «были не только гири, молоты и ломы, коими разбивались головы, но и пинцеты, с помощью которых вытягивались жилы и, так называемые, «каменные мешки», с небольшим отверстием сверху, куда страдальцев втискивали, ломая кости, и где в скорченном виде они обрекались специально на бессонницу.

Нарочито приставленная стража должна была следить за несчастным, не позволяя ему заснуть. Его кормили гнилыми сельдями и мучили жаждою».

В Вологде и Архангельске некая Ревекка Майзель со своим мужем Кедровым (Цедербаум) замучили тысячи людей. Древнее село Холмогоры они превратили в кладбище. Ревекка лично застрелила 87 офицеров, 33 обывателя и потопила баржу с 500 беженцами.

В городах и окрестностях жиды и их подручные поголовно уничтожили всю интеллигенцию.

«В Воронеже чрезвычайка практиковала чисто ритуальные способы казни. Людей бросали в бочки со вбитыми кругом гвоздями и скатывали бочки с горы.

Здесь... выкалывались глаза, вырезались на лбу или на груди советские звёзды, бросали живых людей в кипяток, ломали суставы, сдирали кожу, заливали в горло раскалённое олово.

В Николаеве чекист Вогбендер (жид)... замуровывал живых людей в каменных стенах.

В Пскове... все пленные офицеры, в числе около 200 человек, были отданы на растерзание китайцам, которые распилили их пилами на куски.

В Полтаве неистовствовал чекист Гришка, практиковавший неслыханный по зверству способ мучений. Он предал лютой казни 18 монахов, приказав посадить их на заостренный кол, вбитый в землю.

Этим же способом пользовались и чекисты Ямбурга, где на кол были посажены все захваченные на Нарвском фронте пленные офицеры и солдаты.

Никакое перо неспособно описать мучения страдальцев, которые умирали не сразу, а спустя несколько часов, извиваясь от нестерпимой боли. Некоторые мучились даже более суток. Трупы этих великомучеников являли собою потрясающее зрелище: почти у всех глаза вышли из орбит...

В Омске пытали даже беременных женщин, вырезали животы и вытаскивали кишки.

В Казани, на Урале и Екатеринбурге несчастных распинали на крестах, сжигали на кострах, или же бросали в раскалённые печи. По газетным сведениям, в одном Екатеринбурге погибло свыше 2000 человек.

В Симферополе чекист Ашикин заставлял своих жертв, как мужчин так и женщин, проходить мимо него совершенно голыми, оглядывал их со всех сторон и затем ударом сабли отрубал уши, носы и руки...

Истекая кровью, несчастные просили его пристрелить их, чтобы прекратились муки, но Ашикин хладнокровно подходил к каждому отдельно, выкалывал им глаза, а затем приказывал отрубить им головы.

В Севастополе несчастных связывали группами, наносили им ударами сабель и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море.

В Севастопольском порту есть места, куда водолазы отказываются опускаться: двое из них, после того, как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился нырнуть в воду, то выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням.

Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрёпаны. Среди этих трупов — священник в рясе с широкими рукавами, подымая руки, как будто произносил ужасную речь...

В Алупке чрезвычайка разстреляла 272 больных и раненых, подвергая их такого рода истязаниям: заживающие раны, полученные на фронте, вскрывались и засыпались солью, грязной землёй или известью, а также, заливались спиртом и керосином...

В Пятигорске чрезвычайка убила всех своих заложников, вырезав почти весь город. Несчастные заложники были уведены за город, на кладбище, с руками связанными за спиною проволокою.

Их заставили стать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывать им штыками глаза, вырывать зубы, распарывали животы.

Тогда же, в 1919 году, здесь были зарублены... генерал Рузский, генерал Радко-Дмитриев, кн. Н.П. Урусов, кн. Шаховской и мн. др., в том числе, если не ошибаюсь и б. министр юстиции Н. Добровольский.

В Тифлисе наводил ужас чекист Панкратов, прославившийся своими зверствами даже за границей. Он убивал ежедневно около тысячи человек не только в подвалах чрезвычаек, но и открыто, на городской площади Тифлиса, где стены почти каждого дома были забрызганы кровью.

В Крыму чекисты, не ограничиваясь расстрелом пленных сестёр милосердия, предварительно насиловали их, и сёстры запасались ядом, чтобы избежать бесчестия.

По официальным сведениям, а мы знаем, насколько советские «официальные» сведения точны, в 1920/21 гг., после эвакуации генерала Врангеля в Феодосии, было расстреляно — 7500 человек, в Симферополе — 12 000 чел., в Севастополе — 9000 чел. и в Ялте — 5000, итого 33 500 человек.

Эту цифру нужно, конечно, удвоить, ибо одних офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно, как передавали газеты, свыше 12 000 человек, и эту задачу выполнил жид Бела-Кун...

Как ни ужасны способы мучений, практиковавшиеся в чрезвычайках Европейской России, но все они бледнеют пред тем, что творилось озверелыми чекистами в Сибири.

Там, кроме уже описанных пыток, применялись ещё следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а чрез небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскалённый железный прут, коим прижигали крысу.

Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие чрез которое и влезала в желудок, разрывая кишки и поедая их, а затем вылазила с противоположного конца, прогрызая себе выход в спине или в боку...»

Подобное изуверское убийство с помощью крысы не в состоянии изобрести нормальный человеческий мозг — на него способны только крысолюди с сумасшедшими крысиными мозгами и зловонным крысиным нутром.

Все главные крысолюди мира, наиболее навредившие человечеству жидовины, вправе ожидать и вполне заслужили казни с помощью крыс. Крысам — крысиная смерть!

В 1918 году Лейба Бронштейн издал декрет о «социализации» девушек. Что же это такое?

По этой филькиной, то есть, лейбиной грамоте каждый владеющий ею жид, имел юридическое право... насиловать любую понравившуюся ему девушку!

В газете «Новое время» той поры приводятся дикие факты. «Во Владимире молодые девушки 18-ти летнего возраста были принуждены записаться в специальном бюро для того, чтобы вступить в связь по принуждению.

Какие-то два человека, совершенно неизвестные, появились в городе, захватили двух молодых девушек и получили разрешение на их увоз. Их больше никогда не видели...

В Екатеринодаре большевическое начальство выдаёт мандаты с правом социализировать молодых девушек по своему выбору. Более 60 молодых девушек были реквизированы, некоторые из них после изнасилования были брошены в реку.

Вот текст этого мандата: «Товарищ Карасёв имеет право социализировать в городе Екатеринодаре 10 молодых девушек от 16 до 20 лет, по своему выбору...»

Когда Бронштейн находился в Екатеринодаре «Часть красноармейцев ворвалась в женские гимназии, другая устроила облавы в городском саду и тут же изнасиловала четырёх учениц в возрасте от 14-18 лет.

Около 30 учениц были уведены во дворец Войскового Атамана, к Троцкому, другие... к матросам и все были изнасилованы, после чего часть была... подвергнута истязаниям и, наконец, брошена в реки Кубань и Карасун.

Одна из несчастных жертв, ученица 5-го класса гимназии, подвергалась насилованию в течение 12 суток целою группою красноармейцев, после чего, её привязали к дереву, прижигали раскалённым железом и расстреляли.

Ждёт и вас, изверги, калёное железо!

От имени всех храбрых, мужественных и честных людей, ещё в достатке оставшихся на этой земле, я хочу заверить вас, невинные жертвы кровавого и сумасшедшего жидовства, что вы не забыты.

Знайте, ваши страшные мучения отдаются болью и в нас, ваши стоны звучат и в наших душах. Вы будете отомщены. Иудейским палачам, сатанинским извергам — неминуемую и жесточайшую смерть!

Каков итог? Сделало ли разорение России счастливыми главных виновников массовых убийств?

Отнюдь. Аптекмана (Свердлова) разъярённые рабочие избили так, что жидовин вскоре подох. Чтоб этому хорошему примеру не последовали другие, то официально было объявлено, что он помер от чахоточной болезни.

Дзержинский, по одним данным, испустил дух от сердечного припадка. По другим же сведениям — его отравили свои же единокровцы в борьбе за власть.

Многих «пламенных г'еволюционег'ов» подчистил вовремя распознавший их Сталин. Так, Бронштейна достал аж в Мексике и тюкнул по темечку его карающий ледоруб.

Ну, а как главный палач, самозванный и картавый Председатель Совета народных комиссаров, который с бешеной пеной у рта кричал «А на Г'оссию мне наплевать!»?

Лидер партии эсеров Виктор Чернов, долгие годы бывший соратником Бланка, писал ему в 1919 году:

«Говорят, в своей личной частной жизни вы любите детей, котят, кроликов, всё живое. Но вы одним росчерком пера, одним мановением руки прольёте сколько угодно и чьей угодно крови с чёрствостью и деревянностью, которой бы позавидовал любой выродок из уголовного мира».

Какое уж тут счастье, если в расцвете лет и сил, всего в 54 года на Бланка неотвратимой божьей карой пал маразмирующий и прогрессирующий паралич.

Припартийная деятельница Е. Драбкина сообщила в мемуарах, что в последний год своей жизни «Ленин часами сидел в одиночестве и часто плакал, видимо, не только от бессилия, но и от обиды».

По официальным источникам новый инсульт добил выродившегося вконец идиота.

Однако, сейчас из закрытых наглухо прежде архивов всплыли новые свидетельства. По ним кровавого тирана, точно так, как усыпляют больную собаку, начавшую гадить под себя — усыпили, то есть, отравили.

Иудейской собаке — собачья смерть!

Генерал П. Краснов в своей книге «От Двухглавого Орла к красному знамени», обращаясь к иудам иудейским, пророчествует:

«Никогда вы не разрушите Россию! Слышите: Россия встанет и так прихлопнет вас, что от вас ничего не останется! ...без жидов будет Россия... Здесь на земле вы сгорите в геенне огненной народного гнева и знайте, что если наш народ терпелив и покорен, то он же невероятно жесток в гневе своём и он постоит за свою Россию!»

Десятки и десятки миллионов людей, зверски замученных жидами в России в начале ХХ века — это генеральная репетиция того, что может произойти со всей планетой, если власть в ней захватят эти душевнобольные варвары.

Вся Земля превратится в душегубный и кровавый Архипелаг Гулаг. Под пулями и ножами, под дикими пытками в страхе покинут тела души миллиардов людей!

Земные народы! Только объединившись в беспощадной борьбе с иудейским племенем, мы победим этих сумасшедших выродков и садистов!