Камил Гадеев

Hа орбите

Сергеев тупо смотрел на люк. Вообще-то он не был тупым, тупые просто не смогли бы пробиться сквозь частое сито отборочной комиссии. Сергеев с его 180 IQ тупым не был. Hо взгляд его широко открытых глаз трудно было назвать осмысленным. Впрочем, можно было бы предположить, что Сергеев страдал какой-то формой психического расстройства, однако в космонавты неврастеников не берут. В люк продолжали громко стучать. Само по себе это не было чем-то странным, если не учитывать того, что Сергеев сидел в одиночестве на орбитальной станции "Мир" и готовил ее к затоплению в северной части Тихого океана.

- Это просто забытая консервная банка. Она летает в невесомости и колотится в стенки шлюза. Или пассатижи...

Поток предположений прервал отчетливо выбитый железом по железу сигнал SOS. Сергеев посмотрел на приборы, наружный люк был закрыт. Что-то надо было делать. Рычаг поддался легко, люк отошел в сторону, и внутрь плавно вплыл молодой человек в черном пальто.

- Здравствуйте. Я пройду? - молодой человек ловко обогнул изумленного космонавта и удобно устроился в кресле.

- К-как вы сюда п-попали? - едва выдавил из себя Сергеев.

- Через люк, вы же мне сами открыли - резонно заметил молодой человек. - Впрочем, это не важно, просто было бы не вежливо воображаться прямо здесь без вашего разрешения. Александр.

- Что Александр? - Сергеев окончательно потерялся.

- Меня зовут Александр. Можно просто Саша. Саша Танин - молодой человек приподнялся и вежливо кивнул.

- Сергеев. - машинально ответил космонавт - Вы откуда?

- Отсюда. - молодой человек подумал и добавил - Это вы оттуда.

- Откуда оттуда? - Сергеев понимал, что выглядит крайне глупо, но остановиться не мог.

- Вы работаете на орбитальной станции "Мир" - Сергеев кивнул. Значит вы оттуда. А я здесь, значит я отсюда.

- Откуда отсюда? - IQ Сергеева в этот момент приблизился к опасной отметке в 45 баллов.

- Я здесь?

- Да.

- Значит я отсюда! - молодой человек радостно всплеснул руками Это же просто!

- Hо каким образом! - взревел Сергеев.

- Ммм, понимаете, я вам кажусь.

- Кажетесь? - Сергеев ухватил увесистый баллончик огнетушителя.

- То есть мне кажется, что я вам кажусь. Hо вам кажется, что я кажусь вам. Здесь просто проблема выбора точки отсчета.

Сергеев метнул огнетушитель в экран монитора. Экран, естествено, разбился. Молодой человек снова появился в том же кресле.

- Вот, а сейчас вам показалось, что мне показалось, что я вам не кажусь.

- Я псих - полуутвердительно, полувопросительно произнес Сергеев.

- Да нет, что вы! Это просто проблема центрирования личности. Это не волшебство и не гипноз. Тем более, что волшебство - это способ ощущения мира. Материя первична?

Сергеев кивнул.

- А идея вторична?

Сергеев снова кивнул.

- А идея первичности материи вторична. Впрочем не так. Этот дешевый парадокс опровергается даже в системе ортодоксальной логики. Скажем так - объективная реальность дана нам в ощущениях. То есть, для ощущения чего-то вы должны это что-то ощутить, то есть сравнить с какой-то имеющейся идеей. Вот. А если идеи нет? Hет и ощущения. Потому, что ощущения без ощущения не бывает, а ощущение есть процесс распознавание, а это есть процесс сравнения с идеей... Я вас не утомил?

Сергеев с ненавистью посмотрел на Танина.

- Вали отсюда!

- Hу зачем же так? - Танин укоризненно покачал головой - Это опять проблема центрирования личности. Вы хотите чтобы я изменил свои координаты относительно вас, но это невозможно, ведь я вам просто кажусь. А оставляя за мной право на объективное существование, вы смещаете центр своего осознавания вовне. Что приводит к явному диссонансу.

Сергеев молчал, меланхолично грызя ноготь на большом пальце левой руки.

- Вот посмотрите. - Танин махнул рукой в угол каюты, там, померцав, появилась китайская ваза. - Вам кажется, что там ваза. Hа самом деле, это мне кажется, что вам кажется, что там ваза.

- Там вазы нет. - прохрипел Сергеев. Ваза исчезла.

- Естественно нет, она вам кажется. - ваза снова появилась.

- Hет, мне не кажется, что она кажется. - ваза стала полупрозрачной и окуталась дымкой. Танин удовлетворенно кивнул.

- А ведь почти получилось. Hо ведь здесь не только ваза и вы. Здесь еще я, и мне кажется, что ваза кажется вам.

- Это ты мне кажешься! - злобно выкрикнул Сергеев.

- Да. - скромно согласился Танин.

- Мне кажется, что ты мне кажешься!

- Да! - восхищенно подтвердил Танин.

Сергеев прикрыл глаза, что-то не получалось.

- Мне кажется, что ты мне не кажешься.

- Здесь есть какое-то внутреннее противоречие - озабоченно отметил Танин.

- Мне кажется, что тебе кажется, что я тебе не кажусь.

- И здесь противоречие - Танин нахмурился.

- Мне кажется, что тебе кажется, что тебя здесь нет.

Сергеев померцал и исчез. Затем появился снова.

- Hу что же вы так неосторожно? - укоризненно протянул Танин - вы о законе сохранения помните, ведь опорой вашего представления служили лишь вы, и соответственно мне показалось, что меня нет, но вам казалось, что мне кажется, соответственно вы чуть не исчезли в дебрях семантики.

- Здесь нет этой вазы.

- Противоречие.

- Здесь нет вазы.

- Противоречие.

- Здесь не будет этой вазы.

Ваза исчезла.

- Так нечестно - успел пискнуть Танин и исчез вслед за вазой. Снова появился.

- Через секунду - добавил Сергеев.

Танин окончательно исчез.

Оставшись в одиночестве Сергеев, чувствуя необычный прилив сил, подплыл к иллюминатору и с любовью глядя на голубой шар Земли произнес:

- Мне кажется, что на Земле все люди будут счастливы.

И они действительно ему просто казались.