Детонаторы

Гамильтон Дональд

 

Глава 1

Девушка, которой Мак одарил меня скорее всего потому, что не нашел ей лучшего применения, оказалась приятного вида молодой особой в строгом сером фланелевом костюме и не менее строгой белой шелковой блузке с аккуратным галстуком. Чуть ниже среднего роста, приятная фигура и серьезное овальное лицо с большими, очень серьезными, голубовато-серыми глазами. Далее, рот - достаточно пропорционален, а улыбаться явно не приучен. Сухая, вымученная неохотная улыбка - вот и все, чем она меня порадовала. Правда, положение не слишком-то и располагало к радостным улыбкам.

Пышные светло-каштановые волосы девушки были на викторианский манер собраны на макушке, выставляя напоказ изящную шею. Такие светлые волосы предоставляли возможность без особых усилий превратиться в эффектную блондинку - достаточно было простейшей краски. Нежелание воспользоваться подобным шансом свидетельствовало о многом. Она обходилась минимумом макияжа, линию губ подчеркивали легкие, едва заметные штрихи помады. Само лицо было бледным, но, возможно, причиной тому послужили малоприятные обстоятельства, которые и привели ее ко мне. Ладони, как я заметил, были довольно изящны. Сейчас она судорожно сцепила их, напряженно сидя напротив меня на жестком стуле, который предпочла более удобному креслу, доставшемуся мне. Итак, ладони ее отличались утонченными, аристократическими очертаниями, однако в то же время выглядели весьма дееспособными. Тщательно ухоженные, коротко подстриженные ногти, покрывал не бросающийся в глаза слой бесцветного лака. Без ярких, кроваво-красных отметин.

Тем не менее, в некоторых отношениях она все же снизошла до привычных женских атрибутов. Аккуратные черные туфельки, гармонировавшие по цвету с лежавшей на коленях сумочкой, были на умеренно высоких каблуках, удачно подчеркивавших красивые лодыжки, а дымчатые чулки выделяли приятную форму ее ног. Однако, в отличие от большинства современных молодых дам, которые с удовольствием выставляют напоказ эрогенные свои зоны, мисс Эми Барнетт не позволила мне с первого взгляда определить, надеты на ней колготки, или безупречная ровность чулок зиждется на более сложных женских приспособлениях.

- Как бы там ни было, он в тюрьме, и он мой отец, - несколько вызывающе проговорила она. - Пусть я и не видела его с самого детства.

Разговор происходил в стандартном гостиничном номере стандартного отеля, расположенного в городе Майами, неподалеку от побережья. Назывался он "Марина Тауэрс", хоть последнее вряд ли имеет какое-либо значение. Не станем вдаваться в подробности дела, которое привело меня сюда. Достаточно сказать, что я благополучно управился с ним и уже готовился возвращаться в Вашингтон, когда раздался телефонный звонок, и Мак приказал: сиди в номере, дожидайся гостью. Кроме того, он вкратце познакомил меня с положением вещей, а также не преминул принести извинения за то, что воспользовался моим присутствием и сгрузил работу мне на плечи, поскольку некоторые причины личного характера могут сделать ее неприятной для меня. Однако в нашем деле не принято обращать внимания на эмоции. И уж если речь зашла об эмоциональной стороне дела, то Мак, похоже, забыл, что у меня имелись и другие, не менее личные, мотивы охотно взяться за него.

- Сдается мне, вы не слишком им гордитесь, - заметил я. - Хоть он вам и отец.

- А вы как думали? При его-то работе... вернее, бывшей работе! Я была ужасно потрясена, когда мама рассказала мне обо всем - мне было тогда семь лет - рассказала, почему у меня больше нет отца, почему ей пришлось оставить его. Но я ее прекрасно поняла. Да и что еще она могла сделать, когда наконец узнала то, что он скрывал все эти годы, узнала, что он представляет собой на самом деле. - Эми Барнетт помолчала. - Но после смерти матери у меня, кроме него, никого не осталось, мистер Хелм. Поэтому я почувствовала, что обязана приехать, когда узнала, что он попал в беду. - Она быстро встряхнула головой. - Нет, не совсем так. Я начала искать его раньше, чем узнала об этом.

- И не видели отца после того, как ваша мать сбежала от него и прихватила вас с собой?

Эми явно не понравилось то, как я выразил суть происшедшего, но собеседница предпочла не заострять на этом внимания.

- Понимаете... впоследствии он пытался время от времени писать мне, с днем рождения поздравлять... но мама заставляла возвращать письма нераспечатанными, и спустя какое-то время он перестал. И только совсем недавно, вскоре после ее смерти, я получила последнее письмо с указаниями, как связаться с правительственной службой, на которую он работал, в случае, если мне понадобится какая-либо помощь. С вашей службой. Он писал, что ушел на пенсию и теперь путешествует за границей, так что отыскать его будет нелегко. И поэтому хочет быть уверенным, что обо мне будет кому позаботиться теперь, когда я осталась одна, - Эми вновь одарила меня вымученной улыбкой. - У меня, разумеется, есть хорошая работа - я веду дела нескольких врачей, к тому же в свое время окончила курсы медсестер, так что при необходимости могу облачиться в халат. Другими словами, мистер Хелм, я умею прекрасно позаботиться о себе, но почувствовала: отец искренне озабочен моей судьбой. В некотором роде это было предательством по отношению к маме, но я сочла, что не произойдет ничего страшного, если я повидаюсь и переговорю с ним, прежде чем он уедет из страны. Разве не так? - Она резко встряхнула головой. - Но... но когда я позвонила, то узнала, что он сделал и где он сейчас.

- И все-таки вы прилетели сюда, чтобы повидаться с ним. Из самого Цинциннати.

Девушка выразительно пожала плечами.

- Наверное, я просто упряма. Взялась за это дело и должна довести его до конца, хоть пока и не знаю даже, чем уплачу за вчерашний билет, не говоря уже о гостиничных счетах. Но мне кажется, я немного виновата перед ним - вернее, мама иногда вела себя не слишком разумно. - Губы мисс Барнетт упрямо сжались. - Хотя, похоже, что в этом случае она была совершенно права. Итак, мой отец, в прошлом работавший на секретную службу правительства, выйдя на пенсию, занялся контрабандой наркотиков. Более того, он оказал столь серьезное сопротивление при аресте, что несколько полицейских угодили в больницу. Согласитесь, трудно гордиться таким отцом. И все-таки я испытываю потребность хоть однажды встретиться с ним лицом к лицу, чтобы... чтобы убедиться в маминой правоте.

- Разумеется. Раз уж мы об этом заговорили, не хотите ли, не ожидая суда, признать виновным кого-нибудь еще?

Последовала непродолжительная пауза, в течение которой голубовато-серые глаза пристально изучали меня. Эми Барнетт медленно кивнула.

- Понимаю. Вы считаете, будто я осудила его, не потрудившись даже выслушать? - Не дождавшись моего ответа, она быстро добавила: - Но ведь именно за этим я сюда и приехала, выслушать!

- Однако вы составили мнение о нем заранее, не так ли? Или позволили сделать это за себя своей маме? Девушка нахмурилась.

- Похоже, я не слишком понравилась вам, мистер Хелм?

- Вижу, вы уже залечили свои раны, мисс Барнетт.

- Что вы имеете в виду?

- Позабыли, как отец с ремнем в руке гонялся за вами по комнате, когда заканчивал избивать вашу несчастную мать, - без тени улыбки произнес я. - Страшный, невыносимый тиран. Но теперь-то все в прошлом. Хотя, разумеется, подобные вещи трудно позабыть. То, как он у вас на глазах собственноручно душил кошку и потрошил ножом несчастного пса. Ничего удивительного, что ваша мать поспешила сбежать. Ведь он мог сделать вас инвалидами на всю жизнь, а то и удушить прямо в кровати. Не так ли?

Она не сводила с меня изумленного взгляда.

- Понятия не имею, о чем вы говорите! Если уж на то пошло, отец очень любил старину Баттонса, нашего спаниеля. И никогда не поднимал руку на... Ох, вы иронизируете! - Она облизала губы. - Простите, мистер Хелм, я сегодня туго соображаю.

- Вот именно, сударыня. Иронизирую. - Я встал и прошел к столику. - Хотите выпить?

- Спасибо, не пью.

Поднимая бутылку, я оглянулся через плечо.

- И, наверное, не курите.

Девушка слабо покачала головой.

- Не вижу нужды сокращать себе жизнь.

- И еще я заметил, что вы не ругаетесь. Стало быть, за вами не числится никаких пороков, мисс Барнетт? Как насчет мужчин?

Мне все-таки не удалось заставить ее ошарашенно промолчать. Голос прозвучал чрезвычайно сухо, но, тем не менее, прозвучал.

- Я не девственница, если вас интересует именно это. Но... но не склонна воспринимать секс, как способ приятно провести время.

Она замолчала. Повернувшись, я заметил, что уши у нее изрядно порозовели. Покорный слуга пригубил напиток.

- Мисс Барнетт!

Она настороженно посмотрела на меня.

- Да?

- Позвольте смиренно извиниться перед вами.

Глаза ее расширились.

- Не понимаю.

- Простите, что заставил вас пережить несколько неприятных моментов. Но и вы затронули мое больное место. Вы не могли этого знать, но много лет назад меня тоже бросила жена, прихватив с собой трех детей. Точно так же, как ваша мать поступила по отношению к отцу, и по тем же самым причинам. Поэтому когда я услышал о человеке, который по мере своих возможностей изо всех сил старался быть хорошим мужем и отцом, однако натолкнулся на непреодолимое препятствие, связанное с высокоморальными соображениями по поводу выбранной им деятельности, то не смог посочувствовать оставившей его семье. По крайней мере, моя жена - моя бывшая жена - не заставляла детей считать отца каким-то невероятным чудовищем, не препятствовала нам время от времени встречаться. Хотя человек моей профессии старается держаться подальше от тех, кого любит, дабы никого не озарила идея использовать близких против него. И я - не исключение. - Покорный слуга поднял бокал в ее сторону. - Как бы там ни было, прошу прощения за то, что перешел на личности. Ваши пороки или отсутствие таковых, меня не касаются, верно? Но уж слишком вы упирали на род деятельности вашего отца. Мы, его коллеги, чрезвычайно чувствительны к подобным вещам.

- Простите. Я вела себя по-хамски, да? - Однако извинение прозвучало неискренне - сейчас ее беспокоили значительно более серьезные вещи, нежели моя чувствительная натура. Эми глубоко вздохнула и посмотрела на часы. - Судя по тому, что я видела из окна такси по пути из аэропорта, в Майами ужасное движение. Если мы хотим попасть туда в часы, отведенные для посетителей, пора выезжать. - В голосе ее прозвучала укоризна. - Разумеется, после того, как вы допьете свой бокал.

- Не беспокойтесь. Я знаю меру. Тем не менее, сударыня, обещаю: как только почувствую, что больше не владею собой, сразу передам вам руль.

 

Глава 2

Сидя за рулем взятой напрокат машины, рядом с девушкой, я мысленно перебирал все, что стало известно о сложившемся положении. Разумеется, я знал, что Дуг с давних пор стал жертвой синдрома Слокума. Старина Джошуа Слокум был первым человеком, который в одиночку совершил кругосветное путешествие под парусами. В течение почти сотни лет, прошедших с тех пор, многие мужчины и некоторые женщины пытались повторить эпопею его допотопного "Спрэя", и некоторым это даже удавалось. Что ж, хорошая мечта как нельзя лучше придает силы во время монотонных дневных ожиданий и ночных бдений, служащих неотъемлемыми атрибутами нашей профессии. Некоторые предпочитают убивать время, представляя, как взбираются на высокие горы, вылавливают огромных рыб или охотятся на ветвисторогого оленя. Другие мечтают о еде, выпивке, женщинах или же всевозможных сочетаниях упомянутого. По мне, мечты о яхтах ничуть не хуже всех остальных.

Выйдя на пенсию по состоянию здоровья - собственно, он и так приближался к пенсионному возрасту - Дуг вознамерился претворить свою мечту в жизнь. Для чего приобрел прочный тридцатидвухфутовый корпус яхты. Корпус был изготовлен из стекловолокна, по образцу вельбота. Некоторые специалисты считают "обоюдоострые" корпуса более надежными. Другие - нет. Как бы там ни было. Дуг позволил убедить себя в преимуществах подобной заостренной кормы, которой предстояло нестись под бушующими ветрами великого Южного Океана.

Некогда нам довелось работать вместе, и вдобавок выпало время поболтать о всяких пустяках, прежде чем стало горячо настолько, что Дугу пришлось спасать мою жизнь. Поэтому я знал, что сперва он собирался построить яхту самостоятельно, от начала и до конца. Однако, когда пенсия стала реальностью, старые, а вместе с ними и новые раны и травмы напомнили: тело его далеко не вечно. В результате Дуг пришел к выводу, что ему не осуществить свои мореходные мечты, начав строить яхту с нуля. Поэтому Дуг купил готовый корпус - по-видимому, яхту можно приобрести на любой стадии производства - и менее чем за два года добавил к нему оснастку в соответствии с собственными представлениями.

Родился этот парень на Среднем Западе, и в глаза не видел океана, пока вторая мировая война не забросила его в Европу, но с момента зарождения своей мечты все свободное время - то немногое время, которое мы можем назвать свободным - посвятил изучению мореходства и навигации. Теперь он истратил еще несколько месяцев, чтобы освоиться с новым своим судном, совершая все более дальние рейсы из дома в Санкт-Петербурге вдоль западного побережья Флориды. Наконец почувствовал, что подготовился в достаточной степени - выразилось это в умении обращаться с компасом и секстантом и небольшой практике в управлении яхтой в различных условиях - и поднялся на борт, дабы совершить свое эпическое путешествие, сперва направляясь на юг, к Ки-Уэст, крайней оконечности Флорида-Киз.

Отсюда он намеревался проследовать вдоль восточного побережья Флориды в Майами, а там окончательно привести в порядок яхту и пополнить припасы. Позже, как только позволит погода, предстояло плавание к Бермудам, Азорским островам, в Средиземное море, а оттуда, через Суэцкий канал. Красное море и Индийский океан, к Австралии. После чего Дуга ожидали поросшие пальмами острова Южных морей.

Во всяком случае, таков был изначальный план. Не забывайте, составлял его не малолетний межеумок, а трезвый, сильный и опытный зрелый мужчина, посвятивший массу времени обдумыванию деталей предстоящего путешествия, а также подбору карт и прочих необходимых изданий. Не имея никого из близких, за исключением дочери, с которой ему не позволяли видеться с самого ее детства, и о чьем благополучии он, тем не менее, позаботился - на случай нужды ее ждали деньги в Вашингтоне - Дуг счел, что волен отправиться вослед своей романтической мечте. Если кто-нибудь сочтет его бесноватым, тем хуже. Пускай, выйдя на пенсию, покупает себе дом во Флориде, или Аризоне, если ему это по душе. Дуг выбрал яхту.

Однако, добравшись до Ки-Уэст, Дуг почувствовал себя не лучшим образом. По иронии судьбы причиной тому стала не одна из старых ран, а обыкновенная кишечная инфекция. Дуг обратился к врачу, получил положенную порцию антибиотиков и успешно справился с болезнью, однако нетерпение не позволило ему выждать рекомендованные несколько дней, прежде чем отправиться в дальнейший путь. Вместо этого он взял на борт встреченного на пристани молодого человека, дабы тот помог управиться с яхтой на пути к Майами. Оставалось еще покрыть около полутора сотен миль. Дуг рассчитывал, что за это время успеет достаточно оправиться и дальше вновь следовать в одиночку. Однако по пути через Гольфстрим, к северу от Флоридского пролива парнишка уединился в каюте, чтобы выкурить сигарету, в которой содержался отнюдь не табак.

После того, как находившийся в кокпите Дуг уловил запах дыма, доносящийся из главного люка, последовало короткое выяснение отношений. Дуг не собирался ставить под угрозу свою мечту из-за наличия на борту так называемых противозаконных веществ. Не исключено, что спутники даже подрались, хотя последнее просто смешно. Несмотря на возраст и далеко не лучшее самочувствие, обученный профессионал вроде Дуга мог без особого труда вязать весьма болезненные узлы из неопытного, да еще и одурманенного мальчишки. Дуг обыскал оборванный рюкзак и выбросил за борт все обнаруженное там "противозаконное вещество". Причалив же к берегу в большой бухте Майами, вышвырнул с яхты молодчика вместе с его пожитками, велев больше не попадаться на глаза.

На следующий день, когда Дуг, успевший оправиться от недавней болезни, готовился начать следующий этап столь милого его сердцу путешествия, на борту появились люди из Береговой Охраны, которых привел к нему анонимный телефонный звонок. Они обнаружили небольшой запас марихуаны, припрятанный на борту в том самом месте, которое им указали - по-видимому, молокосос не все свое курево хранил в рюкзаке. Несмотря на то, что Дуг вежливо представился и попросил их позвонить в Вашингтон, в ответ последовало заявление, что они сыты по горло "якобы важными шишками, которых якобы оклеветали". После чего объявили о конфискации яхты и вызвали полицию, которой предстояло арестовать Дуга и предъявить ему обвинение в соответствии с установленной процедурой. Подробности Мак не уточнял.

Как бы там ни было, нагрянули полицейские. В ответ на протесты Дуга они, по-видимому, сочли нужным употребить силу. Поскольку мы и сами в некотором роде состоим на службе общества, то без особого восторга относимся к излишней заносчивости коллег, какие бы организации те ни представляли. Нам вполне хватает неприятностей, которые приходится сносить от настоящего врага во всех его ипостасях. Скандал разгорался и, наконец, кто-то допустил серьезную ошибку, ударив Дуга дубинкой по голове...

Во всяком случае такой представлялась мне история Дуга Барнетта судя по тому, что я знал раньше и что мне сообщили ныне по телефону. К счастью, один из не пострадавших сотрудников Береговой Охраны имел под рукой острый перочинный нож и знал, как выполняется экстренная трахеотомия при повреждениях гортани. Только это и спасло жизнь любителю размахивать дубинкой. Три человека с различными переломами были срочно доставлены в ближайшую больницу. Легкораненых наскоро перевязали, дабы не перепачкали все вокруг кровью, ожидая, пока ими займутся надлежащим образом.

Дуглас Барнетт, наконец, сдался и был препровожден в тюрьму. Впоследствии ему удалось позвонить по телефону - право, гарантированное законом - после чего Мак связался со мной. Не приходилось сомневаться, что этим он не ограничился и призвал на подмогу различных влиятельных особ, занимающих более или менее ответственные посты. Мы не бросаем своих людей. Возможно, Дугу и не следовало так горячиться, но Мак прекрасно понимал, что в нашем ведомстве не место мягкотелым парням, которые покорно подставляют запястья под наручники, невзирая на несправедливость обвинения. Мак знает толк в долгосрочных вкладах. В следующий раз, когда один из наших людей вежливо попросит связаться с Вашингтоном, дабы разрешить недоразумение, человека проводят к телефону, а не в паскудную каталажку.

- Глупее и не придумаешь! - заявила сидящая рядом со мной девушка. - Если он не виновен, зачем было устраивать потасовку?

Я покачал головой.

- Знаете, мисс Барнетт, человеку, который привык сражаться, не так-то просто переделать себя. К тому же вы не слишком верите в его невиновность, не так ли?

- Но... но ведь они нашли у него на яхте эту мерзость, правда? Наркотики, подумать только! Как он мог? В подобных случаях люди всегда заявляют, что их оклеветали, не так ли?

- Возможно, оно и к лучшему, что мы с детьми так редко виделись, - промолвил я. - Это помогло мне сохранить некоторые иллюзии. Если они так же склонны верить человеку, от которого унаследовали половину генов, лучше об этом не знать.

Девушка бросила на меня быстрый взгляд и открыла рот, чтобы ответить, но передумала. Добравшись до места, мы увидели, что тюрьма расположилась в массивном здании, снаружи достаточно современном и внушительном. Внутри, несмотря на аккуратный, хоть и несколько пообтрепавшийся интерьер, сооружение ничем не отличалось от любого другого казенного заведения. Вид множества здоровенных парней, разгуливающих вокруг с оружием и дубинками, почему-то неизменно вызывает у меня инстинктивную враждебность.

Мы уладили обычные бюрократические формальности и были препровождены в комнату ожидания. Я кивнул в сторону стула.

- Отдохните. Вы говорили, что хотите встретиться с ним наедине, так и будет. Но сначала, если не возражаете, с ним повидаюсь я. Надо обсудить некоторые деловые вопросы. После чего он поступает в полное ваше распоряжение. Счастливчик.

Появился мой сопровождающий, и я оставил Эми напряженно сидящей на стуле со сведенными вместе коленями и тщательно расправленной юбкой. Пресные скромницы вроде нее обычно бросают вызов мужскому самолюбию - возникает желание добиться хотя бы искренней дружеской улыбки от столь неприступной дамы - но сейчас интерес, вызванный у меня этой довольно привлекательной девушкой, быстро угасал. Мать чересчур хорошо воспитала ее.

Покорного слугу провели в маленькую комнату для посетителей, и дверь плотно закрылась у меня за спиной. Вполне приличное помещение. Чистое, со столом и достаточно удобными на вид стульями. Освещение позволяло спокойно снимать кино, даже при малой скорости пленки, звук же обеспечили бы микрофоны, несомненно присутствующие тут в великом множестве. Окон не было. Когда я вошел, Дуг Барнетт сидел на одном из стульев. Он кивнул мне, однако не стал вскакивать на ноги и пожимать руку. Мы не привыкли излишне эмоционально приветствовать друг друга. Да и прощаться тоже, если уж на то пошло. А возможно, ему просто трудно было подняться. Я подошел к ближайшему стулу, слева от него.

- Сюда, пожалуйста, Мэтт, если не возражаешь, - сказал он, показывая на такой же стул с другой стороны.

- Конечно. - Я сел на указанный стул и произнес: - Меня просили поинтересоваться, хочешь ли ты, чтобы мы разнесли это заведение по кирпичикам до основания и посыпали почву солью, чтобы ничего больше не могло расти, как римляне в Карфагене? Или достаточно будет просто взорвать его и оставить обломки в назидание другим?

Дуг ничего не ответил. Он прекрасно понимал смысл сей высокопарной речи. Старая команда не оставит тебя в беде. Нельзя сказать, будто все мы друзья закадычные, но в подобных случаях играет роль определенная esprit de corps. Какое-то время мы критически разглядывали друг друга, как и пристало людям, которые давно не встречались. В нашей организации я занимал более высокое положение, поскольку работал, по сути, с самого ее основания, зато Дуглас был намного старше. Он перешел к нам из другой, не менее скверной службы, чего-то вроде старой УСС, после того, как она обзавелась новой красивой вывеской с надписью ЦРУ и жизнь тамошняя сделалась невыносимой. Дуг был крепким мужчиной, с плечами, широкими настолько, что заставляли его казаться ниже ростом. В действительности Дугу не хватало до шести футов не больше дюйма. Выглядел он лучше, чем я ожидал. Наверное, почувствовав давление из Вашингтона, местные власти поспешно привели его в порядок. И теперь он предстал передо мной аккуратно выбритый, в чистой белой рубашке и темных брюках, излишне изящных на фоне изрядно поношенных коричневых судовых "мокасин" с патентованными нескользящими белыми подошвами.

Сейчас он пристально приглядывался ко мне, слегка склонив голову в сторону. Загорелое, гладкое лицо, по которому трудно было судить о возрасте, ничем особым не выделялось. Ему удалось сохранить большую часть волос. Там, где они не успели поседеть, волосы были значительно темнее, чем у дочери. Небольшой выбритый участок покрывала белая лента - предположительно, там поработала полицейская дубинка. Других травм я не заметил, но местные специалисты умеют отлично продемонстрировать узнику недовольство его поведением, не оставляя следов, которые можно предъявить в суде. Не подумайте, будто я их критикую. Они применяют свои методы точно так же, как мы используем свои.

- Передай Маку мою благодарность, - сказал Дуг, - Мне не следовало впутывать его в эту историю.

- Брось, - ответил я. - Ты же знаешь, никто не увольняется из нашей сумасшедшей организации по-настоящему. Между прочим, если когда-нибудь понадобишься опять, тебя позовут.

- Знаешь, я очень долго раздумывал, прежде чем набрать "аварийный" номер, да, похоже, меня тут собирались закопать так глубоко, что впоследствии никому не удалось бы извлечь. И я... - Он замолчал и глубоко вздохнул. - Я слышал, меня разыскивает моя девочка. Хотелось бы повидаться с нею, Мэтт. С моей малышкой. Всего один раз, прежде чем... Она здесь?

Ничего не поделаешь, дети делают людей сентиментальными. Даже самых крепких людей.

- Эми ждет снаружи, - сказал я.

- Значит, пришла!

- Поубавь восторг, amigo, - быстро произнес я. - Ей промывали мозги почти всю сознательную жизнь. Ты для нее негодяй, злой и жестокий человек, который зверски избил полдюжины беспомощных маленьких полицейских и служащих Береговой Охраны и промышлял контрабандой ужасных наркотиков. Ничего другого она от тебя и не ожидала. Разве только удивилась, что ты не прихватил с собой кокаина или героина.

Дуг насмешливо улыбнулся.

- По-моему, ты сгущаешь краски. Я пожал плечами.

- Сам увидишь. Просто не хотелось, чтобы ты питал пустые надежды. Грубо говоря, твоя дочь совершенно невозможная, сухая и самодовольная тупица. Тем не менее, пришла.

- Да, - сказал он. - Но если со мной что-нибудь случится, ты присмотришь за этой невозможной, сухой и самодовольной тупицей. Ибо ты мой должник, и я тебя об этом прошу.

Я кивнул. Некогда он спас мне жизнь и в этом состоял второй личный момент этой истории.

- Тебе не стоило об этом говорить.

- Прости. Я должен был убедиться. После смерти моей праведной жены у нее никого не осталось.

- Считай, что я поставил свою подпись и печать. Но Мак нажал на нужные кнопки и через несколько часов тебя должны выпустить. Возможно, тебе удастся с ней помириться и приглядывать за ней самому.

Дуг покачал головой.

- Хотелось бы надеяться, но боюсь, наших отношений не изменить за один день после того, как мамаша обрабатывала ее столько лет. К тому же не исключено, что у меня осталось не так уж много времени, поэтому предпочитаю на всякий случай вкратце рассказать тебе обо всем, что я приготовил для нее. - Закончив, он произнес: - Вот, пожалуй, и все. Теперь скажи мне, что с яхтой?

- Тут дело обстоит посложнее. Береговая Охрана уперлась крепко и уступать не хочет. На них слегка нажали, и мы пытаемся отыскать подонка, которого ты по глупости пустил на борт, чтобы вытрясти из него признание. Но на это уйдет, по меньшей мере, еще несколько дней.

Дуг поморщился.

- Шайка пиратов! Интересно, что они делают со всеми этими крадеными судами? Ох, простите! Не крадеными, а конфискованными. За пригоршню травы, которая на улице стоит несколько сотен долларов - даже если бы она принадлежала мне - прибирают к рукам яхту, стоящую не меньше пятидесяти тысяч. Хорошенькая справедливость, даже если бы я виноват был! Узаконенный грабеж!

- Не кипятись. Вовсе ни к чему переживать все заново. Кстати, похоже, ты потерял былую хватку? - Я пристально посмотрел на него. - Согласен, удар по горлу, судя по всем отчетам, получился вполне приличный, к тому же ты не мог знать, что под рукой окажется хирург-самоучка из Береговой Охраны со своим ножом. Но в остальном - всего лишь мелкие переломы и царапины. Роняешь престиж фирмы. Окружающие должны считать нас парнями, встреча с которыми опасна для жизни, мистер Барнетт.

Дуг спокойно встретил мой взгляд, удерживая голову под все тем же странным углом.

- Ты и сам знаешь ответ, Мэтт. Знакомство с этой проклятой дубинкой не лучшим образом сказалось на зрении. Я до сих пор не оправился, да и вряд ли оправлюсь. Полицейский мерзавец!

Я кивнул.

- Просто хотелось убедиться. Могу чем-нибудь помочь?

- Ничем. Равно как и кто-либо другой. Врачи давным-давно предупреждали меня об этом. Советовали избегать резких ударов по голове - смешно, правда? - собственно, поэтому я и ушел на пенсию, хоть мы и избегали разговоров на этот счет. Но все равно, спасибо. Теперь, пожалуйста, позволь мне поговорить с дочерью.

- Приглашаю нашу самодовольную девицу.

- Мэтт...

- Да?

- Не рассказывай ей о моих глазах, черт побери. Во всяком случае, до того, как я с ней поговорю.

- Думаешь, это честно по отношению к ней? - Не дождавшись его ответа, я сказал: - Ладно, раз тебе этого хочется. Будь паинькой.

- Уже пытался, а в итоге лишился яхты и угодил сюда.

- Что ж, тогда будь осторожен.

 

Глава 3

Отсутствовала Эми Барнетт меньше получаса. Когда она появилась вновь, бледное, укоризненное лицо свидетельствовало: семейное примирение не состоялось. Она вежливо попрощалась с сопровождающим ее полицейским, после чего мы вышли из комнаты, спустились на лифте и шагнули под лучи весеннего флоридского солнца. До тех пор, пока мы не отъехали, она молчала. В Машине она распахнула аккуратно застегнутый пиджак своего фланелевого костюма и повернула к себе одну из трубок кондиционера.

- Останься я во Флориде, наверное, пришлось бы покупать одежду полегче.

- Но вы не останетесь?

- Нет. Я возвращаюсь в гостиницу и постараюсь заказать на завтра билет в Цинциннати. Сегодня уже слишком поздно, - Она бросила на меня несколько вызывающий взгляд. - Здесь мне незачем оставаться. Сегодняшний визит помог это понять.

- Он оказался в точности таким, как вы и предполагали? Никаких неожиданностей? Тот самый зловещий тип, о котором рассказывала вам мать?

- Не хочу об этом говорить.

- Вам не кажется, что он неплохо сохранился для своих лет? - поинтересовался я. - Симпатичный мужчина, со здоровым цветом лица. Плавание пошло ему на пользу. Или вы были так заняты перечислением материнских обид, что даже не посмотрели на него?

Девушка удивленно посмотрела на меня.

- Что вы хотите сказать, мистер Хелм?

- Проклятие, вы провели с ним целых двадцать минут. Почему я должен о чем-то вам говорить? Вы умная девушка и сами способны все разглядеть. Если пожелаете видеть. - Не дождавшись ее ответа, я спросил: - Где вы сидели?

Она нахмурилась.

- Я собиралась сесть на ближайший стул, но он попросил меня перейти на другую сторону. - Она озадаченно посмотрела на меня. - Это имеет некое мистическое значение?

- И вам не бросились в глаза никакие странности в его поведении?

- Он слегка склонял голову в сторону и как-то слишком уж пристально смотрел на меня, но я решила, что это всего лишь нервная привычка, которую отец приобрел за прошедшие годы... Мистер Хелм, пожалуйста, прекратите! Скажите, к чему вы клоните!

- Есть и некоторые другие странности. Вас поразило, как сильно он изувечил своих противников. Нас же поразило то, насколько легко они отделались. Видите ли, мы никогда не деремся ради забавы. Мы колотим насмерть, и все же противники вашего отца остались в живых. На удивление плохие результаты, даже принимая во внимание то, что агент вышел на пенсию и последние годы занимался яхтой, а не оттачивал свое человекоубийственное мастерство.

Эми Барнетт вздрогнула.

- Невероятно! Вы укоряете человека за то, что он не стал убивать!

- Знаете, меня тошнит от вашего показного милосердия. Особенно нелепо оно звучит в устах особы, которая не удосужилась даже поинтересоваться, почему отец ушел на пенсию. Если уж вы столь гуманны, то почему бы вам не начать со своих близких, мисс Барнетт? - Удерживая руль одной рукой, я извлек из внутреннего кармана пиджака лист бумаги и протянул его ей. - Пока я ждал вас, мне встретился один из наших людей. Тот, что хлопочет об освобождении Дуга. Он оставил мне это. Почитайте.

На какое-то время воцарилась тишина. Наконец девушка изумленно уставилась на меня.

- Но в этом медицинском свидетельстве говорится...

- Судя по всему, какое-то время назад разбился легкий самолет. И я думаю, что Дуг намеренно разбил его. Только так он мог выполнить свое задание, свое последнее задание. Не знаю, в чем оно состояло, собственно говоря, раньше я вообще не знал подробностей этого дела, кроме того, что он ушел на пенсию по инвалидности год или два назад. Но, похоже, во время катастрофы Дуг потерял сознание. Какое-то время находился в коме. Врачам пришлось делать операцию, чтобы убрать избыточное давление на мозг или что-то в этом роде. Затем извлекали осколки кости. И все такое прочее. Вам, как будущей сиделке, медицинский жаргон должен быть понятен. После чего залатали дыру и отправили Дуга поправляться в наш центр на западе. Он уже должен был выйти и вновь приняться за работу, когда начались неприятности.

Эми отрыла рот, чтобы заговорить, но передумала. Взгляд ее вновь упал на документ, который она сжимала в своей руке.

Не отрываясь от управления машиной, я продолжал:

- Там все написано. Частичная потеря зрения левым глазом. Сильнейшие головные боли. Кратковременные повторяющиеся головокружения, практически равнозначные полной потере сознания. Дуга подвергли всевозможным хитроумным исследованиям и анализам. Можно было попытаться повторить операцию, если бы не риск навредить еще больше. Да и вряд ли операция помогла бы. В результате рекомендация: немедленная отставка. Совет: не волноваться, вести правильный образ жизни, избегать повторных ударов по голове. Прогнозы: протянет два года, может пять. Хоть к гадалке обращайся...

- Ох, Боже мой! - прошептала Эми Барнетт.

- По-видимому, он решил осуществить планы, которые вынашивал уже давно: приобрести яхту, отремонтировать и проплыть на ней столько, сколько удастся. Во всяком случае, это лучше, чем просто сидеть и ждать кончины. - Я раздраженно покачал головой. - И думаю, в последней стычке все остались в живых лишь потому, что он слишком плохо видел, получив дубинкой по голове. Наверное, удар оказался настолько сильным, что Дуг почувствовал: у него отобрали даже несколько последних обещанных зрячих лет. Пребывая наполовину в тумане, он инстинктивно расправился с обидчиком, находившимся в пределах досягаемости. После чего ему, скорее всего, стало совсем плохо, и ваш отец продолжал драться с неясными тенями, приближавшимися к нему.

- Но по его поведению не скажешь... Я хочу сказать, сейчас-то он явно видел меня.

Я кивнул.

- Разумеется, до некоторой степени, хоть ему, несомненно, приходилось прикладывать для этого немало усилий. Думается, что на этот раз пострадали оба глаза, но левый гораздо больше правого. Вот почему он предпочитает, чтобы посетители не садились с этой стороны. - Последовала непродолжительная пауза. Эми Барнетт оглянулась через плечо и попыталась порывисто заговорить, но я ее оборвал: - Нет, я не повезу вас туда. Вы что, собираетесь выразить свое сочувствие, слоняясь вокруг и завязывая Дугу шнурки?

- Почему вы мне ничего не сказали? - прошептала она.

- Дуг попросил об этом. Думается, хотел учинить небольшую проверку и посмотреть, что представляет собою дочь - согласится ли принять единственного оставшегося родителя, хоть он и оказался за решеткой, или же явилась лишь затем, чтобы выразить свою неприязнь. И Дугу не хотелось, чтобы вы руководствовались дешевым сочувствием. Вы провалили экзамен, так что можете покупать билет и отправляться домой в Цинциннати. Как вы сами сказали, здесь вас больше ничто не удерживает.

Последовала короткая пауза. Наконец Эми Барнетт тяжело вздохнула.

- Вы меня просто ненавидите!

Слова ее повергли покорного слугу в изумление.

- Не говорите чепухи! Я и знаю-то вас каких-то два часа, с какой стати мне...

- Ненавидите! - выдохнула она. - И чрезвычайно рады, что наконец-то нашли человека, на которого можно излить свою ненависть. После того, как столько лет заставляли себя проявлять понимание и великодушие по отношению к бросившей вас семье. Вы были таким добрым и терпеливым, а сами скрипели зубами. Но вот подвернулась я, и мне достались все накопившиеся в вас боль и гнев. И при этом еще пытаетесь утверждать, будто поступаете так исключительно из сочувствия к моему несчастному отцу, которого мы с мамой предали точно так же, как ваша семья предала вас!

Автоматически управляя машиной в густом транспортном потоке, я попытался уверить себя, что Эми предприняла типично женский маневр, следуя принципу: лучший способ защиты - нападение. Хоть у нее, разумеется, не было ни малейшего права нападать на меня. Согласиться с этой утешительной мыслью мешало лишь то, что дело обстояло не совсем так. И даже совсем не так. По правде говоря, Эми попала в "яблочко": я излил на нее всю накопившуюся злость и обиду. Полагаю, это характеризует меня не с лучшей стороны, но особенно удивляться не приходится. В то же время проницательность Эми свидетельствовала: я недооценил эту девушку. Случайно или намеренно?

В результате покорный слуга довольно холодно произнес:

- Весьма точное наблюдение, мисс Барнетт. Эми Барнетт облизала губы.

- Простите. Мне не следовало этого говорить. Но вы обидели меня. Правда, я это заслужила.

- Ладно. Сдаюсь. Не бейте, больше не буду, сударыня. - Я посмотрел на часы. - Но отвезти вас назад я сейчас все равно не могу: человек, оставивший мне этот документ, сказал, что его готовятся освободить, а наше посещение затянет процедуру. Вы же знаете, что такое бюрократические формальности. Но если вы пожелаете задержаться и увидеться с ним утром, я подскажу, где его можно найти. Кажется, его отвезут в отель "Коралловый берег". Номер комнаты я уточню. Но не рассчитывайте, что он бросится вам на шею. Дуг человек гордый и, конечно, поймет, что передумали вы лишь узнав о его состоянии.

- Гордости тут у всех хватает с избытком, в том числе и у меня. - Эми тяжело сглотнула. - Мне хотелось сказать ему, как одиноко мне было, и как я нуждалась в близком человеке, в нем, но я не нашла нужных слов. Потом мы почему-то заговорили о маме. Он отзывался о ней высокомерно и презрительно, я не выдержала и... - Она быстро встряхнула головой. - Не следовало так ершиться. Представляю, сколько накипело у него на душе за эти годы. Знаете, я ведь и правда намеревалась проявить понимание в терпимость. Хочу попытаться еще раз.

- Попробую помочь. Пока же позвольте мне искупить вину, угостив вас обедом.

Она покачала головой и удостоила меня еще одной скупой гримасой, изображавшей оживление. Я уже окончательно решил, что на большее Эми не способна, когда на лице у нее внезапно появилась настоящая живая улыбка.

Да и голос тоже прозвучал достаточно дружелюбно.

- Освобождаю вас от репараций, мистер Хелм. К тому же, смертельно устала. У меня выдался трудный день. Поэтому по возвращении в гостиницу я намерена сразу подняться в номер, который вы столь любезно для меня сняли, заказать гамбургер и поскорее улечься.

Около девяти часов того же вечера мне в номер позвонил наш местный представитель, от которого я раньше получил экземпляр медицинского освидетельствования Дуга. В отличие от других служб, мы не располагаем агентами по всему белу свету. Вместо этого, в различных стратегических местах, в том числе и в Майами, мы пользуемся услугами помощников - "совместителей".

Трудных заданий им не дают, по большей части это - просто глаза и ноги. Парень числился под кличкой Джером. Он сообщил, что Дуг после освобождения позволил отвезти себя в заказанный гостиничный номер, а потом исчез. В голосе Джерома чувствовалось раздражение. Никто не предупредил его, что человек, порученный его заботам, может попытаться оставить опекуна с носом. Тем не менее, когда Джером повторно заглянул в гостиницу, дабы предложить свои слуги, комната пустовала. Более того, Дуг не оставил никакой записки, из которой можно было бы понять, куда он направился.

- В гавани побывали? - спросил я. - Ведь яхта оставалась там, не так ли?

- Да, за контрабанду наркотиков конфисковано так много судов, что властям просто некуда их девать... Предназначенный для этих целей причал переполнен, - ответил голос в трубке. - Нет, я не успел там побывать. Позвонил вам сразу, как только обнаружил, что Дуг исчез. Отправляюсь немедленно.

- Постойте, - покорный слуга немного помолчал, раздумывая, потом сказал:

- Не нужно. Если Дуг и правда направился к яхте, вам пришлось бы стрелять, чтобы остановить его. Пускай себе отплывает. Оставим эту головную боль Береговой Охране - они заварили" всю кашу. Мы вмешиваться не будем.

- Ладно, но все-таки меня могли бы известить, что Дуг способен улизнуть...

Я решил предупредить Мака, что на нашего нынешнего представителя в Майами нельзя особенно полагаться. Прежде тут работал весьма умелый совместитель по фамилии Брент, однако нынче он уволился, женился на дочери босса и сделал Мака дедушкой. Если вас это интересует, у них родилась девочка весом шесть фунтов. Джером же явно уступал Бренту - сопровождающему не пристало думать о своих эмоциях больше, нежели о благополучии подопечного. Правда, мне и самому следовало бы почаще вспоминать об этом правиле.

Я лег спать. Казалось, телефон зазвонил в ту же секунду, но часы показывали половину пятого утра.

- Мистер Хелм? - голос принадлежал Эми Барнетт. - Мистер Хелм, мне только что звонили из Береговой Охраны. Отец окончательно свихнулся - украл свою яхту и вышел в море.

- Вам не кажется, что вы сами себе противоречите, мисс Барнетт? Как можно украсть собственную яхту?

- Ох, прекратите! Вы меня прекрасно понимаете. Они отправляются вдогонку, и почему-то хотят, чтобы я к ним присоединилась.

- Это не трудно объяснить. Спешат обзавестись свидетелем, который подтвердит, что на этот раз вашего отца задержали без грубостей и нарушения закона.

- Вас тоже просили прийти. Наверное, как представителя организации...

- Сейчас присоединюсь к вам. Если у вас есть теплый свитер, прихватите. Гольфстрим считается теплым течением, но во Флоридском проливе бывает весьма прохладно.

Как только я опустил трубку, телефон разразился очередным звонком. На сей раз представитель Береговой Охраны Соединенных Штатов Америки официально пригласил меня принять участие в преследовании.

 

Глава 4

Судно Береговой Охраны оказалось внушительным катером, но, разумеется, не шло ни в какое сравнение с длинными изящными легкими эсминцами. Наш корабль, несмотря на тот же опознавательный знак, выглядел значительно более миролюбиво: массивное, крепкое сорокафутовое судно. Снаружи оно ощетинилось всевозможными антеннами и прожекторами, а рубку заполняли любопытные электронные приспособления. Во всяком случае, полагаю, что кому-то они могли показаться любопытными.

Я распознал радарную установку, а также "Лоран", поскольку с последним пришлось повозиться, дабы отыскать дорогу домой на борту яхты, экипаж которой - с моей помощью - отправился к праотцам. В тот раз мне удалось справиться с задачей, хотя потом начались неприятности другого рода. Что же касается прибора, неоценимую помощь оказала прилагавшаяся к нему инструкция по эксплуатации, по ознакомлению с которой выяснилось, что не так уж он и сложен. Однако, предназначение остальных черных ящиков с дисплеями, высвечивающими загадочные, но, несомненно, многозначительные для кого-то цифры, оставалось для меня загадкой. Тут же присутствовали и обязательные рации. Вот только для людей места почти не оставалось, но, тем не менее, я помог Эми пристроиться в свободном углу.

Спутница моя несколько порастеряла свой неприступно-самоуверенный вид - девушке в джинсах непросто выглядеть неприступной. Выступающий из-под светло-голубого свитера круглый белый воротник блузки подчеркивал голубизну и притенял серый оттенок ее глаз. Я напомнил себе, что не должен относиться к Эми предубежденно из-за своих старых обид, к которым она не имеет никакого отношения. Задача представлялась не слишком сложной: даже в штанах девушка выглядела весьма неплохо. Вскоре освещение в рубке погасло. Люди на палубе приступили к процедуре отдачи швартовых, и, наконец, мы отчалили.

- Не думаю, что нам стоит садиться, даже если и отыщется подходящее место, - проговорил я, перекрикивая приглушенный шум двигателей. - Не знаю, как сильно может разогнаться эта посудина, но на некоторых из них можно преспокойно повредить позвоночник, если не успеваешь вовремя привстать.

В сопровождающие нам выделили таинственную личность. Одет он был, как и все остальные, в униформу цвета хаки, но на голубой военно-морской фуражке и на свитере с высоким воротником отсутствовали какие бы то ни было знаки отличия. Правильные англосаксонские черты лица этого человека сочетались со смуглой средиземноморской кожей, слишком темной, чтобы это можно было отнести на счет загара, и серыми глазами. Что ж, все мы сегодня являем собой результат той или иной генетической смеси, и все-таки сдается мне, что мои шведские и шотландские предки ладили между собой лучше, нежели представители совершенно несхожих рас, породивших его на свет. Дополняли облик жесткие черные волосы и крепкие белые зубы. Возраст около пятидесяти лет, с поправкой на пять в ту или другую сторону. Великолепные зубы обнажились в снисходительной улыбке - реакции на мою попытку зарекомендовать себя опытным мореходом.

- Не так все страшно, мисс Барнетт, - сказал он. - В проливе сегодня довольно спокойно, к тому же мы не станем слишком разгоняться. Этого не понадобится. Он не мог уйти далеко. Думаю, скоро сообщат координаты...

В небе занимался серый рассвет и огни Майами - или Майами-Бич? - постепенно гасли вдоль плотно застроенного побережья. Наш катер не спеша пробирался между сигнальными буями, отмечающими незнакомый мне выход к морю. В свое время, по долгу службы, мне приходилось учиться обращаться с судами, но особой любви я к ним не испытываю. Имея возможность выбирать, всегда предпочту лошадь или вездеходную машину и буду держаться подальше от соленой, ни на что не пригодной морской воды.

- Определить местонахождение не составит труда, - заметил я. - Кто-нибудь полюбопытствовал взглянуть на его карты, сэр?

Вообще-то он не производил впечатления человека, привыкшего, чтобы его величали "сэр", но с людьми в форме лучше не рисковать. Звание определению не поддавалось, но в то же время не вызывало сомнений, что таковое имеется. Проявление подчеркнутого уважения к человеку дается легко и не доставляет хлопот. Во всяком случае, мне. Хотя некоторым молодым агентам легче стерпеть пытки, нежели научиться быть вежливыми.

- "Сэр" - не обязательно. Меня зовут Сандерсон, - представился мужчина. - Так что вы имеете в виду, Хелм?

- Я неплохо знаю Дуга Барнетта и полагаю, что он заранее наметил на бумаге свой дальнейший маршрут. Дуг из числа людей, которые все обдумывают заранее, в том числе и план этого путешествия. Когда-то он упоминал об этом в разговоре со мной. Насколько помню, следующую после Майами остановку предполагалось сделать на Бермудах, в тысяче миль отсюда.

Сандерсон пристально всматривался мне в лицо в призрачном свете окружающих нас приборов.

- Мы исходили из предположения, что он направится прямиком на Багамы. До них меньше пятидесяти миль. У нас имеются определенные договоренности с местными властями, но пользоваться ими следует достаточно дипломатично. Как только Барнетт окажется в тамошних водах, предстоит уладить массу бюрократических формальностей, чтобы заполучить его.

- Чушь собачья, - отрезал я. - Вы рассуждаете так, как будто имеете дело со сбежавшим преступником. Дуг Барнетт ни в чем не повинный человек, на которого напали пираты, переодевшиеся в форму стражей закона. Отобрали у него яхту, избили и пленили его... Не стоит пытаться переубедить меня, сэр. Гонитесь-то вы не за мной. Я всего лишь пытаюсь пояснить, как воспринимает происходящее сам Дуг. Не забывайте, он в течение долгого времени служил американскому правительству, так что замысловатые мундиры и кокарды не производят не него особого впечатления. И не надо считать Барнетта сумасшедшим. Просто человек считает, что с ним не вправе были поступать подобным образом, вот и вернул себе яхту, чтобы продолжить столь бесцеремонно прерванное путешествие. Хорошо, если вы согласитесь оставить его в покое. Но Барнетт готов и к другому варианту.

- Он нарушил закон...

- В каком законе говорится, что вы имеете право бить по голове больного человека за то, что на борту его яхты оказалось несколько унций наркотиков, о которых он понятия не имел?

- Капитан либо владелец судна несет ответственность за все находящееся на борту.

Я с недоверием уставился на него.

- Вы, наверное, шутите? Стало быть, если я приглашаю три супружеские пары прокатиться на большой яхте, которой у меня, увы, нет, моя красавица-жена, которой опять же не имеется, должна немедленно отвести женщин в отдельную каюту, тогда, как я возьмусь за мужчин. Гостей надлежит раздеть и тщательнейшим образом осмотреть на предмет контрабанды, причем моей несуществующей жене придется больше попотеть ввиду особенностей женской анатомии. Причем, рекомендуется не забывать вспарывать подкладки мужских пиджаков и откручивать каблуки с женских туфель, не говоря уже о прочей одежде. В общем, мы должны не пропустить ни одного подозрительного шва в их нарядах. Затем жена может приняться за женские сумочки, а я, к мужским. Никогда не знаешь, что может оказаться упрятанным под подкладку дорожной сумки, не так ли? И только после этого можно объявить нашим восхищенным, раздетым догола гостям, что им дозволено забирать то, что осталось от вещей и расходиться по каютам. Вы уж простите, ребята, но в соответствии с законом мы несем за вас ответственность и поэтому не можем рисковать... Теперь, если вам удастся облачиться в остатки одежды, приглашаем всех выпить и отметить начало замечательного круиза. - Я поморщился. - Бога ради, Сандерсон! Я-то думал, что это вам положено заниматься наркотиками. Или вы намерены выдать по значку всем владельцам судов, чтобы они стояли на страже вашего закона, пока вы играете в гольф или ловите рыбку? Будет кому отдуваться за ваши неудачи!

Смуглое лицо Сандерсона осталось невозмутимым.

- Если вы закончили излагать свою точку зрения, мистер Хелм, то будьте так добры и поделитесь соображениями относительно того, где же на самом деле находится ваш коллега?

Я посмотрел на часы.

- Сейчас половина шестого утра. Дуг, по-видимому, исчез около девяти вечера. Скажем, час ушел у него на то, чтобы пробраться на яхту и подготовить ее; и еще час, чтобы выйти из гавани. Получается одиннадцать часов. Следовательно, можно предположить, что он следует своим курсом около шести с половиной часов. Какую скорость развивает его яхта? Ветер сейчас не ахти какой, а двигатель у Дуга, наверное, не слишком мощный. Помнится, на яхтах обычно не устанавливают мощных двигателей.

- Двухцилиндровый дизель "Вольво-Пента". Чуть больше двадцати лошадиных сил.

- Вы разбираетесь в подобных вещах получше меня, но даже если он будет идти на пределе, используя одновременно паруса и двигатель, больше шести узлов ему не сделать, верно? Шесть узлов на шесть с половиной часов... получается тридцать девять морских миль. Да, совсем забыл про Гольфстрим. Два узла попутного течения? Три? Скажем, в среднем два с половиной, кажется, мне приходилось слышать от кого-то такую цифру. Умножить на шесть с половиной, что получается?

Последовала короткая пауза, после чего Эми Барнетт тихо произнесла:

- Шестнадцать с четвертью миль. Но...

Я повернулся к Сандерсону.

- Итак, скажите, чтобы ориентировались на пятьдесят пять миль по курсу.

- По какому курсу, мистер Хелм?

Я раздраженно покачал головой.

- Что тут непонятного? Свои планы Дуг не скрывал, напротив - много лет подряд делился ими со всеми. Говорю вам, он направляется к Бермудам. Взять курс прямо на них не может, на пути окажутся Багамские острова. Поэтому, прежде чем лечь на окончательный курс, он должен выйти из Флоридского пролива в Атлантический океан. Стало быть, придется обогнуть северную оконечность Багамского рифа на безопасном расстоянии, и лишь потом повернуть на северо-восток, в сторону Бермудских островов.

- Уж очень все просто у вас получается, мистер Хелм. Не забывайте, что Барнетт сбежал от правосудия, а потому вряд ли пойдет на столь простой...

- Проклятье, вы меня слушаете или нет? Плевать он хотел на ваше правосудие, мистер Сандерсон. Он такой же правительственный агент, как и вы, с той разницей, что сейчас находится не у дел. И попросил своих коллег явить хоть немного понимания, а в ответ получил дубинкой по голове. Теперь Дуг будет играть исключительно по своим правилам. Иными словами, он предоставляет вам еще один шанс проявить благоразумие. От себя могу добавить, что посоветовал бы воспользоваться этим шансом. Мы с Дугом представляем весьма эффективную и полезную организацию, капитан Сандерсон. Простите, не знаю вашего настоящего звания. Не исключено, что однажды вам понадобится наша помощь. Пойдите же и вы нам навстречу: оставьте его в покое. Забудьте об этих несчастных противозаконных унциях или займитесь поисками человека, которому они принадлежали на самом деле; а мы забудем то, как вы отнеслись к нашему человеку в ответ на вежливую просьбу. И просил-то он всего лишь об одном телефонном звонке!

После минутной паузы Сандерсон сухо произнес:

- Стало быть, вы считаете, что Барнетт направляется к Манцениловой Отмели, в верхней оконечности Багамских островов? Но это больше ста миль пути, вернее даже, ближе к ста двадцати, если правильно помню карту.

Я холодно посмотрел на него и пожал плечами.

- Ладно, сэр. Раз уж вы этого хотите. Да, вы найдете свою жертву на прямой, соединяющей это место и Манцениловую Отмель, где бы последняя ни находилась. Вероятно, где-то на полпути.

- Почему вы рассказываете мне об этом?

- Потому что найти его не составит труда. Вы способны прочесать достаточно широкий район и управиться без моей помощи. Вот только что вы намерены делать, когда найдете его?

Серые глаза задумчиво разглядывали меня.

- Не думаю, что безоружный человек на тихоходной яхте окажется для нас непосильной задачей, мистер Хелм.

Я рассмеялся ему в лицо.

- Очнитесь, Сандерсон. С чего вы взяли, что Дуглас не вооружен?

- Мы конфисковали довольно своеобразное ружье, припрятанное за спинкой сидения в главной каюте.

- Стало быть, помимо яхты, свободы, зрения и будущего, вы лишили его еще и ружья. Вам не кажется, что для одного человека этого вполне достаточно? - Смуглый мужчина молча смотрел на меня. - Не рассчитывайте, что вам доведется иметь дело с невооруженным человеком, amigo, - продолжал я. - Блестящее, бросающееся в глаза ружье находилось на борту специально для отвода глаз. Ваших глаз, а также глаз всех прочих официальных лиц, коих интересует оружие. И можете не сомневаться, ружьем его арсенал не ограничивался. Просто остальное припрятано настолько хорошо, что даже вашим умельцам не по силам его отыскать. Дуг не стал бы упускать из виду возможность встречи с каким-нибудь недоброжелателем, затаившим на него старую обиду. К тому же, насколько мне известно, в некоторых водах встречаются и настоящие пираты, а не только парни, замаскировавшиеся под морскую полицию и похищающие суда на якобы законном основании. Поэтому и думать забудьте, что он во второй раз покорно отдаст себя вам на заклание. Так или иначе он подготовился к встрече. Вот я и спрашиваю, как вы намерены справиться с ним?

- Минутку.

Сандерсон направился вперед, туда, где рядом с рулевым расположился молодой капитан судна. Последовало краткое совещание, которое было перенесено за навигационный стол. Затем они воспользовались одной из раций. Шум двигателя не позволял мне расслышать слова. К этому времени уже полностью рассвело. Мы вышли в открытое море. Полоска Майами-Бич быстро уменьшалась за кормой. Я заметил, что Эми Барнетт с неприязнью смотрит на меня.

- В чем дело на этот раз? - поинтересовался я.

- С чего это вам вздумалось помогать им найти его?

Я вздохнул.

- Бога ради! Уж не считаете ли вы, что мы принимаем участие в слете бойскаутов? Во-первых, как я уже сказал, теперь, при дневном свете, они легко найдут его и без моей помощи, так к чему проявлять пустое упрямство? Во-вторых, Дуг прекрасно понимает, что мы - я - вынуждены сотрудничать с местными властями, даже если это нам не слишком по душе. Ничего другого он не ожидает. Большую часть жизни он проработал на нашу организацию и вряд ли пожелает, чтобы та оказалась в затруднительном положении из-за него одного. Собственно говоря, это единственный приятный момент во всей нашей заварушке. Мы способствовали освобождению Дуга и вина за все его последующие прегрешения ляжет на нас. Хотя, если Дуг достаточно сильно пострадал и разозлился, он может об этом и позабыть. Сплюньте через плечо. А вот и наш друг.

Совещание закончилось. Молодой капитан обратился к человеку, стоящему за штурвалом, и катер начал поворачивать налево. Ленивый шум большого двигателя у нас под ногами усилился. Я поддержал девушку, покачнувшуюся, когда катер рванулся вперед. Сандерсон присоединился к нам.

- Боюсь, мисс Барнетт, что путешествие может оказаться менее комфортабельным, чем я вам обещал. Возможно, придется плыть дальше, чем я рассчитывал, так что приходится прибавить скорость. - Он перевел взгляд на меня. - Впереди патрулирует стодесятифутовое судно "Кейп Марч". Оно направляется на перехват.

- Попросите их держаться на расстоянии, когда прибудут на место, - сказал я.

Мгновение он пристально смотрел на меня.

- Найти и взять под наблюдение яхту "Сивинд". Ждать дальнейших указаний. Устраивает?

- Пока - да. Однако, позвольте немного вас познакомить с нашей организацией, Сандерсон. Возможно, вы уже заметили, что все мы немного помешанные. Некоторые понятия попросту недоступны для нас; нас научили, - заставили, если хотите, - забыть о них. Вроде естественного почтения к человеческой жизни, включая и наши собственные. Иными словами, нам вбили в головы: если уж суждено отправиться туда, откуда не возвращаются, так тому и быть, остается лишь обзавестись компанией. Понимаете?

- Более или менее. - Голос его прозвучал сухо. - Вы напоминаете мне стаю взбесившихся волков, мистер Хелм.

- Отлично, главную мысль вы ухватили. Теперь представьте, что на улице вам встречается такой затравленный волк. Пасть у него вся в пене, и он слепо мчится прямо на вас. Полагаю, вы примите во внимание, что болезнь уже полностью подчинила себе это существо, от смерти его отделяет какая-то пара шагов, и не станете вставать у него на пути. Дуг Барнетт сейчас тоже стоит на пороге смерти. Благодаря вам и вашим друзьям полицейским видеть он сможет лишь одним глазом, да и то недолго. А головные боли запросто могут довести человека до помешательства. Дуг понимает: для него все кончено, что-то непоправимо сломалось в голове, и впереди ждет жалкий конец в беспроглядной тьме. Не забывайте, вся жизнь этого человека была наполнена насилием, так что ваши мундиры для него ничего не значат. Старое правило профессионала гласит: возможно, иногда и приходится подставлять себя под пулю или удар, но никому - повторяю, никому! - нельзя позволить предпринять вторую попытку. В случае с Дутом Барнеттом вы уже исчерпали свой лимит.

Эми Барнетт попыталась что-то возразить, но спокойный голос Сандерсона перебил ее:

- Что, по-вашему, он может предпринять, мистер Хелм?

- Не знаю. Но могу сказать, как поступил бы я на его месте. Находясь на борту яхты, где-то впереди вас, я бы спокойно дождался появления самоуверенных стражей закона. Выждал, пока вы, упиваясь собственным превосходством и правотой, окажетесь в пределах досягаемости. И с хохотом разрядил бы в вас все имеющиеся v меня магазины, наплевав на то, что мы якобы работаем на одно и то же правительство. Вы ведь не стеснялись, когда дали мне дубинкой по голове, арестовали и бросили за решетку, так почему я должен проявлять большую снисходительность? И еще я постарался бы как можно лучше целиться. В конце концов, это вынудило бы вас убить меня. Возможно, Дуг рассуждает иначе, но надеяться на это я бы не стал.

- Понятно.

Какое-то время Сандерсон, нахмурившись, смотрел на меня, потом быстро повернулся и вновь направился вперед переговорить с капитаном, который взял в руки микрофон. И вновь мне не удалось расслышать сказанного, но теперь в этом не было необходимости: участники операции предупреждались, что преследуемый вооружен, умственно неуравновешен и чрезвычайно опасен. Некоторое время Сандерсон оставался впереди, переговариваясь с капитаном. Катер мчался на север. Трясло нас не слишком сильно, и все же я не переставал удивляться, сколь твердой становится вода на подобной скорости; казалось, мы ударяемся о бетон. Я попытался придерживать девушку, но она движением плеча оттолкнула мою руку.

По истечении какого-то времени Эми не выдержала и выдала все, что накипело у нее на душе.

- Как вы можете так говорить о моем отце? Послушать вас, он просто сумасшедший!

- Так-так, вот и внезапный прилив дочерней любви! Не поздновато? А ведь стоило вам вчера протянуть ему руку, снизойти до понимания, помириться, и сегодня он не плыл бы на поиски смерти. - Эми Барнетт побледнела и отвернулась. Я быстро продолжал: - Как бы там ни было, по-моему, еще большим сумасшедшим выглядел я сам. Если вы немного призадумаетесь, вместо того, чтобы делать свойственные вам поспешные выводы, то возможно поймете... чем более опасным и безумным покажется им ваш отец, тем меньше вероятность того, что на него с ходу обрушатся с безоговорочными ультиматумами, способными вывести из себя и самого мягкого из людей.

Девушка глубоко вздохнула и пристально посмотрела на меня.

- Понятно. Простите. Я не поняла, что вы намеренно преувеличиваете... - Голос ее оборвался. Она вновь отвела взгляд. - И я не замечала за собой привычки делать поспешные выводы, мистер Хелм.

Последнее заставило меня улыбнуться. Девушка одарила меня укоризненным взглядом и надолго замолчала. В прозрачном голубом небе ярко светило солнце. Мы пересекали Флоридский пролив. Как уже говорил Сандерсон, последний протянулся на пятьдесят миль меж густонаселенной Флоридой на материке и многочисленными рифами вперемешку с зачастую необитаемыми островами и островками Багамской гряды. Земля уже давно исчезла из виду.

Я обратился к девушке:

- Дуг поручил вас моим заботам. Он не говорил вам об этом? Если с ним что-нибудь случится, место вашего отца займу я.

Эми Барнетт вознамерилась что-то сказать, возможно, возразить, но передумала и только улыбнулась. Улыбка получилась довольно злорадной.

- В таком случае вам придется не прожигать взглядом мои чулки в надежде улучить благоприятный момент. На так ли, мистер Хелм? Во всяком случае тогда, когда на мне надеты чулки. Ввиду наших новых родственных связей это почти равнозначно кровосмешению, правда? - Улыбка исчезла с ее лица, и девушка быстро встряхнула головой. - Знаете, большую часть своей жизни я обходилась без отца. И уж если надумаю выбирать ему замену, то ни в коем случае не остановлюсь на вас.

- Вас никто и не спрашивает. Где это слыхано, чтобы родителей выбирали? Нет уж, сделайте милость, заткнитесь и слушайте, пока у нас есть немного свободного времени. Мне поручено вам сказать, что, позвонив по известному вам вашингтонскому номеру, в любое время получите в полное свое распоряжение двадцать пять тысяч долларов. Можете накупить на них бриллиантов, мороженого или спортивных машин. Как вам заблагорассудится. Хотя изначально ваш отец предполагал, что эти деньги будут использованы в крайнем случае. Например, если вы заболеете, потеряете работу или с вами случится какая-либо другая неприятность, пока он будет в отлучке. Далее. После его смерти вы получите около двухсот тысяч, немного больше или немного меньше, в зависимости от того, как гористы уладят формальности с налогом. Вам надлежит обратиться к "Бэбкоку и Филлипсу" в Санкт-Петербурге, штат Флорида. Запомните? Хотя, если забудете, они свяжутся с вами сами. Девушка облизала губы и холодно произнесла:

- Денег этих я не возьму.

- Вы и в самом деле порядочная дрянь, мисс Барнетт! Боитесь порадовать отца тем, что он позаботился о финансовом благополучии своей дочери? Деньги эти - надбавка за риск, которую Дуг получал в течение многих лет. Тратить их ему было не на кого, разве что на яхту. Кому же их оставить, как не единственному родному человеку? Или вы предпочитаете, чтобы он истратил их на дешевую благотворительность? Попытайтесь хоть один раз забыть о своей мелкой гордости и самолюбии, да подумать об отце.

Эми Барнетт глубоко вздохнула.

- Особо тактичным вас не назовешь. Все это он рассказал перед тем, как встретился со мной? - Когда я кивнул, она еще раз вздохнула. - Если его беспокоит мое... благополучие, почему он так невозможно повел себя во время нашего разговора всего несколько минут спустя.

- Думаю, по прошествии стольких лет никто из вас не мог надеяться на легкое примирение.

- Ладно. Я поговорю с адвокатами, когда... если не найдется более достойных претендентов на эти деньги.

- Дуг заверил, что таковых не имеется.

- Можете считать, что исполнили свой долг и ввели меня в курс дела. Пора вновь стать самим собой и предаться незамысловатым утехам.

Я улыбнулся.

- Никак не пойму, вы и в самом деле стыдитесь своих красивых ножек? На беду, я не до конца исполнил свой долг. Остается кое-что еще.

- Что именно?

Я заговорил, осторожно подбирая слова:

- Помните, я рассказывал, что старался держаться от своих детей подальше, дабы никому не пришло в голову использовать их против меня или наказать за какое-нибудь мое деяние? Это профессиональный риск, с которым имеют дело все мои коллеги. А поскольку вы все же дочь Дуга Барнетта, то любой, затаивший на него обиду, может отыграться на вас. Поэтому, если почувствуете даже малейшую угрозу, столкнетесь с чем-то необъяснимым, немедленно звоните нам. По тому же номеру. Если я буду в пределах досягаемости, приеду сам; если нет, меня заменит кто-нибудь другой. То же относится к любым неприятностям, не связанным напрямую со сферой нашей деятельности.

Она нахмурилась.

- Что вы имеете в виду?

- Уверен, при обычных обстоятельствах вы сумеете устроить свою жизнь и без нашей помощи. Но вот с насилием вам сталкиваться не приходилось. Если вы почувствуете исходящую от кого-либо физическую угрозу, скажем, от отвергнутого поклонника, который не смирился со своей участью, или какого-нибудь мафиозо, которому пришлось не по душе то, как вы в суде выступили; на худой конец, от уличной компании, мимо которой приходится проходить на пути к автобусу или метро, не колеблясь набирайте номер. Наконец, если просто попадете в неприятное положение и вам понадобится поддержка. Кто-нибудь обязательно поможет вам. Используя дипломатию, деньги и прочие способы. Если окажусь под рукой, это буду я. - Покорный слуга помолчал, не сводя с Эми взгляда. - Иными словами, своих людей мы не бросаем. Помните, вы не одиноки. Вне зависимости от того, что случится здесь, у вас останется своего рода семья. Можете не слишком хорошо к ней относиться, но в семье такое не редкость. Имейте это в виду.

Девушка заколебалась. Я чувствовал, что первым ее порывом было отказаться от нас и всего с нами связанного так, как это сделала ее мать. Тем не менее, Эми сдержала эмоции и кивнула.

- Благодарю вас, - серьезно сказала она. - Трудно вообразить, чтобы мне когда-либо представилась возможность воспользоваться вашим предложением, но... тем не менее, благодарю.

В рубке опять заработала рация. Сандерсон вернулся, придерживаясь за поручни.

- Барнетта обнаружили, - обратился он ко мне: ему не удалось уйти так далеко, как вы предполагали. "Кейп Марч" вышел на него менее чем в десяти милях впереди. Они приближаются к яхте, но делают это осторожно, так, как вы советовали.

Я кивнул.

- Видать, недооценил Дуга. Знал: он не подумает бежать, но посчитал, что постарается уйти как можно дальше, прежде чем его обнаружат. Однако в обычных условиях, несмотря на слабый ветер, он не стал бы использовать мотор, не так ли? имея в своем распоряжении попутный Гольфстрим, этот отрезок пути предпочтительно пройти под парусами, чтобы сэкономить горючее для настоящего штиля. Вот он, видимо, и решил, что не позволит вам заставить себя двигаться даже на узел быстрее, чем при обычных обстоятельствах... Господи, это что еще, взрыв?

Даже в наполненной вибрирующим гулом мощных двигателей рубке все мы услышали или почувствовали это: короткий, резкий и сильный холопок. Все, не сговариваясь, устремились к двери, ведущей на палубу. Капитан, сжимающий в руке микрофон, быстро обернулся.

- Адмирал, это "Марч"! - воскликнул он. Сандерсон рванулся вперед. Я помог Эми Барнетт выбраться наружу и придержал ее на узкой боковой палубе. Сначала мы ничего не увидели, потом я разглядел и показал ей на маленькое круглое дымовое облако, оторвавшееся от горизонта впереди, медленно, как отпущенный воздушный шар, поднимающееся вверх и одновременно расползающееся вширь. В дверях рубки появился Сандерсон. Лицо его было мрачным.

- Взрывчатка у Барнетта на борту имелась? Какое-то время я молча смотрел на него, потом передернул плечами.

- Однажды нам пришлось иметь дело с яхтой, которую использовали как самодвижущуюся мину. Собственно говоря, этим делом занимался я, но Дуг вполне мог слышать о нем, а яхту он доделывал самостоятельно. Так что мог встроить в нее что угодно.

- Прекратите! - отчаянно воскликнула Эми. - Прекратите рассуждать так, как будто это невинная беседа за чашкой чая... Что произошло?

- Очевидно, Дуг взорвал яхту, когда увидел, что его настигают. Надеюсь, при этом ему удалось прихватить с собой и проклятый катер.

Девушка умоляюще посмотрела на Сандерсона.

- Ответьте мне!

- Хелм прав, мисс Барнетт. Мне очень жаль. - Он окинул меня холодным взглядом. - Но вынужден вас разочаровать, Хелм. Барнетт даже не попытался повредить "Кейп Марч". Когда увидел, что корабль заходит ему в кильватер, он связался с ними по рации и заявил, что ждал их, но все равно доволен своей прощальной прогулкой. Потом предложил отплыть немного подальше и зажать уши. Они видели его сидящим в проеме трапа главной каюты; у него имелось гироскопическое приспособление, из тех, которые позволяют не управлять яхтой. Улыбнулся через плечо и насмешливо помахал рукой. Потом спустился в каюту и... прогремел взрыв, который разнес яхту вдребезги. Видимо, у него был установлен чрезвычайно мощный заряд.

После короткого молчания, я выразительно произнес:

- Ума не приложу, как он мог упустить такую возможность! Уж я бы постарался причалить к вашему окаянному крейсеру, прежде чем нажать на кнопку. Что ж, Дуг всегда отличался излишним мягкосердечием.

Некоторое время мы смотрели друг на друга молча. Эми Барнетт издавала всхлипывающе-негодующие звуки. Меня она так и не поняла. Не исключено, что в следующем столетии борцы за освобождение женщин научат всех нас рыдать и причитать в минуты горя: считается, будто сие очень помогает. Пока же мальчики и девочки выражают свои чувства по-разному, и мы с Сандерсоном явно попадали в число мальчиков.

И он понял, что я хотел сказать. Понял, что означает для меня смерть Дуга Барнетта. И еще понял, как я теперь к нему отношусь.

 

Глава 5

Молокососа звали Эрнест. Эрнест Лав, если верить его словам. Хотя не исключено, что так оно и было. Уж слишком неестественно он выглядел. То ли неестественно хорошим, то ли неестественно плохим. Чахлая рыжеватая бородка, по-видимому, должна была в какой-то степени компенсировать скудость таких же рыжеватых волос, которые, несмотря на его двадцать с немногим лет, ретировались в сторону макушки, оставляя над лбом изрядную розоватую лысину. Последняя придавала ему не по годам взрослый и несколько болезненный вид.

У него были маленькие зеленоватые глазки, длинный тонкий нос и крупные испорченные зубы с широкими щелями между ними. Наряд парня состоял из мятых джинсов, грязной зеленой майки, грязные буквы на груди которой гласили: "Нет атому" и потрепанных кроссовок. Последние, как и следовало ожидать, представляли собой изделие фирмы "Адидас", или достаточно убедительную подделку. На мой взгляд, Эрнесту Лаву отчаянно требовался душ, сам же он склонялся к тому, что информация важнее.

- Да кто вы такие, черт вас побери? - первым делом возмутился он. - Что вы себе позволяете?

Надо сказать, особой оригинальности гаденыш не проявил. Люди вроде него всегда задают такие вопросы и, как правило, в том же тоне. Джером, наш представитель в Майами, который отыскал и привел парня в мой номер, сжимал ему запястье. Рядом с оборванной и неприглядной фигурой Эрнеста Джером выглядел надежным и непоколебимым, несмотря на такие же джинсы и кроссовки, - крепкий обитатель побережья со смуглой от загара кожей и золотистыми кудрями, почти не уступающими по длине рыжей шевелюре его пленника. Рядом с ними я почувствовал себя невероятно старым реликтом канувшей в прошлое эпохи "Сниккерсов" и коротких стрижек.

Хотя последнее, разумеется, не имело особого значения. Мне припомнилось маленькое круглое облако дыма на горизонте, я перевел взгляд на Эрнеста Лава и подумал об иронии судьбы, по которой отличный агент, уцелевший во множестве опаснейших передряг, умер из-за такого ничтожества. Мы с Дугом не слишком дружили, он был ершистым субъектом, но теперь это не имело никакого значения. Я смотрел на Эрнеста Лава и испытывал сильнейшее желание слегка врезать ему по челюсти, потом ласково пнуть в промежность и малость, самую малость попинать ногами, покуда будет валяться, вопя от боли. Остановила меня мысль о том, что цивилизованные люди, вроде покорного слуги, не прибегают к столь жестоким и варварским методам. Во всяком случае, без особой необходимости.

- Я друг Дугласа Барнетта, мистер Лав, - представился я. - Кто-то злонамеренно обвинил его в контрабанде наркотиков, а в результате моему другу пришлось покончить с собой. Вам случайно не доводилось об этом слышать, мистер Лав?

- Барнетт? В жизни не слыхал ни о каком Барнетте! - Голос рыжебородого кипел праведным негодованием. Затем до него дошел полный смысл сказанного, и уверенности поубавилось. - Что... что значит "злонамеренно обвинил"?

- Некий аноним позвонил в Береговую Охрану и предложил им проверить тридцатидвухфутовую яхту "Сивинд". И в точности подсказал, где именно искать.

Парень нервно облизал губы.

- Боже мой! Эту яхту?

- Эту самую.

- Попробуй упомни все эти имена. Какую фамилию вы назвали, Барнетт? Послушайте, ничего такого я и представить не мог. Проклятие, этот парень напакостил мне, вот и я отплатил ему той же монетой. И все. Чтобы неповадно было корчить из себя праведника только потому, что обзавелся паршивой скорлупкой! Избил меня и выбросил за борт большую часть моего... Знаете, сколько стоит сейчас эта дрянь? Вот я и позвонил. Прикажете спускать с рук? Да, позвонил! Ну, и что вы теперь намерены делать?

- Я? Ровным счетом ничего. Просто отправлю тебя к одному своему другу. О Джузеппе Вело слыхал?

- Вело? - Парень нахмурился. - Кажется, какая-то шишка из мафии? Думал, он уже умер.

Я покачал головой.

- Нет, но ты, наверное, пожалеешь о том, что Джузеппе еще жив. И будешь жалеть часа два-три. В зависимости от того, как долго протянешь. Нет, старина Сеппи не умер, во всяком случае, не совсем - и он мой должник. К тому же, не устает повторять, что теперь, когда он вышел на пенсию, ребята засиделись без дела. Становятся ленивыми и обрастают жирком. Делать-то им особо нечего. - Я повернулся к Джерому, который наблюдал за происходящим, слегка нахмурившись. Дело его. - Позвони Вело. Пускай пришлет своих парней за этим типом. Потом включишь кондиционер посильнее, может, избавимся от вони...

Эрнест Лав в очередной раз облизал губы.

- Но... но что они со мной сделают?

- Что сделают? - переспросил я. - Не знаю и не хочу знать, мистер Лав. Я законопослушный чиновник, работаю на дядюшку Сэма, откуда мне знать о таких вещах? Это же противозаконно. У человека, связанного с подобными делами, могут возникнуть серьезные неприятности, пусть даже речь идет всего лишь о дешевом кретине, который довел достойного человека до самоубийства.

Дуг Барнетт чрезвычайно удивился бы, узнав о наших прекрасных взаимоотношениях. Правда, однажды он спас мне жизнь, и взамен я пообещал приглядывать за его дочерью, но к делу это не относилось. Однако, прозвучало внушительно. Я продолжал:

- Мне потом принесут ваше признание, чтобы оправдать Дуга. Что будет с вами, куда они денут то, что от вас останется, не мое дело. Вряд ли кто-нибудь вспомнит о вас. У этих парней существуют способы избавляться от ненужного хлама. Я не привык совать свой нос в чужие дела.

В дверь постучали. Джером пошел открывать. Старина Сеппи отлично справился со своей задачей. Первый мужчина казался достаточно устрашающим: явно бывший боксер, недостаточно крупный для тяжелого веса и, видимо, не слишком удачливый на ринге, судя по отметинам на носу, ушах и бровях, но, тем не менее, из числа тех, с кем без пистолета лучше не спорить. Спутник его выглядел еще более впечатляюще: более шести футов ростом, черный как смоль, с причудливо выбритой головой. Зачем человеку с явно африканской внешностью изображать из себя ирокеза, до меня так и не дошло - если тут и содержался некий скрытый смысл, то адресовался он явно не мне - однако, несмотря на излишнюю театральность, выглядел негр весьма внушительно. Полагаю, именно это и решило дело.

Стряхнувший с себя оцепенение Эрнест Лав, судорожно вцепился в мою руку.

- Послушайте, обо всем можно договориться. Если вам нужно мое признание, я напишу его...

Последовавшее вслед за этим я пропустил мимо ушей.

Теперь в глазах у парня появился настоящий страх, и я неожиданно осознал, что до сих пор он просто играл роль: вызывающее поведение, неохотное признание, деланный страх.

Очнувшись, наконец, я пристально оглядел Эрнестову лысину и различил едва заметные рыжеватые ростки там, где волосы были выбриты для пущей важности. Перевел взгляд на тщательно перепачканную майку с лозунгом. Осмотрел искусно измятые джинсы и умело изорванные кроссовки. И припомнил, что в Вашингтоне у нас имеется костюмер, способный одеть тебя с иголочки, или превратить в оборванца, в зависимости от выбранного амплуа. И ко всему прочему, на коже шеи и рук, достаточно темной на первый взгляд, все-таки отсутствовала грязь, которая должна была накопиться за многие недели. В общем, достаточно убедительные грим и реквизит, чтобы провести ничего не подозревающую публику - например, некоего сосунка по имени Хелм - да и сам молодой человек проявил изрядное актерское мастерство. Но вот попасть в руки костоломов из мафии Эрнест никак не ожидал.

Расчет - его и пославших его людей - явно делался на то, что я не стану выносить сор из избы, и при необходимости сам прибегну к соответствующим мерам воздействия. Предполагалось, что если дело зайдет слишком далеко - точнее, если слишком далеко зайду я - мистер Эрнест Лав, или как там его на самом деле величают, всегда сможет остановить меня, сказав несколько нужных слов, раскрыв свое инкогнито и пояснив, что я всего лишь выставил себя на посмешище в грандиозном спектакле, где выступал простым статистом. Теперь парень осознал, что приключилась нежданная оплошность - и ужаснулся. Он понимал, что, в отличие от меня, гориллы Сеппи Вело не остановятся, невзирая ни на какие признания... Однако и ему в разворачивающемся фарсе отводилась далеко не главная роль. Позабавить публику предлагалось небезызвестному М. Хелму, женское обаяние Эми Барнетт усиливало правдоподобие происходящего, но главным героем был, разумеется, не кто иной, как сам Дуг Барнетт.

Увы, я не мог потешить себя даже мыслью, что с самого начала подсознательно чувствовал подвох. Тем не менее, что-то я видимо все же заподозрил, раз нарушил правила и попросил старину Сеппи ссудить меня парочкой внушительного вида громил. Теперь в памяти начали оживать некоторые подробности: Дуг Барнетт в тюрьме. На голове аккуратная наклейка. Удивительно опрятный вид. И ни единой царапины, несмотря на недавнюю жестокую стычку со стражами закона. Ненавязчивое упоминание о пострадавшем зрении. Нехарактерное для него подчеркнуто сентиментальное отношение к дочери - возможно, тут он немного переиграл. И наконец, тот же, судя по рассказу Эми, мягкий намек на свою травму в разговоре с ней, за которым последовали - скорее всего, умышленные - нападки на мать.

Чтобы сообразить все это, понадобилось некоторое время, но чего стоила одна драматическая погоня через флоридский пролив вместе с переодетым адмиралом, театрально переговаривающимся по рации - чтобы говорить в микрофон и делать вид, будто выслушиваешь ответ, особого умения не требуется - завершившаяся тем, что нам с Эми Барнетт продемонстрировали облачко дыма, сопровождаемое хлопком.

Но ярче всего в память врезалось то, что стодесятифутовый катер Береговой Охраны "Кейп Марч", якобы находившийся в опасной зоне, совершенно не пострадал. Мне доводилось работать вместе с Дугом Барнеттом и, вне зависимости от сказанного мной Сандерсу, я прекрасно знал, что прощать обиды он умеет не лучше меня. И, если его и в самом деле довели до отчаяния и самоубийства, а кое-кто из приложивших к этому руку людей находился в пределах досягаемости, он бы наверняка позаботился о том, чтобы не отправляться в долгое темное путешествие одному...

 

Глава 6

Мне предстояло проехать около семидесяти миль от Майами в сторону Уэст-Палм-Бич. Покорный слуга свернул на шоссе и влился в весеннюю стаю кадиллаков, возвращающихся после зимовки во Флориде к родным гнездам на севере.

Детская коляска с мотором фирмы "Шевроле", которую я взял напрокат для предыдущего задания, польстившись на малые размеры и неприметность, была рассчитана исключительно на карликов. В городе я не обращал на это особого внимания, но семидесятимильное путешествие по трассе превратилось для моих ног в сущее мучение. Как ни странно, японцы, которых далеко не назовешь великанами, удосужились обратить внимание на то, что среди американских покупателей встречаются люди с длинными ногами, а верзилы из Детройта продолжают пребывать в непоколебимой уверенности, будто маленькие машины покупают исключительно маленькие люди, также как в свое время производители оружия свято верили, что лишь коротышки приобретают оружие малого калибра. И если уж вымахали с меня ростом, просто обязаны стрелять из громыхающих пушек сорок четвертого или сорок пятого калибра, ибо не сумеют как следует сжать в руке оружие меньших размеров.

Дорожные страдания отнюдь не улучшили моего настроения. Вдали за мной осторожно следовал маленький белый фольксваген. Следуя полученным инструкциям, я свернул на первом повороте в Уэст-Палм и притормозил, поглядывая на проезжающую мимо машину сопровождения. Сидящая за рулем женщина средних лет знаком заверила меня, что все в порядке. Я проигнорировал заверения и потратил еще около часа, дабы убедиться, что она и в самом деле права и никакие недоброжелатели меня не преследуют. Собственно говоря, так и подмывало отыграться на ком-нибудь за шутку, которую со мной сыграли, но профессионалу не пристало ставить под угрозу тщательно спланированную операцию из-за личных амбиций. Окончательно убедившись в отсутствии нежелательного интереса к собственной персоне, я направился к указанному месту встречи - маленькому, розоватого цвета мотелю, расположившемуся в тени - если это можно назвать тенью - двух жалких пальм. Припарковал машину меж большим седаном и маленьким пикапом. После чего предписанным образом постучал в предписанную дверь и увидел Мака.

Появление его из-за двери меня в некотором роде ошарашило, поскольку я не сомневался, что вызываю Вашингтон, когда несколько часов назад, вне себя от ярости, связался с Маком по телефону, но вместо слов сочувствия получил приказ направляться в данное место, соблюдая все возможные меры предосторожности. Современные телефонистки просто чудеса творят. Итак, передо мной стоял знакомый, худощавый, седой господин с черными бровями, который, несмотря на весьма изматывающую работу, казалось, не старел совершенно. Не исключено, что в свое время он продал душу в обмен на вечную жизнь, хотя далеко не известно, было ли ему что продавать.

Его аккуратный серый деловой костюм заставил меня вспомнить Эми Барнетт, аналогичный костюм которой выглядел таким же неуместно теплым для весеннего сезона во Флориде. Я поймал себя на мысли о том, что поделывает эта девушка сейчас. Ответ на этот вопрос был мне прекрасно известен, поскольку не кто иной, как я, прежде чем вплотную заняться Эрнестом Лавом, ранним утром посадил ее на такси и отправил машину в аэропорт города Майами. К настоящему времени, если не случилось никаких непредвиденных задержек, она пребывала на борту самолета, уносящего ее домой, в Цинциннати, а то и успела приземлиться в тамошнем аэропорту.

- Заходи, Эрик, - сказал Мак. В официальных разговорах он всегда предпочитает пользоваться кодовыми именами.

Я миновал его и оказался внутри обшарпанного номера. На стене присутствовали неизменные стилизованные произведения мотельного искусства: маленький мальчик-индеец с хитрым видом поглядывающий на такую же маленькую и не менее лукавую индианку. На большой двойной кровати либо не спали вообще, либо ее уже успели застлать. Последнее представлялось маловероятным, поскольку поднос с завтраком, по всей видимости доставленный из расположенного по соседству круглосуточного ресторана, еще не унесли. Завтрак был сервирован на двоих, один из которых отличался завидным аппетитом: бифштекс и яйца, гарнир из овощей, бутерброды и кофе. Настоящий гурман. Второй удовлетворился завтраком по-европейски, состоящим из кофе с булочками, причем одна из булочек осталась на тарелке. Этим воздержанным едоком был Мак. Я достал из внутреннего кармана пиджака признание Эрнеста Лава и положил на заставленный стол.

- Бедняга Дуг, - промолвил я. - Но вот оно, доказательство его невиновности. По крайней мере, мы всегда будем с трепетом вспоминать о нем. И не только о нем.

Мак поднял лист, удостоил его коротким взглядом и отправил в ближайшую корзину для бумаг - самое подходящее место для подобного рода документов. Не приходилось сомневаться: там не содержалось ни слова правды. Не было никакой драки на борту следующей в Ки-Уэст яхты, как не было и выброшенных за борт наркотиков, оставшейся на судне марихуаны, анонимного звонка властям, но, несмотря на это, я заставил Лава подробнейшим образом изложить все свои грехи. Уж очень они меня разозлили. А, возможно, мне хотелось, чтобы в глупом положении оказался не я один.

- Тебе не разрешали проводить дополнительное расследование, - сказал Мак. - И, тем более, привлекать к этому делу посторонних лиц.

- Но ведь с делом-то я управился? Ваш фальшивый хиппи стал настоящим паинькой. Присутствие двух громил удивительным образом сказалось на его речевых способностях. Болтал, не умолкая. И был настолько готов подписать все, что мне заблагорассудится, что сознался бы и в том, что потопил "Лузитанию", если бы смог придумать, как доставил айсберг в нужное место. Так где же наш герой?

- Наш герой?

- Я исхожу из того, что вы были вынуждены разыграть весь этот спектакль. - Мгновение я смотрел на него и, не дождавшись ответа, перевел взгляд на дверь ванной. - Итак, перейдем к воскресению из мертвых. Полагаю, будучи официально усопшим, наш скромный друг предпочел окончательно убедиться, что посетитель достоин доверия и лишь затем явить себя восхищенным взорам. Но теперь-то он, наверное, уже порядком устал сидеть на унитазе.

Однако, по-видимому, Дуг Барнетт все-таки стоял у двери, прислушиваясь к нашему разговору. Потому как в следующее мгновение появился из ванной и направился прямиком к столику, на котором обретались несколько бокалов, ведерко со льдом и бутылка.

- Изрядная прыть для мертвеца, не правда ли, сэр? - хмуро заметил я. - А ориентируется как с его-то больными глазами!

Дуг Барнетт, который успел взять в руку бутылку, вопросительно посмотрел на Мака. Тот покачал головой. Дуг наполнил два бокала, бросил в них несколько кубиков льда, подошел и протянул мне один.

- Если желаешь добавить воды - помнится, ты любитель поганить виски - кран вон там. Привет, Мэтт.

- Ах ты, мерзавец, - отозвался я. - Не иначе, как сам придумал выставить меня на посмешище.

- Совершенно верно. Из опыта нашей былой совместной деятельности у меня сложилось впечатление, что ты отличный оперативник, решительный парень, однако никудышный актер. И потому я счел, что представление будет выглядеть более убедительно, если ты ничего не заподозришь. Адмирал Сандерсон говорит, ты разыграл для него потрясающий спектакль.

- Для него?

- Ладно, для девушки.

- Для Эми? Вы затеяли всю эту игру только для того, чтобы заставить твою дочь удостовериться в папенькиной смерти? Зачем?

Мак беспокойно пошевелился, поглядывая на часы.

- Мне нужно успеть на самолет... Эрик.

- Да, сэр.

- Эту операцию проводит Авраам. - Таково кодовое имя Дуга, не знаю уж, почему. - Завязка состоялась более двух лет назад, но сейчас события ускоряются и появляются нити, о которых мы и не подозревали. Тебя пришлось ввести в игру потому, что ты оказался под рукой и подходил по всем параметрам. Авраам тебе объяснит. Я прилетел специально, дабы разрешить возможные недоразумения. Задание поручено Дугу, и он проинструктирует тебя относительно дальнейших действий. Вопросы есть?

- Нет, сэр.

Что, разумеется, никак не соответствовало правде. Вопросов имелось предостаточно. Мне не раз приходилось участвовать во всевозможных совместных акциях и работать при этом под началом высокопоставленных личностей из других служб, но впервые за много лет я получил приказ подчиняться одному из наших людей, и, как я уже говорил, несмотря на возраст. Дуг Барнетт занимал более низкое положение в нашей внутриведомственной табели о рангах. Правда, подобным формальностям особого значения не придают. Я заметил, что Мак пристально смотрит на меня. И, как ни странно, ощутил легкое раздражение, вызванное тем, что он счел необходимым встретиться со мной лично, как будто опасался, что я не выполню распоряжение, переданное по телефону. Однако, последнее, видимо, стоило воспринимать как своего рода извинение за то, что он вынужден заставлять меня работать в незнакомых и неблагоприятных обстоятельствах, а, возможно, и за сыгранную надо мной шутку. Не исключено, что существовали и другие причины. Например, такая: при наличии двух хороших бойцовых собак желательно не дать им вцепиться друг другу в глотки.

- Небольшая поправка, - сказал я. - Мне все-таки хотелось бы задать один вопрос, сэр. Относительно визуально-звуковых эффектов во Флоридском проливе. С помощью чего они были достигнуты?

- Имеет ли это значение?.. Ладно. - Мак перевел взгляд на Дуга. - Расскажи ему. Дуг заговорил сухо и деловито:

- После того, как я обнаружил катер Береговой Охраны или, если хочешь, он обнаружил меня и пристроился в кильватер "Сивинда", я немного поманеврировал так, чтобы они не могли разглядеть, чем я занимаюсь на кокпите. Потом нацепил маску, баллон и ласты, плюхнулся за борт, не забыв предварительно включить часовой механизм. Погрузился поглубже - этому катеру предстояло пройти прямо надо мной. Несмотря на пятиминутный интервал, за который яхта должна была удалиться на приличное расстояние, меня здорово тряхнуло. Я осторожно вынырнул на поверхность и увидел, что "Сивинд"... - Дуг прочистил горло. - Что "Сивинд" исчезла, а "Кейп Марч" остановился и осматривает разбросанные обломки, примерно в полумиле от меня. Очень скоро они разочаровались в этом занятии, включили двигатель и исчезли за горизонтом. После чего я надул спасательный жилет и пару часов плыл по течению, пока не услышал звук вертолета, который увидел мой сигнальный флажок. Разумеется, экипаж вертолета был посвящен в суть дела, равно, как и офицеры с радистом на "Кейп Марч", и адмирал Сандерсон с капитаном твоего катера. Тем не менее, мы старались предельно сузить круг посвященных. Удовлетворен?

Мак еще раз посмотрел на часы.

- Ты узнал то, что хотел, Эрик?

- Да, сэр. - И я пояснил: - Мне хотелось выяснить, настолько ли эта таинственная операция, в чем бы она не заключалась, важна. Важна! Дуг пожертвовал ради нее своей драгоценной яхтой, вместо того, чтобы каким-либо другим образом фальсифицировать взрыв. И, раз уж она столь важна, полагаю, что могу пожертвовать своей драгоценной гордостью и прочими эмоциями. Жаль только, все мои вдохновенные речи на катере пропали впустую. Правда, оказавшиеся на месте происшествия чайки и пеликаны отчаянно рыдали над горькой участью моего бравого друга Барнетта.

На губах Мака появилась тонкая улыбка.

- Думаю, дальнейшие подробности вы сможете обсудить и без моего участия. Удачи. - Он повернулся к двери. - Кстати, Эрик, "Лузитания" затонула после попадания торпеды. На айсберг натолкнулся "Титаник".

Дверь закрылась у него за спиной. Мы услышали, как снаружи с тихим ностальгическим звуком завелся и отъехал большой седан. В наши помешанные на экономии времена четырехцилиндровых двигателей звук этот показался мне таким же устарелым, как цоканье подков запряженной в карету лошади.

- На будущее запомнишь, - улыбнулся Дуг. Он просвистел несколько тактов старой песни, посвященной гибели "Титаника": "Несчастный, несчастный корабль, пошедший ко дну". Затем лицо его посерьезнело, и я понял, что он вспомнил другой, не такой исполинский корабль, который тоже пошел ко дну, унося с собой его мечту. Для него это была огромная жертва, принесенная на алтарь служебного долга. Меня не оставляла мысль, что того же результата можно было добиться и более дешевыми средствами, но Дуг Барнетт всегда проводил свои хитроумные и тщательно спланированные операции, используя по возможности настоящие атрибуты. В данном случае он воспользовался настоящей яхтой, своей собственной, привлек к делу почти настоящего злодея-наркомана, хотя мог обойтись без всего этого, слегка схитрив. Я вспомнил, что именно эта его черта всегда не позволяла нам сработаться, поскольку у меня совершенно противоположный подход: я берусь за дело без особых церемоний и действую в соответствии с обстоятельствами.

И, все-таки, мне казалось, что в данном случае Дуг пошел на излишне большие - для себя - и отнюдь не обоснованные затраты. Поэтому нельзя было упускать из виду вероятность того, что движет им не только служебный долг, но и нечто еще, помогающее смириться с потерей яхты. И еще трудно было представить, что столь хитроумный спектакль разыгрывался исключительно для молодой девушки...

- Вопрос личного характера, amigo, - сказал я. - Раз уж нам предстоит работать вместе, думаю, не помешает знать, в какой форме ты находишься на самом деле. Стоит ли прихватить с собой парочку книг для слепых, чтобы тебе в свободную минуту было чем заняться?

- Мы участвуем в одном проекте, но если все пойдет так, как я рассчитываю, работать вместе, слава Богу, не придется, - сухо ответствовал Дуг. Потом неожиданно улыбнулся: - Хотя вопрос вполне законный. Пятидесятипроцентная потеря зрения левым глазом, правый видит нормально. Время от времени весьма неприятные головные боли. Однако прогрессирующего ухудшения до сих пор не обнаружено; напротив, за последний год мое состояние даже улучшилось. Доволен?

- Стало быть, ты действительно побывал в авиакатастрофе?

- В этом можешь не сомневаться. Правда, предполагалось, что я вернусь к ограниченному выполнению обязанностей сразу, как только стану на ноги, но впоследствии некоторые обстоятельства вынудили официально объявить о моей отставке.

- И после того, как тебе не удалось убедить кого-то в своей безобидности, было решено, что пора свести счеты с жизнью?

- Нечто в этом роде. Теперь моя очередь. Каким образом ты узнал, что имеешь дело с фальсификацией?

- Узнал? - переспросил я. - Разве в нашем ремесле можно что-либо узнать?

- Ты привлек к делу парочку гангстеров. - Некоторые обстоятельства показались мне недостаточно убедительными, в других отсутствовала логика. Не все согласовывалось друг с другом. Вот я и решил, что если как следует нажать на этого фрукта - то бишь на Эрнеста Лава, надо же придумать такое имя! - то не исключено, что из него удастся получить немного полезного сока. А если не удастся - просто расслабиться и списать все на счет моей излишне подозрительной натуры. Дуг рассмеялся.

- Знаешь, почему наш общий друг, с которым мы только что распрощались, удосужился заявиться сюда из самого Вашингтона? Ему предстояло свести нас вместе, а ожидать, что ты придешь в восторг, узнав, как тебя использовали, не приходилось. Да и неразлучными друзьями нас тоже не назовешь, что бы ты там ни говорил, считая меня покойником, за что я тебе, кстати, благодарен. Шеф хотел присутствовать на нашей встрече прежде всего затем, чтобы не допустить убийства.

Дуг в точности повторил то, о чем я уже успел подумать. Я немного помолчал, пристально глядя на него, потом спросил:

- Чье именно убийство? Интересно узнать, на кого он ставил?

Дуг улыбнулся.

- И правда, любопытно было бы выяснить это на деле. Кто тут самый лихой парень в квартале? А самый меткий стрелок в городе? Мальчишество да и только. Не говоря уже о предстоящей нам работе.

- И все-таки, на его месте я бы не выбрал старичка, который и видит-то еле-еле, - ничего не выражающим голосом заметил я. - Что же касается твоего расчета, он полностью оправдался. Я и в самом деле лучше сыграл свою роль, не подозревая о том, что играю. А теперь расскажи мне о деле. И о девушке. Мне она показалась достаточно симпатичной малышкой. Почему так важно заставить ее поверить, что она потеряла не только мать, но и отца?

- Для тебя все они симпатичные малышки. Именно поэтому тебя и сочли как нельзя более подходящим для той части задания, которая связана с моей дочерью. - Дуг нахмурился. - Вы с ней не договаривались о встрече на будущее?

Я покачал головой.

- Нет, но я, следуя благородной рыцарской традиции, предложил ей рассчитывать в случае нужды на сильную мою десницу и разящий меч. Помощь в любое время дня и ночи. Сэр Мэттью к вашим услугам.

- Я знал, что могу на тебя положиться! Полагаю, очень скоро тебе придется сдержать свое слово, если мы не ошиблись в оценке мисс Эми. Кстати говоря, мне чрезвычайно хотелось бы угостить тебя ленчем, но обслуга здесь неважная, а потому рекомендую как можно быстрее вернуться в Майами и ждать ее звонка. Теперь, после моей смерти, можно не сомневаться, что Эми попытается ухватиться за тебя. Собственно говоря, мы на это рассчитываем.

Я недоуменно нахмурился.

- Мы все еще говорим о твоей дочери?

- Оставим в стороне наши с ней родственные отношения! - В голосе Дуга внезапно послышалось раздражение: - Думаешь, почему я выбрал именно тебя? Можно было запросто вручить ее одному из наших молодых Казанова, которые толпами слоняются по офису в Вашингтоне. Другое дело ты. Когда речь заходит о женщинах, ты становишься мягким и сентиментальным. Когда-нибудь это тебя погубит, но сейчас я намерен этим воспользоваться. И вовсе не собираюсь просить тебя не спать с ней, если того потребуют обстоятельства. Более того, в безвыходном положении можешь даже убить ее. Нам поставили задачу, и мы обязаны выполнить ее. Единственное мое пожелание... - Он замолчал и прочистил горло. - Единственное мое пожелание - не обижай ее больше, чем это действительно необходимо.

Наступила непродолжительная пауза, после чего я произнес:

- Все происходящее по-прежнему остается для меня загадкой, но я бы не сказал, что твоя дочь выглядит чересчур устрашающе. Ты уверен, что мы говорим об одной и той же девушке? - Дуг ничего не ответил, и я продолжал: - Ладно. Старик назначил тебя боссом, значит, будем играть по твоим правилам. Но зачем возвращаться в Майами? Если авиакомпания ничего не напортачила, Эми к этому времени должна быть в Цинциннати.

Дуг покачал головой.

- Нет, в Цинциннати Эми не попала. Потому как намеренно опоздала на самолет. В самую последнюю минуту, когда уже началась посадка. Ее нынче принято производить порциями, начиная с хвоста, она выскользнула из комнаты ожидания и исчезла, отправив вместо себя в Огайо сданную в багаж сумку.

- За ней наблюдали?

Дуг кивнул.

- Да, но в суматохе потеряли и обнаружили исчезновение лишь тогда, когда пригласили последнюю партию, а Эми так и не появилась.

Я нахмурился.

- Стало быть, она теперь слоняется по Майами, располагая только одеждой и деньгами в сумочке, - а их не может быть слишком много. Во всяком случае, рассказывая о своем приезде, Эми дала понять, что достаточно стеснена в средствах.

- Не стоит излишне беспокоиться о финансовых проблемах моей дочери, - сухо промолвил Дуг. - Могу тебя заверить: если ей в самом деле потребуется помощь, Эми не будет нуждаться. Но мы надеемся, что обратится она именно к тебе. Любопытно, какую историю выдумает. Наверное, нечто связанное со внезапным душевным кризисом. - Он окинул меня угрюмым взглядом. - Знаю, что сейчас я не слишком похож на любящего отца. Но за прошедшие годы у меня было достаточно времени, чтобы управиться с приступами отцовской любви, получая свои письма нераспечатанными и представляя, как моя драгоценная женушка расписывает дочурке злодея-отца. И постарайся выполнить мою просьбу, Мэтт. Я позаботился, чтобы Эми удалось устроить свою жизнь в будущем. Неважно, что она ненавидит меня настолько, что согласна стать орудием, используемым против меня. Я выбрал тебя для работы с ней не потому, что в восторге от Эрика... Просто в некоторых отношениях ты достаточно человечен.

- Воля хозяйская. Ладно, мне придется отлупить Эми, попробую сделать это не слишком сильно. Теперь объясни, что может вынудить меня пойти на такие крайности.

Дуг Барнетт одарил покорного слугу холодным взглядом.

- Видишь ли, несмотря на первое твое впечатление, моя дочь отнюдь не симпатичная малышка. Неважно, что тому виной: развод, мать или я сам. Согласен, она умеет произвести положительное, возможно, даже излишне положительное впечатление, своим жеманно-неприступным видом, но, помимо всего прочего, Эми была арестована и какое-то время провела за решеткой. Правда, действовала она из весьма благородных побуждений: воровством, мошенничеством или поджогами не промышляла, но нынешняя молодежь зачастую не видит грани между законным протестом и преступной деятельностью. Эми участвовала в нескольких довольно отчаянных демонстрациях, которые могли кончиться для нее весьма плачевно. Грубо говоря, ее идеалистические Взгляды замешаны на примитивном детском сумасбродстве и боюсь, что в конечном счете у девицы будут серьезные неприятности на этой почве.

Похоже, на этой неделе я совершенно утратил способность разбираться в людях. Дуг говорил о девушке, которую я никогда не встречал. Мне никак не удавалось представить знакомую опрятную и сдержанную молодую женщину выкрикивающей дикие ругательства в одном из маршей протеста, сбиваемой с ног струёй водомета и, наконец, оборванной и исцарапанной; попадающей за решетку.

- Неприятности какого рода? - поинтересовался я.

- Совсем недавно стало известно, что моя дочь связалась с типом, досье которого известно нам обоим, тем самым типом, которого я выслеживал последние два года, якобы занимаясь постройкой яхты. Я ни на мгновение не усомнился в том, что вместе они оказались не случайно. Он знает, что я иду по его следу, и, похоже, выбрал ее именно потому, что она моя дочь; Дочь, которую научили относиться ко мне с ненавистью и отвращением. И не думаю, что Эми случайно пришло в голову заняться поисками папаши, хоть я и отправил ей письмо после смерти матери. Скорее всего, она прилежно выполняет указания, полученные от своего дружка, мистера Альфреда Мини-стера и организации, которая его наняла.

Я тихо присвистнул.

- Министер? Наша благовоспитанная дама умеет подбирать себе друзей! - И, помолчав, спросил: - Наняла для чего?

- Именно это нам и предстоит выяснить, - ответил Дуг.

 

Глава 7

По аналогии с контрразведкой организацию нашу можно было бы назвать контрубийством. Все мы хорошие парни, которые с оружием в руках охотятся за не менее вооруженными плохими парнями, когда последние оказываются не по зубам коллегам из других служб. Правда, время от времени кое у кого начинают возникать сомнения в том, что мы и в самом деле хорошие парни. Некоторые просто не выносят самого вида оружия, вне зависимости от того, в чьих руках оно находится. Причем, полагаю, данная антипатия распространяется также на копья, дубинки, лук и стрелы.

Как бы там ни было, по долгу службы нам приходится иметь дело со множеством людей, большинство из которых чрезвычайно опасны. Альфред Министер выделялся из числа остальных своеобразным тщеславием: он всегда подбирал себе имена, связанные с духовенством. В наших досье присутствовали упоминания о его появлениях под несколькими различными фамилиями, развивающими все ту же тему, как например Алоизий Пастор или Алан Прист. Это напоминало гордый автограф художника в углу написанной им картины.

Министер был настоящим мастером своего дела. Этот человек мог взорвать что угодно, пользуясь любыми подручными средствами. Из минимального количества кислоты он умел получить в обычной кухонной раковине нитроглицерин и продемонстрировать заказчику простейший способ применения этого вещества. Однако в личной практике предпочитал более экзотическую взрывчатку, приводимую в действие более хитроумными способами.

Возвращаясь в Майами, я не обращал особого внимания на машины сзади, удостоверившись, что никому не удалось обнаружить меня в окрестностях мотеля. Возвращение Дуга оставалось тайной. В остальном скрывать мне было нечего, поскольку я направлялся назад в Марина-Тауэрс", где меня мог найти любой желающий. Сидя за рулем, я неспешно обдумывал все услышанное от Дуга, а также то, о чем он предпочел умолчать. Например, истинные причины, по которым его официально отправили на пенсию, предоставив в течение двух лет заниматься исключительно делом Министера и ничем другим. Мы не привыкли уделять столь много внимания какому-то взрывнику, даже если это истинный виртуоз.

Во время нашей беседы Дуг предложил мне ознакомиться с кратким досье. "Министер, Альфред М. Сорок четыре года, рост пять футов шесть дюймов, вес сто восемьдесят пять фунтов. Русые волосы. Голубые глаза. Особые приметы: отсутствуют. Психологические характеристики: помешан на своем деле, склонен к садизму. Обучение или опыт в использовании какого-либо оружия отсутствуют". Далее следовал список профессиональных достижений, в конце которого значилось: "Буэнос-Айрес, 1981 год, Тель-Авив, 1983 год". Последнее, насколько я помню, относилось к самолету компании "Эль-Ал". На борту его было установлено хитроумное взрывное устройство, реагирующее на перемену атмосферного давления. Самолет взорвался сразу же после взлета. Все пассажиры погибли. Организация Освобождения Палестины взяла ответственность на себя, но последующее расследование показало, что непосредственным исполнителем был некий мистер Арчибальд Дикон.

Я, нахмурившись, уставился на багажник ни в чем не повинной машины впереди. С трудом верилось, что симпатичная, некурящая, непьющая и неругающаяся Эми Барнетт связала свою судьбу с подобным человеком: лысеющим мерзавцем средних лет, и который наслаждался и мучениями, и смертью других людей.

- И на кого же он работает в этот раз? - спросил я у Дуга Барнетта.

- Не поверишь, - прозвучал его ответ. - Поработав на помешанных арабов, наш взрывной друг поступил на службу к якобы респектабельной пацифистской организации, именующей себя "Народ за атомный мир".

- Потрясающе, - согласился я. - Эми тоже входит в эту компанию?

- Разумеется. - В голосе Дуга прозвучала горечь. - Моя дочь не обойдет вниманием ни одного сборища полоумных спасителей мира. Не то, чтобы я возражал против спасения мира - все мы этим занимаемся, - мне не по душе способы, которые для этого выбирают. - Он скривился. - Основала НАМ некая Джорджина Уиллистон, богатая дама из Цинциннати, особа, мягко говоря, со странностями. Известно, что некоторое время она провела в одном своеобразном медицинском заведении, но мы не знаем, почему. Впоследствии деньги помогли ей опустить занавес над своим прошлым. Нам так и не удалось обнаружить в нем ни единой щели, а заставить открыть его официальным путем не решаемся, дабы прежде времени не выдать своего интереса. Женщина эта завербовала Эми лично. В противном случае девочке вряд ли удалось бы туда попасть, несмотря на свой впечатляющий послужной список. Организация достаточно закрытая, в нее входят весьма состоятельные граждане вроде самой Уиллистон. Наверное, всех объединяет желание сохранить то, что у них есть, поскольку есть, что сохранять. Что ж, в этом их вряд ли можно винить. А вот когда на службу к ним поступает парень вроде Министера, поневоле возникают некоторые вопросы.

- Ты полагаешь, сия богатая дама намеренно пригласила к себе Эми, чтобы ею затем воспользовался Министер?

- Похоже на то. Если они намерены использовать этого Проповедника в каком-то деле - Бог знает в каком, - прежде всего следует избавиться от приставшей к нему шелухи. Шелухи вроде меня. А теперь, когда я официально числюсь покойником, шелухи вроде тебя. После того, как ты столь убедительно сыграл моего собрата по оружию, именно ты представляешься наиболее вероятным кандидатом, который заменит меня в деле Министера. Эми поведает им о том, что ты предложил свои услуги в случае необходимости, и такого шанса не упустят. Всегда полезно иметь шпиона во вражеском стане. Если задание заняться Министером унаследует кто-либо другой, Эми просто поблагодарит тебя за помощь и отправится домой. Но если оно достанется тебе, увидишь Дрожащую запуганную девушку, умоляющую не оставлять ее одну в этом ужасном жестоком мире. Ведь ты же пообещал ее несчастному покойному папочке приглядывать за дочкой, не так ли? После чего Эми вцепится в тебя мертвой хваткой, чтобы иметь возможность докладывать о каждом движении Хелма. Правда, ей вряд ли по силам самостоятельно вывести тебя из игры в нужный миг, но уж воспользоваться твоим доверием так, чтобы это сделали другие, она постарается. - Дуг со злостью прочистил горло. - До сих пор не могу забыть четырехлетнюю малышку, которая сидела когда-то у меня на руках. Смешная куколка. Хотя какое это теперь имеет значение?

- Послушать тебя, это не девушка, а сущая драконица, - заметил я. - По-моему, ты излишне резко отзываешься о дочери, которую не видел семнадцать лет.

Ответом был холодный взгляд.

- Я вынужден относиться к Эми так, как она того заслуживает. Это дело поручено мне, и для меня она один из противников. Приходится предполагать наихудшее, как относительно возможных действий Эми, так и относительно ее самой, и строить свои планы соответствующим образом. Я просто не могу проявлять к дочери снисхождения, потому что это дело для меня слишком личное, и в результате начинаешь теряться: действительно это снисхождение оправдано, или все дело в том, что Эми - моя дочь. Поэтому любые послабления могут исходить только от тебя. И вызваны могут быть лишь тем, что Эми в самом деле не представляет угрозы, а не тем, что она моя дочь.

- Можешь не беспокоиться. - Немного помолчав, я спросил: - Что известно о цели?

- Цели Министера? Я же говорил, что именно ее нам и предстоит обнаружить.

- Никаких намеков или ключей?

- Не забывай, мы совсем недавно вышли на эту организацию, после того, как Проповедника заметили в Цинциннати. - Дуг поморщился. - Я назвал его дружком Эми, но, возможно, тут содержится некоторое преувеличение, вызванное родительским разочарованием. Вместе они не живут, да и встречаются довольно осмотрительно. Я бы даже сказал, украдкой. Обычно это происходит в неприметном маленьком подвальчике. Зная повадки Министера, не хочется строить предположения относительно того, чем они там занимаются. Приходят и расходятся поодиночке. После обнаружения Министера, наш местный представитель приглядывал за ним в ожидании, пока дело передадут более квалифицированному специалисту - я в то время проходил очередное полугодовое обследование. - По словам этого человека, Эми появлялась там всего однажды, но ему удалось Проследить за ней и выяснить, кто она такая. Правда, большим специалистом по слежке этого парня не назовешь, несколько несколько дней спустя Министер, кажется, почуял, что попал под наблюдение. Ко времени моего прибытия он исчез, и с тех пор нам больше не удавалось напасть на его след.

- Так ты полагаешь, Эми не подозревает, что нам известно о ее связи с Министером?

- Еще более важно, чтобы сам Министер этого не заподозрил! Правда, будь у него какие-либо сомнения на сей счет, вряд ли он отправил бы ее сюда разыгрывать возвращение блудной дочери. - Дуг глубоко вздохнул, отказываясь от дальнейших рассуждений на эту тему. - Вернемся к нашим борцам за ядерный мир. Мы получили компьютерную распечатку с фамилиями членов интересующей нас организации. Выяснилась одна интересная подробность. В последнее время Багамские острова стали чрезвычайно популярным местом отдыха людей с антиядерными устремлениями, проживающих в городе Цинциннати.

Похоже, что поведение дочери заставило Дуга чересчур ожесточиться против всех движений протеста вообще.

- В наше время антиядерных устремлений не отмечается разве что в Пентагоне и в Генеральном Штабе Советского Союза, - заметил покорный слуга. - Я и сам не отказался бы вернуться ко временам, когда атомной бомбы не существовало, - мир был тогда намного проще. Но если уж на то пошло, порох тоже порядочная дрянь, однако за несколько веков, прошедших после его изобретения, мы смирились с его существованием. - Я нахмурился. - Многие состоятельные люди путешествуют на Багамы.

- Компьютер утверждает, что в данном случае на лицо явное нарушение среднестатистических показателей, - возразил Дуг. - У нас не было времени досконально все изучить, мы и информацию-то еще не всю получили, но, похоже, состоятельные соратники миссис Уиллистоны в последнее время не посещают никаких иных мест. Их более не привлекают каникулы в Париже и Лондоне, а также среди живописных норвежских фиордов. Они отказались от вояжей по загадочному Востоку. Багамы, Багамы и еще раз Багамы. Поэтому, если моя дочь разыграет перед тобой спектакль, на что я весьма надеюсь, рекомендую обоим отправиться именно туда. Ты, разумеется, потребуешь от Эми клятвы сохранить все происходящее в тайне, а мы обеспечим тебя хитроумной легендой, после чего будешь вести себя так, как и положено истинному тайному агенту, не забывая, что о каждом твоем слове и движении будут немедленно поставлены в известность ее друзья.

- Иными словами, предлагается почетная роль подсадной утки. А чем займешься ты, покуда они будут любоваться моим представлением?

- Ты будешь не только подсадной уткой. Видишь ли, на некоторых из отдаленных Багамских островов происходят странные вещи, которые, похоже, заслуживают нашего внимания. Несколько недель назад исчез катер Береговой Охраны, выполнявший задание в этих местах. Они пытались выйти на след крупного контрабандиста наркотиков, некоего Константина Грига. Любопытно, что судя по всему, НАМ тоже проявляет интерес к мистеру Григу, урожденному Григо. Мать гречанка, отец итальянец. Обосновался в Нассау. Наши антиядерные друзья были замечены в непосредственной близости от него.

- Господи, - изумился я. - Что же это за поборники мира, якшающиеся с заправилой наркобизнеса и ассом-подрывником?

- Когда узнаешь ответ на этот вопрос, расскажешь и мне. Пока же я продолжаю изображать усопшего и обеспечиваю тебе прикрытие, незаметно, как и пристало призраку, проводя собственное расследование.

Я хмуро произнес:

- Полагаю, мне придется воспользоваться каким-то судном, ибо слоняться в окрестностях островов можно разве что на самолете, но летаю я еще хуже, чем с кораблями управляюсь. А незаметно обеспечивать безопасность небольшого суденышка посреди открытого моря не так-то просто, amigo.

- Знаю, - согласился Дуг. - Сделаем все, что в наших силах, об остальном придется позаботиться тебе. - Он поколебался. - Это может показаться нелепым, Мэтт, но одно совпадение не дает мне покоя.

Я кивнул:

- У меня тоже промелькнула подобная мысль. Ты имеешь в виду конференцию по ядерному разоружению, которая открывается в Нассау через несколько недель? Но зачем этим людям использовать специалиста-подрывника для срыва антиядерной конференции? Это лишено всяческого смысла. Ведь они и сами выступают за запрет бомб и уничтожение атомов, не так ли? Или ты полагаешь, под вывеской НАМ скрывается нечто другое?

Дуг передернул плечами.

- Понятия пока не имею, в чем подозреваю их. Проведенное нами расследование полностью подтверждает: мы имеем дело со сборищем богатых идеалистов. - Дуг поморщился: - Но с другой стороны, я не стал бы слишком сильно полагаться на искреннюю бескорыстность большинства делегатов конференции и стран, которые они представляют. В особенности, больших стран, успевших ухлопать массу денег на груды ядерного оружия. Общественное мнение вынудило их принять участие в этой конференции, однако сомневаюсь, чтобы они и впрямь намеревались разоружаться. - Дуг покачал головой. - Тем не менее, как уже говорилось, в том, что касается НАМ, конференция вполне могла явиться чистым совпадением. Во всяком случае, мы не должны мертвой хваткой держаться за гипотезу, не имеющую покуда никакого смысла.

- Поэтому?..

- Поэтому, по крайней мере, временно, мы не обращаем внимания на конференцию и пытаемся ответить на основной вопрос: что могло подвигнуть группу богатых и респектабельных идеалистов, занятых спасением мира, связаться с человеком вроде Министера, и какой объект приложения его специфическим талантам они имеют в виду? Откуда этот внезапный интерес к воротиле наркобизнеса? Не стану утверждать, будто никто из голубчиков отродясь не прикасался к дурману, однако тут у них наверняка имеются свои каналы. - Дуг помолчал и сухо добавил: - Весьма вероятно, что моей дочери известны ответы на эти вопросы, или, по крайней мере, люди, которые их знают.

- Постараюсь, пока буду выманивать Проповедника из укрытия и подставлять под твой разящий удар, выведать у нее все, что только удастся. Если Эми, конечно, вообще свяжется со мной.

- Обязательно свяжется, - заверил Дуг. - Хотелось бы мне, чтобы дело обстояло иначе. Хотелось бы... - Он опять замолчал и глубоко вздохнул. - Но Эми свяжется с тобой.

Тем не менее я зря поспешил вернуться в Майами и остался без ленча. Эми дала знать о себе только к вечеру следующего дня.

 

Глава 8

Когда, наконец, грянул телефонный звонок, я смотрел телевизионное шоу, которое пыталось меня рассмешить и не слишком справлялось со своей задачей. Этим вечером не удалось отыскать ни одной занимательной программы, за исключением, разве что, новостей, как обычно, неутешительных. Предположительно, меня должно было порадовать сообщение о том, что приближающаяся конференция по ядерному разоружению, проводимая в Нассау, призвана спасти мир, но мне так и не удалось проникнуться значимостью этого события.

В результате я остановился на якобы развлекательной передаче, полной кретинов обоего пола, которые мучительно старались казаться смешными. С каковой целью изощрялись напропалую и, судя по звуковой заставке, полностью достигали желаемого эффекта. Я даже слегка испугался, представив, как весь наш континент содрогается от неудержимого хохота, раздающегося из миллионов гостиных. Не подумайте, что я отношусь к числу тех снобов, которые признают исключительно высокоинтеллектуальные и образовательные передачи и уж, конечно, не дай. Бог, столь юному, наивному и впечатлительному созданию, как я, столкнуться на экране с сексом и насилием, но при всех достоинствах комедии, куда подевались трагедии, фильмы о любви, наконец, обычные приключения и романтика?

Ожидание выдалось длинным и утомительным - более двадцати четырех часов - так что я с трудом подавил желание бегом броситься к аппарату при первом же звонке. Вместо этого я выключил телевизор, неспешно подошел и уселся на одной из больших кроватей. После чего позволил телефону прозвенеть еще пару раз и лишь затем снял трубку.

- Да?

- Мистер Хелм?

Я облегченно вздохнул, но в то же время ощутил и некоторое разочарование - нечто вроде прощания с последними иллюзиями. Видимо, часть моего сознания упрямо не желала расставаться с первым впечатлением, произведенным суховатой молодой женщиной, совершенно невозможной в общении и в то же время не лишенной определенного невинного обаяния. Однако голос в трубке принадлежал этой самой женщине, а, стало быть, она приступила к осуществлению преступного умысла в точности так, как меня предупреждали. Правда, сейчас этот голос был не совсем таким, каким я его запомнил. Исчезли характерные для нее выразительность, неспешность и аристократизм. Виной тому было, видимо, пережитое недавно потрясение или умышленная его имитация.

- Хелм слушает.

- Ох, слава Богу! Я боялась, что вы уже уехали.

Я сухо произнес:

- Простите, не узнаю...

- Это Эми, мистер Хелм, Эми Барнетт. У меня ужасные неприятности и... Ох, Господи, я вела себя так глупо, и мне неудобно... У меня выхватили сумочку, я осталась без денег, и, если бы не любезное разрешение этой милой женщины... Вы говорили, если... Говорили, я могу обратиться к вам...

- С вами все в порядке, мисс Барнетт? Голос, признаться, звучит немного странно. Поэтому я сразу и не узнал...

Она издала смешок - звук довольно неожиданный из уст девицы, которая показалась мне принципиальной противницей смеха.

- Возможно, потому, что и сама я немного... странная. Вот именно, странная. Сама себя не узнаю... Пожалуйста, забудьте о моем поведении, приезжайте и заберите меня отсюда, потому что некуда мне идти, а без денег я даже такси не могу взять... Я в баре "Колибри" на улице Абейта. Улица Абейта, двадцать семь. "Колибри", надо же придумать такое название для бара. - Она опять нервно хихикнула. - Птичье заведение!

Я не стал ввязываться в дальнейшее обсуждение столь занимательной темы, вместо чего просто сказал:

- Оставайтесь на месте. Абейта, двадцать семь. "Колибри". Выезжаю немедленно.

Положив трубку, я прихватил лежащий неподалеку маленький пятизарядный револьвер, закрепил на поясе кобуру я убедился, что свободно свисающая рубашка с запасом закрывает ее. Дуг исходил из предположения, что Проповедник позволит мне погулять некоторое время, прежде чем попытается вывести из игры, поскольку, если девушка успешно справится со своим заданием, я окажусь у него "под колпаком". Удобнее иметь дело с известным преследователем, нежели с человеком, которого не знаешь. Однако, занимаясь своим ремеслом, я вряд ли прожил бы столько, сколько прожил, если бы безоговорочно полагался на чьи-либо предположения, в том числе и на собственные. Не исключено, что меня ожидает примитивнейшая ловушка с Эми Барнетт в качестве приманки. По той же причине, а еще потому, что ехать предстояло в незнакомую часть города, я воспользовался такси, оставив свой крошечный шевроле в гараже.

- Улица Абейта? - переспросил таксист, темнокожий мужчина с густыми черными усами. После чего передернул плечами, давая понять, что деньги-то мои, и если мне вздумалось истратить их на поездку к улице Абейта, с его стороны возражений не последует. - Si, senor. Абейта, двадцать семь.

- Улица Абейта вам не по душе? - поинтересовался я, когда мы тронулись с места.

- Calle Абейта не очень хорошая, - ответил он. - И бар "Колибри" не слишком хорош, сеньор.

Слова его заставили меня задуматься, в какую же историю впуталась эта девушка. Или в какую историю заставляет меня поверить. Когда мы удалились от гостиницы, я лишний раз порадовался, что не стал садиться за руль сам. Внезапно мы оказались в чужой стране - вернее, в чужом городе, скрывающемся под вывеской Майами - чужом настолько, что я даже испытал легкое раздражение по этому поводу. В конце концов, мои собственные родители ощущали себя достаточно признательными приютившей их новой родине, чтобы выучить здешний язык, ознакомиться с обычаями и воспитать родившегося спустя несколько лет сына как американца, вместо того, чтобы собирать вокруг себя упрямцев-соотечественников и пытаться создать маленькую скандинавскую колонию.

- "Эль-Колибри", - наконец объявил водитель.

- Остановитесь как можно ближе и подождите меня, пожалуйста. Я пробуду там недолго. Возьмите.

Я протянул ему положенную по счетчику пятерку и выбрался из машины. Это была одна из тех неприятных ситуаций, когда совершенно не знаешь, чего ожидать. В любом городе моего родного штата Новая Мексика, даже в испаноязычных кварталах, я всегда представлял, что делаю и к каким это может привести последствиям. Даже в самой Мексике обычно удается сориентироваться настолько, чтобы не вызывать ненужных скандалов. Однако, насколько мне было известно, обосновавшиеся в этих местах беженцы с Кубы, несмотря на тот же самый язык, коренным образом отличались от остальных латиноамериканцев. Правда, и язык тем же самым можно было назвать только с определенной натяжкой. Мои amigos из Новой Мексики окрестили кубинский диалект изувеченным языком конквистадоров.

Стершаяся надпись и обшарпанный фасад заведения как нельзя лучше соответствовали узкой темной улочке, на которой обосновался бар. Несколько расположившихся на улице зевак молча буравили меня любопытствующими взглядами. Внутри бара появление мое было встречено полнейшей тишиной. Как я уже говорил, в подобной ситуации совершенно не знаешь, чего ждать. Нельзя сказать, чтобы я очень уж трусил, - скорее, боялся допустить некую ошибку в поведении, которая может привести к бессмысленной стычке. У меня не было ни малейшего желания драться.

Мрачного вида узкая стойка бара располагалась слева от двери. За ней следовало нечто вроде небольшого обеденного зала с несколько лучшим освещением, напоминающим слабое пятно света в конце пещеры. Место на ближайшей части стойки занимала касса, а рядом с ней коробка с сигаретами и леденцами. Позади кассы на стуле сидела смуглая женщина с продолговатым худощавым лицом и черными, тронутыми сединой, волосами. Она делала пометки в гроссбухе.

Окинула меня вопросительным взглядом, что я счел добрым знаком, потому как бармен, скорее всего, удостоил бы своим вниманием проклятого гринго, вроде меня не раньше, чем покорный слуга прострелил бы ему левый глаз.

Я сделал глубокий вдох и дабы установить межрасовое взаимопонимание, прибегнул к своему убийственному испанскому.

- Senora, рог favor, - начал я. - Donde esta la Senorita Barnett?

Женщина улыбнулась.

- А, наконец-то вы приехали! Pobriecita, ужасно расстроена. Но она esta muy borracha. He ругайте ее, сеньор. Это ни к чему. Она и так раскаивается. Вы найдете ее в кафе, вон там.

Я повернулся в указанном направлении, потом остановился и оглянулся.

- Если нужно заплатить по счету... - И неуверенно добавил: - La cuenta?

Смуглая женщина укоризненно посмотрела на меня.

- Неужели я похожа на человека, который станет брать деньги за телефонный звонок и чашку кофе для попавшей в беду nina? - возмутилась она. - Забирайте ее домой. Но будьте с ней помягче.

Этим и закончилась кровавая потасовка в опаснейшем баре "Колибри". Я миновал стойку и оказался в крошечном кафе. Настроился должным образом отреагировать на подготовленное для меня представление - если Дуг не ошибся в оценке собственной дочери - но сперва не обнаружил ее. В столь поздний час единственными посетителями заведения оказались сидящие за одним из столиков парень и девушка, довольно симпатичные латиноамериканцы, оба в потрепанных майках и мятых джинсах. Мне припомнилось, что в свое время у нас было принято принарядиться, отправляясь на свидание. По-моему, не так уж это было глупо.

Тут в кабине справа от меня что-то зашевелилось, и я быстро повернулся, инстинктивно протягивая руку к поясу. Но там оказалась, лишь та, кого я искал. Забившись в угол, она сидела, опираясь локтями о стол, сжимая обеими руками чашку с кофе и не сводя с нее застывшего взгляда. Я обратил внимание, что Эми по-прежнему одета слишком тепло для Флориды, в тот же костюм и блузку, в которых я отправил ее в аэропорт, хотя, разумеется, по прошествии двух суток это был уже далеко не тот костюм, как не та была и сама девушка. Несмотря ни на что, вид ее явился для меня полной неожиданностью. Эми почувствовала, что я с изумлением разглядываю произошедшую с ней перемену и вызывающе приподняла голову.

- Вот и вы, - выдохнула она и в очередной раз хихикнула. - Я же предупреждала, что меня не узнать. Горькая пьяница. Ох, если бы вы знали, мистер Хелм, как я пьяна.

- Хорошо, что разъяснили, - отозвался я. - Сам бы ни за что не догадался.

- Опять вы со своим сарказмом! - Еще один смешок. - Вытащите меня отсюда, мистер Саркастический Хелм. Не желаете ли взглянуть на всю... всю зону бедствия?

Она опрокинула себе в рот остатки кофе, одарила меня еще одним вызывающим взглядом, грубо вытерла рот рукавом - видимо, чтобы усилить произведенное впечатление - после чего не без моей помощи выбралась из кабины. Тяжело покачиваясь из стороны в сторону, с трудом распрямилась, представляя себя на обозрение с вызвавшей У меня некоторое удивление извращенной гордостью. Казалось, она признает, что все происходящее - не более, чем спектакль, и приглашает меня в должной мере оценить сыгранную ею роль и костюм, подобранный для такого случая. Я ожидал деланного стыда - ведь удалось же ей убедить женщину за кассой, что она раскаивается в своем поведении. Полагал, что Эми, по меньшей мере, попытается изобразить сильнейшее смущение, вызванное состоянием, в котором я ее застал, но девица, по-видимому, выбрала гораздо более хитрую тактику.

Как бы там ни было, она приложила немало усилий, чтобы памятная мне аккуратная и привлекательная молодая женщина перестала существовать. Большая часть волос еще сохраняла форму элегантной прически, но несколько выбившихся кудрей свисали на шею и перепачканное лицо. Глаза покраснели. Измятая и наполовину расстегнутая шелковая блузка выбилась из-за пояса. На ней запечатлелись пятна спиртного и кофе. Галстук свисал подобно измятой грязной тряпке. На лацкане ныне бесформенного фланелевого пиджака остался кетчуп, предположительно попавший туда из гамбургера, а на фланелевой юбке, которая приобрела не менее удручающий вид, спереди красовалось большое жирное пятно. Не рассчитанные на подобное обращение тонкие чулки за два дня успели прийти в полную негодность. Аккуратные черные туфельки покрылись толстым слоем пыли и изрядно поизносились.

Разумеется, мне не впервые доводилось лицезреть потрепанную женщину, в нашем ремесле они не редкость - как, впрочем, и потрепанные мужчины - однако, то, что Эми намеренно довела себя до эдакого состояния, дабы произвести нужное впечатление, коренным образом изменило мои представления о ней. До сих пор я пытался тешить себя иллюзиями, что если девица и сотрудничает с Мини-стером и нанявшей его компанией, то идет на это неохотно, уступая нажиму, однако для столь впечатляющего спектакля следовало приложить немало стараний. Разумеется, по-прежнему исходя из предположения, что все это делалось исключительно для меня.

- Постойте, - сказал я. - Вы не можете выйти отсюда в таком виде.

Я поймал себя на том, что стыжусь Эми, пытаюсь загородить ее собой от остальных посетителей. Учитывая, что она намеренно превратилась в пугало, это выглядело довольно нелепо. К тому же все остальные, вне всякого сомнения, успели вдоволь налюбоваться на нее. Однако, приходилось действовать в соответствии с отведенной мне ролью героя-спасителя. Я застегнул распахнувшуюся блузку, по возможности привел в приличное состояние перепачканный галстук, слегка отряхнул и аккуратно застегнул пиджак. Окунул бумажную салфетку в стакан с водой и попытался очистить лацкан. Пятно на юбке столь примитивным способом устранить было явно невозможно, не говоря уже о прочих изъянах ее наряда. Ей не помешало бы избавиться от изорванных чулок, но место представлялось для этого не слишком подходящим.

Эми вновь хохотнула. Я вспомнил, что некогда мне хотелось увидеть ее улыбку и услышать смех, но было это с другой девушкой и в другой жизни. Теперь ее пьяные усмешки действовали на нервы.

- Эта детвора обсуждает меня, - самодовольно заявила она. - Посмотри, как напилась эта gringo. Я выгляжу ужасно, да?

- В женском роде правильно будет gringa, - сказал я. - Вам нужно в уборную?

- Я там уже побывала. И меня вывернуло наизнанку. - Эми попыталась в очередной раз засмеяться, но поперхнулась. Глаза ее внезапно расширились от стыда и смущения, которые я ожидал увидеть раньше.

- Ох, я чувствую себя просто отвратительно! И мой вид... Пожалуйста, заберите меня отсюда, мистер Хелм.

Мне показалось, Эми обращается ко мне совершенно искренне, запоздало осознав, до чего себя довела. Возможно, она не намеревалась заходить в своем представлении так далеко. Возможно, и не лгала, когда говорила, что не привыкла пить. Возможно, по неопытности перебрала, пытаясь добиться полной убедительности, а теперь почувствовала, что больше не властвует над собой и превращается в размякшее, беспомощное существо, которое предполагала только изобразить... Я придержал покачнувшееся тело, вывел на улицу и направился к ожидающему такси, внутри которого Эми навалилась на меня и мгновенно уснула. После того, как я расплатился с водителем пришлось, встряхнув, разбудить ее и заново привести в порядок ее наряд. После чего я помог девице выбраться из машины и повел через вестибюль гостиницы.

- Вы не прихватили с собой плащ, - укоризненно пробормотала она. - Я обижена на вас. Оставили меня без плаща. Никакой предусмотрительности!

Мгновенный стыд миновал и происходящее вновь превратилось в превосходно разыгранную шутку.

- Не вижу дождика, - отозвался я.

- В кино герой всегда заворачивает несчастную измученную героиню в большой плащ, пальто или покрывало, на худой конец.

- Вы не измучились, вы надрызгались, - заметил я. Ответом был новый смешок.

- Повторите еще раз, мистер! Ох, да, я перебрала и еще как! Всегда такая элегантная, воспитанная дама. - Входя в лифт, Эми подвернула ногу и чуть было не упала, но я вовремя подхватил ее и заставил прислониться к стене.

- Знаете, это вы во всем виноваты, - заявила она.

- Как обычно, - согласился покорный слуга.

- Нет, в самом деле! Это вы сказали, что я убила его.

- Кого именно?

- Моего отца, конечно.

Следовало ждать чего-то в подобном роде, но это отнюдь не смягчило удара. Я испытал болезненное чувство вины при мысли о том, что знаю о Дуге Барнетте значительно больше, чем она. Возможно, девушка вела со мной грязную игру, но и я обманывал ее напропалую. Я сухо произнес:

- Не припомню, чтобы говорил подобное.

- Говорили! - упрямо возразила Эми. - Помните, вы заявили: если бы я повела себя, как подобает, и подружилась с ним, если бы я в самом деле попыталась понять его, а не устроила ссору, он не стал бы... что за ужасное определение вы подыскали? Плыть на поиски смерти. Как слон, который отправляется на слоновье кладбище.

Я счел момент не самым подходящим для обсуждения сказанного или не сказанного мной. И чтобы перевести разговор на другую тему, спросил:

- Именно поэтому вы и решили вернуться из аэропорта и напиться?

Эми несколько раз кивнула с пьяной выразительностью.

- Прежде всего, хотелось убраться подальше от всех этих людей. Отыскать какое-нибудь уединенное место Я вдоволь нареветься. Вспомнить отца, которого мне так не хватало все эти годы, и которого я теперь убила... Нам здесь выходить?

- Надеюсь, да. В противном случае придется вернуться и предпринять новую попытку.

Ответ показался Эми чрезвычайно смешным, и она вновь захихикала, позабыв, как только что обвиняла себя в убийстве. После чего мы, наконец, ввалились ко мне в номер и закрыли за собою дверь. Эми немедленно направилась к зеркалу полюбоваться своей истерзанной внешностью, но я заставил ее прислониться к стене, в надежде, что девушка удержится вертикально без посторонней помощи. Пока Эми осваивалась с новым положением, я расстегнул ее пиджак и манжеты, развязал галстук и вытащил блузку из-за пояса. Во время этих манипуляций спутница не сводила с меня серьезного взгляда.

- Изнасиловать собираетесь? - поинтересовалась она. - Поэтому и решили раздеть?

- Хотите, чтобы изнасиловал?

- Разумеется, - чрезвычайно серьезно ответствовала Эми. - И не забудьте как следует поиздеваться.

Увы, она не шутила. Мне припомнились сексуальные извращения, приписываемые Альфреду Министеру. Я внутренне содрогнулся при мысли, что эта маленькая, пьяная девочка, которой даже в таком состоянии удавалось сохранять удивительно невинный вид, возможно знала о некоторых специфических постельных трюках значительно больше, чем я. Хотя не исключаю, что во мне просто заговорила зависть к Министеру.

- Станьте прямо, чтобы я мог стянуть с вас блузку и пиджак, - сказал я.

- Почему бы вам не разорвать их? Будьте настоящим мужчиной.

- Соблазнительное предложение, но на будущее вам потребуется какая-то одежда, а я небольшой любитель покупать женские наряды. Постараюсь, чтобы к утру ваш костюм вычистили. - Я снял с Эми упомянутые части гардероба, расправил их и повесил на ближайший стул. - Откуда столь пылкое желание быть изнасилованной, мисс Барнетт?

Девушка облизала губы и ответила, тщательно подбирая слова:

- Такой уж я человек. Мне нравится, когда причиняют боль. Кажется, что страданием я хоть как-то расплачиваюсь за все свои ужасные поступки.

- За какие ужасные поступки?

- За то, как я поступила с отцом. За то, что все эти годы ненавидела мать, заставившую меня отказаться от него, и желала ей смерти, после которой смогу вернуться к отцу и рассказать, как люблю его! И вот она умерла, а я? Что сделала я? Я и его убила! Вы понимаете, что значит искупление грехов, мистер Хелм?

Итак, мы углубились в область любительской психологии: несчастная, потрясенная девушка, не в силах снести собственной вины, в порыве самоуничтожения превращает себя в разбитое уродливое существо. Никому и в голову не придет заподозрить, что за столь глубоким раскаянием могут скрываться иные мотивы. Если не считать Дуга, который весьма проницательно предсказал, что для оправдания своих поступков дочь его постарается изобразить глубочайший внутренний кризис. Неплохо для папаши, которого не подпускали к дочери столько лет.

- Стало быть, решили напиться, дабы искупить свои грехи? - подытожил я. Она еще раз кивнула.

- Кто-то же должен наказать меня за то, что я такая дрянь? Вот и пришлось сделать это самой. Да еще после того, как отец погиб у меня на глазах... Говорят, это помогает забыться, правда? Разве не для этого пьют спиртное?..

- Бывает, что и для этого, - согласился я.

- Да, какое-то время я ощущала... ощущала прилив энергии. Я сняла дешевый номер и прихватила туда бутылку, знаете, не круглую, а такую плоскую бутылку. Большую плоскую бутылку...

- Пинту.

- Точно. Виски. Не помню уж какого. Но помню, какой испорченной почувствовала себя, когда покупала его. Я никогда раньше не покупала спиртного. Папа, когда жил дома в перерывах между заданиями, обычно выпивал бокал по вечерам. Впоследствии для мамы спиртное всегда ассоциировалось с ним, так что дома мы его не держали Я заставила себя выпить всю бутылку. Сидела, смотрела телевизор и пила. Вернее, пыталась смотреть телевизор, пыталась не думать ни о чем, кроме разливающегося внутри приятного тепла. Я упивалась своим падением, а потом происходящее стало невероятно забавным. Я не могла удержаться от смеха даже тогда, когда переворачивала вещи, пытаясь пройти по комнате. Утром очнулась в собственной кровати, полностью одетая, даже в туфлях. Вернее, в одной из туфель. Я обшарила всю комнату, прежде чем нашла вторую под кроватью. Не было денег даже на то, чтобы заплатить еще за сутки, и я отправилась на улицу.

Тошнило, ужасно болела голова, а все вокруг, казалось, глаз не сводят с моей измятой одежды. Но удалось отыскать открытый бар, и после пары бокалов я вновь ощутила себя почти человеком. А потом происходящее опять сделалось ужасно забавным, так что я и думать забыла о своем небрежном наряде. Бродила по городу в восхитительном тумане, что-то ела и пила, еще и еще... Что происходило потом, не знаю. Помню, когда стемнело, я увидела, что плетусь по мрачной улочке в изорванных чулках, перепачканном костюме и без сумочки. Смутно припоминаю: кто-то схватил ее и швырнул меня на землю, когда не захотела отпускать ремешок...

Она замолчала, прислушиваясь к доносящимся из коридора голосам. Мужчина и женщина громко, ожесточенно спорили. Эми хихикнула.

- Тоже напились, - счастливым голосом заявила она. Потом вздохнула и продолжила рассказ: - И вдруг это перестало казаться забавным. Я погрузилась в ужасный, безумный кошмар. Шла, как в тумане, чувствуя, что меня выворачивает наизнанку. Я, наверное, представляла собой омерзительное зрелище, растрепанная и всклокоченная, посреди улицы. Как во сне, когда оказываешься на великосветском приеме совершенно голой. К тому же, меня страшно качало, я дрожала при мысли, что упаду, и придется ползти. Больше всего пугало то, что при этом я изорву о тротуар новые чулки, хотя они и без того были разодраны. А проходившие мимо люди оборачивались и потешались... Я даже не представляла, куда попала. Наконец, добралась до этого заведения, и меня ужасно вырвало в туалете, а потом женщина позволила мне позвонить - слава Богу, я не забыла название гостиницы - и еще дала кофе, чтобы я немного протрезвела, хоть я и сказала, что потеряла сумочку и не смогу расплатиться.

История у Эми получилась просто душещипательная. "Первые шаги по стезе порока" или "Пьяные похождения Эми Барнетт". Я постарался изобразить на лице ожидаемые от меня понимание и сочувствие, одновременно пытаясь управиться с застежкой юбки. Наконец, "молния" на боку расстегнулась, я стянул юбку, позволил ей упасть на пол. Не сводя с меня серьезного взгляда, Эми приняла классическую позу женщины, оставшейся без юбки.

- Сразу отправитесь спать или сумеете для начала принять душ? - спросил я. - Возможно, после душа полегчает.

Она оглядела себя и хихикнула.

- Господи, даже белье ухитрилась перепачкать! Наверное, выгляжу просто отвратительно.

- Но ведь именно этого вы и добивались, не так ли? Считайте, что достигли поставленной цели... Боже милостивый, что у вас с руками?

Я избегал смотреть на Эми с тех пор, как начал раздевать, дабы лишний раз не напоминать, что она осталась в гостиничном номере наедине с мужчиной, который снимает с нее одежду. Поэтому только теперь заметил, что от локтя и выше руки у нее покрывают многочисленные мелкие царапины, большей частью со стороны спины. Царапины не были свежими, еще несколько дней - и они вообще скроются из виду.

Некоторое время Эми Барнетт не сводила с меня взгляда, значение которого мне так и не удалось разгадать. Потом нагнулась, отыскала подол комбинации, стянула ее через голову и бросила на пол. Лифчика не было.

Мне пришлось в очередной раз поддержать ее и не отпускать до тех пор, пока Эми не стащила с себя остатки колготок. После чего она освободилась от моей руки и выпрямилась, совершенно нагая. Взгляд Эми на мгновение протрезвел. Она молча отвернулась, демонстрируя ягодицы и бедра, исчерченные такими же тонкими, исчезающими линиями. Мне припомнилось собственное саркастическое отношение к ее здорово-безупречному виду - все это время она носила под одеждой такие отметины.

Я прочистил горло.

- Похоже, у вас имеются милые знакомые, Барнетт. Но я, к сожалению, ничем не могу помочь. Плетки с собой не прихватил, а С-М не по моей части.

- С-М? А, садомазохизм! Вы специализируетесь исключительно на саркастических замечаниях, не так ли, мистер Хелм? - Эми облизала бледные губы. - Думаете, нужно быть ненормальной, чтобы позволять так обращаться с собой?

Не могу сказать, чтобы я с полным безразличием отнесся к произошедшей с ней перемене: в нынешнем виде Эми перестала быть почти бесполым объектом жалости или презрения - в зависимости от того, как вы относитесь к алкоголикам - который являла собой в перепачканном мятом костюме и рваных чулках. Я невольно отметил, что у нее красивая грудь. Желторотым сопляком меня не назовешь, и обычно я гораздо больше внимания уделяю стройным лодыжкам и привлекательному лицу. Сейчас я остановился на мысли, что объемным ее бюст никак не назовешь. Но тут же неохотно признал, что это отнюдь не умаляет его достоинств, а я просто не желаю сознаться, что он меня интересует. А если быть более точным - привлекает.

Я сызнова прочистил горло.

- Что вы понимаете под определением "ненормальной"? И вообще предлагаю перенести обсуждение вашего психического состояния на завтра. Тогда же поговорим о сексе и изнасиловании. А теперь извольте бай-бай, если, конечно, вначале не хотите принять душ.

Эми подобрала упавшую комбинацию и отложенную мной в сторону блузку. После чего достаточно трезвым голосом произнесла:

- Я слишком грязна, чтобы лечь в чистую постель. Похоже, немного протрезвела. Наверное, кофе подействовал. Если не возражаете, я и правда немного сполоснусь. Думается, на ногах удержаться смогу. - В ее голосе появился оттенок злорадства:

- Как я вам в таком виде, Хелм?

- Убирайтесь и принимайте душ, - отозвался покорный слуга.

Девушка тихо рассмеялась.

- Пожалуй, это тоже ответ. У вас не найдется чего-нибудь чистого, пижамы, запасной рубахи?

- Ночной сорочкой не запасся. Пижамой тоже. Помиритесь на рубашке. На том и порешили.

 

Глава 9

На следующий день я вернулся в гостиницу ближе к полудню. Когда уходил, Эми еще спала, теперь же я обнаружил ее сидящей в одном из больших кресел перед выключенным телевизором. Она просто сидела, не пытаясь что-либо делать. Полагаю, Эми было над чем поразмыслить.

- Пришлось объехать весь город, чтобы найти срочную прачечную, - сказал я, вешая ее костюм на "плечики" в небольшом углублении для одежды, рядом с ванной. И войдя в комнату, добавил:

- Надеюсь, вы не почувствовали себя заброшенной, когда проснулись. Я решил, вам нужно выспаться. Держите. - Я положил ей на колени маленький бумажный пакет. - Точно таких же, как у вас, колготок отыскать не удалось, но, надеюсь, я не слишком ошибся в том, что касается вашего вкуса и размера. Как вы себя чувствуете?

Эми свернулась калачиком в кресле в своей белой комбинации, теперь совершенно чистой - утром, когда брился, я видел комбинацию на вешалке в ванной, рядом с выстиранной блузкой. Комбинация не отличалась особой изысканностью, украшения ограничивались небольшими, достаточно скромными и симпатичными кружевами сверху и снизу. На обнаженных плечах девушки виднелись все те же следы плетки. Я ощутил внезапно накатившуюся злость и раздражение. Мне доводилось видеть людей, которых допрашивали по-настоящему - а иногда и самому приходилось участвовать в этой малоприятной процедуре, причем во всех возможных качествах - так какое мне дело, если помешанная девчонка сама разукрасила себя, или позволила разукрасить кому-то другому? Может, получает особое наслаждение от этой процедуры?

Волосы Эми были собраны в аккуратную прическу. Предварительно она явно воспользовалась гостиничным шампунем и тщательно вымыла их. Теперь волосы вновь стали блестящими и шелковистыми. Я запоздало осознал, что со времени моего возвращения Эми не произнесла ни слова. Говорил исключительно я.

- С вами все в порядке? - озабоченно поинтересовался я.

Девушка облизала губы.

- Я выстирала вашу рубашку, - сказала она. - И повесила в ванной сушиться. Спасибо, что одолжили. - Эми сделала глубокий, неровный вдох. - Поверить не могу, что это была я! - с внезапным отчаянием воскликнула она. - Прежде со мной никогда такого не случалось. Честное слово! Наверное, это было нечто вроде нервного срыва... Устроить такое позорище! Представляю, как вы теперь ко мне относитесь!

Действовала она вполне логично. Сначала выставила себя в достаточно скверном свете, дабы причины, заставившие ее обратиться ко мне за помощью, выглядели вполне убедительными. Затем приступила к собственной реабилитации, давая понять, какой она изумительный человек на самом деле.

- Вы что-нибудь ели? - спросил я. Эми покачала головой.

- Я пока и думать не могу о еде. Кроме того, не хотелось вызывать портье. - Лицо девушки слегка порозовело. - Понимаете, не знала, дозволено ли мне находиться в этом номере.

Я улыбнулся.

- Вы здесь находитесь на совершенно законных основаниях, мисс Барнетт. Хотя и с некоторым нарушением приличий. Утром я зарегистрировал вас, не забыв при этом многозначительно подмигнуть. Надеюсь, вы не против немного побыть падшей женщиной.

Однако Эми не восприняла это как шутку. И горько произнесла:

- После вчерашнего и позавчерашнего, падать особо некуда, не так ли? Мама, почему такая симпатичная, нарядная девушка лежит в грязи? Я... я и в самом деле просила изнасиловать меня? А потом устраивала пьяный стриптиз и предлагала любоваться своим голым телом?

Я пожал плечами.

- Не переживайте, Барнетт. Мне и раньше доводилось видеть голых женщин. И даже не совсем трезвых девиц.

- Вам пришлось вытаскивать меня из этого ужасного места, чуть ли не на руках привозить сюда, раздевать, как ребенка... Можно ли меня после этого уважать? Представление начало изрядно смахивать на мыльную оперу. Я ощутил некоторое разочарование. Прошлой ночью Эми держалась намного лучше.

- Так ли это важно? - Осторожно поинтересовался я. - Костюм ваш в относительном порядке, блузка и комбинация выстиранные и сухие, замену пострадавших колготок я принес. И прихватил немного черного крема, привести ваши туфли в более или менее приличный вид, достаточный, чтобы в них можно было показаться на улице, хотя такими как прежде, боюсь, им уже не бывать. Вы вполне успеете на дневной рейс в Цинциннати. Вечером будете дома. Кстати, я навел справки - ваша сумка ждет вас в аэропорту Цинциннати, так что, когда прилетите, сможете ее забрать. Через неделю вы и не вспомните ни о баре "Колибри", ни о человеке, который провел занимательный вечер в пьяной вашей компании. Так какое вам дело до моего уважения?

Эми облизала губы.

- Понятно. Вы хотите от меня избавиться. Я удивленно нахмурился.

- А вы разве не этого же хотите? Простите, если ошибаюсь, но не это ли вы намеревались сделать три дня назад, когда бутылка сбила вас с пути истинного? Я полагал, что вы не изменили своих намерений и соответствующим образом обо всем позаботился. Самолет вылетает в три двадцать. За полчаса до этого вы должны взять свой билет за стойкой "Дельта". Если вас требуется подержать за ручку, я могу проводить, но, по-моему, вы уже большая девочка и сама сможете сесть на самолет. Пар вы, надеюсь, уже выпустили. Да, пока не забыл... - Я достал из бумажника три банкноты и бросил их на сверток, лежащий у нее на коленях. - Думаю, шестидесяти баксов вам хватит. На такси в оба конца и на то, чтобы перекусить и выпить по дороге. Если вам не по душе принимать деньги от постороннего мужчины, можете как-нибудь вернуть мне их по почте. Все остальное в порядке вещей, и, пожалуйста, не будем об этом спорить: не забывайте, я заменяю вам отца. Договорились?

Большие голубовато-серые глаза пристально наблюдали за мной. На красивом лице не осталось почти никаких следов недавнего безрассудства.

- Спешите как можно скорее сбыть меня с рук, да? Я покачал головой.

- Ваш отец просил меня приглядывать за дочерью. Что я и делаю.

- Однако, вы меня недолюбливаете.

Я раздраженно произнес:

- Не уважаете! Недолюбливаете! Вы рассуждаете так, как будто мы собираемся поддерживать тесные родственные отношения. Если хотите знать мое мнение, вы симпатичная, но помешанная девчонка, и я бы посоветовал вам образумиться прежде, чем впутаетесь в историю, из которой не сумеете выкарабкаться ни самостоятельно, ни с моей помощью. Хоть я и постараюсь сделать все возможное ради человека, который спас мне жизнь. - По сути дела я не слишком кривил душой, поскольку и в самом деле был в долгу перед Дугом Барнеттом, однако использовать это против его дочери при сложившихся обстоятельствах было неприятно. Я быстро продолжал: - Как я уже говорил, звоните в любое время. Вряд ли я задержусь здесь надолго, но у вас есть вашингтонский номер, а оттуда всегда передадут... В чем дело?

- Совсем позабыла! Вам звонили, около часа назад. Это меня и разбудило. Просили позвонить в Вашингтон, как только вернетесь. Простите, пожалуйста!

Я встряхнул головой:

- Не стоит. Ничего интересного не скажут. Речь идет об очередном паршивом задании, от которого я не испытываю особого восторга. - Я вздохнул: - Ну ладно, служба есть служба...

Мак точно рассчитал время. Утром я позвонил ему из автомата на улице, и мы обо всем договорились. - Дуга, разумеется, нельзя было впутывать в это дело, поскольку девушка могла узнать его голос. И теперь телефон разразился звонком в то самое мгновение, когда я начал поворачиваться к нему. Я безнадежно передернул плечами, подошел и снял трубку.

- Да, сэр, - сказал я. - Да, передала... Я как раз собирался позвонить... Как ее только угораздило? Значит, найдите мне другую женщину, которая знает, как управляться с парусами. На худой конец, просто такую, которая не страдает морской болезнью, сделает мою легенду достаточно правдоподобной и сможет тянуть канаты, когда попрошу... Нет, катер не подходит совершенно. Пусть Береговая Охрана оставит его себе. Если подопечные столь нервные, то разнесут любой катер, объявившийся в тех краях. Если помните, несколько недель назад такое уже случилось. Уцелеть и обнаружить место, интересующее Береговую Охрану, мы сможем только, если будем выглядеть достаточно безобидно. Этакая милая, но недалекая супружеская чета, плывущая на тихоходной яхте с огромным килем, которую никому и в голову не пришло бы заводить на мелководье...

Я услышал шорох и увидел, что Эми пересела на край своей неубранной кровати. Она приступила к примерке купленных мной колготок, - зрелище достаточно любопытное. Я с трудом заставил себя сосредоточиться на голосе в телефонной трубке.

- Неужели Береговая Охрана не в состоянии подыскать для нас какую-нибудь женщину? - Я замолчал, выслушивая ответ, после чего раздраженно произнес: - Ох уж эти мне бюрократы-моралисты! Они в, самом деле считают, что я только и мечтаю лишить невинности нежную мореплавательницу? Ладно, давайте, остановимся на ком-нибудь из наших сотрудниц. Не обязательно молодой и красивой. Господи, я и сам далеко не молод и не красив, из нас получилась бы прекрасная супружеская пара... Да, сэр. Буду с нетерпением ждать вашего звонка. Нет, сэр, и не думал вести себя вызывающе. До свидания, сэр.

Итак, разговор у нас получился достаточно откровенный, почти столь же откровенный, как пьяный спектакль, разыгранный мисс Эми Барнетт накануне. Положив трубку, я еще какое-то время сидел, угрюмо и выразительно вглядываясь в молчащий телефон. Потом встряхнул головой, будто неприятные мысли отгонял. Оглянулся.

- Как мой выбор? - поинтересовался я. И улыбнулся, видя, как Эми поспешно одернула комбинацию. - По-моему, сидят они вполне пристойно. Что скажете насчет цвета?

- Мне нравится. Немного светловат, но... Нет, отличный цвет. - Эми бросила на меня странный, сдержанный взгляд. - Вы первый мужчина, которому я позволила купить мне чулки, мистер Хелм.

- Однажды мне довелось побывать в Швеции, на родине предков, - сказал покорный слуга. - Люди там придают, или придавали в то время, большое значение требованиям этикета. Поэтому два человека, достаточно хорошо узнавшие друг друга и готовые сблизиться, следуют определенной традиции. Если это двое мужчин, первым шаг навстречу делает тот, кто старше. В случае же мужчины и женщины, даме предоставляется право заявить, что ее отныне не обязательно величать фру или фрекен - миссис или мисс - вполне достаточно и первого имени. В силу ряда причин мы вели себя достаточно щепетильно по отношению друг к другу, мисс Барнетт. Не соблаговолите ли вы сделать шаг навстречу, прежде нежели мы расстанемся?

Мгновение спустя Эми тихо рассмеялась. Это был тот самый смех, который я хотел услышать - теплый и приятный.

- Мы вели себя щепетильно и глупо, не так ли, Мэтт? Да, разрешаю тебе называть меня Эми.

- Так вот, Эми, не стоит садиться в самолет несолоно хлебавши. Одевайся, я угощу тебя ленчем в ресторане внизу. Если, конечно, ты готова немного подкрепиться.

Девушка кивнула.

- Думаю, что да. Но Мэтт...

- Да, Эми.

- Почему бы тебе не воспользоваться молодой невестой?

На какое-то время воцарилась тишина. Я пристально посмотрел на нее, потом отвернулся и подошел к окну, выходящему на широкую улицу и залитый солнечными лучами парк. Дальше, насколько мне известно, располагалась городская гавань, именуемая Майамарина. Мне даже показалось, что я разглядел парочку мачт, но деревья не позволяли утверждать это наверняка. В голове у меня вновь прозвучал голос Дуга Барнетта: "Теперь, когда я мертв, Эми наверняка постарается вцепиться в тебя". С сожалением приходилось признать: Дуг отнюдь не ошибся в дочери. Хотя почти не знал ее...

За спиной послышался голос:

- Я невольно слышала, о чем вы говорили. Тебе нужна женщина, которая составит компанию на яхте, причем ей не обязательно быть хорошим моряком, не так ли?

Я, не оглядываясь, произнес:

- Особе, которую предполагалось отправить со мной, вздумалось разыгрывать из себя ангела-хранителя, когда чей-то ребенок свалился за борт. Малыша-то она спасла, но при этом умудрилась вставить щиколотку между яхтой и причалом. А брать с собой попутчицу в гипсе несподручно. - Помолчав, я продолжал: - Так же, как и убежденную противницу насилия, которая считает, что оружие бывает просто ужасным и совершенно ужасным. - Я быстро повернулся. - Лови!

Эми инстинктивно поймала брошенный ей блестящий предмет. Затем, осознав, что именно сжимает в руках, испуганно вскрикнула, уронила его на ковер и отскочила, словно увидела живую гремучую змею. Я коротко рассмеялся, подошел и поднял упавший револьвер. Открыл барабан и вставил на место патроны, которые извлек прежде, чем бросить ей оружие.

- Отправляйся домой в Цинциннати, малышка. Ценю твое великодушное предложение, но играть во взрослой лиге тебе еще рановато.

- Это было нечестно, - тихо проговорила Эми.

- Обыкновенный револьвер тридцать восьмого калибра, к тому же незаряженный, - укоризненно промолвил я, - а ты перепугалась так, будто получила в руки гранату с выдернутой чекой! Возвращайся к своим друзьям-пацифистам, Эми Барнетт! Мне нужна крепкая, опытная, безжалостная особа, которая при необходимости спасет меня от ножа и пули, а не робкая девица, маршами протеста спасающая целое человечество от атомной бомбы.

- Я не могу вернуться, - сказала Эми.

- Что?

- Я боюсь возвращаться. Это была вторая причина, по которой я сбежала из аэропорта и напилась. Мне страшно возвращаться... к нему! - Она тронула меченное плетью плечо. - К человеку, который сделал это со мной! Я больше не смогу это выносить!

 

Глава 10

В изысканном обеденном зале гостиницы царил полумрак - характерная черта, отличающая подобные заведения от всевозможных кафетериев, чайных, кафе.

Время ленча еще не наступило, и нас отвели прямиком к столику на двоих у дальней стены. Эми шла впереди, следуя за метрдотелем. Костюм ее отчистился на удивление хорошо, учитывая все испытания, которые претерпел. Владелица же его опять обрела опрятный и деловой вид, почти вернув себе облик чрезвычайно серьезной аккуратной и молодой дамы, навестившей меня в этой гостинице несколько дней назад. Но, увы, теперь я знал о ней чуток побольше.

Усевшись, я заказал себе выпить: водку-мартини, ежели вас это интересует. Эми в ответ на мой вопрос содрогнулась и выразительно затрясла головой.

- Итак, я готов выслушать историю твоего знакомства с ужасным извращенцем из Цинциннати, - сказал я, когда мы остались одни.

- Нет, сначала удовлетворите любопытство дамы, - возразила Эми. - Откуда такая осведомленность о моем красочном прошлом, мистер Хелм? Помнится, я не посвящала вас в подробности своей политической деятельности.

- Я уже говорил, что, будучи дочерью Дуга Барнетта, ты становишься членом большой семьи. Поэтому, столь благородно предложив неизменно рассчитывать на меня в час нужды, я решил, что не помешает познакомиться с тобой немного поближе. - Тут я не слишком погрешил против правды, хотя Дуг и поведал мне историю своего чада по собственной инициативе. Я продолжал: - Хотелось узнать, в какую историю себя впутываю, Признаюсь, был немало удивлен. Ты не слишком похожа на фанатичку с безумными глазами.

- Мышонок Эми, - сухо проговорила она. - Изо всех сил пытаюсь вести себя как подобает воспитанной молодой женщине, но идеал все время ускользает. Сама от себя ускользаю. В весьма неприятном направлении. Тебе никогда не приходилось ловить себя на поступках, которые самому не по душе, а то и вовсе кажутся омерзительными или постыдными? Нет, я не стыжусь того, что боролась за мир, но напиться до беспамятства и... - Она прикоснулась рукой к плечу, как будто ощупывая исчезающие шрамы под одеждой. Потом сухо произнесла: - Стало быть, мои данные фигурирует не только в картотеках полиции, но и в досье вашего агентства?

- Разумеется, - подтвердил покорный слуга. - Так же, как и данные о моих детях, если тебе от этого полегчает. А теперь перейдем к злодею с плетью.

Меня с самого начала удивило то, как она выставляет напоказ связь с интересующим нас человеком. Я предполагал, что Эми проинструктировали не распространяться об этом знакомстве. Хотя не исключено, что такая тактика даже остроумнее. Возможно, девица намеренно позволила и исполосовать свою спину, чтобы сделать этот ход, когда я увижу шрамы и начну задавать изумленные вопросы. Обычно лучшей легендой считается предельно близкая к правде.

Услышав мой вопрос, Эми заколебалась и глубоко вздохнула.

- Мэтт, пожалуйста, не надо меня торопить. Скоро сама расскажу обо всем, или, по крайней мере, о том, о чем смогу рассказать. Но ведь это не имеет особого значения, правда? И никак не связано с тем, насколько я пригодна для предстоящего задания. Разве обязательно, чтобы напарница вызывала симпатию или уважение? Главное, чтобы она, образно говоря, умела взять нужный ключ и накрутить нужную гайку на нужный болт.

- Я бросил тебе как раз этот, самый подходящий для работы ключ, а ты выронила его, будто раскаленный добела. - Я покачал головой. - Зря теряешь время, Эми. Идея совершенно сумасшедшая. Даже если бы я оказался достаточно безрассуден и взял тебя с собой, рискуя, что мы оба поплатимся жизнью за твою неопытность... Ведь ты и понятия не имеешь, в какую историю ввязываешься!

Эми облизала губы.

- Ну уж это моя забота. Есть у тебя хотя капля воображения? Тебе не приходило в голову, что человек с такой, как у меня разукрашенной спиной, может пытаться сбежать от вещей, которые пострашнее всего, что может случиться во время твоей эпопеи с наркотиками? Ведь речь идет о наркотиках, не так ли?

- Никто и словом не обмолвился о наркотиках, милая, - заметил я.

На что Эми нетерпеливо заявила:

- Если хочешь сохранить свои секреты, не разговаривай по телефону в присутствии других людей! Я знаю, что ты намерен обзавестись яхтой и отправиться вынюхивать что-то для Береговой Охраны в район каких-то островов. Скорее всего - Багамских. Прикажешь разыгрывать из себя полную дурочку? О чем, кроме наркотиков, могла идти речь?

- От чего ты пытаешься сбежать, Эми? Или от кого?

Она нетерпеливо встряхнула головой.

- Я пытаюсь сбежать от себя. От себя такой, какой я быть не хочу, и какой меня пытаются сделать...

- Кто пытается?

- Пожалуйста, не надо! Давай поступим как я прошу. С радостью отвечу на твои вопросы, но сначала выслушай! Я не слишком разбираюсь в яхтах, и оружия боюсь, и насилия, но первому смогу научиться и... и, наверное, сумею преодолеть себя во втором, если проявишь достаточно терпения. Ведь это именно то, что требуется для убедительности твоей "легенды". Я не напутала в терминологии?

- Что касается легенды - нет, но...

- Я нужна тебе, Мэтт, - убежденно выдохнула Эми. - Из меня получится превосходная молодая невеста. Мне двадцать пять лет, но думаешь, почему я постоянно подкалываю волосы? Потому что в противном случае выгляжу совершенной сопливицей! Люди отказываются воспринимать меня, как взрослую женщину!

Мы замолчали, выжидая, пока официант поставит передо мной мартини и примет заказы. Когда он отошел, я сказал:

- По правде говоря, мне очень нравится твоя прическа.

Девушка еще раз встряхнула головой, не принимая комплимента.

- Я веду к тому, Мэтт, что прекрасно смогу изобразить девятнадцати-двадцатилетнюю девчонку в крошечных белых шортиках и лифчике. А нос и плечи шелушатся потому, что сдуру обгорела на солнце. Я буду пищать, как кролик, при каждом покачивании яхты, страдать морской болезнью при малейшем дуновении ветра и эффектно падать за борт, пытаясь помочь тебе поднимать якорь. А ты будешь обожающим взглядом следить за этой прелестной, неуклюжей и сексуальной Девочкой, которую исхитрился заманить в свои сети...

- Сексуальной? - повторил я. Лицо ее порозовело.

- Думаю, нам не обязательно скрипеть постелью, остальное же изобразить нетрудно. Разве что ты и в самом деле хочешь... - Краска у нее на лице усилилась, Эми судорожно вздохнула:

- Я не девственница, Мэтт. Возможно, ты успел утвердиться во мнении, что от девственницы меня отделяет значительно больше, чем тебе показалось с первого взгляда. Если... если захочешь заняться со мной любовью после того, как я тебе все о себе расскажу, не возражаю. Но об этом сможем договориться и потом, правда?

А сейчас тебе нужна достаточно убедительная легенда, и что может выглядеть невиннее беспомощной маленькой:

блондинки, проводящей в круизе медовый месяц? О волосах я позабочусь. И буду самой глупой из всех блондинок, которых тебе когда-либо доводилось встречать. Тебе только останется изобразить пожилого мужа, который от меня без ума.

- Спасибо за "пожилого", - сухо отозвался я. - Видишь ли, Эми, самая большая загвоздка в том, что парни, с коими придется иметь дело, настроены убивать. Люди привыкли, что контрабандой наркотиков обычно занимаются любители, не готовые брать на себя ответственность за убийство. Однако нынче это дело поставлено на профессиональную основу, и участвуют в нем весьма лихие ребята. К тому же, речь идет не о Флорида-Киз. Посреди Багам уйма пустых безлюдных мест: океан, коралловые рифы да мангровые островки, куда полиция не заглядывала со времен Христофора Колумба, принявшего Сан-Сальвадор за сказочно богатую Индию. Небольшой пример для наглядности: не так давно Береговая Охрана, заручившись разрешением багамских властей, отправила трех агентов в интересующую нас зону. Они изображали эдаких американских рыболовов-любителей, выбравшихся завоевывать новые миры на скоростном двухвинтовом катере. Одного из них обнаружили несколько недель спустя - то, с чем не успели управиться акулы. Остальные два, или, если быть точным - два с половиной человека, канули в небытие... И если ты содрогаешься при одном упоминании о столь мрачных подробностях, то что почувствуешь, когда придется столкнуться с неприятелем лицом к лицу? Кстати, именно этот случай и потребовал нашего участия. К сожалению, служащие Береговой Охраны, в том числе и трое исчезнувших, слишком хорошо известны наркомафии. Случилось так, что мы в некотором роде в долгу перед Береговой Охраной, а поскольку фирма обычно занимается делами совершенно иного рода, лицо мое, столь хорошо известное в Москве, менее знаменито на Большом Багамском Острове, Нью-Провиденс или Андросе. А также в Икскьюмасе и близлежащих местах. Вот выбор и пал на меня. Правда, не стану утверждать, будто испытываю по этому поводу особый восторг.

- Меня здесь тоже не знают, Мэтт, - упрямо промолвила Эми.

Я пропустил замечание мимо ушей и продолжал:

- Судя по всему, они перебили всю команду, скормили акулам, отвели посудину на глубину - в промежутках между отмелями встречаются глубокие места, открыли кингстоны и - поминай как звали. Весьма неприятные личности. Собственно, если уж на то пошло, мы тоже не слишком приятные люди, о чем тебя, несомненно, предупреждала мать. Но каким образом я буду проделывать свою мерзопакостную работу и защищать себя, если моя миролюбиво настроенная партнерша станет закатывать истерику всякий раз, как только увидит мой ужасный, зловещий и омерзительный револьвер? Поэтому предлагаю сменить тему и поговорить о человеке, напугавшем тебя настолько, что ты не решаешься вернуться домой. Если он настолько над тобой властвует, как тебе вообще сбежать удалось?

Эми порывисто открыла рот, очевидно, собираясь продолжить спор, но лишь безнадежно пожала плечами и произнесла:

- На какое-то время он уезжал из города. Вот я и собралась с силами, упаковала сумку и бросилась в аэропорт. К счастью, удалось в последнюю минуту приобрести билет. Я как раз получила письмо от отца, помнишь? Вот мне и подумалось, что если встретиться с ним, возможно, отцу удастся мне помочь.

- Помочь в чем?

- Навсегда покончить с этим. Однажды я уже пробовала, но он догнал меня и приволок назад, как... как сбежавшего ребенка. Я нуждалась в помощи сильного человека, способного управиться с ним. Я... Когда я сталкиваюсь с ним, то совершенно лишаюсь силы воли. Знаете, есть мужчины, способные превращать женщин, особенно таких впечатлительных как я, в послушных зомби.

- Стало быть, вы прилетели сюда не только затем, чтобы по прошествии стольких лет порадовать несчастного отвергнутого отца?

Она вздрогнула.

- По-моему, я этого не утверждала. Сказала, что почувствовала себя одиноко и захотела увидеть его. В сущности так оно и было. Не делай меня хуже, чем я есть на самом деле.

- У этого парня есть имя?

- Поуп. Альберт Поуп.

От простого священника до Римского Папы. Наш приятель быстро продвигается по служебной лестнице. Я укоризненно произнес:

- И сей таинственный мистер Поуп обладает некой магической властью? Чем-то настолько ужасным, что ты, убежденная трезвенница, предпочитаешь напиться до потери сознания вместо того, чтобы вернуться и плюнуть ему в глаза? Видно, он и вправду тебя заколдовал! - Эми ничего не ответила. Просто сидела и молча смотрела на меня настолько серьезными глазами, что мне стало стыдно за свое поведение. - Прости. Мне трудно поверить в подобную историю. Ты умная девушка и на трусиху не похожа.

Эми облизала губы.

- Ты не понимаешь. Ты сильный нормальный мужчина без комплексов, которыми можно воспользоваться, чтобы... Если кто-нибудь вздумает попытаться подавить твою волю, заставить участвовать в безумных сексуальных оргиях, сносить боль и унижение, ты просто достанешь большую пушку и пристрелишь мерзавца, не так ли?

Я отрывисто рассмеялся.

- Я перед тобой весь, как на ладони. Хотя нормальность мою ты, возможно, несколько преувеличила. А вот мне никак не удается в тебе разобраться. Расскажи об этом человеке. Наверное, высокий симпатичный парень с черными волосами и зловещим выражением на лице, настоящий ковбой со Среднего Запада.

- Нет, он не со Среднего Запада. Собственно говоря, даже не знаю, откуда он. - Эми слабо улыбнулась. - На самом деле, Альберт полноватый мужчина, похож на бизнесмена. Редеющие светлые волосы... В общем, человек, которого ни за что не заподозришь... Наверное, в этом-то и дело. Я нуждалась в порядочном и надежном человеке, который не станет курить травку и устраивать безобразные оргии. После бородатых ублюдков Альберт выглядел таким мягким и безобидным... Мягким!

- Как это случилось? - спросил я после того, как она некоторое время молчала, вспоминая.

Эми неуклюже передернула плечами, будто одежда все еще причиняла боль пострадавшей коже.

- Днем я, разумеется, занята на работе, но по вечерам и выходным... Я вступила в антиядерную группу. Их программа включала лекции и семинары, а также прочую деятельность, нечто вроде миссионерской работы. Ох уж, эти бесконечные встречи и обсуждения! Наверное, я почувствовала, что сыта по горло их профессиональным жаргоном, густо перемешанным с марихуаной и более крепкой дрянью. К тому же, ко мне относились точно как к отщепенке, потому что я не соглашалась отдать себя - свое тело - какому-нибудь из усатых фанатиков, разглагольствующих о борьбе с ядерной угрозой. Хотя какое отношение может иметь секс к... Я пришла к ним вовсе не для этого!

Официант принес мне второй мартини, Эми замолчала. Я заметил, что прошедшая ночь отучила ее неодобрительно поглядывать на употребляемое мной спиртное.

Эми продолжала:

- Разумеется, мне польстило то, что меня пригласили вступить в их организацию, хотя время от времени и возникали сомнения, что именно заставило этих избранных спасителей мира принять меня в компанию. "Народ за атомный мир" звучит весьма демократично, только на самом деле там собрались изрядные снобы. Я имею в виду окружающий миссис Уиллистон "внутренний круг", а не тех, кто приходит за бесплатной едой и выпивкой, сопровождаемых лекциями. Вы слышали о ней? О миссис Джорджине Уиллистон?

- Слышал. Но зачем ты вступила в их организацию, если считаешь этих людей зазнавшимися бездельниками?

- Мне польстило само предложение, да и миссис Уиллистон умеет убеждать. - Эми поколебалась: - По правде говоря, я присоединилась к ним просто потому, что ненормальная.

- Причина ничуть не хуже любой другой.

- Я не шучу! - Ей не понравилось мое замечание. - Я обращалась к психиатру. И он объяснил, почему я делаю все эти глупости, участвую в движениях, демонстрациях и тому подобное. Я тебе не рассказала вчера? Вовсе не потому, что я такая великая идеалистка, а... можешь назвать это чувством вины. Искуплением греха. Дело в том, что я хочу, чтобы меня обижали, унижали, стыдили и наказывали за испорченность. Еще девчонкой я унижалась, когда полицейские избивали меня, окровавленную и оборванную швыряли в вонючую камеру, и какая-то моя часть, не утратившая здравого смысла, взирала на происходящее с ужасом и отвращением. Своего рода стремление к самоуничтожению. Жанна д'Арк, мечтавшая о костре. Синдром мученицы. Беда лишь в том, что все эти психиатры изрядно преуспели в объяснениях, почему ты совершаешь такие поступки, а вот подсказать, как остановиться, они не в состоянии.

- И тут на сцене появился мистер Поуп. Она кивнула.

- Альберт сразу все понял. Сразу, как только стал членом НАМа в Цинциннати. По-моему, его вообще не слишком беспокоила атомная угроза. Просто он обнаружил подходящее место для охоты за... за подходящим мазохистским материалом. - Она замолчала, выжидая, пока официант поставит на стол заказанный нами ленч.

- Материалом, вроде меня, - прошептала Эми, когда он отошел.

Мы сосредоточились на содержимом своих тарелок и какое-то время царила тишина. Я заметил, что похмелье больше не сказывается на аппетите собеседницы.

- Мэтт, - наконец проговорила Эми.

- Да.

- Мне не хочется рассказывать тебе об... об отвратительных подробностях. Я испытывала при этом такое же тошнотворное унижение, как вчера, когда очнулась посреди улицы в ужасном виде, совершенно пьяная. Мне не верилось, что это отвратительное, грязное, неспособное устоять на ногах, существо действительно я. И все-таки... все-таки где-то в душе я немного торжествовала, ибо получила по заслугам. Справедливость победила. Не знаю, сможешь ли ты меня понять?

- Я не психиатр, Эми. Не ищи у меня понимания. Я только и умею, что стрелять из большой пушки.

Она отрывисто рассмеялась.

- Поосторожнее. Не то я рискую влюбиться в тебя, единственного мужчину, который не утверждает, что понимает меня лучше, чем я сама. - Ирония исчезла из ее голоса. Эми глубоко вздохнула: - Альберт меня раскусил. И превратился в жестокого отчима, карающего за то, что оставила родного отца. В первый раз мне не верилось, что это действительно произошло. Мне не верилось, что ему удалось уговорить меня... не верилось, что это была я, скромная и неприступная. Что это я позволила раздеть себя догола, связать, и обращаться с собой подобным образом... Но все это было со мной, Мэтт, и я даже не осуждаю его, потому что он меня ни к чему не принуждал. Что-то заставляло меня слушаться его, даже когда он требовал проделывать самые отвратительные вещи. Отвратительные настолько, что я никогда не смогу о них рассказать.

- А зря. Может, тебе после этого и полегчало бы. Только, пожалуйста, не за едой.

Эми слабо улыбнулась.

- Боишься навредить мне проявлением дешевого сочувствия? - Улыбка исчезла с ее лица. - Да, я ничего не могла с собой поделать, но сначала все-таки ненавидела причиняемые мне боль и унижение, издевательства над моим... моим довольно красивым телом. Но нечто и мерзкое черное внутри меня наслаждалось происходящим, и со временем я почувствовала, что почти смирилась с этим. Я поймала себя на том, что начинаю... начинаю возбуждаться, а не просто терплю его издевательства в качестве искупления грехов. Вот тут-то, я почувствовала настоящую опасность. Поняла, что нужно немедленно бежать, пока он окончательно не уничтожил меня, мою волю, мою гордость, мое самоуважение, то немногое, что от них еще осталось. Не отсылай меня к нему, Мэтт. Помоги! Ты же обещал отцу, что поможешь мне. Возьми с собой и помоги мне заново обрести себя. Пожалуйста!

 

Глава 11

Первый раз мы увидели яхту на берегу, неподалеку от гавани Диннер-Ки в Корел-Гейблс к югу от Майами. Ее двадцативосьмифутовый корпус, удлиненный двумя футами бушприта, был зажат меж двумя более крупными и быстроходными яхтами, рядом с которыми наша выглядела довольно маленькой, но в то же время достаточно крепкой и надежной. Однако мачта показалась весьма высокой. Не менее благоприятное впечатление произвел и жесткий трехлопастный винт. В последнее время на вспомогательных двигателях яхт начали устанавливать тонкие складывающиеся двухлопастные винты, которые снижают сопротивление воды при передвижении под парусами, но я наслушался ужасных историй о том, как эти винты складываются, или напротив, раскладываются в самый неподходящий миг. Принимая во внимание свой скромный опыт морехода, я пришел к выводу, что предпочтительно обзавестись стопроцентно надежной моторной установкой, дабы при необходимости быстро покинуть неприятные места, которые предстоит посетить.

Два дня спустя наше судно покрыли свежим слоем невероятно дорогой краски, защищающей днище от водорослей и ракушек - судя по цене, в нее вместо меди и олова добавляли золото и платину. После чего яхту спустили на воду. На транце красовалось название "Спиндрифт" ("Морская пена"). В достаточной мере морское, но не слишком оригинальное.

- Джонни, дорогой, ты только посмотри, как красиво она держится на воде. Просто прелесть! Молодая "супруга" возбужденно дернула меня за руку, не сводя взора с рабочих, подводящих нашу яхту к причалу, где ей предстояло пройти окончательную обработку. - Можем мы... можем мы провести эту ночь на борту?

Выражение лица Эми явно свидетельствовало, что подразумевается при этом отнюдь не сон. Юную любвеобильную жену девушка изображала с не меньшим энтузиазмом, чем накануне павшую, спившуюся женщину. Временами кажется, что женщинам вообще свойственно играть какую-то роль. Мужчина почти всегда остро ощущает фальшь в собственном поведении, тогда как женщина, по-видимому, устает от собственного однообразия и иногда примеряет новую маску, пускай даже несколько нелепую или позорящую. Однажды мне довелось познакомиться с очень милой и респектабельной ученой дамой, которую обстоятельства вынудили изображать из себя совершенно распутную женщину. Впоследствии она призналась, что получила от этого огромное удовольствие - разумеется, находясь вдали от дома и успокаивая свою строгую совесть достаточно вескими оправданиями.

Эми Барнетт, она же Пенелопа Мэттьюс, миссис Джон Мэттьюс, облачилась в часть приобретенного для нее наряда яхтсменки: белые судовые туфли с хитроумными резиновыми подошвами, довольно тонкие и облегающие белые брюки и светло-голубую майку с длинными рукавами. Было решено выждать еще несколько дней, прежде чем она появится на людях в бикини или в шортах и в лифчике, дабы окружающие не подумали, что я избиваю молодую жену смертным боем.

Гладкие светлые волосы ровными прядями падали ей на плечи. Попытка окрасить их самостоятельно желаемого результата не принесла, зато после посещения парикмахерской Эми превратилась в настоящую серебристую блондинку. Распущенные сверкающие волосы делали ее значительно ниже, и, как она и обещала, значительно младше. Маленькая грудь упрямо выпирала сквозь тонкую ткань майки. Рабочие помоложе несомненно считали меня старым похотливым проходимцем, похитившим столь превосходный экземпляр, и были готовы, в случае невозможности в столь преклонном возрасте! - выполнения супружеских обязанностей, немедленно прийти на помощь.

- Можем, дорогой? - умоляющим голосом повторила Эми.

- Они должны еще установить "Лоран", автоматическое управление, и довести двигатель, - ответил я. - Поэтому не стоит пока загромождать каюту своими вещами.

Эми разочарованно вздохнула.

- Я устала от этой старой гостиницы! И хочу переселиться на яхту прямо сейчас!

Я оглянулся по сторонам. И поскольку в пределах слышимости никого не наблюдалось, тихо произнес: - Не переигрывай, дорогая.

- Играйте свою роль, мистер, а мою предоставьте мне! - таким же шепотом отозвалась Эми, больно ущипнув меня за руку. - Кстати, не помнишь, кто говорил, что мы должны вжиться в свои роли? Мэтт, то есть Джонни...

- Да?

- Спасибо. Большое спасибо, что согласился меня испытать.

- Не за что. И вообще, будешь благодарить меня, когда сделаем дело и вернемся живыми. Если, конечно, вернемся.

- Неважно. Я уже стала другим человеком, пусть даже глуповатой недорослью, но она нравится мне намного больше, чем былая безвольная девица с мазохистскими наклонностями... Ну ладно! - разочарованно проговорила Эми, завидев приближающегося мужчину. - Ладно, подождем, раз уж это необходимо, но солнце припекает так, что я вот-вот расплавлюсь. Увидимся в гостинице, дорогой.

- Пени...

Но она уже направилась прочь. Я проводил ее взглядом, любуясь движением маленьких ягодиц под тонкой тканью матросских штанов, после чего повернулся к подошедшему мужчине. Тот представился специалистом по электрическим судовым системам и попросил подняться с ним на борт - показать место, куда я хотел бы установить "Лоран". Несколько раньше я заявил Вашингтону, что поскольку намереваюсь обойтись в плавании без помощи живого навигатора, было бы неплохо иметь на яхте хотя бы его электронный аналог, хоть и говорят, что "Лоран" далеко не всегда срабатывает в отдаленных частях Багамских островов. Один из моих собеседников объяснил это "аномалиями в распространении сигнала". Понятия не имею, что сие может означать.

Мореходство вообще окружает некий мистический ореол. Человек, который не был рожден в носовом кубрике под рев бури и вскормлен рыбой вместо материнского молока, никогда не станет настоящим моряком. Правда, почти то же самое я слышал в детстве о лошадях. Как бы там ни было, добившимся определенных успехов в своем деле вообще свойственно твердить, насколько сложно простому смертному понять, а тем более освоить их искусство. Я и сам не раз расписывал новичкам, как трудно попасть в цель. В действительности же, заставить яхту или лошадь двигаться туда, куда вам нужно, а оружие - стрелять в желаемом направлении, не так уж сложно. Главное, не дать мастерам запугать себя. Поэтому технические стороны предстоящего путешествия меня не слишком беспокоили. Значительно большую тревогу вызывал так называемый "человеческий фактор".

По дороге в гостиницу я остановился у телефона. Дуг Барнетт, устроив все к собственному удовлетворению, полностью исчез из виду, как, впрочем, и подобает покойнику. Всем заправлял из Вашингтона Мак. Связаться с ним не составило особого труда. При всех недостатках нашего шефа, подчиненным он доступен всегда.

- Да, Эрик?

- Она предпринимала какие-либо подозрительные шаги? Вообще какие-либо шаги?

- После известного тебе разговора, когда звонила в свою клинику в Цинциннати и просила продлить отпуск, мы зарегистрировали всего один телефонный звонок. Вчера по тому же номеру. Видимо, забыла сказать сразу. Просила подругу забрать у нее из квартиры цветы и позаботиться о них. Кажется, декоративный кактус и филодендрон. Уезжая на несколько дней, попросила соседку поливать их, но так долго она на нее не рассчитывает.

- Это вполне может оказаться каким-нибудь хитроумным кодом, - сухо заметил я. - Кактус. Филодендрон. Остается дожидаться упоминания о хризантемах. Вот тогда-то все и начнется.

- Наш человек видел, как сестра милосердия, которая работает в той же клинике, переносила два горшка с цветами из квартиры мисс Барнетт.

- Неужто специально отправили человека в Цинциннати, чтобы проверить телефонный разговор? - изумился я.

- Он уже находился в городе, ожидая возвращения Министера.

- Но Министер не оправдал его ожиданий?

- Совершенно верно. Боюсь, надо исходить из предположения, что в настоящее время наш Проповедник сменил базу, и из известных нам людей только мисс Барнетт в курсе его нынешнего местонахождения.

- Миссис Мэттьюс, с вашего позволения, - поправил я. - Здесь она миссис Джон Мэттьюс.

- Да, - согласился Мак. - Кстати, это напоминает мне о том, что в отеле "Марина Тауэрс" некто наводил справки о распутном мистере Мэттью Хелме, который водит к себе в номер нетрезвых молодых дам. Правда, описывал он тебя несколько иначе. Нам не удалось отыскать этого любопытствующего.

Я нахмурился.

- Полная бессмыслица, сэр. Им совершенно ни к чему наблюдать за мною, поскольку и так известно о каждом шаге покорного слуги. Благодаря известному вам следящему устройству. Остается только ждать сообщений.

- Мне приходят в голову два возможных объяснения. Либо слишком долгое молчание мисс Барнетт - миссис Мэттьюс - обеспокоило ее коллег по НАМ и они пытаются прояснить положение вещей, либо... - Мак замолчал, позволяя мне закончить фразу.

- Либо по следу идет кто-то другой. Вероятность, которую мы упустили из виду. Занятно. Остается быть готовым ко всяческим неожиданностям. Хотя неожиданности - далеко не лучшее, что можно получить, находясь на борту яхты посреди Гольфстрима, где я надеюсь очень скоро оказаться.

- Тебе удалось заставить нашу знакомую хоть немного разговориться?

- Я и не пытался, сэр. Не хочу спугнуть ее и заранее все испортить.

- Весьма рассудительно, только на меня оказывают определенное давление, Эрик. Приближается открытие международной конференции в Нассау. Дают понять, что она может оказаться нашим последним шансом, последним шансом всего мира, а потому нельзя допускать ни малейшего риска. Даже не испытывая особого доверия к подобным сборищам, надлежит обеспечить безопасное проведение конференции.

- Однако у нас до сих пор нет уверенности, что Министер и иже с ним нацелились именно на нее, - заметил я. - Собственно говоря, ничто, кроме чисто географического совпадения, пока на это и не указывает. Ко всему прочему, это противоречит простому здравому смыслу.

- Здравый смысл - последнее, чего можно ожидать от фанатиков, чем бы те ни занимались, - сухо отозвался Мак. - По всему миру фанатики разрушают собственные страны во имя патриотизма. Стоит ли ожидать более рационального поведения от фанатиков-пацифистов, если они и в самом деле пацифисты - идеалистические устремления членов НАМ вызывают определенные сомнения - возглавляемых богатой испорченной женщиной, которая успела побывать в лечебнице для душевнобольных? - Мак немного помолчал и продолжил: - Собственно говоря, это не имеет особого значения, Эрик. Министер интересует нас в любом случае, а при сложившихся обстоятельствах нам, чтобы избавиться от сомнений, следует управиться с ним до начала конференции.

- Да, то же самое говорил и Дуг.

- А чтобы управиться с Министером, его прежде всего надо найти. И пока девушка - наша единственная нить.

- И все-таки, не хотелось бы торопить события, сэр. Пускай идут своим чередом. Раньше или позже Эми сама разговорится и поведает дополнительные подробности о своем демоническом любовнике. Надежнее проявить терпение. Сейчас у меня все карты на руках. Я не слишком торопился взять девицу с собой; более того, посмеялся над ее предложением и пояснил, почему об этом не может быть и речи. После чего вынудил ее, в сущности, ползать на коленях и умолять предоставить ей нечто вроде убежища. Думается, сейчас Эми уверена, будто инициатива принадлежит исключительно ей, однако, если я начну задавать наводящие вопросы о местонахождении Дружка-садиста, у девки вполне могут зародиться сомнения.

- Ладно, поступай, как знаешь. Времени мало, и все решилось бы значительно быстрее, если бы удалось добиться откровенности этой особы вместо того, чтобы ждать, пока она или ее друзья приведут тебя к Мини-стеру. Или его к тебе. Быстрее; и намного безопаснее.

- Благодарю за заботу, сэр.

- Пока же продолжай действовать в соответствии с ролью, отведенной тебе в операции, которую Береговая Охрана проводит по делу Григо. Авраам пытается осторожно выяснить, что связывает Константина Григо с НАМ, как в Нассау, так и на нижних Багамских островах, где у него, должно быть, находится важный перевалочный пункт. Наркотики, привозимые из Карибского бассейна, переносятся там на катера для последующей доставки на материк. Именно этот пункт и пыталась обнаружить неудавшаяся экспедиция Береговой Охраны. Тебе предстоит действовать так же, как они, вплоть до минуты, когда...

- Вплоть до минуты, когда меня выбросят на съедение акулам, - сухо закончил я. - Да, сэр. Постараюсь избежать участи предшественников. Правда, учитывая тесные связи моей красотки-женушки с противником, это будет нелегко.

- Зато обеспечит свободу действий Аврааму, - спокойно отозвался Мак.

- Это уж точно, - согласился я. - Наблюдая, как я в очередной раз выставляю себя на посмешище, пытаясь под чужой фамилией и с фальшивой супругой сделать невидимой пятитонную яхту, снабженную сорокафутовой мачтой, они будут так отчаянно хохотать, что никак не заметят подкрадывающегося сзади мертвеца. - Я скорчил рожу телефону: - Вы не намерены посоветовать мне быть осторожным, сэр?

- Если бы ты нуждался в моих предостережениях, я не выбрал бы тебя для этого задания. Удачи, Эрик.

Он всегда не забывает пожелать нам удачи. Очень мило с его стороны. Выходя из кабины, покорный слуга задумался: что заставило меня отзываться о девушке в столь резких тонах? Похоже, просто боялся признаться себе - да и Маку - в определенной симпатии к ней. Вразрез и вопреки всему, что мне было о ней известно.

 

Глава 12

Предстоящее путешествие к Багамским островам можно было условно подразделить на несколько этапов. Прежде всего предстояло запустить маленький двухцилиндровый дизельный двигатель и вывести яхту из узкого дока, по возможности избежав столкновений с посторонними предметами. Далее следовало отыскать фарватер Диннер-Ки и пройти между его отметками до Бискайнского залива, не сев при этом на мель. Затем - пересечь на дизеле Бискайнский залив и войти в узкий фарватер, пролегающий неподалеку от южного конца Ки-Бискайн, и еще раз постараться избежать коварных отмелей. И, наконец, миновав живописный маяк на оконечности Ки-Бискайн, не пропустить прибрежный указатель, коему предстоит уберечь нас от прибрежной отмели, которая, если не ошибаюсь, представляет собой коралловый риф. Дальше откроется Флоридский пролив.

Все это, предположительно, представляло собой совершенно пустяковую задачу для любого опытного яхтсмена, мужского или женского пола. Далее следовала более трудная часть: поиски Багам.

- Хочешь, приготовлю что-нибудь на ленч? - спросила Эми, когда Соединенные Штаты Америки, наконец, остались за кормой.

- Разумеется. Добрый старый шотландский виски с содовой. Покрепче. Для себя тоже. Эми встряхнула головой.

- Мое первое знакомство со спиртным трудно назвать блестящей победой. Реванша брать не спешу, так что спасибо. И еще тебе придется меня подучить. Преподать навыки обращения со спиртным. Что подразумевает слово "покрепче"?

- Вероятность того, что из тебя получится опытный бармен, невелика. Впрочем, можешь попытаться. Нормальная доза составляет полторы унции. Мне можешь налить две - в качестве успокаивающей дозы. Мерный стаканчик висит на перегородке камбуза рядом со щипцами для льда.

- Мэтт, то есть Джонни... - она заколебалась.

- В чем дело, Пенни?

Она насмешливо посмотрела на меня.

- Ты уверен, что справишься с этим делом... Джонни? Вид у тебя был ужасно напряженный.

Я изобразил искреннее негодование.

- На что намекаешь, несчастная? Мы ведь до сих пор ни на что не налетели, правда? И на мель не сели. Недоверие к шкиперу на судне расценивается как мятеж. А виновных в мятеже принято бросать за борт. - Я улыбнулся: - Нет, миссис Мэттьюс, я далеко не уверен в своих мореходных талантах. Управлять яхтой должна была моя партнерша-морячка, мне же отводилась роль крепыша с пистолетом в руке. По долгу службы мне не раз приходилось путешествовать на судах, за штурвалами которых стояли другие люди, но достаточно редко плавать на них самому, особенно на яхтах, и уж ни разу я не выходил в море с безжалостной попутчицей, вознамерившейся заставить капитана умереть от жажды на своем посту.

Эми тихо рассмеялась.

- Похоже, не помешает взяться за изучение того справочника по мореходству, что лежит на полке в каюте.

- Не раньше, чем его дочитаю я. Уже почти одолел первую главу. У тебя возникают какие-то сомнения? По какому поводу?

- По поводу перспективы оказаться посреди океана наедине с человеком, понятия не имеющим, как управляться с яхтой? - Эми одарила меня странной, кривой усмешкой. - Ни малейшего. Сколь ни странно. Если меня что-то и беспокоит, так это та мерзость, засевшая у меня в голове, и заставляющая мерзко вести себя по отношению к людям, и позволять людям мерзко обращаться со мной. К тому же, сдается мне, ты несколько преувеличиваешь собственную беспомощность. В смысле управления яхтой. Ваш заказ сейчас будет готов, сэр.

- Включи "Лорана когда спустишься в каюту, он должен какое-то время прогреться. Сразу после ленча возьмемся за навигацию.

Я проводил взглядом исчезающую в люке стройную фигурку в джинсах и полосатой рубашке с короткими рукавами и открытым воротником. Нелепые панталоны и мешковатые шаровары, которые в последнее время вошли в моду у женщин, свершили чудо, еще несколько назад на мой взгляд невообразимое: девушки в обычных, хорошо сидящих джинсах на их фоне стали казаться привлекательными. И теперь даже я, некогда убежденный противник подобных нарядов, вынужден был признать: нынешняя моя спутница выглядит не так уж плохо, несмотря на грубую голубую ткань, обтягивающую нижнюю половину ее тела.

Я не уставал повторять себе, что имею дело с притворством, и что Эми, естественно, сделает все возможное, дабы затронуть чувствительные струны моего сердца; однако, несмотря на это, не смог избавиться от непобедимого желания защитить и ободрить несчастную, обиженную девочку. Разумеется, помимо сочувствия, не последнюю роль сыграло тут и другое. Неизбежное в сложившихся обстоятельствах явление. Дама начинала казаться мне привлекательной, - со всеми вытекающими отсюда последствиями. Правда, я твердо заявил себе, что хватает покуда и других забот, связанных с хитроумной навигацией и управлением незнакомой яхтой.

Допив свое виски и насладившись одним из сандвичей по-шведски, которые приготовила для нас Эми, я принялся за работу и выяснил, что говорит электронная аппаратура о нашем нынешнем местоположении. Принцип действия "Лорана" остается для меня загадкой, знаю лишь, что на большинстве современных морских карт имеются пронумерованные линии, соответствующие сигналам с определенных наземных станций. Нажимаешь нужную кнопку на своем волшебном ящичке и такие же цифры появляются в двух окошках. Находишь по ним две линии на карте, а их пересечение указывает то самое место, где в данный момент находится твое судно. Такова базовая теория, на практике же эти кремниевые кристаллы способны выполнять на борту почти любую работу, кроме разве что приготовления еды и поднятия парусов - очередной шаг в развитии мореходства.

- Парус впереди, собранный наподобие шторы, именуется большим кливером, - напутствовал я Эми, - и разворачивать его мы пока не будем. Далее - малый фокаштаг. Чуть погодя сможешь развязать канаты, которые удерживают этот парус. Если не ошибаюсь, поворотный брус в нижней его части именуется утлегарем. Запоминай терминологию. Потому как, если на корабле называть вещи неправильными именами, корабль немедленно пойдет ко дну. Во всяком случае, умники в порту, похоже, считают именно так. Далее - грот на главном гике. Начнем с него. Говорят, на судне положено отвечать "Слушаю, сэр".

- Слушаю, сэр!

- Кстати, не советую падать за борт. Как говорится, одной рукой заботишься о посудине, другой - о себе. А теперь, я разберусь с нашим автопилотом, чтобы не держаться за рукоять, именуемую румпелем, после чего возьмемся за работу.

Думается, установка паруса на яхте размером со "Спиндрифт" должна занимать не более пяти минут. У нас на это ушло больше часа. Канаты, похоже, сговорились поиздеваться над нами. Либо они вели не туда, куда следует, либо как нарочно запутывались в такелаже над головой, когда мы пытались за них потянуть. На мачте имелись небольшие патентованные скобы, - на манер тех, что устанавливаются на телефонных и электрических столбах - позволяющие взбираться на самую верхушку, но лучше бы их не было, потому что скобы так и притягивали любую оказавшуюся в непосредственной близости веревку. Да и сами паруса были установлены совершенно неправильно. Разумеется, с моей точки зрения. Ничто не желало срабатывать как следует с первой, а равно и со второй попытки, но в конце концов маленький парус все-таки поднялся впереди мачты, а за ним наполнился ветром и грот.

Я выключил двигатель, после чего с помощью Эми регулировал оснастку до тех пор, пока морской спидометр не показал, что мы рассекаем воду с максимальной скоростью - два, а временами и целых три узла. Показатели не слишком подходящие для участия в регате, но в то же время вполне удовлетворительные для пары новичков, осторожно ступающих на матросскую стезю. К вечеру земля скрылась за горизонтом, и только желтоватый туман вдалеке за кормой свидетельствовал, что Майами по-прежнему пребывает там, где мы его оставили. Мы съели в кокпите обед, состоявший из маленьких поджаренных бифштексов и свежих овощей, которыми запаслись по настоянию Эми. Лично я вполне удовлетворился бы одними консервами.

- Посуду оставь мне, - сказал я. - Не обязательно делать всю работу по камбузу в одиночку.

- Не надо, я сама. Это совсем не трудно. А потом, если я тебе не нужна, пойду немного прилягу. Эти таблетки от морской болезни нагоняют сон. Мэтт?

- Да?

- Мне... мне очень нравится здесь. Еще раз спасибо, что взял меня с собой.

- Не спеши благодарить. До сих пор нам везло с погодой, но это еще не значит, что мы гарантированы от бури поутру, хотя в прогнозе о ней и не упоминалось. Пока же можно воспользоваться тем, что вокруг - ни души, и заняться полезным делом. Немного поупражняться в стрельбе. Не могла бы ты собраться с силами и взять в руки револьвер, который я оставил под матрасом на койке правого борта? Еще ружье из рундука на камбузе. Принеси их сюда и захвати патроны. Они в нижнем ящике на камбузе. Пора привыкать прикасаться к оружию. Не исключено, что однажды придется воспользоваться им по-настоящему.

Я в очередной раз намеренно демонстрировал, насколько серьезно отношусь к поискам секретного островного убежища зловещего мистера Константина Грига. Раньше мне, разумеется, пришлось посвятить спутницу во все подробности, дабы показать, как я ей доверяю. Вернее, почти во все подробности. Теперешнее мое предложение явно разрушило испытываемое Эми чувство умиротворения, но, тем не менее, девушка молча подчинилась и покорно выслушала все мои наставления. Мы научились открывать и закрывать затвор, вкладывать и вынимать патроны, взводить и спускать курок, включать и выключать предохранитель. Затем я заставил Эми пощелкать оружием вхолостую.

Последним номером программы стали упражнения в стрельбе из револьвера тридцать восьмого калибра. Я не стал давать Эми ружье, хоть сам и разрядил несколько патронов, проверяя его. Это был "винчестер", состоящий на вооружении у полиции; предположительно такой же, как тот, что якобы находился на яхте у Дуга Барнетта; оружие, обладающее своеобразной жестокой красотой. Однако двенадцатый калибр слишком велик для новичка, особенно слабосильного новичка, которого, к тому же, приучили бояться оружия. Короткий ствол и тяжелые заряды приводили к страшному грохоту и отдаче при выстреле. Я и так выяснил все, что хотел. Мучить Эми Дальше было ни к чему.

Взяв оружие, чтобы отнести его обратно, девушка остановилась в люке и оглянулась.

- Ты не научил меня сжимать револьвер двумя руками, как это делают в кино, - пожаловалась она.

- Боюсь, что не хватая второй рукой опору, ты рискуешь вылететь за борт, - отозвался я. - Не стану спорить, некоторые добиваются лучших результатов в стрельбе по бумажной мишени, удерживая оружие обеими руками, но когда очутишься в воде, мысль об этом вряд ли покажется особо утешительной.

Эми, нахмурившись, посмотрела на оружие.

- Полагаю, тебе хотелось лишний раз напомнить мне, что предстоит отнюдь не увеселительная прогулка, - холодновато промолвила она.

- Нечто в этом роде. А заодно, воспользовавшись случаем, прочитать тебе знаменитую свою лекцию о правильном использовании огнестрельного оружия. Накрепко заруби себе на носу: оружие - чрезвычайно серьезная вещь. Стоит лишь направить его на человека, и ты превращаешься в убийцу, вне зависимости от того, собиралась нажимать на спуск или нет. Поэтому, прежде чем хвататься за оружие, следует окончательно решить для себя этот вопрос. Только в кино пистолет служит чем-то наподобие волшебной палочки, заставляющей людей покорно выполнять любые распоряжения. Полицейские вынуждены орать "руки вверх", ибо им положено попытаться сохранить человеку жизнь. Мы - другое дело. Я не стану целиться в человека, если не готов убить его и, видя направленный на меня ствол, исхожу из предположения, что владелец оного желает моей смерти, а потому прилагаю все усилия, дабы уложить супостата. Если тот не окажется более удачлив, чего до сих пор не случалось. Забудь все эти дурацкие фразы, вроде "бросай оружие, замри". Помнишь, по телевизору когда-то шел фильм "Сумеречная зона"? - Она кивнула, и я продолжал: - Так вот, как только направляешь на кого-либо оружие, ты мгновенно попадаешь в сумеречную зону, зону смерти, а потому гораздо лучше довести дело до конца самому, опередив неприятеля. Вот и все.

Эми облизала губы.

- Понимаю, - тихо промолвила она. - И надеюсь, ты заметил, что я перестала вздрагивать и ужасаться, беря в руки оружие. В тот раз ты застал меня врасплох.

Но, думаю, стоит предупредить: я вряд ли решусь нажать на спуск, если мишенью вместо куска картона будет живой человек. Правда, все равно бы в него не попала. В чем мы имели случай убедиться на примере мишени. Спокойной ночи, Мэтт. Разбуди меня, если понадоблюсь.

"Итак, эксперимент прошел удачно", - мрачно подумал я, провожая ее взглядом. Он подтвердил: девушка совершенно не умеет обращаться с оружием. Подобные вещи изобразить невозможно. Я неожиданно поймал себя на мысли: заметила ли Эми красоту сегодняшнего заката, угасающего над тихим спокойным морем. Яхту подгонял легкий попутный ветер. Если судить по предыдущим ночам, очень скоро в небе должна была появиться довольно впечатляющая луна. Два человека, которым не приходится играть друг с другом в грязные игры, могли бы получить массу удовольствия, плывя в такую ночь по Гольфстриму. И коль речь зашла о Гольфстриме, цифры в светящихся окошках "Лорана" подсказывали, что следует забрать немного к востоку, дабы течение понесло нас на север.

Эми настояла на том, чтобы я разбудил ее на вахту в два часа утра и немного поспал. В четыре она подняла меня и сообщила о маленьком мигающем свете далеко впереди. Я поднялся на палубу и замерил интервал между вспышками: пятнадцать секунд. Маяк "Большой Айзек" на северо-западной оконечности Большой Багамской отмели. Вышли тютелька в тютельку... С "Лораном" на борту кто угодно станет великим навигатором.

Я уже объяснял Эми, что, хотя, ближайший к Соединенным Штатам багамский порт - это городок Бимини на одноименном острове, меня он не привлекает. Судя по справочнику, в порт ведет хитроумный фарватер, окруженный бесконечными песчаными отмелями. И направиться туда я решусь не раньше, чем стану заправским мореходом, то есть, примерно через неделю. Поэтому теперь мы направлялись мимо Бимини в сторону Фри-порта, расположенного к северу, на Большом Багамском острове. Мы оставались в глубоких водах Флоридского пролива и фарватера Нортвест-Провиденс, минуя отмели стороной. Раньше или позже предстояло научиться управлять яхтой на мелководье, но я рассчитывал накопить к тому времени немного мореходного опыта.

- Можешь идти спать. Я подежурю, - сказал я.

Эми покачала головой.

- Нет. Уже выспалась. Мне нравится здесь.

- Ладно, когда устанешь, можешь забраться на сиденье кокпита.

Эми бросила на меня быстрый взгляд.

- Не обращайся со мной, как с ребенком, Мэтт. Возможно, у меня в голове не хватает пары заклепок, но с телом-то все в порядке.

- Можешь не сомневаться, - согласился я. - Давно заметил.

Она окинула меня еще одним быстрым взглядом, намереваясь что-то возразить, но передумала. В красноватом отсвете нактоуза я увидел загадочную улыбку, появившуюся на губах у Эми: улыбку женщины, которая с некоторым удивлением обнаруживает, что ей приятно услышать от мужчины о своей желанности.

С наступлением дня мы собрали все наличное мужество и развернули большой кливер, увеличивший площадь парусов почти вдвое и поднявший скорость до четырех узлов. По-прежнему держалась хорошая погода. "Лоран" за руку провел нас по фарватеру Нортвест-Провиденс. После стольких часов пустого горизонта появившиеся впереди строения Фрипорт-Лукайа вызывали легкий трепет. Посторонитесь, Колумбы и Магелланы, Хелм идет!

Спустив паруса, я вполне успешно воспользовался двигателем, вошел в гавань Лукайан Харбор и без особых приключений подвел яхту к таможенному причалу. Час спустя, получив официальный допуск на Багамские острова, мы пришвартовались к длинному бетонному пирсу, после чего, забравшись под навес кокпита, выпили за успешное окончание океанского перехода. Во всяком случае, покорный слуга выпил. Эми довольствовалась консервированным соком ананаса.

Там же, в кокпите, и пообедали. Затем я помог Эми управиться с посудой и при этом обнаружил, что бурно реагирую на близость спутницы в тесном пространстве камбуза. Чуть раньше мы оба приняли душ в расположенной неподалеку от берега душевой, весьма потрепанной, после чего Эми переоделась в белые матросские шорты и крошечный голубой лифчик. Я старался не смотреть на нее.

- Трудная была ночь, - сказал я, вешая посудное полотенце. - Если не возражаешь, я пораньше отправлюсь спать.

- Мэтт...

- Здесь я Джонни.

- Прости. - Мое замечание на мгновение выбило Эми из равновесия, но она тут же глубоко вздохнула и тихо продолжала: - Джонни, не мучай себя. Ведь мы с самого начала обо всем договорились. Если ты, конечно, этого хочешь. - Я молчал, и девушка с легкой горечью добавила: - Или просто не желаешь связываться с такой дрянью? Поэтому и борешься изо всех сил? Борешься со мной.

Я облизал губы и холодно произнес:

- Мне казалось, что не используя преимуществ данной ситуации, я веду себя как подобает джентльмену. Согласен, ты сделала предложение, но сделала его под определенным нажимом и без особого энтузиазма.

- Просто не хотелось... преувеличивать свою ценность. - Слова эти Эми произнесла совершенно спокойно, затем судорожно вздохнула и прошептала: - Господи, до чего же глупо! Стоять и рассуждать об этом!

"Избитая сцена искушения", - угрюмо подумал я, когда Эми оказалась в моих объятиях. Любительски разыгранная ночь в борделе. Однако губы оказались мягкими, исполненными желания, тело теплым и податливым, а быстрые умелые пальцы после первого поцелуя помогли мне снять ее лифчик и мою рубашку и направили пальцы покорного слуги к застежке маленьких белых шортов... После чего, нагие, мы оказались на койке правого борта и еще раз соприкоснулись губами, тогда как руки постепенно знакомились с телами, дабы перейти от невинных поцелуев к взрослым забавам.

Я поднял голову, намереваясь разглядеть, какое страстное выражение изобразит на своем лице эта проклятая фальшивая блондинка, которая от самого Майами завлекала меня настолько искусно, что было бы просто несправедливо зачислять ее в разряд любителей...

И допустил серьезнейшую ошибку. Не следовало смотреть. Эми не сводила с меня пристального взгляда и не деланное желание, не мнимая страсть отражались на ее лице, а нечто совершенно противоположное. Поцелуй ее не пугал: напротив, был в какой-то мере приятен, но озабоченное выражение лица отчетливо свидетельствовало, что девушка прекрасно осведомлена обо всем, что последует дальше, о жестоких непристойностях и постыдной боли, испытанных в объятиях неумелых, нетерпеливых коллег-студентов и извращенного типа, именующего себя Альбертом Поупом. Разумеется, и мне предстояло совершить то же самое, поскольку я был мужчиной, а ни один мужчина без этого не обходится, но Эми надеялась, что я, единственный приличный из ее знакомых, постараюсь свести унижение и боль к минимуму.

Я отпустил спутницу и порывисто сел. Сказал себе, что Эми притворяется, притворяется вне всякого сомнения, одновременно понимая: это не может быть правдой. Никто не способен притворяться до такой степени. Невозможно изобразить это выражение невинного доверия так же, как невозможно изобразить неумение обращаться с оружием. И, стало быть, мы ошибались; все, во всем и с самого начала. Ошибались все наши несравненные умники и в том числе гений тайных служб, суперагент Хелм. Я встал и поднял с пола свои джинсы.

Эми заговорила у меня за спиной, и привычное имя уже было готово сорваться с ее губ, но она вовремя поправилась. В голосе ее звучало удивление и легкая обида.

- Джонни?

- Набрось что-нибудь и поднимайся на палубу, - хрипло проговорил я. И услышал, как добавляю: - Пожалуйста.

- Да, Джонни.

- Потуши свет, когда будешь выходить. Пожалуйста.

Вслепую я натянул свои штаны, отыскал пару стаканов и наполнил виски со льдом. Выглянул из люка, поставил их на палубу и вскарабкался вослед выпивке. Мгновение спустя свет в каюте погас, и Эми присоединилась ко мне, в короткой кружевной белой шелковой ночной сорочке, превратившей ее в десятилетнюю девчушку с прямыми светлыми волосами, сверкающими в приглушенном свете гавани - свете, пробивающемся сквозь навес кокпита.

- Выслушай меня внимательно, пожалуйста, - начал покорный слуга. - Я приготовил тебе виски, потому что оно тебе понадобится. Можешь считать лекарством. И, пожалуйста, слушай очень внимательно, и держи свой прелестный ротик на замке. Не говори ничего. Понимаешь? Все, что может прийти в твою прелестную головку, весьма далеко от правды, поэтому давай не будем усложнять положение излишними укорами и упреками. Можешь мне это обещать?

Немного помолчав, Эми кивнула.

- Да, Джонни.

Я сделал паузу, в последний раз обдумывая свое решение. Разумеется, я нарушал все требования секретности. И вообще ставил задание под угрозу. И поступить так отчасти вынуждало меня чувство вины за то, как я обманывал и обманывался в этой девушке. Я, и все мы. Хотя это было не столь уж важно. Важно было выяснить, что же представляет собой Эми на самом деле. Теперь я окончательно убедился: Эми не та, за кого ее принимали. К тому же, имелись определенные указания на этот счет: предписывалось как можно скорее выведать все, что ей известно о Министере. Дуг Барнетт в ужасе схватился бы за голову, узнав, что именно я намерен сделать, но инстинкт и опыт подсказывали: пора кончать со скрытностью и обманом. И хоть немного поверить человеку. А потом посмотреть, чего можно добиться небольшой откровенностью.

- Если то, что я тебе расскажу, станет известно кому-либо еще, все равно кому, перестраховщики из Вашингтона без малейших колебаний оторвут мне голову. Надеюсь, ты это понимаешь.

- Понимаю. - Эми судорожно сглотнула. - Касательно моего отца? Скажи мне!

По-видимому, ее проницательность не уступала моей собственной. Покорный слуга кивнул и начал рассказывать.

 

Глава 13

Во время моего рассказа Эми сидела чрезвычайно тихо, соблюдая требуемую тишину. При этом обеими руками сжимала бокал с виски - вернее, пластмассовый стаканчик. С малых судов настоящее, бьющееся стекло стараются изгонять начисто. Сжимала Эми стакан изо всех сил, как некое оружие, которое в любое мгновение может понадобиться для защиты. Хотя не исключаю, что так оно и было. Время от времени девица осторожно пригубливала содержимое.

В бухте царила тишина, обычная для подобных мест. Иногда громко посмеивались рыбаки, попивающие пиво в кокпите катера в конце причала, а вдали, в следующем ряду судов видны были мужчина и женщина, беседующие на палубе крупного моторного судна, отдаленно напоминающего торговый траулер. Временами до нас доносился звук их голосов.

Вообще гавань нельзя было назвать переполненной судами. Я слышал, что в последнее время это характерно и для других портов Багамских островов. С тех пор, как несколько лет назад острова добились фактической независимости от Британии, гостеприимства, которым они славились некогда, значительно поубавилось. Ухудшилось обслуживание и содержание всего, что так или иначе связано с туризмом - в плачевном состоянии сортиров и душевых я убедился на собственном опыте - в результате чего многие избалованные роскошью посетители со своими позолоченными катерами и шикарными яхтами отправились на поиски других мест. Принимая во внимание, что туристы, по сути, единственный источник здешнего дохода, подобное отношение нельзя назвать особенно дальновидным. Хотя допускаю, что будь у меня черная кожа и получи я в собственное распоряжение симпатичную новую страну, покорный слуга вел бы себя далеко не лучшим образом.

- Вот так выглядит суть дела, - наконец произнес я. И, не дождавшись реакции Эми, спросил: - Как насчет добавки?

На что девушка едва слышно произнесла:

- Ты твердо вознамерился сделать из меня алкоголика, да? - Но ни на лице, ни в голосе ее не было улыбки. - Ладно. Мне не впервой. Возможно, придется за мной убирать, но и тебе не в новинку...

Когда я вернулся на кокпит, Эми по-прежнему неподвижно сидела на том же месте, глядя в пустоту. Я вложил стакан ей в руки.

- Теперь твоя очередь говорить.

Эми пригубила виски, задумчиво облизала губы и посмотрела на меня.

- Почти вкусно. Даже приятно. Не то, что дрянь, которую я купила вчера.

- Это шотландское виски "Диварс Вайт Лейбл", - проинформировал я. - "Катти Сарк" тоже недурен, ну, а если хочешь прослыть оригиналом, рекомендую "Баллантайнс Пинч". Но это удовольствие подороже. Ты же, наверное, приобрела себе пинту "Олд Дайнемайт", "Семмис Свемп Джус" или что-то в этом роде. Позволю себе заметить, что девушка, которая управилась в одиночку с пинтой подобной дряни, приличные напитки может пить без опаски.

- Мэтт...

- Да, Эми.

Она смотрела на меня невидящими большими и черными глазами.

- Неужели отец мог так со мной поступить? Неужели решился так меня обмануть, даже если думал, будто меня подослали шпионить за ним? Неужто мог такое подумать? Неужели ему было не достаточно посмотреть на меня, чтобы понять, что я... что я... - Голос Эми перешел в тихие всхлипывания. - Нет, пожалуйста, не прикасайся ко мне! Сейчас угомонюсь. Не надо мне твоих утешений!

- Разумеется.

- И ты! - Выдохнула она, шмыгая и вытирая глаза кружевным подолом сорочки. - Ты! Как тебе только в голову могло прийти, будто я проделала это с собой специально, разыграла отвратительный спектакль исключительно для того, чтобы тебя обмануть? А то, как ты подыгрывал этому жестокому розыгрышу... - Она замолчала, пристально посмотрела на меня и спросила: - Обо всем знал?

Покорный слуга раздраженно произнес:

- Я же тебе сказал! На следующий день я встретился с Дугом Барнеттом в Уэст-Палм-Бич. Разумеется, я знал, что он не погиб.

- Я имею в виду... до того. - Эми не сводила с меня испытующего взгляда: - В самый первый день, в Майами. Когда отвез меня к нему в тюрьму. И потом, когда мы плыли на катере Береговой Охраны с этим симпатичным смуглолицым адмиралом, как там его бишь...

- Сандерсон. Антонио Сандерсон.

- Тогда ты знал, что мы участвуем в... в искусной мистификации?

- Какая разница? Не пытайся себя обмануть. Если бы я и знал, то вел бы себя точно так же. Я выполняю приказы.

- Нет, - спокойно возразила она. - Нет, не думаю, что ты вел бы себя точно так же. В этом-то и дело. Стало быть, в то время ты и сам не подозревал, что они с... с помощью отца затеяли ужасный спектакль, чтобы заставить меня поверить в его самоубийство?

Я покачал головой.

- Нет. Раз уж настаиваешь, то заявляю: не знал. Я не участвовал в этом деле с самого начала. Актерские мои способности сочли недостаточными и решили, что я лучше сыграю свою роль, ежели поверю в реальность происходящего. Что покорный слуга и сделал. - Я изобразил печальное лицо. - Разумеется, ты права. Меня несколько понесло, чего не случилось бы, если бы знал, что участвую в спектакле. Господи, я вел себя так, будто речь шла о моем любимом старшем брате. - Я бросил взгляд на покрытое тенью маленькое лицо, окаймленное прядями светлых волос. - И все-таки не понимаю. Имеет ли это какое-либо значение?

- Да. - Она подняла голову. - Для меня это чрезвычайно важно. Для меня чрезвычайно важен ты.

Я угрюмо произнес:

- Тогда тебе можно только посочувствовать. Если я для тебя чрезвычайно важен. Ибо я профессионал, Эми. За редкими исключениями, делаю то, что велят, и если при этом вынужден обманывать доверчивых маленьких девочек, тем хуже для них. И, дабы окончательно развеять твои иллюзии, скажу, что если кто-то попытается воспользоваться тобой, как щитом, стреляя в меня, выстрелю в ответ, не колеблясь. Так нас учили, так мне удается выжить до сих пор, в то время как немало хороших людей - возможно, во многих отношениях лучших, чем я - распрощались с жизнью. И коль скоро тебя похитят, а похититель пригрозит разрезать пленницу на мелкие кусочки, если я не выполню определенных условий, я отправлю ему острый нож с уведомлением, что он может не откладывать дело в долгий ящик, поскольку подчиняться я не намерен. Мы никогда не играем в подобные сентиментальные игры с участием заложников, независимо от того, кто может пострадать или умереть. На лице Эми возникла слабая, но все-таки улыбка.

- Ну и ну! - прошептала девушка. - Безжалостный робот, который выполняет приказы, невзирая ни на что! Железный человек. И этот бестрепетный убийца не решается заняться любовью с девушкой, которую обманывает!

Я вознамерился было возразить, но поймал себя на том, что ничего осмысленного сказать не могу. По фарватеру, за пределами освещенной гавани, двигался маленький катер с навесным мотором. Вскоре поднятые им волны всколыхнули суда, стоящие у причала, и мягко ударились о корпус "Спиндрифта".

- Мне следует страшно рассердиться на тебя, да? - мягко прозвучал голос Эми. - Собственно, так оно и было, но ведь мне нельзя же на этом останавливаться, правда? Я должна испытывать к тебе отвращение за твою ложь и притворство. И все-таки ты не смог сделать этого со мной, хоть я и была... как это назвать, - готова к употреблению. - Голос прозвучал почти неслышно: - Почему ты не воспользовался этим, Мэтт?

Я поколебался, потом глубоко вздохнул и сказал:

- Проклятие! Взялся расколоть зловещую заговорщицу и лег с ней в постель, разумеется, исключительно для пользы дела. И вдруг обнаружил, что соблазняю невинную девушку. Наверное, мужское мое достоинство не выдержало подобного потрясения. - Некоторое время я молча смотрел на Эми, потом спросил: - И что же дальше делать будем?

- По-моему, это зависит от тебя. Ведь, собственно говоря, ничего не изменилось, правда? То есть, если ты и правда занимаешься расследованием, можем продолжать действовать так, как предполагали. У меня возражений нет. Идти мне больше некуда. Да я и не хочу. Разумеется, если ты просто изображал секретного агента для меня...

Я покачал головой.

- Задание у меня самое что ни на есть настоящее. Мы его лишь малую чуточку приукрасили, дабы произвести впечатление на миссис Пенелопу Мэттьюс.

Эми нахмурилась.

- Вот уж чего не понимаю, Мэтт, так это причины столь сильной заинтересованности моей скромной персоной. Почему мне придают такое значение? Даже если все уверены, будто я прилетела в Майами, чтобы следить за отцом в пользу НАМ, к чему затевать столь хитроумную игру? Хотите добиться моего доверия? Зачем? Что вам от меня нужно, всем вам? Сведения о группе миссис Уиллистон или других организациях, в которых я состояла? Не думаю, что многое добавлю к тому, что вам уже известно. У нас ходила дежурная шутка, что каждый второй член организации тайно работает на ФБР. Тамошние специалисты пристально наблюдают за всеми движениями протеста. Так с какой же стати... - Эми оборвала речь на полуслове и испуганно воззрилась на меня. - Ведь это не может быть связано с Альфредом!

Итак, разговор, наконец, перешел на человека, о котором мне не слишком хотелось заводить речи самому. Я намеренно не упоминал о Министере, предпочитая, чтобы слова о нем прозвучали своим чередом. Не исключено, что Эми не пожелала бы поверить в истинное положение дел, исходи инициатива от меня.

- Ты попала в самую точку, малышка, - сказал я. - Мы давно разыскиваем человека, известного тебе как Альберт Поуп.

Воцарилось молчание. Наконец Эми облизала губы и произнесла:

- Потому что... потому что он не слишком обходителен с маленькими девочками? Это характеризует его не с лучшей стороны, однако вряд ли особенно угрожает национальной безопасности...

- Он говорил тебе, чем зарабатывает на жизнь? Эми передернула плечами.

- Кажется, у него был какой-то завод. Альберт продал его и отошел от дел. Завод небольшой, но денег хватило, чтобы посвятить себя более важным заботам. Таким, как спасение человечества. - Она быстро встряхнула головой: - Своего рода стандартное заявление "обеспокоенного гражданина планеты Земля". Я их наслушалась вдоволь. Некоторые говорят искренне, другие ищут рекламы, выставляя себя благородными общественными заступниками, а некоторые, вроде меня, помышляют о красивом мученичестве. Не хотелось бы показаться циничной, Мэтт, но когда психиатр растолковал мои мотивы, я крепко разочаровалась во всех этих великолепных движениях. Здесь, несомненно, виноваты не они, а я.

- А Альберт?

Эми быстро покачала головой.

- По правде говоря, никогда не задумывалась, в какую категорию зачислить Альберта. Если его вообще можно куда-либо. После первого раза - нашего первого свидания, если это можно назвать свиданием - политические воззрения Альберта потеряли для меня всякое значение. Нас не связывали интеллектуальные взаимоотношения. Спустя какое-то время я обнаружила, что вообще перестала думать. Слишком много для этого требовалось усилий. Я стала жить в простом туманном и дурманящем мире... невыносимой боли и экстатического наслаждения. Поэтому и сбежала, пока... пока не разучилась думать окончательно. - Она пристально посмотрела на меня. - Кто такой Альберт Поуп, Мэтт?

- На самом деле его зовут Альфред Министер, - сказал я. - Это человек, который взорвал посольство США в Буэнос-Айресе, помогая местным экстремистам выразить свое недовольство тем, что Штаты поддержали Британию во время Фолклендской войны. Естественно, за соответствующую плату от аргентинских "патриотов". Авиалайнер, взорвавшийся сразу после взлета в Тель-Авивском аэропорту "Бен-Гурион", тоже его рук дело. Ответственность взяла на себя ООП, но хитроумную адскую машину устанавливал Министер. У нас имеется обширный список его подвигов, как точно подтвержденных, так и предполагаемых, которые не удалось проверить наверняка.

- Боже мой! - Позволив себе одно из редких эмоциональных восклицаний, Эми на мгновение замолчала. Затем сглотнула и спросила: - Он... вам известно, что сейчас Альберт готовит какое-то новое дело? Потому и разыскиваете его?

- Надеялись, ты поможешь нам ответить на этот вопрос.

Эми возмущенно встрепенулась.

- Точнее, что вам удастся хитростью заставить меня проговориться!

Я рискнул улыбнуться.

- В самую точку, милая.

Гнев Эми угас. Она слабо улыбнулась в ответ.

- Да, конечно. Весьма логично. Если вы считали меня... сообщницей, это объясняет все ваши замысловатые трюки и ложь. Задумали использовать меня, чтобы заманить в ловушку... Альфреда Министера. Но... увы, ничем не могу помочь. Он никогда не говорил мне ничего... я понятия не имела, что он представляет из себя на самом деле и чем занимается. Боюсь, вы ошиблись в своих расчетах.

Мгновение я изучающе смотрел на Эми. Уж слишком она торопилась заявить о своем неведении и при этом упрямо избегала моего взгляда. Не думаю, чтобы Эми откровенно лгала. Сказанное было правдой, но далеко не всей правдой. Она действительно не знала, кто такой Министер, и не представляла, над чем этот субъект работает нынче. Но в то же время о чем-то умолчала, выжидая, пока я задам соответствующий вопрос.

Однако мне не хотелось излишне давить, рискуя утратить ее доверие. Поэтому я сказал только:

- Подумай хорошенько. Возможно, что-нибудь припомнишь.

Эми тихо произнесла:

- Похоже, после всех этих историй я полностью перестала себя уважать. Утонченная идеалистка, обнаружившая, что стремится не столько спасти мир, сколько испытать восхитительное унижение - испробовать на себе дубинку и побывать в вонючей камере в обществе преступников! Неприступная молодая женщина, которая намеренно доводит себя до такого состояния, что мужчине приходится стаскивать с нее грязную одежду и вести в душ. И наконец гордая красотка, которой показалось, что некий мужчина не устоял перед ее восхитительным телом, хоть он и проявлял свой восторг довольно своеобразным образом... - Она насмешливо ухмыльнулась, слегка переигрывая. - Но Альберт выбрал меня для... для своих странных наслаждений лишь потому, что надеялся использовать против отца, не так ли?

- Боюсь, что да.

- Однако не сделал этого. Почему?

- Разве ты позволила бы? Да, ты разрешала ему причинять тебе боль, ибо желала боли, но разве позволила бы ты ему навредить твоему отцу? - Эми быстро покачала головой, и я сказал: - А Министер отлично разбирается в людях, без этого ему никак нельзя. Он быстро обнаружил, что несмотря на свое воспитание, отца ты так и не возненавидела. И поэтому стала для Министера бесполезной - во всяком случае в профессиональном смысле. Он тщательно тебя проверял, хотел удостовериться окончательно, и потому, возможно, задержался с тобой несколько дольше, чем того требовало удовлетворение личных нужд. Прости за выражение. Не исключено, что он надеялся подчинить тебя до такой степени, что ты позабудешь о дочерней привязанности. Однако ты отчаянно сопротивлялась и пыталась сбежать, вот он в конце концов и махнул на тебя рукой. Поэтому, видимо, и исчез. Не знаешь, часом, куда мог податься?

Это был исключительной важности вопрос, но я постарался задать его как нельзя более обыденно. Ответ Эми прозвучал почти искренне - почти, но не совсем.

- Нет, Мэтт. Если не в Цинциннати, понятия не имею, где он может быть.

Это была правда. Но что-то в ее поведении вновь предупредило меня: вопрос неверно задан.

- Насколько нам известно, Министер никогда не жил в Цинциннати, - сказал я. Изрядный опыт допросов подсказывал: бессмысленно напрямую пытаться выведать у Эми то, что она скрывает. Я спокойно продолжал: - Мы считаем, что приехал он в этот город прежде всего потому, что там была ты, завербованная для него местным отделением НАМ. Министер, конечно, знает: мы идем по его следу. Знает: твой отец начал охотиться за ним сразу после взрыва в Аргентине. Полагаю, и сам он, и люди, нанявшие его, сочли, что если удастся втайне привлечь на свою сторону дочь Дуга Барнетта, Министер получит определенные преимущества. Но когда он окончательно убедился в твоей бесполезности - в том, что ты ни при каких обстоятельствах не позволишь использовать себя против отца, Министер, по всей вероятности, махнул на тебя рукой и затаился. - Пора было менять тему, прежде нежели Эми почувствует, что я знаю о ее недомолвках. И покорный слуга произнес другим тоном: - Ты уверенна, что хочешь остаться, Эми? Не забывай, эта операция далеко не безопасна. Люди, попытавшиеся осуществить ее прежде нас, пропали. Один из них мертв наверняка, двое - предположительно. Из Фрипорта есть несколько рейсов в Майами. Завтра ты будешь дома.

Именно такое предложение надлежало сделать честному агенту, испытывающему чувство вины и раскаяния в том, как он обошелся с невинной девушкой, не желающему подвергать ее дальнейшему риску. Сделать это я был обязан, и теперь оставалось только надеяться на отказ. Я и так слишком дорого заплатил за полученные сведения, и к тому же сообщил Эми подробности, которые могли сорвать всю операцию, а возможно и стать причиной смерти Дуга Барнетта. Если она ими поделится. К тому же, уплатив требуемую цену, хотелось получить максимум возможного, и тут еще оставались некоторые резервы. Я ждал ответа.

Эми несколько насмешливо улыбнулась и тихо произнесла:

- Ты слишком часто пытаешься меня спровадить, Мэтт. Чувствительной девушке может показаться, что она нежеланна.

После короткой паузы я сказал:

- Даже чувствительной девушке не обязательно вести себя так глупо.

Эми допила свой стакан и осторожно отставила в сторону.

- Пожалуй, настоящим алкоголиком я все-таки не сделалась: больше пить не хочу. Однако, мне понравилось. Думаю... - Она встала и на этот раз очень серьезно посмотрела на меня: - Думаю, теперь нам пора в каюту. Остались... кое-какие неоконченные дела.

Я поднялся вслед за ней, понимая, что помимо всего прочего мне предлагается полное прощение. На фоне которого мои маленькие уловки и хитрости выглядят полной дешевкой.

- Тебе не кажется, что мы все время ходим вокруг да около? - пробормотала она. - Чего мы ждем?

И опять оказалась в моих объятиях. Маленькое тело так и горело под прелестной ночной сорочкой, которая, впрочем, недолго оставалась на ней после того, как мы спустились в каюту.

 

Глава 14

Система общественного транспорта Фрипорт-Лукайа проста по замыслу, но весьма эффективна. Похоже, что за руль автобуса дозволено садиться любому, у кого возникает подобное желание, лишь бы он в общих чертах придерживался установленного маршрута. Возможно, существуют и другие требования, но со стороны это выглядит именно так. В результате, вольные автобусы всех размеров, некоторые не больше обыкновенного фургона, другие - с квартал длиной, разгуливают куда вздумается по приятным, окаймленным пальмами дорогам, полосы которых чаще всего разделены травой и деревьями. Поскольку эти транспортные средства присутствуют в изрядном множестве, долго ждать никогда не приходится, но зато машина как ни в чем ни бывало может заехать на починку по дороге в город. Цена билета - шестьдесят пять центов. Американские деньги принимаются с величайшей готовностью.

Мы вышли на Международном Базаре во Фрипорте. Последний представляет собой откровенную ловушку для туристов, ловушку красочную и завлекательную - пестрый муравейник лавок, торгующих местными достопримечательностями. В некоторых из этих лавок можно даже купить весьма приличные вещи за вполне разумную цену. Но это зависит от вашего знакомства с предметом. Я остановился у входа в ювелирный магазин. Магазин был побольше остальных, над дверью золотом по черному красовалось азиатское имя владельца.

- Если я ничего не напутал, это как раз тот магазин, который нам нужен, - сказал я. - Ты же хотела присмотреть себе нефритовое ожерелье, дорогая? Заходи, а я пока позвоню по телефону.

- Ох, ты такой милый. - Молодая жена поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать меня в щеку. - Только не потеряйся, Джонни. Сама я ни за что не увижу дорогу в гавань.

- Сейчас вернусь.

Я проводил взглядом стройную фигурку в обтягивающих матросских штанах и кофточке в голубую и белую полоску с большим матросским воротником. Этим утром в наших отношениях появилась некоторая натянутость, но мы не испытывали сожаления по этому поводу. Только в кино все проблемы решаются в то самое мгновение, когда герой с героиней оказываются в постели.

Устав после долгого ночного плавания и значительной эмоциональной нагрузки, не говоря уже о первой неудачной попытке заняться любовью, мы отнюдь не заставили койку развалиться, когда, наконец, перешли к делу. По правде говоря, несмотря на соблюдение всех правил, оба мы действовали достаточно неуклюже и не чувствовали партнера. Зато утром вели себя по отношению друг к другу необычайно вежливо и предупредительно.

Как бы там ни было, мой ум очистился от сексуальной накипи, так что впоследствии, лежа на койке рядом с Эми, я еще раз мысленно прокрутил все услышанное и понял, что, по всей видимости, нашел ответ на вопрос: почему кто-то интересовался нами в гостинице в Майами после отъезда. Я счел это обнадеживающим знаком. Вне зависимости от того, что Дуг полностью ошибся, оценивая собственную дочь, и операция, в которой ей отводилось центральное место, все еще могла состояться.

Несмотря на то, что прошедшая ночь окончательно убедила меня в непричастности Эми к какой-либо враждебной деятельности, девушка все еще оставалась членом НАМ. Если остальные члены сей состоятельной организации мало-мальски знали свое дело, им к этому времени должно быть известно, что она отправилась в Майами повидаться с отцом, а Дуг якобы совершил самоубийство. Они должны были знать о ее пьяных похождениях и о моей роли героя-спасителя, о ночи, проведенной в моем номере, и о том, что утром я относил одежду Эми в прачечную и покупал чулки. Взаимоотношения с их точки зрения весьма многообещающие.

Представлялось вероятным, что не сумев привлечь ее на свою сторону с самого начала, эти люди продолжали с надеждой следить за нами - а мы старались не усложнять им задачу. Миролюбцы не преминут воспользоваться оказавшимся в ее распоряжении стратегическим преимуществом, - близостью с человеком, который после мнимой смерти Дуга Барнетта представлял наибольшую угрозу их гению-разрушителю Министеру и проекту, для которого того наняли. Проект этот по-прежнему оставался для нас полной загадкой.

Таким виделся мне ответ на один из вопросов, пока я лежал на довольно узкой полке, ощущая теплоту девушки рядом и прислушиваясь к ее тихому дыханию. Мне также пришло в голову, что на фоне успехов в изучении одного из представителей семейства Барнеттов, поведение второго остается загадкой, а потому заслуживает более пристального внимания. Почему, например, Дуг Барнетт, якобы ушедший на пенсию, провел несколько лет, занимаясь поисками паршивого подрывника?

Насколько мне было известно по опыту предыдущих визитов в эти места, в окрестностях базара имелся только один общественный телефон, располагавшийся в небольшом дворике в глубине. Когда я подошел, аппарат был занят. Разговаривала довольно привлекательная загорелая дама среднего роста, лет тридцати с лишним, которая во имя новой моды изуродовала свое стройное тело бесформенными шортами цвета хаки. Я выждал, пока она закончит, разглядывая женщину в хорошо сидящих "бермудах", показавшихся мне огромным шагом вперед. Затем настала моя очередь сражаться с багамской телефонной системой, вскоре подтвердившей известное мне правило: дозвониться на континент с одного из этих платных телефонов можно только заранее заказав разговор.

К сожалению, у меня не имелось веской причины, по которой мой собеседник захотел бы оплатить наш разговор. Я понадеялся на то, что имею дело с репортером, который зарабатывает на жизнь любопытством. Однако сперва необходимо было связаться с номером "Майами Трибьюн", на что ушло некоторое время. Не проще оказалось пробиться и через коммутатор редакции, но в конце концов в трубке послышался хрипловатый мужской голос.

- Спад Мейкледжон слушает. Почему меня должно заинтересовать то, что я могу услышать от какого-то Хелма?

- Вы меня помните?

- Собственно говоря, нас друг другу не представляли. Но вы... вы были другом Элли Брэнд. Пару лет назад мы мимоходом встречались в аэропорту Майами. Причем с вами мы, по-моему, даже не поздоровались. Меня просила приехать Элли.

- Совершенно верно.

- Так о чем же мы можем говорить с вами теперь, после ее смерти?

Некоторая сдержанность, прозвучавшая в голосе собеседника отчетливо дала понять, что, хоть это и не предавалось широкой огласке, ему известно, что Элеонора Брэнд, журналистка, с которой меня связывали тесные отношения, погибла от ножа на улице Чикаго из-за связи со мной. И то, что убийца впоследствии получил сполна, вернуть к жизни прекрасную девушку никак не могло.

- Вы знаете, где я работаю? - спросил я.

- Более или менее. В одном из сумасбродных вашингтонских агентств.

- Мне нужна информация. Срочно. По некоторым причинам, которых мне бы не хотелось уточнять, я не склонен обращаться за ней в Вашингтон.

На другом конце линии раздался короткий смешок.

- Вы меня заинтриговали. Да и Элли, наверное, хотела бы, чтобы я вам помог. Задавайте вопросы. - Когда я закончил, он сказал: - Это займет несколько минут. Подождете или перезвоните?

Я пожал плечами.

- Ив первый-то раз еле дозвонился! Не будем испытывать судьбу; я подожду.

Ждать пришлось довольно долго. Полный господин в цветастой рубашке, подошедший вслед за мной, счел ожидание слишком долгим, что не двузначно продемонстрировал, выразительно поглядывая на часы и позванивая приготовленной мелочью. Наконец в трубке вновь послышался голос Мейкледжона.

- Карандаш и бумагу приготовили? Были убиты во время взрыва и умерли впоследствии от ран следующие люди: Харлоу Фрэнсис Кэтлин, пятидесяти пяти лет, Мэри Элизабет Парке, тридцати двух и ее муж Оливер Уильям, тридцати трех лет. Мигель Алеман Переа, тридцати четырех лет и Джером Роберт Шеттак, сорока четырех лет. Раненые вас интересуют?

- Переа? - повторил я. - Местный житель?

- Нет, он был гражданином Соединенных Штатов. Помимо всего прочего работал переводчиком.

- А супруги Парке? - спросил я. - Они кто такие?

- Туристы, по роковому стечению обстоятельств оказавшиеся в момент взрыва в посольстве, потому что муж потерял паспорт.

- Ладно, давайте раненых.

- Список довольно длинный. Начиная с прохожих, которых оцарапало осколками стекла, и заканчивая женщиной, которая из-за полученных ран вынуждена провести остаток жизни в лечебнице - кстати говоря, неподалеку отсюда, в Корел Гейблс. Ее доставили сильно обгоревшей я искалеченной.

Я затаил дыхание.

- Как ее звали?

- Марсия Беттина Остерман, сорока трех лет. Миссис Остерман. Девичья фамилия - Фрелингаузен. Нанялась секретаршей, рассчитывая на увлекательную работу за границей, поскольку устала от монотонного существования вдовы, живущей во Флориде на пенсию и страховку мужа. Не успела приехать в Аргентину, как тут же попала в эту мясорубку. Бедняжка. Судя по фотографии, прежде была довольно симпатичной.

- Другие пострадавшие с серьезными ранениями есть?

- Пожалуй, к этому времени все успели повыздоравливать, разве что заработали на память несколько шрамов.

- Вы случайно не знаете, как называется лечебница миссис Остерман?

- Есть и название. Санаторий Крюгер-Фишера на Крешент Драйв. Номер не указан. Как я уже говорил, это в Корел Гейблс. А теперь скажите, что буду иметь со всего этого я, помимо удовлетворения бойскаута, совершившего свой ежедневный благородный поступок?

- Бутылку за мой счет, и все объяснения, которые смогу дать, когда получу окончательные ответы.

- Я заказываю "Джек Дэниэлс", - уведомил Спад. Исходный план подобного разговора не предусматривал. Однако, взявшись за дело, я продолжил его: позвонил по еще одному номеру, после чего связался с местным координатором, задействованным специально для данного задания, дабы убедить вероятного неприятеля в том, что мы настроены чрезвычайно серьезно. Произнес пароль; подразумевающий, что пациент пребывает в добром здравии и ведет себя хорошо, и получил отзыв, из которого следовало, что никаких сообщений или указаний для меня не поступало. В общем, напустил таинственности по высшему классу, не хуже, чем в кино. Оставалось надеяться, что противник прослушивает линию, и должным образом оценит представление. А если у него не имеется соответствующего оборудования, то наблюдает за мной, и я не разыгрываю роль перед пустым залом.

Покорный слуга уступил телефон закипающему толстому туристу, который успел вплотную приблизиться к предынфарктному состоянию, и, вернувшись в сокровищницу восточных драгоценностей, обнаружил, что на прилавке перед Эми лежат все колье и браслеты, имеющиеся в магазине. Во всяком случае, со стороны это выглядело именно так.

- Ох, Джонни, правда они прекрасны? - восхищенно выдохнула она, когда я остановился рядом. - Просто не знаю, что выбрать. Придется тебе мне помочь.

Мы покинули заведение несколько минут спустя, расставшись с парой дорожных чеков и обретя взамен нефритовое ожерелье и два гармонирующих с ним браслета. Оказавшись на залитой яркими солнечными лучами улице, я остановился.

- Можешь хоть раз удержаться и миновать казино? - спросил я. - И как ты смотришь на то, чтобы слопать хороший ленч?

Эми удивленно посмотрела на меня.

- Как скажешь, но куда направимся?

- Как насчет Майами?

- Ты серьезно? Плыть всю дорогу назад...

- Разве я говорил о плавании?

Такси отвезло нас в местный аэропорт. Заказанные мной по телефону билеты дожидались, а международные бюрократические формальности были сведены к минимуму: таможенная и иммиграционная службы Соединенных Штатов проверяют пассажиров прямо во Фрипорте, что избавляет от необходимости выстаивать очередь по другую сторону. В аэропорту Майами я первым делом отыскал телефон, после чего мы перекусили и отправились на такси Корел Гейблс. Санаторий оказался местом приятным настолько, насколько может быть приятным заведение, полное старых и немощных людей. Белые корпуса окружали широкие зеленые лужайки, утопающие в тени деревьев. Войдя, я остановился у столика дежурной.

- Меня зовут Мэттью Хелм, - представился я. - Это мисс Эми Барнетт. Я недавно звонил и договаривался о встрече с миссис Марсией Остерман.

Я чувствовал, что Эми с любопытством поглядывает на меня, недоумевая, почему я отказался от нашей семейной легенды. Но еще больше ее, конечно, интересовало, кто такая эта самая миссис Остерман и почему мы проделали такой путь, чтобы повидаться с ней. Сидящая за столиком женщина с седыми волосами сверилась с журналом и кивнула.

- Да, думаю, она ждет вас. Мистер Хелм...

- Да?

- Вам известно, что миссис Остерман не может... ни с кем общаться?

- Нет, - ответил я. - Я этого не знал.

- Но она все равно любит принимать посетителей. Однако...

- В чем дело? - спросил я, заметив ее нерешительность.

Женщина за столом серьезно посмотрела на меня.

- Миссис Остерман не знает о смерти своего друга, мистера Барнетта. Примите мои соболезнования, мисс Барнетт, но могу я попросить вас не упоминать о своей трагической потере? Нам кажется, больная пока не готова к подобному переживанию.

Вероятно, мне следовало ощутить торжество по поводу подтверждения своей догадки относительно личной заинтересованности Дуга Барнетта, однако обстановка совершенно не располагала к торжеству.

- Мы не станем об этом говорить, - быстро сказал я, чтобы избавить Эми от необходимости произносить соответствующие случаю печальные слова.

- Превосходно. Мисс Причард отведет вас к ней. Мисс Причард оказалась цветущей молодой женщиной с коротко подстриженными на деловой манер темно-коричневыми волосами. На ней была черная льняная юбка и белая хлопчатобумажная блузка, которые она, казалось, носила излишне подчеркнуто.

- Я здесь новенькая, - призналась она по пути. - Еще не совсем привыкла ухаживать за пациентами и не ношу униформу. Наверное, в результате теряется внушительность, но мы стараемся, чтобы обстановка у нас, как можно меньше напоминала больничную. Этим беднягам здесь и правда хорошо. - Она остановилась у двери. - Вот мы и пришли. Пожалуйста, ведите себя с ней осторожно. Не забывайте, она может видеть и слышать, но говорить вы должны достаточно отчетливо - у нее частичная потеря слуха после взрыва. И еще, она не утратила способности чувствовать. Думаю, что чувства, напротив, обострились. Не причиняйте ей боли. Подождите минутку. - Мисс Причард вошла внутрь, прикрыла за собой дверь и вернулась несколько минут спустя: - Все в порядке. Она готова встретиться с вами.

 

Глава 15

В нашем центре, расположенном в Аризоне, который мы именуем Ранчо, тоже есть такие люди - которых обстоятельства превратили в калек. Условно их можно разделить на два вида. Тех, что прячут свою немощь и безобразие в темных комнатах, и других, которые вызывающе выставляют себя на свет и получают извращенное удовольствие от того, как незнакомцы вздрагивают и судорожно сглатывают, завидев их. Миссис Марсия Остерман относилась ко второй категории.

Мы находились в довольно большой солнечной комнате со старомодным высоким потолком и занавесями на двух больших окнах. Персонал постарался по возможности смягчить обстановку заведения, хотя койка с электрическим обогревом никак не напоминала роскошную старинную кровать. Но комод красного дерева с неизменным зеркалом выглядел вещью достаточно старой, немало лет послужившей какой-то семье. Не уступали ему и два мягких кресла для посетителей. Стены украшали пара картин в тяжелых рамах, выполненных в духе реализма и напоминающих семейные портреты. Рядом с ними красовались два своеобразных творения современных живописцев. Похоже, миссис Остерман позволили перенести в комнату кое-что из своих пожитков, либо, если она не смогла или не пожелала позаботиться об этом сама, кто-то постарался сделать ей приятное.

Однако инвалидное кресло, так же, как и больничная койка, вносили диссонансную ноту в приятную атмосферу помещения. Равно, как его обитательница. Я видел и похуже, но Эми ахнула и судорожно сжала мне руку.

Я тихо произнес:

- К чему столько эмоций? Это всего лишь одно из творений твоего милого дружка Альберта. Мне подумалось, тебе интересно будет увидеть, чем занимается парень во время, свободное от работы плетью.

- Прекрати! Она может тебя услышать! Молодец. Раз уж она больше беспокоится о чувствах сидящей перед нами женщины, чем о собственном потрясении, значит скоро оправится. Хотя картина и правда была довольно мрачная. Сидящую в кресле фигуру облачал симпатичный фиолетовый халат с кружевами на воротнике и рукавах. На коленях лежало одеяло, вернее, лежало бы, потому что самих коленей не было. Я поймал себя на том, что профессионально отделяю увечья, полученные при взрыве, от ожогов. По-видимому, женщина беспомощно лежала в огне с изувеченными ногами, впоследствии ампутированными, и оставалось только надеяться, что она быстро потеряла сознание. Левая рука превратилась в испещренный шрамами обрубок, а огонь уничтожил почти всю левую половину тела, включая глаз. Правая сторона лица и правая рука оставались человеческими. Волосы, там, где они еще росли, были густыми, черными и лоснящимися. Их заботливо уложили так, чтобы это по возможности меньше бросалось в глаза. Уцелевший глаз пристально наблюдал за нами с изуродованного лица.

Я подвел Эми поближе. И не забывая говорить громко и отчетливо, произнес:

- Меня зовут Мэттью Хелм, миссис Остерман. Я Друг Дуга Барнетта. Возможно, он рассказывал обо мне. - Похоже, я был навеки обречен делать упор на несуществующую дружбу. Фигура в кресле едва заметно пошевелилась, показывая, что женщина внимательно слушает. - А это его дочь Эми, - добавил я.

Последовала продолжительная пауза, затем здоровая Рука миссис Остерман приподнялась в слабом приглашающем жесте. Я приготовился подтолкнуть Эми, но девушка, как всегда, превзошла мои ожидания. Она быстро шагнула вперед, подхватила руку женщины и мгновение спустя приложила ее к своей щеке. Затем со слезами на глазах опустилась на колени рядом с креслом. Миссис Остерман мягко прикоснулась к ее волосам.

- Моя дорогая, мы могли бы так подружиться! - Слова были произнесены хриплым шепотом. Губы, ужасно изуродованные с левой стороны, двигались с трудом. Эми изумленно подняла глаза, потом вновь взяла женщину за руку, поцеловала ее, вскочила на ноги и, всхлипывая, выбежала из комнаты. Чтобы нарушить воцарившуюся тишину, я произнес:

- Если вас удивляет цвет ее волос, Эми покрасилась, дабы помочь нам в одном деле. - Я подошел поближе, чтобы говорить не так громко. - Могу ли я быть вам чем-либо полезен, миссис Остерман?

Фигура в кресле продолжала молчать, и лишь плечи мгновение спустя слегка приподнялись, как будто содрогаясь от беззвучного смеха, вызванного столь глупым вопросом.

- Да, конечно.

Некоторое время я молча смотрел на нее.

- Вы могли бы попросить Дуга... Нет, я понимаю. Он любит вас. И вы любите его. И не хотите, чтобы это оставалось на его совести. А как насчет моей совести, мэм?

Остерман опять не произнесла ни слова, но ответ был достаточно очевиден, и я улыбнулся.

- Понимаю, на мою грязную совесть вам наплевать. Достаточно откровенно. Хочу лишь попросить вас выждать несколько дней, по возможности дольше, чтобы не было столь очевидно, кто вам помог. Пусть им будет легче отнести это на счет сердечного приступа или чего-нибудь в этом роде.

Женщина попыталась что-то сказать, но, видимо, слова, сказанные Эми, исчерпали ее силы. Я не сводил взгляда с ее лица.

- Понятно. Вы не намерены воспользоваться этим в ближайшее время. Просто хотите иметь снадобье под рукой, если положение станет совершенно невыносимым. - Голова ее слегка опустилась, и я продолжал: - В этом случае, хочу вас предупредить, что возможно очень скоро вам доведется выслушать неприятное известие. Не позволяйте ему повлиять на свои планы. Подождите, пока не убедитесь окончательно. Слухи бывают разные, причем многие из них далеко не соответствуют истинному положению вещей. Надеюсь, вы меня понимаете. Теперь укажите мне подходящее хранилище...

Остерман пристально наблюдала за мной, очевидно, испытывая желание о чем-то спросить, но не в силах произнести ни слова. Наконец ее рука слабо двинулась в сторону комода. Я подошел к нему, раздумывая о том, что в ее состоянии согласиться иметь в своей комнате зеркало могла только женщина, никогда не испытывавшая особых иллюзий относительно чего бы то ни было. На комоде лежала шкатулка. Когда я прикоснулся к ней, миссис Остерман кивнула. Я поднес шкатулку и вложил ей в руку, отмечая, что она в состоянии помогать себе изувеченной рукой: последняя крепко прижимала шкатулку, пока непослушные пальцы здоровой руки работали над замком. Я отвернулся, чтобы достать захваченную с собой маленькую капсулу - ключ от большой черной двери. Носить ее обязательно лишь в случае особо секретных и рискованных заданий, но я слишком долго занимаюсь своим делом, чтобы чувствовать себя спокойно, не имея этой последней гарантии.

Когда я вернулся, она выбрала кольцо с довольно большим опалом, затем у меня на глазах ногтем большого пальца нажала крошечную потайную защелку и бриллиант, подобно миниатюрной дверце, отскочил в сторону, открывая золотую полость. Я положил внутрь смертоносную таблетку. Женщина снова щелкнула камнем.

- Игрушка в стиле Борджиа, - сказал я. - Положу на место. Когда начнете его носить, они сочтут это хорошим симптомом, признаком возрождающегося интереса к жизни. Назовем это нашей маленькой тайной шуткой. Когда сочтете, что час настал, сильно укусите и быстро глотайте. Прощайте, миссис Остерман.

Я отнес шкатулку на место и остановился. Пора было уходить, но что-то заставило меня еще раз повернуться к инвалидному креслу. Наверное, хотелось изречь какие-то заключительные мудрые слова, которые помогут ей, но таких слов не было. Передо мной сидела гордая, сильная и умная женщина, которой грозило многолетнее заточение в ужасных остатках тела. Что ж, я дал ей средство сбежать. Теперь лишь от нее самой зависело, воспользоваться ампулой или нет.

Внезапно Остерман протянула здоровую руку, и я подхватил ее. Казалось, калека вновь пытается заговорить, а слова по-прежнему не желают звучать. Но, видимо, она думала о другом. Пристально, чтобы не упустить вздрагивания, глядя на меня, Остерман опустила обрубок второй руки на мою ладонь. В ответ я лишь улыбнулся.

- Леди, я не похож на маленьких девочек, которых вы можете напугать. Мне хотелось... Проклятие!

Миссис Остерман слегка сжала мои пальцы и отпустила меня. Я повернулся и быстро вышел из комнаты. Эми и сиделка ждали меня в коридоре. Мисс Причард бросила на меня резкий взгляд и поспешила к своей пациентке. Эми успела вытереть влажные щеки, но глаза все еще были красны. Она попыталась заговорить, но я покачал головой.

- Пойдем отсюда.

Снаружи стоял приятный солнечный день. Конечно, если не замечать трости, костыли и инвалидные кресла. Я открыл для Эми дверцу ожидающего такси, сел вслед за ней и попросил водителя отвезти нас назад в аэропорт.

После чего наконец заговорил с Эми.

- Ты молодец, Барнетт. Отлично держалась.

- Мог бы предупредить! - прошептала она.

- Эффект потрясения, - пояснил я. - Он сработал?

Эми уклонилась от ответа.

- Кем была эта несчастная женщина?

- У меня нет настроения отвечать на риторические вопросы. Ты же умная девушка. И прекрасно понимаешь, кем она была.

- Человеком, которым отец... дорожил?

- Точнее говоря, помышлял сделать твоей мачехой. Судя по тому, что она тебе сказала.

- Как ты о ней узнал?

- Обычно мы не уделяем особого внимания подрывникам, которые не слишком хорошо умеют обращаться с оружием. Дело в том, что справиться с такими людьми может кто угодно, главное, их разыскать. Мы специализируемся на ребятах, которые не по зубам всем остальным. И вдруг именно этот сапер попадает в список первоочередной важности. Нежданно-негаданно. Я пришел к выводу, что последнее дельце, которое он провернул, прежде чем попасть в столь изысканную компанию, задело чей-то больной нерв. Операция в Буэнос-Айресе. Сам по себе взрыв посольства еще ничего не объяснял; в последнее время люди взрывают наши посольства повсеместно, и это сходит им с рук. К тому же, Дуг Барнетт принимал в этой истории слишком уж деятельное участие. Вот я и проверил список жертв. За исключением молодой замужней женщины, погибшей вместе со своим супругом, все остальные были мужчинами, а насколько мне известно, твоего отца интересовали все-таки женщины. Конечно, речь могла идти о брате, или другом родственнике, но я никогда не слышал, чтобы у него был брат, да и фамилия Барнетт не фигурировала в списке. Однако в списке раненых, получивших тяжелые и пожизненные увечья, мне попалась некая симпатичная вдова... Разумеется, все строилось исключительно на домыслах. Своего рода рулетка. Однако, как я уже говорил, мне хотелось тебя встряхнуть, показать, что за человек на самом деле твой дружок, и что вытворяет с людьми. Если моя догадка насчет Дуга и этой неизвестной женщины подтвердится, тем лучше. Двух зайцев одним выстрелом.

Я замолчал. Какое-то время мы в молчании ехали по раскалившемуся от солнца бульвару, отравленному выхлопными газами бесконечных машин. Наконец Эми озабоченно посмотрела на меня.

- Почему... почему тебе хотелось встряхнуть меня, Мэтт?

- Ты и сама знаешь. Ты продолжаешь что-то скрывать. - Она вознамерилась возмущенно возразить, но промолчала. Лицо ее слегка порозовело. Я продолжал:

- Рассказываешь мне душещипательную историю о том, как потеряла самоуважение, потому что человек, которому ты позволяла себя избивать, на самом деле тебя не любил и выбрал всего лишь потому, что ты дочь своего отца. Что ж, он и правда выбрал тебя именно поэтому. Но я наблюдал за тобой, когда ты произносила эти слова. Ты вела себя, точно ребенок, затаивший маленький секрет. Думаю, у тебя имеются некоторые причины полагать, что спустя какое-то время твое прекрасное тело, а равно и твое прекрасное "я" будут означать для Альфреда Министера - Альберта Поупа - не просто средство достичь профессионального успеха.

Эми судорожно вздохнула.

- Это нечестно! Я отправляюсь в плавание с человеком, который понятия не имеет, как обращаться с яхтой, но зато вдруг оказывается коварным ясновидящим! - Чуть помолчав, она оправдывающимся голосом произнесла: - В мире так мало любви, Мэтт, что нельзя легко предавать даже крупицу ее.

- Слова я слышал. Теперь поясни, что они означают. Она облизала губы.

- Полагаю, ты знаешь обо мне достаточно, в том числе и то, что у меня было двое парней в колледже, но мечтали они лишь поскорее задрать мне юбку. А Альберт - я до сих пор не могу думать о нем как об Альфреде - был другим, или очень скоро стал другим. Согласна, то, чем мы с ним занимались, то, чем предпочитал заниматься он, нельзя назвать нормальным, или красивым, но... Господи, не знаю, как это выразить! Любовь - такое хорошее слово; и оно вряд ли применимо к его насильнически-собственническому отношению ко мне. Скажу только, что, несмотря на всю неприязнь к нему - я боялась Альберта, ненавидела его власть, и то, во что он пытался меня превратить - я не могу заставить себя предать нечто, сказанное им при достаточно интимных обстоятельствах. Должна же существовать хоть какая-то верность? Да и вряд ли это тебе поможет.

Какое-то время девушка молчала, возможно, ожидая, что я попытаюсь уговорить ее продолжать. Однако я почувствовал, что Эми уже сама убедила себя, и тоже молчал. Наконец она не выдержала и продолжила:

- Однажды, после того, как мы занимались любовью, Альберт велел не беспокоиться, если когда-нибудь он исчезнет без предупреждения. Сказал, что в этом случае он очень скоро даст мне знать, где его найти. Похоже... похоже, он нимало не сомневался, что я приеду. - Эми сделала еще одну паузу и с горечью произнесла. - Итак, шоковая терапия сработала. После встречи с миссис Остерман я не могу больше молчать. Человека, причиняющего другим такие страдания, нужно остановить. Хоть я и не слишком тебе помогла.

- Это будет зависеть от его послания и от того, как скоро оно прибудет. Не намекал, как именно предполагает связаться с тобой?

Эми передернула плечами.

- Тогда я решила, что он имеет в виду простое письмо или телефонный звонок.

- Ты не будешь возражать, если мы станем просматривать твою почту? - спросил я.

Она еще раз пожала плечами.

- Вы, наверное, и так это делаете. Наверное, да.

Я произнес:

- И если ему каким-либо образом удастся связаться с тобою тайно...

Эми в упор посмотрела на меня.

- Полагаю, ты должен был это сказать. Да, Мэтт. Если мы свяжемся, или встретимся, - я немедленно дам знать. Пусть и буду чувствовать себя при этом, как Саломея, сжимающая окровавленную голову Иоанна Крестителя. У меня... у меня не так много любовников, чтобы почем зря выводить их в расход, даже если они этого заслуживают. Мэтт?

- Да?

- После того, как я убежала, ты довольно долго пробыл в этой комнате.

- Я задержался лишь для того, чтобы спросить миссис Остерман, не могу ли чем-либо ей помочь. Эми не сводила с меня пристального взгляда.

- И что она ответила?

- Подумай сама, крошка. И не спрашивай, если не хочешь услышать правдивый ответ. Она слегка вздрогнула.

- Пожалуй, я уже знаю ответ. Этот мир далеко не так прекрасен, как чудилось в детстве. Правда, я и тогда была довольно глупой и сентиментальной девчонкой.

- Бьюсь об заклад, ума у тебя хватало, - отозвался я. Эми слегка улыбнулась, но улыбка получилась довольно печальная. Что ж, день выдался не слишком радостный.

 

Глава 16

В аэропорту Майами выяснилось, что очередной рейс во Фрипорт вылетает только через пару часов. Я воспользовался задержкой, чтобы заказать пять бутылок "Джека Дэниэлса" для одного из сотрудников "Трибьюн". Мы купили в киоске журналы, Эми осталась читать в зале ожидания, тогда как я воспользовался одним из ближайших телефонов. После телефонных мытарств на Багамах приятно было хоть раз почувствовать, что связаться с нужным тебе абонентом все же проще, нежели отправить человека на Луну.

- Где ты, Эрик? - поинтересовался Мак после того, как я представился.

- Первую половину дня провел в Майами. Сейчас жду самолет, который доставит меня на Багамы к нашей семейной яхте.

- Тебе предписывалось...

Я весьма невежливо перебил:

- Я ничего не имею против роли второй скрипки при Дуге Барнетте. Просто хочу быть в курсе происходящего. И если ни он, ни вы не считаете нужным ввести меня в курс дела, приходится докапываться до всего самому. Кстати, где он сейчас?

- Как раз сегодня приехал в Вашингтон. Сейчас подойдет и возьмет трубку.

- Почему меня не предупредили, что Дуг мстит за личные обиды? Опять же, я готов помочь ему свести личные счеты, но не понимаю, почему должен при этом действовать вслепую.

- Возможно, Авраам, зная твой характер, несколько переусердствовал с секретностью. Тем не менее, охотится он за вполне законной добычей.

- Разумеется, - согласился покорный слуга. - Вы сделали ее законной и внесли в список, чтобы Дуг действовал официально. Превосходно. И уж не мне жаловаться. Я прекрасно помню, как совсем недавно вы оказали мне такую же услугу. Я имею в виду чикагское дело, связанное с Элли Брэнд. Причем в обоих случаях могли утешить свою официальную совесть тем, что, действуя в своих интересах, мы с Дугом одновременно работаем на благо общества. Я только что повстречался с жертвой Министера и его взрывчатки...

- Ты был у миссис Остерман?

- Именно за этим и прилетал в Майами. Зрелище не из приятных, и я с удовольствием помогу Дугу избавиться от этого сукина сына. Просто хотелось бы, чтобы ко мне относились как ко взрослому мужчине с оружием, а не мальчишке с игрушечным пистолетом.

- Что ты хочешь узнать, Эрик?

- Как я могу ответить на этот вопрос, работая в потемках? Позвольте мне изложить свои соображения, а вы дополните их недостающими деталями и поправите меня там, где я ошибаюсь.

- Излагай.

Я оглянулся через плечо на скамью в зале ожидания, где Эми продолжала сосредоточенно изучать журнал мод. Выбор довольно странный для нее, поскольку даже в нынешнем воплощении сексуальной блондинки, оделась она достаточно просто, не претендуя на удовлетворение хитроумных запросов последней моды. Хотя, возможно, Эми интересно было прочесть, как живет вторая половина женского пола, - та, что не упускает последних веяний. Тем временем она встала и, махнув мне рукой, направилась в сторону ближайшего туалета.

- Начнем со взрыва в Буэнос-Айресе, - сказал я в трубку. - Тогда погибли пять служащих посольства и посетителей, миссис Марсия Остерман получила тяжелые увечья, остальные пострадавшие отделались более легкими ранениями. Полагаю, что впоследствии на вас было оказано официальное давление, дабы от имени Соединенных Штатов покарать этих аргентинских террористов и выяснить, кого нанимали для работы. Как обычно после подобных происшествий. Но у нас не хватает людей, чтобы выследить всех мелких политических мерзавцев, сующих носы в дела дядюшки Сэма, или каждого из парней, которые злоупотребляют умением обращаться с динамитом. Правильно?

- Я отказался заниматься организацией карательной экспедиции против группы помешанных патриотов на их территории, - сказал Мак. - Подобная пушечная дипломатия никогда себя не оправдывает. Если мы оказываем поддержку одной стране против другой, следует ожидать, что граждане последней не станут испытывать к нам особой любви. Что же касается непосредственного исполнителя, мне показалось неплохой мыслью дать понять независимым специалистам вроде Министера, что им следует быть поразборчивее, нанимаясь на работу. Я сказал, что обдумаю этот вопрос.

Покорный слуга кивнул.

- И полагаю, пока вы его обдумывали, пришел Дуг, и попросил разрешения лично заняться парнем, изувечившим его даму. Плевать на фанатиков, которые всего лишь оплачивали счета, на их стороне, по крайней мере, политическая обида. Но Министер действовал хладнокровно, исключительно ради денег. А, возможно, Дуг просто вручил вам прошение об отставке и заявил, что отправляется охотиться за Министером, даже если на это уйдет весь остаток его жизни.

- Я отказался принять отставку, - сказал Мак.

- Разумеется. И предложили ему расслабиться, поскольку, учитывая имеющийся запрос, Министера можно сделать официальным объектом агентства и поручить задание Дугу. А дабы ничто не отвлекало его от этой работы, вы несколько преувеличили раны, полученные им в авиакатастрофе, дали пенсию по инвалидности и раздули историю с постройкой яхты, о которой Дуг мечтал многие годы. Полагаю, в поисках подходящей оснастки для судна можно объездить немало мест. И Дуг с головой погрузился в сбор всевозможной информации о Министере, чтобы быть во всеоружии, когда тот появится в очередной раз. Случилось это в аэропорту Бен-Гурион. Полагаю, в тот раз Дуг подобрался к нему совсем близко, но все-таки недостаточно. Промашка. И тут поступает сообщение: Министер объявился в Цинциннати и пребывает в довольно близких отношениях с молодой дамой, фамилия которой - подумать только! - Барнетт. Думаю, для Дуга это стало немалым потрясением.

- Можешь не сомневаться, Эрик. Положение усугубляло то, что едва он успел отреагировать на сообщение, как Министер вновь исчез.

Я нахмурился, уставившись в стену и обдумывая услышанное. Затем сказал:

- Бывшая жена Дуга яро ненавидела его, и все связанное с его работой, сиречь, нас. На основании чего Дуг приходит к поспешному заключению, будто подвергавшаяся многолетнему промыванию мозгов Эми сознательно связалась и сотрудничает с его врагами - вернее, с одним из врагов. Это касается личной стороны дела. С профессиональной же точки зрения представлялось совершенно очевидным, что Проповедник выяснил, кто идет по его следу. Вряд ли можно отнести на счет простого совпадения связь с дочерью человека, который охотится за ним. Вот и придумал Дуг впечатляющий, хоть и чрезмерно сложный способ, официально выйти из игры. Это предоставляло ему возможность действовать незаметно, пока я занимаюсь девушкой и принимаю на себя все брошенные камни. За что я премного ему благодарен.

- Всегда готов к услугам, Эрик, - послышался в трубке новый голос.

- А вот и ты! - приветствовал его покорный слуга. - Гений хитроумных комбинаций собственной персоной.

- Есть какие-то новости, кроме упреков, горячая голова? - поинтересовался Дуг Барнетт.

- Все, что мне было поручено разузнать. Полный набор сведений о мотивах и намерениях твоей дочери и ее связи с неким господином, известным ей как Альберт Поуп. Правда, тебе вряд ли придется по душе то, каким образом удалось их раздобыть.

- Рассказывай.

И я рассказал. Когда я закончил, наступила тишина. Затем Мак с Дугом заговорили одновременно, и одновременно же замолчали.

- Так кто из вас намерен меня попинать? - поинтересовался я. - Решайтесь побыстрее.

Дуг сдавленным голосом произнес:

- Ты наверное шутишь! Заявляешь, что намеренно разболтал о всей операции субъекту, как известно, сотрудничающему с противником!

- Известно? - повторил я. - То, что известно тебе, amigo, не обязательно известно и мне.

- Но...

- Позволь заметить, что я имел возможность гораздо лучше, чем ты, изучить этот так называемый объект, который, кстати, приходится тебе дочерью. И еще позволь заметить, раз уж об этом зашла речь, что я не слишком верю в байку о мерзавке жене, все эти годы не подпускавшей тебя к маленькой дочери. Байка да и только. В подобных обстоятельствах любой суд признал бы отцовское право видеть ребенка и помог бы его осуществить. Если бы ты и правда приложил к этому усилия. Но ты сдался довольно легко, не так ли?

- Сукин сын...

- Переставь. Ты забыл, что я знаю, о чем говорю, поскольку сам побывал в твоей шкуре. Никто из нас не создан для семейной жизни. Женитьба выглядит заманчиво, и стараемся мы изо всех сил, но, оказывается, понапрасну. К тому же, в домашней жизни есть нечто, вызывающее клаустрофобию, не правда ли? Поэтому, когда жена, воспользовавшись первым попавшимся предлогом, решает сбежать, прихватив с собой ребенка или детей, мы в тоске, с разбитым сердцем, бродим по опустевшему дому, но в глубине души ощущаем своего рода облегчение. Да, я иногда бывал у своих исчадий, потому что жена этому не препятствовала. Тебе же достаточно было малейшего предлога, чтобы связь с дочерью оборвалась. И, как бы ты ни изображал из себя отца-мученика - все мы склонны к подобной игре - излишне сильно настаивать на своих отцовских правах не стремился. Так что не пытайся мне втолковать, будто знаешь дочь, которую не видел с тех пор, как ей исполнилось восемь лет. Дуг резко произнес:

- Ты всегда был без ума от молодых смазливых девчонок, и я не стал бы излишне полагаться на твое суждение и в этом случае.

- Ошибаешься, amigo. Обычно я теряю ум при виде смазливых девчонок среднего возраста, а то и пожилых. В трубке послышался голос Мака:

- Хватит болтать о пустяках. Мы впустую теряем время. Эрик предпочел довериться упомянутой молодой особе. Прав он был, или нет, покажет будущее. В обмен на доверие агент получил определенные сведения. Остается принять их во внимание и решить, каковы будут наши дальнейшие действия. Эрик?

- Эми считает, что Министер сдержит свое обещание и каким-либо образом свяжется с ней, поскольку не может или по меньшей мере не хочет жить без нее.

Дуг хмуро произнес:

- Никак не пойму, ты говоришь о Проповеднике или о влюбленном школьнике?

- Знаешь, у тебя весьма милая дочь. Помешанная, но милая. Да еще и симпатичная. Мы все от нее без ума, все зловещие персонажи по обе стороны забора. Стараемся как-то заменить ей бессердечного отца, за все прошедшие годы так и не попытавшегося по-настоящему увидеть ее. Возможно, у них с Министером и в самом деле любовь, а возможно ему просто не хочется упускать столь лакомое блюдо, особенно затратив пропасть усилий, дабы научить Эми удовлетворять любые специфические прихоти. Хотя, скажем, у Самсона была Далила, а у Диллинджера дама в красном, если я ничего не напутал. Во всяком случае, не исключена вероятность, что Министер нашел свою Эми, и мы не должны упускать ее из виду. Тем более, что других зацепок на настоящий момент у нас не имеется. Или я ошибаюсь? - Наступившая короткая пауза достаточно ясно ответила на мой вопрос.

- Твои предложения? - наконец отозвался Мак.

- Мы должны глаз не спускать с нее. Пока Эми находится со мной на яхте, задача облегчается, но меня могут попросить покинуть судно, или попросту за борт выбросить. Либо Эми в конце концов рассердится на меня и сбежит. А еще ее могут добровольно или насильно увести прямо у нас из-под носа. И при всей моей уверенности в том, что она не станет болтать лишнего о некоторых обстоятельствах папашиного самоубийства - ибо я ее об этом просил, и потому, что она не успела окончательно разочароваться в Альберте - я отнюдь не стал бы ставить на то, что Эми не сбежит по первому же свистку Министера. Она заявляет, что боится его, но тут срабатывает некий комплекс повиновения, который может оказаться сильнее, чем привязанность или преданность, испытываемые по отношению ко мне. И если она все-таки отправится к Проповеднику, ее нельзя упустить. Кто-то должен следовать за ней, используя все необходимые средства, будь то катер, вертолет, подводная лодка, гоночный автомобиль или сапоги-скороходы. Обо мне забудьте. Я продолжаю намеченное ранее расследование и весь отдаюсь поискам таинственного острова мистера Константина Грига. Что у меня получится в результате - неизвестно, но девушка представляет собой нить, ведущую непосредственно к Министеру и ее нельзя оборвать. Сосредоточьте все силы на ней и не думайте обо мне, чтобы со мной ни случилось.

- Авраам? - послышался голос Мака.

- Полагаю, что при сложившихся обстоятельствах ничего другого нам не придумать, - ворчливо произнес Дуг Барнетт.

- Если она будет держать язык за зубами, никакие неприятности нам не грозят, - заметил я. - Противник следит исключительно за мной, не ожидая никакого подвоха со стороны Дуга, покоящегося на дне моря. В то же время, если Эми поведает им нашу маленькую тайну, станет ясно, что Дуг околачивается где-то поблизости, вынашивая коварные намерения. Ну и что? Нам не впервой иметь дело с предупрежденным противником. Людям, следящим за ней, придется вести себя поосторожнее, вот и все. Главное, чтобы ее не упустили. Этого мы не можем себе позволить.

- Авраам? - вновь произнес Мак.

- Согласен, - отозвался Дуг голосом человека, для которого дело важнее личных амбиций. - Что-нибудь еще?

- Да, нужна информация, - сказал я. - Если мне все же удастся подобраться вплотную к этой секретной гавани контрабандистов, неплохо было бы знать кое-что о тех двоих парнях из Береговой Охраны, которые не очутились в акульих желудках. Или, по меньшей мере, не было получено подтверждений тому, что их постигла подобная участь. На случай, если ребятам все же удалось выжить, и я наткнусь на них в зарослях или где-нибудь еще.

- Я оглашу наиболее существенные сведения, - вызвался Дуг. - Минутку. Нашел. Первый из пропавших: шесть футов один дюйм, двести двадцать фунтов, вьющиеся рыжие волосы, голубые глаза. На левом предплечье вытатуирован якорь. Майкл Бреннерман, главный боцман. Второй: пять футов девять дюймов, сто пятьдесят фунтов, карие глаза. Без особых примет. Рикардо Сандерсон, лейтенант...

- Сандерсон? - перебил я. - Как и адмирал Сандерсон?

- Совершенно верно. Его сын.

- Настоящее семейное дело, - заметил я. - То и дело натыкаешься на родственников своих знакомых. Продолжай.

- Третий: пять футов шесть дюймов, сто тридцать фунтов, голубые глаза. Без особых примет. Молли Бреннерман, писарь. Жена первого, если тебя это интересует.

- Жена? Проклятие, мне было сказано, что на борту находились трое мужчин. Неужели ни по одному вопросу нельзя получить исчерпывающих сведений?

- Боюсь, что меня ввел в заблуждение безликий официальный язык предварительного рапорта Береговой Охраны, - произнес голос Мака. - На его основании я сделал несколько поспешные выводы относительно половой принадлежности членов экипажа и дезинформировал тебя. Прошу прощения, Эрик. - Он сделал небольшую паузу и продолжил: - У нас есть для тебя некоторая дополнительная информация. Наркотики доставляются морем. Константин Григ специализируется на марихуане. Кокаин и героин значительно более компактны и потому обычно перевозятся иначе, зачастую на легких самолетах. Для перевозки марихуаны Григ использует довольно маленькие корабли, от двух тысяч тонн и меньше. Не более пары сотен футов в длину. От них требуется способность маневрировать на довольно ограниченных водных пространствах в обоих концах маршрута. Осадка - не глубже пятнадцати футов. Обычно неподалеку от берега груз переносится на меньшие суда, как правило, на мощные катера гоночного типа, как во времена контрабанды спиртного, когда виски везли на самых быстрых посудинах.

- Ничего нового здесь нет, сэр, - сказал я. - Подобная схема используется давным-давно. К тому же, мне кажется, нас интересуют не только наркотики.

- Верно. Похоже, что НАМ каким-то образом связана с Григом, но нам до сих пор не удалось выяснить, каким. Или что свело их вместе. Возможно, ответы тебе придется искать на месте. Что касается деятельности Грига, я рассказал тебе, как он действовал до сих пор. Судя по всему, в последнее время используются весьма интересные новшества. Например, сложность с передачей незаконного груза неподалеку от берега всегда состояла в том, что помимо открытости любому проходящему судну или пролетающему самолету, операция чрезвычайно зависит от капризов погоды. Достаточно ветру подуть чуть сильнее, и катера уже не в состоянии подойти к судну. Чтобы избавиться от этих неудобств, контрабандисты, похоже, подыскали или создали на пресловутом острове мистера Грига тайную гавань, в которой можно укрыть и спокойно разгрузить небольшое грузовое судно. Особых подготовительных работ это не потребовало. Я слышал, что на Багамах острова с небольшими естественными заливами не редкость.

- Сразу могу предложить два подходящих варианта, сэр, - сказал я. - Тиллу-Понд на Тиллу-Кей, и небольшая закрытая бухта за Нью-Плимутом на Грин-Тартл-Кей. Это что касается Абакоса. Насчет Экзумаса сказать не могу, там я не бывал.

- Ясно. Беда в том, что карты Багамских островов составлялись в незапамятные времена и сплошь и рядом ненадежны. На одном из множества островков в интересующей нас отдаленной зоне вполне может оказаться не нанесенная на карту неприметная затока подходящих размеров. Достаточно слегка углубить входной фарватер и дно самой гавани, чтобы судно соответствующих размеров вошло туда ночью, причалило к берегу, и к утру было полностью закамуфлировано. Примерно так, как в свое время немцы прятали большой боевой корабль в одном из норвежских фиордов.

- В случае с "Тирпитцем" сказать "прятали" было бы некоторым преувеличением, сэр. Судно вскоре обнаружили, но какое-то время не могли к нему подступиться. В конце концов, подводные лодки расправились с ним.

- К сожалению, тамошние воды слишком мелки для подводных лодок, даже для самых миниатюрных. Так что придется рассчитывать на некую яхту.

- Похоже, мне не помешала бы парочка торпедных аппаратов, ракетная установка и несколько скорострельных орудий на палубе для ближнего боя. Беда в том, что моя посудина затонет под грузом оного пулемета с прилагающейся к нему амуницией, не говоря уже о том, что из-за такелажа пулемет и установить-то будет негде. Стало быть, предполагается, что моих предшественников из Береговой Охраны ликвидировали потому, что они подобрались слишком близко к отверстию в стене?

- Это еще что за термин?

- Популярный уголовный фольклор, сэр, - пояснил я. - Времен Дикого Запада. Подразумевает расщелину, столь узкую, что никто из проезжающих мимо скал не замечает ее. Идеальное место для бандитского притона. Нечто вроде нашей таинственной бухты.

- Да, пожалуй. Мы считаем, что экспедиция Береговой Охраны обнаружила твою дыру в стене и поэтому была уничтожена.

Оглянувшись, я обнаружил, что Эми до сих пор не вернулась, но увидел ее направляющейся к своему месту и вновь открывающей журнал.

Я произнес в трубку:

- И еще можно предположить, что тело или часть тела, якобы выброшенная морем на пустынный пляж, в действительности было намеренно оставлено там, дабы направить нас на ложный след. Вы упоминали и о других любопытных отклонениях от обычной процедуры переправки наркотиков.

На этот раз ответил Дуг:

- Имеются основания полагать, что были проведены особые приготовления для принятия корабля, который, хоть и везет обычный груз, чем-то отличается от остальных.

- Чем именно?

- На этот вопрос, надеюсь, ответишь ты.

- Посмотрим, что мне удастся сделать, но, похоже, пока самой надежной зацепкой нашей остается девушка. Вашей самой надежной зацепкой. Я приложу все усилия со своей стороны. И еще. Прежде, чем мы распрощаемся, мне хотелось бы предложить вам пару описаний и услышать, не соответствуют ли они кому-либо, проходящему по этому делу. Возможно, эти люди и не причем, но сегодня утром они прилежно слонялись неподалеку от телефона, по которому я разговаривал. Я заранее достаточно громко оповестил о своем намерении позвонить, и посмотрел, кого это заинтересует. Прежде всего, полный мужчина, пять футов десять или одиннадцать дюймов, весит около двухсот двадцати фунтов. Каштановые волосы, редеющие на макушке. Красное лицо. Нервный.

После минутной паузы Дуг сказал:

- Среди членов НАМ имеется несколько упитанных мужчин, но точно утверждать, что он один из них, не берусь.

- Ладно, в таком случае попробуем это. Женщина, рост пять футов восемь или девять дюймов, без лишнего веса, с приятным загаром. Темно-коричневые волосы, Дорогая прическа, короткая и опрятная, с открытыми ушами. Сильный прямой нос, красивый рот и подбородок, глаза закрывали темные очки. Лет тридцать пять. Очень загорелые ноги, стройные настолько, что их не испортили даже босоножки на низком каблуке.

Дуг отозвался без колебаний:

- Это весьма напоминает миссис Джорджину Уиллистон, денежный мешок, которая стоит за НАМ. Нам известно, что она покинула Цинциннати и направилась в те края.

- Могли бы и предупредить. Я уже порядком устал бродить в потемках. Пресловутая миссис Уиллистон почему-то представлялась мне старушкой с пятью подбородками. В то время, как у этой дамы не наблюдается никаких лишних подбородков.

- Боже мой, - простонал Дуг. - Неужто ты не в состоянии удовлетвориться одной женщиной? На следующее задание я буду подбирать себе в помощники исключительно евнухов, с соответствующим удостоверением, выданным в Арабских Эмиратах!

 

Глава 17

Из Майами мы вылетели поздно. Несмотря на то, что короткий прыжок над океаном к Багамским островам - правда, коротким он был только по меркам самолета, под парусами мы шли тринадцать часов - едва позволил большому реактивному "Локхиду" толком устремить нос в небо, прежде чем начать опускаться вниз, во Фрипорте мы приземлились уже затемно. Формальности вновь были улажены на удивление быстро.

Чуть погодя мы вместе с несколькими другими прибывшими из Соединенных Штатов пассажирами заняли места в видавшем виды такси с откидными сидениями, и совершив путешествие вдоль заросших пальмами красочных курортов побережья, прибыли к своей плавучей гостинице. Поскольку я надеялся выйти в море рано утром, мы сразу отыскали дежурного по причалу и расплатились за стоянку. После чего направились к яхте, которую нашли на своем месте, игриво покачивающейся у причала.

Было время отлива, и палубу отделяло от причала довольно-таки значительное расстояние. Я совершил решительный прыжок и придержал Эми, осторожно спускающуюся вслед за мной. Ощутил в руках ее податливое, упругое тело, слегка вспотевшее и уставшее после долгого путешествия по жаре. Сейчас она была столь же уязвима, как и любая женщина под конец затянувшейся вечеринки или тяжелого дня, когда оказывается сломлена передовая линия обороны, утверждающая, что партнер должен держаться на расстоянии, дабы не измять одежду, не растрепать прическу и не смазать макияжа. К этому времени все обычно уже измято, растрепано и смазано. И к тому же отслужило сегодняшнюю службу.

Освобождаясь от моих рук, она бросила на меня довольно неуверенный и скованный взгляд, явно догадываясь о моих мыслях. Затем произнесла у меня за спиной, когда я повернулся открыть главный люк:

- Если ты намерен, как всегда, выпить перед обедом, налей и мне.

В голосе прозвучали вызывающие нотки, но вызов был брошен не мне, а собственным былым принципам.

- Наконец-то удалось растлить тебя окончательно, - пробормотал покорный слуга. Когда я вновь вынырнул из люка, Эми сбросила туфли и удобно расположилась на сидении кокпита у левого борта, закинув на него ноги и подложив спасательный жилет вместо подушки. Я вложил ей в руку один из стаканов и занял место у правого борта, сжимая второй. Некоторое время молча смотрел на нее. Меня так и подмывало спросить, известно ли ей о присутствии в здешних местах миссис Уиллистон. Удерживало только то, что никак не удавалось сформулировать вопрос так, чтобы он не прозвучал, как обвинение.

- Устала? - наконец произнес я.

- День выдался трудный. Мэтт...

- Да?

- Не хочу показаться... излишне привередливой, но за весь день я съела всего лишь один тощий гамбургер в аэропорту, и ужасно проголодалась.

- Ваше желание для меня закон. В трюм, морской бродяга!

- Спасибо, бродяга. - Она слабо и несколько озабоченно улыбнулась. - Допьем бокалы внизу. Если пожелаешь выпить еще, то сможешь при этом понаблюдать, как твоя молодая жена вихрем носится по камбузу. Или на корабле лучше не упоминать о вихрях?

Ее явно что-то тревожило, но я чувствовал, что она не хочет об этом рассказывать и предпочитал не настаивать. Итак, мы спустились вниз, и я устроился в тесной каюте, наблюдая за ее действиями на соседнем камбузе. Эми извлекла из морозильника два последних бифштекса, очистила несколько картофелин, нарезала их для быстрейшего приготовления и добавила остатки капусты.

- Джонни...

- Да, Пенни, - отозвался я. Священнодействуя над плиткой, она не оглядывалась на меня.

- Ты знаешь обо мне почти все, а я о тебе, в сущности, ничего. Расскажи что-нибудь о себе. О том, какой ты на самом деле.

Подобная просьба представлялась не слишком рассудительной, не говоря уже о том, что совершенно не соответствовала нашей семейной легенде. Правда, с другой стороны, если кто-то знал о нас достаточно, чтобы подслушивать, вряд ли я открою ему что-либо новое. И пока Эми была занята приготовлением обеда, я поведал ей о задании, которое завело меня на безлюдные пустоши Шотландии - места там по-настоящему дикие - а также о сопровождавшей меня женщине. Работала она на противоположную сторону, но в данном случае речь якобы шля, о совместной миссии на благо всего человечества. И закончил тем, как дама подсыпала мне в кофе снотворного во время пикника на заросшей вереском пустоши.

- А что было потом? - спросила Эми, когда я замолчал.

Я пожал плечами.

- Ответ совершенно однозначный. Присутствует в любой инструкции. Если уж ты сглупил настолько, что проглотил всякую дрянь, а положение достигло критической точки - в данном случае дело обстояло именно так - выбора не остается. Разумеется, я пристрелил её прежде, чем шлепнулся. - Я увидел, как Эми ошарашенно оглянулась и без выражения добавил: - Переверни бифштексы, пока не сгорели.

- Да. - Она облизала губы. - Да, конечно. Обед, который мы съели в уютной маленькой каюте, был весьма недурен, но прошел в полной тишине. Несколько раз Эми намеревалась что-то сказать, но в последний момент передумывала. Затем мы, как и пристало добрым супругам, совместно атаковали грязную посуду: жена моет, муж вытирает. Наконец она отложила тряпку, я протянул ей влажное полотенце и Эми развесила его над плиткой, на одном из поручней, которые помогают избежать падения на горелки, ежели становится по-настоящему ветрено.

После чего Эми, не глядя на меня, произнесла:

- Я вся пропотела во время этих переездов, да еще пропахла кухней. Пойду, приму душ. - Я не смог удержаться от смеха, и она удивленно оглянулась. - Что тут смешного?

- Просто я как раз гадал, что же последует дальше. Сначала обед, потом тарелки, наконец душ.

Она облизала губы.

- Да, знаю. Я тяну время. Прошлый раз я... я проявила себя не лучшим образом и... и не знаю, стоит ли пробовать еще.

- Ты была восхитительной честной девочкой, а теперь превратилась в грязную фальшивку, - сказал я. - Где тебе шепнули словечко, Эми?

- Словечко? - она нахмурилась. - Я тебя не понимаю.

- Это случилось в китайском ювелирном магазине, пока я звонил? Или позже, когда ты надолго пропала в туалете аэропорта Майами? За исключением нескольких минут в санатории, где встреча маловероятна, все остальное время ты пребывала у меня на глазах. - После продолжительной паузы, я сказал: - Нет, милая, я не ясновидящий. Но не забывай, чем зарабатываю на жизнь. Так что же тебе приказали? Что им от тебя нужно?

- Мне казалось... - она тяжело сглотнула и попыталась изобразить негодование: - Казалось, моя невиновность сомнению больше не подлежит!

- С тех пор многое изменилось. И произошло это сегодня, не так ли? Кто-то встретился с тобой.

Некоторое время девушка холодно смотрела на меня. Потом спросила:

- Зачем ты рассказал мне эту ужасную историю?

- Сама знаешь, зачем. Слишком уж гладко все у нас получается. Ложь на лжи, но ни одного выстрела. Никакого насилия. Только шумок вдали, да облако дыма на горизонте. Столь мирное развитие событий могло привести тебя к неправильному заключению, что я приятный, милый парень. Исключительно потому, что, проведя в моем обществе более недели, ты сохранила все зубы, способна видеть обоими глазами, пользоваться обеими руками, и не хромаешь. А еще, возможно, потому, что я, как и ты, довольно неумело вел себя в постели во время нашей первой и единственной попытки. Можно ли, вообразить себе опасного тайного агента неумелым любовником? Поэтому мне хотелось заранее поставить тебя в известность, что дело ты имеешь с жестоким и безжалостным парнем. Остается лишь надеяться, что никому не удалось уговорить тебя затевать глупые любительские игры с грубым старым профессионалом.

Эми серьезно посмотрела на меня и, протянув руку, прикоснулась кончиками пальцев к моему лицу. Когда она заговорила, в голосе прозвучала грусть.

- Я не стала бы пытаться провести тебя, Мэтт. - Затем повернулась и взяла с полки над койкой левого борта полотенце я маленькую пляжную сумку. Койку эту она раздвигала для себя на ночь, сейчас же мы использовали ее в качестве сиденья, к которому придвинули большой обеденный стол. Эми проскользнула мимо меня, остановилась и оглянулась. Широко раскрытые глаза странно поблескивали.

- Я скоро вернусь, дорогой. Будь паинькой.

Я услышал, как она поднимается на причал и уходит. Чуть погодя перебрался на кокпит, жалея, что бросил курить. Несомненно, борцы с никотином помогают нам сохранить легкие, но при этом зачастую лишают единственного утешения.

Стояла тихая багамская ночь. Черная гладь воды неподвижно замерла между причалами. Со стороны бассейна гостиницы доносились тяжелые и протяжные звуки рок-н-ролла. Некоторые считают их возбуждающими, хотя в свое время такты вальса почитались не менее эротическими и растлевающими. Говорят, затянутые в корсеты чувствительные молодые дамы в длинных бальных платьях вздрагивали в экстазе.

Я вновь спустился вниз и, чтобы окончательно удостовериться, оглядел занимаемую ею сторону каюты. Купленная вместо пропавшей в Майами сумочка - с паспортом, водительскими правами и новыми кредитными карточками, приобретенными взамен утерянных - разумеется, отсутствовала. Эми распрощалась со мной явно и недвусмысленно. И я ее отпустил. Отпустил потому, что мне помочь она больше не могла, и оставалось лишь препоручить девицу заботам Дуга. Ведь мы же надеялись, что она сорвется с места и приведет его к цели, не так ли? И все-таки яхта без нее опустела.

Теперь предстояло выяснить, что приготовили для меня люди, приказавшие Эми покинуть яхту. Я исходил из предположения, что они не заставят долго себя ждать. Тем временем надлежало прилежно изображать осла, что я и сделал, отправившись на поиски пропавшей возлюбленной. Даже рискнул заглянуть в женскую душевую, которая - слава Богу! - в столь поздний час оказалась пустой. Эми там не было, и ни одним из трех душей в последнее время никто не пользовался. Не обнаружил я "жену" и в освещенных окрестностях бассейна с немногочисленными отдыхающими, и в маленьком открытом баре с извергающими оглушительные звуки колонками, и в темном закрытом баре с танцевальной площадкой и еще более мощной аудиосистемой, от которой работали динамики близ бассейна, и в ресторане, и в холле гостиницы.

Покорный слуга отыскал телефон и передал положенное сообщение: "Объект исчез, примите меры". Превосходно. Итак, все голливудские правила, предполагающие полное отсутствие умения работать собственной головой, соблюдены. Хотя нужно быть последним идиотом, чтобы по поведению моей малютки-жены не догадаться, что она намеренно поспешила оставить меня, дабы не пачкать наши отношения поспешным и лживым сексом в последнюю минуту. Хоть ей, возможно, и предложили воспользоваться этим средством, дабы я ничего не заподозрил.

Я повернул назад, в сторону причалов. Ступил на длинный пирс и увидел, что из главного люка "Спиндрифта" поднимается струйка дыма. Первым моим побуждением было, разумеется, броситься бежать: еще бы, яхта моя загорелась. Остановила меня мысль, что яхта-то на самом деле не моя, а люди моей профессии, бездумно кидающиеся навстречу неведомой опасности, превращаются в превосходную мишень для всякого рода недоброжелателей. В результате покорный слуга немного поостыл и быстро укрылся за одним из бетонных столбов на краю пирса - укрытие не Бог весть какое, но человека, предпочитающего стрелять наверняка, может остановить.

Выглянув из-за столба, я сообразил, что струйка слишком тонка для настоящего пожара. Да и поднималась не из люка, а над кокпитом, ближе к корме.

Когда я осторожно приблизился к яхте, расположившаяся в кокпите женщина небрежным жестом выбросила свою сигарету за борт. Сигарета описала в темноте маленькую красную дугу и канула в воду. Гостья успела сменить модные шорты, в которых я видел ее в последний раз, однако новый наряд был выдержан в том же духе: широченный белый комбинезон парашютиста с огромными рукавами и мешковатыми шароварами в лучших гаремных традициях, заканчивался костюм узкими манжетами на запястьях и щиколотках, а на талии был перехвачен широким золотым поясом. Полагаю, что понадобилось бы не меньше недели, дабы отыскать внутри женщину. Разумеется, при условии, что найдется желающий заняться подобной работой.

- Добрый вечер, миссис Уиллистон, - поздоровался я, глядя на нее сверху вниз с причала.

- Стало быть, после нашей встречи у телефона вы навели обо мне справки. Собственно, я на это и рассчитывала, именно для того и мозолила вам глаза. - Она одарила меня улыбкой. - Превосходно. Люблю иметь дело с умными людьми.

- Интересно, отвечают ли они вам взаимностью?

Женщина проигнорировала мой вопрос.

- Полагаю, ваша команда осталась неукомплектованной, капитан. И смею надеяться, что смогу занять образовавшуюся вакансию. У меня за плечами две бермудских регаты и один трансатлантический переход. Умею обращаться с примитивным секстантом и даже чуток готовить - если придется. А поскольку борцы за женское равноправие в море пользуются малым авторитетом, готовить приходится не так уж редко.

Я холодно посмотрел на нее, испытывая сильнейшее искушение предложить убираться с моей яхты, причем не в самой вежливой форме. Я чувствовал себя осиротевшим и одиноким, и не испытывал ни малейшего желания иметь дело со стройными загорелыми особями женского пола в мешковатых костюмах. Но она явно приказала Эми удалиться и явилась на яхту с далеко идущими намерениями. Мое же задание - и возможно, наиболее существенная его часть - состоял в том, чтобы выяснить, в чем эти намерения состоят. Поэтому в ответ на краткую речь покорный слуга передернул плечами и спрыгнул на палубу. Сейчас палуба находилась значительно выше, нежели в прошлый раз, - наступило время прилива. Я направился на корму.

- Желаете выпить, миссис Уиллистон?

Женщина кивнула.

- Эми говорила, вы мастер обращаться с бутылкой. Мне это по душе.

- Поразительно, как вы, испытывая такой восторг от моей скромной персоны, до сих пор жили без меня, - сухо бросил я. - На борту имеется шотландское виски.

- Превосходно.

- В каких пропорциях?

- Без воды. Немного льда.

Управившись с напитками, я отодвинул в сторону ее багаж: дорожную сумку с наплечным ремнем, и другую, брезентовую, с молнией по всей длине - новомодное изобретение, позволяющее сразу добраться до дна, вместо того, чтобы понемногу докапываться до, скажем, чистых носков. И уселся на освободившееся место, глядя на гостью.

- Где Эми Барнетт?

- Она же Пенелопа Мэттьюс? - Женщина насмешливо улыбнулась. - Легенда, прямо скажем, не слишком убедительная, мистер Хелм. Разрешите уж воспользоваться вашей настоящей фамилией. Мы без особого труда отыскали вас после вашей попытки, образно говоря, опустить занавес в Майами. Проследили вас до гавани в Корел Гейблс, после чего легко выяснили: вы намерены направиться на Багамы. Затем проверили порты в Бимини и Вест-Энд, на оконечности этого острова; и, наконец, наведи справки в гавани Фрипорта...

- Молодцы, - похвалил я. - А что с Эми?

- Она отказалась содействовать осуществлению наших зловещих планов, направленных против вас. Пришлось вывести ее из игры, а мне занять ее место. Так что вам повезло. - После короткой паузы миссис Уиллистон продолжала: - Ваша малышка пребывает в полном порядке. Утром первым же рейсом вылетит домой, вот и все. Так принимаете на работу?

- Откуда столь пылкое желание работать под моим началом? - поинтересовался я, разглядывая ее красивое загорелое лицо. И добавил: - Кстати, какие зловещие планы разработала против меня ваша НАМ, миссис Уиллистон?

Женщина вновь одарила меня насмешливой улыбкой.

- Вы ведь бесстрашный боец тайных служб, не расстающийся с пистолетом, и готовый встретить лицом к лицу любую опасность, не так ли? Да еще оставляющий за собой груды женщин, побежденных тем или иным способом. Вам ли испытывать тревогу по поводу немощных козней кучки недоумков, представленных такой, как я, беспомощной бабочкой из высшего света? В должное время вы без труда управитесь с ними. А пока это время не наступило, позволю себе заметить, что я, в отличие от вас, неплохо разбираюсь в судах. Вот и решайте, что опасней: риск проснуться с перерезанным горлом, или попытка довести эту посудину в Нассау, полагаясь исключительно на собственные силы? Да вы либо перевернете ее на глубине во время шквала, либо посадите на коралловый риф, пытаясь пересечь здешние коварные отмели.

Предупреждение о том, что в случае моего согласия на борту очутится враг, показалось мне достаточно занимательным. Помимо всего прочего, в нем содержался откровенный вызов: испугаюсь ли я изнеженной богатой шлюхи в модном обезьяньем наряде за несколько сотен долларов? Предполагалось, что в ответ во мне взыграет мужское самолюбие, и покорный слуга немедленно бросится в объятия опасности, а возможно, и олицетворяющей ее дамы; она довольно прозрачно намекнула, что если я и умру во время предстоящего путешествия, она позаботится о том, чтобы умер я со счастливой улыбкой. Увы, в подобные игры играют лишь дилетанты. Люди моей профессии, принимающие глупые вызовы от нахальных дам или кого бы то ни было еще, долго не живут.

Хотя я и не намеревался совершать плавание в одиночку, с практикой уверенность в собственных силах постепенно возрастала, и грядущее путешествие представлялось отнюдь не таким самоубийственным мероприятием, каким его живописала моя нынешняя гостья; на сей раз просоленному морскому волку не удалось запугать неопытного новичка. И не говоря уже о всех возможных подвохах с ее стороны, я далеко не горел желанием разделить с ней узкую каюту двадцативосьмифутовой яхты, особенно этой двадцатифутовой яхты, пропитанной воспоминаниями о девушке, которая мне действительно нравилась.

Однако и это не имело особого значения. Мы ожидали именно такого поворота событий. Ведь и отрядили-то меня сюда именно на роль приманки. Предлагалось выманить из укрытия Министера, либо его работодателей, и вот сама предводительница НАМ любезно предлагает себя в качестве матроса и кока. Я глубоко вздохнул.

- Если вы и правда столь умелый мореход, полагаю, вам по силам выйти из гавани в темноте?

- Почему бы и нет? Гавань освещена не хуже футбольного поля. Как только отойдем от берега, достаточно держать курс на мигающий буй, оставить его по правому борту и дело сделано. Можно спокойно плыть до большого маяка на северной оконечности острова Берри, что в шестидесяти морских милях отсюда. Если, конечно, вы собираетесь направиться в Нассау. - Когда я кивнул, миссис Уиллистон сказала: - Подождите, пока я снесу вниз свои сумки и переоденусь. А пока можете снять чехол с фока-штага...

 

Глава 18

Ночь выдалась пасмурная, но сквозь тонкие облака проглядывала луна. По фарватеру Нортвест-Провиденс мы продвинулись не слишком далеко, потому что моя новая спутница оказалась приверженкой парусов и совершенно не признавала за двигателями внутреннего сгорания права существовать. Будь я предоставлен самому себе, - при столь слабом ветре просто завел бы мотор - она выключила его сразу, как только мы миновали буй и установили паруса - но, повторяю, в данном вопросе у Джорджины существовала своя, особая точка зрения. Вместо двигателя она потребовала поставить дополнительные паруса.

До сих пор я не уделял особого внимания тонкостям парусной оснастки, полагая, что прежде всего следует освоиться с основной тройкой, состоящей из грота, фока-штага и кливера, которые вместе с двухцилиндровым мотором, возможно, позволят достаточно успешно управляться с яхтой. Теперь же мы покопались в форпике, где обнаружились пара штормовых парусов и спинакер - слава Богу, ветер для этого гигантского полотнища был неподходящий - а также - ypa! - кливер, почти вдвое превосходящий уже используемый. Последний моя помощница называла топсель-кливером, и, похоже, не испытывала к нему особого уважения. Новый красавчик оказался генуя-кливером, ласково именуемым Дженни.

Пока управляемый автопилотом "Спиндрифт" тихо рассекал в темноте рябь фарватера, мы растянули упомянутый большой парус на передней палубе, после чего пришлось совершить рискованную прогулку по бушприту, дабы извлечь яростно хлопающий маленький кливер из паза управляющего устройства и вставить на его место замену, которая, несмотря на слабый ветер, тут же принялась хлопать не менее яростно. Еще полчаса ушло, чтобы поднять большой парус и обрасопить его в соответствии с представлениями миссис Уиллистон. А в итоге я окончательно упал в ее глазах как моряк, ибо не подготовил нужные блоки и тросы заранее.

Под конец мы занялись наведением порядка на передней палубе, а заодно спустили маленький фокаштаг, поскольку моя спутница, внимательно за ним понаблюдав, пришла к выводу, что парус чересчур мал, и работать при данных условиях не может, да еще препятствует воздушному потоку, попадающему на "Дженни". Затем мы вернулись в кокпит, где женщина погасила слепящие огни на палубе и отключила автоматику. Взяв штурвал в свои руки, она - моими руками - внесла последние штрихи в конфигурацию парусной оснастки, на что ушло еще около четверти часа. После чего, наконец, выразила удовлетворение проделанной работой.

Первым делом я решил, что все это наглядный пример показного мастерства. Стоит спокойная тихая ночь, мягкий ветер наполняет паруса и, казалось, можно со спокойным сердцем расслабиться и наслаждаться путешествием. Стоит ли выходить из себя ради того, чтобы разогнать яхту до трех с четвертью узлов вместо уже имеющихся трех? В конце концов, ежели дополнительный узел или два столь важны, достаточно повернуть ключ зажигания...

Однако, слегка поразмыслив, я пришел к выводу, что все же не прав. Что ни говори, а мне далеко не бесполезно увидеть в деле настоящего опытного моряка, и если моя спутница настроена рассматривать обычный переход в Нассау, как решающий этап регаты южных морей, не мне портить ей удовольствие.

Имев счастье лицезреть парочку сверхмодных "береговых" костюмов, я предполагал, что на яхте Джорджина облачится в нечто не менее экстравагантное, но тут меня постигло разочарование. Новая дневная, а равно и ночная, униформа состояла из пары грязных белых судовых туфель с патентованными подошвами, изрядно застиранных белых джинсов со старыми пятнами краски и старого серого бумажного свитера с капюшоном. Добившись наконец желаемого расположения парусов, миссис Уиллистон заговорила, не отрывая взгляда от призрачных очертаний грота, с трудом угадываемых в ночи.

- Установим вахты по три часа, не возражаете? Смените меня ровно в час. Советую спуститься в каюту и поспать.

- Слушаю, сударыня.

- Хелм, Хелм...

- Да?

- И как вам только удалось пересечь на этой яхте Гольфстрим? Именно такие как вы и не дают скучать Береговой Охране, когда отправляются в море, не имея ни малейшего представления, за что берутся.

Как я уже говорил, она далеко не оригинальна в своей профессиональной заносчивости. Полагаю, что если сумеете взобраться на вершину Эвереста, наверняка обнаружится какой-нибудь эксперт-альпинист, который не преминет высокомерно заявить, что вы только чудом не рухнули в пропасть, ибо использовали веревку неправильного цвета и забивали крючья не в том ритме.

- Всецело с вами согласен, сударыня, - отозвался я. - Однако до намеченной цели мы все-таки добрались, не правда ли? А вот люди вроде вас не дают скучать владельцам похоронных бюро, потому как имеют скверную привычку разглагольствовать о перерезанном горле - и это обращаясь к человеку моей профессии! Надеюсь, вы понимаете, что сказав это, обрекли себя на неизбежную смерть в случае любых подозрительных неурядиц?

Наступила непродолжительная тишина, нарушаемая лишь ритмичным плеском волны за бортом, да похлопыванием большого кливера, старающегося извлечь все возможное из имеющегося ветра.

- Боже мой! - наконец очень тихо произнесла миссис Уиллистон. - Боже мой, надо же было брякнуть подобную глупость! Уверяю вас, я выражалась исключительно фигурально. И никоим образом не намерена покушаться на вашу жизнь.

- Вы уж простите, но в данном отношении я не склонен полагаться на ваше слово. Если вы здесь оказались не затем, чтобы раньше или позже убить, или иным образом вывести меня из игры, то зачем? Поэтому предупреждение остается в силе. Прошу вас, не совершайте действий, которые могут быть неправильно истолкованы, и не подавайте блюд со странным вкусом. Я становлюсь весьма порывистым, когда меня к тому принуждают, или мне просто кажется, что меня принуждают.

- Да, помнится, о том же известили и мою предшественницу. Похоже, вы весьма осторожный человек, который всеми силами старается избежать досадных недоразумений. Или просто большой хвастун, которому нравится запугивать беспомощных женщин? Что скажете, мистер Хелм? - Она тихо рассмеялась. - Ладно. Идите, отдыхайте. Я вообще не стану спускаться вниз. Обещаю.

Я заколебался.

- Во время долгой вахты подобное обещание сдержать нелегко.

Ответом мне был новый раскат смеха.

- Дорогой мой, в рундуке кокпита имеется ведро, а управляться со своими нуждами на палубе мне не привыкать. Спите спокойно.

Каюта любого движущегося судна, даже если это яхта, идущая под парусами, наполняется скрипами, шорохами и всплесками. Устало откинувшись на койку, я расслышал скрип лебедки на корме - миссис Уиллистон слегка подтягивала кливер. При каждом покачивании кастрюля на камбузе со звоном ударялась о какой-то предмет. Где-то вверху на палубя неведомая часть оснастки постукивала о мачту... и я поймал себя на том, что вспоминаю о маленькой девушке с прямыми светлыми волосами, серовато-голубыми глазами и очаровательной маленькой грудью.

Разбудил меня резкий звук предмета, упавшего внутри каюты. Я сел, хватаясь за ружье, которое взял с собой, дабы уберечь миссис Уиллистон от искушения. Что-то перекатывалось по полу каюты: пластмассовое ведро.

- Хелм, просыпайтесь! - Донесся с кокпита громкий шепот. - Вставайте, черт бы вас побрал, гости явились!

Не потрудившись надеть туфли, единственное, что снял, готовясь ко сну, я вскарабкался на корму. Начал осторожно подниматься по трапу и остановился, завидев в отверстии люка миссис Уиллистон.

- Господи, да при том, как вы спали, я дюжину раз могла перерезать вам глотку!.. Не хотелось бросать румпель и показывать, что я их заметила. Или получить пулю, пытаясь вас разбудить.

- Где?

- Четверть румба по левому борту. Идут без огней и сейчас выдерживают дистанцию, но несколько минут назад неосторожно приблизились и попали в свет кормового фонаря. Одна из быстроходных громадин, которые обожают мужчины. "Донци", "сигаретте" или "магнум", решайте сами. Эти названия не держатся у меня в голове. Футов тридцать в длину. Вероятно, пятьдесят-шестьдесят узлов. А может и больше. Во всяком случае, с нашими несчастными пятнадцатью лошадиными силами от них не оторваться. Я правильно оценила ваш мотор?

- Всецело, - подтвердил я. - Не догадываетесь, кто бы это мог быть?

Она пристально посмотрела на меня в слабом отсвете приборов.

- Во всяком случае, не мои друзья, если вы это имеете в виду. В противном случае зачем было вас будить? Я и не подумала бы бросать ведро. - Она оглянулась через левое плечо. - Вряд ли следят за нами лишь затем, чтобы узнать, куда направляемся. Это ясно и так. Нашим курсом можно идти только к островам Берри, или дальше, в Нассау. Поэтому они скорее всего примутся за нас, как только с горизонта исчезнут эти суда. На случай, если здесь имеется сирена, или сигнальные ракеты.

Джорджина указала на два пучка светлых пятен, напоминающих плавучие гостиницы, далеко по левому борту. Посмотрев в указанную сторону, я заметил призрачные очертания судна, низкого, и, видимо, быстроходного, держащегося гораздо ближе со стороны кормы. Окрашенное в черный, или очень темный цвет, оно почти полностью сливалось с темнотой: скорее всего, взгляд мой привлекло мерцание воды, рассекаемой хищным форштевнем.

- Думаю, не мешает воспользоваться рацией, - сказала миссис Уиллистон. - Багамская воздушная служба поиска и спасения нам вряд ли поможет, но не исключено, что в пределах слышимости окажется какое-нибудь военное судно, занимающееся отловом контрабандистов или чем-нибудь в этом роде.

- Добраться все равно не успеет, - возразил я. - Эти парни не станут слишком долго тянуть: в любую минуту может появиться луна, мы их заметим, и сюрприза как не бывало. Да и не хочется беспокоить багамские власти. - Я нахмурился. - Вам приходилось попадать под обстрел, миссис Уиллистон?

- Нет, и не испытываю ни малейшего желания восполнить этот пробел.

- Увы, выбирать вам не приходится. Утешайтесь тем, что попасть под обстрел еще не значит получить пулю. Как у вас с нервами?

- Дорогой мой, я всего лишь большой загорелый цыпленок. Меня бросает в дрожь при одном виде оружия. И не только в дрожь.

- Ясно. Штаны постираем, ежели это единственная проблема. Договорились?

Женщина коротко рассмеялась.

- Ладно, говорите, что делать.

Я почувствовал: эта особа нравится мне все больше. Раздающая безапелляционные приказы там, где речь идет о ее епархии - парусах, и с готовностью ожидающая распоряжений, когда предстоит иметь дело с моей специальностью - насилием. Да и трусами себя, как правило, не стесняются называть лишь отважные люди. И наоборот, - от тех, кто обожает живописать свое мужество, жди подвоха.

- Продолжайте управлять яхтой и ведите себя как можно естественней, - сказал я. - Когда приблизятся, изобразите удивление и испуг. Зовите меня на помощь, требуйте, чтобы я немедленно протрезвел и спас вас от ужасных пиратов. А едва начнется стрельба, падайте на дно кокпита и не показывайтесь. Ни в коем случае не вздумайте разгуливать по яхте. Я должен знать, где вы находитесь, и вести огонь соответствующим образом.

Миссис Уиллистон облизала губы.

- Где будете вы?

- Увидите. Сможете удержаться на курсе без подсветки компаса? Вообще без освещения?

- Я все равно ориентируюсь по ветру, так что управлюсь. Хелм...

- Да?

- Надеюсь, вы стреляете не хуже, чем болтаете.

- Что касается последнего, с вами не сравняюсь. Я нырнул обратно в каюту, споткнулся о ведро и отставил его в сторону, натянул туфли, отыскал моток веревки и с помощью карманного ножа отрезал изрядный кусок, возможно выводя из строя существенную часть оснастки, но сейчас это меня мало волновало. Действуя в темноте, нарушаемой лишь отсветом приборов на корме да пробивающимся сквозь плексигласовый люк над головой светом навигационного фонаря на мачте, сделал из куска веревки "ремень" для ружья, а оставшийся моток закрепил на поясе. Затем перебрался на камбуз и набил карманы боеприпасами: дробь по правому борту, патроны - по левому. Заряды для револьвера - на корму, в задний карман, хотя в данном случае навряд ли доведется воспользоваться пушкой тридцать восьмого калибра с двухдюймовым стволом. Я проверил маленький пистолет в кобуре на поясе, сунул сзади за пояс большой револьвер и направился на корму.

- Готовы? - прошептал я.

- Они по-прежнему держатся на расстоянии, - донесся из люка голос моей спутницы. - Готова действовать по первому сигналу. Точнее, готова настолько, насколько вообще могу быть готова.

- Придется довольствоваться этим.

Я взялся за главный рубильник яхты, отключая все электричество на борту. В результате мы оказались в кромешной темноте, рассеиваемой разве что отблесками лунного света, профильтрованного сквозь облака. Я выбрался из главного люка, перебежал вперед и принялся карабкаться на мачту подобно испуганной обезьяне - вернее, более испуганный, чем любая обезьяна на моем месте, поскольку терпеть не могу высоты. По пути наверх не раз возблагодарил Бога за наличие на мачте скоб, иначе вряд ли взобрался бы по скользкому алюминиевому столбу, обремененный шестифунтовым ружьем за спиной, не говоря уже о пистолетах и патронах.

Некоторые хитроумные яхты оснащаются двумя и более комплектами распорок, обеспечивающих вантам необходимые углы, но такелаж "Спиндрифта" комплектовался по принципу "хлеба с маслом", только одной парой. Я взобрался на нее и воспользовался куском веревки, чтобы привязать себя к мачте, вернее, к одной из скоб, надеясь, что в случае нужды она выдержит мой вес.

В результате я оказался стоящим на распорках лицом к корме, на высоте двадцати пяти футов. Слева от меня внизу распростерлась черная водная гладь, большую часть обзора справа закрывали вздувшийся грот и кливер. Яхта кренилась весьма незначительно, скорость была вполне терпимой, и все-таки занятая мной позиция представлялась далеко не самой удобной для стрельбы из ружья. Мачта и грот закрывали сектор обстрела слева, а я не сомневался, что они попытаются приблизиться именно с этой, наветренной стороны, дабы избежать парусов и оснастки, выступающих с противоположного борта.

Позади, за кормой нашей яхты по морю пробежал луч прожектора. Я взялся за ружье и отвязал веревку от ствола. Оставив второй конец привязанным к прикладу, я закрепил веревку на той же скобе, что и мою страховку. Затем передернул затвор, дослал заряд из магазина в пустой патронник - я не настолько храбр, чтобы взбираться по мачте, имея за спиной готовое к выстрелу ружье. Оставил ружье висеть на веревке, телом не давая ему раскачиваться, откопал в кармане засыпанный патронами нож и открыл большое лезвие.

Покончив, наконец, с приготовлениями, я перевел взгляд на мир внизу. Погруженный в темноту "Спиндрифт" продолжал идти все тем же курсом, склонившись к правому борту. Миссис Уиллистон заняла место за румпелем. Движения ее призрачной фигуры достаточно явственно выразили удивление и беспокойство: вызванные пучком света, пробежавшим по воде за кормой, но не нащупавшим нашу яхту. Очевидно, преследователи переоценили свои возможности и на какое-то время потеряли нас из виду, когда огни на яхте погасли. Однако •они довольно быстро наверстали упущенное - на моих глазах белый луч пополз в нашу сторону. Я укрылся за полотнищем грота, но, как выяснилось, волновался понапрасну: их не интересовали мачты, такелаж и присутствующие на них посторонние предметы. Обнаружив наши паруса, луч прожектора тут же опустился на палубу, на мгновение высветив фигуру миссис Уиллистон. За кормой послышался рев мощных двигателей.

- Мэтт! Мэтт, иди сюда, нас кто-то догоняет! Что мне делать?

Не выпуская из рук румпель, она склонилась вперед, чтобы крикнуть внутрь каюты. Молодчина. Даже если расстояние не позволяло расслышать слова, действия Джорджины говорили сами за себя. Призрачный черный корпус, обрамленный поблескивающей белой пеной, которую вздымал форштевень, быстро приближался. Подойдя достаточно близко, катер словно присел, как это обычно случается с подобными судами после выключения мотора.

- Мэтт, Бога ради, брось эти предохранители и поднимайся сюда! Ты не поверишь, но, по-моему, на нас напали багамские пираты!

Миссис Уиллистон совершенно не утратила самообладания в критические мгновения. Она продемонстрировала творческий подход к предложенной роли, громко объясняя причину отключения света, дабы нападавшие ничего не заподозрили. Огромный корпус катера поравнялся с нами не сводя луч прожектора с кокпита "Спиндрифта". Вблизи катер в полной мере оправдал мои ожидания. Никаких отличительных знаков на корпусе. Никаких красных или голубых мигающих огоньков. Никакого усиленного громкоговорителем голоса, официально приказывающего подняться на палубу. Ничего, напоминающего форменную одежду на четырех мужчинах, расположившихся в своеобразном высоком кокпите. Превосходно. Стало быть, ребята не имеют никакого отношения к правительственным службам. Сезон охоты открыт.

Волна, поднятая катером во время короткого рывка, запоздало всколыхнула яхту, раскачав мачту наподобие маятника. Когда колебания ослабли, я воспользовался ножом и прорезал в натянутом гроте горизонтальную щель. Паруса не относятся к сфере моей компетенции, а потому я бы не сильно удивился, если бы все треугольное полотнище лопнуло как детский надувной шарик. Возможно, при более сильном ветре отверстие бы по меньшей мере увеличилось, но при нынешнем легком бризе щель осталась такой, какой была. Я добавил вертикальный разрез вниз от внутреннего конца. Здесь пришлось преодолеть парочку прочных швов, прежде чем получилось треугольное отверстие, достаточное, чтобы стрелять с плеча, стоя на распорках. После чего закрыл и спрятал нож. Внизу послышался повелительный мужской голос:

- Эй, любезная! Положи обе руки на румпель, так чтобы я их видел! И пригласи наверх своего дружка. Да пусть пошевеливается, не то потеряю терпение и понаделаю дырок в его симпатичном рулевом.

- Мэтт! Мэтт, Бога ради, не делай никаких глупостей, не то меня убьют! Мэтт, пожалуйста, поднимись сюда!

Обняв мачту левой рукой, правой я ухватил раскачивающееся ружье и просунул в отверстие в парусе. Снял с предохранителя. Успел подумать, что падать с высоты двадцать пять футов на твердую палубу, если даже принятые меры предосторожности не позволят удержаться при отдаче, будет не слишком приятно. Хотя на крайний случай у меня еще имеется страховка. На мгновение представил себя беспомощно раскачивающимся в воздухе, в то время, как команда катера практикуется на мне в стрельбе...

- Мэтт, что ты застрял в этой проклятой каюте? Хочешь, чтобы меня пристрелили? Пожалуйста, иди сюда и сделай все, что потребуют! Пожалуйста!

Направляя ружье, я увидел Джорджину, склонившейся вперед, дабы излить отчаянные мольбы в пустую каюту. Один из мужчин расположился на ближней стороне кокпита катера, целясь в женщину из пистолета. Двое других, остановившиеся перед ним, изготовились брать нас на абордаж: один с револьвером, другой с мотком каната. Последний у меня на глазах перебросил канат на яхту для дальнейшего использования, и вынул собственный пистолет.

Четвертый мужчина стоял за штурвалом на дальней стороне катера, удерживая судно рядом с яхтой. Это требовало изрядных усилий, поскольку быстроходным судном трудно управлять на малых скоростях. Время от времени мужчина слегка регулировал дроссели и поправлял луч прожектора, наводя его на отверстие главного люка, из которого предположительно должен был появиться покорный слуга. Свет слепил настолько, что они вряд ли заметили бы меня, даже, если бы удосужились посмотреть вверх, чего никто сделать и не подумал.

Я направил ружейный ствол на субъекта, удерживавшего под прицелом миссис Уиллистон, выждал, когда резкое покачивание катера заставило парня ухватиться за поручень кокпита так, что оружие отклонилось в сторону, и нажал на спуск.

Из короткого ствола винчестера вырвался футовый язык пламени. Грохот выстрела оглушительно разнесся в ночи, а отдача двенадцатого калибра, как всегда, с убийственной силой поразила меня в плечо. Страховочный пояс натянулся, но мне удалось устоять на распорках. "Получи, безмозглый ублюдок!" Я развернулся в сторону двух несостоявшихся абордажников, которые устремили взгляды вверх, испуганные, но все еще державшиеся бок-о-бок. Тем лучше. К сожалению, я не знал величины рассеивания дробового заряда на таком расстоянии, поэтому сосредоточился на ближайшем противнике и выстрелил еще раз, по сути, снеся ему голову. "Получи, молокосос!" Что-то пробило парус неподалеку от меня, и я увидел... рулевой бросил штурвал и схватился за винтовку. Мы выстрелили одновременно, и он получил в грудь полный заряд дроби. Куда попала вторая пуля, я не заметил - главное, что не в меня. "Получи, неповоротливый боров!"

Я замер на месте, обхватив матчу и тяжело дыша - стрелять было больше не в кого. В залитом кровью кокпите катера остались лежать три тела. В сознании у меня смутно запечатлелась покачивающаяся фигура, поспешно скрывающаяся в каюте в то время, когда я сосредоточился на рулевом - по всей видимости, второй несостоявшийся абордажник, которого зацепил заряд, направленный в товарища. Миссис Уиллистон, выполнившая мои инструкции и укрывшаяся на дне кокпита при первом же выстреле, теперь поднялась, сжимая в руках веревку, переброшенную с катера.

- Мэтт, - окликнула она. - Мат, привязать их булинь, или пусть уплывают?

- Привяжите.

Внутри у меня накопился изрядный избыток адреналина, не находящий выхода и мешающий сосредоточиться. Я разрядил ружье, опустил патроны в карман. Отвязал винчестер, закрепил и оставил болтаться на поясе. Снял страховку, и тоже пристроил на поясе, хотя вряд ли смог бы объяснить, зачем мне эта отслужившая свое веревка. Осторожно спустился вниз по мачте: было бы ужасно глупо свалиться и сломать себе позвоночник теперь, когда все кончилось.

- Вы целы? - Поинтересовалась миссис Уиллистон при моем приближении. - Ведь этот человек стрелял в вас, правда? Господи, у меня до сих пор коленки трясутся!

- Со мною все в порядке, - заявил покорный слуга. - А вы как?

- Превосходно. Даже штанов не промочила. Ну вот, опять меня потянуло на физиологию! - Она перевела взгляд на колышущиеся паруса и бросилась к румпелю. - Господи, мы потеряли ветер... Нет, выправились. Что вы делаете?

Я направился в сторону пиратского катера, возвышающегося над нашей кормой, а по пути внимательно приглядывался к нему.

Передняя часть судна была закрытой, в результате чего получилась низкая и, несомненно, темная, несмотря на пару бортовых иллюминаторов, каюта, - сейчас закрытых, и люк в палубе - открытый.

- Где-то притаился еще один, - сказал я. - Во всяком случае, у него хватило сил спрятаться в норе. Я намерен его достать. Не высовывайтесь, возможно предстоит еще одна перестрелка.

- Почему бы не отвязать катер и не оставить его в покое?

- Чтобы потом в море обнаружили изрешеченный пулями кораблик с грудой мертвых тел на борту - памятник кровавой битвы в фарватере Нортвест-Провиденс? К тому же, если парень опомнится, в его распоряжении все еще несколько сотен лошадиных сил против наших пятнадцати, и целый арсенал оружия. Так что вполне сможет доставить нам серьезные неприятности. И еще хочется знать, кто и почему послал его. Или у вас уже имеются какие-то соображения на этот счет?..

Миссис Уиллистон встряхнула головой.

- Нет, понятия не имею, чего хотели эти люди. Я устало вздохнул. Напряжение несколько спало. Великая морская баталия подошла к концу, и победоносный капитан позволил себе расслабиться. Я механически встряхнул головой, наверное, пытаясь отогнать неподходящую реакцию. Снял с ружья веревку, вложил один заряд в патронник и четыре в магазин, на этот раз воспользовавшись пулевыми патронами. Тем временем миссис Уиллистон, удерживая румпель между коленями, подтягивала для меня булинь катера.

- Будьте осторожны, - напутствовала она меня.

- Всенепременно.

У покорного слуги промелькнула мысль, что эта женщина заслуживает самой высокой оценки. Не паниковала во время перестрелки и не грохнулась в обморок от обилия крови. От чего бы ее ни лечили, врачи поработали на славу. Однако я выбрал не самый подходящий момент для оценки ее достоинств. Не спуская глаз с открытого переднего люка, я взобрался на палубу пиратского судна. Люк пустовал. Я немного прошел по палубе в сторону кормы, держась неподалеку от борта, чтобы противник не смог устроить неприятного сюрприза.

Говоря Эми Барнетт, что мы не играем в игры вроде "выходи с поднятыми руками", я отнюдь не кривил душой. У меня не было ни малейшего настроения разыгрывать полицейского. Поэтому я просто остановился, направил ствол на крышу каюты и спустил курок. Пуля двенадцатого калибра весит целую унцию, и я воспользовался ею потому, что пробивная сила у нее изрядная, - трудно представить заряд, менее бронебойный, чем свинцовые дробинки - однако противотанковым снарядом эту пулю тоже не назовешь, и у меня оставались некоторые сомнения относительно ее эффективности в данном случае. Однако стекловолокно, по-видимому, не относится к веществам неуязвимым. Вопреки моим сомнениям, пуля не расплющилась и не отрикошетила. Она пробила крышу насквозь, оставив за собой солидных размеров дыру. Я направил ружье под другим углом и выстрелил еще раз, потом еще, и еще, поливая свинцом каюту у себя под ногами...

- Хватит, хватит, выхожу! Не стреляйте, не стреляйте!

Голос дрожал от страха, Я вложил в магазин четыре свежих патрона. Прожектор по-прежнему упрямо направлял свой ослепительный луч за левый борт, так, как его установил покойник. В результате, над появившейся неподалеку от него в люке головой возникло нечто вроде ореола - хотя на ангела парень смахивал весьма отдаленно.

- Проходи на корму, - приказал я незнакомцу. Станешь на колени, локти - на сиденье. Кстати, там разбросано кое-какое оружие, так что не стесняйся. Бери любое. Мне как раз не хватает подходящего повода.

- Успокойся, успокойся!

Я выждал, пока человек займет указанную позицию, после чего последовал за ним и осторожно спустился в кокпит. Обойти лужи крови не представлялось никакой возможности, кровь была разбрызгана повсюду - настоящая плавучая скотобойня. Три лежащих тела не подавали ни малейших признаков жизни: дробь - весьма смертоносная штука в умелых руках. Пленника моего спасло только то, что целился я в его товарища, и его самого задело малой частью заряда.

Меня несколько удивляло молчание судовых двигателей, теперь же я заметил веревку с металлическим приспособлением на конце, привязанную к поясу мертвого рулевого. Мне припомнилось, что некоторые из подобных скоростных катеров оснащаются устройством для автоматического отключения двигателей и, если в итоге неудачного маневра рулевой оказывается за бортом, рывок веревки приводит в действие соответствующий выключатель и пустой катер не станет кружиться, перемалывая свалившегося человека винтами.

Человек, опустившийся на колени на пол (настил, или как там это именуется на морском жаргоне) кокпита, был невысоким полным мужчиной с редеющими темными волосами. Наряд его состоял из белых льняных брюк и цветастой рубашки с короткими рукавами. Возможно, парень изображал отдыхающего или спортсмена. Я хлопнул его по спине, приказал подняться и сесть ко мне лицом, что незнакомец выполнил не без труда. Он получил не одну рану. Дробинка пробила правое ухо, еще несколько попали в правую руку и плечо. Мне показалось, что я различил кровавое пятно с левой стороны - вероятный след дробинки, далеко отклонившейся от основного заряда, но плохое освещение и узорчатая рубаха не позволяли утверждать этого наверняка.

- Хочешь умереть сразу, или предпочитаешь немного побеседовать и оттянуть время? - поинтересовался я.

- Проклятие, мы должны были попросту заняться пустоголовой светской дамой, - заявил он. - Никто не предупреждал, что она обзавелась телохранителем-профессионалом. Здорово ты обращаешься с этой штуковиной. Господи, ну и побоище!

- Так вас интересовала миссис Уиллистон?

- Проклятие, ведь я даже не знаю, кто вы такой, мистер.

- Кто вас послал?

- Ты же понимаешь, я не могу ответить на этот вопрос. Если скажу, мне конец.

Я пожал плечами и открыл ударный механизм ружья настолько, чтобы извлечь из патронника заряд. Осторожно опустил его в левый карман, после чего достал из правого патрон с дробью и продемонстрировал его мужчине.

- Дробь номер один, - пояснил я. - На таком расстоянии рассеивание составит всего несколько дюймов, но и этого вполне достаточно. - Я вставил патрон на место и закрыл ружье. После чего направил ствол на молнию его штанов. - Последнее предупреждение, дружище. На игры с тобой у меня нет ни времени, ни терпения. Сейчас я задам вопрос еще раз, и либо получу ответ, либо выстрелю.

Думаю, ты не хуже меня представляешь, каково получить полный заряд картечи в это место. Верно? Итак, вопрос. Кто тебя послал?

Последовала короткая пауза. Я разочарованно пожал плечами и навел ружье.

- Погоди, погоди! Очень большой человек, Кении Григ...

Залитое кровью лицо исказила удивленная гримаса. Глаза изумленно расширились. Парень закашлялся, крепко обхватив себя руками, изо рта у него хлынула темная кровь, заливая цветастую рубашку. Человек повалился на сидение кокпита.

Я попробовал нащупать пульс - безрезультатно. Расстегнул пеструю рубашку и осмотрел грудь. Дробинка попала неподалеку от левого соска, проделав крошечное отверстие. Из него вытекла тоненькая струйка крови. Менее двадцати пяти гран свинца, менее трети дюйма в диаметре. Одна моя знакомая получила в спину - в упор! - двухсотсорокаграновую пулю из "магнума" сорок четвертого калибра. Рана, разумеется, была ужасна, и хирургам пришлось изрядно потрудиться, но два месяца спустя знакомая уже выздоравливала, так что мы прекрасно провели время на мексиканском пляже в Сан-Карлосе, а также в других, не менее милых близлежащих местах, как на улице, так и в помещении. Никогда не знаешь заранее, к чему приведет тот или иной выстрел.

- Хелм! - Голос принадлежал миссис Уиллистон. - Эй, надеюсь, вы замечаете, что идете ко дну?

И действительно, я заметил, что огромный катер почти перестал покачиваться на волнах. Я заглянул в каюту и увидел поблескивающую поверхность воды. Видимо, я все же крепко недооценил мощность ружейных пуль. Они пронизали не только крышу, но и дно каюты. Причем в дно попали уже расплющенными, только все едино проделали четыре отверстия не меньше дюйма в диаметре, а то и больше. Что ж, это избавило меня от необходимости искать подходящий кингстон.

Я поспешно перетащил все четыре тела, одно за другим, к главному люку, столкнул в каюту, слыша, как они со всплеском погружаются в прибывающую воду. Эти акулам не достанутся. Затем быстро оглянулся по сторонам. На глаза мне попался спасательный круг с названием катера и портом приписки: "Хот-Рок З" Вест-Палм-Бич, Флорида. Мне подумалось, что при всей своей неопытности в морских делах, я, представься такой случай, придумал бы для судна более впечатляющее название, чем просоленные моряки.

Спасательный круг я бросил в каюту, вслед за телами. Оттуда ему не выплыть. Закрыл люк, и замкнул задвижку. Выключил прожектор, выждал несколько секунд, пока глаза привыкнут к наступившему мраку и двинулся вперед. Миссис Уиллистон подтянула нос вплотную к ограждению "Спиндрифта". Я помедлил, оглядывая свои ступни. Темнота не позволяла их как следует рассмотреть, но следы, оставшиеся на крыше каюты катера, виднелись отчетливо. Я скинул обувь и протянул миссис Уиллистон.

- Осторожно, грязноваты... Женщина едва заметно вздрогнула, принимая перепачканные кровью туфли и откладывая их на сидение кокпита, подошвами вверх.

Голос, однако, прозвучал совершенно спокойно:

- Забирайтесь на борт и присаживайтесь, а я приготовлю что-нибудь выпить. Полагаю, вы хотите выждать и убедиться, что катер затонул. Грот можем на время заклеить лентой, потом зашью, как полагается.

 

Глава 19

Разбудили меня странные всплескивающие звуки, долетавшие сквозь открытый иллюминатор левого борта и люк над моей койкой. Первым побуждением было броситься посмотреть в чем дело, ведь я капитан и отвечаю за безопасность на борту этого судна. Впрочем, в следующее мгновение покорный слуга припомнил, что мы бросили якорь на довольно узкой стоянке, примерно на полпути к островам Берри, между южной оконечностью Литтл-Харбор-Кей и низким скалистым островком на западе, отсутствующим на карте. Его перпендикулярные берега поднимались в высоту не более чем на шесть-восемь футов: крошечные, причудливо изъеденные эрозией, известняковые скалы, о которые шумно ударялись маленькие волны залива.

Взгляд в иллюминатор подтвердил, что мы по-прежнему там, где были вчера, когда я спустился вниз, дабы, во-первых, почистить ружье, а, во-вторых, вздремнуть - моя профессия учит не упускать предоставившегося случая выспаться. В сторону берега яхта не сместилась. Оно и не удивительно, после того, как миссис Уиллистон уверенной рукой направила ее сюда с помощью мотора и бросила - опять же моими руками - два якоря, призванные удержать нас на месте, выбранном посредине залива: багамской заводи, о которой я читал в путеводителе. По-видимому, в здешних местах бухты редко бывают достаточно широкими, чтобы судно могло невозбранно кружить, бросив единственный якорь. Яхту приходится, образно говоря, приковывать двумя якорями, удерживающими ее в неподвижности, оставляя на стоянке максимум свободного места для других судов.

Я взглянул на часы и с удивлением обнаружил, что приближается обеденная пора. Мы зашли сюда вскоре после ленча, миновав на рассвете Большой Маяк и поймав попутный бриз, погнавший яхту вдоль цепочки островков со скоростью, которая заставила меня изрядно понервничать, однако яхта не перевернулась, мачта не упала, а миссис Уиллистон только посмеялась над опасениями покорного слуги. По-настоящему под парусами ходят именно так, заявила она. Но, тем не менее, предупредила, что даже если ветер удержится, нам не добраться в Нассау до наступления темноты. Поэтому предпочтительно отыскать стоянку, починить как следует грот, да и самим отдохнуть.

Зевая, я натянул джинсы - с рассветом небо прояснилось, и в каюте стало слишком жарко, чтобы спать в одежде. Подошел к главному люку, выглянул в кокпит. Миссис Уиллистон натянула навес и работала в его тени. Из всех знакомых мне женщин она менее всего подходила на роль хозяйки-хлопотуньи, однако сцена тем не менее выглядела классически: красивая женщина, умело зашивает лежащее на коленях полотно. Правда, вместо металлического наперстка Джорджина пользовалась судовой кожаной перчаткой. Давно сбросив плотную рубашку, которая была на ней прошлой ночью, спутница моя облачилась в наряд, напоминавший укороченную мужскую майку, оставлявший талию и плечи открытыми. Плечи были гладкими и загорелыми, но я приказал себе не думать об этом.

- Выспались? - поинтересовалась она, исполненным сарказма голосом человека, трудившегося, пока другие отдыхали.

- Господи, вы до сих пор не закончили? - спросил я.

- Почти заканчиваю. Но вы еще успеете соскрести щетину с подбородка. Двинемся рано утром, и тогда времени побриться, скорее всего, не будет.

- Ваше желание для меня закон, миледи... Кстати, что это вы зашиваете? Мне казалось, что пуля пробила только одну дыру, неподалеку от распорок, где я стоял.

Джорджина пришивала аккуратную маленькую накладку на такое же маленькое отверстие с не менее аккуратно обрезанными краями, неподалеку от нижней части паруса или у подножия, по морской терминологии. Миссис Уиллистон, не поднимая головы, произнесла:

- Эта пуля пролетела прямо над головой, когда вы стреляли в человека, целившегося в меня.

- Наверно, я не заметил выстрела из-за ружейной вспышки. Понятия не имел, что парень успел нажать на спуск.

- Не сомневаюсь. - Голос прозвучал сухо. - Как бы то ни было, он промахнулся. Пожалуйста, идите побрейтесь. Одно дело - терпеть небритого мужчину во время долгой регаты, но в гонках мы не участвуем, так что мне совершенно ни к чему созерцать за обедом щетинистую физиономию.

- Слушаю, сударыня.

Оставшаяся часть прошлой ночи прошла вполне удовлетворительно. Правда, сразу выпить свой стакан мне не удалось. Сначала мы свернули кливер, сняли грот и заклеили разрезы патентованной лентой из аварийного набора, которым я запасся, готовясь к отплытию, - равно как и многими другими, более дорогими, вещами, без которых, как меня заверили, пускаться в плавание совершенно невозможно. И лишь после этого мы позволили себе расслабиться и отметить победу, дрейфуя в темноте и ожидая, покуда катер затонет.

"Хот-Рок З" погружался в воду весьма неохотно и медленно, явно не желая отправляться на дно, от которого нас отделяло шесть сотен саженей (чтобы перевести в футы, умножьте на шесть). Когда же он, наконец, решился, то исчез под водой, начиная с кормы, настолько быстро, что я едва успел отцепить булинь. Вид корабля, уходящего на дно с кучей трупов, изменил поведение миссис Уиллистон, по-видимому, напомнив, что мы все же отнюдь не друзья по оружию, что она совершенно не одобряет моего поведения и просто не в силах понять, каким образом стала моей сообщницей в убийстве четырех человек. С тех пор Джорджина держалась по отношению ко мне неизменно холодно и отстранение.

К тому времени, как я почистил зубы, побрился и набросил на себя чистую рубашку, она успела уложить аварийный комплект на место. После чего спросила, смогу ли я самостоятельно установить и правильно свернуть грот, пока она займется уборкой и приготовлением обеда. Я ответствовал, что это мне не впервой, а, стало быть, управлюсь. Когда я заканчивал натягивать навес - его пришлось снять, чтобы поднять парус на гик - Джорджина выставила на палубу пару стаканов, а следом появилась и сама, на этот раз в белом хлопчатобумажном платье. Доходящее до колен, без рукавов, оно было лишено каких-либо украшений, но весьма вызывающе облегало ее фигуру и в очередной раз обратило мое внимание на стройные загорелые ноги. Не хуже выглядели и босые загорелые ступни.

- Парус вы свернули отвратительно, - первым делом заметила она.

- Совершенно с вами согласен, сударыня. Кстати, вы не боитесь развить у меня ужасный комплекс неполноценности?

Джорджина отрывисто рассмеялась.

- Мне почему-то кажется, что ваше эго и танком не прошибешь. Садитесь и выпейте. Так сколько же человек вам довелось убить, а, Хелм?

- Давайте не будем переходить на личности, - отозвался я. - Скольких мужчин вам удалось затянуть в постель, а, миссис Уиллистон?

Она проигнорировала мой выпад и с неожиданной настойчивостью произнесла:

- Итак, вы невероятно хладнокровный, проворный и безжалостный субъект. Эти люди почему-то преследовали вас, но управиться с вами у них не было ни малейшей надежды, верно?

- Господи! - изумленно промолвил я. - По-вашему, это очередная спортивная игра? О какой надежде может идти речь? Считаете, мне следовало вызвать их на дуэль при свете луны? Всех четверых?

- Пух-пух-пух! Без малейшего предупреждения! Без колебаний! Трое убитых и один смертельно раненный! Если вы, конечно, рассказали о последнем правду, а не задушили его голыми руками после того, как обстреляли в каюте, даже не предложив сдаться. Этот проклятый прожектор не позволял мне разглядеть, что там у вас произошло. - Не дождавшись моей реакции, она выпалила; - Кстати, вы так и не сказали мне, о чем он вам поведал.

Я и правда не стал распространяться на эту тему, поскольку прошлой ночью момент представлялся не слишком подходящим для разговора, к тому же мне хотелось предварительно все обдумать. Однако, не хватало информации, чтобы прийти к каким-либо определенным выводам.

Я выразительно произнес:

- Проклятие, даже не знаю, кто вы такой, мистер.

Миссис Уиллистон быстро нахмурилась:

- Что?..

- Вы спросили, что он мне поведал. Я повторил его слова.

Джорджина изумленно уставилась на меня.

- Но... но, если он не знал, кто вы... зачем они пытались... - Она замолчала, пораженная напрашивающимися выводами.

Я столь же выразительно произнес:

- Цитирую. Проклятие, мы должны были попросту заняться пустоголовой светской дамой. Никто не предупреждал, что она обзавелась телохранителем-профессионалом. Конец цитаты.

В результате мне довелось впервые лицезреть спутницу по-настоящему сбитой с толку.

- Но... но это полнейшая чепуха! Вы хотите сказать...

- Судя по всему, кому-то вы пришлись не по душе. Согласен, это звучит невероятно, однако подобные вещи случаются с любителями во время их неумелых попыток спасти мир. Я исхожу из предположения, что ваши люди преследуют именно эту цель, хотя ваши методы по-прежнему остаются для меня загадкой, миссис У.

- Джина, пожалуйста, - механически поправила она меня.

- Похоже, Джина, кто-то тебя недолюбливает.

- Ты узнал... он рассказал тебе, кто...

- Цитирую. Это был большой человек, сам Кении Григ. Конец цитаты. А равным образом и допроса, в связи с кончиной допрашиваемого. В результате внутреннего кровоизлияния, если вас интересуют подробности. - Я сделал паузу. Джина молчала, и я продолжил: - Мне доводилось слыхать о неком Константине Григе, который связан, и весьма тесно, с делами наркобизнеса.

Джина облизала губы.

- Я... мы и представить себе не могли, что он отрядит людей... застрелить... Это же варварство!

- Так чем же вы его разозлили?

Она помедлила, явно пытаясь собраться с мыслями. Затем заговорила вне видимой связи с заданным мной вопросом:

- Мы решили предоставить другим организациям заниматься маршами протеста и размахивать возмущенными лозунгами. - Джина передернула плечами: - Полагаю, они тоже приносят определенную пользу, хотя бы тем, что привлекают внимание общественности. Разумеется, мы и сами в какой-то мере занимались миссионерством и просветительством, грубо и наглядно. Сборище богатых межеумков, испытывающих угрызения совести по поводу избытка денег и пытающихся утешить себя тем, что якобы служат обществу, сражаясь против ядерной угрозы.

- В качестве камуфляжа? - поинтересовался я.

- Совершенно верно. Камуфляжа, демонстрирующего, что мы абсолютно безвредны, этакое сборище великосветских болтунов. - Она помолчала, затем продолжила: - Мой отец любил повторять: наличие территории - он подразумевал под этим словом капитал - предполагает определенную ответственность. Некоторые состоятельные люди жертвуют в пользу библиотек, больниц или спортивных сооружений. Мы надеялись истратить свои пожертвования на освобождение мира от ядерной угрозы. - Джина едва заметно улыбнулась. - Не думаю, будто нас стоит упрекать за то, что и выиграть мы рассчитывали больше, чем остальные, поскольку могли больше потерять в случае ядерной бойни. Книга, случайно позаимствованная вами из публичной библиотеки, построенной на ваши же деньги, отнюдь не обесценивает дара, не правда ли?

- Звучит в высшей степени благородно и бескорыстно, но какая роль уготована в этой истории парню по имени Альфред Министер? Благородная благотворительность отнюдь не по его части.

- Совершенно верно, Эми рассказывала нам. Судьба всего мира вас не слишком волнует. Главное - настичь порученного вам человека.

- Принимая во внимание послужной список этого человека, - заметил я, - и идеалистические устремления НАМ, ваше с ним сотрудничество представляется по меньшей мере странным. Потому как благодаря ему вы попадаете в весьма своеобразную компанию: сначала Альфред работал на так называемых аргентинских патриотов, потом на ООП и, наконец, на блистательную НАМ. Джина коротко рассмеялась.

- Обвинение в преступной связи, Мэтт? И все-таки рискнем... Тебя удивляет наш выбор? Ведь Альфред мастер своего дела, не так ли? Мы искали лучшего из лучших, готовы были заплатить любую цену и вышли на него. Былые деяния нас не касаются, разве только в той мере, в какой подтверждают его квалификацию. Вам удалось довольно грубым образом поколебать убеждения Эми, сведя ее с несчастной жертвой взрыва в Корел Гейблс, однако для нас это старая, не имеющая нынче никакого значения история. Мы не испытываем ни малейших иллюзий в отношении мистера Поупа, как он теперь себя именует, однако сейчас требуется именно он. Большая часть руководства НАМ, включая меня, проголосовала за него.

- Чрезвычайно демократично. Позвольте поинтересоваться, что случилось бы, вырази большинство свое несогласие с вами?

Джина хихикнула.

- Возможно, пришлось бы воспользоваться моим даром убеждения, чтобы они поняли совершаемую ошибку, но этого не потребовалось. Кстати, откуда столь странная убежденность в нашем идеализме, Мэтт? Мы рациональные люди, с определенным положением в обществе, обеспокоенные тем, что существование нашего упорядоченного, комфортабельного и довольно приятного мира поставлено под угрозу из-за кучки безумцев, запугивающих друг друга термоядерным оружием. Вот и пытаемся хоть как-то обуздать маньяков. Идеализм тут совершенно ни при чем. В отличие от прочих борцов за мир мы не страдаем дешевыми угрызениями совести. Я нисколько не задумываюсь о японских детях, погибших в Хиросиме: японцы сами заварили кашу в Пирл-Харборе, и получили по заслугам. Но сейчас эта штука вышла из-под контроля, и никто не желает заняться ею всерьез, в том числе и делегаты предстоящей конференции в Нассау, судя по их интервью и заявлениям, которые мы весьма внимательно изучили. Стало быть, пора взяться за дело нам, людям, готовым на решительные действия ради спасения нашего образа жизни. Нашего мира, если хочешь.

- НАМ и мистер Альфред Министер. Хорошенькая компания!

- Которым противостоят некий Константин Григ, распространитель химической смерти, и некий Мэттью Хелм, убийца на службе у правительства. И если уж говорить о преступной связи, то какая команда выглядит более подозрительной?

- Почему Григ жаждет твоей смерти, Джина? - Не дождавшись ответа, я сказал: - Мне поручено отыскать таинственную гавань, принадлежащую этому человеку. По-видимому, она находится на одном из внешних островов. Тебе доводилось что-нибудь слышать на этот счет?

Женщина помедлила с ответом.

- Да, - наконец сказала она. - Доводилось. Собственно говоря, в ней-то все и дело, именно из-за нее Кенни Григ и пытается меня убить. По крайней мере, это одна из причин. Кстати... Я ведь еще не поблагодарила тебя за спасение моей жизни?

- Не совсем, - согласился я. Она насмешливо улыбнулась.

- Прости, Мэтт. Мне еще ни разу не приходилось сталкиваться с насильственной смертью. Никогда не попадала в перестрелку и не видела крови. Столько крови! Пожалуй, до сих пор я по-настоящему не понимала, в какую историю влипла! И представить себе не могла, что ощущаешь, когда на твоих глазах убивают людей. Наверное, мне просто не хочется мириться с мыслью, что я сознательно променяла свой мир на мир, в котором происходят подобные вещи.

Вот и пыталась уверить себя, что ко мне это отношения не имеет, что во всем виноват ты. - Она судорожно вздохнула. - Весьма сожалею. Пожалуйста, прости меня. И... и спасибо!

- Извинения приняты. Что касается благодарности, то не могла бы ты выразить ее на деле, показав мне после посещения Нассау таинственное убежище контрабандистов, это пресловутое отверстие в стене? Или придется отыскивать его собственными силами?

Джина внезапно рассмеялась.

- Отверстие в стене! Весьма образное сравнение! Сам придумал? Правда, на Багамах давным-давно имеется свое отверстие: известная якорная стоянка у оконечности острова Грейт-Абако, к северо-востоку от Нассау. Кажется, в былые времена там скрывались пираты и контрабандисты.

- Наверное, все гении преступного мира мыслят одинаково, как на воде, так и на суше. А я-то думал поразить изнеженный Восток выразительным жаргоном Запада! Однако, как бы мы, или сам Григ, не именовали бухту, вопрос заключается в том, сможешь ли ты показать ее мне?

- Возможно, и удалось бы доставить тебя достаточно близко к искомому месту, - осторожно молвила собеседница. - Во всяком случае, много ближе, чем ты смог бы добраться самостоятельно, даже миновав коралловые рифы. Там нужен человек, знакомый с местными течениями и мелями... Но откуда уверенность, что я не заманю тебя в западню?

- Проклятие, именно на это я и рассчитываю. Как ты правильно заметила, я бесстрашный вояка, не сомневающийся, что сможет выбраться из любой западни, устроенной вашей великосветской компанией.

На мгновение лицо Джины стало холодным и отстраненным.

- Не уверена, что мне по душе такая игра, дорогой. Раньше или позже один из нас крепко пострадает. - Она помолчала и выразительно пожала плечами: - Ладно. Сыграем, если будешь паинькой и нальешь мне еще бокал... Нет, выпью в каюте, а заодно и приготовлю обед. - Несколько минут спустя, отворачиваясь от плиты и потягивая напиток, она сказала: - Тебе и Правда понравилась эта малышка?

Мгновение я изучающе глядел на Джину, пытаясь разгадать ее планы и побуждения: задумала ли она подставить меня под дуло автомата, или удовлетворится тем, что посадит яхту на один из рифов? Ей было явно поручено - либо сама взяла на себя такое поручение, поскольку, похоже, решения принимала именно она - не спускать с меня глаз, и в нужное мгновение вывести из игры, прежде чем я успею помешать Министеру и сорвать таинственное задание, которое тот выполняет для нее и НАМ. В то же время выбора у меня не было. К цели могли вывести лишь две нити, и обе тянулись за женщинами. Нить Эми предположительно взял в свои руки Дуг Барнетт. Мне оставалось вцепиться в нить Джины в согласиться со всеми предлагаемыми ею безумными играми.

- Весьма неожиданный вопрос, - заметил я. - Неужели покорный слуга так похож на человека с разбитым сердцем?

- Я сужу по ее собственным словам, - сухо отозвалась Джина. - Конечно, Эми могла себя переоценить, но твое лицо полностью подтверждает сказанное. В данный момент тебе неприятно, что я заняла на камбузе ее место. У тебя вид вдовца, который смотрит на женщину, хлопочущую на кухне его покойной жены. Ты меня поражаешь. Вот уж не думала, что человек твоей профессии может быть склонен к сентиментальным привязанностям.

- Мы любим и убиваем с одинаковой самоотдачей, - небрежно промолвил я.

В ответ Джина одарила покорного слугу насмешливым взглядом.

- Кстати, Эми немало порассказала нам о тебе.

- Например?

- Прежде всего, конечно, что ты унаследовал задание ее отца: изловить человека, нанятого нами под именем Поупа. Но об этом догадывались и без нее. Кроме того, Эми поведала, как ты наставлял ее правильно обращаться с огнестрельным оружием и хвастал своей жестокостью и безжалостностью. И еще о том, что ты не слишком разбираешься в яхтах. - Джина сделала паузу и, не глядя на меня, обронила: - И что в постели ты оказался далеко не на высоте.

Первой моей реакцией было естественное возмущение мужчины, узнавшего о разглашении столь интимных подробностей: уж об этом-то Эми могла бы и не упоминать. Но потом понял, или решил, что понял, почему ей пришлось пойти на это.

- Что-нибудь еще? - поинтересовался я.

- Пожалуй, все, за исключением некоторых мелких подробностей.

Гнев мой сменился ощущением облегчения и благодарности. Эми Барнетт подробно изложила своим сообщникам все, что узнала от меня, и даже добавила описание моего неумелого поведения в постели, чтобы никто не усомнился в ее искренности. Она изложила все, но умолчала об одной, самой важной детали: о том, что ее отец. Дуг Барнетт, жив. Девушка выполнила мою просьбу и сохранила это в тайне. На меня вновь нахлынуло ощущение потери, и я поймал себя на мысли: увижу ли когда-нибудь еще эту маленькую негодницу с серо-голубыми глазами, с болезненным чувством вины, со сложными и мучительными понятиями о преданности... Тем временем Джина сменила тему разговора.

- Я всегда воспринимаю это устройство как вызов, - сказала она, устанавливая судовую плитку так, чтобы открыть духовку, с которой ни я, ни Эми не решались иметь дела. - В Нассау постараюсь купить немного свежего мяса и овощей, а пока посмотрим, что получилось из консервированных белков.

Получилось довольно вкусно, хотя я чересчур часто перекусываю на ходу, с пистолетом в руке, чтобы претендовать на звание гурмана, даже когда сижу за столом. Однако Джина посыпала мясо толченым чесноком, добавила своеобразно приготовленный гарнир из консервированных овощей и дополнила остатками салата, залежавшимися в морозильнике. Закусили мы консервированными персиками.

Затем, ввиду отсутствия подходящего послеобеденного спиртного, мы удалились в кокпит, наслаждаться кофе и виски под серенаду маленьких волн, разбивающихся о скалы. Солнце опустилось за горизонт, покинув усыпанное звездами, пока безлунное, черное небо. Неподалеку от залива, похоже, располагалось небольшое селение - мы заметили в той стороне отблески света на берегу. Если бы не это, можно было бы считать, что острова Берри поступают в наше полное распоряжение. Тем не менее, я на всякий случай зажег якорные огни, дабы предупредить возможных гостей о нашем присутствии.

- Почему ты занимаешься этим? - неожиданно спросила Джина.

- Занимаюсь чем? - Затем, видя, как она напряженно вглядывается в темноту, я понял и улыбнулся. - Тебя интересует, каким образом столь милая личность, как я, оказалась впутанной в столь грязные дела? Дорогая моя! Это извечный вопрос, который рано или поздно задает каждый из моих знакомых! Могу предложить извечный ответ: полагаю, мне просто повезло.

Джина быстро встряхнула головой:

- Нет, я серьезно. Для меня это загадка. Почему ты выбрал себе такое занятие? Ты же умный человек, к тому же довольно симпатичный мужчина...

- И что стало бы с тобой теперь, если бы этот умный и довольно симпатичный мужчина оказался нормальным американцем, которого с детства заставляют поверить, что собственная безопасность превыше всего, а человеческая кровь священна и ее нельзя проливать ни при каких обстоятельствах? Догадываетесь, миссис У.? Сейчас вы пребывали бы на глубине шестисот саженей, на дне фарватера Нортвест-Провиденс, возможно, вместе с запасным якорем, не позволяющим вашему телу подняться на поверхность.

Она вздрогнула.

- Фу! Давай опустим натуралистические подробности!

- Не стоит подшучивать над моей профессией, милая. Если в мире не останется парней, способных управляться со всевозможными подонками, вроде встреченной нами великолепной четверки, всем милым мирным людям, которые брезгуют испачкать свои руки, придется не слишком сладко. Рискуя показаться нескромным, скажу: я из числа этих парней. И нисколько не стесняюсь признать, что занимаюсь этим частично и потому, что получил удовлетворение, видя изумленные лица тех, кто был уверен, будто ни о каком сопротивлении не может быть и речи, ибо их четверо и в руках у них оружие. Таких надо учить, что следует хорошенько подумать, прежде чем размахивать своими дурацкими хлопушками, потому как в мире встречаются значительно более жестокие люди, которые и с оружием обращаются получше, чем они.

- Прости, - тихо произнесла Джина. - Я вовсе не хотела... я и не думала подшучивать. - Чуть помолчав, женщина продолжала: - Однако урок был преподан впустую, поскольку эти люди вряд ли смогут кому-либо о нем рассказать.

Я пожал плечами.

- Кении Григ не забыл, что отправил быстроходный катер с четырьмя якобы опасными головорезами. Не дождавшись их возвращения, он начнет недоумевать и беспокоиться, что пойдет ему весьма на пользу. Мы же, разумеется, об этом и слыхом не слыхивали. Мы всего лишь безобидные маленькие человечки.

- Разумеется. - Джина допила свой виски, за которым последовали остатки кофе. Потом посмотрела на меня и холодно произнесла:

- Полагаю, дорогой, ты догадываешься, что произойдет теперь; ради чего, собственно, я и привела яхту на эту стоянку. Теперь положено тебя соблазнить.

Я улыбнулся:

- Ничего не получится. Ее глаза сузились.

- Скорее всего, нам доведется провести в этой крошечной каюте еще не одну ночь. Так зачем откладывать неизбежное? Эми отнюдь не утверждала, что ты совершенно безнадежен в постели, да и меня еще никто не называл страшилищем.

- Всецело согласен. Однако эти сиденья ужасно узки и тверды, а прежде чем раздвинуть одну из коек внизу, придется убрать всю грязную посуду и сдвинуть стол.

Джина Уиллистон тихо рассмеялась.

- Будь прокляты эти игрушечные яхты! - пробормотала она. - В таком случае за дело, дорогой? Ты моешь, я вытираю.

 

Глава 20

Два еле различимых маленьких шеста, выступающих из моря на горизонте, первыми засвидетельствовали о приближении к острову Нью-Провиденс. Они соответствовали внешним навигационным отметкам, обозначенным на карте. Затем позади них начал возникать и сам остров: несколько низких пятен вдали, там, где вода сливается с небом. По мере того, как "Спиндрифт" с переменной скоростью в три-четыре узла приближался к ним, пятна стали постепенно сливаться в неровную серую полосу, пересекавшую наш курс.

Весь переход занял меньше суток. Открыв в ходе своих героических путешествий острова Гранд-Багама и Берри, я успел привыкнуть к виду земли, возникающей из моря впереди бушприта. Тем не менее, одно дело полагаться исключительно на себя, как во время нашего плавания через Гольфстрим, и совсем другое - переложить навигацию на плечи другого человека. Сейчас мне оставалось только время от времени поглядывать на показания "Лорана", дабы очаровательному штурману не вздумалось устроить какого-либо подвоха.

Разумеется, ничуть не меняло дела и то, что управившись с посудой, мы провели остаток ночи на одной койке.

Агент, который доверится женщине лишь потому, что они провели ночь в одной кровати, умрет молодым. Тем не менее, этим утром Джина Уиллистон радовала мой глаз, несмотря на старые белые джинсы и видавшую виды майку, открывающую странный шрам на одной из гладких загорелых рук, и несколько своеобразных царапин на не менее загорелых плечах. Что ж, у меня тоже хватало занимательных боевых шрамов.

- Похоже, наше рискованное путешествие имеет шансы успешно завершиться, - сказала Джина, опуская бинокль, через который разглядывала землю впереди. - Прямо по курсу Нассау, капитан. Очень скоро мы сможем лицезреть форт, возвышающийся над городом. Форт Финкастл. Чрезвычайно живописное и совершенно бесполезное сооружение. Бесполезное в течение всей истории своего существования. Так же как Форт-Джефферсон или Драй-Тортугас.

- Или линия Мажино?

Она рассмеялась и мгновение пристально смотрела на меня. Мы сидели в кокпите, допивая кофе и предоставив автоматике управлять яхтой. Джина насмешливо улыбнулась.

- Итак, ты неплохо управляешься со зрелыми женщинами. Ничего выдающегося, но вполне удовлетворительно.

- Спасибо за высокую оценку, бабушка. Она рассмеялась.

- Вернее, весьма удовлетворительно, - с оттенком сожаления произнесла она, поглядывая на свое пострадавшее плечо. - Пожалуй, мне стоит набросить рубашку, пока мы не вошли в бухту.

- Не только тебе, - отозвался я.

- Как знаешь. Так откуда же такая застенчивость по отношению к молоденьким девочкам? Обычно дело обстоит как раз наоборот: учить приходится молодых.

Или тебя смущает именно эта конкретная девушка? - Джина одарила меня насмешливым взглядом. - Кажется, догадываюсь. Она ведь довольно хрупкое существо, не так ли? Наверное, ужасно тяжело заниматься любовью с партнером, которому боишься причинить боль. Где это слыхано, чтобы в постели проявляли вежливую сдержанность?

- Нимало не сомневаюсь, что тебе об этом слышать не приходилось, - довольно резко ответил я. Джина обиженно нахмурилась.

- Прости. Большинство мужчин охотно обсуждают... Или тебя рассердило то, что я упомянула всуе имя маленькой принцессы?

- Ты этого не делала. В твоих глазах она не заслуживает права на собственное имя, для тебя она всего лишь странный и забавный безымянный объект. Похоже, ты не в состоянии говорить о привлекательной молодой женщине как о живом человеке. - Я быстро покачал головой. - Не злись. Джина. Ты очаровательная женщина и мне не по душе, что ты постоянно унижаешь себя этим псевдо-покровительственным отношением. Сама знаешь, Эми далеко не так молода и неопытна. Что касается наших с ней отношений, по-моему, тут нечего обсуждать. О некоторых вещах лучше не говорить, особенно, если это приятные вещи, такие, как, например, прошлая ночь. Посему расскажи-ка мне лучше, какие тросы и кранцы понадобятся тебе у причала и в какой последовательности.

К этому времени я уже достаточно хорошо представлял себе использование соответствующей оснастки, но решил не нарушать Джининой уверенности в том, что я полный профан и полностью завишу от чужих указаний.

Джина покачала головой.

- Не спеши. Даже если ветер удержится, доберемся не раньше, чем через несколько часов. - Она одарила меня загадочной улыбкой. - Странный ты человек, не ожидала от тебя такой чувствительности. Принимая во внимание то, чем ты зарабатываешь на жизнь... Касательно мисс Эми Барнетт... Все дело, видимо, в том, что при взгляде на нее, я вспоминаю о своем возрасте.

- Прошлой ночью я не замечал в тебе признаков надвигающейся старости. Джина...

- Да, Мэтт.

- Путеводитель утверждает, что нам следует связаться по рации с Управлением гавани в Нассау, прежде нежели минуем волнолом, правильно?

- Да. Таким образом они не позволяют маленьким яхтам оказаться на пути крупных судов, входящих и выходящих из гавани.

- Стало быть, любой, кого это интересует, узнает о нашем прибытии, прослушав соответствующий диапазон?

- Верно. К чему ты ведешь, дорогой?

Я выразительно произнес:

- В моем ремесле существует незыблемый принцип:

"Дела постельные никоим образом не связаны со всем остальным".

Джина пристально посмотрела на меня и облизала губы.

- Вряд ли мне понравится то, что ты намерен сказать, когда, наконец, перестанешь юлить вокруг да около.

- Я отнюдь не ожидаю, что ты откажешься от своих убеждений, в чем бы те ни состояли, из-за того, что произошло между нами прошлой ночью. Не рассчитывай, что я откажусь от своих. В чем бы они ни состояли.

Джина рассмеялась:

- Господи, тебя послушать, получается, я спала с тобой, дабы повлиять на...

Она попыталась убедительно изобразить удивление, однако это не удалось. Голос ее неуверенно оборвался. Какое-то время мы сидели в тишине, прислушиваясь к плеску воды за бортом яхты, упрямо продвигающейся на юг.

В конце концов, я нарушил тишину:

- Прошло уже два дня, а ты так и не попыталась вывести яхту из строя, или, по крайности, посадить на мель. Стало быть, кораблекрушение не входит в твои планы. Насилие тебя пугает, поэтому предположение, что ты и в самом деле намерена перерезать мне горло, предоставляется маловероятным. Ну а поскольку ты явно появилась здесь с определенной целью, что у нас остается? К чему темнить? Прошлой ночью ты совершенно откровенно заявила, что намерена меня соблазнить, и это нисколько не испортило нам удовольствие. Весьма приятный способ провести время для двух взрослых, не связанных никакими узами людей, и я с готовностью позволил себя соблазнить. И не высказываю никаких претензий, просто стараюсь избежать недоразумения.

Джина облизала губы.

- Мэтт, я...

Не дождавшись окончания фразы, я произнес:

- Предположим, вашей организации требуется от меня услуга, не совсем совместимая с моими обязательствами по отношению к правительству. Эми, которая уже утвердилась у меня на борту, представлялась наиболее подходящим человеком, чтобы попытаться меня убедить с помощью традиционных женских приемов, но, похоже, задача оказалась ей не по силам. Не хватило опыта, чтобы расчетливо использовать естественное женское оружие; Эми все еще полагает, будто половая связь имеет нечто общее с преданностью, а то и с таким серьезным понятием, как любовь. Пришлось вашей НАМ отзывать неумеху Барнетт и двинуть в бой неотразимую миссис Уиллистон, искушенного ветерана амурных битв. Успевшую забыть, что такое сомнения или угрызения совести, не так ли? И все-таки ты меня поражаешь! Воспользоваться затасканным трюком в духе Мата Хари! Милая, ты и представить себе не можешь, сколько раз меня пытались поймать на этот крючок!

После некоторой паузы Джина сказала:

- По-моему, тебе хотелось избежать пустых разговоров об определенных вещах. Интересно, чем ты сейчас занимаешься?

- Всецело с тобой согласен, но думаю, слова далеко не самая страшная угроза нашим с тобой отношениям. Вот и пытаюсь избежать худшего варианта. Возможно, твоя голова переполнена всевозможными наивными планами, а в Нассау притаились боевые отряды НАМ, готовые ворваться на палубу, едва лишь мы причалим. Либо разделаться со мной другим способом, как только дашь знать, что в достаточной степени ослабила мою бдительность. Советую: останови ребяток. Прикажи не попадаться мне на глаза. Не забывай того, что случилось две ночи назад.

- Страдаем манией преследования? - холодно поинтересовалась Джина. - Недавно твердил, что я вряд ли стану покушаться на твою жизнь, а теперь утверждаешь, будто заманю в смертельную ловушку, лишь только ступим на берег.

- У меня нет особой уверенности на сей счет. Невероятно трудно иметь дело с любителями. Они никогда не ведут себя логично в моем понимании, а потому приходится учитывать все возможности. Давай говорить начистоту, Джина. Мне поручено два задания. Прежде всего, выяснить местонахождение некой таинственной бухты. После чего отыскать и свести счеты с одним неприятным типом, который, скажем, несколько зарвался. Может, эти дела связаны между собой, может - нет. Пока я знаю чересчур мало. Возможно, ты более осведомлена. Однако в любом случае прошу тебя, не вставай на моем пути. Пожалуйста. И не позволяй этого делать своим коллегам. Вне зависимости от того, что произошло между нами этой ночью, на любую попытку вмешательства я отреагирую без малейших колебаний. Это касается как тебя, так и твоих друзей. Ужасно не хотелось бы обижать тебя, возможно, буду сожалеть об этом до конца жизни. Однако я успел сделать слишком много такого, о чем впоследствии сожалел, и один лишний поступок не будет играть особой роли. Конец официального заявления.

Порыв ветра заставил яхту резко покачнуться. Волна перехлынула через борт и окатила палубу. Спидометр показал пять узлов, потом перевалил через шесть и потянулся к семи. Мы замерли, ожидая, не придется ли принять меры, чтобы сбавить обороты, но ветер вскорости утих, и все вернулось на свои места.

Джина заговорила так, будто и не было никакой паузы:

- Ты и в самом деле ужасный нахал.

- По-моему, я не забыл сказать "пожалуйста". - Покорный слуга резко махнул рукой. - Вчера ты выражала свое недовольство тем, что я открыл огонь без предупреждения. Сегодня, поскольку ты мне симпатична, и мы провели вместе приятную ночь, я предупреждаю. И опять ты недовольна. Тебе невозможно угодить!

- Озлобление - типичный признак угрызений совести, - злорадно отозвалась Джина. За четыре дня на твоей койке побывали две женщины, и ты чувствуешь себя страшно испорченным и циничным. Просто восхитительно!

Мы переглянулись. Разумеется, она была совершенно права. Определенная эмоциональная связь с одной женщиной вызывала чувство вины в постели с другой - учитывая род занятии и опыт, ничего нелепее не придумаешь. Губы мои вздрогнули, я заметил маленькие насмешливые морщинки, появившиеся в уголках прекрасных женских глаз. Внезапно мы оба рассмеялись.

И замолчали, глядя друг на друга уже совсем иначе. Будучи более опытным мореплавателем, Джина инстинктивно оглянулась по сторонам, дабы убедиться, что нам не угрожает никакая опасность. Далеко впереди виднелся парус, на значительном расстоянии по правому борту проходил рыболовный катер. Море в непосредственной близости было пустым. Джина улыбнулась и в следующее мгновение оказалась в моих объятиях. Для меня не составило ни малейшего труда управиться с верхней, вязаной; и нижней, хлопчатобумажной частью ее костюма, равно как и нейлоновыми колготками, наводящими на мысль, что надела она их не случайно. Однако такое свидетельство расчетливости ничуть не смутило меня. Более того, я нашел его довольно трогательным. Как выяснилось, сидение кокпита хоть и уступало в мягкости нижней койке, тем не менее вполне подходило для интересующих нас целей.

Спустя какое-то время я, испытывая приятное чувство прикосновения к запретному плоду, откинулся на пару надувных подушек, ощущая рядом теплое женское тело и наслаждаясь лучами яркого багамского солнца под совершенно чистым безоблачным небом. Автопилот издал слабое жужжание, направляя наше двадцативосьмифутовое судно в сторону земли, постепенно обретавшей цвет и очертания.

Джина прикоснулась к моему плечу.

- Прошлой ночью я и не заметила всех твоих отметин, дорогой. Следы от пуль?

- Ах, это! Доисторический автомат с заржавевшими патронами. Мне повезло. На четвертой пуле его заклинило, иначе остался бы без руки.

- Где это было?

- В Норвегии, довольно давно. Возможно, стоит снабдить свои шрамы табличками с указанием времени и места, как музейные экспонаты. У тебя нет на примете знакомого татуировщика?

- Прости, наверное, не следовало спрашивать...

Я пристально посмотрел на Джину и сказал:

- Предположим, ты добилась своего: я безумно в тебя влюбился и превратился в послушную марионетку. Что ты от меня потребуешь?

Последовала небольшая пауза.

- Не убивай его, - наконец сказала Джина. - Во всяком случае, пока не закончит нашу работу.

- Министера? Вашего Альфреда Поупа? Но ведь я его еще не нашел.

- Ты его найдешь. Я даже отведу тебя к нему, если... - Джина заколебалась. - Мы обсуждали различные способы борьбы с тобой, некоторые были весьма радикальны. Жизнь одного человека ничто, когда ставка столь высока, но мне хотелось любой ценой избежать лишнего насилия. Насилия, без которого можно обойтись. Это и без того достаточно скверная и неприятная история. Поэтому если ты пообещаешь... Всего лишь дай слово не трогать Альфреда, пока не завершит нашу работу. Затем он поступает в полное твое распоряжение.

Я открыл было рот, хотел ответить, что убить меня не так уж просто, как ей могло показаться, но решил, что достаточно распространялся сегодня на этот счет. И не мне ей объяснять, что слова и обещания невысоко ценятся в моем ремесле.

- Я не уполномочен давать указания Вашингтону, или другим агентам, коим, возможно, поручено это же задание. Поэтому могу говорить лишь от своего имени.

- Большего мы и не просим. Я не прошу.

- И прежде, чем что-либо пообещать, - выразительно продолжал я, - мне необходимо знать, что именно должен сделать для вас Министер.

- Этого я сказать не могу. Это не мой секрет, во всяком случае, не только мой. Однако тут нет ничего предосудительного. Клянусь.

Последнее показалось мне весьма сомнительным. До сих пор, насколько мне известно, деяния Альфреда Министера трудно было назвать непредосудительными, и я не видел причин, которые побудили бы этого субъекта измениться коренным образом.

- Ладно. Договорились, - сказал я. После мгновенной паузы она приподнялась на сидении кокпита и, нахмурившись, посмотрела на меня.

- Слишком уж легко ты согласился, Мэтт. Наверняка, не без задней мысли.

Перед глазами у меня промелькнуло лицо якобы покойного Дуга Барнетта, который подобно неутомимой гончей, преследующей кровожадного льва, идет по следу человека, уничтожившего тело и жизнь женщины, на которой Дуг намеревался жениться. Я совершенно недвусмысленно оговорил, что взятое мной обязательство ни коим образом не ограничивает свободы чужих действий. Вполне приемлемая цена за информацию о местонахождении Министера.

Разумеется, с готовностью согласился я. А у тебя не имеется никаких задних мыслей?

Приблизившись ко входу в гавань и связавшись по радио с контрольной службой, мы немедленно получили разрешение войти и чувствовать себя как дома. Длинная узкая бухта, или, если хотите, широкий канал, протянулась между островом Провидено с южной стороны, где располагаются деловые и жилые районы, и узкой полоской острова Парадиз с севера, застроенного казино и замысловатыми новыми отелями правда, огромная розовая глыба старого отеля "Ширейтон Колониэл" встречающая вас на южном берегу сразу по пересечении линии волнореза, имеет не менее замысловатую форму Много лет назад, когда я впервые оказался на Багамах, отель был известен как "Бритиш Колониэл", но с тех пор многое изменилось.

Джина, наконец, воспользовалась нашим незаслуженно забытым маленьким дизелем и умело провела яхту мимо причала для крупных судов и далее под аркой моста. Последний поднимался над поверхностью воды на семьдесят футов, никак не мог угрожать нашей сорокафутовой мачте, и все-таки заставил меня изрядно понервничать. Резко свернув налево. Джина ввела "Спиндрифт" в маленький защищенный портовый бассейн гавани Харрикейн-Хоул и умело направила к указанному нам причалу. Если бы мужское мое самолюбие в какой-то степени зависело от умения управлять яхтой я мог бы позавидовать мастерству Джины. При настоящем положении дел, я просто отдал должное умелому маневрированию и понадеялся, что она окажется не менее сообразительной и в других отношениях. Хотя женщина которая считает постель достаточно эффективным оружием в борьбе с опытным правительственным агентом, явно увлекается телевизором. Я с ужасом подумывал о прочих наивных и опасных представлениях, которые она могла почерпнуть из голливудского репертуара.

Гавани в Нассау стоят дешевле, - сообщила Джина, когда мы пришвартовались, но там слишком много судов и удостовериться, что за нами следят, будет довольно трудно. Поэтому я выбрала здешнюю стоянку. К тому же, она более комфортабельна. Удобств на берегу побольше, а движения в бухте - поменьше. - Чуть помолчав, она небрежно добавила: - Кстати, если тебя это интересует, я могу выяснить, где обитает большой человек Кенни.

Бухту Харрикейн-Хоул окружали многочисленные деревья, напоминающие парк. В непосредственной близости от нашей стоянки заросли были настолько густыми, что за ними спокойно мог укрыться взвод автоматчиков, изготовившихся атаковать. В большой открытой гавани, пускай даже заполненной множеством судов, мы находились бы в гораздо большей безопасности. Поэтому я предпочел бы, чтобы моя попутчица сосредоточилась на управлении яхтой и предоставила мне вырабатывать общую стратегию. Однако после заключения нашего с Джиной соглашения, оставалось только следовать туда, куда ей вздумается меня повести, за исключением разве лишь могилы.

- Так вы присматриваете за жилищем Грига? - спросил я.

Джина кивнула.

- Да. Адреса я не помню, но могу узнать. Собственно говоря, мы следим за обеими его резиденциями. Вторая располагается в Вест-Палм, там у него дом - приличное обиталище уважаемого гражданина, обладателя очаровательной жены и прелестных ребятишек. Последних у него двое. А махинациями с наркотиками Кенни заправляет отсюда. Тут же пребывает его любовница. Я могу отправить кого-нибудь проверить, здесь ли он.

Мгновение покорный слуга задумчиво смотрел на Джину, потом грустно покачал головой.

- О некоторых вещах лучше говорить открыто, дорогая. Гораздо легче иметь дело с девушкой, которая откровенно просит убить для нее определенного человека, нежели с хитроумной дамой, предпочитающей выражаться туманными намеками. Она отвела взгляд в сторону.

- Господи, помилуй, не думаешь же ты, будто я...

- В противном случае, к чему весь этот разговор о мистере Григе? Какое мне дело до того, где он живет и дома ли он? Меня интересует только месторасположение секретной бухты, которое вряд ли удастся узнать, постучавшись в Григовскую дверь и спросив.

- Но ведь ты убил его людей. Когда Григ узнает об этом, - узнает, не сомневайся, - он так или иначе захочет отомстить. Мне подумалось, ты предпочтешь опередить, нанеся первым удар.

- А казалось, я имею дело с маленькой девочкой, которая стремится избежать излишнего насилия.

Голос Джины внезапно стал жестким.

- Когда речь идет о людях, Мэтт. Даже о таких скверных и безжалостных, как ты. Но Константина Грига человеком назвать трудно. Тебе известно, чем он занимается! Известно, чем торгует!

Я бросил на Джину пристальный взгляд и сказал:

- До сих пор думал, что мы... по крайней мере, ты, преследуешь благородную цель избавления мира от ядерной угрозы. Теперь вдруг выясняется... ты еще и ведешь борьбу против наркотиков и их распространителей. Не многовато ли?

- Ты не можешь так говорить! Нельзя допускать...

Я изумленно нахмурился.

- О чем речь? Наркотиками я никогда не увлекался, разве что использовал в качестве прикрытия. В остальном мне вполне хватает виски или мартини. Но в мире и без того хватает людей, посвятивших себя спасению сограждан от зелья, и незачем путаться у них под ногами. Тем более, сейчас у меня есть более важные дела. Полагаю, и у тебя тоже. Так что давай сосредоточимся на наших атомах, а марихуаной пусть занимаются другие.

- Немыслимое равнодушие!

- Такой уж я толстокожий субъект. И я проделал весь этот путь отнюдь не затем, чтобы расправиться с кокаиновым королем, даже если это осчастливит мою прекрасную и кровожадную подругу. - Джина угрюмо произнесла:

- Тем не менее, ты понимаешь, что я права! Если не позаботишься о нем, он позаботится о тебе. У него нет иного выбора. Кстати, покушение на меня Кенни уже организовал.

Я вздохнул.

- Ладно, звони и попытайся его найти, а я попробую что-нибудь придумать. Кстати, мне тоже надо сделать пару звонков. После чего предлагаю привести в порядок яхту и себя и пообедать где-нибудь в городе, как и подобает паре яхтсменов, отдыхающих после утомительного перехода.

- Мэтт. - Женщина легко прикоснулась к моей руке. Гнев прошел и на лице у нее появилось почти виноватое выражение. - Прости, Мэтт. Я не хотела... Ты много обо мне не знаешь. Иначе ты бы понял.

- У меня есть кое-какие догадки, - отозвался покорный слуга.

- Знаю. В этом ты мастер. - Внезапно Джина рассмеялась, приподнялась на носки и поцеловала меня в губы. - Но держи их при себе, не то я напущу на тебя своих адвокатов. За клевету. Господи, мне не терпится принять душ! Однако прежде всего приведем в порядок яхту, не то нас примут за пару богатых бездельников...

Позже, управившись с работой, мы не спеша шли по высокому мосту в сгущавшихся сумерках - проезд на машине два доллара, пешеходы бесплатно - намереваясь пообедать в "Дридж Инн", шумном, живописном заведении, где нас угостили престарелыми и явно несъедобными креветками, которых Джина отправила назад на кухню. Разумеется, она была права, но этим вечером не хотелось затевать спор с официантом из-за пустяков, тем более, что впереди ждали более серьезные столкновения. Остальные блюда оказались вполне удобоваримыми, хотя и не могли претендовать на шедевры кулинарного искусства.

- Что с нами происходит? - тихо спросила Джина, когда мы потягивали поданный на десерт кофе.

- Что ты имеешь в виду?

- Нас с тобой. Мы научились кое-как ладить друг с другом, даже едкие выпады пропускаем мимо ушей. Я называю тебя скверным и жестоким, ты именуешь меня кровожадной, и это не мешает нам быть друзьями. Как ты вообще выносишь меня? Ведь я пустая великосветская шлюха, которая спит с любым, кто носит штаны, а иногда, разнообразия ради, и с теми, кто носит юбки... Несколько лет назад я побывала в довольно неприятной истории, после чего обрела своего рода религию и решила заняться спасением мира, но это отнюдь не сделало меня лучше. Ведь, в конце концов, речь идет и о простейшем самосохранении. Кажется, я уже говорила, что у богатых больше причин желать спасения мира: они больше потеряют в случае его гибели. Поэтому здравый смысл подсказывает нам сделать все возможное, дабы сохранить несчастную планету. Однако то, что я наконец посвятила себя действительно хорошему начинанию, отнюдь не делает меня более приятным человеком, не так ли?

Мне предстала новая Джорджина Уиллистон, смиренная и самокритичная, и даже слегка пугающая по сравнению с той беспечной и самоуверенной особой, которую покорный слуга видал на борту яхты.

- Возможно, я недолюбливаю приятных людей, - отозвался покорный слуга.

Джина быстро встряхнула головой.

- Нет. Твоя Эми как раз из их числа. Своего рода искупление. Несчастная малышка нуждается в опеке, во всяком случае, ты так считаешь. Полагаю, в глубине души тебя преследует чувство вины за всех, пострадавших от твоей руки. Вот ты и хватаешься за возможность сдвинуть чашу весов, взяв под опеку бедняжку, пострадавшую от рассорившихся родителей и мужчин, использовавших ее как бесчувственную куклу. Ты окружил девочку заботой и вниманием. Основываясь на том, что мне о тебе известно, именно этого я и ожидала. Но к чему, собственно, угождать видавшей виды потаскухе, вообразившей себя спасительницей мира?

- Вовсе ни к чему смешивать себя с грязью. Джина.

Она покачала головой, как будто отмахиваясь от моих слов, и упрямо продолжала:

- А я? Расчувствовалась из-за какого-то размахивающего пушкой мерзавца, которого терпеть не могу. - Она глубоко вздохнула и посмотрела на часы: - Половина восьмого. Хватит философствовать. Проверим оружие и отправимся на свидание с Григом.

- Никакого оружия, - возразил я. - Ведь уговорились, что нанесем упомянутому господину простой визит вежливости.

- Я не наношу визиты вежливости тем, кто наживается на людских страданиях!

- Прекрати, Джина! Оставь в покое свое чувство морального превосходства. Кстати, об оружии. Ты прихватила с собой что-нибудь?

- Прихватила?..

- Ага.

- Пистолет? - Глаза выдали ее, и я схватил сумочку прежде, чем Джина успела убрать ее. Внутри обнаружился маленький пистолет двадцать пятого калибра, который я спрятал на яхте, как мне представлялось, во вполне надежном месте.

- Ты устроила у меня обыск, - констатировал я. - "Косилку" на днище тоже нашла?

- На днище не было никакого оружия. - Она нахмурилась. - Мне казалось, что "косилками" именуют вертолеты.

- Во времена старины Аль-Капоне так называли автоматы. Вертолетов тогда встречалось не слишком много, и особой путаницы не получалось. - Я отодвинул свой стул. - Итак, идемте знакомиться с нашим большим человеком.

 

Глава 21

Он и в самом деле оказался большим. Когда Кенни встал, чтобы приветствовать нас, стол впереди показался игрушечным. Имея шесть футов четыре дюйма роста и двести фунтов веса, я никак не отношусь к категории карликов, однако Григ превосходил меня по вертикали на один-два дюйма. По горизонтали я вообще не мог с ним тягаться. Не человек, а гора.

Ему бы еще усы - был бы настоящий медведь гризли в "тройке". Возможно, именно поэтому он столь аккуратно побрился и подстриг свои вьющиеся черные волосы несколько короче, нежели требовала нынешняя неопрятная мода. Но даже при минимуме волос голова казалась огромной. Кожа у Грига была темно-оливковой. Из-под густых черных бровей смотрели карие глаза. Коричневый костюм дополняла рубашка в коричневую и белую полоску и чрезвычайно аккуратно завязанный коричневый галстук. Туфли не позволял разглядеть стол.

При виде столь элегантного наряда я лишний раз порадовался тому, что надел в ресторан единственный захваченный с собой костюм, синего цвета, и единственный галстук, голубой с белым рисунком, а также тому, что Джина выбрала маленькое белое хлопчатобумажное платье, прекрасно гармонирующее с белыми туфельками на высоком каблуке и неброскими, но дорогими украшениями.

Однако расположившаяся позади Грига превосходно сложенная блондинка выглядела еще более впечатляюще. На ней были блестящие обтягивающие штаны клубнично-красного цвета и свободная кружевная белая блузка, которая не слишком скрывала пышную грудь. Почти шесть футов роста. Босоножки на высоком каблуке, поднимающиеся над двухярдовой отметкой. Подходящая подруга для застывшего за столом великана. Я задумался, что представляет собою жена, оставшаяся в Вест-Палм-Бич. Возможно, бледный запуганный мышонок, но Джина описала ее, как красивую особу. Умная, рассудительная женщина, которая довольствуется своей долей мужа-гиганта и не предъявляет претензий к тому, что происходит в другой стране, пока это не касается ее достоинства, ее дома и ее достатка. А может быть, ничего не ведающая замужняя дама, понятия не имеющая о незаконной деятельности, и амурных связях своего мужа. Хотя последнее представлялось маловероятным.

Пятый присутствующий в комнате человек, своего рода страж у двери позади нас с Джиной, был маленьким усатым азиатом. Черный костюм придавал ему вид мелкого предпринимателя. Интуиция подсказывала мне, что он и в самом деле время от времени занимался мелким предпринимательством, используя пистолет, слегка проглядывавший под мышкой. Нас он встретил перед ведущими внутрь владения стальными воротами, подойдя к остановившемуся такси и усевшись рядом с водителем.

- Меня зовут Койот, - представился он через плечо, после того как привратник по его сигналу нажал на кнопку, распахнувшую перед нами стальной барьер. И продолжал; - Попрошу даму передать джентльмену лежащий у нее в сумочке ствол. Пожалуйста, позаботьтесь о нем, мистер. Нам засвидетельствовали, что на вас можно положиться. В отличие от нее. Прошу прощения.

Окружающие подъездной путь деревья не позволяли разглядеть ничего по сторонам. Койот вежливо помог Джине выйти из машины и провел ее внутрь дома, предоставив покорному слуге плестись следом. Я так и не понял, свидетельствовало это о его доверии ко мне, или о недоверии к Джине. Хозяева ожидали нас в большом кабинете или, если угодно, офисе.

Сейчас Кенни обращался ко мне басом, вполне приличествующим его габаритам:

- Мне позвонили из Майами-Бич. Позвонил мистер Вело. Я не подчиняюсь Джузеппе Вело, но не настолько горд, чтобы не воспользоваться советом. Джузеппе сказал, что вы звонили ему. И посоветовал выслушать вас, поскольку временами это бывает небесполезно. Итак, говорите.

- Лучше говорить, чем стрелять, мистер Григ, - сказал я.

Намеренно медленным и выразительным движением я опустил руку в карман рубашки. Затем так же неспешно шагнул вперед, положил на стол лист бумаги и медленно отступил. Спина каждым нервом кричала о моей уязвимости. Когда человек, будь то азиат или европеец, именует себя примитивно-угрожающей кличкой "койот", с ним лучше не шутить. Такие люди всегда стремятся самоутвердиться, и вы можете показаться им подходящим объектом приложения сил. Стоящий за столом большой человек взял в руку лист, сел и, нахмурившись, стал его изучать.

- Морские координаты? - промолвил он. - А что подразумевается под цифрой три тысячи четыреста восемьдесят шесть?

- На одном из своих катеров вы отправляетесь к месту, расположенному под двадцатью шестью градусами десятью минутами северной широты и семьюдесятью восемью градусами двадцатью минутами западной долготы. Там пересаживаетесь в подводную лодку, или батисферу, и опускаетесь на три тысячи четыреста восемьдесят шесть футов. И находите искомых субъектов, вместе с гоночным катером.

Наступила продолжительная тишина. Григ пристально вглядывался в свой стол, большую часть которого покрывала карта Карибского бассейна, Багамских островов и Флориды, покрытая прозрачной пленкой.

- В тридцати милях к северо-западу от Большого маяка. - Голос Кенни был лишен всяческого выражения. - Что ж, похоже, так и есть...

Внезапная вспышка гнева заставила женщину шагнуть вперед и заглянуть ему через плечо. В отличие от Грига, голос не соответствовал размерам. На вид от блондинки можно было ожидать певучего контральто, в действительности же послышалось довольно резкое сопрано.

- Господи, этот мерзавец говорит о Поле и его ребятах!

- Я знаю, о чем он говорит, - совершенно спокойно произнес Григ. Он поднял взгляд на меня. - Потопили всех четверых? Каким образом? Торпедой под ватерлинию? Гранатой в кокпит?

- Я не стану интересоваться вашими профессиональными секретами, мистер Григ, но и вы оставьте в покое мои. Достаточно знать, что все они находятся там, и все мертвы.

- На глубине шестисот саженей ничего другого ожидать и не приходится. - Мужчина в упор посмотрел на меня. - Похоже, вы весьма довольны собой.

- Важно то, что даже если со временем я окажусь не на высоте, на мое место придут другие. Получше меня. В Вашингтоне есть один человек, который не терпит, когда штатские вмешиваются в его дела, особенно, если при этом он теряет одного из агентов. На это может уйти много времени, однако, в конце концов, вы проиграете, если будете настаивать на продолжении. Полагаю, мистер Вело предупреждал вас об этом.

- Он меня предупреждал. - После короткой паузы Григ уже другим голосом произнес: - Что связывает вас со стариной Сеппи?

- Однажды по долгу службы мне довелось устранить человека, которого мистер Вело недолюбливал. Чистое совпадение, но с тех пор он полюбил меня, как сына.

- Представляю. - Кенни нахмурился. - И чего вы хотите от меня?

- Проклятие, до тех пор, как ваша команда морских головорезов не попыталась избавиться от меня, я даже не подозревал о вашем существовании, мистер Григ.

- Они охотились не за вами.

- Сомневаюсь, чтобы они собирались предложить мне постоять в сторонке, а потом отпустить восвояси. За кем бы ни охотились. К тому же меня не слишком интересуют цели, мотивы и жизненные устремления людей, размахивающих передо мной оружием. Я просто исхожу из предположения, что настроены они далеко не дружелюбно, и действую соответствующим образом. Благодаря чему и жив до сих пор. - Я задумчиво посмотрел на Кенни. - Собственно говоря, вопросы импорта и экспорта меня не слишком занимают. Ваши дела, мистер Григ, меня не касаются. Мы не сотрудничаем с Агентством по борьбе с наркотиками. В настоящее время мы немного взаимодействуем с Береговой Охраной, но насколько я знаю своего шефа, его вряд ли занимает контрабанда запрещенных веществ, или как там их нынче именуют. Тем не менее, по известным причинам шеф поручил мне отыскать небольшой залив, который, похоже, представляет интерес и для вас... В чем дело?

Григ буквально зарычал.

- Что вы пытаетесь изобразить, Хелм? К чему это представление? Ваша симпатичная напарница знает о Ринг-Кей все, и не пытайтесь меня убедить, будто она вам ничего не рассказывала!

Я оглянулся на Джину, спокойно стоящую рядом.

- Внимательно посмотрите на нее. Похожа сия особа на человека, который станет делиться сведениями, представляющими известную ценность! Совместное плавание еще не говорит о том, что наши цели совпадают, мистер Григ. Возможно, вам стоит посвятить меня в курс дела.

Пока Григ медлил с ответом, блондинка высоким и весьма неприятным голосом произнесла:

- Это просто наглый грабеж, вот и весь курс дела!

- Замолчи, Лорена! - Григ пожал массивными плечами. - Хотя ладно. Все так и есть, Хелм. Эта потаскуха и ее дружки сунули кучу денег под нос Хови Брассо - одному из моих заместителей; - и Хови продал меня. - В голосе мужчины послышались грусть и удивление: - Проклятие, я любил этого парня как брата, а он меня продал!

- Я буду убивать очень медленно, - тихо произнес Койот. - Его ждет долгая смерть!

- Сначала надо его найти, - угрюмо отозвался Григ. - Он получил деньги и сбежал. В Мексику, в Южную Америку, в Европу, кто знает? Но где бы он ни был, рано или поздно кто-нибудь узнает его, сообщит нам, а тогда его и правда ждет долгая смерть. - Он бросил на Джину неприязненный взгляд: - Пока же есть и другие, которым это не сойдет с рук...

- Продал что? - спросил я.

- Прежде всего Ринг-Кей. Он помог дружкам этой потаскухи - не знаю, присутствовала она при этом или нет, но она все организовала - незаметно пробраться ночью на остров и захватить моих парней врасплох. И борцы за атомный мир со своими мирными автоматами набросились на моих ребят и заставили их убраться с острова. После чего, как шайка пиратов, прибрали к рукам и остров, и все, что я на нем построил!

- Разве ваши люди не могли дать отпор?

- После того, как Хови рассказал этим мерзавцам, где расположены все посты, описал световые сигналы, никто не успел отреагировать. Мне рассказали, что все было кончено за пятнадцать минут, без единого выстрела. Конечно, я мог снарядить команду лихих парней, дать им достаточно оружия и катеров; отбить остров, но к концу перестрелки о нем знали бы все на Багамах, после чего от бухты было бы столько же пользы, как от большого плавательного бассейна.

- Что-нибудь еще? - поинтересовался я, когда он замолчал, чтобы перевести дыхание. - Какие-нибудь другие обиды?

- Есть и еще! "Кармен Саис"!

- Что за "Кармен Саис"?

- Одно из моих судов. Пятьсот пятьдесят тонн. Сто Шестьдесят футов. Осадка с грузом тринадцать футов, во время прилива способно заходить в углубленную бухту. Нужен хороший рулевой и кое-какое вспомогательное маневрирование с помощью малых катеров, но это возможно.

- И что с ним случилось?

Григ вновь бросил на Джину неприязненный взгляд.

- Эта дама и ее великосветские друзья выгребли все деньги и перекупили судно. Перекупили, несмотря на чартерную договоренность, которая была у меня с его владельцами. Зажравшиеся мерзавцы еще не раз пожалеют, что позарились на эту посудину. Койот о них позаботится правда, amigo?

- Они больше не будут путаться у нас под ногами, - отозвался Койот.

Я пожал плечами.

- По-моему, небольшой сухогруз не такая уж большая ценность.

- При нынешнем всплеске торговой активности все, что способно плавать, ценится на вес золота. Но дело еще в том, что когда они прибрали к рукам судно, на борту находился мой груз.

- Понимаю, это не слишком приятно. Где сейчас "Кармен Саис"?

Григ пожал своими огромными плечами.

- Откуда мне знать? Спросите ее! - Он перевел взгляд на стоящую рядом со мной женщину. - И раз уж мы об этом заговорили, поинтересуйтесь у нее, где мой груз.

Я повернулся к Джине.

- Итак?

Лицо женщины было лишено всяческого выражения.

- Что "итак"?

- Ты слышала, что сказал мистер Григ. Он выразил пожелание узнать, где находится его груз. На мой взгляд, это вполне естественное желание.

Джина облизала губы.

- А ты знаешь, что именно перевозил этот корабль? Я раздраженно произнес:

- Играем в догадки? Полагаю, это не лес, не уголь и не нефть, но горит хорошо. Какое мне дело, что там находилось? С какой стати это должно меня интересовать? Я уже говорил: занимайся атомами. Ведь у тебя есть важное занятие, правда? Во всяком случае, ты считаешь его важным. В чем оно состоит, ты мне так и не рассказала, но сомневаюсь, чтобы ты посвятила себя спасению мира от химической смерти. Так к чему растрачивать свои силы на кражу чужого груза?

- Кражу! - выдохнула она. - Как вообще можно украсть совершенно противозаконный груз? Мы всего лишь спасли тысячи невинных жертв от нескольких тонн яда...

- Ох, Бога ради!

Я изумленно уставился на нее. Как я уже говорил, мои потребности ограничиваются исключительно алкоголем, да и то в весьма разумных пределах. Однако, учитывая нравы тех кругов, в которых вращалась миссис Джорджина Уиллистон, трудно было поверить, что она ни разу не выкурила сигареты с марихуаной, тем самым веществом, которое нынче именовала ядом. Проклятие, я бы ничуть не удивился, узнав, что она успела попробовать и кокаин, не говоря уже о других, более опасных и экзотических препаратах.

Поэтому в ее положении было, по меньшей мере, странно изображать праведное негодование по поводу партии даже не героина, а всего лишь обычной травки. Эго указывало на действительно коренную перемену, случившуюся с этой женщиной. Мне припомнилось, что она упоминала об обретении религии после довольно неприятной истории, о подробностях которой умолчала...

- Оставь пока свой праведный гнев и расскажи нам о "Кармен Саис", - предложил я.

Джина вызывающе передернула плечами.

- Ладно! Мы хотели заполучить судно прежде, чем оно отправится в Колумбию, но на оформление документов ушло значительно больше времени, чем мы предполагали. "Кармен" ускользнула от нас. Но во время возвращения с грузом неисправность заставила ее остановиться в... Неважно, где, скажу лишь, что речь идет о небольшой удобной бухте, неподалеку от ее курса. Мы не спускали с нее глаз. Собственно говоря, на борту находился наш человек, который исправно уведомлял обо всем. Мы получили корабль, прибегнув к помощи портовых властей. Доводы показались им достаточно убедительными.

- Финансовые доводы, - предположил я. Джина цинично улыбнулась.

- Финансовые доводы способны убедить большинство людей, если сумма достаточно велика.

- Но зачем вам вообще понадобился корабль? Да и остров тоже?

- Этого я сказать не могу.

- Я могу заставить сказать, - отозвался у нас за спиной мужчина, именующий себя Койотом. Джина никак не отреагировала на угрозу.

- Оставим это пока, - сказал я. - Мистера Грига это не интересует. Он желает знать, где его груз.

Джина облизала губы, глядя на меня. Затем медленно произнесла:

- Грузовое пространство потребовалось для... других вещей. К тому же мы не могли допустить, чтобы эта мерзость попала в продажу, не так ли? Даже если бы существовала возможность вернуть груз владельцу. Судьбу груза решала я. И я приказала выбросить его в море. - Она напряженно улыбнулась. - Такое случалось и прежде, когда контрабандисты попадали в неприятные ситуации.

Блондинка открыла рот для негодующего восклицания, но сидящий за столом мужчина крепко сжал ее запястье, и она промолчала. Я услышал, как Койот сменил позицию у меня за спиной. Константин Григ сузившимися глазами холодно смотрел на меня. Он явно прилагал немало усилий, чтобы удержать себя в руках.

- Вам известно, сколько стоила дрянь, которую эта потаскуха выбросила за борт?

- Если бы она попала в руки Береговой Охраны или местных властей, в газетах наверняка появилась бы цена в несколько миллионов долларов. Журналисты именуют это уличной ценой, лучше было бы сказать "рекламная цена". Но в Колумбии вы не заплатили бы за нее несколько миллионов долларов. И вам не удалось бы их выручить.

- Я заплатил кучу денег, друг мой! И выручил бы кучу денег! И я намерен вытрясти эту кучу денег из нее и ее спесивых дружков, а если эта дамочка рассчитывает безнаказанно захватить мою бухту и корабль и выбросить в океан мою собственность лишь потому, что мой бизнес не совсем законен... Проклятие, а ее люди, которые раздают взятки и размахивают автоматами, занимаются законными делами? Откуда такое высокомерие? - Он глубоко вздохнул и уже другим, почти спокойным тоном произнес: - Ладно, Хелм. Сеппи Вело утверждает, что ты умный парень. Докажи.

Не сводя с него глаз, покорный слуга сказал:

- Похоже, речь идет о выплате компенсации. Ведь вы именно это имеете в виду? Григ вздохнул.

- Деньги не согреют моей души, но пойдут на пользу моему банковскому счету, а я занимаюсь бизнесом не ради души. Да, это разумно. Но заплатит ли она?

Джина раздраженно произнесла:

- Мэтт, если ты надеешься, что я заплачу...

- Не надо излишних эмоций, миссис У. Вы с готовностью заплатили Брассо, владельцам и офицерам корабля и портовым властям. У вас нашлись для этого и желание, и средства. Так почему же не расплатиться до конца? Зачем ставить под угрозу все ваше начинание, в чем бы оно ни состояло, заставляя людей злиться без излишней нужды?

- Я и цента не перечислю на счет человека, который наживается на горе других людей, - запальчиво возразила Джина.

- Но ведь вы уничтожили целую партию этого самого горя, не так ли? Почувствовали себя героями. А за удовольствие надо платить.

- Мэтт, я...

- Послушай! Ты напала на присутствующего здесь мистера Грига, используя свое оружие, деньги. Теперь он наносит ответный удар с помощью своего оружия - пистолетов. Каким образом ты намерена сражаться с ним? Тысячедолларовые банкноты прекрасная штука, и я не сомневаюсь, что у тебя их достаточно, только пуль ими не остановить. - Заметив ее вопросительный взгляд, я быстро добавил: - Нет, и не думай! Я вытащил тебя однажды исключительно потому, что в мире, как ни странно, есть много людей, которые меня недолюбливают, а потому я предпочитаю не рисковать с вооруженными неизвестными. Но если ты не пожелаешь проявить рассудительность, дело твое. Управляйся как знаешь, правда, сомневаюсь, что тебе удастся справиться с присутствующим здесь мистером Койотом, даже если я верну тебе твои игрушечный пистолет. - Я покачал головой. - Джина, не делай глупостей только потому, что тебя так раздражают наркотики. Этот человек хочет всего лишь получить компенсацию за причиненный ущерб, не правда ли, мистер Григ?

Кенни медленно кивнул.

- Вообще-то я хочу не только этого. Но, как бизнесмен, согласен удовлетвориться разумным предложением.

Я обратился к Джине:

- Ты разбрасывалась своими деньгами - деньгами своей организации - направо и налево, по всему Карибскому бассейну. Брось теперь немного в эту сторону, он оставит тебя в покое, и ты сможешь заняться своим великим начинанием, в чем бы оно ни состояло.

Наступила продолжительная тишина. Наконец, Джина прочистила горло и сухо спросила:

На какую сумму потянет это немного? И как именно я их брошу? Не думаю, что он примет мой чек...

 

Глава 22

Мы уже подходили к двери в сопровождении все того же эскорта, когда появилась довольно симпатичная запыхавшаяся темнокожая девушка в униформе горничной и сообщила, что мистер Григ просит джентльмена на минуту вернуться, тогда как дама может подождать вместе с Койотом. Я вновь зашел в офис-кабинет, где застал все ту же картину. Мужчина по-прежнему сидел за столом, а женщина по-прежнему стояла рядом с ним. Мужчина подтолкнул в мою сторону лист бумаги. Я взял его. Это был лист, который оставил ему я, но написанные мной координаты были зачеркнуты, а под ними появились новые цифры. Я вопросительно посмотрел на него.

- Ринг Кей, - сказал он. Ведь он вас интересовал, не так ли?

- Да, ответил я - Спасибо.

- Приберегите вашу благодарность для других Я просто надеюсь, что помогаю вам хорошенько прижать эту дрянь.

- Проклятие, он и без того успел ее прижать, разве ты не видишь? - отозвалась женщина.

- Я имел в виду не совсем это, - сказал Кенни. После чего мы отъехали в такси, которое, к моему удивлению, терпеливо дожидалось нас, вместо того, чтобы вернуться в город. Я невольно задумался, в какую сумму выльется нам это удовольствие. Совсем недавно мы - вернее. Джина и Кенни - имели дело с астрономическими величинами, но теперь вновь вернулись на землю, а на земле я предпочитаю не тратить слишком много командировочных на такси, чтобы избежать излишних баталий с нашими бухгалтерами.

Мне подумалось, что быть богатым не так уж плохо. Чтобы снять несколько сотен баксов со своего текущего счета, достаточно дождаться, покуда откроется банк, и самостоятельно все уладить. Однако если счет достаточно велик, как у Джины, и вы намереваетесь получить несколько сотен тысяч, банкир скорее всего предварительно свяжется с руководством. После чего вы получите деньги из рук аккуратно одетого молодого темнокожего посыльного с красивым кейсом. Все это, разумеется, требует определенного времени. Так получилось и в нашем случае. Когда мы отъезжали от дома, все еще была ночь, но, выглянув из окна машины, я увидел большую оранжевую луну, которая еще не поднялась, когда мы прибыли. Сейчас она опускалась на западе. Койот проехал с нами за ворота, после чего вышел, предоставив нам следовать дальше самостоятельно.

Китаец, именующий себя Койотом! Подумать только! - проговорила Джина, оглядываясь назад, когда машина тронулась с места.

По-моему, им не нравится, когда их называют китайцами.

Французы не имеют ничего против того, чтобы их называли французами Равно как и англичане, шотландцы, ирландцы и так далее. Почему паршивые азиаты возомнили себя исключением? Плевать я хотела на то, что ему нравится или не нравится! - Она поколебалась, после чего с любопытством спросила: - Каким образом он узнал, что у меня в сумочке лежит пистолет?

- Нет ничего проще. Это совершенно очевидно по тому, как ты ее держишь. - Я опустил руку в карман, выловил маленькое оружие и протянул его ей. - На случай, если у тебя возникнет желание кого-нибудь пристрелить. Например, меня. Не хотелось бы принуждать тебя сдерживать эмоции.

- Ты наверняка успел вытащить пули.

- Ты отстала от жизни, милая. Современные пистолеты не заряжают пулями. Величайшее новое изобретение, произведшее революцию в оружейном деле, именуется готовыми боеприпасами. Позволяет избежать многочисленных мучений с отдельно взятыми пулями, порохом и капсюлями. Современное оружие заряжается патронами. Они же из него извлекаются. Но я их не извлекал, можешь убедиться.

Джина не преминула воспользоваться моим советом, после чего бросила пистолет в сумочку. На меня она не смотрела. Голову ее явно занимали какие-то мысли и очередной фразой она пыталась просто выиграть время.

- Интересно, этой светловолосой амазонке нравится стоять столбом на своих высоченных каблуках или она просто не может сесть, не порвав своих блестящих штанишек?

- Не отказался бы помочь ей избавиться от них.

- Не пытайся казаться более испорченным, чем ты есть. К тому же она не для таких, как ты, малыш. Такая выжмет тебя как мокрую тряпку и повесит сушиться. Мэтт?

- Да?

- Тебя ведь мучает любопытство, правда? Можешь задавать свой проклятый вопрос. Я пожал плечами.

- Раз настаиваешь! Что у тебя общего с наркотиками? Или что было общего? По-моему, все это осталось в прошлом. - Она помедлила с ответом, и я осторожно добавил: - Нам известно, что ты провела некоторое время в дорогой лечебнице. Но по какой причине, выяснить так и не удалось.

- Именно поэтому лечебница столь дорогостояща. - Сидя рядом со мной в движущемся такси, Джина пристально вглядывалась в тьму впереди. - Однажды я проснулась в сумасшедшем доме, - после небольшой паузы произнесла она лишенным всяческого выражения голосом.

- Собственно говоря, сумасшедшим было не место, а я сама. Мне сказали, что у меня выработалась зависимость от какой-то дряни, не помню уже, от какой. В те времена я перепробовала все, что возможно. И в результате попала туда, где мне не давали убить, или, по меньшей мере, изувечить себя. Я и в самом деле сошла с ума. Беспомощно тряслась недели напролет. Весила девяносто два фунта. Ночью просыпалась от собственного крика. Иногда кричала часами без какой-либо на то причины. Мысли путались, я вообще разучилась думать. Когда же наконец смогла подняться с постели, из зеркала на меня глянул устрашающий, обтянутый кожей скелет. Череп с пустыми глазами и перекошенным ртом не принадлежал никому из знакомых мне людей. - Она судорожно сглотнула. - На то, чтобы вернуться, ушла масса времени и сил. Но я своего добилась. Я видела, они не верили, что мне удастся, и, возможно, были по-своему правы. В темных закоулках моего сознания по-прежнему блуждают мысли, которых не может быть у нормального человека. Но теперь ты понимаешь, почему я ненавижу эту мерзость и людей, которые на ней наживаются.

- Разумеется, - сказал я - Как толстушка, севшая, наконец, на диету, ненавидит мерзкую пищевую промышленность, которая заставляла ее поедать прекрасное масло и великолепные пирожные, доведшие до столь ужасного состояния.

Джина бросила на меня возмущенный взгляд, но в следующее мгновение улыбнулась.

- Твое сочувствие согревает мне сердце, - проговорила она. - Ладно, возможно, я и правда на самом деле ненавижу саму себя за то, что сделала это с собой. Возможно, этот дурацкий комплекс спасения мира - своего рода попытка компенсировать былое. И все-таки я ненавижу таких как Григ за то, что в свое время они облегчили мне задачу.

- Именно поэтому ты и выбрала его? И его остров? Его корабль?

Джина встряхнула головой.

- Мы искали любой островок, расположенный в подходящем месте, но созданная им секретная гавань сделала Ринг-Кей идеальным вариантом. Мы не рассчитывали на такую удачу, но сразу поняли, как ею можно воспользоваться. Что касается корабля, то он был прав, говоря, что в наше время не так просто подыскать подходящее судно. Нам нужна была уверенность, что корабль сумеет войти в бухту. И чтобы в последнюю минуту не выяснилось, что он слишком длинный, слишком глубокий или что-нибудь в этом роде. "Саис" же несколько раз заходил в Ринг-Кей, то есть, можно сказать, был опробован на деле. - Джина ухмыльнулась. - Хотя, возможно, ты прав: мне доставило удовольствие наступить на хвост этому мерзавцу после того, что случилось со мной.

Я вздохнул.

- Куда подевались нормальные девушки? Человек спокойно занимается своим ремеслом, а ему попадаются то мазохистки, то наркоманки.

- Ах ты, сукин сын! - Джина тихо рассмеялась. - Хотя, в некотором роде, приятно побеседовать с человеком, который не чувствует себя обязанным обходить запретные темы. - На лице у нее появилось злорадное выражение. - Кстати, твоя маленькая мазохистка так и не вернулась домой, в Цинциннати. Услышала зов своего второго любовника и помчалась к нему. Как пчела на цветок. Мне подумалось, тебя это заинтересует.

Джиной явно руководила ревность и желание меня уколоть, но тем не менее известие меня порадовало. Если Эми направляется на встречу с Министером, а Дуг Барнетт не упускает ее из виду... Хоть, сознаюсь, я без особого удовольствия думал о том, что Эми вновь предстоит встретиться с человеком, которого она боялась и от которого пыталась сбежать. Пришлось в очередной раз напомнить себе, что в мои обязанности не входит приглядывать за помешанными девчонками, дабы те имели дело исключительно с милыми людьми, вроде меня.

- Похоже, мистер Поуп скоро закончит работу, для которой вы его наняли, - сказал я.

- С чего ты взял?

Я пожал плечами.

- Он явно готовится исчезнуть в присущей ему манере - на этот раз прихватив с собой избранную компанию. Вызвал Эми, чтобы та была у него под рукой, готовая раствориться вместе с ним, без необходимости тратить время на ее поиски. - Я посмотрел на женщину, неподвижно сидящую рядом, не прикасаясь ко мне. - Не пора ли посвятить меня в курс дела, Джина?

- Не могу.

- Ты поклялась, что тут нет ничего предосудительного, так почему же я не могу об этом узнать?

- В своей жизни я давала множество клятв, - сухо отозвалась она. - Так много, что не упомнишь. Так что не относись к ним излишне серьезно, дорогой.

- Давай рассмотрим исходные составляющие сложившейся ситуации, - предложил я. - Где-то существует некая таинственная скрытая бухта. В этой бухте предполагается укрыть не менее таинственный корабль, если он еще не находится там. Корабль этот должен доставить нечто опять же таинственное, сменившее другой, гораздо менее таинственный груз. Упомянутыми загадочными материалами предстоит воспользоваться человеку, который известен своими подрывными способностями. А заправляет всей операцией, с помощью состоятельных друзей и сообщников, некая таинственная женщина с кучей денег и сомнительной историей болезни, которая неустанно твердит мне, да и себе самой, о том, как она ненавидит насилие. Откуда, кстати, напрашивается вывод, что задумала дама нечто весьма насильственное, что не так-то просто согласовать с ее ненасильственными идеалами...

- Мэтт, прекрати!

Я упрямо продолжал:

- И, наконец, на другом острове, расположенном в непосредственной близости, проходит или скоро начнется международная конференция, на которой важные люди займутся обсуждением важных международных проблем. Если бы ты выступала за войну и против ядерного разоружения. Джина, если бы ты хотела провала конференции в Нассау, все выглядело бы гораздо более логично. Возможно, именно так дело и обстоит. Возможно, ты изначально занимаешься подрывной деятельностью. Что скажешь?

Джина быстро встряхнула головой.

- Ты наверное шутишь, Мэтт! Где ты найдешь сумасшедших, которые выступали бы за войну?

- Таких сумасшедших хватает с избытком. Достаточно, чтобы война позволила им нажиться или предотвратила потерю чего-либо для них важного, как например свободы или существования нации. Достаточно их уверенности в этом, вне зависимости от того, действительно ли дело обстоит подобным образом. И что помешает группе сторонников войны объявить себя ее противниками? Напротив, они просто вынуждены сделать это, точно так же, как любая диктатура именует себя народной демократией, а наше родное министерство войны предпочитает скрываться под вывеской "министерство обороны". Так и твоя "Молодежь против атома" вполне может оказаться "Молодежью за атомную войну". А небольшую неточность в названии легко объяснить тем, что радиоактивный пепел будет самым мирным на свете.

- Не может быть, чтобы ты и в самом деле так считал!

- Несколько лет назад мне довелось иметь дело с группой богатых ребят, весьма напоминающей вашу организацию. С той разницей, что они обзавелись мексиканским генералом, намереваясь захватить часть полуострова Нижняя Калифорния и превратить его в безопасное убежище, чтобы укрыться там, когда весь остальной мир провалится в преисподнюю. Может быть члены твоего эксклюзивного клуба тоже подготовили себе большое бомбоубежище, оборудованное по последнему слову техники, из которого вы выйдете и займетесь новым обустройством мира после того, как атомный ураган уничтожит большую часть бесполезной черни, а выжившие станут более покладистыми. Мгновенно вводится контроль за рождаемостью. А заодно и диктатура, только назовете вы ее правлением на благо всего мира, не так ли?

- Ты же понимаешь, что несешь совершенную чушь, правда?

Я спокойно продолжал:

- Представим, каким образом это можно организовать. Рассмотрим всего лишь одну вероятность. Предположим, таинственный груз, занявший место травки Кенни Грига, представляет собой не что иное, как тактическую ракету, а возможно и не одну. Радиус действия обычных ракет класса "судно-судно" может оказаться малым для ваших целей, но "томагавк" и даже более скромный "Ланс", пожалуй, сойдет, в зависимости от того, как далеко от Нассау расположена секретная база. Не исключено, что именно этих ракет на черном рынке не оказалось, но не сомневаюсь, что при нынешнем положении дел, компания, располагающая вашими капиталами, без труда подыщет что-нибудь подходящее. А поскольку все эти штуковины перевозятся на специальных грузовиках, их вполне можно установить и на борту судна. Во всяком случае, какие-то из них. И в нужный момент, когда высокопоставленные и не слишком высокопоставленные представители со всего мира соберутся под одной крышей и займутся обсуждением мира и атомного разоружения... Джина отрывисто рассмеялась:

- Неужели? Ты и сам в это не веришь! Собрались они исключительно под давлением общественного мнения, а все их обсуждения и гроша ломаного не стоят!

Я пожал плечами.

- Возможно. Тем не менее, в глазах своих народов, эти люди являют собой важные символы; символы мира и надежды. И когда ты одним ударом сотрешь их всех с лица земли, ты не только сорвешь конференцию, но и вызовешь поток взаимных обвинений, поскольку никто не будет знать виновника случившегося. Однажды весь мир передрался лишь потому, что один ненормальный пристрелил какого-то герцога, о котором до тех пор никто и слыхом не слыхивал. Можно представить, что начнется после истребления целой мирной конференции. Ты, несомненно, получишь свою третью мировую войну.

Мгновение Джина пристально смотрела на меня, потом глубоко вздохнула и рассмеялась:

- Ничего не получится, дорогой.

- Что именно не получится?

- Ты пытаешься вывести меня из себя, живописуя как кровожадную милитаристку, замыслившую заговор против человечества. И надеешься, что у меня хватит дури начать доказывать тебе чистоту и благородство своих намерений, выкладывая свой настоящий план. - Она быстро покачала головой. - Нет, дорогой, меня на это не купишь. Прежде всего, твоя гипотеза совершенно неубедительна: если бы мы задумали нечто подобное, то наняли бы вышедшего в отставку специалиста по ракетам. Нет, Мэтт, у нас и в мыслях нет забавляться армейскими игрушками. И мы пытаемся изо всех сил - предотвратить, а не начать войну.

- Что ж, остается надеяться, что ты знаешь, что делаешь. До сих пор я этого не замечал. Человек, который пытается провести парня вроде Грига, а потом поражается, наткнувшись на команду головорезов, далек от реального мира.

Это разозлило Джину и оставшуюся часть пути мы проделали в молчании. Когда я спросил у водителя, сколько причитается с меня за путь туда и обратно, и за бесконечное ожидание, тот только покачал головой.

- За все заплачено, сэр... Нет, сэр, я вам весьма признателен, но денег ваших лучше не возьму. Спокойной ночи, сэр.

Мы проводили его взглядами. Я поморщился.

- Похоже, наш большой друг пользуется здесь немалым авторитетом.

- Во времена Гражданской войны владельцы судов, прорывавших блокаду, тоже имели немалое влияние. Мэтт...

- Да?

- Прости. Я излишне погорячилась. Покорный слуга окинул взглядом ее стройную фигуру в выделяющемся в ночи белом платье.

- И что же тебе нужно на этот раз?

Джина тихо рассмеялась.

- Разве так отвечают человеку, смиренно признающему свою вину?

- Именно так. Смирения особого я в тебе не вижу и виноватой ты себя тоже не чувствуешь.

Она облизала губы.

- Мне... мне просто не хотелось, чтобы остаток ночи ушел на бессмысленные обиды. Пошли, все эти размышления и разговоры разбудили во мне нестерпимое желание!

Я старательно избегал смотреть в сторону здания, в котором располагались погруженная во тьму контора, туалеты и телефоны-автоматы, позволяя взять себя за руку и провести мимо. Джина задорно рассмеялась, делая нас похожими на детей, спешащих заняться игрой. Я пришел к выводу, что в данном случае стоит довериться своим инстинктам. Предстояло передать определенную информацию, но интуиция подсказывала, что я добьюсь большего, поддерживая тесные отношения с этой женщиной и позволив ей увести себя, нежели холодно отказавшись от ее предложения и настояв на немедленном звонке в Вашингтон. Разумеется, это подразумевало и больший риск, но в определенных ситуациях последний неизбежен. Темный и неподвижный "Спиндрифт" покоился на своем месте. Я спрыгнул на палубу и помог спуститься своей спутнице, после чего мы остановились в кокпите для продолжительного и достаточно горячего поцелуя, который угрожал вот-вот вырваться из-под контроля.

- Только не на этом каменном сидении! - наконец выдохнула Джина, неохотно освобождаясь из моих объятий. - Последний раз я вся исцарапалась!

Я открыл замок и откинул крышку люка. Потом повернулся и увидел Джину, стоящую предо мной в одних трусиках. Платье было переброшено у нее через плечо, туфли на высоком каблуке она держала в руках.

- Давай твой пиджак, я повешу его вместе со своим платьем. - Она вновь поцеловала меня, на этот раз мимолетно, чтобы не разбудить во мне зверя. - Подожди минутку, пожалуйста.

- Сколько угодно, - согласился я. - Только не дольше тридцати секунд.

Джина рассмеялась и исчезла в каюте. Я избавился от галстука и рубашки, стянул с себя туфли и носки и стал ждать. В отличие от нее я недостаточно загорел, чтобы раздеваться дальше на открытом кокпите. Хоть гавань и выглядела совершенно безлюдной.

- Я готова, дорогой.

Я бросил в каюту одежду и последовал за ней сам. Джина зажгла тусклую лампу в камбузе и поджидала меня в темной гостиной, если так можно назвать помещение, где едва помещаются две койки и складной стол. Мне удалось разглядеть, что она рассталась со своим последним покровом и трансформировала сидение правого борта - мое - в койку, ожидающую нас.

Джина упала в мои объятия и вздрогнула. Рассмеявшись, нагнулась и нащупала хитроумную кобуру, достала из нее револьвер и отбросила на другое сидение.

- Вступление как всегда затянулось! - прошептала она, вновь припадая ко мне, нагая, горячая и нетерпеливая.

И прижавшись ко мне, с тихим щелчком всадила автоматический шприц, который извлекла из кармана моего пиджака, мне в спину. Я лишь успел понадеяться, что поспешно действуя в темноте, спутница зарядила в коварное маленькое оружие нужную, зеленую ампулу. Потому что красная и оранжевая убивают.

 

Глава 23

Очнулся я уже засветло. В голове промелькнула расплывчатая мысль, что она и вправду оказалась зеленой, но что именно оказалось зеленым, припомнить не удалось. Я лежал в неком подобии раскачивающейся колыбели и ощущал смутное беспокойство за свои непослушные конечности. Последняя мысль заставила меня полностью очнуться. Связанный по рукам и ногам, я покоился на койке, а высокое брезентовое ограждение, не позволяющее выпасть во время шторма, было поднято.

Похоже, "Спиндрифт" вышел в море. Собственно говоря, судя по покачиванию, мы успели отойти довольно далеко от берега. Подгоняемая хорошим ветром, яхта шла под полными парусами. Мы легли на правый галс, в результате чего моя сторона оказалась вверху. Натянутый брезент избавлял меня от полетов по каюте при резких порывах ветра, но в то же время вызывал довольно неприятное чувство замкнутого пространства.

Сосредоточившись на анализе движения яхты, я не замечал присутствия моей спутницы, пока край брезента не опустился и я не увидел ее глядящей не меня сверху вниз. На ней был все тот же морской наряд, состоящий из короткой майки и джинсов. В Нассау мы, помимо всего прочего, воспользовались услугами прачечной, точнее, автоматических стиральных машин, так что теперь ее наряд вновь выглядел чистым и свежим. В то же время с лицом Джины произошла обратная перемена: оно стало серым, погасшим и безжизненным. Бледные губы безвольно вздрагивали.

- Черт бы тебя побрал! - прошептала женщина. - Черт бы тебя побрал!

После чего внезапным резким движением подняла руку. Я увидел блеснувший маленький пистолет и попытался откатиться в сторону в то самое мгновение, когда Джина выстрелила мне в лицо. Однако путы и все еще не прояснившееся до конца сознание не позволили сделать это достаточно эффективно. Что-то сильно ударило меня по голове прямо над левым ухом. Мир немедленно окрасился в ярко-красные тона, и я ощутил странную дрожь в конечностях. После чего отказался от дальнейших попыток увернуться и сосредоточился на том, чтобы сохранить оставшиеся крохи сознания. Почему-то казалось чрезвычайно важным узнать, куда попадет следующая пуля; я изо всех сил стремился не упустить неповторимое ощущение последних минут на этой земле.

Какой-то предмет со стуком упал на тиковый пол каюты. Как ни странно, я не ощутил облегчения, хоть и понял, что Джина выронила оружие, не в состоянии заставить себя нажать на спуск еще раз. Но меня учили чрезвычайно осторожно обращаться с огнестрельным оружием, поэтому такое проявление небрежности вызвало у меня только испуг и раздражение. Упустив пистолет подобным образом, она, наверняка, не подумала предварительно разрядить оружие или хотя бы поставить на предохранитель. Тем не менее, вопреки моим ожиданиям, выстрела при падении не раздалось.

Я ощутил, что она поднимает мне голову, которая, казалось, находится невероятно далеко от остального тела, и проводит рукой по лицу, вероятно перепачкивая моей кровью свежевыстиранные джинсы. Какая жалость.

- О, Господи, он мертв, я убила его! - простонала она, усаживаясь на койку и обхватывая меня руками. - Мэтт, пожалуйста! Мэтт, дорогой, я не хотела... Ну да, хотела, но пойми меня, дорогой. Ты должен меня понять! Мне пришлось сделать это! Ты все испортил, но мне так жаль... Господи, я вся перепачкаюсь! Но у мертвецов не бывает такого кровотечения... Мэтт! Мэтт, очнись!

Я заставил губы пошевелиться.

- Зачем? - угрюмо поинтересовался я. - Чтобы ты меня добила?

- Боже мой, сколько крови! - проговорила она. - Где у тебя аптечка?

Все еще с определенным трудом, я произнес:

- Сначала пистолет, пожалуйста. Пока он не ударился о стену и не выстрелил. По крайней мере, поставь его на предохранитель.

- Я ничего не имею против умышленного убийства, многие пытаются сделать это давным-давно, но глупо умирать от случайного выстрела. И еще проверь пробоину от пули, хотя двадцать пятый калибр это не ружейный заряд. Отверстие в четверть дюйма вряд ли потопит нас в ближайшее время. А аптечка лежит в задней части рундука, рядом с ружьем. Но сначала дай платок или полотенце, чтобы стереть кровь.

Мгновение она не двигаясь смотрела на меня. Затем поднялась и остановилась, глядя на меня сверху вниз. Лицо ее вновь обрело человеческие черты, губы слегка искривились, но на этот раз насмешливо.

- Жертва несостоявшегося убийства распоряжается на месте преступления, - пробормотала она.

- Кто-то же должен этим заняться, раз уж несостоявшаяся убийца оказалась такой неумехой, - отозвался я.

Она протянула руку на камбуз - на двадцатифутовой яхте все расположено очень близко - отыскала чистое посудное полотенце и протянула его мне. Неуклюже орудуя связанными руками, я приложил его к нужному месту. Джина еще какое-то время нахмурившись, смотрела на меня.

Затем медленно произнесла:

- В старину, когда люди еще серьезно относились к вопросам достоинства, существовало такое понятие, как слово чести. Узник мог пообещать не пытаться сбежать или не нападать на стража в течение определенного времени. Если я развяжу тебя... Скажем, на час, пока мы тебя перевяжем и приведем в порядок каюту?

- Час в твоем распоряжении, - сказал я, протягивая запястья.

Джина несколько натянуто рассмеялась.

- Со стороны можно подумать, это ты делаешь мне одолжение...

Мы управились со всеми делами за три четверти часа. Маленький пистолет исчез в неизвестном мне укрытии. Оставалось только надеяться, что Джина не забыла поставить его на предохранитель. Мы выяснили, что пуля не пробила яхту насквозь. Задев мой череп, пронизав матрац и полку койки, она остановилась в одной из хранившихся внизу банок с консервами, что добавило нам еще немного работы. От крови пришлось отмывать прежде всего меня и деревянную конструкцию. Постельное белье и одежду Джины оставили отмокать в ведре с холодной водой на кокпите. Просто удивительно, сколько крови способно вылиться из пустяковой царапины на голове. Поскольку я все еще оставался обнаженным по пояс, то есть, в том виде, в котором накануне поджидал свою возлюбленную, одежда моя не пострадала. Трещину в моем черепе залатали пластырем.

- Нелепее ничего и не придумаешь! - возмутилась Джина, когда, покончив с делами, мы присели на кокпите, где прохладный воздух предположительно должен был уменьшить мою головную боль. - Сидим здесь, как добрые друзья... Ведь я же пыталась убить тебя!

- Не ты одна такая, - отозвался я.

- Это представлялось единственным логическим выходом, - сказала она. - Собственно говоря, это и сейчас единственный логический выход.

Управляемый автопилотом "Спиндрифт" спокойно рассекал морскую гладь под голубым багамским небом. Судя по цвету воды, темно-голубому, с редкими белыми вкраплениями, места тут были довольно глубокие. Мы направлялись на восток. С юга виднелась земля, ничем неприметный низкий островок, а на севере проходил корабль, по-видимому, направляясь к оставшемуся позади нас Нассау, за кормой оставшемуся, если пользоваться морской терминологией. Джина облачилась в свои широкие плиссированные штаны цвета хаки и кофточку в красную и белую полосы. Соски отчетливо проступали сквозь тонкую вязаную ткань. Хотя последнее не имело к делу ни малейшего отношения.

- В таком случае, как скоро я получу очередную пулю? - поинтересовался я.

Джина посмотрела на меня широко раскрытыми темными глазами.

- Нет, - сказала она. - Сделать это еще раз я не смогу. Не смогу еще раз это пережить! Почти всю ночь просидела здесь, пытаясь убедить себя, что это единственно возможное решение. Убедить себя, что я была вынуждена, обязана сделать это. Убедить, что выбора не оставалось. Не оставалось после того, как...

- После чего? - спросил я, когда она замолчала.

- После этого, - сказала она, извлекая из кармана маленький лист бумаги. Тот показался мне знакомым. - Когда ты вернулся к Григу, когда он позвал тебя одного, я поняла, что он придумал, как доставить мне неприятности. Несмотря на то, что он получил свои деньги, мои деньги, наши деньги, он по-прежнему жаждал отыграться. И я оказалась права, не так ли? А мы не можем допустить, чтобы местоположение Ринг-Кей стало достоянием гласности. Во всяком случае, в ближайшие несколько дней. - Не сводя с меня взгляда, она разорвала лист на мелкие кусочки, подняла руку и позволила им высыпаться за борт.

- Вот так! - проговорила она и вздохнула. - Хотя, разумеется, это не выход. Ты вполне мог запомнить координаты.

Собственно говоря, координаты я не запомнил, потому как просто не успел этого сделать. Я сказал:

- Вовсе ни к чему было устраивать спектакль со стрельбой. Похоже, ты довольно неплохо разбираешься в моих препаратах и, предположительно, по-прежнему держишь их под рукой. Снадобье там вполне смертельное, можешь не сомневаться. Дождешься, пока я усну и тихонько уколешь. Тихо и чисто.

- Прекрати издеваться! - Джина поморщилась. - Ты прекрасно понимаешь, что я исчерпала свои резервы. Мне не удастся заставить себя проделать это еще раз. Дурацкие сантименты! Подумать только, всего лишь жизнь одного человека! Который способен все разрушить. И дело вовсе не в моем непреодолимом человеколюбии. В конце концов, я бы не стала нанимать Альберта Поупа, будь я столь щепетильной в вопросах жизни и смерти!

- Я знавал одного пилота, который во время второй мировой войны на своей "летающей крепости" сеял смерть и разрушения по всей Германии. Однако, в конце концов, его самолет сбили, и парень выпрыгнул с парашютом. На земле наткнулся на немецкого солдата. Парень извлек свой верный пистолет и, скорее всего, ему удалось бы спастись, но он не смог заставить себя убить человека, стоя с ним лицом к лицу. И это несмотря на то, что от его руки погибло множество людей. Но бедолаги находились далеко.

- И что с ним случилось?

- Конечно же, немец выстрелил. Раненый попал в лагерь военнопленных, вернулся домой калекой и остаток дней уже не жил, а доживал.

- Пытаешься уговорить меня покончить с тобой? Ситуация и в самом деле сложилась глупейшая. Мы сидели и вели дурацкий разговор, тогда как управиться с ней Мне мешала разве что пронзительная головная боль и расплывчатое обещание. Однако я вряд ли много бы добился, захватив ее в качестве пленницы, разве что прибегнув к весьма неприятной процедуре допроса, но и в этом случае на то, чтобы узнать координаты интересующего меня места, ушло бы немало времени. Поэтому я предпочитал добираться до цели, оставаясь ее пленником, но чтобы она не догадалась о моем замысле, следовало устроить как можно более густую дымовую завесу.

- Нет, всего лишь пытаюсь продемонстрировать границы твоих возможностей, чтобы между нами не оставалось никаких неясностей, - сказал я. - Кстати говоря, я не слишком хорошо разбираюсь в координатах и не успел запомнить цифры.

Ей предлагался выход. Если мне не известно, где находится Ринг-Кей, меня вовсе не обязательно убивать. Видно было, что ей хочется поверить мне. Тем не менее, она подозрительно произнесла:

- Я должна поверить тебе на слово?

- Ты уже испытала мое слово.

Джина посмотрела на часы.

- Да, и твое время почти истекло. Надеешься, что я забуду? Будь умницей и спускайся вниз, чтобы я снова могла тебя связать.

Лежа на своей койке со всеми надлежащими путами, я спросил:

- Так что же произойдет в ближайшие несколько дней? Ты сказала, что никто не должен узнать о Ринг-Кей еще несколько дней. - Джина упрямо покачала головой, не проронив ни слова, и я попробовал задать другой вопрос: - Между прочим, что вообще представляет из себя этот самый Ринг-Кей? Жемчужная лагуна, посреди идеально круглого острова?

Джина рассмеялась.

Лагуна там, разумеется, есть, в этом-то все и дело, но она довольно узкая и вытянутая. Название острову дали массивные старые металлические кольца, вделанные в скалы с обеих сторон. К ним крепились "штормовые" цепи, которые проходили по дну и удерживали якорь судна, чтобы сильный порыв ветра не бросил его на берег. Цепи, конечно, со временем съела ржавчина, но кольца на берегу сохранились.

- Если Ринг-Кей на самом деле расположен вдали от морских путей, странно, что его использовали в качестве укрытия от штормов.

- Да, но пользовались им люди, которых это вполне устраивало. Говорят, однажды там был пират Черная Борода. Разумеется, в то самое время в лагуне стоял корабль капитана Блада.

Джина пожала плечами.

- Не спорю, возможно, это всего лишь еще одна легенда о Тиче.

- Вот ты себя и выдала. Никто не знал, что Черную Бороду звали Тичем.

Джина мимолетно улыбнулась, после чего лицо ее вновь стало серьезным.

- Мэтт.

- Да?

- Мы ведь выяснили, что я не в состоянии тебя убить, правда? Поэтому, пожалуйста, не толкай меня на крайности. Мне достаточно не позволить тебе связаться со своими на случай, если ты покривил душой, говоря о своей памяти, до тех пор, пока ты не сможешь ничему помешать. В этом случае я постараюсь устроить все так, чтобы ты не пострадал. Только, пожалуйста, не пытайся выкинуть один из своих трюков, о которых, уверена, ты подумываешь прямо сейчас. Договорились? - Джина быстро оглянулась. - Господи, ветер сменился! Будь молодцом и лежи спокойно, дорогой.

Она почувствовала перемену раньше меня и уже ус пела подняться до середины трапа, когда яхта выпрямилась, и паруса бешено захлопали над головой Я услышал постукивание блоков грота и поскрипывание лебедки кливера - Джина опытной рукой подставляла паруса новому ветру.

Женщиной она была незаурядной, но у меня не выходил из памяти безумный череп, смотревший на меня не более часа назад, и пуля, посланная прямо в лицо. И еще я не мог забыть человека, которого съели - вернее, на половину съели акулы; изувеченной женщины в инвалидной коляске, попавшей туда по вине человека, теперь работающего на миссис Джорджину Уиллистон и ее друзей. Все это не позволяло излишне полагаться на ее обнадеживающие обещания относительно моего будущего.

Я обратил внимание, что она не стала пользоваться синтетическими канатами, в изобилии имеющимися на борту, чтобы связать меня. Современные корабельные тросы делают исключительно из нейлона и дакрона, нейлона - там, где требуется эластичность, и дакрона - там, где без нее можно обойтись. Поэтому нынешние тросы гораздо более скользки и упруги, чем те, которыми пользовались в былые времена. Это делает их прочнее и долговечнее, но вот узлы на них удерживаются гораздо хуже. Гудини освободился бы от таких пут даже не просыпаясь. Однако Джина использовала в качестве пут материал, идущий на крепление парусов мягкую белую дюймовую ленту из грубо скрученного и чрезвычайно прочного материала, сохраняющего узлы на натянутых парусах даже в штормовых условиях Молодчина Одна ко при всем своем знании судовых материалов. Джина не удосужилась тщательно меня обыскать. На случай необходимости, у меня оставалась пара запасных вариантов, но пока я предпочитал вести себя как образцовый узник.

В течение полудня мы управились с неуклюжей процедурой кормления и неловкой процедурой посещения туалета. Чуть погодя я заметил перемену курса. На палубу меня не приглашали, но я изловчился бросить взгляд в ближайший иллюминатор Положение солнца свидетельствовало, что теперь мы направляемся на юг. Вокруг не было видно ни единого острова, но вода утратила прежний темно-голубой оттенок. Несмотря на рябь, поднятую подгоняющим нас свежим ветром, я заметил, что она стала светлее и несколько более пестрой, повторяя цвета дна, меняющегося от светлого песка до темных водорослей. Дно казалось опасно близким, мы беспечно рассекали море, едва способное пропустить нашу яхту, однако в действительности глубина, пожалуй, составляла от пятнадцати до двадцати футов. Как бы там ни было, я, наконец, совершил это: миновал одну из знаменитых багамских отмелей.

Вскоре покорный слуга отказался от попыток уследить за тем, куда направляется яхта. Даже имея в пределах видимости землю, я вряд ли отличил бы один островок от другого. К вечеру ветер ослаб. Яхта со включенным двигателем шла по спокойной глади. Джина свернула кливер и упруго натянула вниз грот, стараясь, по возможности, уменьшить его колыхание.

Я подремывал в своей колыбели, когда был разбужен довольно резким изменением курса. Внезапно послышался скрежет, и "Спиндрифт" заметно сбавил ход. Затем взревел мотор - Джина перевела рычаг на "полный вперед". Я, извиваясь, поднялся с койки и поплелся на корму, чуть было не оказавшись на полу, когда киль зацепил за что-то твердое, и яхта вновь резко содрогнулась. Вскарабкавшись по трапу, я остановился, вцепившись связанными руками в его верхушку и оглядываясь по сторонам. Джина взобралась для лучшего обзора на сиденье кокпита, придерживаясь руками за гик безжизненно повисшего грота над головой. Одной босой ногой она управляла румпелем, сосредоточившись на поиске фарватера настолько, что меня одарила лишь мимолетным взглядом. На сидении лежала карта, сложенная так, что мне не удалось ничего разглядеть, но Джина и сама не смотрела на нее. Очевидно, местная навигация основывалась исключительно на визуальном наблюдении.

За кормой пенилась вода, смешанная с беловатым илом, поднятым со дна нашим винтом. Спокойная поверхность океана по обе стороны была испещрена неприятного вида рифами и коралловыми островками. Впереди не наблюдалось ничего, хотя бы отдаленно напоминающего проход. Под бушприт уходила беловатая гладь мелководья. В нескольких сотнях ярдов впереди она переходила в приятную голубизну, но эти несколько сотен ярдов нам еще предстояло преодолеть. Киль вновь угрожающе чиркнул о дно.

- Давай! - Упрямо шептала Джина. - Двигайся, черт тебя побери! Ты пройдешь... Вот так!

Внезапно мы вырвались на волю. "Спиндрифт" вновь начал набирать скорость. Дно уходило вниз, а отмели и рифы оставались за кормой. Джина спустилась на кокпит и приглушила ревущий дизель. Потом посмотрела на меня и улыбнулась.

- Слегка упустили прилив в этом проходе, - сказала она. - Я решила, что лучше попытаться прорваться, чем ждать еще двенадцать часов. Теперь, когда все позади, как ты смотришь на то, чтобы выпить? - Джина задумчиво оглядела меня. - Еще одно слово чести, сэр Мэттью? Чтобы избавить меня от необходимости поить и кормить тебя как младенца?

- Господи, я чувствую себя так, будто попал во времена доспехов и мечей, - заметил я. - Ладно, получай свой час.

Джина насмешливо произнесла:

- Возможно, мне стоит отметить, что даже если тебе вздумается нарушить слово и устроить переворот, ты понятия не имеешь, где мы находимся. На то, чтобы найти дорогу в Нассау, у тебя уйдет несколько дней, если ты, конечно, не посадишь яхту на рифы. На "Лоран" не рассчитывай. Мы находимся в районе, где он совершенно бесполезен. Тебе, наверное, приходилось слышать об этом явлении. Если начнешь ориентироваться по его показаниям, наверняка угодишь на коралловый риф.

Я испытывал сильнейшее подозрение, что она в очередной раз пытается запугать неопытного новичка, представляя задачу значительно более сложной, чем та есть на самом деле. Однако это свидетельствовало о том, что моя демонстрация неумелости не прошла впустую. И, разумеется, ни к чему было теперь портить свои же труды, проявляя малейшие проблески морской смекалки. После дружеской выпивки, приятной закуски и пары таблеток аспирина для моей по-прежнему раскалывающейся головы покорный слуга, как и подобает человеку чести, снова позволил себя связать.

С наступлением темноты яхта, подгоняемая ветром, взяла курс на юг. По крайней мере, так мне показалось. Собственно говоря, направление меня не слишком волновало. Мне не верилось, что Джина и в самом деле останется в стороне от разворачивающихся событий лишь затем, чтобы приглядывать за мной. Слишком много времени, сил, денег и нервов вложила она в свое начинание, чтобы оставить его реализацию другим. Сейчас моя спутница тянула время и чего-то ждала, но я готов был побиться об заклад, что в решающий момент она окажется в центре событий, хотя бы затем, чтобы убедиться, что ее хитроумные и дорогостоящие планы не сорвались. Что бы они не предполагали.

Мне почему-то припомнилось, что конференция в Нассау начнется не раньше середины недели, хотя по-прежнему оставалось загадкой, имеет ли это какое-либо значение. Я в очередной раз понадеялся, что Эми Барнетт оставила отчетливый след, откликнувшись на призыв своего возлюбленного садиста, и Дугу Барнетту без труда удастся довести дело до конца в случае моей неудачи. Ведь задание-то, в конце концов, было его. С этими мыслями я уснул.

Ближе к утру покачивание дало знать, что снаружи вновь поднялся ветер. Грот натянулся, и яхта заметно наклонилась, но большой кливер оставался свернутым, а двигатель продолжал равномерно постукивать. Впервые Джина не пожелала воспользоваться попутным ветром. Мне подумалось, что она так и не имела случая как следует выспаться с тех пор, как впервые появилась на борту моей яхты. Хотя участие в регатах и приучило ее к долгим дневным и ночным вахтам, подобные бдения не могли пройти бесследно. Я вновь погрузился в сон, после чего был разбужен плеском опускаемого якоря и скрежетом разматываемой цепи. Двигатель не работал. Я услышал, как на палубе опускают и сматывают грот. В каюте загорелся свет, и я увидел стоящую надо мной Джину.

- Прибыли? - спросил я. - В знаменитое таинственное место?

Джина встряхнула головой.

- Ждем. Солнце скоро поднимется, а мы по вполне очевидным причинам предпочитаем заходить в гавань в темноте. Ведь я же обещала отвезти тебя туда, помнишь?

- Ты много чего обещала, - отозвался покорный слуга.

Она едва заметно передернула плечами.

- Так что день проведем здесь. Кроме того... - Она помедлила, пристально глядя на меня. - Перемирие?

- Выспаться захотелось? - Удобно устроившись на своей койке, я насмешливо улыбнулся. - Поспать тебе явно не помешает; выглядишь ты ужасно. Так что мне остается дождаться, пока ты свалишься с ног, и размозжить тебе голову. Правильно?

- И что это тебе даст? Ты по-прежнему понятия не имеешь, где мы находимся. Можешь дать мне, скажем, три часа?

- Не стоит размениваться по мелочам, милая. К чему договариваться ради каких-то паршивых трех часов? Когда ты собираешься двинуться в путь?

Джина облизала губы.

- Собственно говоря, я намеревалась остаться здесь до вечера. Тогда мы доберемся к Ринг-Кей за несколько часов до рассвета.

Я кивнул.

- Итак, слово чести, если следовать твоей терминологии, незыблемо до шести часов вечера. До восемнадцати ноль-ноль.

Она кивнула.

- Я проснусь заблаговременно, чтобы успеть приготовить ужин. - Она замолчала, и в глазах у нее появилась странная грусть. - Мэтт, я...

- Я знаю. Хотелось бы, чтобы все было по-другому, правда? Мы бы приятно провели время, вместо того, чтобы разыгрывать узника и тюремщика.

Джина резко встряхнула головой.

- Дорогой мой, я всю свою жизнь мечтаю, чтобы все было по-другому. Но эти мечты никогда не сбываются. Давай-ка я развяжу твои веревки. Спокойной ночи. Если это еще ночь.

Поднявшись на палубу, я увидел, что уже вполне рассвело, хотя солнце еще не появилось над горизонтом. Похоже, мы вновь вышли на отмель - одну из многочисленных отмелей, которых с избытком хватает на Багамах. Неподалеку виднелся довольно пустынный клочок земли. Чуть поодаль я разглядел еще несколько островков различных размеров, а разделяющее их водное пространство выглядело достаточно мелким и опасным. Итак, моя догадка подтвердилась: Джина не смогла остаться в стороне от событий. Если она предполагала выйти в путь вечером и добраться на место за час-два до рассвета, стало быть, сей таинственный Ринг-Кей находится примерно в десяти часах плавания от нас, то есть в пятидесяти милях, при средней скорости в пять узлов. И пора готовиться покончить с этим дружеским нереальным пленом...

Поэтому, управившись со своим утренним туалетом, я сменил выходные брюки, к этому времени изрядно измятые и перепачканные, на пару практичных джинсов. Дополнил их носками и судовыми туфлями, резиновые подметки которых могли сослужить неплохую службу и на берегу. Затем отыскал маленький нож, на который Джина либо не обратила внимания, либо оставила на том же месте. Приклеил ножны между лопатками - так, чтобы без особого труда дотянуться до рукоятки и натянул сверху вязаную темно-голубую спортивную рубаху, удобную для ночных операций, на случай, если дело обернется именно так. Оставил рубашку свободно свисающей на пояс. И уже разжигал плиту, чтобы приготовить завтрак, когда Джина закричала.

- Нет, нет, нет, Господи, нет... Аааа!

Джина рывком приподнялась на койке, будто пыталась что-то побороть. Я заметил, что тело ее неестественно скованно, как будто его удерживают невидимые оковы. Лицо ее было восково-бледным, глаза - плотно закрыты. Но достаточно было легкого прикосновения, чтобы они тотчас открылись. А в следующее мгновение перед лицом у меня появился ствол моего маленького автоматического пистолета.

- Что... - она облизала губы. - Что ты задумал, Мэтт?

- Тебе приснился кошмар.

- Ох. Опять один из этих снов. Они постоянно преследовали меня в том месте... я тебе рассказывала. - Она перевела взгляд на оружие, как будто недоумевая, откуда оно появилось, после чего вновь спрятала его под подушку. Еще раз облизала губы. - Прости, я сорвалась... Мне показалось, ты пытаешься... Прости. Спасибо. Еще раз спокойной ночи.

Это был странный, впустую пропавший день. Я поел, снял вещи, которые Джина постирала и вывесила сушиться, навел порядок на борту, еще раз поел, после чего немного прикорнул, хотя спать совсем не хотелось. Но в моем ремесле никогда не знаешь наперед, когда в следующий раз выдастся такая возможность. Джина наконец проснулась, привела себя в порядок и приготовила весьма сносное блюдо из консервированной говядины. На десерт были поданы консервированные персики. Затем - кофе и маленькая бутылка "вайт-лейбл", выдаваемая за коньяк. После чего я мыл, а она вытирала посуду. Под конец мы повторили процедуру наложения на меня пут.

Джина остановилась над койкой, с кривой усмешкой глядя на меня сверху вниз.

- Это становится совершенно нелепым, правда? Я с трудом удерживаюсь от смеха. Мэтт...

- Да?

Она протянула руку, как будто намереваясь виновато прикоснуться к моему плечу. И внезапным движением всадила маленький шприц в мой бицепс.

- Я хотела сказать: очень жаль, дорогой. Спи спокойно...

Когда я проснулся, то обнаружил, что лежу на дне большого ржавого металлического ящика. Склонившаяся надо мной незнакомая девушка озабоченно смотрела на меня.

 

Глава 24

Внутреннюю поверхность ящика покрывал толстый слой серой краски, которая местами облупилась, обнажая ржавый металл. Некогда ящик явно служил чем-то вроде трюма на каком-то судне. Был он не совсем прямоугольным, что неудивительно для судового помещения. Расположенная напротив двери стена странным образом изгибалась. Вероятно, это был борт самого судна. Помещение освещалось слабой электрической лампой, ватт в двадцать пять, располагающейся в углублении над дверью и защищенной примитивной, небрежно окрашенной решеткой. Непрестанная вибрация корпуса свидетельствовала о работе какого-то оборудования, возможно, электрического генератора.

Ограниченное пространство позволяло разместить на полу пару узких коек и корабельный сортир, явно установленный впоследствии; изначально место для него не отводилось. От последнего исходила вонь экскрементов и химикалий. Кроме того, в воздухе стоял запах рвоты. Все это живо напомнило мне тюремную камеру в одной из зарубежных стран, в которой мне некогда довелось побывать по долгу службы. Свисающий с потолка прямо над моей головой вентилятор не слишком старался изменить ситуацию в лучшую сторону. Не поднимаясь со ржавого пола между койками, на котором я лежал, ничего больше разглядеть было невозможно. Существовала определенная причина, по которой мне не хотелось принимать сидячее положение без особой необходимости, но вот в чем она состояла, припомнить не удавалось.

- Лежите спокойно, - сказала девушка, присевшая на корточки рядом со мной. - Похоже, вам ввели какие-то наркотики. Постарайтесь прийти в себя, прежде чем попытаетесь подняться.

- Сколько сейчас времени?

Судя по выражению ее лица, вопрос показался как нельзя более глупым. У меня создалось впечатление, что девица находится в заточении настолько долго, что время потеряло для нее всяческое значение. Затем она передернула плечами и посмотрела на делового вида водонепроницаемые часы у себя на запястье.

- Десять тридцать пять, - сообщила она.

- Дня или ночи?

- Ночи. Ночь наступает после фасоли. День - после яиц. Здесь они различаются только так. Но вы еще успеете узнать.

В голосе прозвучала горькая ирония, как у человека, который слишком много знает. Однако мое затуманенное сознание все еще было не способно думать о нескольких вещах одновременно. Десять тридцать пять вечера. Всего четыре с небольшим часа после полученного мной укола. Превосходно.

Я почувствовал, что улыбаюсь при мысли о том, как ловко прелестная мореплавательница обвела меня вокруг пальца, убедив, что нам еще предстоит не меньше десяти часов плавания, тогда как, судя по всему, бросила якорь совсем рядом от пункта назначения. Я припомнил окружающие нас острова и понял, что, возможно, глядел на Ринг-Кей, совершенно не подозревая об этом, пока наводил порядок на палубе, дожидаясь окончания срока действия своего слова чести и позволяя попутчице выспаться внизу. Затем последовал вкусный обед, чтобы еще больше ослабить мою бдительность и внезапный укол, тогда как покорный слуга рассчитывал иметь в распоряжении целую ночь, позволяющую спокойно завершить последние приготовления. Короткий переход в сумерках с включенным двигателем, и мы в былом штормовом убежище пиратов.

- С вами все в порядке? - спросила девушка, видимо, приняв улыбку за проявление истерики. - Что тут смешного? Если вы вспомнили какую-то шутку, расскажите и мне. Давненько я не смеялась.

- Довольно своеобразная шутка, - отозвался я. - Слишком долго объяснять.

Я окинул ее пристальным взглядом. Девушка смущенно заерзала и довольно сухо произнесла:

- Увы, не могу предстать перед вами во всей красе. Но уверяю, что по принятии ванны и при наличии приличной одежды весьма напоминаю человеческое существо женского пола.

Возможно, однажды мне доведется получить одно из тех заданий, при выполнении которых имеешь дело исключительно с источающими аромат духов дамами в великолепных нарядах, однако сейчас был явно не тот случай. Не то чтобы девушка была некрасива, просто сейчас представлялось довольно затруднительным определить, как она выглядит на самом деле. Предположительно, неделю или две назад она была аккуратной, чистой и приятной, хоть, возможно, и несколько грубоватой, молодой женщиной со светлыми волосами, коротко подстриженными на лбу и ниже ушей. Однако некогда красивые, блестящие и шелковистые волосы теперь превратились в грязные спутанные космы. Ее курносое лицо успело позабыть, что такое вода. На груди светло-голубой майки красовалась черная надпись: "Я выбираю паруса". Несколько высохших пятен по виду напоминали кровь, хоть я и не заметил никаких ран. Золотое обручальное кольцо с маленьким бриллиантом выглядело совершенно неуместным на грязной руке. Когда она говорила, на перепачканном лице ослепительно блестели красивые ровные зубы. Глаза у нее были голубыми.

- Перестаньте меня разглядывать, - сказала девушка. - Не то я совсем засмущаюсь... Нет, полежите еще.

Вы слишком крупны, чтобы я смогла удержать вас, когда начнете падать.

- "Кармен Суис"? - спросил я. Девушка улыбнулась.

- Нет, конечно. Неужели я похожа на испанку? А, корабль? Да, верно, по-моему, кто-то произносил это название. Если эту доисторическую посудину можно назвать кораблем.

- Миссис Бреннерман? Миссис Молли Бреннерман?

Это ее несколько удивило.

- Да, я Молли Бреннерман. А вы кто?

- Мэттью Хелм. Я тоже работаю на правительство Соединенных Штатов, хотя и не в Береговой Охране. - Я огляделся по сторонам. - Где остальные?

- Мой муж умер. - Голос ее прозвучал совершенно спокойно. - Нарвался на акулу, когда попробовал сбежать, чтобы вызвать подмогу.

- Да, знаю. Сочувствую вам. - Я немного помолчал и добавил: - Но ведь был еще третий...

- А, вы имеете в виду Рики. Лейтенант Рикардо Сандерсон, Береговая Охрана Соединенных Штатов. Он здесь, на койке рядом с вами. Вернее, над вами. Он... он проявил нетерпение. Несколько дней назад ему показалось, будто он придумал, как выбраться отсюда, но это не удалось и его довольно сильно избили. Боюсь, что помимо всего прочего он получил серьезное сотрясение головного мозга. Он... то и дело отключается. Ему нужен врач, но когда я упомянула об этом, скоты просто рассмеялись.

"Еще одна незаурядная женщина", - подумал я. Бесконечное заточение в подобной клетке само по себе представляет собой мало приятного, а тут еще искалеченный парень рядом, который лишь изредка приходит в сознание. Тем не менее голос Молли Бреннерман звучал совершенно спокойно. Я заметил, что ее грязная и мятая одежда совершенно цела.

- Как вы тут? - спросил я.

- Что вы имеете в виду?.. Ох. - Она поморщилась. - Как видите, я превратилась в Молли-Поросенка. Почти две недели - я уже потеряла счет времени - в одной и той же одежде, сначала в коттедже на берегу, а потом, когда появился этот вонючий корабль, на нем. Но на честь мою никто до сих пор не покушался. Оно и не удивительно, при нынешнем-то виде.

Я улыбнулся.

- Повторите это, когда я встану на ноги. - Я заметил, что рубашка у меня довольно сильно разорвана, правда, прежде всего у воротника и плечей, где я не мог ее как следует разглядеть. Когда я попытался приподняться и оглянуться за спину, резкая боль повалила меня на землю. Что ж, подсознание предупреждало, что я пострадал, хотя совершенно не помнил, каким образом. - О, Господи! - выдохнул покорный слуга. - Меня, что, уронили по дороге, когда переносили сюда?

- Вас избили ногами. - Голос Молли Бреннерман был лишен всяческого выражения. - Боюсь, они отыскали нож, который вы спрятали на спине, мистер Хелм. И надеюсь, что вы не слишком на него рассчитывали. Этот человек просил передать, что еще один такой трюк, и вам переломают все ребра.

Я уже успел отметить, что у меня остался пояс со специальной пряжкой - хитроумным вашингтонским изобретением для секретных агентов. По-видимому, тот, кто обыскивал, удовлетворился ножом. Собственно говоря, именно для этого я и прихватил клинок.

- Поуп? - спросил я.

- Кто?

- Человека, который меня бил, зовут Альберт Поуп? Полный, с редеющими светлыми волосами, старше сорока?

- Да, это он. - Девушка нахмурилась, вспоминая. - Важная персона?

- Да. Очень.

- Наверное, более важная, чем я? Или Рики Сандерсон.? - Она укоризненно посмотрела на меня. - Что-то сдается мне, вы отнюдь не ангел-спаситель, мистер Хелм. Вы больше напоминаете ищейку, идущую по следу.

- Вы весьма наблюдательная женщина, миссис Бреннерман.

- Бил вас не он. Но я несколько раз видела человека, которого вы описали. Это было, когда нас временно держали в капитанской каюте - там мне даже удалось помыться и выстирать одежду, хотя теперь это уже незаметно. Потом они очистили этот трюм и поместили нас сюда, чтобы не охранять постоянно. Если это можно назвать "очистили". Надстройка расположена на корме и из каюты видно всю палубу. Человек, которого вы назвали Поуп, каждую пару часов появлялся из трюма, выкуривал сигарету и возвращался назад. Похоже, он занимался там какой-то механической работой. Во всяком случае, обычно на нем был комбинезон, зачастую довольно грязный, хотя однажды этот субъект облачился в какую-то специальную защитную одежду. Но он не имел никакого отношения к нам, к ежедневному управлению здешним распорядком, охране и кормлению пленников, вопросам безопасности и тому подобному. Этим заправляет Младший.

- Младший? Молли поморщилась.

- Мы с Рики - лейтенантом Сандерсоном - окрестили его Господом Богом Младшим. Так уж он себя ведет. Потом сократили до "Младшего". Недоросль с манией величия. Некоторым людям достаточно получить в свои руки немного власти, к которой они не привыкли, оружие и несколько недоумков, выполняющих их приказы, и они мгновенно превращаются в маленьких Гитлеров. Вот и он завел тут железный порядок и без ума от счастья.

- Как он выглядит?

Молли полуприкрыла глаза и нахмурилась.

- Пять футов восемь или девять дюймов, но старается казаться выше, чем он есть. Правильные черты лица, темные глаза, вьющиеся русые волосы, этакий крутой парень. Хотя на вид достаточно симпатичный. И откуда только берутся красивые мерзавцы? Джон Уэйн, как тебя здесь не хватает. - Девушка поморщилась. - Возможно, во мне говорит предубежденность. Бреннерман имел шесть футов два дюйма роста, и казался неуклюжим верзилой. Я с отвращением взирала на эту глыбу, нависающую над молодыми симпатичными парнями. И немало помучила его, прежде чем поняла, что имею дело с необычайно мягким, честным, смелым... Господи, я сейчас разревусь!

Она порывисто встала и отвернулась от меня. Покорный слуга осторожно приподнялся на ноги, надеясь, что сломанное ребро, если оно и в самом деле сломано, останется на своем месте. Когда меня били ногами по ребрам в последний раз - слава Богу, с другой стороны - я угодил в больницу с исцарапанным легким.

Молли Бреннерман, всхлипывая, опиралась о стену нашей камеры, прижавшись лбом к окрашенному металлу. Я развернул ее и обнял за плечи. Она отчаянно вцепилась в меня. Спустя какое-то время рыдания ее стали стихать.

- Спасибо за дружеское плечо, - прошептала она. - У вас не найдется еще и дружеского носового платка?

- Специально припас, - я вложил платок ей в руку. - Хотите рассказать, как это произошло?

- Я уж думала, со мной что-то неладно! - выдохнула девушка. - Ни единой слезинки, хоть я и видела... Плавник, большая темная тень и кровь, расплывающаяся по воде! А потом я умерла, умерла внутри и утратила способность плакать... Как будто и не любила на самом деле... Господи, вот вам и еще одна запоздалая реакция. Простите! - Тело ее вновь начало содрогаться. Когда всхлипывания стихли, она произнесла: - Наверное, мне не хотелось проявлять слабость перед ребенком, чтобы не расстраивать его.

- Вы имеете в виду мальчика-офицера?

Она ощутила мою иронию и укоризненно сказала:

- Не надо на меня так смотреть! Да будет вам известно, что мне уже почти тридцать, а он и в самом деле очень молод. - Она неожиданно прыснула. - Видели бы вы его галантность, когда мы оказались запертыми вдвоем. Это было еще в коттедже, вначале, прежде чем появился корабль. Он вполне серьезно заявил, что мне нечего опасаться: он ни в коем случае не воспользуется сложившейся ситуацией. Зря я над этим смеюсь. Он и в самом деле хороший мальчик, бедняжка. Может вам удастся ему помочь? Посмотрите.

- Боюсь, у меня гораздо лучше получается портить человеческие тела, нежели чинить.

Лейтенант Рикардо Сандерсон был одет в красную с белым майку и красные хлопчатобумажные штаны, которые, вероятно, некогда имели весьма спортивный вид. Теперь они выглядели не лучше, а то и хуже, чем наряд девушки, поскольку он был болен и потерял больше крови. Собственно, и Молли перепачкалась в крови, ухаживая за ним. Возможно, когда-то он был симпатичным молодым человеком, трудно сказать. Бесцветная опухоль на разбитом носу почти закрывала глаза. Он лежал на спине, тяжело дыша через приоткрытый рот, и за разбитыми, опухшими губами обнаруживалась пара сломанных зубов. Кто-то и в самом деле весьма старательно поработал над ним.

Однако все эти раны носили в большинстве своем косметический характер. То, что не заживет само, можно без труда починить, если пациент выживет. Я видел слишком много избитых мужчин, чтобы обращать внимание на подобные вещи. Гораздо неприятнее выглядела скверная опухоль над правым виском, которая мгновенно напоминала о моей собственной головной боли. Тем не менее, заметных повреждений черепа я не обнаружил.

- Проклятие, не знаю, что и сказать, - произнес я. - Зрачки у него одного размера, что считается важным показателем, хотя и понятия не имею, почему. Доктор Хелмштейн считает, что желательно как можно скорее поместить мальчика в больницу.

- Легко сказать.

- Было бы желание, и так далее... А теперь расскажите мне все о трюме.

- О чем?.. О трюме судна? Я кивнул.

- Мне известно, что ценный груз - вернее, ценный для некоторых людей - выбросили за борт, дабы освободить место. Для чего? Что там хранили? Над чем работал мистер Альберт Поуп?

Молли Бреннерман покачала головой.

- Извини, Мэтт... Можно мне называть тебя Мэтт? Ты тоже зови меня Молли, пожалуйста. - Она глубоко вздохнула. - Извини, я присматривалась, я понимала, что должна разузнать как можно больше, пока есть такая возможность, но... Могу лишь сказать, что он работал со сваркой. Однажды он появился в полном облачении сварщика: знаешь, со щитком и асбестовыми рукавицами.

- Это и есть защитный костюм, о котором ты упоминала?

- Нет. Я имела в виду другое. Совершенно белый скафандр, закрывавший его с ног до головы, как у водолаза. Возможно, это прозвучит глупо, но мне он почему-то ужасно не понравился.

- В нашем деле считается все. Продолжай.

- Нет, это все...

Раздавшиеся за дверью гулкие шаги заставили ее замолчать. В замке щелкнул ключ.

 

Глава 25

В двери появился неизвестный мне низкий темноволосый мужчина средних лет. В руках он сжимал автомат, что выглядело совершенно нелепо. Нужно быть помешанным самоубийцей, чтобы устроить пальбу в подобном ограниченном пространстве, где пули непременно примутся рикошетировать от стальных стен. Помешанным самоубийцей или человеком, который совершенно не разбирается в оружии, в частности, в автоматах. Мужчина был одет в чистые штаны и рубашку цвета хаки. Небрежным движением руки он отправил нас к дальней стене. После чего у двери расположился его коллега, одетый и вооруженный точно так же, но покрупнее и со светлыми волосами. Мгновение спустя он предупредительно отступил, пропуская молодого человека, которого я узнал по описанию Молли. Младший тоже носил чистый и тщательно выглаженный наряд цвета хаки, по-видимому, униформу местных штурмовиков.

Девушка достаточно хорошо обрисовала его в своем понимании, но она была излишне цивилизованным человеком. Чтобы разглядеть истинную сущность человека, нужно в чем-то походить на него, и меня нисколько не провели его отутюженные штаны и аккуратно зачесанные волосы. Я могу за милю учуять прирожденного убийцу, а данный экземпляр относился к числу тех крутых ребят, которые делают это ради удовольствия и сеют смерть сразу, как только предоставится возможность сбросить те немногие оковы цивилизованного человека, которые у них еще остаются. На поясе у него красовалась кобура с револьвером: предположительно старым кольтом сорок пятого калибра или одной из его многочисленных современных имитаций, зачастую предлагаемых и в девятимиллиметровом варианте. Окончательно убедиться можно было лишь увидев диаметр пробиваемого пулей отверстия. С чем я мог и подождать.

- Уже на ногах, превосходно! - заявил он. - Меня зовут Гомер Эллвин. Я здесь командую. Надеюсь, ты прочитал мою маленькую записку. Попробуешь хитрить и дальше, очень об этом пожалеешь.

Покорного слугу так и подмывало высказать все, что я думаю о людях, которые избивают лежащего без сознания, но момент представлялся не самым подходящим. Поэтому я смиренно произнес:

- Никаких хитростей, сэр. Я буду вести себя хорошо.

Я почувствовал, как Молли Бреннерман беспокойно пошевелилась. И с внезапной укоризной посмотрела на меня. Она явно ожидала демонстрации отчаянной неустрашимости в лучших традициях Голливуда. Жаль, а показалась мне весьма сообразительной девушкой.

Не сомневаюсь, - рявкнул Гомер Элл