К барьеру!_N 12 2009г.

Газета Дуэль

НРАВСТВЕННО ЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ГАЗЕТЕ?

 

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

 

НОВОМУ ДРУГУ

Сложное, но оптимистичное настроение и светлое, благодарное чувство вызвал у меня первый номер «К барьеру!» — с реквиемом, посвященным павшей в неравном бою и любимой нами «Дуэли».

Произошло то, что и должно было произойти в современном россиянском мире запредельной подлости, клеветы, беззакония и тупого насилия. Имея в своей житейской практике несколько контактов с нынешним так называемым «правосудием», я, по мере Ваших информационных публикаций, был поражён полным совпадением манеры поведения судей в Вашей ситуации и в своей. И поэтому чувствовал и хорошо видел, что власть будет использовать закон, как дубину или бандитскую «фомку», и ломать его через колено. Для этого не требуется ума — достаточно подлости и дуроломной силы. У властей же того и другого — в избытке…

В связи с этим хотелось бы сказать следующее. Большое русское спасибо отважной, мужественной и славной «Дуэли» за то, что она столько лет была в нашей жизни другом, советчицей и вдохновительницей на посильную борьбу с нечистью, оккупировавшей нашу страну, вселяла веру в то, что не перевелись ещё на Русской земле подлинные богатыри, титаны духа и их сподвижники. А также в то, что и один в поле — воин! Да, она была ярким лучом в болоте дремучего невежественного мракобесия, верховенства подлости, алчности и предательства, в конечном счёте приведших к чудовищной катастрофе и всероссийскому мору, обоснованно именуемому геноцидом, к вырождению русской нации, поставив теперь, после искусственного, бандитского развала СССР, на грань распада уже и Россию.

619 номеров «Дуэли» — это 619 — без промаха! — залпов тяжёлыми дальнобойными снарядами и шрапнелью. Это 619 зарниц, высвечивающих зло окружающего мира и рождающих свет в душах людей, вселяющих в сомневающиеся натуры веру в силу и конечное торжество русского духа, в несгибаемость русского народа (как бы мы ни критиковали его долготерпение).

«Дуэль», передав эстафету многообещающему своим названием преемнику («К барьеру!»), останется на многие годы в памяти всех, кто с ней дружил, кто просто с ней заинтересованно соприкасался и, несомненно, в новейшей истории — как правдивый, искренний голос мыслящего и несдающегося народа, как заревое явление русской культуры и общественной мысли. Считаю большой честью для себя то, что довелось пару-тройку раз попасть на её страницы.

Итак — «Дуэль», как незабвенный, легендарный, песенный «Варяг», мощно разивший врагов до последней минуты, ушла в прошлое, но не в небытие, а в мир воспоминаний и легенд. Ушла несломленной и непобеждённой, самим своим уходом в Историю проявив, беспощадно высветив патологически безнравственную, смрадно-гнилую сущность расправившейся с ней — по канонам Талмуда — конкретно персонифицированной антирусской и антидуховной чумы. Более того, почти трёхлетнее неравное противоборство с объединившейся вражьей стаей показало её удивительную жизненную силу и нравственную чистоту, подытожив разрозненные моменты, собрав воедино искры и проблески вызревающей в народных глубинах русской национально-освободительной борьбы, что несомненно и неоспоримо послужит импульсом к активизации этой борьбы, потому что является ярчайшим примером верности национально-патриотическому долгу и национально-патриотическим идеалам.

Но горе-«победителям», этим обнаглевшим и зарвавшимся платным, аморально-бездуховным прощелыгам, поздравить друг друга не с чем. Эта «победа» для них хуже поражения, потому что невольно, в преследовательском раже, высветила столько интересного и полезного для мыслящих людей и так вооружила их, что лучшего катализатора созревания русского национального самосознания и за деньги не купишь! Но им не понять этого, поскольку градус животной злобы — величина, обратно пропорциональная наличию ума. Зря обыватели так превозносят еврейский ум — в этой ситуации он проявился с отрицательным знаком.

В злобном упоении творимым беззаконием (оно блестяще доказано в редакторских статьях, освещавших ход позорного судилища) инициаторы и исполнители властного произвола, вместе со своими закулисными кукловодами, бесплатно продемонстрировали собственную неспособность к элементарному анализу последствий своего властного мракобесия. Да, охотно повторюсь, не столь уж умна, оказывается, сионистская агентура в нашем Отечестве (вместе с продажными холуйствующими шабес-гоями), как она это внушает легковерной кухонно-резонёрствующей массе с дипломами и без таковых. Эти особи, выходит, не понимают простейших, аксиоматичных вещей. Например, той истины, что на штыках сидеть некомфортно и весьма проблематично. Что не следует безрассудно и безгранично сжимать пружину русского народного долготерпения — она рано или поздно неминуемо распрямится (со всеми вытекающими последствиями). Что за одного битого двух небитых дают… Что полученный опыт любой борьбы обогащает ценнейшей поучительной информацией на будущее. Что если тебя пустили за стол, не следует на этот стол гадить. Что на Русской земле на место одного павшего встанут трое, пятеро, дюжина новых борцов. Что затеянная преследовательская возня укрепила позиции огромного числа людей, следивших за борьбой и поддерживавших газету и её Главного редактора. И, наконец, что политические спекулянты и клеветники бесплатно (и как только они упустили такой гешефтик?!) создали курсы повышения квалификации русских патриотов…

Во всей этой фантасмагорической свистопляске одно оскорбительно до предела: все эти броды, слуцкеры, лазары и прочая русофобствующая камарилья, обнаглев от абсолютной антирусской вседозволенности и безнаказанности, почувствовали себя безраздельными хозяевами Русской земли и Русской жизни, господами Русского Народа. Но это заблуждение скоро пройдёт. Процесс их мимикрирующей линьки не за горами. Илья Муромец слезет с печи… Всё неотвратимо встанет на свои места.

А пока — здоровья и успехов Вам, Юрий Игнатьевич! И огромное спасибо за уроки подлинной, отважной и бескомпромиссной борьбы.

Успехов, творческих сил и такой же стойкости тебе, наш новый друг — «К барьеру!»!

В.М. КОВАЛЕВ, Пермь

 

О ПОЛЬЗЕ АЛЧНОСТИ

Странная это штука — алчность.

Складывается такое впечатление, что она, как и инстинкт, присуща всем людям. Мне кажется, что даже те, кто понимают глупость алчности, невольно подвержены ей и, наверное, могут замечать и за собой стремление иметь что-то, что им совершенно не нужно или без чего можно вполне обойтись. Но если алчность это инстинкт, то он присущ только людям, и уже поэтому, как инстинкт, противоприроден. Напомню, что под Природой я понимаю совокупность законов нашего мироздания. А вот инстинкты, которые перешли к нам от животных, природны, поскольку их необходимость можно легко объяснить логически.

Инстинкт самосохранения — то, что у человека зовется трусостью. Он понятен — Природе совершенно не нужно, чтобы живое существо гибло по-глупому, применительно к человеку — рисковало по-глупому. Природа создает и совершенствует живое существо, и его бессмысленная гибель противоприродна. С этим инстинктом все понятно.

Инстинкт продолжения рода тем более понятен — Природа требует вечной жизни, а для этого мы обязаны оставлять потомство.

Инстинкт удовлетворения естественных надобностей так же понятен — Природе не требуется, чтобы живые существа издохли от анорексии.

Понятен и инстинкт лени. Природа стремится обеспечить жизнь на Земле как можно большего числа особей живых существ, а для жизни им нужна энергия. И инстинкт лени это, по сути, инстинкт сохранения энергии.

Природен и инстинкт любопытства. Чтобы жить в природе, живые существа обязаны познавать Природу.

Но как объяснить алчность? Зачем она нужна Природе?

Давайте под алчностью понимать желание человека иметь результаты труда как можно большего числа остальных людей. Поскольку в основе результатов труда так или иначе заложены ресурсы природы, то (применительно ко всем живым существам) алчностью будет их стремление присвоить как можно больше ресурсов природы. Но ведь это означает ухудшение условий жизни остальных существ и, следовательно, противоречит закону, по которому Природа стремится содержать на планете живых существ как можно больше!

И, действительно, если мы присмотримся к диким «братьям нашим меньшим», безусловно подчиняющимся Природе, то у них начисто отсутствует алчность. Иногда говорят: «Алчет, как зверь», — но алчет только голодный зверь. А сытый зверь никогда ничего лишнего у Природы не возьмет. Мне уже приходилось писать о собственных наблюдениях за львами, которые, убив антилопу Буффало, неделю её едят, пока не оставят только несъедобную шкуру. И в это время остальные антилопы могут по львам хоть пешком ходить — львы их не тронут. Хотя, казалось бы, в тушах этих антилоп есть какие-то части, очень лакомые для львов или не очень съедобные, казалось бы, мясо уже убитой антилопы загнило. Но сытые львы не алчут новых антилоп, пока не съедят пусть уже и испортившееся мясо этой, уже убитой антилопы!

То есть те причины, которыми человек обычно объясняет свою алчность, для зверей в природе не являются причиной. «Братья наши меньшие» не алчны по Природе.

Правда, они стремятся к запасу, но этот запас разумен — их запасы жира никак не мешают им существовать в Природе: те же дикие кабаны, несмотря на запасы сала под кожей, чрезвычайно подвижны, а с прибавлением их свирепости являются для охотника достаточно опасной добычей. Это домашнюю свинью сальных пород можно откормить до состояния, когда она из-за веса сала не будет способна встать на ноги, но такую породу свиней столетиями выводили искусственно. А уже с гусями, в которых ценится и жир, и, особенно, резко увеличивающаяся при раскорме печень, такой откорм не получается. Гуся, чтобы откормить сверх того, что позволяет Природа, нужно обездвижить и насильно вталкивать ему в горло пищу.

Иногда поведение котов, некоторые из которых охотятся без реальной потребности в еде, может вызвать вопрос. Но котов человек тысячелетиями подбирал именно для уничтожения мышей и крыс, и поэтому даже в таких случаях говорить об алчности не приходится.

А человек алчен!

Причем такое напрашивающееся объяснение, как захват еврейской массовкой мировых СМИ и ее проповеди идей безумной алчности как символа «успешности» человека, не имеет резона, поскольку инстинкт алчности появился не одновременно с еврейством, а чуть ли ни с появлением самого человека. И, что примечательно, практически сразу же люди, задумывающиеся о сущности человека, обратили внимание на глупость этого инстинкта. Латинское изречение «Omnia mea mecum porto» появилось еще в VI веке до нашей эры, когда город Приена был взят неприятелем. Жители в бегстве старались захватить побольше из своих вещей, кто-то посоветовал и мудрецу Бианту поступить так же. «Я так и делаю, — ответил он, — ведь я все свое ношу с собой».

Товарищ принес мне в больницу сборник лирики таджикско-персидской поэзии. И в этом сборнике не было автора, который бы не излил презрение к алчности, а ведь самый древний автор сборника, Рудаки — это IX век нашей эры!

Как тебе не надоело в каждом ближнем видеть скрягу, Быть слепым и равнодушным к человеческой судьбе! Изгони из сердца жадность, ничего не жди от мира, И тот час безмерно щедрым мир покажется тебе. А вот X век нашей эры, Ибн Сина: Ничто не вечно под луной, смысл бренности не скроешь, Зачем сокровища копить — не станет и сокровищ.

Так почему при том, что глупость алчности очевидна, Природа вдруг наделила человека инстинктом алчности?

Существует мнение, что алчность — это двигатель прогресса, что именно алчность дает стимул к изобретению различных новшеств и совершению научных открытий.

Эта мысль как бы имеет смысл, вернее, имела, но после того, как мы насмотрелись на наших олигархов и «новых русских», на либералов у власти, истинность этой мысли вызывает большое сомнение. Алчность у них неописуемая вопреки любому мало-мальски здравому смыслу, но где хоть какое-то положительное влияние на прогресс?

Немного о смысле. Это вопрос, который я уже и не задаю, поскольку он вызывает, как я полагаю, даже не нелюбовь, а просто ненависть к тому, кто его задает. Как-то сидел в компании очень хороших знакомых, которые вдруг начали хвастать своими домами, машинами, отдыхом в Швейцарии и т. д. И я спросил, зачем им все это? Зачем на это тратить жизнь? Скажем, большой дом невозможно самому обслужить, значит, нужна прислуга. А ведь это чужие люди. Так где ты живешь — в своем доме или в общежитии? Кстати, один либерал этот вопрос даже не понял и горячо ответил, что он заставляет прислугу прятаться, когда проходит по дому и не заходить в комнату, в которой он находится. При этом он был горд своей изобретательностью, а что она меняла? Мог бы и сам ходить по дому с закрытыми глазами, чтобы не видеть прислугу. Мои знакомые были умнее и вопрос поняли, но ответить на него не смогли — поняли, что ответа нет, и по брошенным на меня взглядам теперь уже и я понял, что этот вопрос, мягко скажем, их любви ко мне не добавил.

А с этим либералом, скажем, такой пример. Он дальтоник и с видимой гордостью сообщил, что прислуга подбирает ему одежду в тон и вешает комплектами в шкафы, а он по очереди надевает эти комплекты. Причем прислуга в тон подбирает и аксессуары. Вот он сидит рядом, на нем синеватая рубаха, и он с гордостью показывает, что и часы у него с синим циферблатом, мало этого, добавляет, что часы стоят 3 тысячи евро. А я показываю ему свои, подаренные ко дню рождения сыном, когда тот был еще курсантом, и говорю, что мои часы вряд ли стоят более 100 баксов, но я еще ни разу никуда не опоздал по их вине. Так какой смысл в часах за 3 тысячи евро? И тоже получил в ответ взгляд явно не любовный.

Должен сказать, что хотя глупость алчности очевидна, тем не менее страдают ею и люди, о которых сложно сказать, что они глупы. Это лишний довод говорить о том, что речь идет именно об инстинкте — о непроизвольном стремлении человека.

Но вернемся к прогрессу. Да, скорее всего алчность оказывает влияние на прогресс, поскольку во имя материальных благ люди могут и изобретать, и творить. Но только ли во имя этих благ? Ведь наука, как поиск истин, а не образование, стала финансироваться обществом едва ли с конца позапрошлого века, а то и позже. А до этого все пионерские открытия делались учеными за свой счет, вознаграждением им было только чувство удовлетворения от творческой удачи.

Надо думать, что алчность, скорее всего, является тормозом прогресса.

Вот возьмите такой пример. В ходе перестройки Советскому Союзу нанесен огромный ущерб в области экономики и устройства общественной жизни. Одно падение потребления мяса вдвое, дикий рост преступности уже говорят сами за себя, даже если и не углубляться в вопросы социальной справедливости и целей общества. И все это вопросы таких отраслей науки, как экономика и философия. В СССР было полно «ученых» экономистов и философов, которые должны были предотвратить такой результат и предупредить о нем. Ну и какой был от них толк на самом деле? А ведь они достигли званий докторов и академиков, руководствуясь исключительно алчностью. Так кем они были и являются — инструментом прогресса или регресса? А если вникнуть в проблемы физики или биологии, то там те же беды, если не хуже. Алчности в науке полно, а прогресса на копейку. Мало этого, ведь академики алчных наук давят всех, кто не похож на них, кто идет в науку за радостью творческих успехов, а не за материальными благами.

Подытожу для тех, кто не интересуется сущностью Человека.

Алчность очень похожа на инстинкт, но на такой инстинкт, который присущ только человеку. Отсюда вытекает вопрос, который я задам тем, кто любит поломать голову над подобными загадками: зачем понадобилось Природе создать человеку инстинкт алчности?

* * *

Для тех же, кто уже согласен со мной в том, что человек — это не его тело, а некая инстанция, которую я называю Душой и которой после смерти предстоит вечная жизнь в силовом поле, предложу и свой вариант ответа.

Человек из просто живого существа — из животного — становится Человеком, когда его Душа обретает возможность без особого усилия подавить инстинкты в пользу своих человеческих целей и долга — подавить Дух своего тела, который призван беречь тело и поэтому заставляет человека следовать инстинктам. Научиться этому необходимо, поскольку это параметр естественного отбора — это создание у Души уровня напряженности, при которой Душа сможет, условно говоря, на «Том свете» жить, как человек — работать благодаря своему уму, все видеть на Земле и все знать, являясь, как я полагаю, составной частью Мирового разума.

Если этого уровня напряженности Душа до смерти тела не достигнет, то тогда она на «Том свете» попадет в ситуацию, которую по мучительности можно сравнить с адом. Природа не будет расходовать на нее энергию, и такая Душа окажется в ситуации человека заживо похороненного — она, скорее всего, будет просто книжкой в библиотеке хранилища информации. Факты и логика говорят, что у Природы нет способа уничтожить Душу, поэтому я книгу об этом и назвал «Не надейся — не умрешь!».

Это, разумеется, гипотеза, но поскольку эта гипотеза наиболее подтверждена фактами, то ее уже сейчас лучше считать истиной — слишком дорого обойдется каждому человеку пренебрежение положениями этой гипотезы.

Природа на «Том свете» разделяет Души умерших людей, поскольку она создала человека для работы, и на «Том свете» Природе тоже нужны не паразиты-бездельники, а работники. Ну, представьте, что попадает на тот свет некий академик, который всю жизнь не творил, а удовлетворял свою алчность. Как его Душу заставить работать на «Том свете», если для Душ на «Том свете» нет материальных стимулов — объекта приложения алчности. Душа такого академика не будет работать на «Том свете», зачем же Природе тратить энергию на его жизнь в «раю»? Уж лучше она его загонит в «ад», в котором существование Души этого академика не вызывает затрат энергии.

Итак, чтобы создать напряженность своей Души, достаточную для «рая», нужно уметь без большого насилия над собой подавлять инстинкты. Но насколько это нужно уметь, ведь инстинкт инстинкту рознь? Если человек способен подавить в себе инстинкт самосохранения, инстинкт продолжения рода — инстинкты, от которых люди на Земле «теряют голову», то на «Том свете» такой Душе не будет никаких препятствий. Возвышение над этими инстинктами — это верхний предел напряженности Души. Но надо ли обязательно иметь такую напряженность? Думаю, да. Иметь для того, чтобы быть в «раю» полностью свободным.

Однако, совсем не исключено, что есть и нижний предел напряженности Души умершего человека, который обеспечивает, чтобы человек не попал в «ад» — в живое небытие. Для этого человеку, скорее всего, нужно уметь преодолевать инстинкт очень слабый, причем такой, чтобы заведомо была видна никчемность этого инстинкта, чтобы человек мог научиться хоть как-то, хоть немного быть Человеком, хоть немного возвыситься над животным в вопросе главенства Души (человеческого начала) над Духом (животным началом).

Полагаю, что именно для этого Природа и вложила в нас, людей, инстинкт алчности — самый слабый инстинкт, отделяющий человека от животного.

Ю.И. МУХИН

 

ОБЪЯВЛЕНИЕ

По состоянию здоровья главный редактор газеты Ю.И. МУХИН находится

в лечебном учреждении.

Тем не менее, 19 августа в Мосгорсуде состоится заседание

по рассмотрению его жалобы на приговор Савеловского суда,

постановивший ему наказание в виде 2-х лет

лишения свободы (условно)

и запрещение работать главным редактором.

Начало в 10.00, зал № 222.

Адрес: Богородский вал, д. 8,

станция метро «Преображенская площадь».

Просим читателей своим приходом поддержать Ю.И. Мухина.

 

ОБЪЯВЛЕНИЕ

ТЕХ, КОМУ НЕБЕЗРАЗЛИЧНА СУДЬБА СТРАНЫ И ЕЕ БУДУЩЕЕ, КТО ГОТОВ ВСТАТЬ В РЯДЫ АВН, МЫ ЖДЕМ:

в МОСКВЕ

по СРЕДАМ с 18 до 19

и СУББОТАМ с 12 до 13 ЧАСОВ

возле памятника А.С. ПУШКИНУ

Тел.: 8-926-222-26-11

в курске

по ЧЕТВЕРГАМ с 17 до 18

на Театральной площади

тел. 52-81-21

в КОСТРОМЕ

Тел.: +7 (903) 897-12-13

e-mail: [email protected]

В КУЙБЫШЕВЕ

ПЕРВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ каждого месяца

с 10 до 12 ипподром [email protected]

в УФЕ

по СРЕДАМ с 18 до 19

возле памятника Героям гражданской войны,

по субботам с 11 до 13 ЧАСОВ

возле кафе «УНЫШ» (Центральный рынок)

В ВОЛОГДЕ

ПЕРВОЕ и ПОСЛЕДНЕЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ месяца

с 12 до 13

на проспекте Победы у памятника В.И. ЛЕНИНУ

в ОМСКЕ

каждую ВТОРУЮ и ПОСЛЕДНЮЮ СУББОТУ месяца

с 12 до 13

у памятника Борцам Революции

В РЯЗАНИ

по СУББОТАМ с 10 до 13 часов

на площади Победы у МКЦ

в УСТЬ-КАМЕНОГОРСКЕ

каждую вторую и последнюю субботу месяца с 10 до 12 часов

возле памятника Якову Ушанову

В ЧЕЛЯБИНСКЕ

по СУББОТАМ с 12 до 13 часов

У ЗДАНИЯ МУЗЕЯ ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОГО ИСКУССТВА,

ПЛ. РЕВОЛЮЦИИ, ДОМ 1

в СВЕРДЛОВСКЕ

по СУББОТАМ с 11 до 12 в сквере через дорогу

от памятника И.М. МАЛЫШЕВУ

в ЛЕНИНГРАДЕ

с 19 до 20 по СРЕДАМ

НА ПРОСПЕКТЕ СТАЧЕК

у памятника С.М. КИРОВУ

В КУРГАНЕ

по СУББОТАМ с 13 до 14

у входа в кинотеатр «РОССИЯ»

В ЧЕБОКСАРАХ

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с11.00 до 12.00

в сквере близ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

В ЯРОСЛАВЛЕ

по пятницам с 16 до 18 часов

на площади им. Волкова

возле Знаменской башни (Плешка)

В Саратове

у памятника В.И. Ленину,

на площади Революции (ныне Театральная).

Каждую субботу

с 13.00 до 14.00.

В КРАСНОЯРСКЕ

КАЖДЫЙ ВТОРОЙ и ЧЕТВЕРТЫЙ ЧЕТВЕРГ месяца

с 18 до 19 часов

у подъезда ГОРСОВЕТа (под часами)

В ОРЕНБУРГЕ

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с 11.30 до 12.30

у ДОМА БЫТА на ул. Володарской

в ВОРОНЕЖЕ

по СРЕДАМ с 18.00 до 19.00

возле памятника ПЕТРУ I в Петровском сквере

В ХАБАРОВСКЕ

ТЕЛ: 8-914-155-75-01

в Партизанске

по ПЯТНИЦАМ с 17.00 до 18.00

ул. ЛЕНИНА, 24 (вход со двора)

тел.: 8-924-257-46-37, 2-30-30

во Владивостоке

ПЕРВАЯ и ПОСЛЕДНЯЯ СРЕДЫ месяца

с 16.00 до 17.00

у Мемориала морякам торгового флота, погибшим в годы Великой Отечественной войны

в туле

тел.: 8-920-745-96-97

В СТАЛИНГРАДЕ

по СУББОТАМ с 12 до 13

на площади ЛЕНИНА у дома павлова

в СТАВРОПОЛЕ

каждое второе ВОСКРЕСЕНЬЕ

с 13 до 14, у памятника ПУШКИНУ

В калининграде

по ВОСКРЕСЕНЬЯМ с 12 до 13

у памятника ГЕРОЯМ-ТАНКИСТАМ

на ул. Рокосовского

В тюмени

ежедневно, кроме воскресенья

с 15.00 до 18.00 ул. 25-го октября, д.46/2,

обком КПРФ

В НОРИЛЬСКЕ

по СУББОТАМ с 17 до 18

у Драмтеатра им. Маяковского

Тел.: 8-913-506-04-20, 8-903-989-21-83

Вы нас легко узнаете по газете «К БАРЬЕРУ!» в руках.

АВН

 

БЫЛОЕ И ДУМЫ

 

С МИРУ ПО НИТКЕ

ГОРЬКАЯ ИРОНИЯ СУДЬБЫ

«Общество с ограниченной ответственностью «Колхоз им. Вл. Ильича» в лице Генерального директора Худого Юрия Николаевича, действующего на основании Устава, настоящим уведомляет Вас о том, что Трудовой договор… будет расторгнут с Вами 22 сентября 2009 г… в связи с сокращением численности работников Общества».

Такие уведомления уже вручаются специалистам и работникам Калиновского животноводческого комплекса. Этот факт в колхозе расценивают однозначно: дни хозяйства сочтены. Молочное поголовье, содержащееся на Капиновском комплексе до сих пор, позволяло считать хозяйство колхозом. Теперь стадо в виду сложившихся экономических трудностей решено перевести на Островской комплекс колхоза имени М. Горького. Другого производства в колхозе имени Владимира Ильича (так он всегда назывался) нет.

Многие десятилетия колхоз имени Владимира Ильича составлял трудовую славу Ленинского района, Подмосковья, всей России. Высокие достижения в земледелии и животноводстве, отмеченные орденом Ленина, сделали хозяйство уникальным. Да и много ли найдётся в стране колхозов, где за шестьдесят лет сменилось лишь два председателя. И.А. Буянов и И.И. Кухарь — каждый из них стал Героем Социалистического Труда дважды. Крепкая экономика, сильная производственная база, развитая социальная инфраструктура отличали сельхозпредприятие в лучшие периоды его истории.

Смена колхозной собственности привнесла в жизнь много нового и непонятного. Оказались вдруг ненужными целые отрасли — закрылся цех птицеводства, демонтировали теплицы, резко сократился машинно-тракторный парк и ремонтная база. Не стало в колхозе столовой, детского сада, Дома культуры. А износившиеся коммуникации зачастую оставляют жителей деревень Горки и Белеутово без воды. Вряд ли ожидали таких перемен колхозники, многие из которых поспешили продать инвесторам свои земельные паи.

Но несмотря на это колхоз жил, потому что работал Калиновский комплекс. Молочное высокопродуктивное элитное стадо всегда было гордостью хозяйства. Его племенные достоинства и продуктивные качества отмечены многочисленными дипломами и медалями.

А теперь… Решение руководства ООО «Колхоз им. Вл. Ильича» вывезти скот не только лишает многих людей работы. Уходит из привычной жизни нечто более ценное, важное, дорогое. По иронии судьбы, это происходит в год 80-летия Ленинского района Подмосковья и самого колхоза, созданного 19 сентября 1929 года. «Что имеем — не храним, потерявши — плачем», — пророчески сказал когда-то классик. «Видновские вести», № 51, 2009 г.

От редакции. Этот подмосковный колхоз — далеко не первая жертва марионеток-«реформаторов», но уже из последних — кончается наработанное предками. Ситуация столь вопиюща, что даже в официальных местных газетах, как «Видновские вести», наряду со слащавым слюнобрызганием по поводу чествования ветеранов и поздравлений главы администрации с многочисленными праздниками стали появляться такие горькие заметки…

КОМПЕТЕНТНЫ!

По-моему, уже давно пора перестать восклицать недоуменно и возмущенно, задавая себе и в СМИ вопросы типа: «Да что же эти глупцы снова делают?», «Что они, совсем ничего не соображают?», «Неужели они настолько непрофессиональны и некомпетентны?» и т. п.

И не глупцы, и все они соображают, и компетенции для явного предательства у них хватает.

То, что они сейчас во главе с Путиным и его дублером затеяли с Белоруссией, дает нам все основания считать их сознательными врагами нашей страны, управляемыми из-за рубежа.

За последние 8 лет фактически уничтожены целые отрасли некогда мощной промышленности, развалено сельское хозяйство, теперь они рушат армию (а верховный главнокомандующий набрал водички в ротик, хотя обычно высказывается и по делу, и без дела — вспомните его «наше лучшее телевидение») и т. д.

Параллельно этому разбою все прошедшие 8 лет Путин и его шайка активно занимались по очередному заданию Вашингтона созданием враждебного окружения России на Юге, Западе и Северо-западе из бывших республик СССР, превратив вчерашних друзей в злейших врагов. И это при наличии у России стольких мощных рычагов для оказания на них нужного давления и стольких объективных условий для поддержания с ними если не дружественных, то вполне мирных добрососедских отношений.

И вот теперь последовало очередное ЦУ из Вашингтона насчет нашего последнего союзника на Западе, нашей последней надежды. И, видимо, весьма срочное и бесспорное, судя по тем идиотским причинам, которые приводятся в качестве основания для разрыва с Белоруссией и создания в ее экономике тяжелейшей ситуации. И раньше было многим понятно, что Союз с Белоруссией Кремлю с Путиным во главе — кость в горле и будущего у этого Союза при Путине нет, но легенда эта худо-бедно поддерживалась ввиду необычайно высокой популярности Союза и лично Лукашенко в народе России. А теперь, видимо, по мнению американцев, настало время эту сказку выбросить за борт и устроить очередную цветную революцию, дав НАТО возможность прийти под Смоленск.

Не исключено, что пригрозили Путину что-то нехорошее сотворить с его личными миллиардами в западных банках. А может быть, напомнили про компромат на него, когда они с Собчаком безоглядно набивали карманы в Ленинграде. В конечном счете, у таких людей все примитивно до неприличия (я имею в виду обе стороны). К. Вартанов

ТАКОГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО!

Где-то в начале весны президент Медведев посетил Санкт-Петербург. Визит был обычный и, как всегда, сопровождался перекрытием улиц для движения транспорта и, как следствие, многочисленными пробками. Была, правда, одна новация, которая очень удивила петербуржцев. Когда кортеж президента от Мариинского дворца, где в Питере располагается Законодательное собрание, поехал по Вознесенскому проспекту, милиция стала загонять всех прохожих в подъезды и во дворы. Одна наша читательница позвонила в редакцию и, рассказывая этот случай, с недоумением спрашивала — чего боятся наши высшие начальники? В советское время, когда проезжал Генсек, людей, наоборот, на улицы выгоняли — приветствовать высокого гостя.

Мы тогда отнеслись к этому, как к курьезу: ну мало ли что взбредет в голову ретивым чиновникам. Может, поступила информация, что именно на Вознесенском проспекте материализовался призрак бомбиста-народовольца из 80-х годов позапрошлого века, который решил швырнуть под колеса президентского броневика бутылку с нитроглицерином.

Но вот 14 мая президент Медведев нанес визит в Киров. Впервые за 150 лет губернский город, воспетый М. Салтыковым-Щедриным, посетил глава государства. Это не просто знаменательное, историческое событие, это праздник для всего города и, в первую очередь, для местных начальников. К прилету Дмитрия Медведева самый молодой губернатор Никита Белых подготовился основательно. По маршруту следования президента, например, заасфальтировали железнодорожный переезд (чтобы кортеж не трясло), с той же целью в асфальт закатали и несколько канализационных люков. Улицу с односторонним движением превратили в двустороннюю, нанеся срочно дорожную разметку, жителей домов, вдоль которых проезжал Медведев, обязали вымыть окна. Самое удивительное — железнодорожный-то переезд был действующим! Подъездные пути со станции шли вдоль Производственной улицы и вели в промзону. Первым эту чиновничью «диверсию» обнаружили работники ООО «Алтай Сервис», которые ждали вагон с металлом. И не поверили. Но проверили и убедились, что так оно и есть.

По словам пресс-службы Кремля, президент визитом остался доволен. После посещения музея им. Васнецовых, где президент вылепил гриб, Медведева встретили громкими аплодисментами кировчане, долго благодарившие за нового губернатора, такого умного, креативного и молодого. А Белых подарил президенту лыжи местного производства.

Возобновит ли работу железная дорога или останется укатанной в асфальт, не сообщается.

Что ж, стремление чиновников прогнуться перед начальством — беспредельно. Тут даже Михаил Евграфович развел бы руками: в его время губернаторы были не столь великими либералами. П. Ковин, «Трудовая Россия», № 10, 2009 г.

МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ

Сталин был прав? Наблюдая за непрерывным расширением заборов, украшенным спиралью Бруно (кажется, запрещена?), увеличением вооруженных силовиков на московских улицах, невольно приходишь к мысли, что Сталин был прав, когда говорил об обострении классовой борьбы.

Глобальное потепление. С каждым летом улицы Москвы все больше и больше становятся похожими на улицы южных городов. И обусловлено это не глобальным потеплением, а стремительным ростом числа гастарбайтеров в Москве.

Толерантный беспредел. В рамках выполнения программы Общественной Палаты по расширению толерантности россиян Москву захлестнул беспредел, творимый выходцами с Северного Кавказа. Обычными на московских улицах стали гулянки с танцами и стрельбой, межнациональные и межклановые разборки, избиения русских, «наведение порядка» чеченскими ментами.

Вашим же салом, вам по… Решение ОБСЕ о признании фашизма и сталинизма главными тоталитарными режимами прошлого века явилось достойным завершением усилий россиянских марателей истории России.

Учат историю? Министерство обороны объявило о выводе из Москвы всех воинских частей. Земля, занимаемая ныне воинскими частями, будет продана, а на вырученные деньги будут построены квартиры для военнослужащих. Однако предстоящий вывод воинских частей из Москвы больше похож на избавление от ненадежных воинских частей: власти помнят, какую роль сыграли в 1917 году воинские части в Петербурге.

Порядок будут обеспечивать части МВД, ФСБ и т. п. Однако надежда на прикормленных силовиков может быть обманчива: в том же семнадцатом году одним из первых перешел на сторону восставших личный конвой его Императорского Величества!

Не все так плохо! Злопыхатели утверждают, что деревня в РФ погибает — стареет, спивается. За всю деревню не скажу, но в Подмосковье не все так плохо. В этом легко убедиться — надо только посмотреть на обочины дорог, заполненных молодыми спортивного типа мужчинами. Число молодых людей в деревнях ближнего Подмосковья стремительно растет, растет число детей, причем семьи, как правило, многодетные. И помогает в этом не Запад, а Восток! Ф. Малышев

НАЙТИ КРАЙНИХ!

Министерству регионального развития РФ поручено найти четыре субъекта федерации, главы которых будут уволены осенью 2009 года, в начале нового политического сезона. Об этом стало известно «Независимой газете», которая ссылается на источник, близкий к правительству.

Поиск кандидатур на отставку будет происходить в соответствии с критериями, которые определил президент Дмитрий Медведев в июне, сообщает издание. Тогда он пообещал увольнять губернаторов, которые провалят план антикризисных мер — то есть глав регионов с худшими показателями по безработице и задержкам зарплат.

Издание пишет, что после обещания президента увольнять несправившися губернторов, некоторые из них вместо борьбы с последствиями кризиса стали пытаться подтасовать данные мониторинга социально-экономической ситуации. Анатолий Лейрих, совладелец завода «Химфарм», расположенного в Саратовской области, рассказал газете, что власти региона принуждали фальсифицировать данные по сокращениям и невыплатам зарплат под угрозой милицейских и налоговых проверок. Башкирский оппозиционер Рамиль Бигнов сообщил «Независимой газете», что сверка данных Росстата по безработице с аналогичными данными, полученными профсоюзами, выявила, что показатели различаются в 10 раз.

В июне, после того, как Медведев призвал губернаторов активнее бороться с кризисом, орловский губернатор Александр Козлов сообщил «Коммерсанту», что переоделся в телогрейку и инкогнито ездил по региону, чтобы узнать у ее жителей об их трудностях. http://lenta.ru

О ПЕРЕЗАХОРОНЕНИИ В.И. ЛЕНИНА

Интересно, предлагал ли кто-нибудь из коммунистов захоронить мощи святых? Ну, типа, раз Ленин в Мавзолее это не по-христиански, то, верно, и мощи святых в церквях — тоже не по-христиански. И — обмен баш на баш: мы хороним в земле Ленина, а вы хороните в земле останки святых.

Все сыты, все довольны. И все похоронены по-христиански.

Было такое предложение от кого-нибудь из известных политиков? А то я что-то припомнить ничего подобного не могу, а тема-то всплывает время от времени. Значит и обсуждения наверняка были жаркие. http://greymage.livejournal.com/742354.html

…ГДЕ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БИЗНЕСА?

— Это вопрос монополистам, — из речи председателя правительства Российской Федерации Путина В.В. на пресс-конференции в июне 2009 года в мятежном городе Пикалёво Ленинградской области.

Ответ на него уже был готов в XIX веке — у известного русского писателея-баснописца Крылова Ивана Андреевича в басне «Свинья под дубом».

Свинья — монополист, под Дубом вековым, наелась желудей досыта, до отвала. Наевшись, выспалась под ним. Потом, глаза продравши, — встала. И рылом подрывать у государства (Дуба) корни стала.

Лежит село, стоят заводы, зарплат не платят, мрет народ. Свинье — то по боку. — Неймет.

— Ведь это дереву вредит, — ей с Думы мудрый Ворон говорит: «Коль корни обнажишь, оно засохнуть может».

— Пусть сохнет — говорит Свинья, — ничуть меня то не тревожит. — В нем проку мало вижу я, хоть век его не будь, ничуть не пожалею. Лишь были б жёлуди, ведь я от них жирею. Еще запас «жирка» в швейцарском банке я имею. Что мне — до Дуба дела нет. Сейчас развлечься я желаю, а потому и корни подрываю. Отстань ворона, не зуди, а то, коль захочу, я всё вокруг разворочу. И ты мне не указ, ведь в Думу дверь я рылом открываю, мне кланяются, молят на меня, меня налогом берегут, а ты — посмела, каркать тут».

— «Неблагодарная! — промолвил Дуб ей тут, — Когда бы вверх могла поднять ты рыло, тебе бы видно было, что эти жёлуди на мне растут».

Невежда, так же в ослепленье, бранит науку и ученье, и все ученые труды, не чувствуя, что он вкушает их плоды.

Плюет в историю, не внимая, что древо, павшее плашмя, раздавит стадо кабанья. Что спросу с дикого зверья, она ж не человек — свинья. В. Гарматюк, г. Вологда

ЗЛОЙ И ДОБРЫЙ СЛЕДОВАТЕЛЬ

Вице-президент США Джо Байден, совершая визиты на Украину и в Грузию, решил выступить в качестве скандального ньюсмейкера, разместив в Wall Street Journal интервью, в котором предсказал самое мрачное будущее России, «растерявшей имперскую мощь». Как считает Байден, Москва держится за отжившие концепции, в то время как мир меняется.

По мнению вице-президента США, деградация экономики вынудит Россию пойти на дальнейшее сокращение ядерного потенциала, сдать ряд позиций в сфере национальной безопасности и отказаться от доминирования на постсоветском пространстве. Он также спрогнозировал дальнейшее сокращение численности населения РФ и будущий коллапс российской банковской системы.

Как бы в ответ на демарш Байдена госсекретарь Хиллари Клинтон в свою очередь заявила, что администрация Барака Обамы рассматривает Россию как «великую державу», постаравшись смягчить резкие слова вице-президента и отдать дань уважения нашей стране.

Применительно к российской действительности это напоминает милицейский прием с двумя следователями — «злым» и «добрым», чтобы «расколоть» подследственного. Тот после грубости, прессинга и побоев со стороны злого следователя инстинктивно тянется к доброму, который успешно «шьет дело», мягко добиваясь нужного результата (в данном случае — введения Россией санкций против Ирана и согласия на американский проект нового договора по СНВ). ВПК, № 29, 2009 г.

ГДЕ УВИДЕЛ ЭКСТРЕМИСТОВ?

В Южном командовании ВС США /САУТКОМ/, в зону ответственности которого входят Латинская Америка и страны Карибского бассейна, сменился глава. Теперь, как отметил министр обороны Роберт Гейтс на торжественной церемонии, проведенной в штаб-квартире командования в Майами /штат Флорида/, «обеспечивать безопасность и стабильность в регионе» предстоит генералу Дугласу Фрэйзеру. Фрэйзер, который будет отвечать за проведение военных операций США в 31 стране Латинской Америки и Карибского бассейна, заявил журналистам, что «испытывает реальную тревогу» по поводу связей Ирана с «экстремистскими группировками» в Южном полушарии. «Эти связи — потенциально опасны для региона, и мы будет продолжать внимательно следить за все возрастающей активностью» Ирана, указал генерал. Однако главное внимание Фрэйзер пообещал уделять противодействию контрабанде наркотиков и оружия, а также пресечению «торговли людьми». По словам генерала, нет причин опасаться, что в подведомственном ему регионе в обозримом будущем между какими-либо государствами вспыхнет война. «И в этой связи меня настораживает происходящее в Венесуэле наращивание военного потенциала, поскольку я не понимаю, где они увидели угрозу», — отметил Фрэйзер. Он заверил, что САУТКОМ будет продолжать оказывать содействие правительству Колумбии в противостоянии левоэкстремистской организации Революционные вооруженные силы Колумбии /РВСК/ и «наркотеррористическим группам». «РВСК еще не разбиты, и мы не должны прекращать свои усилия», — сказал Фрэйзер. «САУТКОМ поддерживает связи с военными всех стран региона, за исключением Кубы», — подчеркнул он. А. Пахомов, ИТАР-ТАСС

ПРАВИЛЬНЫЙ ХОЛОКОСТ?

Все упоминания о палестинской «Катастрофе» будут вычеркнуты из израильских учебников для арабских школьников, сообщает AFP со ссылкой на министра образования Израиля Гидеона Саара.

В арабском мире термином «Катастрофа» («аль-Накба») называют провозглашение израильского государства в 1948 году.

Гидеон Саар заявил: «Нет никаких оснований для того, чтобы провозглашение Израиля государством в официальной школьной программе было представлено в виде «катастрофы». Система государственного образования не может ставить под сомнение легитимность израильской государственности, тем более провоцировать экстремистские настроения среди израильтян арабского происхождения».

По словам министра, уже разработан законопроект, по которому любое упоминание об «аль-Накбе» в учебниках, издаваемых в Израиле на арабском языке, будет запрещено. Также проект предусматривает запрет на госфинансирование мероприятий, связанных с «аль-Накбой». Отметим, что 15 мая каждого года палестинцы, в том числе проживающие в Израиле, проводят различные митинги в память о событиях 1948 года, когда около 700 тысяч палестинских беженцев были вынуждены покинуть свои дома.

Как отмечает AFP, в первоначальной редакции законопроекта, разработанной министром иностранных дел Авигдором Либерманом, предлагалось ввести уголовную ответственность в виде трехлетнего тюремного заключения за участие в акциях в память «аль-Накбы».

В Израиле проживают около 1,2 миллиона арабов. Все население страны составляет около семи миллионов человек. http://www.lenta.ru/news/2009/07/22/nakba/

 

«НЕПОДКУПНЫЙ» ЕГЭ

В этом году впервые ведется прием в ВУЗы на основании результатов ЕГЭ. И картина уже складывается поистине феерическая. В ВУЗах обеих столиц — небывалый наплыв вундеркиндов из отдаленных регионов, причем пальму первенства твердо держат Чечня, Дагестан и Ингушетия. Удивительным образом старается не отставать от них и российская глубинка, но все же не поспевает — если в столицах количество сдавших профильные ЕГЭ на 100 баллов едва достигает полутора сотен (в основном это выпускники специализированных школ), то в горах Кавказа таких выращено едва ли не четверо из каждых пяти выпускников. Конкурсный балл по ЕГЭ (три экзамена) там, где в прошлом году он держался в районе 150 (при среднем балле по предмету от 50 до 60), теперь зашкаливает за 250 баллов. На десяток бюджетных мест по каждой специальности претендует по нескольку сотен выпускников, имеющих по профильным ЕГЭ оценки в диапазоне от 80 до 90 и выше, при этом местных уроженцев из них — буквально единицы.

Правда, налицо некоторая нервозность в работе приемных комиссий — так, в одном из престижных ВУЗов северной столицы только в один день на приеме документов отметились аж четыре абитуриента с баллом по русскому языку выше 90, которые были не в состоянии написать без ошибок даже заявление на поступление в институт. Однако закон есть закон, и усомниться в уровне их знаний, подтвержденном казенными сертификатами ЕГЭ, приемная комиссия не вправе. Вот только в среде профессуры уже начинается легкое брожение — некоторые особо несознательные преподаватели уже начинают неполиткорректно роптать, заявляя, что с «этим зоопарком» они, мол, работать не будут. Ну так кто их мнение спрашивает? Глубокая провинция помимо высоких баллов по ЕГЭ берет и другим — бешеным количеством непонятно откуда взявшихся вдруг льготников — детей «чернобыльцев», участников боевых действий, ветеранов Куликовской битвы и пр.

Однако если процесс примет системный характер, то уже лет через пять в России «честные выпускники» просто утратят явочным порядком доступ к высшему образованию, поскольку конкурировать с энергичными детьми гор и ушлыми выходцами «из глубинки» им уже сейчас явно не под силу. К чему это приведет? Да к тому, что в короткий срок будет насмерть и окончательно убита вся система подготовки квалифицированных специалистов. Ведь ВУЗы вообще-то существуют не для того, чтобы каждый законный наследник отары в пару сотен баранов мог похвастаться в родном ауле «корочками» — если кто забыл, могу напомнить, что система высшего образования предназначена для того, чтобы готовить высококвалифицированные кадры, на которых будет держаться в последующие годы экономика, наука и культура страны. А те же «вундеркинды из глубинки» прямо и откровенно заявляют, что просто хотят «зацепиться в столице», чтобы «хорошо жить», им абсолютно наплевать и на избранную специальность, и на то, в какой вообще ВУЗ они поступают (они вообще одновременно подают документы на десятки совершенно разнородных специальностей): главное, чтобы поступить на бюджетное место (то есть бесплатно) и чтобы диплом был хоть чуть-чуть престижным, а учеба — необременительной; в механизаторы и агрономы они в большинстве своем почему-то не рвутся.

Я, как и большинство (надеюсь) работников сферы высшего образования, далек от каких либо «сегрегаторских» взглядов на прием в ВУЗы, безусловно признаю необходимость облегчить возможность (для чего и введены специальные квоты) поступать в них талантливым детям из неблагополучных в социальном плане регионов или небогатых семей, но то, что сейчас происходит, — извините, от этого как-то страшновато становится…

ЛАВР,

http://antisys.borda.ru/?1-6-0-00000010-000-20-1

 

РАЗНЫЕ ЛИЦА

Начав свое служение Отечеству, наш Рузвельт, его Превосходительство соизволили духоподъемно высказать свои благие намерения: развитие и борьба с коррупцией.

А. Дугин обнародовал свое научное открытие: РФ — это коррупция, притворившаяся государством.

Командовать нанотехнологиями был назначен один из главных любимцев журналистки Латыниной — гражданин Чубайс. Да-да, именно тот самый Чубайс!

К тому же времени возник вопрос: из какого материала сделан И. Юргенс, Главный развиватель? Является ли он, наряду с нашим Рузвельтом, новым Курчатовым?

В мае 2009 г. Кургинян обрадовал нас ответом (Обрадовал в смысле факта ответа). Почему Кургинян не сделал этого раньше? Нужно было дождаться, чтобы Юргенс выговорился, метафизически разделся, показав себя во всей красе. Кургинян, как и подобает добросовестному аналитику, не хотел быть голословным. И ответ… Ну, как это выразить политкорректно… Словом, вместо Юргенса можно было поставить Слиску или балерину Захарову.

Кургинян с печальной надеждой апеллирует к катакомбам, которые не променяли первородство на чечевичную похлебку, где накапливается человеческий материал, который гордо и высоко поднимет знамя развития…

Надежда на адекватность двора не оправдалась.

Тем временем наш Рузвельт удостоил своим посещением редакцию «Новой газеты», что дало пищу для размышлений и анализов экспертному сообществу.

Кургиняну это тоже интересно. Он скрупулезно изучает анамнез этого эксцесса, строит логические ходы.

А если посмотреть на это просто, народно-обозревательски, без околичностей? Нет вопросов.

После высокого визита «Новая газета» стала восприниматься простыми людьми как официоз, которому разрешена либерально-западническая фронда.

Здесь главное: не какая на самом деле газета, а как воспринимается. Раньше, до высочайшего посещения, «Новая газета» позиционировала себя в формате продвинутой либеральной фронды. А теперь, после посещения, она воспринимается управляемой, подконтрольной, лижущей.

Его высочество подложило свинью и в «Эхо Москвы». Потому что «Эхо» и «Новая» давно воспринимаются единым целым.

Да, теперь «Эхо» и «Новая» — рупоры разрешенной оппозиции. Молниеносно об этом догадался Сергей Борисович Пархоменко (даже Веллера от него тошнит). Сейчас Пархоменко кобенится, ершится, пытаясь бросить тень на светлый образ президента. Но это — только раз в неделю в течение часа. И оно как-то забывается. Потому что у микрофона толкутся Шевченко, Млечин, Сванидзе и много других господ-товарищей.

Ныне, слушая Радзиховского или Латынину, наш ничему уже не верящий россиянин скажет: свисти, свисти, мы-то знаем теперь, что вся ваша независимость — туфта. И вспомнят люди еще «Газпром», поильца и кормильца «Эхо».

Что получили? Главные рупоры либералов-западников обесчещены, их светлая униформа неангажированности и «свободности» заблевана, и отныне «Эхо», «Новая газета» включены в сообщество «Российской газеты», «Маяка», «Радио России».

Бедный, бедный Венедиктов, бедная Альбац!

А Его превосходительство в данном случае никому и ничего не должен. Посетил и ушел. Весь в белом.

Нехорошо злорадствовать, грех. «Эхо» вершило и добро. Накануне 2009 г. православная горлица и мыслящая патриотка Н. Нарочницкая в интервью «Литгазете» сказала, что власть остановила атомизицию общества, что народ и Партия едины.

«Эхо» в лице Пархоменко разъяснило: власть кормит население, а население не лезет в политику. Если б не «Эхо», мы могли бы подумать, что Нарочницкая врушка и подхалимка. Пархоменко защитил патриотическую репутацию православной мыслительницы — вот что получилось.

Как говорится, мир не без добрых рыцарей.

Ю.Л. БАТУЛИН

 

РОССИЯ ДЛЯ РЭПА?

В российской глубинке, в старинном городе Старице, на одном из жилых домов уже третий год красуется эта надпись. Напрашивается вопрос: а если бы было написано «Россия для…», ну, этих, которые в Старице живут, да и во всей России пока ещё составляют большинство, — сколько бы надпись продержалась, как бегало бы местное начальство и вопили всякие защитники прав?

 

ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА

 

И В БАНКЕ НЕНАДЕЖНО

Российскими банками тайна финансовых операций, как правило, не соблюдается. Поэтому ходить в них уже давно стало небезопасно. В последнее же время все чаще приходится слышать о том, что в их офисах могут находиться наблюдатели и наводчики, которые передают своим сообщникам о снятии вкладчиками крупных денежных средств. После чего на выходящих из банка осуществляется разбойное нападение. Правоохранительные органы утверждают, что наводчиками нередко являются и сами банковские служащие.

Хорошо известно, что в Швейцарии еще с 1934 года существовал закон, который прямо требовал от банков соблюдения полнейшей тайны о клиентах, а также совершаемых ими банковских операциях. Причем нарушителям этого закона грозили не только крупные денежные штрафы, а и весьма длительное тюремное заключение. Все это в сочетании с надежностью и безопасностью хранения ценностей сделало банковскую систему этой страны очень привлекательной для анонимного размещения крупного капитала. А также превратило Швейцарию, не имеющую собственных природных ресурсов и достаточно развитого промышленного и аграрного потенциала, в одну из богатейших стран нашей планеты.

Ничего подобного в России, к большому сожалению, нет. Встав на путь капиталлистического развития, она тоже могла бы построить надежный и цивилизованный банковский сектор экономики, основанный на соблюдении тайны о вкладах населения и надежности их хранения. Однако в силу скудоумия отечественных чиновников, природной тяги к воровству и мошенничеству банкиров, а также высочайшей криминализации нашего общества сделать это так и не удалось.

Вот лишь некоторые примеры отчаянных криков клиентов нашего монстра — Сбербанка, помещенные на сайте Banki.ru в период властвования в нем Андрея Казьмина:

— «Прихожу в Сбербанк, мне там говорят: а вы деньги заказывали? Я спрашиваю их: что значит заказывал? Они говорят, что нужно позвонить по телефону и попросить, чтобы мне привезли деньги. Дорогие, — говорю я им, — у меня счет до востребования, поэтому давайте не будем пудрить мозги друг другу и отдайте мне деньги, как это в договоре прописано. В общем все закончилось тем, что звоню я по телефону непонятно кому, там меня спрашивают все мои данные: номер счета, паспортные данные, сумму на счете, а также день и время, когда я хочу эти деньги забрать. Без этих данных невозможно, оказывается, получить свои деньги обратно. Так что, заказывая деньги, есть большая вероятность «заказать» заодно и себя» (24.01.2006).

«Ко мне пришло письмо из Сбербанка следующего содержания: «Уважаемый держатель банковской карты Сбербанка России! Выражаем свою искреннюю признательность за использование банковских карт нашего банка. Сообщаем, что Вы имеете право на участие в Международной дисконтной программе Countdown…». И далее — бла-бла-бла… Однако самое прикольное состояло в том, что в поле «Кому», помимо моего адреса, было указано около 200–250 e-mail`ов реальных клиентов Сбербанка. Так что, уважаемые вкладчики, будем отныне знакомы!» (09.11.2006).

Подобные возмущения клиентов по поводу отсутствия тайны банковских операций не прекратились на этом сайте и после прихода в Сбербанк Германа Грефа. Вот только некоторые из них:

— «Сбербанк один из немногих, где широко представлена возможность всем гражданам наблюдать, какие операции вы выполняете с деньгами и в какой карман их кладете. Снять более или менее приличную сумму или обменять деньги без чужих глаз в этом банке очень сложно (31.03.2007).

— «Снимал в Сбере деньги со счета. Сумма 100 тыс. руб… Пришел в субботу, народу полно, очереди в кассу коммуналку платить. Деньги заказал заранее, договорился с зав. отделением, чтобы без очереди пропустили. Подошел к операционистке, отдал ей паспорт, договор, книжку. Она все оформила и орет кассиру: «Таня! К тебе сейчас С… подойдет без очереди, выдай ему сто тысяч!». Все, кто был в отделении, дружно глянули на меня… Немая сцена…» (15.09.09).

Аналогичных записей на этом сайте — видимо-невидимо. И это только об одном Сбербанке!

Еще хуже складывается ситуация в коммерческих банках, офисы которых, как выясняется, наводнены наблюдателями и наводчиками, сообщаюшими своим подельникам о снятии вкладчиками крупных денежных сумм. Поэтому удивляться тому, что за пределами банковских офисов стали все чаще нападать на лиц, снявших деньги со своих счетов, удивляться не приходится.

ВНИМАНИЕ! ОБЪЕКТ ИДЕТ К ВЫХОДУ…

Одним из самых убедительных свидетельств несоблюдения тайны вкладов в отечественных банках является отсутствие в их офисах специальных кабин для укрытия клиентов от любопытных взглядов. Поэтому операции по открытию, а главное — закрытию вкладов нередко совершаются на глазах у всех посетителей.

Приведу лишь один пример. БАНК МОСКВЫ является одним из самых крупных коммерческих банков России. Ранее я, будучи завороженным столь громким его названием, а также поддавшись убедительности его саморекламы и призывами к населению принести свои сбережения, тоже открыл депозитный вклад в его отделении, расположенном в самом центре Москвы, на Тверской, 8. Однако, наблюдая за всем, что происходило в его офисе во время томительного выстаивания в очереди к операционистам, мои первые благоприятные впечатления стали очень быстро улетучиваться.

Я, например, обратил внимание на то, что часть площади офисного зала, где расположены два кассовых окна под номерами 10 и 11, отделены от остального помещения не сплошными, а почему-то решетчатыми перегородками. Это вызвало у меня недоумение, поскольку все, что делалось у этих окон, было видно посетителям банка, хотя места здесь для установки закрытых кабинок было вполне достаточно, да и затраты были бы пустяковыми.

— Неужели, — думал я, — отказ от установки кабинок был осознанным с целью организации наблюдения за действиями клиентов у касс и их последующего ограбления? Правда, первоначально не верилось, что подобное возможно в банке, находящемся чуть ли не у самых стен Кремля. Поэтому, приходя в банк, я стал более внимательно приглядываться к тому, что делается в его стенах, резонно полагая, что если банковские служащие и в самом деле могли создавать в своем офисе наблюдательные посты для наводчиков, то признаки их преступной деятельности еще неоднократно проявятся.

Но однажды я увидел, что решетчатые перегородки были заменены сплошными. Сначала я, признаюсь, немного успокоился. Однако вскоре понял, что новые перегородки были лишь элементарной бутафорией, ибо за всем происходящим у касс можно было по-прежнему с успехом наблюдать. Например то, что делается у кассы № 10, можно было увидеть с левого торца перегородки, если встать у стойки № 7 операциониста. И я неоднократно видел там стоящих в непринужденной позе людей, явно выдающих себя за обыкновенных клиентов. Хотя делать им здесь было нечего, поскольку стойка являлась как бы резервной и операциониста на этом месте никогда не было.

Проглядывалась с правой стороны перегородки и касса № 11, ибо в двух шагах от нее был поставлен высокий, как в «стоячих» кафе-закусочных, столик, встав возле которого, наблюдатель мог с легкостью не только зафиксировать объем получаемой денежной массы, а и при желании даже пересчитать все получаемые деньги. И хотя для кого и зачем был поставлен сюда этот столик догадаться было совсем нетрудно, в интерьере этой части офиса банка чувствовалась какая-то недоработка. Ибо было заметно, что часто сменяющиеся у столика люди чувствовали себя явно неуютно, вызывая недоумение посетителей своим подозрительным маячинием возле кассового окошка. И вот недавно я увидел на этом столике поворотно-перекидной рекламный стенд «Qurable». Так что теперь появилась возможность сколь угодно долго изучать его пухлые папки и заодно наблюдать за тем, что делается у кассы, не привлекая к себе внимания окружающих.

Вот почему теперь, когда я вижу клиентов банка, выходящих из-за перегородки с явно полными сумками, а также шевелящиеся губы наблюдателей, несомненно, разговаривающих с сообщниками, понимаю, что судьба содержимого этих сумок, а, возможно, и самого клиента может быть с этого момента, увы, предрешена. И тогда мысленно хвалю себя за то, что во-время отказался от услуг этого банка.

Этот пример — лишь один из многих. И если даже в Москве банки без кабинок для укрытия клиентов от любопытных взглядов встречаются почти на каждом шагу, легко представить себе, как «обеспечивается» тайна банковских операций в российской глубинке.

ОБЪЕКТЫ РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИЙ — ВКЛАДЧИКИ БАНКОВ

В разбойных нападениях на вкладчиков банков сталкиваются интересы двух сторон. У одной, запуганной проплаченными публикациями о невозможности защитить свое жилище от воров-домушников, уставшей от организуемых Центробанком взлетов и падений спекулятивных курсов валют, ничего не остается, кроме как в панике таскать свои сбережения то от дома до банков, то — в обратную сторону. А у другой, ощутившей полнейшую незащищенность населения со стороны госструктур, — возможность безнаказанно выйти на «большую дорогу» для легкой добычи.

Вот лишь некоторые примеры к сказанному.

СТРОКИ ИЗ ПУБЛИКАЦИЙ

— «По данным директора Общественного центра содействия реформе уголовного правосудия Валерия Абрамкина, в прошлом году на свободу вышло околок 200 тысяч заключенных. А в этом году, по данным МВД, ФСИН планирует выпустить до 240 тыс. человек. УВД уже зафиксировали, что число нападений на граждан, снимающих деньги в банках, резко возросло. Вот типичные случаи. По информации DAILYONLINE, москвичка, снявшая 400 000 рублей с личного счета в Сбербанке была застрелена по пути домой. А вот пожилой женщине, посетившей отделение Сбербанка на Волгоградском проспекте, повезло немного больше. Она была лишь просто ограблена и жестоко избита» (17.11.08, http://dailyonline.ru/m/439/).

— «Минувшая неделя в Москве ознаменовалась целой серией крупных ограблений. Только за три дня добычей грабителей стали более 41 млн. рублей, которые преступники вырывали из рук своих жертв. С начала месяца общая сумма похищенного во время аналогичных уличных грабежей в Москве перевалила за 80 млн. рублей». (Газета «Труд», 24.11.08.).

— «Увеличение количества преступлений, связанное с влиянием мирового финансового кризиса, прокомментировало Министерство внутренних дел Российской Федерации. Так, всего за один день зарегистрировано четыре случая нападений на автоомобили клиентов банков, посетивших кредитные организации с целью снятия денежных средств со своих счетов. Например, у одного из пострадавших преступники отобрали более 100 000 долларов США.

(В другом случае) средь бела дня в Москве к остановившемуся на запрещающий сигнал светофора джипу Grand Cherokee подошли четверо неизвестных, которые, избив водителя битами, забрали из салона автомобиля 10 000 долларов. Ближе к вечеру в столице произошло еще одно похожее преступление, однако на этот раз улов бандитов стал более весомым — 500 тыс. рублей.

Милиция отмечает, что рост подобных преступлений происходит из-за того, что люди снимают большие суммы наличности и пытаются перевести их в валюту или хранить дома» («Из-за кризиса в России все чаще стали грабить вкладчиков», 08.12.08, http://money.4x-host.ru/291.html).

— «Оперативники уголовного розыска задержали в Москве группу лиц, среди которых были уроженцы Грузии, Сухуми, Тульской области и два жителя Подмосковья», — сообщила РИА Новости начальник пресс-службы УВД по ЦАО столицы Елена Перфилова. Все задержанные, среди которых оказались двое мастеров спорта по карате и самбо, уже были ранее судимы за совершение тяжких преступлений. Грабители действовали жестко и нагло. Около банков и пунктов обмена валют они поджидали лиц, которые выходили из здания с крупными суммами денег, а затем грабили их. Нападения совершались на жертву сзади. Один из нападавших наносил удар ногой в голову, другой заламывал руку так, чтобы третий смог беспрепятственно выхватить деньги. После этого они скрывались на автомобиле, где их ждал четвертый соучастник (27.02.09, http//www.vesti.rudoc.html?id=257824&cid=8).

— «По словам прес-секретаря столичного угро Алексея Бахромеева, в последнее время наблюдается заметный рост нападений на людей, получающих денежные средства в банках. Об этом же рассказали сотрудники милиции, обслуживающие отделения Сбербанка. Сейчас практически каждый банк, обменник или банкомат находится под «колпаком» преступных группировок. Они дежурят здесь круглосуточно и стерегут тех, кто снимает значительные суммы денег или производит другие операции с валютой» («Вечерняя Москва». Портал городских новостей, http://www.vmdaily.ru/article.php?=aid=67708).

Все эти примеры свидетельствуют не только о глубочайшем кризисе банковской системы, сращивании ее с преступным миром, вплетании в банковский сектор экономики осведомителией и наблюдателей, а и о полнейшей то ли неспособности нынешних властей, то ли их нежелании защитить население перед лицом активизировавшегося криминала.

Впрочем, факт сращивания отечественных банкиров с уличными разбойниками признают и сами правоохранительные органы. Так, в программе РТР «Вести», вышедшей в эфир 19 февраля 2009 года, прошла передача о ставших регулярными нападениями разбойников на клиентов банков. В ней отмечалось, что преступники, как правило, действуют по «наводке» самих работников банков. Вот, например, что сказал по этому поводу один из участников этой передачи — начальник следственного отдела Главного управления МВД г. Москвы Александр Кулигин: «Работников правоохранительных органов очень волнует связь сотрудников банков и обменных пунктов с преступниками и работа последних по «наводке». Клиенту предлагают несколько часов подождать или подъехать к определенному времени. И после этого на него происходит нападение».

Характерно, что методы овладения грабителями денежными средствами клиентов банков постоянно совершенствуются и расширяются. Теперь преступники стали поджидать свои жертвы не только на улице, а и врываться в банковские офисные помещения, принуждая находящихся в них посетителей вытряхивать содержимое сумок и выворачивать карманы.

* * *

Полагаю, что все описанные события наиболее верно объясняют, почему россияне стали бояться ходить в банки: они не без основания стали опасаться не только ограбления на улице или в его стенах, а и за свою жизнь.

Наблюдая за тем, что происходит сейчас в банковской сфере, я думаю только об одном: почему работники некоторых российских банков, в том числе и расположенных в самом центре российской столицы, не понимают, что обязаны обеспечивать строжайшую тайну того, что делают клиенты у кассовых окон, чтобы не подвергать их опасности после выхода на улицу? Вывод напрашивается сам собой: значит, это кому-то, находящемуся «повыше», очень выгодно. И если это было бы не так, Центробанк давно уже прекратил бы выдачу лицензий на финансовую деятельность тем банкам, в которых нет хотя бы элементарного обеспечения тайны банковских операций — кабин для укрытия клиентов от наблюдателей и наводчиков. Тогда и журналисты перестали бы задаваться вопросом о том, куда ежегодно бесследно исчезают около 100 тысяч наших соотечественников.

А что же родная милиция? Даже невооруженным глазом заметно то ли ее нежелание, то ли просто боязнь вступить в единоборство с преступным миром. Разгонять с автоматами в руках старушек, подрабатыващих к своей мизерной пенсии торговлей цветами у станций метрополитена, да, например, отлавливать торговцев «первоцветом» — подснежниками или фиалками на рынках (о чем 5 марта 2009 года было рассказано на телеканале РТР), — это с большим удовольствием. А чтобы защищать вкладчиков от грабителей — нет, от этого уж избавьте. Пусть они лучше либо в одиночку в банки не ходят, либо защищают себя сами. Именно с такой инициативой совсем недавно выступило МВД РФ, возглавляемое Рашидом Нургалиевым, предложив россиянам отныне ходить в банки только с охраной.

А что же родная власть? Она почему-то то и дело объявляет одну амнистию за другой для бандитов и уголовников, выпуская их из тюрем, а также разрешает гнать в страну все новые и новые эшелоны гастарбайтеров. Неужели она и в самом деле вознамерилась заменить ими все неугодное ей коренное население России? Но как бы то ни было, многие «приглашенные», оказавшись в период кризиса без работы и средств к существованию, неизбежно вынуждены выходить на «большую дорогу», пополняя и без того увеличивающуюся с каждым днем отечественную армию грабителей и разбойников. Думается, что при таком подходе недалеко то время, когда россияне, не могущие даже помышлять о том, что смогут нанимать и оплачивать охрану своих визитов в банки, вновь начнут в массовом порядке закрывать свои вклады. Только на этот раз — чувствую всем своим нутром — никаких открытий новых больше уже никогда (слышите меня — ни-ког-да!!!), несмотря ни на какие посулы и обещания гарантий их сохранности ни «игнатьевых», ни «кудриных», ни «грефов», ни «шуваловых», ни «набиулиных» и им подобных, увы, не будет.

Вот тогда-то это и обернется для России громаднейшей финансовой катастрофой!

Анатолий ГЛОВАЦКИЙ

 

ТЕПЕРЬ У НАС ВСЕ, КАК У НИХ

Нас вначале успокаивали, дескать, никаких катастроф не предвидится, это они там, на Западе, могут волноваться, а мы, мудрые, все предвидели и в состоянии даже подмогнуть нашим друзьям, тем более что наш Стабилизационный фонд, что мы так мудро разместили в Штатах, ни богу свечка, ни черту кочерга. Ну, раз все оказались в финансовом кризисе, надо помогать соседям, ведь там наши личные счета и особняки, наши дети там учатся и вообще там «соломки постелено». Все это красиво и благородно, по-дружески, но дело в том, что на Западе кризис начался с нового две тысячи девятого года, а у нас — с одна тысяча девятьсот девяносто первого, когда рухнули промышленность, сельское хозяйство, и появился столь любезный демократам-рыночникам рынок труда, и этот рынок все расширяется и расширяется. Похоже, весьма кстати возник этот самый кризис, теперь есть на что списать свою неспособность хозяйствовать. Следует обратить особое внимание на выступления руководства страны по этому поводу. С начала года нас уверяли, что мы справимся с новой напастью, вот только бы цены на нефть поползли вверх. Однако через некоторое время сообразили, что кризис — это вовсе и не беда, а выгодная ситуация, на которую можно списывать опять же свою беспомощность в управлении огромной страной, какой все еще остается Россия. Как бы хорошо было, если бы она и впрямь, по желанию Новодворской, а равно и всех западных «друзей», съежилась до размеров Московского княжества. На кризис можно списать и повышение цен, хотя по законам кризиса цены должны снижаться. У них там, на Западе, может, и должны, а у нас этого нельзя сделать, потому что их Ельцин с Гайдаром освободили. Освободили как воров-рецидивистов, и с тех пор они грабят и грабят. В связи с этой невозможностью победить грабительские цены предлагаю пожилым вернуться памятью, а молодым с помощью энциклопедии к апрелю тысяча девятьсот пятьдесят первого года, когда, наверное, впервые в мире было объявлено о снижении цен на предметы первой необходимости. Подчеркиваю — первой необходимости — не путать с товарами, вышедшими из моды. Впрочем, хлеб, мясо, масло и молоко никогда из моды не выйдут, а тогда цены на эти продукты были снижены где на десять, где на двадцать процентов. Потом были такие же снижения цен в тысяча девятьсот пятьдесят втором — пятьдесят третьем годах. Но в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году умер Сталин, враг демократов, расхитителей, взяточников и бездельников, и у власти оказался любимый нынешней элитой Никита Хрущев, который решил, что хватит народ баловать, и поднял цены разом на пятьдесят процентов. Ну, прямо как сейчас. Чего мелочиться? Народ проводил этого деятеля политической эпитафией: «Товарищ, верь, взойдет она, на водку старая цена, и на закуску будет скидка — ушел на пенсию Никитка!»

Удивительно, как это до сих пор Выставочному залу на Крымском валу не присвоено имя Никиты Хрущева? Обижаете, господа, предтечу Ельцина, хотя до Бориса ему все же далеко. Никита сумел оставить страну без хлеба, а Ельцин оставил народ без страны. Видимо, за это его любят «демократы», поскольку, по их мнению, весь русский народ — это банда пьяниц и бездельников. А мы просто доверчивые. Нам говорят: если проголосуете за «Единую Россию», прольется на ваши головы золотой дождь. Мы и голосуем, а после недоумеваем: где же обещанные тучки? Нам и рынок втюхивали под обещание, что торговцы наперегонки будут снижать цены в стремлении обойти конкурентов, чтоб раньше всех напитать прибылью производство, расширяя его и тем самым улучшая жизнь трудящихся, как это было в начале пятидесятых. Но наши рыночники рынок поняли с точностью до наоборот. Они решили повышать цены, не расширяя производство. А еще лучше — совсем ничего не производить, а закупать товары за рубежом и перепродавать своему потребителю. А чтобы отечественные товары не составили зарубежным конкуренцию, свои предприятия банкротили и закрывали. Министры во главе с премьерами закрывали на это глаза — зарплату-то они получали не с выработки. Скажете, что все это слышали, что я ничего нового не сообщил, но откуда же такая верность партии «Единая Россия» и президенту на выборах? Хоть бы вспомнили: при какой власти мы жили, не беспокоясь о завтрашнем дне, о работе, об отпуске, когда мы получали бесплатные квартиры, пусть через пять, через десять лет, но ведь получали же; тогда не было армии бомжей и детей-беспризорников. Да что там говорить, кроме как «хоть кол на голове теши»!

В начале перестройки мне пришлось побывать на стройке КАТЕКа, то есть Качинско-Ачинского топливно-энергетического комплекса. Чувствуете уже в названии размах? Это была всесоюзная стройка, где действовал «сухой закон». И пришлось заодно побывать в Красноярске, Барнауле и Омске. Время было трудное, с традиционными проблемами с мясом и водкой. Необходимость и профессиональное любопытство завело в Красноярске в городской крытый рынок. Большой рынок, емкий, но не ломились его прилавки от мяса, масла, молока, овощей и фруктов. На прилавках — только кедровые орешки по пять рублей за килограмм. У всех торговцев — по пять. А торговцы-мужики крепкие как на подбор. Им бы пахать, а они орешками торгуют. С одним «бизнесменом» начал торговаться, он мне и говорит: я тебе продам по три рубля, только ты, если спросят, говори, что купил по пять. А то узнают и отметелят. Действительно, другой торговец ревниво поинтересовался: почем я купил орехи? Ответил: по пять.

Вот и вся суть рынка, на который уповает наш премьер. Скажете, что базар не показатель, что рыночная экономика совсем другое. Слышали и это, однако, что же это за «другое», никто толком не знает, но крадут все подряд, и никто ни за что не отвечает. А «базарная» история продолжилась в Барнауле, где на рынке выстроилась очередь за мясом по пять рублей за кило, хотя мясо еще не привезли. Магазинная цена мяса была — рубль восемьдесят. Но в магазинах о мясе напоминали только цены, хотя по разным каналам мясо оказывалось в домашних холодильниках. О том времени вспоминают, что в магазинах было пусто, а холодильники ломились от продуктов. Такая же ситуация с мясом была и в Новосибирске. А вот в Омске, на Казачьем рынке, было непривычно оживленно, и мясной павильон был перенасыщен говядиной, бараниной, свининой, птицей — все для покупателей любого вероисповедания. И что удивительно, цена не выше трех рублей в зависимости от категории. То есть цена была фиксированная, но не самими торговцами, а властью секретаря обкома. Пытался тогда понять, чем же отличается Омская область, в которой есть мясо на рынке и колбасы в магазинах, от Новосибирской. Вроде и власть одна — Советская, и партия одна. Но вот что бросилось в глаза, когда глядел из окна вагона, проезжая по Новосибирской области. После уборки хлебов копны разбросаны по полям и уже заметаются снегом, а в Омской области заскирдованы, поля чистые, готовые к новому производству. Вроде деталь неважная, много ли от соломы проку при нашем-то богатстве, однако рынки там, где солому не скирдуют, пустые. А еще сами омичи говорили, что наш секретарь обкома Манякин молодец: не торопится докладывать об успехах и отгружать мясо в Москву, поэтому его и не награждают. Может, и впрямь обошли секретаря обкома наградами, но омичи до сих пор вспоминают его: хозяин был.

Представляю, как хулители Советской власти потирают руки: вот видите, не было тогда мяса на рынках, а сейчас — завались. Не зря я напомнил про полные холодильники и про то, что не везде были перебои с мясом, а только там, где руководители областей служили лично товарищу Хрущеву или Брежневу, а не народу. И наша беда, что среди этих горе-руководителей были Горбачев, Ельцин и прочие перестройщики, сдавшие народную власть капитализму, к которому сами стремились всю жизнь через членство в комсомоле и в партии, и, как резиденты вражеской разведки, оставили после себя разветвленную сеть диверсантов. Что же касается мяса и мясных продуктов, которыми нынче завалены прилавки, то, господа демократы, попробуйте снизить на них цены до тех, советских, пусть даже рыночных, увеличьте пенсии, стипендии и зарплаты и увидите, что такое дефицит.

А. КЛИМЕНКО

 

КАКОВА ВЛАСТЬ…

Нельзя сказать, что расстрел майором милиции Евсюковым нескольких посетителей одного из московских супермаркетов в конце апреля всколыхнул наше общество. Этого не произошло. И самого общества-то нет, да и притерпелись мы ко всему. Это в Греции после случайного убийства юноши полицейским акции протеста в течение нескольких недель сотрясали страну. У нас такого нет, да, вероятно, срабатывает еще и сознание того, что никакими локальными мерами положения не поправить.

В самом деле, в чем чаще всего обвиняют милицию? Набор обвинений удручающе однообразен: некомпетентность, лень, коррумпированность, жестокость…

Ну, а высшая власть разве не страдает этими же болезнями и разве не она создала эту милицию, которая, по сути дела, является всего лишь инструментом этой власти? А каков поп, таков и приход.

Давайте разберемся объективно, по пунктам.

Некомпетентность. Смотрите, что получается. Страной в сложнейший период ее жизни руководил, да и сейчас продолжает рулить человек с образованием юриста, с опытом работы по очень специфической специальности агента или разведчика, но уж никак не руководителя. Никак. Его министр обороны — предприниматель-мебельщик, кроме личной выгоды ничем и никогда не интересовавшийся, как и положено предпринимателю. Министр сельского хозяйства по образованию врач, главный аудитор Счетной палаты господин-товарищ Катренко, по призванию партийный активист разных, но обязательно правящих партий… Список можно продолжать долго.

Далее — лень. Конечно, в какой-то мере присуща и милиции, ну а остальная власть разве рвет пупки на работе? Да ладно…

Посмотрите по ТВ на зал заседаний Государственной Думы. Где они, назначенные властью депутаты? В зале только 15–20 % мест заняты, где надрываются отсутствующие? А как трудятся губернаторы, сенаторы? Фахрутдинов, Косопкин, Есиповский на работе сгорели или как? Сенаторша, мадам Нарусова, как-то на встрече со студентами перед телекамерой поведала, что она-де в курортологии разбирается, потому что побывала почти на всех европейских курортах. Такая вот труженица-курортница. Недавно один слуга народа из самых главных объявил, что он трудится, как раб на галерах, но отдохнуть после истечения срока полномочий на выборной должности почему-то не захотел, вцепился во власть намертво. Значит, выгодно.

О коррупции и говорить не стоит. О взятках. Кто, облеченный властью и даже не имеющий ее, их не берет в современной России? Приведу слова поэта:

…Везде поборы, взятки, кражи, Немыслимо представить даже, Кто нас не грабит каждый день, Нас грабят все, кому не лень. Нас грабит доктор, адвокат, Судья, чиновник, депутат, Нас грабит Петр Петрович И Мойша Абрамович…

Ведь по факту люди и рвутся во власть для того, чтобы, получив ее, безнаказанно воровать, брать взятки, попирая законы. А мы хотим, чтобы милиция была честной.

Пятнадцать лет президенты, парламент, правительство блокировали принятие закона о борьбе с коррупцией, значит, он им был не нужен, в конце концов приняли такой, который, если и будет работать, то в очень щадящем для коррупционеров режиме.

Как же может не брать взятки сотрудник милиции, если все вокруг их берут, если его начальники не только берут, но и с него требуют, если это система?

И, наконец, о жестокости, которая имеет место. А вся нынешняя власть, она гуманна и милосердна? Ограбить свой народ, обречь его на нищету, бесправие, вымирание — это милосердие? Пенсии по 2 200 руб., нищенские зарплаты учителей, медработников, тех же милиционеров, около миллиона беспризорных детей, не поддающееся учету количество бездомных, алкоголизация и наркотизация населения, невыносимое иго монополий и развращенных вседозволенностью чиновников, подавление любого протеста против этого ига, разгон самых мирных и безобидных демонстраций — это гуманизм? Это демократия?

В то же время в милиции есть подразделения и части, очень неплохо обученные, вооруженные и экипированные, там высокие оклады. Эти части предназначены для устрашения и подавления — каратели, одним словом. Численность их, в отличие от армии, увеличивается. Такое вот милосердие.

Ну и последнее. Так будет ли у нас какая-то другая, лучшая милиция? Думаю, что пока у власти наш «национальный лидер» В. Путин и его чиновничья партия-братия, не будет.

Он восемь лет был президентом и обладал громадной, не соответствующей его скромным способностям властью. Это он наплодил немеренное количество разных госструктур, дублирующих друг друга, мешающих друг другу, неэффективных, насквозь коррумпированных. Пример: кто только в России ни борется с наркотой, а по количеству наркотиков, потребляемых на душу населения, РФ в пять раз превосходит страны Евросоюза. Это ведь при Путине выросла огромная армия ленивых, безответственных, алчных чиновников, развращенных бесконтрольностью и вседозволенностью. Налицо явный дисбаланс между объемом власти у всех чиновников, начиная с самых высших, и их ответственностью. Власть у них необъятная, а ответственности никакой, поэтому что хотят, то и творят.

А Владимир Владимирович просто, видимо, недостаточно готов к высоким, ответственным должностям, да и отдохнуть ему не мешает, кроме того, логично предположить, что если человек чего-то важного, просто необходимого не смог сделать, находясь на ответственном посту и имея для этого все возможности в течение нескольких лет, то он этого уже и не сделает и с таким «лидером» необходимо расстаться, найти ему работу полегче, соответствующую его возможностям, коммерческим директором «Газпрома», например. Да и то… Менять надо и отношение к милиции, к чиновникам вообще. Уж очень вольготно большинство из них чувствует себя на своих должностях. И просто много их.

Поменьше разных структур, побольше требовательности и взыскательности к уже имеющимся, иначе ничего у нас не изменится. Другой милиции не будет.

Николай ГУРКИН

 

ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ

 

ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА СНГ: ВНЕ ПОЛИТИКИ, ВНЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Вспомнив обо мне и моей работе с прежними правительствами Армении, новое патриотическое и пророссийское армянское правительство вытащило меня из нафталина и попросило (в числе многих, конечно) дать на рассмотрение экспертный анализ понятия «промышленная политика». Мол, промышленная политика — это важно, и в России это понятие уже вырвалось из лексикона оппозиции в государственный оборот, а у нас её как бы и нет…

Я написал не совсем то, что от меня ждали. От меня ждали схем и технологий, я же описал физические принципы существования промполитики. Я предупредил политиков, что мой анализ им вряд ли понравится. Ведь физической основой существования промышленной политики, как экономического явления, является признание того факта, что нет отдельно существующих и независимо друг от друга работающих, независимо друг от друга разоряющихся или процветающих промышленных предприятий. Нет в реальности всех этих ОАО и ЗАО, расхищенных бандами приватизаторов, а есть единая и неделимая, как «Газпром», система национальной индустрии, в которой и расцвет, и разорение бывают только общими, если речь не идет о какой-то асоциальной патологии, связанной с заводом-некрофагом, питающимся энергиями распада…

Именно расшифровкой этого основополагающего тезиса промышленной политики я и собираюсь поделиться с читателями.

Трудность индустриальной жизни заключается в том, что потребности общества дискретны, а потребности обеспечения промышленного потенциала — непрерывны. Индустрия рождается из процессов разделения труда, через хрестоматийную цепочку мастерская-мануфактура-фабрика-комбинат, и потому (об этом думают гораздо реже) — индустрия идет к совершенству через усложняющуюся ЭЛЕМЕНТАЦИЮ, через преодоление уникальности изделия-шедевра путем разделения сложной задачи создания шедевра на множество малых и простых задач, в сочетании способных породить уникальную массовость того, что в XIX–XX веках назвали ширпотребом — т. е. шедевром, выполненном в миллионах точных и стандартных копий.

Разделение одной сложной производственной задачи на тысячу простых и выполнимых любым средним человеком действий, переход от мастерства к навыку дало индустриальный эффект простоты (как следствие — массовости) тиражирования сложных по устройству и назначению предметов.

Элементация — душа разделения труда, лежащего в основе любого индустриального потенциала. Но элементация порождает тысячу ненужных и нелепых без конечного продукта вещей, тысячу ненужных и нелепых в отсутствие спроса на конечный продукт производств. Ценовое или моральное банкротство (устарение, например) конечного продукта сложной цепи приводит к эффекту «падающего домино» в очень длинной взаимосвязанной череде производителей.

Цепь работает в одну сторону: крах финального продукта индустрии разрушает всю корневую матрицу его элементной базы. Но вновь возникающая потребность в конечном продукте упирается — даже после небольшого по срокам перерыва — в отсутствие элементов, из которых может быть собран тиражируемый в миллионах копий сложный шедевр инженерного гения. Наличие финансовой возможности отнюдь не гарантирует наличие технологической потенции!

Поэтому элементация индустрии естественным образом диктует непрерывный характер её воспроизводства. Наиболее очевидна эта ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕПРЕРЫВНОСТЬ, недопустимость прерывания производственного процесса в металлургии. Тут вообще все иллюстративно: отключил домну на один день, перестал подогревать её — «засадил козла», как говорят металлурги, то есть угробил гигантское промышленное сооружение, которое теперь легче разобрать по кирпичику, чем снова разогреть и расплавить…

Но металлургия — отнюдь не какое-то исключение из правила, а прямая демонстрация необходимого для большинства промышленных отраслей правила: чем сложнее элементация, чем обширнее комплектация конечного изделия, тем НЕПРЕРЫВНЕЕ по сути своей процесс его сборки-производства. «Козла» можно засадить не только в металлургии — последние 20 лет мы, индустриалы СНГ, наблюдаем это в изобилии горьких примеров.

Спрос потребителей дискретен. Допустим, сегодня мне нужен пылесос, а потом я лет десять буду пользоваться уже купленным, пока он не сломается или морально не устареет. Но если я ПРОИЗВОДИТЕЛЬ, а не потребитель пылесоса, то я не могу ждать 10 лет, я не могу мириться с приливами и отливами рыночного спроса. И не могу я мириться не потому, что я капризный или жадный, а просто потому, что если сегодня я не закуплю (из-за временного простоя конвейера) комплектующую деталь, завтра мне уже негде будет её закупить. Мой поставщик выпускает сущую дребедень, которая вне и помимо пылесоса нигде не нужна, он разорится, и пресечется цепочка элементации.

Его рабочие уйдут, конвейеры растащут на металлолом. Потом мне потребуется очень много денег, времени и сил, чтобы попытаться восстановить производственный потенциал погибшего поставщика, и не факт, что эта тяжелая и длительная работа будет иметь желаемый результат.

Только либеральные фетишисты, не нюхавшие заводских масел и гари, верят во всемогущество денег. Приведу простой пример: засохший по настоящему цветок, превратившийся без регулярной поливки в бурьян, НЕВОЗМОЖНО ОТЛИТЬ никаким количеством воды. Его можно утопить в воде (под водой в данной аналогии я разумею запоздалые ассигнования), но он бурьяном и останется…

Чем сложнее инженерный замысел, тем большую элементную базу он требует для своего осуществления. В отсутствие потенциала производства комплектующих даже самое современное, с иголочки, производство будет пароходом «Челюскин», застрявшим во льдах. Можно купить самые современные пушки, но они — по определению — хлам без производства подходящих к ним снарядов. Да разве только снарядов?! Они будут безвредным для врага хламом и без обученного персонала артиллеристов, и просто без какой-нибудь рекомендованной производителем смазки. Чем сложнее техника, тем короче ряд совместимых с ней смазок, тем специфичнее и сложнее они в производстве.

Чем сложнее пушка — тем меньше шансов не испортить её деревенским дёгтем. Следовательно, само по себе наличие или отсутствие сложных, сверхсовременных пушек (равно как и любых других элементов модерна) ничего не решает и не определяет. Индустрия требует сложных, многоуровневых и постоянно (вне прихотей и капризов потребительского рынка) работающих НЕПРЕРЫВНЫХ цепей промышленной кооперации. При этом нарушение одного из тысячи элементов производства (т. е. проблема всего лишь с 1/1000 производственного парка, персонала, производственного капитала) приводит к пересыханию всего русла индустриального потока.

Этого никогда не могли понять финансисты и банкиры. Для них разница между 100 и 99 рублями совершенно справедливо почитается за ерунду. Это связано с тем, что покупательная способность рублей независима друг от друга, и с выбыванием одного рубля все остальные рубли отнюдь не поражаются в правах.

Но с точки зрения производственника, индустриала, капитал, вложенный в производство, НЕДЕЛИМ по причине элементации. Машина состоит из десятков тысяч деталей, но без одной-единственной детали все остальные её детали — бессмысленное нагромождение, мусор. Испортишь один рубль стоимости — не денежный, а на практике выпускающий комплектующие — потеряешь без возврата 100, 1000, 100 000 вложенных в производство рублей.

Производственный потенциал без одной-единственной детали начинает стремительный распад. Поскольку никто не может получить оплату за труд, вслед за первым поврежденным элементом промышленной сборочной цепи вываливаются ещё несколько самых слабых звеньев. Их выпадение делает ещё более бессмысленным существование оставшихся.

Начинает процесс — в самом лучшем случае — процесс ПРИМИТИВИЗАЦИИ промышленного производства. Оставшись без нужных элементов, производство пытается сделать полезный предмет проще, без отсутствующих деталей. Так идет регресс, технологическое движение вспять национальной индустрии. Нет шарниров — уберем дверцу, нет стекла — затянем бычьим пузырем…

Но архаизация и примитивизация индустрии есть не преодоление гибели, а лишь её отсрочка. Международная конкуренция быстро погубит любителей заменять стекла бычьими пузырями.

Сложная индустриальная среда делает, таким образом, бессмысленной игру либеральных экономистов в санацию посредством разорения неконкурентоспособных. Два ремесленника действительно могут спорить друг с другом — кто из них достоин выжить в экономическом соревновании, отбив клиентов у неудачливого соперника.

Но в сложнейших системах взаимной зависимости и кооперативной элементации нуждающейся в центральном диспетчере современной индустрии невозможно вымирание слабых и выживание сильных, потому что мотив сотрудничества здесь гораздо значимей с технологической точки зрения, чем мотив борьбы за потребителя. Например, разорение отдельно взятого фермера возможно, а разорение отдельно взятого авиационного завода — нет (только всей авиационной промышленности разом), разорение отдельно взятого портного или сапожника — возможно, а разорение отдельно взятой газоперекачивающей станции или отдельно взятой электроподстанции — принципиально невозможно. Применять здесь принципы частной рентабельности, конкуренции, рыночного спроса и коньюнктуры так же нелепо, как в современном реактивном самолете заменять алюминиевые листы на фанеру…

Индустрия — это гигантская совокупность людей, которые не в состоянии САМИ О СЕБЕ ПОЗАБОТИТЬСЯ. В отличие от крестьянина с натуральным хозяйством, промышленник производит всего один-единственный, к тому же ненужный сам по себе, не имеющий никакой самоценности (без смежников и комплектующих) предмет. Поэтому индустриал по мере развития индустрии становится в социальном плане все более и более БЕСПОМОЩНЫМ и все более остро нуждается в защите центрального диспетчера, направляющего потоки ненужных изделий к устью всеобщей пользы.

Староверы семьи Лыковых смогли выжить в тайге много лет без общества, государства, без кооперации с внешним миром только потому, что они были крестьянами. Никакой индустриал не может повторить подвига Лыковых, он не может надеяться только на себя и выжить без соблюдения внешним миром очень жестких обязательств по отношению к нему.

Предприимчивость — понятие из доиндустриальной эпохи. Техника точна, и всякая предприимчивость (т. е. вариативность поведения) в общении с ней просто убьёт её. В 80-е годы, в том числе и с моим участием, промышленность Армянской ССР была оснащена новейшим по тем временам оборудованием. Оно и сегодня работает, производит продукцию, но… в Иране! Банда Левона Тер-Петросмана в начале 90-х годов вывезла гигантские станки в Иран по цене металлолома. Потом были и скандалы, и судебные разбирательства, но, ребята, — «поезд ушел», а точнее — фуры ушли за границу. Такова цена предприимчивости (безусловно, обогатившей петросмановцев) в мире индустрии.

Фигурально выражаясь, ручейки бессмысленности в индустрии сливаются в реку смысла. Разбитая по сегментам деятельность индустриалов не просто кажется наблюдателю противоестественной, но и действительно — при нарушении кооперационных процессов — является противоестественной. Вдумайтесь: сотня человек тратит всю свою энергию, надрывается на работе день и ночь ради производства какой-нибудь одной-единственной втулки, да к тому же в невообразимых количествах! Астрономическое число дурацких втулок, горы, эвересты продукта, который в примитивном (средневековом) хозяйстве не потребуется даже в единственном экземпляре!

Втулку глупо нести на рынок, глупо выкладывать в супермаркете. У неё нет и не может быть массы покупателей. Она нужна (если нужна) только одному-единственному покупателю — такому же странному со средневековой точки зрения стоглавому коллективу чудаков, насаживающему на нелепую втулку ещё более нелепый шпунтик! Скажите, какой рынок с его законами может регулировать этот товарообмен? Где-то в конце очень длинной цепи переработок и технологических переделов втулка и шпунтик станут частью сверхэффективной, поражающей средневековое воображение машины. Но туда ещё нужно дойти — потому что утрата одной-единственной втулки сделает итоговую супермашину технологически невозможной!

Рыночные отношения вырастали из средневекового производства, тесно связанного с ремесленными шедеврами, с уникальными изделиями ручной работы. Поэтому конкурентный рынок живет понятием «качества» — категории, вырастающей из мастерства. Есть мастерство — есть и качество. Но качество — доиндустриальное понятие, живущее в индустриальную эпоху исключительно в качестве пережитка и исключительно в тех сферах, где ещё имеет важное значение ручной труд.

Для настоящей высокотехнологичной индустрии понятия «качество» не существует, потому что из двух вещей, идентичных друг другу с микронной точностью по всем параметрам, не может быть более или менее качественной вещи.

Помню, как я убедил в этом покойного главу Армении Демирчяна. Во время визита руководства страны на один из ещё работающих заводов я показал ему рабочего, штампующего шайбочки. Шайбочки эти считают на вес, килограммами и тоннами, никому и в голову не придет искать в них какой-либо индивидуальности. Металл — гостовский, размеры абсолютно равные, штамп — единый. «Как эта шайбочка может быть более или менее качественной? — спросил я. — Количество — вот её единственное качество».

Индустрия исключила мастерство, заменив его навыком, обеспечив простым людям возможность делать сложные вещи. Именно простота изготовления сложного (т. е. сложная и разветвленная система простых операций) и дала возможность сделать сложное массовым. Поэтому старое понятие качества, которым оперируют на ТЕХНОЛОГИЧЕСКИ ОТСТАЛЫХ производствах и в кабинетах выращенных финансово-кредитной средой экономистов — по сути своей ДОИНДУСТРИАЛЬНОЕ.

Оно для ремесленной мастерской актуальнее, чем для мануфактуры, для мануфактуры актуальнее, чем для фабрики, для фабрики актуальнее, чем для комбината. Если же мы возьмем станки с ЧПУ, которые почти ПЕРЕСТАЛО выпускать сегодня станкостроение СНГ, то там вообще понятие качества бессмысленно, ибо полностью исключен из стандартизированной операции человеческий фактор. Оборудование, работающее на автомате, на автопилоте, имеет единое, стандартизированное явление соответствия изделия эталонному образцу, и конкурентоспособность автомата-автопилота кроется только в скорости выполняемых операций, в скорости процессов технологического передела, в количестве, в показателе массовости продукции.

И по этому критерию — скорости, массовости, снижения издержек всех видов — наиболее оптимальным в пределе функции оказывается производство однотипной продукции в одной-единственной точке пространства на весь мир, на всю планету. Такого рода оптимизация, построенная на преимуществах крупносерийности, совершенно чужда понятиям конкуренции, соперничества, степеней качества продукции (ниже высшего качества у неё просто нет: или высшее качество, или она сломалась).

Она чужда выбору между производителями (два разных, не связанных между собой производителя на станках с ЧПУ будут ровно в два раза менее эффективны и в два раза более затратны, чем единый. У них будет больше сожжено топлива, больше будет персонала, больше простоя оборудования, больше поломок и повреждений, производственных травм и т. п.).

Возьмем только один критерий: потребности индустриального развития требуют совершенно однозначно расширения и упрощения всеобщего доступа к технической информации — как организаторов производств, так и трудящегося персонала. Для чего? Чтобы избежать «изобретения велосипедов» и для повышения квалификации рабочих. А рыночная среда конкурентности работает в обратном направлении — именно ей принадлежат такие реакционные, сдерживающие индустриальное развитие и техническую модернизацию понятия, как копирайт, авторское и патентное право, торговая марка, секрет фирмы, коммерческая тайна и т. п. Нетрудно заметить, что разного рода блокираторы распространения технической информации и обмена опытом препятствуют расширению производства, наращиванию его потенциала.

Рынок, конкуренция и новейшее индустриальное производство — вообще из разных миров, из разных цивилизаций. Точно так же первобытно-общинные нравы и порядки автоматически разрушают институт государства, и наоборот — государство автоматически искореняет первобытно-общинные порядки. СОСУЩЕСТВОВАТЬ они могут только в борьбе и только ограниченное время.

Главной целью промышленной политики является повышение доступности и снижение цены на вещи массового пользования. Главной целью по рыночной идеологии является снижение доступности и повышение цены на те же самые вещи. Для промышленной политики производство какого-либо предмета есть интеллектуальная задача, головоломка, решаемая через преодоление барьеров и препятствий к массовому производству чего-либо. Для рынка производство есть задача по извлечению прибыли, и, соответственно, решается она через выстраивание барьеров и препятствий к массовому, дешевому, доступному продукту.

Идеалом промышленной политики является концентрация всех имеющихся ресурсов на производстве изделий. Идеалом финансового капитала является выход из производственной сферы, освобождение от её гнета, прорыв в непроизводственные сегменты рынка, в которых извлечение прибыли есть не интеллектуальная, а силовая задача.

Для промышленной политики удлинение сроков окупаемости капиталовложений есть великое благо, позволяющее развиваться как экстенсивно (наращивая производство), так и интенсивно (осуществляя переходы к новому технологическому укладу). Ведь чем сложнее, глобальнее, принципиально-новее проект, тем дольше он будет на начальной стадии убыточным. Банк начислит процент уже через день, урожай хлеба можно собрать только через год, а полететь в космос — только через сто лет неустанных капиталовложений в фундаментальную науку.

Для финансового капитала удлинение сроков окупаемости инвестиций — главное зло, с которым капитал ведет отчаянную борьбу.

* * *

Веками, да, собственно, и тысячелетиями слова «редкое», «сложное» и «дорогое» были почти синонимами. Редкость была обусловлена сложностью изготовления или добычи, дороговизна — редкостью, ТРУДНОДОСТУПНОСТЬЮ (вот ключевое слово!) полезного предмета. Создавая искусственный мир, очень хрупкий и взрывоопасный, индустрия добилась преодоления логичного естества связки «сложное-редкое-дорогое».

Как добиться того, чтобы картина Рафаэля стоила дешевле мешка с навозом? Ведь картина Рафаэля одна, она создавалась годами упорного мастерского труда, а навоз везде раскидан, как грязь…

Но суть индустриального преображения с его «ширпотребом» в том, что картину Рафаэля сделали дешевле мешка с навозом — за счет индустриального копирования полиграфическим способом. Удивительная дешевизна репродукций, фотокопий стала доступна всем по ничтожной цене.

Помню тот эффект благоговейного восторга, который произвел на меня простой слесарный кернер. Это почти вечный инструмент, сделанный из особого, невероятно сложного в производстве металла, сверхтвердого (десятилетиями точкует простой металл!) и сверхудароустойчивого. Для того чтобы произвести этот простой с виду продукт, нужна громадная цепочка смежных производств, достижение колоссальных температур и т. п. А стоил кернер в Армянской ССР 30 копеек, и наивно думать, что, заплатив один раз в 20 лет 30 копеек, я тем самым покрыл все нужды необходимой для производства кернеров технобазы. Индустрия сделала дорогую вещь дешевой за счет незримй простому глазу колоссальной сети взаимозачетов, длиннейшей «грибницы» кооперативных связей. А сейчас кернеры в Армении попросту не выпускаются — нашего кернера нельзя купить ни за 30 коп., ни за рупь, потому что его больше нет в природе…

Но монетаризм рассуждает так: если я видел кернер за 30 копеек и если у меня 30 копеек есть в кармане, то я могу ВСЕГДА, когда потребуется, обеспечить себя кернером. Здесь мы имеем дело с непониманием того факта, что рынок товарных предложений индустрии — противоестественный по сути своей, сформированный непрерывностью и бесперебойными перетоками внутри раскинувшейся на целый континент неустойчивой системы, об устойчивости которой нужно заботиться одновременно во всех местах её функционирования. Проглядишь дыру в трубе в Норильске — а в итоге крыша свалится где-то в Сочи, и это не гипербола…

Рыночная логика исходит из комфорта потребителя, из удовлетворения его нужд по мере их поступления. Индустриальная же логика требует служения не потребителю, а производителю, удовлетворения в первую очередь не потребительских, а производственных нужд.

Вот небольшая зарисовка двух логик. Что важнее — тепло в батареях добросовестных плательщиков или труба теплоцентрали? Можно ли отключить от тепла потребителей ради необходимости срочной починки трубы?

Любой рыночник скажет, что это безобразие (на этом и вся «перестройка» была выстроена), что добросовестные плательщики должны получать оплаченные услуги бесперебойно и что судьба трубы — это «ваши проблемы».

Но ведь очевидно, что гибель трубы сделает все батареи бессмысленными, всю платежеспособность — вздором, нонсенсом. Труба — в широком смысле слова — эгоистична и капризна, она не хочет чиниться во время, удобное потребителю, она хочет чиниться тогда, когда сама того пожелает. И чем сложнее труба, тем выше степень этого её индустриального эгоизма.

Хрупкость мира индустрии — это расплата за его совершенство, за его способность сделать дорогую вещь дешевой, редкую — массовой, а сложное — простым.

Промышленная политика — это и есть, собственно, методология работы диспетчерского пункта, который в национальных масштабах обеспечивает координацию единой индустриальной сети. Промышленная политика — это (верно или неверно — другой вопрос) избранная правительством логика функционирования единого индустриального комплекса. Она (логика) замещает критерии частной рентабельности, частной прибыльности, хозрасчета на отдельно взятом участке критерием общей, системной, сетевой целесообразности. В рамках такой общей целесообразности вполне допустимы и частные случаи «плановой убыточности» (в конце концов, что такое бесплатное всеобщее образование, как не убыточная частность общей пользы?!), и частные случаи дотационности.

Индустрия — это новый мир, технологические цепи которого бесконечно уязвимы перед случайностями и потому нуждаются в постоянном преодолении случайности, неопределенности, волатильностей, в чем, конечно, не нуждался мир натуральных хозяйств, мануфактурных торговцев или мир банковских спекулянтов.

Вазген АВАГЯН,

Руководитель инновационной лаборатории

«Энерго-Прогресс», Уфа

 

ДВА МИРА — ДВЕ СВОБОДЫ

Какая паника поднялась в студии телевизионной программы «Имя Россия», когда подошла очередь обсуждать личность Ивана Грозного (в ноябре-декабре 2008 г.). Растерянные либералы в телестудии недоумевали, как мог «опричник», «тиран» и «палач» (по терминологии либералов) попасть в число двенадцати самых значимых для России имён. Почему такой выбор населения России так удивил и расстроил либералов?

Здесь, видимо, надо учитывать то, что у либералов своя особая, «боярская» психология, которая отличается от психологии обычного населения. В чём отличие этой психологии? А никогда не задумывались, почему либералы так враждебно относятся к Ивану Грозному, но благожелательно и даже с восхищением к Столыпину? Хотя, даже сами же либералы в программе «Имя Россия» говорили, что казней за все годы опричнины Ивана Грозного было меньше, чем за время реформ Столыпина. Но дело в том, что Иван Грозный бил бояр, а Столыпин вешал и расстреливал крестьян. Либералам не так жалко крестьян, им больше жаль бояр. Ведь либеральная идеология защищает интересы крупного капитала (класса господ), а потому бояре ближе, роднее им по духу, по своей господской психологии. Мир либералов (бояр) и мир обычного населения — это два разных мира, и у каждого мира — своя психология свободы.

И когда либерал говорит, что только либеральная идеология заботится о свободе всех людей на планете, то он или заблуждается, или лжёт. Не придумана пока ещё идеология, которая отражала бы интересы всех классов, слоёв и групп населения, и это невозможно в принципе. Это в философии свобода может быть какой угодно всеобщей и абсолютной. А в реальной жизни любого нормального общества свобода, как минимум, понятие относительное. Свобода одних субъектов ограничена свободой других таких же субъектов.

Кроме того, в обществе господства частной собственности, а значит, в обществе, где есть эксплуатация человека человеком, свобода приобретает классовый характер. Свобода рабовладельцев, крепостников и капиталистов (свобода эксплуататоров) противоположна по своему содержанию свободе рабов, крепостных и наёмных работников (эксплуатируемых). И чем больше свободы у первых, тем меньше её у вторых. Это два разных мира — мир эксплуататоров и мир эксплуатируемых, и у каждого мира своё содержание свободы. Свобода эксплуататоров означает усиление рабства, произвола и эксплуатации для мира эксплуатируемых. А полная свобода рабов, крепостных и наёмных работников ведёт к ликвидации рабовладельцев, крепостников и капиталистов как класса. И поэтому, когда, применительно к реальной жизни, либеральные пропагандисты ведут речь о свободе вообще, то это обман и спекуляции на свободе. Либерализм (от лат. liberalis — свобода) изначально зарождался как идеология свободы капитала, и никого другого, кроме капитала. А свобода капитала — это свобода капиталистической эксплуатации, а не свобода наёмных работников от эксплуатации. Ведь не случайно среди многих свобод, воспеваемых либералами, никогда не говорят они о свободе от эксплуатации. И то, что для либералов (капитала) — свобода, для большей части населения, как правило, означает несвободу и усиление эксплуатации. Конечно, сегодня эксплуатация капитала ещё не настолько откровенно жестокая, какой она была в XVII–XIX веках. Но мы пока и не очень далеко ушли от Советского социализма, и всё ещё впереди.

Конечно, мысль о том, что в эксплуататорском обществе «свобода» понятие классовое не нова. Но почему-то очень многие забывают использовать этот аргумент в диалоге с либералами. Кроме того, в жизнь постоянно вступают всё новые и новые поколения молодых людей, которые этого могут и не знать, да и не знают. Либералы им этого никогда не скажут, им это не выгодно. А потому, на мой взгляд, об этом надо как можно чаще напоминать людям.

Свобода либералов (бояр) и свобода населения — это две разные не только по содержанию, но и по направлению свободы. Интересам населения во все времена отвечала сильная, централизованная, тоталитарная власть Центра, которая способна не только организовать отпор от внешней агрессии, но и ограничить произвол со стороны господствующего класса (крепостников, бояр, капитала) и местной власти. А потому свобода населения, как правило, всегда имела центростремительный характер.

Капиталисты же, как в своё время и бояре, бьются за свободу своей собственной личности и своей частной собственности от контроля центральной власти. Никогда либеральные свободы не означали свободу от рабства, неволи и эксплуатации, не будем забывать, что либерализм — это идеология. А в идеологии понятие «свобода» имеет политическое содержание, и под требованием свободы замаскировано стремление капитала к политической и экономической самостоятельности от власти Центра. Под лозунгом свободы от «тирании» и «тоталитаризма» центральной власти владельцы крупного капитала, как и бояре, сами стремились стать свободными удельными диктаторами в своих боярских и капиталистических владениях. В отличие от населения, и бояре тех времён, и современные либералы — силы центробежные. Не случайно происходило так, что когда либералы брали верх, то страна растаскивалась ими на отдельные, национальные «боярства». Так было после Февраля 1917 года, так произошло и после либеральной капиталистической революции конца XX века.

Конечно, либералы пытаются оправдать себя и утверждают, что Советский Союз распался якобы самостоятельно. Но государства сами собой не создаются и не разваливаются. Их создают и разваливают конкретные люди, конкретные исторические силы. И если не принимать во внимание действие внешних сил, то разваливают государства, чаще всего та самая верхушка общества, которая любит называть себя элитой. То есть, как это ни странно звучит, разваливают именно те силы, которые, казалось бы, более всех должны быть заинтересованы в сохранении государства. Так, Киевская Русь распалась не в результате бесчисленных восстаний «низов» — её развалили князья. Это они растащили её по своим удельным княжествам. Печальный итог княжеских «свобод» известен: почти 300 лет вассальной зависимости и кровавых войн между «свободными» удельными князьями. Свобода «верхов», как правило, всегда оборачивается кровавой трагедией для обычного населения.

Г.А. АНТОНЯН

 

ПОЕДИНОК

 

НРАВСТВЕННО ЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ГАЗЕТЕ?

РОСКОМНАДЗОР — ДА