Николай ловко орудует  ножом, отрезая от  луковицы, крупные ровные кольца.

 — Здорово научился! — Валя остановилась за спиной паренька. — Прямо заправский повар! Может быть, весной в училище!?

 — Может быть! — улыбнулся Колька, и повернул голову.

 — А как же спорт! —  она прищурила  глаза.

 — Спорт останется, как хобби! — подмигнул Николай и покраснел. — Мне только рядом с тобой, неужели не понимаешь? —  он наклонился к ее лицу.

 Валя  покраснела и опустила голову. Она давно поняла, Николай неравнодушен к ней. И в ее сердце давно поселилась симпатия.  Единственное, что мешает  ответить на  чувства паренька, его прошлое. У нее не укладывается в голове, как он, такой безобидный с виду, мог совершить  ужасный поступок?

 Колька отложил нож, вытер рукавом прослезившиеся глаза.

 — Завтра Новый год! Валь, давай встретим вместе?

 — Нож чаще опускай в холодную воду, как я тебя учила! — отвела  глаза Валентина. Сердце ее ускорило удары. Она медлит с ответом. Хотя,  ей тоже хочется  пойти на праздник с Николаем.

 — Я подумаю! — Валя встретила взгляд Колькиных глаз. — Не обижайся! —  положила ладонь на локоть парня. — Я не могу так сразу!

 — Я буду ждать! — Колька не смеет улыбнуться,  словно улыбка может испугать девушку. Радость словно огонек, зажгла у него все внутри. Неужели, я ей тоже приглянулся? Он уже несколько дней замечает, Валины глаза,  смотрят на него иначе, чем в первую встречу. Они полны нежности и ласки. Она должна согласиться!   Она согласится! Твердит себе под нос, Николай.

                                                              * * * 

 Валентина повернулась на бок.  Свет, пробившийся сквозь щель в шторе, высветил на стене, причудливый узор.  Девушка провела пальцем по обоям. Перед ее глазами неотступно стоит лицо Николая.  Согласиться?  Я ведь не знаю подробностей о происшествии  в кафе? Меня там не было! Пьяная драка! Не разберешь, кто прав, кто виноват! Что ж теперь, ему всю жизнь маяться!? Не верится, что он мог участвовать в таком злодействе. Ведь на суде говорили, Мишка начал ссору из-за сестры! Наташка беременная! Значит, этот погибший Сергей, тоже не был паинькой. Совратил девушку. А Мишка узнал, вот и затеял драку.

 Полина Макаровна уже давно прислушивается. Дочка вертится на постели, не спит. Приходит с работы, прячет глаза. Не спроста все это! Женщина встала, накинула халат, надвинула тапочки, подошла к постели.

 — Валечка, не спишь?

 — Не могу заснуть, мамочка! — Валя  потянула мать за руку. — Сядь!

 Полина присела на край кровати.

 — Мамочка! Не знаю, как тебе объяснить? — Валя сжала руку матери. — В общем, я, кажется, влюбилась! Только, ты погоди! Не осуждай! — быстро произнесла, она, боясь, что мать не даст ей все выложить. Женщина удивилась, как заблестели глаза дочери в темноте комнаты. — Знаешь, в кого? В Кольку Шарапова! Они осенью убийство совершили у вечного огня! Сейчас он работает на кухне, у нас в ресторане. Тихий такой! Услужливый! Во всем меня слушается! Сегодня позвал  Новый Год  встречать! Не знаю, что мне делать!? Люди осудят, увидев меня с ним? Мне страшно, мама!

 Полина молчит. Ее удивило и насторожило признание дочери. Она вдруг представила заседание суда, когда трое совсем молодых ребят сидели, с поникшими головами за решеткой. Не могла поверить, обычные с виду пареньки, совершили жуткое злодейство!

 — Ты должна послушать свое сердце! — после долгой паузы, тихо произнесла женщина. — И потом, нельзя наказывать человека постоянно! Он уже получил одно наказание! Если  идет к тебе  навстречу с чистой душой, почему бы тебе не ответить?

 — А если на нем людское проклятие! И оно перейдет на меня? — Валя  села на кровати.

 — Ты современная девушка и веришь в глупости! Какое проклятие!?

 — Понимаешь, мама, я боюсь его! Вдруг он только со мной такой, вроде добрый, а в душе злой? Боюсь ошибиться!

 — Он тебе очень нравится?

 — Очень, мамочка! Высокий, плечи широкие, мускулы играют под белым халатом. У меня дыхание перехватывает, когда его вижу.

 — Тогда и говорить не о чем! Будь счастлива! — Полина наклонилась, поцеловала дочь в лоб.

 —  Идти с ним на праздник, или нет?

 — Иди!

 — Спасибо, мамочка!

 — Теперь ложись и усни!

 Валя легла, потянула одеяло. Полина подоткнула края.

 — Пусть тебе приснится самый красивый и сладкий сон!

 Валентина вглядывается в темноту. Видит улыбающееся лицо Николая. Не может быть, чтобы он оказался злодеем! Он хороший! Шепчет девушка, погружаясь в сон.

* * *

 Володька поглядывает на часы, стучит ногами одна о другую. Уже давно стемнело. Снег пошел гуще. Он поглядел на дружно, работающие на лобовом стекле, дворники. Где же Колька? Обещал, с девушкой придет.

 — Садись в машину! Замерзнешь! — позвала Вероника.

 — Надоело сидеть!

 Две фигурки, прижавшись, друг к другу, медленно приближаются.

 — Вон, они! — хлопнул Володька в ладоши. — Давайте скорее! Заждались вас!

 — Здравствуйте! — Валя  смутилась, увидев Владимира.

 — Уговорил, все-таки! Молодец! — стукнул друга по плечу, Володька. — У Вероники дома все готово. Только вас  ждем!

 — Много гостей? — робко спросила Валя, усаживаясь на заднее сиденье.

 — Мы с Володькой и вас двое! — Вероника тряхнула навитыми в пышные локоны, волосами.

 Валя смутилась, увидев в машине Веронику.  В ресторане ходило множество слухов о ее интимных отношениях  с  Вадимом Евгеньевичем. Володька отбил женщину у отца?   Ей не понравилась компания, в которой ей предстояло провести Новогодний праздник, но отказываться поздно.

 — Поехали!  — Володька хлопнул дверцей, повернул ключ, нажал на газ. Машина сорвалась с места, скрежеща шинами, понеслась по дороге.

 — Вы всегда так быстро ездите? — заволновалась Валентина.

 — Он опытный водитель! — подмигнул Колька. — Не бойся! Совершим круг почета по городу!

 Валя с тревогой вглядывается в окно. Куда они едут! Снег усилился. Сквозь стекло невозможно разобрать улицы. Не сказала маме, адрес, где живет Вероника, и не знает номера телефона.

 Мелькают дома, со светящимися окнами,  витрины магазинов. Люди готовятся к празднику. Усаживаются к праздничному столу. Зачем я согласилась! Сидела бы лучше сейчас с мамой дома. Яркий свет ударил  в глаза.  Машина заскользила на дороге. Резкий удар бросил девушку вперед. Потом прижал к спинке сиденья. Она увидела столб на обочине дороги,  и от сильной боли потеряла сознание.

* * *

 Павел поправил красный шар на елочной ветке. Отошел на шаг, оглядел наряженное деревце. В комнату вошла Зинаида Васильевна,   расставила тарелки, разложила приборы, на покрытом, нарядной розовой скатертью, столе.

 — Еще полчаса, и садимся за стол! Нинуля, неси салаты!

 Георгий Львович потер руки.

 — Сегодня все дома!

 — Не сглазь, папка! — рассмеялась Нина, ставя на стол бутылку шампанского.

 Зазвонил телефон. Георгий Львович снял трубку,  протянул Павлу.

 — Тебя, зятек!

 Павел услышал тревожный голос.

 — Что? Сейчас еду!

 — Ну вот! — Нина присела на стул. — Я так и знала!

 — Авария! Машина вдребезги. Четверо пострадавших! Похоже, все погибли!

 — Ой, Господи! Перед праздником! —  Зинаида Васильевна приложила ладонь к груди. — Кто же эти, несчастные!

 —Я быстро! Успею к Новому Году! — Павел поцеловал жену в щеку. — Начинайте без меня!

 — Вот, каково быть женой милиционера! — подмигнул дочери, отец.

 — Это ты сглазил, папка! — вздохнула Нина.

* * * 

 Павел Андреевич вышел на улицу,  перебежал через дорогу,  сел в машину.

 — Что случилось?

 Водитель обернулся.

 — Авария на окружной дороге. Мерседес врезался  в КамАЗ.  Точно не знаю, но вроде все погибли!

 — Надо же, на Новый Год! 

 Машина подъехала к месту аварии. Павел подбежал к натянутой ленте. Желтый газик ДПС, скорая с распахнутыми дверцами.

 Константин Ильич, местный эксперт, подошел к Павлу. — Одна из девушек, с травмой головы, но живая и водитель КамАЗа жив, нога сломана, небольшая рана на голове.

 Павел  сразу узнал Володьку. Перевел взгляд на другого паренька. Колька! Вот  и встретили Праздник!

 — Знаете их?

 — Они осенью товарища убили у вечного огня. Девушку не знаю!

 — Тоже мертва! Похоже, сидевший за рулем, был пьян.

 — Куда они ехали? Почему оказались на загородной дороге?

 — Покататься, наверное, хотели! Перед девушками блеснуть талантом водителя!

 — Жаль! —  вздохнул Константин Ильич. — Женщина молодая. Вроде лицо знакомое.

 — Я ее знаю! — подошел Алексей. — В ресторане секретарь, или менеджер.

 — Явился! — пожал  руку коллеги Павел.

 — Ты сам не отдыхаешь, и другим не даешь! — поправил на голове шапку Алексей. — Холод собачий! Из теплой квартиры вытащил!

 Павел закурил, наблюдая, как санитары ставят носилки с трупами в машину. Справедливость есть!  Нехорошо говорить о покойниках плохо, но они получили то, что заслуживали. Впервые, после суда, он для себя озвучил, мучившую его проблему. Разве это наказание для убийц!   Убили товарища, жестоко убили, а сами будут пользоваться всеми благами жизни! И вот! Проклятие настигло!

 — О чем думаешь! — дернул  за рукав Лешка.

 — Так! — отвернулся Павел, сплюнул на снег.

 — Жалеешь?

 — Ни капельки! Они получили сполна! Девчонка ни за что пострадала!

 —  Погибшая красавица, я слышал,  была любовницей Володькиного отца.

 — Ну вот! Еще одна грязная история! — Павел поднял воротник куртки.