Валя пошевелила рукой. Голову, словно тисками сдавило. Она приоткрыла глаза. Свет ослепил.

 — Доченька! Слава Богу! Пришла в себя! — услышала  голос матери. Будто из тумана, проступило, склонившееся над ней, лицо.

 — Где я! — шевельнулись беззвучно губы. 

 — В больнице! Ты в аварию попала. На машине! — Полина взяла руку дочери, поднесла к щеке. — Бедная ты моя! Напугала  досмерти! Вторые сутки возле тебя сижу.  Машина  врезалась в грузовик, да еще перевернулась.

 — Коля  погиб?  — прошептала Валентина.

 — Все погибли!

 По щекам Вали покатились слезы. Она отвернула лицо.

 — Тебе нельзя расстраиваться! Бог с ним! Ты права была! Проклятие на нем!

 — Не говори так! Он хороший!

 — Поправишься, другого, найдешь! Признаться мне не нравилось, что ты в него влюбилась! Не заслужил он человеческого счастья!

 — Не надо, мама!

 — Хорошо, не буду! — женщина погладила дочь по руке. — Поправляйся! У тебя сотрясение мозга. Водитель грузовика тоже живой остался, ногу сломал.

* * *

 Тамара подвинула тарелку, поправила на вазе кисть винограда. Любимый  Новогодний праздник! Вадим дома, как она хотела. Почему сердце ноет? Какую беду предчувствует? Тамара подняла глаза на мужа. Может быть, наладятся их отношения? Он, явно не доволен. Уже неделю, ходит, как побитый. Что его гнетет? 

 Вадим избегает взгляда жены. Сегодня весь день на работе  набирал номер Вероники по мобильнику, но бесстрастный голос постоянно отвечал: «Абонент недоступен!»  С Володькой гуляет!  Как добиться свидания с нею! Вовка подонок,  не заслуживает ее любви! 

 Большие часы в столовой пробили дважды.  Половина одиннадцатого.

 — Наливай вино! Проводим старый год! — женщина положила на колени  салфетку  — Он не придет! У него своя компания!

 — Теперь ему не до нас! — вздохнул Вадим. Потянулся к бутылке, открутил пробку. Разлил  красное вино в бокалы. — Старый год был для нас неприятной неожиданностью. Что принесет Новый! — Вадим  коснулся бокалом бокала Тамары.

 Нервничает! Поняла Тамара. С Вероникой  не ладится! Наверное,  не предполагал, провести  праздник  с женой. Она отпила из бокала несколько глотков.

 — Тебе что положить?

 — Не знаю! Есть совершенно не хочется! — Вадим выпил вино залпом, поднялся, подошел к окну.

 Тамара оглядела праздничный стол. Сколько закуски наготовила Настя. Человек на десять. Зачерпнула ложку винегрета из салатницы,  отрезала ножом ломтик колбасы, положила в рот, медленно прожевала.

 — Поешь! — Вадим не повернул головы. Лучше бы к маме ушла. Старушка одна грустит! Женщина  посмотрела на часы. Дождусь двенадцати,  встречу Новый Год, и уйду спать.  Вадим  всегда чем-то недоволен.  Тамара отложила вилку, прислонилась к спинке стула. Почему так жмет сердце? Что еще может случиться?

 На журнальном столике резко зазвонил телефон. Тамара вздрогнула. Глаза остановились на аппарате. Ей почему-то стало страшно! Все тело онемело.

 — Вадик, возьми! — прошептала женщина, в оцепенении.

 Вадим подошел, снял трубку.

 — Слушаю! Да, это, квартира Сытиных! — следующая фраза, прозвучавшая в аппарате, удивила его.

 — Не может быть! Это ошибка! — вскрикнул Вадим Евгеньевич. — Вы что-то путаете! Куда приехать!? Сейчас! Или утром? — короткие гудки отдались в его мозгу.

 — Они говорят, авария на загородном шоссе! — невнятно забормотал  мужчина. Лицо его побледнело, рот искривился.

 — Что? — Тамара протянула руки вперед. — Дай мне!

 — Положили трубку. Говорят, можете приехать завтра утром.

 — Куда приехать?

 — В морг! На опознание! Наш сын разбился!

 — Что ты  говоришь!? Это неправда! Так нельзя шутить! — Тамара приложила ладони к побледневшим щекам.

 — Никто не шутит! Собирайся! — Вадим надел свитер.

 — Куда? — Тамара не в силах встать с места. Ее словно сковало цепью.

 — В морг! Куда же еще! — Вадим Евгеньевич взял ключи от машины, лежащие на журнальном столе. — Жду тебя на улице!

 Тамара услышала стук входной двери. Ушел! Он не шутит!? Они едут в морг! С Володей случилось несчастье! Потерла ладонью лоб. Что сказал Вадим? Разбились на машине!? Почему в морг? Володи нет в живых? Он погиб! Не, может быть! Любая травма, но только не это! Она не решается,  даже в мыслях произнести слово смерть.  Что надо сделать! Одеться? Где одежда! Зачем Настю отпустила?  Надела шубу сверху праздничного платья. На веранде холодный ветер обжег щеки. Скользя каблуками сапог по дорожке, дошла до ворот.

 — Сколько можно ждать! — прошипел Вадим, едва она открыла дверцу машины. — Вечно  возишься! Машина сорвалась с места.

 — Не гони! Ты знаешь, я боюсь скорости! — попросила  мужа. — Может быть, вышла ошибка?  — Тамара старается успокоить себя. Сейчас приедем, а это вовсе не Володя, а кто-то другой!  Она вгляделась на дорогу. Как всегда, не чищено, везде колдобины от наледи и намерзших сгустков снега. Конечно,  на таких дорогах  случаются аварии! Значит, все-таки, авария! Тамара испугалась собственных мыслей.

 Вадим резко затормозил у ворот городской больницы. Переступая с ноги на ногу, с нетерпением ожидает, когда жена вылезет из машины. Хлопнул дверцей, нажал на кнопку сигнализации. Побежал к  входу. Тамара едва поспевает за ним. У нее  защемило сердце. Теперь она почувствовала. С сыном беда! Если, Володи больше нет! Как  стану жить!? Приложила ладонь к груди. Вадим остановился,  разговаривает с мужчиной в белом халате. Вот он повернулся. Как изменилось его лицо! Женщина остановилась, перевела дыхание. Странно, муж не кричит,  терпеливо ждет ее приближения.

 Вадим взял жену под руку. Мужчина  пошел по коридору. Они двинулись следом. Почему Вадим молчит? О чем  разговаривал с доктором?  У нее пересохло во рту.  Пальцы мужа впились в ее локоть. Ноги  стали ватными, дыхание участилось.

 — Крепись, жена! — шепнул ей на ухо Вадим.

 — Готовы! — обернулся к ним  врач.

 Какое у него неприятное лицо! Подумала Тамара, и поддерживаемая мужем перешагнула порог. Спертый воздух помещения, коснулся ее ноздрей, проник в глотку.  Она почувствовала, как под ее ногами закачался пол, словно при землетрясении.

 Приблизилась к длинному, железному столу.  Доктор отогнул край простыни.  Огромный кровоподтек на левом глазу, слипшиеся  от крови, волосы.

 — Володя! — хриплый звук вырвался из ее рта.  У Тамары онемели ноги, тело наклонилось вбок. Вадим  подхватил жену. Он тоже узнал сына. Ошибки быть не могло. Володьки больше нет!  Врач накрыл тело простыней. Вадим отвернулся. Сжал плечо жены. Его взгляд упал на соседний стол. Маленькое родимое пятнышко, на оголенной лодыжке привлекло  внимание.

 — Девушка с ними была. Личность  не установлена! — подошел врач.

 — Это моя сотрудница! — Вадим не узнал своего охрипшего голоса.

 Тамара повернула голову. Вероника разбилась вместе с Володей?  Вот в чем причина его переживаний!? Она не отрывает взгляда от мужа. Подошел к столу. Патологоанатом открыл простыню. Вадим впился взглядом в лицо Вероники. Ни  царапины. Все так же красива,  как при жизни!

 — Сломан позвоночник, кровоизлияние в мозг от сильного удара головой. — услышал  за  спиной. —  Если бы осталась жива,  паралич!

 — Для нее это было бы самой страшной бедой! Лучше смерть! — прошептал Вадим и отошел от стола.

 — Пойдем,  дорогая! — приблизился  к жене.

 Тамара заглянула мужу в лицо. Кажется, гибель Вероники расстроила его больше, чем потеря сына.  Хотела упрекнуть мужа, но сильный толчок в грудь, едва не сбил ее с ног.

 — Это ты виноват в его гибели! —  громкий крик оглушил Тамару. Женщина с растрепавшимися волосами, в накинутом пальто, промчалась мимо нее.

 — Где он! Где? Это неправда!

 Галина!? Значит, в машине был  и Николай!  Тоже погиб?

 Андрей, вошел следом за женой. Дрожащие руки теребят вязаную шапку.

 — Коленька! — взвыла Галина и опустилась перед столом на колени.  — Что они с тобой сделали? Варвары!

 — Галя! Не надо! — Андрей поднял жену,  взглянул на сына. Изуродованное лицо, залито кровью. Это не он! Но, присмотревшись, различил маленькие прижатые уши, острый кадык на шее. Колька! Что же ты наделал! Глухой звук вырвался из его губ. Спасли от суда, но не уберегли от смерти. Вот оно возмездие! Пронеслось у него в голове. Торжество справедливости?! Или роковая случайность!?

 — Это она прокляла его! — Галина повернула к мужу обезумевшее от горя, лицо. — Она наколдовала! Надежда!

 — Галя! Успокойся! Пойдем! — Андрей потянул жену за руку. Галина оттолкнула мужа, бросилась вон из морга. В коридоре увидела, удаляющихся, Тамару и Вадима. Словно тигрица  догнала, вцепилась двумя руками в воротник Вадима.

 — Ты убийца! — прошипела  в лицо, брызгая слюной. — Зачем ты доверил  подонку и пьянице машину!? Хотел отомстить за  любовницу? Надеялся,  он по пьяне разобьется, и она вернется к тебе? А  разбились все! Все! Слышишь! — она затрясла мужчину в дикой злобе.

 Тамара дошла до скамейки возле стены, оперлась рукой и села, наклонившись всем телом вбок. Все знают о его отношениях с Вероникой. Я ведь тоже знала. Делала вил, будто меня это не тревожит.

 Вадим оттолкнул Галину, бросился к жене.

 — Врача! Скорее! — он  испугался, увидев бледное лицо жены.

 — Прости! Тамара,  прости! 

 Подбежала  медсестра,  сжала запястье Тамары.

 — У нее шок! — санитары подкатили каталку. Подняли женщину, положили. Вадим тяжело опустился на скамейку. Бежать следом он уже не мог. Прижал к глазам меховую шапку, и зарыдал.

 Андрей взял Галину за локоть.

 — Пойдем отсюда!

 Галина оттолкнула мужа. — А, а, а, — разнесся ее крик. Выскочила на улицу, и побежала по больничному парку, проваливаясь  ногами в глубоком  снегу.

 Господи! Она сошла с ума!   — Догоните ее! —  Андрей повернулся к медсестре, выскочившей на крыльцо. — Разве не видите, ей необходима помощь!

 Девушка кивнула, и, скрылась за дверью.

 Вскоре, из здания напротив, выбежали двое мужчин с носилками, и бросились за Галиной. Андрей увидел, как ее схватили, скрутили руки, положили на каталку. Она яростно отбивалась. Он покачал головой и, склонив голову на грудь, пошел по аллее.

 Вот и закончилась моя семейная жизнь! С горечью подумал мужчина. Куда теперь? Домой, к празднично накрытому столу? Где уже никогда не прозвучит счастливый смех сына. Не выйдет утром жена на кухню, хлопоча у плиты, готовя завтрак. Он поглядел на Вадима, с тупым выражением лица, сидевшего на заснеженной лавочке, и прошел мимо. Так начался Новый Год!