Голубая волна выгнула гребень, накатила на другую, и рассыпалась миллионом мелких брызг, переливаясь на солнце цветными искорками. Набежала на песок, и медленно стекла в бескрайнюю голубизну моря.                                                                    

 Надежда Ивановна села на лежаке, сняла темные очки, поправила поля белой шляпы, поглядела на Сережу, топающего по песку. Какая благодать! Вдалеке волны играют, а к берегу успокаиваются. Человек тоже суетится, суетится, а как найдет свою пристань, так уже ничего более ему и не надо. Моя пристань, Сережка! Моя надежда, моя радость! Спасибо Георгию Львовичу за эту путевку!

 — Сережа, пойди ко мне, весь перепачкался! 

 — Сыночек ваш!? —  высокий седой мужчина в синих обтягивающих плавках, остановился возле женщины, широко улыбнулся.

 — Внук! —  прищурилась от солнечных лучей, Надя.

 — Второй день за вами наблюдаю!  Счастливая  пара! А где ваш дедушка!

 — У нас нет  дедушки!

 — Понимаю, родители подбросили ребенка сердобольной бабушке, а сами уехали на отдых!

 — И родителей тоже нет! 

 Женщина вытерла  лицо платком, подбежавшему к ней, мальчику.

 — Баб, я сам! — мальчик стал вырываться из ее рук.

 — Самостоятельный!

 — Непослушный! Поцелуй бабушку! — наклонила лицо Надя.

 Мальчик прижал розовые губки  на миг к ее щеке, и убежал к воде.

 — Без меня в воду не лезь!

 — Не полезу, не бойся!

 — Он вас любит! — улыбнулся мужчина. Расстелив коврик на песке, он сел, поставил рядом пляжную сумку.

 — Не спросил вашего разрешения?

 — Пожалуйста! Места на всех хватит! — Надя оглядела мужчину. Пожилой, но не старый! Симпатичный. Седина ему к лицу. Она почувствовала доверие к незнакомцу.

 — Нам хорошо вдвоем! Сколько сил  потратила, чтобы его выходить! Теперь любуюсь, можно сказать, на творенье своих рук.

 — Если не секрет, где  его мама!?

 — Сын погиб, его жена  умерла при родах. Родственников никого нет. Вот, мы вдвоем и живем!

 — Простите! — мужчина посмотрел на нее долгим взглядом. — У меня тоже никого нет. Всю жизнь по командировкам, за границей много лет прожил. Работа, понимаете, такая. Семьей не успел обзавестись. А если, честно, не хотел. Вдруг, что со мной случится. Вышел на пенсию, первый раз отдыхаю. Непривычно, ощущать себя в роли отдыхающего. Везде один, дома один, на море один. У всех в моем возрасте, внуки, а я один.

 Надежда Ивановна прищурила глаза.

 — Еще успеете! Выглядите  прекрасно!

 —Спасибо!

 Подбежал Сережка.

 — Давай знакомиться! Виктор Александрович! Дядя Витя!

 Мальчик сделал шаг, положил  горячие пальчики на ладонь мужчине.

 — Сергей Сергеевич!

 — Какой важный! — рассмеялся  мужчина.

 — Мой папа был герой!

 — Не сомневаюсь! — Виктор  погладил мальчика по голове.

 — Надежда Ивановна! — улыбнулась Надя.

 — Вот и познакомились!

 — Смотри, баб, какую  раковину нашел! — протянул мальчик женщине найденный сувенир.

 — У меня в номере,  еще больше. Хочешь, подарю?

 Сережа кивнул головой.

 —  Можно вечером к вам заглянуть? Погуляем у моря, или сходим  в кино.  Как вы на это смотрите, Наденька!

 —  Я здесь ничего не знаю, мы  позавчера приехали! — Надя поправила шляпу.

 —  А я за неделю уже освоился! Так, значит, договорились! — подмигнул Виктор Александрович, Сереже.

 — Договорились! — кивнул Сережа.

 — Вот, как! — рассмеялась Надя. — Придется мне присоединиться к вашему сговору. А пока, давай, друг, мой, собираться! Пора обедать!

 Накинула на плечи ребенка полотенце. Надела пестрый халатик. Подняла глаза, и встретила восхищенный взгляд мужчины.

 — Молодая  и красивая бабушка!

 Щеки Нади, покраснели. Она нагнулась, будто, застегивая ремешки, на босоножках.

 — Море, солнце, все женщины кажутся красавицами!

 — Может быть, вы и правы! — отвернулся Виктор.

 — Я не хотела вас обидеть! — Надежда положила ладонь на сгиб локтя мужчины. — Голодные все злые!

 — Тогда идем  обедать!  Я остановился в том же пансионате, где и вы.

 Сережа вприпрыжку бежит по узкой дорожке. Надя и Виктор Александрович идут следом. Женщина ощущает на себе взгляд мужчины. Незнакомец ей симпатичен.  Любит детей. Одинок.

 В столовой, они молча ели  обед, изредка взглядывая друг на друга.

 Нежданное и приятное знакомство! Снова и снова  мысленно повторяет женщина. Виктор Александрович   с каждой минутой, понимает,  Наденька, как он мысленно называет новую знакомую, все больше завладевает его вниманием и его душой.

* * *

 Вечерний легкий ветерок приятно ласкает щеки. Каблуки босоножек проваливаются в песок. Надя крепко сживает в руке маленькую ладошку Сережи. Другая рука доверчиво лежит на локте спутника. Как быстро мы подружились! Удивляется Надежда Ивановна. Почему я ему доверилась, сама не знаю. Но с ним легко. Он не лезет с расспросами в душу. А мне совершенно не хочется погружаться в воспоминания. Одно желание, насладиться теплом летнего вечера, и душевным покоем, которого дано уже не ощущала.

 — Действительно, вечером воздух у моря  совсем иной, чем днем.

 — Предлагаю все вечера проводить вместе! Как вы, Наденька, на это смотрите? Можно  вас так называть?

 — Согласна!

 Сережа потянул руку, и, почувствовав свободу, подпрыгнул и побежал вдоль воды.

 — Сережа, осторожно, не упади!

 Мальчик машет руками, бросает в воду мелкие камешки, и громко смеется.

 — Как он счастлив здесь у моря. Каждое утро, как проснусь, вспоминаю Георгия Львовича, устроившего нам эту поездку.

 — Кто такой Георгий Львович! — Надежда уловила в голосе мужчины, легкое раздражение. Да, он, никак, ревнует!  Ей захотелось рассмеяться звонко, заливисто, по-детски. Но она сдержала свой порыв. Человек получает счастье в награду за пережитые несчастья и беды.   Разве я не заслужила  этот вечер у моря,  Сережку, бегущего впереди, и мужчину,  не равнодушного к ней. Да и она ощущает к нему  нежные чувства.

 — Это наш главврач!  Я работаю в больнице старшей медсестрой. Сережа родился недоношенным, хилым. И Георгий Львович, можно сказать, и весь коллектив больницы, решили вознаградить меня за примерную деятельность и трудовые заслуги. У него отличная семья. Жена, дочь, зять,  внучка!

 — А! — промычал Виктор,  удовлетворенный ее ответом. — Значит, вы свободная, независимая женщина!

 — Сегодня,   чувствую себя обновленной, спокойной. А то постоянно, переживала за Сережу.  Муж  давно умер. Сына  вырастила до восемнадцати лет одна. Его  убили, одноклассники. Мне жить не хотелось! Узнала,  девушка, подружка моего Сережи, беременна. С радостью ждала рождения внука.  Наташа умерла при родах, умерли ее мать и бабушка. Вот так мы остались с Сережей одни.

 — Нелегкая выпала вам доля! — мужчина  положил ладонь на руку Нади.

 — Я всю  жизнь посвятил работе! Разведка серьезная проверка для мужчины. Заставляет все время быть в форме, не позволяет расслабляться. Щекочет нервы. Зато, как правило, не дает стареть. Мозг  и тело долго остаются молодыми.

 Надя не удивилась его признанию. Она так и предполагала.

 — Хорошая у вас профессия!

 — Спасибо! — Виктор поднес к губам ее руку. — За высокую оценку моего труда! Не все так считают!

 — Я всегда относилась и отношусь к людям этого рода деятельности, с уважением и почтением. Даже, с преклонением.  С детства увлекалась литературой, где описывали жизнь и подвиги ваших коллег.

 — Еще раз, огромное спасибо! Своего мальчика вы  воспитаете достойным мужчиной!

 — Спасибо! — рассмеялась Надя. — Так и будем обмениваться любезностями!

 Она тихо вздохнула. Впервые в жизни,  испытывала чувство радости от общения с человеком, мало знакомым.

 — Уже поздно! Спасибо вам за приятный вечер! Сережу пора укладывать спать. Сережа! Пойдем домой!

 — Завтра  придете! — огромные глаза мальчика вопросительно глядят на симпатичного дяденьку.

 — Обязательно! Мы с тобой  теперь, друзья? — улыбнулся Виктор Александрович.

 — До, завтра!  — протянула Надя руку. И ощутила  нежное, и, вместе с тем, крепкое пожатие.

* * * 

 Надя прислушалась к ровному дыханию Сережи. Свесила ноги с кровати, ступила на прохладный пол. Уже час лежит в постели и не может заснуть. Непонятное волнение охватило ее. Что со мной?  Щеки горят, глаза наполняются слезами. Сердце  меняет темп, то замедляет, то убыстряет. Дыхание перехватывает.  Когда со мной такое происходило? В двадцать лет, когда встречалась с Димой?  Влюбилась, как девчонка. Только сейчас, намного острее ощущаю полноту этого удивительного чувства. Правильно говорят, в восемнадцать лет одна любовь, в двадцать пять другая. А когда тебе за сорок, чувство словно обжигает  с головы до пяток. Она подошла к окну, села на подоконник, откинула занавеску. Легкий ветерок пробежал по лицу, остудил  пылающие, щеки. Представила лицо нового знакомого. Внимательный взгляд серых глаз. Поднесла ладонь к глазам. Он поцеловал мою руку. Сердце подпрыгнуло, и забилось толчками, как там, у моря.  Я ему не безразлична! Нас судьба соединила, преподнесла подарок на закате жизни. Банально!  Но это так! Как Наташа Ростова! Тихо рассмеялась, женщина. Сижу на окне, ночью. И  хочу улететь далеко, далеко.