Дерин медленно открыла глаза. Она никогда раньше не замечала, что в этой постели так неудобно спать. Потом она поняла, что лежит вовсе не в постели, а в единственном кресле, которое стояло в гостиной-кухне коттеджа. В окно било яркое солнце. Она вспомнила, что у нее наверху гость, и выпрямилась, широко раскрыв глаза. К ней подошел Пес и дружелюбно завилял хвостом, желая доброго утра.

Она некоторое время повозилась с ним, потом выпустила за дверь и разожгла огонь, чтобы приготовить чай. Скоро она должна пойти и посмотреть, как сегодня утром себя чувствует Доминик, а заодно узнать — хочет он завтракать или нет.

После ночной бури наступило теплое прекрасное утро. Пару секунд Дерин стояла в дверях, наслаждаясь светом, теплом и спокойствием и разминая затекшие руки и ноги. Она почувствовала, что в этом утре есть нечто чудесное, волшебное, но не могла понять, почему именно в этом утре и почему она чувствует себя такой счастливой. Вынимая чашки и блюдца, она тихонько напевала себе под нос.

Пса ей удалось запереть внизу, чтобы он не путался под ногами, когда она станет подниматься по лестнице с чашкой горячего чая в руке.

Поднявшись наверх, они тихонько постучалась в дверь спальни. Доминик ответил почти сразу же, и она вошла. Внезапно Дерин поняла, что с вечера так и не переоделась.

— Это не местное пугало, — шутливо сказала она, пытаясь скрыть дрожь в голосе, когда он улыбнулся ей. — Я спала в одежде.

— По-моему, ты прекрасно выглядишь, — мягко заверил ее он и потянулся к другой руке после того, как взял у нее чай. — Доброе утро, малютка.

— После бури наступило замечательное утро. — Она отдернула руку, отошла подальше от него и остановилась в ногах кровати, там, где он не мог до нее дотянуться. — Как ты себя чувствуешь сегодня утром?

— Хорошо. Чувствую себя отлично, и мне не терпится уехать.

— В Тунис? — спросила она, и он посмотрел на нее с любопытством.

— А как же ты об этом узнала? — Он понимающе ухмыльнулся. — Это наверняка дело рук Джеральда.

— Ну, ты-то мне, конечно, об этом не сказал, — резко ответила она, обеими руками держась за край старомодной кровати и положив подбородок на медный набалдашник.

— Но у меня не было возможности, — возразил он, и в его глазах появилась знакомая ей смешинка. — Ты была не в настроении слушать, когда я вернулся, если ты помнишь.

— Ты мог рассказать вчера утром за завтраком.

— К тому времени я передумал.

Дерин с неуверенным видом уставилась на него:

— Ты хочешь сказать… ты хочешь сказать, что не едешь?

Он покачал головой:

— В любом случае, не сейчас. — Он приподнял бровь с вызывающим видом и посмотрел на нее. — Ты разочарована?

— Нет. Нет, конечно, не разочарована, почему я должна быть разочарованной?

Он пожал плечами, все еще улыбаясь, как будто думая про себя о чем-то и пока не желая высказывать это вслух.

— У меня возникло такое чувство, как будто я слишком тороплюсь и все понимаю буквально, — таинственно заявил он, и это высказывание тоже не стал объяснять подробнее.

— О?

— О, — передразнил ее он и засмеялся, при этом пристально глядя ей в лицо. — Ты выглядишь так, как будто подозреваешь меня во всяческих хитростях, малютка, и я заверяю тебя, ты ошибаешься.

— Нет, ничего подобного!

— Что ж, я рад это слышать. — Он допил чай и поставил на стол пустую чашку. Потом повернулся и снова улыбнулся ей. Его улыбка опять подействовала на нее невероятно сильно. — А теперь скажи мне, ты будешь настоящим маленьким ангелом и сделаешь для меня кое-что еще?

Она недоверчиво посмотрела на него, но все равно кивнула.

— Если смогу, — сказала она. — Что это?

Он ухмыльнулся ей и сложил руки на обнаженной груди:

— Сделай меня более респектабельным. Я подумал, что, может быть, ты была бы не против пойти в летний домик и принести мне чистую сухую одежду. Хорошо?

— О да, конечно! Я совсем об этом забыла. Твои вещи так еще и не высохли, да?

— Спасибо.

Она смотрела на него и ждала продолжения, потому что ей казалось, что у него есть на уме что-то еще. Его следующие слова подтвердили правоту Дерин.

— И еще. Возможно, ты найдешь там одну заблудившуюся даму. Она приехала рано утром на поезде, вернее, должна была приехать, так что она здесь или скоро будет здесь, даже если от дороги пойдет пешком.

Внезапно Дерин обнаружила, что ей трудно смотреть ему в глаза. Внутри у нее все похолодело.

— Ты… ты хочешь, чтобы я с ней встретилась?

— Сомневаюсь, что тебе удастся этого избежать, — сообщил он ей с беззаботным видом. — И может быть, она сначала немного рассердится, потому что предполагалось, что я встречу ее с машиной.

— Понятно.

— Так что, ты спасешь ее для меня и скажешь, что я очень скоро появлюсь там сам?

Дерин кивнула, судорожно вцепившись в железный столбик кровати:

— Да, конечно, но сначала мне придется переодеться. Я не могу показываться в таком виде, особенно незнакомым людям.

— Ты всегда можешь показываться, — мягко сказал он ей. — Но, пожалуйста, надень ту маленькую желтую блузу, в которой ты напоминаешь канарейку.

Дерин подняла глаза, между бровей у нее залегла маленькая складка. Она медленно покачала головой.

— Не думаю, что ты… — начала она, потом поспешно отвернулась и начала искать в большом старомодном гардеробе желтую блузу. Интересно, что же она скажет Тесс. Дерин не сомневалась, что он ждал именно ее. Как она сообщит ей о том, что Доминик провел прошлую ночь не в своей постели в летнем домике, а в коттедже, в ее постели.

Она умылась, переоделась и отправилась в летний домик. Впереди нее бежал Пес, как будто возвращался домой. Гостья, судя по всему, еще не приехала. Так что Дерин с облегчением вздохнула, радуясь хотя бы краткой отсрочке.

Она нашла и упаковала смену сухой одежды в маленький пустой чемодан, который стоял в комнате поменьше. У нее возникло странное и волнующее чувство близости с ним, от которого ей захотелось избавиться, когда она вспомнила о его бритвенных принадлежностях. Он забыл о них попросить.

Она уже закрывала за собой дверь, как вдруг Пес бросился бежать через сад, взволнованно лая. Дерин повернулась, с чемоданом в руке, подозревая, что долгожданная гостья наконец приехала. Очевидно, Пес ее узнал и, судя по его приему, он хорошо к ней относится.

Она шла по неухоженному газону, теребя Лабрадора за уши и смеясь над его восторгом. Сердце Дерин на секунду остановилось, когда она узнала ту самую девушку с фотографии. Значит, он на самом деле ждал Тесс. Да, несомненно, во плоти она выглядела даже лучше, чем на снимке. У нее была очень милая улыбка. Она посмотрела на Дерин с любопытством и при этом дружелюбно, что очень удивило Дерин.

— Доброе утро, — сказала она, подойдя. — Он еще не встал?

Дерин моргнула с неуверенным видом. Она совсем не так представляла себе эту девушку.

— Я… мистера Грегори здесь нет… то есть…

Девушка непринужденно рассмеялась и протянула руку.

— Я Тесс Глэдуин, — сказала она. — Наверное, вы Дерин, не так ли?

Дерин кивнула. Она не знала, что лучше сказать.

— Я Дерин Уилльямс, — подтвердила она.

— Я так и знала. Дом только о вас и говорит уже несколько недель, и теперь я понимаю почему.

— О… неужели? — Дерин пришла в замешательство, видя, что Тесс так дружелюбно настроена. Она-то ожидала по меньшей мере прохладный прием, если не откровенную враждебность.

— Разве Дом еще не встал? — снова спросила Тесс Глэдуин и засмеялась. — Я спрашиваю потому, что он обычно встает рано, как жаворонок. Что с ним случилось?

— Ну, вообще-то ничего особенного сегодня утром, — осторожно сказала Дерин. — Он попросил меня передать вам, что очень скоро к вам присоединится. — Она посмотрела в открытое лицо Тесс и поддалась порыву. — Может быть, вы хотели бы с нами позавтракать, — предложила она и даже не заметила, как привычно и дружески прозвучали эти слова.

— Это очень мило с вашей стороны, спасибо, я согласна. — Тесс оглянулась на летний домик и приподняла темную бровь. Это движение, как это ни странно, показалось Дерин знакомым. — Вы пытались разбудить Дома? — спросила она.

Дерин покачала головой. Интересно, как прозвучат ее попытки объясниться? И сохранит ли Тесс Глэдуин прежнее дружелюбие, когда узнает, где он провел прошлую ночь?

— Он… он сейчас не в летнем домике, мисс Глэдуин.

— Миссис Глэдуин, — поправила ее девушка. Дерин впервые заметила, что на левой руке Тесс носила широкое золотое обручальное кольцо.

— О… простите.

— Вы сказали, что Дом не в летнем домике?

— С ним… с ним произошел несчастный случай вчера ночью, — запинаясь, продолжала объяснять Дерин. — Он… он упал, и в таком состоянии его нельзя было оставлять одного в летнем домике, где нет отопления и… и всего остального.

На некоторое время Тесс Глэдуин явно встревожилась.

— Теперь с ним все в порядке? — спросила она, и Дерин кивнула. — Он не в больнице?

— О нет, — заверила ее Дерин. — Он в коттедже.

Черная бровь снова удивленно изогнулась.

— В вашем коттедже?

— Да.

— Понятно.

Дерин вспыхнула и крепче сжала ручку чемодана:

— Не думаю, что вам понятно, миссис Глэдуин. Я спала на первом этаже в крайне неудобном кресле.

Она снова удивилась, когда Тесс засмеялась.

— Вы не обязаны мне объяснять. Дом поступает так, как ему заблагорассудится, но мне очень дорог этот старый черт, и я очень надеялась, что он исправился с тех пор, как я видела его в последний раз. — Она улыбнулась. — Я рада, что так и произошло.

— Вы… вы не против? — Дерин с любопытством на нее уставилась, не вполне ее понимая.

Тесс Глэдуин пожала плечами:

— Почему я должна возражать? Жизнь моего брата — его личное дело, если вы извините этот каламбур.

Дерин остановилась как вкопанная. Она широко раскрыла глаза, приоткрыла рот, но так и не смогла найти нужных слов.

— Вашего… — Она с трудом проглотила слюну. — Вашего брата?

Тесс кивнула. Она явно развеселилась еще больше, но при этом чуть хмурилась от любопытства.

— Да… разве Дом не сказал, кто я такая?

— Нет, не сказал, — мрачно ответила Дерин. Ее глаза зловеще потемнели. — Наверное, он подумал, что если он не скажет, то все окажется гораздо забавнее.

— Не сомневаюсь, — согласилась Тесс, бросая на нее задумчивый взгляд. — Думаю, из-за моего брата у вас полно хлопот, не так ли?

Дерин некоторое время смотрела на нее, потом криво улыбнулась и снова зашагала к коттеджу:

— Не совсем. Большую часть времени я думала о других вещах.

— М-м, я слышала об этом, — задумчиво протянула Тесс и улыбнулась, когда Дерин с подозрением на нее взглянула. — Мы всегда были очень близки, Дом и я, — пояснила она. — Поэтому я так много знаю о вас и… и о вашем друге… Джеральде, не так ли?

Дерин кивнула. Она совсем не была уверена в том, что ей нравится, когда ее обсуждают. Но настроение у нее почему-то поднялось, а почему — она сама не могла толком понять.

— Боюсь… — Она пожала плечами. — О, ну, Джеральд скоро уедет в Африку, — сказала она. — И я, возможно, больше его не увижу.

Она открыла дверь коттеджа и пригласила гостью войти, ставя на пол чемодан.

— Я подброшу еще дров в огонь, — сказала она. — Думаю, вашему брату сегодня утром захочется съесть на завтрак еще больше, чем обычно, после того, что ему пришлось пережить вчера ночью в расселине.

— В расселине? — Тесс удивленно подняла брови, и теперь уже рассмеялась Дерин.

— Пусть он сам вам об этом расскажет, — сказала она.

Закончив с растопкой, она взглянула на чемодан, потом — вопросительно — на Тесс.

— Я… я полагаю, что вы не захотите отнести к нему наверх его вещи, не так ли? — спросила она, и Тесс улыбнулась, качая головой.

— Думаю, мне лучше этого не делать, — сказала она. — У меня такое чувство, что сейчас он больше всего на свете хочет видеть отнюдь не меня.

Дерин уставилась на нее, кусая нижнюю губу. Она чувствовала себя такой взволнованной, что это ее сильно раздосадовало.

— Не могу понять почему, — пожала плечами она. — Но я пойду, если вы идти не хотите.

Тесс ничего не сказала. Она наблюдала за тем, как Дерин взяла чемодан и направилась с ним вверх по узкой темной лестнице в спальню. Она постучалась, и ее почти немедленно попросили войти. Дерин открыла дверь, и была встречена улыбкой, от которой у нее почему-то сильно забилось сердце. Она сказала себе, что сегодня утром ведет себя очень глупо и пора это как-то изменить.

— Вот твои вещи, — сурово сказала она. — И я пригласила к завтраку твою сестру, так что постарайся поскорее спуститься вниз.

Она бухнула чемодан на пол и собралась было выйти из комнаты, но Доминик потянулся к ней и едва не схватил за запястье.

— Ты говоришь недружелюбно, — заметил он. — Что случилось?

— Ничего.

— Неправда, — отрезал он. — Наверное, это потому, что я не сказал тебе, что Тесс — моя сестра, не так ли?

— Нет, конечно нет! Для меня не имеет значения, кто приходит к тебе в гости.

— Она тебе нравится?

Сейчас ей пришлось сказать правду.

— Да, она мне нравится.

— Хорошо.

— С какой стати тебя должно волновать, нравится мне Тесс или нет?

Он снова протянул руку, но она упрямо отказывалась подходить ближе.

— Иди поближе, — позвал он, — чтобы я смог дотянуться до тебя.

— Я не хочу, чтобы ты до меня дотянулся.

Он печально ухмыльнулся.

— Ты рассердилась, да? — спросил он. — Пожалуйста, иди сюда, Дерин.

— Нет, и я хочу, чтобы ты перестал пытаться… пытаться… я не хочу, чтобы ты меня… меня задабривал или что ты там еще пытаешься сделать, — сбивчиво забормотала она. — Я ухожу.

Она повернулась и услышала, что он пошевелился одновременно с ней.

— Если ты не подойдешь сюда, я сам пойду за тобой, — пригрозил он. — Вот это будет зрелище!

— Не смей! — Она поспешно повернула обратно и увидела, что он все еще прикрыт одеялом, но явно готов сбросить его в любую секунду.

— Тогда иди сюда.

Она пошла ближе к нему и на этот раз позволила ему взять ее за руку и притянуть к краю кровати. Дерин не могла на него смотреть, потому что знала, что именно увидит в его глазах, а она совсем не была уверена в том, что сможет с этим справиться должным образом.

Он обнял ее за талию и потянул вниз, пока не усадил чуть ли не к себе на колени. Почти бессознательно Дерин подставила ему лицо и закрыла глаза, когда он поцеловал ее в губы. Сначала нежно, потом крепче и все более волнующе. Наконец она прижалась к нему. У нее перехватило дыхание, и она обо всем забыла.

Она пришла в себя, когда снизу раздался громкий и настойчивый лай Пса. Дерин попыталась отстраниться, но Дом крепко сжимал ее в объятиях.

— Как-нибудь на днях я поколочу этого пса, — заявил он, и Дерин облегченно засмеялась.

Доминик засмеялся вместе с ней, потом крепко ее обнял и зарылся лицом в ее растрепанные волосы. Его голос звучал приглушенно.

— Я люблю тебя, — хрипло прошептал он. — Я люблю тебя, Дерин.

Дерин попыталась оттолкнуть его, хотя теперь она знала, что совсем не хочет, чтобы он отпустил ее. Она нежно смотрела на него. От уголков его серых глаз разбегались морщинки, а смуглое лицо немного осунулось. Она инстинктивно потянулась к седым прядям его волос, из-за которых они так часто спорили. Чуть-чуть повыше ушей.

— Ты снова напоминаешь мне об этих седых волосах? — мягко спросил он, и она поспешно покачала головой:

— Нет! Нет, конечно нет!

Он долго и пристально на нее смотрел, потом улыбнулся.

— Наверное, я не имею совершенно никакого права просить тебя стать моей женой, — проговорил он. — Учитывая эти седые волосы и некоторые другие вещи. Но я все-таки прошу тебя выйти за меня замуж, милая, потому что безумно тебя люблю. И к тому же я достаточно самодоволен, чтобы думать, что и ты меня любишь. Хотя из-за твоего духа независимости ты, возможно, скорее согласишься умереть, чем признаешь это.

Дерин тихонько засмеялась, чувствуя себя менее независимой и более глупо женственной, чем ей когда-либо доводилось себя чувствовать, и наслаждалась этим.

— Я признаю это, — сказала она, проводя пальцем по твердой линии его подбородка, — если ты мне скажешь, почему вдруг решил не ехать в Тунис или почему решил сначала поехать.

Он засмеялся, покачав головой:

— Я решил поехать, потому что ты стала мне чересчур дорога, моя милая.

— И тебе это не понравилось?

Он ответил ей долгим поцелуем.

— Я был бы от этого вне себя, — сказал он, — если бы не Джеральд. Я думал, что ты твердо решила выйти за него. Поэтому пару недель назад я решил, что лучшее, что я могу сделать, — это уехать в синюю даль и попытаться забыть о тебе.

— Две недели назад! — Она уставилась на него. — Так… так ты решил ехать в Африку вовсе не потому, что знал, что я… мы должны были туда поехать?

— Боже милостивый, нет! — Он выглядел так, как будто его возмутила эта мысль. — Я не хотел, чтобы мне пришлось увидеть тебя вместе с Джеральдом. Конечно, я бы не последовал за тобой.

— Понятно.

— Ты именно так подумала?

Она скорчила гримасу:

— Именно так подумал Джеральд.

— От него этого и следовало ожидать! Нет, я собирался уехать потому, что думал, что могу помешать твоему роману с ним. Я никогда не хотел, чтобы ты была несчастна из-за меня. Потом ты сказала мне, что отказалась ехать с ним в Африку, а когда мне показалось, что ты хочешь выцарапать Тесс глаза даже раньше, чем ты ее увидела…

— Вовсе нет! — негодующе возразила Дерин.

— О да, так оно и было. — Он поцеловал ее в кончик носа и улыбнулся. — Ну, тогда я понял или, по крайней мере, понадеялся, что правильно истолковал эти признаки. После этого я уже не мог рискнуть и уехать и, возможно, потерять тебя, потому что слишком поторопился. Поэтому вчера утром я позвонил из Гланреддина и отменил свою поездку.

— И едва не погиб в какой-то ужасной дыре на склоне холма! — Она крепко обняла его, когда подумала о страшных переживаниях прошлой ночи. О том, как она плакала, когда поняла, что он снова в безопасности. Некоторое время Дерин сжимала его в объятиях, потом опять подняла голову и насмешливо посмотрела на него. — Почему ты пригласил сюда Тесс? — спросила она.

Он засмеялся:

— Я ей позвонил тогда же, когда звонил агентам. Хотел, чтобы вы встретились, вот и все. Более зловещего, чем это, я не задумывал, и я очень рад, что вы понравились друг другу.

Она с довольным видом прижалась лицом к его шее:

— Мне нравится Тесс. Я не уверена, как она ко мне относится.

— Если из-за тебя я сумею остепениться, — уверенно сказал он, — она тебя полюбит.

— А ты собираешься?

На секунду он отстранил Дерин от себя и посмотрел на нее. В его глазах прыгали веселые чертики.

— Если ты выйдешь за меня. Ты согласна?

Дерин с нежностью посмотрела на него. Она никогда раньше не поверила бы, что может так смотреть на кого-то.

— Я люблю тебя, просто сказала она, — так что, наверное, выйду.

Пес внизу все больше и больше терял терпение. Он снова настойчиво залаял. Но на этот раз никто из них этого не заметил. Они даже не заметили, что Тесс готовит завтрак и что его манящий аромат можно почувствовать даже на верхнем этаже.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.