След оборотня

Гир Тильда

Молодой эливенер брат Лэльдо вместе с любознательной иир’ова Лэсой продолжают свой полный опасностей путь на Восток, где надеются обрести объяснение многим загадкам своего мира и, возможно, узнать тайну происхождения Нечистого и его отвратительных слуг-мутантов. Но они еще не знают, что за силы ведут их по этому пути, и как часто предателями могут оказаться вчерашние союзники.

 

 

Глава 1

В незапамятные времена, пять тысяч лет назад, на Землю обрушилась чудовищная катастрофа.

Жившие тогда на планете странные и неумные люди развязали ядерную войну. А в результате большая часть человечества погибла, материальная культура на всех континентах была уничтожена, технической цивилизации пришел конец. И как ни старались восставшие из пепла и праха народы сберечь прошлые знания, почти все было утрачено, поскольку предки нынешних людей слишком полагались на технику, а она-то как раз и оказалась наиболее уязвимой перед радиацией и сверхвысокими температурами, развивавшимися в точках взрывов нейтронных и прочих бомб.

Та же часть информации, что существовала в виде бумажных книг, просто-напросто сгорела, либо погибла в последовавших чуть позже наводнениях, либо была съедена беспрепятственно размножившимися бактериями и грибками. И людям, с трудом опомнившимся после землетрясений, ураганов и ливней, пришлось по крохам восстанавливать хотя бы самые необходимые науки. И, конечно, таких, кто готов был заниматься этим неблагодарным делом, нашлось немного, поскольку большинство из оставшихся в живых занимались куда более насущными делами — добывали пищу и шили одежду, строили дома, восстанавливали связи между различными регионами…

Так прошли многие сотни лет. И постепенно на севере американского континента, в Атвианском Союзе, возникли Аббатства, в которых селились люди, жаждущие хранить знание и развивать его. К огромному сожалению ученых большая часть населения новых северных стран не желала знать ничего такого, что нельзя было бы использовать в обыденной жизни. Люди утратили интерес к учебе. Летели мимо годы, десятилетия… а потом ученые обнаружили, что обстоятельства постепенно меняются к худшему.

Силы Зла активизировались на всем американском континенте.

Война следовала за войной, и в конце концов Центральное Аббатство Республики Метс решило, что пора принимать особые меры. Нужно было послать людей на юг континента, туда, откуда шли волны Зла, подавляющие в людях жажду знаний и пробуждающие в них агрессивность, и попытаться понять суть и природу Источника Зла. Но именно тогда телепаты Аббатства уловили чей-то мысленный призыв о помощи, идущий из Голубых Пустынь, — и отряд северян отправился именно туда. В состав экспедиции вошли пять человек: священник-заклинатель пер Иеро Дистин, двое Стражей Границы — опытные воины, представитель Лесного Народа — черный медведь Горм, а также молодой эливенер, член Братства Одиннадцатой заповеди, брат Лэльдо.

Когда и как возникло Братство Одиннадцатой заповеди, где располагалась его главная база и существовала ли она вообще — никому в северных республиках не было известно. Об эливенерах, способных вылечить практически любую болезнь или рану, знали только то, что они якобы руководствовались в своей жизни заповедью: «Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней». Но это в теории. Однако эливенеры участвовали в войне с силами Зла, пришедшими на север с юга, и оказалось, что мирные целители, знатоки растений и животных, умеющие договариваться с любой козявкой, — умеют также убивать, и убивать жестоко.

Итак, экспедиция отправилась в Голубые Пустыни. По пути к отряду присоединилась степная охотница Лэса, из народа иир'ова, предками которых были обыкновенные кошки. Но Лэса была не только охотницей. Она владела также немалыми знаниями степной магии, так что с ее появлением силы отряда возросли. И тем не менее отряду пришлось испытать по пути немало трудностей, но до цели он все-таки дошел. А вот вернуться назад удалось не всем. Лишь двое Стражей Границы сумели уйти от напавших на северян слуг Зла. Остальные попали в плен и очутились на Великом Холмистом Плато, в краях, принадлежащих Мастерам Темного Братства.

Именно там, телепатически связавшись со своим учителем, братом Альдо, молодой эливенер узнал, что его наставники в незапамятные времена, задолго до ядерной катастрофы, явились на Землю из глубин Вселенной, но не для того, чтобы помочь человечеству, а для того, чтобы ставить эксперименты на разумных существах… И лишь много позже эти изгои собственной цивилизации поняли всю чудовищность собственных замыслов, — но поняли только потому, что судьба свела их с великим гималайским Учителем…

И еще брат Лэльдо узнал, что и сам он является результатом эксперимента — последнего эксперимента пришельцев. Его родителями стали американская женщина, могучая колдунья, — и брат Альдо, пришелец из других миров. Чужаки, чья жизненная сила давно уже иссякала, боялись, что некому будет сохранить многие и многие знания, недоступные пока что умам простых землян. И еще они рассчитывали, что молодой и сильный Лэльдо сумеет добраться до корабля-матки, принесшего экспериментаторов на Землю, и позовет на помощь тех, кто способен справиться с Источником Зла. Именно поэтому брата Лэльдо отправили с экспедицией северян на юг континента.

Затем сбежавший из плена отряд сумел добраться до локального корабля пришельцев и очутился на другом континенте, в Европе.

После многих приключений Иеро Дистин вместе с лорсом Клоцем и медведем Гормом были вновь унесены в Америку гигантскими птицами ракши. А брат Лэльдо и иир'ова Лэса остались в Европе. К ним присоединился уроженец Карпат уроборос Дзз, совсем еще юный, но обладающий необычными способностями, присущими вообще всему его народу рудознатцев.

После победы над хищными летающими ящерами и гигантскими птицами ракши, служившими злобным курдалагам, трое друзей зашагали на север. Их компания увеличилась, потому что за ними увязались три недавно вылупившиеся из яиц птенца. Маленькие ящеры с неокрепшими еще крыльями бодро ковыляли за людьми, время от времени разевая длинные зубастые клювы и начиная отчаянно вопить. Детки требовали корма. Иир'ова взяла на себя снабжение прожорливых хищных малышей, и то и дело уносилась за холмы в поисках очередного зверька, которого можно было бы скормить птервусам. Трое друзей надеялись, что когда птенцы станут чуть более самостоятельными, они просто улетят, чтобы присоединиться к оставшейся в живых родне.

Отряд шел на север, но на самом-то деле троим друзьям нужно было в другую сторону, на юго-восток, туда, где возвышались самые величественные горы планеты, Гималаи, — но свойства пространства в тех краях, где они очутились волею судеб, пока что не позволяли им повернуть в нужном направлении. Здесь полосы здорового, нормального пространства перемежались полосами с нестабильным ментальным полем. А это значило, что трое друзей не смогли бы ни мысленно разговаривать между собой, ни заглянуть в мысль врага, ни даже просто заметить приближение существа, имеющего недобрые намерения.

И потому они, миновав зачарованный остров и лес, где жили, добродушные потомки природных духов, хранители земли и растений, снова двинулись на север. Полосы разнокачественных пространств постепенно сужались, приближаясь к полюсу, и друзья надеялись, что в конце концов смогут без особого риска пойти поперек. А там видно будет.

* * *

Все дальше и дальше на север продвигались трое друзей, шагая от перелеска к перелеску, от озерца к озерцу, то огибая холмы, то взбираясь на их вершины, чтобы хорошенько осмотреть все вокруг. Юный уроборос то и дело сканировал местность доступным лишь ему одному методом, но никаких крупных подозрительных объектов не находил. Брат Лэльдо и зеленоглазая красавица иир'ова постоянно наблюдали за ментальным фоном окружающего их мира, но улавливали только простые ощущения существ, лишенных разума. Вот проскользнула в траве маленькая змейка, гонясь за жуком. Вот крупная полевая мышь выглянула из норки и принюхивается, ловит струйки легкого ветра — нет ли опасности? Вот стайка птиц, похожих на американских зябликов, вспорхнула над рощей слева. А в купе деревьев справа заливается трелями какой-то местный солист. И ни малейших признаков мысли. Даже самой простой и незатейливой.

— Может быть, здешние люди маскируются, как курдалаги? — предположил в конце концов брат Лэльдо. — Если, например, тут водятся хищники, способные найти жертву по ментальному следу, это было бы вполне естественно.

— А ты хоть одного хищника нащупал? Кроме тех троих, что тащатся за нами и требуют еды? — поинтересовалась иир'ова с заметным оттенком язвительности в мысленном голосе. Кошка вообще отличалась въедливым характером, как, впрочем, и все представители ее рода.

— Нет, не нащупал, — усмехнулся в ответ молодой эливенер. — Но хищники тоже могут скрываться за ментальными щитами.

— Что-то уж очень сложно, — заметил уроборос. — Зачем бы все это было нужно? Здесь не так уж много жизни, с чего бы местным так сильно бояться друг друга? Пищи должно на всех хватать, и спрятаться есть где.

— Пожалуй, ты прав, малыш, — пробормотал брат Лэльдо. И подумал, что здесь и в самом деле слишком мало жизни, если сравнивать европейский север с севером американского континента. Уж там-то, в необъятных северных лесах, жизнь кипела вовсю… и в основном она была не слишком благожелательна к мыслящим существам. А здесь, можно сказать, мир и покой. Просто удивительно. Да и лесов нет. Так, ерундовые рощицы, и ничего больше.

Впрочем, тут же подумал эливенер, это может быть спокойствием кладбища. Ведь северу американского континента, насколько он знал из истории Земли, куда меньше досталось во время ядерной катастрофы, чем другим регионам земного шара. А уж Европа, наверное, должна была пострадать больше других территорий, поскольку плотность населения здесь была просто невообразимой для современного человека. Ну и, наверное, тут просто почти не осталось материала для последующей эволюции…

Но очень скоро он убедился в том, что и на севере европейской части света не все обстояло так уж тихо и благополучно.

Незадолго до наступления темноты, когда отряд начал подыскивать место для ночлега, брат Лэльдо, самый сильный телепат из них троих, вдруг уловил нечто такое, что ему очень не понравилось. Он замер, сосредоточившись, прислушиваясь… Откуда донесся всплеск ярости… это впереди? По пути движения отряда? Эливенер не был уверен. Всплеск был слишком кратковременным и отдаленным. Но сила его была такова, что можно было не сомневаться: испустил его зверь крупный и хищный. Вот еще незадача, подумал брат Лэльдо, опять придется то ли обходить опасность, то ли прорываться с боем… а мы-то уж совсем было решили, что попали в мирный край.

— Эй, ты чего застыл, как пень? — мысленно окликнула его иир'ова. — Что случилось?

— Где-то тут все-таки водятся хищники, — пояснил молодой эливенер. — И крупные. Во всяком случае, один хищник уж наверняка имеется.

— Правда? — заинтересовался уроборос. — А ну-ка, я его поищу!

И, бодро перебирая множеством коротких пушистых лапок, длинный, как червяк, уроборос взбежал на ближайший холмик.

Волнистая фиолетовая шерсть, покрывавшая бока Дзз, в лучах заходящего солнца сверкнула королевским пурпуром. Шипы на спине и вокруг лица казались короной. Круглое личико уробороса с большими ярко-синими глазами разрумянилось, и малыш выглядел так, что Лэса не могла отвести от него глаз.

— До чего же он симпатичный! — передала она на личной волне.

— Да, — кивнул эливенер. — И умен, как немногие. Нам повезло, что он решил пойти с нами.

В этот момент один из маленьких ящеров, подкравшись к брату Лэльдо, с размаху тюкнул его длинным клювом по ноге и хрипло каркнул. Эливенер рассмеялся.

— Опять проголодались, — сказал он, на этот раз вслух. — И куда только в них лезет?

— Ну, они же растут, — пожала плечами иир'ова.

— К тому же они существа летающие, так что у них обмен, похоже, почти такой же, как у птиц. Все насквозь проскакивает без задержки! Пойду поищу им чего-нибудь.

Брат Лэльдо рассмеялся, а кошка метнулась за холм, и уже через несколько секунд оттуда донесся мышиный писк. Вскоре Лэса вернулась, и птенцы, едва завидев кошку, тут же широко разинули клювы и заорали во все горло.

— Узнали кормилицу, — хихикнул брат Лэльдо. Но тут его вдруг посетила очень странная мысль. Он всмотрелся в одного ящера, в другого, в третьего…

Лэса, конечно же, сразу заметила, что боевой товарищ чем-то встревожен.

— Что-то не в порядке? — осторожно спросила она.

— Не знаю, — задумчиво протянул молодой эливенер. — Просто мне показалось странным… Ведь кормишь их только ты. Почему же они колотят клювами меня?

Огромные зеленые глаза иир'овы распахнулись во всю ширь. Кошка перевела взгляд с брата Лэльдо на птенцов, потом обратно… нахмурилась, пытаясь разобраться в странной ситуации… но ничего не придумала толкового и пожала плечами.

— Ума не приложу.

Уроборос вприпрыжку вернулся к друзьям и сообщил:

— Впереди — сплошные болота. Завтра к полудню до них дойдем. И там действительно есть крупные живые существа, в глубине. А уж хищные они или нет — не знаю.

— А обойти эти болота мы не можем? — поинтересовалась иир'ова, которая терпеть не могла сырости и слякоти. Она ведь родилась и выросла в сухих степях на юге американского континента.

— Вряд ли, — усомнился Дзз. — Они тянутся на восток и на запад, уходят на полосы нестабильного пространства.

— А на север они далеко заходят? — спросил эливенер.

— Далеко, я не вижу, где они кончаются, — с огорчением ответил уроборос. — Ну, я ведь и вижу-mo еще совсем немного. Вот лет через сто пятьдесят — другое дело будет.

Да, малышу Дзз было всего восемьдесят лет, и дома, в Карпатах, он учился в младшем классе школы.

— Ну, мы, пожалуй, не будем ждать, пока ты подрастешь, — пошутил брат Лэльдо. — Отправимся дальше прямо утром.

Уроборос хихикнул и подпрыгнул высоко вверх, на лету свернувшись кольцом и вцепившись зубами в кончик собственного хвоста. Так уж питались представители этого народа — своими хвостами. Конечно, хвосты снова отрастали за час-другой.

А эливенер, глядя на Дзз, подумал, что им с Лэсой достался под опеку целый детский сад — малыш уроборос, трое маленьких ящеров… Впрочем, Дзз, несмотря на юный возраст, в опеке не особенно нуждался. Но, конечно, добраться до дома самостоятельно он вряд ли смог бы. Хотя он и обладал многими необычными способностями, он все же оставался ребенком.

Отыскав небольшое озерцо, берега которого густо заросли сахарным тростником, путники начали устраиваться на ночлег. Уроборос вызвался набрать воды во все фляги — у берега озерца было слишком много ила, за чистой водой нужно было плыть на самую середину водоема. И через несколько минут он уже вернулся, принеся вместе с полными флягами приятную новость:

— Там на дне полным-полно таких… похожих на раков, — сообщил Дзз. — Наловить их вам на ужин?

— Конечно! — обрадовалась иир'ова, которая, конечно, любила купаться, но которой совсем не хотелось лезть в тинистое озеро, да еще на самое дно. — А они крупные?

— Не маленькие, — хихикнул уроборос и умчался под воду. Он мог ходить пешком по дну, но как он обходился без воздуха, ни эливенер, ни кошка не понимали. Это был еще один из загадочных талантов его народа.

Иир'ова и брат Лэльдо расположились неподалеку от воды, бросив на траву заплечные мешки и булатные посохи. Эти необычные посохи достались им в подарок, когда путешественники очутились в поселке суртов, кузнецов, работавших на маленьких человечков курдалагов. В рукоятку одного из посохов были вставлены драгоценные камни — рубины и алмазы, обладавшие особыми свойствами. Алмаз, как было хорошо известно обоим путешественникам, дает своему владельцу силу, храбрость и даже непобедимость в бою. А рубин обычно усиливает природные качества того, кто им обладает. Еще рубины помогают защищаться от низких духов и от черных сил, отгоняют дурные сны. А заодно даруют женщинам плодовитость.

Второй посох был бы точной копией первого, если бы не то, что в верхнюю часть его рукоятки вместо рубинов и алмазов был вставлен один-единственный маленький хрустальный шарик. Шарик обладал особой историей. Он в недавнем прошлом скрывался внутри хитроумного аппарата, находившегося в горной долине и рассылавшего специфические волны, подавлявшие развитие мысли в существах, передвигавшихся на четырех конечностях. Аппарат был уничтожен отрядом путешественников (тогда еще находившемся в полном составе), и шарик — все, что осталось от зловредной машины. Брат Лэльдо ожидал от шарика настоящих чудес, но пока что удалось выявить лишь немногое: шарик умел испускать обжигающий жар, ледяной холод, мог создавать небольшое защитное поле и служить плавательным средством. Но эливенер и иир'ова полагали, что с него и этого довольно. Они вообще привыкли больше полагаться на себя, чем на всяких чудесных помощников.

Зеленоватая вода небольшого озера вскипела, над ее поверхностью взлетело несколько фонтанов брызг, — и на берег полетел огромный черный рак, туловище которого было длиной не меньше полуметра, а четыре иссиня-черные клешни — сантиметров по тридцать каждая. Клешни щелкали на лету, словно пытаясь ухватить что-то невидимое. За первым ракообразным вылетело на берег второе, потом третье, четвертое…

— Малыш, остановись! — мысленно закричал брат Лэльдо. — Куда их столько?!

Уроборос вышвырнул из воды еще одно чудище с четырьмя клешнями, и следом выскочил сам, отряхиваясь на бегу, как фиолетовая собачонка. Шипы, окружавшие его лицо, светились золотистым светом, шипы на спине — голубовато-белым. Брат Лэльдо понял, что уроборос ловил гигантских раков на свет.

Уже почти совсем стемнело, но уроборос погасил шипы, поскольку ни путешественники, ни он сам не нуждались вообще-то в искусственном освещении, прекрасно видя и в темноте. Зато возможных врагов свет вполне мог насторожить.

Ящеры-птенцы при виде первого же ракообразного, грохнувшегося на траву, радостно завопили и бросились вперед, ничуть не боясь ни огромных клешней, ни лап, снабженных острыми колючками. Маленькие птервусы принялись колотить длинными клювами по панцирю рака, ловко попадая в щели между отдельными пластинками.

Рак отчаянно сопротивлялся. Он подпрыгивал, размахивая восемью колючими лапами, изворачивался, пытаясь достать клешнями вертких птенцов, выпучивал глаза и разевал широкий, как у рыбы, зубастый рот… но птенцы оказались прирожденными бойцами. Ни один из них не попал под острое, как нож, лезвие клешни, ни один не позволил зацепить себя крючком черной лапы, — и через несколько минут ракообразное затихло, лишившись панциря. А ящеры моментально растерзали и слопали его зеленовато-белое мясо, оставив нетронутыми клешни. Видимо, расколотить панцирь клешней им оказалось не под силу.

— Недурно, — одобрительно кивнул брат Лэльдо, с интересом наблюдавший за действиями птенцов. — Молодцы, ребятишки.

— Да, нам бы так научиться, — заметила иир'ова. — А то, глядишь, и без ужина останемся.

Эливенер оглянулся и обнаружил, что Лэса уже успела не только прикончить четырех раков, врезав каждому из них по голове булатным посохом, но и обработала часть клешней — запекла их с помощью хрустального шарика в рукоятке. Сама-то она предпочитала сырое мясо… Но ни с печеных, ни с сырых клешней оказалось невозможно содрать крепкую, как железо, оболочку. Заметив растерянность в глазах иир'овы, брат Лэльдо рассмеялся.

— Вот это броня!

— Смейся, смейся, — фыркнула иир'ова. — Еще не так посмеешься, когда придется травку на ужин щипать.

Уроборос, до сих пор державшийся в сторонке, молча подбежал к одной клешне и тяпнул ее зубами. Клешня с громким треском лопнула, в щели показалось желтоватое печеное мясо. Его аппетитный запах заставил брата Лэльдо нервно сглотнуть.

— Ух ты! — воскликнул эливенер. — Вот это здорово!

Впрочем, чему тут было удивляться? Если народ уроборосов, живущий в горах, без труда прогрызал ходы в скальных породах любой степени твердости, то уж раскусить панцирь какого-то озерного рака было для Дзз просто детской забавой.

В общем, без ужина путешественники не остались.

* * *

Утро настало сырое и унылое. Небо затянули низкие сизые тучи, то и дело начинал накрапывать дождик, и вскоре все промокли до костей, но продолжали упорно идти вперед, не желая останавливаться и пережидать непогоду в укрытии. Да и укрытия подходящего все равно поблизости не было. Рощи встречались все реже, деревья в них выглядели теперь жалко — с тонкими искривленными стволами, редкими кронами… Под ногами путников хлюпала жижа. И даже в воздухе ощущалась близость болота. Пахло сырым мхом, тиной, гнилью…

Но эти болота ничуть не походили на хорошо знакомые брату Лэльдо и Лэсе Туманы Пайлуда, расположенные неподалеку от Республики Метс, на севере американского континента. В американских болотах хляби перемежались островками, сплошь покрытыми деревьями, кустарником, заплетенными лианами… а здесь, куда ни кинь взгляд, можно было рассмотреть лишь кочки да невысокие кривые кусты и редкие деревья.

Где же тут могли спрятаться крупные живые существа, которых заметил уроборос, исследовавший местность? Брат Лэльдо никак не мог этого понять.

Маленькие ящеры, без зазрения совести слопавшие утром большую часть и сырых, и печеных раков, в отличие от троих людей явно были вполне довольны и дождем, и слякотью под ногами. Они весело вертели головами во все стороны, то и дело расправляя еще неокрепшие крылья, и молодой эливенер с удивлением отметил, что за ночь птервусы заметно подросли. Он подумал, что если птенчики и дальше будут расти в таком темпе, то, пожалуй, через недельку вполне смогут уже отправиться в самостоятельный полет и перестанут нуждаться в опеке. Что ж, решил брат Лэльдо, это было бы неплохо. Лишние подопечные были отряду совсем ни к чему.

Километр за километром оставались позади, тянулись часы, но ничего вокруг не менялось. Все то же голое скучное болото лежало со всех сторон, куда ни кинь взгляд, все те же чахлые редкие деревца да кустики, все та же мокрая осока, поливаемая сеющимся дождем… Но, конечно, поле видимости сильно ограничивалось из-за легкого тумана, клубившегося над поверхностью болота.

Даже вечная оптимистка Лэса, казалось, поддалась унынию погоды и местности. Она молча шагала рядом с молодым эливенером, не уносясь по своему обыкновению вперед, — ведь необходимости в разведке не было, местность просматривалась насквозь, гипотетическому врагу негде было укрыться.

Ближе к полудню птенцы-ящеры начали проявлять беспокойство. Они проголодались. Брат Лэльдо решил, что пора сделать небольшую остановку, наловить для хищных деток мелкой живности, которой изобиловало болото. Лэса и уроборос поддержали идею, хотя иир'ова и заметила:

— Мне кажется, они могли бы уже и сами постараться хоть немного ради своего пропитания. Лягушки у них прямо под ногами прыгают, а они только смотрят да рот разевают!

— Ждут, наверное, что еда сама к ним в пасть запрыгнет, — засмеялся уроборос.

Брат Лэльдо усмехнулся. И вправду, похоже было на то. Хищные детки, завидев прыгавшую в траве лягушку или жабу, таращили на нее маленькие глазки и громко вопили, широко разинув зубастые пасти и взмахивая черными кожистыми крыльями. Но жабы и лягушки, само собой, на приглашение не откликались и скакали себе мимо. Птервусы провожали их обиженными взглядами и снова принимались орать.

— Ничего не поделаешь, придется нам за них потрудиться, — сказал эливенер, сбрасывая заплечный мешок на небольшую кочку и втыкая рядом с ней посох. Засучив рукава холщовой рубахи, сшитой руками смиренных суртов, брат Лэльдо принялся за дело. Иир'ова и уроборос присоединились к нему. Птервусы были прожорливы, как всякие птенцы, и при их размерах лягушек потребовалось немало, тем более что в этом болоте лягушки и жабы водились на удивление мелкие. Их приходилось собирать десятками, и полными горстями закидывать в зубастые пасти оголодавших деток.

А вот для двоих путешественников обеда пока что не находилось. Впрочем, и молодой эливенер, и степная охотница не слишком огорчались по этому поводу. Оба они привыкли к суровым условиям военных походов, так что потерпеть до вечера или даже до завтрашнего дня вполне могли. Лишь бы воды хватало. А воды у них были полные фляги. Да и моросящий беспрестанно дождь немало содействовал ослаблению жажды.

Но вот наконец юный уроборос, периодически сканировавший местность, заявил:

— Похоже, впереди деревья. Ну, высокие растения. Странные какие-то. И много. И вроде бы омуты… но я не уверен.

Омуты, или водяные колодцы, могли таить опасность, а потому иир'ова и эливенер мгновенно насторожились. И, сосредоточившись, начали ментальный поиск. В первые минуты им казалось, что впереди царит такая же мысленная тишина, как и вокруг. Но внезапно брат Лэльдо уловил слабенькую волну спящего инстинкта. Лэса была не таким сильным телепатом, как эливенер, и ей, конечно, не удалось бы отыскать этот едва заметный признак скрывавшегося где-то впереди хищника.

— Что-то есть, — тихо сказал брат Лэльдо. — Вернее, кто-то. И, похоже, как раз в омуте. Во всяком случае, не на поверхности болота. — И тут же спросил: — Малыш, а почему тебе кажется, что деревья — странные?

— Это, наверное, все-таки не деревья, — неуверенно ответил уроборос. — Трава, похоже. Но не бамбук. Стволы довольно мягкие. Скорее на бананы похоже. А откуда на болоте бананам взяться? У нас в Карпатах они на песчаных почвах растут.

— Может, вид другой? — предположила иир'ова. — Есть же, например, пустынные мальвы — и есть болотные. И оба вида съедобные. Только болотные жутко кислые.

— От банана я бы не отказался, — передал уроборос. — Даже от кислого. Очень полезный фрукт.

— А говорил, что ничем, кроме своего хвоста, не питаешься! — удивился брат Лэльдо.

— В общем это так, — кивнул Дзз. — Взрослым больше ничего не нужно. Но наши доктора говорят, что молодым необходимы кое-какие дополнительные элементы. И нас даже в школе заставляют есть бананы, малину и мохнатый крыжовник. Некоторые капризничают. А я — никогда. Я хочу вырасти умным и сильным.

Тут брат Лэльдо сообразил, что понятия не имеет, что представляют собой взрослые уроборосы.

— А какой величины ты станешь, когда вырастешь? — спросил он.

— Да уж побольше тебя, — хихикнул малыш. — Мой папа в длину — пять с половиной метров. Но он, конечно, большой. Есть дяденьки и поменьше. Но у меня и мама крупная, четыре метра. Да и я уже для своего возраста неплохо вытянулся.

Если учесть, что длина Дзз достигала полутора метров, наверное, он был прав. Он ведь был всего-навсего первоклашкой.

Но в данный момент путникам следовало подумать о другом. Что за существа скрываются в водяных колодцах впереди? Велики ли они? Опасны ли для людей? То, что это хищники, было очевидно по испускаемым ими даже во сне волнам жажды крови, но это могли оказаться звери, питающиеся, например, мелкими птицами, а то и вообще червями… К сожалению, размеры живых существ ментальными способами не определялись. А сканировать сквозь землю уроборос в силу своего юного возраста еще не умел.

Провал, заполненный водой, тем временем приближался. Трое друзей понемногу замедлили шаг, опасаясь сюрпризов. Конечно, спящие под водой хищники могли оказаться строго водяными жителями, ну, а если они двоякодышащие? Вот ка-ак выскочат!..

Маленькие птервусы, словно почувствовав настороженность людей, замолчали, хотя до сих пор то и дело издавали хриплые вопли, стараясь напомнить о своем существовании. Сквозь негустой белесый туман стали наконец видны те растения, о которых предупредил уроборос.

Это и вправду было нечто похожее на банан — невысокие, около трех метров, гладкие стволы, увенчанные пучками длинных узких листьев, среди которых висели гроздья изогнутых зеленых и желтых плодов. Но от знакомых кошке и брату Лэльдо американских бананов эти растения отличались тем, что с их вершин наряду с плодами свисали еще и длинные усы, закрученные спиралями. Уроборос, со своей стороны, заявил, что карпатские бананы — безусые. И ростом повыше.

— Да, наши тоже не такие мелкие, — кивнул молодой эливенер. — Меньше пяти метров, пожалуй, и не бывают. И зачем это они усы отрастили? Я понимаю, будь они вьющимися растениями, в том был бы смысл…

— Мы, конечно, можем без труда обойти эти заросли, но ты все-таки настройся на всякий случай, — предложила иир'ова. — Как нас учила Бенет, помнишь, надеюсь?

Уж этого молодой эливенер никак не мог забыть. Милая девушка из поселка суртов, огородница Бенет, научила его и Лэсу общаться с растениями. Теперь брат Лэльдо знал, как попросить растения помочь ему, защитить его отряд от нападения. А кошка могла даже заставить растения напасть на врага, угрожающего ей и ее друзьям. И это новое умение путешественники уже использовали однажды — когда подверглись нападению стада вепрей и вынуждены были отсиживаться на старом дубе, пока местные кусты, грибы, мхи и травы воевали за них с дикими свиньями.

Иир'ова решила, что пора отправиться на разведку, и, несмотря на возражения брата Лэльдо, умчалась вперед, к банановой рощице. Эливенер возражал потому, что отряду не составило бы труда обойти эти растения. Между рощицами хватало свободного пространства. К тому же уроборос заявил, что колодец со спящим хищником расположен то ли среди бананов, то ли по другую сторону рощи, совсем близко к ней.

Но Лэса была слишком деятельна и энергична, чтобы просто шагать по пустынному болоту, не имея по пути ни малейших развлечений.

Брат Лэльдо проводил взглядом стройную охотницу и тихо сказал уроборосу:

— Ой, не нравятся мне эти фрукты… как бы чего не вышло. Давай-ка поспешим.

И предчувствие не обмануло молодого эливенера.

— Черт побери! — донеслось до них мысленное восклицание степной охотницы. — Эти проклятые усы на меня напали! Ах, паразиты!..

Брат Лэльдо и уроборос помчались вперед что было духу. Маленькие ящеры, еще не научившиеся не только летать, но даже перепархивать с места на место, сразу же безнадежно отстали от своих опекунов. Но о них никто и не вспомнил…

Ворвавшись в рощу, молодой эливенер и уроборос увидели за дальними деревьями кошку, связанную по рукам и ногам белесыми пружинистыми усиками одного из бананов. Лэса не могла действовать ни маленьким ятаганом, висевшим в ножнах у ее пояса, ни булатным посохом, поскольку руки кошки оказались плотно прижаты к телу, а ноги оторвались от земли. Вися в воздухе, иир'ова вертелась, что было сил, и ругалась по-черному, но вырваться из захвата растительных агрессоров не могла. Брат Лэльдо и уроборос, подбежав к Лэсе, принялись за дело. Эливенер начал осторожно разрезать усики своим ятаганом, а уроборос стоял на страже, бросаясь на плети, свисавшие с соседних деревьев, стоило тем чуть-чуть шевельнуться, и мгновенно перекусывая их. Сок усиков оказался довольно едким, и уроборос сердито отплевывался, комментируя происходящее:

— Вот гадость, так гадость! И как тебя угораздило забраться аж в середину рощи, Лэса? Чем ты думала, хотел бы я знать! У нас в Карпатах говорят — «любопытство кошку сгубило».

— Болтай поменьше, — огрызнулась иир'ова.

Но Дзз продолжал гнуть свое:

— Конечно, при этом имеют в виду не настоящих кошек, а женщин… впрочем, и настоящих кошек тоже. Они и в самом деле ужасно любопытны… Ой! Что это?..

Освобожденная от пут Лэса и брат Лэльдо разом обернулись.

Метрах в тридцати от них, за редко стоящими деревьями, как бы прямо из-под земли выползала синеватая студенистая масса…

Конечно, все трое уже в следующую секунду поняли: на свет выбрался тот самый хищник, чьи сонные импульсы брат Лэльдо уловил совсем недавно. Тот, кто дремал в водяной яме…

Движения бесформенного зверя лишь на первый взгляд казались замедленными, ленивыми. При втором взгляде любой видел: скорость продвижения монстра весьма и весьма высока. К тому же, вывалившись в болото целиком, неведомый зверь поднялся на ноги и стал похож на гигантскую голубоватую медузу высотой не меньше трех метров, полупрозрачную, с выпуклым куполом, по нижней части которого, над гибкими щупальцами, свисала едва видимая в солнечном свете густая прозрачная бахрома. Легкий ветерок, дувший со стороны монстра на троих друзей, донес до них острый запах аммиака, смешанный с вонью тухлой рыбы и прогоркшего масла. Иир'ова чихнула, уроборос громко фыркнул, даже брат Лэльдо поморщился, несмотря на то, что его обоняние было далеко не таким острым, как у его спутников.

Медуза, плавно переставляя щупальца-ноги, двинулась к людям. Только теперь они увидели полускрытые складками голубоватого купола тусклые серые глаза и небольшой черный клюв.

Потом монстр замер на месте, словно к чему-то прислушиваясь… а может быть, он ждал подмоги? Медуза вполне могла передать сигнал кому-то из своего странного племени…

Закрученные спиралями усы деревьев, до того всячески пытавшиеся достать людей, с приближением монстра замерли, не откликаясь даже на порывы ветра. То ли они чувствовали опасность, то ли ожидали чего-то…

— Вот еще незадача… — пробормотал молодой эливенер, задрав голову и глядя на голубоватый купол, надвигавшийся на них. — И что нам делать?

— Удирать, — предложил юный уроборос. — Он нас не догонит.

Словно услышав и поняв его слова, белесые усы дернулись и разом опустились с вершин деревьев к земле, образовав нечто вроде сплошного занавеса, замкнувшего пространство вокруг троих друзей. Похоже, деревья рассчитывали удержать людей в этой ловушке.

Эливенер заметил, что длинные чуткие пальцы иир'овы осторожно перебирают амулеты, висящие на груди кошки. Почти все это немалое множество амулетов было подарено Лэсе все той же кудесницей Венет, маленькой огородницей из поселка кузнецов, расположенного возле скальной гряды на юге от того места, где сейчас находился отряд. Бенет, наследственная колдунья, помогла путешественникам сбежать из поселка, а заодно снабдила их защитой на разные случаи жизни. Но кроме амулетов Бенет у кошки был еще и птичий бог, найденный ею самой в пещере в скалах.

Впрочем, сейчас птичий бог едва ли мог пригодиться. Медуза уж никак не походила на существо летающее. В этот момент в голове эливенера мелькнула интересная мысль: а что, если птенцы птервусов тащатся за ними именно потому, что у Лэсы на груди висит птичий бог? Птервусы, конечно, не птицы, а хищные ящеры, но ведь они летают… Но сейчас было не до размышлений на посторонние темы.

Брат Лэльдо выдернул из ножен маленький кривой ятаган — подарок народа хворь-перевязок, и задумчиво взвесил его на руке. Ятаган был очень острый, но такой уж небольшой… кривой нож, только и всего. Конечно, и таким можно без труда скосить все вьющиеся плети, но удастся ли посечь скользкую, даже на вид вязкую сухопутную медузу?

Молодой эливенер посмотрел на булатный посох, который он держал в левой руке. Жар, холод… ну, возможно, как-то его можно использовать…

А если просто-напросто пустить в дело заклинания Бенет?

Ведь бананы, окружающие его отряд, — растения, а молодая сурта научила его и Лэсу общаться с растительным миром…

— Лэса, а если попросить их защитить нас? — сказал эливенер.

— Я уже несколько минут читаю свое заклинание, — сердито откликнулась иир'ова. — Похоже, эти бананы все-таки не совсем растения, в них слишком много животных клеток. Не реагируют.

— Но грибы — тоже не совсем растения, однако они помогли нам, когда вепри налетели, — напомнил брат Лэльдо.

— Попробуй сам, — огрызнулась кошка.

Лэльдо начал начитывать свое заклинание, и тут одновременно медуза снова тронулась с места, а в банановую рощу ворвались отставшие птенцы. Они яростно вопили, возмущаясь тем, что люди их бросили. Налетев на занавес из свисавших до земли вьющихся плетей, птенцы моментально оборвали банановые усы, расчищая себе дорогу, на ходу проглотили обрывки — и набросились на троих друзей, колотя всех без разбору своими здоровенными крепкими клювами.

— Эй, что за хулиганство! — возмутился уроборос. — Если вам хочется клювы почесать, долбите вон того синего!

К немалому изумлению путешественников, птенцы как будто бы поняли мысленную речь уробороса, хотя до сих пор ни на какие мысленные сигналы не реагировали, понимая только вербальное обращение либо жесты. Все три птервуса-недоростка сначала подозрительно уставились на неторопливо шагавшую в сторону отряда медузу, скосив глубоко сидящие красноватые глаза, — а потом, хрипло заорав и испустив волну жуткой вони, разом ринулись навстречу монстру.

Щелкая зубастыми клювами, они высоко подпрыгивали, взмахивая расправленными во всю ширь перепончатыми крыльями, и при каждом прыжке отрывали по куску скользких щупальцев и с жадностью глотали. Гигантская медуза замерла на месте, потом наклонилась, рассматривая напавших на нее птенцов. Похоже, ни малейшей боли монстр не испытывал, — во всяком случае, ни эливенер, ни иир'ова не уловили соответствующих волн. И почему-то, непонятно почему, даже не пытался ни отогнать птенцов, ни как-то противодействовать их нападению. Но как бы то ни было, трое друзей получили передышку. Брат Лэльдо снова начал начитывать заклинание, призывающее растения встать на защиту людей, а иир'ова — торопливо изучать амулеты.

Деревья, к сожалению, не обратили на призыв эливенера ни малейшего внимания, зато Лэса вдруг мысленно вскрикнула:

— Есть!

— Наша помощь понадобится? — тут же спросил уроборос.

— Наверное, нет, — не слишком уверенно ответила иир'ова. — Этот амулет должен сгустить слизь в медузе… ну, тогда она утратит способность двигаться, наверное.

— Может, лучше просто заморозить ее посохом? — предложил свой вариант брат Лэльдо, уже окончательно убедившийся, что местные растения заклинаниям Бенет не подвластны. Просто потому, что они наполовину состояли из животных клеток. Полурастения, полузвери.

— Чтобы воздействовать посохом, тебе придется подойти к монстру почти вплотную, — возразила иир'ова.

— А ты не можешь знать, на что он способен. Я лично подозреваю, что бахрома под куполом — это стрекала. Я ощущаю в них какое-то жгучее вещество. Наверняка ядовитое.

— Хорошо, только давай поскорее, — уступил эливенер. — А то как бы эта куча слизи птенцов не придавила.

— Не придавит, — серьезно передал уроборос. — Присмотрись повнимательней, он уже новые ноги отращивает.

Лэса, сняв с шеи кожаный шнурок с висевшими на нем тремя ярко-синими крупными бусинами, начала что-то едва слышно начитывать, прижав бусины к губам. А эливенер тем временем последовал совету уробороса и внимательно всмотрелся в синеватую слизистую тушу монстра, на щупальца которого по-прежнему с криком напрыгивали трое птенцов. И в самом деле… рядом с покалеченными птервусами ногами уже подрастали новые, немного тоньше прежних, но такие же гибкие и жилистые с виду. А потом брат Лэльдо заметил еще кое-что. Монстр стал ниже ростом.

Эливенер сосредоточился, настраивая свою новую, недавно проснувшуюся способность видеть насквозь чужие тела. И через несколько секунд понял, что медуза строит новые конечности из материала туловища. А это значило…

Это значило, что достаточно обрубить твари все ноги — и с ней будет покончено. Она израсходует самое себя на новые щупальца.

Но для того, чтобы начать орудовать маленьким ятаганом, необходимо было подойти к твари вплотную. И подставить себя под удар ядовитой бахромы.

Брат Лэльдо оглянулся на кошку. Она уже закончила начитывать заклинание и, схватив амулет за шнурок, раскручивала бусины над головой, готовясь метнуть их в медузу.

В следующую секунду большие синие бусины, коротко просвистев во влажном воздухе банановой рощи, звучно шмякнулись в слизистую плоть монстра, прямо над вялой складкой, прикрывающей мутные глаза.

 

Глава 2

Не успела еще Лэса опустить руку, как вокруг бусин, словно бы прилипших к полупрозрачной туше, слизистая поверхность начала твердеть, наливаясь стеклянным блеском. Монстр взвыл тоненьким голосом, визгливо, пронзительно… и детки-птервусы тут же шарахнулись от него и со всех ног помчались к людям. Эливенер облегченно вздохнул, полагая, что с медузой покончено… однако он ошибся. То ли что-то не сработало в заклинании, то ли возникло какое-то несоответствие между амулетом и плотью чудища, — но через несколько секунд действие бусин прекратилось. И медуза, сверкая остекленевшей верхушкой купола, бросилась на чужаков, забредших в ее владения.

И одновременно двое путешественников уловили мощные волны поддерживающей энергии, донесшиеся откуда-то издали. Волны влились в пострадавшую медузу, придавая ей новые силы. Похоже, родичи монстра спешили на помощь… Отряду оставалось только одно: отступать.

Эливенер метнулся к завесе вьющихся банановых усов, взмахнул крошечным ятаганом, смахнул загораживавшие дорогу плети… и вдруг остановился и замер, пораженный новой мыслью.

— А почему медуза не тронула ящеров? — громко спросил он, ни к кому в особенности не обращаясь.

Лэса и уроборос, уже выскочившие за пределы очерченного плетями круга, тоже остановились и уставились на птенцов, с воплями скакавших рядом с ними.

— Эй, детки, — присев на корточки, заговорил молодой эливенер. — Вы меня слышите?

Он сомневался в этом потому, что взрослые птервусы, насколько он помнил, всегда были плотно закрыты от любого ментального воздействия, и ему ни разу не удалось заглянуть в их умы. Да и были ли там хоть какие-то умы?.. Но ведь птенцы услышали юного уробороса? Значит, их защита была не такой плотной, как у взрослых ящеров? Или…

— Дзз, попробуй ты с ними поговорить, — быстро сказал эливенер. — Ты молод, может быть, именно в этом дело…

Уроборос понял его с полуслова.

— Эй, козявки, — тут же мысленно закричал он, — вы что, хотите, чтобы эта слизистая дрянь слопала ваших кормильцев? А кто тогда будет вам лягушек ловить? Сдохнете с голоду, вот что я вам обещаю! Или придется остановить эту гадость!

Птенцы выслушали его, склонив набок головы с длинными зубастыми клювами, — и поняли.

Заорав по своему обыкновению, они с треском расправили крылья и, распространяя вокруг себя обычную для них вонь, вприпрыжку бросились навстречу медузе, яростно щелкая острыми зубами. Монстр остановился. Птенцы, не переставая хрипло вопить, набросились на его полупрозрачные ноги, раздирая их в клочья. Брат Лэльдо сосредоточился, пытаясь понять, почему медуза не сопротивляется. Лэса, насколько он мог заметить, занималась тем же самым.

Даже уроборос, умевший в общем-то лишь вести мысленную беседу, прилагал все усилия, чтобы хоть что-нибудь услышать… не могла же медуза просто молчать, когда ее пожирали заживо!

Молодой эливенер перепробовал уже почти все доступные ему ментальные волны, пройдясь по множеству диапазонов. И вдруг…

— Понял, понял! — закричал он. — Он парализован! Он просто не может двигаться!

Голубоватую гору полупрозрачной плоти и в самом деле парализовало — то ли запахом летающих ящеров, то ли звуками их голосов, понять было невозможно. Медуза оказалась беспомощной перед тремя птенцами. С ней можно было делать все, что угодно. Она не могла даже пустить в ход ядовитые стрекала.

Лэса, недолго думая, подскочила к монстру и принялась изо всех сил колотить рукояткой булатного посоха по лбу твари, то есть по тому месту, где должен был бы располагаться лоб у любого другого существа, — над глазами. Посох проваливался в слизистую плоть, увязая в ней, но иир'ова не отступала. И вот наконец многочисленные ноги твари подогнулись, мутные глаза закрылись — и медуза бесформенной грудой свалилась на траву.

И тут же к ней потянулись вьющиеся усики окружавших место события бананов.

Трое друзей, несколько секунд понаблюдав за тем, как растительные некрофаги пожирают слизистую тушу, отправились дальше. Молодой эливенер внимательно прислушивался к каждому звуку ментального поля, даже самому слабому, — ведь где-то неподалеку находились и другие медузы. Но, похоже, они были где-то далеко.

Миновав банановую рощу, отряд снова зашагал по кочкам бесконечного болота. Справа и слева от маршрута троицы, сопровождаемой крикливыми птенцами, виднелись другие рощи, довольно близко. Впереди тоже темнели купы деревьев, но на гораздо большем расстоянии. Под ногами хлюпала вода.

— Ну что, следующие заросли обойдем? — с улыбкой сказал брат Лэльдо. — Или снова полезем напрямик?

Его друзья засмеялись. Конечно, теперь они знали, как управиться со слизистыми монстрами, живущими в водяных ямах, но стоило ли задерживаться по пустякам? Всем хотелось как можно скорее добраться до таких областей, где возможен будет поворот. Сколько еще им шагать все на север да на север? Им ведь нужно совсем в другую сторону!

— А здесь повернуть нельзя? — с надеждой в мысленном голосе спросил уроборос.

— Не думаю, — серьезно ответил брат Лэльдо. — Шесть-семь километров по территории с нестабильным ментальным полем… это ведь почти час, если учесть, что нужно идти по болоту, а не по сухой твердой почве. Как ни спеши, быстрее не получится. Ну, а за час, сам понимаешь, всякое может случиться. Места здесь не такие уж безопасные.

— Это верно, — согласилась иир'ова. — И кстати, что-то мне кажется, тут водятся и другие зверюшки… покрепче той голубой слякоти.

— Ты что-то уловила? — спросил уроборос.

— Нет, — ответила степная охотница. — Просто предчувствие.

К предчувствиям кошки следовало отнестись с полной серьезностью. Это брату Лэльдо было хорошо известно. Степное племя иир'ова обладало такой интуицией, какой не было ни у одного из известных эливенеру народов.

— А нельзя ли поподробнее? — осторожно спросил он. — Что именно ты предчувствуешь? И как скоро это может произойти?

Лэса весело расхохоталась и умчалась вперед, бросив на ходу:

— Никаких подробностей, дорогой! Я их просто не знаю!

Стройная фигура высокой кошки растаяла в легком тумане, повисшем над болотом, но Лэса не молчала. Брат Лэльдо и уроборос внимательно прислушивались к замечаниям разведчицы по поводу увиденного.

— А болотце-то все мокрее становится… сухих тропинок уже совсем мало. Так, а если восточнее пройти? Здесь вроде посуше, но впереди уже не роща, а целый лес, и не банановый… Лэльдо, здесь огромные деревья, и лес уходит на полосу нестабильного пространства… и кто-то в нем водится, должна заметить.

— Кто? — тут же бросил мысленный вопрос брат Лэльдо. — Хищники?

— Похоже на то.

— Обойти этот лес можно?

— Боюсь, что нет. Дальше к северу он занимает уже всю стабильную полосу.

— Лэса, возвращайся, — настойчиво передал молодой эливенер. — Не хватало еще тебе влипнуть в очередную неприятность!

— Возвращаюсь, — с неожиданной серьезностью ответила иир'ова. — Тут и втроем будет нелегко…

И она замолчала, явно не желая отвечать на летящие ей навстречу вопросы брата Лэльдо и уробороса. Они встревожились, но через несколько минут кошка вынырнула из заметно сгустившегося тумана и заявила:

— Не хотела кричать на все пространство. Что-то там… непонятное. Разумных существ вроде бы нет, но общий фон в том лесу неприятный. Ощущение такое, словно вышел на охоту крупный хищник. Птицы как-то не так поют, мелкие зверьки попрятались… но я не почуяла никого. Это странно.

Это и в самом деле было странно. Вышедший на охоту хищник всегда испускает особые волны, в которых слышны настороженность и жажда крови. И уж кто-кто, а иир'ова, сама будучи охотницей, должна была бы уловить все это.

— Как же нам быть? — задумчиво произнес молодой эливенер. — Обойти лес невозможно, идти напролом — опасно…

— А если все-таки рискнуть и перебежать на соседнюю полосу стабильного пространства? — предложил уроборос. — Правда, я не могу определить, что находится там, где все неустойчиво…

— Боюсь, что лес тянется и на восток, и на запад, — покачала головой Лэса, чуть прикрыв огромные зеленые глаза. — Так что на параллельной полосе мы столкнемся с тем же самым. Лэльдо… тебе не кажется, что где-то неподалеку попахивает простенькой мыслью?

Эливенер сосредоточился. Да, они с Лэсой с недавних пор обрели и это умение: ощущать запах мыслей. Вот только в последние дни они шагали по таким местам, где живые существа не утруждали себя размышлениям, довольствуясь инстинктами. А инстинкты не пахнут. Хотя, конечно, испускают волны, по которым нетрудно обнаружить их источник.

Действительно, он уловил едва ощутимую мысль, и не одну… Это было похоже на то, как думали, например, белки или радужные ежи в северных лесах американского континента. Что-то очень простое, незатейливое. «Кушать хочется. Ну чего стоим? Тут и лягушек нет. Пить хочу. Почему он меня не кормит? Дай поесть!»

Но это все-таки были мысли, а не простые ощущения. Сформулированные, оформленные мысли.

Поймав наконец направление, брат Лэльдо обернулся и с изумлением уставился на троих птенцов. Маленькие ящеры тут же разинули зубастые клювы и оглушительно заорали, подпрыгивая на месте и хлопая перепончатыми крыльями.

* * *

— Это они?! — изумленный мысленный голос иир'овы ворвался в сознание эливенера. — Но почему же…

Лэса не закончила фразу, но и так все было ясно.

— Не понимаю… — пробормотал брат Лэльдо, вглядываясь в ближайшего к нему птенца. — Не понимаю!

— Есть хочу!

На этот раз мысль детеныша была направленной. Он требовал пищи, глядя прямо в глаза эливенера.

Почему же взрослые летающие ящеры, хищные птервусы, с которыми не так давно пришлось основательно повоевать путешественникам, были полностью лишены разума? Конечно, гигантские ящеры закрывались ментальными щитами, нападая на свою жертву, — но за этими щитами прятались только инстинкты, ничего более. Уж это-то иир'ова и эливенер знали точно.

Разве такое может быть — чтобы детеныши и взрослые особи одного и того же вида так невероятно сильно различались по одному из основных параметров живых существ — наличию или отсутствию разума? Несмотря на все свои огромные знания, полученные от наставников-пришельцев, тысячи лет изучавших природу Земли, эливенер не мог припомнить ничего подобного.

А что, если…

Ведь там, на равнине за скальной грядой, где жили пленные кузнецы сурты, кроме ящеров существовали еще и птицы ракши. И птервусы объединились с птицами в необычном ментальном симбиозе, к которому присоединились еще и маленькие люди с зеленой кожей, злобные курдалаги, желавшие завоевать северные земли.

Возможно, подумал молодой эливенер, именно в этом и кроется причина бестолковости взрослых птервусов. Как ни странно это звучит, но, скорее всего, способностями ящеров пользовались другие существа, лишая птервусов мысли, втягивая ее в себя…

А эти трое птенцов оказались вдали от ракши и курдалагов, и их развитие пошло естественным для птервусов путем… да к тому же у них появилась возможность общения с мыслящими существами, которые не пытаются подавить чужую мысль. Да, это может быть…

Интересно, насколько разумными окажутся взрослые ящеры, если их дар не будет использоваться и подавляться другими существами?

Продолжая размышлять о сути странного факта, брат Лэльдо огляделся по сторонам. Чем же накормить этих горластых мыслителей?

Лэса и уроборос тоже занялись поиском пропитания для птенцов, внезапно проявивших дар связной мысли. Болото не было слишком богато жизнью, так что троим друзьям пришлось потратить немало времени, пока они наловили достаточное количество жуков, мелких грызунов, ящериц и прочего. Наконец птенцы насытились, что выразилось в краткой мысли всех троих деток: «Уф! Хорошо!»

Отряду предстояло решить, что делать дальше. Впрочем, выбор был невелик: либо идти прямо вперед и прорываться сквозь лес, либо сворачивать на восток, чтобы пересечь хотя бы одну полосу нестабильного ментального пространства… а там видно будет.

Если бы трое друзей были одни, они бы не колебались. Несмотря на то, что бежать по кочковатому болоту было не так-то легко, они бы проскочили опасную зону минут за двадцать. Но их тормозили три птенца, до сих пор не научившиеся летать. Тащить их на себе значило бы почти вдвое увеличить время пробежки через нестабильную область. А бросить птервусов, тем более теперь, когда в маленьких ящерах пробудилась способность соображать, никому и в голову не приходило.

— У меня идея! — внезапно вырвалось у Лэсы.

— Ну? — вопросительно посмотрел на нее эливенер.

— Эти обжоры не такие уже и маленькие, — заявила иир'ова, указывая на птенцов. — А летать не учатся потому, что не видят примера. Будь рядом их мамаша — порхали бы уже, как миленькие!

— Ты хочешь сказать — надо их научить? — удивился малыш Дзз.

— Научить и отправить на разведку! — уточнила степная красавица. — У нас просто нет другого выхода. Нам нужно знать, где кончается лес и что там дальше, за ним. Уж лучше сейчас задержаться на месте, чем позже бессмысленно рисковать.

— Но как мы их научим?

Эливенер задумчиво слушал разговор кошки и уробороса, глядя на птенцов.

Они вроде бы понимали, что речь идет о них, но после основательного обеда их мало что интересовало. Они расселись по кочкам и дремали, засунув головы под крылья. Научить их летать… ну, в общем-то Лэса была права. Птервусы росли не по дням, а по часам, и вид у них был уже вполне зрелый. А летать птенцов и в самом деле надо учить. Все знают: если птенца растят люди, он не слишком спешит вставать на крыло. Бегает себе, как домашняя зверюшка…

— А вот как! — воскликнул брат Лэльдо, быстро подошел к самому крупному птервусу и, схватив его в охапку, изо всех сил подбросил вверх.

Тот хрипло заорал, попытался расправить крылья, но не успел — и гулко шмякнулся в болото. Двое его то ли сестер, то ли братьев тоже завопили, видя столь бесцеремонное и несправедливое обращение с сородичем.

— Нет, так не пойдет, — передала иир'ова. — Надо их как-то повыше закинуть… черт побери, ни одного деревца поблизости!

— Я могу, если хотите, башенку построить, — робко предложил малыш Дзз. — Только не очень высокую, не больше десяти метров… я еще не взрослый…

— Башенку? — изумленно вытаращил глаза брат Лэльдо. — Какую башенку? Из чего?

Иир'ова молча уставилась на уробороса, лишившись, похоже, дара мысленной речи.

— Ну… — окончательно смутился Дзз, — вот прямо из земли… я ее уплотню, конечно… но все равно она долго не простоит, лет пятнадцать, не больше, а потом развалится… дождями размоет.

Неожиданно оба путешественника начали хохотать, как сумасшедшие. Они захлебывались смехом и никак не могли остановиться.

Лэльдо даже уронил свой посох, а кошка присела на корточки и пригнулась к коленям, не в силах устоять на ногах. Уроборос недоуменно хлопал длинными ресницами, совершенно не понимая, чем это он так развеселил своих друзей.

Шуму добавили три птенца, решив, очевидно, что у них появился отличный повод потренировать голосовые связки.

Наконец брат Лэльдо вытер выступившие на глазах слезы и с трудом проговорил:

— Малыш, а ты не мог бы как-нибудь на привале вкратце перечислить, что еще ты умеешь, а? Честное слово, от твоих сюрпризов иной раз не по себе становится! Давай, строй свою башенку! Много тебе времени нужно?

— Ну… с час, не меньше…

Лэса, продолжая хихикать, спросила:

— А зачем вы строите такие башенки?

— Да ведь мы же горнодобытчики, — напомнил уроборос. — Наш народ целые горные хребты насквозь проходит… как же без креплений? А порода не всегда бывает достаточно твердой, вот мы и учимся работать с чем угодно, хоть с песком.

— Замечательно! — мысленно воскликнула иир'ова.

— Ты, наверное, и дом можешь построить из этой вот грязи? — Она топнула босой ногой по болотной жиже.

— Вообще-то могу… маленький домик, — скромно ответил уроборос. — Ну, я начинаю, ладно? Вы только в сторонку отойдите, а то забрызгаю.

Иир'ова и брат Лэльдо, подхватив булатные посохи и заплечные мешки, поспешили отбежать на несколько метров в сторону. Птенцы шарахнулись за ними следом.

А юный уроборос вдруг выставил вперед шипы, окружавшие его физиономию, превратив их в некое подобие многогранной пирамиды, подпрыгнул, извернувшись в воздухе — и винтом врезался в болото. Во все стороны полетели комья черной грязи и клочья вырванной с корнями травы. А через секунду-другую вместо комьев наверх стали вылетать ровные плотные шарики земли… настолько плотные, что казались каменными. Яма быстро увеличивалась, превращаясь в неширокую воронку, количество шариков росло…

Минут через пятнадцать уроборос выскочил наверх и принялся строить башню. Он укладывал шарики по спирали — и они крепко-накрепко прилипали один к другому. Башня-спираль поднялась метра на два, когда строительный материал закончился, — и юный уроборос снова нырнул в воронку, чтобы изготовить следующую порцию шаров. Работал Дзз невероятно быстро, и на постройку всего сооружения ему и в самом деле понадобилось лишь чуть больше часа. Изумленные путешественники наблюдали за строительством молча, с трудом веря собственным глазам.

Вот тебе и малыш…

Наконец башенка была готова. Она сужалась кверху, а подняться на нее можно было без труда, поскольку юный уроборос позаботился об этом. Узкий пандус обвивал строение, выводя на небольшую плоскую площадку на вершине. Десятиметровое сооружение, возникшее из слякоти, торчало на болоте, как нечто абсолютно чужеродное и непонятное. Брат Лэльдо мельком подумал о том, что если где-нибудь поблизости живут все-таки разумные существа, они будут немало озадачены необъяснимым феноменом. Ну, это их проблемы.

Схватив возмущенно заоравшего птенца подмышку, молодой эливенер быстро взбежал на вершину башни и, недолго думая, подбросил птервуса вверх. Лэса уже стояла рядом, держа второго птенца. Третий, видя такой беспредел, бросился наутек, надеясь избежать урока воздухоплавания. Но, понятное дело, успеха его попытка не имела.

Эливенер спрыгнул с башни, не утруждая себя спуском по пандусу, и мгновенно поймал громко вопящего третьего ящера. Двое первых благополучно спланировали на болото — и даже орать перестали. Похоже, урок им понравился. Третий птенец последовал за ними.

Запуская птенцов во второй раз, иир'ова и брат Лэльдо старательно прислушивались к слабеньким мыслям ящеров. И уловили нечто такое, что их порадовало. «Ух ты! Здорово! интересно-то как! И чего это я до сих пор пешком ходил?..»

— Пробрало, — констатировала степная охотница. — Природные инстинкты пробудились.

— Да, — согласился брат Лэльдо. — Теперь дело быстро пойдет.

Дело и вправду пошло быстро. Теперь птенцов было просто не удержать. Они вопили, требуя, чтобы их подняли на башню. Но взлететь прямо с болота пока еще не могли, не получалось. Что ж, трое друзей решили, что спешить некуда. Пусть детки потренируются как следует, это всем пойдет на пользу в ближайшем будущем.

* * *

До позднего вечера крылатые ящеры осваивали искусство свободного полета, делая перерывы лишь для того, чтобы восстановить израсходованную энергию. Уроборос и путешественники тоже трудились без отдыха, отлавливая всяческую мелкую живность для пропитания трудяг. А заодно пытались наладить с детками устойчивый мысленный контакт. Но это давалось птервусам гораздо труднее, чем полет.

Хищные детки испускали отрывочные мысли — но почти не воспринимали чужую мысленную речь. Иногда им удавалось уловить слово-другое, но в целом они оставались закрытыми. Когда наконец окончательно стемнело, все начали устраиваться на отдых. Трое друзей уселись у основания башни, птенцы выбрали себе кочку неподалеку от людей.

И вдруг Лэса, задумчиво глядя на сбившихся в кучу и уже задремавших птенцов, передала:

— Знаете что? Мне кажется, на них лежит заклятье…

* * *

— Заклятье? — удивленно переспросил брат Лэльдо. — Но кто мог его наложить?

— Курдалаги, судя по всему, — ответила степная колдунья. — Их работа. Они ведь вовсю использовали и птервусов, и ракши.

— И ты можешь его снять? — не удержался от вопроса юный уроборос, хотя вообще-то спрашивать об этом было не принято. Чтобы не нарушить ненароком настрой ума, сосредоточенного на проблеме.

Иир'ова пожала плечами и промолчала. Брат Лэльдо строго глянул на Дзз и укоряюще покачал головой. Уроборос смущенно замолк и свернулся клубочком, пригасив до сих пор светившиеся голубым шипы на спине.

Все трое долго молчали. Иир'ова явно изучала силу и сложность наложенных на крылатых ящеров чар, а уроборос и брат Лэльдо просто ждали. Эливенер был ученым, но магией почти не владел. Он знал лишь очень немногие простейшие ритуалы и формулы.

А вот иир'ова родилась в степях на юге американского континента, где маги были сильны, как, наверное, нигде больше. Правда, Лэса не болтала понапрасну о своих умениях, но когда возникала необходимость — применяла их, выручая друзей. За время их совместного путешествия брат Лэльдо уже не единожды имел возможность убедиться в огромной силе и искусстве кошки.

А значит, и сейчас была надежда на то, что Лэса сумеет снять пелену с сознания маленьких ящеров.

Лэса подошла к спящим птенцам, обошла их вокруг, присела рядом с ними, легко коснулась их голов, спин, крыльев… а потом ушла далеко в сторону и села на кочку спиной к друзьям.

— Похоже, что-то наклевывается, — передал эливенер малышу Дзз на узкой направленной волне, не решаясь заговорить вслух, чтобы не нарушить покой ночного ментального пространства. — Жаль, что луны нет, — добавил он, подняв голову и посмотрев на не совсем еще потемневшее небо, усеянное бледными мелкими звездами. — Я слышал, при луне такие вещи легче даются.

— Да, у нас в Карпатах в общем тоже так считают, — ответил уроборос. — Но еще у нас говорят, что сильному чародею и луна не помощница, и солнце не помеха. А Лэса, по-моему, очень сильная…

На этом их разговор прервался, потому что иир'ова встала и направилась к ним.

— Где мой мешок? — спросила она, приблизившись.

Брат Лэльдо молча взял заплечный мешок кошки, лежавший у него за спиной, и протянул степной красавице. Лэса взяла его и начала рыться в наружных карманах, перебирая пакетики с травами, уложенные туда заботливой огородницей Бенет. Отложив в сторону два свертка, иир'ова задумалась, потом потребовала дать ей мешок эливенера. И снова внимательно исследовала содержимое карманов, выбрав еще один пакетик. Забрав все отобранное, кошка подошла к птенцам и села на сырую болотную траву рядом с ними. Брат Лэльдо и уроборос наблюдали…

Иир'ова высыпала по щепотке сушеных трав из каждого пакета себе на левую ладонь, сложив порошки аккуратной кучкой, и пустила в нее маленькую молнию из указательного пальца правой руки. Травы вспыхнули, мгновенно сгорев и оставив в воздухе клуб легкого душистого дыма. Лэса дунула на дым — и он растекся над спящими птенцами.

Птервусы не шелохнулись, но этого, видимо, и не требовалось. Иир'ова сняла с шеи висевший на кожаном шнурке круглый камень с дыркой посередине. Это был птичий бог, найденный колдуньей в пещере скалах, где они с братом Лэльдо делали вид, что трудятся изо всех сил, добывая серебро для курдалагов.

Держа птичьего бога в сложенных вместе ладонях, Лэса подняла руки к звездам и тихо-тихо запела на родном языке, непонятном брату Лэльдо. В сыром воздухе болота звук ее голоса быстро угасал, и уже в двадцати шагах ничего не было слышно. Но, судя по всему, проводимый степной колдуньей ритуал и не требовал большего.

Потом протяжное пение перешло в дробный речитатив, и Лэса, все так же вздымая руки к небесам, медленно, плавно поднялась на ноги и танцующим шагом трижды обошла по-прежнему сладко спавших птенцов слева направо. А потом вдруг резко оттолкнулась от земли обеими ногами вместе — и перепрыгнула через ящеров, на лету громко выкрикнув что-то на степном языке.

Птенцы проснулись, вытянули длинные шеи и завертели головами, недоуменно разевая зубастые клювы. Молодой эливенер прислушался. Детки растерянно бормотали мысленно:

— Ой, чего это такое… зачем она тут прыгает… А у меня голова болит… и у меня тоже… и у меня…

Иир'ова повесила птичьего бога на место и, наклонившись над хищными детками, погладила каждого из птервусов по голове, мысленно приговаривая:

— Ничего, поболит — и перестанет… спи, малыш, спи…

Ящеры тут же снова заснули.

Лэса еще трижды обошла вокруг них, делая плавные жесты руками. На кончиках ее пальцев светились голубоватые огоньки, время от времени в сырую болотную землю рядом со спящими птенцами вонзались короткие молнии… и вот наконец иир'ова отчетливо передала:

— Надеюсь, получилось. Ну, утром видно будет.

Кошка подошла к друзьям и уселась рядом с ними.

— Ну я и проголодалась! — заявила она. — Мы ведь сегодня почти и не ели, а, братишка? Вот бы нам с тобой научиться лопать собственный организм, как Дзз!

Да, уроборосу голод не грозил. Ему достаточно было съесть кончик собственного хвоста — и все. Хвост через два-три часа отрастал заново, обеспечивая своему владельцу неиссякаемый источник питания.

Брат Лэльдо усмехнулся. Он тоже непрочь был бы подзаправиться. Но на кого тут охотиться? На мелких лягушек? Вот если бы речка нашлась неподалеку, или озерцо, — тогда бы они могли наловить рыбы…

И тут он насторожился.

Где-то неподалеку, к западу от башни уробороса, брел хищный ночной зверь…

Лэса тоже поймала эту волну.

— Так, кажется, нам есть на кого поохотиться, — взбодрилась кошка. — Надеюсь, именно эта тварь станет нашей добычей, а не наоборот!

— Тьфу на тебя! — рассердился эливенер. — Еще накаркаешь!

Лэса расхохоталась, вскочила — и бесшумно исчезла в темноте.

Уроборос мысленно крикнул ей вслед:

— Лэса! Он большой! Я его засек! Осторожнее!

— Насколько большой? — вскакивая и хватая булатный посох, спросил брат Лэльдо.

— Очень… очень большой… — испуганно пробормотал Дзз.

Выхватив из ножен маленький ятаган и держа его в левой руке, брат Лэльдо помчался вдогонку за Лэсой.

* * *

…Да, причины к беспокойству у юного уробороса были. Зверь, медленно шагавший по болоту на мощных задних лапах, и в самом деле оказался не маленьким, — но ведь малыш Дзз исходил из масштабов собственного тела. А иир'ова и брат Лэльдо были все-таки покрупнее полутораметрового уробороса. И все же охота на это существо обещала быть нелегкой.

Оно было зеленовато-черным, оно возвышалось над землей почти на два с половиной метра. Его тело покрывала крупная костяная чешуя, топорщившаяся вдоль хребта, переходившего в длинный голый хвост, «украшенный» глубокими поперечными насечками. Нижняя часть трехпалых задних лап поросла густой шерстью. Длинные загнутые когти глубоко уходили в сырую болотную почву. На ходу зверь слегка размахивал короткими передними лапами, тоже трехпалыми и тоже снабженными длинными изогнутыми когтями.

Но самым удивительным в звере была голова.

Она была очень большой для такого тела и казалось, что ее тяжесть мучительна для монстра, и поэтому он то и дело как-то странно кивал, словно был не в силах держать шею выпрямленной. Вытянутая морда по форме немного походила на лошадиную, но была грубой, полностью лишенной изысканности линий, присущей благородным мыслящим четвероногим. Раскосые глаза зверя, расположенные по бокам головы, прятались за тяжелыми зелеными веками без ресниц. А над узким лбом торчали три прямых острых рога, позади которых виднелись большие круглые уши, черные и лохматые. И еще…

Брат Лэльдо всмотрелся еще раз, не веря себе. Но он не ошибся, потому что как раз в этот момент иир'ова осторожно передала:

— У него третий глаз…

И в самом деле, то, что эливенер сначала принял за складку кожи на лбу, под средним из рогов, явно было плотно закрытым глазом…

— Ты когда-нибудь слышала о трехглазых животных? — мысленно спросил брат Лэльдо.

— Слышала, — ответила степная охотница. — И еще слышала, что лучше от таких держаться подальше. Но это очень старые легенды, только и всего. Никто из моего племени на самом деле не видел трехглазых. Может, ты о них что-то знаешь?

— Не больше, чем ты, — коротко ответил эливенер.

И в самом деле, на севере американского континента ничего подобного не водилось, но наставники брата Лэльдо, старые эливенеры, рассказывали ему древние мифы о чудовищных трехглазых змеях, победить которых не мог ни один человек на земле… Была ли это правда или просто выдумки древних людей, никто по-настоящему не знал. Мифические трехглазые змеи якобы обладали гигантским ростом, крыльями и умели дышать огнем. А также умели парализовывать взглядом любого, кто встречался им на пути.

Существо, неторопливо шагавшее по болоту навстречу эливенеру и кошке, было не слишком велико, крыльев у него не имелось… ну, а насчет огненного дыхания и гипнотической силы еще предстояло разобраться. Но то, что зверь явно не слышал разговора людей и даже вроде бы не ощущал их присутствия, обнадеживало.

Брат Лэльдо коротко передал Лэсе содержание легенд и спросил:

— Ну что, рискнем?

— Конечно! — энергично ответила иир'ова. — Когда еще доведется поохотиться на такое чудо? Вперед, братишка!

* * *

Конечно, они не стали бросаться на зверя очертя голову. Они разошлись в стороны, чтобы зайти на него с боков. Хвост мог представлять серьезную опасность, так что лучше было попытаться нанести удар в живот или грудь трехглазой твари, поскольку на этих частях тела костяная чешуя сидела не так плотно и выглядела вроде бы помягче. Но, конечно, это могло оказаться всего лишь обманом зрения.

Держа наготове острые, как бритва, маленькие ятаганы и булатные посохи, двое путешественников начали подкрадываться к странному трехглазому зверю. Он по-прежнему тупо шагал вперед, негромко шурша встопорщенной чешуей, и болотная жижа чавкала под его мощными лапами. Монстр явно направлялся к месту стоянки отряда, туда, где безмятежно спали трое птенцов. Похоже, зверь не боялся никого и ничего, чувствуя себя полным хозяином болота. Ему, наверное, никогда не приходилось сталкиваться с достойными противниками. Время от времени он испускал энергетическую волну, присущую голодным хищникам…

Иир'ова и брат Лэльдо, обменявшись сигналом, одновременно бросились к трехрогому зверю и ударили ятаганами по его животу. Но лезвия отскочили от костяной чешуи, как от плотной резины. Зверь не успел еще отреагировать на удар, как на его голову обрушились два булатных посоха, причем посох брата Лэльдо еще и обжег тварь яростным жаром. Зверь остановился и низко замычал. Потом неторопливо развернулся в сторону молодого эливенера, наклонился, вытянув шею, — и внезапно распахнул третий глаз.

Брат Лэльдо едва успел отскочить от узкого огненного луча, вырвавшегося из черной дыры на лбу твари. Луч врезался в сырую болотную траву, и трава зашипела, испуская клубы пара, а потом вспыхнула.

— Ого! — коротко отреагировала иир'ова, продолжая лупить тварь посохом по голове и норовя угодить в третий глаз, — но почему-то ей это никак не удавалось.

Брат Лэльдо, зайдя зверю в тыл, сосредоточился — и поспешно передал кошке:

— Третий глаз защищен энергетическим полем, до него не добраться!

— Я уже поняла, — ответила иир'ова. — Но что-то ведь надо делать? Он на птенцов нацелился, я уловила!

И тут оба они, не сговариваясь, закричали во всю свою ментальную силу:

— Малыш! Малыш, просыпайся! Беда!

Уроборос откликнулся мгновенно:

— Да я уже давно проснулся… я тут, рядом…

Он и в самом деле затаился в траве прямо на пути неторопливо шагавшего монстра, метрах в двадцати перед ним, да так зарылся в болото, что его просто невозможно было заметить.

Зверь тем временем не спеша повернулся в сторону степной охотницы, в этот момент пытавшейся пробить ятаганом его невероятно плотную и крепкую чешую, — и шарахнул по кошке огненным лучом из третьего глаза. Но Лэса, так же, как эливенер, увернулась без особого труда, откатившись в сторону.

Похоже, монстр привык охотиться то ли на спящих животных, то ли на не слишком подвижных, — во всяком случае, он двигался слишком медленно для того, чтобы сражаться с путешественниками. Но, с другой стороны, зачем ему была особая подвижность? Он ведь обладал непробиваемой броней! Он мог просто тупо и упорно преследовать добычу, беря ее измором.

Монстр, решив, видимо, что эти двое больше приставать к нему не будут, зашагал дальше, тяжело топая по болотной грязи и направляясь прямиком к затаившемуся уроборосу. Брат Лэльдо понадеялся, что тварь не почует малыша раньше времени и не начнет поливать его огнем. Ведь уроборос, зарывшийся в болото, не имел, как казалось эливенеру, свободы маневра.

Но оказалось, что брат Лэльдо ошибся. Монстр почуял засаду, шумно втянул носом воздух, наклонил голову — и пустил испепеляющий луч в то место, где находился уроженец Карпат. Но он лишь запалил траву и заставил вскипеть жидкую грязь, оставшуюся в ямке, в которой только что скрывался Дзз. Уробороса в ней уже не было.

— Куда он подевался? — мысленно спросил молодой эливенер.

— А черт его знает! — сердито ответила иир'ова, пытавшаяся подобраться к хвосту монстра, но уже понявшая, что этот длинный голый хвост, с виду такой беззащитный, совершенно невозможно ни рассечь лезвием ятагана, ни пробить молнией, выпускаемой из пальцев. — Как же нам остановить этого гада?

— Попробуй свою магию, больше ничего не остается, — предложил брат Лэльдо.

— На хорошее заклятие времени не хватит, — растерянно ответила кошка. — Птенцы совсем близко…

И тут монстр взвыл.

Оглушительно вопя, он подпрыгнул вверх, одновременно метнувшись в сторону, оттолкнулся от кочки, на которую угодил, мощными лапами и хвостом, снова прыгнул… и только теперь двое путешественников заметили, что к правой задней лапе твари что-то прицепилось… и это «что-то» оказалось уроборосом.

Малыш Дзз обвился вокруг лапы зверя, прямо над трехпалой ступней с острыми когтями… и в следующую минуту ошеломленные путешественники увидели, как лапа отвалилась, с легкостью перекушенная уроженцем далеких гор. Монстр свалился набок, бешено колотя хвостом и продолжая выть, а уроборос развернулся, подпрыгнул — и мгновенно очутился возле глотки твари.

Через минуту с трехглазым монстром было покончено.

Иир'ова и брат Лэльдо, переглянувшись, поспешили подойти к неподвижной туше. Уроборос засиял им навстречу всеми своими шипами.

— Детка, — осторожно передала иир'ова, — а что, у вас в Карпатах есть крупные хищники, на которых вы охотитесь?

— Конечно! — радостно улыбнулся Дзз. — И в лесах, и в горных пещерах. Есть и такие, от которых я удрал бы со всех ног! С ними только взрослые могут справиться, да и то не в одиночку. А этот не очень жесткий. Панцирь у него так себе.

— Ну и ну, — покачал головой молодой эливенер.

— Да ты у нас молодец! Спасибо тебе, ты нас всех спас.

— Неправда, вы могли убежать, — возразил уроборос. — А вот птенцов он, конечно, запросто мог слопать. Зато теперь вы сами его съедите. Мясо у него неплохое.

— Съедим, если ты обдерешь с него хотя бы часть чешуи, — внезапно расхохоталась иир'ова. — А иначе нам до его мяса и не добраться будет!

Уроборос весело захихикал и моментально обгрыз чешую со спины так лихо убитого им монстра.

 

Глава 3

Мясо нарезали длинными тонкими ломтями, с расчетом на то, чтобы удобнее было кормить птенцов. Лэса, как обычно, съела свою порцию в сыром виде. Брат Лэльдо зажарил для себя хороший бифштекс, в очередной раз попользовавшись силой булатного посоха. А птенцы все спали.

Наконец молодой эливенер встревожился.

— Почему они не просыпаются? — спросил он, глядя на Лэсу. — Мясом пахнет, а им хоть бы что!

— Они еще часа два проспят, не меньше, — спокойно ответила степная колдунья. — Даже и не пытайся их разбудить. На них наложены освобождающие ум чары.

— Через два часа уже светать начнет, — заметил уроборос.

— Вот именно, — кивнула кошка. — Надеюсь, с первыми лучами солнца заклятье с них упадет.

— Только надеешься? — уточнил брат Лэльдо. — Не уверена?

— В общем, почти уверена, — сверкнула огромными зелеными глазами иир'ова. — Но ты ведь и сам знаешь: магия — дело тонкое. Всегда может произойти нечто абсолютно непредвиденное.

Уроборос, дожевавший кончик собственного хвоста, сообщил:

— У нас в Карпатах говорят: колдун колдуна переколдовал да перевыколдовал! Это в том смысле, что и вправду никогда не знаешь, чем их штучки могут закончиться. А уж если две бабы-ворожеи сцепятся — ну, тут уж спасайся, кто может!

Путешественники расхохотались, в очередной раз удивляясь уму и оригинальности мышления карпатского детеныша.

А потом небо на востоке начало понемногу из черно-синего превращаться в яблочно-зеленое, и звезды постепенно угасали, и вот уже первый солнечный луч прорезал небосклон, уронив золотое пятно на маленькое облачко…

И три маленьких птервуса проснулись.

Первым поднял голову самый маленький из них. Он вытянул шею, щелкнул длинным зубастым клювом и хрипло заорал. И трое друзей услышали при этом отчетливую мысль — незатейливую, но сформулированную:

— Есть хочу! Утро… светает… я голодный! Эй, папа с мамой! Кушать хочется!

— Иди сюда, — мысленно позвал его молодой эливенер. — Тут много мяса.

— Где? — вскинулся птенец. — Где?

— Слышит! — заорал брат Лэльдо не хуже птервуса. — Слышит! Ура!

Птенец увидел наконец стоявших поодаль друзей и, еще раз каркнув, расправил крылья и хлопнул по спинам своих то ли сестер, то ли братьев. А потом помчался к мясу, перелетая с кочки на кочку.

Двое деток тут же проснулись, разинули рты и завопили:

— Ты куда?!

— Кушать! — ответил на лету самый шустрый.

— Ай! — тут же защелкали зубами двое отставших. — Кушать! Где? Где?

— За мной! — мысленно завопил самый маленький, одновременно оглашая воздух визгливым карканьем. — Это здесь! Здесь!

— Смотри-ка, — с улыбкой заметила иир'ова, — компанейские ребята!

— Это хорошо, — серьезно передал уроборос. — Значит, будут друг другу помогать и поддерживать. Их ведь всего трое, а остатки их племени — далеко. Пока не вырастут, не окрепнут по-настоящему — не смогут домой вернуться.

— Да еще захотят ли они возвращаться, когда повзрослеют, — вдруг сказал молодой эливенер. — Там ведь их разум пригасят ракши…

Птенцы уже были рядом, и брат Лэльдо с кошкой принялись кормить их, бросая в широко разинутые зубастые клювы куски свежего мяса. Уроборос почему-то отошел в сторонку, не желая принимать участие в процедуре.

Птенцы, жадно заглатывая корм, мысленно верещали от восторга, обмениваясь незатейливыми репликами:

— Ой, вкусно-то как!

— Свеженькое!

— Мама, мама, еще хочу! — Этот птенец явно считал брата Лэльдо своей мамашей.

— И мне еще, и мне!..

— Ну, их разум, похоже, не так уж и велик, — мысленно пробормотала иир'ова.

— Да может быть, он потому и невелик, что ему не давали развиваться, — напомнил брат Лэльдо. — Они ведь жили в ментальном симбиозе с птицами, и их тандемом командовали люди, курдалаги, и полностью подчиняли их себе! У них просто не было возможности для настоящего умственного роста. А теперь, на свободе, — кто знает, кем они станут?

— Лишь бы не стали такими же зловредными, как их родня, — фыркнул уроборос.

— Ну, это уж зависит от обстоятельств, — сказал эливенер. — И отчасти от нас. Пока они с нами — мы должны постараться внушить им хотя бы первичные основы морали.

— Да ведь они хищники! — насмешливо передала Лэса. — О какой морали речь?

— А ты разве не хищница? — улыбнулся эливенер. — Да и я тоже, если уж на то пошло. Я ведь не отказываюсь от мяса, я охочусь на зверей ради пропитания, так? Ну, и чем же мы с тобой от них отличаемся?

Уроборос, наблюдавший за завтраком птенцов со стороны, вдруг громко рассмеялся, а когда путешественники повернулись к нему, не понимая причины смеха, пояснил:

— Я тут подумал — а я кто? Хищник или нет? Я ведь питаюсь живой плотью, правильно? Только эта плоть — моя собственная! Как это расценить?

— Ты — самоед, вот и все, — ухмыльнулась иир'ова, скармливая птенцам по очередному куску мяса броненосца.

— Самоед! — восторженно повторил уроборос. Похоже, определение ему очень даже понравилось. — Самоед! Ха!

Наконец птенцы налопались до отвала и перестали орать. Брат Лэльдо выкопал небольшую ямку в пропитанной влагой почве, и в ямку тут же набежала вода. Правда, она была не слишком чистой, ее насыщали частицы ила, — но птенцам, похоже, было все равно. Они с удовольствием напились и принялись чистить клювы об мох. Обмен репликами между ними прекратился — видимо, на сытый желудок их не тянуло к беседе.

— Ну что, — спросил наконец молодой эливенер, обращаясь к друзьям, — попытаемся двинуться поперек нестабильной полосы, на восток? Птенцы теперь уж во всяком случае от нас не отстанут.

Конечно, летать по-настоящему три маленькие ящера еще не научились, но они уже достаточно ловко перепархивали с места на место, одолевая в прыжках приличные расстояния, и, скорее всего, не отстали бы от людей при стремительном пересечении опасной территории. Но Лэса передала:

— Может быть, лучше еще на денек задержимся? Спешка — дело опасное, особенно в незнакомых местах. Кто знает, что там может таиться, на этой полосе?

— Да ведь всего несколько километров! — фыркнул уроборос. — Ну неужели мы такие трусы?

— Дело не в трусости, — пожал плечами молодой эливенер. — Зачем подвергать себя бессмысленному риску?

В общем, решено было потратить еще один день на обучение маленьких птервусов.

Хищные детки, росшие, как на дрожжах, с удовольствием прыгали с башни, стараясь пролететь как можно дальше. Они болтали между собой, не особо обращая внимания на троих друзей, и вспоминая о них только тогда, когда начинали ощущать голод. Потребовав еды и получив ее, маленькие ящеры снова принимались за урок, отчаянно соревнуясь друг с другом. Каждый старался пролететь над болотом дальше других.

Путешественники, прислушиваясь к незатейливой болтовне птервусов, узнали, что один из них — самец, а два других — самочки. Но внешне они между собой никак не различались, во всяком случае, иир'ова и эливенер найти различий не могли. Птенцы называли друг друга по именам: Сиси, Мими и Додо. В какой-то момент Лэса не выдержала и, подойдя к птервусам поближе, спросила:

— Вы сами придумали себе имена?

Птенцы, сгрудившиеся у основания башни после очередного тренировочного полета, уставились на нее красными глазами, склонив уродливые головы набок, и после некоторого раздумья последовал хоровой ответ:

— Как это — придумали? Имя дает папа. Сразу.

— Как это — сразу? — не поняла иир'ова. — Что значит — сразу? Вот ты можешь ответить? Когда ты получил свое имя? Когда ты понял, что ты — Додо? — она ткнула пальцем в самца Додо.

Додо явно призадумался. Он закрыл глаза, низко опустил голову, ткнувшись клювом в мох, и долго молчал. Самки молча таращились то на него, то на степную охотницу, не продуцируя ни единой мысли.

Наконец Додо очнулся и поднял голову. Видно было, что процесс размышления дался ему с огромным трудом.

— Когда был в яйце, — сообщил он. — Папа назвал меня, когда я был в яйце. — И переутомленный умственной работой Додо полез на башенку, чтобы к нему больше не приставали.

— Вот это да! — не удержалась от мысленного восклицания Лэса. — Лэльдо, ты когда-нибудь слыхал о подобном?

— Нет, — покачал головой эливенер. Он был удивлен не меньше кошки.

И в самом деле, ему никогда не приходилось слышать ничего похожего, даже от своих старых учителей. Да это просто-напросто противоречило всем известным брату Лэльдо законам природы! Птенец в яйце — это всего-навсего зародыш с незрелым мозгом… Погоди-ка, тут же напомнил себе молодой эливенер, ведь к тому моменту, когда птенец начинает долбить скорлупу, прорываясь к свету и свободе, он является уже вполне сложившимся организмом! Пусть беспомощным и слабым, но достаточно развитым, во всяком случае, его мозг уже функционирует нормально…

И все равно это было удивительно. Потому что вывод тут можно было сделать только один: хищные летающие ящеры стояли на довольно высокой ступени развития, и если бы после рождения они не попадали в ментальную зависимость от птиц ракши и курдалагов, то, пожалуй, могли бы стать очень сильной в умственном отношении расой.

Степная охотница пришла к тому же выводу, потому что эливенер услышал ее мысленный вопрос:

— Тебе не кажется, что вся эта система ментального симбиоза выглядит несколько искусственной? Может быть, тут тоже сказалось воздействие той чертовой машины?

Иир'ова имела в виду аппарат, в незапамятной древности доставленный на Землю пришельцами, явившимися на их планету из глубин Космоса. Этот аппарат был одним из достижений внеземной цивилизации и предназначался для подавления мысли в четвероногих существах, да и вообще во всех негуманоидах. Когда над планетой разразилась ядерная буря, локальный корабль пришельцев, на котором находился аппарат, разбился, и аппарат упал в горную долину в Альпах, и от удара включился. Техника чужаков была такова, что вредоносная машина работала многие тысячи лет, пока ее не уничтожил отряд, явившийся с американского континента.

— Наверное, да, — задумчиво пробормотал эливенер и вдруг схватил лежавший рядом с ним булатный посох и уставился на маленький хрустальный шарик, вставленный в его рукоятку.

Ведь этот шарик был частью той самой машины…

* * *

Иир'ова подошла к брату Лэльдо и села на кочку рядом с ним. Уроборос, которому давно уже рассказали о происхождении хрустального шарика, тоже пристроился возле путешественников. Птенцы сегодня не нуждались ни в понукании, ни в помощи, — они сами без передышки взбирались на башенку, построенную малышом Дзз, и бесстрашно прыгали с нее вниз, расправив перепончатые черные крылья.

— Мы ведь почти что и не занимались этим шариком, — тихо сказал брат Лэльдо. — Обнаружили несколько поверхностных свойств, и все, успокоились. Но мне кажется, он должен уметь гораздо больше…

— Мне тоже так кажется, — согласилась степная колдунья. — Но как нам выявить его умения? Как разбудить их?

— Не знаю…

Уроборос молчал, не вмешиваясь в обмен репликами между путешественниками, но видно было, что уроженец далеких Карпатских гор напряженно размышляет.

Брат Лэльдо наблюдал за шипастым малышом краем глаза, не желая мешать уроборосу. При этом эливенер вспоминал войну между республиками американского севера и войсками Мастеров Темного Братства, произошедшую несколько лет назад. Тогда в руки северян попали несколько странных предметов, имевших явно внеземное происхождение. В числе этих предметов были некие жезлы связи, с помощью которых можно было слышать на многие сотни миль, а также усиливать собственную мысленную передачу… А что, если шарик — деталь подобного усилителя?

Но как заставить его работать?

Молодой эливенер снова бросил осторожный взгляд на уробороса. Народ уроборосов — горнодобытчики, они все знают и о камнях, и о кристаллах… а хрусталь — это ведь тоже кристалл… может быть, именно Дзз сумеет пробудить дремлющий шарик?

Брат Лэльдо поднял голову и посмотрел на длинное шипастое существо со множеством пушистых лапок.

И встретил внимательный взгляд ярко-синих глаз, опушенных длинными темными ресницами.

— Ты можешь разбудить его? — осторожно спросил эливенер.

— Не знаю, — так же осторожно ответил уроборос. — Но попробовать можно. Что-то мне в нем чудится… знакомое.

— В каком смысле знакомое? — спросила иир'ова.

— Не знаю… я еще не понял.

Уроборос приподнялся на десятке-другом задних лапок, а десятком-другим передних поднял булатный посох и воткнул его в сырой мох рядом с кочкой, на которой сидели путешественники.

Хрустальный шарик сверкнул, поймав солнечный луч, и над ним на мгновение повисла крошечная радуга.

Иир'ова и эливенер молчали, глядя на уроженца Карпат. А тот медленно поглаживал посох пушистыми лапками, словно холодный булатный посох был живым существом, нуждавшимся в ласке. Эливенер надеялся всей душой, что уроборосу удастся справиться с загадкой хрустальной крошки…

Но немного погодя Дзз вздохнул, прикрыл глаза и передал:

— Нет… не понимаю. Что-то вертится, вроде бы совсем близко — а поймать не удается. Что-то… ну да, мне кажется — связанное со зрением… Нет, не понимаю, — огорченно повторил он и отошел от посоха.

— А как именно он связан со зрением? — негромко спросил эливенер. — Ты не можешь сказать точнее? это просто способность видеть дальше и больше, или это что-то другое?

— Не знаю, — еще раз повторил малыш Дзз. — Не понимаю. Но мне кажется, это другое… ну, что-то вроде предвидения, или даже ясновидения. Но это лишь мои ощущения.

К сожалению, в этот момент размышлениям троих друзей помешали три птенца, основательно проголодавшиеся в ходе усиленных тренировок. Они с хриплыми воплями прискакали к кочке, на которой расположились друзья, и начали нападать на кошку и эливенера, требуя еды. Уроборос, ни разу их не кормивший, интереса у птенцов не вызвал.

— Мама! Кушать! Мама! Кушать! — мысленно орали ящеры, сопровождая мысль громогласным карканьем, и при этом норовили покрепче хлопнуть кого-нибудь крылом. — Мяса! Мяса!

— Ну, обжоры, — проворчал брат Лэльдо, вставая и направляясь к лежавшим поодаль кускам мяса броненосца. — Да не дерись ты, балда! — прикрикну он на Мими, увязавшуюся за ним следом и колотившую эливенера клювом по ногам. — Сейчас нарежу, потерпи!

Вообще-то, подумал при этом эливенер, пора бы малышам и самим уже научиться добывать себе пропитание. Не такие уж маленькие… вымахали будь здоров, а все попрошайничают…

Но деваться было некуда. Птенцы орали, требуя еды, и все равно не отстали бы, как ни объясняй им, что надо самим ловить лягушек.

* * *

Трое друзей решили, что эту ночь они проведут на прежнем месте, а с утра пораньше попытаются пересечь полосу нестабильности ментального пространства.

Беспокоиться за птенцов уже не приходилось — они не отстанут по дороге. Если и не сумеют пролететь разом все необходимые шесть-семь километров, то уж по крайней мере будут передвигаться короткими перелетами, на это их умения хватит. Тем более, что птервусы теперь вполне понимали обращенную к ним мысленную речь, и им можно было без труда объяснить, что надо поторопиться. Конечно, большими интеллектуалами ящеров назвать было вряд ли было возможно, но ведь никто и не намеревался заставлять их решать тактические или стратегические задачи.

Настал вечер, на удивление тихий и спокойный. Птенцы, в очередной раз основательно подзаправившись, быстро заснули, а трое людей долго сидели молча, слушая кваканье лягушек, сквозь которое время от времени доносились пронзительные вскрики какой-то ночной птицы, вылетевшей на охоту. Все трое думали об одном: удастся ли им наконец свернуть с пути, ведущего на север и только на север?

Удастся ли пересечь неизвестное множество полос земли с нестабильным ментальным пространством, полос, на которых невозможен был мысленный разговор, на которых нельзя было уловить приближение опасного хищника…

Ведь если им и дальше придется двигаться только на север, они в конце концов зайдут так далеко, что могут очутиться во владениях неведомых Других людей, — тех самых Других, о которых на юге ходило столько странных слухов…

А двоим путешественникам так хотелось повернуть наконец на юго-восток и направиться в сторону Великих гор, где скрыт был космический корабль пришельцев, а уроборосу так хотелось вернуться домой, в родные Карпаты… но путешествие поневоле затягивалось.

Но вот уже окончательно стемнело, и бледные северные звездочки, усыпавшие иссиня-черный небосклон, принялись таращиться на людей, затерявшихся в бескрайнем болоте.

А потом с севера задул легкий ночной ветерок, и принес с собой запахи дальнего леса, и сухих трав, и слабый ягодный дух… и брату Лэльдо почему-то стало невыносимо грустно. Он был далеко от дома, от друзей и наставников, в чужой земле, и что ждало его впереди — кто ведает?

* * *

К утру небо снова затянули тучи, заморосил мелкий противный дождь, конца которому не предвиделось. Лэса предложила было разогнать все это безобразие и наладить приличную погоду, но брат Лэльдо и уроборос хором заявили, что незачем сейчас тратить время и силы на глупости. Не сахарные, не размокнут.

Зная склонность птервусов засыпать после солидной кормежки, деткам не позволили переедать, как они ни возмущались и не требовали еще мяса.

Хищным деткам несколько раз повторили, что сейчас нужно будет очень быстро пробежать несколько километров, и отставать нельзя, это очень опасно, потому что никто не знает, кто живет на том участке, который им предстоит пересечь. И еще деткам сказали, что во время бега их никто не сможет услышать, то есть никто не сможет услышать их мысленные призывы, так что в случае каких-либо неожиданностей нужно просто громко кричать голосом, и все.

Детки вроде бы все поняли. Только Сиси спросила:

— А наша башенка? Она побежит с нами?

— Нет, детка, — ответила ей иир'ова. — Дзз построит вам новую, если понадобится.

— Хорошая башенка, — со вздохом передала Сиси, но этим дело и кончилось.

Уложив небольшой запас еды в заплечные мешки, брат Лэльдо и степная охотница надели их на спины, подтянули лямки, чтобы мешки не помешали им бежать, и зашагали на восток, постоянно обмениваясь короткими фразами, чтобы не упустить момент, когда пространство изменится.

Но прежде начало неуловимо меняться болото. Первым заметил это юный уроборос, поскольку именно он, обладая очень короткими ножками, находился ближе всех к поверхности земли.

— Здесь совсем другие мхи, — сообщил он. — Пахнут странно, на дурман похоже. Как бы нам не нанюхаться!..

Иир'ова тут же нагнулась и присмотрелась к мху. Потом присела на корточки, провела рукой по зеленому влажному бархату — и тут же передала:

— Нет, это не опасно. Но мох действительно другой.

— И травы другие, — заметил уроборос, убежавший уже метров на двадцать вперед.

— Да, ты прав, — согласилась степная колдунья. — Но нам это ничем не грозит. И все же это здорово, что ты замечаешь каждую мелочь.

— Давайте-ка поспешим, — предложил молодой эливенер. — Даже если опасности нет, мне все это не слишком нравится.

— А я тебя слышу! — встрял в разговор Додо. — А говорили — не слышно будет!

— Еще немножко — и перестанете слышать, — пообещал ему брат Лэльдо. — И уж тогда не отставайте!

— Не будем отставать, не будем! — загомонили птенцы.

Отряд быстрым шагом прошел еще метров триста, не обращая внимания на то, что под ногами все сильнее хлюпало, а дождь усилился, превратившись уже почти в настоящий ливень.

Конечно, Лэса могла бы воспользоваться одним из амулетов, подаренных ей огородницей Бенет в поселке кузнецов — фигуркой толстенького сурта под зонтиком; под этим магическим зонтом все они могли бы укрыться от небесной напасти. Но брат Лэльдо был категорически против того, чтобы отвлекаться на ерунду.

Он даже не позволил иир'ове уходить вперед, на разведку, решив, что в этом нет никакого смысла. Ведь если мысленная связь прервется, Лэса все равно не сможет сообщить друзьям об этом, а они даже не будут знать, где она находится, и случись что — не смогут прийти ей на помощь. Степную охотницу это, само собой, ужасно сердило.

— Ну что за ненужная осторожность? — возмущалась она. — Ты посмотри вокруг, здесь даже приличного куста на сто километров в окружности не найти! Меня же будет просто глазами видно, куда бы я ни ушла! Сколько можно тащиться черепашьим шагом?!

— Лэса, не валяй дурака, — ничуть не меньше кошки сердился эливенер. Он полностью перешел на мысленную речь, ради контроля ситуации, — и это тоже вызвало у иир'овы бурю эмоций. Она считала, что брат Лэльдо впал то ли в панику, то ли в маразм.

— Ай, ну тебя! Дзз, ты как считаешь, могу я сбегать размяться?

— Я бы на твоем месте держался поближе к остальным, — серьезно ответил юный уроборос.

— Черт побери! — мысленно завопила степная охотница. — Ты, мальчишка, рассуждаешь как старый…

И тут ее мысленный голос пропал.

Пропал в одно мгновение, как будто Лэса вдруг очутилась под неким колпаком…

Сама кошка, похоже, этого не заметила, потому что по выражению ее сверкавших гневом зеленых глаз нетрудно было догадаться — иир'ова продолжает обвинительную речь.

Брат Лэльдо громко крикнул:

— Бегом вперед! Держаться всем вместе!

Лэса разинула рот, задохнувшись от изумления, но в следующую секунду она уже мчалась рядом со всеми на восток. Темп задавал брат Лэльдо. Уроборос, несмотря на то, что его многочисленные лапки были очень коротки, мог развивать совсем неплохую скорость, и от двоих путешественников не отставал. Птенцы, отчаянно вопя и каркая, неслись впол-лета позади, шумно работая уже основательно окрепшими крыльями.

Но не успели они одолеть и трех километров, как с севера внезапно налетел бешеный порыв холодного ветра, едва не сбивший с ног брата Лэльдо и кошку. Птенцы, обиженно взвыв, повалились в сырую траву. Людям пришлось остановиться, чтобы успокоить хищных деток и помочь им снова взлететь… но за первым порывом последовал второй, третий…

— Смерч! — вдруг закричал брат Лэльдо. — Смерч с севера! Ложись! Прижаться к земле! Крепче!

Все мгновенно последовали приказу, даже не оглянувшись на дальний лес, от которого вдруг оторвался черный вращающийся столб, уходящий в низкое, затянутое мрачными тучами небо. Ветер усилился, его пронзительный вой резал уши, упругие струи воздуха колотили по спинам вжавшихся в мокрую траву болота людей и птервусов…

А потом их подхватил черный смерч и, подняв высоко над землей, помчал куда-то… Они ослепли и оглохли от яростного грома и свиста, они не понимали, куда их несет, где все остальные… и каждый отчаянно боролся лишь за собственную жизнь, жадно хватая густой грохочущий воздух открытым ртом… а тяжелые массы стремительно несущегося неведомо куда воздуха сжимали их, грозя раздавить грудные клетки, и в безумном водовороте исчезло представление о верхе и низе, западе и востоке…

И сознание постепенно уходило, отступая перед пыткой…

* * *

Первым очнулся молодой эливенер. Сначала он почувствовал боль. Боль заставила его осознать, что он еще жив. Но радости это открытие не принесло. Слишком истерзаны были его легкие отсутствием воздуха, слишком избито было все его тело, до последней клеточки пронизанное теперь ноющей, рвущей, жгущей болью…

Но в следующую минуту брат Лэльдо уже полностью вернул себе способность критически воспринимать реальность. Он понял, что лежит на спине, на чем-то достаточно мягком, хотя и неровном, а вокруг царит спокойная тишина. И, расслабившись и не открывая глаз, начал методически исследовать состояние собственного организма. Он отлично умел это делать, это было частью многочисленных знаний, переданных ему старыми наставниками, способными вылечить практически любую болезнь любого живого существа на планете.

К немалому удивлению эливенера оказалось, что ни одна из его костей не сломана. Болели только мышцы, растянутые в сумасшедшем водовороте, да многочисленные ушибы… даже мало-мальски серьезной царапины не нашлось на всем его теле.

Брат Лэльдо осторожно разлепил воспалившиеся веки и посмотрел прямо перед собой.

И ничего не увидел.

Сначала он испугался, решив, что ослеп, — но уже в следующую секунду понял, что это просто ночная тьма охватила его со всех сторон, густая и плотная, но спокойная, душистая, насыщенная теплом и шелестом листвы.

Эливенер попытался сосредоточиться, в надежде уловить волны мысли или инстинкты каких-нибудь живых существ, — но он был еще настолько слаб, что ум отказывался работать в полную силу. Тогда брат Лэльдо снова закрыл глаза и полностью расслабил все до единого мускулы, заставляя внутренние энергии тела ускорить кровообращение, и несколько раз глубоко вздохнул, насыщая кровь кислородом. Боль ослабла, но, конечно, не отпустила его полностью. До этого было еще далеко.

Но теперь он хотя бы мог собраться с силами для того, чтобы позвать друзей.

— Лэса! Малыш Дзз! — Эливенер чувствовал, что его зов слишком слаб, что его может услышать лишь тот, кто находится неподалеку, не дальше, чем в километре от него… но кто знает, вдруг остальные рядом?

Однако никто не откликнулся.

Брат Лэльдо немного подумал. Нет, решил он, молчание совсем не означает, что смерч разбросал их на огромной площади. Смерч — компактное явление… хотя, конечно, вихри в нем совершают вращательное движение, и тот, кто летит по касательной к спирали потоков, может залететь черт знает куда… но ведь его друзья могли еще и просто-напросто не очнуться! Нужно немного подождать. А пока заняться приведением себя в порядок.

Молодой эливенер с трудом подтянул ноги к животу, перевернулся на бок, встал на четвереньки. Голова отчаянно закружилась от такого усилия. Недавнее кислородное голодание продолжало сказываться. Брат Лэльдо проделал еще несколько дыхательных упражнений. Стало легче, перед глазами уже не вертелись огненные круги и искры.

Наконец, после нескольких минут отчаянных усилий, Лэльдо поднялся на ноги и слегка улыбнулся, представив, как бы все это выглядело со стороны: человек барахтается в траве, цепляясь за стебли ватными руками, а ноги подгибаются под ним, а туловище не в состоянии держаться прямо, потому что позвоночник стал похож на вареную итальянскую макаронину…

Присмотревшись к темноте, молодой эливенер обнаружил неподалеку дерево. Нужно было дойти до него, чтобы прислониться к стволу, и тогда уже можно будет заняться другими упражнениями, восстановить хотя бы отчасти силу мышц. А уж потом пошарить вокруг — может быть, найдется его заплечный мешок с целебными травами, или же прямо здесь, в лесу, удастся отыскать что-нибудь полезное для здоровья…

Путь до дерева, стоявшего не более чем в пятнадцати метрах от брата Лэльдо, занял едва ли не полчаса. Ноги отказывались повиноваться молодому эливенеру, чувствовавшему себя стариком лет пятисот от роду, не меньше. То и дело накатывала головная боль, заставлявшая брата Лэльдо стискивать зубы и замирать в неподвижности. К горлу подступала тошнота. Но эливенер все-таки добрался до дерева и с тихим стоном прислонился к стволу, всем телом впитывая живую энергию, сочащуюся сквозь толстую кору.

Минуты текли, брат Лэльдо чувствовал себя все увереннее, — и вдруг до него донеслось едва слышное мысленное послание:

— Эй… есть кто живой?

— Лэса! — Теперь уже мысленный крик эливенера прозвучал в полную мощь. — Лэса, милая! Где ты? Ты можешь дать пеленг?

Последовало долгое молчание. Брат Лэльдо терпеливо ждал, продолжая восстанавливать силы. Он понимал, что иир'ова, скорее всего, находится в таком же состоянии, в каком был он сам еще с час назад, и что ей нелегко собраться с мыслями. Но она уцелела, и это главное! Все остальное — сущая ерунда.

А если еще и малыш Дзз жив-здоров… ну, хотя бы относительно здоров.

— Малыш! — во всю силу мысли позвал брат Лэльдо. — Малыш! Откликнись!

Он подождал немного, потом повторил свой призыв. Но уроборос то ли еще не очнулся, то ли… нет, об этом брат Лэльдо даже думать не хотел. Все будет в порядке. Даже птенцы…

— Сиси! Мими! Додо! — принялся звать он.

И — о чудо! — до него почти сразу донесся слабый мысленный писк:

— Мама! Мама! Где ты? Нам страшно! Нам больно! Мама!..

Силы вернулись к брату Лэльдо в одно мгновение. Он оторвался от поддерживавшего его дерева и почти побежал на северо-запад, откуда пришел сигнал птенцов.

Темнота ничуть не мешала молодому эливенеру, он видел одинаково хорошо что при ясном свете дня, что во мраке ночи. Правда, у него отчаянно горели воспаленные веки, но зрение не пострадало, и брат Лэльдо уверенно огибал деревья и кусты, встававшие у него на пути. Его сердце разрывалось от жалости к беспомощным малышам, заброшенным смерчем в незнакомый лес. Глупые хищные детки остались одни, избитые ураганом, перепуганные, голодные…

И вот наконец он увидел их — распластавшихся на небольшой полянке. Птенцы хрипло стонали, едва заметно трепеща крыльями, вытянув длинные шеи, разинув клювы… У них не было сил даже на то, чтобы пошевелить лапами, но, как ни странно, их мысленные посылы звучали вполне отчетливо.

— Мама! Мама! — Первой заметила эливенера малышка Сиси. — Мама пришла…

— Мама! — вслед за ней забормотали мысленно Додо и Мими. — Мама… пить хочется… больно… мама, больно…

Брат Лэльдо присел рядом с птенцами на корточки и принялся осторожно ощупывать прохладные тела рептилий, одновременно переливая в них энергию. Маленькие ящеры запыхтели, подставляя бока под ладони эливенера. Брат Лэльдо почему-то даже не удивился, поняв, что и птенцы отделались легко. Ни единого перелома, даже перепонки широких кожистых крыльев были целехоньки! Что ж, значит, и о двоих друзьях особо тревожиться не стоит. Отлежатся — позовут.

— Мама, мама, — продолжали мысленно попискивать птенцы, — пить хочется…

— Потерпите, милые, воду еще найти надо, — ласково попросил хищных деток эливенер, вполне уже освоившийся с ролью мамы. — Потерпите чутъ-чутъ, все будет хорошо.

Продолжая поглаживать птенцов, он начал прислушиваться к лесу, принюхиваться к чистому воздуху… ему необходимо было отыскать воду. Как сожалел он сейчас о том, что рядом нет степной охотницы, способной учуять источник за пару километров! Или юного уробороса, которому не составило бы труда сканировать местность и найти ручеек или озеро.

— Эй, Лэса! — позвал он. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — внезапно откликнулась иир'ова. — Дай пеленг!

Брат Лэльдо до предела сузил мысленную волну и послал ее в ту сторону, откуда донеслись слова Лэсы.

— Взяла, — уверенно сообщила кошка. — Иду.

— Поищи воду, — попросил эливенер. — Птенцы чуть живы, их напоить надо. Не знаешь, где малыш? Я его звал, он не отвечает.

— Малыш со мной, — ответила иир'ова. — Но он еще не очнулся. Я несу его.

Ай да Лэса, подумал брат Лэльдо, ай да степная колдунья! Быстро же она справилась с потрясением! Сам-то он сейчас уж точно не смог бы тащить на себе уробороса, не такой уж Дзз был легкий.

Ну, как бы то ни было, куда бы их ни занесло, пока что все складывается неплохо. Все живы, скоро соберутся вместе, а там уж подумают, что делать дальше.

Он снова занялся маленькими птервусами, успокаивая их, снимая боль с измочаленных тел, стараясь влить как можно больше энергии в несчастных деток.

Потом, почувствовав, что его собственные силы, восстановившиеся далеко не полностью, начинают иссякать, он отошел к краю поляны и, выбрав дерево покрепче, обнял толстый ствол, прижавшись к нему телом и лбом.

Древний, как мир, способ сработал и на этот раз. Эливенер глубоко вздохнул и вернулся в центр поляны.

Лэса, несмотря на всю свою силу и мужество, конечно же, не могла идти быстро. Да и расстояние между ней и братом Лэльдо, судя по всему, оказалось не маленьким. Кошка и эливенер почти не обменивались мыслями, чтобы не тратить энергию понапрасну, они лишь прикинули, где находится каждый из них. Получалось, что Лэсе нужно прошагать около четырех километров, да еще с уроборосом на спине. Малыш почему-то до сих пор не очнулся, и это уже начало тревожить брата Лэльдо. Но он помалкивал, зная, что иир'ова как целитель почти не уступает ему самому. Разберется.

Хищные детки начали понемногу шевелить лапами, малышка Сиси уже пыталась приподнять голову, но длинная тонкая шея не выдерживала еще веса головы с огромным зубастым клювом, и Сиси снова уткнулась в траву, жалобно каркнув. Додо подтянул распластанные крылья, но это потребовало от него таких усилий, что он едва не лишился сознания. Брат Лэльдо поспешил положить ладонь на голову глупыша, чтобы поддержать слабеющий поток сознания птенца.

Додо закряхтел, наслаждаясь лаской. Мими, похоже, чувствовала себя хуже всех, она пока что вообще не предпринимала попыток изменить положение тела, лишь едва заметно подрыгивала лапами. Эливенер занялся ею.

Прошло около получаса, когда до него донесся мысленный голос степной красавицы:

— Лэльдо, здесь отличное озеро. От вас примерно в трех километрах, чуть меньше. Как там птенцы? Не могут еще двигаться?

— Нет, — грустно ответил эливенер. — До этого еще далеко. А где наши мешки с флягами — я понятия не имею. Не в чем и воды-то принести.

— Ничего, придумаем что-нибудь… — И Лэса снова замолчала.

Время тянулось медленно, как в дурном сне. Боль уже ушла из тела эливенера, но слабость еще оставалась. Продолжая поглаживать птенцов, он поднял голову и впервые после того, как очнулся, посмотрел на небо.

Густо-фиолетовый купол усыпали крупные яркие звезды. Но брату Лэльдо они были незнакомы.

* * *

Брат Лэльдо даже не пытался понять, как могло случиться такое — бешеный смерч, пронесшийся над лесом и бросивший под деревья людей и птенцов, вроде бы даже и единого листочка с ветвей не сбил. Уж чего-чего, а ураганов молодой эливенер повидал в своей жизни немало. И всегда после них оставались выдранные с корнем деревья, сорванные крыши домов, покалеченные животные и люди. Но лес вокруг эливенера стоял тихий и спокойный, как будто никакого смерча и не видывал.

Что-то тут было не так.

Возможно, смерч был послан кем-то, кто желал захватить в плен отряд брата Лэльдо? Но тогда почему люди и птенцы очутились в лесу, в одиночестве, вроде бы никому не нужные? Впрочем…

Молодой эливенер только теперь догадался проверить состояние ментального пространства.

Оно оказалось абсолютно здоровым, стабильным… никаких признаков неустойчивости энергетических линий брат Лэльдо не обнаружил. Здесь все было в полном порядке. Мысль могла лететь вдаль на любое расстояние, не встречая ни малейших препятствий.

Зоны искаженных потоков ментальной энергии, еще недавно ощущавшиеся справа и слева от путников, исчезли без следа.

Открытие ошеломило брата Лэльдо.

Неужели их занесло в земли Других людей?

И как им теперь отсюда выбираться?

Брат Лэльдо тяжело вздохнул и снова принялся поглаживать задремавших птенцов. Они в общем-то уже чувствовали себя неплохо, нужно было только напоить и накормить их, и хищные детки смогут отправиться в путь. Крылатые рептилии явно способны были восстанавливать силы куда быстрее теплокровных существ.

— Лэса, — в очередной раз окликнул он боевую подругу. — Как вы там?

— Отлично! — ответил вместо кошки уроборос. — Просто отлично!

— Малыш, ты очнулся! — обрадовался эливенер. — Наконец-то, а я уж тревожиться начал!

— Это потому, что ты незнаком с нашим народом, — весело сообщил Дзз. — Ты никак не можешь осмыслить, что такое работа под землей. Ну, представь, порода не выдержала, обвал, тебя засыпало камнями… а?

— Жуть! — искренне воскликнул брат Лэльдо.

— Вот то-то! Для тебя — жуть, для нас — обычное дело. Конечно, если не успеешь задействовать отталкивающее поле, то и раздавить камнями может, но такое очень редко случается. Но если, например, кто-то ушел очень глубоко в гору, и все-таки пострадал при обвале, ну, ушибло его камнем, — что тогда?

— И что тогда?

— Да вот как раз то самое. Мы отключаемся до тех пор, пока силы не восстановятся полностью. Организм сам собой работает. Ты ведь знаешь, я могу очень долго обходиться без воздуха, так что даже то не страшно, что в завал могут, например, просочиться из земли ядовитые газы. А когда очнулся — все в порядке, встал и начал грызть камни, выбираться обратно. И все дела!

Эливенер расхохотался, радуясь тому, что уроборос и в самом деле, судя по всему, полностью пришел в порядок. Он пребывал в беспамятстве до тех пор, пока не исчезли все последствия встряски. И все дела!

Иир'ова с уроборосом вышли на поляну, когда ночное небо над головой уже начало менять оттенок. Невидимые за деревьями лучи солнца смыли фиолетовую тьму, звезды побледнели, под ними заскользили легкие прозрачные облачка, сначала темно-серые, потом розоватые… и наконец на вершины зеленых гигантов упали первые золотистые лучи.

Лэса первым делом подошла к птенцам и начала внимательно их осматривать. Не то чтобы она не доверяла врачебному таланту молодого эливенера, а просто две головы лучше, чем одна, и две пары рук быстрее поднимут ослабевшее существо. Но птенцы просто спали, уже не страдая от боли. Однако их сильно мучила жажда, это ощущалось даже сквозь глубокий сон.

— Надо идти к озеру, — решила иир'ова. — Лучше их разбудить, они уже в состоянии идти. Точнее, лететь. Перепархивать. Лес тут не слишком густой.

— Да они уже и над деревьями летать смогут, пожалуй, — предположил брат Лэльдо.

— Ну, смогут или не смогут, по дороге разберемся. Где же наши мешки и посохи? Малыш, ты не мог бы их поискать? — спросила иир'ова, обращаясь к уроборосу.

— Не знаю, — с сомнением в мысленном голосе ответил Дзз. — Очень уж они невелики… ну, я попробую, конечно.

Он приподнялся на задние лапки и, сосредоточившись, начал внимательно сканировать окружавший их лес. Он усердия шипы на голове и спине уробороса слегка шевелились, как будто это были многочисленные антенны, при помощи которых шел поиск. Но на самом деле, конечно же, шипы к поиску никакого отношения не имели. Уроборос исследовал местность благодаря особому органу, имевшемуся в его теле и расположенному в районе солнечного сплетения.

— Ой, кажется, что-то нашел… — вдруг сообщил уроборос немного растерянно. Похоже, он и сам никак не ожидал такого результата. — Вроде бы мешок… вон там, неподалеку!

Малыш Дзз махнул сразу десятком передних лапок, указывая на юго-восток. Лэса мгновенно рванула в ту сторону, уже на ходу спросив:

— Что там рядом, не знаешь? Какой-нибудь ориентир есть?

Уроборос даже глаза зажмурил от усердия.

— Там… там упавшее дерево, очень толстое, гнилое… а рядом яма. Ой! Лэса, в ней зверь! — завопил во всю силу мысли уроборос. — Осторожнее! Он большой!

Но иир'ова уже была рядом с целью.

* * *

Эливенер вскочил, готовый бежать на помощь. Кошка находилась совсем недалеко, метрах в шестистах от поляны. Брат Лэльдо рефлекторно схватился за ножны, и — о чудо! Ятаганы хворь-перевязок оказались на месте! А он до сих пор и не замечал этого!

— Лэса, — осторожно позвал кошку эливенер, — Лэса, что там?

После недолгой паузы иир'ова спокойно ответила:

— Да ничего, спит он. Что-то вроде медведя.

— Если он медведь, зачем ему спать летом? — возразил брат Лэльдо. — Ты бы все-таки поосторожней!

— Я уже возвращаюсь, — сообщила степная охотница. — Оба мешка тут, и оба посоха. Как будто нарочно кто-то их в кучку сложил. Подозрительно.

Это и в самом деле было слишком подозрительно. Слишком подозрительно.

Смерч не мог уложить все имущество путешественников аккуратной кучкой в одном месте. А значит, кто-то и в самом деле собрал мешки и посохи и оставил их неподалеку от поляны. Кто? Зачем?

Искать сейчас ответы на эти вопросы было бессмысленно.

 

Глава 4

Когда иир'ова вернулась с мешками и посохами в руках, брат Лэльдо прежде всего внимательно осмотрел вещи, пытаясь отыскать следы чьих-либо прикосновений. Он сосредоточился, стараясь уловить хотя бы самый слабый отпечаток мысли, или руки, или лапы, касавшейся мешков… и он действительно кое-что обнаружил. И даже очень быстро.

К вещам путешественников прикасалось недоброе существо. Хуже того, это существо наложило на мешки хитроумное заклятье… и если бы кто-то попытался сейчас открыть один из мешков, он мог бы обжечься. Не сильно, правда… но человека, несведущего в магии, это могло основательно напугать.

— Лэса, это снять надо, — тихо сказал брат Лэльдо. — Ты можешь?

Иир'ова, как ни странно, не заметила обжигающей печати, пока несла все вещи к поляне. Она как раз раздумывала над этим, и не сразу ответила эливенеру. Наконец, встряхнув головой, кошка передала:

— Да, могу, конечно, заклятье несложное…

Пока двое путешественников занимались своим делом, юный уроборос с озадаченным видом вертел в лапках булатный посох со вставленным в рукоятку хрустальным шариком — маленьким, не крупнее фасолины. В ярко-синих глазах горняка светилось недоумение. Он поглаживал хрустальный шарик, нюхал его, прикладывал ко лбу, даже лизнул. Потом вдруг он резко перевернул посох рукояткой вниз и прижал шарик к земле. И тут же заорал во всю силу мысли:

— Понял! Я понял! Ура! Наконец-то! Лэса, ты тут ни при чем! Шарик нейтрализовал заклятье, пока был рядом с мешками! И он умеет помнить! Он знает, кто это сделал! Ха-ха! Он запомнил! Он запомнил! Смотрите!

От его воплей птенцы моментально проснулись и заорали, заглушая все чужие мысли:

— Кушать! Пить! Пить! Кушать! Мама! Кушать!

— Ну, обжоры, очнулись! — фыркнула иир'ова, только что закончившая расправляться с заклятием. — Вставайте, пойдем к озеру. Там и вода, и еда. Рыбки наловим…

И кошка невольно облизнулась. Она хотела есть ничуть не меньше птенцов. Да и все остальные тоже.

Брат Лэльдо, не обращая внимания ни на вопли птенцов, ни на язвительные слова кошки, подошел к уроборосу и, взяв из его лапок посох, вопросительно посмотрел на Дзз. Уроборос тут же пояснил:

— Прижми шарик к земле и сосредоточься. Смотри в воздух рядом с посохом, над самой травой.

Молодой эливенер последовал совету. И…

Над травой, в слегка задрожавшем воздухе, он увидел слабое, едва заметное объемное изображение… животного? Да, это существо походило на американских шакальих лисиц. У него была длинная острая мордочка, крупные заостренные кверху уши, ярко-оранжевая шерсть, большие раскосые глаза… и оно водило лапами над заплечным мешком, и его черные губы шевелились.

Изображение растаяло, и брат Лэльдо судорожно вздохнул.

Зверь, умеющий ворожить?..

Только этого им и не хватало.

Уроборос резко выдернул посох из рук брата Лэльдо — настолько резко, что эливенер вздрогнул и удивленно посмотрел на уроженца Карпат. Но тот не заметил его взгляда. Он пристально всмотрелся в шарик, а потом еще раз перевернул посох и прижал шарик к земле. Но на этот раз ничего не произошло.

— Я так и думал, — сердито передал уроборос. — Во второй раз он дал изображение намного слабее, чем в первый… и все. Видишь, он иссяк. Надо это учесть на будущее. Он помнит, но недолго.

— Но кто это был? — Лэса все еще смотрела в ту точку, где появлялось изображение, словно надеялась восстановить картинку силой собственной мысли. — И зачем этому существу понадобилось пугать нас?

— А может быть, оно рассчитывало не на испуг, а на серьезную травму? — предположил брат Лэльдо. — Мы ведь не знаем, как подействовала бы эта обжигающая печать на него самого. Может быть, оно хотело лишить нас наших вещей?

— Да почему тогда оно просто не украло их? — возразила иир'ова. — Унес, спрятал — и все!

— Посох не допустил, — уверенно заявил юный уроборос. — Если бы этот странный зверь забрал мешки по одиночке, у него бы все прекрасно получилось. Но он ошибся, сложив все вместе. Шарик сработал. Он взаимодействует со вторым посохом и еще с чем-то в мешках, я никак не могу понять, с чем именно…. с какой-то из сухих трав. Интересно, а Бенет знала об этом?

— Едва ли, — с сомнением в голосе сказал молодой эливенер. — Она бы нас предупредила.

— Ну, с этим будем разбираться понемножку, не сразу, — решила иир'ова. — Пошли к озеру.

Хищные детки, уловив, что момент созрел, тут же принялись каркать и мысленно орать:

— Кушать! Кушать!

— Идем, идем, — и брат Лэльдо, подхватив свой мешок, надел на плечи лямки. Иир'ова последовала его примеру. Взяв в руки посохи, они зашагали на северо-восток, к озеру. Три километра — не расстояние, если все здоровы и полны бодрости. И к тому же очень голодны. Ну, кроме уробороса, конечно. Его харч всегда был при нем.

* * *

Лес, просыпаясь, понемногу наполнялся звуками, — обычными звуками, знакомыми каждому, кто хоть раз побывал в лесу в рассветный час. Одна за другой подавали голоса невидимые в ветвях птицы. Зашелестели в траве крупные и мелкие ящерицы — синие, фиолетовые, желто-зеленые. Кто-то визгливо тявкнул далеко впереди, какой-то зверь коротко замычал… Но кроме ящериц, никто не стремился попасться на глаза путникам. Да и ящерицы быстренько попрятались после того, как хищные детки вдруг решили, что они уже достаточно взрослые для самостоятельной охоты, и принялись с громогласным карканьем ловить их. К сожалению, в зубастые клювы птервусов попалось лишь по одной безмозглой рептилии. Но детки были довольны собой и восторженно хвастались:

— Поймал! Я ее поймал!

— И я поймала! Вкусная!

— И моя вкусная! Жирная!

— Вот и умники, — похвалила деток иир'ова. — Если бы вы еще не орали так громко и не хлопали крыльями, поймали бы и больше.

Птенцы на несколько минут призадумались, усваивая услышанное. И усвоили.

— Надо ловить тихо! — важным тоном сообщил Додо.

— Не кричать, — поддержала его Мими.

— Не махать крыльями! — уточнила Сиси.

Трое друзей расхохотались, а птервусы помчались вперед, прижав крылья к спине и то и дело путаясь когтистыми лапами в высокой густой траве. После того, как каждый из них по два-три раза ткнулся клювом в землю, они решили, что поохотятся как-нибудь в другой раз, и, с треском расправив большие перепончатые крылья, принялись перелетать с места на место. Но кончилось это тем, что Додо запутался в орешнике, Сиси с треском и воплем приземлилась на огромный трухлявый пень, а Мими врезалась в толстое дерево, очень похожее на североамериканскую масличную пальму, только увешанное чем-то вроде длинных синих груш, покрытых густым серебристым пухом. Несколько самых крупных груш тут же сорвались с веток и прицельно ударились о спину бедняжки Мими, взорвавшись с оглушительным хлопком и выбросив в воздух тысячи крохотных легких семян.

Успокоив огорченных деток, путники пошли дальше. До озера оставалось совсем немного, уже не только иир'ова и уроборос, но и брат Лэльдо ощущал свежий запах прохладной озерной воды. Еще несколько минут — и деревья расступились, открыв широкий светлый лужок, спускавшийся к песчаному пляжу. По обе стороны пляжа по краю озера сплошной стеной стоял гигантский коричневый тростник. Озеро было небольшим и спокойным, оно вытянулось с востока на запад, и к дальним его концам вплотную подступал лес. В тот момент, когда путники ступили на пляж, с середины озера вдруг раздался громкий всплеск и над водой на мгновение появилась крупная красноперая рыбина.

Птенцы тут же принялись купаться в песке, не забывая, впрочем, оглушительно требовать:

— Кушать! Мама! Кушать!

— Сейчас, сейчас, — пробормотал брат Лэльдо. — Дзз, поймаешь рыбку этим обжорам?

— Само собой! — весело откликнулся уроборос — и тут же умчался под воду.

Эливенер оглянулся, удивленный тем, что иир'ова не проявляет интереса к рыбе, и увидел, что степная охотница застыла на месте, прищурив огромные зеленые глаза и принюхиваясь к едва заметному ветерку, дувшему со стороны озера. Брат Лэльдо открыл было рот, чтобы спросить, что она там заметила, но иир'ова вдруг вихрем помчалась к зарослям тростника.

В следующую минуту в тростнике словно разразилась небольшая местная буря. Высокие стебли закачались и затряслись, громкое многоголосое кряканье предварило треск крыльев, — над тростниками взлетело десятка полтора крупных птиц, немного похожих на уток, только с очень длинными изогнутыми клювами. Иир'ова с торжествующим видом выскочила на открытое место, держа в руках двух здоровенных птиц, которым уже успела свернуть шеи.

— Ого! — воскликнул брат Лэльдо. — Вот это да! Отличная добыча!

Слово «добыча» летающие рептилии поняли. Они тут же поспешили к эливенеру и кошке, вздымая тучи песка. Но брат Лэльдо строго осадил их:

— Стоп, детки! Это не вам! Ждите рыбу.

— Ай-ай! — возмущенно завопили птенцы. — Кушать! Кушать!

И они набросились на Лэсу, пытаясь отобрать у нее птиц.

Лэса бросилась наутек, спасая завтрак для себя и брата Лэльдо. К счастью, в это мгновение из воды выбежал уроборос, державший в передних лапках огромную, килограммов на семь, рыбину.

— Эй, детки! — позвал он. — Вот ваша порция!

Брат Лэльдо, выхватив из ножен ятаган, поспешил к уроборосу, опасаясь, что хищные птенцы, набросившись на рыбу, сожрут заодно и малыша Дзз. С них станется.

Накормив птенцов, молодой эливенер смог наконец позавтракать и сам. Лэса, конечно, уже подзаправилась, мгновенно ощипав и выпотрошив птицу, но не потрудившись зажарить ее. Сырое мясо вкуснее, считал народ иир'ова. И полезнее. Хотя съесть добычу целиком кошка, конечно же, не смогла, — в птице, уже ощипанной и выпотрошенной, было добрых два килограмма веса.

Но брат Лэльдо сначала внимательно рассмотрел птицу. В его родных краях, в лесах Северной Америки, ничего подобного не водилось. А брат Лэльдо был прежде всего ученым. И, конечно же, его заинтересовало это водоплавающее. Жесткие перья птицы были окрашены ярко и необычно: темно-синие у основания, они становились изумрудно зелеными к середине, а на конце каждого пера красовалось крупное огненно-оранжевое пятно, обведенное четкой белой линией.

На плоском, как у уток, хвосте широкие оранжевые полосы перемежались темно-синими, отливающими перламутром. Грудка птицы оказалась белой. На чрезвычайно длинной тонкой шее сидела маленькая головка с длинным, тонким изогнутым клювом и высоким темно-красным гребнем, похожим на петушиный, но разукрашенный по бокам белыми и черными крапинками.

Черт знает что, подумал брат Лэльдо, начав наконец ощипывать птицу, смесь лебедя, тетерева и удода! Выпотрошив дичь, он прополоскал тушку в озере и быстро зажарил с помощью хрустального шарика, испускающего жар. Мясо птицы оказалось темным и очень вкусным, оно отдавало кориандром и имбирем. Съев около четверти тушки, эливенер завернул оставшееся мясо в листья и спрятал в свой заплечный мешок.

— Ну, что дальше делать будем? — спросил он, посмотрев на своих друзей.

Лэса пожала плечами.

— Дальше — дальше пойдем.

— Дальше — это куда? — поинтересовался уроборос.

Иир'ова усмехнулась.

— Туда, куда нам надо. На юго-восток. Если удастся, конечно.

— Вот именно, — кивнул эливенер. — Если удастся. Кто-то ведь нас затащил сюда. Надо полагать, не просто так, а с какой-то целью. Значит, мы обязательно встретимся с этим существом или существами, хотим мы того или нет.

— Гонять смерч — не простое дело, — мысленно пробормотала степная колдунья. — Готовы ли мы к встрече с сильным существом? Или лучше постараться удрать, пока не поздно?

— Почему ты думаешь, что не поздно? — фыркнул уроборос. — Может, эти похитители совсем рядом с нами, а мы их просто не замечаем?

— Вот ты бы и проверил местность как следует, вместо того, чтобы болтать без толку, — сердито сказал брат Лэльдо. — А мы с Лэсой поищем своими методами.

— Я уже давно ищу, — сообщила иир'ова. — Ничего. Ни признаков чужой энергии, ни запаха мысли, хотя бы слабенького.

— Значит, хорошо прячутся, — уверенно сказал эливенер. — Кто-то ведь собрал наши вещи в кучку. И именно рядом с тем местом, куда нас приволок этот чертов смерч. Все продумано! Знать бы еще, кем.

— Узнаем, — пообещала иир'ова. — Обязательно узнаем.

— Эй, к нам кто-то идет, — вдруг мысленно вскрикнул уроборос, сканировавший лес. — Большой… да это тот, который спал в яме! Рядом с нашими вещами! Он в двух с половиной километрах.

Через минуту-другую кошка, обладавшая чрезвычайно острым слухом, тоже заявила:

— Да, тяжелые шаги… четвероногое. Крупное.

А еще немного спустя и брат Лэльдо услышал топот ног зверя, идущего напролом через лес.

* * *

Поспешно разбудив птенцов, сладко спавших после сытного завтрака, трое друзей погнали хищных деток к восточной оконечности озера, чтобы спрятаться вместе с ними в мощных зарослях тростника. Хищные детки прекрасно поняли, что сейчас лучше не шуметь, и неслись вперед молча, совершенно бесшумно взмахивая кожистыми крыльями. Брат Лэльдо мельком подумал, что птенцы, похоже, давно уже могли бы обойтись без нянек, но пользуются возможностью пожировать за чужой счет. Ну, с этим предстояло разобраться попозже. Сейчас важно было не попасться на глаза неизвестному зверю, спешившему к озеру. Кто его знает, каков он по своей природе…

Треск ломающихся кустов раздавался все ближе и ближе. Трое друзей, забравшись вместе с хищными детками поглубже в гигантский тростник, замерли, стоя по колено в воде и осторожно глядя в узкие просветы между коричневыми стеблями.

И вот наконец зверь вывалился на берег. Он и в самом деле оказался «очень большой», как определил его уроборос. Его длина, не считая хвоста, достигала, пожалуй, трех метров. Зверь немного напоминал черных медведей американского севера. Во всяком случае, очертания его тела и головы были похожи на медвежьи.

Но у него было шесть мощных, довольно длинных лап, а над невысоким лбом торчали короткие острые рожки, загнутые вперед. Туловище «медведя» покрывала длинная, волнистая бурая шерсть, но ее блестящие волны начинались от основания толстой короткой шеи. Сама же шея была абсолютно голой, и ее синеватая морщинистая кожа производила отталкивающее впечатление. Почти полностью голой была и голова зверя, шерсть покрывала лишь боковые части вытянутой морды, кудрявясь роскошными бакенбардами. Голыми были и небольшие круглые уши, торчавшие по обе стороны от рожек. Но круглые черные глаза казались веселыми, а то, как он помахивал длинным лохматым хвостом, выдавало добродушный характер.

Зверь, высунув длинный черный язык, подошел к озеру, зашел в воду по брюхо и принялся жадно лакать. Брат Лэльдо осторожно заглянул в мозг твари. Но, как он ни старался, никаких признаков разума ему обнаружить не удалось. Это было обыкновенное животное, хотя, судя по всему, и довольно сообразительное. Эливенер на направленной волне спросил кошку:

— Он вроде бы хищник, только какой-то странный… ты понимаешь, в чем дело?

— Он питается только рыбой, мне приходилось с такими встречаться, — так же осторожно ответила иир'ова. — Думаю, нам ничто не грозит. Но лучше пока не высовываться. Подождем, пока он уйдет.

— Уж конечно, подождем, — согласился брат Лэльдо. — Нам лишние приключения ни к чему.

А тем временем зверь, напившись, решил порыбачить. Он забрался в тростники слева от пляжа, двигаясь на удивление ловко и бесшумно, и затаился там, скрывшись с глаз не замеченных им наблюдателей. Через несколько минут он вдруг резким прыжком выскочил из зарослей и с плеском скрылся под водой. Судя по всему, в том месте было достаточно глубоко, поскольку борьба зверя с обнаруженной им рыбой вызвала лишь небольшие волны на поверхности озера. Еще через три-четыре минуты вода вскипела, зверь пробкой выскочил на поверхность и в несколько взмахов мощных лап добрался до песчаной отмели, выводящей на пляж. В зубах он держал некое здоровенное ракообразное с четырьмя большими, не менее тридцати сантиметров в длину клешнями. Выйдя на берег, зверь отряхнулся, и брызги, дождем разлетевшиеся с его длинного меха, сверкнули радугой, поймав солнечный луч.

Зверь бросил рака на песок и, подняв голову, несколько раз тявкнул по-собачьи, тоненьким голосом, совсем не подходящим существу таких огромных размеров, — наверное, выразил радость по поводу хорошего улова. Потом, улегшись на песке рядом с добычей, зажал рака передними лапами и в несколько минут расправился с ним, ловко раскусывая панцирь и высасывая одну клешню за другой.

Трое друзей, вместе с хищными птенцами-ящерами затаившиеся в тростниках по другую сторону пляжа, с интересом наблюдали за зверем, давно уже поняв, что бояться его незачем. Но им не хотелось мешать утренней трапезе чудного существа, лающего по-собачьи, и они решили подождать, пока зверь не уйдет сам. Им, в общем-то, спешить было некуда.

И вскоре оказалось, что они выбрали самый удачный вариант действий, то есть бездействия. Когда события приобрели другой оборот, их невольная засада оказалась кстати.

Из леса вдруг послышалось визгливое завывание множества голосов.

Шестиногий зверь испуганно вздрогнул, вскочил, забыв о недоеденном ракообразном, и заметался по пляжу, явно не зная, в какую сторону ему бежать. Но вопрос направления побега отпал сам собой уже в следующую минуту. На пляж, разбежавшись веером, вырвалась из леса стая мелких зверей, похожих на американских гиен-лилипутов, только по-другому окрашенных.

Если американские хищницы были полосатыми, то здешние, европейские, выбрали для себя пятнистую раскраску. Но они тоже были черно-белыми, с пушистыми короткими хвостами, с тупыми злобными мордами, на которых сверкали крохотные желтые глазки, и с круглыми, прижатыми к черепам ушами. Пятнистых гиен было около полусотни, и количество особей вполне компенсировало недостаток их роста.

Громадный шестиногий зверь попятился к воде. Но гиены одним стремительным броском окружили его и отрезали путь к отступлению. И на несколько мгновений замерли, прижавшись к песку, готовые прыгнуть…

— Ну, нет! — вскрикнул брат Лэльдо, которому пришелся по душе мирный рыбоед. — Не выйдет!

И он с шумом выскочил из тростника и бросился вперед, размахивая ятаганом и булатным посохом.

— Вот я вас, паразитки!

Маленький ятаган, подаренный хворь-перевязками, он держал в правой руке, булатный посох с хрустальным шариком — в левой. На бегу эливенер настроил посох на извержение максимального жара, и, врезавшись в стаю пятнистых гиен, принялся крушить их направо и налево. Само собой, иир'ова не отстала от него ни на шаг, и даже тихий и не драчливый уроборос принял участие в разгроме хищников, вонявших так, что, несмотря на пыл схватки, брат Лэльдо то и дело морщил нос. А уж Лэса, обладавшая особо острым обонянием, и вовсе едва дышала.

К счастью, разогнать гиен не составило особого труда, поскольку они и не подумали сопротивляться, оказавшись такими же трусливыми, как и гиены американского севера. Как только несколько тварей свалились на песок, перерубленные почти пополам ятаганами кошки и эливенера, а другие получили основательные ожоги, попав под удары посоха брата Лэльдо, — остальные, заскулив, поджали хвосты и бросились наутек. И через несколько минут их заунывный вой затих далеко в лесу.

— Фу, ну и гадость! — с чувством произнес молодой эливенер, вонзая ятаган в песок, чтобы отчистить лезвие от черной, дурно пахнущей крови гиен-лилипутов. — Ну и воняют же они!

— Да уж, — согласилась иир'ова. — Ни разу в жизни с такими вонючими тварями не сталкивалась. Эй… посмотри-ка на рыбоеда!

Брат Лэльдо стремительно повернулся — ему вдруг показалось, что шестиногий зверь решил напасть на них. Но в следующую секунду эливенер уже смеялся, глядя на здоровенного рыбоеда.

Тот припал грудью к песку, высоко подняв зад, и отчаянно вилял лохматым хвостом. Черные глаза радостно блестели, глядя то на эливенера, то на кошку, то на уробороса.

— Что, доволен? — спросил его брат Лэльдо. — Похоже, эти паршивые гиены могли разорвать тебя в клочья!

И как раз в этот момент хищные детки, решив, что опасность окончательно миновала, с громогласным карканьем вырвались из зарослей тростника и, шумно хлопая крыльями, понеслись к пляжу.

Зверь испуганно подпрыгнул на месте, а потом, шлепнувшись на песок, вжался в него всем своим трехметровым телом, и крепко зажмурил глаза.

Трое друзей расхохотались до слез.

Лэса подошла к рыбоеду, присела рядом с ним на корточки и осторожно погладила по лысой голове, стараясь не задеть очень уж острые рожки.

— Глупый, — пожалела она зверя, — ну чего ты такой пугливый? У тебя вон какие рога острые, и сильный ты, и когти у тебя что надо, — почему же ты не умеешь драться?

Птенцы, подскакавшие к зверю, принялись хрипло орать, сопровождая вопли мысленными комментариями:

— Какой большущий!

— Толстый!

— Лохматый! Мягкий!

— А рога-то, рога! Вдруг он бодается? Ай!

— Нет, он хороший!

— Хороший!

Придя к окончательному выводу относительно природы нового знакомца, хищные детки угомонились и начали пощипывать волнистую шерсть рыбоеда, хватая длинными клювами небольшие прядки.

Зверь осторожно приоткрыл один глаз и скосился на ближайшего ящера. При этом его морда приобрела такое забавное выражение, что путешественники и уроборос снова не смогли удержаться от смеха.

Рыбоед открыл второй глаз и оскалил белые острые зубы. Как будто улыбнулся.

* * *

Пора было отправляться в дальнейший путь. Иир'ова и брат Лэльдо набрали свежей воды в кожаные фляги, а потом, еще раз проверив содержимое своих заплечных мешков, надели на плечи лямки, взяли в руки булатные посохи — и на этом их сборы закончились. А уроборосу и того не надо было. Похлопав и погладив на прощание симпатичного гиганта-рыбоеда, трое друзей зашагали вдоль озера на восток, а крылатые рептилии заковыляли за ними следом, то и дело оглядываясь на рыбоеда, по-прежнему лежавшего на песке и смотревшего им вслед. Похоже, хищным деткам не хотелось расставаться с симпатичным лохматым зверем. Но — увы! — жизнь такова, что нам чаще приходится расставаться, чем радоваться встречам.

Путешественники то и дело настороженно прислушивались к окружающему, а уроборос постоянно, сканировал пространство. Всех троих не оставляла мысль о том, что смерч, занесший их в этот лес, был не обычным природным явлением, А значит, встреча с создателем яростного вихря была неминуемой. И никому не хотелось оказаться застигнутым врасплох.

Но пока что вокруг было тихо и спокойно.

Лес вокруг жил обычной лесной жизнью. Пели птицы, пробегали где-то неподалеку, скрываясь в траве и подлеске, разнообразные мелкие зверюшки, порхали над полянами огромные нарядные бабочки, ползали по листьям и стеблям ленивые толстые слизни и улитки, время от времени скользила мимо змея, направляясь по своим змеиным делам… и никаких признаков разума не ощущалось на многие километры вокруг.

Шагая неторопливо по мягкой лесной земле, где под ногами пружинили прелые листья, иир'ова и эливенер продолжали думать о том, кто мог поймать их в бешеный воздушный вихрь и зачем. А также — кто собрал их вещи. Ну, насчет вещей они в конце концов пришли к довольно вероятному выводу: поскольку их заплечные мешки и булатные посохи были найдены уроборосом поблизости от берлоги рыбоеда, то, скорее всего, именно этот зверь и подобрал незнакомые предметы. Так поступают многие существа, в этом нет ничего ни странного, ни удивительного. И, конечно же, эта маленькая история не имеет никакого отношения к тому, как очутились в лесу люди и птенцы.

Время уже подходило к полудню, когда юный уроборос вдруг осторожно передал:

— Кажется, впереди дорога…

— Дорога? — остановился не на шутку удивленный брат Лэльдо. — Ты уверен, малыш?

— В общем, да… уверен, — мысленно пробормотал Дзз.

Иир'ова молча сорвалась с места и мгновенно исчезла за деревьями, бросив на ходу:

— Стойте здесь!

Брат Лэльдо и уроборос остановились, и хищные детки, сообразив, что дела, похоже, поворачиваются как-то странно, молча расселись вокруг них, поглядывая на людей то одним глазом, то другим.

— Действительно, дорога… настоящий тракт, — послышался через несколько минут мысленный голос степной охотницы. — И… ну да, здесь большое движение. Следы каких-то копытных животных, колес… Я возвращаюсь.

Когда иир'ова бесшумно выскользнула из-за деревьев и подошла к друзьям, уроборос сообщил следующую новость:

— Кто-то едет там, по дороге.

— Пойдем, посмотрим? — предложил брат Лэльдо. — Только осторожно. — Он обернулся к хищным ящерам и предупредил: — Не шумите, детки. Мы не знаем, что за люди там, впереди. Может быть, плохие.

— Плохие — плохо, — решили детки и отправились следом за троими друзьями, не издавая ни звука.

— Надо же, — сказал через минуту-другую молодой эливенер, — оказывается, птенчики умеют гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд.

Иир'ова усмехнулась и, оглянувшись на хищных деток, заметила на узкой лично волне:

— Их бы давно пора в самостоятельный полет отправить. Чего они за нами тащатся? Обленятся вконец.

— Попробуй, отправь, — улыбнулся брат Лэльдо. — Буду рад, если тебе это удастся. Нам ни к чему такая обуза.

— Ну, что-нибудь придумаем.

Деревья стали реже, подлесок — гуще, трава — выше, и все это говорило о близости открытого пространства. Еще немного, и отряд вышел к дороге, но из осторожности не стал выходить на нее. Птенцов вообще оставили подальше, среди деревьев, строго-настрого приказав им сидеть тихо и не высовываться.

Затаившись за колючими кустами с жесткими мелкими листьями, трое друзей рассматривали дорогу.

Те путники, которых издали заметил обладавший особым даром уроборос, давно уже исчезли из виду, оставив в воздухе запах человеческих тел, дубленой кожи, колесной смазки… Между колеями лежала кучка свежего навоза, испускавшая собственный специфический аромат. И еще пахло каким-то странным едким дымом…

— Что это за растение они тут жгли? — недоуменно спросил брат Лэльдо на общей волне, не решаясь заговорить вслух.

— Не знаю, — откликнулась степная колдунья. — Никогда с таким не встречалась. Совершенно незнакомый запах. Жуть, как воняет! Чихнуть хочется.

Пока Лэсе хотелось чихнуть, уроборос именно это и сделал. Острый дым, хотя и почти развеянный ветерком, проник в его нос — и малыш Дзз не сдержался. Он сердито помотал головой и сообщил:

— Ну и гадость! — И тут же добавил: — Опять кто-то едет, с юга… ой, их там много! Вроде бы люди, на верховых животных… и какие-то звери вокруг, довольно крупные…

Поскольку уроженец Карпат мог сканировать местность на многие километры вокруг, он заметил приближение группы местных жителей издали. Так что Лэса услышала стук копыт по хорошо утоптанной дороге лишь минут через десять, а брат Лэльдо — и того позже.

Но еще до того, как уши молодого эливенера сумели уловить сухой топот копыт, кошка вдруг насторожилась… короткая шерстка на ее спине поднялась дыбом, и брат Лэльдо, никогда прежде не видевший Лэсу в таком состоянии, спросил:

— Что случилось?

— Не знаю, — нервно зашипев, ответила иир'ова. — Но эти звери… мне не нравится их запах. Очень не нравится!

И кошка одним прыжком вдруг очутилась на нижней ветке ближайшего дерева.

— Я лучше тут посижу, — сообщила она. — Пусть проедут.

Но отсидеться в кустах никому из них не удалось.

 

Глава 5

Еще до того, как всадники показались из-за поворота, уроборос изумленно передал:

— Железные копыта… у них железные копыта!

— Да ну тебя, так не бывает, — отмахнулся брат Лэльдо. — Это живые существа, они не могут состоять из железа.

И тут в памяти молодого эливенера, многие годы изучавшего историю Земли до ядерной Смерти, что-то промелькнуло… что-то, связанное с лошадьми и железом. Но он не стал углубляться в воспоминания, поскольку сейчас для этого было слишком неподходящее время.

Но впереди всадников мчались по дороге какие-то звери, и именно они первыми возникли в поле зрения затаившихся друзей. Однако рассмотреть зверей по-настоящему никто не успел, потому что те, внезапно разразившись хриплым лаем, бросились в сторону от дороги… и в одно мгновение окружили эливенера и уробороса.

Это оказались гигантские собаки. Они были так велики, что брат Лэльдо даже не сразу понял, что это именно собаки, и только лай доказывал их принадлежность к племени древних домашних сторожей. Но выглядели они устрашающе…

Огромные головы с широкими приплюснутыми мордами и выступающими вперед нижними челюстями казались тяжелыми, как камни. В многочисленных толстых складках кожи затерялись крошечные красноватые глазки, горящие тупой яростью. Из широких брылястых пастей, по обе стороны толстых черных языков, свисали длинные тяжи слюны. Короткие уши, выглядевшие так, словно их края обстригли ножницами, были злобно прижаты к черепам.

Мощные мускулистые тела собак покрывала короткая блестящая шерсть, белая, разрисованная крупными и мелкими черными горошинами. На загривках шерсть была чуть подлиннее, но жесткая и грубая, и сейчас она стояла дыбом, — как будто на собак налепили черно-белые щетки вроде тех, какими путешественники чистили своих скакунов лорсов. Собаки нетерпеливо переминались на длинных крепких ногах, скаля огромные белые клыки и ожидая приказа хозяев. Им явно не терпелось наброситься на затаившихся в кустах чужаков и разорвать их в клочья.

Уроборос, поднявшись на задних лапках, прижался к ногам брата Лэльдо и ухватился за штаны эливенера, как будто это могло защитить его от бешеных зверей.

Ну, в конце концов, Дзз был всего лишь школьником… а тут и взрослый испугался бы.

Молодой эливенер, понимая, что с крошечным ятаганом выступать против этой своры бессмысленно, крепко сжал в правой руке булатный посох, готовый обжечь собак.

Да еще иир'ова, до сих пор не замеченная псами, сидела на ближайшем дереве, готовая броситься на врага сверху.

Но брат Лэльдо не сомневался: справиться с полутора десятками гигантских собак будет очень и очень нелегко…

Но вот наконец по дороге простучали копыта нескольких скакунов, послышались голоса людей, кто-то спрыгнул с седла и шагнул с дороги в лес… и низкий мужской голос крикнул:

— Тубо! Тубо!

Собаки нехотя отступили на шаг назад.

С шумом раздвигая кусты, на прогалину, где замерли в окружении своры брат Лэльдо и уроборос, вышел высокий бородатый и усатый мужчина — в высоких сапогах и серо-зеленом костюме с золотыми галунами, в шляпе с белым пером, заткнутым за ленту.

Он держал в руке… нет, брат Лэльдо не мог ошибиться. Это было самое настоящее охотничье ружье с двумя стволами, такое, какие он видел в копиях древних книг.

— Ты кто такой? — спросил мужчина по-американски, но с каким-то странным тягучим акцентом.

— Мы просто путники, — негромко ответил брат Лэльдо.

— Вы? — переспросил охотник, оглядываясь по сторонам. — А с кем ты?

— Вот один мой друг, — молодой эливенер опустил руку, слегка коснувшись шипов, окружавших круглую физиономию уробороса, — а еще с нами Лэса, она испугалась твоих собак и спряталась, — и брат Лэльдо показал на дерево, в листве которого затаилась иир'ова.

На лице охотника отразилось недоумение. Он чуть наклонился, всматриваясь в уробороса, потом повернулся, следуя жесту эливенера, и поискал глазами Лэсу. Она высунулась из-за ствола и помахала бородачу рукой.

— Это… твои друзья? — озадаченно спросил охотник. — Ну, впрочем, тебе видней. Нет, собаки вас не тронут. Куда вы идете?

— Да мы и сами не знаем, — пожал плечами брат Лэльдо. Ему странно было слышать родную американскую речь, пусть даже звучащую немного непривычно, так далеко от дома. — Нас вообще-то занесло в этот лес ураганом. Так что мы просто понятия не имеем, где находимся.

— Ты в Англии, — чуть заметно улыбнулся бородач. — В старой доброй Англии. А какова цель твоего путешествия?

— Гималаи, — коротко ответил эливенер, отметив для себя, что охотник явно не считает его друзей достойными внимания и разговаривает так, как если бы брат Лэльдо путешествовал один.

— Гималаи? — Охотник слегка приподнял брови, словно услышал нечто сомнительное. — Гималаи… да, я слышал об этих горах. Но они очень далеко.

— Ну, так уж получилось, что мы оказались в ваших краях, — развел руками молодой эливенер. — А теперь хотели бы пойти дальше.

— Это вряд ли у тебя получится, — серьезно сказал охотник. — К сожалению, сэр, мы будем вынуждены задержать тебя и доставить в город. Поверь, тебе нечего бояться, если ты честный человек. Но у нас есть причины к тому, чтобы проверять всех чужаков. Значит, говоришь, тебя занесло ураганом? А не смерчем?

— Да, именно смерчем, — кивнул брат Лэльдо.

— Ну, забирай своих друзей, и пошли, — твердо сказал охотник. — Разберемся.

Он свистнул, отзывая собак, и свора нехотя вернулась на дорогу.

Лэса осторожно спустилась с дерева, уроборос оставил в покое штаны эливенера, за которые продолжал цепляться вплоть до этой минуты. Подобрав сброшенные мешки, двое путешественников и уроженец Карпат вышли на дорогу.

Как только собаки увидели иир'ову, они словно взбесились, и Лэсе пришлось снова взлететь на ближайшее дерево.

Охотники, поджидавшие бородатого, не слезая с седел, захохотали.

— Над чем они смеются? — недоуменно спросил эливенер.

— Да над твоей кошкой, — сдержанно улыбнулся бородатый. — Ну, ничего, у нас есть запасные кони, сажай ее в седло позади себя, иначе, конечно, они ее просто разорвут.

— Да она и сама верхом ездит не хуже меня, — сказал брат Лэльдо. — Так что если уж у вас есть лишние скакуны, дайте ей одного.

— Сама? — странным тоном переспросил бородач.

— Ну, смотри… тебе видней. Может, и этому колючему дать коня? — Он кивнул в сторону уробороса.

— Нет, малыш поедет со мной.

Эливенер пока что не понял, что вызывает у англичан такое необычное отношение к его друзьям, но решил, что сейчас не время разбираться в этом. Ему показали, на какую лошадь он может сесть, и, подхватив уробороса, он вскочил в седло, оглянувшись на Лэсу. Она уже сидела на спине предоставленного ей скакуна.

Кавалькада двинулась по дороге на север.

Хищные детки остались в лесу. Как ни звали их все трое друзей, рассылая мысленный клич во все стороны, ни один из маленьких птервусов не откликнулся. Но Лэльдо и кошка, обменявшись несколькими словами, решили не отправляться на их поиски. Детки были уже достаточно взрослыми.

Лошади, на которых ездили англичане, были ничуть не похожи на тех, с которыми брат Лэльдо и его друзья познакомились на побережье океана, в Италии.

Там, в далекой стране, лежавшей между горами и океаном, лошади были умны и прекрасны. А здешние оказались полностью лишены разума, и к тому же выглядели, по мнению молодого эливенера, немного странно.

Ну, прежде всего, они почему-то были полосатыми, их бока напоминали черно-белые матрасы. Во-вторых — они обладали очень длинными шеями, из-за чего головы лошадей мешали всаднику смотреть на дорогу. К тому же лошадиные шеи по окраске отличались от туловищ. Вместо полосок по ним были разбросаны такие же черные горошины, как те, что украшали бока огромных собак. Да еще между крупными, заостренными сверху ушами животных торчали почему-то короткие рожки с утолщениями на концах, как будто кто-то надел на эти рожки небольшие шарики, дабы избежать опасности удара остриями под зад.

Но в целом, как подумал брат Лэльдо, оглядев всадников, кавалькада выглядела великолепно. Черно-белые лошади, черно-белые собаки, всадники в костюмах сдержанных цветов — серовато-зеленых, серовато-голубых, розовато-коричневых… и яркие перья на шляпах с узкими полями и высокими тульями — белые, красные, желтые, зеленые…

Да, решил молодой эливенер, этот народ обладает куда более изысканным вкусом, чем итальянцы, чьи наряды просто убивали своей пестротой и насыщенностью красок.

К тому же итальянцы слишком уж злоупотребляли золотыми украшениями со множеством драгоценных камней. А на руках англичан брат Лэльдо заметил лишь по два-три перстня удивительно тонкой работы, и все. Ни браслетов, ни цепочек они не носили. Впрочем, тут же решил эливенер, может быть, они не надевают лишнего на охоту…

Зато другой обычай здешних людей привел брата Лэльдо в немалое изумление. То один, то другой всадник вдруг доставали из кармана верхней одежды какую-то черную палочку и разжигали ее, прикрывая спичку ладонями от ветра. И начинали вдыхать чудовищно вонючий и ядовитый дым — тот самый, след которого заставил уробороса расчихаться там, в лесу… Зачем они это делают, гадал эливенер, какой в этом смысл? Но сейчас было не время для того, чтобы задавать вопросы.

Кавалькада скакала долго, почти час, когда наконец лес закончился, и отряд выбрался на равнину.

* * *

Далеко впереди показался город.

Издали он выглядел немного похожим на горную гряду, — потому что его окраины были застроены невысокими, одноэтажными домами, но чем ближе к центру, тем дома становились выше. И где-то в самом сердце этого огромного поселения возносилась к небу каменная башня с огромными часами, увенчанная позолоченным шпилем.

Почти всю дорогу трое друзей молчали, и каждый из них думал о том, как странно повернулись события. Охотники, набредшие на них в лесу, пожалуй, спасли троицу от встречи с тем неведомым существом, которое охотилось с помощью смерча. И в то же время англичане знали об этом явлении, и не просто знали, а явно опасались его. Возможно, они попозже расскажут то, что им известно о смерчах?..

Но теперь, при виде города, друзья на время забыли о предыдущих событиях.

— Водой пахнет, — заметила иир'ова. — Пресной водой. С запада.

— Там река, — пояснил уроборос, никогда не забывавший о своей обязанности — постоянно сканировать местность. — Довольно большая река. Она течет на север, через город.

— Отлично, — обрадовалась кошка. — Может быть, в ней и рыба водится?

Время от времени под копыта лошадей попадались камешки, и тогда раздавался металлический звон. Уроборос в конце концов передал:

— Ну, теперь ты видишь, что у них железные ноги?

Но брат Лэльдо уже понял, в чем дело. Копыта лошадей были подбиты железом! «Какой ужас, — подумал брат Лэльдо, — бедные животные, для чего над ними так издеваются?»

— Не ноги железные, — ответил он уроборосу, — а на копыта прибиты железные пластинки.

Но когда кавалькада ворвалась на окраину города и помчалась по узким улицам, распугивая людей и животных, трое друзей поняли, что без железных подков лошади просто-напросто сбили бы копыта до крови, носясь по булыжникам, которыми были вымощены городские магистрали.

Трое друзей думали, что окажутся в каком-то из городских домов, как это случилось с ними в далекой Италии, но охотники просто срезали путь, промчавшись окраинами, и тут же кони снова вынесли их за город, только уже с другой стороны, восточной.

Здесь, похоже, располагались владения любителей жизни на свежем воздухе.

И вот наконец их путь закончился. Кавалькада остановилась перед широкими коваными воротами, по обе стороны от которых тянулась каменная стена высотой метра в полтора, не больше. Ворота возвышались над ней на добрый метр.

Какой был смысл в подобном соотношении, никто из троих друзей не понял, ведь перепрыгнуть через такую стену мог даже хромой, — но это было личным делом хозяев поместья, в которое привезли троих друзей охотники.

По другую сторону стены сплошной стеной росли аккуратно подстриженные кусты, а за ними виднелись высокие старые деревья.

Всадники придержали коней, коротко переговорили с бородачом — и умчались. Трое друзей остались с бородачом. Брат Лэльдо, провожавший взглядом охотников, не заметил, как распахнулись ворота, но бородач отвлек эливенера от созерцания, сказав:

— Прошу в мои владения!

Уроборос осторожно передал на узкой направленной волне:

— Смотри-ка, у него слуг сколько!

И в самом деле, ворота открылись не сами собой. Возле каждой из их створок стояло по коренастому человеку, а еще четверо, склонив головы, ждали, когда хозяин с гостями въедет в поместье. Все слуги были одеты одинаково — в темно-серые простые костюмы, состоявшие из свободных рубах и мешковатых штанов, и в черные мягкие полусапожки. Лишь пояса, охватывавшие их талии, выделялись яркой пестрой полосой — они были сине-зелеными, клетчатыми.

Дорога от ворот вела, конечно же, к дому, но не прямо, а со множеством плавных поворотов. По обе ее стороны тоже высились кусты, усыпанные крупными алыми цветами. Их душный аромат заставил Лэсу пожаловаться:

— У меня сейчас голова разболится! Тут совсем воздуха нет!

— Ничего, потерпишь, — насмешливо ответил молодой эливенер. — И лучше бы ты поосторожнее высказывалась о том, что принадлежит хозяину дома. Еще обидится!

— Он нас не слышит, и ты прекрасно это знаешь, — фыркнула иир'ова.

Бородач и в самом деле не слышал мысленной речи, в этом брат Лэльдо успел убедиться еще по дороге из леса. Не слышали ее и другие охотники, ехавшие вместе с ним.

— Неужели тут никто не умеет говорить мысленно? — огорченно передал уроборос. — Вот чудеса!

— Ну, кто-нибудь обязательно умеет, — постарался утешить малыша брат Лэльдо. — Пока что мы не встречали такой страны или территории, где все до единого обитатели оказались бы в этом смысле глухонемыми.

— Ну-ну, — съязвила кошка. — На это вся надежда!

Но вот наконец дорога повернула в последний раз и вывела на просторный луг, посреди которого стоял большой одноэтажный дом с высокой крышей. Стены дома, сложенные из белого тесаного камня, выглядели мощными, как стены крепости. Красная черепичная крыша, на которой торчало великое множество зеленых печных труб, слишком контрастировала с ними.

Окна в доме были высокими и узкими, и на каждое были навешены крепкие деревянные ставни, в данный момент распахнутые настежь. К широкой двустворчатой двери — тоже деревянной и очень толстой — вели три широкие ступени.

Обе створки двери уже распахнулись навстречу хозяину. По обе стороны крыльца вытянулись в струнку двое слуг в такой же серой одежде с яркими поясами.

Как только бородач и трое друзей соскочили на землю, тут же откуда-то появилось еще с полдюжины прислужников. Они взяли лошадей под уздцы и увели за дом. А в распахнутой двери появился новый слуга — очень важный с виду, с окладистой седой бородой и длинными, до плеч, седыми же волосами. Он медленно сошел по ступеням и поклонился хозяину.

— Добрый день, сэр. Куда прикажешь поместить гостя?

— В Зеленую комнату, Бэрк. Распорядись, чтобы там все подготовили. И… — Бородач повернулся к эливенеру. — Ты хочешь, чтобы твоих друзей разместили рядом с тобой, или им нужны какие-то особые условия?

— Лучше со мной, — улыбнулся брат Лэльдо. — Если ты не против, конечно.

— Мне-то все равно, — пожал плечами бородач.

— Слышал, Бэрк?

— Да, сэр. Слушаюсь, сэр.

Седой, дождавшись, пока хозяин с гостями войдут в дом, последовал за ними, на ходу отдав распоряжения выскочившей откуда-то молодой женщине, одетой в такой же серый костюм, как и прочие слуги.

Трое друзей очутились в большом, слабо освещенном помещении. Два узких окна, прорезанные в стенах по обе стороны входной двери, почти вплотную к ней, не позволяли солнечным лучам пробиться вглубь зала, но глаза троих путников были способны видеть даже в полной темноте, так что им не составило труда рассмотреть обстановку. К тому же дополнительный свет давал огонь, теплившийся в огромном камине справа.

Пол помещения был выложен тщательно отполированными голубыми и белыми мраморными плитками и создавал впечатление даже не прохлады, а настоящего холода. Но перед камином был расстелен толстый коричневый ковер, на котором стояли в беспорядке несколько солидных кресел с мягкими подлокотниками. Там же приютился низкий круглый столик.

Хозяин жестом пригласил брата Лэльдо к камину.

В этот момент бесшумно приоткрылась одна из трех дверей, расположенных в глубине зала, и оттуда высунулась мордочка какого-то животного с длинной острой мордочкой.

— Эй, Нат, иди сюда! — позвал зверька хозяин дома.

Он вальяжно развалился в кресле, брат Лэльдо сел напротив него, по другую сторону круглого стола, а Лэса устроилась чуть в сторонке, в кресле за спиной эливенера. Уроборос, подумав, забрался в кресло к Лэсе, благо места там могло хватить и на четверых.

Зверек, с опаской принюхиваясь к чужакам, подошел к хозяину и уселся у его ног. Молодой эливенер и иир'ова с удивлением уставились на огненно-рыжее существо. Это была классическая красная лисица, каких почти не сохранилось на американском континенте.

И она вовсе не была животным. Она была разумным существом. Но тщательно скрывала свои мысли, плотно закрывшись ментальным экраном.

* * *

— Итак, рад приветствовать тебя в моем доме, добрый путник, — заговорил хозяин. — Мое имя — сэр Дональд, эсквайр. А как зовут тебя?

Брат Лэльдо, много лет изучавший историю Земли до и после ядерной Смерти, мгновенно сообразил, что в этой стране, как и во многих других местах, человека оценивают не по его личным качествам, а по всему тому, что на самом деле не имеет ровно никакого значения. И не счел за грех приврать, чтобы не ставить хозяина в неловкое положение.

— Я — сэр Лэльдо, наследник рода Эливенеров, — ответил он. — Я из далекой страны Метс.

Не стоило, пожалуй, упоминать о том, что страна Метс была республикой.

— Я никогда не слышал о такой стране, — задумчиво произнес сэр Дональд.

— Она находится на американском континенте, — пояснил брат Лэльдо. — А сюда я прибыл через Италию. Меня заинтересовал Рим и обычаи южан.

— А, итальяшки, — пренебрежительно бросил сэр Дональд. — Макаронники!

— Да, — рассмеялся молодой эливенер, — макароны они любят, ничего не скажешь.

Его уже не удивляло то, что здесь говорили на американском языке, пусть и звучавшем немного иначе, протяжно, с усилением некоторых звуков. Он вспомнил, что когда-то, в совершенно невообразимой древности, американский континент заселили выходцы именно из Англии. Так что общность языка оказалась вполне объяснимой.

— А каковы цели твоей поездки, уважаемый сэр? Зачем тебе понадобилось в Гималаи? Или это секрет? — задал очередной вопрос сэр Дональд.

У брата Лэльдо появилась возможность немного подумать над ответом, поскольку именно в это мгновение появился седобородый Бэрк, кативший перед собой сверкающий серебряный столик на маленьких бронзовых колесиках. Столик был загружен так, что колеса попроще, скорее всего, просто не выдержали бы такого веса.

Ловким движением расстелив на круглом столе белоснежную крахмальную скатерть, Бэрк начал сервировать чай. Брат Лэльдо недоуменно наблюдал за тем, как Бэрк, водрузив в центре стола два огромных серебряных чайника, расставляет вокруг них бесчисленное множество глубоких и мелких тарелок с пирожками, пышками, бутербродами, лепешками, гренками, печеньями, пирожными… Он оглянулся на степную охотницу. Ее огромные зеленые глаза готовы были вот-вот выскочить из орбит от изумления. Уроборос осторожно предположил:

— Он, наверное, ждет еще кого-то?

— Возможно, — неуверенно ответил эливенер. Он уже бесцеремонно пошарил в уме сэра Дональда и знал, что никаких других гостей хозяин не ожидает. Но тогда зачем все это?..

Наконец Бэрк поставил на стол две большие нарядные чашки, беззвучно опустил на блюдца витые серебряные ложечки — и удалился.

— А почему он нам чаю не предлагает? — поинтересовался уроборос.

— Он думает — мы животные, — весело пояснила иир'ова.

— Во дает! — фыркнул малыш Дзз. — А мы что, так и будем прикидываться безмозглыми дураками?

— Так и будем, — твердо ответила кошка.

— И ты ни одного пирожка не попробуешь?

— Нам лучше вести себя поосторожнее, пока мы не разобрались в здешней обстановке.

С этим уроборос вполне был согласен, и они с Лэсой умолкли, слушая разговор сэра Дональда и сэра Лэльдо.

— Итак, ты сказал, что родился в Америке? — заговорил хозяин дома, заткнув за воротник большую белую салфетку и придвигая к себе глубокую тарелку с горячими жирными пышками. Брат Лэльдо, которому хотелось после дороги помыться, или хотя бы сполоснуть руки перед едой, молча последовал примеру сэра Дональда, но выбрал тарелку с сухим печеньем. — Я изучал историю. Америка — это страна диких индейских племен. Наши предки в древности без труда завоевали ее.

— Почему ты думаешь, что они ее именно завоевали, а не просто переселились туда? — удивился молодой эливенер.

— Но ты же говоришь по-английски, верно? Значит, у вас победил язык завоевателей.

— Ну, не знаю, — усомнился брат Лэльдо. Он не помнил, чтобы в прочитанных им копиях древних книг что-то говорилось именно о завоевании. — А может быть, это ты говоришь по-американски, уважаемый сэр? Потому что твои предки переняли язык той земли, где нашли себе приют?

Бородатый сэр ненадолго задумался, но потом отверг теорию гостя.

— Нет, — сказал он, проглотив очередную пышку и запив ее хорошим глотком чая. — Нет. Имеется слишком много древних документов, подтверждающих именно мою версию.

Спорить по пустякам брату Лэльдо совсем не хотелось. Но сэр Дональд сказал то, что заинтересовало эливенера.

— Древние документы? — переспросил он. — Именно древние, не их копии? Но как же они могли сохраниться в период ядерной Смерти?

— О! — с довольным видом воскликнул сэр Дональд. — О, это прекрасный вопрос! Его мог задать только человек, прибывший с другого континента. Кстати, где ты оставил свой корабль?

— На побережье, неподалеку от Рима, — коротко ответил сэр Лэльдо. — Так что насчет документов?

— Да-да, я с удовольствием расскажу тебе… но это связано с историей нашей страны в целом. Если тебе она незнакома…

— Нет, я не знаю вашей истории после Смерти, — сказал брат Лэльдо. — И если ты располагаешь временем, я с удовольствием послушал бы ее.

— Конечно, конечно! — с энтузиазмом воскликнул сэр Дональд, и трое друзей без труда поняли, что хозяин дома — большой любитель поговорить. Он немедленно начал рассказ.

* * *

…В седой незапамятной древности, многие тысячи лет назад, еще до ядерной Смерти, пронесшейся над планетой и уничтожившей большую часть живого и практически все достижения технической цивилизации, Англия, называвшаяся тогда Соединенным Королевством или Великобританией, была могущественной морской державой. Это было островное государство, но оно имело множество колоний в разных концах света. И одной из таких колоний, кстати говоря, была и Америка. Но не в этом суть.

Когда над Землей разразилась безумная война, англичане, в силу присущей им осторожности и предусмотрительности, оказались подготовленными к ней намного лучше других народов. Они задолго до катастрофы надежно спрятали многое, имеющее культурную и научную ценность. Конечно, правительству царствовавшего тогда его величества короля Эдуарда все это обошлось в немалую сумму, но, поскольку после Смерти деньги все равно надолго утратили свою стоимость, это было неважно. Правительство, в свое время купившее несколько островов к северу от Исландии и Гренландии, построило там гигантские бомбоубежища и хранилища, надежные и долговечные.

И как только на землю упали первые термоядерные и нейтронные бомбы, его величество король Эдуард приказал немедленно начать полную и окончательную эвакуацию людей и ценностей. Весь военный и торговый флот Великобритании тут же вышел на север с полным грузом. Были вывезены все библиотеки, все произведения искусства, максимально возможное количество разнообразного оборудования и материалов. Прихватили даже многих животных, для которых были заранее подготовлены особые помещения. Конечно, целую страну перетащить в места на место невозможно, однако основная база для возрождения жизни после Смерти у англичан имелась, в отличие от тех, кто привык жить одним днем, безалаберно и бездумно.

Они провели в убежищах северных островов несколько десятков лет. Уже успело состариться новое поколение, рожденное после Смерти. Но в конце концов уровень радиации понизился настолько, что англичане смогли выйти на поверхность.

Конечно, от их флота не осталось и следа. Но британцы — народ упорный и храбрый. Из припрятанных в хранилищах запасов хорошо просмоленной древесины они построили баркасы и вельботы и отправились к берегам почти забытой родины.

Однако их ждал страшный сюрприз.

Острова Англия больше не существовало.

Это было очень трудно понять, и еще труднее оказалось свыкнуться с мыслью о потере родины. Но британцы всегда обладали железным характером, и именно потому они многие сотни лет властвовали над миром. Суда отправились дальше и дошли до материка.

Ближайший сосед Англии — Франция — была полностью стерта с лица земли. Великое теплое течение Гольфстрим переместилось, омывая теперь неузнаваемо изменившиеся берега континента. И английские моряки, осмотревшись как следует, составив приблизительные карты местности вдоль побережья, вернулись на север.

Началось обратное переселение народов…

* * *

Рассказ сэра Дональда изобиловал паузами, поскольку почтенный эсквайр без устали поедал пирожки, лепешки, бутерброды и прочее, то и дело подливая себе чаю. Брат Лэльдо, съевший несколько сухих печений, бутерброд с мясом и две сладкие булочки, с интересом наблюдал за хозяином дома, не понимая, как можно запихнуть внутрь себя такое количество сдобного теста. Нет, конечно же, ему приходилось видеть людей, обладающих отменным аппетитом, но это были крестьяне, солдаты, матросы или еще кто-нибудь в этом роде, — то есть мужчины, занятые тяжелым трудом, крепкие, крупные, простые… Но лорд Дональд не производил впечатления человека, которому приходилось бы много работать руками. Впрочем, решил наконец молодой эливенер, он ведь мог сильно проголодаться на охоте!

Но, набивая собственный желудок, сэр Дональд не забывал и о сидевшей возле его ног лисице. Время от времени он бросал ей куски мяса, снимая их с бутербродов. Лисица аккуратно, неторопливо съедала их, ничем не показывая своей принадлежности к миру разумных существ.

— И с тех пор вы живете здесь, — задумчиво произнес брат Лэльдо, глядя не на хозяина дома, а на огненно-рыжую лисицу. — Но это не объясняет того, о чем ты упомянул раньше. Как вам удалось сохранить древние документы? Ведь это же бумага! Она слишком недолговечна. Она не может выстоять перед напором тысячелетий.

— О! — блеснул глазами сэр Дональд. — Это особая история! Это триумф нашей великой науки!

— Вот как? — вопросительно приподнял брови эливенер.

— Да, представьте, наши химики открыли некий консервирующий состав, позволяющий сохранять бумагу практически вечно. Все книги и рукописи, вывезенные на север, были обработаны им, и ничто не пропало! Библиотека Вестминстера — к вашим услугам! Ну, а со временем мы заново построили бумажные мануфактуры, и не только бумажные, конечно. Если тебе интересно, мы можем как-нибудь на днях осмотреть их. Все они расположены к северо-западу от Лондона.

— Погоди-ка… — сообразил вдруг брат Лэльдо. — Но разве ваш город стоит не на побережье? Мне почему-то показалось, что вы обосновались у моря.

Лорд Дональд помрачнел.

— Нет, к сожалению, это не так, — ответил он, отодвигая наконец от себя чашку и тарелки. — Когда наши далекие предки вернулись с севера, возле моря еще нельзя было жить. В воде обнаружилось слишком много вредных веществ. Поэтому Лондон построили в глубине материка, надеясь, что позже удастся перебраться на побережье. Но потом в море развелась масса всякой дряни… ну, это слишком опасно.

— Надо же, — задумчиво сказал молодой эливенер, — а к западу от Италии воды чистые. Рыбаки выходят в море в маленьких лодках…

— Чертовы итальяшки, — с чувством бросил сэр Дональд. — Они всегда умели устраиваться!

В это время иир'ова осторожно спросила на узкой волне:

— У них что же, совсем нет рыбы?

Брат Лэльдо едва сдержал смех. И спросил хозяина:

— Значит, англичанам негде ловить рыбу?

— Ну почему же? — удивился эсквайр. — В Темзе полным-полно рыбы, да и в озерах на западе — тоже. Но если ты имеешь в виду морскую рыбу — тогда другое дело. Морской рыбы, конечно, у нас нет. Но нам и нашим друзьям достаточно и речной.

— Вашим друзьям? — недоуменно переспросил брат Лэльдо.

— Домашнее животное — друг человека! — с некоторым пафосом возвестил сэр Дональд, бросая лисице еще один кусок мяса. — Это одна из старейших английских традиций.

— Вот оно что… А скажи, пожалуйста, — поспешил сменить тему эливенер, — у вас и теперь правит король?

— Королева, — уточнил сэр Дональд. — Наша добрая старушка Викки. Ну, и Парламент при ней, конечно. Верхняя и Нижняя палаты. Все как в старые добрые времена.

Брат Лэльдо понял наконец, что смущало его во время рассказа сэра Дональда. Эсквайр явно отказывался признать, что сейчас — не старые добрые времена, что мир изменился, стал совсем непохож на тот, по которому тосковала душа лорда… Но ведь тот, кто живет прошлым, — не имеет будущего!

Неужели все англичане были таковы?

Впрочем, брата Лэльдо это совершенно не касалось. Уж как-нибудь они и сами разберутся со своей жизнью.

— Ну, не хочешь ли теперь немного отдохнуть? — спросил гостя с трудом сдерживавший зевоту сэр Дональд. — Тебя проводят в твою спальню. Все твои вещи уже там.

— Да, конечно, благодарю тебя, — кивнул эливенер.

— Увидимся за ужином, — и эсквайр встал, отодвинув тихонько скрипнувшее кресло. Лисица тут же вскочила и потрусила следом за хозяином.

 

Глава 6

Следом за невесть откуда возникшим слугой в сером костюме с ярким клетчатым поясом трое друзей зашагали по длинному коридору со множеством дверей по обе его стороны.

Слуга нес лампу, высоко подняв ее над головой, чтобы как можно лучше осветить дорогу гостю хозяина.

Брат Лэльдо с интересом смотрел на светильник. Дома, на севере американского континента, в Республике Метс, ему не приходилось видеть ничего подобного.

Лампа состояла из двух частей. Внизу располагался металлический резервуар с удобной ручкой, за которую слуга и держал лампу. Из резервуара, наполненного, видимо, каким-то очищенным жиром, выглядывал широкий плоский фитиль. А верхняя часть лампы была стеклянной, и прозрачный пузырь с длинной вытяжной трубкой наверху позволял огню гореть ровно, не мигая. Хорошая вещь, думал молодой эливенер, но для изготовления таких ламп нужны отличные стеклодувы… впрочем, дело в идее. А научить людей нетрудно. Было бы желание, остальное приложится.

Коридор явно тянулся вдоль всего дома, потому что вскоре он повернул под прямым углом. Миновав еще шесть дверей, слуга остановился и обратился к гостю.

— Вот твоя спальня, сэр, — вежливо сказал он, распахивая двустворчатую дверь. — Ванна готова. Скажи, что тебе еще требуется.

— Погоди, посмотрю, что там уже есть, — усмехнулся молодой эливенер. Он подумал о том, что Лэса голодна, и что оба его друга, конечно же, давным-давно умирают от жажды… впрочем, уроборос пил чрезвычайно мало. Ему и для утоления жажды в основном хватало собственного хвоста.

Пока брат Лэльдо осматривал спальню, иир'ова и малыш Дзз заглянули в прилегающие к ней помещения. Одно из них оказалось ванной комнатой, а в другом они увидели лежавшие прямо на полу толстые чистые матрасы в пестрых чехлах, а также большие миски с прохладной свежей водой и огромное блюдо с кусками сырого мяса и вареными овощами. Степная охотница, хихикнув, сообщила брату Лэльдо:

— О нас уже позаботились, все в порядке.

Лэльдо заглянул в комнату для «друзей человека» и рассмеялся.

— Ну, если тебя это устроит…

— Вполне, — весело ответила иир'ова. — Мясо свежее, вода чистая. Да еще и мягкая постель. Что еще человеку надо?

— Ты права, больше ничего, — согласился эливенер и вышел в спальню, чтобы отпустить слугу. И замер, изумленный, мгновенно уловив изменения в ментальном фоне спальни…

Слуга, неподвижно застывший у двери, слышал его разговор с друзьями! Ведь они, решив, что опасаться нечего, говорили на общей волне…

Молодой эливенер, недолго думая, спросил:

— А почему твой хозяин не слышит мысленную речь?

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, сэр, — едва слышно ответил внезапно побледневший слуга. Комната наполнилась запахом отчаянного страха, и уроборос с кошкой тут же выскочили из своей спаленки, чтобы выяснить, что происходит.

— Да брось ты прикидываться! — воскликнул брат Лэльдо. — Ты слышал, о чем я говорил с товарищами. Я же вижу. Но лорд Дональд не обладает такими способностями. В чем дело? Объясни, пожалуйста!

Похоже, слуга был готов вот-вот потерять сознание. Он пошатнулся и ухватился за дверной косяк. Но сумел совладать с собой, и, тихо сказав: «Ужин в девять вечера, сэр. Вас проводят в столовую…» — выскользнул в коридор.

— Ну и ну! — воскликнул брат Лэльдо. — Ничего не понимаю! Почему он так испугался? У них тут что, как в Италии? Те, кто слышат мысль, считаются уродами?

— Все может быть, — пожала плечами иир'ова. — Ты же не догадался спросить об этом лорда.

— Я не думал, что… ну, я хочу сказать, сам-то он нас не слышал, — пояснил эливенер. — Я и подумал, что здесь все такие.

— Кроме той лисички, да? — напомнила ему степная красавица. — Та очень даже хорошо умеет не только слышать, но и закрываться ментальным щитом.

— Да, — кивнул Лэльдо. — И, кстати, интересно — почему она таится? Похоже, здесь и вправду плохо относятся к телепатии.

— Вечером разберемся, — решила иир'ова и повернулась к уроборосу. — Малыш, а ты не заметил чего-нибудь интересного?

— Вроде бы нет, — без особой уверенности ответил малыш Дзз.

— Но что-то тебя все же смущает? — уловил его сомнения брат Лэльдо.

Уроборос немного подумал, уставясь в украшенный затейливой лепниной потолок спальни. Наконец он ответил:

— Мне просто не понравилась та лисица, Нат.

— Почему? — резко спросила кошка.

— Она похожа на… ну, у нас в Карпатах есть… на нашем языке вы все равно не поймете… — уроборос явно не находил нужных слов. И в конце концов просто передал друзьям изображение небольшого существа. Оно было серебристо-черное, пушистое, с длинным пышным хвостом… оно было абсолютно таким же, как домашняя лисица сэра Дональда, если не считать цвета.

— Ну и что?

— Эти твари очень опасны, — пояснил юный уроборос. — Они разумны и владеют сильной магией. И они недобрые. Они живут высоко в горах, выше границы лесов, как скальные кошки, и всячески пакостят людям. И они умеют портить погоду.

— Вот оно что… — задумчиво протянул брат Лэльдо. — Именно портить? А разгонять тучи они могут?

— He знаю, — грустно ответил уроборос. — Может быть, и умеют, но я никогда не слышал, чтобы они это делали.

Степная колдунья подошла к окну спальни и выглянула наружу. Окно выходило в роскошный сад, расположенный за домом и не видный с дороги. Похоже, главными в этом саду были роскошные бананы с необычными листьями, резными, словно листья аканта. Да и сами плоды, насколько могла рассмотреть издали степная красавица, отличались от известных ей…

То есть на нескольких стволах красовались обычные желтые и зеленые грозди, но вот два растения, высившиеся на довольно большой поляне напротив центральной части здания, поразили кошку. Грозди их плодов переливались всеми цветами радуги. Но сейчас иир'ову интересовали вовсе не экзотические фрукты.

Лэса почти высунулась из окна, всматриваясь в аллею, начинавшуюся от поляны с разноцветными бананами.

Что-то в движениях Лэсы насторожило брата Лэльдо, и он, дав уроборосу знак помалкивать, присоединился к кошке. Эливенер сосредоточился, ловя признаки чужой мысли.

И в следующую секунду он понял: рыжая лисица по имени Нат скрывается в саду и подслушивает разговор гостей.

А еще через мгновение он уже знал: Нат не одна. Лисиц в саду собралось не меньше десятка. И все они почему-то ненавидели чужаков…

* * *

Отложив на ближайшее будущее размышления о странном отношении к ним совершенно незнакомых лисиц, трое друзей занялись насущными проблемами. Изучив устройство ванной, они поняли, что в доме не просто имеется водопровод и стоки, но в трубы поступает, кроме холодной, еще и горячая вода. Поскольку большая глубокая ванна уже была наполнена теплой водой с мыльной пеной и душистыми экстрактами трав, брат Лэльдо искупался первым. Иир'ова горячей воды не выносила, уроборос — тоже.

Когда наконец все трое досыта наплескались в ванне, брат Лэльдо призадумался о своем внешнем виде.

Сэр Дональд был достаточно деликатен и сделал вид, что не замечает странной одежды сэра Лэльдо, эсквайра… но было совершенно ясно, что дальше щеголять в домотканых портах и рубахе, сшитых руками трудолюбивых суртов в далеком поселке у подножия скальной гряды, просто невозможно. Но больше у эливенера все равно ничего не было.

Брат Лэльдо огляделся, будучи уверен, что в комнате имеется какое-то приспособление для вызова слуги.

Он не ошибся. Возле двери висел толстый витой шнур тех же цветов, что и клетчатые пояса слуг, — сине-зеленый. На конце шнура болтался деревянный шарик. Эливенер дернул за шнур, и через минуту в дверь тихонько постучали.

— Входи! — крикнул брат Лэльдо. Иир'ова и уроборос, с удовольствием начав играть роль «друзей человека», скрылись в своей комнатушке.

В спальню вошел давешний слуга.

Он остановился у самого порога, уставив взгляд в пол, покрытый толстым пушистым ковром, и едва слышно произнес:

— Ты меня звал, сэр?

— Да… — Эливенер решил пока что не возвращаться к пугающей слугу теме. Всему свое время, поспешишь — людей насмешишь. — Ну, для начала скажи мне, как тебя зовут.

— Роберт, сэр.

— Отлично, Роберт. Видишь ли, когда я добирался сюда из Италии, мне немного не повезло, меня ограбили, все мои вещи пропали. Мне нужна одежда, обувь, ну, и так далее. И ювелир, который купит у меня драгоценные камни. К счастью для меня, грабители не нашли их.

Горсть ограненных кристаллов и в самом деле лежала в боковых карманах заплечных мешков степной охотницы и брата Лэльдо, — камни уложила туда вместе с сушеными травами симпатичная сурта Бенет, помогшая друзьям сбежать из поселка кузнецов.

— Я спрошу у управляющего, сэр. Думаю, он сам этим займется.

И слуга, поклонившись, ушел.

Вскоре снова раздался стук в дверь.

На этот раз в спальню гостя вошел седовласый Бэрк, встречавший сэра Дональда у дверей дома. Он, так же, как и Роберт, остановился у порога и вежливо сказал:

— Твой лакей передал мне, что ты нуждаешься в новой одежде, добрый сэр. Отчасти сэр Дональд уже позаботился об этом. Сейчас тебе принесут несколько костюмов из его личного гардероба, а завтра с утра я отвезу тебя в город, и ты купишь все необходимое, если, конечно, ты ничего не имеешь против такого хода событий.

Брат Лэльдо, сдержав смех, ответил важному управляющему:

— Разумеется, я ничего не имею против. Но мне хотелось бы узнать, как к тебе обращаться.

— Я — дворецкий, сэр. Мое имя — Бэрк, сэр. Можно также называть меня управляющим, сэр. Но к слугам у нас обычно обращаются просто по имени, сэр.

— Хорошо, — кивнул брат Лэльдо. — Так где же одежда?

В ответ Бэрк распахнул двери спальни, и из коридора в комнату тут же вошли трое слуг, нагруженных горами костюмов, обуви, белья и невесть чего еще.

Молодой эливенер изумленно вытаращил глаза.

— Выбери сам то, что тебе понравится, сэр, — сказал дворецкий, показывая слугам, чтобы они сложили все на кровать. Когда носильщики вышли, он осторожно спросил: — Ты не хочешь, чтобы я немного помог тебе, сэр? Извини, если я вмешиваюсь не в свое дело, но ты иностранец, наши обычаи тебе неведомы…

— О, это было бы здорово! — искренне воскликнул брат Лэльдо, одновременно нахально заглядывая в ум седобородого старца. — Конечно, мне нужна помощь!

Ему не очень понравилось то, что он увидел в мыслях дворецкого. Почему-то Бэрк испытывал совершенно искреннее презрение к гостю своего хозяина. Почему бы это, недоумевал молодой эливенер, вместе с управляющим рассматривая костюм за костюмом, чем я ему не угодил? Неужели этот дед так строг к внешности? Ему не понравилось, что его лорд привел в дом сущего оборванца? Или тут какая-то другая причина? Брату Лэльдо хотелось это понять, потому что он видел: старому управляющему неприятно прислуживать чужаку, старик с трудом заставлял себя сохранять видимость приличий, объясняя чужаку назначение той или иной вещи. Вот еще проблема, огорченно подумал молодой эливенер. Ну, на будущее учтем это и обойдемся помощью Роберта. К счастью, дворецкий не обладал способностью ментального общения и не только не слышал мыслей брата Лэльдо, но и не догадывался о том, что неприятный ему гость обладает даром телепатии.

Когда с делом было покончено и Бэрк заверил гостя, что выбранные костюмы вполне подходят для ужина и для завтрака, он тут же дернул шнур звонка, явились слуги и унесли все лишние вещи. Управляющий спросил:

— Тебе нужна еще моя помощь, сэр?

— Нет, Бэрк, спасибо, — поспешил ответить эливенер, видя, что старику не терпится уйти. — Думаю, с остальным я и сам справлюсь. Ну, в крайнем случае Роберт поможет.

— Хорошо, сэр, — кивнул дворецкий. — Зеркало за той ширмой, сэр, — он показал в угол спальни. — Всего доброго, сэр.

Дворецкий ушел, и «друзья человека» вышли из своей конуры.

— Ну и типчик, — покачала головой иир'ова. — Чем ты ему не угодил?

— Понятия не имею, — развел руками эливенер.

— Так, теперь мне нужно все это натянуть на себя… ну, дела! Зачем они таскают столько амуниции? Вот это, значит, я должен надеть только для того, чтобы поужинать? А в этом я должен завтракать? Ух! А что же он мне притащит для выезда в город? Представить страшно!

И в самом деле, вещей было многовато — во всяком случае для брата Лэльдо, с детства привыкшего, как все эливенеры, носить только минимум белья, легкую удобную обувь да свободную коричневую хламиду с капюшоном. А тут…

Иир'ова и юный уроборос от души хохотали, помогая брату Лэльдо облачиться в белье и костюм, достойные настоящего английского лорда. Сэр Лэльдо, эсквайр, хохотал не меньше, путаясь в застежках, завязках, пуговицах, пряжках…

Наконец сложная процедура одевания была завершена, и уроборос торжественно отодвинул ширму, скрывавшую огромное зеркало, — дабы сэр Лэльдо мог обозреть себя, любимого.

— Да ты у нас красавец хоть куда! — мысленно воскликнула кошка, когда эливенер встал перед зеркалом. — Тебя женить пора!

Лэльдо смутился. Он был воспитан полумонашеским орденом эливенеров, и до сих пор вовсе не обращал внимания на женщин…

— Лэса, не болтай ерунды, — пробормотал он. — Темнеет вообще-то… как у них тут с освещением?

— Электричества я пока что не обнаружила, — усмехнулась иир'ова, поняв чувства товарища. — Похоже, они обходятся масляными лампами.

Уроборос уже отыскал в одном из шкафов две лампы и спички. Но зажигать лампы друзья не спешили. Они на самом-то деле не особенно нуждались в них, поскольку все трое отлично видели и в темноте. Но вряд ли это понравилось бы строгому Бэрку.

* * *

Где-то неподалеку большие часы торжественно отбили семь ударов, и в ту же секунду послышался стук в дверь спальни сэра Лэльдо.

— Да! — коротко ответил эливенер.

Вошел Роберт и тихо сказал:

— Позволь проводить тебя в столовую, сэр.

— Спасибо, Роберт.

Он пошел следом за слугой по длинному коридору, теперь освещенному более основательно — кроме редких ламп на стенах появились еще и свечи, стоявшие на столиках почти перед каждой из дверей. Видимо, так здесь обозначалось наступление вечера.

По пути брат Лэльдо осторожно исследовал ум Роберта. Эливенеру просто необходимо было как можно лучше понять, куда они с друзьями попали, что представляет собой Англия в смысле отношения ее жителей к телепатии, — чтобы знать, как разговаривать с хозяином дома и другими людьми, с которыми ему придется встречаться в ближайшее время.

Прежде всего он обнаружил, что Роберт практически не умеет закрываться. Жалкое подобие ментального щита, которое воздвиг слуга, пытаясь отгородиться от чужака, не было преградой для такого сильного телепата, как брат Лэльдо. И молодой эливенер без труда прочитал и сиюминутные мысли, и даже отрывочные воспоминания парня в серой одежде. То, что узнал сэр Лэльдо, озадачило его.

Получалось, что вообще-то способность мысленного общения ни для кого тут не секрет и вовсе не находится под жестким запретом, как в Италии. Но… но люди, обладавшие этим даром, занимали в обществе примерно такое же положение, как «друзья человека», то бишь домашние животные. Лорды разговаривать мысленно не умели, более того — они не желали этому учиться. Ментальное общение оставалось уделом слуг, причем низших слуг. Простолюдин, умеющий слышать мысленную речь, не мог стать даже управляющим имением, например. Брату Лэльдо пришлось сунуться в самую глубину ума Роберта, чтобы понять причину такого разделения. Оказалось, что все это уходит корнями в незапамятные глубины истории, в те времена, когда одним из основных лозунгов англичан было изречение: «Мой дом — моя крепость». Через многие сотни лет после ядерной Смерти, с появлением множества существ, обладающих даром телепатии, эта фраза трансформировалась. Теперь она звучала так: «Мой ум — моя крепость».

Ну, а кто же позволит чужаку соваться внутрь родных бастионов?

И потому за каждым ребенком тщательно наблюдали с самого момента рождения. Если за ним замечали такое неприличие, как дар телепата, он тут же автоматически зачислялся в низшие существа. Пусть себе общается с конюхами и собаками. В хорошем обществе такому делать нечего, даже если это всего лишь общество, скажем, купцов или ремесленников. Если же такое дитя рождалось в семье высокопоставленного лорда, его просто-напросто отправляли в монастырь.

Брат Лэльдо шел за Робертом, то и дело огорченно покачивая головой. Надо же, вот незадача, думал эливенер, и как они могли до такого додуматься? Ну, это их страна, их жизнь… в конце концов, не убивают же они тех, кто читает мысли… возможно, со временем и у них все наладится. Потом он сообразил, что слуга ведь теперь знает: гость — телепат. Не выгонят ли его прямо сейчас из дома сэра Дональда? Впрочем, такая перспектива брата Лэльдо уж никак испугать не могла. Невелико горе. А может быть, Роберт и не скажет никому и ничего. Ведь гость — иностранец, а эливенер уже понял, что англичане не слишком высокого мнения обо всех, кто не принадлежит к их великой нации. Так что, может быть, иностранцам даже мысленно разговаривать можно?

И еще брат Лэльдо понял, почему Роберт так испугался, когда эливенер обнаружил его телепатический дар. Слугам категорически запрещалось подслушивать мысли хозяев. Видимо, лорды, сами не будучи телепатами, не понимали, что такой запрет не имеет смысла. Мысль — не физическая речь, ее не заглушишь плотно закрытой дверью…

Роберт остановился перед одной из двустворчатых дверей, на взгляд брата Лэльдо совершенно неотличимой от множества соседних, и сказал:

— Мы пришли, сэр. Это столовая.

И он осторожно стукнул костяшками пальцев в резную филенку.

Дверь медленно распахнулась, в коридор хлынул яркий свет множества ламп и свечей. Чей-то голос торжественно произнес:

— Сэр Лэльдо, эсквайр!

И молодой эливенер, принаряженный в темно-синий костюм, серовато-розовую рубашку с кружевным жабо на шее и серые сафьяновые полусапожки, вошел в огромную столовую, не зная, извещен ли уже хозяин дома о неприличных способностях гостя.

Но сэр Дональд явно ничего не знал. Он встал со своего места во главе длинного стола, шагнул навстречу эливенеру, радушно раскинув руки, и воскликнул:

— О! Вот и ты! Извини, мы уже уселись за стол… ну, это я виноват, не предупредил тебя о правилах дома. Прошу, вот твое место, — и он, нежно придерживая брата Лэльдо за локоток, подвел его к свободному стулу примерно в середине стола, но все-таки чуть ближе к дальнему от хозяина концу.

Брат Лэльдо усмехнулся про себя тонкому расчету сэра Дональда. Хозяин, пригласивший к ужину более десятка друзей, просто не хотел, чтобы иностранец помешал их разговорам, и, конечно же, именно по его приказу Роберт пришел за эливенером так поздно. Ну, путешественнику было совершенно наплевать на эти английские условности.

Он сел на указанное ему место, и тут же возле него возник слуга в сером, державший огромное блюдо с целой горой жареного мяса. На краю блюда красовалась золоченая двузубая вилка. Если бы брат Лэльдо не умел читать мысли, он наверняка совершил бы за столом массу оплошностей и вызвал бы тем самым неприязнь собравшихся сэров. Но он отчетливо видел в умах благородных англичан, чего от него ожидают, и, аккуратно переложив на свою тарелку кусок мяса, молча показал другому слуге на большую темную бутылку со скромной зеленой этикеткой. Слуга наполнил один из стоявших перед прибором эливенера бокалов и отступил назад.

Брат Лэльдо отметил для себя облегченный вздох сэра Дональда. Хозяин дома явно тревожился из-за иностранца, опасаясь, что тот не обладает достаточно хорошими манерами. Но теперь его тревога утихла. Сэр Лэльдо, эсквайр, оказался достоин оказанной ему чести.

* * *

…Ужин тянулся бесконечно долго, но брат Лэльдо не скучал. Он с интересом прислушивался к разговорам, отвечал на вопросы, когда к нему обращались, изредка спрашивал сам… но прежде всего он осторожно исследовал умы окружающих. И гостей, и слуг. Благородным сэрам и в головы не приходило, что кто-то может копаться в их мозгах, а слуги были не настолько искусны в ментальном общении, чтобы заметить проникновение в собственные умы. А Лэльдо тут же передавал самые интересные сведения своим друзьям, оставшимся в спальне. Степная охотница и уроборос внимательно слушали его. Кто знает, что может им пригодиться не сегодня, так завтра!

Когда ужин наконец подошел к концу и сэр Дональд пригласил гостей в курительную, выпить чаю и вина, он обратился к брату Лэльдо:

— Добрый сэр, ты можешь послать слугу за своими друзьями. Пусть они познакомятся с любимцами моих соседей.

Эливенер вежливо поблагодарил и кивнул Роберту, стоявшему вместе с другими слугами у стены столовой. Роберт тут же поклонился и вышел. Брат Лэльдо услышал мысленное хихиканье иир'овы, которая, конечно же, не упустила ни слова из сказанного в столовой:

— Ну, держись, братишка! Мы им покажем такой цирк!

— Эй, ты поосторожней! — всполошился молодой эливенер. — Не хватало еще перепугать их всех! И, кстати, закройтесь поплотнее, чтобы слуги вас не услышали. А то как бы беды не вышло.

— Не волнуйся, мы их перехитрим! — это прозвучал на личной направленной волне мысленный голос юного уробороса. — О! Роберт пришел! Мы идем!

Брат Лэльдо встал из-за стола и следом за другими гостями отправился в комнату, которая называлась «курительная». И какой же сюрприз ожидал его там!

* * *

Курительная оказалась большой полукруглой комнатой, расположенной в конце восточного крыла здания и завершавшей его. Множество высоких узких окон делали курительную похожей на садовую беседку. Роскошные бархатные шторы были отодвинуты в стороны, часть окон распахнута настежь, — но в комнате все равно пахло какой-то невыносимой гадостью. Вокруг стояло множество кресел и небольших диванов, и еще здесь находились невысокие столы и странные металлические чаши на высоких треножниках. Гости сэра Дональда вольготно расположились, кто где хотел, явно намереваясь спокойно поболтать и выпить чаю, как думал молодой эливенер. При каждом из сэров находился и его «друг», и каждый из благородных англичан явно стремился превзойти других экзотичностью своего питомца. Здесь были и огромные пестрые птицы, то и дело хрипло оравшие человеческими голосами, и маленькие нервные обезьянки, и собаки — только не те огромные охотничьи, каких уже видели трое друзей, а мелкие, с короткой шерстью и приплюснутыми злобными мордами… и, конечно же, огненно-рыжие лисицы, старательно скрывавшие свой ум. И еще тут ползали два существа, вызвавшие у брата Лэльдо особые опасения. Уж очень они напоминали гигантских снаперов, живших в озерах на севере Канды, — такие же рисунчатые панцири, когтистые лапы, костяные клювы… но, к счастью, эти твари не превышали ростом ладони эливенера. Их называли черепахами.

Степная охотница и уроборос еще не успели дойти до курительной, когда благородные сэры взяли плотные свертки черных сухих листьев и подожгли их. Брат Лэльдо закашлялся, едва вдохнув ядовитый вонючий дым, и в ужасе поспешил отойти к открытому окну.

Слуга, разносивший чашки с чаем, пошел за ним и вопросительно посмотрел на гостя. Молодой эливенер взял с подноса чашку и кивком поблагодарил слугу.

Чай в доме сэра Дональда был замечательный — крепкий и душистый. Брат Лэльдо отхлебнул глоток и на направленной волне предупредил друзей, спешивших в курительную:

— Здесь этот жуткий дым… вы поосторожнее!

Дверь распахнулась, Роберт пропустил внутрь Лэсу и малыша Дзз, а сам остался в коридоре вместе с другими лакеями. Уроборос, передвигавшийся на всем множестве своих коротких пушистых лапок, избежал первого удара газовой атаки, — дым от вонючих листьев поднимался вверх и вытягивался в окна. А вот Лэсе досталось не шутя, несмотря на то, что она была предупреждена. Несчастная кошка отчаянно раскашлялась, ее огромные зеленые глаза наполнились слезами, — и степная охотница, недолго думая, проскочила курительную насквозь и через окно выпрыгнула в сад. Уроборос, немного помедлив, последовал за ней.

Гости сэра Дональда дружно расхохотались.

— Сэр Лэльдо, — сквозь смех спросил один из гостей, — неужели в Америке не курят? Похоже, твои любимцы незнакомы с табачным дымом!

— Они действительно с ним незнакомы, — кивнул молодой эливенер. — И я тоже. А зачем вы глотаете такую отраву?

Ответом ему послужил новый взрыв хохота.

Последовало длинное объяснение сути и смысла древних традиций доброй старой Англии. Сигара после обеда и после ужина — самое достойное занятие для мужчин. Сигара, чай, а потом еще одна сигара и портвейн… Брат Лэльдо слушал лишь краем уха. Его куда больше интересовали рыжие лисицы. В курительной их было семь.

И что-то в них было такое… брат Лэльдо никак не мог понять, что его смущает. Он крайне осторожно окликнул кошку:

— Лэса… что-то мне не нравится в лисицах. Они не просто скрывают свой ум. Тут есть что-то еще.

Степная колдунья долго молчала, тайком приглядываясь к плотным ментальным экранам рыжих пушистых негодяек, а потом вдруг передала:

— Они не те, за кого себя выдают.

— Как это? — не понял эливенер.

— Позже поговорим. Будь осторожен.

Брат Лэльдо сел на низкий подоконник, твердо решив, что постарается вдохнуть как можно меньше отравы. Но тут сэры, приступив к портвейну, заговорили о странных событиях, время от времени происходивших в разных местах старой доброй Англии, и эливенер поневоле заинтересовался.

— …А утром его нашли мертвым, удавленным, — говорил сэр Джус, полноватый высокий человек в строгом синем костюме. — Но в спальню никто не мог войти, окна были заперты изнутри, а под дверью спала его лисица. Так до сих пор и не поняли, кто мог его задушить.

— Нечто в этом роде произошло с младшим сыном герцога Лоуренса, — вступил в разговор лорд Кент, выглядевший лет на сто, не меньше. — Сначала он начал слышать голоса, требовавшие от него отнести в лес фамильные драгоценности. А потом его кто-то таинственным образом повесил в его же собственном саду, неподалеку от королевского дерева! Но в саду никого в тот день не было, даже садовников, он отпустил всех слуг на скачки! И никаких следов обнаружить не удалось.

Брат Лэльдо внезапно уловил некое движение за жесткими ментальными экранами лисиц и всмотрелся в ближайшую к нему острую мордочку. В глазах лисицы светилось искреннее веселье!

Озадаченный эливенер ничем не выдал своих чувств, но стал еще внимательнее слушать беседу гостей сэра Дональда.

Он узнал, что подобные загадочные случаи в последние пять-шесть лет участились, но даже самые опытные и искусные сыщики лондонского Скотланд-Ярда так ни разу и не нашли ответа на вопрос: кто убил?

Потом разговор перешел на «друзей человека», и тут уж брату Лэльдо пришлось ответить на множество вопросов. Благородных англичан интересовало, где он раздобыл такие экзотические существа, как огромная кошка и колючая сороконожка. Эливенер объяснил, что кошку он привез с собой из Америки, а с уроборосом повстречался уже здесь, на европейском континенте, к югу отсюда, среди скал. Брат Лэльдо, естественно, не сказал надменным британцам, что родина малыша Дзз — Карпаты. Кто их знает, этих чокнутых англичан, еще отправятся на охоту за родичами юного уробороса! Хотя, конечно, это было бы забавно…

А еще чуть позже эливенер постарался навести разговор на смерчи, проносящиеся над лесом.

 

Глава 7

Когда сэр Лэльдо, эсквайр, и его «друзья человека» возвращались в отведенные им апартаменты, Лэса и уроборос, уже пришедшие в себя после легкого отравления табачным дымом, от души веселились, предлагая молодому эливенеру завтра же купить для них ошейники и поводки, как то советовали ему многие из благородных сэров. Правда, веселились они на самых узких ментальных волнах, поскольку уже поняли: лисица Нат подслушивает все разговоры в доме. Зачем ей это было нужно, еще предстояло выяснить.

Выпив две рюмки портвейна, оказавшегося очень крепким вином, брат Лэльдо чувствовал себя не слишком уверенно. У него слегка кружилась голова, а ноги вели себя как-то странно, то и дело запинаясь о ковры, устилавшие все коридоры дома. Конечно, и степная охотница, и уроженец Карпат отлично видели это, и оттого веселились еще сильнее.

Роберт, молча шагавший впереди компании, делал вид, что ничего не замечает. Сэр Лэльдо вправе был вести себя, как ему вздумается. Дело слуги — выполнять приказы, а не обсуждать благородных господ.

Постель для эсквайра была уже приготовлена, ванна наполнена горячей водой с душистой мыльной пеной, на столике возле кровати стояли зажженная лампа, накрытый белоснежной салфеткой кувшин с каким-то питьем, стеклянный стакан и тарелка с фруктами. «Друзьям человека» чьи-то заботливые руки принесли большую миску мяса и овощей и две миски поменьше, наполненные свежим молоком. При виде молока Лэса радостно взвизгнула, а малыш Дзз засмеялся:

— Повезло тебе, двойная порция достанется!

Сам он, как всегда, поужинал собственным хвостом.

Не понимая, зачем принимать ванну через несколько часов после предыдущей, если ты не работал и не воевал, брат Лэльдо просто-напросто выпустил воду и умылся холодной водой. Это помогло ему справиться с воздействием портвейна.

Но вот наконец трое друзей устроились на широкой, закрытой со всех сторон пышным пологом кровати, предназначенной для отдыха сэра Лэльдо, и принялись обсуждать то, что узнали за прошедший вечер. Выходившее в сад окно они на всякий случай закрыли поплотнее, хотя, конечно, стекла не могли помешать тому, кто способен подслушивать чужую мысль.

Говорили они в самом узком диапазоне ментального обмена.

— Но кто же запускает эти смерчи? — задумчиво произнесла иир'ова. — Половина «любимцев» местных жителей попала в лес именно таким образом из разных мест, довольно-таки отдаленных от Англии… но кому это нужно? И зачем, главное — зачем?

— Если бы нам удалось уловить момент рождения очередного смерча, — вздохнул молодой эливенер, — все стало бы ясно.

— Можем подождать, — предложил уроборос. — Куда нам спешить-то? Они же говорили, что в последнее время смерчи участились, едва ли не по два раза в месяц бушуют. Хорошо еще, что дальше леса почему-то не движутся.

— Тоже, кстати, загадка, — хмыкнула степная колдунья. — Почему это так?

— Ну, в лесу могут быть какие-то особые поля, разрушающие смерчи, — решил брат Лэльдо. — Магнитные, электрические… да мало ли что!

— Но мы же ничего подобного не заметили! — возразила кошка.

— Мы не обращали на это особого внимания, — напомнил ей эливенер. — Если бы поискали — могли бы найти.

— А мне знаете что кажется? — передал уроборос. — Что тот или те, кто создает смерчи, вовсе не желает, чтобы они гасли над лесом. Мне кажется, это попытка разрушить здешние поселения, натворить бед… ну, а заодно забросить сюда каких-нибудь монстров. Только в основном пока что смерчам попадается не то, что надо. Наверное, мастерства не хватает бандитам. Или мешает то, что по другую сторону леса, сами знаете, ментальное пространство делится на полосы стабильности и нестабильности. Это вполне может отразиться на устойчивости воздушных столбов, особенно если они зарождаются на нестабильной полосе. Как только они выходят в районы здорового пространства — так и распадаются.

Двое путешественников всерьез задумались над идеей малыша Дзз. Что-то в ней безусловно было. Это следовало обмозговать и по возможности проверить. А для проверки, само собой, следовало задержаться в Англии на некоторое время. Дойдя в мыслях до этого пункта, брат Лэльдо спросил:

— А сколько, интересно, у нас денег, если считать по местным меркам? Мне не хотелось бы оставаться у сэра Дональда. Лучше снять дом в городе.

— Черт его знает, — пожала плечами Лэса и, спрыгнув с кровати, пошла искать заплечные мешки. Роберт сложил их вместе с булатными посохами в один из шкафов, стоявших вдоль стен.

Порывшись в наружных карманах мешков, иир'ова отыскала штук двадцать драгоценных камней. Тут были сапфиры, алмазы, рубины, александриты, изумруды и топазы. Друзья решили, что завтра возьмут с собой два-три камешка, чтобы продать ювелиру, а там видно будет. Обмана они не боялись — и вес, и качество камней уроборос определил без труда. Осталось выяснить, сколько они стоят в здешних краях, и на что может хватить вырученной суммы. Но это Лэльдо и кошка прочтут в уме ювелира…

— Меня еще кое-что смущает, — задумчиво передала иир'ова, когда с денежной темой было покончено. — Лисицы.

— А что в них не так? — удивился малыш Дзз. — Ну, кроме того, что они почему-то прикидываются животными?

— Не знаю, — развела руками степная колдунья. — Пока что не поняла. Но что-то в них чувствуется… неправильное.

— В каком смысле неправильное? — насторожился брат Лэльдо.

— Не знаю, — повторила иир'ова. — Никак не могу уловить. Ты бы сам этим занялся, Лэльдо.

— Но я не колдун! — возразил молодой эливенер. — И если их «неправильность» касается магии, ее можешь вычислить только ты!

— Я не знаю, чего она касается! — Лэса выглядела расстроенной. — Что-то не так — и все! Вот всеми печенками чую! Попробуй просмотреть их насквозь, а? На всякий случай.

— Попробую, как только Нат попадется мне на глаза, — согласился брат Лэльдо. — Мне, честно говоря, они тоже не понравились. Уж очень плотно закрываются, зачем? Боятся, что их слуги услышат?

— Ну, может быть, здесь как в Италии, — предположил уроборос. — Животные не должны обладать разумом?

— Ой, не похоже, — возразила иир'ова. — Ты же видел, как эти сэры относятся к слугам-телепатам… думаю, мыслящее животное их только позабавило бы, и все. Англичан ничем не прошибешь.

— Да ведь кто-то из них даже хвастался, что несколько его собак научились разговаривать с псарями! — вспомнил брат Лэльдо.

— Ну вот, тем более… нет, тут что-то другое, — решила иир'ова.

В конце концов друзья решили, что лучше не заниматься бесплодными гаданиями, а подождать день-другой и понаблюдать за лисами.

К тому же все очень устали. Пора было и на покой.

* * *

Лондон оказался городом не только огромным, но и чрезвычайно шумным. Но при этом он совсем не походил на большие города южных государств американского континента.

Это был город строгий, почти суровый. Массивные здания из серого и красновато-коричневого тесаного камня больше походили на бастионы, чем на обыкновенные жилые дома. Высокие узкие окна были забраны узорчатыми коваными решетками, но и этого англичанам почему-то казалось мало, и потому они навесили на каждое из окон еще и ставни из толстых досок, окованных железными полосами. «Ну и ну, — думал молодой эливенер, озирая улицы с высоты сиденья экипажа, — чего они так боятся? Грабителей тут нет, насколько я вчера понял, ураганы и штормы им тоже не грозят… от кого они защищаются?»

Но англичане, похоже, ни от кого в особенности не защищались. Просто они слишком буквально трактовали выражение «Мой дом — моя крепость».

Экипаж, предоставленный друзьям сэром Дональдом, въехал в город с восточной стороны. Здесь, насколько поняли друзья, обитали не самые бедные из англичан. Это был район, принадлежавший зажиточным ремесленникам и торговцам средней руки, и навстречу открытой коляске сэра Дональда, украшенной родовыми гербами на низких дверцах, то и дело встречались экипажи попроще, нарядные и явно дорогие, но без гербов. На самых окраинных улицах людей было немного, но чем ближе к центру продвигалась коляска, запряженная парой черно-белых лошадей с длинными шеями, тем люднее становилось вокруг. К сожалению, улицы при этом не становились шире, и в конце концов брат Лэльдо сказал сопровождавшему их дворецкому Бэрку:

— Я бы предпочел пойти пешком.

Ему надоело то, что лошади едва переставляют ноги по запруженной экипажами мостовой.

Лицо Бэрка вытянулось.

— Пешком, сэр?..

Важному управляющему совсем не хотелось пробиваться сквозь толпу на тротуарах. Но молодой эливенер настаивал на своем. Он уже знал, что такая прогулка ничуть не нарушает приличия. Во-первых, он прочитал это в уме самого Бэрка, а во-вторых, и глазами нетрудно было заметить на улицах множество очень хорошо одетых джентльменов в шляпах, похожих на печные трубы. К огромному сожалению брата Лэльдо, ему и самому пришлось натянуть на голову такую же чудовищно высокую шляпу, да еще и украшенную атласной лентой по тулье. Они с Лэсой то и дело переглядывались, умирая со смеху. Не так уж давно юный уроборос видел странный сон — что они идут по каменному городу, а вокруг — люди с печными трубами на головах. Ну вот, сбылось предвидение… Англичане называли эти кошмарные сооружения цилиндрами и страшно гордились тем, что цилиндр вправе носить только настоящий джентльмен. Какой-нибудь купец или мастеровой не осмелился бы водрузить на голову подобное чудо шляпного искусства. Ему это было не по чину.

Наконец Бэрк сдался и, приказав кучеру ехать к ювелирному магазину мистера Мозера, вышел из коляски. Брат Лэльдо выпрыгнул следом за ним, довольный, что может наконец немножко размять ноги, иир'ова и уроборос также не заставили себя ждать.

Степная красавица и уроженец Карпат произвели на улицах Лондона нечто вроде сенсации. Как ни сдержанны были англичане, как ни старались скрывать свои чувства, — все же друзья то и дело ловили на себе откровенно любопытные взгляды. Ну, лондонцев нетрудно было понять. Не каждый день в город забредают прекрасные двуногие кошки почти двухметрового роста, да еще в компании с чем-то вроде колючей полутораметровой гусеницы. И молодой эливенер видел, что мужчины с разноцветными печными трубами на головах искренне завидуют ему.

Чем ближе к центру города, тем выше становились дома, и в конце концов их мрачные трехэтажные громады полностью заслонили солнце. И если бы не небольшие площади, довольно часто раздвигавшие эти каменные стены, и крошечные скверики, обнесенные коваными решетками, горожане, пожалуй, вообще не видели бы настоящего дневного света. Но троих друзей больше всего озадачило то, что в центре каждой площади и каждого сквера обязательно рос банан с цветными плодами. И каждый такой банан обязательно был огорожен нарядной, тщательно начищенной решеткой. Дались им эти бананы, подумал эливенер, неужели ничего поинтереснее не нашли? Он мимоходом пошарил в умах прохожих, и обнаружил, что этот вид банана здесь называют «королевским деревом» и считают его плоды лекарством от абсолютно всех болезней. Да и вообще банан оказался для англичан чуть ли не священным растением, и это развеселило опытного целителя брата Лэльдо.

Нет, конечно, он вполне мог согласиться с тем, что плоды банана — отличная штука, но считать их панацеей?.. Впрочем, тут же подумал эливенер, надо бы исследовать эти пестрые плоды, вдруг в них и в самом деле есть что-то такое, чего нет в других бананах?

Но вот Бэрк, обогнув небольшой сквер, вывел процессию на довольно широкую улицу, далеко впереди вливавшуюся в площадь. На другой стороне улицы друзья увидели большие стеклянные витрины, занимавшие весь первый этаж здания прямо напротив них, а над ними — затейливую позолоченную вывеску: «Ювелирные изделия Мозера». Собственно, все первые этажи домов на этой улице были заняты под магазины, и брат Лэльдо усмехнулся, вспомнив, как их отряд, бывший тогда гораздо больше, очутился в итальянском городе Веллетри, и как всех их поразило гигантское фарфоровое блюдо, выставленное в одной из витрин.

Седовласый Бэрк, ловко лавируя между многочисленными экипажами, в одну минуту пересек мостовую, и трое друзей поспешили за ним, удивляясь проворству старого дворецкого. У него явно был немалый опыт хождения по городским улицам!

Когда все четверо собрались у витрины ювелирного магазина, брат Лэльдо попросил дворецкого:

— Подожди минутку, пожалуйста, я хочу сначала посмотреть. — И тут же на узкой волне обратился к уроборосу: — Оцени-ка наши камни, побыстрей!

— Уже, — весело откликнулся малыш Дзз. — Вон там, на синей подушечке, — два изумруда, похожие на твои, но не такой чистой воды. На каждом цена — двенадцать тысяч фунтов. Что бы это ни значило, твой изумруд стоит дороже. А рубин… ага, вон похожий… десять тысяч.

— Отлично, спасибо, малыш, — поблагодарил друга брат Лэльдо. — Интересно, что можно купить на такие деньги?

На этот вопрос ответила иир'ова, успевшая сбегать к витрине соседнего магазина.

— Все, что тебе вздумается. Это очень большая сумма.

— Очень хорошо!

И брат Лэльдо уверенно вошел в магазин.

* * *

…Через полчаса, выйдя от ювелира с объемистой кожаной сумкой, битком набитой банкнотами и золотом, брат Лэльдо с улыбкой покачал головой. Конечно, ювелир попытался надуть иностранца. Но, поняв, что имеет дело со знатоком, тут же дал настоящую цену за оба камня, не желая бросить тень на репутацию своей фирмы. Теперь на очереди было другое важное дело: снять подходящий дом для сэра Лэльдо, эсквайра, и его «друзей человека».

Заглянув в ум дворецкого, наверняка отлично знающего, что приличествует настоящему сэру, а что — нет, молодой эливенер понял, чего от него ожидают. Он должен жить в загородном доме с садом. И почему-то важным фактором, определяющим престиж джентльмена, являлись наличие в саду банана с разноцветными плодами, а в доме — огненно-рыжей лисицы.

Против банана брат Лэльдо ничего не имел. Но заводить лисицу ему совсем не хотелось. Прежде всего потому, что лисы были разумными существами. А второй причиной, само собой, являлась их скрытая враждебность к человеку.

Коляска уже ждала их возле тротуара, и седобородый Бэрк настойчиво предложил сэру Лэльдо сесть в нее и отправиться на поиск подходящего жилья.

Видя, что старик устал, эливенер согласился.

Лошади снова зацокали копытами по булыжной мостовой, увлекая коляску обратно в пригород.

* * *

Но выехать за пределы Лондона троим друзьям удалось не сразу.

Где-то впереди вдруг послышался ритмичный грохот множества барабанов, сопровождаемый звоном литавр и мелодичными звуками неизвестного брату Лэльдо инструмента… это было немного похоже на военный горн, но гораздо мягче. Все экипажи, ехавшие в ту же сторону, что и коляска с гостями сэра Дональда, сразу остановились. Многие из пассажиров поспешили выйти и почти бегом помчались вперед, туда, откуда раздавалась музыка, крича на ходу: «Королева, королева!». Трое друзей переглянулись.

— Что случилось? — спросил уроборос.

— Где-то впереди — королевский кортеж, — пожал плечами брат Лэльдо. — Что, малыш, хочешь посмотреть?

— Хочу, конечно! — с жаром откликнулся уроборос. — Я ни разу в жизни не видел ни одной королевы! У нас в Карпатах их не держат!

— Пошли! — бросила степная красавица, выпрыгивая из коляски.

— Бэрк, я, пожалуй, пойду взглянуть на вашу королеву, — сказал брат Лэльдо, открывая дверцу коляски со своей стороны. — Но ты можешь остаться здесь.

— О, что ты, сэр! — обиделся дворецкий. — Я тоже хочу увидеть нашу любимую Викки!

— Ну, дело твое.

И они всей компанией присоединились к взволнованной толпе.

Оказалось, что поперек той улочки, по которой они ехали, в двух кварталах впереди пролегает довольно широкая (по здешним меркам) магистраль. Толпы лондонцев теснились на тротуарах, но мостовая оставалась свободной. Впрочем, не сама по себе. Вдоль края тротуаров стояли здоровенные солдаты в очень странных, на взгляд путешественников, мундирах. На солдатах были черные, до блеска начищенные короткие сапоги, ярко-синие штаны в обтяжку, красные кафтаны с золотыми галунами и пуговицами, и в довершение всего на головах бедняжек возвышались огромные меховые шапки, похожие на темно-рыжие стоги сена. Портупеи из лакированной кожи, длинные сабли в украшенных эмалью ножнах, да еще и широкие кушаки в ослепительную черно-желтую клетку… ну и ну, подумал брат Лэльдо, их впору на поле ставить, гигантских скворцов распугивать.

Грохот и звон оркестра приближался, и троим друзьям ужасно хотелось заткнуть уши, но это было бы явным нарушением приличий. И вот наконец Лэльдо и кошка через головы толпы увидели начало шествия. Молодой эливенер, недолго думая, подхватил на руки уробороса, иначе малыш Дзз остался бы без развлечения.

Перед оркестром шел, пятясь задом наперед, человек в ярко-красной одежде с длинным жезлом в руке. На верхушке жезла красовался некий шар с прицепленным к нему пучком длинных волос. Человек взмахивал жезлом, задавая оркестру ритм.

Сами оркестранты были одеты в белое с золотом. Десять барабанщиков, шесть литаврщиков, а дальше — духовые инструменты. Брат Лэльдо с интересом присматривался к жарко горящим медным трубам, большим, непривычно изогнутым… и еще там было нечто вроде флейт…

— Как называются те маленькие инструменты, Бэрк? — во все горло заорал брат Лэльдо.

— Гобои и английские рожки, сэр! — проорал в ответ дворецкий.

Эливенер с трудом расслышал его.

А следом за грохочущим оркестром ехала огромная карета… она выглядела точь-в-точь, как банан!

— Ну, это уж слишком! — мысленно возмутилась степная охотница. — Они тут совсем свихнулись на этом фрукте!

— Ну, наверное, у них есть к тому какие-то причины, — предположил брат Лэльдо.

— Я что-то не понял, — встрял в их мысленный разговор уроборос. — Я слышал, они называют свою королеву красавицей. Ну… Лэльдо, как она на твой взгляд?

Эливенер только теперь обратил внимание на женщину, сидевшую в этой странной открытой карете. И поперхнулся от неожиданности.

Он увидел немолодую длинноносую даму, невероятно полную, в пышном черном платье со множеством оборок и в огненно-рыжем парике. В ушах, на шее и на пальцах Виктории сверкало огромное количество драгоценных камней в затейливых оправах. Королева дышала тяжело, то ли она страдала астмой, то ли просто мучилась от ожирения. Но при этом живые темно-карие глаза королевы светились незаурядным умом.

Королевский кортеж медленно продвигался вперед, и тем бы и закончилась встреча путешественников и уроженца Карпат с английской королевой, если бы по толпе не прокатился вдруг испуганный крик:

— Драконы!.. Драконы!..

Королевские гвардейцы уставились в небо, следуя взглядам толпы, — и схватились за сабли. Эливенер и кошка тоже посмотрели вверх — и тут же мысленно закричали:

— Детки! Детки! Сюда! Сиси! Мими! Додо! Мы здесь!

Над улицами Лондона парили три хищные ящера!

Друзья не заметили, что оглушительный оркестр умолк, что банановая карета королевы Виктории остановилась, им было не до того… да, похоже, и никто в толпе этого не заметил. Англичане с ужасом следили за снижавшимися драконами… и брат Лэльдо, спохватившись, закричал:

— Прошу вас, уважаемые, не пугайтесь, это просто мои друзья! Это мои домашние любимцы, только и всего!

По толпе пробежал изумленный ропот… и тут надо воздать должное британцам. Поняв, что угрозы их любимой королеве нет, они мгновенно взяли себя в руки и замерли, не спуская, правда, глаз с подозрительных «друзей человека». Вокруг молодого эливенера и его компании как бы само собой образовалось достаточно обширное свободное пространство, и хищные детки не замедлили спланировать к ногам брата Лэльдо.

Радостно колотя крыльями и клювами эливенера, иир'ову и даже уробороса, поспешно прижавшего к спине свои шипы, почти уже взрослые птенцы мысленно вопили:

— Ага, мы вас нашли! Ага, догнали! Вот мы! Вот как!

— Да почему же вы не откликнулись там, в лесу, когда мы вас звали? — с улыбкой спросил брат Лэльдо.

— Страшно! Звери! Большие! Мы испугались!

Иир'ова расхохоталась.

— Монстру ноги отгрызли, и хоть бы что, а собаки вас перепугали до полусмерти? Ну, детки, вы даете!

— Кричат! Страшные звери! Кушать хотим! Кушать!

— Ну, только не врите, что вы со вчерашнего дня не ели! — не поверил им брат Лэльдо.

Птенцы засмущались. Лэльдо и степная охотница без труда прочли в их умах перечень съеденного со вчерашнего полудня: лягушки, гигантские лесные мыши, полдюжины змей и так далее. Хищные детки поохотились на славу.

— Ну, впрочем, в городе и в самом деле вам вряд ли удастся самостоятельно подхарчиться, — усмехнулся брат Лэльдо. — Давайте так сделаем. Мы сейчас поедем дальше в экипаже, а вы полетите следом за нами, хорошо?

— Хорошо! Хорошо! — мысленно завопили детки, одновременно разевая во всю ширь огромные зубастые клювы и хрипло каркая.

Толпа, окружавшая иностранцев, шарахнулась в разные стороны.

— Летите, летите! — поторопила деток иир'ова. — А то вы весь город перепугаете!

Птервусы тут же послушно замахали перепончатыми крыльями и взлетели с места, стремительно набирая высоту.

Толпа завороженно задрала головы, следя за ящерами.

И в этот момент чья-то рука осторожно коснулась локтя молодого эливенера. Брат Лэльдо оглянулся.

Рядом с ним стоял представительный джентльмен в строгом темно-сером камзоле, аккуратно причесанный, с маленькой холеной бородкой и пышными пшеничными усами.

— Прости за бесцеремонность, сэр иностранец, — негромко сказал усатый, — но ее величество изъявила желание познакомиться с тобой. Если ты не против, она хотела бы также поближе рассмотреть твоих любимцев.

— О! — с искренним удивлением воскликнул брат Лэльдо. — Сама королева? Почту за честь…

И он следом за усатым пошел к банановой карете. «Любимцы», едва сдерживая смех, шагали следом. Толпа расступалась перед ними, люди провожали молодого эливенера завистливыми взглядами.

Ведь молодому иностранцу повезло так, как редко везло кому-то из благородных английских сэров!

* * *

Королева, внимательно глянув на каждого из троих друзей по очереди, кивнула им и жестом указала на места за своей спиной. Троица, поклонившись Виктории, так же молча забралась в длинную карету — и в то же мгновение снова загрохотали барабаны, зазвенели литавры… королевский кортеж двинулся дальше.

Разговаривать, пусть даже и мысленно, в таком шуме было почти невозможно, и потому трое друзей просто таращили глаза, рассматривая город и горожан, да время от времени внимательно изучая необъятную спину королевы Виктории и ее рыжий парик. Старушка Викки ни разу за время пути не обернулась к гостям, но когда брат Лэльдо попытался сунуться в королевские мысли, то наткнулся на плотный ментальный барьер. Вот это да, изумленно подумал молодой эливенер, старушка-то — телепат!

И не слабый! Как же это получается, гадал он, благородные сэры считают телепатию неприличной, а их собственная боготворимая королева владеет этим искусством, как какой-нибудь сапожник! Эту загадку следовало разгадать в самое ближайшее время.

Эливенер не сразу заметил, что на коленях королевы, полускрытая многочисленными оборками, свернулась клубочком рыжая лисица. Лисица не только держала постоянный и очень жесткий ментальный экран, как это делали все ее сородичи, она еще и выровняла, почти полностью сгладив, эмоциональный фон… то есть приложила все усилия к тому, чтобы ее сочли пустым местом. Это не понравилось брату Лэльдо, и он с максимальной осторожностью сообщил кошке и уроборосу о присутствии подозрительного существа. Но обсуждение темы пришлось, естественно, отложить на более подходящее время.

Кортеж торжественно продвигался вперед, хищные детки кружили в небе над каретой, светило солнце, дул свежий ветерок… и все было прекрасно в этом прекраснейшем из миров. А уж когда королевская банановая карета вкатила в широко распахнутые ворота и очутилась в огромном дворе перед величественным дворцом, трое друзей и вовсе решили, что желать им на сегодняшний день больше нечего. Королева привезла их в свой дом!

* * *

…Великолепный парк, больше смахивающий на тщательно ухоженный лес, тянулся на многие сотни метров. Дворец Вестминстер, над которым нависала башня с часами, уже исчез из виду, скрывшись за кронами огромных старых деревьев с корявыми стволами.

Но королева продолжала неторопливо шагать вперед по безупречно гладкой дорожке, с трудом переставляя отекшие ноги. Виктория молчала, и трое друзей, тащившиеся за ней следом, тоже помалкивали, соблюдая правила этикета (наскоро прочитанные в умах придворных).

Наконец за очередным поворотом тропинки открылась просторная солнечная поляна, в центре которой стояла большая нарядная беседка, сплошь увитая плетями винограда.

Золотистые гроздья зрелых ягод, выглядывавшие из темной листвы, сразу пробудили в эливенере зверский аппетит. Ведь они с друзьями завтракали так давно!

Виктория вдруг оглянулась, ее живые темно-карие глаза сверкнули весельем.

— Нам сейчас подадут чай, — сказала она низким, чуть хрипловатым голосом. — А что едят остальные?

Эливенер улыбнулся. Старушка Викки без малейших церемоний, истинно по-королевски, сунулась в его ум, и… расхохоталась.

— Понятно, — продолжила она. — Тебе — мясо. Лучше сырое, — она глянула на степную охотницу.

— А еще рыбу и молоко. А малышу… — и тут она снова закатилась хохотом. — Да ты у нас самоед! — сквозь смех выговорила королева. — Ну, чудеса!

Из-за беседки вышел важный седобородый джентльмен и, склонив голову, приблизился к королеве. Она распорядилась насчет чая и прочего, а потом добавила:

— И чтобы ни души на сто метров вокруг, понятно?

— Да, твое величество, — ответил седобородый и удалился.

Вскоре вереница слуг, нагруженных подносами, потянулась из-за деревьев к беседке. Круглый стол, стоявший в центре этого изящного сооружения, застелили роскошной парчовой скатертью и сплошь уставили блюдами, накрытыми высокими крышками. В центре стола водрузили корзину с разноцветными бананами. Затем были доставлены чайники и небольшая жаровня, полная горячих углей. А после этого слуги удалились, оставив королеву наедине с гостями.

— Ну, приступим, — весело сказала Виктория, усаживаясь в кресло во главе стола и жестом приглашая троих друзей занять места напротив нее.

Пока гости устраивались в мягких креслах с высокими спинками, ее величество небрежно сняла крышки с ближайших к ней блюд и отбросила их в сторону, на один из диванов, стоявших вдоль стен беседки. Обнаружив на одной из огромных тарелок куски свежего, сочащегося кровью мяса, Виктория сообщила:

— Это для зеленоглазой красотки.

Лэса не стала отказываться от угощения. Подтащив блюдо к себе поближе, она впилась острыми белыми клыками в самый аппетитный на ее взгляд кусок. Королева тем временем отыскала сырую рыбу и кувшин с молоком. Все это было поставлено рядом с иир'овой.

— Ну, а ты что любишь? — спросила Виктория брата Лэльдо. — Только не ври, что ты аскет! Все равно не поверю. Ты нормальный здоровый мужик.

Эливенер снова рассмеялся, вконец очарованный старушкой Викки.

— Я тоже люблю мясо, — сказал он, — только жареное.

— Верю, — кивнула королева. — На сыроеда ты не похож.

Они приступили к еде, приглядываясь друг к другу. Чтобы избавить королеву от соблазна покопаться как следует в их умах, трое друзей закрылись ментальными экранами, что вызвало у Виктории очередной приступ веселья. Ее пышная грудь тряслась от хохота, многочисленные оборки черного платья полоскались, как от сильного ветра. И тут брат Лэльдо вспомнил про лисицу и спросил:

— А где твоя лисичка, твое величество? В карете она сидела у тебя на коленях.

— Нечего ей тут подслушивать, — ответила королева.

— Да она и издали может подслушать с тем же успехом, — заметила иир'ова. — Так что разницы никакой.

— Издали? — вздернула брови королева, и ее добродушное круглое лицо слегка помрачнело. — Ты уверена?

— Конечно, — кивнула Лэса. — Мы это сразу обнаружили, как только попали в ваш город.

Королева Виктория вдруг глубоко задумалась. Трое друзей молчали, не желая мешать ей.

Наконец Виктория встряхнула головой и заявила:

— Не верю. Не может быть, чтобы они были так уж сильны.

Иир'ова и брат Лэльдо переглянулись, и эливенер тут же принялся исследовать ближайшее парковое пространство. Уроборос, поняв, к чему идет дело, занялся сканированием. Через минуту он заявил:

— Поблизости, за деревьями, — шесть лисиц.

— И все они очень плотно закрыты ментальными щитами, — подтвердил эливенер.

— Слова, слова… — пробормотала королева.

Но слова ее гостей неожиданно подтвердились, к тому же самым невероятным образом.

Послышался шум кожистых крыльев, хриплое карканье, — и на лужайку перед беседкой с треском приземлились три птервуса, вопившие во всю силу мысли:

— Кушать! Кушать! Мама! Кушать!

Королева Виктория сначала от изумления вытаращила глаза, а потом, рассмеявшись, спросила:

— Чем вы их кормите?

— Мясо! Мясо! — заорали хищные детки. — Рыбка! Рыбка! Лягушка!

Королева на этот раз уже не засмеялась, а прямо-таки заржала, и с трудом выговорила, вытирая выступившие на глазах слезы:

— Извините, детки, лягушек не догадалась заказать. А вот мяса и рыбки найдем.

Она с удивительной легкостью вскочила и, схватив блюдо с сырой рыбой, выбежала из беседки. Птенцы разинули зубастые клювы, и каждый из них получил свою порцию из королевских рук. Но вряд ли детки поняли, какая им была оказана честь.

Быстро слопав угощение, детки принялись расхаживать по поляне, рассматривая все вокруг, а королева вернулась к гостям. Но они не успели возобновить разговор, поскольку птервусы вдруг с воплями и карканьем бросились в разные стороны, пытаясь как следует врезать лисицам, подкравшимся уже вплотную к поляне.

— Плохо! — мысленно вопили детки. — Фу! Побить! Прогнать! Фу! Плохие!

Трое друзей выскочили из беседки и принялись успокаивать птенцов. Но хищные детки стояли на своем:

— Плохие! — повторяли они. — Пусть уйдут!

— Ну, съели бы их, и все дела, — насмешливо передала иир'ова.

— Нельзя! — твердо заявили детки. — Живот заболит!

— Ого! — мысленно воскликнул уроборос. — Они что же, ядовитые?

— Они неправильные, — пояснила Мими. — Они не такие.

— Ладно, детки, после разберемся, — сказал эливенер. — Они убежали, погуляйте тут молча, хорошо?

Детки наконец угомонились, а трое друзей снова уселись за стол. Королева, внимательно следившая за всеми событиями на поляне, негромко спросила:

— Что значит — неправильные? Почему лисы так не понравились вашим маленьким драконам?

Виктории ответила степная колдунья.

— В них действительно что-то не так, твое величество. Мне тоже кажется, что они не те, за кого себя выдают. Но я до сих пор не поняла, в чем тут дело.

— Так подумай и разберись! — резко приказала королева Англии. — Если они опасны — им не место в моем государстве.

 

Глава 8

Они еще долго говорили о разном. Путешественники рассказывали Виктории о своих странах, уроборос — о прекрасных далеких Карпатах. Потом наконец брат Лэльдо решился задать мучивший его вопрос:

— Твое величество, почему все твои лорды считают телепатию неприличной, а ты сама прекрасно владеешь искусством мысленного разговора? Как это сочетать одно с другим?

— Да очень просто, — улыбнулась Виктория. — Если монарх не способен заглянуть в умы подданных, он недолго удержится на троне. А если владетельные подданные умеют читать мысли — правителю с ними не справиться.

— Это не объяснение по сути, это лишь политическая сторона дела, — возразил брат Лэльдо. — Но как все это организовать чисто технически? Неужели твои лорды не понимают, что ты — телепат?

— Нет, конечно, — спокойно ответила королева. — Если бы понимали — давно бы сбросили меня с престола.

— Но простые люди в твоей стране — телепаты! — напомнила иир'ова.

— Не слишком сильные, — пояснила Виктория. — А я умею хорошо закрываться. Не забывайте, королевская власть — наследная. А значит, и дар телепатии сохраняется в нашей семье, и даже усиливается из поколения в поколение…

Королева вдруг уставилась в пространство перед собой и надолго замолчала. Видно было, что ее посетила какая-то очень невеселая мысль…

Гости терпеливо ждали.

Степная охотница осторожно протянула руку к корзине с разноцветными бананами и взяла один, ярко-красный. Но, едва начав чистить необычный фрукт, иир'ова вдруг насторожилась, присмотрелась к банану, понюхала его… отщипнула кусочек мякоти, растерла между пальцами, лизнула… и молча протянула банан молодому эливенеру. Тот вопросительно посмотрел на кошку, но она показала глазами на королеву — не мешай, дескать, человеку думать о своем. И брат Лэльдо просто принялся рассматривать красный фрукт. В следующую минуту он повторил все действия Лэсы, и выражение его лица становилось все более и более растерянным.

Королева встряхнула головой, отбрасывая одолевшие ее тяжелые мысли, и, едва глянув на гостей, спросила:

— Что случилось?

— Давно в твоей стране выращивают эти фрукты? — вместо ответа спросил опытный американский целитель.

Виктория ответила сразу и с полной уверенностью:

— Они появились в Англии шестьдесят восемь лет назад, как раз в год моего рождения.

— И откуда?..

— Их семена принесло смерчем вместе с несколькими лисицами, — улыбнулась королева. — Но вообще этот фрукт у нас известен испокон веков, он всегда рос на наших землях.

— Нет-нет, меня интересуют именно цветные… — пробормотал брат Лэльдо. — Интересно… значит, вместе с лисицами?

— А до того смерчи не приносили ничего подобного? — спросила иир'ова.

— А до того у нас и смерчей-то не случалось, тот был первым, — развела руками королева. — Впрочем, они ведь все равно угасают над лесом, так что у нас из-за них проблем не возникает.

— Две проблемы у вас из-за них все-таки возникли, — возразил эливенер. — Первая — лисицы. Вторая — вот эти самые фрукты.

— Кстати, — заметила королева, — если им не обрезать усы, они будут простыми желто-зелеными бананами, к тому же хищными.

— Что?! — разом воскликнули трое друзей.

Королева обвела их внимательным взглядом и, помедлив несколько мгновений, пояснила:

— Изначально это хищные растения, вроде волосатого подорожника или желтого паслёна. Они отращивают длинные вьющиеся усы и с их помощью ловят любое теплокровное существо, оказавшееся поблизости. И высасывают его, как подорожник жуков. Если же эти усы обстригать сразу, как только они проклевываются, — получается отличный нарядный фрукт. Растет хорошо, но требует больших трудов, в смысле постоянного присмотра за усами, они из него так и лезут. Поэтому объявлен королевским деревом. Я оплачиваю расходы по его выращиванию из своих личных средств.

— Зачем? — коротко спросил эливенер.

— Наши лисицы практически только ими и питаются, — пожала пышными плечами Виктория.

— А зачем вам лисицы? — задала свой вопрос степная охотница.

— Ну, это уже вопрос традиции, — отмахнулась королева. — Может быть, вы все-таки объясните, что вас так насторожило в бананах?

— Объясним, — кивнул эливенер. — Но это первой заметила Лэса, пусть она и скажет.

Виктория перевела вопросительный взгляд на зеленоглазую красавицу. Но Лэса снова начала с вопроса:

— Как у вас обстоят дела с рождаемостью в последнее время?

— Неважно, — удивленно вскинула брови королева. — А почему ты об этом спросила?

— Это напрямую связано с вашими дивными фруктами, — пояснила иир'ова. — В них есть некое вещество… ну, я в биохимии не сильна, как оно называется, не знаю, но оно влияет на способность к деторождению. И оно, судя по всему, должно накапливаться в организме. То есть с каждым годом будет действовать все сильнее и сильнее.

Королева Виктория побледнела, ее темные глаза расширились, недоверчиво и почти с ужасом уставившись на американскую колдунью. Ее величество не желала верить в чудовищную правду… но, поскольку она была женщиной чрезвычайно умной и, как истинная монархиня, обладала высоким чувством ответственности, она не стала отметать предположение, не рассмотрев его как следует.

К тому же, как выяснилось, у нее были причины верить кошке.

Помолчав, Виктория неторопливо заговорила:

— У меня четверо детей, два сына и две дочери. Но у старшего из наследных принцев до сих пор нет потомства. Сначала я думала, что виной тому — его супруга. Но он не сумел смастерить ребенка и своим любовницам, а их у него было уже семь. У младшего принца родилась одна дочь — и все. А это опасно для династии. И для государства в целом. У благородных лордов дела обстоят примерно так же.

— А простонародье благополучно плодится? — догадался вдруг эливенер. — Оно не ест королевских бананов?

Виктория кивнула.

— Мне кажется, — задумчиво передала иир'ова, — начинать нужно с лисиц.

— Но почему? — тихо спросила королева. — Ты так и не объяснила, что в них странного.

— Ящеры правы. Лисы — не те, за кого они себя выдают, — ответила колдунья.

* * *

Друзьям не пришлось снимать для себя дом. Королева Виктория пригласила их поселиться в ее дворце.

Когда ошеломленный Бэрк привез из дома сэра Дональда их скромные пожитки, троица уже устроилась в трех скромных маленьких комнатах в правом флигеле Вестминстерского дворца, рядом с кухнями и черным ходом. Правда, королева Виктория пыталась поместить друзей поближе к собственным апартаментам, но они отказались наотрез. Им необходима была свобода передвижения, чтобы потихоньку заниматься своими делами, а вокруг королевы постоянно толпилось слишком много народу — и придворные, и прислуга разного рода… нет, там каждый человек оказывался уж слишком на виду.

Зато птенцы ничуть не возражали против того, чтобы находиться в центре внимания. Они решили, что их постоянное место — на большом лугу, отделявшем дворец от парка. Тем более, что в центре этого луга красовалась искусственная горка, покрытая лианами и цветами. На этой горке и восседали молодые птервусы, когда им надоедало парить над Лондоном и его окрестностями. И всегда пользовались большим успехом. Придворные не упускали случая угостить чем-нибудь вкусным любимцев королевы и ее гостя сэра Лэльдо, эсквайра. Эливенер уже через день начал всерьез опасаться, что детки могут заболеть ожирением… и уж во всяком случае, им грозила полная потеря самостоятельности. Впрочем, их ведь никто и не гнал отсюда, не заставлял самостоятельно добывать себе пропитание.

* * *

…Занявшись изучением ситуации, друзья первым делом обнаружили, что подлинная численность огненно-рыжих лисиц, проживающих на территории доброй старой Англии, раз в двадцать превышает официальное число. И одно это уже могло вызвать подозрения. Зачем было рыжим тварям таиться и скрываться? Ведь англичане относились к ним — лучше не придумаешь. Взяв странный факт на заметку, иир'ова и эливенер занялись дальнейшим расследованием. То есть внешняя сторона работы лежала, конечно, на брате Лэльдо, — ведь степная охотница не могла приставать к людям с вопросами. Но она шныряла вокруг, подслушивала и подсматривала, заглядывала в чужие умы, собирая слухи и сплетни своими методами. Уроборос тоже не дремал. Его забавная с точки зрения англичан внешность позволяла малышу совать нос, куда ему вздумается, — ему везде были рады. А он тоже держал ушки на макушке, слушал, впитывал, запоминал…

Для обсуждений у них оставалась только ночь, поскольку вечера им приходилось проводить в покоях королевы Виктории. Но и там можно было услышать много интересного… тем более, что старушка Викки, посвященная в планы друзей, знала, какие темы для бесед предлагать своим послушным придворным.

И в конце концов стала вырисовываться некая картина.

* * *

…Около семидесяти лет назад откуда-то с юга примчался гигантский черный смерч, к счастью, не достигший населенных районов, а почему-то растаявший над лесом, тянувшимся бесконечной полосой с востока на запад довольно далеко от Лондона. В тот момент в лесу находилась группа охотников. И именно они, а точнее, их собаки, нашли пять потрепанных лисиц, принесенных смерчем невесть откуда. На одной из лисиц был ошейник, из чего благородные джентльмены сделали вполне естественный вывод: лисица кому-то принадлежала, была «другом человека».

Но искать ее хозяев на бескрайних болотах юга никто не собирался. Зверюшек доставили в Лондон. При более внимательном осмотре обнаружилось, что к ошейнику привязан крошечный кожаный мешочек с семенами банана. Это несколько удивило сэра Грэя, в чьем доме очутились две из найденных лисиц (так как их поймали именно его охотничьи собаки). Из чистого любопытства сэр Грэй приказал садовнику высадить доставшиеся ему столь необычным образом семена, хотя бананов в его саду и без того хватало.

Семена проросли на удивление быстро, и вообще это растение тянулось вверх со скоростью, вовсе не свойственной обычным бананам, хотя и те и росли совсем не медленно.

И почти сразу на концах их листьев появились закрученные спиралями усики. Сначала старший садовник сэра Грэя не трогал эти забавные отростки, но когда один из помощников младшего садовника пострадал из-за них (усики присосались к его руке, в результате чего на коже появились долго не заживавшие язвы), старший садовник, ни слова ни говоря хозяину, распорядился усики обрезать сразу же, как только они появятся. А поскольку усики лезли беспрерывно, новый банан требовал постоянного внимания. Но старший садовник сэра Грэя не сдался…

А в результате родился королевский банан.

Но с момента высадки семян до момента созревания первой грозди ярких плодов прошло все же немного больше четырех месяцев. И за это время пять лисиц, подобранных в лесу, едва не зачахли вконец. Они отказывались от пищи, несмотря на то, что их новые владельцы предлагали бедным зверюшкам все, что только можно было найти в старой доброй Англии.

Лисы лишь изредка выпивали понемногу молока — и все. Но когда на стройном, рослом банане запестрела первая гроздь плодов, все пять лисиц собрались в саду сэра Грэя и уселись под деревом, жалобно подвывая.

Они выглядели ужасно: тощие, с облезшей шерстью, с потускневшими глазами…

Сэр Грэй, выслушав доклад дворецкого, немедленно отправился в сад, и, увидев тягостную картину, приказал сорвать гроздь и предложить лисицам. Именно так и выяснилось, что цветные бананы — основа питания милых животных.

…За прошедшие годы бананы размножились, лисицы расплодились, и все вроде бы шло прекрасно в этом прекраснейшем из миров, вот только в семьях благородных сэров почему-то с каждым годом рождалось все меньше и меньше детей, а простолюдины ненавидели огненно-рыжих пушистых «друзей человека»…

* * *

И еще гости королевы Виктории сумели услышать множество историй о загадочной гибели благородных сэров. То один, то другой глава рода, не имеющий прямых наследников, умирал самым таинственным образом. Сыщики Скотланд-Ярда сбились с ног, пытаясь отыскать неуловимых убийц, но даже малейшего следа на местах преступлений найти им не удавалось. Зато всегда где-то поблизости оказывалась одна из рыжих лисиц… а к вдове убитого, как правило, вскоре сватался какой-нибудь знатный иностранец. И большая часть состояния рода переходило в его руки.

* * *

— …Не знаю, к тем наукам, что мне известны, это никакого отношения не имеет, — молодой эливенер пожал плечами, растерянно глядя на своих друзей. — Тут скорее что-то по части магии, так что вся надежда на тебя, Лэса.

Они сидели в комнате брата Лэльдо. Стояла глубокая ночь, Вестминстер давно спал, и лишь стражники вышагивали вокруг дворца, охраняя покой ее величества королевы Англии. Уже много дней подряд друзья следили за лисицами, и были твердо убеждены в том, что убийства знатных лордов — их лап дело. Но поймать хвостатых на месте преступления не удавалось. Впрочем, последнее убийство произошло на следующий день после их поселения во дворце, и друзья просто были еще не готовы вести собственное расследование. Но они договорились с королевой Викторией, что если произойдет еще нечто в этом роде, их известят сразу же, и они вместе с сыщиками Скотланд-Ярда первыми окажутся на месте преступления. Друзья рассчитывали на булатный посох с хрустальным шариком в рукоятке — ведь однажды этот посох уже продемонстрировал им свою способность проявлять картину недавно случившихся событий… а значит, мог показать им преступника. И даже если это не могло бы послужить доказательством для закона, это вполне убедило бы королеву.

Но лисы почуяли в друзьях врагов — и вели себя крайне осторожно, стараясь вообще не попадаться на глаза чужакам, в особенности брату Лэльдо.

Иир'ова, рассеянно слушая эливенера, рылась в своем заплечном мешке, перебирая пакетики с сухими травами. Лэльдо видел, что степная охотница о чем-то напряженно размышляет, и в конце концов осторожно спросил:

— Думаешь, с помощью трав можно их вывести на чистую воду?

— Не знаю, не уверена, — задумчиво ответила иир'ова. — Но попробовать не мешает. Беда в том, что я не понимаю, как именно составить смесь, чтобы она подействовала… мне не за что зацепиться.

— А ты сыпь на них все подряд! — посоветовал уроборос. — Правда, их для этого еще догнать надо… эй, а это что?

Лэса как раз достала из бокового кармана мешка крохотный сверток.

— Тут несколько семян чеснока, — ответила она. — Случайно остались.

Эливенер внимательно посмотрел на малыша Дзз. Тот как-то странно подобрался, принюхиваясь к пакетику.

— В чем дело, малыш? — спросил брат Лэльдо.

— Не знаю… что-то мне показалось… Лэса, а ведь у нас есть еще и сушеный чеснок, в порошке, правда?

— Есть, — кивнула зеленоглазая и принялась искать нужный мешочек. — Чеснок… ну, можно попробовать…

И в этот момент кто-то тихо постучал в дверь.

— Сэр Лэльдо, — послышался голос первого камергера двора ее величества, — сэр Лэльдо, проснись! Убит сэр Оливер Куин!..

* * *

Коляска ждала сэра Лэльдо у служебного хода дворца. Эливенер, торопливо накинув на плечи камзол, сбежал по ступеням, держа в руке булатный посох с хрустальным шариком. Следом за братом Лэльдо бежали степная охотница и уроборос. Эливенер видел, что камергер, ждавший его за порогом, с трудом скрывает удивление — ведь эсквайру предстояло заняться серьезным делом, а он почему-то тащит с собой домашних животных! Ну, впрочем, что взять с иностранца…

Кони зацокали копытами по мостовой, нарушая покой ночного Лондона. Огромные часы на башне рядом с Вестминстером, почему-то прозванные англичанами Великим Беном, тяжело вздохнув, отбили два удара. Над городом висел тощий юный полумесяц, неспособный даже приглушить свет огромных звезд, ветерок разносил по улицам аромат цветов-полуночников, желтый фонарь, укрепленный на дуге коренника, бросал по сторонам длинные нервные тени…

Путь оказался недолгим. Городской дом сэра Оливера находился совсем недалеко от Вестминстера. Коляска повернула с центрального проспекта — и сразу же навстречу ей полыхнул огонь факелов, метнулись черные силуэты людей… но, рассмотрев на дверцах коляски королевские гербы, полицейские уступили дорогу экипажу.

Брат Лэльдо соскочил на землю и бегом бросился в дом. Иир'ова и уроборос, не обращая ни на кого внимания, мчались за ним. Но на широких ступенях, ведущих к распахнутым дверям трехэтажного особняка, кошка обогнала всех и первой скрылась в доме.

Эливенер, никого ни о чем не спрашивая, нашел кабинет хозяина дома, просто слушая громкие, взволнованные мысли окружающих, которые невольно указывали ему, куда повернуть. И вот он шагнул через порог большой комнаты, освещенной множеством свечей и масляных ламп.

Сэр Оливер Куин, дальний родственник покойного супруга королевы, лежал рядом с письменным столом, сжимая что-то в скрюченных пальцах правой руки. Над телом наклонились два сыщика в форменных мундирах Скотланд-Ярда — черные кафтаны, черные бриджи, черные сапоги, серые рубашки и черные шейные платки. Сыщики тихо переговаривались, но к осмотру тела пока не приступали, дожидаясь прибытия сэра Лэльдо, эсквайра, — таков был приказ королевы.

Когда эливенер, держа посох наготове, вошел в кабинет, сыщики выпрямились и один из них, постарше, сказал:

— Опять то же самое. Окна заперты изнутри на задвижки. Войти в кабинет можно только через эту дверь, — он кивком головы показал на дверь за спиной брата Лэльдо. — Кто мог сюда пробраться? Как?

Эливенер огляделся. Лэсы не было видно, уробороса тоже. Он мысленно окликнул кошку:

— Лэса, лисица в доме есть?

— А как же! — откликнулась иир'ова. — Действуй посохом, я уверена — он покажет рыжую!

Брат Лэльдо спросил, обращаясь к сыщикам:

— Он задушен?

— Похоже на то, — ответил старший. — Хотя на шее заметных следов нет. Мне кажется, его удавили подушкой.

— Подушкой? — переспросил эливенер, оглядываясь. — Которой?

Подушка лежала в трех шагах от убитого, под столом, — видимо, убийца отшвырнул ее туда в последний момент перед бегством с места преступления. Эливенер, присев на корточки, осторожно зацепил ее рукояткой посоха и подтащил поближе к телу. А потом, дав окружающим знак помалкивать, сосредоточился и поднес хрустальный шарик к голове убитого.

В воздухе рядом с трупом возник легкий комок прозрачного тумана, и в его глубине шевельнулась темная гибкая фигура, прижимавшая подушку к лицу лежавшего на полу сэра Оливера… но это была фигура человека!..

* * *

— Я лично уже вообще ничего не понимаю, — пожаловался уроборос, когда они сели в коляску, чтобы вернуться во дворец. — Как туда мог попасть человек? Кто он такой? В доме полно собак, слуг, две лисицы… постороннему туда не пролезть!

— Я тоже ничего не понимаю, малыш, — тяжело вздохнул брат Лэльдо. — Но посох дважды показал человека. Человека без лица. И этот человек не оставил ни малейшего ментального следа… впрочем, он и физических следов умудрился не оставить. Кроме одного.

Он имел в виду зажатый в кулаке убитого сэра клочок темно-синей ткани. Похоже было на то, что сэр Оливер оторвал его от одежды убийцы. Лоскуток отвезли в Скотланд-Ярд для исследования, но вряд ли это могло дать желаемые результаты. Уж конечно же, убийца не станет хранить разорванную рубаху или другой предмет одежды.

Они долго молчали, обдумывая последние события. Кони влекли экипаж к Вестминстеру. Великий Беня пробил три часа, и звон его колоколов разнесся над молчаливым Лондоном. Заметно похолодало, ветер усилился, над головами друзей то и дело со свистом проносились ночные твари — белые летучие мыши, длиннохвостые бражники, еще какие-то существа, незнакомые путешественникам и уроженцу Карпат. Но вот наконец кучер мягко остановил коней возле служебного флигеля дворца.

Никому не хотелось спать. Лэса сбегала на дворцовую кухню и стащила там кувшин молока для себя, бутыль с каким-то ягодным соком для эливенера и несколько холодных котлет для них обоих. А уроборосу и собственного хвоста было достаточно.

Трое друзей и так, и эдак перебирали все известные им факты, пытаясь сложить их в более или менее отчетливую картину, но у них ничего не получалось. Уже рассветало, когда они ненадолго прилегли отдохнуть. А в восемь утра за ними пришел посыльный ее величества. Королева хотела знать мнение сэра Лэльдо о ночном происшествии.

Войдя в кабинет Виктории, эливенер поразился бледному, измученному виду ее величества. Похоже, старушка тоже не спала ночь… Она сидела перед гигантским письменным столом, по которому были разбросаны старинные рукописи и пожелтевшие книги. Свечи в больших развесистых канделябрах догорели до самого конца. Королева была в свободном синем пеньюаре, без парика, и седые волосы свисали на лоб Виктории жидкими прядями.

— Ну, что скажешь? — без лишних церемоний обратилась королева к гостю, одновременно указывая ему на кресло напротив себя. — Кто это сделал?

— Не знаю, — сердито ответил брат Лэльдо. — Мой посох показал человека.

— Человека? — изумилась Виктория. — Но ты, кажется, предполагал, что это дело лисьих лап!

— Я и сейчас так предполагаю, — огрызнулся эливенер. — Человек был очень странный. Слишком гибкий, как будто у него суставов нет, да к тому же без лица. Или эти чертовы лисицы вызывают каких-то существ себе на подмогу, или…

Он вдруг замолчал, уставясь на королеву.

Виктория пристально всмотрелась в его лицо, потом перевела взгляд на иир'ову.

— Оборотни? — коротко спросила она.

Эливенер растерянно пожал плечами. Степная колдунья уставила зеленые глаза в ковер на полу и явно перестала замечать окружающее.

Оборотни? Брат Лэльдо слышал, конечно, легенды о существах, способных менять облик, пребывая то в теле человека, то в теле зверя… но он всегда полагал, что это просто сказки, которыми южане пугают заезжих. На севере же американского континента даже и легенд о подобных тварях не бытовало.

Оборотни… Молодой эливенер был ученым. Он отлично разбирался в законах эволюционной биологии, генетики, он знал физику и математику… и он никак не мог поверить в возможность таких метаморфоз.

Но степная колдунья, похоже, отнеслась к догадке Виктории серьезно.

Брат Лэльдо посмотрел на юного уробороса. Тот таращил на королеву круглые синие глаза, в глубине которых светилось нечто…

— Малыш, в Карпатах есть оборотни? Настоящие оборотни? — спросил брат Лэльдо.

— Есть, конечно, — спокойно ответил уроборос. — А как же иначе?

* * *

После долгого, очень долгого разговора с королевой трое друзей вышли во двор Вестминстера. Им нужно было кое о чем расспросить хищных деток. Но ящеров на их любимой горке не оказалось. И куда их унесло некстати, сердито подумал эливенер, оглядывая небо. Птервусов нигде не было видно. Друзья принялись звать их в три мысленных голоса:

— Детки! Сиси! Мими! Додо! Где вы? Вы нам нужны!

Вскоре издалека, со стороны парка, донесся мысленный визг трех голосов:

— Мы поймали гадость! Она плохая! Ай! Ай…

И все.

Друзья со всех ног помчались в парк. Уроборос сразу определил направление: по центральной аллее до большой поляны, затем по боковой дорожке на северо-восток.

На бегу он продолжал сканировать местность, но никого рядом с птенцами обнаружить не мог. С кем бы ни пришлось сцепиться деткам, этот кто-то уже исчез. Но ведь «какой» детки называли только лисиц…

Через пять-шесть минут птервусы были найдены.

Они валялись без памяти в тени под деревьями, распластав перепончатые крылья по пышной парковой траве. Здоровенный малиновый махаон уже успел устроиться на голове Сиси, и бедняжка выглядела так, словно ей зачем-то повязали яркий праздничный бант. Шуганув нахальную бабочку, брат Лэльдо и степная колдунья занялись птенцами, приводя их в чувство, и одновременно пытались уловить поблизости хоть какой-нибудь ментальный след того, кто напал на глупых ящеров. Уроборос, не забывший прихватить булатный посох с хрустальным шариком, тем временем попытался рассмотреть негодяя. Но он увидел то же самое, что и ночью возле тела сэра Оливера: темную гибкую фигуру без лица…

Теперь уже малыш Дзз не сомневался, что они имеют дело с оборотнями.

Когда птервусы наконец очнулись, они ничего не могли вспомнить, — они не знали, за кем охотились в парке, кого поймали, кто напал на них… Но ни путешественников, ни уроженца Карпат это нисколько не удивило. Ведь если рыжие лисицы действительно были существами, способными менять свой физический облик, то это, скорее всего, значило, что они обладают и большой магической силой. Так что им ничего не стоило заставить хищных деток забыть обо всем.

Друзья, подбадривая ящеров, проводили их до горки на лугу. Откуда-то сразу же возник Билли — слуга, приставленный королевой к сэру Лэльдо, — державший в руках поднос с угощением для птервусов. Эливенер машинально поблагодарил слугу и занялся детками.

Когда хищные детки, ублаженные рыбкой и их любимой кровяной колбасой, окончательно успокоились, трое друзей принялись расспрашивать их, и при этом иир'ова и эливенер потихоньку заглядывали в умы ящеров, изучая возникавшие в них образы.

— Сиси, а почему вы называете этих лисиц гадкими? — поинтересовался брат Лэльдо. — Что в них такого плохого?

— Плохие! — жалобно откликнулась Сиси. Но ее ответ не сопровождался никакой «картинкой».

— Почему — плохие? — настаивал эливенер.

— Гадкие! — объяснила Сиси.

Иир'ова попыталась зайти с другой стороны.

— Они что, плохо пахнут? А, Додо?

— Плохо! — согласился Додо.

— А чем они пахнут? — продолжала допытываться Лэса.

— Гадостью! — твердо заявил Додо. И снова — никакого образа.

Мими помалкивала, сидела, полузакрыв глаза, и вроде бы просто грелась на солнышке, но когда прозвучал следующий вопрос, заданный на этот раз малышом Дзз, в ее маленьком уме проскользнул некий смутный образ…

Уроборос спросил:

— Может быть, у них плохие мысли?

И тут Мими неотчетливо вообразила нечто вроде двух расплывчатых фигур, наложенных одна на другую. Но ответила детка просто:

— Плохие!

Трое друзей переглянулись.

Кажется, все было ясно. Хищные детки видели истинную сущность оборотней. К сожалению, пользы для дела от этого никакой не было.

Строго-настрого приказав деткам больше не пытаться поймать какую-нибудь лисицу, друзья возвратились во дворец.

* * *

…Весь этот день сэр Лэльдо, эсквайр, в сопровождении своих любимцев бродил по Лондону, то заходя в какое-нибудь кафе, то присаживаясь на скамейку в сквере… и весь этот день брат Лэльдо и его друзья слушали, слушали, слушали, что говорят и думают лондонцы об очередном ужасном убийстве благородного сэра.

Основная масса слухов циркулировала, естественно, среди простого народа. Люди предполагали разное. Кто думал, что сэра удавила жена, потому что он ей надоел, кто полагал, что это работа кого-нибудь из слуг, обиженных хозяином… но по большей части те, кто владел телепатией, обсуждали случившееся очень осторожно, и даже в мыслях старались не упоминать о рыжих пушистых зверьках, живущих в каждом из богатых домов Лондона.

Простые люди не только ненавидели лисиц, но и боялись их.

Вернувшись во дворец, друзья стали собираться на ежевечерний прием к королеве. Им предстояло отправиться в апартаменты ее величества в восемь часов вечера.

Но сначала брат Лэльдо решил выпить чайку, а степная охотница — молока. Пойти на кухню сами они не могли, приличия не допускали этого, ведь сейчас на кухне было полным-полно поваров и прочей публики, — королева Виктория ужинала.

Лэса дернула за шнур звонка, и почти мгновенно в комнату, предварительно постучав, вошел слуга Билли. Молодой эливенер вдруг сообразил, что они до сих пор не слышали от слуги ни слова, кроме «Да, сэр», и тут же решил поговорить с парнем в серой одежде.

— Билли, — начал он, сразу беря быка за рога, — как ты думаешь, кто мог убить несчастного сэра Оливера? Ведь не могла же это сделать его супруга? Я слышал, они были дружной парой.

Билли, уставясь в пол, неловко переминался с ноги на ногу и молчал, и брат Лэльдо тут же бесцеремонно заглянул в мысли парня. Тот явно не отличался особо развитым умом, но все же и дураком его никто не назвал бы. И думал он примерно следующее: «Жена-то тут при чем… вот еще, жена! Лучше бы на ту тварь посмотрели как следует… шкуру-т ей сэр Оливер попортил…»

Наконец Билли промямлил:

— Нет, сэр… я так не думаю. Ты что-то хотел, сэр?

— Да, принеси, пожалуйста, чаю и молока, хорошо? — попросил эливенер, видя, что ничего он от слуги не добьется. Во всяком случае, сейчас. Но вообще-то где-то в глубине ума Билли назревала потребность высказаться…

— Да, сэр.

Билли вышел, аккуратно притворив за собой дверь, и Лэса тут же мысленно воскликнула:

— Надо сказать Виктории! Если и в самом деле одна из лисиц пострадала в момент убийства — это может послужить доказательством!

— Никакой суд такого доказательства не примет, — отмахнулся брат Лэльдо. — Но сказать, конечно же, надо. И еще… малыш, у тебя ведь возникла какая-то идея, помнится… только нас тогда прервали. Вы с Лэсой заговорили о чесноке…

— Да, — кивнул юный уроборос. — Чеснок суртов мне кажется достаточно сильным растением, возможно, он сумеет выявить этих оборотней. Ну, во всяком случае, у нас в Карпатах примерно так и поступают.

— Как именно? — не понял брат Лэльдо.

— Посыпают оборотня порошком сушеных трав, — пояснил уроборос. — Там особый состав, но есть и наш местный чеснок. Он другой немного, ну, тут уж ничего не поделаешь. Я думаю, надо попытаться.

— Ага, — согласилась иир'ова, — если нам удастся поймать хотя бы одну из этих вертихвосток. Они же к нам и близко не подходят, чуют, заразы, что мы их вычислили!

— Ну, поймать-то поймаем, — отмахнулся эливенер. — Только надо сначала старушку Викки предупредить. Без ее ведома лучше не экспериментировать.

— Вот сейчас и предупредим, когда будем с ней разговаривать.

Раздался стук в дверь, вошел Билли с подносом в руках. Едва взглянув на слугу, брат Лэльдо понял, что у того есть какая-то новость, но парень не решается поделиться ею с гостем королевы.

Однако новость была явно очень важной… и Лэльдо решился использовать одну из своих способностей, чтобы проломить барьер между собой и Билли.

Он осторожно, очень осторожно вторгся в ум парня и снял паутину настороженности и недоверия с сознания Билли. А потом спросил:

— Ты ничего интересного не слышал на кухне?

Слуга, поставив поднос на стол, выпрямился и посмотрел прямо в глаза эсквайру.

— Слышал, сэр Лэльдо. Говорят, твои драконы сегодня подрали какую-то лисицу… это правда?

— Правда, — подтвердил эливенер, сразу насторожившись. — И что дальше?

— А дальше заболел один иностранец, недавно женившийся на вдове убитого сэра… — задумчиво проговорил Билли. — Убили-то сэра так же, как вчера лорда Оливера… никто ничего не видел, не слышал… а потом к его вдове и присватался этот итальяшка. Ну, вот и говорят, что сегодня он вроде бы упал с лестницы, что ли… только слуг к нему не допускают, а он весь перебинтованный с головы до ног. Вот прямо среди бела дня — взял и свалился. И никто не заметил, как это случилось. Вот такая новость.

И Билли снова посмотрел прямо в глаза эливенеру.

Брат Лэльдо слышал, как тот мысленно твердит: «Ну скажи ты об этом ее величеству! Пускай бы она всех этих рыжих тварей приказала выгнать из Англии! Нельзя же оборотням рядом с людьми жить, добром это не кончится! Они же всех изведут!»

— Спасибо, Билли, — неторопливо произнес брат Лэльдо. — Спасибо… я думаю, даже королеве будет интересно такое услышать. Странная новость, очень странная. Если это не слух, конечно. Если это на самом деле произошло.

— Да ведь проверить-то нетрудно… — пробормотал Билли и вышел за дверь.

Но эливенер видел радость, мелькнувшую в глазах парня, а уж светлая эмоциональная волна, выброшенная его мозгом в окружающее ментальное пространство, не осталась бы незамеченной даже носорогом.

 

Глава 9

Как ни старался сэр Лэльдо, эсквайр, хотя бы на минуту-другую остаться наедине с королевой Викторией, чтобы передать ей историю, рассказанную слугой, ничего не получалось. Вокруг старушки Викки стеной стояли придворные. Всем хотелось высказать свое мнение об убийстве сэра Оливера, покрасоваться перед монархиней своим умом. А говорить с Викторией мысленно брат Лэльдо в такой обстановке не мог, потому что вокруг сновало слишком много слуг, владевших телепатией. И хотя телепаты они были слабенькие, кто мог гарантировать, что они не услышат хотя бы часть обмена мыслями между сэром Лэльдо и королевой?

Эливенер начал уже беспокоиться. И тут юный уроборос подбежал к нему и на предельно узкой волне передал:

— Держись поближе к старушке, я их сейчас отвлеку!

И, громко хихикнув, малыш Дзз выскочил на середину зала, где шел вечерний прием.

Брат Лэльдо, без труда догадавшись о том, что именно намерен выкинуть уроборос, тут же начал проталкиваться сквозь толпу придворных к королеве.

А уроженец Карпат вдруг громко завизжал, заставив всех повернуться в его сторону, а потом высоко подпрыгнул. Все поспешили расступиться, боясь, как бы колючий любимец сэра Лэльдо не свалился кому-нибудь на голову. А малыш в полете засветил все свои шипы — голубым светом на спине, желто-золотистым — вокруг добродушной физиономии, — и подпрыгнул еще раз, на этот раз на лету сворачиваясь в кольцо. В третьем прыжке, когда уже глаза всех присутствующих были прикованы к нему, уроборос вцепился в собственный хвост и демонстративно оторвал от него кусок.

Зал ахнул.

Опомнившись, толпа восторженно загудела, все таращились на уробороса, а он гордо расхаживал по кругу, сияя шипами и помахивая куцым хвостом. Потом Дзз встал на задние лапки и демонстративно раскланялся, прижав к груди пару десятков пушистых передних конечностей.

Дамы визжали от изумления. Джентльмены сдержанно аплодировали, улыбаясь и одобрительно кивая.

И только королева Виктория не обратила ни малейшего внимания на выходку уробороса. Старушка Викки, мудрая монархиня, внимательно слушала брата Лэльдо, что-то шептавшего ей на ухо.

Потом ее величество кивнула и тихо сказала:

— Что-нибудь придумаем. Тут, видишь ли, требуется вмешательство в личную жизнь… а это тоже вопрос традиций, так что я предвижу немалые сложности. Но я, пожалуй, задействую тайную службу Скотланд-Ярда. Иди, угомони этого хулигана. Всех переполошил.

Брат Лэльдо рассмеялся, успокоенный обещанием королевы, и направился к уроборосу.

* * *

— Ты немного перестарался, — выговаривал малышу брат Лэльдо, когда они вернулись к себе. — Меня потом чуть в клочки не разорвали — просили тебя продать! Или хотя бы объяснить, где еще такого достать можно.

— И что ты им отвечал? — с искренним интересом спросил уроборос. Иир'ова только хихикнула — она в течение всего вечера держалась неподалеку от брата Лэльдо и отлично слышала, как он пудрил мозги благородным сэрам.

— Что есть, то и сказал, — ухмыльнулся эливенер. — Что тебя птичка принесла из-за далеких гор. Правда, горы я немножко перепутал. Сказал им, что ты родился по ту сторону Гималаев. Так далеко им вряд ли захочется тащиться за всякой экзотикой.

И все трое расхохотались от души.

Ведь и в самом деле брат Лэльдо сказал благородным англичанам чистую правду. Уробороса действительно принесла в клювике птичка. Пусть не из Гималаев, а из Карпат, это сути не меняло. Правда, эта птичка, ракши, была размером с четырех английских лошадей, и действовала не по собственной воле, а по приказу злобного народа курдалагов, но все остальное соответствовало действительности. Птицы ракши похитили уробороса, потому что курдалагам понадобился рудознатец. Они готовились пойти войной на северян, чтобы расширить свои владения. Трое друзей уже рассказали об этом королеве Виктории, но старую монархиню это ничуть не обеспокоило. Ее любимая Англия была надежно защищена от вторжения, это давно было известно. Вдоль южной кромки бесконечно длинного леса, тянущегося по границе государства, в незапамятные времена, еще до ядерной Смерти, могучие древние маги установили защитную полосу, сквозь которую вообще никто не мог пройти. Лишь в двух местах полоса прерывалась, и именно благодаря этим брешам Англия поддерживала связи с другими государствами Европы. Ну, а защитить две неширокие дороги могли даже крестьяне, вооруженные топорами. Впрочем, на всякий случай Виктория держала там воинские части.

Но только сейчас, вспомнив об этом, брат Лэльдо вдруг понял, почему смерчи, запускаемые лисицами, теряли силу над лесом. Они разрушались, пройдя над древней защитной полосой! Но лисы-оборотни продолжали экспериментировать, рассчитывая при помощи смерчей посеять страх в сердцах гордых британцев.

Однако было и нечто такое, о чем не знала английская королева. Брат Лэльдо рассказал ей о том, что в дальних краях англичан называют Другими людьми и боятся, как самых страшных врагов. Рассказал об убийстве старого эливенера в лесу, где жили потомки Духов Земли. И о том, что оставленный рядом с убитым след был следом человека… Другого человека. Теперь-то брат Лэльдо понимал, что все это является частью единого плана лис-оборотней. Они были абсолютно уверены, что им удастся захватить благодатные британские земли, и заранее создавали атмосферу страха, выгодную им.

Впрочем, все это пока что было неважным.

Эливенер рассказал друзьям, что королева пообещала разобраться в том, что рассказал Билли. Если у лисицы убитого сэра Оливера действительно окажется выдран клок шерсти… что ж, тогда Виктория будет готова действовать быстро и решительно. С пострадавшим якобы при падении с лестницы итальянцем будет немного сложнее, поскольку английские традиции не допускают вмешательства в чужую личную жизнь, и тут даже королева не может ничего поделать. Но возможно, сыщикам тайной службы удастся как-то проникнуть в дом и осмотреть больного.

— Что ж, подождем, — развела руками степная охотница. — Но у меня есть еще одна идея. Надо бы попросить Скотланд-Ярд навести справки вообще обо всех иностранцах, женившихся на вдовах убитых сэров. Выяснить их полную историю жизни. Может быть, тут найдется какая-то зацепка. У них ведь должна быть какая-то цель, правда? А я пока что совершенно не понимаю, зачем они явились в эту страну и почему убивают людей. И еще…

Лэса замолчала, и брат Лэльдо, подождав немного, спросил:

— Что — еще?

— Вчера ведь было новолуние?

— Ой! — вдруг мысленно вскрикнул уроборос. — Конечно же, вчера было новолуние! Лэльдо, надо поскорее попросить, чтобы нам дали даты убийств! И сверить их с лунным календарем!

— Вы думаете, это как-то связано с лунными фазами? — удивился брат Лэльдо. — Но разве оборотням не все равно, в какую ночь убивать?

— Насчет здешних не знаю, а наши, карпатские, особенно сильны в дни полной луны, — ответил уроборос. — Ну, а у этих может быть и наоборот, почему бы нет?

— С этим придется подождать до утра, — с сожалением сказал эливенер. — Не можем же мы прямо сейчас поднимать на ноги весь Скотланд-Ярд, чтобы нам дали архивную справку!

— А я думаю — можем, — твердо заявила иир'ова. — Они там наверняка работают круглые сутки. Шутка ли, еще одно нераскрытое убийство знатного сэра!

И трое друзей, недолго думая, выскользнули из дворца и зашагали по ночным лондонским улицам к Скотланд-Ярду, располагавшемуся на площади Согласия.

* * *

Монументальное здание лондонского Скотланд-Ярда и в самом деле было освещено сверху донизу. На всех четырех его этажах в окнах подмигивали огни масляных ламп и свечей. Брат Лэльдо в очередной раз подивился тому, что у англичан нет электричества. Ведь даже на самом севере американского континента, в республиках Атвианского Союза, испокон века умели строить ветряки, тянуть проволоку и изготавливать электроприборы и стеклянные лампы накаливания. И подумал, что надо бы поговорить об этом с королевой.

Едва сэр Лэльдо, эсквайр, переступил порог полицейского управления, как к нему и его «друзьям человека» тут же подошел один из сыщиков, собравшихся в холле перед входом, и спросил:

— У тебя какие-то идеи, сэр Лэльдо?

Эливенер удивленно уставился на человека в черной одежде, но не успел задать вопрос, как сыщик пояснил:

— Ее величество приказала нам всячески тебе содействовать. Правда, мы не ожидали, что ты сам сюда придешь. Главные умы сейчас заседают на втором этаже. Проводить тебя?

— Да, конечно, — кивнул брат Лэльдо. — Отлично! Я-то думал, придется долго вас уговаривать помочь мне…

Сыщик хмыкнул и пошел через большой нижний холл к лестнице, ведущей наверх. Трое друзей поспешили за ним.

Миновав полутемный коридор, они вошли в большую комнату, наполненную ядовитым табачным дымом до такой степени, что иир'ова и уроборос, отчаянно раскашлявшись, тут же выскочили обратно за дверь. Брат Лэльдо поспешил прижать к лицу большой носовой платок, чтобы хоть немного защититься от яростной газовой атаки.

Сыщики, сидевшие за длинным столом в середине комнаты, разом обернулись.

Провожатый эливенера сказал:

— Вот, сэр Лэльдо что-то хочет сказать.

Для эливенера нашли стул и он тоже сел к столу, по которому было разбросано немыслимое множество бумаг и карандашных портретов каких-то людей.

Брат Лэльдо с интересом взял один из рисунков и всмотрелся в него. Это было изображение человека явно южного типа… и тут эливенер понял: в Скотланд-Ярде уже заподозрили иностранцев, занявших место убитых сэров.

Эливенер почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд и поднял голову. Сыщик, сидевший напротив него, внимательно всматривался в сэра Лэльдо… и путешественник вдруг почувствовал, как человек в черной одежде пытается заглянуть в его мысли. Плотно закрывшись, эливенер насмешливо глянул на полицейского. Тот тоже усмехнулся и сказал:

— Извини, мы ведь не благородные сэры, мы простые полицейские. Но ты тоже не их породы.

— Я родом из Америки, — пожал плечами брат Лэльдо.

Ответом ему послужил громовой хохот сидевших за столом полицейских. Оказалось, что все они внимательно наблюдали за путешественником. Из коридора донесся мысленный вопрос иир'овы, заданный на предельно узкой волне:

— Лэльдо, что случилось?

— Ничего страшного, — ответил эливенер. — Они тут, похоже, все телепаты.

Дальше дело пошло проще. Брат Лэльдо рассказал обо всем, что знали он и его друзья. Полицейские, в свою очередь, сообщили, что давно уже заподозрили иностранных женихов в связи с лисами, но что это могут быть одни и те же лица — им и в голову не приходило.

Однако мысль о том, что в их стране обосновалось племя оборотней-убийц, была для них не новой, поскольку сыщики, в отличие от знатных сэров, общались с самыми разными людьми, а уж слухи и сплетни, циркулирующие среди слуг, были для них хлебом насущным. Блюстители закона твердо заявили, что не позволят рыжим вертихвосткам пакостить в доброй старой Англии.

Лестер, тот самый сыщик, что попытался подслушать мысли эливенера, спросил:

— Путешественники умеют бороться с такими тварями?

— Нет, — покачал головой брат Лэльдо. — У нас такие не водятся. Это ваше, европейское достижение. И как с ними бороться, я не знаю. Но я уже рассказал обо всем королеве.

Полицейские решили, что он поступил весьма умно и своевременно.

Потом на столе появился лунный календарь. И оказалось, что таинственные убийства и в самом деле происходили только в моменты новолуний. Брат Лэльдо пока не знал, будет ли им какой-то прок от этого факта, но, имея дело с оборотнями, следовало знать как можно больше. И он попросил сыщиков исследовать прошлое иностранцев, женившихся на вдовах убитых сэров.

Но тут его ждал готовый ответ: уже пытались. Ничего не вышло. Полиция тех стран, откуда прибыли таинственные женихи, не смогла выяснить ничегошеньки об этих людях.

— Почему? — удивленно спросил эливенер.

— А они и там оказались иностранцами! — развели руками сыщики.

* * *

Трое друзей лишь к утру вернулись в свои комнаты в Вестминстерском дворце. Они даже кашлять уже перестали — успели освоиться с табачным дымом. Хотя, конечно, их немало удивляло то, что сыщики беспрерывно курили и пили очень крепкий чай. Но сыщики объясняли это очень просто: пока куришь — не заснешь. А они в последнее время работали почти без отдыха.

Теперь в общем-то друзьям оставалось только ждать. Полицейские тайной службы должны были в течение дня выяснить, пострадала ли домашняя лисица убитого сэра Оливера, и что, собственно, случилось с тем итальянцем, который якобы упал с лестницы.

А пока, немного отдохнув, степная колдунья снова занялась травами. В особенности ее и уробороса интересовал сушеный чеснок.

Наконец созрел некий план.

Для его осуществления нужна была помощь летающих ящеров, и трое друзей отправились на поиски хищных деток.

На горке посреди двора птервусов не было. Друзья начали в три мысленных голоса звать деток:

— Мими! Сиси! Додо! Где вы? Летите сюда!

Через минуту-другую птервусы появились в небе над высокими деревьями старого королевского парка. Глядя на их огромные крылья, брат Лэльдо вдруг понял, что детки уже стали совсем взрослыми…

Спланировав на любимую горку, ящеры осторожно передали:

— Мы там хотели одну поймать…

Брат Лэльдо насторожился.

— Вы что, снова охоту на лисиц устроили? Вам ведь было сказано: не трогать их!

Птервусы сначала виновато повесили длинные клювы, а потом Сиси возразила:

— Она была не лисицей.

— А кем? — резко спросила иир'ова.

Взрослые детки замялись, но не потому, что не хотели отвечать. Они просто не знали, как ответить. В их небольших умах замелькали смутные, отрывистые картинки… и, присмотревшись к ним, двое путешественников переглянулись.

— Значит, та лисица была почти человеком, — уверенно произнес молодой эливенер.

— Да, да, да! — загалдели ящеры.

— Ну вот что, милые мои, — строго сказал брат Лэльдо, — чтобы это было в последний раз. Не надо их ловить. Но если вы хотите нам помочь с ними расправиться…

— Хотим, хотим! — дружно каркнули птервусы.

— Отлично. Сейчас Лэса вам объяснит, что нужно делать.

Задание было несложным. Птервусам нужно было всего лишь выследить одну из лисиц, где-нибудь подальше от людей, лучше всего в парке, и высыпать на нее щепотку чесночного порошка. И посмотреть, что из этого получится. И ни в коем случае не трогать лисицу!

Повторив все это несколько раз и окончательно убедившись, что ящеры все поняли и ничего не перепутают, Лэса прицепила к лапе Додо крошечный пакетик с сушеным чесноком. Ящеру оставалось лишь промчаться над лисицей и клювом сорвать пакетик с лапы. И сразу взлететь повыше, напомнила еще раз иир'ова. Не надо рисковать.

Взрослые детки с азартом бросились выполнять интересное поручение. Они взмыли в небо и, сделав несколько кругов над двором, развернулись в сторону парка и исчезли за вершинами деревьев.

Друзья вовсе не надеялись, что ящерам удастся отыскать лисицу прямо сейчас, сию минуту, — однако вышло именно так.

Не успели они дойти до кухонного флигеля, где располагались их «апартаменты», как со стороны парка послышался отчаянный мысленный вопль ящеров:

— Вот она! Вот она! Скорей, Додо! Ага, попалась! Ой… ой… ай… Мама!

Друзья со всех ног помчались в парк. Но Лэса мгновенно ушла вперед. Конечно, ни брат Лэльдо, ни тем более уроборос не могли угнаться за стремительной степной охотницей, да они и не пытались. Они просто бежали так быстро, как могли.

Через минуту до них донесся мысленный голос кошки:

— Ну и ну… похоже, он подох.

* * *

…На небольшой солнечной лужайке, по краям которой росли пышные невысокие кустики, сплошь покрытые яркими желтыми цветами, лежало мохнатое грязно-серое нечто. Над полянкой кружили перепуганные ящеры, рядом с неподвижным существом стояла озадаченная Лэса, пристально вглядывавшаяся в бесформенную тушу. Когда эливенер и уроборос выбежали на поляну, кошка обернулась, и брат Лэльдо увидел в ее огромных зеленых глазах искреннее недоумение. Иир'ова никак не могла осмыслить происшедшее.

— Что это? — задал глупый вопрос брат Лэльдо, подойдя к лохматой туше.

— Ты меня спрашиваешь? — удивилась кошка. — Откуда мне-то знать? Я ни разу в жизни ничего подобного не видела.

Уроборос осторожно приблизился к неведомому зверю, обошел его вокруг, всмотрелся, чуть прищурив глаза, принюхался… потом потрогал тварь одной из передних лапок, выдернул шерстинку…

Путешественники следили за уроженцем Карпат, надеясь, что тот скорее, чем они, разберется в странной истории. Ведь на его родине оборотни были делом обычным, не то что на американском континенте.

Их надежды оправдались.

Уроборос сообщил деловитым тоном:

— Это трехсущностная тварь. Такие редко встречаются. Они очень опасны, если их не выявить вовремя. Но если они подыхают от чеснока — мы с ними справимся.

— Ага, если порошка хватит, — кивнула иир'ова.

— Ничего, скоро новый чеснок вырастет, — спокойно откликнулся уроборос.

Брат Лэльдо уставился на рудознатца, и тот в ответ на вопросительный взгляд эливенера пояснил:

— У нас же осталось несколько семян чеснока, ты не забыл? Я их уже высадил. И прочитал то заклинание огородницы Бенет, которое помогает чесноку расти быстрей. Ну, конечно, нам не заставить его созреть за несколько часов, но через пару месяцев он даст семена, это точно. А дальше все пойдет как по маслу.

Но никакого «как по маслу», к сожалению, не получилось. Впрочем, незачем забегать вперед.

— Малыш, что такое трехсущностная тварь, ты не мог бы рассказать подробнее? — спросила степная колдунья.

— Конечно, — кивнул уроборос. — Но лучше нам уйти отсюда. А то застукают нас рядом с этой дрянью, и объясняйся потом!

— А эта зверюга так и останется вот в таком виде? — поинтересовался брат Лэльдо. — Не превратится снова в лисицу или человека?

— Теперь уже нет, — покачал головой малыш Дзз. — Он окончательно умер. Да, сильное растение этот чеснок суртов!

— Ну, пошли во дворец, — поторопила друзей красавица кошка. — Расскажешь нам все.

И они поспешно покинули парк.

* * *

Рассказ юного уробороса оказался не слишком длинным, но зато содержательным. В его родных Карпатах водилось два вида оборотней. Одни из них были двухсущностными, другие — трех. Двухсущностных, объяснил малыш Дзз, с легкостью выявляют даже самые слабенькие деревенские ворожеи, а вот с трехсущностными иной раз не могут справиться даже самые сильные ученые-маги. Двухсущностные оборотни жестко ограничены в своих превращениях; они, будучи изначально людьми, могут превращаться только в какое-нибудь одно животное. Например, в волка, это случается чаще всего. Или в медведя. Реже встречаются оборотни-лисы и барсуки. И совсем редко — оборотни-пеликаны. А вот трехсущностный оборотень может оборачиваться разными зверями, на свой выбор, а может и принимать разные человеческие формы. Ему ничего не стоит, например, обрести тело уробороса, или двуногого человека, или еще кого-нибудь. И при этом их изначальная форма вообще не поддается описанию, — ну, это вы и сами видели, добавил малыш Дзз, там, в парке. Просто куча плоти и шерсти, ни головы, ни лап. В древних книгах говорится, что эти твари появились сразу же после Великой Войны Магов, случившейся много тысяч лет назад, и сначала их было гораздо больше, но потом, когда земля понемногу смыла с себя ужасные следы магических ядов, они почти все вымерли, и теперь их осталось мало.

— Ну, может, в Карпатах их и осталось мало, — с сомнением покачал головой брат Лэльдо, — но где-то в другом месте их очень даже много. И я так подозреваю, что они явились в эту страну как раз из-за того, что им стало тесно на родине. А здесь им понравилось. Вот они и решили выжить англичан и захватить их земли.

— Да, — согласилась иир'ова, — похоже на то. Интересно, а где их родные края?

— Ты что, хочешь туда отправиться? — с ужасом спросил уроборос. — Воевать с этими уродами надумала?

Степная колдунья рассмеялась.

— Нет, вряд ли я хочу туда отправиться, — ответила она. — Просто неплохо было бы это знать, чтобы нам самим случайно не напороться на них, когда мы пойдем к Гималаям.

— Ну, попытаемся выяснить, — усмехнулся эливенер. — Когда отловим лисичку-другую и заставим ее говорить.

— Как ты ее заставишь? — удивилась Лэса.

— А чеснок в морду суну! — расхохотался брат Лэльдо.

* * *

— Если уж начинать массовую атаку на них, так только в полнолуние, — объяснял брат Лэльдо королеве. — Раз они нападают на людей в противоположной лунной фазе, значит, у них в этот момент энергетический пик. Нужно использовать это колебание сил в их организмах.

Ее величество Виктория, тяжело волоча опухшие старые ноги, медленно шагала по гладкой садовой дорожке. Королева пригласила сэра Лэльдо присоединиться к ней во время послеобеденной прогулки, и потребовала полного отчета о том, что ему и его друзьям удалось узнать за прошедшее время. Утром, еще до завтрака, она выслушала доклад начальника Скотланд-Ярда, сэра Роберта, и знала, что ночью друзья побывали в лондонском полицейском управлении и разработали совместный план работы. Но, конечно, королева не могла знать, какое отношение сэр Лэльдо имеет к странной находке во дворцовом парке, о которой ей доложили совсем недавно, — то есть о туше неизвестного огромного зверя, почти полностью разложившейся… это, кстати, удивило и самого эливенера. Он объяснил Виктории, что оборотень был убит лишь пару часов назад. И рассказал, как это произошло.

— Что ж, — задумчиво произнесла королева, — наверное, ты прав. Но мне, честно говоря, страшновато. Ведь жены этих чудовищ — леди из знатных семей, и тут надо хорошенько подумать. Да, вот еще что…

Виктория надолго задумалась, и молодой эливенер, медленно шагая рядом с королевой, терпеливо ждал.

— Ты знаешь, что двое этих оборотней успели произвести на свет детей? — спросила вдруг королева.

Лэльдо испуганно вскинул голову.

— Детей?! — воскликнул он. — Но мне казалось… извини, я, наверное, чего-то не понимаю. Ведь все убитые лорды были в довольно преклонном возрасте…

— Лорды, но не их супруги, — резко возразила Виктория. — Пятеро из убитых состояли в повторных браках. Их вдовы молоды. Так что мы вполне можем получить еще троих ублюдков, если не больше. Что твой колючий малыш говорит по этому поводу?

— Я не спрашивал… — растерянно ответил брат Лэльдо.

— Так спроси! — приказала эливенеру королева. — А об остальном поговорим завтра, когда сыщики разберутся с лисицей сэра Оливера и тем итальянцем. Я не вправе рисковать. Пока нет убедительных доказательств — никаких активных действий, слышишь?

— Да, твое величество, — кивнул тот. — Я понимаю. Мы пока будем только наблюдать.

— Хорошо, иди.

И королева Англии величественным кивком отпустила путешественника.

Стоило брату Лэльдо удалиться от Виктории на несколько шагов, как рядом с монархиней возник первый канцлер, предложивший королеве руку, на которую можно было опереться.

* * *

— …Все зависит от того, в каком возрасте сейчас дети оборотней, — сказал уроборос. — Насколько я знаю… ох, как я иногда жалею о том, что я не взрослый и не заклинатель!

— Не отвлекайся, — усмехнулась степная колдунья.

— Да… ну вот, говорят, что пока им не исполнится двенадцать человеческих лет, их можно превратить в обычных, нормальных людей.

— Как? — одновременно вскрикнули эливенер и кошка.

— He знаю, — развел десятком передних конечностей уроборос. — Не знаю! Это дело специалистов.

— Черт побери! — энергично выругался брат Лэльдо. — Я и не подумал спросить у королевы, сколько им лет!

— Но ты же все равно не знаешь, что тут можно сделать, — напомнила ему Лэса. — А экспериментировать с людьми — ну, мы же не Слуги Нечистого!

— Надо подумать. Надо подумать… — бормотал эливенер. — Если они питаются в основном разноцветными бананами…

— Надо вырубить все бананы! — мысленно воскликнул уроборос. — И все!

— Черта с два эти сэры позволят рубить деревья в их собственных садах, — возразила степная охотница. — Они тут совсем свихнулись на праве частной собственности. Им в этом деле и королева не указ!

— Значит, нужно им доказать, что лисы опасны, убедить их! — твердо заявил эливенер. — Продемонстрировать!

— Но как? — коротко спросила кошка.

Кто-то тихо постучал в дверь. Иир'ова мгновенно распахнула ее — и увидела сыщика Лестера. Тот ухмыльнулся, окинув взглядом зеленоглазую красавицу, и спросил:

— Можно к вам?

Сыщиков Скотланд-Ярда ничуть не удивило и не озадачило то, что «друзья человека», явившиеся в старую добрую Англию вместе с сэром Лэльдо, эсквайром, оказались разумными существами. Иир'ова ночью подумала даже, что этих лондонских полицейских вообще ничем удивить невозможно.

— Входи, — пригласил брат Лэльдо. — У нас, кстати, к тебе вопрос. В каком возрасте дети оборотней?

Не моргнув глазом, Лестер ответил:

— Одному шесть, второму десять. А сколько надо?

— Да вот малыш говорит, что до двенадцати лет они вроде бы еще могут стать нормальными людьми.

— Каким образом? — задал вполне естественный вопрос сыщик.

— Не знаем, — ответила иир'ова. — Но будем думать. А у вас тут нет хороших магов?

— У нас никаких нет, — сердито сказал Лестер. — У нас только фокусники, которые выдают себя за магов.

— Ты уверен?

— Уверен, — фыркнул сыщик. — Уж мы их проверяли, проверяли, — и так, и эдак! Ерунда. Ничего они не могут. Ну, я по другому поводу зашел. У лисицы сэра Оливера действительно выдран клок шерсти на спине, около хвоста. А тот паршивый итальяшка ни с какой лестницы не падал, это точно. Он в момент падения якобы находился в загородном доме, а он одноэтажный, и там есть только одна лестница, с которой можно свалиться, — та, что ведет на чердак. Ну, хитрый лис не знал, видимо, что в каморке под лестницей в тот день лежал один из конюхов. Его лошадь копытом в живот припечатала. Если бы кто-то скатился по лестнице — ну, сами понимаете… Однако конюх утверждает, что итальяшки вообще в тот день в загородном имении не было.

— Королеве доложили? — спросил эливенер.

— Да, утром сэр Роберт говорил с ней. А теперь у меня к вам вопрос. Что за тухлятину нашли в королевском саду?

Рассказ о «тухлятине» не занял много времени. Сыщик только крутил головой да фыркал от отвращения, слушая друзей.

Они еще немного поговорили о том, как можно убедить благородных сэров уничтожить разноцветные бананы. И тут Лестер подал простую и здравую идею:

— Да, на самом-то деле, всего только и нужно, чтобы королева приказала вырубить эту цветную дрянь в собственном саду, — сказал он. — И выступила бы в Парламенте, объяснив свой поступок. Вот и все.

— Да ведь ей придется сказать, что рыжие лисицы — оборотни, — напомнил эливенер. — А кто ей поверит?

— Ну… — Лестер ненадолго задумался. — А! Вот что! — воскликнул он вдруг. — Ты говоришь, стоит их посыпать этим вашим чесноком — и они тут же подыхают? И становится ясно, что за тварь прячется под личиной человека?

— Да, — согласился брат Лэльдо, — это так.

— Ну, значит, нужно назначить заседание Парламента на день полнолуния, это через десять дней, пригласить одного из оборотней, и при всем благородном собрании сыпануть на него чесноком!

Идея сыщика выглядела безупречной. Оставалось убедить Викторию осуществить этот план. Этим должны были заняться брат Лэльдо и начальник Скотланд-Ярда сэр Роберт, к которому уже умчался с докладом Лестер.

Но брату Лэльдо, поспешившему в апартаменты Виктории, было сказано: ее величество отправилась на охоту. Сейчас сезон отстрела песцовых кроликов и рогатых фазанов. Так что до ужина вряд ли сэру Лэльдо удастся повидаться с монархиней. А ужин сегодня будет поздним.

Сэр Лэльдо поинтересовался, нельзя ли ему присоединиться к королевской охоте. На это ему было отвечено, что в королевской охоте участвуют только заранее приглашенные лица. И если сэр Лэльдо такого приглашения не получил, то, увы, ему придется подождать возвращения ее величества.

Что ж, решил эливенер, подождем. До вечера недалеко. До полнолуния гораздо дольше. Время есть.

Но времени не было.

Когда брат Лэльдо, неторопливо шагая по длинным коридорам и бесконечным лестницам Вестминстера, возвращался от королевских апартаментов в служебный флигель, где ожидали его друзья, за одним из поворотов мелькнула огненно-рыжая пушистая шкурка… и молодой эливенер внезапно остановился, ошеломленный. Мелькнувшая и тут же исчезнувшая лисица почему-то не прикрывалась ментальным экраном, как это обычно делали все ее сородичи… и она оставила за собой густой шлейф чудовищной мысленной вони. Эливенер, преодолев отвращение, вслушался. От лисицы несло ненавистью, завистью, желанием напакостить… Ну и ну, покачал головой брат Лэльдо, чего это она вдруг раскрылась?

И тут в его уме промелькнула некая догадка…

Молодой эливенер со всех ног бросился к себе. Ворвавшись в комнату, он торопливо сказал сидевшим у окна друзьям:

— Лисицы что-то затевают! Я боюсь за королеву, она далеко, на охоте!

Наскоро объяснив причины возникших у него подозрений, брат Лэльдо решил:

— Попросим лошадей и поедем как бы на прогулку. Лэса, бери чеснок. Надо найти королеву. Я уверен, ей грозит опасность.

Лэса, выхватив из заплечного мешка пухлый мешочек с чесночным порошком, быстро пересыпала часть зелья в несколько маленьких пакетиков, которые она давно уже заготовила как раз на такой вот случай, и заявила:

— Вы с малышом езжайте на лошади, а я на своих двоих доберусь быстрее. Где она?

— В лесу, но где — я не знаю.

— Найду, — бросила степная охотница и выскочила из комнаты, едва не сбив с ног слугу Билли, как раз собиравшегося постучать в дверь.

— Сэр… — неуверенно заговорил Билли, проводив кошку ошеломленным взглядом. — Сэр… если позволишь… я хотел бы сказать…

Чтобы не терять зря времени, брат Лэльдо мгновенно заглянул в мысли слуги — и охнул.

— Скорее, Билли! — крикнул он, запихивая в карман пакетики с чесночным порошком. — Мне нужна лошадь! Ты знаешь, где искать королеву?

— Да, сэр! — рявкнул слуга и помчался впереди эливенера к служебному выходу.

Через минуту они уже были возле конюшен, а еще минутой позже брат Лэльдо подгонял коня, а уроборос, сидя позади эливенера в седле, изо всех сил цеплялся за пояс путешественника, чтобы не свалиться. Билли скакал следом за ними.

Брат Лэльдо спешил, потому что в мыслях слуги Билли он прочитал нечто ужасное. Лисицы, испугавшись того, что путешественники и уроборос вот-вот выведут их на чистую воду, решили сыграть ва-банк и взять королеву в заложницы. А поскольку наглые оборотни перестали прятаться за ментальными экранами, слуги услышали их грязные, вонючие мысли. Но кто бы из знатных сэров поверил простым лакеям и судомойкам? И потому Билли бросился за помощью к гостям королевы, а двое поваров помчались в Скотланд-Ярд, не уверенные, впрочем, что полицейские захотят их слушать. Слуги не знали, что сыщики куда как ловко подслушивают их мысли…

* * *

Брат Лэльдо подгонял коня, но до леса было так далеко, а королевская охота выехала уже несколько часов назад, и кто знает, где она теперь… Конечно, эливенер не сомневался в том, что уроборос, сканируя местность доступным лишь ему одному способом, без труда отыщет королевскую свиту, но… но они могли и опоздать. Тут эливенер вспомнил о взрослых детках. И заорал во весь свой мощный мысленный голос:

— Детки! Додо! Мими! Сиси! На помощь! Ко мне! Скорее! Я скачу к лесу, я на равнине! Ко мне, помогите!

Лишь такой сильный телепат, как брат Лэльдо, мог докричаться до не слишком сильных умов летающих ящеров с такого большого расстояния. Птервусы услышали его. Брат Лэльдо уловил их паническое тарахтенье:

— Мама зовет! Маме плохо! Летим, летим, скорее, скорее! Ай, что случилось? Ай, как нехорошо, что-то случилось!

При той скорости полета, какую были способны развивать уже почти взрослые ящеры, они должны были нагнать эливенера не позже, чем минут через десять, а то и быстрее. Брат Лэльдо надеялся, что они успеют поддержать Лэсу, а возможно, и опередят ее.

Он не оглядывался, он лишь понукал коня, и благородное животное, словно ощутив тревогу всадника, неслось во весь дух, стремительно выбрасывая вперед длинные пятнистые ноги. Брат Лэльдо время от времени окликал хищных деток, помогая им не сбиться с нужного направления. Уроборос помалкивал, сидя за спиной эливенера, он тоже был полон тревоги и надежды. Билли тоже молчал, да и что он мог бы сказать?

И вот наконец огромные черные силуэты птервусов пронеслись над головой всадника.

— Что случилось? — галдели ящеры. — Что случилось? Куда ты несешься? Что нам делать? Что такое?

— Детки, нужно скорее догнать королеву, на нее хотят напасть лисицы, — объяснил брат Лэльдо, останавливая коня. — Скорее, возьмите чеснок и мчитесь к лесу, где-то там — королевская охота, вы поняли? Королева в лесу, она с придворными, но лисицы хитрые, они могут напасть на королеву. Лэса убежала вперед, но вы должны ей помочь!

Птервусы бесшумно опустились на землю и как-то очень серьезно ответили:

— Мы поспешим. Давай порошок.

Эливенер быстро привязал к лапе каждого из ящеров по свертку с чесноком. У него в кармане осталось еще три порции зелья. Детки, вооружившись, стремительно взмыли в небо и полетели к лесу. А брат Лэльдо снова вскочил в седло.

Он очень надеялся, что со старой королевой ничего не случится.

 

Глава 10

Ее величество Виктория, королева Англии, сидела в маленькой спортивной коляске со спущенным верхом, держа в руках охотничий лук. Несмотря на почтенный возраст и солидный вес, королева оставалась заядлой охотницей и на редкость метким стрелком. Пара особым образом обученных охотничьих лошадей осторожно влекла коляску вперед, а кучер зорко высматривал подходящие для экипажа прогалины между деревьями. Виктория уже подстрелила двух огромных дымчато-серых песцовых зайцев, и королевский егерь приторочил их к своему седлу. Черно-белые собаки рассыпались по лесу, вынюхивая дичь, придворные рассредоточились, стремясь добыть хотя бы одного рогатого фазана, чтобы было чем похвастать вечером, и никому и в голову не приходило, что престарелой монархине может что-то угрожать.

И никто впоследствии не мог понять, почему собаки не заметили огромного количества лисиц, затаившихся на пути королевской охоты.

Но в тот самый момент, когда в небе над охотниками появились черные силуэты летающих ящеров, из-за деревьев бесшумно выскочили десятки лисиц — и пара лошадей мгновенно была выпряжена из королевской коляски, кучер отброшен в сторону, а королева Виктория, из рук которой небрежно вырвали охотничий лук, связана. Лисицы плотно обступили коляску, с десяток тварей забрались в нее и устроились рядом с Викторией, грозя королеве кинжалами.

Придворные, примчавшиеся на крик кучера, ничего не могли сделать. Оборотни весьма недвусмысленно дали понять, что готовы убить монархиню.

Птервусы, видя это, растерялись.

— Что делать? — мысленно закричали они. — Мы не можем насыпать на них чеснок! Они убьют королеву!

— Ничего не делать, — поспешно приказал эливенер. — А где Лэса?

— Я здесь, — откликнулась иир'ова. — Я тоже опоздала…

* * *

…Спешившись неподалеку от места событий, брат Лэльдо пошел вперед, слушая панические, бессвязные мысли испуганных придворных. Лисицы снова закрылись ментальными щитами, и эливенер не знал, что они замышляют. А потому передал птервусам, чтобы те держались поблизости, но ничего пока что не предпринимали. Лэса находилась по другую сторону небольшой полянки, на которой столпились оборотни, выглядевшие милыми пушистыми зверьками… державшими в удивительно подвижных лапах острые охотничьи кинжалы. Эливенер всматривался в них, пытаясь пробиться через ментальную защиту и узнать, что твари намерены делать дальше, — но ничего не получалось.

Из-под деревьев выступил на полянку бледный, но вполне владеющий собой сэр Арнольд, премьер-министр правительства ее величества, в блекло-синем охотничьем костюме и шляпе с пером, как-то особенно нелепо выглядевшем в этой обстановке. Премьер откашлялся и негромко заговорил, обращаясь то ли к лисам, то ли к Виктории:

— Что все это значит? Зачем это? Что мы должны делать?

Крупная лисица, сидевшая на месте королевского кучера, поднялась на задние лапы, и…

Из-под деревьев на краю полянки, где столпились придворные и егеря, с трудом державшие рвавшихся в бой собак, раздался многоголосый крик ужаса.

Фигура лисицы утратила очертания, как бы окутавшись дрожащим воздухом, потемнела, вытянулась вверх… она менялась плавно и незаметно, словно перетекая в новую невидимую форму… и вскоре перед глазами людей предстало нечто высокое и гибкое, похожее на человека, но не имеющее лица, темное, пугающее…

Оборотень заговорил низким хриплым голосом:

— Вы должны принять закон, дающий нам равные с вами права. Иначе мы убьем не только королеву. Мы убьем всех вас. Всех жителей этой страны. Закон должен быть принят в течение сегодняшнего дня.

И взмахнул похожей на змею рукой. Лисы, повинуясь его приказу, поволокли коляску королевы в лес, на запад.

Билли, до сих пор молча стоявший позади эливенера, вдруг бросился вперед, подняв руки над головой.

— Послушайте, — закричал он, — погодите! Возьмите меня с собой! Я не вооружен, я ничего вам не сделаю! Ее величество не может обойтись без слуги! Возьмите меня! Она ведь старая женщина, ей нужна помощь! Возьмите меня с собой! Вы же всегда можете меня убить, если я сделаю что-то не так!

Лисы переглянулись, о чем-то тихо посовещались, и тот, что обрел почти человеческую форму, сказал:

— Ладно, иди сюда.

Лисы расступились, позволив Билли забраться на подножку коляски, и снова сомкнули свои ряды за его спиной. Растерянные придворные и не менее растерянные гости королевы молча смотрели, как оборотни увозят королеву.

Но куда они ее повезли?

* * *

До брата Лэльдо донесся мысленный голос степной охотницы:

— Впереди какое-то строение… похоже на охотничий домик. Крепкий, каменный… да, они ведут Викторию туда. И Билли с ней.

— Лэса, ты там поосторожней, — предостерег кошку брат Лэльдо. — Надо подумать. Не спеша.

— У нас не так уж много времени, — напомнила ему Лэса. — Уже за полдень.

— Ничего, Парламент начал заседание, лисы об этом знают. Им самим невыгодно убивать королеву, а уж обо всех жителях Англии и говорить не приходится. Кто их кормить будет, этих сволочей?

— Да, но у Виктории есть наследники. Трон не опустеет с ее смертью.

— И все равно нельзя суетиться.

К путешественнику подошел Лестер, давным-давно уже примчавшийся в лес вместе с другими полицейскими.

— Слушая, сэр Лэльдо, наши люди сейчас занимаются теми лисицами, что остались в Лондоне. И все телепаты, что есть в городе, им помогают. Мы держим с ними связь. Но, конечно, всех переловить не удастся, сбегут. Да и защищаются они… уже нескольких собак разорвали.

— Ну и зачем это? — не понял идею брат Лэльдо. — Вы же все равно ничего не можете с ними сделать. Если этот отряд оборотней узнает…

— Не узнает, — перебил его сыщик. — Они не умеют разговаривать на большом расстоянии.

— Что?! — воскликнул эливенер, не веря собственным ушам. — Как это — не умеют? Они же владеют мысленной речью, а значит…

— Ничего не значит, — снова перебил его Лестер. — Мы уже давно это выяснили. Что-то в их поганых мозгах устроено неправильно. Дальше двухсот метров — ничего у них не получается.

— Но как же они общаются с лондонскими тварями?

— Уже никак, — усмехнулся полицейский. — Мы сделали подставу. Отловили тварей, служивших связными, и вместо них теперь прием и передачу ведут наши специалисты, из Скотланд-Ярда. Очень качественно. Так что нам, по сути, осталось только одно: вызволить ее величество.

— У тебя есть какие-то идеи? — спросил брат Лэльдо, вполне оценив работу лондонского Скотланд-Ярда.

— Пока нет, — с сожалением ответил Лестер. — Ну, я ведь тут не один. Что-нибудь придумаем.

Он ушел к коллегам, оставив троих друзей.

Уроборос, осторожно тронув брата Лэльдо пушистой лапкой, передал на направленной волне:

— А если подобраться снизу?

Эливенер сначала непонимающе уставился на малыша Дзз, потом охнул и всплеснул руками. За всей этой суетой он совсем забыл, что рядом с ним топчется живая осадная машина. Карпатский горнодобытчик и в самом деле мог с легкостью проникнуть в охотничий домик, прорыв подземный ход… да и разгрызть каменный фундамент дома уроборосу тоже ничего не стоило.

— Я скажу полицейским, — бросила иир'ова и умчалась туда, где собрались старшие чины Скотланд-Ярда.

Эливенер и уроборос не спеша двинулись в ту же сторону, и по дороге брат Лэльдо сказал:

— Ну, а если они услышат, что ты снизу подбираешься?

— Я постараюсь не шуметь, — ответил малыш Дзз. — Но, конечно, будет лучше, если вы их постараетесь как-то отвлечь.

Сэр Роберт уже шел навстречу эливенеру. Несмотря на то, что начальник Скотланд-Ярда был знатным вельможей, он ничуть не смущался тем фактом, что его сыщики — все до единого телепаты, и что даром мысленной речи обладает сэр Лэльдо, эсквайр, а заодно и его «друзья человека». Главу лондонской полицейской службы интересовали только результаты. А какими способами добиваются их его подчиненные, посторонних не касалось.

— Итак, — сказал сэр Роберт, — твой друг, кажется, может быстро прокопать подземный ход в домик?

— Да, — кивнул эливенер.

— Ну что ж, — решительно произнес сэр Роберт. — Давайте обсудим подробности операции.

* * *

После того, как юный уроборос взял пробы лесной почвы и рассчитал скорость своего продвижения к охотничьему домику, все заняли свои места. Брат Лэльдо, еще раз повторив инструкции, пожелал летающим ящерам удачи, и те бесшумно поднялись в воздух, держа пакетики с сушеным чесноком в клювах.

— А если он устанет и не сможет выбросить огонь? — спросил брата Лэльдо сыщик Лестер, имея в виду, конечно же, уробороса, которому предстояло не просто проникнуть в охотничий домик, но и оглушить лисиц молниями.

— Не устанет, — ответил эливенер. — Ты просто не представляешь, на что он способен. Их народ сквозь гранитные скалы проходит, как по ровному месту, а тут рыхлая земля да корни деревьев. Нет, об этом и думать незачем.

— Фундамент дома не рыхлый, — с сомнением произнес сыщик.

Брат Лэльдо только махнул рукой, следя взглядом за птервусами, кружившими над поляной. Не уроборос, а хищные детки вызывали у него сомнения. Конечно, они были уже почти взрослыми, но уж очень невелики были их умы…

Иир'ова рвалась под землю, ей очень хотелось проникнуть в домик вместе с уроборосом, но Дзз сказал, что лаз для кошки нужен раза в три шире, чем для него самого, а это потребует большего времени, и степная охотница сдалась. Но не смирилась. Ей страстно хотелось поскорее добраться до оборотней и расправиться с ними по-своему, по-степному.

Сэр Роберт, не сводивший глаз с больших карманных часов на золотой цепочке, наконец кивнул стоявшему рядом с ним премьер-министру.

— Пора, сэр.

В задачу сэра Арнольда входило отвлечение оборотней на последнем этапе движения уробороса. Что ж, премьер-министра не нужно было учить, как заговаривать зубы. Он был опытным политиком и не первый год заседал в Парламенте.

Выйдя из-под деревьев, сэр Арнольд поднял руки, показывая лисицам, что он не вооружен, и неторопливо, с достоинством зашагал к охотничьему домику.

— Позвольте задать вам несколько вопросов, дорогие лисы! — мягким баритоном заговорил он, остановившись шагах в пятнадцати от рыжих тварей. — Мы, как вам уже сообщено, готовы принять любой закон, лишь бы стабилизировать положение и обойтись без ненужных эксцессов. Но законодатели — серьезные люди, это юристы, а юристы, да будет вам известно, по натуре невообразимые крючкотворы. Им нужно сформулировать каждую мелочь в полном соответствии со строгими нормами юрисдикции. В связи с этим возникло несколько вопросов, и я искренне надеюсь, что вас не затруднит ответить на них… без вашего совета эти детали решить просто невозможно! Я могу спросить?

Иир'ова, не удержавшись, хихикнула и тихонько передала:

— Вот болтун! И как только ему удается произносить такое количество слов без передышки?

Молодой эливенер улыбнулся и молча покачал головой.

Темный оборотень, бродивший вокруг домика и время от времени что-то говоривший стоявшим на страже рыжим лисицам, остановился, прислушиваясь к словам сэра Арнольда. Потом, немного подумав, он прогудел:

— Спрашивай.

— Вопрос первый состоит в следующем, — баритон премьер-министра зазвучал вкрадчиво, благородный сэр мурлыкал, как объевшийся сливок кот. — Желательно ли вам приобрести юридические права полноправных граждан Англии и собственников движимого и недвижимого имущества? Ведь в таком случае вам придется платить за приобретаемые вами вещи, а для этого необходимо иметь источник доходов. Однако наша налоговая инспекция…

— Стоп! — перебил его оборотень. — Права вы нам, конечно, предоставите, но платить мы не собираемся. Нас должно обеспечивать государство.

— Хорошо, — с легкостью согласился сэр Арнольд. — Тогда позвольте задать второй из насущно необходимых вопросов…

— Я бы в жизни не сумела наворотить столько слов, когда можно обойтись тремя-четырьмя! — восторженно передала брату Лэльдо иир'ова.

— Я тоже не сумел бы, — хмыкнул эливенер. — Вот и давай учиться, вдруг понадобится когда-нибудь.

— …в частном владении. А это значит, — продолжал сэр Арнольд, — что правительству ее величества придется подыскивать для вас земельные участки вне пределов городской черты, другими словами, не в Лондоне, а…

— Стоп! — снова перебил его оборотень. — Найдете и в городе, и за городом, где нам захочется. Придется выселить кого-нибудь, только и всего.

— Хорошо, — снова согласился премьер-министр. — Парламент это учтет. И наконец, последний из жизненно важных вопросов, — и это, как вы, надеюсь, уже догадались, вопрос о банановых деревьях.

— А что с деревьями? — насторожился оборотень, и даже шагнул вперед, отойдя от дома на довольно большое расстояние. Рыжие твари, сохранявшие форму лисиц, забыли о том, что необходимо стоять цепью вокруг тюрьмы, и сгрудились за спиной темного получеловека. Разноцветные бананы поддерживали в них способность к перевоплощению, и вопрос о деревьях, конечно же, заинтересовал всех оборотней.

— Видишь ли, — теперь сэр Арнольд обращался уже не ко всем лисам, а только к их главарю, — в настоящий момент каждое такое дерево принадлежит какому-то конкретному человеку или же лично королеве. Ты прекрасно знаешь, что выращивание этих замечательных деревьев требует немалых трудов, садовники вынуждены ежедневно заниматься обрезкой ненужных побегов, а значит, встает вопрос об оплате труда этих незаметных, но честных и старательных тружеников…

И тут из домика раздался грохот, а вслед за ним — визг перепуганных оборотней.

И в ту же секунду птервусы камнем упали на крышу королевской тюрьмы.

* * *

…В следующие несколько секунд на поляне вокруг охотничьего домика происходило нечто, не поддающееся описанию. Полицейские и охотники гонялись за теми лисами, что оставались снаружи. Иир'ова и брат Лэльдо бурей ворвались в дом, с которого мощные когти птервусов уже наполовину содрали крышу, и принялись сыпать чесночным порошком направо и налево, не глядя, в кого попадают. В конце концов, ни Виктории, ни слуге Билли чеснок повредить не мог, так что незачем было и время зря тратить, разбираясь в целях. При этом оба путешественника лупили оборотней молниями, испускаемыми из пальцев, а уроженец Карпат ужом вился по полу, расстреливая такими же молниями корчащихся от чеснока оборотней снизу, создавая вторую линию огня. Птервусы, уже высыпавшие на лис все свои чесночные запасы, то и дело пикировали в дом сквозь огромные прорехи в крыше и хватали когтями то одну лисицу, то другую, и выволакивали ее на поляну, где метались вконец озверевшие собаки. Трое друзей уже надеялись, что вот-вот все закончится, но тут…

Одна из лисиц, каким-то чудом увернувшаяся от облаков сушеного чеснока, внезапно очутилась возле королевы Виктории, сохранявшей поистине королевское спокойствие во всей этой безумной кутерьме. В руке лисицы-оборотня, начавшей перевоплощение, сверкнул длинный изогнутый кинжал.

Эливенер и кошка, одновременно заметившие блеск металла, бросились к королеве — но их опередил слуга Билли, ни на секунду не отходивший от ее величества. Он как-то странно ухнул — и прыгнул на оборотня, сбив того с ног. Но лис оказался не так-то прост. Он змеей выскользнул из-под тяжелого тела Билли и уже снова замахнулся было на королеву кинжалом, но Билли вцепился обеими руками в пушистый хвост твари и дернул что было сил. Оборотень пронзительно взвизгнул и, извернувшись, ударил Билли. Все это произошло настолько быстро, что когда иир'ова и эливенер, отшвыривая со своего пути всех без разбора, очутились рядом с Викторией, лис уже корчился в судорогах, а в его спине торчал охотничий нож королевы. Билли был ранен, но не слишком серьезно. Кинжал оборотня проткнул его левое плечо. Лэса занялась слугой, а эливенер с восторгом и изумлением посмотрел на старую королеву.

— Твое величество… вот не ожидал, что ты так ловко владеешь оружием!

Королева усмехнулась.

— Ты просто незнаком с английскими традициями, сэр Лэльдо. Мы все заядлые охотники, с юности и до глубокой старости. Ну что, можно идти?

— Да, твое величество, конечно… но лучше подождать еще минутку-другую. Там на поляне собаки за лисами гоняются…

Виктория рассмеялась и, тяжело поднявшись, повлекла свое большое грузное тело к выходу. Эливенер шел рядом, беспокоясь за королеву. Как-никак, не молоденькая, после такой встряски все может быть…

Но английская королева в очередной раз поразила путешественника. Перед выходом из охотничьего домика она как-то подтянулась, глубоко вздохнула — и предстала перед подданными великой монархиней, несмотря на перепачканное платье и растрепанные волосы. На поляне раздалось дружное громогласное «Ура! Да здравствует королева Англии!» — и подданные Виктории низко склонились перед истинной женщиной и настоящей королевой.

* * *

Вестминстерский дворец бурлил и сверкал огнями. И весь Лондон веселился, празднуя победу над оборотнями и спасение королевы. Путешественники, уроборос, крылатые ящеры и слуга Билли находились в центре внимания всего города, в одночасье став знаменитостями. Птервусы в результате окончательно обнаглели, как считал брат Лэльдо. И к вечеру, к началу торжественного приема во дворце, после которого должен был начаться бал, обожрались так, что уже и летать-то не могли, а лишь лениво бродили по лужайке, засыпая на ходу.

Брат Лэльдо, несмотря на суматоху, царившую со вчерашнего дня во дворце, сумел добраться до Виктории и коротко переговорить с ней. Его очень беспокоило то, что лисицы, конечно же, не были перебиты все до единой, большая их часть просто-напросто сбежала… и при этом в Лондоне и в загородных поместьях благородных сэров продолжали как ни в чем не бывало красоваться цветные бананы. Деревья необходимо было уничтожить, и как можно скорее.

Виктория была полностью с этим согласна, вот только не знала, сумеет ли она убедить других в своей правоте. Она пообещала молодому эливенеру завести речь о бананах прямо во время торжества по поводу ее спасения.

Отчасти, но не до конца успокоенный, эливенер решил, что они с друзьями должны в случае необходимости принять свои меры. Но какие именно — он пока не знал, поскольку это было скорее по части Лэсы, ведь ее народ был не только племенем степных охотников, но и племенем колдунов и магов.

Друзья, не обращая внимания на предпраздничную суету в служебном флигеле, где они жили, заперлись в своих комнатах, чтобы посовещаться.

— Конечно, мы могли бы просто сжечь их хрустальным шариком, например, — рассуждала иир'ова. — Но тогда нам придется проникать на территории частных владений, а сэры едва ли это потерпят. Или малыш Дзз мог бы подкопать корни каждого банана…

— Не забывай, что банан — растение недолговечное, — напомнил ей молодой эливенер. — Так что дело даже не в том, чтобы прямо сейчас уничтожить все до единого деревья. У кого-то останутся семена — и все начнется сначала. Сэры должны сами понять, что нельзя выращивать эту гадость, слишком опасно.

— Ну, поймут они только в том случае, если старушка Викки сумеет их убедить, — фыркнул уроборос. — Нам-то это точно не под силу. Не станут они слушать каких-то иностранцев.

— Однако в Скотланд-Ярде нас очень даже слушали, — напомнила степная красавица.

— Это совсем другое дело, — отмахнулся брат Лэльдо. — Сыщики — люди особые, они смотрят на мир со своей собственной точки зрения. А у сэров позиция другая. Престиж, честь и так далее…

— А какое-нибудь из заклинаний Бенет не может помочь? — вдруг спросил уроборос. — Она ведь научила вас договариваться с растениями!

— Верно! — мысленно воскликнула кошка. — Гениально! Ты прав, малыш! Надо попробовать!

И в самом деле, когда путешественники и уроженец Карпат находились в плену у злобных зеленокожих курдалагов и жили в поселке кузнецов-суртов, милая огородница Бенет, наследственная ворожея, научила их кое-каким чарам, относящимся к растениям разного рода.

— Точно, надо попробовать, — согласился эливенер. — Может, прямо сейчас? В королевском саду бананов достаточно.

— Ну нет, сейчас нам лучше не высовываться, — хихикнула иир'ова. — Ты выгляни в окно, посмотри, что с хищными детками происходит! Нас только и спасает, что местный девиз — «мой дом — моя крепость». А то бы нас давно вытащили отсюда…

И трое друзей расхохотались. Ведь и в самом деле, их участие в спасении королевы Виктории от чудовищных тварей, захвативших в плен монархиню, вызвало у обычно сдержанных англичан такую бурю чувств, что сейчас лучше было не попадаться им на глаза. Ящеров уже закормили до того, что у целителя Лэльдо это вызывало серьезные опасения. Не пришлось бы откачивать обожравшихся птервусов… Ну, а сэра Лэльдо, эсквайра, уже по дороге из леса в Лондон вконец замучили рукопожатиями и изъявлениями вечной преданности и благодарности за его удивительное мужество. К тому же он успел получить больше пятидесяти приглашений на торжественные обеды в его честь. Не хватало еще, чтобы количество приглашений перевалило за сотню! А Лэсу и уробороса, по-прежнему игравших роли «друзей человека», пытались чем-нибудь угощать и гладить. В общем, едва не довели всю троицу до нервного припадка.

— Да уж, лучше мы этим ночью займемся, — жалобным тоном передал уроборос, вспомнив, как к нему приставали англичане. — Ну их!

Однако им все равно необходимо было показаться на люди — ведь через пару часов должен был начаться торжественный прием.

И трое друзей смирились с неизбежным.

* * *

…Зал парадных приемов сверкал всеми красками. Нарядные кавалеры и пышно разодетые дамы толпились здесь, напоминая оживший тропический цветник. Несмотря на широко распахнутые высокие окна, в зале было душновато — ведь здесь горели сотни масляных ламп и свечей.

Брат Лэльдо в который уже раз удивился тому, что у англичан нет электричества, и решил наконец выяснить, почему это так. Кое-как отвязавшись от очередного поздравителя, он отправился на поиски лорда-канцлера. Но ему сказали, что тот появится в зале только вместе с королевой, выход которой ожидался примерно через полчаса. Эливенер спросил у первого попавшегося сэра, кто в правительстве Англии занимается промышленностью, и ему указали на министра мануфактур, сэра Генри. Эливенер подошел к нему и, терпеливо выслушав очередную порцию похвал и поздравлений, поспешил задать свой вопрос.

— О, электричество… — сразу погрустнел министр. — Не подумай, сэр Лэльдо, что мы так невежественны. Нет, просто для ламп накаливания необходим вольфрам. А для проводов — медь или алюминий. У нас их нет. И если медь и алюминий мы еще можем понемногу покупать у соседних государств, то вольфрама и там почти нет, и за те крохи, которые нам готовы продать, запрашивают безумные суммы. Но на этих крохах не создашь промышленное производство.

— Нет вольфрама? — задумался эливенер. Он знал от своих наставников, что когда-то, в незапамятной древности, вольфрам действительно был редким металлом, но после ядерной Смерти почему-то стал встречаться практически везде, хотя и в небольших количествах. Но ведь для лампочек его и нужно немного… А уж о меди и алюминии и говорит нечего. Этого добра кругом навалом. Видимо, англичане просто не умели вести поиск этих металлов.

— Можешь что-то подсказать? — осторожно поинтересовался министр, внимательно наблюдавший за путешественником. — Поделишься какими-то вашими заморскими секретами?

— Секретов тут никаких нет, — пожал плечами молодой эливенер. — Если вам в принципе знакома технология, и дело только за металлами…

— Да, это так, — кивнул министр мануфактур.

— Надо поискать, — коротко сказал брат Лэльдо.

Сэр Генри молча вздернул брови. В ответ на его вопросительный взгляд эливенер пояснил:

— Малыш Дзз умеет искать металлы. Точнее, руды. Он ведь горный житель.

— Малыш… ты имеешь в виду свою смешную колючую сороконожку?

— Да, — рассмеялся эливенер. — Именно колючую сороконожку. Завтра он займется поиском. А моя огромная кошка ему поможет. Она владеет техникой лозоискательства.

И сэр Лэльдо, эсквайр, поспешно сбежал от министра мануфактур.

* * *

Но вот зазвучали фанфары, загремели барабаны, зазвенели трубы… ее величество Виктория, королева Англии вышла к своим верноподданным.

В сопровождении огромной свиты Виктория неторопливо прошествовала к трону, стоявшему на небольшом возвышении у северной стены зала, и, тяжко вздыхая, поднялась по двум ступенькам. Камер-дамы поспешили подхватить шлейф пышного золотого платья королевы. Виктория повернулась и опустилась на сиденье. Обведя зал спокойным взглядом умных глаз, королева чуть повернула голову к лорду-канцлеру, вставшему справа от нее.

Лорд-канцлер наклонился, королева что-то тихо сказала ему, и важный сэр тут же поспешно подозвал другого не менее важного вельможу и что-то шепнул ему на ухо. Но тут королева заговорила, и брат Лэльдо отвлекся от суеты придворных.

— Добрые подданные старой Англии, — неторопливо произнесла Виктория, — сегодня у нас и радостный, и печальный день. Мы радуемся потому, что чудовищные вчерашние события окончились благополучно. Мы печалимся потому, что сами виноваты в случившемся.

Сотни людей слушали Викторию, сдерживая дыхание.

— Мы оказались слишком беспечны и ненаблюдательны, — продолжила королева. — И в результате лишь вмешательство иностранца сэра Лэльдо и нашего преданного слуги Билли Уокера спасло наш трон.

Зал судорожно вздохнул.

— Сэр Лэльдо получит свою награду, — сказала Виктория. — Это орден, который Англия жалует тем гражданам иных стран, которые оказывают нам неоценимые услуги. Подойди, сэр Лэльдо, эсквайр.

Эливенер улыбнулся и по образовавшемуся мгновенно проходу подошел к Виктории. Преклонив колено перед удивительной монархиней, он принял из пухлых рук золотой орден, на котором был выбит портрет королевы. Поцеловав руку Виктории, путешественник под громкие аплодисменты придворных вернулся на свое место. Но торжественная часть приема еще не закончилась. Королева снова заговорила.

— Но ничего другого никто и не мог ожидать от такого благородного сэра, как эсквайр, — задумчиво сказала она. — Однако могла ли я думать, что один из тех, на кого мы обычно не обращаем внимания, окажется столь же благороден и силен?

В зале произошло некое движение — и из рядов придворных чьи-то руки аккуратно выдвинули вперед испуганного слугу Билли, одетого в светло-синий камзол, явно с чужого плеча.

— Подойди ко мне, Билл Уокер, — торжественно произнесла королева. — Встань на колени.

Растерянный Билли, чувствовавший себя крайне неловко в парадной одежде, непривычной ему, неловко вышел вперед и опустился на колени перед троном английской королевы.

— Ты, Билл Уокер, вчера днем спас корону Англии, — заговорила королева, и огромный зал замер, ловя каждое ее слово. — Ты рисковал своей жизнью, понимая, что жизнь одного человека — ничто в сравнении с величием династии. К счастью для всех нас, ты остался жив. Англии нужны сильные и благородные люди.

Виктория величественным жестом протянула правую руку к стоявшему рядом с троном лорду-канцлеру, и тот почтительно вложил в королевскую длань длинный узкий меч с драгоценной рукояткой.

В следующую секунду лезвие меча, повернутое плашмя, коснулось правого плеча онемевшего Билли.

— Властью, данной мне Богом и людьми, посвящаю тебя, Билл Уокер, в рыцари.

Меч коснулся левого плеча Билли.

— Отныне и навсегда ты и твои потомки будете носить это звание, и я надеюсь, что ни единого пятна не ляжет на честь твоего рода.

Меч коснулся головы Билли.

— Встань, сэр Билли Уокер. Ты находишься среди равных тебе.

Встать ошеломленному сэру удалось не сразу. Но он был человеком по-настоящему мужественным — и справился с задачей.

Огромный зал Вестминстерского дворца взорвался приветственными криками и рукоплесканиями.

 

Глава 11

Звучала музыка, в зале приемов танцевали придворные, а королева Виктория удалилась в соседствующую с залом гостиную, чтобы немного передохнуть и выпить чаю. К королевскому чаепитию были приглашены наиболее знатные сэры, а также иностранец сэр Лэльдо, эсквайр.

Эливенер, памятуя обещание Виктории, ждал, когда начнется разговор об уничтожении цветных бананов. Но ее величество не спешила. Она слишком хорошо знала своих подданных и понимала, что малейший нажим на них приведет к прямо противоположному результату. К тому же она бесцеремонно подслушивала мысли сэров… впрочем, брат Лэльдо тоже ничуть не смущался в этом смысле.

Но когда наконец созрел подходящий момент и Виктория заговорила о необходимости уничтожения экзотических растений, благородные сэры внезапно встали на дыбы, как норовистые кони.

— Но позволь, твое величество, — вежливо сказал один из них, — зачем же губить такую красоту?

— Эта красота служит источником силы для оборотней, — снова объяснила королева.

— Но их уже нет, этих тварей! — воскликнул другой сэр. — Одни из них убиты, другие просто сбежали, и едва ли они решатся когда-нибудь возвратиться в нашу благословенную страну!

— Ни ты, ни я, ни кто-либо еще не может знать, в каком облике они вернутся, — терпеливо пояснила королева.

— Ну, нет, — воскликнул кто-то из сэров, — уж в это я никак не могу поверить!

— Сэр Лэльдо, — обратилась Виктория к эливенеру, — расскажи еще раз, кто таковы эти трехсущностные оборотни.

И путешественник в который уже раз принялся излагать подробности, которые он и сам-то узнал совсем недавно, от уроженца Карпат.

Но убедить благородную компанию так и не удалось. И в общем-то англичан можно было понять. Ведь они не только никогда не сталкивались с чем-либо подобным, но даже и не слыхали ни о каких таких оборотнях до самого недавнего времени.

В общем, разговор кончился ничем. Однако у молодого эливенера была припрятана в рукаве еще одна карта, и, прощаясь с ее величеством, он тихо сказал:

— Значит, нам действительно придется устроить для них представление… ты скажешь, когда?

— Не сегодня, — улыбнулась Виктория. — Пусть еще немного подумают. А вот послезавтра будет городской праздник, на площади у ратуши соберется много народу… ну, наверное, это и будет в самый раз.

— Хорошо, — кивнул брат Лэльдо и ушел к себе.

Королева и эливенер заранее обсудили вариант действий на тот случай, если сэры упрутся (королева в общем-то и не сомневалась, что так оно и будет). Ведь те «иностранцы», что женились на вдовах таинственно убитых сэров, никуда не делись. Оборотни, принявшие обличье людей, были уверены, что их маски останутся нераскрытыми. Но на этот случай у Лэсы осталась щепотка чесночного порошка, припрятанная весьма надежно.

* * *

В свои комнаты эливенер вернулся лишь к трем утра, но друзья ждали его. Бал во дворце продолжался, едва ли веселье могло затихнуть раньше, чем через пару часов, и трое друзей решили, что лучшего времени для эксперимента с бананами им не найти. Конечно, в королевском саду тоже было множество народу, там гуляли кавалеры и дамы, под деревьями были накрыты столы с закусками и напитками… но друзья и не собирались ворожить на виду у почтеннейшей публики. Они нацелились на цветной банан, росший в небольшом сквере неподалеку от дворца. Там сейчас не было ни души, Лэса уже разведала обстановку.

Они крадучись вышли из дворца и, стараясь держаться в самой густой тени, выбрались на городскую улицу. Дойдя до нужного им сквера, друзья внимательно осмотрелись, заглянули во все близлежащие переулки — им совсем не хотелось, чтобы какой-нибудь праздношатающийся застукал их во время наложения чар. Еще примут Лэсу за оборотня!

Наконец, убедившись, что ни в одном из окрестных домов не светится ни огонька, друзья подошли к цветному банану, росшему, как и все его сородичи, за нарядной ажурной оградой. Брат Лэльдо и уроборос остались стоять чуть в стороне, поскольку налагать чары должна была иир'ова. Перепрыгнув через невысокую решетку, Лэса обошла вокруг банана, размышляя, с чего лучше начать. Конечно, она уже сто раз обдумывала это, и прекрасно знала, как и что ей делать, но… но племя американских степных магов предпочитало действовать наверняка.

Лэса намеревалась для начала наложить самое простое заклинание, лишающее семена растения всхожести. А потом нужно было уговорить местные, английские растения теперь и всегда считать банан своим личным врагом. Тогда ни один росток зловредного фрукта не сможет пробиться на английской земле. Это на тот случай, если у кого-то из лордов припрятаны семена престижного дерева.

Выбрав из множества амулетов, висевших на ее шее, крупные бусы из косточек какого-то неведомого плода, иир'ова сняла их и, держа над головой, приступила к работе.

Брат Лэльдо и юный уроборос должны были вести вторую партию. Все необходимые инструкции они получили заранее.

Степная колдунья тихо запела, пританцовывая на месте, потом закружилась возле банана, оплетая ствол невидимой спиралью, лишавшей растение репродуктивной силы. Брат Лэльдо начал ритмично начитывать свою часть заклинания, а уроборос, поднявшись на задние лапки, повторял движения кошки, извиваясь и кланяясь, скользя то вправо, то влево… только он оставался по другую сторону ограды дерева.

К счастью, этот ритуал был недолгим, и брат Лэльдо не особо тревожился о том, что кошачье пение вызовет бурю эмоций у горожан. Но при этом специфика данных чар заключалась в том, что, будучи наложенными на одно-единственное растение, они лишали плодовитости всех сородичей данного конкретного банана. Повторять ритуал возле каждого опасного дерева было ни к чему.

Наконец первая часть действа была закончена. Далее друзья намеревались передохнуть, а ближе к утру, когда затихнут последние отзвуки бала, выйти в королевский сад и объяснить английским травам, что банан — враг рода человеческого, а также и травяного.

Иир'ова снова перескочила через ажурную решетку, окружавшую цветной банан, и надела на шею драгоценные бусы из косточек. И тут из темноты ближайшего переулка выступила фигура, и знакомый голос спросил:

— Чем это ты тут занимаешься, сэр Лэльдо?

* * *

Трое друзей, застигнутые на месте преступления, вздрогнули. Сыщик Скотланд-Ярда Лестер подошел к ним, вглядываясь в каждого по очереди и нахально пытаясь заглянуть в мысли эливенера. Брат Лэльдо усмехнулся.

— Мы решили позаботиться о вашем будущем, — пояснил он. — Сегодня ее величество попробовала уговорить высокородных сэров вырубить бананы, но джентльмены отказались.

— Почему? — коротко спросил Лестер.

— Потому что считают — опасаться больше нечего. Оставшиеся в живых оборотни сбежали и больше не вернутся.

— Идиоты! — энергично выругался сыщик.

— Согласен, — кивнул брат Лэльдо. — Поэтому мы наложили заклятье на бананы, чтобы их семена потеряли всхожесть раз и навсегда.

— Не поможет, — бросил Лестер.

— Почему? — спросил на этот раз путешественник.

— Эти сволочные бананы могут размножаться отростками. Точнее, те самые усики, которые с них срезают, могут дать новые побеги. И всем садовникам это отлично известно.

— Но известно ли это сэрам? — поинтересовался молодой эливенер.

— Боюсь, что да, — сердито ответил сыщик.

— Ну, на этот случай у нас тоже кое-что есть, — поспешил успокоить Лестера брат Лэльдо. — Мы хотим договориться с вашими местными растениями, чтобы они мгновенно душили любой росток цветного банана на английской земле.

— О! — заинтересовался сыщик. — А такое возможно?

— Возможно, — улыбнулся эливенер. — Только нам нужно хотя бы час времени… ну, чтобы никто не подходил к тому месту, где мы с Лэсой будем ворожить.

— Это мы сделаем, говорить не о чем, — твердо пообещал Лестер. — Скажи, где и когда, и наши люди обеспечат охрану. Никто не сунется. Вот только у нас в Скотланд-Ярде есть еще кое-какие опасения…

— Какие?

— Ну, понимаешь… ведь те иностранцы-оборотни, что женились на вдовах, живут себе, как жили… и у них уже есть дети. Мы тут наладили тайное наблюдение за ними…

— За детьми? — уточнил брат Лэльдо.

— Да, именно. Так вот… они, кажется, не совсем люди. Но в этих чертовых бананах не нуждаются, как взрослые оборотни. Чувствуешь, каков расклад? И еще вопрос, напугаешь ли их чесноком.

— Вот это да… — выдохнул эливенер и повернулся к Лэсе.

Степная колдунья ответила ему испуганным взглядом огромных зеленых глаз.

— Лэса, что-то можно изменить, как ты думаешь?

— Это скорее к малышу вопрос, — ответила иир'ова, не пытаясь скрыть мысленную речь от сыщика. — Малыш, что скажешь?

— Я же не специалист по оборотням! — огорченно ответил уроборос. — Я не знаю!

— Но что-нибудь ты наверняка слышал о таком, а? О потомках людей и оборотней? — настаивала иир'ова.

— Да мало ли что люди болтают!

— Расскажи! — потребовал сыщик. — Расскажи, что у вас болтают на эту тему?

Юный уроборос не стал ломаться, прекрасно понимая, что даже в самых глупых слухах иной раз обнаруживается крупица истины.

* * *

…На его родине, в далеких Карпатах, считалось, что дети оборотня и обычного человека делятся на два вида. Если оборотнем является мать ребенка — это дело безнадежное. Из такого малыша вырастет только стопроцентный оборотень, и тут ничего не изменишь. Но если оборотень — отец, дело обстоит немного лучше. Если провести некий ритуал, о сути которого юному уроборосу, естественно, ничего не известно, то такой ребенок становится нормальным человеком, наследие злобы полностью вымывается из его крови. К сожалению, специалисты, умеющие достаточно квалифицированно проводить необходимую процедуру, даже в Карпатах встречаются нечасто. И ритуал этот сложен и даже опасен для жизни получеловека. Бот и все.

* * *

— Да, негусто, — покачал головой сыщик. — Нам от этого вряд ли может быть прок. Да и в любом случае, без разрешения суда и королевы в жизнь детей никто не может вмешаться. А я что-то не представляю себе судью, который бы принял такое решение… н-да. Но все равно сначала нужно с папашами разобраться, а то они еще наплодят…

— Это Виктория уже решила, — поспешил сказать эливенер, и рассказал Лестеру о замысле ее величества.

Сыщик расхохотался.

— Да, — сказал он, — наша старушка Викки — по-настоящему мудрая женщина! Ну, ладно, хоть эта забота с плеч долой. А кстати, если сэры увидят такое превращение, то, пожалуй, и с бананами согласятся расправиться. Но дети, дети! Вырастут — новое поколение тварей нарожают…

— Погоди паниковать, — остановил его брат Лэльдо. — Надо мне посмотреть на них, подумать. Вдруг удастся что-нибудь сделать?

Говоря так, молодой эливенер имел в виду свой особый дар, доставшийся ему от отца, — умение видеть насквозь тела живых существ. Брат Лэльдо уже заметил кое-что особенное в лисицах… и подумал, что тут есть шанс. Но он не хотел рассказывать об этом раньше времени.

— Ладно, — сыщик понял путешественника. — Ну, когда и где обеспечивать вам безопасное колдовство?

Рассмеявшись, трое друзей быстро договорились с Лестером о времени и месте следующего этапа ворожбы. Сыщик умчался в темноту, спеша привести коллег.

Впрочем, небо над Лондоном уже начинало понемногу светлеть.

* * *

…И уже окончательно воцарился день, когда трое друзей вернулись в свои комнаты в служебном флигеле Вестминстерского дворца. Они устали до невозможности, но с травами и прочей флорой старой доброй Англии договорились всерьез и надолго. Полицейские, охранявшие иностранного эсквайра и его «друзей человека» во время ворожбы, знали свое дело. Ни души не было вокруг королевского банана, избранного тремя друзьями для работы, и не только человеческой души. Сыщики отгоняли собак, гулявших по парку, шугали королевских павлинов и прочую живность. На всякий случай. И при этом всячески старались ничем не показать, что им здорово не по себе: как-никак, в старой доброй Англии колдовство было не в ходу и не в чести. Но они искренне верили, что сэр Лэльдо сделает все, как надо, и что ни один зловредный банан больше не вырастет на вверенных их заботам территориях.

* * *

Друзья только успели покончить с завтраком, принесенным новым слугой, как в дверь вежливо постучали. Эливенер поспешил открыть. В коридоре стоял слегка смущенный министр мануфактур сэр Генри.

— Извини, сэр Лэльдо, что беспокою тебя, — сказал министр. — Но даже и спать не мог из-за твоего обещания…

— О! — воскликнул брат Лэльдо, вспомнив, о чем они с министром говорили на королевском балу. Занявшись ворожбой над бананами, он как-то упустил из виду, что действительно обещал сэру Генри прямо сегодня заняться проблемой цветных металлов…

— Может быть, зайдешь? У меня тут, конечно, не слишком роскошные палаты…

— А кстати, почему королева поселила тебя здесь? — осторожно спросил министр. — Нет-нет, если не хочешь — не отвечай, я вовсе не собираюсь вмешиваться в твои личные дела…

— Да ничего тут нет такого, — отмахнулся молодой эливенер. — Я сам попросил ее об этом. Видишь ли, мои друзья, — он кивнул в сторону устроившихся на диване иир'овы и малыша Дзз, — не любят, когда вокруг много народу… да и я сам, честно говоря, тоже предпочитаю жить не на виду.

— Понимаю, — кивнул сэр Генри. — Но я не хочу отнимать у тебя время понапрасну. Просто скажи, будем ли мы сегодня искать месторождения?

— Конечно, давай прямо сейчас и отправимся, — легко согласился брат Лэльдо, подхватывая булатный посох с хрустальным шариком, стоявший у самого выхода.

Кошке и уроборосу он рассказал обо всем еще вчера, так что они тут же вскочили с дивана и пошли за ним.

Эливенер спросил:

— Есть где-нибудь неподалеку холмы или горы, скалы? Там больше шансов отыскать то, что нам нужно.

— Да, есть, — ответил министр мануфактур. — К юго-востоку от Лондона — гряда холмов, вот только…

— Что — только? — спросил брат Лэльдо, услышав прозвучавшее в голосе министра сомнение. И тут же заглянул в мысли сэра Лэльдо. Министр подумал о каких-то садах, сплошь покрывавших вершины холмов.

— Там наши чайные плантации, — пояснил сэр Генри. — Едва ли ее величеству понравится, если мы их перекопаем. Ты, надо полагать, уже заметил, что англичане просто не могут жить без чая.

— Мы не будем их перекапывать, — пообещал эливенер. — В этом нет необходимости.

— Но разработка рудных месторождений…

— Увидишь, — коротко бросил брат Лэльдо.

Через несколько минут они уже сидели в удобной большой коляске, и пара черно-белых коней мчала их из города на юго-восток.

За роскошными поместьями, окружившими Лондон, начинались возделанные поля и виноградники, а дальше, совсем недалеко, вставали довольно высокие холмы, чьи вершины были покрыты аккуратными рядами темно-зеленых подстриженных кустов. Между кустами там и здесь высились огромные деревья, ронявшие мягкую тень. В некоторых из садов явно шел сбор чайного листа: в междурядьях виднелись фигуры людей.

— Интересно, а почему не везде листья собирают? — спросил брат Лэльдо.

— Потому что разные сорта дают урожай в разное время, — пояснил министр мануфактур. — И это очень удобно. У нас всегда есть свежайший чай.

— А деревья зачем? Или они тоже чайные? — поинтересовался путешественник, ни разу в жизни не видевший, как выращивают этот душистый напиток.

— Нет, — улыбнулся сэр Генри, — деревья там просто для тени. Как ни странно, избыток солнца вредит чаю.

— Ну и ну! — покачал головой эливенер. — Столько хлопот из-за простого напитка!

— Не так-то он прост, — возразил министр мануфактур. — Чай целебен, он бодрит и освежает.

С этим целитель Лэльдо был, конечно же, полностью согласен. Он уже успел оценить качества любимого напитка англичан.

— Ну, куда нам теперь? — спросил сэр Генри, когда кони домчали коляску до подножия ближайшего холма и остановились, повинуясь руке кучера.

Брат Лэльдо оглянулся на уробороса, скромно приютившегося за спиной кошки.

— Куда, малыш?

Уроженец Карпат поднялся на задние лапки и всмотрелся в нависший над ними склон. Потом прикрыл круглые синие глаза и принюхался к легкому ветерку. Потом снова опустился на сиденье и передал эливенеру:

— К третьему от нас холму на восток.

— Туда, — махнул рукой эливенер.

Сэр Генри кивнул обернувшемуся кучеру, и коляска снова тронулась с места.

Добравшись до третьего холма, на вершине которого вовсю шел сбор чайного листа, вся компания вышла из экипажа. Теперь дело было за уроборосом. А он, бросив на ходу: «Я с другой стороны посмотрю», умчался за холм. Министр мануфактур вопросительно посмотрел на брата Лэльдо.

— Подождем немножко, — сказал молодой эливенер. — Пускай малыш осмотрится. Но я, честно говоря, почти уверен, что в этих холмах найдется все, что нам нужно. Я изучал геологию, и мне эта местность кажется весьма многообещающей.

— О, если бы это оказалось правдой! — с чувством воскликнул сэр Генри. — Ты просто не представляешь, как нам это нужно!

— Ну почему же, представляю, — усмехнулся брат Лэльдо. — Невелико удовольствие — жить со свечами и масляными лампами. Темно.

Сэр Генри сдержанно рассмеялся. В глазах министра мануфактур светились одновременно и недоверие, и надежда, и эливенер вполне понимал чувства англичанина.

Он огляделся по сторонам, наслаждаясь красотой мирного пейзажа. Изумрудная зелень травы, пышные деревья у подножий холмов, аккуратные ряды чайных кустов на вершинах… вдали, на равнине, — белые с красными и синими крышами строения ферм… тишина, покой… Брат Лэльдо уже изрядно устал от бесконечных приключений, выпадавших на его долю в последнее время. Ему вдруг захотелось навсегда остаться в этой немножко чопорной, но такой симпатичной и доброй стране…

— Кое-что здесь есть, — донеслась до него мысль уробороса. — Но маловато для промышленной разработки. Я пробегусь дальше, на восток. Езжайте за мной.

Брат Лэльдо вздохнул, еще раз окинул взглядом окрестности и сказал министру мануфактур:

— Нам нужно дальше к востоку. Пешком пойдем, или ты хочешь поехать в экипаже?

Кошка, не говоря ни слова, сорвалась с места и умчалась, мгновенно скрывшись за холмом. Ей, конечно же, хотелось немножко размяться. Жизнь в каменном городе — не для степных охотников, привыкших к необозримым просторам американского юга.

— Давай в экипаже, — сказал сэр Генри, как-то странно посмотрев на эливенера. Брат Лэльдо только теперь сообразил, что не следовало показывать англичанину свою способность общаться с друзьями на расстоянии. Ведь английские сэры считали это неприличным… ну, что сделано, то сделано.

Они снова забрались в коляску, теперь уже вдвоем, и кучер, повинуясь указаниям иностранца, направил коней по дороге, вьющейся между холмами. Через несколько минут равнина скрылась из вида, и теперь по обе стороны коляски зеленели склоны, пологие в нижней части, но становившиеся довольно крутыми вверху. Брат Лэльдо мимоходом подумал о том, каково приходится тем, кто работает в чайных садах, но тут же его мысли переключились на предстоящие дела. Найдет ли малыш Дзз то, в чем так нуждаются англичане? Эливенеру очень хотелось сделать подарок замечательной старушке, королеве Виктории.

Внезапно рядом с коляской возникла зеленоглазая иир'ова и махнула рукой, показывая вправо. Конечно, она сопроводила жест и мысленными словами, но для министра мануфактур на этот раз все выглядело вполне благопристойно — никакой телепатии!

— Малыш что-то нашел, там. Давай-ка, бездельник, слезай с подушек, пройдись собственными ножками!

Брат Лэльдо ухмыльнулся и на ходу выпрыгнул из экипажа. Кучер остановил коней, министр мануфактур неторопливо спустился на землю… и они пошли по тропинке, ответвлявшейся от дороги между холмами.

В нешироком распадке их ждал сюрприз. Малыш Дзз уже начал проходку. Причем черная дыра будущей шахты красовалась вовсе не на склоне, а прямо на ровном месте. Рядом высилась небольшая горка вынутой каменистой почвы — уроборос отметил начало своего подземного пути.

Сэр Генри, изумленно вскрикнув, подбежал к отверстию в земле и присел на корточки, разглядывая отвал. Путешественник присоединился к министру мануфактур. Поскольку брат Лэльдо не мог признаться сэру Генри, что юный уроборос уже сообщил ему, что именно он отыскал и каковы примерно запасы, он ждал, что скажет сам министр. Сэр Генри оказался хорошим специалистом, и через минуту-другую заявил:

— Здесь должен быть алюминий… вот чудеса! Почему же мы сами… ну, впрочем, никому бы и в голову не пришло.

— Это из-за чайных садов? — предположил молодой эливенер.

— Да, — кивнул министр. — Ты же видишь, здесь нельзя строить шахту. Чай должен расти на определенной высоте над уровнем моря, иначе его листья будут просто травой, сеном без вкуса и запаха. А наша страна — в основном равнинная, так что каждый холмик, пригодный для выращивания чая, на счету.

— Я думаю, можно вести добычу и не разрушая садов, — сказал эливенер. — Если вход в шахту будет прямо здесь, а месторождение, предположим, залегает не слишком глубоко (он уже знал, что так оно и есть), вы можете работать достаточно аккуратно и ничего вокруг не разрушать. К тому же мы поищем и другие залежи. Гряда большая, что-нибудь найдется.

Уроборос, радостно сверкая круглыми синими глазами, пробкой выскочил на поверхность, вопя во весь мысленный голос:

— Ну, еще пару таких точек найти — и алюминием они будут обеспечены навеки!

— Малыш, — донесся откуда-то издали мысленный голос степной охотницы, — ты, помнится, говорил, что можешь пока что добывать далеко не все, а? В силу незрелого возраста.

— Ну, во-первых, я уже немножко подрос, — возразил малыш Дзз, — а во-вторых, добывать они будут сами. Я только разведку проведу, и все.

Брат Лэльдо, слушая разговор друзей, и не заметил, как министр мануфактур исчез под землей, нырнув в просверленную уроборосом дыру. А когда заметил — испугался.

— Эй, куда это он… малыш, там ничего не рухнет ему на голову?

— Обижаешь, приятель! — покачал головой уроборос. — Я свое дело знаю. Можешь и ты залезть туда, посмотреть.

Вообще-то, конечно, брат Лэльдо уже видел, как работает уроженец Карпат, — они ведь не первый день были знакомы. Но его просто-напросто разобрало любопытство. И он, недолго думая, спустил ноги в колодец и прыгнул вниз, следом за сэром Генри, министром мануфактур.

* * *

Горизонтальная разведочная штольня, проложенная уроженцем Карпат, выглядела просто роскошно. Высоты ее вполне хватало для того, чтобы и эливенер, и англичанин, превосходивший путешественника ростом, могли идти по тоннелю, не сгибаясь. А ширины — для того, чтобы шли они рядом.

Конечно, длина штольни была невелика, но ведь уроборос и не задавался целью проскочить, скажем, под холмом и выйти с другой стороны. Но министр мануфактур, похоже, размерами штольни вовсе не интересовался. Он, как зачарованный, разглядывал ее стены.

Сэр Генри щупал вертикальную плоскость, стучал по ней, даже достал из кармана перочинный нож и стал ковырять сначала стену, а потом и потолок, благо дотянуться до него он мог без особого труда.

Брат Лэльдо с интересом наблюдал за англичанином, без малейшего смущения подслушивая мысли сэра Генри. И в этих мыслях он увидел нечто такое, что ему не понравилось.

Но эливенер решил, что объяснить министру его ошибку он сумеет без особых осложнений. Тем более, что в объяснении будет, скорее всего, участвовать и сама королева Англии.

А сэр Генри, настоящий англичанин и страстный охотник, уже размечтался о том, как он отправит экспедицию на родину уробороса и наловит таких зверей много-премного… и начнут они строить шахты для старой доброй Англии…

Усмехнувшись, эливенер подошел к министру и сказал:

— Не пора ли нам выбираться наверх? Может быть, малыш найдет еще что-нибудь?

— А? Да, конечно, — очнулся от своих фантазий сэр Генри. — Но как… как ему это удалось? Стена настолько надежна, что тут даже дополнительные крепления ставить нет надобности. Он просто уплотнил почву… собственно, он практически превратил землю в камень! Неужели все его сородичи умеют это делать?

— Да, — кивнул молодой эливенер. — К тому же, должен тебе сказать, мой уроборос — ребенок. Взрослые представители его племени намного крупнее и умеют больше.

— О! — задохнулся от восторга сэр Генри, и тут же что-то мелькнуло в его мыслях, и он спросил: — Намного крупнее?

— До пяти метров в длину, а бывают и по шесть… каково тебе?

Ответом ему был растерянный взгляд министра мануфактур. Пятиметровое существо, умеющее бурить не только землю, но и гранит, к тому же стреляющее электричеством… ну, пожалуй, охота на такого может оказаться делом нелегким…

Лэльдо расхохотался и, подпрыгнув, зацепился руками за край колодца. В следующую секунду он уже был наверху и протягивал руку сэру Генри, чтобы помочь тому выбраться наружу.

Пока они изумлялись мастерству юного уробороса, тот успел найти еще кое-что, и Лэса, игравшая роль связного, повела их дальше.

* * *

…Они вернулись в Лондон только к вечеру, уставшие донельзя, с головы до ног перепачканные землей и песком, но чрезвычайно довольные результатами насыщенного дня. Юный уроборос без особых усилий нашел все, что было нужно англичанам. И теперь дело оставалось за малым: наладить добычу, не погубив при этом чайные сады. Брат Лэльдо знал, что министр мануфактур намеревался прямо сегодня, лишь приведя себя в порядок, добиваться аудиенции у королевы. И не сомневался в том, что Виктория, едва выслушав сэра Генри, тут же пришлет за эливенером и его друзьями.

Так оно и вышло.

Брат Лэльдо успел только принять ванну и переодеться, как за ним уже явился посланный ее величества.

— Ну, — сказал эливенер, собираясь идти, — сейчас начнутся страсти по-охотничьи.

Иир'ова и уроборос, уже посвященные в тайны министра мануфактур, расхохотались.

— Представляю, как он будет ошарашен, узнав, что это такие же люди, как он сам, — сквозь смех передала степная охотница.

— Да, вряд ли он обрадуется! — согласился уроборос.

Но как бы то ни было, разговора было не избежать.

Войдя в кабинет ее величества, молодой эливенер застал там не только саму королеву и министра мануфактур, но также и министра финансов сэра Джекила. Но сидели они не у огромного письменного стола королевы, а в противоположном углу кабинета, где стояли длинный мягкий диван и несколько кресел. На низком столе перед Викторией были разбросаны какие-то бумаги. Ага, подумал брат Лэльдо, они уже прикидывают, во что все это обойдется…

— Ну, — заговорила Виктория, небрежно кивнув в ответ на низкий поклон эливенера, — давай, выкладывай, как можно договориться с этими сороконожками.

— Но, твое величество, — осторожно промолвил министр мануфактур, — о каком договоре речь? Мне казалось, мы предполагали послать охотничью экспедицию…

Виктория громко хмыкнула и весело стрельнула глазами в эливенера.

— Объясни-ка ему, путешественник, что к чему. Да ты садись, садись, в ногах правды нет, — и королева широким жестом указала брату Лэльдо место на длинном диване рядом с собой.

Эливенер сел и посмотрел на ее величество.

— Что, вот так и объяснять? — спросил он. — Все, как оно есть?

— Конечно, — кивнула Виктория. — И им придется это понять и принять.

Брат Лэльдо увидел, как расширились глаза обоих мужчин при словах королевы, как насторожились оба министра, уловив нечто странное в обмене репликами между путешественником и монархиней. И две пары глаз уставились на сэра Лэльдо, эсквайра, ожидая, когда он приступит к разъяснениям.

— Уроборосы — не животные, — сразу приступил к главному молодой эливенер. — Это люди. Конечно, они выглядят не так, как мы, но это именно люди, народ, живущий в горах… народ рудознатцев и горнодобытчиков. И вы не можете охотиться на них. Вы можете только нанять их, как нанимаете других специалистов-иностранцев.

Последовало долгое напряженное молчание. Наконец сэр Генри осторожно спросил:

— Но я не замечал, чтобы ты с ним разговаривал на его языке… как же вы общаетесь?

Эливенер видел, что министру мануфактур уже вообще-то известен ответ, но благородный сэр не желает верить в то, что знатный путешественник, эсквайр, пал так низко, что общается с сороконожкой посредством телепатии. И потому брат Лэльдо постарался сделать свой ответ более или менее приемлемым для чопорного и боящегося нарушения традиций англичанина.

— Видишь ли, сэр Генри, у нас в Америке не считается большим грехом владеть мысленной речью, — мягко сказал он. — Даже короли, не говоря уж о простых дворянах, бывают телепатами. И я тоже умею общаться без слов. Поэтому и понимаю малыша Дзз.

Вторую тягостную паузу прервал министр финансов.

— А какая валюта у них в ходу?

— Я не знаю, — честно ответил эливенер. — Мне как-то ни к чему было выяснять.

Тут наконец в разговор вмешалась сама королева.

— Я думаю, это мы можем спросить у самого уробороса, — сказала она. — А тебе, сэр Лэльдо, придется пока послужить переводчиком. Ну, потом и других отыщем.

Министры переглянулись. Нетрудно было понять, что ее величество имеет в виду кого-нибудь из простонародья. Ну, на роль переводчика, конечно, любой булочник сгодится…

И тут брат Лэльдо, прислушавшись к мыслям двух благородных сэров, изумился не на шутку — и обрадовался, поняв, что недооценивал англичан.

Они восприняли странную и совершенно новую для них ситуацию просто и без раздражения. Смешная колючая сороконожка оказалась мыслящим существом? Ну и что? Сороконожка владеет телепатией? Ну и что? Английские конюхи и крестьяне тоже ей владеют. Даже некоторые собаки умеют понимать мысленную речь. Уроборосам нужно платить за работу? Ну, значит, нужно. Лишь бы согласились добывать для старой доброй Англии необходимые ей металлы.

Конечно, в мыслях благородных джентльменов ощущался некоторый оттенок снисходительности… они, пожалуй, думали об уроборосах как о мыслящих, но все же не слишком развитых существах.

Ничего, это пройдет, уверенно решил брат Лэльдо. Стоит им только познакомиться с этим удивительным народом — и они оценят всю силу ума карпатских рудокопов. А там, глядишь, и к телепатии начнут по-другому относиться… хотя и не сразу, конечно.

— Но нам не скоро удастся добраться до их страны, — напомнил министр финансов. — И экспедиция, пожалуй, обойдется недешево… ты ведь говорил, сэр Лэльдо, они живут по ту сторону Гималаев? А кстати, как твой малыш очутился в Европе?

Эливенер улыбнулся и признался в том, что он несколько исказил действительность. Что уроборосы живут в Карпатах, а это несравнимо ближе, чем Гималаи. А малыш был похищен, и ему нужно помочь добраться до дома. И когда англичане отправят посланцев в Карпаты, им придется захватить с собой и малыша Дзз.

С этим ее величество полностью согласилась, и министры не стали спорить с королевой — не потому, что она королева и женщина, а потому, что сэр Лэльдо рассудил по справедливости. Ребенок должен вернуться домой.

Виктория вдруг сказала:

— Забавно… я представляю, как будут изумлены мои подданные, когда в Англию приедут взрослые уроборосы! — И королева расхохоталась, как школьница.

Министры и брат Лэльдо, сообразив, о чем говорит ее величество, тоже чуть не лопнули со смеху. Ведь и в самом деле — представить только, как гигантские ясноглазые «сороконожки», сплошь утыканные шипами, замаршируют по улицам Лондона… да к тому же окажется, что это лучшие в мире специалисты по горному делу, которые способны обогатить старую добрую Англию! Да уж, англичанам будет о чем подумать!

 

Глава 12

На следующий день должен был состояться городской праздник. Лондонцы собирались как следует повеселиться, отметив тем самым день рождения своей королевы. С самого раннего утра в городе поднялась суматоха. На каждой, даже самой маленькой площади, в каждом, даже самом крохотном сквере, устанавливали прилавки буфетов для раздачи ежегодного бесплатного угощения, на площадях побольше сколачивали помосты для оркестров — какой праздник без танцев? А на площади возле ратуши строилась особая трибуна, с которой королева Виктория намеревалась посмотреть на своих добрых подданных.

Правда, ее величество намеревалась увидеть и еще кое-что, кроме выступлений фокусников, канатоходцев и прочих искусников… но в Вестминстере об этом знали только сама Виктория да трое друзей-иностранцев. Ее величество решила, что чем меньше народу будет посвящено в предстоящее, тем лучше.

Хотя, конечно, Скотланд-Ярд не мог остаться в стороне, тем более, что брат Лэльдо уже посвятил сыщика Лестера в хитрый замысел. Но на полицейских можно было вполне положиться. Уж кто-кто, а они умели помалкивать. К тому же их помощь могла очень даже оказаться кстати.

Праздник должен был начаться в три часа пополудни. Около двух в комнаты друзей явился Лестер. Как-то само собой получилось, что он стал связным между полицейским управлением и тремя друзьями.

— Ну, как дела? — поинтересовался сыщик, едва перешагнув порог. — Вы готовы?

— Мы — да, — ответил молодой эливенер. — А вы?

— Мы тоже, вот только…

— Что? — сразу всполошилась иир'ова, на которую сегодня возлагалась основная и самая важная часть дела.

Именно степной охотнице предстояло высыпать остатки чесночного порошка на кого-нибудь из иностранцев, женившихся на вдовах таинственно убитых знатных сэров.

— Подозреваю, что нужные нам фигуры могут и не появиться на празднике, — пояснил Лестер.

— Почему? — резко спросил брат Лэльдо.

— Ну, мне кажется, они почуяли, что против них что-то замышляется, — задумчиво произнес сыщик. — И не только мне так кажется. Во всяком случае, почти все они еще вчера сказались больными, а трое молча уехали в свои загородные имения.

Друзья переглянулись. Если иностранцев-оборотней не будет на площади…

— Надо поговорить с королевой, — решил брат Лэльдо. — Я думаю, если она сама, лично пошлет им приглашения — они не смогут отказаться. Да нам и нужен-то всего один из них, любой.

— Успеешь ли? — усомнился сыщик. — Времени-то совсем немного осталось.

— Я попробую, — и эливенер тут же вышел из комнаты.

Лестер подмигнул зеленоглазой красавице и сказал:

— Ну, киска, если ему это удастся — вся надежда на тебя. Ты у нас самая стремительная и проворная. Никто другой к оборотню, пожалуй, и не сумеет подобраться с таким делом, а?

— Пожалуй, — весело согласилась иир'ова.

* * *

…Вокруг личных апартаментов королевы бушевало целое море людей. Все коридоры, гостиные и кабинеты были битком набиты публикой. Горничные носились туда-сюда, хлопоча о нарядах ее величества и тех придворных дам, которые должны были сегодня состоять в свите, официанты сбивались с ног, таская тяжеленные подносы с закусками и напитками для важных сэров, ожидавших выхода королевы и надеявшихся успеть поздравить монархиню с днем рождения, пока она будет идти к выходу из дворца… ну, брат Лэльдо не особенно вникал в детали всей этой придворной суматохи, тем более, что путешественнику, родившемуся в демократическом государстве, все равно было не понять тонкостей дворцовых взаимоотношений.

Эливенера остановил дворцовый стражник, стоявший перед дверью, ведущей в личные комнаты Виктории.

— Нельзя, сэр.

— У меня чрезвычайно серьезное дело, государственной важности, — настойчиво сказал брат Лэльдо.

— Нельзя, сэр. Через час начинается праздник. Ее величество слишком занята.

— Но это действительно очень важно, — не отступал эливенер. — Королева дала мне некое поручение, и я должен сообщить ей, что возникли осложнения…

Рядом со стражником возник дежурный офицер королевской охраны. Он слышал последние слова путешественника, и вежливо, но твердо сказал:

— Прости, уважаемый сэр, но если ее величество дала тебе некое поручение — твое дело, как ты будешь его выполнять. И осложнения — тоже твоя проблема. А беспокоить ее величество в данную минуту тебе никто не позволит.

Эливенер не решился сказать, что вопрос касается оборотней. Кто знает, до чьих ушей могли долететь его слова. Осторожность — превыше всего.

Он вернулся в служебный флигель. Когда он вошел в свою комнату, никто не задал ему ни единого вопроса. И так все было понятно.

— Ну, что-то все равно надо придумать, — пробормотал сыщик. — И мы придумаем, клянусь!

И он ушел.

Брат Лэльдо рассказал друзьям, как оно все было, и вольная степная охотница негодующе фыркнула:

— Надо же! Что у них тут за дурацкие церемонии? Мне это не нравится!

— Мне тоже не нравится, — грустно сказал эливенер. — Но нельзя же навязывать другим собственные правила жизни!

— А если как-нибудь заманить на площадь одного из оборотней? — предложил юный уроборос.

— Как ты его заманишь? — сердито передала иир'ова. — Они же не дураки! После того, что случилось на охоте, они насторожились, всего будут бояться. Для них сейчас самое главное — не привлекать к себе лишнего внимания. Да к тому же мне почему-то кажется, что те лисы, которые выглядели как лисы, никуда не сбежали. Наверняка прячутся в домах сородичей-оборотней.

— Да, это не исключено, — согласился брат Лэльдо. — А чесночного порошка у нас осталась всего щепотка, только на одно применение. Но мы не можем ждать пару месяцев, пока созреет новый урожай! Необходимо поскорее вывести оборотней на чистую воду!

— Ну, может быть, в Скотланд-Ярде действительно что-нибудь придумают? — выразил надежду юный уроборос. — Полицейские — народ хитрый, в этом сомневаться не приходится!

И полицейские не подвели.

Сэр Лэльдо, эсквайр, как раз закончил переодеваться в парадный камзол, когда вернулся Лестер. Вид у сыщика был настолько довольный, что вопрос у друзей возник только один:

— И как вы это организовали?

— О! — воскликнул Лестер. — Это все сэр Роберт. У него на все случаи жизни готовы какие-нибудь фокусы. Он, оказывается, заранее позаботился о приглашениях.

— О каких приглашениях? — удивился эливенер.

— Да о тех самых, ради которых ты полчаса назад ходил к ее величеству! — хихикнул сыщик. — У сэра Роберта их целая пачка заготовлена. Ну, то есть у него куча листов королевской почтовой бумаги с подписью старушки Викки внизу! Так что на таком листе быстренько написали приглашение — и отправили с курьером к супруге одного иностранца. Она настолько знатная леди, что королева вполне могла бы пригласить ее лично. Ну, и конечно же, там говорится: вместе с мужем. Куда он теперь денется?

— Неужели королева настолько доверяет сэру Роберту? — с некоторым сомнением спросила иир'ова. — Подписать чистые листы…

— А она ничего и не подписывала, — вдруг захохотал уроборос. — Они там просто подделали ее подпись! А бумагу стащили! Сам начальник Скотланд-Ярда стащил! Лично!

— Малыш! — удивленно повернулся к нему эливенер. — Ты что, подслушиваешь мысли Лестера?

— А Лестер и сам этого не знает, — окончательно развеселился малыш Дзз.

— Но откуда ты можешь это знать? — уставился на уробороса сыщик.

Неожиданно уроженец Карпат смутился до слез и попытался удрать в соседнюю комнату, но кошка метнулась вперед и захлопнула дверь прямо перед его носом.

— А ну, выкладывай, шалопай! — приказала она.

— Ну… — замялся уроборос, — ну… в общем…

— Так, — сообразил сыщик, — похоже, эта детка умеет не только сквозь землю ходить. И не всегда оставляет за собой следы. Я угадал?

Уроборос понурился.

— Отвечай! — потребовал эливенер, не на шутку испуганный. Ведь если малыш лазает где не положено, да если его поймают… скандал!

— Ну… в общем-то, это случайно вышло, — начал наконец свой рассказ юный уроборос. — Два дня назад я решил как следует рассмотреть стены этого дворца… ну, просто камень очень интересный, в наших краях такого нет. Похожий есть, но здесь уж очень цвет красивый… Лэса вышла в сад, ты, Лэльдо, пошел к королеве…

Уроборос замолчал, и эливенер, потеряв терпение, снова прикрикнул на него:

— Да говори же ты, не тяни душу!

Но малыш Дзз вместо ответа подошел к стене, отделявшей комнаты иностранцев от соседних помещений, и, поднявшись на задние ножки, отодвинул в сторону плоский шкафчик с резными дверцами, застекленными в верхней части. В шкафчике хранились довольно тяжелые мелочи — бронзовые золоченые подсвечники, серебряные лампы, медные подносы… однако юный уроборос вроде бы не приложил ни малейших усилий к тому, чтобы убрать со своего пути это препятствие.

А потом нажал на какую-то деталь деревянной резьбы — и одна из украшавших стену панелей с тихим скрипом отъехала в сторону. За ней открылся неширокий лаз.

— Вот это да! — ахнул Лестер. — Откуда это взялось? В планах Вестминстера ничего подобного не значится!

— Какой-то странный ход, — заметил брат Лэльдо, наклоняясь и всматриваясь в узкий, невысокий коридор, проложенный в толстой несущей стене. — На четвереньках там ходить, что ли? Да и то бока обдерешь…

И тут всем сразу пришла в голову одна и та же мысль. Степная охотница уставилась на юного уробороса и резко спросила:

— Малыш… это ты сам просверлил?

— Нет, что ты! — обиделся уроженец Карпат. — Это оборотни сделали, там их запахом все насквозь пропитано. И сделали довольно давно, между прочим. Выходов из этих тайных коридоров несколько, есть один и в покоях королевы, и смотровой глазок имеется. Вот я и видел, как сэр Роберт стащил те бумаги. А сами пустоты в стенах я просто почуял, носом. Я же это умею… ну, и стал искать вход. Я даже расширил кое-где повороты. Не беспокойтесь, — поспешил добавить он, — стенам вреда не будет. Я все укрепил как следует.

При Лестере все они передавали мысли на самой общедоступной волне, чтобы сыщик мог их понимать без труда.

Сыщик сделал из услышанного свои выводы.

— Я сегодня же доложу сэру Роберту, — сказал он. — Он должен известить королеву. Вот еще незадача… Выходит, оборотни много лет подряд подслушивали и подсматривали… А если кто другой найдет эти лазы? Может, лучше их заделать, заложить?

— Ну, это уж пусть ее величество сама решает, — возразил брат Лэльдо. — Кстати, нам не пора идти?

— Пора, — согласился Лестер. — И я пойду с вами, покажу этого типа, чтобы вам не тратить время на поиски его в толпе.

* * *

Главная площадь Лондона принарядилась не на шутку. Все окружавшие ее дома были от фундамента до крыш увешаны цветочными гирляндами и пучками ярких атласных лент.

Легкий ветерок трепал ленты, и полоски легкой ткани сверкали на солнце не хуже драгоценных камней.

Трибуна, с которой королева должна была обратиться с приветствием к подданным, тоже была сплошь увита цветами, причем по алому фону, созданному гигантскими махровыми розами, тянулась белая надпись, сплетенная из лилий и цикламенов: «Виват королева!» У подножия трибуны расположился огромный оркестр, отделенный от толпы, заполнившей площадь, цепью королевских гвардейцев в парадных мундирах с черно-желтыми клетчатыми кушаками.

Немалую часть толпы на площади составляли полицейские, одетые, как и все горожане, в лучшие свои наряды. Но все равно блюстителей порядка и закона нетрудно было заметить по слишком внимательным для простых гуляк взглядам и по военной выправке, которую они, конечно же, не в силах были скрыть.

Появления ее величества ждали с минуты на минуту, и толпа плотно сбилась у возвышения, украшенного цветами.

Но благодаря полицейским, расталкивавшим людей на пути экзотической компании, молодой эливенер и его друзья без труда добрались до противоположного края площади — к королевской трибуне. Они оглядывались по сторонам, пытаясь самостоятельно определить, кто из множества нарядных джентльменов является их целью. Но их ожидал сюрприз. Лестер, шедший впереди и время от времени обменивавшийся с коллегами короткими репликами, вдруг обернулся и сказал:

— Он будет рядом с королевой. На трибуне.

— Ох… — невольно вскрикнул молодой эливенер.

— Но ведь мы не можем подвергать риску ее величество!

— Она сама так захотела, — пояснил сыщик. — И сэр Роберт приказал предупредить вас об этом. Думайте, ребята, думайте, что делать и как. Наши там уже наготове… и под трибуной сидят, и вокруг их немеряно.

Иир'ова и эливенер переглянулись.

Им даже не понадобилось обмениваться мысленными словам — они уже давным-давно отлично понимали друг друга. Но для Лестера степная красавица передала:

— Я вспрыгну на трибуну сзади, сыпану на него порошок — и тут же сброшу этого гада вниз, на площадь. А вы уж там постарайтесь, чтобы он не свалился на головы порядочным людям.

Сыщик усмехнулся.

— Понял. Постараемся.

Но вот вдали послышался гром литавр, звон труб, грохот барабанов… Королевский кортеж приближался к площади. Друзья протиснулись еще ближе к трибуне. Им страстно хотелось, чтобы все обошлось благополучно…

* * *

…Ее величество королева Англии, в серебряном платье, густо расшитом жемчугами, в золотой драгоценной короне, закончила короткую речь, в которой благодарила своих добрых подданных за присланные ко дню ее рождения подарки и поздравления, и выражала надежду, что и впредь монархи Англии и ее народ будут жить в полном взаимопонимании. Тем временем степная охотница скользнула сквозь толпу и очутилась по другую сторону трибуны. Целью кошки был джентльмен, на которого указал сыщик Лестер: высокий, темноволосый, средних лет… он держался позади своей благородной супруги, вовсе не стараясь очутиться на виду у толпы.

Королева Виктория, заканчивая речь, с последними словами подала едва заметный знак молодому эливенеру, стоявшему в первом ряду зрителей, почти прижатому к цепи рослых гвардейцев. Брат Лэльдо тут же рявкнул во весь свой мысленный голос, обращаясь к Лэсе:

— Давай!

Он использовал общую волну, чтобы его с легкостью услышали все те переодетые сыщики, которые должны были позаботиться об оборотне, когда тот свалится с трибуны. Правда, гвардейцев никто не предупредил о предстоящих событиях, но на трибуне рядом с королевой стоял сам начальник Скотланд-Ярда сэр Роберт, готовый взять на себя командование войсками. Впрочем, брат Лэльдо не сомневался в том, что Виктория сама вмешается в дело, а уж королевский приказ, само собой, любой гвардеец выполнит во мгновение ока. Если, конечно, ничто при этом не будет грозить самой престарелой монархине.

И вот за спинами окружавших королеву придворных мелькнула палевая шкурка степной охотницы.

Иир'ова резко взмахнула рукой…

Над площадью разнесся пронзительный вой оборотня, заглушивший и грохот оркестра, и гомон толпы.

Придворные, стоявшие на трибуне, шарахнулись в разные стороны, и лишь королева Виктория осталась стоять неподвижно, пристально глядя на воющего иностранца, мгновенно начавшего терять человеческий вид.

Кошка брезгливо фыркнула — и изо всех сил толкнула отвратительное существо вперед, к ограждению трибуны, одновременно поддав ему под зад сильной ногой.

Оборотень, не прекращая выть, перелетел через нарядную, увитую цветами балюстраду и грохнулся на вымощенную камнем площадь, прямо перед трибуной.

В следующую секунду его окружили сыщики, мгновенно прорвавшиеся сквозь цепь ошарашенных гвардейцев. Но полицейских остановил голос королевы, прозвучавший так громко, что его не составило труда расслышать даже сквозь завывания корчившейся на камнях твари:

— Не трогать!

Сэр Роберт, оставшийся в одиночестве подле ее величества, шагнул вперед и, перегнувшись через балюстраду, приказал:

— Отойдите, пусть все увидят, во что он превратится.

— Опасно… — пробормотал себе под нос молодой эливенер. — Черт его знает, что он может выкинуть…

И, крепко сжав в руке булатный посох с хрустальным шариком в рукоятке (и порадовавшись тому, что догадался прихватить этот самый посох с собой), брат Лэльдо подошел поближе к оборотню и посмотрел наверх, на королеву.

Ее величество кивнула, одобряя действия сэра Лэльдо. Кто-то и в самом деле должен был присмотреть за тварью. И кому же это удастся лучше, чем человеку, который уже имеет опыт обращения с самыми разнообразными монстрами и выродками?

В следующую секунду рядом с эливенером возникли иир'ова и уроборос. И стали наблюдать за превращением. А вместе с ними наблюдали и те горожане, которые находились достаточно близко к королевской трибуне…

* * *

…Трехсущностный оборотень продолжал выть, корчась и дергаясь, постепенно теряя человеческий облик. Но он сопротивлялся, он не желал становиться тем, чем был на самом деле, и судороги раздираемой противоречивыми токами энергии плоти были ужасны, к тому же они сопровождались непрерывными воплями, оглушительными, режущими слух… Зачем он сам себя мучает, растерянно думал молодой эливенер, все равно ведь уже ему не удастся прикинуться человеком, или даже лисом… почему он так упорствует? Брат Лэльдо оглянулся на юного уробороса, стоявшего в трех шагах справа, и мысленно спросил:

— Почему он пытается удержать ложную видимость?

— Потому что иначе он просто подохнет, — ответил уроборос. — Ты разве забыл про ту тварь в парке, которую птенцы посыпали чесночком? Она ведь издохла. А если ему удастся удержать неистинную форму — он выживет. Но вроде бы утратит способность менять облик, не знаю точно.

— Ну, нет! — возмутился эливенер. — Пусть подыхает!

И брат Лэльдо, шагнув вперед, ткнул в корчащегося оборотня рукояткой булатного посоха. Тварь пронзительно взвизгнула — и тут же превратилась в бесформенный ком, на глазах обрастающий темной клочковатой шерстью. Но вой еще не затих. Ком подпрыгивал, метался из стороны в сторону — однако тут же отпрыгивал назад, натыкаясь на молнии Лэсы и уробороса. И вот наконец оборотень умолк и свалился вонючей грудой к основанию трибуны. Розы, по которым ударила волна запаха оборотня, мгновенно почернели и осыпались. Толпа ахнула, отступив на шаг назад. Ее величество Виктория, тяжело опираясь на балюстраду, наклонилась и всмотрелась в то, что осталось от важного иностранца. Поморщившись, королева окликнула эливенера:

— Сэр Лэльдо, поднимись-ка сюда… его супруга без сознания, ей надо помочь. Мой врач куда-то подевался… сбежал, наверное, с перепугу.

Эливенер быстро обошел трибуну и поднялся по широким ступеням наверх. Он даже не заметил, как стремительно расступались люди, уступая ему дорогу, и какой страх светился в их глазах… не до того ему было.

Дама и в самом деле лежала в глубоком обмороке. Она была белой, как мука, и едва дышала. Брат Лэльдо опустился рядом с ней на колени и начал делать особый массаж головы и шеи, чтобы восстановить правильное кровообращение. Через минуту-другую щеки леди слегка порозовели, она вздохнула, а потом и ее ресницы дрогнули, губы шевельнулись…

— Ну, теперь и сама справится, — сказал эливенер, вставая. — Кто-нибудь, позаботьтесь о ней.

Двое придворных помогли даме сесть, а брат Лэльдо снова спустился на площадь и обогнул трибуну. Оборотень уже наполовину растекся в вонючую слизь, и возле него хлопотали отнюдь не гвардейцы, а городские мусорщики, срочно доставленные на площадь.

Они, ловко орудуя широкими лопатами, совками и метлами, запихивали распадающуюся на глазах кучу в крепкие просмоленные мешки, из которых не могло вытечь ни капли той дряни, в которую обратился щеголеватый иностранец-оборотень. Вскоре на камнях площади остались только скользкие дурно пахнущие пятна, — но подоспевшие дворники посыпали их мелким желтым песком, а потом тщательно смели этот песок густыми вениками, собрали в ведерки — и были таковы.

И никакого следа мерзкой трехсущностной твари не осталось на главной площади древнего города Лондона.

Праздник продолжился.

* * *

Трое друзей, немного пошатавшись по улицам и поглазев на веселящийся от души народ, направились обратно к Вестминстерскому дворцу. Им быстро надоели и пестро разнаряженные клоуны, и канатоходцы, скользившие по натянутым над улицами канатам, и ряженые всех сортов и видов, и веселые пирожники, зычными голосами выкликающие свой товар, и продавцы конфет и мороженого, и арлекины, кувыркавшиеся в каждом сквере… им захотелось тишины и покоя.

Но когда они добрались наконец до служебного флигеля и повернули в коридор, ведущий к их комнатам, то увидели под дверью одного из пажей ее величества. Мальчик обрадованно шагнул им навстречу и сказал:

— Сэр Лэльдо, тебя зовет королева. Поспеши, пожалуйста. Она в своем рабочем кабинете. И она велела, чтобы ты пришел со своими любимцами.

Эливенер и его друзья переглянулись. Если королева призывает их во время праздника — значит, дело серьезное.

Не заходя к себе, вся компания развернулась и по бесконечным коридорам Вестминстерского дворца отправилась в центральную часть здания, туда, где располагались личные апартаменты королевы. Их уже ждали, и в кабинет Виктории на этот раз провели без малейшей задержки.

Ее величество сидела за своим огромным письменным столом, опустив голову на ладонь, опираясь пухлым локтем на заваленную бумагами столешницу… и вид у престарелой монархини был настолько усталый и растерянный, что брат Лэльдо ужаснулся.

— Что случилось, твое величество? — поспешил спросить он.

— Садись поудобнее, — Виктория выпрямилась и слабо махнула рукой, показывая эливенеру на кресло напротив себя. — И вы тоже устраивайтесь поближе, — она кивнула степной колдунье и юному уроборосу. — Есть о чем поговорить.

Видно было, что королева не знает, как начать разговор. Молодой эливенер решил сам сделать попытку.

— Как обстоят дела с другими оборотнями, твое величество? — осторожно спросил он. — Я знаю уже, что кто-то из них уехал в загородные поместья, а другие заперлись дома здесь, в Лондоне… что ты решила предпринять?

Виктория покачала головой.

— Они все попытались сбежать из страны, — тихо ответила она. — Их задержали на заставах. А уж что с ними дальше делать — ума не приложу. Мои министры требуют немедленно казнить тварей. Не знаю, я подумаю… А может быть, стоит подождать, пока этот ваш чеснок вырастет, благо это недолго, судя по всему. Но тогда придется держать тварей под круглосуточным наблюдением…

— Ну, всего через два месяца чеснок созреет, — сказал молодой эливенер. — И впредь вам незачем будет бояться оборотней.

— На этот счет я и не тревожусь, — отмахнулась ее величество. — Я уже отдала распоряжение соответствующим министрам. У нас ведь всего две дороги, по которым можно проникнуть в Англию. И там всегда будут держать чесночный порошок, чтобы проверять въезжающих. Посыпал — и готово. Никаких недоразумений. — И Виктория снова замолчала.

Значит, дело было в чем-то другом… но заглянуть в королевские мысли ни брат Лэльдо, ни даже дерзкая степная охотница, конечно же, не решались.

Наконец иир'ова осторожно спросила:

— Твое величество, может быть, дело в отпрысках оборотней?

Виктория бросила на красавицу кошку внимательный взгляд и ответила вопросом:

— Ты что, мысли подслушиваешь?

— Ох, нет, конечно! — вытаращила огромные зеленые глаза кошка. — Но это само собой напрашивается.

— Да, — согласилась ее величество. — Это само собой напрашивается. И я думаю именно об этих ублюдках. Что с ними делать? С одной стороны — их нельзя признать равноправными подданными английской короны. С другой — это все-таки дети. И хотя после сегодняшнего чудовищного зрелища на площади никто меня не осудит, если я даже прикажу навеки заточить их в темницу, я не уверена, что в этом есть смысл. Что им стоит прогрызть стены тюрьмы? Настроили же они потайных ходов в моем собственном доме!

Опасения Виктории понять было нетрудно. Никто ведь не мог предсказать, что выйдет из порожденных оборотнями существ. И что выйдет из их потомков в третьем, четвертом и так далее поколениях. Даже брат Лэльдо, несмотря на то, что много лет изучал биологию и генетику, не стал бы гадать на эту тему. Он вообще не понимал сути метаморфоз, происходивших при перемене физического облика, так что о каких уж тут законах генетики можно было говорить? И в то же время просто убить невинных детей ни у кого не поднялась бы рука. Держать же их в тюрьме, как совершенно верно сказала королева, было или бессмысленно, или даже опасно, если детки унаследовали способности своих трехсущностных отцов. Ведь невозможно многие годы подряд заставлять стражу постоянно смотреть на уродов, чтобы не упустить момент начала превращения!

Конечно, можно было просто выслать ублюдков из Англии, но такой выход также был неприемлем для благородной королевы. Ведь это значило бы, что она ради собственного благополучия создала опасность для какой-то другой страны!

Пока все четверо размышляли, в дверь королевского кабинета тихо постучали, и Виктория встрепенулась:

— Входи, кто там!

Створка тяжелой резной двери осторожно приоткрылась, в кабинет просунул голову секретарь ее величества.

— Пришел сэр Роберт, миледи.

— Давай его сюда!

Глава Скотланд-Ярда почти вбежал в кабинет, и его обычно неподвижное лицо было перекошено от волнения.

— Ну? — бросила Виктория.

— У нее начались роды, твое величество. До срока. И, похоже, у нее будет двойня…

* * *

Юный уроборос по просьбе королевы остался во дворце, чтобы без промедления заняться потайными ходами, проделанными лисами-оборотнями в стенах Вестминстера. Виктория все-таки решила, что их лучше уничтожить. А молодой эливенер и степная колдунья Лэса в сопровождении начальника полицейского управления сэра Роберта в личной коляске королевы ехали по празднично украшенным улицам к дому, еще сегодня утром принадлежавшему оборотню. Супруга оборотня рожала…

Наконец кучер придержал коней перед роскошным двухэтажным особняком, расположенным в двенадцати кварталах от Вестминстера, в районе, где жили семьи пусть и не самые знатные, зато обладающие несметными состояниями. Высокие кованые ворота распахнулись перед королевским экипажем, засуетились одетые в серое слуги, заводя коней в просторный двор. Иир'ова и эливенер, не дожидаясь, пока коляска остановится, спрыгнули на землю, и сэр Роберт последовал их примеру.

Растерянный, взволнованный мажордом встретил их у порога и поспешно повел на второй этаж, к спальне, где лежала роженица. По пути он ввел путешественников в курс дела. Оказалось, что роды мало того что начались до срока, так еще и проходили чрезвычайно тяжело, и у постели несчастной страдалицы уже собрались не только три повитухи, но и два врача. Но помочь ей все они оказались не в силах. Леди то и дело теряет сознание от боли…

За поворотом полутемного коридора второго этажа толпились лакеи и горничные, то и дело убегавшие за горячей водой вниз, в кухню, по служебной лестнице, расположенной неподалеку от спальни хозяйки дома. Множество испуганных глаз уставилось на эливенера и кошку. Здесь уже знали, что эти двое присланы самой королевой, и надеялись, что иностранец и его удивительная огромная кошка помогут бедной леди.

Мимоходом заглянув в умы прислуги, брат Лэльдо понял, что хозяйку любили за добрый и веселый нрав, и искренне тревожились за нее, питая при этом такую же искреннюю ненависть к супругу леди, оказавшемуся не только иностранцем, а еще и выродком-оборотнем.

Высокие окна спальни были распахнуты настежь, давая доступ свежему воздуху. Но женщине, метавшейся на широкой низкой кровати, не становилось от этого легче. Ее лицо и тело были мокрыми от потоков пота, легкая белая рубашка прилипла к коже. Бледное до синевы лицо с закрытыми глазами казалось неживым.

Двое мужчин и две женщины в светло-голубых халатах, накинутых на нарядную праздничную одежду, совещались в сторонке. Еще одна женщина склонилась над роженицей, осторожно ощупывая огромный живот. Когда в спальню вошли эливенер и Лэса, все молча уставились на них.

— Меня прислала ее величество, — тихо сказал брат Лэльдо. — Я врач.

Он использовал чисто английское слово, хотя в Америке, конечно, он сказал бы «целитель».

— Сомневаюсь, что вы сумеете помочь, коллега, — сказал один из мужчин, высокий, румяный, с пышными пшеничными усами. — Поперечное положение плода. К тому же мы имеем двойню. Если не тройню.

— Посмотрим, — коротко бросил эливенер, шагая к кровати.

Повитуха отошла, уступая место, и брат Лэльдо положил ладони на раздутый горячий живот леди. Для него не составило труда прослушать биение сердец младенцев. Их и в самом деле оказалось три. И первый шел спинкой вперед. Нужно было развернуть его, и поскорее. Эливенер прекрасно знал, как это делается, но женщина была уже на грани смерти, и нужно было спешить… так что без помощи иир'овы он обойтись не мог. Но брату Лэльдо совсем не хотелось, чтобы англичане увидели, как «домашнее животное» ворожит, спасая человека… и потому он, обернувшись к докторам, резко сказал:

— Прошу вас, оставьте меня наедине с леди.

Врачи недоуменно переглянулись, но вышли, а за ними последовали и повитухи, плотно прикрыв тяжелую дверь. Англичане были уверены, что роженицу не спасти, и потому рады были переложить ответственность на иностранца, присланного королевой.

Лэса уже была готова к работе. Ей, степной колдунье, знахарке, целительнице, приходилось справляться и не с такими случаями. Она положила руки на живот, в котором сражались за жизнь три крошечных тельца, и тихо-тихо запела длинное заклинание, по ритму совпадающее с неровным ритмом едва бьющегося сердца роженицы.

Брат Лэльдо, обойдя широченную кровать, встал напротив иир'овы и коснулся пальцами правой руки влажного бледного лба женщины. Поймав ритм, он включился в него, но заклинание эливенера было обращено не к младенцам, как формула кошки, а к уму женщины.

Медленно истекла минута, вторая… и вот уже сердце леди забилось ровнее, а заклинания зазвучали чуть громче, а руки Лэсы, до сих пор осторожно поглаживавшие горячий живот роженицы, теперь совершали плавные движения в воздухе, в двух-трех сантиметрах от тела обеспамятевшей леди. Заклинание снова зазвучало тише. Иир'ова прислушивалась к движениям в животе несчастной женщины. Вот младенец, лежавший поперек живота, тихонько шевельнулся… вот он неловко заработал ручками, ножками, стараясь повернуться… медленно, очень медленно еще не рожденное дитя повиновалось указаниям степной колдуньи… медленно, очень медленно малыш искал выход…

Роженица тем временем очнулась и принялась помогать дитяти. Ее трудами управлял молодой эливенер, вливая в женщину энергию.

Время шло, но теперь уже жизни леди ничто не угрожало. Роды продолжались естественным и правильным образом. Лэса отошла в угол спальни, брат Лэльдо кликнул повитух и врачей… и наконец на свет появились все три потомка оборотня.

Это были три крепкие мальчишки.

И в каждом из них брат Лэльдо ощутил присутствие нечеловеческого начала.

 

Глава 13

Сейчас брат Лэльдо видел, что королева Виктория по-настоящему растеряна. Она действительно не знала, что делать с пятью повисшими на ее монаршьей совести официальными отпрысками оборотней. Да еще сэр Роберт напугал ее, сообщив, что, похоже, имеются и незаконнорожденные дети. Его люди сейчас разбирались с этим.

Ее величество пригласила молодого эливенера на прогулку, и теперь они сидели в любимой беседке королевы, стоявшей посреди нарядной зеленой лужайки, усыпанной цветами, так и эдак прикидывая, что тут можно предпринять. Эливенер рассказал старушке Викки, что трое младенцев, родившихся при его непосредственном участии, безусловно несут в себе наследие чудовища. А значит, и насчет других детей практически можно было не сомневаться. Все они были полулюдьми.

И кого они сами в свое время произведут на свет — это вопрос вопросов…

К сожалению, уроженец далекой карпатской страны ничем не мог помочь королеве. Уроборос и сам был всего лишь ребенком, школьником, он почти ничего не знал об оборотнях. Он сказал только, что девочки, сущность которых изменить невозможно, чрезвычайно редко рождаются от союза оборотня и нормальной женщины.

Но сущность потомка мужского пола подвергается исправлению.

Вот только здесь, в старой доброй Англии, никто не знал, как это сделать. Не знал этого и воспитанный на севере американского континента брат Лэльдо. Не знала и степная колдунья Лэса.

А убивать невинных детей королева Виктория отказалась наотрез.

Разговор зашел в тупик. Королева и эливенер долго молчали, думая об одном и том же: как превратить опасных детей в обычных мирных англичан.

Но вот наконец в глубине ума брата Лэльдо начала созревать некая идея. Когда она оформилась в нечто такое, что уже можно было выразить словами, эливенер сказал:

— Твое величество, мне бы хотелось понаблюдать за кем-нибудь из этих детей. Может быть, день-другой… это можно устроить?

— Конечно, — кивнула престарелая монархиня, не спрашивая, зачем это понадобилось путешественнику. Она уже убедилась, что сэр Лэльдо — человек достойный и умный, а значит, и незачем тратить слова понапрасну. — Я поговорю с одной из мамаш, ты сможешь поселиться в ее доме.

— Спасибо. Но лучше бы это был ребенок незнатного рода.

— Ох, — тяжело вздохнула королева. — Ты, похоже, уже уверен в том, что есть и незаконные?

— Ну, видишь ли… я думаю, оборотни постарались оставить как можно больше своих семян на этой земле.

— Да, я в общем-то тоже в этом уверена, — согласилась ее величество. — Но тогда тебе придется подождать, пока люди сэра Роберта отыщут хоть одного.

Эливенер усмехнулся.

— Ну, насколько я знаю его людей, много времени на это им не понадобится.

Виктория рассмеялась.

— Да, сыщики, у него отличные. Горошину в стоге сена отыщут за минуту! Ладно, делай, как знаешь. Я распоряжусь.

* * *

Долго ожидать и в самом деле не пришлось. Уже к вечеру начальник Скотланд-Ярда доложил ее величеству, что найдено восемь мальчиков разного возраста и социального положения, наверняка рожденных от оборотней.

Один из этих малышей оказался сыном королевского портного, настолько занятого своей работой, что его молодая супруга начала скучать… а один из оборотней поспешил утешить милую даму в ее тоске.

Брату Лэльдо это было лишь на руку. Королевский портной жил довольно далеко от Вестминстера, в квартале, полностью заселенном богатыми мастеровыми. Большая часть из живущих здесь работала на королевскую семью и прочую высокую знать. И иностранного целителя, пожелавшего изучить английский образ жизни, приняли спокойно и с уважением. Ведь уже весь Лондон говорил о том, что этот иностранный врач спас роженицу, которая без его помощи наверняка погибла бы вместе с тремя детьми.

Дом королевского портного мистера Смита был, конечно, не дворцом, но места в нем хватало. Сэру Лэльдо и его «друзьям человека» отвели на первом этаже большую комнату, выходившую окнами в крохотный садик, скрывавшийся позади дома. Эливенер попытался устроиться, как в Вестминстере, — поближе к службам, кухне, простому люду, — но портной, в отличие от королевы, настаивал на соблюдении приличий. Эсквайр не может жить рядом с кухаркой. Так что с этим пришлось смириться.

К исходу первых суток пребывания в доме портного брат Лэльдо был уже накоротке с хозяевами и наладил отличные отношения с прислугой (эти простые люди относились к нему совсем не так, как к английским сэрам, ведь он был иностранцем, а значит, его титул ровно ничего не значил для них). Ведь молодого эливенера интересовало не только мнение родителей об их ребенке, но и то, что скажут о детеныше оборотня его нянька, или кухарка, или конюх… им могло броситься в глаза что-нибудь такое, чего никогда не заметили бы родители. Иир'ова и уроборос, не ограниченные, как сэр Лэльдо, в своих передвижениях по дому, моментально подружились со всем обслуживающим персоналом и бесцеремонно подслушивали все разговоры, причем Лэса, конечно же, еще и заглядывала в мысли ничего не подозревающих горничных и лакеев, хотя те и сами немножко владели телепатией. Шустрым «друзьям человека» не понадобилось много времени на то, чтобы выяснить: мистер портной был единственным, кто не подозревал об истинном происхождении своего официального наследника. Скрыть свои похождения от слуг его супруге не удалось. Наверное, так же обстояли дела и в других домах, и потому сыщикам Скотланд-Ярда не понадобилось прилагать особых усилий, собирая сведения об отпрысках оборотней.

Брат Лэльдо сразу отметил, что к завтраку наследник портного не выходит. Конечно, мальчик был еще довольно мал, ему едва исполнилось четыре года, но, насколько успел узнать эливенер, в других английских домах все дети любых возрастов всегда завтракали вместе с родителями. Но задавать вопросы было еще рано. Так что эливенер просто отметил для себя этот факт. Зато во время обеда и ужина Том оказывался в центре внимания всей семьи. А семья у портного оказалась не маленькой. Кроме самого мистера Смита и его супруги и маленького Тома в доме проживали матушка портного, его двоюродная тетушка, племянница его жены и двое взрослых сыновей мистера Смита от первого брака. Так что за столом собиралась приличная компания.

И все они были людьми хорошо воспитанными, по-английски спокойными и выдержанными, любезными к гостю и друг к другу. Тем сильнее выделялся на этом благожелательном фоне маленький Том, оказавшийся на диво нервным ребенком.

Он то и дело без какой-либо видимой причины срывался на крик, требуя, чтобы ему, например, подали другое блюдо, или желая съесть десерт прежде супа, а то и просто ради того, чтобы привлечь к себе внимание, да к тому же увлекался рукоприкладством. К тому же мысли мальчика всегда не просто дурно пахли, они прямо-таки воняли… но, конечно, этот запах могли ощутить трое друзей, но никак не англичане. Брат Лэльдо с интересом наблюдал за тем, с каким бесконечным терпением обращались со странным ребенком взрослые. Сам он, будь его воля, не стал бы слишком церемониться, а просто дал бы юному хулигану хороший подзатыльник, и все дела. Но не таковы оказались англичане. Они готовы были хоть в стотысячный раз объяснить Тому, что фрукты полагается есть в конце обеда, что компот не солят, что бабушке вряд ли понравится такое количество перца в овсяной каше (бабушка портного ела только жиденькую овсянку и мягкий сыр, в связи с полным отсутствием зубов), что нельзя колотить тетушку по голове, и так далее, и так далее. Но все это было как об стенку горох.

И никого это не удивляло, кроме официального отца ребенка. Ведь все, кроме самого портного Смита, знали, что настоящий папаша Тома — иностранец, а что с иностранца взять? Дикое существо!

А брат Лэльдо, наблюдая за отпрыском оборотня, видел, как мечутся в маленьком теле темные энергии, как они стремятся слиться в единый целеустремленный поток… но пока что им это не удавалось, поскольку основные силы организма Тома расходовались на процесс роста. И еще… еще молодой эливенер ощущал в мальчике что-то непонятное. Но никак не мог уловить сути странного мутного пятна, которое чудилось ему в голове Тома. Наконец, на третий день своего пребывания в доме мистера Смита, брат Лэльдо решил использовать пришедшую из неведомых глубин космического пространства формулу, позволяющую увидеть тела живых существ насквозь. Но для этого ему нужно было остаться наедине с Томом хотя бы минут на двадцать, — чтобы сосредоточиться и прочитать формулу необходимое количество раз.

Иир'ова и юный уроборос взялись решить эту задачу. Конечно, обычно Том почти без передышки носился по дому, службам и саду, всячески стараясь натворить как можно больше бед, и привлечь его внимание на целых двадцать минут было нелегко. Однако нет в мире ничего невозможного. Особенно для тех, кто желает чего-то добиться. К тому же эливенеру не обязательно было нужно, чтобы мальчик сидел неподвижно все эти двадцать минут, хватило бы и того, чтобы Том чем-то заинтересовался.

Он был уверен, что сумеет понять, в чем состоит особенность ума или мозга отпрыска оборотня.

* * *

И вот на пятый день пребывания троих друзей в доме мистера Смита степная колдунья и уроженец Карпат устроили в саду небольшое представление, пригласив на него одного-единственного зрителя. До этого момента уроборос, стараясь не слишком шокировать англичан, занимался самоедством только в конате, где их поселили. Да и в самом деле, к чему было доводить людей до ошеломления, поедая у них на глазах собственный хвост? Малыш Дзз давно уже понял, что в здешних краях это выглядит уж очень странно и необычно. Но ради того, чтобы брат Лэльдо смог наконец рассмотреть, что именно таится в мозгу маленького получеловека, уроборос решил нарушить установленные им для самого себя правила. А иир'ова решила показать несколько простеньких фокусов из тех, которыми в ее родных краях развлекали капризничающих котят.

Брат Лэльдо сразу после обеда устроил засаду в коридоре и очень скоро поймал Тома, мчавшегося из кухни в гостиную с большим ножом в руках. Детеныш оборотня затеял очередную каверзу, но эливенер сумел убедить мальчика, что в саду тот увидит нечто куда более интересное, а вспороть обшивку любимого отцовского кресла он еще успеет. Кресло ведь никуда не убежит.

Маленький получеловек, испустив из своего незрелого ума особо вонючую мысль о том, что и до иностранца он доберется в самое ближайшее время, и до его экзотических уродов тоже, согласился пойти в сад.

Конечно, этот садик был невелик, поскольку земля в Лондоне стоила весьма и весьма недешево, однако и тут, как и в королевском саду, нашлась зеленая лужайка, по краям которой стояли резные деревянные скамьи. Том уселся на одну из них, эливенер выбрал для себя место чуть в стороне, ради удобства наблюдения, — и спектакль начался.

Сначала из-за аккуратно подстриженных цветущих кустов выпрыгнула иир'ова. Она взвилась в воздух, перескочив зеленую преграду, сделала в воздухе тройное сальто — и беззвучно приземлилась на мягкую траву, одновременно выпустив из кончиков пальцев десяток трескучих оранжевых молний.

Том ахнул.

Степная колдунья волчком завертелась на месте, звеня множеством бус и амулетов, висевших на ее шее, и широко раскинув руки. И вдруг оторвалась от земли и повисла в воздухе. Конечно, ненадолго, всего на несколько секунд, — но Том был окончательно сражен. Ему тут же захотелось и самому попытаться проделать этот фокус. Но иир'ова властным жестом вернула мальчишку назад на скамью и произнесла короткое заклинание, создающее детских фантомов. На лужайку с чистого, безоблачного неба посыпался дождь белых цветов. Они таяли, едва коснувшись травы, но оставляли в воздухе дивный аромат. Когда цветопад иссяк, из травы поднялись разноцветные грибы на длинных тонких ножках — синие, красные, желтые, — и принялись лихо отплясывать, то приседая, то подпрыгивая.

Том уже не дергался. Он просто сидел, разинув рот и вытаращив глаза.

А потом на лужайку выбежал уроборос. Он тоже сначала рассыпал вокруг себя дождь ослепительных молний, а потом лихо подпрыгнул, на лету свернувшись кольцом, — и откусил кончик собственного хвоста.

Тому уже не хотелось пакостить друзьям сэра Лэльдо. Он любил их всей своей человеческой половиной души.

А брат Лэльдо увидел то, что хотел увидеть.

* * *

…Распрощавшись с семейством королевского портного и высказав ему сто тысяч благодарностей (высказывал, естественно, только брат Лэльдо), трое друзей отправились обратно в Вестминстер. Они не спеша шли по лондонским улицам, залитым послеполуденным солнцем, и говорили о Томе. Говорили они, естественно, мысленно — не хватало еще, чтобы лондонцы приняли сэра Лэльдо, рассуждающего вслух с самим собой, за сумасшедшего.

Даже уроборос, не слишком искусный в подслушивании мыслей, понял: в Томе слишком много чужеродного. А уж иир'ова и эливенер и вовсе были в ужасе. Но, обсуждая с друзьями качества ума получеловека, брат Лэльдо продолжал думать о своем, и в конце концов степная красавица спросила:

— Ты чего-то не договариваешь? Что ты увидел в нем?

Брат Лэльдо покачал головой, не зная, как ответить. Не потому, что он хотел что-то скрыть от друзей. Просто он сам еще не до конца понимал суть увиденного.

— У него в мозгу есть какое-то странное образование, — пояснил он наконец. — В области гипоталамуса. Плотное скопление клеток, похожее на опухоль. Но клетки не патологические, они просто другие.

— В каком смысле другие? — удивилась целительница Лэса.

— Это не те клетки, из каких состоит мозг. Они вообще не человеческие.

— И что с ними делать? — спросил уроборос. — Ты же не можешь их взять и вырезать! Это тебе не нарыв вскрыть!

— Да уж, — усмехнулся брат Лэльдо. — Но по сути они как раз и есть нечто вроде нарыва. И именно они испускают ту грязную энергию, что бурлит в мальчишке.

…Судя по всему, ее величество распорядилась, чтобы ей доложили о возвращении сэра Лэльдо в Вестминстер без промедления, и потому посланный Виктории явился за молодым эливенером сразу, как только трое друзей вошли в свои комнаты в служебном флигеле дворца.

Брат Лэльдо пошел к королеве один. Ведь нужно было только доложить о том, что ему удалось узнать в доме портного, и все. Но на полпути в длинном коридоре его остановил второй паж, сообщивший, что старушка Викки хочет видеть и его «друзей человека» тоже. Эливенер попросил пажа сбегать за ними, а сам отправился дальше.

Ее величество на этот раз ожидала сэра Лэльдо, эсквайра, не в своем рабочем кабинете, а в небольшой (по меркам Вестминстера) дневной гостиной, где королева обычно принимала людей по личным делам. Эливенер в этой гостиной еще ни разу не был, и, войдя, с интересом огляделся. Гостиная была отделана в белой с золотом гамме, и лишь яркие безделушки да вазы с цветами, расставленные на столах и горках, нарушали единство цвета (несколько скучноватое, на взгляд путешественника). Четыре высокие окна гостиной, расположенной на третьем этаже Вестминстера, смотрели на город. Справа возвышалась величественная башня с часами, нависавшая над дворцом, впереди и справа виднелись разноцветные высокие крыши и зелень садов. Брат Лэльдо, мельком подумав о том, что здесь, должно быть, становится очень шумно, когда часы начинают отбивать время, сел в указанное ему кресло напротив королевы.

Виктория задала вопрос не медля:

— Ты разобрался, в чем там дело?

— И да, и нет, твое величество, — неторопливо ответил эливенер. — Я обнаружил в мозгу мальчика некую структуру, несвойственную человеку. Но я не знаю, что с ней делать.

— Так, — тяжело вздохнула королева, — понятно. Не знаешь. Ну, все равно, расскажи подробнее.

Эливенер, огорченный не менее престарелой монархини, приступил к рассказу. Почти в этот же самый момент дверь гостиной приоткрылась, внутрь бесшумно проскользнули иир'ова и уроборос и устроились в уголке. Виктория лишь глянула на них, слушая брата Лэльдо.

Когда он умолк, королева сердито сказала:

— То есть по сути выход только один — распилить мальчишке голову и выдрать эту гадость с корнем. Замечательно! Неужели ты не можешь ничего придумать?

— Пока нет, — покачал головой брат Лэльдо.

Виктория повернулась к кошке.

— А ты? Ты колдунья, целительница, черт знает кто еще… неужели нет выхода?

Зеленоглазая американская красавица усмехнулась.

— Если кто-то и в состоянии справиться с этой задачкой, так только Лэльдо. Он колдун, целитель и черт знает что еще куда покруче, чем я. А пилить черепа поручим малышу Дзз.

Виктория, не выдержав, рассмеялась. Но тут же покачала головой и задумчиво уставилась в окно. В голубом небе над Лондоном парили три уже почти совсем взрослых птервуса. Брат Лэльдо вдруг подумал, что в последнее время он совершенно забыл о хищных детках. Ну, наверное, это было правильно — они ведь уже не нуждались в его заботе. Эливенер представил, как через несколько лет потомки этой прожорливой троицы начнут объедать англичан и тихо фыркнул, — и тут же испуганно посмотрел на королеву. Ему совсем не хотелось отвлекать ее величество от раздумий. Но Виктория уже отвернулась от окна.

— Значит, так, — медленно проговорила она. — Ищи метод. Ищи. Иначе мне придется пойти на крайнюю меру, а я этого не хочу. Дети ни в чем не виноваты. Но я не могу рисковать благополучием королевства. Кстати, ты не заметил — цветных бананов в городе не осталось?

Брат Лэльдо и в самом деле не заметил этого, занятый наблюдением за сыном портного.

— Что, вырубили? — удивился он.

— Вырубили, — хмыкнула королева. — Выдрали с корнями. Сожгли семена. Но ведь маленьким ублюдкам бананы не нужны. — Виктория посмотрела в угол, где смирно сидели иир'ова и уроборос. — А вас я позвала, честно говоря, затем, чтобы вы и мне показали представление, — неожиданно смутилась престарелая монархиня. — Весь Лондон только об этом и болтает — танцующие грибы, молнии, дождь цветов… можно?

— О! — мысленно воскликнула кошка. — Вот это здорово! С удовольствием, твое величество!

И в Белой гостиной Вестминстера начался концерт.

* * *

Вечерело, и во дворе Вестминстера понемногу загорались масляные фонари, подвешенные на невысоких кованых столбах. Мельтешили тени слуг, то и дело пробегавших через двор то к погребам, то к огородам, — на королевской кухне готовился ужин… Брат Лэльдо сидел у окна, глядя на обычную дворцовую суету и не замечая ничего.

Он вспоминал все то, чему учили его с юности старые американские эливенеры, наставники Братства Одиннадцатой заповеди, гласившей: «Да не уничтожишь ты ни Земли, ни всякой жизни на ней». А учили его многому. И не только земным наукам, таким, как математика, физика, биология, генетика и прочее. Брат Лэльдо постиг и то, что недоступно было простым землянам… и случилось так лишь потому, что сам он являлся результатом последнего эксперимента чужаков, в незапамятные времена явившихся на Землю из черных и непроницаемых космических глубин. Один из этих чужаков, брат Альдо, стал отцом Лэльдо. А его матерью была земная женщина, но далеко не простая, — она владела магией и науками…

Часть особых сил и способностей, унаследованных братом Лэльдо от столь необычной пары, уже проявилась в его потоке сознания, но многое, очень многое еще