Очень трудно понять человека, если он пытается объяснить вам то, в чём сам практически ничего не понимает, но, делая умное выражение лица, старается внушить вам, что вы дилетант. Особенно остро воспринимается это, когда перед вами ваш начальник. По армейским законам: начальник всегда прав! Следовательно, он умней и опытнее любого своего подчинённого. Но всегда — ли это так?

Полковник — проверяющий сидел за столом в кабинете командира части и, высокомерно смотря на стоящего перед ним капитана, проговорил:

— Почему, товарищ капитан, из вашего подразделения дезертировали солдаты?

— Случилось так, товарищ полковник.

— Это не ответ, капитан! — повысив голос, проговорил полковник.

— Но ведь… — начал было отвечать капитан, но полковник его перебил:

— Что, но ведь? Что вы мямлите, как мальчишка? Отвечайте!

— Товарищ полковник, здесь у нас в Карабахе — «горячая точка», так сказать. Вот некоторые бойцы и не выдержали, домой убежали.

— Что вы тут передо мной дурака валяете? Знаю я, что здесь происходит. Вы ответьте, почему ваши солдаты убегают? Какие меры принимаете вы лично?

— Товарищ полковник, солдаты сбежали позавчера. Вчера мы всех троих отловили и доставили в часть.

— Отловили? Вы что охотник? — саркастически произнёс проверяющий.

— Возможно, я не совсем правильно выразился, но суть в том, что все солдаты моего подразделения находятся на территории части.

— Это хорошо! Но это не освобождает вас от ответственности! — привстав со стула, прокричал полковник.

Затем, успокоившись, проверяющий сев обратно на стул, проговорил:

— Мы будем рассматривать вопрос о вашем соответствии занимаемой должности командира роты. А лично я думаю, что вам не место в Вооружённых Силах. Что молчите?

— Есть! — ответил капитан.

— Что, есть? — переспросил полковник.

— Не понял ваш вопрос, — удивился капитан.

Полковник выдвинул вперёд нижнюю челюсть и громко произнёс:

— Вы плохой офицер, раз не можете удержать в части своих солдат!

Капитан набрал в лёгкие воздух и тяжело выдохнул.

— Что вздыхаете, капитан?

— Товарищ полковник, мои солдаты действительно предприняли попытку дезертировать, но сейчас они на месте, в казарме. А вы знаете, что сейчас творится? Советский Союз распадается на куски! И я думаю, что солдаты будут бежать к себе на родину. Внутренние войска уже ушли отсюда. А мы тут торчим, как не знаю кто и зачем. Никаких приказов определённых нам не дают. Что мы тут делаем? Вы сами, хоть знаете?

— Вы провокатор, капитан! — грозно прокричал полковник.

— Да, не провокатор я. Я просто понять хочу!

— Закройте рот и молчите, капитан! — прокричал проверяющий.

В их разговор вмешался, до этого молча сидевший в углу кабинета, подполковник — командир части:

— Знаете, товарищ полковник, капитан во многом прав. Нет, конечно, очень плохо, что солдаты пытаются дезертировать. Но что мы тут делаем вообще?

— У вас есть приказ, товарищ подполковник, вот и выполняйте! — ответил проверяющий.

— В том — то и дело, что приказов нет вообще никаких, — спокойно проговорил командир части.

— Значит, будут! — парировал проверяющий.

— Дату не уточните? — спросил подполковник.

— Не валяйте дурака, подполковник!

— По вашему мнению, мы тут все дурака валяем?

— Да вы что? Совсем охренели здесь? — истерически прокричал проверяющий.

— Возможно, в вашем понимании мы тут действительно охренели. А как не охренеть, когда в нашу сторону местное население бросает камни, когда через день обстреливают наши караулы? А мы при этом не имеем права открывать ответный огонь! А если и открываем его в целях обороны охраняемых объектов, то отчитываемся перед армейским начальством за каждый произведённый выстрел! И вот вы приехали из Москвы. Мы сначала обрадовались вашему приезду, думая, что вот-вот что-то определиться. А получилось что? Конкретных приказов вы не привезли, а какие-то «разборы полётов» учиняете, унижая моих боевых офицеров. Я не побоюсь этого слова — боевых офицеров! — на одном дыхании проговорил командир части.

— Ну, всё, подполковник, стройте на плацу личный состав части! — приказал проверяющий.

Когда через двадцать минут был построен весь, не находящийся на боевом дежурстве, личный состав части, полковник — проверяющий произнёс речь:

— Товарищи сержанты и солдаты! Проходя службу в Вооружённых Силах Союза Советских Социалистических Республик, вы выполняете почётную обязанность и свой конституционный долг! Поэтому, любой из вас, кто самовольно покинет территорию части, автоматически считается дезертиром. Каждый дезертир подлежит суду Военного Трибунала! Я вам это обещаю! Всем всё ясно?

Строй дружно ответил:

— Так точно!!!

После построения командир части подошёл к проверяющему:

— Думаю, зря вы, товарищ полковник, пригрозили бойцам трибуналом.

— Почему?! Они присягу принимали, значит, и отвечать за дезертирство перед трибуналом будут!

— Они присягу СССР давали, а такого государства уже нет. А если кто-то и убежит, то найти беглеца в независимой Молдове, Узбекистане или Таджикистане будет просто невозможно.

— Ничего, всех достанем! — самоуверенно произнёс полковник.

— Хм! — улыбнулся командир части.

Проверяющий, злобно взглянув на подполковника, сказал:

— Мне пора ехать. Пришлите к штабу мою машину!

Командир отдал соответствующее распоряжение прапорщику — дежурному по автопарку, и пошёл следом за полковником к штабу воинской части. Подойдя к штабу, они стояли молча, думая каждый о своём.

Через пятнадцать минут к ним подошёл дежурный по автопарку и доложил, что ни УАЗика проверяющего, ни солдата-водителя нет, ни в автопарке, ни вообще в части.

— Как нет? — удивился полковник.

— Он, товарищ полковник, заправил машину горючим, — ответил прапорщик и, смотря полковнику в глаза, добавил: — Ну, по вашему приказу…

— Да-да, не заостряйте внимание, — перебил его проверяющий.

— Ну, и выехал из части через разрушенный участок ограждения в то время, когда на плацу построение было, — закончил прапорщик.

— Это что за дыра в заборе? — уже на повышенных тонах поинтересовался полковник у командира части.

— Вчера вечером кто-то из местных произвёл подрыв участка внешнего ограждения.

— Почему не восстанавливаете?

— Восстанавливаем, товарищ полковник. Сегодня, как раз, там солдаты работали, но по вашему приказу было построение всего личного состава на плацу. Там же, на построении была и эта ремонтная команда, — ответил командир.

— Ладно, приедет мой водитель. Может, за сигаретами поехал, — задумчиво произнёс полковник.

— Товарищ полковник, а кто ваш водитель по национальности? — спросил подполковник — командир части.

— Азербайджанец, — ответил проверяющий.

— Ну, тогда, думаю, не стоит его ждать!

— Почему?!

— Дома он уже.

— Как дома?!

— Он азербайджанец, а Азербайджан его родина. Вот, попав на родину, он и дезертировал, — ответил командир части.

— Что вы, подполковник, такое говорите? Этот азербайджанец хороший солдат, и сам напросился со мной в командировку!

— Для чего?

Лицо полковника постепенно стало приобретать серый оттенок, глаза округлились, и первое, что он злобно прокричал, было:

— Трибунал!!!

Апрель 2002 г.