Внутреннее стремление к усовершенствованию, о котором говорил Зигмунд Фрейд, подавляющему большинству женщин чуждо в еще большей мере, чем мужчинам, и прежде всего из-за обусловленного самой природой женщины резкого доминирования ее личностной сферы «ОНО» над сферой «Я».

Если мужчина самоутверждается за счет удовлетворенного честолюбия, властолюбия или, на худой конец, тщеславия, — сугубо человеческих, надприродных влечений, то женщина — за счет материнства или успешной эксплуатации мужского влечения к ней — проституции в тех или иных ее формах.

Женщина, — если называть вещи своими именами, — воспринимает внешний мир и осуществляет общение, с ним прежде всего через свою промежность. Именно ею она впитывает естественные соки жизни, именно оттуда выходит в мир новое существо, выстроенное из материала тела женщины, именно туда она, отдаваясь, принимает чужую плоть, становясь ее символической матерью.

Материнство, этот могучий животворный инстинкт, заставляет женщину смотреть на мир лишь в своем преломлении, что исключает объективность и трезвость оценки.

Такие биологические процессы, как месячные или климакс, также являются составляющими функции материнства и совершенно очевидно влияют на характер и мировоззрение женщины, полностью зависящие от особенностей протекания этих процессов.

Этому влиянию подвластны и те женщины, у которых отсутствует стремление к деторождению, те, которых с определенными основаниями можно отнести ко второй женской категории — к проституткам.

Эти факторы не могут не сдерживать развитие процесса усовершенствования в его сугубо личностном понимании.

Все попытки прорвать эту блокаду ни к чему, кроме трагедий, не приводят, как свидетельствует не слишком радостный опыт человечества.

Природа мудра, все в ней подчинено законам гармонии и все прекрасно, а все уродливые и трагические явления окружающего мира порождены лишь дерзким и безумным стремлением человека изменить соотношение природных сил и частей, нарушить ее гармонию.

Природе в равной степени милы и нужны все ее творения — и жестокие животные-мужчины, и покорные твари-женщины, и нет ничего унизительного в этом распределении ролей, если каждый (и каждая) полюбят жизнь как таковую, осознав свое истинное место в ней.

КСТАТИ:
ФРАНСУА ЛАРОШФУКО

* «Радости и несчастья, которые мы испытываем, зависят не от размеров случившегося, а от нашей чувствительности».

* «Природа устроила так, что питать иллюзии свойственно не только безумцам, но и мудрецам: в противном случае последние слишком сильно страдали бы от собственной мудрости».
НИКОЛА ШАМФОР

* «Что делать?» — любят спрашивать нетерпеливые юноши. — Как, что делать: если это лето — чистить ягоды и варить варенье, если зима — пить с этим вареньем чай; и вообще: делать то, что было делаемо вчера».
ВАСИЛИЙ РОЗАНОВ

* «Любая вещь имеет два лица, и эти лица отнюдь не схожи одно с другим. Снаружи как будто смерть, а загляни внутрь — увидишь жизнь, и наоборот, под жизнью скрывается смерть, под красотой — безобразие, под изобилием — жалкая бедность, под позором — слава, под ученостью — невежество, под мощью — убожество, под благородством — низость, под весельем — печаль».
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ

* «Если же вы не познаёте себя, тогда вы в бедности и вы — бедность».
ИИСУС ХРИСТОС

Только познав себя, человек может решиться на восхождение к вершине, которая называется СВЕРХЧЕЛОВЕКОМ.

Нет, не в понимании Гитлера или Сталина, которые награждали этим титулом себя и полезные им группы населения.

Сверхчеловек — это прежде всего самостоятельный, личный путь к совершенству, который ни перед кем не закрыт, но который надо преодолеть только своими ногами, и здесь не помогут ни деньги, ни связи, ни происхождение, ни авантюризм.

Как писал Ницше: «Для того, чтобы подняться, вам нужны собственные ноги! Не позволяйте себя возносить, не садитесь на чужие плечи и головы!»

Кто способен на это — в добрый час!

А кто нет, — пусть будет счастлив на своем месте!

Каждому — свое.