В Каире Арон неоднократно пытался убедить офицеров "Интел-лидженс сервис" в пользе союза между Великобританией и НИЛИ. После многочисленных попыток ему улыбнулась удача. Англичане согласились предоставить в его распоряжение корабль, чтобы восстановить связь. Арон не сразу понял причины перемены в настроениях британского командования в Египте, но потом узнал, что ожидается прибытие нового командующего – генерала Алленби, и что начинаются приготовления к новой инициативе с целью прорыва турецких позиций между Рафиахом и Аслуджом, с выходом в Палестину, что должно было стать началом конца Оттоманской империи.

Но и получив корабль, Арон не сразу смог восстановить связь. Сперва он пытался воспользоваться помощью ливанских рыбаков, служивших англичанам. Им предстояло проплывать морем от корабля до Атлита. Рыбакам не хотелось прыгать в холодную воду. Несколько раз они возвращались ни с чем, утверждая, что море чересчур бурное.

Наконец Арон нашел добровольца из числа евреев, эмигрировавших из Палестины. Его звали Арье Бернштейи. Он был возчиком из Рамле, служил добровольцем в полку Трумпельдора, а после расформирования полка еврейских возчиков, зарабатывал на жизнь случайными работами.

В середине января, штормовой туманной ночью, Бернштейн спустился с британского корабля в лодку, которую вели под парусом два арабских рыбака. Оставшийся путь до берега Арье проплыл, неся на спине ранец, в котором лежал пакет с письмами.

Арье сошел на берег, постучал в дверь фермерской конторы, передал пакет Леве Шнеурсону, и получив письма для Арона, вернулся к морю. Шторм усилился, плыть стало невозможно. Пришлось возвращаться на ферму. Арон ждал своего посланца на палубе корабля. Он понял, что Арье вернулся на ферму, когда увидел в окне бюро два зажженных фонаря.

Для НИЛИ началась новая полоса. С возобновлением связи с "подобревшими" англичанами в Каир потекла регулярная информация. Арон обрабатывает ее. Он был назначен (под кодовым именем "Мистер Мак") начальником отдела в управлении разведки, и ему подчинили группу помощников, эмигрантов из Палестины, бывших добровольцев транспортного полка в Гали-поли.

С одним из рейсов домой вернулся Иосеф Лишанский, излечившийся после ранения. Он завербовал большое число агентов в районе фронта, среди них даже турецких солдат. Лишанский пытался вывести НИЛИ из подполья и превратить ее в национальное движение сопротивления. Он использовал свои связи в "Ха-шомере" и в профсоюзе рабочих, выступил перед участниками конференции профсоюза в Эйн-Ганим с лекцией о НИЛИ и ее целях. Но официальные органы еврейского ишува осудили деятельность организации "шпионов", говоря, что она ставит под удар весь ишув. Кое-кто из еврейских лидеров, вслух осудав-ших НИЛИ, втайне выражали симпатии к ней.