Связь при помощи военного корабля действовала несколько месяцев, а затем капитан решил поменять условные знаки. Арабский проводник, посланный к Аронсону, чтобы передать новый код, не выполнил задания. Судно встало против Атлита, но ферма не подавала признаков жизни. Корабль ушел и больше не приплывал.

Прошло несколько месяцев, связи не было. Тогда Авшалом решил пройти в Египет по суше. С пропуском исследователя саранчи он, вместе с возницей, которого звали Эфраим Коэн, прибыл в Беер-Шеву. Там они купили верблюда и продолжили путь в Эль-Ариш. Здесь они расстались. Коэн вернулся на север, Авшалом спустился в пустыню.

Ему удалось обойти турецкий фланг и выйти на ничейную землю в двух-трех часах езды до линий англичан. Но тут верблюд почуял воду и пустился к ней галопом. Он издавал радостные вопли. Они достигли ушей турецкого надзора, расположившегося у колодца. Верблюда и всадника арестовали.

Авшалома доставили в тюрьму в Беер-Шеву; там немецкий и турецкие следователи допрашивали его часами, но он твердил свое: – Я искал саранчу. Верблюд сбился с пути.

Лишанский, прибывший в Беер-Шеву по заданию Арона, советует выкрасть Авшалома. Авшалом готов к попытке, если нет иного пути. Арон решил испытать еще один путь, чтобы освободить товарища. Он отправился к Джемаль-паше.

Арон знает слабое место генерала – его слепую ненависть к немцам, прежде всего к немецким офицерам, окружающим его в ролях советников, на деле не считающими себя хозяевами турецкой армии. Арон играет на чувствах генерала.

Он рассказывает, что немцы арестовали его служащего, служащего турецкой администрации, искавшего в Негеве сгущения саранчи, и хотели его расстрелять, только турецкие офицеры спасли его. Арон не просит освободить Авшалома, а всего лишь судить справедливым судом.

Джемаль не упускал случая подставить немцам подножку. Он издает приказ – перевести Авшалома в Дамаск и судить безотлагательно, так как он нужен Турции.

Офицеры в Дамаске поняли намек. Файнберга объявили невиновным.

Когда он возвращается в Зихрон-Яаков, удивлению нет предела: он встречает Сару.

Она прожила два года в Стамбуле в семье мужа, где царили домостроевские порядки. Терпение ее иссякло. Вопреки опасности пути, она настояла на том, чтобы муж разрешил ей навестить родительский дом.

Радость встречи с родиной и близкими была омрачена известием об аресте Авшалома. Но вот он вышел из заточения, и узнав о существовании НИЛИ, Сара без колебаний, с присущей ей энергией и рвением, берется за работу. Вскоре Сара становится цент-ральной фигурой подпольной организации.

НИЛИ собирает очень важные сведения, но корабль из Каира так и не прибывает к берегам Атлита. Тогда они решают, что Ав-шалом отправится в Египет через одну из нейтральных стран: Голландию или Швецию.

Арон снова встречается с пашой, докладывает о мерах, принятых против саранчи, и просит разрешения получить пропуск для своего служащего: после ареста он нуждается в покое, и хочет повидать дядю в Румынии. Джемаль подписывает пропуск.