Инспектор Гомер Бредли откинул крышку резной сигарницы из кедра, которую много лет назад подарила ему только что ставшая бывшей жена, прощаясь с ним навсегда на ступенях суда.

Сигарница была пуста. Почти невероятно, но ночью кто-то вошел в его кабинет и украл добрую дюжину лучших гаванских сигар.

Бредли захлопнул крышку и тут же снова открыл ее. Черт побери. Он спросил:

— Вы совершенно уверены, что никогда раньше не встречались с ним?

Паркер сказала:

— Как я могу забыть человека с таким именем? Рикки Акапулько. Инспектор, да кто может забыть такое имя?

Бредли провел на ногах всю ночь, а теперь время уже близилось к полудню. Недосып сделал его придирчивым, но он вынужден был признать, что Паркер права. Он спросил:

— Отправили в Лос-Анджелес фотографию и отпечатки пальцев?

Паркер кивнула, подавив зевок.

Уиллоус сказал:

— И в Акапулько, и в Мехико из-за татуировки.

— Какой татуировки?

Бредли взял досье Рикки. Пока что оно было тоньше бумажника, но инспектор предчувствовал, что, когда они наконец установят личность Рикки Акапулько, досье разбухнет до объема телефонного справочника. О Ньюте они, конечно, уже знали.

— У него была татуировка на внутренней стороне бедра, — сказал Уиллоус.

Бредли не сумел удержаться, взглянул на Паркер. Она была готова:

— Никаких особых художеств, обычная наколка.

— Да, но что было выколото?

— «Мехико».

— По-английски?

Уиллоус сказал:

— Нет, по-итальянски.

Бредли откинулся на спинку. Он был слегка разочарован, хотя не понимал почему.

— Еще рано для ответа, я полагаю?

— Из Мехико — да.

— А из Лос-Анджелеса есть что-нибудь?

Паркер сказала:

— Рикки разыскивали. Он же Рикардо Монтальбан, он же Ив Монтан, он же Томас Гомес…

— Погодите, — сказал Бредли. — Монтальбан и Монтан актеры, нет?

— Гомес тоже.

— Отлично, и чем же он занимался последнее время?

— Ничем особенным, — сказала Паркер. — Он умер в 1971-м.

— Кому-нибудь известно, каково настоящее имя Рикки?

— Они думают, что Эмилио Фернандес, но не уверены.

Уиллоус сказал:

— Рикки менял имена чаще, чем носки. Человек-хамелеон.

— Что на него в Лос-Анджелесе?

— Все, от кражи рулона туалетной бумаги из магазина до первостатейного убийства. Дня за два до того, как они с Ньютом прилетели сюда, в Глендейле было найдено тело молодой женщины по имени Аннет Миклберг. Ньют назначил ей свидание за несколько дней до убийства. Она рассказала подружкам про его «порше», дом на побережье…

— Откуда известно, что Рикки?

— Он оставил свои «пальчики» по всей ее шее.

Бредли обернулся к Паркер.

— Если верить Фрэнку Райту, Ньют и Рикки приехали сюда, чтобы убить вас.

Паркер кивнула.

— Потому что вы ранили Ньюта.

— Это версия Фрэнка, — сказала Паркер. — Пока что он настаивает на ней.

— Хороший мотив — месть.

Паркер промолчала.

Бредли спросил:

— Принимаете его?

Паркер пожала плечами.

— Есть некоторые пробелы.

Бредли сказал:

— Поделись со мной своими соображениями, Джек.

— Я думаю, Ньют нанял Фрэнка убить Клер. Фрэнк не помнит, где он провел последние два года, но я не удивлюсь, если окажется, что в Калифорнии, работая на Ньюта. Может, Фрэнк не смог устроить все так, как хотел Ньют, а может, решил отказаться. Так или иначе, я думаю, поэтому Ньют с Рикки и прилетели в Ванкувер.

— Бэрри Чепмен, владелец магазина?

— У Чепмена стояла видеокамера — как в банках. Все заснято, с того мгновения, как Рикки переступил порог: избиение, кража оружия, все.

Бредли улыбнулся:

— Рикки нравилось называться именами кинозвезд, а как сам стал кинозвездой, и не заметил. — Он вновь заглянул в сигарницу. Чуда не произошло. — А что девушка-альбинос?

— Лулу?

— Да.

— Никаких сведений в картотеке, но, вероятно, она обслуживала постояльцев, познакомилась с Фрэнком вскоре после того, как он поселился в отеле.

— Любовь с первого взгляда, — предположил Бредли.

Паркер сказала:

— Это случается.

Бредли согласился:

— Ага, видел по телику недели две назад. — Он побарабанил пальцами по сигарнице. — Дознание по делу Джоуи Нго?

— Начнется в следующий вторник.

— Значит, за исключением некоторой бумажной работы вам нечем заняться. — Он подался вперед. — Вы безработные!

Паркер взглянула на Уиллоуса, отвела глаза. Бредли сказал:

— Убийство в японском квартале. Между нами, Каплан и Уилкинсон совсем зарылись, прошли уже почти сутки, а у нас ничего, пусто. Подключайтесь, покажите им класс.

Уиллоус сказал:

— Инспектор, мои ребята прилетают из Торонто завтра в полдень.

— Шон и Энни?

Уиллоус кивнул.

— Мой отпуск должен был начаться вчера, после смены.

Бредли вздернул бровь.

— Они одни полетят на самолете?

— Нет, там будет еще пилот.

— У нас Эдди клоун, Джек. Сколько они здесь пробудут?

— Три недели.

— Три недели! Сводишь их в зоопарк, а потом что?

— Мы уезжаем. Я снял домик на Лонг-Бич.

— Отлично. — Бредли обернулся к Паркер. — У вас тоже отпуск, да?

— Да, инспектор.

— А где вы собираетесь его провести?

Паркер взглянула на Уиллоуса, быстро отвела глаза.

Бредли плотоядно ухмыльнулся.

— Все мне расскажите, когда вернетесь.

— Черта с два, — ответил Уиллоус.