Прошел сентябрь, а вместе с ним кончилась и теплая погода. По утрам стало свежо и прохладно, начали опадать кленовые листья, а в горах выпал первый снег.

Кенни все еще жила в мотеле, и это ее беспокоило: ей не терпелось попасть домой, но еще больше не терпелось уехать подальше от «Лейквью констракшн», чьи неоновые огни, казалось, насмехаются над ней…

Вскоре после их ссоры Броуди передал проект «Роузмаунта» человеку по имени Сэм Флит. В последующие дни Сэм посоветовал ей купить новые электроприборы и дал несколько дельных советов по переделке кухни.

Броуди она не видела.

Меган и Джоди продолжали дружить, но, приходя друг к дружке в гости, не задерживались дома, а хватали велосипеды и куда-то укатывали. Отец Джоди так и не появлялся в «Роузмаунте», да и Кендру больше не приглашали на Колдер-стрит.

Она часто ловила себя на мысли о том, как приятно ей было в доме у Броуди… самого же Броуди старалась не вспоминать.

Когда однажды вечером Меган сообщила, что мистер Спенсер встречается с сестрой Мици, Файфи, Кендре удалось сделать вид, что это ее нисколько не задевает. Но от вопроса она все-таки не удержалась. С нарочитой небрежностью листая журнал, она поинтересовалась:

— А ты ее знаешь?

— Да. Она работает в школе, в кафетерии.

— Понятно. Она… хорошенькая?

— Вообще-то она похожа на нее. — Меган ткнула пальцем в обложку журнала. — Может быть, это даже ее сестра-близнец. Да, это точная копия Файфи!

Кендра посмотрела на снимок, и внутри у нее все оборвалось.

С этого момента, как бы она ни пыталась себя убедить, что ей нет никакого дела до того, что Броуди встречается с точной копией Мерилин Монро, у нее ничего не получалось.

Морозным утром в конце октября Сэм Флит позвонил Кендре и сообщил, что она может перебираться в «Роузмаунт».

Кендра ожидала этого звонка и уже собрала все вещи. Осталось только заказать машину, чтобы перевезти их. Повесив трубку, она взглянула через улицу — и зажмурилась, увидев неоновую вывеску.

Слава Богу, ей больше не придется смотреть на это! Взяв розовый анорак и сумочку, она направилась к двери.

Она не могла дождаться, когда попадет домой.

Домой в «Роузмаунт»… и к новой жизни!

* * *

Броуди услышал, как по дорожке подъехала «хонда».

Он стоял в вестибюле спиной к открытой двери, глядя на лестницу из красного дерева. Сердце у него гулко забилось, когда он услышал звук мотора. Стиснув кулаки, он стал ждать.

Наконец Кенни подошла к крыльцу и стала подниматься по ступенькам.

Вошла в дверь.

Он сразу же почувствовал, что она увидела его.

В доме воцарилась тишина.

Но только на три секунды.

— Что ты здесь делаешь? — натянутым голосом спросила Кенни.

Он глубоко вздохнул и повернулся. Сердце его билось неровно, с перебоями. Господи, он забыл, как она великолепна! Ее волосы напоминали белое золото, глаза были темными, как горький шоколад, а кожа гладкой — как шелк.

— Я зашел проверить кухню, — объяснил он. — Я всегда провожу финальную проверку, прежде чем закрыть проект.

— Так… ты ее закончил? Финальную проверку?

— Уже закончил. Сэм хорошо поработал.

— Так… почему ты все еще здесь?

— Мы можем сделать тебе лестницу, которую ты так хотела… если ты, конечно, еще не отказалась от этой затеи. Я должен посоветоваться с тобой…

— Ты бы мог позвонить. Но раз уж на то пошло, да, я все еще не отказалась!

— Я не могу убедить тебя передумать?

— Нет.

Упрямая ведьма!

— Твой дедушка перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что ты…

— Ну и пусть переворачивается! — Кенни бросила сумочку на столик. — Если ты откажешься сносить лестницу, я найду другую строительную фирму!

— У нас контракт.

— Прекрасно! Но здесь все решаю я!

Он вздохнул. Поднял руки в знак того, что сдается.

— Вы босс, мадам! Но можешь ли ты объяснить мне, почему?

Она с вызовом вскинула подбородок.

— Это опасно!

— Почему опасно? Лестница крепкая, я проверял…

— Прочность тут ни при чем. Меган все время съезжает по перилам, а я боюсь, что она упадет и что-нибудь себе повредит. Сломает ногу, шею… — Она сделала резкий жест рукой, означающий: «Продолжать?»

— Ты говорила ей, чтобы она этого не делала?

— Конечно.

— А она все же…

— Когда думает, что меня нет поблизости. Мы пробыли здесь совсем немного, а я несколько раз заставала ее слетающей вниз. Исчезнет лестница — исчезнет и проблема!

— Ты сказала ей, что собираешься сделать?

— Нет. Не вижу причины обсуждать это с ней.

Броуди нахмурился.

— Послушай, не обижайся, но… ты делаешь ошибку…

— Это не твоя дочь! Не тебе за нее и беспокоиться!

— Конечно, это не моя дочь, но, будь она моей дочерью, я бы поступил иначе. Разумеется, Меган бесстрашна и отважна и эти гладкие перила представляют для нее непреодолимое искушение, но она умная девочка, и если ты ей объяснишь…

Он замолчал, услышав звук шагов по гравию, и оба повернулись к двери.

Мгновение спустя Меган влетела в холл с криком:

— Привет, мама! Где… ах, ты здесь! Здравствуйте, мистер Спенсер!

— Меган! — На лице Кенни появилась тревога. — Что случилось, детка? Почему ты не в школе?

— Я забыла деньги на День хот-догов, а ты сказала, что я не должна ни у кого занимать, поэтому учительница позволила мне в перемену слетать в мотель за деньгами. Но мне сказали, что ты уехала, вот я и помчалась за тобой.

Кенни посмотрела на часы.

— Ты опоздаешь. Когда ты вернешься, перемена уже закончится. — Она взяла со стола сумочку, дала Меган пару долларов и сказала: — Пойдем, я отвезу тебя в школу.

— А как же велосипед?

— Хочешь, я отвезу тебя, куколка? — предложил Броуди. — А велосипед положим в багажник.

Меган повеселела.

— Вот это да, спасибо, мистер Спенсер! Обожаю кататься! — Она побежала к двери. — Только тогда поехали прямо сейчас, а то я действительно опоздаю.

— Конечно! — Броуди пошел вслед за ней.

— Броуди… — Голос Кенни остановил его. Он повернулся.

— Да?

— О чем… о чем мы говорили?

— У меня на сегодня весь день расписан по минутам, но я вернусь, и мы еще поговорим. Идет?

— Хорошо, — согласилась она.

Но в лице ее читалась решимость, и он знал, что, если не придумает способа остановить ее, старинная лестница из красного дерева останется лишь воспоминанием.

Когда Меган вернулась из школы, Кенни встретила ее в холле.

— Привет, лапочка, — сказала она. — Ну как, не опоздала?

— Нет, мы подъехали как раз со звонком. — Меган бросила ранец на персидский ковер. — Мама! — Голос ее звучал вполне серьезно. — Не надо ломать лестницу! Честное слово, я никогда не буду съезжать по перилам!

Кендра удивленно заморгала.

— Почему ты решила… Ах, мистер Спенсер! Он говорил с тобой об этом?

— Да, по дороге в школу. Прости меня, мама, что я заставляла тебя волноваться!

— Но ты же знала, что я волнуюсь! Я тебя столько раз просила не делать этого!

Меган с виноватым видом потупилась.

— Я знаю.

— Так к чему же столь пламенное обещание?

— Ты мне не веришь?

— Разумеется, верю! Мы с тобой знаем, что всегда можем верить друг другу! Но… я не понимаю, как тебя мог убедить мистер Спенсер…

— Ах, это! — Меган перевела взгляд на лестницу. — Он сказал, что нам она понадобится, когда явится Принц!

— Принц?

— Ммм. Мистер Спенсер сказал, что в один прекрасный день ты встретишь своего принца. Он сказал, что «Роузмаунт» прекрасно подходит для свадьбы, а особенно лестница, потому что самая прекрасная принцесса — то есть ты — на глазах у всех гостей спустится по ней, чтобы выйти замуж за Принца. А с современной чугунной лестницей будет уже не то. Моя шипучка в холодильнике?

— Да…

Меган убежала по коридору, оставив мать с несчастным видом смотреть на чудесную лестницу. Броуди уверен, что в один прекрасный день она встретит своего Принца!

Броуди Спенсер — единственный Принц, которого она хотела бы встретить! Но он понятия не имеет, что она его любит!

С тяжелым сердцем Кенни ухватилась за перила. Представить себя сияющей невестой, спускающейся по застеленной голубым ковром лестнице, чтобы выйти замуж за человека, которого обожает…

Она вздохнула и смахнула слезинку. Этого никогда не будет! Она боялась сказать Броуди правду, боялась, что это изменит его отношение к ней… и ее дочери.

Если бы девочка знала правду во всей ее сложности, она бы побежала прямо к Броуди и все ему рассказала. Она бы рискнула… не задумываясь о последствиях!

Ей хотелось быть такой же смелой, как ее дочь.

Отправившись в кухню, она услышала, как зазвонил телефон.

К тому времени, как она подошла, Меган уже сняла трубку.

— Это меня, мама, — пояснила она. — Это Джоди.

Кенни рассеянно кивнула и вынула из холодильника банку пива. Открыв ее, она отпила и принялась осматривать новую кухню.

«Лейквью констракшн» поработала на славу, а цвет и дизайн, предложенные Сэмом Флитом, были выше всяческих похвал. Хотя новые шкафы и электроприборы были вопиюще современными, сочетание белого и стального цветов с проблесками красного придавало кухне теплый и уютный вид.

— Мама! — Меган закрыла трубку рукой. — Хейли завтра вечером приготовит роскошный обед по случаю моего дня рождения, а затем меня приглашают остаться на ночь! Она обещает, что мы отлично отметим мой день рождения. Нам ведь не удастся ничего организовать, раз мы только что переехали! Можно?

Кендру охватило чувство вины. На самом деле день рождения у Меган не завтра, а в июле… но его никто не отмечал.

— Конечно, — разрешила она. — И поблагодари Джоди. В какое время?

Меган отняла руку от трубки и с жаром произнесла:

— Мама велела поблагодарить тебя, Джоди… и во сколько? — Глаза у нее заблестели. — О’кей! Тогда увидимся завтра в школе…

— Меган! — Кендра подошла к дочери. — Я бы хотела поговорить с Хейли, если она дома.

— Хейли дома? Мама хочет с ней поговорить.

После недолгой паузы Меган протянула трубку.

— Вот, мама!

Кендра взяла трубку.

— Хейли? Большое спасибо за то, что ты решила устроить Меган праздник. Я собиралась завтра на обед испечь именинный пирог… я все равно его испеку и принесу к вам…

— Спасибо, это будет великолепно! — обрадовалась Хейли. — А вы можете испечь большой? Компания будет немаленькая — придет Зои, Джек пригласил своего друга…

Повесив трубку, Кендра спросила Меган:

— На какое время тебя пригласили?

— Джоди сказала, что мы должны быть у них в шесть.

— Мы?

— Ты тоже идешь, мама! Я думала, ты поймешь! Нас пригласили обеих, и я сказала, что мы придем обе. Неужели они бы пригласили меня, а тебя нет? Это же наш с тобой праздник! — Она покачала головой. — Спенсеры на такое не способны!

Сердце Кенни отчаянно трепетало, как крылышки пойманного воробышка. Будет ли на празднике Броуди?

А если будет — эту мысль надо душить в зародыше, — будет ли там и Файфи?

Ровно в шесть Кендра позвонила в парадную дверь дома Спенсеров, и Хейли впустила гостей.

Взяв у них куртки, она провела их по коридору к закрытой двери гостиной.

— Джоди здесь. — Девушка открыла дверь, посторонилась и подтолкнула Меган.

— Сюрприз! — пронзительно завопил хор детских голосов.

Посмотрев поверх головы Меган, Кендра от удивления раскрыла рот: в комнате прыгала и возбужденно кричала стая девчушек, числом не менее дюжины.

Зои взгромоздилась на подлокотник кресла.

Броуди стоял за стойкой.

Он был один.

Их глаза встретились, и она увидела, как поползли вверх его брови. Словно ее появление удивило его.

Покраснев, Кенни отвела взгляд.

Джоди выбежала вперед и потащила ошеломленную Меган к остальным.

— Ты должна открыть все подарки до ужина! — приказала она Меган. — Держи! — Она бросила Меган какой-то веселенький сверток. — Начни с моего!

Меган уселась на ковер и стала разворачивать подарки, а любопытные девчушки столпились вокруг нее.

— Я пригласила всех девочек из их класса, — объяснила Хейли. — Пойду накрывать на стол!

Она ушла, и Кендре ничего не оставалось, как присоединиться к Броуди. Усилием воли она заставила себя подойти к бару и забраться на один из стульев за стойкой. Она положила сумочку на стойку и обвила колени руками.

— Кому же принадлежит эта идея? — спросила она. Он был неотразим в темно-синей тенниске и серебристо-серых слаксах.

— Хейли, — ответил он.

— А почему… ты остался здесь? — спросила она. — Ведь в пятницу вечером у тебя могут быть более интересные дела, чем детский праздник.

— Например?

Она пожала плечами.

— Пойти куда-нибудь с кем-нибудь.

— С кем-нибудь?

— С какой-нибудь женщиной! — «Прикуси язык!» — приказала она себе, но голос, казалось, ее не слушался. — Я слышала, ты встречаешься… с сестрой своего менеджера.

— Файфи? Ну да, я с ней встречался, но это нельзя назвать свиданием. Мы дружим уже много лет. Ее только что бросил муж, и ей надо было поплакаться кому-то в жилетку. — Взгляд Броуди был спокоен. — А я умею слушать. Каждый, у кого есть проблемы… тревоги, тайны, которыми хочется поделиться, может мне довериться!

Она чуть не уклонилась от этого прямого взгляда. У нее возникло тревожное чувство, что он знает о существовании ее тайны и пытается докопаться, что же она скрывает.

— Тогда Файфи очень повезло, — заметила она. — Трудно найти человека, которому можно довериться. — Прежде чем он успел ответить, Кенни легкомысленно произнесла: — Ммм, этот розовый пунш выглядит очень аппетитно! Можно попробовать, мистер бармен?

Его губы скривились в знакомой ухмылке, и она поняла: до него дошло, что она нарочно сменила тему. Но он промолчал.

— Клубничный пунш, — пояснил он, подходя к стеклянной чаше с пуншем, стоящей в конце бара, и с помощью черпака наполнил две пузатые стеклянные кружки искрящимся напитком. Одну из кружек он подтолкнул к ней. — Будь! — сказал он, поднимая свою.

Ее ответ утонул в потоке восторженных детских голосов. Кенни повернулась. Счастливая Меган показывала ей горчично-желтый карманный радиоприемник.

— Это от Хейли и Зои! — кричала она и под оглушительный радостный визг принялась рассматривать следующий подарок.

— Я должна тебя поблагодарить за то, что ты поговорил с Меган о лестнице. Ты был прав: я страшная перестраховщица…

— Ты любишь Меган и хочешь ее защитить. В этом нет ничего плохого… до некоторых пределов… но она и сама должна нести хоть какую-то ответственность за свою безопасность. Иначе она никогда этому не научится.

— Да, я знаю. Только… это трудно, потому что, кроме нее, у меня никого нет!

— Это твой выбор.

— Да, — согласилась она. — Это мой выбор.

Он нахмурился.

— Меган сегодня исполнилось восемь лет. Неужели у тебя не было… никого с тех пор, как…

Она помотала головой.

— Единожды обжегшись… — пробормотал он. — Так?

— Что-то вроде этого.

— Файфи тоже обожглась, но она не из тех, кто живет прошлыми обидами. Сначала она плакала, сейчас вся бурлит от ярости, что какой-то подлец посмел испоганить ей жизнь. Это тоже пройдет. Черт возьми, ей только тридцать лет, и она знает, что у нее еще все впереди. И она по-прежнему верит в любовь…

Кендра решила прервать этот монолог.

— Допустим, у тебя на руках трое детей, допустим, ты не хотел приводить в дом женщину… именно из-за Хейли. Но я знаю, Хейли теперь не станет возражать, если ты женишься…

— Откуда ты это знаешь?

Кендра пожалела о своих словах, но сказанного не воротишь.

— Знаю, и все.

Броуди прищурился.

— Я слышал, как Джоди с Меган о чем-то шептались. Не о том ли, что Хейли на будущий год поступит в колледж?

Ну вот, придется отвечать.

— Она не уедет, если ты не найдешь кого-нибудь.

— Найду кого-нибудь?

Она подавила вздох. И выдавила из себя:

— Жену.

— Значит… она хочет, чтобы я женился! — Броуди осушил свой бокал и поставил на стойку. — Она кого-то имеет в виду?

Кендра отвела глаза, не в состоянии вынести его любопытный взгляд, и почувствовала, как у нее горят щеки.

Между ними вновь воцарилось напряжение.

— Тебя, — медленно произнес он. — Она решила быть свахой, и этот праздник… — У него вырвался вздох разочарования. — Теперь я понимаю, почему она настаивала на том, чтобы я был здесь. Теперь я понимаю, почему она не упомянула о том, что ты тоже приглашена. Она всего несколько минут назад произнесла твое имя — когда раздался звонок в дверь, и она легкомысленно сообщила: «Ах, это Меган с мамой. Я тебе говорила, что я пригласила и Кенни?» Ты знала, что я буду здесь?

Кенни заставила себя посмотреть на него.

— Я предполагала это.

— И все же пришла?

— Я не могу избегать тебя всю оставшуюся жизнь!

— А почему тебе хотелось бы меня избегать?

Она вспыхнула.

— После того, что ты сделал?!

— А что я сделал?

Она бросила на него уничтожающий взгляд.

— Когда я захотела, чтобы ремонтом моего дома занялся кто-то другой, ты сказал, чтобы я об этом забыла — у нас контракт, и я им связана! Но когда я отказалась в тот вечер в мотеле лечь с тобой в постель, ты вскипел и отказался заниматься моим домом, как избалованный ребенок, который больше не хочет играть, потому что партнер не позволяет ему менять правила…

— Я не играю в игры, — резко перебил ее Броуди. — Во всяком случае, в том, что касается отношений между людьми. Я играю наверняка!

Играет наверняка!

Он хлопнул кулаком по стойке. Кенни пристально смотрела на его руки, на загорелую кожу с завитками черных волос, на сильные пальцы, белые костяшки которых выдавали его напряжение.

Что он имел в виду под «играю наверняка»? Возможно ли, что он имеет в виду… то, о чем она подумала? Чувствуя стук своего сердца, она подняла голову и снова посмотрела на него… и вся задрожала, увидев в его глазах неукротимую страсть.

— Я говорю о женитьбе, — сказал он. — Когда ты рядом, на меньшее я уже не согласен! Все или ничего. Вот так! — Его губы скривились в иронической улыбке. — Никчемный Спенсер хочет жениться на принцессе Уэстмор.

— Броуди! — В ее голосе слышалось страдание. — Я не принцесса! Эта история, которую ты рассказал Меган… о Принце и лестнице… ты ошибаешься на мой счет! Я не принцесса…

Раздался восторженный крик, и Меган в мгновение ока оказалась возле них.

— Смотри, мама, это настольная игра, за которой мы столько гонялись! Спасибо, мистер Спенсер!

Она забежала за стойку бара, и Кенни увидела, как у Броуди поднялся и опустился кадык. Он глубоко вздохнул и, заставив себя улыбнуться, поднял Меган, чтобы девочка смогла его обнять.

Опустив ее, он весело произнес:

— Джоди шепнула мне, что ты очень хочешь эту игру, куколка, а в день рождения мечты должны сбываться. А теперь иди сюда! Давай сделаем на стене отметку, и в следующий раз посмотрим, насколько ты выросла. Хейли, Джек и Джоди отмечаются здесь с самого рождения.

Кенни, как в тумане, заметила многочисленные карандашные отметины на бежевых обоях, а в ушах ее по-прежнему звучали слова Броуди.

Он хочет на ней жениться!

Броуди поставил Меган к стене и велел выпрямиться. Затем карандашом отметил на обоях ее рост.

— А теперь напиши свое имя и дату рождения.

Высунув язык, Меган добросовестно выполнила просьбу.

Подбежала раскрасневшаяся Джоди.

— Идем соберем Барби, а после обеда будем с ними играть.

— Спасибо вам, мистер Спенсер! — поблагодарила Меган.

Когда девочки убежали, Кендра хриплым голосом произнесла:

— Броуди, ты ошибаешься на мой счет…

Он холодно перебил ее:

— Меган на несколько дюймов выше Джоди. И во многих отношениях кажется более зрелой…

Кендра почувствовала такой холод, будто он ее ударил. Ему явно не хотелось возобновлять недавний разговор. Он хотел на ней жениться, и никакой ответ, кроме прямого «да» или прямого «нет», его не интересовал. Она не могла ответить «да», но, если она ответит «нет», это разорвет ей сердце.

— Трудно поверить, — добавил он, — что между ними всего три месяца разницы.

Он понятия не имел, что это невинное замечание больно укололо ее. Никогда еще она не ненавидела свой обман больше, чем в тот момент. Она лгунья, и из-за нее Меган тоже живет во лжи. И с каждым новым днем паутина лжи разрастается. Если бы только она не была такой ужасной трусихой, если бы только нашла в себе мужество раскрыть свою позорную тайну…

До нее дошло, что Броуди что-то говорит ей, и она заставила себя сосредоточиться.

— Прости. — Кенни провела трясущимися пальцами по влажному лбу. — Я не расслышала…

— Кенни! — позвала Хейли, появившись в дверях. — Покажите, как надо складывать салфетки! — И не дожидаясь ответа, исчезла.

Кенни умоляюще посмотрела на Броуди. С одной стороны, ей нестерпимо хотелось остаться и продолжить разговор. С другой стороны хотелось сбежать, пока она не сказала то, о чем, скорее всего, будет глубоко сожалеть…

Броуди принял решение за нее.

— Иди, — сказал он, сделав резкий жест. — Я побуду здесь.

Помогая Хейли и Зои сворачивать салфетки, Кенни пыталась настроиться на праздничный лад, но после разговора с Броуди была совершенно выбита из колеи.

Конечно, она знала, что нравится ему; он и раньше говорил о том, что не прочь бы вступить с ней в «отношения». Но о женитьбе даже не заикался.

— Спасибо, Кенни! — Голос Хейли нарушил ее сумбурные мысли. — Теперь стол выглядит замечательно! Пришли Джек и его приятель. Пора звать всех к столу.

Оставшуюся часть вечера Кенни больше ни на мгновение не оставалась наедине с Броуди. Случайно это было или нет, она не знала.

Она ушла, когда часы пробили десять. Броуди проводил ее до машины, но заговаривать с ней больше не пытался. Он обращался с ней до боли вежливо, словно она была почти чужой.

Она пыталась читать, смотреть телевизор… но не могла сосредоточиться. Броуди не выходил у нее из головы. В конце концов она приняла ванну и легла в постель.

Однако сон не шел. В голове вертелись мысли, не давая заснуть. Она спустилась вниз, выпила кружку горячего молока и снова попыталась заснуть.

В полночь Кенни наконец сдалась. Окончательно и бесповоротно. Так больше не может продолжаться. Броуди открыл ей свое сердце. Он имеет право знать, что у нее на душе. Она должна рассказать ему свою тайну, и будь что будет.

Он видит в ней принцессу.

Он всегда видел в ней принцессу.

Не изменит ли он свое отношение к ней, узнав, что ей неизвестно, кто отец Меган?

Чувствуя себя полностью опустошенной, она обхватила себя руками. Если он от нее отвернется, ее сердце не выдержит.

Но что она потеряет? Она не может стать более несчастной, чем сейчас!