Непонятно как, но его присутствие успокоило ее.

Сначала они вызвали тягач, который вытащил машину из пруда. После Джерри заставил Ким принять горячую ванну и переодеться. А сам сходил к Найдермайерам и одолжил для нее их свободную машину.

Когда они уже сидели в кабинете, разговор зашел о последнем происшествии из тех, что преследуют ее с недавних пор.

— Согласна, многовато несчастных случаев для одного человека, — сказала Ким после того, как чуть успокоилась, — но все же, мне кажется, это просто полоса невезения в моей жизни.

Джерри ждал, пока она перестанет мерять комнату шагами. В конце концов Ким села рядом с ним и постаралась успокоиться.

— Зачем тогда ты позвонила? — спросил он ее. — Почему боишься оставаться одна?

— Я не боюсь… Ладно, мне немножко не по себе. Но неужели ты не замечаешь, что мы из мухи делаем слона?

Джерри принялся загибать пальцы, перечисляя все несчастные случаи, приключившиеся с ней.

— Обувная полка. Шахта лифта. А сегодня еще и машина. Уже три, в четвертый раз удача отвернется от тебя.

— Откуда такая уверенность? Что это ты вдруг обрел дар провидца? — невесело усмехнулась Ким.

Джерри посмотрел вниз, на свои руки.

— Я и раньше говорил тебе, но ты не верила.

— Ну нет, только не это… только не бредни про ангела-хранителя.

Он пристально посмотрел на нее. Ким стало не по себе от его изучающего взгляда. Она вдруг почувствовала неловкость за свое неверие.

Джерри заговорил; его голос смягчился:

— Ведь ты читала Библию, так?

Она кивнула.

— И веришь тому, что в ней написано?

— Конечно.

Джерри вышел из комнаты и тут же вернулся с книгой в черном переплете.

— Тогда ты поверишь в Послание к евреям 13:2.

Ким раскрыла книгу и вслух прочитала стих:

— «Страннолюбия не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам».

Ким не соглашалась, но и не возражала.

— Ангелы не приударяют за мачехой своей невесты.

Джерри тяжело опустился рядом, забрал у нее Библию и положил на столик. Затем взял ее руку в свою.

— Ким, я не целовал ее.

Он так убедительно рассказал о происшедшем в тот день, что Ким готова была поверить ему. Готова была поверить, что зачинщицей стала Кармен, а Джерри от удивления растерялся. По всему видно, что он испытывает отвращение, когда вспоминает то злосчастное происшествие.

— Я никогда не причиню тебе боль.

Ким смягчилась. Может, это и глупо, но она верит ему. Человек, которого она знала до аварии, солгал бы. Но человек, который сидит сейчас перед ней, который завоевал ее сердце, несмотря на свое прошлое… он не способен лгать, да еще так убедительно.

Иначе зачем бы ему разоблачать их с Кармен темные делишки? Прежний Джеральд, ценивший свое положение в жизни, на это не пошел бы. Несоответствия в распечатках он списал бы на обычную ошибку. Разумеется, не свою. И ничто, даже сладость мести, не заставило бы его отказаться от тех благ, которые он получит, выгори их бесчестная сделка.

Пусть считают ее дурочкой, раз она верит, будто Кармен поцеловала Джерри против его воли. Но с россказнями об ангелах все же надо покончить.

Ким вспомнила начало стиха из Библии.

— Какой же ты незнакомец?

— А разве нет? — Джерри улыбнулся, и на щеке показалась ямочка. — Разве похож я на того, кто обитал в этом теле до аварии?

— Но ты не умер! Ты сам живое тому доказательство.

Джерри покачал головой.

— Джеральд умер в реанимации. Едва он покинул тело, в него вселился я, чтобы защищать тебя здесь, на земле.

Ким мысленно вернулась к тем событиям. Она примчалась к Джеральду. Тот отчаянно цеплялся за жизнь. Вдруг на экране монитора ритмичные сигналы сменились долгим и непрерывным. Врачи перепробовали все — и электрошок, и укол адреналина в сердце. Наконец сдались. Лицо Джеральда накрыли простыней.

И почти сразу на мониторе вновь запульсировали ритмичные сигналы, они оказались даже сильнее, чем раньше. А медсестра зашептала о чуде.

Неужели…

Да нет, глупости какие.

Видимо, Джерри уловил смятение, отразившееся на ее лице.

— Обычно я не откровенничаю с подопечными о своих заданиях. Да и они, как правило, не догадываются о моем присутствии.

Следующие полчаса Джерри рассказывал Ким о своем послужном списке, о Наблюдателе Нахуме, о крыльях и ученичестве в теле человека.

Наконец Ким остановила его, подняв руку.

— Хорошо, хорошо. Мне все понятно, кроме разве истории с мокрыми подгузниками. Но я-то тут при чем?

— Мне поручили шефство над тобой — твоя жизнь может оборваться на пятьдесят-шестьдесят лет раньше положенного.

Ким в изумлении уставилась на Джерри. Поражало то, что он вполне серьезно рассуждал о таких далеких от будничной жизни материях.

— Я знаю, как сложно поверить, но твоя помощь мне бы пригодилась. — Он заметил нерешительность в ее взгляде. — Это ненадолго. Я лишь выполню свое задание и тут же испарюсь.

— Джерри, ну как я могу поверить тебе? Да и не телохранитель ты, чтобы таскаться за мной повсюду.

— Хранитель, — поправил ее Джерри. — Подумай, все доказательства налицо. Ведь признаешь же ты, что я совсем не похож на прежнего Джеральда.

— Да, но…

— Разве знал Джеральд все церковные песни наизусть?

— Нет, но…

— А ты заметила, как быстро затянулись раны? Даже врач удивился, сказав, что для человека такое невероятно.

— Верно, но…

Она не договорила. Все перечисленное им было сущей правдой. А ведь Джерри и словечком не обмолвился ни о собаке, которую так легко усмирил, ни о золотистом нимбе над головой.

— Уверена, всему есть разумное объяснение.

— И как же ты объяснишь мое знакомство с мистером Сайземором?

В том, что Джерри и вправду знал того господина, у нее сомнений не было. А вот сам мистер Сайземор никак не мог взять в толк, кто такой Джерри.

— Я здорово подвел его, — грустно признался Джерри. — Стоило мне на миг отвлечься, и я искалечил жизнь подававшему надежды парню, превратив его в угрюмого старика. Поверь мне, Ким, уж тебя-то я не подведу. На этот раз в лепешку расшибусь, но докопаюсь до истины.

— Что, не терпится крылышки получить? — пошутила Ким.

— Ты мне не веришь, да? — Джерри придвинулся к ней.

Не успела она опомниться, как он уже целовал ее. Поцелуй вышел долгим и страстным, полным желания и обещаний. Ким вдруг осознала, что отвечает на него с не меньшей силой.

Но вот Джерри выпустил ее из объятий. Обхватив ладонями ее лицо, он произнес:

— Ты так красива! Против всяких правил я влюбился в тебя по уши. — Он провел большим пальцем по ее губам и спросил: — Знаешь, как я это понял?

Ким не знала. Но подумала: не испытывает ли он того же тревожного ощущения глубоко внутри, что и она?

— Я просто прислушался к тихому голосу, что шел изнутри. И тогда понял.

Ким все смотрела ему в глаза. Постепенно они стали темнеть и темнеть, пока не превратились в зеленые.

— Прислушайся к себе, и ты поймешь, что я рассказал тебе правду. Ты поймешь, что мужчина, признавшийся тебе в любви и готовый защищать тебя, — не Джеральд.

Как она поддалась на его уговоры сейчас же ехать в офис? Видно, все-таки услышала этот самый голос. Иначе зачем они сейчас роются в столах и бумагах, ища разгадку, которая помогла бы Джерри предотвратить ее скорую гибель?

К тому же ей не удавалось думать ни о чем, кроме его признания. Ким безотчетно провела пальцами по ангелочку, брошке, которую приколола поверх простой футболки, когда переодевалась. В его словах было столько нежности и искренности; они запали ей в душу. Она тут же вспомнила о ничего не стоящих признаниях Джеральда, сопровождавшихся вином, цветами или конфетами.

— Может, вернемся домой? — предложила Ким. Раз они ничего не нашли, успеют хоть немного поспать.

Джерри в последний раз бросил взгляд вокруг и согласно кивнул.

Они заперли двери на ключ, вернулись к машине Найдермайеров и сели. Внезапно Джерри повернулся к Ким.

— А фабрика? Вдруг разгадка там? — предположил он. — И мы что-нибудь разыщем?

Ким устало навалилась на руль.

— Уже полночи прошло. Да и нет там сейчас ни души. Мы давно отказались от ночных смен.

— Тем лучше, — довольно улыбнулся Джерри. — Спокойно все осмотрим, и никто нам слова не скажет.

Ким тяжело вздохнула. Машина тронулась и поехала по пустынной улице. Высотные здания остались позади. Наконец они подъехали к фабрике Барнетов. Ким остановила машину у обочины и, подойдя к главному входу, отперла дверь.

Джерри включил фонарь. Пробравшись в кабинет начальника смены, они стали просматривать кипы бумаг, лежавших на его столе.

— Ничего, сплошные приказы о назначениях. — Джерри явно был разочарован.

— Знаешь, мне не очень-то по душе рыться в чужих вещах, — устало заметила Ким.

— Я не трону личные вещи, — пообещал Джерри, просматривая настольный календарь. И здесь ничего интересного. Тогда он перешел к ящикам стола. В верхнем оказалась коробка пончиков производства Барнетов — ее он не тронул. А вот журнал для мужчин, лежавший снизу, решил пролистать, но нечаянно выронил. Журнал упал, раскрывшись на развороте.

От увиденного у Джерри полезли глаза на лоб и отвисла челюсть.

— Боже праведный! — воскликнул он и, быстро подняв журнал, бросил его в корзину для мусора.

Ким громко рассмеялась.

— Может, уже хватит?

Джерри вытирал ладони о брюки, будто хотел избавиться от грязи.

— Нет, сначала пройдемся по фабрике. Я чувствую — твоя жизнь в опасности.

— Мы оба глупцы, — ответила Ким. — Пугаем себя почем зря всякими шпионскими страстями.

Джерри печально покачал головой.

— Если бы. Но предчувствие меня не обманывает.

Нехотя Ким поплелась за Джерри в огромный цех с чанами и мешалками. Может, он убедится, что там нечего искать.

От жуткой тишины у нее по коже бежали мурашки. Днем машины грохотали, сотрясая воздух. Сейчас же хранили зловещее молчание, возвышаясь над ними громадами.

Ей показалось, будто она что-то услышала. Хотя это могло потрескивать старое фабричное здание, Ким стало не по себе.

— Джерри, здесь мы не найдем ответов. Я еду домой. Сейчас же.

Снова щелчок. На этот раз прямо у них за спиной. Джерри тоже услышал его. Оба обернулись.

Кармен преградила им путь, выйдя из-за чанов. Обеими руками она сжимала большой пистолет, целясь прямехонько в них.

Ким притворилась, что ничего не понимает.

— Это мы, Кармен, — как можно спокойнее произнесла она. — Все в порядке, опусти пистолет.

Ствол оружия не дрогнул. Как и твердый, стальной взгляд Кармен.

— Вам нужны ответы? Спрашивайте.

Сердце Ким бешено билось. Она почувствовала, как Джерри напрягся.

— Не советую геройствовать, — предупредила его Кармен и направила дуло на Ким. — Не заставляй меня нервничать, я ведь могу нечаянно пристрелить ее. Заметь, нечаянно.

Джерри замер на месте. Когда он заговорил, голос его прозвучал глухо:

— Это ты хотела убить Ким.

— А ты ее спас, — усмехнулась Кармен. — Я не сомневалась, что задумка с лифтом удастся.

— А когда не удалась, — подсказал Джерри, — ты решила, что неисправные тормоза уж точно прикончат ее.

— Но зачем тебе это? — Ким была в шоке от признания Кармен.

— Все очень просто, — беспечно бросила та, будто они вели беседу за ужином. — Я хочу владеть компанией.

— Но ты ведь и так совладелица, ты же замужем за моим отцом.

— Я хочу большего. — Кармен не собиралась ничего скрывать. — И мне до чертиков надоело ждать, пока этот старый пень помрет своей смертью. К тому же, если и умрет, большая часть акций перейдет к тебе, а я так и останусь ни с чем. — Она ткнула стволом в сторону Ким. — А если уберу тебя аккуратненько с дороги, прежде чем твой папаша окочурится, то получу все… целиком и полностью.

И Кармен довольно захохотала.

Ким почувствовала, как Джерри сжал ее руку, желая успокоить.

— Тогда зачем вы с Джеральдом ловчили со сделкой?

— Вообще-то я не собиралась марать руки твоей кровью. Просто хотела провернуть сделку так, чтобы стать владелицей большей части, а там и всех акций. По моим указаниям Джеральд занялся бумажной частью; я обещала ему крупное вознаграждение за помощь. Но тут возник один момент… — при этих словах Кармен свирепо глянула на Джерри, — я узнала, что он пожадничал, и решила избавиться от него.

Пистолет в руках Кармен дрогнул. Впервые Ким пришла в голову мысль, что ее мачеха далеко не так спокойна, как пытается показать.

— Потому я и подстроила ему аварию. Но это не помогло. Так что теперь, похоже, мне все-таки придется заняться этим грязным делом вплотную. Часа через два сюда войдет начальник смены. Он обнаружит ваши тела и небольшую сумму денег, украденную из кассы. Само собой, полиция посчитает, что произошло ограбление и преступники не поделили между собой добычу.

Джерри двинулся вперед, но Кармен дулом остановила его.

— Хоть ты и уцелел в аварии, на этот раз тебе вряд ли повезет. Сначала я разделаюсь с падчерицей, а там и твой черед придет.

— Нет!

Остолбенев, Ким смотрела, как эта сумасшедшая снова навела пистолет на нее. И поняла, что ей конец.

Прогремел выстрел. Джерри подскочил к ней и толкнул в сторону. Упав на бетонный пол, Ким почувствовала резкую боль в руке. А когда подняла голову, то увидела Джерри, сцепившегося с Кармен.

На его рубашке расплылось алое пятно, но он, казалось, не обращал на ранение внимания, пытаясь вырвать пистолет из рук Кармен. Он насел на нее, борясь из последних сил.

Несмотря на боль в руке, Ким поднялась, чтобы помочь Джерри, но опоздала.

Снова грянул выстрел. На этот раз оказалась серьезно раненной сама Кармен. Она выронила пистолет, зажала кровоточащую рану и заковыляла прочь.

Джерри упал, и Ким бросилась к нему. Опустившись рядом, она осторожно приподняла его голову и положила себе на колени. Джерри дышал с трудом.

Ким хотела было встать, но он протянул руку и с удивительной силой сжал ее ладонь.

— Я не оставлю тебя, — успокоила она его, — только вызову «скорую» тебе и Кармен.

— Не стоит. Еще несколько секунд, и она погибнет в аварии. — Джерри заглянул Ким в глаза. Его взгляд был полон боли, но не физической. — Сосуд ее жизни почти пуст. Я почувствовал это еще до того, как пистолет выстрелил второй раз.

— Но я должна вызвать «скорую» тебе, — настаивала Ким.

Снаружи послышался визг колес, доказывая правоту Джерри. Да, Кармен ужасна, она думала лишь о себе, ее снедала страсть к наживе. Но Ким все равно сожалела о ее смерти. Хотя больше всего она переживала за отца. Тот умрет от горя, когда узнает о смерти жены. Ким молилась о том, чтобы его слабое сердце справилось с такой утратой.

— Нет, — поспешно произнес Джерри, прервав поток ее мыслей, — я выполнил задание. И возвращаюсь обратно.

Глаза Ким наполнились слезами, она перестала видеть что-либо вокруг.

— Не плачь обо мне, — мягко уговаривал он ее. — Я многое понял, пока был с тобой. Я люблю тебя, Ким.

Рука Джерри стала слабеть, и Ким сжала ее сильнее, будто пытаясь удержать его.

— Пожалуйста… — молила она сдавленным от переполнявших ее чувств голосом. — Пожалуйста, не уходи.

Ким коснулась золотой брошки на груди. И вспомнила, что он говорил о своем желании защитить ее.

Вдруг она услышала голос, говорящий с ней откуда-то изнутри. Он как будто уверял ее, что Джерри все время говорил ей правду. И впервые Ким поверила.

Но почему внутренний голос не говорил с ней раньше? Она бы иначе распорядилась тем немногим, что было отпущено им обоим. Она полюбила Джерри всем сердцем. И едва поняла это, как его забирают у нее. Что за жуткая несправедливость!

Но нечего жалеть себя, теперь не время. Она вытерла слезы. И вдруг увидела, что глаза Джерри потихоньку закрываются.

— Вот ты и заслужил свои крылья. — Ким не сомневалась, что он будет достойно носить их.

Его ресницы дрогнули, и глаза вновь открылись. Затуманенный взор остановился на ней.

— Я бы отдал их за один только день с тобой… — Сказав так, он обмяк на руках Ким. По щекам у нее покатились слезы, и боль потери заполнила душу.

В следующий миг призрачное сияние отделилось от его тела, на секунду зависло под потолком и испарилось.

Теперь Ким не сомневалась, что через пятьдесят лет они увидятся вновь. Сердце подсказывало это Джерри послал весточку. Но все же горе ее оставалось безутешным.

Крик отчаяния вырвался у нее.

— Мои поздравления, Джаред. — Нахум тяжело поднялся вместе со своими огромными крыльями с трона, увитого плющом, и протянул руку. — Тебе есть чем гордиться.

Джерри ответил на приветствие. Но против ожидания радости не почувствовал. К чему победа, она пуста и бессмысленна, если рядом нет Ким. Ему вспомнились его же слова о том, что пятьдесят лет пролетят как одно мгновение. Но он уже понял — и мгновение может длиться вечность.

— Однако, — продолжал Нахум, — в твое задание входило лишь спасти ее, а не жертвовать собой.

Джерри не ответил. Мыслями и чувствами он был далеко отсюда.

— Ну да ничего, — великодушно заметил босс. — Сейчас же отправляйся за крыльями. Ты посвятил всего себя исполнению порученного дела. Мы тут посовещались с комитетом по назначениям и решили, что ты заслужил большего, чем начальный уровень. Теперь можешь считать себя хранителем среднего звена. — Нахум широко улыбнулся.

Надо бы поблагодарить босса. И бурно порадоваться такому невиданному продвижению по службе. Джерри ведь собирался обратиться к Нахуму с одной просьбой. А если шефа огорчит его унылое настроение, вряд ли тот исполнит ее.

— Я бы скорее расстался с крыльями, чем с Ким на целых пятьдесят лет, — вдруг вырвалось у Джерри.

— Со своей подопечной? — Как и следовало ожидать, Нахум безмерно удивился такому заявлению. — Это так необычно, — задумался он. — Да и не в наших правилах…

Джерри почтительно, но твердо заявил:

— Вы же знаете… я никогда не следовал правилам.

Нахум подошел к большому ящику и включил его, нажав на кнопку.

— Вот дела, а я-то думал, такой только у Верховного, — удивился Джерри.

— Когда Он получил доклад о твоем задании, — пояснил Нахум, — то настоял, чтобы у меня тоже был такой, для наблюдения за твоими действиями.

Изображение, возникшее в ящике, показало красивую темноволосую женщину, которая оплакивала тело, еще недавно принадлежавшее Джерри. Ким подняла лицо, покрасневшее и все в слезах.

— Я заклинаю вас, не забирайте его у меня! — взывала она, качая безжизненное тело на руках. — Я люблю его. Пожалуйста, не надо.

Нахум явно расчувствовался от такой душераздирающей сцены. Он выключил изображение и, совладав с собой, заметил:

— Перед тем как отправиться на Землю, ты сам сказал, что пятьдесят лет пролетят как одно мгновение. — И подмигнув, добавил: — Ты уверен, что не можешь поскучать немножко?

У Джерри замерло сердце. Он испытующе вгляделся в лицо Наблюдателя. Предлагая крылья в обмен на Ким, Джерри знал, что он первый такой. Но попробовать стоило. Нахум вовсе не слыл шутником. Если и сейчас говорит серьезно, то Джерри, ничуть не жалея, пожертвует крыльями. Они ничто в сравнении с тем временем, которое он проживет вместе с Ким.

— Тебе незачем отказываться от крыльев, — объявил ему Нахум. — Ты заслужил их, Джаред, и потому носи.

Наблюдатель хлопнул в ладоши. Джерри заметил новую золотую полосу, украсившую его одеяние. Значит, Нахума наградили повышением за тот риск, что он взял на себя, давая ему задание.

— Твои крылья подождут тебя здесь, пока ты будешь на Земле в теле Джеральда.

О такой милости Джерри и не мечтал. Он едва не запрыгал в восторге, готовый броситься на шею зануде боссу, оказавшемуся таким душкой. Но тут же угомонился, вспомнив об одном невыполненном обещании.

— И еще… Я хочу замолвить словечко за тетю Ровену.

Нахум кивнул с важным видом.

— В ее деле запишут.

Не успел Джерри поблагодарить босса, как его вмиг поглотила воронка, в бешенном круговороте смешав время и пространство.

Очнулся он от капельки, упавшей ему на щеку. Открыв глаза, Джерри увидел лицо своей возлюбленной. Ее глаза покраснели и опухли, но для него она по-прежнему оставалась самой красивой.

— Джерри! — вскрикнула Ким, обнимая его. — Я уж думала, что больше не увижу тебя.

Обхватив ладонями лицо девушки, Джерри притянул ее ближе и, не обращая внимания на жгучую боль в груди, приподнялся и поцеловал Ким.

— Верь мне, милая, я буду с тобой до самого конца.

— Я верю. — Голос Ким дрогнул.

Джерри не сомневался в ее словах. Теперь они будут любить друг друга свободно, без оглядки. И тень Джеральда больше не нависнет над их чувством.

— Я люблю тебя, — прошептал он, — и готов просить твоей руки хоть до последнего своего вздоха.

Ким улыбнулась. Сияя от счастья, она поцеловала его и, слегка качнув головой, ответила:

— Кто я такая, чтобы отказаться от мужа, посланного небесами?