На следующий день человек в темном костюме и с портфелем в руке постучал в наш дом. Он долго беседовал о чём-то с бабушкой в гостиной, куда мне не разрешили войти.

Как только человек в тёмном ушёл, бабушка появилась в моей комнате. Она шла очень медленно и выглядела печальной.

— Этот джентльмен приходил, чтобы прочитать мне завещание твоего папы, — сказала она.

— А что это такое? — удивился я.

— Это последняя воля человека, то, что он хочет пожелать перед смертью. Например, он называет имя того, кому хотел бы оставить свои деньги и имущество. Но самое главное в завещании — это решение, кто будет воспитывать его детей, особенно в тех случаях, когда умирает и его жена.

Меня вдруг охватил панический ужас.

— И что же он сказал, бабушка? — воскликнул я. — Ведь правда же, я никуда не поеду отсюда!?

— Нет, нет, — успокоила меня бабушка. — Твой отец никогда бы не принял такого решения. Он выразил пожелание, чтобы я воспитывала тебя, пока жива. Но хотел бы, чтобы мы с тобой уехали в Англию и поселились в вашем доме.

— Но почему? Разве мы не можем остаться в Норвегии? Ведь ты так не хотела жить в другом месте, я помню, ты говорила об этом!

— Да, — согласилась бабушка. — Но существует много проблем, связанных с деньгами, с домом; их тебе не понять пока. К тому же в завещании сказано, что ты родился в Англии, там пошёл в школу. И хотя вся наша семья родом из Норвегии, твой отец хотел бы, чтобы ты получил образование в Англии.

— Нет, нет, бабушка! — заплакал я. — Ведь ты же не хочешь уезжать, не хочешь жить в нашем доме в Англии, я знаю это!

— Разумеется, — ответила на это бабушка, — но боюсь, что мне придётся поступить именно так. В завещании сказано, что и мама твоя разделяла мнение отца, и к последней воле твоего отца следует отнестись с уважением.

Ничего нельзя было поделать: мы должны уехать. Бабушка немедленно начала готовиться к переезду.

— Занятия в школе начнутся через несколько дней, — твёрдо сказала она, — так что мы не можем терять времени.

Вечером, накануне нашего отъезда в Англию, бабушка неожиданно вернулась к нашим разговорам о ведьмах.

— В Англии их не так много, как у нас, в Норвегии, — напомнила мне она.

— Я думаю, что мне не встретится ни одна из них, — убеждённо заявил я.

— И я на это надеюсь, — сказала бабушка. — В Англии они особенно злобные, нигде в мире таких больше нет.

Она снова устроилась в своём любимом кресле, закурив чересчур «ароматную» сигару. А я не сводил глаз с её руки, на которой не было пальца. Я ничего не мог с собой поделать, меня сжигало любопытство. Что же такое ужасное могло случиться, когда моя бабушка, в то время ещё маленькая девочка, повстречала ведьму? Наверное, это событие было столь печальным и в то же время столь отвратительным, что бабушка просто не в силах говорить о нём! Возможно, ведьма схватила бабушкин пальчик и выкручивала его, пока не сломала, или ошпарила его кипятком из горячего чайника? Или кто-то другой вырвал пальчик, как вырывает дантист больной зуб? Ничего я не мог понять.

— Расскажи мне, бабушка, об английских ведьмах. Чем они занимаются? — попросил я.

— Ну, хорошо, — согласилась бабушка, посасывая свою сигару. — Любимая забава у них — это поднять такую пыль, которая способна поглотить любого малыша; или превратить его в нечто, в некое существо, которое не нравится взрослым. Ну, например, в слизняк. И тогда человек, ненароком наступив на слизняка, поскользнётся или раздавит его, не подозревая, что это ребёнок.

— Как это отвратительно! — вскрикнул я невольно.

— А что ты скажешь о блохе? — продолжала бабушка. — Тебя превратят в блоху, и твоя собственная мама, вместе с порошком от блох, выбросит тебя и — прощайте!

— Бабушка, ты пугаешь меня. Мне уже вовсе не хочется ехать в Англию.

— Знавала я английских ведьм, — хладнокровно продолжала бабушка. — Они способны на такую пакость, как превратить детей в фазанов, выпустить их в лес как раз накануне открытия охотничьего сезона. Конечно, бедняги погибали.

В моём воображении предстали ужасные картины: фазаны, мечущиеся среди деревьев, и один из них — это я, стремящийся уклониться от выстрелов человека с ружьём.

— Представь себе, что эти английские ведьмы наслаждаются зрелищем такой жуткой охоты, — добавила бабушка.

— Не хочу я в Англию, — мрачно сказал я.

— Я тоже не хочу, — строго заметила бабушка, — но, боюсь, мы обязаны ехать туда.

— А что, ведьмы в разных странах разные по характеру? — перевёл я разговор.

— Совершенно разные. Но про ведьм других стран я мало знаю.

— А ты знаешь что-нибудь об американских ведьмах?

— Немного, — ответила бабушка. — Хотя, впрочем, кто-то говорил, что тамошние ведьмы заставляют взрослых поедать своих маленьких деток.

— О нет! — воскликнул я в ужасе. — Этого не может быть!

— Ну, не знаю, — сказала бабушка. — Думаю, это просто злые слухи. Вообще-то им, наверное, нетрудно превратить малыша в сосиску и запихнуть его между двумя кусками горячей булочки.

Я уже не мог слышать ничего подобного.

— А разве во всех странах мира существуют ведьмы? — спросил я.

— Да, всюду, где живут люди, там живут и ведьмы. И в каждой стране есть своё тайное общество ведьм. Хотя о существовании себе подобных, проживающих в соседней стране, они ничего и не знают. Им известны лишь те, кто живёт рядом с ними. И вообще им строго-настрого запрещено общаться с ведьмами из других стран. Но вот, к примеру, английской ведьме доподлинно известно всё о ведьмах Англии. Подумай только, они звонят друг другу по телефону! Обмениваются рецептами, методами действий. Бог знает, о чём они только не говорят. Думать об этом не хочу.

Я снова уселся подле бабушки. Она стряхнула пепел с сигары и скрестила руки на животе.

— Раз в году, — продолжала она, — в каждой стране ведьмы собираются на тайное сборище. Они встречаются, чтобы послушать лекции, которые читает Великая старшая ведьма, путешествуя по свету. Она управляет всеми ведьмами мира! Она воистину всемогуща. И не знает, что такое милосердие. Ведьмы буквально цепенеют перед ней. Ведь они видят её только раз в году, на этом сборище, которое Великая старшая ведьма устраивает, чтобы подхлестнуть активность других ведьм, возбудить их и вдохновить на новые «подвиги». А также и для того, чтобы отдать им кое-какие распоряжения.

— И где же проходят эти встречи?

— Не знаю точно, слухи ходят разные. Но говорили, что иногда они арендуют целую гостиницу, как это делают обычные женщины для проведения своих встреч или собраний. Ещё говорили, что в гостиницах этих происходили самые невероятные события: что постели в номерах оставались нетронутыми, будто в них никто не спал, что на коврах находили прожжённые места, что в ванных комнатах случалось видеть жаб, а однажды на кухне повар обнаружил в кастрюле с супом маленького крокодильчика.

Бабушка снова поднесла сигару к губам и затянулась. Я спросил:

— А где живёт Великая старшая ведьма? Где её дом?

— Это неизвестно. Если бы люди знали что-нибудь об этом, они бы её уничтожили. Ведьмологи всех стран заняты поисками тайного обиталища Великой старшей ведьмы, но тщетно!

— Бабушка, а кто такие эти ведьмологи? — спросил я.

— Это люди, которые специально занимаются историей ведьм. Они очень много уже знают об этих созданиях.

— Бабушка, — воскликнул я, — а ты, случайно, сама не ведьмолог?

— Я уже отошла от дел, — грустно ответила бабушка. — Я постарела и уже не могу быть такой активной, как прежде. В молодости я объездила много стран, выслеживая Великую старшую ведьму. Но удача мне не улыбнулась…

— Она, наверное, очень богатая?

— Разумеется, она просто купается в золоте. Ходят слухи, что в её штаб-квартире есть такая же машина для печатания банкнот, как и на всех денежных фабриках или монетных дворах любого государства. Ведь, в конце концов, денежная банкнота — это всего лишь листок специальной бумаги с характерным рисунком на ней. Если у человека есть настоящая машина для печатания денег, он легко их напечатает; разумеется, на особой бумаге. Я думаю, Великая старшая ведьма может иметь любые банкноты и раздавать их ведьмам в любой стране.

— И даже иностранные деньги? — удивился я.

— Конечно. Если тебе нужно, она напечатает даже китайские деньги. Необходимо только знать, какие нажимать кнопки на машине.

— Но я не пойму, бабушка: если никто и никогда не видел Великой старшей ведьмы, откуда ты знаешь, что она существует?

Бабушка посмотрела на меня долгим и пристальным взглядом.

— Но ведь никто никогда не видал и дьявола, — строго сказала она, — однако все знают, что он существует.

На следующее утро мы уже ехали в Англию. Вскоре мы оказались в нашем родном доме в городе Кент. Но теперь там жили только мы двое — я и моя бабушка.

Начались занятия, и вот я снова, как обычно, ходил в школу, а после уроков возвращался домой.

В глубине нашего сада росло огромное дерево, гигантских размеров каштан. В его раскидистых ветвях мы с моим другом Тимми решили построить тайное убежище. И хотя строили мы его только в те дни, когда в школе не было занятий, дело продвигалось споро.

Сначала мы уложили настил, соорудив его из нескольких широких досок, закреплённых гвоздями, между двумя раскидистыми ветвями. С полом мы провозились почти месяц. Потом занялись оградой. Оставалось только положить крышу на наше сооружение. Это казалось труднее всего. Однажды в субботу Тимми не пришёл, он был простужен, и я решил, что начну потихоньку делать крышу сам. Наверху я чувствовал себя просто великолепно! Рядом шелестели ветви каштана, уже покрывавшиеся молодой листвой. Словно я находился в просторной зелёной пещере. Высота будоражила мой дух, я наслаждался. Правда, бабушка предупреждала меня, что если я свалюсь с дерева, то сломаю ногу. Поэтому, посматривая изредка вниз, я слегка вздрагивал, а по спине пробегали мурашки.

Я продолжал свою работу, и вот уже первая доска навеса прибита гвоздями. Но вдруг краем глаза я заметил, что внизу кто-то стоит. Это была женщина, и она разглядывала меня. Закинув голову, она улыбалась мне. Почему-то её улыбка меня насторожила. Ведь когда люди улыбаются, уголки их губ расходятся в стороны, а у этой леди губы вытянулись вверх и вниз, неприятно обнажив передние зубы и дёсны. А дёсны-то были по цвету как сырое мясо. Всегда испытываешь неприятные ощущения, когда вдруг обнаруживаешь, что за тобой наблюдают, особенно когда думаешь, что ты один. И всё же, как эта незнакомая женщина оказалась в нашем саду? Я разглядел на ней маленькую чёрную шляпку, а на руках чёрные длинные перчатки, почти до локтя.

Перчатки! О боже, она была в перчатках! Мороз прошёл по коже.

— А у меня для тебя подарок, — сказала женщина, не сводя с меня глаз и всё ещё улыбаясь, обнажая зубы и дёсны.

Я не отвечал.

— Спускайся, малыш, — продолжала она, — у меня удивительный подарок, ты такого ещё ни от кого не получал.

Меня поразил надтреснутый голос этой леди: какой-то странный металлический призвук был в нём, словно в гортани у неё дребезжали кнопки.

Своей затянутой в перчатку рукой, не спуская с меня глаз, она достала из сумочки маленькую зелёную змейку. И даже приподняла её вверх, чтобы я мог получше рассмотреть.

— Она ручная, — сказала женщина.

Змейка извивалась вокруг её руки. Зелёное тельце блестело на солнце.

— Спускайся, и я подарю тебе змейку, — сказала женщина.

«Бабушка, бабушка, — взмолился я в душе, — помоги мне!»

Меня охватила паника, я выронил молоток и стал быстро, как обезьяна, карабкаться вверх по дереву. Я забрался так высоко, что дальше лезть побоялся. Я дрожал от страха. Женщину я видеть уже не мог, нас разделяло зелёное море листвы.

Так, не шевелясь и не издав ни звука, я просидел несколько часов. Стемнело. Но вот наконец я услышал, как бабушка зовёт меня домой.

— Я здесь, наверху, — откликнулся я.

— Спускайся немедленно, уже пора ужинать!

— Бабушка, а эта женщина уже ушла? — спросил я громко.

— Какая женщина?

— Там была женщина в чёрных перчатках.

Наступила тишина. Такая тишина повисает в воздухе, когда человек ошеломлён и не в состоянии что-либо произнести.

— Бабушка, — завопил я во всё горло, — ушла она или нет?!

Наконец бабушка отозвалась:

— Конечно, ушла, милый мой. Здесь никого, кроме меня, нет. Спускайся же скорее, я присмотрю за тобой.

Всё ещё взволнованный, я слез. Бабушка ласково меня обняла.

— Я видел ведьму, — прошептал я.

— Пойдём в дом, — ответила бабушка. — И пока я рядом, ничего не бойся!

Мы вошли в дом, сели за стол, и я выпил чашку горячего какао, такого сладкого!

— А теперь расскажи мне всё, — попросила бабушка.

Когда я кончил свой рассказ, я увидел, как сильно взволнована моя бабушка. Лицо её побледнело, и она опустила глаза, словно разглядывала свою руку, на которой не было пальца.

— Знаешь, это значит, что в нашей округе обитает ведьма, — наконец произнесла она. — Теперь я буду провожать тебя в школу.

— Ты думаешь, что она приходила именно за мной? — спросил я.

— Нет, совсем не обязательно, я даже сомневаюсь в этом. Для этих тварей совершенно безразлично, что за ребёнок перед ними.

Трудно поверить, но после случившегося я сознательно стал избегать ведьм. Если я шёл по улице один и мне встречалась дама в тёмных перчатках, я мгновенно переходил на другую сторону. А поскольку погода в том месяце стояла прохладная, почти никто не ходил без перчаток. Но даму с зелёной змейкой я больше не видел. Такой была моя первая встреча с ведьмой. Первая, но не последняя!