— Дети возмутительны! — громче обычного взвизгнула Предводительница. — Мы должны стереть их с лица Земли! Уничтожить! Утопить их в канавах!

— Да, да! — завыли в унисон сидевшие в зале. — Стереть с лица Земли. Утопить в канавах!

— Дети слишком подлые существа! — гремела со сцены Великая ведьма.

— Дети грязные, от них дурно пахнет, — рычала она.

— Да, да! Правда! Правда! — вторил ей с ещё большим воодушевлением хор английских ведьм.

— От них пахнет собачьим дерьмом! — зловещий хрип со сцены повис над собравшимися.

— У-у-у! — завыли лысые леди. — Собачье дерьмо пахнет лучше!

— Это букет фиалок в сравнении с ними! — продолжала рычать Великая ведьма.

— Букет, букет! — выли ей в ответ ведьмы в зале, с восторгом встречавшие каждое слово со сцены.

Казалось, Предводительница полностью подчинила их своей воле.

— Мне больно говорить на эту тему! Мне больно даже думать о детях! — продолжала визжать она.

Здесь она сделала паузу и оглядела зал горящими глазами. Затихшие ведьмы в молчаливом нетерпении чего-то ждали от неё.

— Так вот, слушайте мой план, — начала она. — Это грандиозный план уничтожения всех детей в этой стране!

Зал затаил дыхание. Некоторые из ведьм обменивались дьявольскими ухмылками, выражающими восхищение.

— Да, — гремело со сцены, — одним ударом мы заставим их исчезнуть навсегда из этой страны!

— У-у-у! — снова в восторге завыли лысые ведьмы. — Вы великолепны, ваше величество! Вы фантастичны!

— Заткнуться всем! — раздался визгливый приказ. — Слушайте внимательно: на этот раз мы не можем позволить себе промахнуться!

Лысые леди подались вперёд в нетерпеливом желании поскорее услышать подробности колоссального «плана».

— Вы все немедленно вернётесь в свои города, в те места, где живёте. Там вы все увольняетесь со своей работы. Ясно? Все, абсолютно все, уходят в отставку!

— Ясно-о-о! — взвыли ведьмы.

— И после этого, — медленно продолжала Великая ведьма, — и… после этого… вы… покупаете… кондитерские… магазины!

— Ясно, ясно! — закивали ведьмы. — Какая смелая мысль! Какая остроумная ловушка!

— Вы покупаете самые лучшие магазины! Самые модные, самые роскошные в этой стране!

— Да, да! — неслось в ответ из сотен отвратительных глоток.

— Имейте в виду, это не должны быть какие-нибудь грошовые магазинчики, жалкие лавчонки, где продаются и сладости, и газеты, и табак! Нет! Только всё самое лучшее! Шикарное! Роскошное! Чтобы там всё блестело, а полки ломились от тысяч сортов конфет и шоколада!

Сделав паузу, Великая старшая ведьма продолжала расписывать свой грандиозный, фантастический план.

— Трудностей с покупкой магазинов у вас не будет. Предлагайте цены вчетверо выше тех, что стоят магазины. Ведь для нас, ведьм, деньги — не проблема, вам это известно. У меня с собой шесть чемоданов, набитых английскими банкнотами, новыми, хрустящими… — В этот момент она хитро и злобно подмигнула залу. — Домашнего приготовления, — добавила она.

Ведьмы осклабились в ответ на шутку своей Предводительницы, заухмылялись, скаля зубы.

И тут одна из глупышек, пришедшая в восторг при мысли, что она станет хозяйкой богатой кондитерской, вскочила и выкрикнула:

— Я знаю, дети толпами потащатся в мой магазин, чтобы купить у меня отравленные конфеты, и тут-то они и попадутся!

Все замерли.

Я заметил, что и крошечное тельце Великой старшей ведьмы словно одеревенело, она напряглась, разрываемая изнутри гневом.

— Кто это сказал? — гаркнула она. — Это ты?!

Новая невольная преступница быстро опустилась на свой стул, закрыв лицо когтистыми руками.

— Ты, болтливая чурка с глазами! — загремела Великая ведьма. — Безмозглая тупица! Ты не можешь понять, что, продавая отравленные сладости детям, ты через пять минут сама попадёшь в капкан! В жизни своей не слыхала большего вздора! Да ещё от ведьмы!

Сидевшие в зале съёжились, словно от холода. Я думаю, они все ожидали новой расправы, но ничего не произошло.

— Уж если ты не в состоянии придумать ничего лучше подобной чепухи, то не удивляюсь, что Англия кишит этими противными детьми, — заключила Великая ведьма. — Разве вы все забыли, — продолжала она, — что мы, ведьмы, владеем магическими способами устранения детей? — обратилась она с горящим взором к залу.

Лысые головы яростно закивали в ответ. Довольная Великая ведьма потёрла свои руки. Впрочем, тьфу, не руки, а костлявые лапы, обтянутые перчатками.

— Итак, представьте, что у каждой из вас есть своя роскошная кондитерская. Для начала вы помещаете в витрине яркое объявление о торжественном открытии торговли, — с раздачей детям бесплатных подарков. Их родители, эти тупые прожорливые животные, сами приволокут к вам своих детей. Они ещё будут толкаться в дверях, чтобы попасть к вам первыми, вот увидите! А затем вы хорошенько приготовитесь к этому дню. Каждое лакомство вы наполните моим новым коктейлем. Это «Формула-86 замедленного действия — Создатель мышей».

Ведьмы радостно взвыли, повторяя, как заклинание, название формулы.

— Она снова что-то придумала! — громко восхищались они. — Её величество печёт свои новые волшебные рецепты, как оладьи. Новые! Новые магические формулы уничтожения! Как это вам удаётся, ваше величество?! О! Волшебница!

— Потерпите, — ответила польщённая изобретательница. — Я объясню, в чём смысл моего нового изобретения. Будьте внимательны.

В нетерпении ведьмы вскакивали со своих мест, садились и снова вскакивали.

— «Формула-86» — это зелёная жидкость. Для одной конфеты или плитки шоколада достаточно всего одной капли. И тогда произойдёт следующее: ребёнок съедает лакомство с каплей моей «Формулы-86 замедленного действия»… Он идёт домой в прекрасном настроении… Он спокойно ложится в постель вечером… Утром он чувствует себя просто великолепно… В отличном расположении духа он идёт в школу… Вы поняли, что означает «Формула-86»?

Ответом были восторженные вопли зала:

— О великая! О разумная!

Великая ведьма торжественно продолжала:

— Действие моей «Формулы» начнётся ровно в девять часов утра, когда ребёнок приходит в школу! Неожиданно его тело начинает сморщиваться, съёживаться, покрываться шёрсткой. Появляется тонкий хвостик, но всё это длится не более двадцати шести секунд. На двадцать седьмой секунде перед нами уже не ребёнок, а… мышь!

Слушатели вновь восторженно завыли и заорали.

Великая ведьма продолжила:

— И вот классы наполняются мышами, начинается хаос! Повсюду в школах кромешный ад!!! — Великая ведьма уже сама орала во всю глотку, увлечённая своим рассказом. — Все будут носиться взад-вперёд, учителя полезут на парты, задирая юбки и визжа от страха, как поросята! Над всей страной повиснет вопль: «На помощь!»

Сидящие в зале, уже не зная, как выразить свой восторг, топали ногами и аплодировали, стуча когтями.

— И что же случится потом? — Великая ведьма вытянула вперёд тощую шею и оглядела сидящих, медленно растягивая губы в зловещей ухмылке, обнажившей зубы в лиловых пятнах. — А потом пойдут в ход мышеловки, — выпалила она с победоносным видом, — мышеловки и сыр! Именно учителя начнут бегать повсюду в поисках мышеловок, и они же начинят их сыром и расставят в классах и коридорах! Мышеловки начнут свою «стрельбу» тут и там — щёлк-щёлк! И покатятся, как шарики, мышиные головки! По всей стране! Только и будет слышно: щёлк-щёлк!

И тут, не удержавшись, Великая старшая ведьма пустилась в пляс. Она прихлопывала тощими руками и притопывала каблучками. Аудитория в экстазе присоединилась к ней. Начался такой шум и гам! Я был уверен, что вот-вот появится директор и забарабанит в дверь. Но он не пришёл.

Вдруг среди этого шума я расслышал какой-то особенно злорадный визг и вой, и даже начал различать отдельные слова. Оказывается, это пела Великая старшая ведьма. Вот её песня:

Мы одолеем их! По ним ударим! Сотрём их навсегда с лица Земли!!! Раздавим, и растопчем, и зажарим, И разотрём останки их в пыли! Наполним шоколад волшебным ядом, Набьём карманы липким шоколадом, Отправим их, объевшихся, домой, Пусть крепко спят под наш весёлый вой! А утром эти дурни и дурёхи Отправятся по школам, как всегда, Конфеток наших доедая крохи, И не вернутся больше никогда! Ах! Бедной девочке становится так плохо! Ох! Побледнела, сморщилась, пищит! Глядит назад, а у неё, дурёхи, Мышиный хвост под платьицем торчит! Ах! Бедный мальчик, шёрсткою покрытый, Кричит: «На помощь!» Но его друзья О том же молят, горем все убиты, Зато смеюсь и торжествую Я! Вчерашний дылда, самый длинный в классе, Становится всё меньше. Вместо ног Четыре тонкие лапки… В общей массе Мышей тебя не различить, сынок! Нет больше школьников и школьниц. На полу Толпа мышей, дерущихся за крошки… Один учитель взялся за метлу, Учительница — прыгает в окошко… Но кто-то уже мчится в магазин, Летит домой: «Скорее! Мышеловку!» А кто-то сыр насаживает ловко… Род человеческий в несчастиях един… «Всех изловить! Очистить дом от скверны!» — Шум, гам и крик… Не слышен писк мышей, Молящих о пощаде. Взрослым, верно, И не узнать вчерашних малышей В созданьях серых… Радуясь, как дети, Считают щёлканья смертельные и тут И там, сметая на рассвете Мышей несчастных! Горы их растут… И радость ведьм растёт с минутой каждой! А детских голосов уж не слыхать По всей стране… Но нас всё мучит жажда: Уничтожать! Скорей уничтожать! Назавтра в школах тишина немая. Учителя всё ждут и ждут детей… Их нет как нет… А ведьмы пролетают Над школой, полной трупами мышей…