Веселое заведение

Даллас Сандра

Каждому из героев романа «Веселое заведение» есть что скрывать: прошлое их далеко не безупречно и полно тайн.

Но и Эдди Френч, содержательница публичного дома «Чили-Квин» в маленьком городке на Диком Западе, и грабитель банков, благородный разбойник Нед Партнер, и неудавшаяся «невеста по переписке», мошенница Эмма Роби, в глубине души лелеют мечту обзавестись деньгами и собственным домом и зажить нормальной жизнью.

Но путь к осуществлению их планов полон интриг, опасных ловушек и неожиданных разоблачений!

 

Часть I

ЭДДИ

 

1

Поезд еще только подходил к станции захолустного городка Палестина, штат Канзас, а фермеры и их жены с постными лицами, в выцветших, когда-то черных шерстяных одеждах, надеваемых лишь в торжественных случаях, уже выстроились вдоль железнодорожного полотна, точно зубья от грабель. Стояла невыносимая жара; трое мальчишек, развалившиеся на багажной тележке в тени депо, равнодушно взирали на кошку, не имея ни сил, ни даже желания привязать ей к хвосту консервную банку. «На таком солнцепеке и течная сука к себе кобеля не подманит», — подумала Эдди Френч, щурясь от нестерпимого блеска прерии, обесцвеченной жаром до грязно-белого оттенка заношенного белья. Она приложила к носу платок, инстинктивно пытаясь отгородиться от запахов пота, скотного двора и пшеничных блинов, пропитавших одежду фермеров. Хотя большую часть из прожитых ею на свете тридцати шести лет Эдди провела вдали от фермы, позабыть эти прокисшие запахи ей так и не удалось. Она вытерла блестевшее от пота лицо влажным платком, который оставил на коже грязные разводы.

Путешествие в Канзас-Сити оказалось даже более удачным, чем она предполагала; во всяком случае, довольно выгодным: она возвращалась домой в Нью-Мексико, имея на руках достаточно денег, чтобы купить новую кухонную плиту и пристроить к дому веранду. Ее старинный приятель, с которым она встречалась каждый год в августе, когда приезжала в город по делам, ублажал ее как никогда: купил ей два платья и щедро заплатил за проведенное с ним время. Более того, он был настолько внимателен, что она задумалась: уж не хочет ли он перевести их отношения на постоянную основу? Может быть, жена умерла и он решил узаконить их связь? Не то чтобы ей так уж этого хотелось — совсем нет; но всякой девушке приятно, когда мужчина предлагает ей руку и сердце. Однако, когда неделя подходила к концу, он сказал Эдди, что переезжает с женой в Монтану и они, как ему этого ни жаль, больше никогда не увидятся. Он умолял Эдди остаться еще на два дня; до этого дела он был охоч, как козел до капусты. Когда она вспоминала последнюю ночь, проведенную с ним, на глаза у нее наворачивались слезы. Эдди даже захлюпала носом, жалея себя из-за того, что столь приятная связь закончилась. Она знала, что будет скучать по этому человеку, но вот скучать по Канзасу ей бы и в голову не пришло. «Кто бы только знал, как я ненавижу этот Канзас», — подумала она, ощутив несвежий запах собственного влажного, разгоряченного тела. Сухой, жаркий климат Нью-Мексико сказывался на ее волосах и коже не лучшим образом, но она предпочитала его сухую жару влажности и духоте Канзаса. Она была рада, что возвращается домой.

Возможно, ей следовало телеграфировать Уэлкам, сообщить, что она задерживается. Эдди фыркнула: «Уэлкам — ну и имечко же, прости господи. Странное даже для негритянки». И негритянка эта, по ее разумению, вполне могла сбежать, прихватив с собой ее посуду, пока она ездила в Канзас. Впрочем, эта посуда мало чего стоила. Нет никакого смысла покупать приличные тарелки и чашки, когда шлюхи то и дело швыряются ими в клиентов или друг в друга. Эдди ценила Уэлкам куда больше посуды. Все ее прежние служанки не продержались в «Чили-Квин» и нескольких дней, между тем как Уэлкам прожила в ее заведении целых четыре недели. Хотя наклонности у нее были самые что ни на есть мошеннические, она любила свою работу и, кажется, намеревалась трудиться у Эдди и впредь. Так, во всяком случае, она говорила. Когда они познакомились, Эдди неожиданно прониклась к негритянке теплым чувством и, не имея на то никаких оснований, поверила ей. До такой степени, что, отправляясь в Канзас, оставила «Чили-Квин» на ее попечение. Конечно, Эдди могла на время прикрыть лавочку, но опасалась, что за время ее отсутствия все ее шлюхи разбегутся. Так что ей только одно и оставалось — довериться Уэлкам.

Как-то утром негритянка объявилась у ее порога и поинтересовалась, нет ли у нее какой-нибудь работы. Она смешно разговаривала, сдабривая жаргон американских негров-рабов невесть где позаимствованными выражениями из речи образованных джентльменов. Господь свидетель, Эдди нуждалась в помощнице. Шлюх, искавших работы, к ней в дом заходило множество, хотя случалось, что, когда их услуги были действительно необходимы, они все словно под землю проваливались. Но таких женщин, которые соглашались бы исполнять домашнюю работу, стирать и готовить еду для обитавших в доме ленивых и неблагодарных человеческих существ, было днем с огнем не сыскать. Дошло до того, что Эдди пришлось взять на место уборщика слепца, а потому многого она от Уэлкам не ожидала. Но через неделю эта дородная смазливая негритянка, обладавшая столь внушительными размерами, что, казалось, могла один на один схватиться с гризли, уже полностью включилась в дело и вела себя в заведении как полноправная хозяйка. Она готовила, стирала и держала в строгости девиц. Помимо всего прочего, Уэлкам ловко расправлялась с пьяницами, используя сковородку в качестве весьма грозного оружия. Эдди не знала точно, каким ветром Уэлкам занесло в Налгитас; похоже, она, как и большинство девиц, оказалась там случайно. Возможно, она просто устала от бесконечных странствий и решила найти себе местечко, которое могла бы называть домом. Эдди ни о чем ее не спрашивала. К чему вопросы, если все складывается на редкость удачно? Когда с неба сыплет манна, молчи и подставляй миску. Эдди оставалось только надеяться, что Уэлкам сможет удержать ее девиц в повиновении и что, когда она вернется, негритянка все еще будет жить у нее в доме.

Пока Эдди прятала платочек за свой широкий корсаж, поезд судорожно вздрогнул, дернулся и, лязгнув всеми своими сочленениями, остановился. Кондуктор вылез из вагона, держа наготове металлическую лесенку, и установил ее на перроне. Потом он протянул руку женщине, тащившей за собой тяжелую сумку. Один из фермеров сделал шаг вперед, забрал у женщины сумку, и они вместе зашагали прочь от вагона, причем женщина семенила сзади, отставая на несколько шагов. Из полудюжины пассажиров, которые сошли с поезда, не было ни одного, кого бы встретили объятиями или приветственными возгласами. И дело тут было не в жаре. Эдди знала: местные жители обладали суровым нравом. Они редко демонстрировали свои чувства; если, конечно, предположить, что у них вообще были какие-нибудь чувства. Толпа редела по мере того, как пассажиры сходили с поезда. Оставшиеся на платформе люди сгрудились около металлической лесенки, стремясь поскорей забраться в вагон.

Мужчина в отлично сшитом костюме явно не местного изготовления, что выгодно отличало его от толпы, протолкался в поезд впереди всех. «Банкир», — с загоревшимся вдруг интересом подумала Эдди, когда он остановился в проходе рядом с ее лавочкой, заставив ждать двигавшихся за ним пассажиров.

— Получите. Один билет до Холдена, — сказал мужчина, поднимая повыше двадцатидолларовую золотую монету, чтобы все могли ее рассмотреть.

Кондуктор сунул монету в карман и выдал билет. Называя громким голосом номинал каждого медяка, он отсчитал пассажиру тридцать центов мелочью, после чего протянул ему кучку бумажных долларов. Эдди отметила про себя, что пару сложенных вдвое бумажек он незаметно зажал в руке, обсчитав таким образом пассажира на два доллара. Кондуктор проделывал подобное и раньше — с женщиной в бесформенном платье и в грязном шарфе, обмотанном вокруг бугристого, как картофелина, лица. За ее юбки цеплялись две маленькие девочки, а на руках лежал младенец, которого она, расплачиваясь с кондуктором, непрестанно укачивала. Обмануть бедную эмигрантку мог только человек низкий, такому и собственную бабку ничего не стоило прибить. Эдди схватила кондуктора за запястье и с силой ущипнула. Потом она тихим голосом сообщила ему, что, если он не даст этой женщине сдачу полностью, она расскажет о его жульничестве всему вагону. Кондуктор отдал женщине то, что ей причиталось, но после этого выместил злость на Эдди: открыл окно, чтобы Эдди как следует обсыпало пылью, а потом, когда она вышла на открытую площадку, чтобы глотнуть свежего воздуха, позволил себе с ней кое-какие вольности. У Эдди до сих пор болела левая грудь в том месте, где он ее прихватил, наверное, теперь будет синяк.

Проходя мимо Эдди, «банкир» презрительно скривил губы и проследовал по проходу в дальний конец вагона, поддев по пути носком ботинка шлейф ее платья и отшвырнув его в сторону. Он что же — решил, что она заразная? Этот жест стоил ему два доллара. Если бы у него теперь выманили обманом весь золотой, то она бы и бровью не повела. Она со значением посмотрела на кондуктора, а потом перевела взгляд на его жертву, давая тем самым ему понять, что, хотя она и будет держать рот на замке, сам факт мошенничества не укрылся от ее внимания.

Возможно, кондуктор был достаточно ловок для того, чтобы облапошить эмигрантку или жирного дельца, но надуть Эдди Френч, королеву по части трюков, требовавших ловкости рук, пусть и бывшую, ему было не по зубам. Никто не умел обсчитывать так, как Эдди. На всем Юго-Западе не было мужчины или женщины, кто умел бы лучше ее прятать деньги или карту в ладони, передергивать или манипулировать с наперстками. Но она не обманывала бедных иностранок. Ее жертвами были люди побогаче.

Возможно, она продолжала бы мошенничать, если бы в один прекрасный день не нарвалась на человека, который сумел поймать ее за руку, после чего до полусмерти отколотил палкой. У Эдди до сих пор в непогоду болели кости. Поправившись, она впервые серьезно задумалась о своей карьере и пришла к выводу, что мошенничать слишком опасно. Она, что называется, извлекла из случившегося урок. Каких бы высот ни достигла она в своем ремесле, всегда нашелся бы ловкач, который сумел бы ее раскусить. В этом смысле проституция представлялась ей куда менее рискованным делом; к тому же эта работа была относительно постоянной и не так сильно сказывалась на нервах. Не то чтобы мужчины вовсе не поднимали на нее руку — бывало всякое, но они по крайней мере не пытались убить ее из мести за ее проделки. Теперь, понятное дело, Эдди проституцией не занималась, разве что изредка, когда клиент попадался уж очень выгодный. Она сама стала хозяйкой, «мадам», и обзавелась собственным заведением. Так что если бы банкир ехал в Налгитас, а не в Холден, то она бы уж нашла случай всучить ему свою карточку. Мужчины, которые дерут перед тобой нос при свете дня, не прочь заглянуть к тебе на огонек под покровом ночи.

Вспомнив о визитной карточке, Эдди полезла в свой ридикюль и копалась в нем до тех пор, пока не нашла образец и не извлекла его на свет. В который уже раз любуясь карточкой, она перечитала то, что было на ней написано:

ЧИЛИ-КВИН

НАЛГИТАС

ПАНСИОН ПРИГЛАШАЕТ МУЖЧИН

ЧЕТЫРЕ ПАНСИОНЕРКИ ОБСЛУЖИВАНИЕ

ПО ВЫСШЕМУ РАЗРЯДУ

Хозяйка мисс ЭДДИ ФРЕНЧ

В число этих «четырех пансионерок» входила и сама Эдди, правда, от случая к случаю.

Она пополнила запас визиток в Канзас-Сити; на этот раз по ее настоянию в оформление была включена золотая окантовка. Это сообщало карточкам особый шик. Эдди провела пальцем по черным выпуклым буквам и уже хотела было положить карточку в сумку, как вдруг услышала сердитый мужской голос.

— Садись сюда. Тебе не следует сидеть рядом с мужчинами. Ты, Эмма, глупа и ничего в жизни не смыслишь. В дороге никому нельзя доверять, особенно мужчинам. Знаешь же, что мозгов у тебя маловато, но между тем позволяешь втягивать себя в разговор. Тебе вообще свойственна дурная привычка заговаривать с незнакомцами. Если тебе переломают кости, он тебя не примет, так и знай.

Мужчина толкнул женщину на сиденье рядом с Эдди, к неудовольствию последней. В вагоне было не так много народа, и она рассчитывала, что лавочка останется в ее распоряжении до конца поездки.

Прищурившись, Эдди окинула мужчину оценивающим взглядом. На нем был черный костюм, явно ранее принадлежавший человеку более высокому и худому. Тесный пиджак едва не лопался на его широкой спине, а когда он поднял над головой руки, чтобы поставить круглую коробку на забранную латунными прутьями багажную полку, Эдди заметила у него под мышками темные пятна пота. При всем том она не могла не отметить, что он был высок и строен, с красивыми, тронутыми сединой густыми черными кудрями, высокими скулами и светлыми глазами. Выражение лица, однако, показалось ей зловещим, а когда он обращался к своей спутнице, его голос напоминал звериный рык.

— Не смей пересаживаться отсюда, слышишь?

— Потише, Джон, прошу тебя, — взмолилась женщина. — Люди же смотрят.

Она взглянула на Эдди, но, заметив, что та за ней наблюдает, сразу же отвернулась. Эта женщина была несколько моложе своего мужа. Даже под большим темным капором было видно, что волосы у нее черные и блестящие. Кожа была чуть светлее, чем у мужчины, а глаза — ярко-голубые. Эдди — эксперт по части того, что женщины скрывают под своими корсетами и кринолинами, — попыталась себе представить, какое у нее тело. Женщина была высокой и худенькой, словно девочка, с маленькой грудью и узкими бедрами. Другими словами, плоть ее была совсем иного рода, нежели телеса, к которым привыкли клиенты «Чили-Квин», и, уж конечно, разительно отличалась от пышного, мягкого тела Эдди с ее роскошным бюстом. Впрочем, некоторые мужчины любили сухопарых женщин. Есть же люди, которые предпочитают куриное крылышко, а не ножку.

— Ты должна вести себя с ним почтительно. Не вздумай огрызаться, как ты это делаешь, когда говоришь со мной. Если его мнение отличается от твоего, лучше промолчи. И ни в коем случае не будь развязной.

Эдди фыркнула и неприязненно посмотрела на Джона. Тот ответил ей не менее неприязненным взглядом, после чего перевел глаза на ее шелковое платье цвета желтой меди, имевшее тот же оттенок, что и ее волосы. Если уж он такой умный, подумала Эдди, то сразу догадается, что она шлюха, велит своей жене пересесть, и лавочка снова окажется в полном ее распоряжении. Вместо этого Джон, посмотрев на нее с такой ненавистью, какой ей на лице мужчины еще не доводилось видеть, бросил:

— Не суйте нос в чужие дела.

Эдди удивленно выгнула бровь, но продолжала на него глазеть.

— Сама знаешь, коли едешь туда, назад тебе дороги нет. Здесь тебя никто с распростертыми объятиями встречать не будет. Так что не надо ставить меня в дурацкое положение. И запомни: это твой последний шанс, — сказал мужчина так тихо, что его слышали только женщина, к которой он обращался, и Эдди. Поскольку женщина промолчала, мужчина вздохнул и добавил: — Я уже тебе говорил, что ты поступаешь глупо, но ты сделала выбор, постелила, так сказать, постель. Ну а коли так, тебе на ней и спать. — Он с минуту помолчал, но потом заговорил снова — совсем тихо: — Не забывай следить за инвестициями. Если все пойдет как надо, я дам ему пять процентов. Возможно, если ты принесешь ему немного денег, он будет лучше о тебе думать. Хотя это и трудно — после того, что ты натворила.

— Но это наши деньги, Джон. Я хочу сказать, и мои тоже, — яростным шепотом произнесла женщина.

— Если бы они были твоими, их бы оставили тебе, не так ли, Эмма? Между тем деньги получил я, как равным образом и разрешение распоряжаться ими по своему усмотрению.

— Ты отлично знаешь, почему было сделано так, а не иначе.

Джон открыл было рот, чтобы ей ответить, но, заметив, что Эдди продолжает за ними наблюдать, передумал и крепко сжал губы.

К тому времени пассажиры заняли свои места в вагоне, и кондуктор, оглядев платформу и убрав лесенку, крикнул:

— Сейчас отправляемся.

Джон поднял глаза:

— Мне пора.

Он уже сделал шаг по проходу в сторону двери, когда женщина ухватила его за полу пиджака.

— Неужели ты не хочешь пожелать мне удачи?

Джон пожевал губу и одарил ее долгим мрачным взглядом. Потом, так и не сказав ни слова, вышел из вагона. Когда он соскакивал с площадки, поезд дернулся, он оступился, упал на платформу, но быстро поднялся и похромал прочь. Эдди увидела, как сидящая рядом с ней женщина в тревоге подалась всем телом к окну, но затем облегченно вздохнула и улыбнулась.

Поезд уже отошел от станции и углубился в иссушенную солнцем прерию, а женщины продолжали хранить молчание. Через некоторое время Эмма встала с места, поставила свой чемодан на полку над головой, а находившуюся при ней корзинку со съестными припасами задвинула под лавку. Эта корзинка сразу же привлекла внимание Эдди. Она уже съела обед, который захватила с собой в Канзас-Сити, а разносчик в поезде не мог предложить ничего лучше засиженных мухами сандвичей с говядиной.

Эмма сняла капор — довольно сложное сооружение из черного шелка, — который и в лучшие свои времена наверняка выглядел не слишком презентабельно, аккуратно расправила пальцами ленты, после чего, протянув руку через проход в середине вагона, бережно положила шляпу на свободную лавочку.

— Он поставил на полку мою шляпную коробку, но там уже лежат две шляпки, и места для этой старой вещицы нет, — сказала Эмма, обращаясь к Эдди.

Без этой уродливой шляпы женщина выглядела более привлекательно, хотя вряд ли кто-нибудь назвал бы ее красавицей. В ее черных волосах кое-где проглядывала седина.

— В коробке у меня модные шляпки. Одна — розовая. Джон и не знает, что у меня такие есть.

— В путешествие собрались? — спросила Эдди, не зная, что сказать. Джон был прав: его жена и впрямь любила болтать с незнакомыми людьми.

Женщина кивнула и поторопилась представиться:

— Меня зовут Эмма Роби.

— И куда же вы едете, миссис Роби?

Женщина расхохоталась.

— Так вы решили, что Джон — мой муж? Ничего подобного. Он — мой брат. Так что я — мисс Роби.

— А меня зовут Эдди Френч. Мисс Эдди Френч.

— В таком случае мы с вами вроде как две непорочные девы, отправившиеся на поиски приключений.

«Довольно двусмысленное заявление, если учесть мой род деятельности», — подумала Эдди.

— Хотите взглянуть на мои шляпки? — спросила женщина. Прежде чем Эдди успела сказать хоть слово, Эмма подпрыгнула и сняла шляпную коробку с полки. Потом она развязала стягивавшую ее бечевку и подняла крышку.

— Вот и розовая. — Эмма извлекла из упаковочной бумаги шляпку цвета детского подгузника с гофром, кружевами, золотым шитьем и длинными атласными лентами и сунула Эдди в руки. — И эта тоже достойна внимания, взгляните. — Она достала из коробки крохотную круглую красную шапочку, живо напомнившую Эдди жестянку с «Эмалином» — патентованным средством для «придания металлу ослепительного блеска», которым Уэлкам надраивала в «Чили-Квин» кухонную плиту. Даже ее, Эдди, девицы отказались бы носить такие нелепые головные уборы.

— Я их сама сшила, — застенчиво произнесла молодая женщина. — Джон и тот считает, что я рукодельница каких мало.

— И где же вы собираетесь это носить? — спросила Эдди, указав кивком головы на шляпку, похожую на красную жестянку.

— В Налгитасе. Это в Нью-Мексико.

Эдди с любопытством подняла на нее глаза.

— Боюсь, что такая шляпка будет безнадежно испорчена первой же пыльной бурей. У нас жуткая пылища и ветер, знаете ли.

— А вы сами из Налгитаса? — оживленно спросила Эмма, разглаживая пальцами синие ленты, пришитые к красной шляпке.

Эдди молча кивнула.

— Ну разве не здорово, что первый же человек, с которым мне довелось познакомиться, оказался из Налгитаса? Не сомневаюсь, что мы подружимся, — сказала Эмма. Она положила в коробку красную шляпку с синими лентами, а потом ту, розовую, что передала Эдди, после чего аккуратно закутала их папиросной бумагой. Накрыв коробку крышкой, Эмма снова утвердила ее на полке над головой. — Какое чудесное совпадение, правда?

Эдди придерживалась на этот счет другого мнения. На всякий случай она осведомилась, к кому Эмма направляется.

Эмма вспыхнула и отвела глаза.

— Я собираюсь там жить. Если хотите знать… — Последовавшая затем пауза, на вкус Эдди, несколько затянулась. — Я выхожу замуж, — добавила молодая женщина.

— Вот оно что… — только и сказала Эдди. Жены причиняли ей одни неприятности. Рано или поздно они начинали требовать, чтобы ее заведение закрыли.

— В сущности, я буду жить не в самом Налгитасе. У моего мужа — то есть у моего будущего мужа — неподалеку от города ранчо. Он утверждает, что это самое большое ранчо во всей округе, но вы ведь знаете, как мужчины любят хвастать. К Джону, разумеется, это не относится. — При этих словах ее лицо словно окаменело.

— А как его зовут?

Эмма смутилась.

— Так Джон же.

— Я владельца ранчо имею в виду.

— Ах вот вы о ком… Его зовут мистер Уитерс. Мистер Уолтер Уитерс.

Это имя было Эдди незнакомо, и она обрадовалась, что ее предприятие убытка не понесет. Семейное положение нисколько не мешало мужчинам посещать ее заведение, но новобрачные все-таки были не самыми лучшими ее клиентами. Тут ей пришло на ум, что мистер Уитерс, возможно, именовал себя в «Чили-Квин» как-то по-другому. Мужчины иногда прибегали к такой уловке, хотя она сто раз говорила, что «у нее совершенно нет памяти на имена».

— Как он выглядит? — спросила она.

Эмма опустила глаза и пробормотала нечто невразумительное.

— Я не расслышала…

Вместо того чтобы повторить свои слова, Эмма полезла в сумочку и извлекла оттуда крохотную фотографию, размером с ноготь большого пальца. Эдди взяла у нее дагерротип и некоторое время его разглядывала. Изображение было до того темное и расплывчатое, что нельзя даже было сказать, белый он или негр.

— Не особенно хорошо видно, правда?

Эмма покачала головой.

— А какого он роста?

Эмма неопределенно пожала плечами.

— Не знаете, что ли? — Эдди фыркнула. — Похоже, вы с ним никогда не виделись. — Она посмеялась над своей шуткой, но, поскольку Эмма глаз так и не подняла и стала молча теребить ручки своего ридикюля, Эдди, не сдержавшись, выпалила: — Так вы и вправду никогда с ним не встречались? Неужто вы одна из тех невест, которых выписывают по почте?

— Конечно же, нет, — торопливо произнесла Эмма и оглянулась: слишком уж громко прозвучал вопрос Эдди. Выхватив дагерротип из рук попутчицы и сунув его в сумку, она повторила: — Нет, я не такая.

— Не такая? Какая же в таком случае?

— Уж не из тех женщин, за которых расплачиваются, как за какой-нибудь товар из почтового каталога. У меня есть гордость.

«Ну, не так уж у тебя ее и много», — подумала Эдди, дожидаясь ответа женщины и от нечего делать разглядывая потертое черное бархатное сиденье на лавочке напротив.

Между тем Эмма заговорила, хотя и очень тихо:

— Мы давно уже с ним переписываемся. Мне кажется, что если люди долгое время обмениваются письмами, то узнают друг друга куда лучше, чем во время коротких встреч в период ухаживания.

Прилагая все усилия к тому, чтобы не улыбнуться, Эдди еще ниже склонила голову, сосредоточив внимание на коричневых пятнах табачной жвачки, которой был заплеван пол в проходе вагона.

— Ничто физическое к нашим отношениям не примешивалось и нас друг от друга не отвращало, — продолжала объяснять Эмма, еще раз откашлявшись. — Мы, можно сказать, познавали души друг друга.

Эдди нисколько не интересовалась тайнами души, и тем более — души мистера Уитерса, а потому она задала Эмме простейший вопрос, как они с женихом познакомились.

— Он поместил в нашей газете объявление, где выразил желание переписываться с доброй христианкой, поскольку таковых, как он отмечал, в Налгитасе не имеется. — Обдумав свои слова, Эмма добавила: — Полагаю, в Налгитасе добрые христианки все-таки есть — взять хоть вас, к примеру, но он писал, что лично ни с одной не знаком.

— Несомненно, есть, — сказала Эдди, хотя тоже не знала в Налгитасе ни одной женщины, которая заслуживала бы подобной оценки. Ей очень хотелось выяснить, была ли Эмма замужем раньше, но это был такой личный вопрос, что задавать его сейчас, даже по ее меркам, казалось грубо и нетактично. Вместо этого она спросила, как долго Эмма и ее будущий муж обменивались посланиями.

— Шесть месяцев, — ответила Эмма. — А две недели назад он мне написал и пригласил к себе на ранчо. Сказал, что если мне все там придется по вкусу, то можно будет обсудить и матримониальную сторону наших отношений. Но он также сказал, что если мне у него не понравится, то я могу считать себя свободной от всяческих обязательств и уехать, когда мне вздумается.

— Но ведь вы не можете вернуться домой, не так ли? Если не ошибаюсь, ваш брат высказался по этому поводу самым недвусмысленным образом, — со значением сказала Эдди.

Эмма нахмурилась:

— На самом деле это неважно. Я уверена, что этот человек просто не может мне не понравиться.

— Ну а если нет — тогда что?

— Он мне понравится — и все тут! — произнесла она резко и с такой убежденностью в голосе, что это прозвучало как упрек. Расстегнув воротник шерстяного жакета, Эмма потерла ладонью шею. — После Джона всякий понравится, — добавила она уже более миролюбиво.

«Да уж, этого парня симпатягой не назовешь», — подумала Эдди, но сказала другое:

— Но что будет, если вы не понравитесь своему будущему мужу? Вы об этом подумали?

Эмма прикусила губу, опустила глаза и стала рассматривать собственные руки.

— Надеюсь, я окажусь на уровне тех требований, которые он предъявляет к женщине, — сказала она. Голос у нее при этом дрогнул, и Эдди ощутила нечто вроде чувства вины. В самом деле, что она к ней пристала со своими расспросами? Бедняжке и так несладко. К тому же Эдди вспомнила о ее корзине со съестным и решила, что раздражать Эмму не стоит.

— Я абсолютно уверена, что вы ему подойдете. Не знаю ни одного старого холостяка, которого не смогла бы ублажить женщина — любая. Старые холостяки, знаете ли, не больно-то разборчивы. — Эдди решила поставить на этом точку. Хотя на комплимент это было не похоже, Эмму, судя по всему, ее слова вполне удовлетворили.

Эмма расстегнула пуговицы на жакете, а через минуту и вовсе его сняла. Когда она, поднявшись с сиденья, потянулась, чтобы положить жакет на верхнюю полку, Эмма отметила про себя, что влажных потеков пота под мышками у нее нет. «Судя по всему, эта женщина не из потливых», — с завистью подумала Эдди и потянулась за платком, чтобы промокнуть выступившую у нее на лице испарину. При этом она уронила на пол свою визитную карточку. Как вынула из сумки, так и продолжала все это время сжимать ее в руке, и совершенно про нее забыла.

Эмма подняла карточку с пола и прочитала. Видно, ничего уж тут не поделаешь, подумала Эдди. Сейчас эта женщина смерит ее испуганным взглядом, а потом метнется от нее в дальний конец вагона. В результате Эдди лишится ужина, зато лавочка останется в полном ее распоряжении. Тоже неплохо.

Эмма с недоумением несколько минут изучала беленький кусочек картона, а потом улыбнулась.

— Похоже, мне опять повезло, — сказала она и спрятала карточку в сумку.

— Что вы сказали? — растерялась Эдди.

Конечно, Эмма была бы далеко не первой женщиной, которую разочарования в любви толкнули на стезю порока. Тем не менее представить себе, что именно эта женщина, если у нее не сложатся вдруг отношения с владельцем ранчо, станет шлюхой, Эдди почему-то не могла. Кроме того, женщины с сединой в волосах в борделях спросом не пользовались, а «Чили-Квин» — это вам не дом отдыха для пожилых леди.

— Мне повезло, что вы держите пансион — вот что я имела в виду. Если я не понравлюсь мистеру Уитерсу, то смогу остановиться у вас… — Эмма опустила глаза, чтобы снова взглянуть на карточку — …в «Чили-Квин». — Тут она рассмеялась.

Возможно, Эмма и впрямь умела работать иглой и даже кое-что смыслила в этом деле, но что касается всего остального, то разумения в ней было не больше, чем у катушки ниток. У Эдди появилось сильнейшее искушение напугать эту глупую гусыню до полусмерти, сообщив ей, какого рода пансионом является «Чили-Квин»; но Эмма могла расплакаться, нажаловаться на нее, а кондуктор был настолько недружелюбно по отношению к ней настроен, что ему ничего не стоило высадить ее на ближайшей же станции. Поэтому ничего такого Эдди говорить не стала.

— Милости просим, — только и сказала она.

Через некоторое время Эмма встала с места, вынула из чемодана тканую сумочку с принадлежностями для шитья, извлекла оттуда несколько кусочков заранее скроенной материи и, вдев нитку в иголку, принялась сшивать их вместе. Наблюдая за тем, как работала Эмма, Эдди словно веером обмахивалась ладошкой. Прошло несколько минут. Эмма сделала последний стежок, отрезала нитку большими, в виде журавля, ножницами, после чего предложила свою работу на суд Эдди. Готовый элемент, выполненный из кусков голубого и коричневого, цвета крепкого кофе, ситца, именовался «Двойные пирамидки». Так, во всяком случае, его называла Эмма.

Эдди не понимала женщин, которые давали своим поделкам названия. Она и шить-то никогда не умела. Кроме того, она предпочитала застилать постели готовыми покрывалами фабричной выделки, а не лоскутными одеялами, сшитыми вручную. Лоскутные одеяла напоминали о доме, а такого в борделе допускать ни в коем случае нельзя. Пробормотав несколько слов, которые можно было расценить как комплимент, Эдди отвернулась и стала смотреть в окно.

Поезд проходил мимо жалкой, захудалой фермы. Все строения отличались аскетической простотой и даже не были покрашены; покос же на поле был такой скудный, что поселенцам и на вилы-то поднять было нечего. На скотном дворе сутулая женщина, прикрыв от солнца ладонью глаза, всматривалась в проходящий мимо поезд. Три маленькие девочки в платьях из грубой холстины и чепчиках с обвисшими полями стояли на обочине у железнодорожного полотна; самая большая держала на руках младенца. Одна из девчушек помахала поезду рукой. Другие лишь на него глазели, поворачивая головы по ходу движения поезда до тех пор, пока он не скрылся из виду. Эдди, не раздумывая, помахала им в ответ.

В детстве, сколько она себя помнила, она так же вот таскалась с малышами на руках, была самой старшей и нянчилась с младшими по мере их появления на свет. О детях она знала все. Ее мать рожала каждый год — за исключением того года, когда умер отец и мать вышла замуж во второй раз. И каждого ребенка в семье Эдди помогала выкормить и выходить. Равным образом она с младых ногтей знала, откуда берутся дети. В доме имелась только одна спальня, и хотя она была разгорожена грубыми дощатыми перегородками, щелей в этих импровизированных стенах было предостаточно. Эдди часто лежала ночью без сна, прислушиваясь к тому, как на родительской половине ее отчим возился в постели, издавая при этом звуки, которые больше подходили свинье в загоне, нежели человеку. Когда мать молила мужа оставить ее в покое, а потом, уступив его домогательствам, допускала до себя, Эдди ежилась от страха. Она наполовину жалела, наполовину ненавидела свою мать за то, что та соглашалась удовлетворить похоть этого гадкого старикашки. Бывало, однако, что мать, усталая женщина с кожей цвета копченой ветчины, желая избавиться от его присутствия, задвигала на ночь вход в спальню старинным массивным бюро, и тогда отчим спал на полу перед камином, завернувшись в одеяло.

Пришло время, и он начал приставать к Эдди — красивой, крупной девочке-подростку. Когда это произошло в первый раз, она врезала ему ногой; в отместку он на следующий день выпорол ее плеткой из сыромятной кожи. В дальнейшем он при малейшей возможности пытался грубо ее облапить, а ее мать, похоже, ничего против этого не имела. И тогда Эдди стащила деньги, которые отчим прятал в принадлежавшей матери корзинке для ниток и обрезков материи. Правда, взяла не все: ровно столько, сколько было нужно на самые необходимые расходы и для того, чтобы купить билет на поезд. Потом она вышла к железнодорожному полотну, просигналила и, когда поезд замедлил ход, сказала кондуктору, что хочет доехать до Сан-Антонио. Это было самое отдаленное место, о каком она только слышала. Добравшись до города, она вместо Аделины Фосс стала называть себя Эдди Френч. По ее мнению, в этом имени не было ничего деревенского, провинциального, и это должно было еще больше отдалить ее от фермы, где она родилась. Иногда Эдди испытывала чувство вины из-за того, что удрала из дома, бросив сестер, и спрашивала себя, не приставал ли к ним со своими грязными домогательствами отчим после того, как она уехала. Возможно, они тоже убежали с фермы и стали шлюхами. Эдди вспоминала о сестрах всякий раз, когда в «Чили-Квин» в поисках работы заглядывала девушка, чей облик и повадка говорили, что она знакома с нищетой. Таких несчастненьких она привечала особо и почти никогда не отказывала им в работе и крове.

Эдди смотрела на проносившиеся мимо унылые фермерские постройки еще долго после того, как стоявшие у железнодорожного полотна девочки превратились в крохотные точки, а потом и вовсе исчезли из виду. Теперь поезд шел мимо другой фермы. У железнодорожной насыпи бегал мальчик, за которым как привязанная носилась собака. Эдди тоже приветствовала его взмахом руки, но малыш смерил ее враждебным взглядом и махать в ответ не стал.

— Жестокая штука — жизнь, — неожиданно произнесла Эмма. Эдди вздрогнула: она никак не могла предположить, что Эмма тоже смотрит в окно. — Люди, которые здесь обитают, просто одичали от нищеты и окружающего убожества.

— Вокруг песок и стены из глины, — задумчиво сказала Эдди. — Эти хибарки напоминают мне о доме, где я родилась. Мы тоже жили очень бедно. Так бедно и голодно, что готовы были грызть обои со стен. Только у нас и обоев-то никогда не было. — Эдди заставила себя замолчать. Она редко говорила о своем детстве. Повернувшись к Эмме, она заметила мелькнувшее у нее на лице странное выражение, как если бы та вспомнила о чем-то крайне неприятном. — Вы ведь тоже из таких, верно?

— О, нет, — торопливо сказала Эмма. — Но я знала людей, напрочь лишенных человеческих добродетелей, таких же диких, как здешние фермеры.

Ее лицо чуть дрогнуло, а затем вновь застыло. Интересно, что могло послужить причиной столь сильной эмоциональной вспышки у ее случайной попутчицы, подумала Эдди. Через минуту, однако, Эмме удалось совладать со своими чувствами и даже раздвинуть губы в смущенной улыбке.

— Я хочу сказать, что слышала о таких людях. Но лично мне их знать, конечно же, не приходилось. У нас вполне процветающая ферма. А Джон — отличный хозяин. Тут уж надо отдать ему должное. К тому же у наших родителей были деньги. Но я тоже могла бы жить на такой же вот убогой ферме… Милостью господней…

— Милостью господней — что? — спросила Эдди.

— Да ничего… Это просто так говорится. Вроде как благодаришь Творца за свое благополучие.

— Милостью господней, — повторила Эдди. Она страшно любила всякие умные слова и торжественные изречения.

— Моя мать родом из Нью-Джерси, она получила в свое время благородное воспитание, — продолжала говорить Эмма, поглаживая кончиками пальцев кусочки ткани в своих руках. — Это она научила меня шить и вышивать. Мать училась в частной школе Элизабет Стефенс в Нью-Джерси.

— Стало быть, ваша мать умела читать? Я, знаете ли, тоже грамотная.

— Уж конечно, умела. Она и по-французски читала. Как-никак мисс Стефенс держала пансион для благородных девиц. Моя мать, когда была еще совсем маленькая, вышила там на уроке удивительно красивую салфетку со стишками. Я до сих пор их помню:

Господь, благослови мои труды! Они ведь так невинны и чисты. Когда же вырасту — дай Истину познать, Чтобы на мне почила Благодать.

— Ну, разве не прелесть? — спросила Эмма.

До Истины и ее познания Эдди не было никакого дела.

— Милостью господней… — произнесла она полюбившиеся ей слова.

Эмма с удивлением на нее посмотрела, после чего снова вернулась к своему рукоделию. Собрав материю в гармошку, она протолкнула иголку вперед с помощью сидевшего у нее на пальце серебряного наперстка. Разгладив шов так, чтобы нигде не морщило, она полюбовалась на дело рук своих.

— Зря я, пожалуй, взяла черные нитки. Говорят, если сшиваешь лоскутное одеяло черными, то никогда тебе под ним со своим избранником не спать. Но я в такие глупости не верю. А вы?

Эдди лично предпочитала судьбу не испытывать, но затевать разговор на эту тему, а также обсуждать рукоделие Эммы ей не хотелось. Поэтому она пожала плечами и сказала:

— Это вы потому такая смелая, что у вас счет в банке имеется. — На руку Эдди сел крупный комар, и она прихлопнула его ладонью, но не раньше, чем он успел отведать ее крови. Эдди смахнула мертвое насекомое и слизнула алую капельку с укушенного места. — У нас в Налгитасе комары размером с кузнечика, а кузнечики — как цыплята, — не без гордости сообщила она.

— А какого размера у вас цыплята? — спросила Эмма.

Эдди нахмурилась.

— Они такие же, как везде. Вы что же — не знаете, какие бывают цыплята? — Интересно, подумала Эдди, не посчитает ли ее Эмма слишком назойливой, если она еще раз спросит о ее счете в банке? Конечно, Эдди, по большому счету, было на это наплевать, но она давно уже пришла к выводу, что очень полезно знать о принадлежащих другим людям деньгах. — Ну, так, милочка, есть у вас деньги в банке или нет?

Похоже, Эмму этот вопрос нисколько не смутил.

— У Джона есть. А у меня — ни цента. Думаю, вы слышали наш разговор. Все деньги принадлежат ему.

— Так чаще всего бывает, когда речь идет о муже и жене, но ведь вы брат и сестра. Должны же у вас, как у сестры, быть собственные средства…

Эмма перевернула рукоделие и стала разглаживать ладонью свою работу с изнанки. Ее внимание привлек сложный шов, где соединялись сразу три элемента. Край одного из них перекрывал другой на десятую часть дюйма больше, чем следовало, и Эмма вытянула из шва нитку. Потом она положила работу на колено, откинула назад голову и закрыла глаза, слегка придавив веки кончиками пальцев. Эдди смотрела на нее во все глаза. Ей еще не приходилось проводить столько времени в компании с доброй христианкой. Хотя ее мать любила-таки почитать Библию, Эдди доброй христианкой ее не считала, хотя бы потому, что та позволяла своему мужу приставать к своей же собственной дочери. По мнению Эдди, это была не христианская вера, а пустой пирог — одна корка и никакой начинки.

— Половина — моя. И принадлежит мне по праву, — сказала Эмма, так и не открыв глаз. — Отец хотел, чтобы ферма и земля — а у нас ее немало — перешли к нам обоим. Он мне доверял. Говорил, что я лучше разбираюсь в том, как и куда вкладывать деньги, поскольку Джон до того жаден, что даже не в состоянии подчас блюсти собственную выгоду. Но мнение отца относительно моих способностей найти себе достойного супруга не было столь лестным; он очень боялся, что я выйду замуж за человека, которого будут прежде всего интересовать мои деньги. Потому-то он и оставил все Джону, полагая при этом, что он со мной поделится. Джон, конечно же, и не подумал со мной делиться, и я с этим ничего поделать не в состоянии, поскольку отец свою волю никак в письменной форме не зафиксировал. Но это вовсе не значит, что дома меня перегружают работой. Делать меня ничего не заставляют, просто Джону смерть как не хочется на меня тратиться. Джон жутко скаредный во всем, что не относится к его делу; но он и тут жадничает, а, занимаясь инвестициями и играя на бирже, слишком жадничать нельзя. Самое интересное, Джону даже не приходит в голову, что он обманывает меня или как-то ограничивает мою самостоятельность. Он искренне считает, что поступает со мной по справедливости. Кроме того, в делах он мне доверяет. Вы же слышали, что он сказал? Просил меня проследить за инвестициями в Нью-Мексико.

Эмма сделала паузу, но Эдди в разговор вступать не стала в надежде, что ее собеседница продолжит свой монолог. Так оно и случилось. Но когда Эмма заговорила снова, голос ее слегка прерывался от волнения.

— По правде говоря, я думаю, что Джона мой отъезд обрадовал. Теперь, когда меня нет с ним рядом, он может делать с наследством все, что ему заблагорассудится. С другой стороны, я тоже рада, что от него уехала. Мы с ним никогда особенно друг друга не любили, но в последнее время наша взаимная неприязнь стала перерастать в ненависть. У Джона в банке десять тысяч долларов, половина из которых — моя; более того, мне по праву принадлежит половина всего остального достояния, поскольку есть еще ферма, которая, впрочем, тоже записана на его имя, — тут Эмма издала короткий, сухой смешок. — И из всего этого мне достались лишь две шляпки и билет в одну сторону до Налгитаса.

Эмма и вправду была глупа и ничего в жизни не смыслила. Глупа — и чрезмерно болтлива. Эдди придвинулась к ней чуть ближе и сказала:

— Вы не должны рассказывать подобные вещи всем и каждому. Есть люди, которые способны убить и за меньшее.

— Положим, я рассказываю не о том, что у меня есть, а о том, что у меня могло бы быть. Так что мои слова ничего не стоят.

— Тем не менее я бы на вашем месте не стала распространяться на эту тему в Налгитасе. Там ошиваются опасные люди. Взять того же Бака Соррела, к примеру.

У Эммы округлились глаза. — Ох!

— Только не надо охать. Его уже повязали, — признала Эдди. — Но есть и другие. Слышали когда-нибудь о Бутче Сканга?

Эмма выпрямилась на сиденье, ну точно как школьница.

— А о Неде Партнере?

— Каком партнере? — робко переспросила Эмма.

— Не о партнере, а о Неде Партнере.

Эмма отрицательно покачала головой:

— Боюсь, я о таком не слышала. Он что же — какая-нибудь шишка?

— Шишка! — фыркнула Эдди. — Да он самый знаменитый разбойник во всем Нью-Мексико. Говорят, он ограбил банк в Санта-Фе и увел пять тысяч долларов, после чего полицейские гнались за ним с собаками. Ну, собаки взяли след и вывели полицейских к заброшенной будке железнодорожного обходчика. Там ищейки стали прыгать на дверь и выть так, что чертям тошно. Шериф и его помощники вытащили револьверы, окружили будку и предложили Неду сдаться. Поскольку ответа не последовало, они изрешетили будку пулями, потом осторожно к ней приблизились и, пустив вперед собак, заглянули внутрь. Но никого там не нашли — кроме своих же собак, которые дрались из-за каких-то объедков, оставленных в мусорном ведре. Короче говоря, Неда Партнера там не было, и банк свои пять тысяч долларов так и не вернул. Полагаю, Неду каким-то образом удалось их надуть: и полицейских, и собак — всех. В Нью-Мексико только об этом и разговору. — Эдди затряслась от смеха, потом вытерла глаза платком. — Говорю вам, в таком деле лучше его никого не сыщешь.

— Так он, значит, удрал с пятью тысячами долларов?

Эдди начала было кивать, но потом замерла. Ей вдруг показалось, что она слишком уж разболталась — прямо как Эмма.

— Ну, может, с четырьмя тысячами. Или с двумя. А может статься, в тот день в банке вовсе не было денег. Откуда мне знать? — Эдди пожала плечами и помахала в воздухе рукой, словно отметая самый предмет, который они обсуждали: дело Неда Партнера. — Что толку об этом говорить? В Нью-Мексико, Колорадо и Аризоне полно бандитов. Есть среди них и женщины. Вы об этом-то хоть знаете?

На лице у Эммы проступили пятна, она испуганно посмотрела на попутчицу.

Эдди довольно хихикнула, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Есть такая Ма Сарпи; правда, сейчас она сидит в Брекенриджской тюрьме в Колорадо. А еще есть Косоглазая Мэри Фостер, Малютка Бит и Анна Пинк. — Три последние были обыкновенными проститутками, Эдди назвала их для пущей важности. — Есть и другие. Разве всех перечислишь?

— Это… это так ужасно, — сказала Эмма, нервно теребя приколотую к вороту брошь.

Эдди почувствовала угрызения совести и поспешила успокоить бедную женщину:

— Я бы на вашем месте не слишком переживала из-за этого. Я лично ни одной такой в Налгитасе не встречала. Что же касается плохих парней, то они, когда приезжают в город, все больше таскаются по салунам и по бор… — тут она замолчала, пытаясь подобрать более благозвучное слово.

— Скажем так: и по другим пристанищам порока, — закончила за нее фразу Эмма. — Полагаю, в том, чтобы встретить бандита, нет еще большого греха, но познакомиться с людьми такого сорта я бы не хотела. — Она продела нитку в иголку и снова взяла в руки свое рукоделие, лежавшее на коленях.

Эдди искоса посмотрела на Эмму, которая переделывала неудачный шов и, казалось, с головой ушла в работу.

— Чего бы я сейчас хотела, так это принять ванну, — сказала Эдди. — Первое, что я сделаю, когда вернусь домой, — попрошу служанку нагреть на плите воды и наполнить ванну. — Она откинулась на спинку сиденья, представив себе, как будет лежать в своей жестяной ванне, полной горячей воды.

То обстоятельство, что в Нью-Мексико еще встречаются служанки, Эмму, казалось, удивило, о чем она тут же сообщила Эдди.

— Да, есть у меня одна, — заверила ее Эдди. — Завтра, когда доберусь до дома, велю ей изжарить для меня большой бифштекс и испечь торт с заварным кремом.

Эмма сказала, что торт с заварным кремом — это очень вкусно, после чего протянула руку к своему жакету и открыла крышку приколотых к нему часиков.

— Давно уже пора ужинать. Когда, интересно знать, здесь открывается вагон-ресторан?

Эдди фыркнула и сообщила Эмме, что в этом поезде вагона-ресторана нет. Пассажиры берут еду с собой или покупают съестное у разносчика.

— Похоже, вы прихватили-таки с собой ужин. — Эдди указала на стоявшую под лавкой корзинку, едва удержавшись, чтобы не облизнуться.

— Никакой это не ужин, — рассмеялась Эмма. — Это побеги чайных роз. Чайные розы, которые я выращиваю, известны во всем графстве. — Она открыла корзинку, и Эдди увидела тонкие черенки, завернутые во влажную материю и газетную бумагу. Потом Эмма предложила Эдди принять один из них в подарок — за доброе к ней отношение.

— Спасибо, но мне этого не надо, — сказала Эдди. — Земля в Налгитасе такая сухая и бесплодная, что розы вряд ли на ней приживутся. Да и не умею я ухаживать за такими растениями.

Эмма вернула побег в корзинку и поинтересовалась, когда будет ближайшая станция, где можно перекусить в буфете.

— Какая может быть станция посреди канзасской прерии?

— Но надо же нам заморить червячка? Я так боялась опоздать на поезд, что с самого утра не могла проглотить ни кусочка. Сейчас я бы съела жареного цыпленка, или жаркое с подливкой, или, возможно, отбивную. И обязательно ломтик персикового пирога. Вот уж объедение!

— Прекратите! У меня текут слюнки уже от одних ваших разговоров о еде, — сказала Эдди. — Но ничего из того, что вы только что перечислили, здесь не найти. Придется есть то, что можно приобрести у разносчика, и особенно не привередничать. Пойду узнаю, чем можно разжиться у этого парня. — Она оправила платье, готовясь подняться с места, и Эмма повернулась на лавочке, давая ей возможность пройти. — В любом случае мне будет невредно глотнуть свежего воздуха.

Эмма вернулась к рукоделию, а Эдди пошла по проходу, шелестя своей шелковой юбкой. Мужчина встал и последовал за ней к выходу на площадку вагона. Через минуту он вернулся; лицо у него пылало. А еще через минуту в вагоне появилась Эдди и, проходя мимо, окинула мужчину презрительным взглядом. Она решила до конца путешествия вести себя как подобает леди и ухаживаний случайных попутчиков не поощрять. Протянув Эмме завернутый в газету сандвич со свининой и кусок серого пирога, она сказала, что угощает и ужин за ее счет. Некоторое время женщины молча жевали; первой сдалась Эмма: завернув остатки сандвича вместе с пирогом в газету, она сунула сверток под лавку.

— Что, не нравится? — спросила Эдди. — Я скажу вам, что бы я сейчас съела — большую миску чили, вот что.

— Чили? — переспросила Эмма. — Для чили сейчас слишком жарко.

— Только не для чили из Сан-Антонио, не для чили, что продают с лотков на Плаза-де-Армас. На свете нет блюда вкуснее, которое лучше утоляло бы голод. Если бы вы когда-нибудь отведали мисочку такого чили, то сейчас не сказали бы «нет».

Эдди доела свой сандвич и отвернулась от Эммы, чтобы взглянуть в окно. Солнце садилось, и в небе причудливо переплетались окрашенные в алые, синие и багровые тона облака. Небо над канзасской прерией напомнило ей о закате в Сан-Антонио, когда на город лениво опускался вечер, а воздух вокруг был напоен запахами кофе, шоколада, чили и подгоревшего жира. Эдди нравился резкий, пряный аромат чили, щекотавший ей ноздри, когда она, орудуя половником, раскладывала бобы и мясо в огненно-острой подливке по тарелкам и передавала их своим клиентам. Некоторые мужчины соглашались покупать еду только у нее. Рядом работали другие торговки — «чили-квин», королевы чили, как их здесь называли, — продававшие тамалес, энчиладас, такос, менудо, чили и прочую обильно сдобренную острыми приправами мексиканскую снедь, но Эдди считалась лучшей из всех и была всеобщей любимицей. Ее клиенты, дожидаясь своей очереди, скромно стояли под деревьями, покуривая сигарки, свернутые из кукурузных листьев, и наблюдали при свете тусклых фонарей за тем, как она работала. Те, кто уже получил свои порции, сидели на скамейках за сколоченными из досок столами и, поднося ко рту ложки, время от времени бросали на нее страстные взоры. Иногда клиенты, беря у нее из рук миску, норовили провести рукой по ее большим грудям или коснуться вплетенных в ее волосы лент. Белые обыкновенно вели себя с ней грубо и старались при случае как можно крепче ее облапать, но мужчины с кожей цвета ночи обладали мягкими и нежными руками. От их прикосновений внутри у Эдди все таяло — словно жир на горячей сковородке. А еще эти темнокожие парни были очень щедры: они совали ей в руку серебряные монетки достоинством в десять и двадцать пять центов или даже долларовые банкноты и никогда не требовали от нее сдачу.

Жизнь уличной торговки ей нравилась, и она посчитала за большую удачу, когда один из местных лавочников взял ее на работу, так как почти все «чили-квин» здесь были мексиканками. Она могла бы прожить в Сан-Антонио до конца своих дней, если бы не один заезжий шулер, который, заметив, какие ловкие у нее руки, обучил ее нескольким трюкам с картами и сказал, что при удачном раскладе она за день заработает больше, чем «чили-квин» зарабатывают за месяц. Она любила деньги и была амбициозна, а потому последовала за шулером. Некоторое время они работали на пару, играя в игры, требовавшие ловкости рук, но потом партнер бросил ее и ушел к другой женщине. Впрочем, этот парень отлично обучил ее своему ремеслу: она умела плутовать при снятии колоды, передергивать, сбрасывать, незаметно передавать карту партнеру или прятать ее в руке. Более того, она могла сделать так, чтобы карта исчезла со стола и ее нашли в кармане какого-нибудь ничего не подозревающего джентльмена или извлекли из его шляпы или шейного платка. Со временем она пришла к выводу, что умеет обращаться с карточной колодой как никто, и пребывала в этом убеждении до тех пор, пока ее не схватили за руку и не избили.

Когда побои зажили, она, оставив всякую мысль о картах, вышла на панель и занялась проституцией. После стычки с любителем азартных игр, который отколотил ее палкой, мужчин она стала побаиваться; по этой причине ей ничего не оставалось, как отдаться под покровительство сутенера. Этот жуткий тип отбирал у нее все до последнего цента, а когда она попыталась этому воспротивиться, без лишних слов выбросил ее на улицу, и она отправилась в свободное плаванье. Ее утлая ладья дрейфовала по всему Техасу, а потом основательно углубилась на территорию штата Нью-Мексико. Все это время Эдди работала только в заведениях, потому что, хотя хозяйки и забирали себе половину ее заработка, там она чувствовала себя в безопасности. Когда она перебралась в Налгитас, ей здесь сразу понравилось: в городе было полно неженатых, а потому довольно щедрых старателей, ковбоев и железнодорожных рабочих. Когда мадам, на которую она работала, решила уехать из Нью-Мексико, Эдди купила ее заведение и содержала его на протяжении вот уже восьми лет.

Как много прошло времени, думала Эдди, вглядываясь в темные просторы прерии. Ей тоже пора уезжать отсюда. Почему бы, к примеру, не вернуться в Сан-Антонио? Возможно, ей еще удастся выйти замуж. Она могла бы купить небольшую лавочку, нанять расторопных девушек, а потом расширить дело. Уж она-то умела готовить чили, чили «первый сорт», с говядиной, а не с голубями или, прости господи, с собачатиной или кониной, как делали некоторые. Быть может, со временем она даже открыла бы ресторан и стала королевой всех местных «чили-квин». Это было ее заветной мечтой, для осуществления которой, впрочем, требовались деньги, а все средства Эдди были вложены в бордель. Но как найти в Налгитасе человека, который согласился бы купить публичный дом?

Поезд стал поворачивать, и Эдди неожиданно увидела неподалеку от железнодорожной насыпи лошадь вороной масти. Содрогнувшись всем телом, она прижалась к оконному стеклу и смотрела на животное, пока его силуэт не растаял в темноте. Вороные лошади вызывали у Эдди тяжелое чувство — с тех пор, как одна «чили-квин» из Сан-Антонио клятвенно ее заверила, что явление черной лошади есть знамение смерти.

Когда Эдди отвернулась от окна, Эмма все еще шила, сильно прищуривая глаза, так как висевшая под потолком вагона керосиновая лампа давала мало света.

— Вы испортите себе зрение. Станете слепая, как крот, — сказала Эдди.

Эмма набрала несколько стежков, продела иголку сквозь материю и расправила шов. Потом воткнула иголку в ткань и спрятала работу в сумочку с принадлежностями для шитья.

— Шитье меня успокаивает. Если все нитки, которые я извела за свою жизнь, вытянуть в одну линию, получится прямая длиной в сотню миль. Возможно, когда мы приедем в Налгитас, она станет длиннее еще на одну или две мили.

Между тем стало совсем темно. Эдди свернулась у окна в клубочек и задремала, а когда через несколько часов открыла глаза, Эмма выглядела так, будто за все это время не сдвинулась с места. Она, как и прежде, сидела очень прямо, сложив руки на коленях, и вглядывалась сквозь оконное стекло в темноту ночи. Эдди протянула руку, коснулась ее плеча и пробормотала:

— Я бы на вашем месте немного поспала. Переживаниями ничего в жизни не изменишь.

Эмма повернула к ней голову, согласно кивнула, после чего снова стала смотреть в окно. Эдди так и не поняла, воспользовалась ли Эмма ее советом, поскольку, когда она поутру проснулась, Эмма сидела все в той же позе и смотрела на открывавшийся из окна вид. Поезд стоял.

— Что-то сломалось, — сказала Эмма. — Мы стоим здесь, — тут она посмотрела на свои часики, приколотые к жакету, который надела, поскольку ночью в прерии было холодно, — вот уже два часа и двадцать семь минут.

— Вот дьявольщина! — пробормотала Эдди, после чего украдкой посмотрела на Эмму, чтобы выяснить, не обратила ли та внимание на вырвавшееся у нее ругательство, но женщина смотрела на железнодорожника, который шел вдоль путей, помахивая жестяным ведерком, в каких путейские обычно носили захваченный из дому обед.

— Прежде чем я сегодня вечером откроюсь, мне необходимо принять ванну и как следует поужинать. Но если поезд и дальше будет плестись, как улитка, мне не хватит времени даже на то, чтобы сполоснуть лицо, — пожаловалась Эдди. Она выпрямилась на сиденье, оправила на себе золотистое платье, а потом попыталась оттереть пятнышко сажи на рукаве, которое посадила, открывая и закрывая окно. Ее усилия ни к чему не привели: пятно стало еще больше. — Надо было мне одеться в черное. Конечно, я стала бы похожа на фермершу, но кому какое дело?

Эмма хихикнула.

— Значит, по-вашему, черная одежда уродлива? — осведомилась она, разглаживая на коленях свою черную юбку.

— Да я ничего такого в виду не имела…

— Не беспокойтесь, я не обиделась. К тому же раньше я никогда особенно нарядами не интересовалась. Но теперь, быть может, стану. Есть в Налгитасе магазин готового платья?

Эдди фыркнула:

— Нет там ни магазина готового платья, ни магазина, где продаются шляпки. Есть только универсальный магазин, где на полках один лишь ситец, в основном красный. Я лично покупаю себе вещи в Канзас-Сити. — Эдди понравилось, как она это удачно ввернула. Получилось очень по-светски. — Я делаю покупки только в Канзас-Сити. Там отличные магазины, — повторила она.

Эмма вскинула вверх руки, потянулась и сказала, что теперь ее черед отправляться на поиски пищи. Когда она шла по проходу, Эдди смотрела ей вслед, невольно сравнивая ее стройную фигуру со своей и думая о том, что ей тоже бы не помешало немного убавить сзади. Через несколько минут Эмма вернулась и принесла с собой два яблока и пригоршню грецких орехов.

Поскольку вчера у разносчика ни орехов, ни яблок не было, Эдди поинтересовалась, где Эмма все это раздобыла.

— Купила у обходчика. Они были в его ведерке для обеда. Продать пирог и сандвичи он не согласился, а за все остальное попросил доллар. Эти продукты нам надо растянуть до Налгитаса, поскольку у разносчика еда закончилась, — сказала Эмма. Она достала из сумочки с принадлежностями для шитья ножницы и с такой силой треснула их массивной ручкой по ореху, что Эдди чуть не подпрыгнула на месте. Внутри орех оказался испорченным.

— Вот дьявольщина! — сказала Эмма.

Услышав вырвавшееся из уст «доброй христианки» ругательство, Эдди ухмыльнулась, но Эмма ничего не заметила, поскольку в этот момент поезд вздрогнул, дернулся, тронулся с места и пополз по рельсам. Эдди съела яблоко, а потом, привалившись к стенке у окна, заснула снова. Она проспала всю первую половину дня, и только через четыре часа, когда солнце стало клониться к закату, Эмма растолкала ее, чтобы сообщить, что поезд приближается к Налгитасу.

Эдди выгнула спину, потянулась, а потом помахала руками в воздухе, разминая затекшие мышцы; тут ее взгляд упал на Эмму. Женщина неподвижно, как изваяние, сидела перед ней в застегнутом на все пуговицы черном костюме, с пришпиленной к вороту блузки брошью и с прикрепленными к нагрудному карману жакета часиками. Выглядела она сейчас точно так же, как в тот момент, когда Эдди впервые ее увидела, — за исключением шляпки, которая на сей раз была не черная, а розовая. Эдди медленно опустила руки и воззрилась на свою попутчицу широко открытыми глазами.

Лицо у Эммы порозовело и сравнялось по цвету с ее головным убором.

— Я что — выгляжу слишком вызывающе? — спросила она.

— Ну, нет.

Глупо — да; пожалуй, даже нелепо, подумала Эдди, но только не вызывающе.

— Я — женщина простая, я бы даже сказала, незамысловатая. Как мыло домашней выработки. Тем не менее мне бы хотелось, чтобы первое впечатление было незабываемым.

— Эта шляпка очень мила, — пробормотала Эдди. Она была слишком добродушной особой, чтобы сказать женщине в глаза, что та выглядит глупо. Вместо этого она заново завязала ленты на ее шляпе так, чтобы бант находился сбоку, а не под подбородком. Кроме того, она чуть сдвинула шляпу ей на затылок.

К тому времени как Эдди привела себя в порядок, поезд стал замедлять ход. Эдди сделала попытку взглянуть на город глазами Эммы. Он был грязный и пыльный; коричневой пылью было покрыто все: улицы, витрины, дома. Даже тополя казались грязными и пыльными; в неподвижном воздухе не шевелился ни один листок. Главную улицу составляли два квартала нуждавшихся в покраске домов с фальшивыми декоративными фасадами. Некоторые строения были заколочены, а несколько находились в таком плачевном состоянии, что казалось, вот-вот обрушатся. От главной улицы расходились в стороны кварталы приземистых домишек, многие из которых были сложены из саманного кирпича; стены их были заляпаны грязью. Эдди находила их довольно уютными, но полагала, что на Эмму они вряд ли произведут приятное впечатление. Эмме должны были понравиться каркасные дома с резным деревянным орнаментом на фасаде, хотя они были ветхими и старыми, а краску с них стер колючий песок, который приносят с собой ветры прерии. Эдди поискала глазами «Чили-Квин» и испытала такое чувство гордости, увидев свое заведение, стоявшее отдельно от других построек, рядом со станцией, что не утерпела и указала Эмме на него пальцем. Но Эмме было не до того: пока поезд тормозил, она всматривалась в лица собравшихся на станции людей.

— Видите его? — спросила Эдди.

Эмма покачала головой:

— Уж очень плохо он получился на фото. Но он меня узнает. У него есть моя фотография, которая куда лучше.

— Может быть, вот этот? — Эдди указала на мужчину, стоявшего на перроне в стороне от толпы. — Низенький какой-то, вы не находите? Ваш будущий муж маленького роста?

На лице у Эммы появилось озадаченное выражение.

— Я не знаю.

Эдди закатила глаза; Эмма вспыхнула.

— Так или иначе, скоро вы это узнаете, — сказала Эдди.

Она поднялась было со своего места, но Эмма тронула ее за руку и кивнула в сторону мужчины, подпиравшего широкой спиной стену будки.

— Как вы думаете, это мистер Уитерс?

Эдди искоса посмотрела на высокого парня, стоявшего в вальяжной позе.

— Ну, нет. Это Чарли Пи. Он кузнец. И он женат. Я это точно знаю. Его жену зовут Мейми.

Чарли год назад ездил в Техас и привез оттуда невесту. Она задирала перед всеми нос и строила из себя леди. Но Эдди рассказала всему городу, что Мейми — шлюха из борделя в Форт-Уорте, где она сама в свое время работала. Мейми была такая непутевая, что ее даже из борделя вышибли — за постоянные ссоры с другими девушками. Однажды Мейми с ней подралась, сломала ей нос и вырвала клок волос из головы. Хотя Эдди не была зачинщицей потасовки, мадам оштрафовала ее заодно с Мейми. Так что Эдди с радостью раскрыла людям глаза на эту особу, хотя ей и пришлось за это расплачиваться. Теперь она, чтобы подковать лошадей, всякий раз ездила миль за двадцать от города. Кузнец на дух ее не переносил. Незадолго до ее отъезда в Канзас-Сити, когда Эдди шла по улице, он плюнул табачной жвачкой на подол ее платья. А еще он швырнул ей в колодец двух котят. Хотя свидетелей не было, Эдди не сомневалась, что это его рук дело.

Эдди и Эмма вышли на платформу, заполненную людьми, одетыми большей частью в грубую, рабочую одежду. Владельцы ранчо, ковбои и старатели стояли у багажных вагонов, дожидаясь, когда выгрузят заказанные ими товары. Мексиканцы безмолвно сновали от вагонов к складам и обратно, перетаскивая бочки и ящики. Несколько мужчин и женщин прогуливались вдоль перрона. Они или встречали кого-то, или просто хотели поглазеть на поезд, а заодно выяснить, кто приехал. Эдди знала кое-кого из мужчин, многие из которых были ее клиентами, но здороваться с ними при таком скоплении народа считала неразумным. Встретив знакомых и окинув их скользящим взглядом, она одному улыбалась, при виде другого приподнимала бровь, тем и ограничивалась. Взяв Эмму за локоть, Эдди кивком головы указала ей на хорошо одетого джентльмена, который держал в руках шляпу и, глядя в их сторону, широко улыбался. В следующую минуту, однако, мимо них быстрым шагом прошла женщина и присоединилась к улыбающемуся мужчине.

Эмма растерянно оглядывалась; похоже, самообладание стало ее покидать.

— Его здесь нет, — прошептала она.

— Откуда вы знаете? Быть может, он в здании вокзала: ждет, когда схлынет толпа. А возможно, он просто застенчивый, — ответила Эдди. — Или зашел в салун, чтобы перекусить. Не забывайте, что поезд пришел с большим опозданием. По-моему, вам нужно присесть на лавочку где-нибудь в прохладном месте и немного подождать. Думаю, он скоро объявится. — Если Эмма укроется в тени здания, подумала Эдди, ее будущий муж, возможно, сразу и не поймет, что она уже не первой молодости.

— Может, мы подождем его вместе? — спросила Эмма.

Эдди едва не поддалась искушению именно так и поступить, ей было ужасно любопытно взглянуть на мистера Уитерса. С другой стороны, мужчина мог ее узнать и сообщить Эмме, что она все это время провела в обществе шлюхи. Не то чтобы это так уж сильно задело бы Эдди — совсем нет, но заполучить в лице Эммы очередную недоброжелательницу в ее планы не входило. Кроме того, если мистер Уитерс и впрямь такой уж высоконравственный тип, как утверждала Эмма, вряд ли он подойдет к ней в том случае, если рядом на лавочке будет сидеть Эдди. И еще одно: вечер уже вступал в свои права — субботний, между прочим, вечер, вспомнила вдруг Эдди. А коли так, необходимо срочно выяснить, что происходило в «Чили-Квин» в ее отсутствие, принять ванну, поужинать и подготовиться к приему клиентов. Как следует все это взвесив, Эдди отрицательно покачала головой. Сунув начальнику станции доллар, чтобы он присмотрел за ее сундучком, пока кто-нибудь из мексиканцев не доставит его в «Чили-Квин», она подхватила свой саквояж и, повернувшись к Эмме, сказала: — Желаю вам удачи.

Эмма была слишком расстроена и подавлена, чтобы сказать в ответ хотя бы слово. Эдди стиснула ей на прощание руку, после чего двинулась по улице в сторону «Чили-Квин». Оглянувшись, она увидела, что Эмма сидит на лавочке, положив свою розовую шляпу себе на колени. За исключением подпиравшего стену Чарли Пи, продолжавшего глазеть на поезд, она была совершенно одна на платформе. «Милостью господней…» — подумала Эдди и пошла по своим делам.

 

2

— Ты где пропадала? Мне до чертиков надоело присматривать за твоими шлюхами, — сказала вместо приветствия Уэлкам, когда Эдди переступила порог кухни. — Ты должна была вернуться два дня назад. Третьего дня, услышав свисток паровоза, я нажарила ветчины и поставила в духовку бисквиты, но, поскольку ты так и не объявилась, мне пришлось съесть все это самой. Я уж подумала, что тебя убили. — Большая, как гора, женщина широко улыбнулась и одной рукой поставила на полку над плитой чугунную бадью для мытья посуды. Эдди не подняла бы эту бадью и двумя руками. Ее служанка обладала такой силой, что при желании могла бы жонглировать пушечными ядрами.

— Похоже, твоя жизнь тут была не сахар, — сказала Эдди.

— Я нанималась готовить и стирать и работаю с утра до ночи как проклятая. Но обслуживать троих шлюх я согласия не давала, — сказала Уэлкам. — Впрочем, сейчас их осталось две. Мисс Фрэнки Поломанный Нос здесь нет.

— Что? — Эдди с грохотом уронила свои вещи на пол и тяжело опустилась на стул.

— А то, что мисс Поломанный Нос сбежала. Так что у нас остались только мисс Белли Бассет и мисс Тилли Джампс. Сейчас обе дрыхнут у себя наверху. Может статься, они тоже сбегут, и тогда у тебя будет бордель без шлюх. — Уэлкам расхохоталась. — Между прочим, пока тебя не было, никто сюда в поисках работы не наведывался.

Это не слишком удивило Эдди. В прошлом году деловая активность в Налгитасе резко упала, а когда в городе наступают плохие времена, шлюхи обходят его стороной. Эдди вздохнула. От усталости у нее ныли кости, но наступал субботний вечер, и, если клиентов соберется много, ей самой придется подключиться к работе.

— Есть еще какие-нибудь столь же приятные известия?

— В твоей спальне выбито окошко. Только не спрашивай меня, кто это сделал. Откуда мне знать, если я в доме не ночую?

Наверху находились три спальни для девиц. Комната Эдди располагалась рядом с кухней, которая соединялась с гостиной коридором. Уэлкам спала на заднем дворе в лачужке, переделанной из птичника.

— Если согласишься мне помогать, можешь занять комнату мисс Фрэнки. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду? Мужчины не раз уже о тебе спрашивали. В большинстве заведений черное мясо ценится дешевле белого, но я с таким подходом не согласна. Негры мне всегда нравились ничуть не меньше, чем белые. Это относится также и к женщинам. Ты можешь оставлять себе половину — столько же, сколько и другие девушки.

Эдди не вполне понимала, что именно мужчины находили в Уэлкам. То ли их привлекала изрядная примесь негритянской крови, то ли ее необъятные размеры и смелый, прямой нрав. Впрочем, о том, что она негритянка, люди могли и не знать: кожа у нее была не черная, а светло-бурая, как сухая трава в прерии, и черты лица довольно правильные.

— Если разобраться, негритянской крови во мне не так уж много, — проворчала Уэлкам. — Но это к делу не относится. Просто мои старые кости и мясо принадлежат мне, а я христианка, и свою плоть на кусочки серебра разменивать не стану.

Эдди вздохнула, спрашивая себя, почему ее работники в разговоре с ней всегда огрызаются. Служанки норовят поставить на своем, а девицы так и вовсе говорят дерзости.

— Ладно, хватит болтать, — устало сказала она. — Приготовь мне ужин и нагрей воды для ванны. Полагаю, ты учуяла мой запах прежде, чем я вошла.

— Что верно, то верно, мадам.

Уэлкам развела в плите огонь, поставила чайник. Расчистив на кухонном столе место для Эдди, служанка подошла к ящику со льдом и заглянула внутрь.

— Два дня назад, когда ты должна была приехать, у нас было полно еды. Теперь же тебе придется довольствоваться тем, что осталось, — сказала Уэлкам. — Но сначала, я полагаю, ты помоешься. — Она вышла за дверь, чтобы достать хранившуюся на заднем крыльце небольшую жестяную ванну. К тому времени как она установила ее в спальне хозяйки, Эдди уже сняла свое шелковое платье, швырнула его на пол и облачилась в халат.

Уэлкам подняла с пола груду золотистого шелка и, держа платье на вытянутых руках, стала, морща нос, его осматривать.

— Похоже, оно безнадежно испорчено. Но я все-таки постараюсь его отчистить. — Она сунула платье под мышку. — Полученные от клиентов доллары лежат в нижнем ящике гардероба. Я хотела было спрятать их в твою Библию, поскольку девицы, вздумай они тебя обокрасть, вряд ли бы стали искать деньги в Святом Писании, но так ее и не нашла.

— Вероятно, я забрала ее с собой.

— Вероятно. — Уэлкам фыркнула. — Тебе причитается больше сотни долларов. Это после того, как я взяла деньги, чтобы пойти на рынок. Кроме того, я начислила себе премию в десять долларов за то, что занималась твоими делами, пока ты прохлаждалась в Канзасе. Эти твои шлюхи всю душу из меня вымотали. — Она вышла из комнаты, бросив через плечо: — Пока вода греется, пойду налью тебе виски.

Эдди вздохнула и потерла ладонями лицо. Потом внимательно осмотрела пальцы на руках. Кожа на них загрубела, а ногти поломались. Но это бы еще ничего. Куда больше Эдди беспокоила тыльная сторона рук. Она насчитала на каждой руке с полдюжины коричневых пятнышек; вены же вздулись и походили на извилистые синие трубочки. Хорошо еще, что ее клиенты не обращали внимания на женские руки.

Вошла Уэлкам со стаканом виски. Эдди сделала большой глоток и подумала, что это первое удовольствие, которое выпало на ее долю с тех пор, как она села на поезд в Канзас-Сити. А еще она подумала, что если сейчас примет ванну и поужинает, то ей, очень может быть, достанет сил, чтобы пережить и этот субботний вечер. Стоило, однако, ей поставить стакан на стол, как в парадную дверь позвонили. Она вздохнула: по закону подлости, именно в эту субботу мужчинам не терпится развлечься.

— Слышишь? — спросила она Уэлкам. — Пойди и скажи этому озабоченному, что мы раньше девяти не открываемся. Еще скажи, что если он придет ровно в девять, то получит возможность выбрать самую красивую девушку. И совсем не обязательно говорить, что у нас их осталось только двое. — Она посмотрела на стоявшие на бюро часы и, к своему удивлению, обнаружила, что уже скоро восемь. — Кстати, пора бы разбудить девиц. И принеси мне, наконец, горячей воды.

— Туда сходи, принеси… Да что мне — разорваться, что ли? — проворчала Уэлкам, направляясь к парадному входу.

Эдди допила виски и уже стала подумывать, не принести ли ей самой воду с кухни, когда дверь распахнулась и вошла Уэлкам.

— Ну что? — спросила Эдди. — Он придет в девять?

— Не он, а она. Тебя спрашивает какая-то женщина.

Эдди воспрянула духом. Жизнь еще могла повернуться к ней своей светлой, праздничной стороной.

— Женщина? Она могла бы приступить к работе сегодня же вечером. В этом случае мне не пришлось бы самой развлекать гостей. Как она — ничего себе?

— Не похоже, чтобы она была из тех женщин, какие тебе требуются. Если тебя интересует мое мнение, то она, скорее всего, будет клянчить деньги для какого-нибудь благотворительного общества.

В голове у Эдди возникла не до конца оформившаяся мысль. Она потерла ладонями лицо и спросила:

— Как она выглядит?

— Я же говорю: на шлюху не похожа.

— На ней черное платье? — Эдди вздохнула. — И шляпка, розовая, как моя задница?

— Цвет тот, разве что размер поменьше, — глубокомысленно изрекла Уэлкам.

— Немедленно запри парадную дверь! — Эдди отчаянно замахала руками. — Ты ведь не прогнала ее, надеюсь?

Уэлкам пожала плечами:

— Ты же сама сказала, что тебе нужна женщина для работы, и я на всякий случай предложила ей войти. Теперь она сидит в гостиной, унылая, как курица на насесте.

— Немедленно уведи ее оттуда на кухню. Скажи, что я выйду, как только переоденусь. — Эдди вскочила с места и скинула халат, с удивлением отметив, что Уэлкам отвела взгляд от ее роскошных форм. — И не болтай лишнего. Не говори ей, чем мы тут занимаемся. Эта наивная леди искренне полагает, что «Чили-Квин» — обыкновенный пансион, — добавила она, усмехнувшись.

Надев домашнее платье, наскоро причесавшись и заколов волосы на затылке, Эдди прошла на кухню, где и застала Эмму, которая сидела за столом на том самом месте, где Уэлкам обычно сервировала для своей хозяйки ужин. Эмма уже прикончила кусок жареного цыпленка и, когда появилась Эдди, вытирала салфеткой рот. Прическа у нее растрепалась, а на лице виднелись грязные разводы от слез. Розовая шляпка висела на спинке стула; ленты были завязаны сверху на тулье.

— Я просто не знала, куда деваться, вот и пришла, — дрогнувшим голосом сказала Эмма, обернувшись к Эдди. — В Налгитасе я ни с кем, кроме вас, не знакома, а вы были так ко мне добры… Надеюсь, вы ничего не имеете против моего визита. Ведь вы сами сказали, что я могу к вам зайти.

Может, она что-то такое и говорила из вежливости, но, по правде говоря, этот визит представлял для Эдди куда большую проблему, нежели Эмма могла предположить. Теперь Эдди, прежде чем открыть «Чили-Квин», предстояло решить еще одну проблему: как быть с этой женщиной. При всем том Эдди испытывала к ней теплое чувство. Кроме того, ее разбирало любопытство. Похлопав Эмму по затянутой в черную перчатку руке, она сказала:

— Пришли — ну и славно. Теперь, милочка, расскажите мне, что с вами приключилось.

К столу подошла Уэлкам с куском пирога и стаканом молока на подносе. Эдди придвинула стул и тоже уселась за стол, но служанка намека не поняла и поставила пирог и молоко перед Эммой, которая снова с готовностью взялась за вилку. Похоже, сердечные травмы никак на ее аппетите не отразились.

— Можешь подавать мне обед, Уэлкам, — сухо сказала Эдди.

— Я уже подала ей все, что осталось от девушек, и у нас ничего больше нет. Бланманже она тоже съела. — Словом «бланманже» Уэлкам называла любой десерт.

— А как же я? — простонала Эдди.

Эмма, которая начала было уплетать пирог, отложила вилку и пододвинула тарелку Эдди.

— Извините. Поскольку у вас пансион, я думала, что вы давно уже отобедали и я лишь доедаю остатки с общего стола. Последнее я бы есть не стала.

Эдди послала Уэлкам красноречивый взгляд, призывавший служанку к молчанию, после чего передвинула тарелку на прежнее место.

— О чем вы говорите? Ешьте на здоровье. Уэлкам поджарит мне яичницу с ветчиной.

Уэлкам, однако, исполнять распоряжение хозяйки не спешила. Недовольно на нее посмотрев, она сказала: «Слушаю, мадам», — но с места не сдвинулась.

— Так приступай же!

— Угу.

Когда Уэлкам отошла наконец к плите, Эдди повторила вопрос:

— Так что же с вами случилось? Он что, вас отверг? — Уже сказавши это, Эдди поняла, что допустила бестактность, и торопливо добавила: — Или, быть может, это он вам не понравился? Как дело-то было? Расскажите мне все до мелочей.

Эмма молча покачала головой и начала хлюпать носом.

Эдди ненавидела женские слезы — за исключением тех случаев, когда проливала их сама.

— Так что же все-таки произошло?

Эмма глубоко вздохнула, нащупала сумку, вынула из нее носовой платок и прижала его к лицу. К большому для Эдди облегчению, плакать она не стала, а просто громко чихнула. Потом она сунула платок в сумку и снова глубоко вздохнула. А потом быстро, одним духом, выпалила: «Он ко мне не подошел». Признание, должно быть, далось ей нелегко; она откинулась на спинку стула, не выказывая ни малейшего желания развивать эту тему.

Эдди подобная сдержанность была не по сердцу, и она решила чуточку расшевелить гостью. За все те неудобства, которые ей пришлось претерпеть ради Эммы, Эдди требовалась компенсация в виде какой-нибудь занимательной истории. Но для этого женщину надо было разговорить. Эдди взяла Эмму за руку, стиснула ей пальцы.

— Я уже говорила вам, что он мог пойти в салун, чтобы немного подкрепиться. Но он мог также выпить лишнего и уснуть. Могло статься, что его сбросила лошадь и ему пришлось добираться до города пешком. — Возбудив таким образом внимание своей маленькой аудитории, она продолжила: — В конце концов, он мог погибнуть во время наводнения.

— Вот еще глупости, — сказала стоявшая у плиты Уэлкам. — С тех пор, как ты уехала, с неба ни одной капли не упало. — Она разбила яйцо о край сковородки. Звук получился громкий, как выстрел.

— В таком случае его мог переехать товарный поезд, или на него могли напасть бандиты… — Тут Эдди сделала паузу, поскольку Эмма из стороны в сторону замотала головой.

— Ничего подобного, — сказала она. — Он был там, это точно. Я его не видела, но он-то меня видел. Он даже оставил письмо. Я долго сидела на лавке, пока мне не пришло в голову справиться, не оставил ли кто для меня записку. И тогда мне выдали вот это послание. — Эмма полезла в сумочку и достала лист дешевой бумаги, сложенный вчетверо. На внешней стороне было проставлено: Мисс Роби. Эмма расправила листок и положила его на стол.

Эдди схватила письмо со стола и стала читать написанные карандашом строки, кивая головой после каждого прочитанного и усвоенного ею слова. Потом она подняла голову и посмотрела на Уэлкам, которая, забыв о ветчине, словно завороженная наблюдала за ее шевелящимися губами.

— Ладно, ты тоже можешь послушать, — сказала Эдди Уэлкам и, поскольку Эмма не возражала, прочитала вслух заключавшееся в первой строке обращение: — Дорогая Эмма Роби! — Разгладив письмо ладонью, Эдди стала читать дальше, медленно водя пальцем по строчкам. — Ты старше, чем выглядишь на фотографии, и, как мне кажется, не подходишь такому человеку, как я. — Эдди произносила каждое слово громко и ясно, а когда добралась до конца предложения, подняла глаза на Эмму, но последняя не отводила взгляда от огня в очаге и никак на прочитанное не реагировала. Эдди продолжила чтение: — В любом случае встречаться с такой старой теткой я своего согласия не давал. Я — человек не жестокий, даже скорее робкий, потому и оставляю это послание у станционного смотрителя. На мой взгляд, тебе лучше всего вернуться домой и обо всем забыть.

Всегда готовый

к твоим услугам «У. У.».

Уэлкам, поставив перед Эдди тарелку яичницы с ветчиной, удивленно выгнула брови.

— Она невеста по переписке, — объяснила ей Эдди.

— Ничего подобного! — с негодованием воскликнула Эмма.

Эдди пожала плечами:

— Хорошо, пусть так. Она просто приехала сюда, чтобы встретиться с человеком, которого ни разу не видела, в надежде, что он прямо с вокзала отвезет ее домой, а потом на ней женится.

Уэлкам подошла к комоду, достала вилку и вручила ее Эдди. У негритянки были большие руки; ноги ее, обутые в грубые башмаки с окованными медью тупыми носами, также поражали своими размерами. Как-то раз, когда один из гостей «Чили-Квин» слишком уж расшумелся, Эдди позвала на помощь Уэлкам. Служанка вошла в комнату, сжимая в руке ручку сковороды и выразительно похлопывая ею по ладони. Озорник удрал прежде, чем Уэлкам успела пустить свое оружие в ход. Возможно, такой же вот сковородкой она огрела и своего мужа, когда тот окончательно ее достал. Однажды служанка сказала ей, что была замужем: «Мы с ним не больно-то ладили, ну я и отпустила его с богом. Как было его не отпустить, если он взял за правило стегать меня кнутом за всякую мелочь? Надеюсь, сейчас он в аду — если, конечно, дьявол в состоянии терпеть его выходки». Уж не прикончила ли она, часом, своего благоверного, не раз спрашивала себя Эдди, но задавать этот вопрос служанке побаивалась.

— Я должна была встретиться здесь с джентльменом, за которого собиралась выйти замуж. До этого мы с ним долго переписывались, — объяснила Эмма служанке.

— Нет никаких причин сожалеть о том, что этот дьявол во плоти к вам не подошел, — сказала Уэлкам.

Этот выплеск чувств со стороны служанки немало удивил Эдди. Показав жестом, чтобы она удалилась, Эдди сказала:

— Это не твоего ума дело. У тебя что — работы мало? Кто за тебя цыплят зарежет?

— Темновато уже — за цыплятами-то бегать, — сказала Уэлкам. Она отошла к плите, но уходить из кухни, похоже, не собиралась. «Ладно, — подумала Эдди, — если Эмма не возражает, чтобы Уэлкам слушала наш разговор, то с какой стати возражать мне?»

— Мне некуда идти. Вот я и подумала, что смогу остановиться здесь. Вы же сами мне предлагали, — напомнила Эмма.

— Ха! — сказала Уэлкам. Эдди повернулась к ней, но, поскольку та стояла в темном углу, она ничего, кроме ее белого фартука, не увидела.

— Вы же селите в своем пансионе женщин, верно? Правда, на карточке написано, что «пансион приглашает мужчин», но я надеялась… — Незаконченная фраза повисла в воздухе, как вопросительный знак.

— У нас нет места, — сказала Эдди. — Все комнаты заняты.

— Она может поселиться в комнате мисс Фрэнки. При условии, конечно, что не будет называть меня негритоской. Мисс Фрэнки как-то назвала, а я в отместку назвала ее «гитана».

— Это мое дело решать, где ее селить и селить ли вообще, — ответила Эдди.

Стоявшая в темном углу у плиты Уэлкам выразительно хмыкнула.

— Ты, мисс Эдди, займешь комнату Фрэнки, а свою отдашь этой леди. Поскольку твоя спальня рядом с кухней, всякие там ночные хождения беспокоить леди не будут.

— Ты на меня работаешь или как? — спросила ее Эдди.

— Тогда посели ее наверху, — предложила Уэлкам.

— Позвольте мне хотя бы у вас переночевать. А завтра утром я подыщу себе другой пансион, — сказала Эмма. — Но если у вас появится вакансия, я с радостью сниму у вас комнату.

— Так вы, стало быть, остаетесь в Налгитасе? — спросила Эдди.

— А что мне еще делать? — пожала плечами Эмма. — Вы же слышали, что сказал мой брат. Вернуться домой я не могу. Но я бы не вернулась, даже если бы и могла. Я думала… — Она сделала паузу, опустила глаза и стала в смущении изучать собственные руки. — Думала, что мне, возможно, удастся открыть здесь шляпную мастерскую. Мне кажется, у меня по части шляп настоящий талант.

Эдди с удивлением на нее посмотрела и уже хотела было ответить, но в этот момент в парадную дверь позвонили. Уэлкам выступила из темноты, и они с Эдди обменялись многозначительными взглядами.

— Похоже, к нам пришел посетитель, — наконец сказала Уэлкам.

— Я слышу.

— Если к вам пришли гости, то я могу подняться наверх. — Эмма встала и потянулась за своей шляпкой. — Скажите только, какую комнату мне позволяется занять.

— Хочешь, я ее провожу? — спросила Уэлкам. Казалось, вся эта ситуация здорово ее забавляла.

— Я могу вернуться на станцию. Там есть скамейка, на которой можно переночевать. Я не хочу никому мешать, — произнесла Эмма.

— Ну уж нет, — быстро сказала Эдди. — Вы переночуете в моей комнате. Я же возьму свои вещи и переберусь в комнату наверху.

Эмма зевнула.

— Я так вам благодарна… И так устала, что готова спать до тех пор, пока не вострубят трубы и не призовут нас на Страшный суд.

— Ну и спите себе на здоровье, — пробормотала Эдди.

— Ты сделала доброе дело, — торжественно сказала Уэлкам, и Эдди подивилась тому, до какой степени ее растрогали теплые слова служанки.

Уэлкам взяла саквояж Эммы и понесла в хозяйскую спальню. Эдди семенила за ней следом, давая указания:

— Отопри дверь и проведи клиента в гостиную, а я пока перенесу наверх свои вещи. Да, не забудь глянуть, привели ли девицы себя в порядок: они такие лентяйки. Обязательно скажи им, что я вернулась и лодырничать им не позволю. — Эдди посмотрела на Эмму, чтобы выяснить, не слишком ли тягостное впечатление произвели на нее такие речи, но Эмма уже сидела на постели, а ее голова клонилась к подушке: она засыпала. Эдди вздохнула, в очередной раз задаваясь вопросом, почему жизнь у нее всегда складывается не так, как ей бы хотелось. Ведь «Чили-Квин» по праву принадлежит ей — даже подумать страшно, сколько трудов она положила на то, чтобы приобрести его и содержать как должно. При всем том она переселялась в комнату проститутки, в то время как Эмма готовилась отойти ко сну в ее постели. Эдди всегда думала о себе как о добросердечной женщине, но сейчас ей казалось, что она просто-напросто тряпка.

В тот вечер дела в «Чили-Квин» шли на удивление хорошо — до такой степени, что Эдди лично пришлось ублажать трех клиентов. Когда последний гость покинул заведение, Эдди заперла парадную дверь и велела девушкам идти спать. Заглянув на кухню, она застала там все еще бодрствовавшую Уэлкам, которая драила ее жестяную ванну.

— Так как ты работала, я приготовила ванну для леди, — сказала она. — Сама-то мыться будешь?

Но Эдди слишком устала, чтобы дожидаться, пока Уэлкам заново согреет воду. Она отрицательно покачала головой и пошла в свою комнату.

— Хм. И куда это ты направляешься, хотела бы я знать? — спросила Уэлкам. — Может, ты забыла, что теперь там живет наша гостья? А ты спишь в комнате мисс Фрэнки. — Негритянка ткнула пальцем в потолок у себя над головой и расхохоталась.

Эдди повернулась и послушно направилась в сторону лестницы. Комната Фрэнки Сломанный Нос была в борделе самой маленькой, но какая, в сущности, разница, где спать, если очень хочется, подумала Эдди, сбрасывая с себя одежду и швыряя ее на пол. Подобно Эмме, она готова была дрыхнуть хоть до второго пришествия. Эдди забралась в постель, которая под ее тяжестью просела чуть ли не до пола. «Утром, — решила Эдди, — обязательно попрошу Уэлкам подтянуть ремни на кровати». Устраиваясь поудобнее, она покрутилась на набитом кукурузными листьями тиковом матрасе. Сухие кукурузные листья потрескивали и кололись, и Эдди пожалела, что под ней нет ее мягкой пуховой перины. Потом она ощутила исходивший от простыней несвежий запах, и ее чуть не стошнило. Не то чтобы от постельного белья пахло любовными соками — совсем нет, просто мисс Фрэнки была довольно нечистоплотной особой, а с тех пор, как она сбежала, ее белье в стирке так и не побывало. Вполне возможно, его вообще не стирали все то время, пока мисс Фрэнки здесь обитала. В комнате было душно. Эдди поднялась с постели и открыла окно, насколько это было возможно — то есть всего на несколько дюймов. Хозяйки публичных домов, даже таких респектабельных и процветающих, как «Чили-Квин», обыкновенно требовали, чтобы в спальнях к рамам приколачивали кусочки дерева, не позволявшие распахнуть окно во всю ширь. Это делалось для того, чтобы мужчины не лазали к девицам в окна, а девицы не шлялись ночами по улицам.

Эдди вернулась в постель и опять долго ворочалась на матрасе, поскольку сухие кукурузные стебли тыкали ее в бок и мешали уснуть. Она уже было задремала, как вдруг у нее над головой басовито зажужжал слепень. Она полоснула рукой по воздуху, прогоняя насекомое. Слепень улетел, но через минуту вернулся снова. В лунном свете, который заливал комнату, Эдди увидела, как слепень присел отдохнуть на железное изголовье кровати, и прихлопнула его ладошкой. Потом она взяла его за крылышко, вылезла из постели и выбросила в окно, на минуту задержавшись у оконной створки, чтобы понаблюдать за тем, как Уэлкам, выйдя из задней двери, шагает к своей лачуге, где она ночевала. Странная все-таки это была женщина, но Эдди слишком устала, чтобы думать еще и об Уэлкам. Посмотрев себе на руку, она увидела, что крыло убитого ею насекомого прилипло к ладони, отправилась к умывальнику, налила в тазик воды и вымыла руки. Полотенца не было, и Эдди вытерла руки о простыню.

В постели было жарко; Эдди сняла ночную рубашку, постелила ее поверх постельного белья мисс Фрэнки и легла снова. Со стороны салуна донеслись приглушенные крики, а потом послышался револьверный выстрел. Потом мимо «Чили-Квин» галопом проскакал всадник. Эти звуки, однако, были Эдди хорошо знакомы и не только ее не раздражали, но даже успокаивали. Убаюканная ими, Эдди наконец уснула.

Она не знала, сколько времени проспала, но, когда женский крик поднял ее с постели, небо уже просветлело. Скорее всего, одной из девушек приснился дурной сон, решила она. Мисс Тилли, к примеру, вчера весь вечер имела кислый вид и вела себя с ковбоем из Рэтона настолько нелюбезно, что Эдди пришлось вернуть клиенту половину гонорара. Эдди легла снова, но крик повторился. Присев на постели и прислушавшись, она сообразила, что крик доносился не из спален на втором этаже, а снизу: по-видимому, ночные кошмары мучили незадачливую невесту по переписке. «Ну, крикнула и крикнула», — подумала Эдди, опять заваливаясь в постель. Но тут женщина закричала в третий раз, да так громко, что, если бы Эдди ее не утихомирила, ее вопли могли бы разбудить шлюх на втором этаже и заставить их спуститься вниз; у Эдди же не было ни сил, ни желания объяснять сейчас что-либо Эмме. Вздохнув, она вылезла из кровати, накинула на себя влажный от пота пеньюар, вышла из комнаты и, ступая босыми ногами по скрипучим ступеням, стала спускаться по темной лестнице. По пути она наступила на что-то мокрое и, брезгливо поморщившись, подумала: «Дай-то бог, чтобы это была вода».

Когда она вошла на кухню, то услышала, как в замочной скважине заднего входа поворачивается ключ, и на всякий случай вооружилась стоявшей у плиты кочергой. Но это была Уэлкам, которая, открыв дверь, осведомилась:

— Кто это так вопит? Похоже, что на чердаке вурдалак воет. Опять мисс Тилли расшумелась, что ли?

Эдди была рада, что пришла Уэлкам. Если у Эммы истерика, могли понадобиться усилия двух человек, чтобы ее успокоить. Эдди кивком головы указала на дверь спальни.

— Нет. Это та старая дева, что у нас ночует. Должно быть, ей снятся ужасы ее несостоявшейся брачной ночи.

В следующий момент они услышали нечто похожее на хлопок, а потом принадлежавшее мужчине громкое «ох!».

Выругавшись, Эдди устремилась к спальне, но Уэлкам добежала до нее быстрее и, распахнув дверь, ворвалась в комнату первой. Эмма, сжимая в руке щетку для волос, склонилась над человеком, который, прикрывая голову руками, кричал: «Эдди, ты что, рехнулась? Это ж я!»

Уэлкам рассмеялась громким утробным смехом. Через секунду, правда, не так громко, ей стала вторить Эдди. Эмма замахнулась, чтобы ударить еще раз.

— Он влез через окно. Это насильник! — крикнула она.

Эдди выхватила у нее из рук щетку.

— Никакой это не насильник. Это Нед.

— Кто? — спросила Эмма, лихорадочно оглядываясь в поисках предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия. Лежавший на полу мужчина поднял голову и расширившимися от удивления глазами уставился на женщин, переводя взгляд с одной на другую.

— Нед. Нед Партнер, вот кто, — сказала Эдди.

Эмма вспомнила это имя, и ее лицо исказилось от ужаса.

— Так это же бандит! — вскричала она, отшатнувшись от незваного гостя и прикрывая грудь руками.

— О, Нед не причинит вам никакого вреда. Он часто сюда заходит. Он мой… — Эдди замолчала, поскольку испытывала в присутствии Эммы несвойственную ей прежде застенчивость. Затянув потуже поясок на пеньюаре и оправив кружева на своей полуобнаженной груди, она сказала: — Он мой брат. — Эдди вряд ли бы сумела объяснить, почему вдруг стала так заботиться о своей респектабельности.

— Что такое? — осведомился Нед, поднимаясь на ноги. — Ты о чем это, черт тебя побери, толкуешь?

— Она никому о тебе не расскажет, не волнуйся. Я познакомилась с этой леди в поезде. В Налгитасе она никого не знает, ну я и пустила ее к себе в комнату, — объяснила Эдди, а потом торопливо добавила: — Только на одну ночь.

Нед прошелся по комнате, осторожно коснулся головы в том месте, где с ней соприкоснулась щетка Эммы, после чего посмотрел на руку. Крови не было.

— Надо признать, ты пустила к себе леди с весьма тяжелой рукой, — сообщил он, а потом, повернувшись к Уэлкам, спросил: — У тебя лед есть? У меня на голове шишка размером с гусиное яйцо.

— Джентльмены обычно входят в дом через дверь, но ты, похоже, не из их числа. Ну, пойдем, что ли? — сказала Уэлкам, и они прошли на кухню. За ними последовали Эдди и Эмма, торопливо набросившая пеньюар на свою ночную рубашку. Эта рубашка из плотного полотна, с длинными рукавами и застегивавшаяся на пуговицы до самого горла, совершенно не подходила для Налгитаса, и оставалось только удивляться, как Эмма могла в такую жару в ней спать — особенно с распущенными по плечам волосами. Хотя в волосах Эммы местами проступала седина, они были длинные и густые и красиво завивались у щек. Эдди же собирала свои редкие волосы в узел и закалывала на затылке.

Уэлкам выковыряла из ящика кусочек льда, завернула в полотенце и приложила к голове Неда.

— Подержи пока, — сказала ему служанка. — Полагаю, ты и поесть не прочь?

— Не прочь, — сказал Нед.

Уэлкам разгребла кочергой тлеющие угли в очаге, сунула туда щепы и затопила плиту. Потом она нарезала грудинку, положила ее на сковородку обжариваться и стала замешивать тесто.

— Ты тоже завтракать будешь? — спросила она Эдди.

Вчера Эдди выпила слишком много виски; у нее болела голова, и сама мысль о еде заставляла болезненно сжиматься ее желудок. Поэтому она покачала головой. Тогда Уэлкам повернулась к Эмме и вопросительно на нее посмотрела.

— Я, с вашего разрешения, позавтракаю. Если, конечно, это не слишком вас обременит. Но я могу помочь, если хотите, — сказала Эмма.

Уэлкам помотала головой из стороны в сторону. Эмма уселась за кухонный стол в противоположном от Неда конце, бросив на него взгляд, полный ужаса.

Нед взглянул на нее с веселой улыбкой, а Эдди подумала, что глаза у него всегда смеются — даже когда он сердится. Из всех мужчин, каких Эдди когда-либо знала, у Неда был самый веселый и незлобивый характер. А еще он был очень хорош собой и считался самым привлекательным парнем в округе. Он был мускулист, прекрасно сложен, имел добрых шесть футов роста, зеленые глаза и отливавшие на солнце золотом кудрявые каштановые волосы. Женщин тянуло к нему как магнитом, но, несмотря на все искушения, Нед оставался ей верен. Если разобраться, он хранил верность проститутке, и уже по одной этой причине Эдди чувствовала себя в его присутствии почти счастливой.

— У вас есть передо мной одно преимущество, — сказал Нед, обращаясь к Эмме. — Вы знаете мое имя, а я вашего не знаю.

— Ее зовут Эмма Роби. Она — невеста по переписке из Канзаса. Приехала сюда, чтобы встретиться со своим дружком, но он решил, что она для него малость старовата, и бросил одну на станции, — сказала Эдди. При этих словах Эмма закусила губу, и Эдди вдруг стало стыдно. Проявлять жестокость по отношению к гостье не было никакой необходимости. — На мой взгляд, для нее даже лучше, что все так закончилось, — добавила она с некоторым смущением.

— Значит, вы вернетесь домой? — спросил Нед.

— Она не может вернуться. Брат ее и на порог не пустит.

— У вас язык вообще есть? Или вы только драться умеете? — глядя на Эмму, осведомился Нед.

У Эммы едва заметно приподнялись уголки губ, а глаза цвета незабудок чуть расширились. Казалось, она уже немного успокоилась; тем более Эдди, желая ее ободрить, утвердительно кивнула — дескать, разговаривать с этим парнем можно.

— Я думала пожить здесь несколько дней. С разрешения вашей сестры Эдди, разумеется, — пробормотала женщина.

— Чьей сестры? — переспросил Нед.

— Твоей, чьей же еще? — сказала Уэлкам. Громкое шипение поджаривавшегося на свином сале теста, которое вылила на сковородку Уэлкам, не могло заглушить ее утробного хихиканья. В другой сковородке, поменьше, она растопила и довела до коричневого цвета сахар, после чего добавила в него немного воды.

«С чего это Уэлкам взбрело на ум готовить сироп?» — подумала Эдди. Обычно перед ней и девицами — да и перед Недом тоже — негритянка ставила на стол жестянку с черной патокой, и дело с концом. В следующую минуту, впрочем, Эдди поняла, что Уэлкам просто-напросто захотелось похвастать перед Эммой своими талантами. Скорее всего, она и впрямь когда-то работала кухаркой в благородном семействе, хотя Эдди не стала бы со всей ответственностью этого утверждать, она привыкла не задавать людям лишних вопросов. Одно не оставляло сомнений: Уэлкам считала Эмму куда более благородной особой по сравнению со всеми остальными обитателями «Чили-Квин», в том числе с собственной хозяйкой, и старалась исключительно ради гостьи. Придя к этому выводу, Эдди обиделась.

— Только не надо доставать салфетки, — сказала она.

Уэлкам ничего не ответила. Сняв с огня сковородку, она переложила горячие оладьи на тарелку, полила их сиропом, после чего поставила тарелку перед Эммой.

— Я думала, эта тарелка предназначается Неду, — недовольно заметила Эдди.

— Леди обслуживаются в первую очередь, — бросила Уэлкам.

— В таком случае эту порцию я забираю себе. — Тем самым Эдди хотела дать Уэлкам понять, что коль скоро «Чили-Квин» принадлежит ей, то главная здесь — она. Правда, Эдди не была уверена, что ей это удалось.

Эмма улыбнулась и передвинула тарелку Эдди. Запах горячей жирной пищи показался Эдди отвратительным, и ее едва не стошнило. Кроме того, она понимала, что выглядит глупо: ведь она только что отказалась от завтрака.

— Нет уж, возьмите это себе, — сказала она и пододвинула тарелку поближе к Эмме. Некоторое время тарелка стояла между женщинами, пока Нед, отложив в сторону холодный компресс, не придвинул ее себе и не начал есть.

Уэлкам принесла вторую порцию оладий и поставила перед Эммой. Потом она принесла и поставила на стол кофейник. Заметив, что Нед уже очистил свою тарелку, она положила ему еще с полдюжины оладий. Пока Нед и Эмма ели, Уэлкам, опершись о стену спиной, наблюдала за Эммой, которая клала в рот крохотные кусочки пищи и деликатно ее пережевывала. Покончив с едой, она, оставив вилку и нож в центре тарелки, отодвинула ее от себя.

— А когда у вас завтракают другие пансионеры? — спросила Эмма у Уэлкам, которая подошла, чтобы убрать со стола посуду.

Та пожала плечами:

— Кто когда. Вообще-то они дрыхнут до полудня. И после полудня тоже. Короче говоря, они спят почти все время — когда не работают.

— Вы к ним снисходительны. Если бы пансион держала я, то положила бы за правило, чтобы мои постояльцы садились за стол в соответствии с определенным расписанием.

Нед расхохотался и взглянул на Эдди.

— Я, конечно, знал, что у тебя есть пансионерки, но впервые слышу, что «Чили-Квин» — это пансион.

Эдди со значением посмотрела на Неда и одними губами, беззвучно, произнесла: «Молчи».

Эмма смутилась:

— Конечно, это пансион. Ведь «Чили-Квин» берет пансионеров. Как иначе вы могли бы его назвать?

— Борделем, — с ухмылкой сказал Нед.

— Что? — Не столько испуганная, сколько озадаченная, Эмма посмотрела сначала на Эдди, потом перевела взгляд на Неда.

Эдди продолжала подавать Неду тайные знаки, но он явно не обращал на них никакого внимания.

— Вам, моя красавица, пора бы уже понять, в какого рода заведение вы попали, — сказал он Эмме, отодвигая от себя тарелку.

— Нед! — вскричала Эдди, но Нед снова ее проигнорировал. Очень может быть, ему хотелось отплатить ей за полученную ни за что ни про что шишку.

— Вы, мэм, провели сегодня ночь в самом настоящем борделе, — задушевно поведал он Эмме. — А сидящая перед вами Эдди — хозяйка всех здешних шлю… — Он сделал паузу, заметив наконец устремленный на него горящий взгляд Эдди, но тем не менее закончил фразу, несколько изменив финал: — Другими словами, она из тех женщин, которых называют «мадам».

Эмма даже бровью не повела. Правда, кровь мгновенно отхлынула от ее щек, и она так побледнела, что Эдди уже стала задаваться вопросом, не грохнется ли она сию же минуту в обморок. Без сомнения, то обстоятельство, что ее бросили на произвол судьбы на вокзале, угнетало эту женщину куда меньше, нежели мысль о позоре, которым она себя покрыла, проведя ночь под кровом публичного дома Налгитаса. Эдди укоризненно посмотрела на Неда, но тот, казалось, был вполне доволен собой. Углядев на столе каплю пролитого Уэлкам сиропа, он снял ее с клеенки пальцем, который потом не без удовольствия облизал. Эмма некоторое время гипнотизировала взглядом Неда, потом медленно повернулась к Эдди, но та отвела глаза в сторону. Тогда Эмма посмотрела на Уэлкам. Негритянка скрестила на груди руки и добродушно ухмыльнулась.

— Похоже, это известие напугало вас до полусмерти, — сказала она, подмигивая.

Эмма тяжело вздохнула.

— Да, не скрою, я в ужасе, — признала она. — Что теперь подумают обо мне люди?

— А что, интересно знать, они о вас подумают, если узнают, что вы поехали в другой город, чтобы вступить в брак с мужчиной, которого никогда не видели? — с вызовом спросила у нее Эдди.

У Эммы задрожали губы.

— Вы должны были мне сказать, какого рода у вас пансион.

— Стало быть, вы полагаете, что в поезде я должна была встать с места и заявить во всеуслышание, кто я такая и чем занимаюсь? Но это вы ко мне подсели, помните? Кроме того, я вас в «Чили-Квин» не приглашала. Вы, если разобраться, сами ко мне напросились. А я приняла вас, накормила и уложила спать. Кстати сказать, вы мылись в моей ванне. Но, конечно же, этого не заметили. Вы так себя жалели и до такой степени были заняты собой и собственными переживаниями, что даже забыли сказать мне спасибо. — В данную минуту Эдди тоже было очень себя жаль. Стянув пальцами расходившиеся у нее на груди кружева пеньюара, она наклонилась к Эмме поближе, чтобы высказать ей все, что она о ней думала.

Но Эмма заговорила раньше:

— Это правда. Я вела себя невежливо. Но я могу поблагодарить вас сейчас. Спасибо вам за все, что вы для меня сделали. Если в том, что произошло, и есть чья-то вина, то лишь моя собственная.

— Ох, — только и сказала Эдди, которую признание Эммы до некоторой степени обезоружило.

— Прошу также меня извинить, что я купалась в вашей ванне. Я об этом не знала. Но, между прочим, я с самого начала хотела заплатить вам за комнату и стол, и, поверьте, мои намерения не изменились.

— Да бросьте. Я, право, даже не знаю, сколько с вас взять.

— Ну и дела. Что-то я не припомню, чтобы ты, Эдди, прежде отказывалась от платы, — сказал Нед.

— Правда? Но с тебя-то я денег не беру, — бросила Эдди, а потом, сделав паузу, добавила: — Кроме того, я не беру денег с женщин. И уж конечно, не требую платы за еду.

— Я обязательно подыщу себе комнату, — твердо сказала Эмма.

— Что-то я не припомню в Налгитасе никого, кто согласился бы пустить к себе жиличку вроде вас, — сказала Уэлкам. — Если кто и сдаст вам комнату, так только какая-нибудь дурная женщина.

Эмма зябко повела плечами:

— В таком случае я арендую какую-нибудь лавочку и буду там жить. Я, знаете ли, подумываю об открытии шляпной мастерской. Мисс Френч утверждает, что в Налгитасе нет ни шляпных мастерских, ни магазинов.

— Чего-чего? — переспросила Уэлкам.

— Я говорю о мастерской по изготовлению шляп. Мне кажется, у меня неплохо получается шить шляпки, — застенчиво опустив глаза, пролепетала Эмма.

Уэлкам фыркнула и отошла к плите, чтобы подбросить в очаг дров.

— Ежели вы сошьете шляпку вроде той, в какой изволили прийти к нам, никто в Налгитасе ее у вас не купит. Даже шлюхи мисс Эдди не станут носить такие. Верно я говорю, мисс Эдди?

Теперь жестокие слова в адрес Эммы прозвучали из уст Уэлкам. С другой стороны, должен же кто-то был отговорить Эмму от ее смехотворного намерения создать в Налгитасе шляпную мастерскую.

— Не суй нос не в свои дела, — наставительно сказала Эдди, но Уэлкам лишь рассмеялась и спросила, не изжарить ли ей яичницу.

Эдди ничего не ответила и посмотрела на Эмму, раздумывая, как быть с ней дальше. Вопрос этот был далеко не праздным, поскольку Эдди знала только одно место, куда можно пристроить одинокую женщину, — бордель. В неярком утреннем свете Эмма выглядела не так уж плохо. По мнению Эдди, даже лучше, чем она сама в это утро. Эдди не могла отделаться от ощущения, будто Эмма неожиданно помолодела. Кроме того, тело у нее было крепкое и сильное, хотя, по мнению Эдди, назвать ее плоть пышной было бы трудно. Впрочем, Эдди сильно сомневалась, что перспектива стать шлюхой может прельстить Эмму. Предложи она такое, Эмма наверняка посчитала бы это оскорблением, пусть даже в Налгитасе проститутки зарабатывали больше, чем кто бы то ни было, и, уж конечно, гораздо больше модисток. Пока Эдди рассматривала Эмму, та неожиданно подняла голову и улыбнулась, а через минуту начала хихикать.

— Что это с вами? — подозрительно прищурившись, спросила Эдди.

— Я просто попыталась себе представить, как отреагировал бы на все это Джон. Что, интересно знать, он сказал бы, если бы узнал, что первую ночь в Налгитасе я провела в этом, как его?..

— В борделе, — подсказал Нед.

— Вот именно.

— А кто такой Джон? — поинтересовался Нед.

— Мой брат. У него ферма в Канзасе. Это из-за него я не могу вернуться домой. Спросите у нее, она знает. — Эмма кивком головы указала на Эдди.

— Это правда, — подтвердила Эдди, но развивать эту тему не стала. Откинувшись на спинку стула, она потерла кулаками припухшие глаза. Выспаться ей так и не удалось, и, если бы не собравшаяся на кухне компания, она, вероятно, заснула бы сейчас прямо за столом.

— Скажите, мисс Френч, что мне делать?

«Ну почему и эту проблему должна решать я?» — с досадой подумала Эдди, поднимая на Эмму глаза. Сказала она, однако, другое:

— Мы обсудим это. Но сначала я немного посплю, ладно?

Нед зевнул, потом поднялся со стула и потянулся.

— Я тоже иду спать. — Он уже направился в комнату Эдди, но Уэлкам замахала на него руками, а когда он остановился, спросила у хозяйки: — И где же, мисс Эдди, будет спать твой братец? В сарае?

Эдди с недоумением посмотрела на Уэлкам, но потом, сообразив, что к чему, кивнула:

— Ясное дело. — Повернувшись к Эмме, она добавила: — Мой брат всегда ночует в сарае на заднем дворе. Он влез в окно моей спальни, поскольку главный вход был заперт.

— Перестань, Эдди. Она знает, кто ты. И кто я такой, она тоже знает, так что… — запротестовал было Нед.

Эдди встала из-за стола и с такой силой стянула на своем пеньюаре поясок, что стала походить на пуховую перину, свернутую в рулон и перетянутую посередине чемоданным ремнем.

— В сарай, — упрямо повторила она.

Ей хотелось одного — спать, и ей было все равно, рассердился на нее Нед или нет. Но Нед не рассердился. Он вообще крайне редко приходил в дурное расположение духа. Ухмыльнувшись и отвесив Эдди дурашливый поклон, он повернулся к Эмме, с многозначительным видом дотронулся рукой до вздувшейся у него на голове шишки и произнес:

— Честь имею, мэм. Желаю всем хорошенько выспаться. И вам, и моей сестре — я хочу сказать, моей старшей сестре. — С этими словами он повернулся на каблуках и вышел из кухни, на мгновение задержавшись в дверях и бросив через плечо: — Ах, если бы вы только знали, насколько она меня старше!

Эдди вернулась в комнату мисс Фрэнки и крепко уснула. Когда она встала, время уже было обеденное, и она спустилась на кухню, где застала колдовавшую у плиты Уэлкам.

— Девицы пообедали и уехали в город. Эта на заднем дворе — снимает с веревки стираное белье. Пришел человек и принес со станции твой сундук. Когда я его распаковала, она взяла твои вещи, прихватила заодно простыни из твоей спальни и отправилась их стирать. Может, она решила у нас остаться? Тогда понятно, почему она так старается. Отрабатывает, так сказать, стол и кров.

— Значит, она стирала? То есть исполняла твою работу? — уточнила Эдди.

Ехидный вопрос Эдди не произвел на Уэлкам никакого впечатления.

— От тебя несет какой-то дрянью. Я поставила греться воду. Ванна — там. — Уэлкам кивнула в сторону хозяйской спальни, где теперь обосновалась Эмма.

На Эдди наросло столько грязи, что у нее на коже вполне можно было высаживать рассаду. Когда вода согрелась, она прошла в спальню, скинула с себя пеньюар, залезла в ванну и терла себя мочалкой до тех пор, пока на поверхности воды не образовался толстый слой грязной пены, напоминавшей по консистенции и цвету речной ил. Вытершись досуха полотенцем, Эдди надела чистое белье и платье и сказала Уэлкам, что отправляется в город и будет к ужину.

Когда она вернулась, Нед и Эмма сидели за кухонным столом и, дожидаясь ее, попивали кофе.

— Я им сказала, что не стану накрывать на стол, пока ты не придешь, — сообщила Уэлкам.

Эдди, для которой подобное уважительное отношение со стороны служанки было внове, в первый момент даже усомнилась, уж не ослышалась ли она.

— Ну вот я и пришла, — она грациозно помахала рукой и уселась во главе стола.

— Мисс Френч… — начала было Эмма, но Эдди ее остановила:

— Эдди… Называй меня Эдди. А я буду звать тебя Эмма. А этого парня мы обе будем называть Недом.

Нед ласково улыбнулся ей, и Эдди почувствовала, как по всему ее телу разлилось приятное тепло.

— Мы тут рассуждали о том, куда ей податься, — сказал Нед. — Она рассказала мне о своем брате и почему не может вернуться домой. Даже поведала мне о семейном достоянии, на часть которого имеет права. Похоже, правда, стребовать с братца свою долю ей не удастся. Кроме того, в Налгитасе нет школ, так что стать учительницей она не сможет, а кухарка у тебя уже есть. Черт возьми, я даже не знаю, что ей сказать. Сам-то я не знал настоящей работы с тех пор, как уехал из Айовы. — Тут он повернулся к Эмме. — А произошло это двадцать один год назад — еще во время войны. Вот папаша мой — тот другое дело, тот всегда был охоч до работы и вкалывал как дьявол. И колотил меня каждый день за всякую малость. — Нед посмотрел на Эдди и подмигнул. — Ох, чуть не забыл: «наш папаша». Ведь так надо говорить — я правильно понимаю?

— Правильно, — сказала Эдди.

— Значит, все это время ты промышлял разбоем? — спросила Эмма, глядя на Неда широко раскрытыми от страха и любопытства глазами.

— Правильнее было бы сказать, что постоянной работы я не имел и перебивался случайными заработками, — сказал он и с гордостью в голосе добавил: — Да я особенно ее и не добивался — постоянной работы-то. Уж слишком бурная у меня была жизнь.

Эдди попыталась предостеречь его от излишней болтовни взглядом, но Нед сказал:

— К чему теперь скрытничать, Эдди? Ты же сама рассказала ей, что я не в ладах с законом. — И, повернувшись к Эмме, он попытался объяснить ей сложившуюся в Налгитасе ситуацию: — В этом городе вообще мало кто придерживается законов. У меня такое ощущение, что половина здешних жителей находится в розыске и за их головы назначена награда. Есть только двое, которые искренне считают себя безгрешными, — кузнец и его жена. — Тут Нед не удержался и опять подмигнул Эдди.

— Учти, Эмма может заработать двести долларов, сдав тебя маршалу Соединенных Штатов, — предупредила его Эдди.

— Она этого не сделает. — Нед одарил Эмму заговорщицкой улыбкой, и она неуверенно улыбнулась ему в ответ. Эдди почувствовала укол ревности. — Кроме того, всякий, кто меня выдаст, долго на этом свете не задержится и даже денежки не успеет потратить, — добавил он.

Хотя он продолжал ухмыляться, Эдди знала, что это не пустая угроза. Эмма смотрела на Неда как зачарованная; потом отвела глаза и обменялась взглядами с Уэлкам, которая подошла к столу и стала расставлять на нем тарелки с едой.

Эдди подозрительно посмотрела на картофель и некое подобие мяса, лежавшие у нее на тарелке. По мнению Эдди, какое это мясо и где Уэлкам им разжилась, было лучше всего не знать. Когда Уэлкам только еще начинала работать в «Чили-Квин», одна из девиц как-то спросила у нее, что она приготовила на ужин. «Свиное рыло с горошком „черные глазки“», — ответила ей негритянка и засмеялась своим утробным смехом.

— Вам, леди, надо все-таки подумать, как вернуть свои денежки, — сказала Уэлкам, обращаясь к Эмме.

— Ты знай работай и не слушай того, что для твоих ушей не предназначено, — с раздражением сказала ей Эдди.

— Коли так, уходите все с моей кухни. Или, быть может, мне ради вашего удобства уши куриным жиром залепить? Кроме того, не имеет никакого значения, что я здесь слышу. Важно другое: болтаю я об этом или нет.

Замечание Уэлкам было вполне справедливо, и Эдди не могла этого не признать. Негритянка и впрямь была не из болтливых. С другой стороны, с кем ей было сплетничать? Насколько Эдди знала, подруг себе в Налгитасе она так и не завела. Кроме того, Эдди ей доверяла и даже любила ее, хотя и старалась этого не показывать.

Налив из стоявшего на плите чайника горячую воду в бадью, Уэлкам, что-то тихонько напевая себе под нос, принялась мыть горшки.

— Скажи, ты знаешь, сколько тебе причитается из семейного достояния? — спросила Эдди у Эммы.

— Не знаю точно. Возможно, тысяча долларов, — осторожно сказала Эмма.

— Помнится, вы, леди, упоминали сумму в пять тысяч, — буркнула Уэлкам.

— До твоих денег мне нет никакого дела. Мне лично они не нужны, — сказала Эдди, обиженная тем, что Эмма, для которой она столько сделала, судя по всему, не очень-то ей доверяла.

Эмма поняла намек и вспыхнула.

— Если разобраться, моя доля и впрямь составляет что-то около пяти тысяч долларов.

— Должен же быть какой-то способ вернуть эти деньги. Если она их получит, шляпки ей шить не придется. Может, нам стоит ей помочь? Тогда, глядишь, и нам что-нибудь из денег ее братца перепадет, — сказал Нед и подмигнул Эдди.

Эдди чуть заметно ему кивнула.

— На банковском счете проставлено твое имя? — спросила она Эмму.

— Нет. Все деньги записаны на Джона. — Эмма подцепила вилкой немного картофеля с мясом и неуверенно оглянулась на Уэлкам. Та кивнула — дескать, хорошая еда, можно кушать.

Эдди, размышляя, наморщила лоб.

— Я могла бы с легкостью обыграть его в карты. — Нед никогда не видел ее за игрой и не имел представления о том, на какие фокусы с картами она способна. «Было бы неплохо, — подумала Эдди, — если бы он узнал, какие у меня ловкие руки».

Эмма отправила в рот крошечную порцию картошки с мясом, проглотила и вытерла губы салфеткой. Эдди обратила внимание, что рядом с ее тарелкой тоже лежит салфетка, и, ни слова не говоря, расстелила ее у себя на коленях.

— Джон не играет в карты, — сказала Эмма.

— Кажется, ты говорила, что он жадный. Это правда? — спросила Эдди.

— Да, он такой.

Нед перестал жевать и, держа вилку на весу, взглянул на Эдди.

— Если мужчина очень уж жадничает, значит, у него неважно варит котелок, — вступила в разговор Уэлкам.

— Именно это я и намеревалась сказать. — Эдди вытерла рот рукой, но потом вспомнила о салфетке и аккуратно промокнула ею губы. — По-моему, он просил тебя следить за инвестициями. Ведь просил, не так ли? — спросила Эдди.

Нед положил вилку на стол, а Уэлкам, оставив в покое бадью для мытья посуды, сложила на груди руки. В голове у Эдди стала формироваться некая плодотворная идея; все это поняли и теперь смотрели на Эмму, ожидая ее ответа. На кухне воцарилась такая тишина, что, когда Нед случайно шаркнул подошвой ботинка по полу, Эдди чуть не подпрыгнула.

— Ну так как? — спросила Эдди, поскольку Эмма продолжала хранить молчание.

Эмма утвердительно кивнула, посмотрев украдкой сначала на Неда, а потом на Уэлкам.

— В таком случае тебе, чтобы вернуть свои деньги, необходимо найти какой-нибудь объект, в который твой брат захотел бы вложить средства. — Эдди кивнула, как бы подчеркивая важность и справедливость сказанного ею, после чего наколола на вилку кусочек мяса и отправила в рот.

— Но какой? — воскликнула Эмма. — Вот в чем вопрос, не так ли? Что тут в Налгитасе есть такого, что Джон согласился бы финансировать? Ведь он просто так мне денег не пришлет — не такой уж он глупый.

— Да, — согласилась Эдди, — на идиота он не похож.

Нед плотно сжал губы, что свидетельствовало о происходившем у него в мозгу мыслительном процессе.

— Ты могла бы ему написать, что наткнулась на золотоносный участок.

Эмма рассмеялась и положила вилку и нож на свою опустевшую тарелку. Эдди недоумевала, каким образом этой женщине удается так быстро все съедать, если она отправляет в рот такие маленькие кусочки.

— Джон ни за что на свете не станет вкладывать деньги в золотоносные участки или золотые рудники.

— Тогда, быть может, он вложит немного денег в твою шляпную мастерскую? — спросила Эдди.

Эмма покачала головой:

— Я не позволю ему упиваться мыслью, что моя затея с замужеством провалилась и мне приходится самостоятельно зарабатывать себе на хлеб. Кроме того, единственное, что Джон ценит в жизни, — это земля. После смерти отца он купил несколько земельных участков, хотя я и предупреждала его, что почва в наших краях — тощая и неплодородная.

Все трое погрузились в раздумья и размышляли на эту тему до тех пор, пока Уэлкам не подала на стол пирог, который нарезала огромным ножом для разделки мяса.

— Что это? — спросила Эдди.

— Пирог с заварным кремом. Она сказала, что очень его любит. — Уэлкам указала острием ножа на Эмму, после чего разложила пирог по тарелкам, где прежде находилось мясо с картошкой. «Надо бы попросить Уэлкам поставить чистые тарелки», — подумала Эдди, но не попросила, так как Уэлкам могла упрекнуть ее в том, что она корчит из себя барыню. Наколов на вилку кусочек пирога, Эдди поднесла его ко рту и поморщилась: с одного бока он был весь покрыт свиным салом.

— Может быть, вы напишете ему, что присмотрели себе хорошую ферму? — высказала предложение Уэлкам, бесстрашно облизывая лезвие своего большого острого ножа.

Эмма ела медленно, продолжая размышлять даже за едой.

— Джон, конечно, доверяет моим суждениям относительно земельной собственности, но я сильно сомневаюсь, что он купит мне ферму.

Уэлкам фыркнула. Пока она, отложив нож, выдвигала из-за стола стул и присаживалась, все трое в полном молчании смотрели на нее.

— Вы, белые, никуда не годные выдумщики! Послушайте старую негритянку, леди, и сделайте так: отпишите вашему братцу, что нашли участок хорошей земли и готовы заплатить половину требуемой суммы при условии, что он заплатит вторую половину. Все, что от него потребуется, — это прислать недостающие деньги.

Эмма от удивления приоткрыла рот.

— А что? Это может сработать. Более того, я почти уверена, что сработает.

Нед перевел глаза на Эдди, которая в эту минуту смотрела на Уэлкам, задаваясь вопросом, так ли уж умна негритянка на самом деле, или мошенничество просто-напросто у нее в крови. Потом ей пришла в голову мысль, что Уэлкам, вполне возможно, скрывается от закона и в этом смысле ничуть не лучше Неда. А приехала она в Налгитас по той простой причине, что в это захолустье рука закона не дотягивается. Впрочем, то, что касалось Уэлкам, можно было выяснить и попозже. Выразительно посмотрев на Неда, она произнесла:

— Это и впрямь может сработать.

Нед, однако, был настроен скептически.

— Думаешь, этот скряга так вот запросто расстанется со своими денежками? Раскошелится, как только ты его об этом попросишь? Не уверен.

Эмма нахмурилась.

— В этом-то весь вопрос, не так ли? К сожалению, дать на него точный ответ я не в состоянии. — Она говорила медленно, словно размышляла вслух. — Вообще-то Джон искренне считает, что по отношению ко мне поступает честно, и не имеет представления, как я его ненавижу. Раньше он всегда доверял моим суждениям и моей интуиции.

— Но не захочется ли ему взглянуть на эту мифическую землю собственными глазами? — спросил Нед.

— Сейчас время сбора урожая. Джон не захочет уезжать из Канзаса. Кроме того, он и помыслить не может, что его собственная сестра в состоянии его надуть. — Она подняла глаза и улыбнулась сначала Неду, потом Эдди. — Так что, полагаю, попробовать все-таки стоит.

Нед ухмыльнулся:

— Почему бы тебе в таком случае не попросить его прислать сразу десять тысяч долларов — уж коли ты решила влезть в это дело?

— Ну нет. Джон на это никогда не согласится. Кроме того, моя доля — пять тысяч, и с моей стороны было бы несправедливо отбирать у него его часть наследства.

— Несправедливо, говоришь? — переспросила Эдди.

— Да, несправедливо, — повторила Эмма. В ее голосе слышалась несвойственная ей прежде твердость, что немало удивило Эдди.

— А что ты скажешь насчет еще пяти сотен? Пять тысяч пойдут тебе, ну а пять сотен достанутся нам с Недом — за то, что мы согласились тебе помогать. По-моему, это будет справедливо — как-никак я предоставила тебе стол и кров. Вот пусть твой брат за это и заплатит, — Эдди улыбнулась Неду, который ответил ей восхищенной улыбкой.

Уэлкам поднялась из-за стола и крепко-накрепко завязала тесемки своего фартука на спине. Потом она собрала со стола грязную посуду, положила поверх свой разделочный нож и, держа все это сооружение на весу и балансируя им в воздухе, направилась к раковине, где стояла массивная чугунная емкость для мытья посуды. На полпути она остановилась.

— Полагаю, эта сумма должна возрасти до пяти тысяч семисот пятидесяти долларов — чтобы я тоже могла получить свою долю. — Она повернулась к Эдди и раздвинула губы в широкой, несколько кривоватой улыбке. При всем том у Эдди не было никаких сомнений, что Уэлкам говорит совершенно серьезно.

Эдди одарила ее ответной улыбкой. Теперь, когда она хотя бы отчасти стала понимать мотивы ее поступков, ее отношение к Уэлкам изменилось в лучшую сторону.

Негритянка отправилась спать в свой сарайчик, а трое заговорщиков продолжали сидеть за столом и разговаривать, пока не вернулись мисс Белли и мисс Тилли. Обе «пансионерки» вошли через парадный вход и, треща как сороки, проследовали по коридору на кухню. Увидев Эмму, они замерли.

— Вот она! — воскликнула мисс Тилли, внушительных размеров женщина с короткими рыжими волосами и веснушками, которые она припудривала мукой, и невероятно кривыми, как у заправского ковбоя, ногами. — Я знала, что она здесь ночует. Говорила же я тебе, что у нас произошли кое-какие изменения. Ты ведь знаешь, меня часто посещают провидческие видения.

— Старая она какая-то, — прошептала мисс Белли таким громким шепотом, что Эмма ее услышала. Мисс Белли была высокой, полногрудой девицей с черными волосами и такими же темными глазами, которые при виде любого мужчины тут же приобретали мечтательное, манящее выражение. У клиентов она пользовалась бешеным успехом.

— Мы слышали о тебе в городе, — сказала мисс Белли Эмме. — Бог ты мой, да о тебе сейчас говорит каждый встречный и поперечный. Вот уж чего бы мне не хотелось, так это оказаться на твоем месте.

Эдди покачала головой. Обе женщины были так глупы, что за ними нужно было постоянно присматривать. Возможно, именно по этой причине Эдди и взяла их в свое заведение.

— На ее месте вы никогда не окажетесь, — заверила их Эдди.

— Ты к ковбоям из Рокина не приставай. Это мои клиенты. Все до одного, — сказала Эмме мисс Тилли и добавила: — Я это не к тому говорю, что боюсь конкуренции с твоей стороны. Чего мне бояться — с твоими-то внешними данными? Но мужчины такие проказники: вечно им подавай что-нибудь новенькое. Поэтому, даже если они и проявят к тебе интерес, ты должна отвечать им отказом. — Мисс Тилли выбирали редко — особенно в начале вечера, и за каждого из своих постоянных клиентов она готова была драться. — Не советую переходить мне дорогу, — предупредила она.

Эмма вспыхнула: казалось, в эту минуту она от стыда готова была провалиться под землю. Но ничего не сказала. Вместо нее заговорила Эдди:

— Мисс Эмма — моя гостья. Она не шлюха, так что прошу относиться к ней соответственно. И еще: не смейте сплетничать о ней в городе — в противном случае я вас наголо побрею. — При этих словах девушки захихикали. Они знали, что это лишь пустые угрозы — Эдди в них нуждается. Эдди, в свою очередь, знала, что все мало-мальски заслуживавшие внимания новости, почерпнутые девицами в «Чили-Квин», мгновенно разносились их стараниями по всему городу, какими бы строгими карами она им за это ни грозила. По этой причине их нельзя было подпускать к Эмме. Эдди их и к Неду старалась не подпускать, хотя он и сам не проявлял к ним никакого интереса.

Усевшись за кухонный стол, мисс Белли с недовольным видом заявила:

— Эта дама создает нашему заведению плохую рекламу. Мужчины, к вашему сведению, на дух не переносят всяких там невест по переписке.

Эдди посмотрела на Эмму, которая сидела ни жива ни мертва.

— По-моему, Белли, я уже просила тебя следить за своими манерами, — сказала Эдди.

— Я купила себе новые ленточки к шляпке, — казалось бы, совершенно не по теме сказала Тилли и игриво посмотрела на Неда, который тут же отвел от нее глаза.

— Я их вам пришью, — подала наконец голос Эмма.

Эдди покачала головой:

— Служанка здесь одна — Уэлкам, а так как она орудует иголкой, как курица саблей, эти ленточки, Тилли, тебе придется пришить самой. Насколько я знаю, шить ты умеешь, и не сомневаюсь, что ленты будут выглядеть на твоей шляпке просто замечательно. А сейчас забирай с собой Белли и поднимайся вместе с ней к себе наверх. Мы тут обсуждаем важное дело и не хотим, чтобы нам мешали.

— Что это за важное дело, которое можно доверить кухарке? — пренебрежительно сказала Тилли.

Эдди вздохнула:

— Я привезла из Канзас-Сити духи и, если вы не будете совать свой нос куда не надо, сегодня же их вам подарю, — сказала она, жестом предлагая девицам удалиться.

— Пойдем, Белли. Поможешь мне пришить ленты. Я не так уж хорошо умею шить, как тут утверждают некоторые. — Тилли подхватила Белли под локоток и вышла из кухни, хлопнув дверью.

Эдди подошла к двери и, открыв ее, проверила, не подслушивают ли их девицы.

— Я бы с радостью избавилась от этих двух шлюх, если бы они не были такими тупыми, — сказала она, хотя и знала, что слишком мягкосердечна, чтобы кого-нибудь уволить. — Без меня они давно бы уже пропали. Кроме того, других у меня просто нет. Уж и не знаю, как смогу здесь управляться. Разве только милостью господней, — вздохнула она, вспомнив произнесенную Эммой фразу.

Эмма встала с места и подошла к стоявшему у двери ведру с водой. Зачерпнув черпаком воды, она напилась, после чего выплеснула остаток во двор через открытую заднюю дверь.

— Пойду-ка я, пожалуй, к себе, — сказала она.

— Не спеши, — сказала Эдди, тоже поднимаясь на ноги. — У меня на руках бордель, поддерживать который в приличном состоянии входит в мои обязанности; в твои же обязанности в настоящий момент входит написать Джону. Уэлкам принесет тебе карандаш и бумагу, и ты напишешь письмо, после чего я просмотрю текст. — Эдди хотела лично убедиться, что Эмма не допустит в своем послании к брату никаких оплошностей, которые могли бы выдать их намерения. Эта женщина совершенно не умела хитрить, в отличие от нее, Эдди, которая когда-то была весьма искусной мошенницей, да и сейчас еще могла дать фору кому угодно.

Эдди прошла в свою бывшую комнату и достала из гардероба новое платье, чтобы отнести его в спальню мисс Фрэнки. Ночевать в маленькой душной комнате во второй раз ей отнюдь не улыбалось, но, как видно, с этим ничего уже нельзя было поделать. Оставалось только надеяться, что в воскресный вечер, когда работы в заведении мало, ей не придется самой ублажать клиентов. Выходя из комнаты, она оглянулась на Эмму, спрашивая себя, оценила ли эта женщина их план и старания вытащить ее из беды. Потом она перевела взгляд на Неда, который ей подмигнул. Уж этот человек, во всяком случае, видел все достоинства предприятия, которое она затевала, и всегда был готов ее поддержать.

Эмма взяла лист бумаги и положила его перед собой на клеенку. Бумага основательно измялась, и она старательно разгладила ее ладонью.

Нед взял карандаш, с критическим видом обозрел его сломанный кончик, после чего извлек из кармана перочинный нож и, прежде чем приступить к заточке, с хищным видом провел пальцем по лезвию. Покончив с работой, он протянул карандаш Эмме, а карандашные очистки ребром ладони сгреб на столе в кучку.

— И что же ты ему напишешь? — спросил он.

Эмма пожала плечами.

— Хоть он и мой брат, я в жизни не писала ему писем. — Нахмурившись, она склонилась над бумагой и потянулась за карандашом. При этом она невольно коснулась указательного пальца Неда. Нед быстро поднял на нее глаза, но она на него даже не взглянула.

«Дражайший братец Джон», — начала было выводить Эмма, но потом остановилась. — Я его так никогда не называла. — Зачеркнув «дражайший», она немного подумала, а затем зачеркнула всю фразу целиком. — Это ведь должно быть деловое письмо, не так ли?

Нед чинно сложил руки на столе.

— Похоже, вам особенно нечего сказать друг другу.

— Это точно, — не стала спорить с ним Эмма. Нед хотел было добавить что-то еще, но Эмма протестующим жестом подняла вверх руку. — Мне необходимо сосредоточиться.

Чтобы написать письмо, потребовалось не менее часа. Все это время Эмма что-то зачеркивала, переставляла местами и переписывала заново, вставляя тут и там удачные, по ее мнению, слова. Поставив наконец подпись, она принялась перечитывать про себя это послание, чуть заметно шевеля губами.

— Пожалуй, так подойдет, — сказала она.

Нед протянул руку, чтобы взять исчерканный карандашом листок, но Эмма покачала головой:

— Ты ничего там не разберешь. Все это надо переписать. В этом доме есть приличная бумага и чернила?

Нед пожал плечами.

— Не видел, хотя, не скрою, мне как-то и в голову не приходило обращать внимание на нечто подобное.

— Если я перепишу письмо чернилами, оно будет выглядеть солиднее. Джон всегда пишет деловые письма чернилами. — Эмма взяла еще один лист серой бумаги и аккуратно переписала письмо карандашом. Потом она подошла к плите, отодвинула кочергой заслонку очага и бросила первоначальный вариант в огонь.

— Не стоит оставлять черновик на столе, где девушки Эдди могут его найти, — объяснила Эмма. Она пошевелила кочергой угли, чтобы убедиться, что пламя полностью охватило бумагу и от нее остался один только пепел. Потом она вернулась к столу, где Нед с интересом изучал составленное ею послание. Когда он читал, то не водил пальцем по строчкам, как это делала Эдди.

Прочитав письмо, Нед положил его на стол и некоторое время смотрел на него, в то время как Эмма внимательно наблюдала за ним, пытаясь определить его реакцию.

— Ты — мужчина. Твое мнение для меня особенно важно, — пробормотала она, словно оправдываясь.

Нед перевел взгляд на свои руки, обнаружил у себя на манжете какое-то пятно, сделал попытку соскоблить его ногтем, но, поскольку у него ничего не получилось, закатал рукав, так что пятно исчезло из виду.

— Тогда начнем сначала. Прежде всего, если бы я был твоим братом, который, по твоим словам, терпеть тебя не может, мне было бы наплевать, что там думает о тебе твой муж. Меня интересовал бы только один вопрос: какие деньги я могу заработать с твоей помощью. Поэтому эту фразу я бы убрал.

Эмма взяла карандаш и вычеркнула соответствующую строчку.

— Есть еще кое-что, — сказал Нед, тыча в бумагу пальцем. — Ты не написала, почему владелец ранчо согласился продать тебе земельный участок за полцены. Я бы сразу заподозрил, что здесь что-то нечисто, если бы мне предложили приобрести участок ценой в двадцать тысяч долларов за одиннадцать тысяч пятьсот.

Эмма обдумала его слова.

— Полагаю, ты прав. — Она немного подумала и что-то вписала между строк.

Нед взял письмо и, снова пробежав его глазами, посмотрел на Эмму и ухмыльнулся:

— Вот теперь все более-менее правильно.

При этих словах Эмма улыбнулась с выражением облегчения, и морщинки у нее на лбу разгладились. Заново переписав письмо, она щелчком переправила листок на ту сторону стола, где сидел Нед. Перечитав, так сказать, послание исправленное и дополненное, Нед хитро улыбнулся и сказал:

— Ты сделала ошибку. В слове «написаное» два «н», а не одно.

Сначала Эмма удивилась, а потом ее щеки залила краска смущения. Взяв письмо, она вставила недостающее «н».

— Где это ты так навострился грамотно писать?

— Прежде чем сбежать из дома, я, между прочим, учился в школе. Не такой уж я тупой и необразованный, как некоторые здесь думают.

— Теперь я и сама в этом убедилась, — сказала Эмма.

Эмма стала складывать письмо так, чтобы осталось место, где написать адрес, но Нед накрыл ее ладошку рукой.

— Давай подождем Эдди. Она тоже хотела его прочитать. А лучше всего поступать так, как того требует Эдди.

Эмма напряглась.

— Я думаю, мне лучше знать, что и как писать своему брату.

— Я уже сказал: пусть его прочтет Эдди, — с нажимом повторил Нед.

Эмма, чуть поколебавшись, кивнула:

— Ну что ж, ладно, пусть прочтет.

Нед качнулся на своем стуле, отодвигаясь от стола и балансируя на задних ножках, крикнул в сторону задней двери:

— Эй, Уэлкам, где ты там? Заходи! — И почти в тот же миг дверь распахнулась, и негритянка вошла на кухню. — Пойди разыщи мисс Эдди и скажи, что срочно требуется ее присутствие.

Уэлкам подняла на него недовольный взгляд.

— Что за спешка? Что тут у вас такого важного, что она должна все бросить и бежать к вам?

— Скажи что хочешь. Даже правду можешь сказать, ты же подслушивала под дверью, верно?

Эмма повернула голову так, чтобы видеть Уэлкам, которая, встретившись с ее взглядом, сразу же отвела глаза и вышла из кухни в коридор. Через минуту на кухне появилась Эдди; поскольку ее оторвали от дел, выражение у нее на лице было недовольное. Эмма протянула ей письмо, которое Эдди прочитала стоя.

— Интересно, почему ты не написала, что муж от тебя в восторге? — спросила она. — Я бы обязательно это отметила.

— Она права, — сказал Нед, стараясь не смотреть на Эмму.

Эмма ничего не сказала. Она молча забрала письмо у Эдди и вписала недостающую строчку, потом она взяла еще один лист из пачки и стала переписывать письмо набело. Нед посмотрел на Эдди поверх головы Эммы и подмигнул ей. Эдди перевела взгляд на вернувшуюся на кухню негритянку, грозно блеснула глазами и, положив руки на поясницу, сказала:

— Ступай во двор и займись каким-нибудь полезным трудом. Я плачу тебе за работу, а не за то, что ты стоишь у задней двери и подслушиваешь.

— Это дело — такое же мое, как и ваше, — возразила ей Уэлкам. — Моя доля составляет в нем двести пятьдесят долларов. — Негритянка вышла через заднюю дверь, и ее густой, утробный смех еще долго доносился со двора.

Наблюдая за тем, как Уэлкам выходит из кухни, Эдди от нетерпения щелкнула зубами. У ее матери имелась точно такая же привычка, и Эдди попыталась вспомнить, когда она впервые взяла ее на вооружение. Выяснилось, что довольно давно. В такие минуты ей приходило в голову, что она стареет, а возраст в ее бизнесе самый страшный враг — даже для «мадам». Хорошо еще, подумала Эдди, что у нее нет седины, особенно такой, какую нельзя закрасить краской «под красное дерево». Она выпрямилась, подтянула живот и, выгнув бровь, призывно глянула на Неда. Но тот не отрываясь смотрел на Эмму, которая в этот момент еще раз проверяла текст письма.

Эдди продолжала смотреть на Неда до тех пор, пока он не поднял на нее глаза и не залился вдруг румянцем, как если бы его застали за каким-нибудь недостойным занятием. Эдди тут же захотелось узнать, о чем он в эту минуту думал.

— Читай, послушаем, что получилось, — сказала Эдди.

Эмма откашлялась.

— «Брат Джон», — начала она, потом опустила письмо и, обращаясь к Эдди, объяснила: — Он точно так же экономно расходует слова, как и свои деньги. Что-нибудь цветистое ему бы не понравилось.

Эдди согласно кивнула.

Эмма поднесла письмо так близко к глазам, что Эмма подумала, уж не близорука ли эта женщина. Возможно, она слишком тщеславна, чтобы носить очки; с другой стороны, такой простофиле, как Эмма, вряд ли могло быть свойственно тщеславие. У Эдди зрение было отличное, и она могла разглядеть на расстоянии пятидесяти футов даже дырку от сучка в двери сарая, чем немало гордилась.

— «Брат Джон, — снова начала читать Эмма. — Полагаю, тебе приятно будет узнать, что нынешнее мое замужнее состояние вполне меня устраивает. Мой муж очень похож на тебя — такой же трудолюбивый и так же не богат словами. И, как ты, копит денежки. В общем, он мне подходит».

— К чему ты все это пишешь? — спросила Эдди.

— Чтобы Джон мне поверил, — ответила Эмма. — Если бы я написала, что муж мой хорош собой и я с ним счастлива, Джон бы решил, что у меня ум за разум зашел. Дело в том, что Джон не верит в любовь.

Эдди отлично знала этот тип мужчин.

— Ладно. Читай дальше.

Эмма кашлянула, прочищая горло.

— «Перед моим отъездом ты просил, чтобы я следила за инвестициями. Другими словами, подыскивала, куда здесь можно вложить деньги. Мне кажется, я нашла неплохой объект для инвестиций, о чем и хочу поставить тебя в известность. У моего мужа появилась возможность прикупить к своему ранчо участок земли в 20 тысяч акров за 11.500 долларов. Рыночная стоимость этого участка, представляющего собой отличный выгон для скота, раза в два выше, но, поскольку он со всех сторон окружен владениями моего мужа, желающих его приобрести не так много и владелец участка готов уступить его задешево».

Эмма посмотрела на Эдди и улыбнулась.

— По-моему, мне удалось выдумать неплохой предлог, чтобы оправдать невысокую цену участка.

Поскольку Эдди промолчала, Эмма опустила глаза и продолжала:

— «Мистер Уитерс и сам приобрел бы его, но всех денег у него нет. Вот что он предлагает: каждый из вас вложит в дело половину требуемой суммы. Мистер Уитерс будет пасти на указанном выгоне скот; половина приплода будет числиться как принадлежащая тебе, но он не будет взимать с тебя плату за его содержание, пока скот не будет продан. После продажи он вычтет эти деньги из причитающейся на твою долю прибыли, как, равным образом, те пять процентов, которые ты нам обещал в случае, если я найду подходящий объект для вложения капитала. Поскольку мы все отныне связаны родственными узами, мой муж в качестве акта доброй воли обязуется в течение трех лет не взимать банковский процент с твоей доли прибыли от продажи скота и не требовать от тебя дополнительных вложений на случай операций, необходимость которых вытекает из владения совместной собственностью. Мне кажется, эта сделка выгодна для обеих сторон. Ты говорил, что мой муж будет лучше думать обо мне, если я продемонстрирую ему свою практическую сметку. И я, взявшись уладить это дело, готова ему ее продемонстрировать — как раньше не раз демонстрировала тебе. Но с покупкой необходимо поторопиться: ходят слухи о том, что за рекой, которая примыкает к упомянутому выше участку, обнаружены залежи ценной руды, и мы полагаем, что, если эта новость дойдет до владельца земли, он может взвинтить цену. Закон позволяет прокладывать дороги через сельскохозяйственные угодья, если поблизости есть залежи ценных ископаемых; при этом местные власти платят владельцу отступное».

— Это я сама только что придумала, но Джон ни за что не догадается, — сказала Эмма, не поднимая глаз.

— «Если в предлагаемой мной сделке тебя все устраивает, вышли мне деньги обычным почтовым переводом. Пока мистер Уитерс завершает отделку дома, который он для нас выстроил, я проживаю в респектабельном пансионе, где останавливаются проезжающие леди.

Можешь полностью на меня положиться.

С уважением,

твоя сестра

Эмма Роби Уитерс».

— И все-таки я никак не могу взять в толк, почему он должен тебе поверить, — сказал Нед.

— О, ты его не знаешь. Он просто помешан на деньгах. Это мешает ему трезво смотреть на вещи, — сказала Эмма. — Кроме того, ему и в голову не придет, что его единственная сестра может поступить с ним нечестно. Эта мысль была бы для него слишком унизительна.

Нед пожал плечами:

— Что ж, возможно, ты и права.

Такие мужчины, как Джон, были хорошо знакомы Эдди, поэтому она просто кивнула в знак одобрения. Пока Эмма в очередной раз переписывала свое послание начисто, Эдди полезла в комод, достала из выдвижного ящика марку стоимостью в два цента и положила на стол.

Эдди боялась, что Эмма может передумать, и не хотела рисковать.

— Уэлкам опустит письмо в почтовый ящик сегодня же вечером. Зайди, Уэлкам! — окликнула она негритянку, ни секунды не сомневаясь, что та подслушивает у задней двери. Более того, мысль о том, что служанка где-то здесь рядом, странным образом успокаивала ее, позволяла ей чувствовать себя более уверенно, словно под охраной. Через несколько секунд задняя дверь распахнулась, и в комнату бесшумно, как тень, проскользнула Уэлкам. Не сказав ни слова, она взяла письмо со стола и сунула его вместе с маркой в карман фартука. Потом она повернулась и вышла из кухни; сквозь кухонное окно Эдди видела, как Уэлкам широкими шагами пересекла двор и, выйдя на грязную дорогу, которая вела к городу, растаяла в вечернем сумраке.

 

3

Мисс Тилли и мисс Белли отправились в поход по салунам, поставив Эдди в известность, что у них нет никакого желания проводить, время в компании с женщиной, которая похожа на немолодую школьную учительницу. Эдди не имела представления, где они почерпнули информацию о школьных учительницах да еще и прониклись к ним такой неприязнью, поскольку, по ее сведениям, в школу они никогда не ходили.

Уэлкам на заднем дворе развешивала выстиранное белье на веревках, натянутых между сараем и деревянной уборной. Эмма ухаживала за побегами чайных роз, которые она посадила на заднем дворе. Она обращалась с ними очень нежно — как если бы это были ее дети, и каждый час или два их поливала. Эдди, обмахиваясь веером, сидела на стуле с прямой спинкой в тени заднего крыльца, наблюдая за тем, как Эмма ходит за водой; ведро она несла в правой руке, а левую держала на отлете и балансировала ею. Эмма отрабатывала свой стол и кров в поте лица, и Эдди считала, что в этом ей необходимо отдать должное. За пять дней, что Эмма провела в «Чили-Квин», она показала себя мастерицей на все руки и ни минуты не сидела без дела. Она выбила и вычистила ковер, покрывавший пол в гостиной, сшила шторы для окон на кухне, засеяла находившийся в ведении Уэлкам огород и вставила выбитое стекло в спальне. Когда у нее выдавалось свободное время, она доставала свой мешочек с принадлежностями для рукоделия и принималась сшивать вместе разноцветные лоскутки; она уже успела изготовить не менее полудюжины фрагментов лоскутного одеяла, над которым работала. Тем не менее Эдди не могла отделаться от навязчивого чувства, что с этой женщиной что-то не так. Она не могла сказать, что именно, и это ее нервировало.

— Эта дамочка вкалывает как ломовая лошадь. На нее смотреть — и то утомительно, — заметил Нед. Он сидел на ступеньках крыльца рядом с Эдди, облокотясь на колени и подперев голову рукой.

Эдди хотела было сказать, что его утомляет не только любой труд, но даже мысль о нем, но вовремя прикусила язычок.

— Ты слышал когда-нибудь, чтобы в борделе росли розы? — спросила она, переводя разговор на другую тему. — Не хватает еще, чтобы во дворе появилась статуя какой-нибудь собачки и изо рта у нее забил фонтан.

— А что? Неплохо бы смотрелось. Когда я жил на ферме, мои сестры всегда сажали цветы, — сказал Нед. — А если Эмма и впрямь установит здесь статую собаки, ее можно будет назвать Рио. У меня была когда-то собака по кличке Рио. Лохматая черно-белая псина таких вот примерно размеров. — Нед чиркнул по воздуху рукой на уровне колена.

Эдди с любопытством на него посмотрела.

— Не припомню, чтобы ты раньше говорил о доме. За исключением того, что с радостью его оставил.

— Я и сейчас этому рад, — протянул Нед, лениво созерцая двор. — Потому-то и вспоминаю о доме редко. Но я хотел бы снова увидеть Рио. Правда, он, скорее всего, уже сдох. Если же нет, ему сейчас должно быть лет двадцать пять.

— А почему ты вообще вспоминаешь о тех давно минувших днях? — Эдди отложила веер, достала платок и вытерла шею. Потом она просунула руку с платком за вырез платья, чтобы промокнуть выступившую на плечах и на груди испарину. — На мне можно яичницу жарить — так я нагрелась.

Нед повернулся к ней и стал с улыбкой наблюдать, как она оттягивала на своей пышной груди и плечах платье, пытаясь хоть немного охладиться.

— Быть может, потому, что у меня с некоторых пор появилась сестра, о существовании которой я даже не подозревал.

— Принеси мне водички попить, ладно?

Нед поднялся с места и лениво побрел к колодцу. Пока он поднимал ногу, сгибал ее в колене, ставил на землю и поднимал другую, хватило бы времени, чтобы просвистеть мотивчик популярной песенки. Подняв ведро, Нед зачерпнул ковшом воду и, расплескивая ее во все стороны, отнес Эдди. Она напилась, после чего отдала ковш Неду. Он сделал несколько глотков, а оставшейся водой аккуратно полил розовый кустик — один из тех, что Эмма посадила вокруг дома.

— И с чего это тебе взбрело в голову сказать ей, что мы — родственники? Что-то я не припомню, чтобы ты прежде придавала такое значение респектабельности.

Эдди взяла веер и с шелестом погнала им прочь от себя горячий воздух. Честно говоря, она и сама не знала, почему не сказала Эмме правду, и была немного удивлена, что эта женщина даже не заподозрила, как все обстоит на самом деле. Возможно, впрочем, она во всем уже разобралась и молчала из опасения, что Эдди потребует у нее назад свою спальню.

— Когда в воскресенье утром ты влез к ней в окно, она пребывала в убеждении, что находится в пансионе. Возможно, в тот момент я не хотела, чтобы она знала, что я сплю с преступником. У меня, знаешь ли, тоже есть гордость.

— Да ладно тебе, Эдди! «Гордость» — скажешь тоже. Когда это тебя заботили такие вещи? — Нед снова присел на ступеньку. — Тебе надо сказать ей правду — и теперь же. Тогда мы сможем забрать у нее спальню.

Эдди обдумала его слова. Ей ничего не хотелось так сильно, как снова оказаться в постели рядом с Недом. Он был на редкость привлекательный мужчина. Когда он вот так едва заметно ей улыбался, а взгляд его зеленых глаз скользил по ее телу, Эдди казалось, что все ее женское естество начинает таять, подобно оставленной на солнце карамельке. В жизни Эдди было много мужчин, и кое-кто из них ей очень даже нравился, однако не так, как Нед. Ха! Да стоило ей только посмотреть на этого человека, как у нее становилось легко на сердце.

Когда Эдди впервые его увидела, все у нее внутри затрепетало; надо сказать, он тоже был разбит ею наголову в первую же минуту. Помнится, тогда она открыла парадную дверь «Чили-Квин» и неожиданно обнаружила на ступеньках нового посетителя. В одно мгновение охватив его взглядом с ног до головы и оценив по достоинству ладную фигуру и привлекательное лицо, она предложила ему войти. Ей не пришлось напоминать ему о правилах приличия и говорить что-нибудь вроде: «Быть может, вы все-таки снимете шляпу, сэр?» — как она делала, обращаясь к большинству ковбоев. Нет, он снял шляпу прямо у двери и вошел в ее заведение с непокрытой головой. Эдди провела его в гостиную и представила девицам, но он даже на них не посмотрел. Вместо этого он присел на диван и стал разговаривать с Эдди. Когда появлялся очередной посетитель, Нед терпеливо ждал, пока Эдди, представив его одной из своих девушек и получив с него деньги, вернется к нему. Когда последний клиент покинул заведение, Нед отправился вместе с Эдди в ее спальню. Это было четыре года назад. С тех пор он стал регулярно посещать «Чили-Квин», где его всегда принимали с распростертыми объятиями, вне зависимости от того, оставался ли он на ночь или на две — или, как это бывало, проводил здесь несколько недель. За первую ночь Нед не заплатил; с того времени Эдди никогда не заводила с ним разговор о деньгах. Эдди позволяла ему оставаться, что называется, жеребцом без узды, который скачет, куда ему вздумается, и всегда с радостью встречала его, когда он возвращался. Она никогда не спрашивала его, где он был, хотя обычно знала об этом. По правде говоря, несколько грабежей он совершил с ее подачи, воспользовавшись информацией, почерпнутой ею из разговоров не в меру болтливых клиентов. Разумеется, продумывал и приводил в исполнение такого рода планы Нед. Его ничуть не задевало то обстоятельство, что Эдди содержит публичный дом. Он никогда не относился к ней пренебрежительно и не упрекал за то, что она спала с другими мужчинами, а это чего-нибудь да стоило.

Из-за душевной склонности к Неду Эдди не вышла бы замуж за своего приятеля из Канзас-Сити, даже если бы тот и сделал ей предложение. Возвращаясь домой, она немало размышляла о замужестве и семейной жизни; но, надо признать, с Недом они на эту тему никогда не разговаривали. Правда, как-то раз она поведала ему о своей мечте вернуться в Сан-Антонио и открыть закусочную в мексиканском стиле, а может быть, и ресторан. Возможно, если бы ей удалось собрать достаточно денег для переезда, Нед бы с ней и поехал — в качестве ее мужа. Так, во всяком случае, она думала, а пока… Пока же она, как могла, заботилась о Неде. Она не заставляла его работать, и он работал только в том случае, если сам этого хотел; но Эдди не сомневалась, что работать ему не хочется. Он устал от необходимости постоянно скрываться от властей и стал поговаривать, что не прочь отойти от дел с теми деньгами, которые достались ему при последнем ограблении. Тогда он взял чуть больше пяти тысяч долларов, которые на этот раз не спустил, как обычно, а приберег. Так, по крайней мере, он сказал Эдди. Женщина этих денег никогда не видела и не имела ни малейшего представления, где Нед их прячет. Но не это ее заботило. Она видела проблему в другом — не знала, захочет ли Нед на ней жениться. Быть может, необходимость провести несколько ночей в сарае в одиночестве заставит его наконец понять, до какой степени она ему необходима. Нет, она не скажет Эмме, что они с Недом — любовники.

— Она долго здесь не задержится. Только до тех пор, пока брат не пришлет ей денежки, — сказала Эдди. — Кроме того, где же ей еще спать? В комнате мисс Фрэнки ее не положишь, в сарае — тем более. А если уж тебе так приспичило — заходи к нам в качестве клиента.

— А если зайду — прикажешь мисс Белли позвать, что ли? — спросил Нед.

Эдди, однако, его уже не слушала: все ее внимание было сосредоточено на дороге. По направлению к «Чили-Квин» медленно ехали двое верховых. Один из них указывал пальцем на Эмму, которая в этот момент, налегая на лопату, копала очередную яму под рассаду. Мужчины рассмеялись и проехали мимо.

— Нет, ты только посмотри на это, — нахмурившись, сказала Эдди. — Она меня позорит! Мужчины ее видят и, естественно, думают, что она — одна из моих девушек. Ничего удивительного, что бизнес стал идти хуже.

— Он всегда не слишком хорошо идет в середине недели. Сама же говорила, — заметил Нед. — Кроме того, ковбои из Рокина копают сейчас ямы под телеграфные столбы. Так что до субботнего вечера ты никого из них не увидишь.

— Нет, во всем виновата эта женщина, — упорствовала Эдди. — Если она и впредь будет заниматься своими глупостями, мы не успеем оглянуться, как в одно прекрасное утро над главной дверью «Чили-Квин» появится вышитое полотнище, на котором будет значиться: «Добро пожаловать. Да пребудет с вами Иисус!» — Эдди отложила веер и наклонилась к Неду: — Ночью она, разумеется, дрыхнет в своей комнате, но днем выбирается наружу и начинает работать в саду. Или сидит здесь, на крыльце, на этом самом стуле, где ее отовсюду видно. Сидит — и шьет свое лоскутное одеяло, как если бы здесь был не бордель, а дом призрения для престарелых леди. Как-то раз она даже меня спросила, нет ли у меня кресла-качалки, которое можно вынести во двор, — с возмущением закончила она, все больше распаляясь.

— Я ничего не имею против того, чтобы посидеть в кресле-качалке, — сказал Нед. Эдди хотела его шлепнуть; но он увернулся и добавил: — Нам просто надо немного подождать. Ты же сама сказала, что она пробудет здесь неделю — максимум две. Я, во всяком случае, не могу заставить ее ничего не делать.

— Похоже, что так, — сказала Эдди, обдумав его слова. — Возможно, впрочем, и ты на что-нибудь сгодишься. Пора уже тебе начать отрабатывать свой стол и кров.

Нед с подозрением на нее посмотрел.

— Только не надо портить людям жизнь. Мне и так хорошо.

— То-то и оно, что слишком уж хорошо, — начала было Эдди, но вовремя прикусила язычок. Она всегда делала все сама, и попросить Неда натянуть бельевую веревку или починить испорченную защелку на дверце гардероба ей и в голову не приходило. Возможно, он любил ее еще и по этой причине. Она была не похожа на других женщин. А Нед относился к тому типу мужчин, которым не нравилось, когда от них требовали каких-либо услуг. Если он что и делал, то исключительно по собственному желанию. Но сейчас она собиралась поручить ему работу, которую сама была сделать не в состоянии, как и нанять для ее выполнения человека со стороны, — это вам не колючую проволоку к кольям прибивать и не бельевую веревку натягивать. Это было такое дело, с которым бы никто, кроме Неда, не справился. — Нет, ты только посмотри: она опять болтает с Уэлкам, отвлекает ее от дела. Если разобраться, она здесь всем только мешает, лезет, куда ее не просят. — Эдди набрала в грудь побольше воздуха и выпалила: — Я хочу, чтобы днем ты ходил с ней на прогулку.

Нед выразительно хмыкнул.

— Я серьезно.

— Да брось ты, Эдди…

— Мне нужно, чтобы днем ее здесь не было.

Нед поднялся со ступенек, встал у Эдди за спиной, обнял ее и поцеловал в кончик уха.

— Послушай, детка, к чему такие сложности? Ты сама не заметишь, как она отсюда уберется, и кроме этих розовых кустов, которые ты обязательно полюбишь, потому что уж больно красиво они по весне распускаются, и двухсот пятидесяти долларов, которых у тебя раньше не было, ничто тебе о ней напоминать не будет.

Эдди прижалась спиной к мускулистой груди Неда, но потом решила, что нежничать сейчас не время, и выпрямилась. Несколько дней наедине с Эммой, весьма возможно, заставят его еще больше оценить ласки Эдди.

— Только не надо мне зубы заговаривать. У меня процветающий бизнес, и я надеюсь, что ты сделаешь все, чтобы он процветал по-прежнему.

Нед начал массировать Эдди шею и плечи.

— Ну и как мне прикажешь ее развлекать? В церковь водить, что ли?

— И в церковь, если понадобится. Только до воскресенья еще три дня. Так что службы не проводятся. Можешь взять двуколку и съездить с ней куда-нибудь покататься.

— Это что же — так три дня и ездить? — Нед игриво ущипнул Эдди за полное плечико, и женщина на мгновение прикрыла глаза.

— Каждый день. Пока не придут эти проклятые деньги.

— А вдруг она не захочет со мной кататься?

— Полагаю, ты сумеешь ее уговорить.

Нед убрал руки с плеч Эдди и облокотился о перила. Больше они ничего друг другу сказать не успели, поскольку в эту минуту Уэлкам пересекла двор, подошла к ним и, поставив свою большую бельевую корзину на порог, присела рядом, широко расставив ноги.

— Ну, кажись, я все перестирала — если, конечно, эта леди не обнаружит ненароком еще какую-нибудь грязную тряпку. — Уэлкам кивком головы указала на Эмму. — Она меня просто загоняла.

— Да, она старается на совесть, — сказала Эдди.

— Кстати, ты могла бы постирать еще и мою рубашку, — сказал Нед, распрямляясь и начиная ее расстегивать. — Заодно и пуговицы отполируешь. Я пришил себе медные, но как-то вдруг выяснилось, что они быстро тускнеют.

— Я на тебя работать не нанималась, — сказала Уэлкам.

Нед нахмурился и посмотрел на Эдди, но та лишь рассмеялась:

— Я тоже ничего не буду для тебя делать. Потому что ты ради меня пальцем о палец не ударишь. Если хочешь, чтобы у тебя сверкали пуговицы, смешай соль с уксусом и надраивай их сам сколько влезет. — Потом она повернулась к Уэлкам: — Нед хочет, чтобы на нем все сверкало, потому что собирается прокатить Эмму на двуколке.

Уэлкам, прищурившись, посмотрела на Неда.

— С чего это тебе взбрело в голову ее катать?

— Я его об этом попросила, — сказала Эдди. — Мне необходимо убрать ее отсюда, пока она не доконала мой бизнес.

— Я могла бы подыскать для нее работу в доме, а быть может, нашла бы ей занятие и на огороде, — высказала предложение Уэлкам.

Огород был полностью идеей Уэлкам. Она начала с ним возиться на следующий же день после своего приезда. Хотя Эдди считала, что огороду во дворе борделя не место — так же, как и розовым кустам, она изменила свое мнение, когда Уэлкам принесла ей первые листья салата-латука. После этого Эдди задалась вопросом, не трудилась ли Уэлкам во времена рабства на плантациях: когда та склонялась над стиральной доской, она видела на ее могучих руках и на левом плече шрамы. Но могло статься, что Уэлкам, подобно большинству негров, которых Эдди знала, просто-напросто слишком близко принимала к сердцу вопрос, где и как в случае чего раздобыть хлеб насущный, а такого рода беспокойство знакомо было и Эдди.

— Эмма и так уже весь двор перекопала. Если не можешь сама следить за огородом, нечего тогда было его и заводить.

Уэлкам пожала плечами.

— Борьба с природой доставляет мне удовольствие. — Поднявшись на ноги, она повернулась к Неду и кивнула: — Давай сюда свою рубашку. Так и быть, смешаю соль с уксусом и надраю тебе пуговицы.

Нед снял рубашку и отдал ее Уэлкам, которая, внимательно оглядев его обнаженный торс, вдруг расхохоталась.

— Не понимаю, что смешного? — спросил он.

— Ты на негра похож — правда, частями. Грудь у тебя белая, а шея и руки темные — точь-в-точь как у меня. Стало быть, ты наполовину негр, наполовину белый.

Нед промолчал и направился в сарай за чистой рубашкой. Эдди посмеялась вместе с Уэлкам, а потом заметила:

— Ничего не имею против мужчин, которые наполовину негры, а наполовину — белые.

Уэлкам перевела вдруг изменившийся взгляд на Эдди и пробормотала:

— Это, доложу я тебе, такая беда, что ты и представить не можешь.

— Ну, тебе лучше знать, — заметила Эдди.

— Ясное дело, — только и сказала Уэлкам. Подняв корзину с бельем и уперши ее в бок, она пошла в дом, бормоча: — Да простит мне бог грехи мои тяжкие…

Эдди сидела на заднем крыльце, обмахиваясь веером, пока не появился одетый в белую рубашку Нед. Заодно он надел чистые штаны, а его сапоги выглядели так, будто он прошелся по ним сапожной щеткой. Подойдя к колодцу, он облил голову водой и пальцами зачесал назад мокрые волосы; после этого он подошел к Эмме и что-то ей сказал. У Эммы появилось на лице озадаченное выражение; некоторое время она раздумывала над его словами, потом заулыбалась и согласно кивнула. Двинувшись к дому, Эмма на ходу поправила волосы и опустила закатанные рукава блузки. Неожиданно Эдди ощутила укол ревности и подумала, что была бы не прочь поменяться сейчас с Эммой местами и прокатиться на двуколке вместе с Недом. Возможно, с этими поездками она что-то перемудрила. Прежде чем Эмма успела пересечь двор, Эдди встала и вошла в дом.

— Вот что, — сказала она Уэлкам. — Отдай его рубашку мне. Я сама начищу ему пуговицы.

* * *

— Так ноженьки ломит, что спасу нет, — сказала на следующее утро Уэлкам, когда Эдди спустилась к завтраку и обнаружила, что служанка сидит за столом, вытянув ноги и положив их на соседний стул.

Эдди покосилась на ее мощные, голые, явно косолапые конечности.

— У меня тоже кое-что ломит, так что сочувствия от меня не дождешься, — сказала она с кислым видом. — Завтрак готов? — Ей было до смерти обидно, что Нед радовался жизни, катаясь по окрестностям с Эммой, в то время как она была вынуждена остаться в заведении и работать. Она даже ночью почти не спала: так из-за этого себя накрутила, напрочь позабыв о том, что мысль об этих прогулках пришла в голову ей, а вовсе не Неду.

Уэлкам опустила ноги на пол, оправила длинную полосатую юбку, но с места не двинулась.

— Я уже испекла на завтрак лепешки для Неда и этой леди. А потом замесила тесто и нажарила оладий для девиц, но я могла бы с равным успехом накормить их цыплячьими головами, поросячьими хвостиками и пастернаком — все равно благодарности от них не дождешься. Но я не нанималась готовить завтраки по три раза на дню, в особенности для тех, кто этого не ценит. Так что сегодня утром я больше ничего готовить не буду — даже пальцем не пошевелю. Вот так-то вот.

— Где Нед?

Уэлкам мрачно на нее посмотрела.

— Я собрала им кое-какой еды, завернула в клетчатую скатерть и уложила все это в небольшую корзинку, а потом они вскочили на коней и умчались бог знает куда. Он — в новой, чистой рубашке, а она — в платье для верховой езды, вся такая возбужденная… Уже несколько часов минуло, как они уехали. Если хочешь знать, есть во всем этом какая-то чертовщина.

— Да ничего я не хочу знать! Разве я тебя о чем-нибудь спрашивала? — ответила Эдди. — И вообще: тебе-то какое до всего этого дело?

Уэлкам неопределенно пожала плечами.

— Ты собираешься кормить меня завтраком? — спросила Эдди.

— Нет, мадам, не собираюсь.

Эдди вздохнула.

— Ты всегда будешь мне перечить?

— Если тебя что-нибудь не устраивает — я мигом отсюда съеду. Ты только слово скажи. — Уэлкам ухмыльнулась и, опершись о столешницу, поднялась со стула. — Ладно, так и быть, дам тебе хлеба с джемом. Эта привезла в своем сундучке кувшинчик айвового джема, сегодня утром отдала его мне и сказала, чтобы я тебя угостила. Девиц я, конечно же, джемом не угощала. В один прекрасный день я накрошу кукурузного хлеба, смешаю с пареным горохом, добавлю сусла, вылью эти помои в корыто и заставлю их съесть без ложки. Кстати сказать, точно так же кормили когда-то детей рабов.

Эдди наклонилась вперед и, пристукнув одним кулачком по другому, спросила:

— Тебя так, что ли, в детстве кормили?

Лицо у Уэлкам словно окаменело. Оправив ярко-красный головной платок, она отвернулась, подошла к сушилке для посуды и взяла большой разделочный нож. Достав из шкафчика начатую буханку хлеба, она отрезала ломоть, положила его на тарелку, а потом, прихватив масленку и кувшинчик с джемом, отнесла все это на стол.

— А ведь ты была рабыней, верно? — спросила Эдди.

— Я была еще совсем молоденькой, когда пришла свобода, — сказала Уэлкам, не отвечая на вопрос впрямую.

Эдди не стала на нее давить. Щедро намазав хлеб джемом, она некоторое время молча жевала, погрузившись в размышления. Потом спросила Уэлкам, есть ли на сундучке Эммы замок.

Уэлкам никак на ее слова не отреагировала, но, в свою очередь, задала ей вопрос:

— Как же ты допустила, чтобы он вот так ее увез — даже не в двуколке? Она, правда, очень хотела прокатиться на лошади, но бокового дамского седла у тебя-то ведь нет, верно? Вот она и уселась верхом, как мужик. Выглядело это, доложу я тебе, не лучшим образом.

Эдди с любопытством на нее посмотрела.

— Во второй раз спрашиваю — тебе-то какое дело?

— Говорю же — неважно это выглядело. Даже неприлично, можно сказать. Поскакала, понимаешь, враскоряку, как какая-нибудь фермерша. Никакого тебе лоска.

— У нас, между прочим, публичный дом, — фыркнула Эдди, — или ты забыла? Мы тут не такие рафинированные, как мистер президент Гровер Кливленд.

— Эта женщина — не публичная девка.

— Она сама захотела здесь остаться. А если расхочет — я ее удерживать не стану.

Уэлкам присела за стол и стала растирать себе ноги.

— Не нравится мне все это.

— Твоего мнения никто не спрашивает. Кроме того, ты, как и все, тоже можешь ошибаться. Помни об этом.

Эдди взяла еще один ломоть хлеба, намазала его маслом, положила поверх несколько ложечек джема и откусила кусочек.

— Айвовый джем… Не понимаю, почему люди делают джем из айвы? Почему не из слив или персиков? — спросила она.

— Может, она уехала из Канзаса раньше, чем там поспели сливы.

— Похоже, ты большой специалист по сливам.

— Ага, а ты по айве.

Эдди рассмеялась и покачала головой. Благодаря Уэлкам на душе у нее стало немного легче. Засунув остатки бутерброда с джемом себе в рот и тщательно облизав пальцы, она объявила, что собирается заглянуть в сундучок Эммы.

Собиравшая со стола посуду Уэлкам замерла и вопросительно посмотрела на Эдди.

— С каких это пор ты записалась в ищейки?

— Ни в какие ищейки я не записывалась, — обиделась Эдди. — Но надо же знать, кто живет под твоим кровом. Что, если эта особа — морфинистка? В таком случае в одно прекрасное утро все мы рискуем проснуться с перерезанным горлом — и ты тоже. Возможно также, она курит опиум. Тогда она может спалить это заведение вместе с девицами. А я, между прочим, за своих девочек несу ответственность. Она вполне может быть наркоманкой — уж больно тощие у нее бедра, — продолжала повествовать Эдди. — Да и вся она такая худющая, что ребра у нее, должно быть, постукивают друг о друга, как сухие кукурузные стебли. А наркотик, как известно, иссушает людей.

Уэлкам попыталась было сохранить на лице невозмутимое выражение, но не смогла и начала тихонько смеяться.

— Я, конечно, не утверждаю, но все может быть, — сказала Эдди, но потом, не выдержав, тоже рассмеялась. Ее неожиданно захлестнуло теплое чувство по отношению к Уэлкам. — В конце концов, это мой дом, и я имею право осматривать здесь все, что мне вздумается, не так ли? Если хочешь глянуть, что у нее в сундучке, тогда пойдем со мной. — Эдди встала из-за стола и, смахнув крошки со своего пеньюара, направилась в спальню. Уэлкам последовала за ней.

Эдди не помнила, чтобы ее комната хоть когда-нибудь была так чисто прибрана и находилась в таком идеальном порядке. Щетка для волос, гребень, бархотка для ногтей и зубная щетка, принадлежавшие Эмме, лежали на крышке бюро на равном расстоянии друг от друга; рядом с ними выстроились, как крохотные солдатики, шпильки для волос. Пол сверкал, как зеркало, а мебель, должно быть, недавно протирали влажной тряпкой, поскольку на ней не было того привычного налета из пыли и грязи, которые приносил каждый день сквозь окно ветер. На покрывале не было ни морщинки, и Эмма, видимо, подтянула на кровати ремни, на которых лежал матрас, так как он больше не провисал. Под кроватью стояла пара стареньких, скромных туфель, которые, однако, были тщательно вычищены. На вколоченном в дверь гвоздике висело черное платье.

— Готова спорить, что не ты убирала эту комнату, — сказала Эдди.

Уэлкам покачала головой.

— Она такая нервная. С чего бы ей нервничать, как ты думаешь? — спросила Эдди.

Она попыталась открыть крышку сундука, но выяснилось, что он заперт.

— Эта женщина мне не доверяет. Разве добропорядочные гости так себя ведут? — спросила Эдди. — Меня, к примеру, это оскорбляет.

Уэлкам повернулась и уже хотела было выйти из комнаты, но ее остановили слова Эдди:

— Куда ты так торопишься? Думаешь, я не в состоянии открыть замок у какого-то сундука?

Эдди взяла с бюро одну из принадлежавших Эмме шпилек, нарушив тем самым их идеальный солдатский строй, опустилась у сундучка на колени и вставила шпильку в замочную скважину. Потом она стала очень медленно поворачивать шпильку в замке по часовой стрелке. Через несколько секунд послышался негромкий щелчок, и Эдди, с торжеством посмотрев на Уэлкам, подняла крышку.

Уэлкам, стремясь заглянуть в сундук первой, плечом оттерла Эдди в сторону, немало тем самым удивив свою хозяйку.

— Нехорошим делом мы занимаемся, вот что, — проворчала Уэлкам.

Эдди проигнорировала ее замечание и с веселым «Оля-ля!» стала перебирать лежащие в сундучке вещи: панталончики, рубашечки, блузки и корсеты. Помимо белья, в сундучке оказался изрядный запас разноцветных кусочков материи для лоскутного одеяла, ленты для чепчиков, мягкая материя, как нельзя лучше подходившая для шитья шляпок, и несколько шелковых розеток. Эдди поняла, что Эмма не лукавила и впрямь подумывала о том, чтобы открыть шляпную мастерскую, и поделилась своими мыслями с Уэлкам.

— А может, она задумала обновить запас собственных шляпок? Глядишь, и мне сошьет одну, — ухмыльнулась Уэлкам. Эдди достала из сундучка кусок зеленой тафты и приложила к голове служанки.

— Куда лучше выглядит, чем твой старый платок, верно? Он у тебя так линяет, что даже волосы от него становятся красные. Если хочешь, возьми этот лоскут себе. Вряд ли она его хватится.

— Нет, мэм. Дьявол не получит мою душу из-за жалкого лоскута зеленого шелка.

— Как знаешь. — Эдди все глубже запускала руки в чрево сундучка, вынимая и откладывая в сторону старые чулки и туфли. Подшивка журнала «Петерсонс мэгэзин» за 1876 год на несколько минут привлекла ее внимание. Она стала ее пролистывать и задержалась на одной из страниц, чтобы полюбоваться на женщину в шляпе и платье в стиле «Саратога».

— Возможно, именно из этого журнала она и берет фасоны для своих шляпок. Одно плохо: они уже несколько лет как вышли из моды. — Поскольку Эдди каждый год ездила в Канзас-Сити, она считала себя экспертом по части дамской моды. Заглянув еще раз в сундук, Эдди заметила:

— Странно. Мне казалось, что среди ее вещей обязательно должны быть Библия и какая-нибудь кулинарная книга.

— Ну, готовить-то она умеет. Что же касается Библии, то у них в семье, возможно, хранится только один экземпляр, и он остался у ее брата. Кроме того, не похоже, чтобы она была любительницей бормотания.

— Любительницей чего?

— Читать молитвы, вот чего. Я ни разу не слышала, чтобы она заговаривала о боге — как, впрочем, и ты тоже.

Эдди фыркнула и нагнулась к сундуку, где на самом дне покоился какой-то предмет, завернутый в кусок шелка. Эдди взяла сверток в руки, развернула и замерла, пораженная: на нее смотрело лицо человека, который помогал Эмме сесть в поезд.

— Это ее брат, — сказала Эдди, передавая портрет Уэлкам.

— Очень интересный мужчина, — заметила Уэлкам.

— Ну, я не знаю… Если бы ты видела его во плоти, то сейчас бы этого не сказала. Уж больно мерзкий это тип.

— Она то же самое говорит. — Уэлкам поднесла портрет поближе к глазам, чтобы получше его рассмотреть, а потом вернула Эдди.

Эдди оставалось только недоумевать, с какой стати Эмма возит с собой портрет брата, коли так уж его ненавидит. Впрочем, могло статься, что она собиралась вставить в рамку от портрета фотографию своего мужа, ну а коль скоро такового не оказалось, вынимать из рамки дагерротип с изображением Джона Роби не имело никакого смысла.

Эдди положила портрет на дно и стала как попало наваливать в сундук вынутые из него вещи.

Уэлкам хихикнула:

— Думаешь, она не догадается, что ты рылась среди ее тряпок? Ты только посмотри, в каком они беспорядке — настоящее совиное гнездо!

— В таком случае сама их и укладывай, — буркнула Эдди и поднялась.

Она прошла на кухню, отрезала от буханки ломоть хлеба и сжевала его, даже не намазав джемом. Потом она некоторое время стояла в дверях спальни, наблюдая за тем, как Уэлкам старательно, вещичку за вещичкой, укладывала в сундук пожитки Эммы. Покончив с делом, Уэлкам захлопнула крышку, извлекла из замочной скважины шпильку, тщательно ее распрямила и вернула в строй шпилек на крышке бюро.

— Настоящая служанка настоящей леди, — заметила Эдди.

— Может, тебе сейчас завтрак подать? — спросила Уэлкам.

— Нет. Подай мне лучше стаканчик виски. — Эдди направилась было в гостиную, но потом повернулась и, склонив голову набок, посмотрела на Уэлкам.

— Выпьешь со мной? Или твое религиозное чувство запрещает и это тоже?

— Господь не одобряет пьянства, — сказала Уэлкам, но потом, усмехнувшись, добавила: — Но полагаю, он не будет возражать, если я выпью рюмочку-другую, чтобы облегчить ломоту в своих усталых ногах.

Эдди кивнула ей в ответ, а сама с улыбкой подумала, что Уэлкам наверняка была в свое время не дура выпить и повеселиться.

Прежде чем уснуть на диване в гостиной, Эдди выпила два или три стакана виски — а может быть, даже четыре или пять. Временами она позволяла-таки себе надираться; и когда проснулась, никак не могла вспомнить, сколько выпила Уэлкам — столько же или чуть меньше — и, что более важно, о чем они с ней разговаривали. День клонился к вечеру, и, кроме Эдди, в доме, похоже, никого не было. Отбросив плед, которым ее накрыла Уэлкам, Эдди поднялась на второй этаж и заглянула в спальни девушек, но те еще не вернулись из города. Эдди подумала, что они вполне могли подцепить в салуне парочку ковбоев. Оставалось надеяться, что они выпили не слишком много и в состоянии еще работать. Эдди решила, что в последнее время уделяла девицам недостаточно внимания, а это не дело. Она всегда считала, что должна быть для своих девушек кем-то вроде матери. Ну, ничего — когда закончится вся эта история с Эммой и ее деньгами, она обязательно устроит для двух своих пансионерок вечеринку.

В поисках Уэлкам Эдди прошла на кухню, но негритянка словно сквозь землю провалилась. Вполне возможно, она отправилась к себе в лачугу и отсыпается там после пьянки. Эдди решила не ставить это ей в вину: в последнее время она относилась к Уэлкам очень тепло, чуть ли не по-родственному. Снова поднявшись по лестнице на второй этаж, Эдди вошла в комнату мисс Фрэнки, налила в тазик теплой, стоялой воды из рукомойника и вымылась с мылом. Потом расчесала волосы и надела чистое ситцевое платье. После этого она опять прошлась по дому, но Уэлкам все еще не было. Усевшись на привычном месте у заднего крыльца, она подумала о Неде и о том, что он ей говорил.

Возможно, он прав. В самом деле, почему бы ей и не сказать Эмме, что они с ним вовсе не брат и сестра? Эдди всматривалась в даль, и хотя дорога была совершенно пустынна, Эдди знала, что Нед должен скоро вернуться. Уэлкам сказала, что Нед и Эмма уехали именно по этой дороге — возможно, для того, чтобы не проезжать через Налгитас. Эдди была Неду за это благодарна. Ей не доставляло ни малейшего удовольствия выслушивать шуточки клиентов по поводу того, что он оставил ее ради женщины, которая по возрасту годилась ему в матери. Эдди поерзала на сиденье, поудобнее устраиваясь на стуле. Обычно ей нравились тягучие послеобеденные часы, когда девицы шлялись по городу и в доме делать было особенно нечего. Но сегодня благодатное ощущение покоя почему-то не наступало. Эдди осмотрела свои руки, содрала с пальца заусениц, а когда на этом месте выступила крохотная капелька крови, сунула палец в рот. Посасывая палец и прикрываясь рукой от солнца, она еще раз окинула взглядом расстилающуюся перед ней прерию.

Где-то рядом прожужжала пчела и уселась на цветок дикой астры, которая пустила корни в голой, сухой земле на заднем дворе. Когда пчела улетела, Эдди встала со стула, сорвала бледно-лиловый цветочек, понюхала его и вставила в петличку на платье. Потом Эдди посмотрела на сарай. Могло статься, что, пока она спала, Нед и Эмма вернулись и, чтобы ее не беспокоить, укрылись от солнца в сарае. Еще раз окинув взглядом пространство прерии и не обнаружив ни единой души, Эдди побрела по коричневой, иссушенной солнцем траве к самой большой постройке на заднем дворе. Подойдя к сараю, Эдди открыла дверь и с минуту постояла у входа, дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте. Этот сарай она построила сама — после того, как «Чили-Квин» перешел в ее собственность. Помимо того, что он вмещал двуколку, фаэтон и фургон, в нем оставалось достаточно места для четырех стойл, кладовой и находившегося на втором ярусе сеновала. Эдди любила лошадей, хотя сама верхом давно уже не ездила. Наличие в хозяйстве хороших, породистых лошадей говорило о процветании. Кроме того, лошади были нужны для дела. Эдди любила, принарядив девиц, раскатывать с ними в коляске по городу, чтобы привлечь внимание обывателей. Она также послала в «Курьер & Ивз» в Нью-Йорке денежный перевод на сумму в три доллара, чтобы ей выслали картинку с изображением Лексингтона — знаменитой скаковой лошади. Картинку она вставила в позолоченную рамку и повесила у себя в гостиной. Даже на ее полочке для безделушек наряду с коллекцией разноцветных стеклянных туфелек и держателей для зубочисток помещались три миниатюрные фигурки лошадей.

Два стойла в сарае предназначались для ее лошадей, в третьем стояла лошадь Неда, а в четвертом хранилась всевозможная сбруя, уздечки и седла, так как кладовка отошла Неду. Обычно Нед, останавливаясь в «Чили-Квин», ночевал в комнате Эдди, но со временем она перетащила в кладовку кровать и лампу, и, когда в заведении становилось слишком уж шумно, Нед отправлялся спать в сарай.

Лошади Неда в сарае не было, как и одной из лошадей Эдди. Женщина подошла к единственному оставшемуся в стойлах животному и дала ему себя обнюхать. Мальчик, который ухаживал за лошадьми и прибирал в сарае, приходил сегодня утром и основательно вычистил стойла. Теперь в сарае приятно пахло сеном, и этот запах напоминал Эдди о родной ферме, которую она покинула еще в детстве. Эти воспоминания оставили ее равнодушной. Вспоминая детство, она прежде всего воскрешала в памяти поездку на поезде, который уносил ее прочь из края, где не было ничего, кроме нищих, грязных ферм.

Похлопав лошадь по шее, она собралась уже уходить, когда ее взгляд упал на дверь кладовки. Это было владение Неда, и Эдди никогда в нее не входила — за исключением тех случаев, когда Нед там находился. Она созерцала эту пристройку довольно долго. Копаться в вещах Эммы — одно дело, и совсем другое — сунуть нос в пожитки Неда. Это было святое. Кроме того, Нед терпеть не мог, когда к его особе проявляли излишнее любопытство. Тем не менее Эдди решила, что у нее есть полное право осмотреть жилище своего приятеля. Как-никак это ее сарай, и все, что в нем находится, так или иначе имеет к ней отношение. И что плохого в том, если она бросит взгляд на вещи Неда, коль скоро он об этом не узнает? Эдди нагнулась и достала из-под порожка ключ. Потом она прошла к двери сарая, выглянула наружу и внимательно оглядела горизонт, но и на этот раз никого не увидела.

Эдди отперла дверь и вошла в кладовку, на минуту остановившись, чтобы зажечь висевшую на стене керосиновую лампу. Хотя Нед не был таким аккуратистом, как Эмма, тем не менее его комнатка была чисто прибрана, одеяло закрывало постель и подушку, а одежда висела на вколоченных в стену гвоздях. Помимо кровати, в комнатке находились только стул с прямой спинкой и принадлежавший Неду сундучок. Эдди некоторое время смотрела на сундук, потом, сделав пару шагов, подошла к нему и потрогала крышку. Сундук оказался незапертым; Эдди открыла его, нагнулась и заглянула внутрь. Вещи заполняли сундук ровно наполовину. Прежде всего там находилась одежда Неда — чистые штаны и рубашки, а также тяжелое, на вате, пальто, которое он носил зимой. Под одеждой лежали школьный учебник и три газеты с сообщениями об ограблении банков на первой странице. Эдди точно знала, что Нед совершил два ограбления; относительно третьего уверенности у нее не было, хотя такая вероятность существовала. Под газетами Эдди наткнулась на кусок твердого коричневого картона и поначалу решила, что это элемент конструкции сундука. Однако, когда она вынула картонку из сундука и перевернула, ее удивленному взгляду предстала фотография многочисленной процветающей фермерской семьи. Чтобы лучше видеть, Эдди поднесла снимок поближе к свету. В центре снимка были запечатлены сурового вида мужчина и женщина. Женщина казалась изможденной, что было неудивительно, принимая во внимание число окружавших ее отпрысков. Самый высокий мальчик, державший в руках собаку, вполне мог оказаться Недом, но Эдди была не слишком в этом уверена — уж больно парнишка на фотографии был юн. На заднем плане находился двухэтажный каркасный дом с верандой, обвитой ползучими побегами какого-то растения, похожего на вьюнок. Судя по всему, Нед был родом из хорошей семьи, и это обрадовало Эдди, поскольку доказывало, что она в своем выборе не ошиблась.

— На ферме у Фоссов таких снимков не делали, — пробормотала себе под нос Эдди. Если бы она жила в таком доме, у нее наверняка была бы своя комната, где она могла бы запираться на ключ. Тогда, возможно, ей бы и убегать не пришлось. Эдди еще раз посмотрела на изображенного на фотографии мальчика. Хотела выяснить, оттопыриваются ли у него, как у Неда, уши. Но сказать что-либо определенное по снимку было трудно. Потом она перевела взгляд на двух девочек постарше; в руках у одной из них было лоскутное одеяло. Сейчас они уже взрослые женщины. «Что бы они, интересно знать, подумали, если бы узнали, что их брат — грабитель?» — задалась вопросом Эдди и решила, что они, скорее всего, об этом знают. «А что бы они подумали, — снова задала себе вопрос Эдди, — если бы узнали, что он живет с проституткой? Вернее, с „мадам“, — напомнила себе Эдди, — а в прошлом одной из самых популярных „чили-квин“ в Сан-Антонио». Если разобраться, Нед мог связаться с куда более негодной и низкой женщиной. Тем не менее у Эдди было ощущение, что сестрам Неда больше пришлось бы по сердцу, если бы он женился на такой женщине, как Эмма.

Эдди узнала о том, что у нее по щеке скатилась слеза, лишь когда она капнула на снимок. Она стерла прозрачную капельку рукавом и перевернула фотографию. С обратной стороны на коричневой картонной поверхности было написано: «Форт-Мэдисон. Ферма старого К.». «Что значит это К?» — подумала Эдди. Вполне могло быть, что на снимке запечатлено совсем другое семейство, а фотография досталась Неду случайно. В конце концов, ее могли забыть в сундуке, который он купил. Возможно также, что этот снимок попал к Неду вместе с ворованными вещами. Но коли так, непонятно, какой ему смысл возить с собой фотографию чужих людей. Эдди снова посмотрела на изображение мальчика с собакой. Ей показалось, что на снимке у мальчика точно так же, как у Неда, чуточку расплющен нос. Нед рассказывал, что папаша как-то раз сильно его толкнул, он врезался лицом в стену сарая и сломал себе переносицу. Тогда, быть может, фамилия Неда вовсе не Партнер, а другая — которая начинается с буквы К. Она ни разу не спрашивала его, действительно ли его фамилия Партнер, а сам Нед никогда об этом не говорил. Она тоже никогда ему не говорила, что на самом деле ее зовут Аделина Фосс.

Взглянув на фотографию в последний раз, Эдди вторично отерла влажное пятнышко рукавом, после чего положила ее в сундук изображением вниз — так, как она лежала прежде. Эдди досконально исследовала сундук — даже дно простукала, но денег в нем так и не нашла. Памятуя, с какой тщательностью Уэлкам укладывала вещи Эммы, Эдди старательно уложила в сундучок пожитки Неда и захлопнула крышку. Она уже собиралась продолжить осмотр, но заржала лошадь в стойле. Эдди торопливо вышла из комнатки Неда, заперла дверь и подсунула ключ под порог. Потом она подошла к лошади, погладила ее, чтобы успокоить, и вышла из сарая. Уэлкам сидела рядом со своей лачужкой-птичником и наблюдала за ней.

— Долгонько же ты там шныряла, — заметила она.

Эдди хотела было сказать Уэлкам, чтобы та не совала нос не в свое дело, но вовремя прикусила язычок. Уэлкам уже стала ей почти подругой. Вполне возможно, она вообще единственный близкий ей человек, подумала Эдди, ощутив вдруг острую жалость к себе. Кроме того, после обыска, который они вдвоем с негритянкой устроили в спальне Эммы, Эдди и сейчас особой вины за собой не чувствовала. К тому же Уэлкам не могла знать, чем она занималась в сарае. Эдди решила, что в данном случае ей разумнее всего промолчать.

— Похоже, ты забыла погасить лампу, — сказала Уэлкам.

Эдди оглянулась и увидела свет, пробивавшийся сквозь щели в дощатых стенах кладовки. Она вернулась назад, взяла ключ, открыла дверь комнатушки Неда и задула лампу. Вернувшись к Уэлкам, она на всякий случай сказала:

— Это мое дело, чем я занимаюсь в своем сарае.

— Твое, твое. Кто ж спорит? — ответила Уэлкам. — Ну а теперь скажи, что приготовить на ужин. Предлагаю чай с шалфеем и жареного цыпленка. — Негритянка добродушно улыбнулась.

— А что, если пожарить бифштексы? Ты бифштексы любишь?

Уэлкам снова расплылась в улыбке.

— Еще бы! До бифштексов я очень даже охоча. Это самая полезная для моего нутра пища. А еще я, так и быть, испеку торт. Если придешь на кухню, дам тебе вылизать миску от крема. Любила небось в детстве миски-то вылизывать?

— Никаких мисок я в детстве не вылизывала, — с достоинством произнесла Эдди.

Уэлкам издала похожий на лай короткий басовитый смешок.

— Я тоже, детка, чтоб меня черти взяли. Я тоже…

Эдди не видела Неда еще дня два. Эмму она тоже не видела, хотя, выходя ночью на кухню, отмечала про себя, что дверь в спальню заперта, а стало быть, Эмма у себя в гнездышке. Только накануне воскресного дня, когда завершился тягучий субботний вечер, давший очень мало прибыли, причиной чего обитатели «Чили-Квин» считали присутствие в его стенах Эммы, Эдди, заперши дверь и отправив девушек спать, прошла на кухню и неожиданно застала там поджидавших ее Неда и Эмму.

— Я уже стала подумывать, не уехала ли ты, — сказала Эдди.

Посмотрев на нее, Эмма с ноткой раздражения в голосе произнесла:

— Я знаю, что мое присутствие для тебя обременительно, и уеду отсюда, как только брат пришлет мне деньги.

— Тут у нас возникла идея, — сказал Нед.

Эдди перевела на него взгляд и сказала:

— Давайте обсудим ее в гостиной. Не знаю, как вам, а мне сейчас просто необходимо выпить.

Втроем они направились в переднюю часть дома. Вслед за ними поплелась и Уэлкам.

— Только тебя еще здесь не хватало, — сказал Нед.

— У меня нет от нее секретов. Так что она останется, — сказала Эдди.

Нед хотел было запротестовать, но, посмотрев сначала на Эдди, потом на Уэлкам, а потом снова на Эдди, которая с вызывающим видом подбоченилась, сказал:

— В таком случае оставайся, солнышко.

Эдди опустилась на диванные подушки, чуть ли не полностью заняв своими телесами маленькую софу с красной, влажной от пота клиентов обивкой. Нед и Эмма устроились на стульях напротив, в то время как Уэлкам села в тени, которую отбрасывала плюшевая штора такой длины, что, когда ее задвигали, нижняя ее часть волочилась по полу, как шлейф вечернего платья. Эдди плеснула себе в стакан виски, после чего передала бутылку Неду, который, в свою очередь, налил виски себе. Эмма взяла с подноса бутылку и два стакана, наполнила один из них и протянула Уэлкам; потом налила виски во второй. Прежде чем Эдди успела поднести к губам свой стакан, Эмма одним глотком прикончила содержимое своего.

— Редко встретишь леди, которая так лакает виски, — заметила Эдди.

— Как ты можешь так говорить? Ты же никогда не видела, как леди пьют виски, — бросила Эмма. Потом, уже более тихим голосом, добавила: — Впрочем, надо полагать, я к разряду леди больше не отношусь. Ты сама об этом сказала.

Эдди пропустила ее замечание мимо ушей.

— Что ты будешь делать со своими деньгами, когда их получишь? — спросила она. Эмма поднесла стакан к губам, но потом, сообразив, что он пуст, поставила его на поднос. Эдди подтолкнула к ней бутылку, и Эмма наполнила свой стакан снова. На этот раз, правда, она его только пригубила.

— Я еще не решила, — ответила Эмма. — Но мне всегда хотелось посмотреть Сан-Франциско.

Эдди кивнула:

— Мне тоже.

В этот момент Нед кашлянул, и все три женщины повернули головы в его сторону. Он заметно нервничал, но Эдди вовсе не стремилась облегчать ему жизнь. Некоторое время она играла прядкой волос, выбившейся у нее из пучка на затылке, потом пришпилила ее на место.

— Ну, рассказывай, что вы там придумали.

— У нас с Эммой появилась одна мыслишка относительно того банка в Джаспере, о котором ты мне говорила.

Эдди действительно рассказывала ему о банке в Джаспере. Более того, мысль о том, что Нед должен ограбить этот банк, поселилась у нее в голове с тех самых пор, как президент банка посетил «Чили-Квин» и уговорил Эдди предоставить ему бесплатно услуги мисс Фрэнки Поломанный Нос, пообещав взамен обеспечить ей на льготных условиях банковский заем. Эдди нужна была порядочная сумма на ремонт и поддержание «Чили-Квин» в приличном состоянии, поэтому в тот раз она заплатила Фрэнки положенные ей пятьдесят процентов из собственного кармана. Но когда Эдди села на поезд и отправилась в Джаспер, чтобы попросить банкира о ссуде, тот стал отрицать, что когда-либо бывал в «Чили-Квин», и в займе ей отказал. Конечно, Эдди не стоило напоминать о себе и просить у него денег в то время, когда в банк явилась с визитом его супруга, но откуда ей было знать, что банкир женат на той противной особе с острым носом и в костюме из мериносовой шерсти? В любом случае, какими бы ни были обстоятельства их встречи, он не имел никакого права называть ее «дьявольским отродьем».

Тогда-то у Эдди и возникла навязчивая идея отомстить банкиру, и она рассказала обо всем Неду. Но Нед, как выяснилось, не испытывал ни малейшего желания грабить какое-либо учреждение, находившееся так близко от Налгитаса. Но теперь, надо полагать, Нед, устав от общения с Эммой, готов был отправиться на дело даже в Джаспер — только чтобы избавиться от общества этой женщины. Эдди, с трудом сдержав готовую расплыться у нее на губах довольную улыбку, откинулась на спинку диванчика и, одарив Неда благожелательным взглядом, спросила:

— И какая же это мыслишка?

— Мы с Эммой думаем, что сможем его взять.

— Что такое? — Эдди вскинула голову и посмотрела на Неда в упор. — Что значит «мы с Эммой»?

В этот момент Уэлкам издала горлом звук, напоминавший звериный рык.

— То и значит, что мы с Эммой решили его взять, — повторил Нед. Он посмотрел на Эмму, ожидая от нее подтверждения, но та смотрела на Уэлкам.

— Эмма так же разбирается в ограблениях банков, как собака — в воскресных проповедях, — фыркнула Эдди и перевела взгляд на Эмму.

— Ты сама говорила, что подломить там кассу проще простого, — напомнил ей Нед.

— Да, проще простого, но только не с таким партнером, — Эдди кивком указала на Эмму. — В жизни не слышала ничего глупее. — Она встала было со своего диванчика, но, так как комната была слишком мала, чтобы по ней расхаживать, снова села, после чего обратилась к Эмме: — Послушай, ну что ты знаешь о том, как грабят банки? Может быть, ты полагаешь, что это так же просто, как получить денежный перевод? Ты, вроде того, входишь в зал и говоришь: «Будьте так добры, отдайте нам ваши денежки», — так, что ли?

— Вообще-то грабить будет Нед, — быстро сказала Эмма. — Я просто поеду вместе с ним, чтобы отвлекать от него внимание. Я притворюсь его сестрой. Никому и в голову не придет, что грабитель может подкатить к банку в сопровождении своей сестры. Во всяком случае, Нед говорит, что опасности нет никакой. — Прежде чем Эдди успела хоть что-то сказать, Эмма добавила: — Я иду на это вполне сознательно. Судя по всему, я и так окончательно сбилась с пути истинного, и если согрешу еще немного, то это вряд ли будет уже иметь какое-либо значение. Я это к тому, что тебе нет смысла заботиться о моей душе.

— А я и не забочусь.

Нед резким движением поставил свой стакан на стол, расплескав вокруг виски. Он даже его не пригубил.

— Мы с Эммой все уже обдумали. Если нас спросят, скажем, что мы — фермеры, приехавшие в город за покупками. Если же нам покажется, что дело может не выгореть, то мы спокойно выйдем из дверей банка и уедем домой.

— Предупреждаю, что я не одобряю этой затеи, — сказала Эдди. — Вас схватят!

— Мы будем вести себя осторожно. Со мной уж точно все будет в порядке, поскольку я даже не стану вылезать из фургона, — сказала Эмма, а затем добавила с металлом в голосе, какового Эдди прежде в ее тоне не замечала: — Мне кажется, что уж если я на что-то решилась, то в состоянии довести дело до конца.

— Вопрос только в том, каков будет этот конец. Меня мало волнует, поймают тебя или нет. Я за Неда беспокоюсь.

Прежде чем Эмма успела ответить, Уэлкам возопила:

— Нет! Господь, наш пастырь, этого не допустит!

Все трое разом повернулись и с удивлением на нее посмотрели.

— Не шуми, очень тебя прошу, — сказал Нед. — Все это не имеет к тебе никакого отношения.

— Нет, имеет! — ответила Уэлкам, нервно перебирая темными ручищами оборки на своем белом фартуке. — Если вас поймают, как, спрашивается, я получу причитающиеся мне двести пятьдесят долларов?

— Нас не поймают. Ни меня, ни Неда, — негромко сказала ей Эмма.

Уэлкам выступила из тени, чтобы ее было лучше видно, и покачала головой.

— Ваши планы — это дьявольское наваждение. Если вас схватят, то и до мисс Эдди доберутся, и до меня.

— Что же ты такого натворила, коли опасаешься привлечь внимание властей? — спросил Нед.

Уэлкам смотрела на Неда немигающим взглядом, пока он не отвел глаза. Потом сказала:

— Я только один раз по-настоящему согрешила — когда была танцовщицей. — Уэлкам всмотрелась в лица находившихся в комнате женщин, словно пытаясь им внушить, что эту тему развивать не стоит. Но никто и не собирался ее расспрашивать.

— Я по крайней мере не привлеку к себе внимания властей, — тихо произнесла Эмма. — Дома я играла в любительском театре и полагаю, у меня есть актерские способности. Конечно, выдающейся актрисой меня не назовешь, но какой-никакой талант у меня имеется. — Она опустила глаза и посмотрела на свои руки. — Меня, то есть, я хотела сказать, нас — не поймают. Я вам обещаю.

— Ха, она нам обещает! — воскликнула Эдди. — Да как ты можешь это обещать? Я готова голову прозакладывать, что ты в жизни ничего противозаконного не совершила.

Эмма ничего ей на это не ответила, но по ее губам скользнула чуть заметная улыбка.

— Готовы ли вы рискнуть всем на свете, чтобы… — начала было замогильным голосом вещать Уэлкам, но Эмма ее перебила.

— Я ничем не рискую, — сказала она, посылая Уэлкам взгляд, значение которого Эдди не сумела расшифровать.

Некоторое время все четверо сидели в полном молчании. В наступившей тишине Эдди услышала, как ссорятся на втором этаже мисс Тилли и мисс Белли, и машинально отметила про себя, что не худо было бы пойти и выяснить, в чем причина этой ссоры, и попытаться ее остановить. Временами мисс Тилли овладевали приступы злобы, и она, вступая в перебранку с мисс Белли, могла надавать ей тумаков. Наверху упало что-то тяжелое, и Эдди с беспокойством воззрилась на потолок. Потом опустила глаза и вздохнула. Ее дело было для нее важнее всего, и подчас она думала о нем в самый, казалось бы, неподходящий момент.

— Полагаю, обсуждать больше нечего. Мы с Эммой выезжаем завтра на рассвете.

— То есть как это — «нечего»? — спросила Эдди, мигом выбросив из головы ссору двух своих пансионерок. — Напротив, здесь все нужно обдумать досконально, до мелочей. Кроме того, нет никакого смысла выезжать так рано.

— Да устал я уже обдумывать, — раздраженно сказал Нед.

— Мы хотим вернуться к тому времени, когда придет письмо от Джона, — добавила Эмма. — Я не собираюсь никого обременять своим присутствием хотя бы часом дольше, чем это необходимо.

Прежде чем Эдди успела ей ответить, наверху снова что-то рухнуло. Эдди повернулась к Уэлкам.

— Поднимись к девицам и отшлепай их как следует по задницам.

Служанка оправила свою длинную юбку и разгладила обеими руками фартук на животе.

— Бросьте эту затею, — сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь. — Если не бросите, я вам уши отрежу.

Эдди посмотрела на Неда и Эмму.

— Ничего хорошего из этого не выйдет. Уж поверьте.

— А я, напротив, чувствую, что нам будет сопутствовать удача, — сказал ей Нед.

— Ну а я — нет, — сказала Эдди, думая в эту минуту о том, что более неудачливой женщины, чем она, свет еще не видывал.

 

Часть II

НЕД

 

4

Нед никогда не уставал любоваться восходом солнца над прерией. Когда он в детстве, убежав из дома, впервые попал на Запад, он сразу и навсегда был покорен величественной красотой этого незабываемого зрелища. Когда чернота ночи уступала место серому цвету утра и небо прорезали первые золотистые лучи, вслед за которыми горизонт окрашивался в ярчайшие пурпурные и алые тона, его сердце начинало сладко ныть от восторга. Когда же из-за горизонта появлялось и зависало в небе похожее на гигантские золотые часы солнце, у него перехватывало горло, а на глаза наворачивались слезы. Если он ехал по прерии ночью, то обыкновенно старался дождаться рассвета и лишь после этого заваливался на боковую. Даже останавливаясь в «Чили-Квин», он и то, бывало, поднимался до петухов, чтобы полюбоваться рассветом, и возвращался в постель, когда небо приобретало привычный голубоватый оттенок застиранной джинсовой рубашки. Как-то раз он даже позволил себе разбудить Эдди, чтобы и она полюбовалась на эту красоту, но его подруга пробормотала, что никакие на свете рассветы не стоят хотя бы двух минут ее драгоценного сна, и перевернулась на другой бок. Зато она видела великое множество закатов, которые ей нравились куда больше. Но только не Неду. Закат был предвестником сумерек и темноты, которых он терпеть не мог; восход же, напротив, знаменовал для него начало нового радостного светлого дня, согретого огромным щедрым солнцем. Этот золотой диск, поднимающийся над прерией, разгоняющий тьму и окрашивающий пожухлую бурую траву под золото, с детских лет стал для Неда символом безграничной свободы, о которой ему на ферме отца на Миссисипи не приходилось и мечтать.

Вот и сегодня, сидя рядом с Эммой в фургоне и правя на запад, он обернулся, чтобы полюбоваться на восходящее солнце. При этом он не сказал ни слова, но поворот его головы был сам по себе настолько красноречив, что Эмма не утерпела и тоже повернулась на сиденье, чтобы взглянуть на эту величественную картину.

— Вот оно, денное светило, — торжественно возгласила Эмма, когда над горизонтом вознесся огромный оранжевый шар, от света которого слепило глаза.

— Как ты сказала? — спросил Нед.

— Денное светило. Так поэты называют солнце, — объяснила Эмма.

Хотя Нед стихов и не читал, ему было приятно сидеть рядом с женщиной, которая понимала и ценила поэзию. Ему вообще нравились умные и образованные женщины.

— Сейчас лучшее время дня. Мир еще пустынен, и ничего не стоит вообразить, что ты одна в целом свете, — продолжала повествовать Эмма.

— Так оно и есть, — сказал Нед, — если, конечно, не считать меня. — Он повернулся к ней и растянул губы в улыбке. Однако было еще слишком темно, чтобы Эмма могла рассмотреть его лицо. Кроме того, она смотрела не на него, а прямо перед собой — на дорогу, двигаясь по которой они все больше отдалялись от Налгитаса.

Они ехали вот уже два часа. Нед сказал ей, что выехать надо как можно раньше, поскольку путь им предстоит неблизкий. Хотя он сказал ей правду, существовала еще одна причина, почему Нед поднялся в такую рань. Если бы Эдди проснулась, она могла снова завести неприятный ему разговор о том, что попытка ограбить банк в Джаспере — плохая идея. Итак, Нед встал в три часа ночи, надел чистую рубашку, впряг в фургон лошадей, после чего отправился в «Чили-Квин» будить Эмму. Когда он вошел в дом, то обнаружил, что она уже полностью одета, сидит на кухне и громким шепотом препирается с Уэлкам. Когда они услышали у заднего крыльца шаги Неда, то сразу же замолчали, и Нед подумал, что они, скорее всего, обсуждали его особу.

— Не могу сказать, что я рада тебя здесь видеть, — пробормотала Уэлкам.

— Она надеялась, что ты проспишь и проснешься, когда ехать уже будет поздно, — засмеялась Эмма. — Но не обращай внимания на ее ворчание. Я, во всяком случае, рада тебя видеть и по-прежнему готова отправиться с тобой в путь.

— У тебя нет никакого права вовлекать ее в такие дела, — сказала Неду Уэлкам.

— Тебе неохота ее отпускать, потому что она делает за тебя работу по дому, — ответил Нед. В это раннее утро он был еще более улыбчив, чем обычно.

Уэлкам фыркнула. Закончив укладывать еду в корзинку для обеда, она вручила ее Эмме. Потом она подняла с пола и передала Неду саквояж его спутницы.

— Если ее по твоей милости схватят, я тут революцию устрою.

— Не твоя это забота, — сказал Нед. — Для служанки ты слишком уж настырна и часто суешь свой нос куда не следует.

— Да ведь дело-то, которое вы задумали, страсть какое опасное, а между тем мне надо получить с леди кое-какие деньги, — ответила Уэлкам. — С кого я их получу, если она не вернется?

— Не в деньгах дело. Просто Уэлкам преувеличивает грозящую мне опасность. С одинокими женщинами всегда так: они прямо-таки цепляются друг за дружку, — объяснила Эмма. Она была в черном дорожном платье и черном уродливом капоре, который носила в поезде и ни разу не надевала, как приехала в «Чили-Квин». Поскольку ночи в прерии стояли холодные, она набросила на плечи накидку с капюшоном.

— С чего бы это? — спросил Нед, недоуменно пожав плечами.

— Про то только женщины знают, — ответила с рассеянным видом Эмма. Повернувшись к Уэлкам, она сказала: — Ты за меня не беспокойся. Мы с Недом вернемся домой в целости-сохранности и по возможности очень скоро.

— Точно. Прилетите. Если только куры могут летать, — с кислым видом сказала Уэлкам. Она проводила парочку до заднего крыльца и стояла там, сложив руки на животе под фартуком, наблюдая, как они идут через двор к сараю.

— Передай Эдди, чтобы зря не волновалась, — негромко, чтобы не разбудить подругу, произнес Нед.

Вообще-то, Эдди никогда особенно за него не беспокоилась, но ему казалось, что сказать что-нибудь патетическое сейчас просто необходимо.

Эдди под конец согласилась-таки с планом Неда. Поняла, должно быть, что ей его все равно нипочем не удержать. Но она не позволила ему взять своих лошадей: не дай бог, кто-нибудь их признает — что тогда с ней будет, а? Но Нед знал, что причина отказа в другом. Эдди надеялась, что, пока Нед будет бегать по городу в поисках лошадей, в голове у него малость прояснится и он передумает. Но Нед был упрям, как мул; к тому же на кону стояла его гордость. Интересно, что он боялся потерять лицо не столько перед Эдди, сколько перед Эммой. В самом деле, какой он, к черту, мужчина, если его поступками руководит содержательница борделя? Нед не знал точно почему, но мнение Эммы о его персоне представлялось ему весьма важным. Вечером он поехал в город и приобрел там пару черных одров. Эдди, которая боялась вороных лошадей до ужаса, увидев новую упряжку, содрогнулась; Нед заметил, как она вздрогнула — не знал только, почему.

Поскольку насчет фургона Эдди ничего не сказала, он запряг лошадей в ее фургон.

Нед открыл двери сарая, вывел вороных во двор, после чего помог Эмме забраться на переднее сиденье фургона. Когда они тронулись с места, Эмма повернулась и помахала Уэлкам рукой. Помахала ли ей на прощание Уэлкам, Нед сказать не мог, поскольку на заднем крыльце было темно и негритянку видно не было — разве что один ее белый фартук. И этот фартук маячил у него перед глазами до тех пор, пока «Чили-Квин» не скрылся из виду.

Поначалу Нед и Эмма почти не разговаривали, а когда разговор между ними все-таки завязался, они старались говорить шепотом, как если бы опасались, что кто-то может их подслушать. Заметив, что Эмма зябко повела плечами, Нед достал одеяло и протянул ей. Она сняла шляпу и закуталась в него с головой. Теперь она стала похожа на мексиканку, и Нед подумал, что это весьма полезная способность — изменять свою внешность почти до неузнаваемости. Когда ты не в ладах с законом и не хочешь, чтобы люди тебя узнавали, маскироваться и менять свое обличье приходится довольно часто. Нед хотя и был красавчиком, каких мало, тоже обладал умением сделать так, чтобы его внешность не бросалась в глаза. Именно благодаря своему умению растворяться в толпе и не привлекать к себе внимание он мог позволить себе положить глаз на кассу банка, который находился так близко от Налгитаса. Конечно, ему не следовало хвастать тем, что он ограбил банк в Санта-Фе. Это было попросту глупо, но больше он подобной глупости не совершит. Так что если ему удастся взять банк в Джаспере, он будет держать рот на замке, чтобы никому и в голову не пришло связать его имя с этим ограблением.

Лошади плелись нога за ногу, и Нед вслух заметил, что, по его мнению, они не в состоянии обогнать и пешехода. Он объяснил Эмме, что это была единственная пара в городе, которую выставили на продажу. У кузнеца имелась пара отличных коней, но он скорее пристрелил бы их, нежели продал Неду или Эдди — пусть даже и с большой для себя прибылью.

Эмма не стала спрашивать почему. Она сказала другое:

— Я продолжаю пребывать в убеждении, что эти лошади как раз такие, какие нам требуются. Если бы они были слишком уж хороши, как те, что у Эдди, люди наверняка стали бы задаваться вопросом, откуда у двух нищих фермеров такая великолепная упряжка. Что же касается фургона, то он ничем не отличается от десятков ему подобных и является стандартным средством передвижения для фермеров. Вот если бы фермеры подъехали к банку верхами, то это наверняка привлекло бы к ним внимание.

Что бы там Нед ни говорил по поводу лошадей, он тоже считал, что тот способ передвижения, который они с Эммой избрали, имеет известные преимущества. Кивнув в знак того, что полностью разделяет ее мнение, он вытянул своих одров вожжами вдоль спин — больше для порядка, нежели для какой другой надобности, поскольку лошади после этого ничуть не прибавили прыти.

— Ты в любое время можешь от этого отказаться, — сказал Нед своей спутнице. Он говорил ей об этом с тех самых пор, как они договорились ограбить банк в Джаспере. — Мы можем в любой момент все переиграть — пока не поднимемся по лестнице к двери банка. Обещаю, что в случае, если ты откажешься, зла на тебя я держать не буду.

Нед полагал, что Эмма откажется от задуманного ими предприятия еще до того, как они выедут со двора «Чили-Квин». Но она сказала:

— Не сомневайся, в моем лице ты будешь иметь надежного напарника, который не сбежит в последнюю минуту.

Признаться, Нед очень удивился, что она вообще согласилась принять участие в реализации его плана. Возможно, он продолжал бы этому удивляться и дальше, если бы не пришел к выводу, что Эмма совсем не тот человек, каким казалась на первый взгляд.

Нед обдумывал ограбление банка в Джаспере уже несколько недель и завел с Эммой разговор на эту тему только для того, чтобы более наглядно представить себе все достоинства и недостатки выработанного им плана. Обычно о таких вещах он рассказывал Эдди, но с тех пор, как она вернулась из Канзас-Сити, ему редко удавалось побыть с ней наедине. Нед был поражен, когда, поведав Эмме о своих планах, услышал от нее в ответ вполне здравое суждение о том, что это дело для двоих и что мужчину и женщину никто в недобрых намерениях не заподозрит.

— Полагаю, я и так попаду в ад за попытку обдурить и ограбить родного брата, и черт не станет возражать, если я решусь на подобное деяние вторично, — объяснила она. — Короче говоря, я готова на время с тобой объединиться и ступить на избранную тобой преступную стезю.

Неда проблемы ада и рая волновали мало, зато о тюрьме он думал довольно часто, и в этом смысле перспектива иметь в качестве партнера женщину казалась ему не слишком привлекательной. Поначалу он в довольно резкой форме отверг предложение Эммы. К тому же ему еще не приходилось слышать, чтобы в ограблении банка участвовали женщины. Но когда по прошествии времени Нед снова вернулся к своему замыслу об ограблении, предложение Эммы стало казаться ему все более заманчивым.

— Что, к примеру, ты станешь делать, если в тебя начнут стрелять? — словно между прочим спросил он как-то раз у Эммы.

— Тоже буду стрелять. Я, знаешь ли, умею обращаться с оружием и совсем не так беспомощна, как ты, быть может, думаешь, — сказала Эмма, а потом рассмеялась и прибавила: — На самом деле я жуткая авантюристка. Если бы не эта черта в моем характере, разве я бросила бы родной Канзас и поехала в Нью-Мексико к черту на кулички? При всем том ум у меня холодный и расчетливый, так что я тебя не подведу; более того, действуя с тобой заодно, я могу принести тебе немалую пользу.

Нед завел с ней разговор об ограблении банка далеко не сразу. Во всяком случае, не в тот день, когда они впервые отправились на совместную прогулку в экипаже. Тогда Нед поехал с Эммой вопреки собственному желанию, а потому все больше помалкивал; она тоже вела себя очень сдержанно и села в экипаже так, чтобы находиться от него как можно дальше.

Нед гнал лошадей что было силы, всем своим видом давая понять, что вести со своей спутницей пустопорожние разговоры не намерен. На плохой дороге двуколку так трясло, подбрасывало и заносило на поворотах, что, казалось, она могла в любой момент перевернуться. Нед полагал, что Эмма, не на шутку перепугавшись, навсегда откажется от такого рода поездок. Тогда Нед мог с чистой совестью сказать Эдди, что ее поручение он выполнил, и не его вина, если Эмма больше с ним ездить не хочет. Но Эмма, казалось, ничего не замечала — ни того, с какой скоростью он правил, ни той опасности, которую представляла подобная бешеная скачка.

Так они и мчались, пока на одном из поворотов экипаж резко не накренился. От неожиданности Нед выпустил вожжи из рук, и лошади, почуяв свободу, понеслись сломя голову. Нед потянулся было к поводьям, но Эмма успела перехватить вожжи раньше его и, вскочив в шарабане в полный рост, с такой силой потянула их на себя, что обезумевшие от скачки животные вынуждены были через некоторое время перейти с галопа на шаг.

От скачки волосы у нее растрепались, щеки разрумянились, а глаза заблестели. При всем том ни малейших признаков страха или смятения у нее на лице заметно не было. Когда лошади наконец остановились, Эмма, ни слова не говоря, снова опустилась на сиденье и передала Неду поводья, которые он принял от нее, не скрывая изумления. Ему не приходилось еще видеть, чтобы женщина сохраняла столь удивительное хладнокровие в подобных обстоятельствах.

— Я всю жизнь прожила на ферме и умею обращаться с лошадьми ничуть не хуже мужчин, — сказала она. — Так что, если ты пытаешься меня напугать, тебе придется изыскать для этого какое-нибудь другое средство.

Нед опустил голову: ему вдруг стало очень стыдно.

Эмма рассмеялась.

— Я знаю, что ты катаешь меня по окрестностям не по своей собственной воле, а потому что так распорядилась Эдди. Разумеется, я ни в чем ее не виню. Я не настолько глупа, чтобы не видеть, какой убыток ее бизнесу приносит мое присутствие в стенах «Чили-Квин». — Несмотря на то, что Эмма не преминула отметить сей печальный факт, не заметно было, чтобы она слишком уж по этому поводу сокрушалась. — Но я не болтушка и привыкла к одиночеству. Более того, я предпочитаю свое общество общению с глупцами. Поэтому мне не составит труда провести денек в прерии, любуясь ее красотами. Ты же, если тебе так хочется, можешь искать развлечений в другом месте и в другой компании.

— Кажется, ты сказала «с глупцами»? Выходит, по-твоему, я дурак, да? — возмутился Нед.

— Ничего подобного. Это просто фигура речи. Я пыталась довести до твоего сведения, что ничего против одиночества не имею. Должна отдать вам должное — тебе и твоей Эдди. Вы далеко не глупые люди.

Пока Нед переваривал ее слова, Эмма вышла из экипажа и, открыв крышку приколотых к жакету часиков, взглянула на циферблат.

— Поезжай, куда тебе надо, и возвращайся за мной часам этак к пяти. Я же пока здесь погуляю — подальше от чужих глаз. А завтра прихвачу с собой свое рукоделие. Полагаю, ни мне, ни тебе нет смысла ставить Эдди в известность о заключенном между нами соглашении.

Сказавши это, Эдди направилась к дереву, находившемуся на некотором удалении от дороги.

Неду и вправду не улыбалось раскатывать с Эммой на двуколке по местной округе, но теперь, когда женщина дала ему понять, что в его обществе не нуждается, он неожиданно почувствовал себя уязвленным. Женщины редко им пренебрегали.

— Эй! — крикнул он. — Возвращайся к дороге. В прерии полно змей.

— В Канзасе их тоже немало.

— Здесь водятся гремучки. Они страсть какие агрессивные и опасные.

— Значит, мне придется поискать палку потолще.

— Может пойти дождь. Ты промокнешь.

— Уэлкам говорила, что дождя не было вот уже несколько недель.

— Черт! Да пойми же ты — здесь опасно, — взывал ей вслед Нед, но Эмма как ни в чем не бывало продолжала идти дальше. — Бывает, что сюда и бандиты наведываются. Полагаю, тебе не хотелось бы познакомиться с кем-нибудь из них?

— Я уже знаю одного такого парня.

— Эй! — крикнул он снова.

Эмма остановилась, но поворачиваться к нему лицом не стала. Просто стояла и ждала, что он скажет.

— Между прочим, я захватил с собой немного домашнего печенья.

Эмма еще с минуту постояла к нему спиной, потом медленно повернулась.

— Вот теперь ты дело говоришь.

Нед показал ей корзинку с едой.

— Еще бы! Знала бы ты, какое оно вкусное. Я лично собираюсь съесть его в тени, но, поскольку дерево здесь только одно, предлагаю тебе ко мне присоединиться. Или ты предпочитаешь закусывать на солнцепеке?

Эмма рассмеялась:

— Уговорил.

Нед подвел экипаж к дереву, выпряг и пустил пастись лошадей, после чего прилег в тени прямо на сухой траве. Эмма присела рядом с ним на камушек, и они стали по очереди пить воду из горлышка бутылки, которую Нед прихватил с собой. Потом он вынул из коробки несколько печений и протянул одно Эмме.

— Если мы завтра снова отправимся на прогулку, я бы предпочла поехать верхом, а не в экипаже. Как думаешь, Эдди будет шокирована? — спросила она, потом откусила маленький кусочек печенья, не торопясь разжевала его и проглотила.

— Эдди — шлюха.

— Ты не добр к ней. Ведь она твоя сестра — так, по крайней мере, она говорит. К тому же она еще и моя подруга.

— Это просто констатация факта — и ничего больше. Эдди то, что она есть. И я тоже. Мы с ней по этому поводу друг другу претензий не предъявляем.

Эмма кивнула.

— Полагаю, мне пора уже привыкнуть к тому совершенно новому миру, в котором я оказалась. — Доев печенье, она аккуратно стряхнула с платья крошки. — Стало быть, она не будет возражать, если я поеду на лошади?

— Думаю, не будет.

— А если я поеду в мужском седле?

Нед с любопытством на нее посмотрел.

— Может, не надо — так вот сразу?

— Терпеть не могу женские седла. Они такие неудобные. Дома я всегда ездила верхом. Мне так больше нравится.

Нед покачал головой:

— А вот Эдди это может не понравиться. Некоторые вещи она подчас воспринимает довольно странно. — Прожевав печенье, Нед протянул руку и выловил из корзинки следующее. Это печенье отличалось от того, что он только что съел. В нем были запечены оливки. Нед отложил его и достал печенье с засахаренными фруктами. — Не люблю оливки. Всегда терпеть их не мог.

— Я запомню, — сказала Эмма. — И еще: если мы выедем до того, как Эдди проснется, никакого разговора по поводу женских или мужских седел не будет.

— Больше всего, — сообщил Нед, — я люблю печенье с орехами.

Больше они о седлах не разговаривали, но на следующее утро Нед оседлал лошадь мужским седлом и подвел ее к заднему входу «Чили-Квин», где его дожидалась Эмма. Она была одета в платье для верховой езды, но с юбкой, которая была застрочена посередине и напоминала очень широкие брюки. Эмма сказала правду: она ездила верхом не хуже иного ковбоя. Более того, когда они вернулись после верховой прогулки в «Чили-Квин», Эмма выглядела, пожалуй, даже посвежее Неда.

В тот день Нед показал Эмме сельскохозяйственные угодья, фермы и ранчо в округе Налгитаса. А на следующий день он отвез ее в Уот-Чир — заброшенный старательский поселок, находившийся рядом с железной дорогой на полпути между Налгитасом и Джаспером. Дорога делала поворот к Уот-Чир по той простой причине, что в свое время там нашли золото. Довольно скоро, впрочем, выяснилось, что золота там мало, разработку прекратили, а старатели разошлись кто куда. Тем не менее этот участок железной дороги все еще исправно функционировал, и поезда, минуя мертвый поселок, сворачивали в юго-западном направлении в сторону Джаспера.

Хотя со дня основания Уот-Чир прошло не так много лет, земля уже начала поглощать поселок, вбирать его в себя. Сколоченное из досок здание железнодорожной станции, местный магазин и салун уже основательно занесло песком и грязью. Стекол нигде не было — даже рамы и те повыломали. Помимо этих строений, можно было заметить несколько дюжин покосившихся бревенчатых домишек, жавшихся к единственной проложенной здесь улице. Двери у них были распахнуты, окна зияли пустыми черными провалами, а на крышах росла трава. Складывалось такое впечатление, что жители покидали городок в большой спешке, что, впрочем, отчасти соответствовало истине. Крыльцо сохранилось только у одного из домиков; Нед с Эммой остановились с ним рядом, соскочили с лошадей и привязали их к перилам. Эмма нашла сломанный стул с тремя ножками, прислонила его к стене и осторожно на него присела. Опершись спиной о бревенчатую стену, она потерла лицо руками, после чего бросила взгляд вдоль пустынной улицы. Неду подумалось, что Уот-Чир, несмотря на всю свою запущенность, чем-то Эмме приглянулся.

— Я всегда любила старательские поселки, — сказала она.

Нед, присев на пороге у ее ног, спросил:

— Хотелось бы знать, где ты их видела?

Когда Эмма опустила на него глаза, трехногий стул под ней заколебался.

— Только на картинках. По моему мнению, старательским поселкам свойственна какая-то беспорядочность, бесшабашность. Такое впечатление, что людям совершенно наплевать, как их городок выглядит. Кажется, что для них сама жизнь и ее бурное течение куда важнее того места, где они живут. — Эмме надоело раскачиваться на трехногом стуле, и она поднялась на ноги. — В отличие от жизни старателей, моя жизнь на ферме была чрезвычайно упорядоченной.

— Я никогда не любил порядки на ферме.

Эмма сняла шляпу, вынула из прически булавки и, встряхнув головой, распустила волосы. Потом, разделив их густую черную массу на прядки, она начала заплетать себе косу.

— Так ты был фермером? — спросила она.

— Как я уже рассказывал, я сбежал с отцовской фермы, когда был еще ребенком. Это было во время гражданской войны; мне смерть как хотелось тогда поступить в армию барабанщиком. Когда отец об этом узнал, то крепко меня выпорол. Тогда-то я и ушел из дома — и подался на Запад. Я шел пешком всю дорогу от Форт-Мэдисон, что в штате Айова.

— И конечно же, взял себе на Западе другое имя. «Нед Партнер» звучит слишком помпезно, чтобы это могло быть твоим настоящим именем.

Нед ухмыльнулся. Даже Эдди до этого не докопалась.

— А мне вот нравилось, как звучит «Нед Партнер». Куда лучше, чем какой-то «Билли Келер». — Нед никому еще не называл свою настоящую фамилию, но по прошествии стольких лет подобное откровение вряд ли могло причинить ему большой вред. К тому же в Налгитасе не было ни одного человека, кому Эмма могла об этом рассказать.

— Твои родственники знают, где ты сейчас? — Эмма достала из кармана веревочку и перевязала косу.

— Нет. У меня есть сестра Элис. Я пишу ей время от времени, но она не знает, как со мной связаться.

— Может, ее и в живых-то нет.

Нед обдумал это предположение. Потом сорвал какой-то стебелек и стал один за другим обдирать с него листья.

— Мне бы не хотелось так думать.

— Возможно, это не так уж и важно. Имеет значение только то, что ты ей пишешь. Ты думал когда-нибудь о том, чтобы повидаться со своими домашними?

Нед покачал головой.

— Не люблю возвращаться. В отличие от Эдди. Она все время говорит о возвращении в Сан-Антонио. Уж очень она этот Сан-Антонио любит.

— А в Айову ей не хочется?

— С какой стати ей хотеть в Айову? Насколько я знаю, она там никогда не была.

Нед еще раз обдумал свои слова и посмотрел на Эмму: заметила ли она допущенную им ошибку? Эмма сдержанно ему улыбнулась, и он задался вопросом, как давно она знает, что они с Эдди никакие не брат и сестра. Скорее всего, уже давно, может, даже с самого начала. Отшвырнув ободранный стебелек в сторону, он потянулся за другим и вырвал его из земли прямо с корешком.

— Я никогда не любил возделывать землю. Особенно участки на берегу Миссисипи. Там можно в собственном поту захлебнуться. Вот хозяйствовать на ранчо — это да, это мне по сердцу.

Эмма, казалось, его не слушала. Приставив к глазам ладошку, она разглядывала поселок. Потом, наступив в грязь, сошла с деревянного настила и медленно пошла по улице, заглядывая в окна брошенных домиков. Нед поднялся на ноги и последовал за ней. Через несколько минут они добрались до железнодорожной станции и остановились. Платформа находилась в крайне запущенном состоянии, а здание вокзала представляло собой длинный полуразрушенный сарай с покосившейся вывеской, на которой было написано: «Уот-Чир». Вывеска была такой же грязной, ветхой и блеклой, как и сам поселок.

— Здесь и смотрителя-то нет. Неужели поезда все еще здесь останавливаются? — спросила Эмма.

— Думаю, если пассажир того потребует, поезд остановят. Но кому может понадобиться останавливаться в Уот-Чир?

Эмма пожала плечами.

— Может быть, какому-нибудь проезжему ковбою? — Она поднялась по ступенькам и заглянула в темное, пустое здание. — Как ты думаешь, в поселке кто-нибудь живет?

— Нет, насколько я знаю. Правда, появляется здесь время от времени один пожилой старатель — говорит, что ищет какую-то «материнскую жилу», но и он долго не задерживается.

Эмма вошла в здание; Нед следовал за ней по пятам. В зале не осталось никакой мебели, за исключением встроенной в стену скамейки да лежавшего вверх ножками сломанного стола. Сквозь поломанные доски пола проросли сорняки. На протянутой наискосок через единственный оконный проем веревочке висел кусок грязного выцветшего муслина. Из дальнего угла доносилось какое-то подозрительное шуршание; Эмма вздрогнула.

— Это крыса, — сказал Нед. — Обыкновенная серая крыса.

— Ненавижу крыс, — пробормотала Эмма, опасливо делая шаг назад. Наткнувшись на Неда, она едва не потеряла равновесие. Нед не дал ей упасть, подхватив ее руки. Руки у нее были тонкие и жилистые — не то что короткие, пухлые ручки Эдди, плоть у которой была рыхлая и мягкая, как вареная картошка. До сих пор Нед не прикасался к Эмме — за исключением тех редких случаев, когда помогал ей усаживаться в экипаж или в седло. Теперь же, когда они соприкоснулись телами, он ощутил странную дрожь.

— Что-то здесь холодновато, — сказал Нед, не двигаясь с места. Эмма, высвободившись из его рук, повернулась и направилась к выходу. Нед побрел за ней, пытаясь подавить неожиданно возникшее желание снова до нее дотронуться. Ни обнимать ее, ни тем более тискать ему не хотелось. Он мечтал об одном: снова дотронуться до ее руки.

Когда они возвращались по пустынной улице городка к лошадям, Эмма остановилась и сорвала с колючего куста засохший уже, мертвый цветок.

— Это роза. Из сорта вьющихся. Здесь наверняка жила женщина. Она-то и посадила этот розовый куст.

Пока они шли к лошадям, Эмма один за другим срывала с цветка сморщенные коричневые лепестки и бросала их на дорогу. Не похоже было, чтобы она торопилась отсюда уезжать. Отстегнув притороченную к седлу Неда фляжку, она сделала глоток, после чего протянула фляжку своему спутнику, который тоже глотнул из нее, но более основательно.

— Чем, по-твоему, отличается жизнь на ранчо от жизни на ферме? — поинтересовалась Эмма. — Я это к тому, что ты вроде бы не прочь стать ранчеро. Я лично особой разницы между фермером и ранчеро не вижу.

— Что такое? — удивленно спросил Нед.

— Ты вроде говорил, что хочешь пожить на ранчо.

Нед удивился еще больше. Ему казалось, что Эмма пропустила его рассуждения мимо ушей.

— Да, хочу. Хотя бы потому, что на ранчо не разводят свиней. Я их терпеть не могу.

Эмма рассмеялась. Неду нравился ее смех. Он не был ни визгливым, как у большинства женщин, ни басовитым и хрипловатым от виски, как у Эдди.

— А еще ранчеро не должен пахать землю. Когда я убегал с отцовской фермы, то дал себе слово, что не проведу больше плугом ни единой борозды.

— В таком случае фермер из тебя и впрямь получился бы никудышный.

Нед пристегнул фляжку к своему седлу, после чего наведался в дорожную сумку, вынул из нее запачканный лакричный леденец и, отломив от него кусок, протянул Эмме. Эмма, смахнув прилипшие крошки и мусор, сунула леденец в рот и присела на пороге, аккуратно расправив широкие складки своей похожей на брюки юбки.

— Есть одно ранчо, которое я был бы не прочь приобрести, — неожиданно сказал Нед. — Я о нем никому еще не рассказывал. Оно находится в Колорадо, неподалеку от Теллуриды. Думаю, я мог бы там разводить бычков и продавать говядину старателям.

Эмма перестала сосать леденец и, склонив голову набок, спросила:

— Почему же ты все еще его не приобрел?

Нед облокотился о перила крыльца и сверху вниз посмотрел на Эмму.

— Хотя бы по той причине, что оно стоит двенадцать тысяч долларов. Если платить сразу и наличными — то меньше. Но у меня нет таких денег.

— Я думала, у тебя есть по крайней мере пять тысяч. Эдди говорила, что ты взял их, когда ограбил банк.

— Эдди слишком много болтает. В любом случае эти пять тысяч не составят даже половины той суммы, которая мне требуется, — сказала Нед. Потом с минуту помолчал, окинул взглядом прерию и добавил: — Эдди ни за что не согласится жить на ранчо, а мне одному там будет тоскливо.

— Ты мог бы найти себе женщину, которой нравится жить на ранчо, — негромко заметила Эмма.

— Мог бы, — сказал Нед, обдумав ее слова. — Но денег-то все равно нет.

— В таком случае ты должен ограбить еще один банк, — сказала Эмма.

— Не так-то это просто — банки грабить, — ответил Нед. Он оттолкнулся от перил и отвязал лошадь Эммы. — По-моему, нам пора ехать домой.

Эмма поднялась с порожка и вскочила в седло. Нед отвязал своего жеребца, но на мгновение замешкался, глядя на алый цветок, который пророс сквозь щель в досках крыльца. Наклонившись, он сорвал цветок и, ни слова не говоря, протянул его Эмме. По всей видимости, это удивило Эмму; тем не менее она протянула руку, чтобы взять подарок. Однако Нед, вместо того чтобы вручить Эмме цветок, взял ее за руку и сжимал ее в своих ладонях не меньше минуты. Потом он отпустил ее, а цветок прикрепил к поводу ее лошади. Сделав это, он почувствовал, что выглядит глупо, вскочил на своего коня, сразу же дал ему шпоры и умчался вперед, предоставив Эмме его догонять. Эмма последовала за ним, но переводить лошадь в галоп не стала и ехала куда медленнее Неда. Так они проехали с милю, после чего Нед придержал своего жеребца и стал поджидать Эмму.

— Тут есть банк неподалеку — в Джаспере. Взять его — раз плюнуть. Надо только войти и выйти, — сказал Нед, когда Эмма с ним поравнялась и они поехали вместе, переведя лошадей на шаг. — Эдди давно уже не дает мне покоя — хочет, чтобы я его ограбил, но фермеры в округе Джаспера все сплошь нищие, так что денег в этом банке, скорее всего, кот наплакал.

Эмма не спеша обдумала его слова.

— Откуда ты знаешь, сколько там денег? Это все-таки банк, а не ссудная лавка. А в банках всегда должна быть наличность. Кроме того, в округе Джаспера, помимо нищих фермеров, наверняка живут торговцы и ранчеро, которые держат в этом банке свои сбережения.

Нед, кивнув в знак того, что принимает ее слова к сведению, рассказал ей все, что знал об этом банке. Выяснилось, что он бывал в Джаспере раз или два — правда, уже довольно давно. Город, в общем, произвел на него неплохое впечатление; более того, показался ему процветающим. Если разобраться, в этом не было ничего удивительного, поскольку через город проходила железнодорожная магистраль.

Когда Нед закончил рассказывать, Эмма, с минуту помолчав, сказала, что если к банку подъедут мужчина и женщина, то никто не заподозрит их в преступных намерениях. Нед придержал лошадь и с изумлением на нее посмотрел.

— Женщина испугается, — наконец сказал он.

— Когда лошади понесли, я ведь не испугалась, не так ли? — ответила Эмма. — Так что, если ты пойдешь на дело, я готова к тебе присоединиться.

— Я женщину на дело в качестве партнера не возьму, — отрезал Нед.

— А мужчину, которого знаешь хуже меня, взял бы?

Нед обдумал и это, но его ответ остался неизменным.

— Я с собой женщин на дело не беру.

— Я думала, ты хочешь купить себе ранчо, и полагала, что смогу помочь тебе в осуществлении твоей мечты. Или насчет мечты я ошиблась?

Нед с уважением подумал, что она умна и все понимает, как надо. Он довольно долго размышлял над ее предложением, прежде чем в весьма сдержанной форме дал ей понять, что готов принять ее помощь. К тому времени, как они доехали до «Чили-Квин», им даже удалось составить примерный план действий. Правда, когда разговор зашел о дележе предполагаемой добычи, их созданный на скорую руку союз едва не развалился. Нед, предлагая ей третью часть всех денег, считал, что поступает благородно, но Эмма требовала половину. В конце концов они сошлись на сорока процентах, при этом Нед добавил: «Когда пойдем брать следующий банк, тогда и разделим все поровну». Это должно было восприниматься как шутка, но Эмма в ответ не рассмеялась, а с самым серьезным видом кивнула.

Признаться, Нед не был уверен, что дело выгорит — с участием Эммы или без него. Он даже начал подумывать о том, чтобы отложить налет, если не отменить его вовсе, но потом, увидев, с каким ожесточением выступает против его идеи Эдди, разозлился, заупрямился и решил реализовать составленный им с Эммой план во что бы то ни стало. Противодействие Эдди, похоже, вызвало аналогичные чувства и у Эммы, поскольку она тоже укрепилась в принятом решении. Раздумывая над всем этим, Нед с удивлением понял, что совсем не понимает женщин. Он-то полагал, что Эдди и Эмма будут заодно, а вместо этого они тянули его каждая в свою сторону.

— Если что-нибудь случится, вся ответственность ляжет на тебя, — сказала напоследок Эдди.

Нед уже собирался ответить, что не допустит, чтобы с его партнером приключилось что-нибудь дурное, но неожиданно для себя осознал, что Эдди обращается не к нему, а к Эмме.

Как только солнце поднялось достаточно высоко, сделалось очень жарко. Эмма сбросила с себя одеяло, потом накидку, а через несколько минут и свой черный жакет. Прошло совсем немного времени, и она расстегнула верхнюю пуговку на воротнике блузки и закатала рукава. Под конец она сняла свой уродливый капор и надела соломенную шляпу с широкими полями.

— Ну как — похожа я теперь на фермершу? — спросила она.

Прошлым вечером она хотела позаимствовать у Эдди платье, которое могло бы подойти жене бедного фермера, но та, брезгливо поджав губы, ответила, что у женщин из «Чили-Квин» таких позорных нарядов просто быть не может. Нед сказал, что не так уж и важно, как будет выглядеть ее костюм, поскольку в Нью-Мексико фермерские жены, отправляясь в город, надевают все самое лучшее. Признаться, он ни разу не видел, чтобы Эмма надевала на себя что-нибудь такое, что могло привлечь внимание окружающих, но высказать ей это в открытую постеснялся. При всем том он не мог не отметить, что соломенная шляпа придала облику Эммы определенную законченность. Только жене фермера могло взбрести на ум носить такую шляпу с шелковым платьем. Кроме того, шляпа скрывала лицо Эммы, что уже само по себе было неплохо, хотя Нед и сомневался, чтобы кто-нибудь стал к ней присматриваться.

Нед против солнца ничего не имел. Ему нравилось смотреть на прерию с ее бурой растительностью, отливавшей в солнечном свете золотом. Но весна в этих краях была его любимым временем года. С ее приходом Великие равнины оживали; на их бескрайних зеленых просторах распускались яркие цветы, напоминавшие осколки цветного стекла, разбросанные по бархатному ковру пробивавшейся к свету свежей изумрудной травки. Впрочем, поздним летом прерия тоже была очень красива, особенно когда на фоне выцветшей сухой травы расцветали дикие пурпурные астры. Когда Нед кивком головы указал на алую россыпь этих цветов, Эмма заулыбалась.

— Нет, пожалуй, на свете такого цветка, который бы мне не нравился, — сказала она и тут же нахмурилась, словно вспомнила что-то неприятное.

— Как видно, все-таки есть, — сказал Нед.

— Лилии. Их я не люблю. Они всегда напоминают мне о смерти. — Тут она вздрогнула; Нед удивленно выгнул бровь, но Эмма не посчитала нужным ничего объяснять, и Нед так и не узнал, чью смерть она имела в виду. Возможно, Эмма в эту минуту подумала о своем отце или о матери; Эмма никогда о ней не упоминала. Однако могло статься, что у Эммы имелся какой-то секрет, некая мрачная тайна, мучившая ее по ночам и каким-то непостижимым образом связанная с лилиями. Вот у Эдди почти наверняка имелись тайны. Нед не сомневался, что она многое от него скрывает. Ничего удивительного: он знал, что ее жизнь была полна страданий и мрака. Но вот в том, что существование Эммы изобиловало горестями, он не был так уверен.

Что же касается Неда, то он старался ничего не принимать близко к сердцу и жить, избегая любых конфликтов, особенно душевных. Единственное, о чем он сожалел, так это о том, что потерял связь со своими сестрами: Элис и другой, постарше, которую звали Лиззи. Уж если ему суждено когда-нибудь остепениться и осесть, то он, вполне возможно, напишет им и сообщит, где его искать. Что же до дня сегодняшнего… Сегодня он даже не мог сказать наверняка, пережили ли они войну, а она, между прочим, закончилась добрых двадцать лет назад. Точно так же он ничего не знал о муже Элис, который вступил добровольцем в войска северян и, очень может быть, пал на поле чести. О муже Лиззи Нед почти не вспоминал — тот слишком задирал нос, и ему было на него наплевать. Помимо Элис и Лиззи, у Неда были другие сестры и братья, и он тоже был бы не прочь узнать об их судьбе. А еще ему хотелось бы знать, живы ли его родители. Он вспоминал иногда о своих родственниках и даже подумывал о том, что было бы неплохо съездить в Форт-Мэдисон и выяснить, живут ли они еще в тех краях. Ему даже необязательно было их видеть. Он мог прописаться в каком-нибудь местном отеле под вымышленным именем, а потом навести справки о семействе Келер. Он никогда не жалел о том, что в свое время от них сбежал. Он вообще редко сожалел о чем-либо. За свою жизнь Нед убил несколько человек — троих, уж если быть точным. Поначалу ему было их жаль, но так как смерть — штука необратимая, Нед примирился со смертью этих трех типов и старался как можно реже о них вспоминать. Он привык считать, что без них мир стал намного лучше.

Одну вещь он знал совершенно точно: если бы он остался дома, то никогда бы не встретил Эдди. Ее профессия его нисколько не смущала. Он знал многих женщин, но Эдди нравилась ему больше всех. Нед не любил липких, приставучих дам, и Эдди сразу ему приглянулась, в том числе и потому, что ничего от него не требовала. Довольно быстро они пришли к негласному соглашению, что ограничивать свободу друг друга не будут. Кроме того, Эдди ясно дала ему понять, что о спокойной оседлой жизни и не помышляет. Ей нравилось ощущать себя полноправной хозяйкой «Чили-Квин», и помощь Неда, как и его постоянное присутствие в этих стенах, ей не требовалась. Как-то раз она ему сказала, что если он ищет себе жену, то ему лучше ее оставить и не тратить зря время. Но хотел ли он сам остепениться и зажить семейной жизнью — вот в чем вопрос. Что ж, тогда он этого не хотел, это точно, но совсем недавно вдруг стал об этом подумывать. Не часто, но пару раз такая мысль в голову ему приходил. Возможно, толчком к такого рода размышлениям послужила мечта заполучить собственное ранчо. Время от времени перед его мысленным взором представал красивый большой дом, колыбелька с агукающим младенцем и открытая веранда, где в кресле-качалке сидела женщина с пяльцами в руках. Но даже при большом желании Нед был не в состоянии представить себе в этой качалке Эдди.

В последнее время отношения между ними складывались не слишком хорошо. Эдди все чаще ворчала, раздражалась, что, понятное дело, не могло вызвать у Неда теплых чувств. Однако порывать с ней и съезжать с насиженного места в «Чили-Квин» Нед не торопился. Он не любил резких перемен в своей жизни.

Через некоторое время Эмма достала из сумки рукоделие и принялась за работу. Неда охватило странное, почти забытое чувство: сидеть рядом со склонившейся над рукоделием женщиной — это было так по-домашнему! Нед вспомнил, как точно так же склонялись над лоскутными одеялами его сестры, когда наступал вечер и работа по дому была сделана. Иногда он сам сиживал вместе с сестрами, обмениваясь с ними шутками, болтая о том о сем. При этом он всегда занимался каким-нибудь делом — к примеру, чинил сбрую или разбирал по настоянию отца механизм веялки или молотилки, чтобы заменить негодную шестеренку. Нед любил возиться с разными механизмами. Он вообще любил работать и, вполне возможно, продолжал бы трудиться на ферме, если бы отец не обращался с ним как с ломовой лошадью и, взвалив на его еще не окрепшие детские плечи непомерную ношу, не взбадривал его то и дело плеткой.

И с чего это он вдруг так разленился, задал себе вопрос Нед. Должно быть, из-за Эдди. Она ничего не позволяла ему делать в «Чили-Квин». Он не раз предлагал ей свою помощь, но, постоянно получая отказ, плюнул и с тех пор пальцем о палец не ударил. А ведь было время, когда он хотел приколотить отставшую доску или заново навесить дверь, немного ее подстрогав, чтобы она без усилий и скрипа входила в дверную раму. Но Эдди всякий раз ему говорила, чтобы он оставил это дело. Он и оставил, просто не хотел навязываться. Но он скучал по работе; временами руки у него так и чесались что-нибудь отремонтировать или изготовить какую-нибудь полезную в хозяйстве вещь. Иногда он думал, как это, должно быть, приятно сделать что-нибудь для женщины, которая нуждалась бы в нем и в его помощи.

— Мои сестры тоже шили, — сказал он, взглянув на мозаику из ярких кусочков материи в руках Эммы.

— Большинство женщин шьет. Что тут удивительного? — ответила Эмма.

— Я хочу сказать, они любили это занятие и знали толк в том, что делали. Помнится, в школе мне не давалась геометрия, и Лиззи объясняла мне ее законы, пользуясь элементами лоскутного одеяла, состоявшими из треугольников и прямоугольников.

— В жизни не встречала мужчины, который бы подмечал и ценил такие вещи, — сказала Эмма, поднимая на него глаза. Солнце било ей прямо в лицо, и она заморгала. Несмотря на тени, которые отбрасывали ей на лицо широкие поля шляпы, Нед видел окружавшие ее глаза тонкие морщинки. Такие же морщинки были и в уголках ее рта. «Интересно, — подумал Нед, — сколько ей лет и не вышла ли она из детородного возраста». А потом спросил себя, с какой стати ему лезут в голову подобные мысли.

— Мои родители всегда говорили, что безделье — мать всех пороков и дьявольское наущение, — заметил он, глядя на то, как Эмма управляется со своей иголкой.

— С некоторых пор мне кажется, что я живу исключительно по наущению дьявола, — со вздохом ответила Эмма.

Когда наступил полдень, они остановились на отдых на берегу пересохшей речки, где росло с полдюжины гигантских трехгранных тополей. Других деревьев в пределах видимости не было. Прерия походила на гладкий ковер, вытканный из коричневой шерсти разных оттенков; на горизонте маячило небольшое стадо тонконогих антилоп.

— Какие они грациозные! Так и кажется, что они парят в воздухе, — заметила Эмма.

Нед думал примерно то же самое, и его обрадовало, что красоты прерии не оставили Эмму равнодушной. Он распряг лошадей и дал им напиться из грязного ручейка, с трудом пробивавшего себе дорогу в сухой, растрескавшейся от жары земле. Потом он стреножил лошадей и пустил пастись. Эмма достала из фургона корзинку с провизией, вынула из нее буханку черствого хлеба, кусок твердого сыра, пикули и положила все это на расстеленную в тени салфетку.

— Судя по всему, Уэлкам решила, что мы и питаться должны тоже как нищие фермеры, — сказала она, указывая кивком головы на скудное угощение.

— Уэлкам пора бы утихомириться, а то она слишком много болтает и вечно сует свой нос куда не следует. Можно подумать, это она в доме всем заправляет, — проворчал Нед. — Уверен, не будь она такая работящая, Эдди давно бы уже выставила ее за дверь. — Он достал нож и нарезал хлеб на куски. Потом настругал твердый как камень сыр. — Ничего, сегодня вечером мы с тобой на славу отужинаем в отеле.

— Я вовсе не против ночевки в фургоне. Не стоит привлекать к себе внимание, разбрасываясь деньгами в гостинице, — сказала Эмма.

— Ну, это очень скромный отель, хотя кормят там вполне прилично. Кстати сказать, этому заведению в моем плане отводится определенное место, поскольку задняя дверь у него выводит прямо к банку. Два эти здания отделяют друг от друга не более дюжины шагов. Этот банк так легко взять, что остается только удивляться, почему никто не сделал этого раньше. Нам нужно только спуститься по лестнице, выйти из задней двери, войти в банк, а потом, сделав дело, вернуться в отель. Я уже говорил Эдди, что подломить там кассу проще, чем меду отведать.

— Иногда без забот и меду не отведаешь, — сказала ему Эмма. Голос у нее при этом сделался таким резким и неприятным, что Нед с удивлением поднял на нее глаза. Эмма прожевала кусочек хлеба и, проглотив, добавила: — Ведь как бывает-то? Поднесешь ложку с медом ко рту, а тут откуда ни возьмись — пчелы. Да не одна или две, а целый рой. Тут уж не до меда — знай отмахивайся, чтобы не покусали. — У Неда сложилось такое впечатление, что она говорила, обращаясь скорее к себе, нежели к нему. Нехотя проглотив еще один кусочек хлеба, она поднялась на ноги. — Ты отдыхай, а я пойду прогуляюсь. Так в этом фургоне насиделась, что ноги сводит.

— Почему бы и нет? Прогуляйся. Время терпит. Кроме того, лошади должны отдохнуть, да и я, признаться, вздремнуть не прочь, — сказал Нед. — Часы-то у тебя есть, верно? Если через час не проснусь, приходи меня будить. — Нед растянулся на земле, надвинул на лицо шляпу и через минуту или две уже спал сном праведника.

Когда Эмма его разбудила, он, к большому для себя удивлению, обнаружил, что салфетка и остатки съестных припасов уже уложены в корзину, а лошади взнузданы и впряжены в фургон.

Джаспер считался более респектабельным городом, чем Налгитас. Салунов здесь было не в пример меньше, а над крышами глинобитных хижин и более солидных деревянных строений высились шпили двух местных церквей. В сумерках Джаспер казался уютным и ухоженным и, что более важно, весьма процветающим. Здание вокзала здесь было в два раза больше, чем в Налгитасе, и отсвечивало свежим деревом: его только что построили и даже не успели еще покрасить. Новенькая вывеска с выведенным на ней словом «Джаспер» стояла у стены. Между прочим, процветание здешней общины означало, что в банке могло оказаться куда больше людей, нежели предполагал Нед. Кроме того, в банке могли установить новый, более современный сейф. С другой стороны, рост благосостояния местных граждан являлся неоспоримым свидетельством того, что деньги в банке имелись, а это было важнее всего. Порадовавшись такому обстоятельству, Нед с заговорщицким видом сжал Эмме руку. Хотя Эмма и копалась в земле, высаживая розы и помогая Уэлкам работать на огороде, кожа у нее на руках была не менее гладкая и мягкая, чем у Эдди.

Подобно Налгитасу, Джаспер был отвоеван у прерии. Главная улица здесь состояла из полудюжины кварталов, застроенных кирпичными и каменными домами. Над входом в магазины висели полотняные навесы от солнца, а вдоль проезжей части были посажены деревца, придававшие городским кварталам уютный и законченный вид. Когда они ехали по улице, Нед указал Эмме на «Юнион-Отель» — выстроенное в два этажа красное кирпичное здание с двойными дверями, и сказал, что они оставят лошадей и фургон в платной конюшне, а потом вернутся к отелю пешком. Только что пришел поезд, и не было никакой необходимости афишировать перед гостиничным клерком то обстоятельство, что они приехали в фургоне. Конечно, в случае расследования этот факт быстро выплыл бы наружу, тем не менее, чтобы его установить, шерифу потребовалось бы какое-то время, а в таком деле, которое они задумали, даже несколько минут отсрочки могли им помочь ускользнуть от преследования. Эмма пришла к выводу, что в словах Неда есть рациональное зерно.

Нед остановил фургон у муниципальной конюшни и пошел договариваться о ночевке для лошадей. После этого они с Эммой достали из фургона свои саквояжи и направились к отелю. Шедшая рядом с Недом Эмма казалась такой же малопривлекательной и бесцветной, как и проходившие мимо жены фермеров и мелких торговцев. Никто ее не замечал — как, впрочем, и Неда. Его потертые брюки и выцветшая, в пятнах пота от долгой езды по жаре рубашка были точно такими же, как и у великого множества приехавших в город по делам фермеров и ковбоев. По счастью, Неду не нужно было слишком стараться, чтобы изменить внешность. Стоило ему только пару дней не побриться, прилизать волосы и мазнуть себя грязью по щеке, как привлекательный молодой человек исчезал, а на его месте появлялся типичный, средних лет обитатель прерий, чье достояние составляли только седло и лошадь. Вряд ли кому-нибудь удалось хотя бы с небольшой степенью достоверности дать его словесный портрет. Даже Эдди — и та редко узнавала его изображение на афишах по розыску преступников.

— Нам нужна комната, — сказал Нед гостиничному клерку, опуская глаза и заглядывая в лежавшую перед служащим книгу регистраций. Единственное, чего не мог изменить Нед в своей внешности, — это цвет глаз, и клерку совершенно необязательно было запоминать, что они у него зеленые.

— Две комнаты, братец, — сказала Эмма.

— Что такое? — удивился Нед. Минуту, не меньше, он не мог взять в толк, чего она хочет.

Клерк ухмыльнулся.

Тогда Эмма, понизив голос — так, чтобы ее могли слышать только эти двое, зашипела:

— Мы же цивилизованные люди, братец. Так что изволь взять мне отдельную комнату. Уж если я переехала к тебе, чтобы помогать по хозяйству, то будь добр держаться приличий. Нам нужны две комнаты, сэр. У вас есть свободные? — Эмма посмотрела на клерка в упор. — Что это вы так развеселились? Разве я сказала что-нибудь смешное?

Появившаяся было на губах клерка улыбка исчезла; он опустил голову и стал листать книгу регистрации.

— У нас достаточно свободных комнат, мэм. Желаете получить две рядом?

— Я хочу, чтобы мне дали комнату на втором этаже в дальнем конце коридора — уж больно я не люблю постороннего шума. Что же касается моего брата, то пусть сам скажет, что ему нужно.

— Поселите меня в комнате напротив, — сказал Нед. Выходка Эммы до такой степени его позабавила, что он едва не рассмеялся. Овладев собой, он потер глаза кулаком и стал смотреть в сторону от клерка, как если бы имевшая место сцена чрезвычайно его смутила.

— Вам необходимо прописаться, — сказал клерк.

«Вот незадача», — подумал Нед, почесав затылок. Они с Эммой забыли придумать себе вымышленные имена, под которыми должны были зарегистрироваться в гостинице. Нед взял перо и, пододвинув к себе регистрационную книгу, стал медленно вписывать туда первую пришедшую ему на ум фамилию. При этом он проговаривал вслух каждый слог, чтобы слышала Эмма.

— У-иль-ям Смит.

Когда он положил ручку, клерк повернулся к Эмме.

— Как вас зовут?

— Мисс Смит, — произнесла она с таким суровым видом, что клерк даже не стал спрашивать ее первое имя.

Клерк вручил Неду две пары ключей, и он, подхватив саквояжи, двинулся по лестнице на второй этаж. Их с Эммой комнаты оказались в дальнем конце коридора — по бокам черной лестницы. Нед отпер обе комнаты разом и предложил Эмме выбрать ту, которая ей больше нравится. Когда Эмма сделала выбор, он поставил ее саквояж на пол и расхохотался.

— Клянусь богом, Эмма, даже я бы не сыграл лучше! Ты у нас просто прирожденная актриса.

Эмма вспыхнула:

— Это как-то само собой получилось…

— За твои таланты я угощу тебя лучшим ужином в Джаспере. Только брошу вещи в своей комнате — и сразу же за тобой вернусь.

— Мне необходимо вымыться и переодеться. Так что зайди за мной через час, — сказала Эмма.

Час — это долго, а у Неда за время поездки так пересохло в горле, что ему срочно требовалось чем-нибудь его промочить. Поэтому он спустился в салун, находившийся на первом этаже отеля рядом с холлом. Из четырех столиков в салуне был занят только один. Еще один посетитель стоял в дальнем конце бара. Он напоминал обыкновенного забулдыгу — из тех, что вечно трутся животами о стойку и рассказывают всем, кто соглашается их слушать, где, сколько и на какую сумму они вчера выпили, напрашиваясь на бесплатное угощение, поскольку бармен давно уже не отпускает им в долг. У Неда не было ни малейшего желания затевать разговор с этим типом, который, по всей видимости, собирался и дальше накачиваться алкоголем — по возможности счет кого-нибудь из клиентов. Облокотившись о стойку на максимально возможном удалении от местного завсегдатая, он заказал себе стаканчик ржаного виски. Едва он успел сделать глоток, как к нему подошел гостиничный клерк и кивком головы потребовал у бармена свою порцию выпивки.

— Думаете обосноваться в Джаспере, мистер Смит? осведомился клерк.

Нед неопределенно пожал плечами:

— Возможно, где-нибудь поблизости…

— Не похоже, чтобы вашу сестру это устраивало.

Нед опустил глаза и посмотрел на свой стакан.

— Мою сестру в этой жизни вообще мало что устраивает.

— Сочувствую вам. — В голосе клерка не было сочувствия ни на грош.

— Я это не к тому, что у нее вздорный характер. Она — женщина хорошая, просто любит поставить на своем. Считает, видите ли, что все на свете постигла и знает, как надо правильно поступать в том или ином случае. — Нед вздохнул. Актерствовать ему было не привыкать. Тем не менее держался он настороженно: хотел понять, с чего это вдруг клерк проникся к нему таким расположением.

— Приехали, чтобы осмотреться и приобрести кое-какие припасы? Вы ведь фермер, не так ли?

Нед согласно кивнул.

— И откуда же вы прибыли?

Нед насторожился. В Нью-Мексико, как, впрочем, и повсюду на Западе, было не принято задавать слишком много вопросов незнакомцам.

— Оттуда, где люди не приучены приставать с расспросами. — В его голосе не было ни капли враждебности, но клерк сразу же смекнул, что гостю его чрезмерное любопытство не по нраву.

Клерк с минуту молчал, потом, кашлянув, заговорил снова:

— Говорят, зима в этом году будет длинная.

— Все может быть. — Нед допил свое виски, решил было заказать еще стаканчик, но потом отказался от этой мысли.

— Если вы и впрямь собираетесь перебраться в эти края, я бы на вашем месте обязательно подумал о том, как скоротать долгие зимние вечера.

Нед сразу же успокоился. Клерк исполнял обязанности зазывалы местного борделя.

— К чему это вы клоните? — на всякий случай спросил он.

Клерк нервно хихикнул.

— Ну, видя перед собой такого здорового, цветущего мужчину, я позволил себе предположить, что ему время от времени требуется, так сказать, помочить свой конец. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

Нед созерцал дно своего стакана и помалкивал.

— Вы только не подумайте, что я хотел вас оскорбить или что-нибудь в этом роде. Я к вам со всем уважением, — сказал клерк, ставя свой стакан на стойку и отводя глаза от собеседника.

— Что конкретно вы предлагаете? — прямо спросил Нед.

Клерк ухмыльнулся и попытался поймать взглядом отражение Неда в висевшем над стойкой зеркале, но тот отвернулся.

— У нас в городе есть отличное заведение под названием «Элси Мей». Оно находится на Мейден-лейн — сразу же за железнодорожным депо. Вы его ни за что не пропустите. Там на окне слова «Элси Мей» золотом выведены. Что и говорить, шикарное заведение. И такое уютное да чистенькое… — Клерк покрутил головой, чтобы подчеркнуть значимость своих слов, а потом добавил: — Короче говоря, бордель первоклассный. Когда решите его навестить, не забудьте сказать, что вас прислал Лемюэль.

— У вас что же — в городе только один бордель, Лемюэль? — спросил Нед. Он посмотрел в зеркало и подмигнул отражению клерка. В баре было темно, и клерк вряд ли бы сумел определить, какого цвета у Неда глаза — даже если бы они были красными, как рубины.

— А там, откуда вы приехали, один бордель? — парировал Лемюэль.

Нед не ответил.

— Есть еще такое заведение, как «Френч Брюэри», но я бы на вашем месте держался от него подальше. Девицы там грубые, как солдаты. Хотя кто знает — может, вы именно таких и предпочитаете?

— Похоже, вы получаете свою долю с обоих заведений. Я правильно понимаю?

Клерк пожал плечами.

Неду не хотелось, чтобы этот человек по какой-либо причине затаил на него зло — как, равным образом, запомнил его лучше, нежели это бывает при коротком общении. Поэтому он вполне доброжелательно сказал:

— Если я отправлюсь в одно из этих почтенных заведений, то обязательно скажу, что меня прислали вы.

Открылась парадная дверь, и в отель вошел мужчина с приколотой к жилету звездой. Пройдя в салун, он подошел к стойке и встал рядом с Лемюэлем. Он поздоровался с ним, но глядел при этом на Неда. Двое мужчин немедленно встали из-за стола и вышли. Забулдыга в противоположном конце бара уткнулся в свой стакан, но Нед знал, что он внимательно следит за тем, что происходит в баре.

— Здравствуйте, шериф, — сказал Лемюэль.

— Шериф Тейт, — отрекомендовался Неду посетитель со звездой. Шериф был небольшого роста и такой толстый, что непонятно было, как ему вообще удается двигаться. Лицо у него было полное и румяное, а глаза маленькие, близко посаженные и впивались в собеседника, как буравчики.

— Рад познакомиться, шериф, — сказал Нед.

— Это мистер Смит, — сказал Лемюэль.

Шериф ввинтился своими глазками в Неда, пытаясь определить, что он за птица.

— Хорошее имя — Смит, — сказал он. — Вам уже приходилось бывать в Джаспере?

— Он здесь впервые, — ответил за Неда Лемюэль.

— А внешность как будто знакомая.

— Таких, как я, здесь немало, — сказал Нед.

Шериф с минуту пристально смотрел на Неда.

— Немало. Это вы верно подметили. Итак, мистер Смит, что привело вас в Джаспер?

Бармен налил в стакан виски и поставил перед шерифом.

Клерк снова опередил Неда с ответом:

— Он — фермер. Когда вы пришли, я как раз рассказывал ему о кое-каких городских достопримечательностях. — Клерк выгнул бровь и многозначительно посмотрел на шерифа, но тот хранил молчание. — Он прописался сегодня у нас в отеле со своей сестрой. Эта леди чувствует себя здесь, словно цыпленок, заблудившийся в овсяных всходах, — довольно неуклюже пошутил он.

— Что это вы такое говорите? — запротестовал Нед, хотя и был до черта рад, что клерк позволил себе эту вольность, поскольку шериф после этого, казалось, потерял к нему всякий интерес.

Снова распахнулась входная дверь; вошел мужчина и, оглядевшись, направился к гостиничной конторке. Клерк лизнул напоследок край своего опустевшего стакана и поспешил к посетителю.

Неду тоже пора было сматываться, но у шерифа могло сложиться впечатление, что его заставило уйти появление представителя власти, а это ему было ни к чему. Он жестом предложил бармену наполнить свой стакан, после чего задался вопросом, не заказать ли стаканчик виски шерифу. Однако по некотором размышлении он от этой мысли отказался. Фермеры народ прижимистый, и не в обычае у них покупать выпивку первому встречному, пусть даже и шерифу.

— Ваше здоровье, — сказал Нед, поднимая свой стакан и салютуя представителю власти.

— И ваше, Смит, — отозвался шериф, хотя своего стакана не поднял.

«Интересно, — подумал Нед, — какой вопрос мог бы задать фермер здешнему шерифу». С минуту над этим поразмышляв, он спросил:

— У вас тут доктора имеются? У моей сестры, знаете ли, есть жалобы по женской части.

Шериф дернул плечом, словно отгоняя назойливого овода.

— Есть один поблизости, но он, честно говоря, и плевка не стоит. Я бы на вашем месте держался от него подальше. У меня геморрой и несварение желудка, но от тех пилюль, что он прописывает, мне только хуже становится. Дошло уже до того, что я не только на лошади, но и на стуле-то нормально сидеть не могу. — Тут шериф пустился в описание симптомов мучивших его недугов. Нед сочувственно кивал головой и время от времени цокал языком. — В настоящее время я ужас как плохо себя чувствую, — сказал шериф, заканчивая свой небольшой, но прочувствованный монолог.

— В таком случае скажу сестре, чтобы она сама полечилась. Пусть травки какие-нибудь попьет, что ли, — пробурчал Нед. Потом, указав большим пальцем на сидевшего за конторкой клерка, перевел разговор на другое: — Лемюэль тут рассказывал мне об «Элси Мей».

— Я так и думал. Это отличное заведение. А вот от «Френч Брюэри» я бы на вашем месте держался подальше. Полагаю, он вам об этом тоже сказал.

— Да, сэр.

До слуха шерифа донесся какой-то шум с улицы. Он поднял глаза на входную дверь и поморщился.

— Работенка у меня не такая уж и плохая. Пока не приходится иметь дело с бандитами или карабкаться на лошадь. — Шериф вздохнул и вновь пристально взглянул на Неда, как будто пытаясь понять его подноготную. Потом, пожав плечами и с трудом переставляя ноги-тумбы, он направился к выходу, бросив напоследок Неду: — Желаю удачи, мистер Смит.

Нед успел выпить только половину виски. Сначала он поднял стакан, намереваясь прикончить его одним глотком, но потом решил, что пить ему больше не стоит, поставил стакан на стойку и положил рядом несколько монет. Тут ему пришло в голову, что фермер вряд ли способен на подобную щедрость. Поэтому он забрал пару монеток назад и, сунув их в карман, поднялся на второй этаж и постучал в комнату Эммы. Она вышла в темный коридор с шалью на плечах и последовала за Недом в столовую.

Столовая оказалась куда нарядней, чем другие помещения отеля. Под потолком висела люстра со свечами и хрустальными подвесками; сама же комната была выкрашена темно-зеленой краской с золотыми арабесками, пущенными по верхнему краю стены. Пол был застелен двухцветным паркетом из навощенных ясеневых и ореховых досок, которые чередовались между собой, образуя правильный геометрический узор. Столы были покрыты белыми крахмальными скатертями и заставлены посудой из белого фарфора и подсвечниками с зажженными свечами, которые здесь использовались вместо более привычных керосиновых ламп. Нед провел свою даму к самому уединенному столику и уже начал было усаживаться, как вдруг что-то напомнило ему о приличных манерах, которым его обучали в детстве. Выдвинув из-за стола легкое, плетенное из камыша креслице, он предложил Эмме присесть. Она поблагодарила его кивком головы и не без изящества опустилась на сиденье.

Прежде чем самому сесть за стол, Нед обвел взглядом зал, пытаясь определить, нет ли здесь кого-нибудь из его знакомых. В зале, однако, таковых не оказалось. Час был поздний, и местные постояльцы занимали только четыре столика; Эмма оказалась в столовой единственной женщиной.

Сняв с плеч шаль, Эмма положила ее на свободный стул рядом с собой. Нед, который совсем уже было опустился на свое место, взглянув на Эмму, замер, словно в столбняке. Наряд Эммы, на его вкус, был слишком откровенным. Отправляясь ужинать, она облачилась в черное шелковое платье, тесно охватывавшее талию и с таким глубоким декольте, что Нед получил отличную возможность любоваться ее грудями. Украшавшие декольте кружевные оборки не столько скрывали полуобнаженную грудь, сколько привлекали к ней внимание. Из пены кружев, прикрывая ложбинку между грудями, выглядывала красивая брошь с вырезанным на ней женским портретом. Груди у Эммы были гладкими и упругими, как у девушки, а не пышными и тяжелыми, как у Эдди. В неярком пламени свечей ее кожа приобрела серебристый оттенок ртутного катализатора, которым старатели из городка Уот-Чир пользовались для извлечения золота из золотоносной породы. Эмма кашлянула, как бы намекая Неду, что ему пора бы и присесть, и он, окончательно смешавшись, плюхнулся на сиденье. Эмму, казалось, не столько смутил, сколько удивил пристальный горящий взгляд Неда. Тем не менее он продолжал смотреть на нее в упор, вбирая в себя взглядом ее гладкую открытую шею, лицо и замысловатую прическу. Волосы у нее не были заплетены в косу или заколоты в пучок, как обычно, но уложены на затылке модными кольцами. Трепетный свет канделябров придавал им антрацитовый блеск; а тонкие седые прядки, кое-где сверкавшие в черных волосах, напоминали вплетенные в прическу серебряные нити. Освещение и прическа подчеркивали ее выступающие скулы и зримо увеличивали глаза. В Эмме не было дородности и свойственной Эдди пышной, спелой красоты, которая в свое время покорила сердце Неда, тем не менее выглядела она великолепно. «Элегантная» — так охарактеризовал про себя Нед внешность Эммы.

Эмма была сухощавой — сплошь мышцы да кости; ее плоть — уж если обсуждать ее сложение в более приземленных, «гастрономических» терминах — напоминала мясо красной дичи, в то время как тело Эдди следовало бы сравнить с белым разваренным картофелем. Нед пытался подобрать еще какой-нибудь другой эпитет, чтобы описать ее внешность, и вспомнил в этой связи слово, которое упоминал клерк, превознося достоинства заведения «Элси Мей» — «первоклассное». Вот именно, удовлетворенно кивнул Нед: Эмма была, что называется, «первоклассная» женщина.

Нед наклонился к ней и взял ее за руку.

— Здорово выглядишь! Нисколечко не похожа на эту… как ее… — Он хотел уже было брякнуть: «шлюху», но потом подумал, что если Эдди расценила бы это как похвалу самой высокой пробы, то Эмма наверняка придерживалась по этому поводу другой точки зрения. Впервые в жизни Нед почувствовал, что присутствие женщины его сковывает, и закончил фразу совсем не так, как собирался: — …на фермершу из Канзаса. — Прямо сказать, фраза получилась довольно неуклюжая.

Если Эмма и догадалась, какое слово крутилось у него поначалу на языке, то виду не подала. Она скромно потупила глаза, как если бы ей отвесили самый что ни на есть цветистый комплимент.

Нед стал раздумывать над тем, что бы такое сказать еще, но истина заключалась в том, что за последние двадцать лет ему крайне редко приходилось общаться с порядочными женщинами, и нужные слова как-то не шли на ум. Тогда он задался вопросом, что в подобной ситуации сказал бы своим сестрам. Это, к сожалению, помогло мало, поскольку чувства, которые он испытывал к Эмме, ни в коем случае нельзя было бы охарактеризовать как «братские». Ему ничего не оставалось, как одарить Эмму белозубой чувственной улыбкой, которая обыкновенно приводила в трепет Эдди, и сказать единственное, что в эту минуту подсказывало ему сознание:

— Соус здесь знаменитый.

— Что? — переспросила Эмма.

— Подливка, говорю, здесь отличная. Гостиничные повара добавляют в нее не молоко, а сливки — и в этом-то весь секрет.

— Сливки… — повторила за ним Эмма с таким видом, как если бы его рассуждения о подливке являлись продолжением сделанного им комплимента относительно того, что она «нисколечко не похожа на фермершу из Канзаса».

— Для тебя, может, это и мелочь, но в Нью-Мексико не так много дойных коров, и сливки здесь редкость.

— Сливки… — снова повторила за ним Эмма.

Нед кивнул.

— Так вот, значит, почему ты мечтаешь купить ранчо в Колорадо? Хочешь каждый день есть сливки?

Нед рассмеялся.

— Точно. Хотя там в основном разводят скот на мясо, коров можно и подоить. Только дело это хлопотное и требует сноровки. — Неожиданно для себя Нед подумал, что никогда в жизни еще не нес подобной чепухи и не выглядел таким круглым дураком, как сейчас. Интересно, что до этого дня Нед испытывал по отношению к Эмме чувство превосходства. Ведь именно он сделался ее наставником, когда она решила ступить на преступную стезю. Но сегодня она вдруг предстала перед ним эдакой светской, утонченной леди, немного холодной, даже загадочной, что он испытывал в ее присутствии немалое смущение. Правильно он все-таки сказал, что она не похожа на канзасскую фермершу. Он готов был голову дать на отсечение, что не на ферме она обрела все эти качества. «Очень может быть, — подумал Нед, — что она получила образование в закрытой школе где-нибудь на Востоке».

Эмма внимательно за ним наблюдала; казалось, ей доставляло удовольствие видеть его смятение.

Облизав губы, она наклонилась к нему и спросила:

— А что здесь еще подают, кроме твоей знаменитой подливки?

Нед широко усмехнулся. В своем большинстве люди относились к нему доброжелательно еще и потому, что он всегда был не прочь посмеяться над собой и своими слабостями.

— К чему тебе заказывать другое блюдо? — спросил он. — Сомневаюсь, что, пока ты в этом обтягивающем платье, тебе удастся проглотить что-нибудь еще. Ну а если честно, в этом наряде ты выглядишь просто умопомрачительно. — Пока Нед все это говорил, он казался себе жалкой мушкой, кружащей над большим кувшином с патокой.

Но он несколько приободрился, когда заметил, что его слова произвели-таки на Эмму впечатление.

— Не слишком ли это платье откровенное? Вообще-то я собиралась в нем венчаться, вот и подумала, что не стоит пропадать добру.

Она протянула руку, чтобы взять шаль и прикрыть плечи, но Нед покачал головой, и она оставила шаль висеть на спинке стула. Потом она рассмеялась.

— Мистер Уитерс, можно сказать, оказал мне благодеяние, бросив на вокзале на произвол судьбы. Если бы я вышла за него замуж, то сейчас готовила бы ему ужин, а не сидела в столовой этого прекрасного отеля. — Помолчав, она добавила: — Между прочим, женщина, изображенная на броши, — моя мать.

Эти слова снова заставили Неда опустить глаза на ее грудь, которая притягивала его взгляд как магнитом; правда, брошь его интересовала в последнюю очередь. Поэтому он испытал немалое облегчение, когда к ним подошел официант, чтобы принять заказ. Нед отвел глаза от грудей Эммы, глубоко вздохнул и попытался взять себя в руки. Чтобы задуманное дело выгорело, он должен был хотя бы какое-то время снова относиться к Эмме как к сестре.

Когда официант отошел, Эмма, аккуратно разложив вокруг своей тарелки ножи и вилки, сказала:

— Ты был прав, что уговорил меня остановиться в этом отеле. Прежде чем ты за мной зашел, я прошлась по коридору и осмотрелась. На втором этаже, где мы расположились, заняты только две наши комнаты, а так как оба поезда — восточный и западный — уже прошли, сомнительно, чтобы постояльцев в отеле прибавилось. Что же касается постояльцев на первом этаже, то они, конечно же, могли бы воспользоваться задней дверью, если бы не ширма, которая закрывает ее со стороны холла. Чтобы увидеть дверь, надо подойти к ней вплотную. Это позволит нам входить и выходить из отеля, не будучи замеченными.

Нед вскинул голову и одарил ее скептическим взглядом.

— Много ты понимаешь! Да и вообще, чего это ты вдруг решила заниматься всем этим. Это мои дела.

Эмма с минуту размышляла над его словами.

— Я связала свою судьбу с твоей; поэтому было бы странно, если бы я не обдумала как следует то, что нам предстоит сделать, и не изучила досконально место, где должны развернуться события. Не думаю, чтобы тебе понравилось, если бы вдруг выяснилось, что твоя напарница — не умеющая думать и рассуждать тупица. Или ты взял меня с собой не в качестве напарницы, а с какой-нибудь другой целью?

— Если бы я преследовал другую цель, то не тащился бы в Джаспер, а остался в «Чили-Квин», — сухо ответил Нед.

— Справедливо замечено, — сказала Эмма. — Поэтому предлагаю обсудить план действий заново — и во всех деталях.

Подошел официант и поставил на стол заказанные ими блюда. Эмма взяла вилку, воткнула ее в выбранную ею отварную макрель, да так и застыла. Нед, напротив, заговорил только после того, как проглотил несколько кусков теста и мяса.

— Какие еще, к черту, детали? Мало, что ли, мы этот план обсуждали? Если сделаем все, как задумано, осечки быть не должно. Завтра с утра мы отправимся в банк и разменяем там купюру. Это даст нам возможность выяснить, сколько в банке народу, как он функционирует и открыт ли сейф. Вот, пожалуй, и все. — Нед наколол на вилку кусок «энчилада» — блинчика с острой мясной начинкой — и отправил себе в рот. — На дело пойдем в полдень. Полагаю, это самое удобное время для того, чтобы взять кассу. Хозяин уйдет обедать, и в зале останется только один клерк — максимум два.

Подошел официант, чтобы забрать его тарелку, и Нед перевел разговор на другую тему.

— Что это ты, сестричка, ничего не ешь? — сварливо спросил он.

— Не нравится, — коротко ответила Эмма и откинулась на спинку кресла, давая тем самым знать официанту, что он может взять и ее тарелку. — Наверняка здесь все несъедобно — за исключением твоей подливки, разумеется. — Нед видел, как у нее едва заметно дрогнули в улыбке уголки рта.

Нед попросил официанта принести кофе и десерт.

— Все, что угодно, кроме пирога с маринованными фруктами. Он до черта мне надоел дома. — Нед перевел взгляд на Эмму. — Извини, сестрица, если что не так сказал.

Официант вернулся и принес кофе и две тарелки с десертом.

— Индейский пудинг, — торжественно возгласил он, ставя десерт на стол.

— Это еще что такое? — спросила Эмма.

— Кукурузная мука с черной патокой, — сообщил официант.

Эмма поморщилась:

— Я не стану есть это кошмарное месиво, братец.

— Ты хоть попробуй, — сказал Нед, а когда официант отвернулся, торопливым шепотом прибавил: — Не напрягайся, ты уже создала должное впечатление относительно своей особы. Теперь всякий, кого только о тебе ни спросят, скажет, что ты пренеприятная, вздорная старая дева.

— Прикажешь воспринимать это как комплимент? — сухо осведомилась Эмма.

— Это и есть комплимент — твоим актерским способностям. Вряд ли кто-нибудь теперь заподозрит, что мы выдаем себя за других людей. Уверен, каждый мужчина в зале готов посочувствовать мне из-за того, что я живу на ферме с такой мегерой.

Нельзя сказать, чтобы речь Неда целиком пришлась Эмме по сердцу. Смерив его не особенно любезным взглядом, она взяла ложку и отведала пудинг. Потом зачерпнула еще одну ложку и сказала:

— Имей в виду — там оливки.

Нед с недоумением посмотрел на нее.

— Я это к тому, — сказала Эмма, — что ты терпеть не можешь оливки. Сам же говорил. Или я ошибаюсь?

— У тебя хорошая память.

— Я никогда ничего не забываю. Но это к слову. Расскажи мне лучше о ранчо, которое ты хотел купить, — сказала она.

— Как я уже говорил, оно находится в Теллуриде, что в Колорадо. Ничего особенного. Самое обыкновенное ранчо.

Нед лукавил. С тех пор, как он увидел это ранчо, он день и ночь мечтал о том, чтобы его заполучить. И теперь ему очень хотелось рассказать Эмме о своей мечте. По тому, как она на него смотрела, как слушала, он видел, что она задала этот вопрос не из вежливости, что ей и в самом деле интересно знать. Эмма теребила приколотую к платью брошь, не сводя с него своих сверкающих, внимательных глаз. Еще раз глянув на нее, Нед вдруг почувствовал, что ранен в самое сердце. Как только он это осознал, то даже положил ложку и отодвинул от себя тарелку, хотя индейский пудинг был одним из самых его любимых десертов.

Наклонившись к Эмме поближе, он начал описывать ей горную долину, в которой расположилось ранчо. Весной, когда он впервые его увидел, пастбища были покрыты мягкой зеленой травой. Окружавшие ранчо горы своими заостренными вершинами напоминали Альпы на рисунке из школьного учебника по географии. Особенно ему тогда полюбилась протекавшая по лугам быстрая холодная речка, не пересыхавшая, в отличие от рек Нью-Мексико, даже летом. Рассказывая об этом, Нед так разволновался, что у него запершило в горле. Он замолчал, торопливо, залпом допил свой кофе и смущенно посмотрел на собеседницу.

— Продолжай, прошу тебя, — подбодрила его Эмма.

— Дом вполне приличный — большой, с широкой верандой. Там достаточно места, чтобы поставить два кресла-качалки. Хорошо бы еще и семьей по такому случаю обзавестись — чтоб рядом была маленькая девочка с лицом, как у тебя на броши. — Он кивком указал на приколотое к платью Эммы украшение и почувствовал, как запылали у него щеки.

Эмма ответила ему улыбкой, но промолчала, и Нед пожалел о своих словах. В конце концов, у него была Эдди; именно ее он должен был иметь в виду, повествуя о ранчо. Однако в ту же минуту он осознал, что с Эдди покончено, и снова покраснел: в своих мечтах на веранде в качалке он видел рядом с собой Эмму.

Пока он говорил, Эмма задумчиво всматривалась в его глаза.

— Я бы хотела жить в хорошеньком домике в горах и иметь ребеночка — миленькую крохотную девчушку, — мечтательно сказала она. Но через мгновение на ее лицо набежала тень, и его черты тут же потеряли мягкость. — Но, как ты уже говорил, денег у тебя нет и приобрести это ранчо ты не можешь, — жестко сказала она. — Скорее всего, ты вообще его никогда больше не увидишь. — Помолчав, она добавила, словно читая его мысли: — К тому же я не из тех женщин, которым понравилось бы хозяйничать на ранчо.

Ее слова были холодны, как вода в горном ручье. Как-то раз Нед сказал Эдди, что не прочь приобрести ранчо, но именно Эмма оказалась единственной женщиной, которую он мог связать в своих мечтах с Колорадо, домиком с верандой и расстилавшимися вокруг лугами. И вот теперь эта женщина заявила ему, что все его мечты не стоят и гроша.

— Вполне возможно, завтра я возьму достаточно денег, чтобы его купить.

Эмма фыркнула и протянула руку к висевшей на спинке стула шали.

— Сомневаюсь. Едва ли в сейфе здешнего банка хранится сколько-нибудь значительная сумма. Признаться, я надеялась, что Джаспер куда богаче.

Она поднялась с места и закуталась в шаль. Нед, расплачиваясь за ужин, положил на стол доллар и несколько серебряных монеток, после чего проследовал за Эммой к выходу из столовой. Он проводил ее до двери комнаты и, даже не пожелав ей спокойной ночи, направился к себе. Однако возле своей комнаты он неожиданно развернулся, спустился по лестнице на первый этаж, вышел из отеля и зашагал по улице.

Через некоторое время он добрался до заведения «Элси Мей». Золотые буквы на окне имели черную окантовку, и он подумал, что Эдди было бы не худо намалевать вывеску в том же стиле на окне «Чили-Квин». Мысли об Эдди повергли его в смущение, и заходить в «Элси Мей», где обстановка напоминала о ней, ему расхотелось. Тем не менее он жаждал женского общества и продолжал брести по Мейден-лейн, рассчитывая на случай. Навстречу ему попался притон, где он, заплатив четвертак, перехватил пару порций виски, от которого его основательно развезло. Проиграв десять долларов в очко, он окончательно сник и, отчаянно себя жалея, спросил у местных завсегдатаев, как пройти в заведение «Френч Брюэри».

 

5

Когда на следующее утро Нед зашел за Эммой, она показалась ему старухой. Вчера вечером по пути во «Френч Брюэри» он, заглянув в салун, позволил себе хлебнуть лишнего. Добравшись наконец до борделя, он снял за три доллара — на доллар больше, чем брали девицы Эдди, — крупную блондинку по имени Кармел, но в плане получения удовольствия особенно не преуспел. Кое-как закончив дело, он выкурил сигару стоимостью в двадцать пять центов, после чего вернулся в отель, вымыл ноги и завалился спать.

Завтрак, состоявший из тушеных свиных ножек и яблочек по-орегонски, настроение ему не поднял и уменьшению рези в области желудка не способствовал. Утруждать себя бритьем Нед не стал, сказав себе, что свежевыбритый он будет выделяться из толпы ковбоев и фермеров; на самом деле ему было нестерпимо слышать противный скрип лезвия бритвы, соскребавшей со щек щетину. Единственное, что немного его взбадривало, — это воспоминания о вчерашнем ужине с Эммой, чьи грудь и плечи в пламени свечей сверкали подобно кварцу. Но теперь, при свете утра, она выглядела ужасно. Он даже подумал, что его затуманенный вчерашним виски взор просто-напросто искажает ее облик.

Эмма предстала перед ним в своем обычном дорожном костюме — черном платье и соломенной шляпе, которые были на ней в день отъезда из Налгитаса и которые с тех пор все еще носили на себе следы пыли. Ее лицо, казалось, тоже было припорошено пылью — такая у нее была тусклая, блеклая кожа. Неду трудно было себе представить, что это та самая женщина, которую он каких-нибудь двенадцать часов назад находил столь элегантной и очаровательной.

Должно быть, она поняла, какие чувства обуревают Неда, поскольку сразу же задала ему вопрос:

— Неужели ты полагал, что, отправляясь покупать мешки с мукой, я надену свое свадебное платье?

Нед проворчал себе под нос нечто невразумительное. Эмма, конечно же, была права. Сейчас ему вовсе не требовалось, чтобы она привлекала к себе всеобщее внимание, и тем не менее он никак не мог изгнать из памяти тот чудесный образ, который со вчерашнего вечера завладел его воображением и лишил покоя. Он посмотрел на нее, надеясь, что в ее глазах промелькнет хотя бы отсвет того теплого чувства, которое, без сомнения, связывало их вчера за ужином, пусть даже он и завершился не самым лучшим образом. Нед не привык, чтобы женщины откровенно выказывали ему свое равнодушие. Поэтому он стоял и ждал, когда она хоть намеком, хоть словом даст ему понять, что тоже помнит о вчерашнем вечере, но так и не дождался. Закрыв дверь своей комнаты и так ничего ему и не сказав, она прошла мимо него к лестнице и стала спускаться по ступенькам. Нед последовал за ней, вышел вслед за ней из дверей отеля и нагнал ее, когда она переходила улицу.

— Нам не в эту сторону. Универсальный магазин находится в другом месте.

— Я полагала, что ты первым делом захочешь разведать обстановку в банке. Неразумно менять деньги незадолго до обеденного перерыва — потом кто-нибудь обязательно вспомнит, что мы не так давно уже туда наведывались.

Нед обязательно бы об этом подумал, если бы не мучившее его похмелье, в котором он, кстати сказать, винил прежде всего Эмму. Тихонько выругавшись, он двинулся по направлению к банку, стараясь ступать как можно шире, чтобы теперь ей пришлось его догонять. Свернув на боковую улицу, он подошел к банку раньше Эммы, подождал ее, толкнул дверь и, пропустив женщину вперед, вошел внутрь. В очереди к кассе стояли с полдюжины посетителей, которые ничем не отличались от Неда и Эммы.

Едва они вошли, банкир, сидевший за массивным столом, поднял глаза и окинул их оценивающим взглядом. Нед в знак приветствия прикоснулся двумя пальцами к полям шляпы, одновременно стараясь прикрыть рукой лицо. Банкир, однако, внимания им почти не уделил и через долю секунды снова вернулся к чтению лежавших перед ним бумаг. Мысленно он уже перевел их в разряд бесперспективных клиентов и тут же выбросил их из головы. Если бы ему понадобилось вспомнить, как они выглядели, то едва ли ему бы это удалось. Неду ничего другого и не требовалось. Пристроившись к очереди, они с Эммой стали ждать, когда настанет их черед обратиться к кассиру. Уже оказавшись у кассы, они снова были вынуждены немного подождать, поскольку кассир, как нарочно, именно в этот момент сделал перерыв, чтобы пересчитать наличность. Сложив деньги в стопочку, кассир обратил наконец свой взор на Неда, но ничего не сказал и лишь вопросительно выгнул бровь.

Нед откашлялся, как будто от смущения у него перехватило горло.

— Гм… Кхе… Сможете нам это разменять? — спросил он, подсовывая купюру под решетку в окошечке кассы.

Кассир взял купюру и оглядел ее со всех сторон. Потом, даже не спросив, какого достоинства деньги нужны Неду, отсчитал несколько монет.

— Премного благодарен, — пробормотал Нед.

Стоя у кассы, он крутил во все стороны головой, рассматривая помещение. При этом вид у него был такой, словно ему впервые в жизни довелось переступить порог столь величественного учреждения. В это время Эмма украдкой бросила взгляд за конторку кассира, а потом повернулась, чтобы взглянуть на сейф. Ни банкир, ни его служащий не обращали на них ни малейшего внимания. Высмотрев все, что им было нужно, они вышли на улицу. После визита в банк настроение у Неда улучшилось, а в голове прояснилось.

— Говорю тебе, это легче легкого, — сказал он Эмме. — Сейф — нараспашку, деньги у кассира. Если бы не посетители, мы могли бы взять кассу прямо сейчас. Но лучше все-таки подождать, когда банкира не будет на месте. Кассир-то вряд ли захочет рисковать из-за денег головой. Нам необходимо лишь убедиться, что он остался в банке один.

— Сейф открыт, у кассира в выдвижном ящике значительная сумма. Здания на противоположной стороне улицы закрыты строительными лесами; таким образом, вход в банк можно увидеть только со стороны задней двери отеля. Кажется, дело и впрямь выеденного яйца не стоит. Все так просто… что даже подозрительно, — сказала Эмма. Когда Нед, нахмурившись, на нее посмотрел, она торопливо добавила: — Но как узнать?..

— Как узнать что? — перебил ее Нед.

— Он всегда держит сейф открытым или нет?

— Эдди утверждает, что он очень ленивый человек. Это меня не удивляет. Ты видела, какой он толстый? Уверен, он и шага лишнего не сделает. Так что нам остается только надеяться, что он не станет запирать сейф перед тем, как пойти обедать.

Выйдя на бульвар, они направились к большому магазину, над которым висела вывеска: «Спилман & Готшалк; Дженерал Мерчандайз». В магазине, как в банке, было довольно много народу. Нед ничего против этого не имел, поскольку никуда не торопился. Эмма, сжав в руке список товаров, присоединилась к толкавшимся у прилавков женщинам, разглядывавшим флаконы с патентованными медицинскими препаратами, рулоны дорогой материи и редкие бакалейно-гастрономические товары — устрицы, сельдь и импортные мятные леденцы. Все это было ярко упаковано, радовало глаз и привлекало внимание покупательниц. Нед видел, как Эмма любовно поглаживала ладонью мягкую шерстяную ткань; потом она переключила внимание на желтый с белыми горошинами кофейник, стоявший на полке в окружении оловянных чашечек и веджвудских глазурованных фаянсовых тарелок кремового цвета. Перейдя в заднюю часть магазина, Эмма стала изучать выставленные здесь туфли, металлическую галантерею, а также дамское белье и корсеты. Увидев выставленные за стеклянной витриной дамские веера из перьев и навощенной, сложенной в гармошку и расписанной экзотическими видами и сценами бумаги, она презрительно фыркнула и прошла дальше.

Нед расхаживал среди товаров, имевших узкопрактическое назначение. Взяв с прилавка кнут, он примерился к его весу и хлопнул им по ладони, проверяя его эластичность. Пройдя мимо отдела, торговавшего собачьими ошейниками, оконными шторами, керосиновыми лампами и бронзовыми дверными ручками, он остановился у стенда с сельскохозяйственным инвентарем.

— Ты только глянь, сестричка, какая у них тут мотыга! — крикнул он.

Эмма одарила его нелюбезным взглядом.

— У нас есть мотыга, — сухо сказала она. — А прежде чем выбрасывать деньги на новую, было бы неплохо выяснить, получим ли мы с твоего забытого богом участка хоть какой-нибудь урожай.

Две женщины крепкого сложения, одетые в точности так, как Эдди, остановились, посмотрели на нее и разом закивали головами.

— Да уж, чтобы вырастить в Нью-Мексико хоть что-нибудь, надо очень постараться, — заметила одна из них.

— Только на божью помощь и уповаем, — отозвалась другая.

Мужчина, который имел такой поношенный вид, что, казалось, уже износил на своем веку шесть или семь одинаковых земных оболочек, бросил взгляд на женщин, потом сочувственно посмотрел на Неда и сказал:

— Это точно. Быть здесь фермером — все равно что срок на каторге отбывать. И даже хуже.

— А разве шить обувь на фабрике лучше? — осведомился Нед, а потом, понизив голос, сказал: — Взять хоть мою сестру, к примеру. Я думал, если мы купим дом в здешней округе, она от радости до потолка будет прыгать, но, как выяснилось, в городе ей тоже все кажется жалким и убогим.

— Так вы в городе недавно? — спросил потрепанный жизнью мужчина.

Нед кивнул.

— А вы?

— Обосновался в этих краях еще в ту пору, когда Джаспер был просто жалкой клоакой. — Он кивком головы указал на женщин и, обращаясь к Неду, доверительно произнес: — Думаете, им и вправду здесь так не нравится? Это они все больше для вида болтают. Чтобы это понять, достаточно посмотреть, как они радуются, когда идет дождь и прерия покрывается свежей зеленой травкой.

— Так у вас тут и дожди бывают? — с ухмылкой спросил Нед.

— Даже наводнения — отрада жаб. Регулярно, каждые пять лет. — И мужчина, расхохотавшись, похлопал Неда по плечу.

Нед вдруг подумал о том, каково бы ему жилось, если бы он и вправду был фермером и разговаривал каждый день с такими же, как этот старик, людьми о погоде и видах на урожай, поругивая при этом землю за сушь и бесплодность, а женщин из своего семейства — за сварливость и неискренность. Тут, правда, он вспомнил, что ненавидит фермы и фермерский труд, и поторопился отогнать от себя эти мысли.

Старик начал было расспрашивать Неда о том, кто он такой и откуда приехал, но тут приказчик выкликнул его фамилию, подзывая к себе, и фермер направился к прилавку. К нему подошла его супруга со списком припасов, которые им было необходимо приобрести, и они стали оживленно его обсуждать.

Закончив работать с этой парой, приказчик подозвал к себе Неда и Эмму.

— В основном мы уже приобрели то, что нам требовалось. Поэтому возьмем у вас только кое-какие мелочи и немного продуктов, — сказала клерку Эмма. — Нам нужно галлон черной патоки, пару фунтов соли крупного помола и несколько палочек ванили. Кстати, сколько у вас стоит коричневый сахар? — Отправляясь в Джаспер, Эмма и Нед решили купить то, что Эдди и Уэлкам могли использовать в своем хозяйстве.

— Пятьдесят пять центов за фунт.

— В таком случае можете оставить его себе. Я не так глупа, чтобы швырять деньги на ветер. — Взяв с прилавка огрызок карандаша, Эмма вычеркнула коричневый сахар из своего списка. Заказав упаковку кофе по двенадцати центов за фунт и фунтовую же коробку корицы за двадцать центов, она, помахав в воздухе пакетиком с семенами резеды, осведомилась у приказчика о его цене. Когда приказчик буркнул: «Десять центов», — она со вздохом положила пакетик в коробку и сказала, что напишет письмо домой и получит эти семена по цене почтовой марки. Потом она купила за три доллара пятьдесят центов два шерстяных одеяла, которые стоили два доллара за штуку, получив таким образом у приказчика скидку в пятьдесят центов. Потом она попросила внести в список круглую жестянку леденцов «Мэйлард Каприз», сопроводив заказ замечанием, что, когда конфеты кончатся, в жестянке можно будет хранить булавки. Уже под конец она указала пальцем на лежавший на верхней полке рулон желтой материи, и приказчику, чтобы его достать, пришлось подставлять стремянку. Когда он раскинул материю перед Эммой, она провела рукой по желтому полю, испещренному красными и голубыми цветочками, и задумалась.

— Помнится, ты собиралась купить материю для лоскутного одеяла, — оживился Нед.

— Об этом я как раз сейчас и думаю. Мне всегда так нравился желтый цвет…

— О чем же тут думать, коли ты нашла то, что тебе надо?

Эмма велела отмерить ей четверть ярда. Приказчик отмерил сколько она велела — даже на долю дюйма больше.

Нед окинул магазин взглядом и заметил желтый кофейник, которым Эмма любовалась, когда они вошли в магазин.

— Включите-ка в список и эту вещицу, — сказал он, ткнув пальцем в кофейник. — Мы возьмем ее. И еще две чашечки из белой жести.

Эмма нахмурилась:

— Боюсь, мы не можем себе этого позволить…

— Можем. К тому же он желтый, а ты сказала, что без ума от желтого цвета. Так что теперь не жалуйся. — Нед не знал, какие подарки делают фермеры своим женам и родственницам, но не сомневался, что в их число ни ювелирные изделия, ни шелковые платья не входят.

— Мне кажется, братец, ты малость повредился в уме, — вздохнула Эмма.

Пока приказчик подсчитывал, на какую сумму были сделаны покупки, Эмма бросила взгляд на полку с экзотическими импортными продуктами и со вздохом произнесла:

— Тратить — так тратить. Полагаю, мы не разоримся, если купим еще коробочку устриц и банку консервированных персиков. Это будет напоминать нам о детстве. — Эмма указала приказчику на жестянки с яркими этикетками, к которым он по желанию Неда чуть позже прибавил коробку крекеров, сардины и небольшую лопату. Расплатившись, Нед попросил приказчика как следует упаковать покупки и сказал, что зайдет за ними после обеда.

Поскольку время у них еще оставалось, Нед и Эмма отправились гулять по бульвару, заглядывая по пути в магазины. На фоне унылого Налгитаса, где деловая жизнь едва теплилась, оживленный Джаспер представлялся Неду богатым и полным искушений городом. Он отметил про себя, что за последнее время здесь возвели две новые гостиницы, а также открыли несколько новых ресторанов, магазинов и салунов. Они с Эммой прошли мимо мясной лавки, где в витрине были выставлены ведра, наполненные различными животными жирами, а в глубине помещения висели на крюках окорока и копченая грудинка. Над лежавшей на прилавке говяжьей тушей столбом вились мухи. Эмма поморщилась, Нед только рассмеялся.

— Мне случалось есть говядину и похуже, чем эта, — сказал он.

Эмма остановилась около витрины ювелирного магазина, чтобы полюбоваться брошами и колечками в маленьких, выложенных атласом коробочках.

— Мне всегда нравились рубины, — сказала она, приглядываясь к кольцу в центре. Потом она остановилась у витрины магазина, где продавались шляпки, перчатки и парфюмерия. Устремив взгляд на понравившуюся ей шляпку, она прошептала: — Если мне не понравится грабить банки, я открою шляпную мастерскую в Джаспере — что бы там Эдди ни говорила.

Нед, который ничего в таких вещах не смыслил, разглядывал рекламную вывеску фотостудии.

— Полагаю, фотографироваться не будем? — усмехнулся Нед.

— Шерифа это наверняка бы порадовало, — ответила Эмма.

Нед рассмеялся и бросил взгляд вдоль улицы. Неподалеку от того места, где они находились, располагался салун, из которого в эту минуту выходили двое мужчин. Нед вздрогнул.

— Отвернись, — едва слышно сказал он Эмме.

Не сказав ни слова, Эмма сделала, как ей было велено, одновременно поправляя на голове шляпу — так, чтобы ее поля еще больше закрывали лицо. Нед, повернувшись, стал с преувеличенным вниманием рассматривать витрину фотомастерской.

Появившиеся из салуна мужчины, оживленно переговариваясь, двинулись в их сторону. Один из них — тот, что поменьше ростом, — вдруг качнулся, сделал шаг в сторону и напоролся прямо на локоть Неда.

— Эй, Джесси, — негромко окликнул он своего спутника. — Ты только посмотри, на кого я тут наткнулся.

Джесси, человек высокого роста с длинными черными волосами, обрамлявшими смуглое лицо, продемонстрировал Неду в улыбке кривые поломанные зубы.

— Когда-то у нас был приятель, который был очень похож на тебя, парень. Но мы давненько его не видели. Правда, Эрли?

Нед пожал плечами и улыбнулся в ответ.

— Дела, знаете ли…

— О твоих делах мы наслышаны, — сказал Эрли. — Говорят, тебе сопутствовала удача.

— А я вот слышал, что вас грохнули — одного из вас, во всяком случае, — сказал Нед.

Эрли ухмыльнулся, блеснув полоской белых ровных зубов. Он носил светлые усы, был на голову ниже Джесси и отличался довольно приятной внешностью.

— Я о тебе тоже слышал кое-что в этом роде, но не припомню, чтобы ты устраивал похороны.

— Не до того было. Я носил траур, — ответил Нед. — Сегодня приехали?

— Вчера. И сразу же отправились на петушиные бои. Но припозднились и ничего стоящего не увидели, — сказал Джесси и почесал покрытую оспинами щеку. — Может, представишь нас своей даме? — Джесси все порывался извернуться, чтобы увидеть Эмму, которая продолжала стоять к ним спиной.

— Ни в коем случае, — сказал со смехом Нед. — Еще не хватало, чтобы я знакомил свою сестру со всякими бродягами.

Тем не менее Эмма к ним повернулась. Ее затененное шляпой лицо выглядело еще более бесцветно и старообразно, чем прежде.

Мужчины мигом потеряли к ней всякий интерес.

— Думаю, она и в самом деле твоя сестра, — пробурчал Джесси. — Причем старшая.

— Да еще какая старшая! — жизнерадостно сообщил Эрли. — Вполне возможно даже, что это его мамаша.

— Не больно-то распускай язык, — посоветовал, приятелю Нед. С тех пор, как они с Эммой приехали в Джаспер, он уже второй раз вставал на ее защиту.

— Не обращай внимания на Эрли, — сказал Джесси. — Вчера он напился, упал, и кто-то в темноте наступил ему на физиономию. Оттого-то он теперь и злобствует. — Эрли нахмурился, а Джесси залился смехом. Отсмеявшись, Джесси оперся спиной о витрину фотомастерской и пристально посмотрел на Неда.

— Ты что же это — вернулся к фермерской жизни? — осведомился он.

Нед кивнул и отвел глаза.

— Как же ты дошел до такой жизни? — спросил Джесси.

— Я буду говорить медленно, поэтому, надеюсь, ты поймешь. Ну так вот, я еще не встречал ни одного человека, который, зарабатывая на жизнь грабежом, дожил бы до старости и умер своей смертью. Каждый человек должен когда-нибудь осесть и остепениться.

— Только не мы, — быстро сказал Эрли.

Неожиданно Нед увидел шерифа Тейта, который, выйдя из табачного магазина, переходил улицу. Кивком головы он указал приятелям на шерифа; Джесси и Эрли обменялись многозначительными взглядами.

— По-моему, Джесс, нам пора уматывать, — сказал Эрли, а потом повернулся к Неду: — Ну, будь здоров. Может, еще свидимся. — Не прибавив больше ни слова, приятели быстро смешались с уличной толпой и исчезли из виду.

Нед подхватил Эмму под руку и потянул в сторону отеля. Он старался идти быстро, но не настолько, чтобы привлекать к себе внимание. Эмма торопливо семенила с ним рядом. Должно быть, она понимала всю серьезность положения, поскольку не задавала никаких вопросов — до тех пор, пока они с Недом не взяли у служащего ключи и не оказались у дверей ее комнаты. Пропустив Эмму в комнату, Нед зашел следом, запер за собой дверь, подошел к окну и, отодвинув штору, выглянул на улицу. Ничего подозрительного там не увидев, он с облегчением перевел дух.

— Кто они такие? — спросила Эмма.

— Братья Майндеры, — ответил Нед, поправляя штору и становясь сбоку от окна. Он явно не хотел, чтобы его было видно с улицы.

Эмма сняла соломенную шляпу и положила ее на стол. Неду показалось, что, когда он упомянул о братьях Майндерах, она вздрогнула.

— Ты о них слышала?

— Что-то не припомню.

— Это Эрли и Черный Джесси Майндеры. Я от кого-то слышал, что их прикончили. Правду сказать, если бы это случилось, я бы от души порадовался. Но, как видишь, они живы и неплохо себя чувствуют. А все потому, что они, как видно, не нужны ни богу, ни даже дьяволу. — Нед пододвинул себе стул и сел там, где стоял, поскольку не хотел удаляться от своего наблюдательного пункта. — Черный Джесси — горлопан, хвастун и страшный невежда. Как личность он ничего собой не представляет. Так что заводила у них Эрли. Это — воплощенное зло. — Нед снова чуть отодвинул штору и выглянул на улицу. — Как-то раз мы участвовали с ними в одном предприятии, но после этого я сразу же с ними порвал. В жизни не пойду больше с ними на дело, хоть озолоти.

— Они что, грабили банки? — спросила Эмма.

— Ну что ты. Для этого надо голову на плечах иметь. Они предпочитают грабить и убивать обыкновенных прохожих.

— В таком случае это грабители с большой дороги.

Нед повернул стул, сел на него верхом и, опершись подбородком о его спинку, посмотрел на Эмму в упор.

— Если тебе так уж нравится давать всему на свете общепринятые цивилизованные названия, можешь называть их так. Но я лично назвал бы их ублюдками, мерзавцами и кровопийцами. Они убивают даже тогда, когда в этом нет никакой нужды. Им нравится убивать — вот в чем дело. — Нед замотал головой, как если бы пытаясь отогнать от себя тяжкие воспоминания.

— О чем ты сейчас подумал? — спросила Эмма.

Она сидела на постели, подавшись всем телом в его сторону.

— Не думаю, чтобы тебе было приятно об этом знать, — нехотя сказал Нед, потирая лицо ладонями. Похмелье у него прошло, уступив место невеселым воспоминаниям, связанным с братьями Майндерами.

Эмма продолжала сверлить его взглядом до тех пор, пока он снова не поднял на нее глаза.

— Говорю же, тебе будет неприятно об этом слышать, — повторил он.

— Ничего, я потерплю. Когда мы с тобой договаривались ограбить этот банк, я рассматривала это дело скорее как некую довольно невинную проделку, нежели что-то серьезное, и только вчера вечером до меня наконец дошло, что предприятие это нешуточное. Но если в город и впрямь приехали два опасных преступника, которые тебя знают, то дело, возможно, вообще следует отложить. Чтобы сделать правильный вывод, мне необходимо выяснить, что тебя с ними связывает.

Нед с минуту размышлял над ее словами, затем согласно кивнул.

— Несколько лет назад в Таосе я познакомился с Эрли и Черным Джесси и стал водить с ними компанию. Мы с ними провернули пару дел — пустяковых, в сущности, но которые тем не менее принесли нам кое-какие деньги. Тогда они представлялись мне вполне нормальными парнями — не бог весть какими умными, конечно, но все-таки ничего себе. Среди преступников вообще мало по-настоящему умных людей. — Нед посмотрел на Эмму и ухмыльнулся: — Но все-таки они есть.

Эмма ответила ему слабым подобием улыбки.

— Короче говоря, поначалу я не догадывался о дьявольской сущности этих людей, но позже, когда мы грабили одного человека, Эрли его пристрелил. Убивать его не было никакой необходимости, поскольку он уже отдал нам свои деньги. Эрли сделал это ради удовольствия. Тогда я подумал, что они и со мной так же вот запросто могут расправиться, и решил держаться от них подальше. Но я никак не мог придумать, как от них избавиться — мне просто ничего не приходило в голову.

Нед помолчал немного, вспоминая, какая перед ним тогда стояла проблема.

— Ну так вот. В один прекрасный день, когда мы уносили ноги из Колорадо, мы встретили по дороге двух босых рыжеволосых мальчуганов, которые ехали без седла на одной лошади. Судя по всему, это были двойняшки — уж больно они походили друг на друга. Лет им было восемь-десять, не больше. Они ехали, распевая во все горло песни, и, когда мы проскакали мимо, долго еще махали нам вслед. После того, как мы основательно их обогнали, Эрли стал держать с Черным Джесси пари на десять долларов, что убьет обоих мальчуганов одной пулей. Эрли стрелял из винтовки и впрямь снял их с лошади с одного выстрела. Ребятишки попадали на землю и лежали без движения; тогда Эрли с Черным Джесси решили вернуться и посмотреть, умерли они или нет. Потом они заспорили, кто выиграл: один из мальчишек еще шевелился, и Джесси упирал на это; Эрли же утверждал, что тот через несколько минут все равно умрет, а значит, победил он.

Лицо Эммы исказилось, словно от боли, и Неду показалось, она вот-вот расплачется. Он и сам чувствовал себя не лучшим образом: эти воспоминания разбередили ему душу.

— Хотя с тех пор прошло уже много времени, я никому об этом не рассказывал, — сказал Нед. — Считал, что самый безопасный для меня выход из создавшегося положения — это исчезнуть и никогда больше с этими людьми не встречаться. Так я и поступил и до сегодняшнего дня ни разу их не видел.

— Почему, когда они собирались убить мальчиков, ты их не остановил? — спросила Эмма.

Подул ветер, штора заколебалась, и Нед чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности. Убедившись, что тревога ложная, он опустил глаза и стал исследовать взглядом пол у себя под ногами. Он молчал, поэтому Эмма, наклонившись к нему, повторила вопрос:

— Почему?

Нед тяжело вздохнул и откинулся назад вместе со стулом, балансируя на двух ножках.

— Сначала я думал, что они шутят. Но потом, когда я осознал, что разговор пошел серьезный, Черный Джесси уже выхватил свой револьвер и держал меня на мушке. Если бы я сделал хоть одно движение, он бы меня пристрелил. Тогда я попытался их отговорить от задуманного и сказал: «Парни, выберите себе более достойную цель, не тратьте зря боеприпасы». Эрли сладко улыбнулся, словно соглашаясь с моими словами, и я уже подумал, что дело улажено, как вдруг он повернулся, вскинул винтовку и выстрелил. Возможно, мне не стоило тогда с ними разговаривать, а надо было сразу стрелять — хотя бы попытаться, но я… но я этого не сделал.

Эмма молчала, размышляя над его словами. Потом она потянулась и дотронулась до руки Неда. Это прикосновение несказанно его удивило, заставив снова посмотреть ей в глаза.

— Иногда нам приходится выбирать между плохим и очень плохим. Так сказать, из двух зол. Эрли все равно застрелил бы мальчиков, а вместе с ними — и тебя. Ты не сумел бы их спасти и напрасно отдал бы свою жизнь.

— Черный Джесси потом смеялся и говорил, что хотел меня просто попугать. Но я не сомневаюсь, что он бы выстрелил. Тем не менее я просто обязан был что-нибудь предпринять, чтобы не допустить этого зверского убийства.

— Ты не господь бог и творить чудеса не способен. Так что твоя смерть ничего бы не исправила и никого бы от гибели не уберегла, — сказала Эмма.

Нед, казалось, с головой ушел в созерцание узора на стене, который создавали солнечные лучи, проникавшие в комнату сквозь кружевные шторы. Но на самом деле он думал о том, что сказала Эмма.

— С тех пор я постоянно размышлял об этой трагедии, но так ни к какому определенному выводу и не пришел. Сколько я ни думал, я до сих пор не знаю, что мне надо было сделать, чтобы спасти мальчиков.

— Ясно как день, что ты был не в силах тогда что-либо изменить. Это, если хочешь, урок, который преподала тебе судьба. В следующий раз… — Эмма замолчала, не закончив фразы, и Нед подумал, что она вообще больше не склонна рассуждать на эту тему, как вдруг она тихим голосом произнесла: — Что же до меня лично, то несчастья кое-чему меня научили. — Нед хотел было спросить, какие такие особенные несчастья могли приключиться с ней на канзасской ферме, но Эмма, похоже, уже окончательно стряхнула с себя элегически-грустное настроение. Поднявшись на ноги, она подошла к окну и посмотрела сквозь полупрозрачную штору на улицу. Что-то привлекло ее внимание, и она, наклонившись вперед, приникла глазом к прорези в кружеве.

— Полагаю, я вижу тех двоих, о которых мы сейчас говорили.

Нед сдвинул штору на дюйм и тоже выглянул на улицу. Братья Майндеры ехали верхом прямо у них под окном. Нед даже различил болтавшиеся у них за седлами свернутые в трубку одеяла. Когда они проехали мимо, Нед прижался лбом к оконному стеклу и следил за ними, пока они не исчезли из виду.

— У меня такое впечатление, что они уезжают из города, как и намеревались, — сказал он, обращаясь к Эмме. При этом он улыбнулся, и Эмма ответила ему улыбкой. Покинув свой наблюдательный пост, Нед подошел к Эмме и взял ее лицо за подбородок. — Если ты все еще сомневаешься, то у тебя есть время отказаться от участия в деле.

— Надеюсь, стрельбы не будет?

Нед покачал головой.

— Вот что я тебе скажу. Если в банке рядом с кассиром будет находиться кто-нибудь еще, мы даже в зал заходить не будем. Кассир не станет рисковать своей шкурой из-за денег, а вот банкир — может. Если он вернется раньше, чем мы предполагаем, то все дело отменяется.

— Уэлкам это бы обрадовало.

— Она-то какое отношение имеет ко всему этому?

— Это просто констатация факта, не более того, — сказала Эмма и, с минуту помолчав, добавила: — Я согласна с твоими условиями.

— Не передумаешь?

— Нет.

Нед провел тыльной стороной ладони у нее по щеке, потом резко отдернул руку и сказал:

— Пойду переоденусь и через десять минут зайду за тобой.

— К тому времени я буду готова.

Она и вправду была готова. Когда он, даже не удосужившись постучать, вошел в комнату Эммы, то обнаружил, что она одета в мужские рубашку и брюки, а вокруг шеи у нее повязан платок. На голове у нее красовалась поношенная широкополая шляпа, скрывавшая от посторонних взглядов ее черные волосы. Эту шляпу выдал ей Нед, но все остальное она приобрела самостоятельно. Вид у нее был, как у молодого ковбоя; хотя они собирались прикрыть лица повязками, Эмма тем не менее чем-то натерла себе подбородок, и теперь, глядя на нее со стороны, можно было подумать, что у нее отросла щетина. Нед протянул ей револьвер, но она не захотела его взять.

— Я привезла револьвер с собой, — сказала она. — Чтобы иметь возможность в случае необходимости защитить себя от мистера Уитерса.

— Ты очень запасливая леди, — сказал Нед, почесав небритую щеку. — В жизни еще не встречал ни мужчины, ни тем более женщины, которые были бы так хладнокровны и предусмотрительны, как ты. — Как всегда, перед тем как идти на дело, Нед нервничал и теперь задавался вопросом, не слишком ли заметно его волнение.

Они спустились по черной лестнице и вышли из отеля через заднюю дверь. Сквозь стеклянные двери банка было видно, что банкира на привычном месте нет. От взгляда Неда, однако, не ускользнуло, что кассир с кем-то беседует.

— Вот черт, — пробурчал он, потом достал кусок папиросной бумаги, насыпал в него табаку и стал сворачивать сигарету. Проведя языком по готовой белой палочке, чтобы ее заклеить, он хотел уже было спрятать кисет в карман, но Эмма забрала у него кисет и тоже стала сворачивать сигарету. Нед удивленно на нее посмотрел и смотрел до тех пор, пока Эмма, которая, судя по всему, не понимала причины его удивления, не вынула из кармана фосфорную спичку и, чиркнув ею по обтянутой штаниной ноге, не закурила сама и не дала прикурить ему.

— В жизни не видел, чтобы леди курила, — сказал Нед, втягивая в себя дым.

— Эдди-то курит.

Нед хотел ей сказать, что Эдди — никакая не леди, но потом передумал. Сигарета позволила ему немного расслабиться. Кроме того, стоя вот так и дымя сигаретами, они привлекали к себе не больше внимания, нежели любая другая пара курильщиков.

Нед вытянул шею и снова заглянул в банк, но там было темно, и он ничего не мог разглядеть, кроме темного силуэта стоявшего спиной к окну человека.

— Давай уходи, что ты тянешь? — пробормотал он, делая последнюю затяжку и швыряя окурок в грязь. Курить ему больше не хотелось, но, сворачивая сигарету, можно было хоть чем-то себя занять; он снова вынул из кармана кисет и сделал себе вторую сигарету. Затягивая зубами веревочку на горловине кисета, он в очередной раз бросил взгляд на дверь банка. Внутри происходило какое-то движение. — Он уходит, — прошептал Нед, обращаясь к Эмме, которая сидела на пороге, повернувшись к банку спиной. Нед швырнул недокуренную сигарету на землю, раздавил ее каблуком и положил кисет в нагрудный карман рубашки. Потом снова покосился на дверь, чтобы узнать, что происходит. — Они уходят. Оказывается, там было двое. Должно быть, фермеры. Пришли, чтобы договориться о ссуде. Надеюсь, кассир разговаривал с ними вежливее, чем с нами.

Неожиданно дверь банка распахнулась, и из нее вышли двое. Эмма вскочила на ноги, но прежде, чем они с Недом успели укрыться в отеле, братья Майндеры перебежали улицу и остановились прямо перед ними.

Эрли, прищурившись, окинул парочку холодным взглядом и криво улыбнулся.

— Кассир в этом банке не различает цвета. Никак не мог отличить свои деньги от моих. — Эрли поднял револьвер и навел его на Неда. Нед в это время не сводил глаз с большого ножа Эрли, который торчал у него за поясом и весь был покрыт кровью.

Черный Джесси схватил Эрли за руку.

— Не хватало еще, чтобы ты пристрелил его на улице. Кто-нибудь наверняка услышит выстрел, и сюда сбегутся люди.

Эрли некоторое время размышлял над его словами.

— Похоже, сегодня у тебя удачный день, малыш Нед. — Черный Джесси уже шагал вниз по улице, но Эрли еще несколько секунд держал Неда под прицелом, после чего ткнул стволом револьвера в Эмму. — В банк направлялись? — осведомился он. — Опоздали. Денег там больше нет.

— Кассир умер? — спросила Эмма.

Эрли пожал плечами.

— Звуки, во всяком случае, он издавал такие же, как теленок, которому перерезали горло. — Эрли рассмеялся, повернулся и побежал догонять брата; потом они оба свернули за угол, и через несколько секунд Нед услышал топот копыт.

Нед схватил Эмму за руку и попытался втащить в заднюю дверь отеля, но она не захотела.

— Кассир… Возможно, он умирает. Мы должны ему помочь.

— Ты хочешь, чтобы нас повесили за то, что здесь учинили братья Майндеры? Мы ведь тоже рядом с банком вертелись. Как мы это объясним? А как объяснить то, что ты переоделась в мужское платье?

— Но ведь нельзя же оставлять человека умирать, особенно если он этого не заслуживает? Я, во всяком случае, на такое не способна.

Нед колебался. Ему тоже не хотелось бросать кассира на произвол судьбы.

— Мы поступим так, — предложила Эмма. — Вернемся сейчас в свои комнаты, после чего ты спустишься на первый этаж и крикнешь, что слышал в банке какой-то подозрительный шум, — сказала Эмма.

Нед удивился, что ему самому не пришло в голову такое простое решение. Он повел Эмму следом за собой на второй этаж, но, как только они оказались в ее комнате, с улицы до них донеслись испуганные крики, а потом послышался звук шагов бегущих людей. Эмма бросилась на постель и растянулась на покрывале. Лицо у нее было серое, как пепел.

— Все-таки я ужасно глупая, — пробормотала она.

Нед присел к ней на постель и обхватил ее за плечи.

— Главное, мы выбрались из этой переделки.

— Между прочим, мы тоже могли причинить кассиру вред, если бы оказались в банке раньше Майндеров.

— Ничего дурного мы бы ему ни сделали, — ответил Нед. — Это во-первых. И во-вторых — нельзя винить себя за то, чего не было.

— Нам пора отсюда уезжать.

Неду хотелось еще немного посидеть рядом с Эммой, но она была права: оставаться в городе было опасно. Они переоделись, взяли свои саквояжи и через несколько минут уже стояли в холле отеля, где клерк сообщил им, что банк только что ограбили.

— Грабителей было двое. Они ударили ножом старину Стинги Дэна, банковского кассира. Кассир своей кровью написал на полу: «Майндеры», но, насколько я знаю, один из братьев убит. Поэтому мне представляется, что в налете участвовал оставшийся в живых Майндер в паре с Недом Партнером. Говорят, он обретается где-то поблизости. Вообще-то, ограбить старину Стинги Дэна не составляло никакого труда. Это могли бы сделать и две пожилые леди — или вот, к примеру, ваша сестра. — Клерк одарил Эмму многозначительным взглядом и прищелкнул языком.

Эмму, однако, замечание клерка нисколько не смутило.

— Что ж, если работа на ферме перестанет приносить доход, я так и поступлю. — Эмма, выгнув бровь, посмотрела на клерка. — Только предупреждаю: грабить я буду не банки, а гостиницы. Уж больно много у вас дерут за проживание.

Нед заплатил за две комнаты четыре доллара, после чего они с Эммой отправились в городскую конюшню, где забрали своих лошадей и фургон. Потом они заехали в магазин «Спилман & Готшалк» и погрузили в фургон коробки с купленными там припасами. Если бы они оставили свой заказ в магазине, приказчик наверняка посчитал бы это подозрительным. При выезде из города Нед, вместо того чтобы править на восток к Налгитасу, свернул на северную дорогу. Братья Майндеры, по его предположению, должны были ехать в юго-западном направлении в сторону Санта-Фе, поскольку там, по слухам, обитали их родственники. «Так что погоня, скорее всего, двинется в том же направлении», — объяснил Нед. Но если глупому клерку удастся убедить шерифа в том, что в ограблении участвовал Нед Партнер, тогда, вполне возможно, люди шерифа поскачут к Налгитасу. В любом случае им с Эммой лучше сначала ехать на север, а уже утром повернуть на восток.

Нед пожалел, что не купил в магазине кнут, чтобы было чем взбадривать лошадей. Но поскольку такового под рукой не оказалось, он вытянул своих одров вдоль спин вожжами. Первые две минуты после этого они неслись как черти, но потом выдохлись и снова стали плестись, как сонные мухи. Время от времени Нед поворачивал голову, чтобы выяснить, не едет ли кто-нибудь за ними, но прерия была пустынна. Через час или два такой неспешной езды Нед стал успокаиваться. Забывшись, он хлопнул Эмму по коленке и воскликнул:

— Кажется, мы разобрались с этим делом.

Эмма пристально на него посмотрела, но потом отвела взгляд.

— С каким делом?

Нед почувствовал себя глупо. Эмма, разумеется, была права. Никакого дела они не сделали. Они просто сбежали — вот и все. Предприятие, которое они задумали, выродилось в бессмысленный фарс. Но если бы даже ограбление удалось, их могли схватить на обратном пути в Налгитас, а Неду не хотелось, чтобы Эмма по его милости оказалась в тюрьме. А что было бы, если бы ему пришлось в силу обстоятельств стрелять в кассира? Как поступила бы Эмма, если бы он и вправду его ранил? Бросилась на поиски врача? Или выстрелила в него, Неда? Об этом лучше было не думать. Кто знает, может быть, им и впрямь фантастически повезло, что они вовремя унесли ноги из Джаспера?

Нед снова вытянул лошадей вожжами — скорее от некой внутренней неудовлетворенности, нежели по необходимости, поскольку прыти это им не прибавило. Потом он бросил взгляд на Эмму, которая с отсутствующим видом созерцала пустынное пространство прерии. С тех пор как они выехали из Джаспера, ветер постоянно усиливался, заставляя пожухлую траву колыхаться волнами, которые напоминали ему волны на бескрайней водной глади Миссисипи. Хотя горячий ветер почти не освежал, чувствовать движение воздуха было все равно приятно. К тому же это ощущение успокаивало. В скором времени к Неду вернулось хорошее настроение, а потом и присущее ему чувство юмора. При мысли о том, что им с Эммой придется где-нибудь остановиться на ночь, он даже позволил себе ухмыльнуться. Поскольку они избрали для возвращения в Налгитас более протяженный, обходной путь, этого было не избежать. Так что провести вместе ночь им все-таки придется — что бы там Эмма по этому поводу ни думала.

— Нам необходимо найти место, где мы могли бы остановиться на ночлег, — сказала Эмма, словно читая его мысли. Потом она рассмеялась. — Хорошо, что мы купили одеяла и кое-какие продукты. Ой, чуть не забыла! У нас даже кофейник и чашки есть.

— Значит, я не зря их купил? — спросил Нед. — Признаться, все это время я думал, что поступил глупо.

— Что-что, а соображение у тебя имеется. Этого у тебя не отнимешь. — Эмма пожала плечами. — Плохо другое. Мы совершенно не продумали финансовую сторону вопроса, покупали все подряд, и как-то незаметно набежала порядочная сумма. Лошадей еще можно продать, но деньги, которые мы потратили на гостиницу, вещи и продукты, — это чистой воды убыток. Но если ты назовешь мне общую сумму своих расходов, я верну тебе половину из тех денег, которые пришлет мой брат Джон.

— В этом нет необходимости.

— В таком случае я верну тебе лишь сорок процентов, ибо такова была бы моя доля в случае успешного завершения задуманного нами дела.

— В последнее время я склонялся к тому, чтобы дать тебе пятьдесят процентов и уравнять наши доли, — сказал Нед, рассмеявшись. — Как ты, однако, хорошо считаешь! Тебе бы не банки грабить, а работать банковским управляющим.

Они ехали весь день и весь вечер, почти не разговаривая. Время от времени Нед оборачивался и внимательно оглядывал прерию позади них. Эмма тоже часто оглядывалась, но дорога оставалась пустынной. Нед давно убедил себя, что в этой части прерии, кроме них с Эммой, никого нет, и уже стал подумывать о ночлеге, как вдруг Эмма дотронулась до его руки.

— По-моему, у нас за спиной показалось облако пыли.

Нед оглянулся и по количеству поднятой в воздух пыли и грязи понял, что их догоняют несколько всадников. Нед стал было нахлестывать лошадей, но скоро оставил эту затею, поскольку его одры не способны были обогнать и корову. Вынув из кобуры револьвер, он положил его на сиденье между Эммой и собой. Эмма прикрыла свой револьвер юбками, после чего поставила себе на колени корзинку с принадлежностями для шитья. Когда вооруженные люди их настигли, она сосредоточенно орудовала иглой.

Поравнявшись с фургоном, шериф придержал лошадь, поерзал в седле, устраиваясь поудобнее, и спросил:

— Эй, люди, вы видели кого-нибудь?

— С тех пор, как выехали из Джаспера, никого, — ответил Нед.

— Банк ограбили. Мы ищем двух мужчин на лошадях.

— Мы слышали об этом. Нам клерк в отеле сказал, — произнес Нед.

— Он сказал также, что во время ограбления был ранен кассир, — проговорила Эмма, откладывая свое рукоделие. — Как он себя чувствует?

— Он умер, но перед смертью сообщил, что на него напали братья Майндеры. Мерзкие же это типы, доложу я вам. Зачем, спрашивается, было убивать Стинги Дэна, да пребудет душа его с господом, коли он и так отдал им деньги? — Сдвинув свою широкополую шляпу на затылок, шериф добавил: — Если это и впрямь братья Майндеры, я бы на вашем месте держал ушки на макушке. Кто знает, где они сейчас.

— А почему, собственно, вы поехали по этой дороге, шериф? — спросил Нед.

Шериф указал большим пальцем на одного из своих троих заместителей, которые его сопровождали.

— Уотти сказал мне, что сразу после ограбления из города выехали двое и поехали по этой дороге. Конечно, это может быть кто угодно, но надо же нам куда-то двигаться, а эта дорога, на мой взгляд, ничем не хуже любой другой. Вообще, информации об этом налете немного. Уотти, правда, полагает, что грабителем мог оказаться и Нед Партнер. Он наделал в наших краях немало шума, но в последнее время я о нем ничего не слышал.

— Ну а честные люди в ваших краях обитают? — сварливо осведомилась Эмма.

— Похоже, леди, вы считаете таковыми только себя с братом, — пошутил шериф, а потом спросил: — Скажите, нет ли у вас часом при себе ведерка с пахтаньем? У меня так запылилось в глотке, что я с удовольствием выпил бы сейчас стаканчик.

— Я бы тоже не отказался от стаканчика. Я могу пить пахтанье с утра до вечера, — сказал Нед, хотя пахтанье терпеть не мог.

Шериф, казалось, совершенно не спешил уезжать. Тут Нед вспомнил его рассказы про геморрой и желудочные колики и понял, что представителю власти нисколько не улыбается тревожить свои болячки, трясясь в седле по разбитой дороге, и он использовал встречу с ними как предлог, чтобы передохнуть.

— Боюсь, нам надо поторапливаться, шериф, — сказал он. — Нам с сестрой не хотелось бы повстречаться в темноте с такими отчаянными людьми, как братья Майндеры, а до нашей фермы путь еще неблизкий.

— А где ваша ферма? — спросил шериф.

Нед сглотнул.

— Мы живем на ферме Джонсона, — ответил он.

Шериф поднял глаза к небу и, с минуту поразмышляв, кивнул. Нед готов был голову дать на отсечение, что о ферме Джонсона он и слыхом не слыхивал, просто не хотел в этом признаваться.

— Все-таки, шериф, мы с вашего разрешения тронемся. Если, конечно, больше вам не нужны, — снова вступила в разговор Эмма. — Мы тут не на загородной прогулке, и дома нас ждут дела.

Нед закатил глаза, как бы сетуя на допущенную сестрой бестактность.

Шериф вежливо дотронулся рукой до полей своей шляпы, сказал: «Мадам», — после чего, кликнув своих людей, умчался в клубах поднятой лошадьми пыли.

— Шериф Тейт кроток как овца и глуп как теленок, — заметил Нед, вытягивая вожжами своих задремавших одров, чтобы сдвинуть наконец фургон с места. — Но мне все равно не по нутру, что у него в голове засела моя фамилия.

— Между прочим, мы здесь как на ладони, — сказала ему Эмма. — Быть может, нам лучше бросить фургон и пересесть на лошадей?

Нед об этом уже подумывал, хотя и не был уверен, что они поедут намного быстрее, если пересядут на заморенных кляч, которых он имел несчастье приобрести. Можно было, конечно, попытаться сменить лошадей на какой-нибудь придорожной ферме, но Нед на это особенно не рассчитывал. Тут он вспомнил об одном своем приятеле, с которым когда-то имел общие дела и который, оставив опасное ремесло джентльмена удачи, заделался фермером. Его ферма находилась неподалеку; он, кроме того, славился радушием по отношению к старым друзьям. Нед сказал Эмме, чтобы она укрылась под тентом фургона и переоделась в мужское платье, а когда она, не задавая лишних вопросов, натянула на себя штаны и рубашку, попросил ее сложить одеяла по-походному, предварительно завернув в них самые необходимые вещи и как можно больше продуктов. Пока Эмма разбирала припасы и паковалась, Нед свернул с дороги и покатил по вившейся по дну глубокого оврага тропинке. Остановившись в защищенном от посторонних взглядов месте, Нед попросил Эмму взять одеяла, вылезти из фургона и ждать здесь его возвращения. Дав ей лопату, он велел ей закопать в землю предметы женского туалета, которые не поместились в скатках из одеял. Ему не хотелось, чтобы его приятель догадался о том, что он путешествует с женщиной. Пообещав вернуться через час, Нед прищелкнул языком, хлестнул своих кляч и выехал из оврага, прежде чем Эмма успела у него спросить, что он будет делать, если его приятель в отъезде или если у него не окажется запасных лошадей.

Но приятель был дома и с радостью предоставил в распоряжение Неда двух лошадей и седла, хотя и выдвинул при этом кое-какие условия. Нед должен был отдать ему своих кляч, фургон с оставшимся в нем провиантом и заплатить пятьдесят долларов наличными. Времени, чтобы торговаться, у Неда не было. За время его отсутствия с Эммой могло произойти что угодно, поэтому он согласился бы заплатить за лошадей и большую цену.

К тому времени, когда Нед вернулся к оврагу, небо приобрело закатный малиновый оттенок. Эмма дожидалась его, сидя у насыпи из камней и засохшей глины, сложив рядом саквояжи, толстенные скатки из одеял и воткнув в землю лопату. Привязывая саквояж к седельной луке, Нед объяснил, что на западе находится глубокий каньон, где они и остановятся на ночь. Навьючивая на лошадь скатку, он также сообщил, что в фургоне они бы туда не проехали, поскольку передвигаться в тех местах можно только верхом. Нед стремился добраться до каньона еще засветло, хотя и не сомневался, что сумеет отыскать его даже во мраке ночи. Он предупредил, что поездка будет не из приятных, и пристально посмотрел на Эмму, пытаясь определить, готова ли она к предстоящим испытаниям.

Эмма, закончив привязывать к седлу свою скатку, кивнула, давая понять, что принимает его слова к сведению. Неда поразило, как быстро и сноровисто она навьючила лошадь, и он не мог не задаться вопросом, где она этому научилась. «Уж точно не на ферме», — подумал Нед. С другой стороны, этот вопрос в данную минуту особой важности не представлял, и он скоро выбросил его из головы. Вскочив на лошадь, Нед ударил ее каблуками и послал в галоп; Эмма последовала за ним.

Они пересекли дорогу и поскакали на запад по необъятному пространству прерии, стремясь избежать встречи с отрядом шерифа. Им было бы непросто ему объяснить, почему Эмма переоделась в мужское платье и по какой причине они бросили фургон и пересели в седла. Перед ними не было даже едва заметной тропинки, и до наступления темноты они мчались по бескрайнему морю высохшей, пожухлой травы. В случае необходимости они могли разбить лагерь прямо в прерии, но это, по мнению Неда, было не только неудобно, но и не безопасно. Поскольку Нед прекрасно ориентировался на местности и обладал острым зрением, ему даже в полутьме удалось разглядеть знакомые очертания скалистой гряды, к которой они с Эммой и направились. Соскочив с лошади и ведя ее в поводу, Нед отправился на розыски узкого прохода между скалами, который вел в глубь каньона. На это у него ушло минут тридцать, после чего он сообщил Эмме, что им потребуется не менее часа, чтобы добраться до места. Он посмотрел на нее в упор, пытаясь определить по выражению лица, до какой степени она утомлена скачкой, но солнце к тому времени уже село, и черты лица ее были скрыты мраком. Эмма, впрочем, поняла, о чем он подумал, и сказала:

— Не беспокойся, сил на это у меня хватит.

Когда Нед, возглавив их маленькую кавалькаду, въехал в расселину, ему на руку упала тяжелая капля, потом другая.

— Вот дьявольщина! Тут лет пять дождя не было, но сегодня, как видно, его не избежать, а это сильно замедлит наше продвижение.

— Зато дождь смоет все следы, — сказала Эмма, — и нас уж точно здесь никто не найдет.

Каньон оказался неважной защитой от разгулявшейся стихии, и они продвигались вперед с черепашьей скоростью. Вившаяся по краю склона тропинка была узкой и обрывистой. Нед боялся, что дождь сделает ее еще более опасной для передвижения, поэтому перевел лошадь на шаг. Ливень усилился; потом с неба вместо дождевых струй стали падать градины размером с яйцо цесарки. Нед подумал, что град может напугать лошадей, и решил сделать остановку, чтобы его переждать, но лошади все равно пугались и ржали, поэтому им ничего не оставалось, как продолжить путь. По мере того как они в полной темноте спускались в разверстый зев каньона, град сменился дождем — мелким и надоедливым. Справа от тропинки уходил вверх поросший редким кустарником крутой каменистый склон, слева зияла пропасть; Нед знал, что если его лошадь ненароком споткнется или заскользит на мокром камне, то он вместе с ней почти наверняка сорвется с тропы и рухнет на дно каньона, глубина которого достигала нескольких сот футов. Непонятно только, что будет делать Эмма, если он свалится в пропасть. У него за спиной лошадь Эммы задела копытом камешек; он покатился по тропинке и упал вниз; пропасть была такой глубокой, что Нед даже не услышал звука падения. Зато через минуту он услышал сдавленный крик Эммы и обернулся.

— Что случилось?

— Меня хлестнула по лицу ветка.

Нед подумал, что, возможно, было бы правильнее идти пешком, ведя лошадей в поводу, но потом отбросил эту мысль. Чтобы осуществить этот маневр, требовалось хоть немного свободного места, а его-то как раз и не было. Кроме того, тропинка была мокрая, а подкованной лошади легче двигаться по скользкой поверхности, нежели пешеходу в обуви на гладкой подошве. Нед вздохнул и предоставил лошадям право решать, как и куда ставить ногу. Впереди замаячил небольшой просвет; это означало, что тропинка в этом месте расширяется. Остановившись, Нед стал ждать, когда Эмма догонит его.

— Думаешь, тебе удастся спуститься на дно каньона? — спросил он.

— Не могу сказать, чтобы это путешествие доставляло мне большое удовольствие, но я справлюсь, — ответила Эмма. — Жаль только, что мне не пришло в голову купить в Джаспере пальто. Сейчас оно пришлось бы очень кстати.

Нед подумал, что тоже не отказался бы от теплого пальто, но развивать эту тему не стал.

— Уже немного осталось, — сказал он, желая подбодрить Эмму, хотя знал, что они одолели едва ли треть пути.

Нед дернул лошадь за поводья и снова двинулся вниз по узкой тропе, стараясь держаться как можно дальше от ее края. Эмма ехала за ним. Блеснула молния; в ее голубоватом свете пропасть с краю тропы показалась еще более зловещей и глубокой. Неда так и подмывало спросить у Эммы, не боится ли она высоты, но поскольку он никак не мог помочь ей, то решил от этого вопроса воздержаться.

Было около полуночи, когда тропинка неожиданно стала расширяться, а спуск сделался более пологим. Чтобы одолеть склон и спуститься на дно каньона, им в общей сложности понадобилось более четырех часов. Нед остановил лошадь и стал ждать Эмму, которая отстала от него гораздо больше, чем он предполагал. Она догнала его лишь через несколько минут.

— Добрались наконец? — спросила она, переводя дыхание.

— Нужно проехать еще немного. Здесь неподалеку находится глинобитная хижина, где будет гораздо теплее и уютнее, чем под деревом.

— А ты сможешь ее отыскать в такой темноте?

Голос у нее невольно дрогнул. Хотя она и не произнесла ни единого слова жалобы, Нед прекрасно понимал, что она умирает от голода, холода и усталости. Поначалу он решил оставить ее здесь и самому отправиться на розыски хижины, но потом передумал, опасаясь, что в темноте может ее потерять. Поэтому он сказал, что они будут искать хижину вместе.

После получасовых тщетных поисков выбившаяся из сил Эмма уговорила Неда сделать привал на том месте, где они в этот момент оказались. Нед выбрал для ночевки площадку под нависавшей над головой скалой и расседлал лошадей. Поскольку развести огонь из-за сырости не удавалось, они закутались в одеяла, после чего Нед вскрыл жестянку с сардинами, которые они проглотили в один момент вместе с несколькими размокшими крекерами. Остальные вещи и припасы Нед запрятал подальше под скалу, где было посуше. Его обрадовало, что среди вещей, которые Эмма с собой прихватила, оказались купленный им в Джаспере кофейник и фунтовая упаковка кофе. «Завтра, — подумал Нед, — Эмму разбудит запах только что сваренного кофе». Поставив ее об этом в известность, Нед снял с кофейника крышку и прислонил его к скале рядом с расселиной, откуда капала дождевая вода, втайне надеясь, что к утру кофейник наполнится. Размышляя о дне грядущем, Нед громко посетовал, что они не догадались купить сосисок или свиных ребрышек, чтобы завтрак получился посытнее.

— Как ты думаешь, можно использовать в качестве сковородки лопату? — спросил он Эмму.

Женщина не ответила; Нед, склонившись над ней, заглянул ей в лицо и обнаружил, что заболтал ее до того, что она уснула. Натянув ей одеяло чуть ли не до подбородка, он некоторое время всматривался в ее черты; потом, примостившись от нее в нескольких футах, завернулся в свое одеяло, зевнул и провалился в глубокий сон.

Так уж вышло, что Эмму разбудил отнюдь не аромат свежесваренного кофе, но несильный удар в бок носком сапога. То же самое произошло и с Недом — за тем исключением, что его ткнули сапогом в бок куда сильнее. Он проснулся мгновенно и первым делом подумал, что их с Эммой отыскали в каньоне люди шерифа. Но стоило ему только приподнять голову, как им овладело сходное с озарением чувство, и он все понял — еще до того, как увидел ухмыляющуюся физиономию Эрли. Тот был пьян, и от него разило, как из бочки. В руке он держал револьвер, ствол которого был направлен на Неда.

— Мы, парень, не видели тебя года три, а то и четыре. А теперь вот встречаем во второй раз на протяжении одних суток, — сказал Черный Джесси.

Нед взглянул на Эмму и по дрожанию ее ресниц понял, что она только притворяется спящей. Черный Джесси ткнул ее сапогом еще раз — уже сильнее, а когда она открыла глаза, сказал: «Доброе утро, хозяюшка». Эмма приподнялась и села. Даже если она и была напугана, догадаться об этом по выражению ее лица было крайне затруднительно. Более того, она даже позволила себе зевнуть, прикрывая ладошкой рот.

— Мы с Эрли остановились в хижине неподалеку. Помнишь эту хижину, малыш Нед? Она достаточно велика, чтобы вместить нас всех. Между прочим, вы могли переждать дождь там, — сказал Черный Джесси.

Нед, разумеется, помнил хижину, а сейчас с неприятным сосущим чувством припомнил, откуда он о ней узнал. Ее показали ему братья Майндеры, с которыми он как-то раз в ней ночевал.

— Мы допили взятое с собой виски и уже стали подумывать о завтраке, как вдруг увидели на земле отпечатки копыт ваших лошадей, — продолжал повествовать Черный Джесси. — Мы, ясное дело, двинулись по следу и наткнулись на вас.

— Еды у нас немного, но тем не менее вы можете позавтракать с нами, — сказала Эмма. Она надела сапоги и потянулась было к сложенному горкой провианту, как вдруг Эрли, сделав шаг вперед, наступил ей на руку. Эмма поморщилась, но ничего не сказала.

— Сначала надо отобрать у вас «пушки», — сказал Эрли. Он поднял с земли револьвер Неда, лежавший в кобуре рядом с его седлом. Черный Джесси носком сапога разворошил одеяло Эммы и нашел ее оружие. Пока Эрли держал Неда на прицеле, Черный Джесси занялся сбором топлива для костра. Эмма, двигаясь подчеркнуто размеренно и неторопливо, вытащила из-под скалы упаковку молотого кофе, высыпала пригоршню коричневого порошка в кофейник с дождевой водой, разожгла костер и поставила кофейник на огонь. Потом она достала две чашечки из белого металла и жестянки с консервированными продуктами. Она была так спокойна, что Нед усомнился, в полной ли мере она осознает нависшую над ними опасность.

Нед протянул руку, чтобы взять одну из жестянок, но Эрли щелкнул курком револьвера, ставя его на боевой взвод, и сказал:

— Сначала мы.

Нед растянул губы в улыбке, скрестил ноги в щиколотках и оперся спиной о лежавшее на земле седло.

— Ну и ладно. Я не голоден.

Эрли искоса посмотрел на Эмму. Его взгляд не понравился Неду, и он начал говорить какие-то глупости, чтобы отвлечь его внимание от женщины, но Эрли, бросив: «Мне тоже что-то есть не хочется», — снова устремил взгляд на Эмму, сладострастно облизав при этом губы. Эмма, в свою очередь, взглянула на Эрли, опустила глаза и, как показалось Неду, едва заметно вздрогнула.

— А ведь ты Неду никакая не сестра, верно? — сказал Эрли.

— Меня зовут Эмма, — ответила женщина. Она поднялась с места и встала сбоку от костра, сложив на груди руки. Ноги у нее, однако, были слегка расставлены в стороны и согнуты в коленях, как если бы она готовилась к прыжку. Нед очень надеялся, что она не станет совершать ничего отчаянного или героического — по крайней мере до тех пор, пока у него не созреет какой-нибудь план. Признаться, ничего путного в голову ему не приходило, так как нападать на Майндеров с голыми руками было равносильно самоубийству.

Эрли продолжал сосредоточенно разглядывать Эмму. В уголках рта у него появилась слюна.

— Что-то мне совсем уже есть расхотелось, — повторил он весьма многозначительным тоном.

Эмма беспомощно посмотрела на Неда. Тот огляделся в поисках какого-нибудь предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия. Эрли проследил за его взглядом, увидел камень, лежавший неподалеку от Неда, и ударом сапога отбросил его в сторону.

— Иди-ка сюда, — сказал Эрли, обращаясь к Эмме.

Она не двинулась с места.

Эрли возвысил голос:

— Делай, как я сказал. Или, быть может, ты полагаешь, что слишком хороша для меня?

Эмма покачала головой.

— Нет, — произнесла она едва слышно.

Казалось, она обратилась в статую и просто не смогла бы сдвинуться с места, даже если бы и захотела.

Эрли неожиданно шагнул вперед, схватил Эмму и с силой прижал к себе. Женщина невольно вскрикнула. Нед сделал попытку встать на ноги, но бандит снова навел на него револьвер.

— Дернешься еще раз — и я тебя пристрелю. И ее тоже, — сказал он.

Нед знал, что негодяй, не колеблясь, выполнит свою угрозу, но и уступить ему Эмму он не мог. Нед слишком хорошо знал, какие мерзкие штуки вытворял Эрли с женщинами.

— Приезжай в Налгитас. Я позабочусь о том, чтобы к твоим услугам были лучшие девушки, — небрежно сказал Нед. — Молоденькие, ласковые… Уж они-то знают, как ублажить мужчину.

— Может, и приеду, потом, когда эту вот приголублю, — хохотнул Эрли.

Нед незаметно сгруппировался, готовясь броситься на бандита. И все же он колебался, понимая, что Эрли почти наверняка его пристрелит и тогда Эмма останется без всякой защиты. Эмма посмотрела на Неда и одними губами произнесла: «Из двух зол».

Поначалу Нед не понял, что она имела в виду, но в следующее мгновение вспомнил их недавний разговор, когда он рассказал ей об убийстве двух мальчишек. Эмма тогда ему сказала, что порой приходится выбирать между плохим и очень плохим. «Из двух зол». Возможно, она теперь пыталась ему сказать, что не стоит бросаться очертя голову в объятия смерти, а надо попытаться оттянуть решительный момент, ведь судьба часто в последнюю минуту может предоставить шанс на спасение. Нед умом понимал, что его смерть не остановит братьев, и они, совершив свое черное дело, в конце концов расправятся и с Эммой, но он просто не мог допустить, чтобы Эрли ее изнасиловал.

— Не делай этого, Эрли, — угрожающе произнес Нед.

Эрли только рассмеялся в ответ.

— Если он попытается встать с места, убей его, Джесси, — сказал он. — Ты попользуешься этой бабой после меня.

Нед беспомощно наблюдал за тем, как Эрли уводит Эмму. Она пошла с ним, напоследок послав Неду предостерегающий взгляд, призывавший его к сдержанности.

— Останови его. Если сделаешь это, то, клянусь богом, не пожалеешь, — понизив голос, сказал Нед.

Джесси ухмыльнулся и лишь чуть выше поднял ствол своего револьвера.

— Теперь его никто не остановит. Эрли такой странный: не любит, чтобы его видели за этим делом. Остается только надеяться, что он не станет резать ее ножом. Если порежет, то мне, сам понимаешь, ничего уже не перепадет. — Джесси сокрушенно покачал головой. — Пусть уж лучше колотит. Некоторым бабам это даже нравится. Есть среди них такие — чем хуже ты с ними обращаешься, тем больше они тебя любят. — Джесси нахмурился и добавил: — А вообще, конечно, надо признать, что Эрли не слишком любезен с женщинами.

Между тем Эрли и Эмма исчезли за скалой. Нед услышал сдавленное проклятие, потом тихий голос Эммы, моливший: «Не надо, прошу тебя», — а потом хлесткий звук пощечины.

Черный Джесси не обратил на это ни малейшего внимания. Взяв одну из чашечек белого металла, он швырнул ее Неду:

— Налей. Что-то кофе захотелось.

Нед старался изо всех сил не выдать охватившего его ужаса.

— Я тоже хочу попить кофейку. Есть возражения?

Джесси обдумал его слова.

— Полагаю, против этого Эрли не стал бы возражать.

Нед двигался так же неторопливо и размеренно, как Эмма несколькими минутами раньше, он не хотел провоцировать Джесси. Поставив одну из чашек рядом с собой, он, обернув руку полой рубашки, снял кофейник с огня.

— Посмотрим, готов ли, — произнес он, поднимая с кофейника крышку.

И в эту минуту раздался ужасный крик — пронзительный, нечеловеческий вопль, вибрировавший на высокой ноте. Неду даже подумалось, что на Эрли и Эмму напал скрывавшийся в скалах леопард, хотя в глубине души он был уверен, что это кричала Эмма. Вопль настолько парализовал Джесси, что он, позабыв об осторожности, опустил револьвер и начал приподниматься с места, одновременно повернув голову на звук. Нед, воспользовавшись его замешательством, плеснул ему в физиономию горячим кофе. Джесси тут же выронил оружие и прижал руки к обожженному лицу. Вместо того чтобы забрать его «кольт», Нед схватил обеими руками увесистый обломок скалы и что было силы обрушил ему на голову. Джесси даже не вскрикнул, лишь издал горлом негромкий звук. Нед, который был вне себя от бешенства, ударил его снова и бил до тех пор, пока голова у Джесси не лопнула, как перезревший апельсин, забрызгав все вокруг кровью и мозгом.

Нед не стал проверять, умер ли Джесси, — он был в этом уверен. Схватив его револьвер, Нед устремился к скале, за которой скрылись Эрли и Эмма. Не зная, слышал ли Эрли звуки ударов камня о череп Джесси, Нед крадучись двинулся в обход скалы, надеясь застать Эрли врасплох. Однако, обогнув скалу с противоположной стороны, он сразу же наткнулся на револьвер Эрли.

Все произошло в одно мгновение. Времени на размышления не было. Решив, что они с Эрли умрут вместе, Нед вскинул пистолет, взвел курок и уже намеревался нажать на спуск, как вдруг услышал крик Эммы: «Нед, не стреляй, это я!» Когда алая пелена ярости, застилавшая ему глаза, рассеялась, перед его взором предстала бледная как смерть Эмма. В руке у нее был револьвер, ствол которого упирался ему в живот. По-видимому, этот крик окончательно исчерпал ее силы, так как оружие тут же выпало у нее из рук, ноги подкосились, и она повалилась прямо на Неда. Он поймал ее в свои объятия и осторожно положил на землю — неподалеку от лежавшего ничком Эрли.

— Я убила его. Он умер, — дрожа, прошептала Эмма.

— Черный Джесси тоже, — сказал Нед. — Я размозжил ему голову камнем.

— Я ударила Эрли ножом. Я зарезала человека, — пробормотала Эмма.

— Это был не человек, а дикий зверь. — Он обнял Эмму за плечи, но не стал ни о чем расспрашивать — надеялся, что она сама ему обо всем расскажет.

Эмма не плакала; она лежала в его объятиях без движения — как восковая кукла, и Неду, чтобы вновь вернуть ее к действительности, пришлось некоторое время ее укачивать, прижимая, как ребенка, к своей груди.

Приподняв голову, она сказала:

— У меня был в сапоге нож. Он этого не ожидал. Когда он отвернулся, я ударила его в спину. Ты слышал, как он кричал?

— Я думал, это ты.

Эмма покачала головой:

— Думаю, я убила его с первого же удара, но продолжала тыкать его ножом и никак не могла остановиться.

Заметив у нее на разорванной рубашке кровь, он спросил:

— Он ранил тебя — или?..

— Нет, — ответила Эмма. — Он не причинил мне вреда — только разорвал на мне одежду.

Через некоторое время Нед помог Эмме подняться на ноги.

— Пойду закопаю трупы, чтобы никто на них не наткнулся и не поднял шум. Вообще-то я с большим удовольствием швырнул бы их в сточную канаву, как поступают с дохлыми собаками, но дело в том, что канав здесь нет, — сказал Нед. — Тебе же предлагаю пока посидеть у огня. — Нед проводил Эмму в их импровизированный лагерь, закутал ее в одеяло и разжег огонь, хотя в каньоне было уже довольно жарко. Потом он оттащил в сторону тела Эрли и Джесси и принялся копать в мягком сыром грунте могилу. Еще до того, как могила была засыпана, он поймал и стреножил лошадей братьев Майндеров и обыскал их седельные сумки. К седлу одной из лошадей был приторочен полотняный мешок, набитый деньгами. Положив добычу перед Эммой, он сбросил сумки и седла в могилу; потом снял с лошадей поводья и зашвырнул их туда же. Уже под конец он столкнул в могилу трупы Эрли и Джесси. Закопав могилу, он основательно утоптал грунт, а потом забросал едва заметный холмик сухими ветками и обломками скальной породы.

Было уже около полудня, когда Нед закончил работу и присел рядом с Эммой, чтобы перевести дух.

— Лошади у них лучше наших, но их могут узнать, — сказал он. — Что же касается уздечек и седел, то они мне просто-напросто не нужны. Деньги — другое дело. Полагаю, мы имеем полное право взять их себе.

— Что ты сказал? — с отсутствующим видом спросила Эмма, и Нед понял, что она даже не попыталась заглянуть в оставленный им мешок.

Развязав мешок, Нед высыпал его содержимое на землю и быстро пересчитал деньги.

— Примерно полторы тысячи долларов, — сказал он.

Потом он снова пересчитал деньги, разделил их на две пачки и одну из них положил Эмме на колени.

— Половина мне — половина тебе, — сказал он.

Поскольку Эмма по-прежнему продолжала смотреть на него с отсутствующим видом, он поднялся на ноги и спрятал пачку в ее седельную сумку.

— Нам пора убираться отсюда, — сказал Нед по прошествии нескольких минут. — Ты в состоянии ехать верхом?

Эмма кивнула.

— Если будем гнать всю дорогу, то к вечеру доберемся до дома. Но такой необходимости нет. По пути мы можем сделать еще одну остановку, разжечь костер и отдохнуть.

— Не стоит, — ответила Эмма. — Нам нужно как можно скорее вернуться в Налгитас.

Пока Нед седлал лошадей, Эмма достала чистую блузку, сняла с себя порванную рубашку и, обнаружив в ямке под скалой немного дождевой воды, смыла с себя засохшую кровь, вымыла лицо и руки, после чего надела блузку. Когда она вернулась к Неду, лошади были уже оседланы, а скатки из одеял приторочены к седлам. Кроме того, Нед прибрал место ночевки, разбросал костер и засыпал пепелище. Теперь никому бы и в голову не пришло, что здесь останавливались на ночлег люди.

Эмма позволила Неду помочь ей забраться в седло. Когда она уселась, он с минуту стоял рядом с ней, держа руку у нее на колене.

— Предлагаю о том, что здесь произошло, никому не рассказывать, — сказал он. — Если Эдди спросит, как все прошло — а она обязательно об этом спросит, — можно сказать, что Майндеры обчистили банк раньше нас, и мы остались с носом.

— А как ты объяснишь наличие денег?

— О деньгах мы тоже ничего не скажем. И Эдди никогда ни о чем не узнает, поскольку мы будем молчать, а братья Майндеры лежат в могиле.

Эмма обдумала его слова.

— Это ужасно. Я бы согласилась безропотно терпеть все их насмешки и издевательства, если бы это только могло их воскресить.

— Не говори так. Эрли и Черный Джесси были настоящими бешеными псами. Могила для них — и то слишком хорошо. К тому же у нас не было выбора. Помни об этом. У нас не было выбора. — Нед поднял глаза и долго на нее смотрел. Она ответила ему таким же долгим взглядом.

— У нас не было выбора, — повторила наконец Эмма.

Нед пошел к своей лошади, но на полпути остановился, вернулся к Эмме и взял ее за руку.

— Мне не очень-то по сердцу такая жизнь. Когда я куплю ранчо… Скажи честно: ты согласилась бы жить на ранчо в Колорадо? — Признаться, Нед вовсе не собирался ей все это говорить, но теперь, когда слова были произнесены, почувствовал, что безмерно этому рад. Он улыбнулся, и его зеленые глаза весело заблестели. — После того, как ты получишь денежный перевод от брата, мы могли бы объединить наши средства и тогда… Надеюсь, ты понимаешь, чего я добиваюсь?

Эмма от удивления приложила ко рту ладошку. Хотя нижняя губа у нее была рассечена, глаза покраснели от слез, а на щеке красовался кровоподтек от удара, который ей нанес Эрли, Неду она показалась красавицей. Он был счастлив, что сделал ей предложение.

— Даже не знаю, что тебе и сказать, — ответила Эмма после минутного размышления. — Мне трудно сейчас говорить о таких вещах.

Нед подумал, что ему удалось-таки удивить Эмму. Да что Эмму! Он, можно сказать, сам себя удивил. Не мог подождать со своими признаниями, пока они не покинут это место и могила Майндеров не останется позади. Неправильно он выбрал время, вот что! Впрочем, это его ничуть не обескуражило. Он вскочил в седло, подъехал к Эмме и, наклонившись к ней, запечатлел у нее на губах поцелуй.

Когда он наконец от нее оторвался, Эмма одарила его мрачным взглядом.

— Я не могу строить сейчас планы. Необходимо подождать, пока не утрясется дело с деньгами Джона. — Вид у нее, надо сказать, был при этом чрезвычайно печальный.

 

6

Нед с Эммой подъехали к «Чили-Квин» около полуночи. Они расседлали лошадей в сарае, после чего Нед проводил Эмму к задней двери дома. Сквозь оконное стекло он увидел в тусклом свете керосиновой лампы сидевших за кухонном столом Эдди и Уэлкам. По идее, Эдди должна была в это время развлекать гостей, и он пришел к выводу, что вечер в «Чили-Квин» выдался спокойный. Сказать по правде, Неду не хотелось сейчас встречаться с Эдди и Уэлкам, но он не мог допустить, чтобы Эмма осталась одна с этими женщинами. Они наверняка забросали бы ее вопросами; Эмма же могла сорваться и рассказать им правду о том, что случилось. Это создало бы ненужные проблемы для Неда и усилило терзавшее Эмму чувство душевного неустройства. Вздохнув, Нед вошел на кухню вслед за Эммой.

— Ла! — вскричала Эдди, когда ее глаза выхватили из полумрака Неда и Эмму. — Вы посмотрите только, кто к нам пришел. — У Эдди наблюдалась некоторая скованность в движениях. — Сегодня клиентов было чуть меньше обычного, и мы закрылись рано.

Нед ответил ей широкой улыбкой.

— Мы всю дорогу гнали как бешеные, чтобы вернуться пораньше. Я думал, вы уже тут начали за нас беспокоиться.

Эдди поднесла к губам стакан и сделала глоток, пролив несколько капель на платье.

— Только не я, — сказала она, промокнув пролитую жидкость платком.

— А я еще как беспокоилась! Считала, что кого-нибудь из них обязательно убьют, — сказала Уэлкам, обращаясь к Эдди.

Уэлкам тоже была основательно пьяна, и Эмма с любопытством на нее посмотрела.

— Кто-то тебя ударил, — сказала Уэлкам, приглядываясь к Эмме. Это была констатация факта, не более.

— Лошадь копытом стукнула, — коротко ответила Эмма. — Но, как видишь, не убила.

— Нет, — сказал Нед. — Ничего такого и близко не было. — Он решил взять инициативу в свои руки. — Кто-то ограбил банк еще до нас. Тогда мы уехали из города и стали держать на север, чтобы нас никто в этом не заподозрил. — Завершив вступление, Нед начал рассказывать Эдди и Уэлкам придуманную им с Эммой историю. — Остановились на ночевку в прерии. Фургон сломался, и нам пришлось его бросить. Лошадей сменили у какого-то фермера. Когда проснулись, обнаружили, что одна лошадь распуталась и убежала, и мы все утро ее искали. Короче говоря, возвращение было долгим и утомительным, и мы здорово вымотались, — закончил он.

Эдди, казалось, все это нисколько не интересовало. Зато она то и дело со значением поглядывала на Уэлкам, так что можно было подумать, будто их связывает некая тайна. Небрежно помахав в воздухе рукой, она отмела рассказ Неда как нечто несущественное, и он решил, что она или слишком пьяна, чтобы вдумываться в сказанное, или хочет ему показать, что история с фургоном не вызывает у нее доверия.

— Тебе пришло письмо, — сказала Эдди, обращаясь к Эмме и указывая кивком головы на прислоненный к лампе конверт.

Нед посмотрел на конверт, потом на Эмму, перевел взгляд на Эдди и наконец сосредоточил внимание на Уэлкам, которая ответила ему сердитым взглядом. Эдди, возможно, и простила его за то, что он уехал в Джаспер с Эммой, но вот Уэлкам — нет. Признаться, Нед не до конца понимал, с чего это он попал у Уэлкам в немилость. На его взгляд, она вообще вела себя в последнее время как-то странно, только он не знал, что тому причиной. Впрочем, возможно, что Уэлкам просто не терпелось наложить лапу на обещанные ей двести пятьдесят долларов.

Нед протянул руку за письмом, но Эдди его опередила и, взяв конверт, передала его Эмме. Это был не какой-нибудь бумажный треугольник, но самый настоящий почтовый конверт, надписанный и заклеенный по всем правилам. Правда, клеевую полоску у него сильно морщило, а это наводило на мысль, что конверт держали над струей пара, а потом, вскрыв его и исследовав содержимое, заклеили мучным клейстером, от которого бумагу основательно стянуло. Эмма, впрочем, это обстоятельство комментировать не стала.

— Письмо от Джона, — сказала она, повертев конверт в пальцах и опускаясь на стул. — Ну что — он переслал деньги? — Она посмотрела на Неда, который подумал, что загрести в один день банковскую выручку и деньги Джона было бы очень даже неплохо.

Эдди пожала плечами:

— Откуда нам знать? Мы ждали вашего возвращения, чтобы получить ответ на этот вопрос. — Тут она не выдержала и подмигнула Уэлкам.

Эмма ногтем вскрыла конверт, вынула из него сложенный вдвое листок бумаги, после чего заглянула в конверт, но там больше ничего не было. Развернув письмо, Эмма прочитала его про себя и на мгновение прикрыла веки. На ее лице мелькнуло довольно странное выражение — не то разочарования, не то радости, Нед так и не понял. Потом она открыла глаза и пробормотала:

— Мой брат едет в Налгитас. — Она подошла к буфету, взяла стакан, снова уселась на стул и отмерила себе из бутылки щедрую порцию виски.

— Что ты хочешь сказать? — спросил Нед.

— Очевидно, он не испытывает особенного доверия к твоему мужу — да и к тебе тоже, — сказала Эдди, обращаясь к Эмме. — В письме наверняка говорится именно об этом.

— Совершенно верно. Он так и написал. Мне следовало знать, что выманить у него деньги будет не так-то просто. Если коротко, он хочет поближе познакомиться с моим мужем, чтобы все самому проверить. — Эмма подняла стакан и отхлебнула виски.

— Да, леди, сегодня у вас не самый счастливый день, — заметила Уэлкам, почесывая застарелый шрам у себя на руке. Нед не замечал прежде у нее этих шрамов и задался вопросом, за какие такие провинности она их получила. Уэлкам одарила его мрачным взглядом, спустила и застегнула рукав, после чего повернулась к Эмме и скомандовала: — Ну-ка прочтите нам письмо — да погромче!

Эмма положила письмо на стол и разгладила его ребром ладони. Чернила местами размазались, скорее всего, от пара, с помощью которого Эдди вскрывала конверт. Подперев голову руками, Эмма прочитала им письмо, не останавливаясь и не комментируя написанного.

«Сестрица!
Джон Роби».

Остается только удивляться, что за такой короткий срок ты нашла столь прибыльный, как ты утверждаешь, объект для инвестиций. Но, наслушавшись о перспективах развития западных территорий и об отсталости тамошнего населения, я полон решимости выяснить на месте, стоит ли вкладывать средства в это предприятие. Я не настолько глуп, чтобы посылать тебе деньги, не проведя предварительно небольшого расследования. Но если при личной встрече мистеру Уитерсу удастся убедить меня, что означенный проект, равно как и он сам, заслуживают безусловного доверия, я приму ваши условия. Приеду в Налгитас в следующую пятницу тем же вечерним поездом, на котором отбыла ты. Прошу меня встретить.

Твой брат

— Что ж, очень толковое письмо, — хихикнула Эдди.

— А главное, радостное. Оно бы и священника заставило пуститься в пляс, — согласилась с ней Уэлкам, после чего они с Эдди залились визгливым смехом. Глядя на них, Нед невольно задался вопросом, как долго они вот так вдвоем накачивались спиртным.

Эмма допила виски, скрестила на столе руки и опустила голову.

— Завтра я сяду на поезд и уеду отсюда. Когда подыщу себе приличное место и обоснуюсь, то пошлю денежный перевод, чтобы заплатить Эдди за кров, стол и комнату, которые она мне предоставляла. — Голос у нее был усталый и звучал приглушенно.

Нед открыл было рот, но Эдди опередила его и заговорила первой:

— С чего это тебе взбрело в голову уезжать?

— У меня нет ни малейшего желания выслушивать обвинения в мошенничестве от собственного брата. — Эмма поднялась с места. — Пойду-ка я в свою комнату. Я очень устала; кроме того, мне надо упаковать свои вещи.

Эдди небрежно помахала в воздухе рукой.

— Ничего тебе паковать не надо, так что посиди с нами еще немного. Мы с Уэлкам уже все обмозговали. Роль твоего мужа сыграет Нед. Сразу говорю — это была идея Уэлкам.

Нед решил, что идея и впрямь неплохая, и так об этом и сказал.

Но Эмма придерживалась другого мнения. Вместо того чтобы снова сесть, она вцепилась пальцами в спинку стула и посмотрела на своих сообщников.

— Я не верю, что это сработает. Джон — парень ушлый.

Нед помотал головой, пытаясь стряхнуть охватившую его усталость. Все его грандиозные планы: женитьба на Эмме, покупка ранчо — оказались под угрозой, так как напрямую зависели от этих денег. Между тем Эмма, похоже, этого не понимала.

— Идея прекрасная. Думаю, нам не составит труда убедить его, что мы женаты, — сказал он дрогнувшим от отчаяния голосом. — В конце концов, он все равно узнает, что ты его надула. Так что лучше уехать из Налгитаса с деньгами, нежели с пустым карманом.

Эмма прикрыла глаза, и Нед спросил себя, уж не собирается ли она спать стоя. Ему оставалось только удивляться, что Эмма, пребывая в состоянии крайнего утомления, позволила себе пить виски. Его лично от подобной комбинации сразу бы бросило в сон. Эмма, однако, нашла в себе силы, чтобы сказать еще несколько слов.

— Я изнурена до крайности, а потому не в состоянии нормально мыслить. Позвольте мне обдумать этот: вопрос утром.

— В любом случае ты ничего не теряешь, — сказала ей Эдди.

Но Эмма, так и не прибавив больше ни слова, повернулась и направилась в свою спальню.

Когда дверь за Эммой захлопнулась, Эдди снова вооружилась бутылкой и налила виски сначала в свой стакан, а потом в стакан Уэлкам. Неду она виски не предложила. Она даже не подняла на него глаза, когда он повернулся и побрел к задней двери. Когда Нед вышел из дома и глянул напоследок в кухонное окно, Эдди и Уэлкам, низко склонив над столом головы, о чем-то беседовали. При этом каштановые кудряшки Эдди почти соприкасались с красным головным платком Уэлкам. Нед услышал, как Эдди, передразнивая Эмму, сказала:

— «Я изнурена до крайности… Позвольте мне обдумать этот вопрос утром…» Что ж, пусть думает. Но если она не придет ни к какому решению, мы сами все за нее решим.

* * *

Когда на следующее утро Нед вышел из сарая, то увидел Уэлкам, которая, снимая с веревки белье, с пеной у рта что-то втолковывала Эмме. Нед первым делом подумал, что Эмма осталась тверда в своем решении оставить Налгитас еще до приезда брата. Это сильно его огорчило, поскольку Эмма собиралась покинуть не только город, но и его, Неда, тоже. Однако в следующую минуту он понял, что Уэлкам говорит с Эммой о нем.

— Будете с этим беспутным в лунную ночь по горам скакать — никакого путного дела не сделаете, — сказала Уэлкам. — Забыли уже небось, какие такие бывают у леди путные дела? — Нед, признаться, мало что вынес из этого высокоумного изречения и был не прочь послушать Уэлкам еще немного, чтобы понять, к чему она клонит, но негритянка, услышав его шаги, замолчала.

— Ты о чем это тут поешь, а? — поинтересовался Нед.

Уэлкам фыркнула.

— О том, значит, что мисс Эдди по твоей милости вся исстрадалась и истомилась.

— Этого просто не может быть, — ответил Нед.

Эдди беспокоилась об успехе затеваемых им предприятий ничуть не больше, нежели он о процветании ее заведения. Возможно, впрочем, Уэлкам имела в виду кое-что другое. К примеру, Эдди и Уэлкам вполне могли догадаться о природе чувств, которые он питал к Эмме. Впрочем, Нед очень надеялся, что этого пока не произошло. Чем позже они обо всем узнают, тем лучше. Лишние сложности Неду были ни к чему.

Нед попытался себе представить, что он скажет Эдди, когда придется все объяснить, но ничего стоящего ему в голову не приходило. Они с Эдди прошли вместе большой путь, их многое связывало, и все же они оба знали, что это когда-нибудь кончится. С самого начала они сошлись на том, что не станут друг от друга ничего требовать и заявлять друг на друга права. Эдди, во всяком случае, никогда не доставала его разговорами о женитьбе; возможно, именно по этой причине им было так легко между собой ладить. За все время их знакомства Нед не изменил своего мнения относительно невозможности их брака и искренне полагал, что она придерживается такой же точки зрения. Но Эдди ему нравилась, и обижать ее ему не хотелось. По этой причине он считал, что с его стороны разумнее всего помалкивать и оттягивать момент объяснения как можно дольше.

Уэлкам посмотрела на Неда с неодобрением — она была с ним явно не согласна. Нед проигнорировал ее взгляд, повернулся к Эмме и тепло улыбнулся.

— Ну так как, ты станешь моей женой?

У Эммы от удивления расширились глаза и задрожали руки. Нед готов был дать себе пинка за допущенную, пусть и невольно, бестактность. Эмма-то подумала, что он возвращается к сделанному ей прежде предложению, в то время как он всего лишь хотел узнать, согласна ли она сыграть роль его супруги во время визита ее брата.

— Ненадолго, на день-два, — торопливо добавил он. — Пока Джон не уедет.

— Джон вполне может решить, что ты недостаточно для нее хорош, — вмешалась Уэлкам.

— Вообще-то, я не так уж плох и вполне гожусь в мужья, — запротестовал Нед.

Эмма не обратила внимания на слова Уэлкам и обратилась к Неду:

— Я всесторонне обдумала этот вопрос и пришла к выводу, что терять мне и впрямь нечего. Это мой единственный шанс заполучить деньги, и если для этого мне необходимо обзавестись мужем — что ж, значит, так тому и быть. Уэлкам это хорошо придумала. К тому же мне доставит большое удовольствие созерцать на лице брата удивление по поводу того, что его неудачливой сестре удалось отхватить себе в мужья такого красавца.

Нед явно смутился и, чтобы скрыть неловкость, отошел к своему сараю, где присел в густой тени под навесом.

— За эти годы мне тоже пришлось немного приобщиться к актерскому ремеслу, так что я тебя не подведу.

Эмма, высмотрев в тени его смущенное лицо, улыбнулась, давая ему понять, что нисколько в его способностях не сомневается.

— Приезд Джона — серьезная помеха нашей затее. Впрочем, одно я знаю совершенно точно: каковы бы ни были его сомнения по поводу мотивов твоих поступков, в том, что ты мой муж, он не усомнится. Джон почитает себя великим знатоком человеческой натуры, и тебе необходимо сконцентрироваться на том, чтобы произвести на него наилучшее впечатление.

— Сделаем, — кивнул Нед.

— Моя же задача будет заключаться в том, чтобы убедить Джона в нежелательности посещения того земельного участка, о котором мы ему написали. Придется сказать, что его владелец — человек исключительно осторожный и жадный, а потому любопытство, проявленное третьим лицом к его собственности, может подвигнуть его на то, чтобы взвинтить цену. Джон способен на это клюнуть, поскольку сам жаден до чрезвычайности и сам бы так поступил на месте владельца.

Уэлкам бросила работать и с большим вниманием прислушивалась к их разговору, переводя взгляд с Неда на Эмму. Повернувшись к Эмме, она сказала:

— У меня такое впечатление, что вы, леди, пытаетесь из этой затеи извлечь нечто большее, чем деньги. — Когда Нед и Эмма с удивлением на нее воззрились, она поторопилась добавить: — Я не хочу сказать, что деньги не имеют для вас никакой цены. Напротив, деньги у вас стоят на первом месте, но они, деньги то есть, имеют обыкновение утекать сквозь пальцы. Вот вы себе и думаете: бог с ними, с деньгами, зато у меня до конца жизни останутся приятные воспоминания о том, как я обдурила братца. Что, разве не так? — Уэлкам разразилась низким, утробным смехом. — Но лично я никогда не испытывала ни печали, ни радости от содеянного. — Тут она резко замолчала, словно испугалась, что сказала лишнее.

— Интересно, что ты такого особенно хорошего могла сделать, чтобы испытывать от этого радость? — осведомился Нед.

Уэлкам сложила на груди руки.

— Что сделала, то сделала. Я всегда поступала как должно и всю жизнь работала как вол — и до отмены рабства, и после. Но даже на туфельки себе не скопила. Да, сэр, не скопила.

— Ну, это ты врешь. На туфельки, положим, деньги у тебя есть — и не на одну пару, — сказал Нед, думая о том, что в словах Уэлкам, как ни странно, имеется и рациональное зерно.

Деньги и впрямь были не единственной причиной, заставившей Эмму пуститься во все тяжкие, чтобы облапошить своего братца. За этим крылось что-то такое, о чем она не торопилась ставить в известность своих сообщников. Понадеявшись, что в один прекрасный день она все-таки ему об этом расскажет, Нед посмотрел на женщин. Эмма протянула руку и сочувственно потрепала Уэлкам по плечу. Негритянке это почему-то не понравилось, и она поторопилась отойти от Эммы.

— Не надо меня жалеть, леди, — сказала она. — Я этого терпеть не могу.

* * *

Чем меньше времени оставалось до приезда Джона, тем больше Эмма нервничала. Нед не раз спрашивал себя, почему эта женщина, державшаяся с таким завидным спокойствием даже в самых рискованных ситуациях, за те несколько дней, которые оставались до приезда брата, едва не довела себя до умопомрачения. Возможно, этому способствовало столкновение с братьями Майндерами, не вспоминать о котором она не могла, хотя с тех пор, как они вернулись в Налгитас, они ни разу не заговаривали о событиях того трагического утра. Однажды Нед попытался затронуть эту тему, но она отвела от него глаза и промолчала. Тогда он решил, что, если ей захочется об этом поговорить, она придет к нему с этим сама. Быть может, она замкнулась в себе по той простой причине, что хотела поскорее забыть ужасные подробности встречи с братьями Майндерами? Однако, основательно все обдумав, Нед пришел к выводу, что братья Майндеры тут ни при чем и сильнейшее внутреннее беспокойство, которое снедало Эмму и пик которого пришелся на пятницу, когда должен был приехать Джон Роби, напрямую связано с ее братом. Эдди не уставала повторять, что Джон Роби — человек низкий, и уже одно это избавляет ее от всякого чувства вины по поводу затеянной ими аферы. Вполне возможно, Эмма и впрямь боялась брата — в особенности того скандала, который мог разразиться в случае, если он разгадает ее игру. Конечно, на душевном состоянии Эммы могли сказаться и угрызения совести из-за того, что ей приходится обманывать родного брата, но Нед сильно в этом сомневался. По его мнению, Эмму никак нельзя было назвать человеком совестливым. И осознавать это было как-то странно.

Когда они дожидались на платформе поезда, Эмма от волнения ни минуты не могла постоять спокойно, зато Нед чувствовал себя на удивление легко и раскованно. Для него это было просто очередное дело — к тому же, по его представлениям, несложное, а главное, безопасное. Он не верил, что Джон Роби настолько глуп, чтобы стрелять в парня, которому взбрело в голову притвориться мужем его сестры. Кроме того, он знал, что фермеры не носят при себе оружия.

День был жаркий, и Нед, надевший костюм из черного тонкого сукна, чтобы произвести впечатление на «родственника», истекал потом. Когда жара окончательно его доконала, он присел на скамейку в тени, но Эмма продолжала расхаживать взад и вперед по платформе. На лбу у нее проступила испарина, но что было тому причиной — жара или нервозное состояние, — Нед сказать не смог. Интересно, что когда они ехали с ней по прерии в Джаспер, она так не нервничала. Пока они находились на платформе, Эмма несколько раз подходила к Неду и спрашивала, не опаздывает ли, по его мнению, поезд. Наконец она пристроилась на краешке лавочки рядом с Недом и наклонилась вперед, чтобы глянуть на уходившие к горизонту рельсы.

Нед попытался отвлечь ее от гнетущих мыслей.

— Ты уже думала над моим предложением?

— Над каким это? — озадаченно спросила Эмма. Потом, перестав суетиться, повернулась к нему и пристально на него посмотрела. — Ах, вот ты о чем, — сказала она, — о своем ранчо… — Она набрала в грудь воздуху, но, прежде чем успела произнести еще хоть слово, до них донесся свисток локомотива, и она снова вскочила на ноги. На лице у нее ясно читалось облегчение — то ли оттого, что ей не надо было отвечать на вопрос Неда, то ли оттого, что долгое ожидание подходило к концу. Второй вариант был для Неда предпочтительнее. И в самом деле, Когда поезд подошел к станции, она словно стала другим человеком — куда более спокойным и собранным, чем прежде.

С поезда сошли пятеро. Когда Эмма с шумом втянула в себя воздух, Нед проследил за ее взглядом и увидел морщинистого, с хитрыми глазами-бусинками человека, сразу же вызвавшего у него острую неприязнь. Но это был не Джон Роби, поскольку Эмма, дернув его за рукав, устремилась к черноволосому парню, который был на дюйм или два выше Неда и обладал мощным сложением. Нед даже удивился — до того этот парень показался ему привлекательным. Признаться, Нед ожидал увидеть на его месте настоящего злодея, но лицо у Джона Роби было очень приятное, с правильными чертами лица. «Именно такой тип мужской красоты и нравится женщинам», — подумал Нед, разглядывая приезжего. Впрочем, внешность этого человека не имела для Неда ровно никакого значения. Злодей Эрли Майндер, к примеру, тоже был хорош собой.

Джон взял Эмму за руки и с минуту пристально на нее смотрел. Потом Эмма высвободила руки, отступила от него на шаг и сказала:

— Джон, позволь представить тебе моего мужа мистера Уитерса. — Неду показалось, что слово «мужа» она произнесла с заметным трудом, оно словно прилипло у нее к глотке, но Джон ничего не заметил. Он повернулся к Неду и медленно, внимательно окинул его взглядом, как будто ощупывая, вбирая в себя каждую черту, каждую деталь его лица и фигуры. Потом он снова поднял глаза и, устремив взгляд на протянутую ему Недом руку, пожал ее, сильно сдавив при этом его ладонь. Его крепкое рукопожатие понравилось Неду, но вот глаза — не очень. Они были холодными и пустыми, как у опытного стрелка, вглядывающегося сквозь прорезь прицела в черное яблочко мишени.

— Его зовут Нед, — сказала Эмма, обращаясь к брату.

Знакомство получилось на редкость сдержанное и было напрочь лишено малейших проблесков человеческого тепла. Мужчины не обменялись даже привычными вежливыми фразами, не спросили друг у друга о здоровье и не завели никакого, даже самого пустячного разговора. Только стояли и смотрели друг на друга — пока другие пассажиры не разошлись, а кондуктор не крикнул свое привычное: «Внимание! Поезд отправляется».

— Полагаю, ты не откажешься немного выпить? В Налгитасе больше салунов, нежели приличных женщин, — сказал Нед, пытаясь разрядить ситуацию.

— Я в салуне о делах не разговариваю. Между тем я приехал сюда только для того, чтобы говорить о деле, — сказал Джон, после чего повернулся к Эмме: — И как часто ты после замужества посещаешь такие заведения?

Неда так и подмывало сказать, что Эмма регулярно надирается до положения риз, но он вовремя прикусил язык и предоставил отвечать на вопрос Эмме.

— Нет никакой необходимости говорить со мной в таком тоне. Я нашла для тебя выгодное предложение, и уже за одно это ты должен относиться ко мне с уважением. — Если они так разговаривают друг с другом в присутствии других людей, подумал Нед, то можно себе представить, какими «теплыми» словами они обмениваются, когда остаются наедине.

Джон поставил на перрон свой саквояж, сошел с платформы, зачерпнул пригоршню сухой земли, понюхал ее, после чего некоторое время наблюдал, как она сыпалась между пальцев. Нед сто раз видел, как эту операцию проделывали другие фермеры. Он и сам это проделывал, когда был мальцом и жил на ферме.

— Не слишком хорошая здесь землица для посевов, — сказал Джон.

— Это верно. Зато для ранчо — в самый раз.

— Я в работе на ранчо не разбираюсь, — сказал Джон.

— А я разбираюсь. Причем достаточно хорошо, чтобы понимать, какую прибыль может принести участок, который я тут себе присмотрел. Я бы и сам его купил, если бы денег хватило.

— Это все слова, — сказал Джон. — Я бы хотел взглянуть на эту землю собственными глазами.

— И что это тебе даст? Ты же сам сказал, что ничего не смыслишь в работе на ранчо, — вступила в разговор Эмма.

— Эмма, наверное, тебе уже писала, по какой причине мы не можем показать тебе участок. Так что тебе придется поверить мне на слово. Иначе сделка не состоится.

— На слово? Да я под твое ручательство и доллара бы не дал, — бросил Джон. — Я тебя совсем не знаю. Ты для меня — чужой.

— Зато я тебе не чужая, — сказала ему Эмма, — и ты отлично знаешь, какой у меня острый нюх на выгодное помещение капитала. Отец не раз об этом говорил, да и ты сам тоже. Что же касается Неда, то он опытный скотовод и построил свое ранчо, — тут она сделала паузу и игриво посмотрела на Неда, — наше ранчо, можно сказать, на пустом месте.

Джон так долго смотрел на Неда, что тому надоело играть в гляделки и он отвел глаза.

— Ты из богатой семьи? — спросил Джон.

— Я из Айовы, — ответил Нед.

— За северян небось сражался. Верно я говорю? — На мгновение лицо Джона словно обратилось в камень, и Нед подумал, что жесткость этого человека, вполне возможно, является следствием того, что приключилось с ним на войне. Но Эмма никогда не говорила ему, что ее брат был солдатом.

— В детстве я хотел поступить в армию барабанщиком, но отец мне этого не позволил. Тогда я убежал из дома, но вместо того, чтобы идти в армию, подался на Запад, — сказал Нед.

— С тех пор прошло больше двадцати лет. Чем же ты занимался все это время? — спросил Джон.

Нед про себя усмехнулся, представив себе, как бы отреагировал Джон, узнай он, что все эти годы его новоиспеченный «родственник» грабил банки. Впрочем, сказал он совсем иное:

— Был ковбоем в Техасе, потом некоторое время обретался в Колорадо. Тратил заработанное на выпивку и женщин. — Что ж, это, во всяком случае, была правда, пусть и не вся. — Однако перспектива стать вечным бродягой прерий меня не прельщала, я решил резко изменить свою жизнь, стал копить деньги и пять лет назад купил себе в этих краях ранчо. Без ложной скромности скажу, что оно процветает.

— Выпиваешь?

— Выпиваю, но понемногу.

Джон кивнул.

— Ты религиозный человек, не так ли?

Нед не знал точно, как отвечать на этот вопрос. Эмма ничего не говорила ему по поводу того, ходит ее брат в церковь — или нет. Поэтому он решил сказать правду:

— Не стану утверждать, что в здешней округе меня считают фанатично верующим. Но я стараюсь поступать с людьми по-христиански. Раз в месяц у нас проводят службу по католическому обряду, но я ее не посещаю, поскольку католиком не являюсь. — Нед неожиданно ощутил прилив вдохновения и продолжил: — Тем не менее нас с Эммой сочетал браком именно католический священник. Это единственный служитель церкви, который приезжает в Налгитас, и я подумал, что Эмме будет приятно венчаться у аналоя, пусть даже она принадлежит к другой конфессии. В любом случае все выглядело очень достойно. — Нед подмигнул Эмме, которая вспыхнула как маков цвет.

Пока Эмма в смущении разглядывала свои руки, Джон некоторое время на нее смотрел, ожидая, когда она поднимет на него глаза, но, поскольку этого так и не произошло, решил оставить эту тему и перевел разговор на другое:

— Говорят, неподалеку от этого города нашли золотишко. Это правда?

Нед снял шляпу и задумчиво поскреб в затылке.

— Как сказать? Старатели, конечно, в земле копаются, ищут что-то, но я сам добытого здесь золота не видел. За участок, который я хочу приобрести, цену назначили вполне приемлемую — даже больше чем приемлемую, но в нее не входит стоимость полезных ископаемых. Поэтому не в моих интересах поддерживать разговоры о всяких там золотоносных жилах, тем более что это большей частью обыкновенные сплетни. — Эмма ободряюще улыбнулась ему, и он понял, что все сказал правильно. До сих пор он мало верил в то, что Джон не проявит интереса к добыче ценных металлов.

Поднялся ветер и понес по улице пыль. Джон присел на край платформы и прижал ладони к глазам. Казалось, дорога и весь этот разговор сильно утомили его и выбили из колеи. Эмма присела рядом с ним и стала массировать ему шею. Неда удивила ее заботливость по отношению к человеку, с которым она совсем еще недавно обменивалась колкостями.

— Похоже, у тебя опять разболелась голова, — сказала Эмма брату. — Сейчас мы отведем тебя в отель и проследим за тем, чтобы там натерли сырой картофель и приготовили тебе припарки. Мы с Недом остановились в пансионе, но поскольку свободных комнат там больше нет, тебе придется провести ночь в здешней гостинице. — Эмма повернулась к Неду: — У Джона бывают приступы мигрени, которые усиливаются от яркого солнечного света. В такое время ему предпочтительнее находиться в затемненном помещении. — Потом она беззвучно, одними губами добавила: — Это все война.

Неду было наплевать на головные боли Джона. Главное, думал он, чтобы болезнь не отбила у него охоту вкладывать денежки. Правда, поразмыслив немного, он решил, что мигрень может оказаться им с Эммой на руку, поскольку приступ не мог не отразиться на способностях Джона здраво оценивать происходящее.

— У нас мало времени. Лучше всего покончить с этим делом прямо сейчас.

Когда Джон поднял на Неда глаза, стало ясно, что он сильно страдает от боли.

— Я согласен, — сказал он.

— В таком случае выкладывай денежки. Как ты знаешь, за участок нам предстоит расплачиваться наличными, — сказал Нед. — Пока Эмма будет делать тебе припарки, я отнесу их в безопасное место.

Продолжая прижимать руки к глазам, Джон некоторое время раскачивался из стороны в сторону, как китайский болванчик. Потом он поднялся на ноги, опустил руки и сказал:

— Перед этим я хотел бы взглянуть на твои деньги.

— Что такое? — удивился Нед.

— Мне хотелось бы полюбоваться на твои пять тысяч семьсот пятьдесят долларов. Уж если мы должны вносить равные доли, я должен убедиться, что у тебя имеется в наличии такая же сумма.

— Я не ношу при себе такие деньги, — запинаясь, пробормотал Нед. — Надеюсь, ты понимаешь, что это рискованно?

— Понимаю, но продолжаю настаивать на своем требовании.

Эмма с тревогой посмотрела на Неда, потом перевела взгляд на брата.

— Уверяю тебя, у него есть эти деньги. Я сама их видела, — сказала она, положив руку на плечо Джона.

Джон стряхнул руку Эммы со своего плеча и впился светло-голубыми, похожими на две острые льдинки глазами в лицо Неда.

— Ты что — считаешь меня полным идиотом?

Маячившее за плечом у Джона лицо Эммы исказилось от волнения.

— Ты увидишь эти деньги, Джон, но позже. Завтра утром мы с Джоном сядем на поезд и поедем в Джаспер, где и завершим сделку. Продавец участка души во мне не чает и говорит, что вести со мной дела для него истинное удовольствие. Дай мне свои деньги. Мы присоединим их к деньгам Неда и завтра утром на вокзале покажем тебе всю сумму полностью.

— В таком случае я передам тебе свои деньги завтра утром.

Эмма, чтобы успокоиться, несколько раз глубоко вздохнула.

— Нам бы не хотелось, чтобы передача денег происходила под взглядами шляющихся по вокзалу подозрительных типов. Если ты отдашь мне деньги сейчас, я так их запакую, что воров в поезде можно будет не опасаться.

— Меня мало беспокоят воры в поезде, — ледяным голосом процедил Джон. — Мне важно, чтобы меня не обворовали до отхода поезда.

— Неужели ты подозреваешь меня — свою сестру? — осведомилась Эмма таким же холодным, как у Джона, голосом.

— Я подозреваю человека, которого увидел сегодня впервые в жизни. Я готов заключить с ним сделку, но требовать от меня, чтобы я отдал ему в руки еще и свои деньги, значит требовать от меня слишком многого. Завтра утром, когда я пересчитаю его доллары — а он пересчитает мои, — мы с ним передадим весь объединенный капитал тебе. Но путешествовать тебе придется в одиночестве. Полагаю, особых хлопот эта поездка тебе не доставит. Ты же сама говорила, что продавцу участка нравится вести с тобой дела. Мы же с Недом останемся здесь и будем дожидаться твоего возвращения. Надеюсь, ты понимаешь, что, если вы с Недом поедете вместе, он может воспользоваться этим к своей выгоде?

Джон замолчал, содрогнувшись от очередного приступа боли, и прижал руку к правому глазу. С минуту так постояв, он нагнулся, взял с платформы саквояж и спросил у Неда, как пройти в местную гостиницу. Напоследок он сказал:

— Встретимся завтра на этом месте за несколько минут до отхода поезда на Джаспер. Если вас на вокзале не будет, я дождусь следующего поезда и уеду к себе в Канзас. — Не прибавив больше ни слова и даже не попрощавшись, Джон двинулся к центру города. По пути он миновал «Чили-Квин», на который, впрочем, не обратил никакого внимания.

Когда Джон удалился, Нед перевел дух и присел на платформу.

— Ну и дела! — воскликнул он. — В жизни не встречал более неприятного типа.

Эмма опустилась рядом с ним на платформу и, поскольку ветер все усиливался, аккуратно подоткнула вокруг себя юбки.

— Глупая все-таки это была затея. Мне следовало иметь в виду, что Джона обмануть не так просто. Если бы сейчас со станции отходил поезд, я села бы на него, даже не спросив, куда он направляется.

Нед с удивлением на нее посмотрел.

— Ты что — готова все бросить?

— А что мне еще остается?

Нед не ответил ей. Наклонившись вперед и просунув между колен ладони, он некоторое время о чем-то напряженно размышлял.

— Как думаешь, твой брат не станет ходить по городу и расспрашивать о нас?

— Не станет, — поспешно сказала Эмма. — Он человек замкнутый и необщительный. Кроме того, у него приступ, а коли так, то из комнаты он точно не выйдет. Подержит ноги в горячей воде, приложит к больному правому глазу припарки, налепит на запястья и на шею горчичный пластырь, а потом задернет шторы, заберется в постель и будет лежать в полной темноте до утра. Когда его одолевают боли, он почти ничего не ест и не пьет. Ему бывает так плохо, что он даже говорить иногда не в состоянии, а уж ходить — и подавно. К тому же он опасается людских насмешек и не станет наводить справки о нас еще и по этой причине. Больше всего на свете он боится, что его выставят дураком. Кстати сказать, я очень на это рассчитывала, когда обдумывала эту аферу. — Эмма поднялась на ноги и оправила на себе платье и чепец. — Надеюсь, Эдди позволит мне провести еще одну ночь в своем заведении? Уж больно мне не хочется случайно столкнуться в гостинице с братом.

— Значит, ты готова сдаться и принести в жертву все наши планы? — спросил Нед.

Эмма прикоснулась к его руке и мягко сказала:

— Остается только надеяться, что Джон из-за болезни неясно сформулировал свою мысль. Потому что в противном случае нам остается одно: ограбить ночью банк, чтобы утром продемонстрировать ему эти пять тысяч семьсот пятьдесят долларов. Иначе нам до его денег не добраться.

Пока Нед, опустив голову и глядя на землю у себя под ногами, предавался невеселым размышлениям, Эмма неожиданно взяла его за руку и несильно ее сжала.

— Глупо было с нашей стороны рассчитывать на эти деньги, — сказала она. — Хотя, не скрою, мне было приятно думать о том, как мы с тобой могли бы ими распорядиться. — Эмма ласково ему улыбнулась. — Мысль о том, что мы могли бы быть вместе, будет согревать меня еще долгие годы.

Нед глубоко вздохнул и поднял голову.

— А что, если я раздобуду эти деньги? Что, если я принесу все эти пять тысяч семьсот пятьдесят долларов на вокзал и покажу твоему брату? Ты согласишься тогда поехать со мной на ранчо в Колорадо? — Покраснев из-за охватившего его сильного смущения, он спросил: — Скажи, ты выйдешь за меня замуж?

Довольно долго Эмма всматривалась в расстилавшееся перед ними пространство. Темнело, и лежавшие на западе холмы окрасились в цвет индиго. Эмма развязала ленты, сняла капор и стала обмахиваться, с шелестом разгоняя им перед собой воздух.

— Я в жизни еще столько на одну карту не ставил, — сказал Нед, нарушая затянувшееся молчание. — Я так хочу завладеть этим ранчо, что готов убить всякого, кто попытается мне помешать, — даже твоего брата. И я предлагаю тебе жить на этом ранчо со мной. — Нед метнул в ее сторону быстрый хитрый взгляд. — После того, разумеется, как мы побываем у священника.

Эмма повернулась, одарила его пристальным взглядом и сказала:

— Со всем этим придется подождать до лучших времен.

Нед взял ее за руку.

— Нет, я хочу услышать твой ответ немедленно.

У Эммы на лице проступило смущение.

— Разве это так уж для тебя важно?

— От этого зависит успех всей этой затеи с твоим братом. Я должен получить от тебя ответ.

Эмма отвела глаза и долго молчала. Потом, вздохнув, сказала:

— Думаю, если бы могли купить вместе это ранчо, то я бы пошла за тебя. — Она печально улыбнулась. — Спасибо за предложение. Надеюсь, ты вспомнишь, что очень мне нравишься, и однажды простишь меня.

Нед подумал, что Эмма говорит довольно странные вещи, но был слишком взволнован и обрадован, чтобы задуматься над ее словами.

— Ну так вот! Хочу довести до твоего сведения, что у меня есть эти деньги. Более пяти тысяч долларов спрятано в сарае на заднем дворе «Чили-Квин». Я добыл их грабежом. Соединив их с теми деньгами, которые мы взяли у братьев Майндеров, мы наберем нужную сумму. — Нед схватил ее за руку и расплылся в улыбке. Он был наверху блаженства: сделал предложение руки и сердца и получил согласие. Теперь они с Эммой уедут в Колорадо и будут жить на ранчо среди гор до скончания своих дней. Нед притянул Эмму к себе и нежно поцеловал. Эмма ответила ему неожиданно горячим поцелуем, потом отодвинулась и огляделась. Вокруг никого не было видно. Тогда Эмма наклонилась к нему и снова его поцеловала.

* * *

По пути в «Чили-Квин» Нед рассказал Эмме о том, что он задумал. Если разобраться, Джон, сам того не ведая, предоставил им обоим отличную возможность ускользнуть с деньгами из Налгитаса. Завтра утром на вокзале они с Джоном отдадут все деньги Эмме, и она сядет на поезд, уходящий в Джаспер — то есть поступит так, как того хотел Джон. Но Нед, вместо того чтобы дожидаться ее возвращения в Налгитасе, сядет на коня и, как только ему удастся отделаться от Джона, помчится в Джаспер. Поскольку поезд не идет прямиком в Джаспер, а сворачивает на север к поселку Уот-Чир, Неду, вполне возможно, удастся приехать в Джаспер еще раньше Эммы и встретить ее на платформе. Джон будет ждать возвращения Эммы до следующего дня; на то, чтобы добраться до Джаспера, у него уйдет еще один день, таким образом, у них будет два дня в запасе. Но, скорее всего, им это не понадобится. Джон наверняка решит, что они подались дальше на Запад. Ему и в голову не придет, что они отправятся на лошадях в Колорадо.

— Бери с собой только те вещи, которые можно увезти на поезде, — сказал Нед. — С остальными придется распрощаться. Эдди, по всей видимости, будет пребывать после нашего отъезда в дурном настроении и вряд ли пошлет тебе вдогонку твой сундук.

— Ты расскажешь Эдди о наших планах? — спросила Эмма, когда они свернули к «Чили-Квин», замедляя шаги, чтобы успеть обо всем договориться, прежде чем они окажутся перед его порогом.

— Позже. Когда дело будет сделано. Перед самым отъездом, — сказал Нед. Он не хотел, чтобы Эдди спутала ему карты. Кроме того, у него было предчувствие, что она знает о его слишком теплых чувствах к Эмме.

Когда они вошли в дом через заднюю дверь, Эдди на кухне не было, и уже за одно это Нед был благодарен судьбе. Проститутки сидели в гостиной, и Нед слышал их смех и громкий голос Эдди. Эмма, казалось, целиком ушла в себя, но этого и следовало ожидать. Как-никак ей предстояло ограбить собственного брата, а потом выйти замуж за грабителя Неда Партнера. Этого хватило бы с лихвой любой женщине. Она сказала Неду, что ей надо собрать вещи, после чего удалилась в спальню и захлопнула дверь. Неду тоже предстояло собраться. Он двинулся было к сараю, но налетел на Уэлкам.

— Мои деньги у тебя? — с ухмылкой спросила она.

— Завтра получишь, — резко сказал Нед. — Он должен передать нам деньги на вокзале, и тогда я отдам тебе твою долю сполна.

— Только не надо важничать, — сказала Уэлкам. — Я сегодня заработала столько же, сколько ты, то есть ровным счетом ничего.

— Без меня, женщина, тебе не видать денег как ушей своих.

Уэлкам небрежно махнула рукой:

— Иди уже. А то разговорился тут, что твой белый проповедник. Слушать противно. — Она открыла дверь кухни и исчезла за ней.

Нед вошел в сарай и отпер дверцу своей комнатки, где стояла его кровать и хранились его вещи. Ему предстояло решить, что взять с собой — Эдди вряд ли отправила бы ему вслед его сундук, — но это его не слишком волновало. За четыре года, которые он провел в «Чили-Квин», вещами он отнюдь не оброс. Открыв сундук, он извлек из него фотографию своей семьи и некоторое время ее рассматривал. Как только они с Эммой обоснуются, он напишет сестре Элис и расскажет ей, где его искать. Возможно, он даже пригласит ее в Колорадо. При этой мысли он улыбнулся. После двадцати лет странствий он наконец снова обретет семью. Даже, быть может, свою собственную. До тех пор, пока он не познакомился с Эммой, такого рода мысли просто не приходили ему в голову. Интересно, сможет ли Эмма родить? Она говорила, что в этом году ей стукнуло тридцать пять, а это, если разобраться, не так уж и много. Его мать рожала детей — «щенков», как выражался его отец, — когда ей было уже за сорок. Внезапно у него возникла мысль, что он и сам был бы не прочь заиметь сына или даже двух. Но если Эмма рожать не сможет — что ж, значит, так тому и быть.

Нед закатал свои вещи вместе с фотографией в два одеяла, потом для верности перетянул скатку ремнями. Находившиеся в комнате седельные сумки он наполнил всевозможными мелочами, которые могли пригодиться ему в дороге, позаботившись оставить место и для провизии. Положив оставшиеся вещи назад в сундук, он приподнял половицу, вынул кожаную сумку, развязал стягивавшие ее ремни и высыпал ее содержимое на помещавшуюся у стены узкую койку. Добавив к груде долларов деньги, взятые из банка в Джаспере, он пересчитал свою кассу и разделил деньги на пять пачек по тысяче долларов в каждой. Шестая пачка, поменьше, содержала семьсот пятьдесят долларов. Оставшиеся деньги — что-то около пятисот долларов — он положил в карман рубашки. Уложив в сумку ровно пять тысяч семьсот пятьдесят долларов, Нед вернул ее в тайник.

К тому времени, когда Нед закончил сборы, солнце уже зашло, и Неду захотелось есть. Выйдя из сарая, он направился на кухню, где обнаружил оставленную Уэлкам кастрюлю с «тамале» и две тарелки. Он сел за стол и, не зажигая света, основательно закусил. Потом он подумал, что было бы неплохо отнести тарелку «тамале» Эмме, но, увидев на полу пустую бутылку из-под виски, отказался от этой идеи. Вполне возможно, что сегодня вечером Эмма нуждалась в виски куда больше, чем в пище. В виски и в крепком сне. Глянув на запертую дверь, которая вела в комнату Эммы, он еще больше утвердился в этой мысли и решил ее не беспокоить. Завтра их ожидал трудный день, и ей было необходимо как следует отдохнуть. Дав волю воображению, Нед попытался представить себе, как она выглядит в ночной рубашке и чепце, и улыбнулся. Продолжая улыбаться, он скрутил сигарету, закурил, откинулся на спинку стула и некоторое время сидел без движения, попыхивая дымком и прислушиваясь к доносившимся из гостиной раскатам смеха и женскому визгу. Ему показалось, что он слышит голос Эдди и звон бокалов. «Надо будет сказать Эдди, чтобы она поставила в гостиной фортепьяно и наняла пианиста», — подумал Нед. В следующую минуту, однако, ему пришло в голову, что он, возможно, никогда ее больше не увидит, и задумался, будет ли он, Нед, скучать по легкой, бездумной жизни, которую вел в этих гостеприимных стенах. Впрочем, он был уверен, что не будет — ведь судьба предоставила ему шанс осуществить свою мечту — уехать с Эммой в Колорадо.

Свернув себе еще одну сигарету, он поднялся с места, подошел к окну и выглянул наружу. На небе в окружении бесчисленных звезд сияла неполная луна. Нед удовлетворенно кивнул: это предвещало хорошую погоду, которая им с Эммой ой как понадобится, поскольку весь следующий день и вечер им предстояло провести в седле. Потом Нед заметил, как к лачужке, в которой обитала Уэлкам, метнулась какая-то тень, и решил, что это, скорее всего, собака или забредший из прерии койот. Распахнулась покосившаяся дверь, из лачужки вышла Уэлкам и быстро зашагала в сторону города. «Куда это, интересно знать, она так торопится на ночь-то глядя?» — подумал Нед, но, выйдя во двор, сразу же выбросил Уэлкам из головы. Вдохнув напоенный ароматом шалфея воздух, он швырнул окурок сигареты в грязь и направился к сараю. Пока что у Неда Партнера все складывалось на редкость удачно, как говорится, тип-топ, и настроение у него было превосходное.

Хорошее настроение не покинуло Неда и на следующее утро, хотя всю ночь его мучили кошмары и спал он плохо. Возложив вину за дурно проведенную ночь на воспоминания о братьях Майндерах и понадеявшись, что Эмма спала более спокойно, он оделся и двинулся по тропинке к «Чили-Квин». К большому своему неудовольствию, он обнаружил на кухне Эдди, которая, казалось, только его и дожидалась. Потом он подумал, что она, скорее всего, вообще еще не ложилась, так как на ней было платье, украшенное мелкими цветными перышками, стеклярусом и прочей мишурой. У печи суетилась Уэлкам, занимавшаяся приготовлением завтрака, состоявшего из яичницы и жареных бараньих ребрышек.

— Уэлкам сказала мне, что ты еще не получил деньги, — жалобно пропела Эдди. Вид у нее был несколько помятый.

— Деньги будут, — веско сказал Нед. — Сегодня на вокзале брат Эммы передаст нам всю оговоренную в письме сумму. Потом Эмма поедет в Джаспер. Мы сказали Джону, что нам необходимо подписать там кое-какие бумаги для завершения сделки.

Уэлкам поставил перед Эдди тарелку с яичницей, но Эдди пододвинула ее Неду и наклонилась вперед, едва не касаясь полуобнаженной грудью поверхности стола.

— А ты с ней поедешь? — спросила Эдди.

Нед покачал головой и, вооружившись вилкой, принялся за яичницу.

— Значит, ты настолько ей доверяешь, что позволишь взять все деньги с собой? — прищурилась Эдди.

Нед бросил взгляд в сторону спальни Эммы, но дверь по-прежнему была плотно закрыта.

— Ее брат не хочет, чтобы я ехал вместе с ней. Но если ты ставишь вопрос о доверии, скажу так: да, я ей верю. Она перешлет то, что нам причитается, по почте. В противном случае я сам выплачу вашу долю.

Эдди презрительно фыркнула и махнула Уэлкам, чтобы та подавала завтрак и ей.

— Я не спала почти всю ночь, но пила мало, а потому сегодня у меня неожиданно прорезался аппетит. — Сообщив это негритянке, Эдди снова повернулась к Неду. — Неужели этот человек так вот запросто отдаст вам свои деньги?

Скрипнула дверь, и из спальни вышла одетая в дорожный костюм бледная, невыспавшаяся Эмма. Судя по всему, ей удалось подслушать их беседу, так как она сразу же включилась в разговор:

— Неду придется предъявить Джону свою долю общего капитала. Если помните, я писала Джону, что мой муж при покупке участка возьмет половину всех расходов на себя, — сказала Эмма. — Брату потребовались доказательства, и тут Нед мне шепнул, что у него припрятана нужная сумма.

Нед был недоволен, что Эмма затронула эту тему, и он перевел взгляд на Эдди, которая с чрезвычайно хмурым видом разглядывала стоявшую перед ней чашку с кофе. Потом, совершенно неожиданно, лицо у нее просветлело.

— Я была бы не прочь увидеть все это собственными глазами, — сказала она, а потом повернулась к Уэлкам: — А ты? Тебе хотелось бы полюбоваться на эту сцену?

Уэлкам посмотрела сначала на Эдди, а потом на Эмму. Вместо того чтобы отвечать на вопрос Эдди, она спросила у Эммы, будет ли та завтракать. Эмма отрицательно покачала головой.

— Не понимаю, с какой стати нам тащиться на вокзал? — спросила Уэлкам у Эдди. — Мы будем там только мешать.

— Не будем. Встанем где-нибудь в сторонке и посмотрим, что произойдет, — ответила Эдди. — Не знаю, как ты, но я должна это видеть.

Нед забеспокоился. Он не хотел, чтобы вмешательство Эдди испортило задуманную им игру. Эмме тоже этого не хотелось, и она сказала, что появление на вокзале Эдди и Уэлкам может вызвать у ее брата ненужные подозрения. Эмма также сказала, что у Джона хорошая память на лица и он почти наверняка запомнил Эдди, поскольку на станции в Палестине успел неплохо ее рассмотреть. Тут уже забеспокоилась негритянка, которая не преминула заметить Эдди, что ее чрезмерное любопытство может обойтись ей, Уэлкам, в двести пятьдесят долларов.

Но Эдди отмела все их возражения небрежным взмахом руки и заявила, что они не смеют ей указывать, как она должна поступать. Она сказала, что имеет полное право ходить на вокзал когда ей вздумается. Потом она добавила, что оденется так же скромно, как Эмма, а в таком виде ее не только Джон, но даже вчерашние клиенты не признают. Короче говоря, что бы Нед, Эмма и Уэлкам ей ни говорили, Эдди продолжала упрямо стоять на своем.

Тогда Нед сделал единственное, что было возможно при сложившихся обстоятельствах, — включил Эдди в выстроенную им схему. Если разобраться, эту идею подала Эмма. Она предложила сказать Джону, что Эдди — хозяйка пансиона, в котором они остановились. Подслушав якобы их разговор о пяти тысячах долларов, которые они должны отнести на вокзал, она, несмотря на все их возражения, выразила желание их туда сопроводить, чтобы лично убедиться в том, что они благополучно добрались до станции и их никто не ограбил. В соответствии с замыслом Эммы Эдди должна была предстать в глазах Джона этакой взбалмошной бабенкой, которая растрезвонила бы на весь город об их деньгах, если бы Нед и Эмма не согласились взять ее в провожатые.

Эдди прошла в спальню и велела Уэлкам принести ей горячей воды. Уэлкам из большого чайника налила в миску кипятку, отнесла Эдди и, выйдя из комнаты, плотно прикрыла за собой дверь. Эдди просидела в спальне так долго, что Неду пришлось постучать в дверь и крикнуть, что если она не выйдет, то они отправятся на станцию без нее. Наконец появилась Эдди, которая и впрямь выглядела точно так же скромно и непритязательно, как Эмма. Она надела выцветшее платье из ситца, придававшее ей довольно унылый вид, соломенную шляпу с отогнутыми книзу полями, которые почти полностью скрывали от посторонних взглядов ее медно-рыжие волосы, и взяла в руки отвратительную плетеную сумочку, напоминавшую корзинку для пикника. Эдди сказала правду: вчерашние клиенты вряд ли бы удостоили ее теперь хоть одним взглядом. Более того, если бы они с Недом встретились сейчас на улице, то он не узнал бы ее и прошел мимо.

Джон сидел на лавочке рядом с депо, когда на перроне появилась процессия, состоявшая из трех женщин и шествовавшего во главе Неда, который нес тяжелый саквояж Эммы. Джон поднялся на ноги и некоторое время с недоумением созерцал маленькую компанию, переводя взгляд с Неда и Эммы на Эдди и Уэлкам. Было ясно, что появление незнакомых женщин не вызвало у него ни малейшего энтузиазма.

— Это кто ж такие? — спросил наконец он.

— Доброе утро, Джон, — сказала Эмма. — Надеюсь, мигрень прошла?

— Почти, — буркнул он.

— На следующий день после приступа мигрени Джон становится ужасно раздражительным и почти ничего не ест. Единственное, что не вызывает у него отвращения, — это бренди с сахаром. Кстати, ты поел хоть что-нибудь?

— Пожевал немного хлеба с медом и выпил два сырых яйца. — Джон помахал в воздухе рукой, как бы отметая неприятный для него разговор о болезни. — Ты хочешь, чтобы я во второй раз осведомился у тебя, кто эти женщины?

Эмма опустила глаза и промямлила:

— Это миссис Френч — хозяйка пансиона, в котором мы остановились, и ее служанка Уэлкам.

Эдди, жеманясь, многозначительно посмотрела на Джона. С некоторых пор жеманство стало ее второй натурой, и с этим она ничего уже не могла поделать. Уэлкам, услышав свое имя, радостно осклабилась, демонстрируя все свои тридцать два белых зуба. Нед не мог не отметить, что поверх платья она повязала свежевыстиранный, тщательно отутюженный фартук.

Нед открыл было рот, чтобы попытаться объяснить появление Эдди и Уэлкам, но его выручила Эмма. Она отвела Джона в сторону и, оживленно жестикулируя, принялась что-то ему втолковывать. Последнюю фразу она произнесла на повышенных тонах, и ее окончание — что-то вроде «какая тебе разница?» — долетело до слуха остальных сообщников. После этого Джон одарил Эдди и Эмму мрачным взглядом и больше никакого внимания на них не обращал.

— Я принес деньги, — сказал Нед. Он обратился к Джону вполголоса, будто опасаясь, что его могут подслушать, хотя на платформе, кроме них с Джоном и трех женщин, никого не было. Потом Нед снял с плеча кожаную сумку с деньгами, которую он достал перед уходом из тайника, и поставил ее на платформу у ног Джона. Джон, в свою очередь, извлек из внутреннего кармана пиджака огромный бумажник и протянул его Неду. После этого мужчины словно по команде отвернулись друг от друга и принялись пересчитывать деньги.

— Здесь вся оговоренная нами сумма? — сказал Джон, поворачиваясь к Неду и указывая кивком головы на сумку.

— Неужели ты думаешь, что я могу обмануть брата собственной жены? — осведомился Нед. Он уже успокоился и полностью держал свои чувства под контролем, как это всегда бывало, когда он приступал к делу. — Это каким же надо быть негодяем, чтобы обкрадывать своих родственников, верно?

Джон ничего не ответил. Забрав у Неда свой бумажник, он вместе с сумкой Неда передал его Эмме. Эмма попыталась было втиснуть эти два предмета в свою сумку, но Эдди, которая следила за ее манипуляциями во все глаза, сдвинула брови и нахмурилась. Потом она приоткрыла рот, словно желая что-то сказать, потом снова его закрыла, но под конец все-таки не выдержала и разразилась прочувствованной тирадой.

— Я не хотела вмешиваться, но ты просто напрашиваешься на то, чтобы тебя обчистили. Разве можно носить такие деньги в обыкновенной дамской сумке, зная наверняка, что в поезде постоянно крутятся грабители, воры и карманники? У меня самой в этом же поезде вытащили из сумочки двадцать долларов. Нет, так дело не пойдет. Тебе надо как следует запаковать эти деньги и спрятать их под платье.

— Что? — растерялась Эмма.

Эдди достала из кармана большой черный шелковый платок и вручила его Эмме, которая, расправив платок и положив пачки с деньгами в середину, обмотала вокруг них концы платка, сделав подобие свертка. Сверток получился на редкость неуклюжий, и Эдди, покачав головой, отобрала у Эммы платок и деньги и сделала сверток заново, аккуратно стянув концы платка в узелок. Потом она сняла с шеи длинный шелковый шарф и попросила Эмму поднять руки.

— Сейчас мы привяжем этот узелок к тебе, — сказала она. Задрав на себе кофточку, она приложила сверток к своему животу, чтобы показать Эмме, как все это будет выглядеть. Потом она жестом снова велела Эмме поднять руки и прижала сверток к высокому корсажу юбки под грудью. Перехватив откровенно заинтересованный взгляд Неда, Эдди выразительно кашлянула:

— Между прочим, она прежде всего леди, а потом уж — твоя жена.

Нед явно смутился. Джон, по-видимому, тоже, поскольку они оба, не сговариваясь, отвели глаза и стали смотреть в сторону.

Эдди задрала у Эммы кофточку и примотала узелок к ее талии своим шелковым шейным шарфом, но, поскольку шарф был скользкий, как и сам узелок с деньгами, полученный результат ее не устроил. Поэтому она открыла свой ридикюль и, порывшись в нем, достала кошель из ковровой ткани, скроенный в виде почтового конверта. Высыпав из него монетки себе в сумку, она положила в него завернутые в платок деньги и закрыла клапан. Потом приложила шершавый на ощупь кошель к животу Эммы и крепко привязала его к телу, дважды закрутив шарф вокруг талии и сделав такой тугой узел, что развязать его не было никакой возможности. Для того чтобы извлечь кошель, шарф пришлось бы разрезать ножом. Теперь карманникам и любителям дамских сумочек было до денег Эммы не добраться. Но Эдди, проделывая все эти манипуляции с Эммой, думала не только о том, чтобы обезопасить ее от воров. Она, по глубокому убеждению Неда, преследовала и другую цель: хотела превратить путешествие Эммы в Джаспер в настоящее испытание, поскольку за время пути грубый кошель должен был основательно натереть ей кожу. Нед, впрочем, был уверен, что Эмма никаких претензий по этому поводу высказывать не станет. За последнее время ей пришлось много пережить, поэтому едва ли она станет обращать внимание на такое небольшое неудобство. Одни лишь приятные размышления о том, как и на что она с Недом потратит находящиеся при ней деньги, должны были заставить ее позабыть о любом дискомфорте.

— Выглядишь ты вполне нормально, хотя кое-кто, конечно, может теперь назвать тебя толстухой, — сказала Эдди, сдабривая улыбкой это не слишком лестное замечание. — Желаю тебе доброго пути, дорогуша. — Эдди неожиданно приподнялась на носках и чмокнула Эмму в щеку. — Когда вернешься, обязательно угощу тебя пирогом с заварным кремом.

Подошел поезд. Джон передал Эмме билет в одну сторону до Джаспера и сказал, что обратный билет они с Недом должны приобрести за свой счет, после чего все пятеро прошли к вагонам. Эмма сказала, что вернется на следующий день.

— Будь осторожна, дорогая, — пробормотал Нед, вспоминая о том, что он как-никак муж Эммы. Последние несколько минут его мучил вопрос, следует ли ему поцеловать Эмму на прощание, но потом, заметив, с каким напряженным вниманием поглядывают на него Джон и Эдди, решил от этого воздержаться. Эмма забралась в вагон, отыскала себе свободное место и, прислонившись к оконному стеклу, помахала оставшимся на перроне людям. Поезд начал медленно набирать скорость.

Когда стук колес почти затих вдали, Джон повернулся к Неду и сказал:

— Мне нужно купить настойку опия от головной боли. Есть здесь поблизости аптека?

— Я вас провожу, — вступила в разговор Уэлкам. — Все равно мне надо идти на рынок.

Нед, услышав про аптеку, обрадовался, хотя и старался особенно этого не показывать. Он-то думал, что брат Эммы будет таскаться за ним целый день как привязанный; но если Джон примет опий, ему, скорее всего, снова придется лечь в постель. А это означало, что он, Нед, мог отправляться хоть в Джаспер, хоть к черту.

— У меня есть кое-какие дела. Если к вечеру я с ними управлюсь, то зайду за тобой в отель — вдруг тебе захочется прогуляться или пообедать в ресторане? Надеюсь, ты любишь треску с жареным картофелем? — осведомился Нед.

Ему стоило большого труда не расплыться в довольной улыбке. К вечеру он уже будет за десятки миль от Налгитаса.

Поскольку Джон ничего не ответил, Нед заговорил снова:

— Но если ты будешь чувствовать себя неважно и тебе не захочется подниматься с постели, я попрошу миссис Френч прислать к тебе Уэлкам с кастрюлькой наваристого мясного бульона.

— Я сам позабочусь о себе, — буркнул Джон. — Так что заходить за мной необязательно. Встретимся завтра на перроне перед приходом поезда. Когда Эмма вернется, поговорим о покупке скота. Но только втроем. — Он со значением посмотрел на Эдди, как бы давая понять, что ее присутствие здесь нежелательно. — Ну ты — пойдем, что ли? — обратился он к Уэлкам.

— Пойдем, пойдем, разомнем ноженьки, — с готовностью закивала Уэлкам и, пристроившись к Джону, быстро пошла с ним по направлению к городу.

Нед и Эдди неспешным шагом двинулись к «Чили-Квин».

— Мне сегодня нужно будет уехать, — сказал Нед, когда они подошли к дому.

Эдди поставила ногу на ступеньку крыльца и сняла шляпу.

— Ты назад-то вернешься, а, Нед?

— Ясное дело. С чего бы это мне исчезать? — ухмыльнулся Нед.

— Я всерьез спрашиваю, — сказала Эдди. Голос у нее при этом дрогнул.

Нед придвинулся к ней чуть ближе. Поскольку Эдди стояла на ступеньке, он мог смотреть ей прямо в глаза, которые в эту минуту блестели от слез. Чувство справедливости, не до конца еще выветрившееся из его души, взывало к тому, чтобы он сообщил Эдди всю правду. Отведя от нее глаза, он сказал:

— Ну а если всерьез, то скажу тебе честно: сомневаюсь, что мы когда-нибудь еще свидимся.

— Я это чувствовала, — сказала Эдди, и голос у нее сорвался.

Неду не хотелось заводить с Эдди бесконечный, мучительный, а главное — совершенно бесполезный разговор, и он поспешно сказал:

— У нас с тобой были хорошие времена, Эдди. Я бы даже сказал, это было лучшее время в моей жизни. Ты всегда мне очень нравилась, и я очень тебе благодарен за те радости, которые ты мне подарила. Но мы с самого начала договорились, что не будем вместе вечно, так что если у меня и были кое-какие планы на этот счет, то я давно уже их оставил. Ты сама мне сказала, что постоянные отношения тебе не нужны. — Нед поднял глаза и снова на нее посмотрел. — Я пришлю тебе твою долю, не сомневайся. В этом ты можешь на меня положиться.

Эдди кивнула, принимая его слова к сведению, и долго на него смотрела; при этом по ее пухлым щекам катились слезы. Потом она попыталась что-то сказать, но сразу же замолчала и, резко повернувшись, вошла в дом, захлопнув за собой дверь. Тем самым она не только отгораживалась от Неда, но как бы подводила черту под их добрыми отношениями, продолжавшимися четыре года, и Неду открывать дверь в дом и вновь переступать эту черту не хотелось. Тем не менее он собирался поступить с обитателями дома по справедливости. Что бы ни случилось, он пошлет Уэлкам обещанные ей двести пятьдесят долларов, а Эдди — так целых пятьсот, то есть вдвое больше той суммы, на которую она рассчитывала.

— Прощай, Эдди, — негромко сказал Нед и, повернувшись на каблуках, пошел к сараю. Забрав скатку и седельные сумки, он зашел на кухню, чтобы взять немного провизии, потом оседлал лошадь и, вскочив на нее, поскакал в западном направлении, так ни разу и не оглянувшись на «Чили-Квин».

Как Нед и рассчитывал, он добрался до Джаспера раньше поезда, который к тому же запаздывал. Скорее всего, из-за поломки, объяснил агент компании, а может, из-за коров, которые переходили железнодорожные пути. Агент хотел сказать еще что-то — судя по всему, он вообще был настроен поболтать, — но у Неда своих забот хватало, и он поторопился от него отойти. Поначалу он намеревался отправиться на поиски священника, но потом отверг эту мысль. Брачная церемония — дело долгое, а им с Эммой здесь задерживаться нельзя. Кроме того, кто-нибудь из местных жителей мог вспомнить, что когда они приезжали в Джаспер в прошлый раз, то записались в гостинице как брат и сестра. Потом Нед подумал, что коль скоро они с Эммой собираются пожениться, она, возможно, согласится разделить с ним его походное ложе, когда они остановятся на ночевку в прерии. Но при этом он отдавал себе отчет в том, что Эмма может от такого предложения и отказаться. Что ж, решил Нед, она имеет на это право, и он не станет слишком на нее давить. Все равно она скоро станет его женой. Немного подождать Нед был не против.

Потом Неду пришло в голову, что у него достаточно времени, чтобы посетить местный универсальный магазин и запастись необходимыми припасами, но по некотором размышлении он отверг и эту идею. Приказчики в «Спилман & Готшалк» могли его узнать, а привлекать внимание к своей персоне ему не хотелось, В конце концов, он захватил из «Чили-Квин» достаточно пищи, чтобы им с Эммой хватило до самого Таоса. Чтобы скоротать время, Нед отправился на муниципальную конюшню, где, помимо всего прочего, выставляли на продажу лошадей, присмотрел там парочку резвых двухлеток, но потом пришел к выводу, что Эмма сама должна выбрать себе лошадь. Выйдя из конюшни, Нед направился к ближайшему салуну, но, оказавшись у его дверей, понял, что ему вовсе не улыбается дышать на Эмму перегаром, и вместо салуна завернул в магазин мужской одежды, где за два доллара пятьдесят центов приобрел себе новую шляпу. Проходя по улице мимо ювелирного магазина, он неожиданно вспомнил, что Эмма хотела купить здесь одну вещицу, и, поскольку свистка прибывающего локомотива слышно не было, вошел во вращающиеся двери.

Подойдя к прилавку, он сказал, что возьмет выставленное в витрине кольцо с рубином. О цене он даже не спросил. Как-никак пятьсот долларов у него с собой было, а в скором времени должна была подъехать Эмма, у которой имелось при себе целых десять тысяч. Расплатившись, он вернулся на станцию и стал ждать поезда, который подошел к перрону минут через тридцать. Нед, растянув губы в напряженной улыбке, встал в центре платформы, держа в одной руке новую шляпу и сжимая другой лежавшую у него в кармане коробочку с кольцом. Он уже почти сожалел, что отказался от поисков священника: то-то бы Эмма удивилась, если бы он прямо с поезда отвел ее в церковь, где в качестве обручального надел бы ей на палец облюбованное ею колечко с рубином. Нед никогда еще не был так счастлив, как в эту минуту.

Пока вышедший из вагона кондуктор устанавливал на перроне металлическую лесенку, Нед приплясывал на месте от нетерпения. Наконец дверь открылась, и на перрон спустилась полная женщина в коричневом платье, за которой последовал мужчина, одетый в легкий льняной костюм. После этого кондуктор заглянул в вагон, посмотрел на часы и не спеша двинулся к зданию вокзала.

— Подождите! — сказал ему Нед. — Вы забыли выпустить еще одного пассажира.

— Никого я не забыл, — сказал кондуктор. — Больше в Джаспере никто не сходит.

Нед покачал головой:

— Я встречаю одну леди и знаю, что она должна приехать этим поездом.

— Должно быть, она на него опоздала.

— Я прошу вас еще раз проверить вагон. Дело в том, что я видел, как она садилась на этот поезд в Налгитасе, — раздельно, чуть ли не по слогам произнес Нед. У кондуктора были красные воспаленные глаза, и Нед решил, что он пьян.

— Ах, вот вы о ком, — сказал кондуктор, покачав головой. — Она сошла с поезда в Уот-Чир. Мы специально ради нее там останавливались, поскольку поезд обычно проходит эту станцию без остановки. Между прочим, сегодня мы там останавливались впервые за последние три или четыре месяца. Помню, что на билете у нее было проставлено Джаспер. Я еще ей сказал, что в Уот-Чир никто не живет. Но она мне сказала, что ей лучше знать, куда она едет. Вообще, она вела себя довольно несдержанно, вот я и подумал: ну и пусть сидит себе там хоть всю ночь — мне-то какое дело? — Кондуктор почесал себе ухо. — Кто знает? Может быть, ее там кто-нибудь встречал? Я спрашивал ее об этом, но она мне ничего не сказала.

Нед мрачно посмотрел на кондуктора, упрямо не желая признавать, что это не ошибка и тот говорит ему правду.

— Вероятно, это была другая женщина. Я разыскиваю высокую черноволосую леди в черном платье. У нее должен быть с собой красный саквояж из ковровой материи.

— Так это она самая и есть. Должно быть, вы, мистер, договорились встретиться с ней в Уот-Чир — да потом просто запамятовали. — Кондуктор рассмеялся своей шутке и пошел по путям к зданию станции.

— Значит, она сошла в Уот-Чир? — крикнул ему вдогонку Нед.

— А я о чем вам толкую? Ясное дело, в Уот-Чир, — бросил кондуктор через плечо.

Нед подошел к поезду и запрыгнул в вагон. Эмма заснула — это ясно как день! Ведь вчера она так нервничала — вот ночью и не сомкнула глаз. Ну ничего. Сейчас он ее разбудит, и они вместе посмеются над тем, как она чуть не проспала самую главную остановку в своей жизни. В поезде было только два пассажирских вагона, Нед из конца в конец прошел оба, но Эмму так и не обнаружил. Спустившись на платформу, Нед еще некоторое время смотрел на уходившие к востоку рельсы. Этого просто не может быть, говорил он себе. Ведь они собирались пожениться, договорились о покупке ранчо. И он, Нед, собственными руками отдал ей все свои деньги. Но, быть может, Эмма не так его поняла? Что, если она и впрямь решила, что он будет ждать ее в Уот-Чир? Может, в этом все дело?

Но дело было не в этом. Очень медленно до Неда дошло, что ошибка все-таки имела место. Его, Неда, ошибка. Он пока еще не знал, как и почему, но уже не сомневался, что Эмма его надула. Эта мысль до такой степени выбила его из колеи, что он с минуту стоял на платформе без движения, словно обратившись в соляной столп. Но потом он сделал шаг, другой, после чего перешел на бег и помчался по перрону, как ветер, держа путь к выходу со станции и дальше — к муниципальной конюшне. Его собственная лошадь, проскакавшая без остановки от Налгитаса до Джаспера, никуда не годилась. По этой причине ему пришлось срочно обменять ее на свежего скакуна, который мог бы доставить его в Уот-Чир. Нед очень торопился и заплатил барышнику куда больше, чем следовало, но сейчас это не имело для него большого значения, ведь на карту было поставлено все, чем он владел в этом мире. Когда солнце начало садиться и поезд, отойдя от Джаспера, покатил на запад, Нед уже во весь опор мчался на северо-восток к Уот-Чир.

Первые несколько часов Нед гнал коня, словно одержимый, совершенно не думая о бедном животном. Но постепенно сжигавшая Неда ярость стала выветриваться, уступая место обыкновенному здравому смыслу, настоятельно взывавшему к тому, чтобы он поберег силы своего скакуна, который, хотя и был неказист на вид, оказался, по счастью, выносливым и довольно резвым. К тому же особенно спешить Неду было незачем. Не приходилось сомневаться, что, когда он доедет до Уот-Чир, Эммы там уже не окажется, а отыскать в темноте ее следы будет не легче, чем наполнить пожарную бочку наперстком. Так что Неду в любом случае предстояло ждать рассвета.

Он придержал лошадь, переводя ее на легкую рысь. Ярость, сжигавшая его последние часы, остыла до такой степени, что он уже мог трезво взглянуть на происшествие с Эммой. Что и говорить, она обделала дельце очень умно, можно даже сказать, блестяще. В этом смысле она показала себя настоящей профессионалкой, как говорится, мошенницей милостью божьей. Непонятно только, почему она избрала объектом своих манипуляций именно его, Неда. Зачем, в самом деле, тащиться в Налгитас и обворовывать такого бедолагу, как он, когда легко можно найти человека поближе и с гораздо большими деньгами? Что-то здесь было не то, бессмыслица какая-то. И потом: кто она — эта Эмма? Как Нед ни напрягал память, вспомнить пару мошенников, работавших по подобной схеме, ему не удавалось. Быть может, в таком случае они с Джоном приехали с Востока?

Хотя найти дорогу до Уот-Чир Нед смог бы и с закрытыми глазами, когда на небе высыпали звезды, он обрадовался. Ничто не предвещало бури вроде той, Что обрушилась на них с Эммой, когда они спускались в каньон. Впрочем, стоило только Неду перенестись мыслями в ту ночь, как у него снова появилось сильнейшее искушение пришпорить лошадь. Но он уже овладел своими чувствами и гнать не стал; более того, сделал небольшую остановку и спешился, чтобы дать передохнуть и себе, и своему коню.

Когда Нед достиг Уот-Чир, было уже далеко за полночь. Как далеко, Нед со всей уверенностью сказать не мог, поскольку часов у него не было. Расседлав и стреножив лошадь, Нед расстелил одеяло прямо на траве неподалеку от станции и прилег. Перед тем как уснуть, он внимательно огляделся и, заметив задвинутый под платформу красный ковровый саквояж, поднялся и вытащил его оттуда. Ошибиться было невозможно: саквояж принадлежал Эмме. Раскрыв его, Нед обнаружил в нем ее черное платье, соломенную шляпу и желтый кофейник, который он приобрел в Джаспере. Этот кофейник он купил Эмме в подарок, и она оставила его здесь специально, чтобы его уязвить. Что ж, очень может быть, он заберет его с собой и при встрече, если таковая, конечно, состоится, вернет ей. При этой мысли Нед криво ухмыльнулся, но кофейник все-таки взял и поставил рядом со своими седельными сумками. Нед пожалел, что не догадался перед отъездом заглянуть в салун и купить бутылку ржаного виски — больше всего на свете ему сейчас хотелось напиться. С другой стороны, может, оно и к лучшему, что у него не оказалось выпивки: завтра его мучило бы похмелье, а подумать предстояло о многом.

Завернувшись в одеяло и раздумывая о том, кто же такая Эмма, Нед погрузился в сон. На рассвете его разбудили оводы, вившиеся с басовитым жужжанием у него над головой. Почесывая места укусов, он присел на своем ложе, и, не успев еще окончательно проснуться, он снова принялся размышлять о том, к какому разряду преступниц следует причислить Эмму. Из разговоров и личных наблюдений он знал, что из всех женщин чаще всего противозаконной деятельностью занимаются проститутки. Но были еще среди женщин и карточные шулеры. К таким, например, относилась Эдди. Эмма могла также быть грабительницей банков. В том, что она на это способна, Нед имел возможность убедиться лично. Но профессиональной грабительницей Нед бы ее не назвал; скорее всего, она была высококлассной мошенницей. Нед неожиданно вспомнил о ходивших одно время слухах о мошеннице из Колорадо, которая специализировалась на изъятии денег у неженатых мужчин. Нед напряг память, пытаясь припомнить, как звали ту женщину: тоже, кажется, Эмма — или что-то в этом роде. В самом деле, как же ее звали? Нед точно помнил, что в ее имени был слог «эм». Или, может быть, «ма»? Нед покатал этот слог во рту, несколько раз произнес: «Эм-эм-эм», а потом проделал ту же операцию со слогом «ма». И сразу же в его сознании всплыло нужное имя: Ма — Ма Сарпи!

Нед выпрямился, сидя на одеяле, и, потирая укушенную оводом руку, стал вспоминать, что, собственно, он об этой самой Ма Сарпи слышал. Выяснилось, что не слишком много. Говорили, что за свои проделки она угодила в тюрьму и отбывала срок где-то в районе Брекенриджа. «Интересно, — подумал Нед, — какой же срок закон определил этой старушке?» Он предположил, что она была в возрасте, поскольку ее называли Ма — «мамаша». Часто ее жертвами становились отпетые негодяи; казалось, она кому-то за что-то мстила. Местному населению это импонировало, и в графстве она пользовалась известной популярностью. Но Нед считал, что она выбирала жертвы среди нарушителей закона по той простой причине, что знала: в полицию они жаловаться не пойдут. Кроме того, Ма Сарпи никогда не покушалась на последнее, брала сравнительно небольшие суммы, и те, кого она надувала, предпочитали закрывать глаза на свою потерю вместо того, чтобы ей мстить. Вполне возможно, поначалу она и впрямь ставила своей целью рассчитаться с некими обидчиками, но потом превратилась в обыкновенную преступницу.

Но есть ли у нее брат? Об этом он ничего не слышал. Тут Нед с размаху хлопнул себя ладонью по лбу: ну разве можно быть таким идиотом? Джон Роби никакой Эмме не брат. Он ее любовник или муж — вот он кто. По некой непонятной ему самому причине эта мысль вызвала у Неда новый взрыв бешенства.

 

7. ЭММА

Эмма следила глазами за поездом, пока он не скрылся из виду, потом стянула с себя платье и швырнула его на платформу. После этого она попыталась развязать шарф, которым Эдди примотала кошель с деньгами к ее талии, но узел не поддавался, и она решила оставить все, как есть. В конце концов, предложенный Эдди способ перевозки денег был ничем не хуже любого другого. Развязав завязки корсета и высвободив его из-под шарфа с кошелем, Эмма сняла корсет и надела мужские брюки для верховой езды и клетчатую рубашку, которую из-за жары решила пока не застегивать. Натянув сапоги, она стала выкладывать из коврового саквояжа свои пожитки — жакет, портрет Джона в рамке, подаренную матерью брошь, часы на цепочке, томик стихов, пальто, кожаные ковбойские перчатки, наполовину готовое лоскутное одеяло, сумку с принадлежностями для шитья и карманные часы, которые она прикалывала к жакету. Потом она вынула и поставила на землю рядом с саквояжем кофейник. Эмма никогда не была особенно сентиментальной, поэтому сейчас никак не могла взять в толк, почему она засунула его в саквояж, а не оставила в «Чили-Квин». Джон наверняка стал бы из-за этого над ней подсмеиваться, а ей этого не хотелось. Поэтому она снова положила кофейник в саквояж вместе с черным платьем и корсетом, после чего задвинула саквояж под платформу, где ему предстояло гнить до скончания веков. Все остальные вещи она аккуратно разложила перед собой на платформе.

Уэлкам собрала ей в дорогу поесть; Эмма расстелила салфетку, в которую был завернут завтрак, и положила на нее свои припасы. Хотя она была не голодна и еда не вызывала у нее никакого аппетита, дорога ей предстояла дальняя, а останавливаться и терять время на перекусы было нельзя; поэтому она без всякого аппетита сжевала сандвич с курятиной и надкусила яблоко, отложив кусок пирога с корицей на потом. Уэлкам знала, что она любит пирог с корицей, и испекла его специально для нее. Если разобраться, заботливость и предупредительность Уэлкам основательно скрасили ей те две недели, которые она провела в «Чили-Квин», хотя, конечно, нельзя отрицать, что временами негритянка бывала излишне навязчивой. Эдди и Нед тоже были с ней очень милы, и то обстоятельство, что ей пришлось основательно их надуть, наполняло сердце Эммы непривычной грустью. Правду сказать, у нее почти с самого начала не лежала к этому делу душа. Эдди оказалась вовсе не такой дурной женщиной, как она предполагала, что же касается Неда, то он был с ней даже слишком добр — предложил ей кров, руку и сердце. Она ничего этого не хотела и не замечала, вернее отказывалась замечать, к чему все идет. Причинять ему боль ей не хотелось, но и выйти из дела, не закончив работы, она не имела права. При всем том мысли о Неде и о ранчо, которое они с Недом при других обстоятельствах могли бы назвать своим домом, повергали ее в печаль.

Поскольку копаться в душе ей было явно противопоказано, она стала думать о лежавшем перед ней дальнем пути. Зашвырнув подальше огрызок яблока, она поднялась на ноги. Так как им с Джоном предстояло ехать верхом остаток дня и всю ночь, Эмма решила, что сейчас самое время немного прогуляться и размять ноги.

Спрыгнув с платформы, она пошла по главной улице заброшенного поселка Уот-Чир; заглянула в бывший салун и остановилась у домика, где они с Недом привязывали к перилам своих лошадей. Помнится, в тот день Нед подарил ей дикую алую астру, и Эмма оглянулась в надежде найти еще один такой цветок, чтобы приколоть к своей рубашке. Потом, правда, она одернула себя: предаваться ностальгическим воспоминаниям ей ни в коем случае не следовало. Нед разбудил в ней нечто такое, что, как она считала, давно уже в ней умерло. С ним в ее жизнь снова вошла радость, какой она не знала уже много лет, и мысли о нем заставляли трепетать и болезненно сжиматься ее сердце. Эмма вспомнила его ленивый, чуточку рассеянный взгляд, глаза, которые в ярком свете солнца становились зелеными, как два изумруда, его волнистые волосы и то, как они развевались на ветру, наконец, его сильные и твердые руки, которые так были похожи на руки Тома. Эмма уже почти забыла, какие руки были у Тома. Том много лет назад был важной частью ее жизни, еще до того, как она встретила Джона. И теперь она должна запереть Неда в тайнике своей души, то есть поступить с ним так, как она в свое время поступила с Томом, и постараться забыть о нем. Ее прошлая жизнь была отгорожена от нынешней глухой стеной, и если бы не сны, которые она была не в силах контролировать и которые прорывались сквозь эту стену, то можно было бы тешиться сознанием, что прошлого как бы вовсе не существовало, или наведываться туда мыслями лишь в крайнем случае. Итак, решено: через несколько дней она забудет о Неде. В конце концов, он ничуть не лучше других людей, которых они с Джоном обобрали. Но нет, все-таки лучше, потому что те, другие, были настоящими негодяями и заслуживали своей участи. Нед же, правду сказать, сильно от них отличался. Но в самом начале она не могла этого знать, а теперь уже ничего не поправишь. И потом: она предана одному только Джону, а преданность, как давно для себя решила Эмма, важнее любви. Если бы не Джон, она бы, скорее всего, умерла или — что того хуже — влачила бы жизнь одолеваемого чувством мести странного, почти потустороннего существа, словно затерявшегося между жизнью и смертью, каковым она, собственно, и была, когда встретила Джона. Иногда ей казалось, что она прожила чертовски долгую жизнь, люди, которые были вдвое старше ее, казались ей ровесниками.

Интересно, испытывает ли хоть когда-нибудь подобные чувства Эдди? Она вспомнила, как вздрогнула Эдди, когда они проезжали на поезде мимо нищей обветшалой фермы. Поначалу она была совершенно уверена, что Эдди ей не понравится, хотя, в отличие от Джона, содержательниц публичных домов не осуждала. Со временем, однако, она поняла, что Эдди заслуживает уважения или хотя бы доброго слова уже за одно то, что придерживается достаточно высокого мнения относительно своей особы и своей профессии, пусть даже она и вышла из самых низов и сделалась проституткой по доброй воле. Нед рассказывал, что как-то раз в Сан-Антонио Эдди арестовали за занятия проституцией и препроводили в городской суд. Вместо того чтобы заявить, что вышла ошибка и она ни в чем не виновата, Эдди сказала судье так: «Да, я пропащая женщина. Но если уж я такая дурная и то, чем я занимаюсь, запрещено законом, то почему вы, ваша честь, ходите ко мне каждую субботу?» Эмма тогда подумала, что при других обстоятельствах Эдди могла бы даже стать ее подругой.

Эмме не хотелось думать о том зле, которое она причинила Эдди, как равным образом о том, как могла навредить ей Эдди, если бы ей представилась такая возможность. Отогнав от себя эти мысли, она повернулась и быстро зашагала к обветшалому зданию вокзала. Солнце безжалостно сжигало все вокруг, и когда Эмма добралась до станции, с нее градом катился пот, а дыхание вырывалось из груди короткими, прерывистыми толчками. Переведя дух, она окинула взглядом южную сторону горизонта, но ничего, кроме высохшей желтой травы и растрескавшейся от жара земли, не увидела. Впрочем, Джону было еще рано появляться — прежде ему предстояло отделаться от Неда, а для этого было необходимо изыскать какой-нибудь удобоваримый предлог. Они с Джоном надеялись, что ему так или иначе удастся ускользнуть от Неда, оставив его дожидаться ее возвращения в Налгитасе. Но в самую последнюю минуту выяснилось, что Нед запланировал встретиться с ней в Джаспере, по причине чего имевшееся в их распоряжении время для побега автоматически сокращалось почти вдвое, а это не могло ее не нервировать. Вообще, с тех пор, как пришло письмо от Джона, она нервничала постоянно, поскольку знала, что Джону и Неду предстоит какое-то время находиться вместе, а при таком повороте событий достаточно было даже малейшей ошибки, чтобы расстроить дело или, того хуже, заставить Неда заподозрить подвох. Если бы жизнь Джона оказалась из-за этого под угрозой, она никогда бы себе этого не простила.

Она присела в тени здания рядом с разложенными на платформе вещами и подумала, что не прочь сейчас немного вздремнуть. Прошлой ночью в «Чили-Квин» она так и не смогла заснуть и вышла на кухню, чтобы заварить себе чаю, но потом подумала, что если станет растапливать очаг, то шум может разбудить Эдди или кого-нибудь из ее девиц. Не говоря уже о том, что Уэлкам, увидев в окне огонь, скорее всего, наведалась бы на кухню, чтобы выяснить, кто там орудует, и забросала бы ее вопросами. А вопросов Уэлкам, как, равным образом, ее испытующего взгляда, который, казалось, проникал в душу, Эмма опасалась. Отказавшись по этой причине от своего первоначального намерения, она открыла заднюю дверь и просидела час или два на пороге, глядя перед собой в темноту.

Упираясь затылком в стену здания, Эмма вдыхала напитанный запахом шалфея воздух и слушала басовитое жужжание пролетавших мимо жуков. Неподалеку зашуршало в траве некое существо, и она подумала, уж не гремучка ли это. Но не змей она опасалась. Она боялась Неда. Если он ее настигнет, то расправится с ней без всякой жалости. Эмма снова усилием воли отогнала мысли о Неде и взялась за шитье, но пальцы у нее были влажными от пота, и иголка скоро стала липкой. Эмма не без труда прокалывала ею материю, которая при этом едва слышно поскрипывала; эту желтую материю ей купил в Джаспере Нед. Отложив шитье, она, прикрываясь от яркого солнца рукой, еще раз оглядела прерию. Жара действовала на Эмму как сильное расслабляющее средство; несмотря на владевшую ею нервозность, она, прислонившись головой к стене, сама не заметила, как уснула.

Очнувшись от сна, который немного ее освежил, она первым делом задалась вопросом, сколько времени она проспала, но ответить на него не смогла, поскольку ее часы встали, а часы Тома она не заводила с тех пор, как уехала из Джорджтауна. Откинув крышку, она прочитала выгравированное на ее внутренней стороне посвящение. «Тому. На вечную память. 20 апр. 1868 г. Эм.». Это были золотые часы — дорогие и почти новые: фермеры редко носят золотые изделия. Конечно же, ей следовало оставить их дома, но она так и не смогла заставить себя с ними расстаться.

Эмма окинула взглядом находившиеся перед ней вещи, дотронулась до томика стихов, чуть сдвинув его в сторону, сложила рукоделие, после чего положила сумку с принадлежностями для шитья на отведенное для нее место. Джон часто посмеивался над ее тягой к порядку и аккуратности, но он не мог не признать, что своими успехами они в значительной степени обязаны педантичности Эммы и тому вниманию, которое она уделяла даже самым мелким деталям. Разложенные в строгом порядке вещи радовали глаз. Теперь Эмма была уверена, что, когда у нее будет лошадь, она сможет уложить седельные сумки и подготовиться к отъезду за каких-нибудь несколько минут.

Эмма съела кусок пирога с корицей, сложила салфетку и сунула ее в стоявший под платформой саквояж. Потом она снова принялась за шитье; еще раз проверила сделанные ею стежки, соединявшие разноцветные лоскутки в цельное полотнище, после чего сняла наметку. В тени депо было прохладнее, чем на платформе. Эмма сосредоточенно работала иглой, надеясь, что рукоделие позволит ей немного успокоиться, и набирала сразу по шесть, семь, даже восемь стежков. Оторвавшись от работы, она в который раз вгляделась в южный сектор горизонта и увидела в отдалении всадника, мчавшегося среди зарослей колючего кустарника, чьи листья в свете солнца казались почти белыми. Она воткнула иголку в ткань, вскочила на ноги и уже подняла было руку, чтобы помахать всаднику, но в самый последний момент решила подождать. Что, если это не Джон, а какой-нибудь ковбой или старатель? Это мог быть кто угодно — даже Нед. В самом деле, что, если Неду удалось вдруг разгадать их игру и он устремился за ней в погоню? Эта мысль заставила ее содрогнуться от ужаса, но уже в следующее мгновение она заставила себя успокоиться. Наверняка ничего дурного не произошло и Нед, как и было задумано, мчится сейчас в Джаспер. Он узнает о том, что она сошла в Уот-Чир, лишь через несколько часов, так что беспокоиться не о чем. Тем не менее она вернула принадлежности для шитья в сумочку, завернула свои вещи в узелок и засунула за пояс револьвер. После этого она вошла в здание вокзала и, застегивая на груди рубашку, осторожно выглянула из окна.

Всадника не было видно. Эмма проверила барабан револьвера, невольно думая о том, как ей быть в том случае, если вопреки всем ее предположениям в Уот-Чир приехал Нед. Сжав в руке револьвер, она крадучись двинулась вдоль стены и еще раз выглянула наружу в том месте, где от стены были оторваны доски. Теперь всадника было видно очень хорошо. Она сразу же его узнала и выбежала наружу, размахивая узлом с вещами. Джон ехал на отличной лошади вороной масти; вторая лошадь, предназначавшаяся Эмме, была привязана за поводья к луке его седла и скакала с ним рядом. Соскочив с седла прямо на платформу, Джон сжал Эмму в объятиях. Потом, чуть от нее отстранившись, он посмотрел на нее и сказал:

— А вот и ты, хвала господу. Когда я смотрел на тебя на вокзале в Налгитасе, мне прямо не верилось, что стоящая передо мной вялая, бесцветная женщина и есть моя Эмми! Ах, если бы ты только знала, каким одиноким я чувствовал себя эти две недели.

— Мне тебя тоже очень не хватало, — сказала Эмма, положив голову ему на плечо. Она не лукавила: без него ей и вправду было плохо. Она обретала чувство покоя и уверенности в завтрашнем дне, лишь оказавшись рядом с ним. И так было всегда.

Джон смотрел на нее, лучась от радости.

— Когда мы вернемся домой и ты снова наденешь свое алое бархатное платье, я отведу тебя во французский ресторан, где угощу самым лучшим ужином. Ты прошла через тяжелое испытание, и тебе просто необходимо как следует встряхнуться. — Потом он перевел взгляд на лошадь, которую привел с собой. — Этот жеребец тебе понравится. Чарли, что и говорить, знает толк в лошадях. — Джон усмехнулся, словно вспомнил что-то очень забавное. — Чарли сказал мне, что эту пару пытался сторговать у него Нед Партнер, но он послал его куда подальше.

— Нам пора ехать, так что обсудим все это позже. Солнце уже высоко, а путь неблизкий, — сказала Эмма и, отвернувшись, принялась перекладывать вещи в седельные сумки. Джон между тем привязал ее пальто к задней луке седла.

— Ты думаешь, Нед за нами погонится?

— Еще как погонится, — сказала Эмма. — А ты бы разве не погнался, если бы у тебя отняли пять тысяч семьсот пятьдесят долларов и выставили полным идиотом?

Голос у нее при этом был неприятный и резкий; она сразу же пожалела, что заговорила с Джоном в таком тоне, и поторопилась улыбнуться, чтобы развеять неприятное впечатление от своих слов.

— А все-таки нам удалось провернуть это дельце, верно? — Джон придержал лошадь, пока она садилась в седло, а потом передал ей поводья. — В результате Нед обвинит во всем Эдди, поругается с ней и почти наверняка от нее съедет, а Чарли только этого и добивается: хочет, чтобы Эдди побольнее прищемили хвост. Что же касается нас с тобой, то мы получили деньги Неда. Мы ведь этого добивались?

— Совершенно верно. Но не следует упускать из виду, что Нед готов на все, чтобы их вернуть. Он будет гнаться за нами без устали — днем и ночью, в дождь и в зной, и успокоится только тогда, когда схватит нас за шкирку, — сказала Эмма, когда Джон вскочил в седло и поехал вперед, держа путь на север. — Самое интересное, если он даже нас пристрелит, то будет считать, что сделал доброе дело.

Джон повернулся в седле и одарил Эмму испытующим взором.

— Значит, все эти две недели тебе угрожала опасность?

Эту фразу можно было расценивать и как вопрос, и как утверждение.

— Нет, не думаю.

— Ну и ладно. Сейчас тебе уж точно ничего не грозит.

Но Эмма знала, что это не так. Даже находясь рядом с Джоном, она не была в безопасности. Окончательно это себе уяснив, она ударила лошадь каблуками и, обогнав Джона, поскакала вперед.

Они ехали без остановки весь день и весь вечер, терпеливо снося жару, пыль и прочие неудобства. Когда солнце приблизилось к линии горизонта и стало смеркаться, Джон предложил сделать небольшой привал, но Эмма отказалась, потребовав, чтобы они продолжали путь, хотя голова у нее от долгой езды на солнцепеке просто раскалывалась от боли и она страшно устала.

— Мы обогнали его как минимум на день. Все равно он раньше завтрашнего утра с места не двинется, — сказал Джон.

Эмма знала, что Джон испытывает некоторую слабость, как это у него всегда бывало после приступа мигрени. Тем не менее она продолжала настаивать на том, чтобы они ехали дальше.

— Ты его совсем не знаешь. Между тем он потерял все, что у него было ценного в этом мире. — Эмма помотала головой, словно пытаясь сбросить с себя охватившую ее при этих словах печаль. На самом деле Нед потерял нечто большее, чем деньги, но Эмма, разумеется, не стала говорить об этом Джону. — Нам остается только надеяться, что поезд уйдет из Джаспера прежде, чем он туда приедет. Тогда он, пребывая в уверенности, что я нахожусь в городе, кинется меня разыскивать, а поиски, как ты понимаешь, дело хлопотное, а главное, требующее больших затрат времени. Не найдя меня в городе, он наверняка решит, что я надула не только его, но и тебя, и поехала дальше на Запад. Жаль, что я не попросила тебя задержать его в Налгитасе подольше.

— Что толку теперь об этом говорить? Даже если случится худшее и он доберется до Джаспера раньше поезда, лошадь у него так притомится, что ему останется одно: побыстрей отвести ее в конюшню.

— Он может купить в Джаспере новую лошадь.

— Хорошую, положим, не купит. Возьмет, какую предложат — то есть клячу, вроде тех двух, что он приобрел в Налгитасе. — Тут Джон искоса на нее посмотрел. — Да, я слышал о том, что вы с ним ездили в Джаспер. Надеюсь, ты не удивляешься моей осведомленности? Рано или поздно я бы все равно об этом узнал. Но это твое дело. Кстати сказать, я бы и сам из этого Налгитаса куда-нибудь убрался, если бы мне довелось прожить там больше двух дней.

Эмма смотрела на заросли кустарника, чьи желтые цветочки пятнали просторы прерии до самого горизонта. Поскольку она молчала и никак не комментировала его слова, Джон продолжал говорить:

— Ты сама отмечала, что как наездник он нам уступает. Даже если он найдет в Джаспере хорошую лошадь и всю дорогу будет гнать, все равно ему дотемна в Уот-Чир не поспеть. А в темноте он найти наши следы не сможет. — Их с Эммой собственные лошади были очень хороши, это не говоря уже о том, что они знали, где при необходимости можно раздобыть свежих. — Кроме того, — усмехнулся Джон, — Чарли считает, что у него не мозги, а яйца всмятку.

— Это не так, — откликнулась Эмма, недоумевая, с какой стати она защищает Неда. — Просто у него легкий характер, и по этой причине многие люди считают его глупым и недалеким. Но я придерживаюсь на этот счет другого мнения. По правде сказать, я даже боялась, что ему удастся раньше времени раскрыть нашу махинацию. Сейчас, по крайней мере, он нас уж точно раскусил.

— Думаешь, он догадается, кто ты такая? — спросил Джон, когда они наконец сделали остановку, чтобы напоить лошадей и немного размяться.

Эмма пожала плечами:

— Во всяком случае, Эдди обо мне слышала. Она упоминала мое имя, когда мы ехали в поезде. Ей вдруг захотелось немного меня попугать, и она начала рассказывать о грабителях, заметив, что среди них есть и женщины. Кстати, женские имена, которые она в этой связи называла, были мне незнакомы. Наверняка это прозвища каких-нибудь проституток. Потом она назвала имя Ма Сарпи и сообщила, что эта женщина сидит в тюрьме в Брекенридже.

Голубые глаза Джона весело блеснули.

— Уж коли ходят такие слухи, в Брекенридж нам лучше не соваться. А о Джорджтауне она ничего не говорила?

Эмма отрицательно покачала головой.

— Мне просто не терпится оказаться дома. Там мы будем в безопасности.

Пока они взнуздывали и седлали лошадей, Джон обдумывал ее слова.

— Тем не менее осторожность не помешает. Поэтому предлагаю в Пуэбло повернуть на запад и дальше держать путь через Лидвиль. Если Нед в погоне за нами доберется до Пуэбло, он наверняка решит, что мы поехали в сторону Денвера. Но ему и в голову не придет, что мы можем свернуть с главной дороги и поехать через горы. Нед хоть как-то связывает тебя в своем представлении с Денвером?

Этого Эмма не знала. Она не помнила, чтобы в разговорах с Недом упоминала о Денвере, а уж тем более о Лидвиле или Джорджтауне. Но предложение Джона ехать через горы ее не слишком обрадовало, хотя бы по той причине, что им пришлось бы трястись в седлах еще несколько дней. Но она знала, что Джон прав и ей придется с ним согласиться, хотя каждая клеточка ее затекшего от долгой езды верхом тела бурно против этого восставала.

Джон повернулся к ней и пристально на нее посмотрел.

— Как думаешь, хватит тебе на это сил?

Нед как-то раз задал ей тот же самый вопрос. И она ответила Джону так, как в свое время ответила Неду:

— Не уверена, что это путешествие доставит мне большое удовольствие, но я справлюсь.

Когда они проезжали мимо неглубокого оврага, по дну которого змеился издыхающий от жары ручеек, Джон решил, что лучшего места для привала не найти, и, вопреки желанию Эммы ехать дальше, решил остановиться здесь на ночлег. Эмма, однако, чувствовала себя в прерии при лунном свете открытой всем взглядам и высказалась против намерения Джона разжечь костер. Поскольку ночь была светлая, Эмма опасалась, что пустившийся за ними в погоню Нед может заметить дым. По этой причине им пришлось ограничиться холодным ужином, после которого они завернулись в одеяла в надежде, что сон позволит им хоть немного сбросить с себя накопившуюся за день усталость.

Где-то после полуночи Эмма проснулась от того, что кто-то тряс ее за плечо. «Нед!» — содрогнувшись от ужаса, подумала Эмма и пожалела, что они с Джоном не договорились дежурить по очереди. Но это был Джон, который поставил ее в известность, что во сне она громко кричала.

— Кошмары замучили? — спросил Джон, который держал ее так крепко, что она не могла пошевелиться.

— Да, — прошептала Эмма, вспомнив о том, что ей привиделось. В прошлом дурные сны посещали ее с такой удручающей регулярностью, что она боялась ложиться спать. С течением времени, однако, они тревожили ее все реже и реже, но все-таки являлись к ней. Обычно это происходило, когда они с Джоном заканчивали очередное дело. Этому способствовали сопутствовавшие ее опасной работе нервное возбуждение, страх разоблачения и сильная апатия, которая овладевала ею в самом конце.

— Я с тобой посижу, — сказал Джон, но Эмма отвергла его предложение. Ей было приятно чувствовать у себя на плечах его сильные руки, которые давали ей ощущение покоя, но она знала, что он утомлен скачкой ничуть не меньше ее. Это не говоря уже о том, что после приступа мигрени у него обычно бывал упадок сил и ему, чтобы восстановиться, требовался продолжительный отдых. Так или иначе, один из них должен был хотя бы немного поспать, и Эмма поняла, что бодрствовать придется ей. Она особенно против этого не возражала, поскольку вообще спала очень мало.

Джон полез в седельную сумку, вынул фляжку с виски и протянул Эмме.

— Выпей немного — вдруг поможет? Только не переусердствуй. Завтра нам опять по жаре целый день ехать, а с похмелья это вдвойне трудно.

Было время, когда только виски ей и помогало. Эмма открутила крышку и сделала глоток, но этот напиток показался ей сейчас слишком крепким и горьким, и она вернула фляжку Джону.

— Не терзай себя понапрасну. Эдди и Нед это заслужили — да и другие тоже, — сказал Джон, снова укладываясь на свое одеяло и глядя на звезды, рассыпанные по черному бархату неба.

— Другие — может быть. А вот Нед и Эдди — нет. Мы имели о них превратное представление. Они не так уж плохи — что бы там ни говорил о них Чарли. Я вот думаю, Эдди могла бы тебе даже понравиться. — Наклонившись к нему, она неожиданно для себя сказала: — Джон, мы с Недом убили братьев Майндеров. Я зарезала Эрли, а Нед пристрелил Черного Джесси. Это были ужасные люди, напрочь лишенные всякого представления о морали. Эрли, к примеру, был точь-в-точь таким, как Янк Маркхэм. Мы закопали братьев лицом вниз — там, где их никто не найдет. Я была бы не прочь, если бы вот так же, лицом к преисподней, похоронили Янка.

До сих пор Эмма не решила окончательно, рассказывать ли ей Джону о Майндерах, но, начав, уже не могла остановиться и рассказала все. О том, в частности, как они с Недом готовились ограбить банк в Джаспере, а Майндеры их опередили. Потом она поведала Джону о спуске в каньон во время дождя, о ночевке под скалой и о том, как они с Недом, открыв утром глаза, увидели стоявших над ними братьев Майндеров с револьверами в руках. Она рассказала Джону, как Эрли принудил ее пойти с ним за скалу, и она подчинилась, но потом, когда он отвернулся, ударила его ножом в спину и продолжала безостановочно наносить удары, хотя он был уже мертв. Точно так же она разила бы ножом Янка Маркхэма, если бы ей представилась такая возможность. Правду сказать, тогда ей на долю секунды даже показалось, что перед ней Янк, а вовсе не Эрли Майндер.

Повествуя об этом, Эмма говорила спокойным, размеренным голосом и не пролила ни одной слезинки. Со стороны можно было подумать, что она рассказывает о событиях, происшедших совсем с другой женщиной. Только замолчав и переведя дух, Эмма осознала, что, пока она рассказывала, Джон обернул ей плечи одеялом и, присев с ней рядом, в течение всего этого времени ласково поглаживал ей руки и спину.

— Я просто счастлива, Джон, что мы их убили. Нед поведал мне историю о двух мальчиках, которых Майндеры пристрелили просто от нечего делать. Это были ужасные люди, и они заслуживали смерти. Но теперь они никому не причинят вреда. Я рада, что они лежат в земле.

Эмма сделала паузу; все ее тело сотрясалось от дрожи. Немного успокоившись, она заговорила снова:

— Этот Эрли… я смотрела ему в глаза, когда он тащил меня за скалу, и мне показалось, что снова вернулись времена Янка и все, с ним связанное… Когда мы спускались в каньон, шел дождь. Потом загрохотал гром. Я всегда дрожу, когда слышу удары грома — из-за Коры Нелли. Она боялась грома. В ту ночь, перед тем как появился Янк, тоже гремел гром, и мы взяли Кору Нелли к себе в постель, чтобы ей не было страшно…

— Я знаю, — сказал Джон.

Его спокойный, ровный голос подействовал на нее умиротворяюще. Сидя на одеяле, он, сжимая Эмму в руках, укачивал ее, словно ребенка. Он находился с ней рядом до тех пор, пока она не сказала ему, что с ней все хорошо и он может отправляться спать. Она сказала, что присмотрит за лошадьми и еще немного посидит, глядя на звезды, — пока не захочет спать по-настоящему.

— Сомневаюсь, что тебе когда-либо удастся окончательно освободиться от этого кошмара, — со вздохом сказал Джон, поднимаясь с места.

Эмма промолчала, но они оба знали, что он прав и от кошмаров прошлого ей не избавиться никогда. Скоро Джон пошел спать, но Эмма так и не смогла заснуть. Завернувшись в одеяло, она сидела в темноте, чувствуя, как призраки прошлого снова постепенно завладевают ею. Перед ее глазами предстали картины былого, и она увидела все так же ясно, как если бы это было вчера. Но на самом деле с тех пор минуло целых восемь лет.

* * *

Когда Эмма вышла замуж за Тома Сарпи, ей было восемнадцать. Она познакомилась с Томом в то самое утро, когда он в поисках удачи приехал в город Галена, штат Иллинойс. Он служил в армии северян под началом Улисса С. Гранта и решил, что городок, откуда его генерал был родом, вполне подходящее место для человека, который решил после войны строить заново свою жизнь. Эмма развешивала простыни на заднем дворе пансиона, где готовила, убирала и стирала, и сразу заприметила Тома, который, поднявшись вверх по холму, остановился у дверей дома.

— Сэр? — сказала она. Говорила она крайне неразборчиво, поскольку во рту у нее были бельевые прищепки, походившие на передние резцы крупного грызуна.

Том склонил голову набок и ослепительно ей улыбнулся.

— Полагаю, у вас найдется свободная комната? — спросил он.

Уже позже, когда они познакомились, он рассказал ей, что комната была ему без надобности, поскольку денег у него было в обрез и он экономил каждый цент. Но он хотел познакомиться с Эммой, и вопрос о найме комнаты был самым подходящим предлогом, чтобы завязать с ней разговор. Она показалась ему чрезвычайно привлекательной девушкой.

Эмма вынула изо рта прищепки и кивнула; она опасалась, что если заговорит, то голос ее выдаст, поскольку именно в эту минуту спрашивала себя, бывает ли любовь с первого взгляда. Потом она провела Тома в пансион и показала ему комнату на втором этаже, которая находилась как раз под ее коморкой в мансарде. Эмма жила в этом пансионе с шестнадцати лет, когда ее отец умер от горя. Ее мать умерла двумя годами раньше, и после ее смерти отец так и не сумел оправиться. Ее родители были образованными людьми: к примеру, ее мать происходила из хорошей семьи, жившей в Нью-Джерси, где она посещала частную школу. Детство у Эммы было счастливым; ее воспитывали так, чтобы она могла понимать поэзию, красиво шить и вышивать и изысканно выражать свои мысли. Ее отец был процветающим фермером, но после того, как умерла мать Эммы, дела у него шли все хуже и хуже, поэтому, когда он сам отошел в лучший мир, его единственной дочери вместо денег достались одни долги. По этой причине Эмма не поступила в колледж, как планировали ее родители, а ушла из школы второй ступени, где училась, и устроилась на работу в пансион. Она неоднократно получала предложения руки и сердца — в молодости она была прехорошенькая: высокая, черноволосая, с правильными чертами лица, — но никто из мужчин не привлекал ее внимания до тех пор, пока к пансиону, где она работала, не подошел в один прекрасный день Том Сарпи.

— Вам придется снять комнату на месяц. Таковы правила, — произнесла Эмма, когда окончательно уверилась в том, что голос у нее не дрожит. Надо сказать, такого правила не существовало, просто Том так ей сразу понравился, что ей захотелось задержать его в городе подольше, чтобы без помех свести с ним знакомство.

Позже Том сказал, что снял бы комнату и на год, если бы она его об этом попросила. Оказалось, однако, что месяц — срок вполне достаточный для знакомства, поскольку, когда он подошел к концу, Том и Эмма поженились, и брак этот был заключен, что называется, на небесах. Роман их протекал в основном в стенах пансиона, поскольку денег на красивые ухаживания у Тома не было. Зато Том помогал Эмме на кухне и развлекал ее разговорами, когда она лущила горох или вынимала косточки из маслин. Пока она стирала простыни и рубашки, он колол дрова, а когда ее дневная работа подходила к концу, отправлялся с ней на прогулку. Они неспешно шли по главной улице города, застроенной нарядными коттеджами и особняками с колоннами, или прохаживались вдоль реки; бывало также, что они никуда не ходили, просто сидели на пороге: Эмма шила, а Том глазел на прохожих.

— В жизни не встречал женщину, которая бы так четко и ясно выражала свои мысли, — сказал ей Том однажды вечером, когда они остановились передохнуть рядом с большим домом, сложенным из кирпича и отделанным белым камнем. Том также сообщил ей, что кривляк и жеманниц терпеть не может, и добавил: — Вот ты — достойная женщина, поскольку стойко переносишь трудности, которые на тебя обрушились. — А потом еще добавил, окончательно осмелев: — Мне нужна жена, которая не боится тяжелой работы, и ты в этом смысле мне очень подходишь. — Сказавши это, он отчаянно покраснел, поскольку предложение руки и сердца получилось у него на редкость неуклюжим.

Нельзя сказать, чтобы манера, в какой было сделано это предложение, понравилась и Эмме. Она отвела от него глаза и стала рассматривать мансарду большого дома, где лучи заходящего солнца искрились в разноцветных стеклышках круглого витражного оконца, напоминавшего огромный ограненный бриллиант. Правду сказать, она была разочарована, хотя приняла бы предложение Тома даже в том случае, если бы оно было сделано в еще более неуклюжей или причудливой форме. К чему скрывать? Том совершенно покорил ее сердце. Ко всему прочему он был человеком покладистым и легко сводил знакомство с людьми. Эмма восхищалась этими качествами своего возлюбленного, поскольку сама бывала чрезмерно суровой к людям и относилась к ним настороженно. Но Эмме для полного счастья было явно недостаточно того, что Том считал ее трудягой и подходящей ему во всех отношениях женщиной. Ей хотелось слышать от него заверения в вечной любви и преданности, какими бы смешными и глупыми они ни казались в его устах. Эмма, несомненно, обладала практическим складом ума, но и тяга к романтике, пусть и глубоко запрятанная, у нее в душе еще сохранилась. С детских лет она носила в своем сердце образ некоего прекрасного юноши, который, протянув ей букет пышных роз и припав на одно колено, в самых изысканных выражениях предлагал ей руку и сердце.

Том, казалось, что-то такое почувствовал. Неожиданно схватив ее за руку, он заглянул ей в глаза и произнес:

— Ты самая искренняя и чистосердечная девушка из всех, кого я когда-либо встречал, и я люблю тебя больше жизни. Если ты не согласишься выйти за меня замуж, я сию же минуту уеду на Запад на золотые прииски, и тебе, когда ты будешь убирать мою комнату, придется выбросить мои вещи на помойку. — Потом, несмотря на то, что улица буквально купалась в пыли, а сидевшие неподалеку в беседке две женщины внимательно за ними наблюдали, Том, придав лицу трагическое выражение, рухнул перед ней на колени.

Сцена, что и говорить, получилась наиглупейшая, но для Эммы она потом стала одним из самых светлых и драгоценных воспоминаний. Наклонившись к Тому, она поцеловала его в губы и сказала:

— Я готова следовать за тобой повсюду, но лучше в качестве твоей законной жены, — произнесла она шепотом, — хотя это и не обязательно.

При этом она так отчаянно покраснела, что Том пришел к выводу, что это, напротив, обязательное условие.

Они попытались купить земельный участок неподалеку от Галены, где поля были плодородными, а окрестные холмы радовали глаз ярким зеленым убранством, но то, что им предлагали, стоило слишком дорого, а средств у них почти не было — Эмма едва набрала денег, чтобы расплатиться за золотые часы, которые подарила Тому на свадьбу. Натуры у них, однако, были беспокойные, и оба любили приключения. По этой причине они решили лично выяснить, так ли уж хороши сельскохозяйственные угодья на Западе, как об этом писали в газетах. Погрузив весь свой скарб в фургон, они переехали из Галены в Колорадо, где и обосновались в окрестностях городка под названием Минго.

Участок, который они приобрели, в отличие от тех, что рекламировались в газетах, не имел, казалось, никакой сельскохозяйственной перспективы, но они тем не менее как-то на нем перебивались и о переезде в Колорадо не жалели. Они и впрямь отлично подходили друг другу. Эмма работал бок о бок с Томом на поле, засевая землю и убирая урожай; Том выстроил для семьи симпатичный домик — насколько, разумеется, это было возможно, принимая в рассуждение то обстоятельство, что в качестве строительного материала использовался обыкновенный дерн. Но Том очень старался — даже врезал в стены застекленные оконные рамы. Молодые супруги быстро перезнакомились со всеми соседями и вместе с ними посещали маленькую церковь, воздвигнутую совместными усилиями переселенцев. Эмма обладала неплохим голосом и актерскими способностями и принимала деятельное участие в театрализованных представлениях и создании живых картин, которые, собственно, и являли собой то, что можно было, пусть и с натяжкой, назвать культурной жизнью города Минго.

Через два года после того, как Том с Эммой поженились, у них родилась Кора Нелли. Девочка появилась на свет раньше срока, и в скором времени родители узнали, что Коре Нелли суждено до конца своих дней сохранить незамутненное младенческое сознание.

Когда это уже не вызывало сомнений, Эмма пришла в отчаяние.

— Я тебя подвела, — сказала она.

Том поторопился ее успокоить.

— Кора Нелли — господом избранное дитя, ибо зло этого мира никогда ее не коснется, — сказал он, и Эмма ему поверила.

Они надеялись, что у них еще будут дети, которые позаботятся о Коре Нелли после их смерти, но бог им больше никого не дал. И тогда они отдали всю свою любовь ей одной.

Словно в награду за свое младенческое простодушие, Кора Нелли получила от природы удивительно привлекательную наружность — густые угольно-черные волосы, белую кожу и такие же, как у Эммы, глаза цвета неба над прерией.

— Она точь-в-точь как моя кукла, — сказала Эмме соседская девочка Лорена Спенсер; Кора Нелли и впрямь удивительно походила на хрупкую фарфоровую китайскую куколку.

Коре Нелли было семь лет, когда к домику, принадлежавшему семейству Сарпи, подъехал Янк Маркхэм с тремя своими приятелями. В Минго закон был не в чести, и по этой причине там собирались проходимцы и просто отчаявшиеся люди со всего края. Янк Маркхэм был далеко не первым человеком с дрянным характером, который останавливался на ферме Сарпи, чтобы попросить еды или свежую лошадь. Но Том радушно встречал каждого, кто к нему приходил, делился с ним последними крохами, и маленькое семейство Сарпи не обижали.

Эмма тоже обычно относилась к случайным гостям вполне доброжелательно, но Янк и его приятели сразу ей не приглянулись. Она была рада, что в этот день Том не пошел на поле и работал в амбаре. Выйдя из амбара, он добродушно улыбнулся, протянул Янку руку и сказал:

— Слезай с седла, путник, попей воды и напои коней. Колодец во дворе, на гвозде черпак для людей, на земле корыто для лошадей. Моя жена нажарила пончиков, так что, считай, тебе повезло.

— Похоже, что так, — сказал Янк, слезая с лошади.

Эмма, которая в эту минуту стояла у колодца, позвала к себе Кору Нелли — уж очень ей не понравились взгляды, которые люди Янка бросали на девочку. Когда Кора Нелли побежала к матери, один из них нагнулся и схватил ребенка за руку.

— Здравствуй, девочка, — сказал он.

Кора Нелли не испугалась. Она не знала, что такое страх, поскольку все к ней были добры, и с улыбкой посмотрела на незнакомца. Но то, что происходило во дворе, встревожило Тома.

— Эй, парень, попридержи руки! — крикнул он, бросаясь к дочери.

Не сказав ни слова, Янк вытащил револьвер и выстрелил Тому в ногу. Том упал на землю; потом поднял глаза и посмотрел на Янка — скорее с удивлением, нежели со страхом. Тогда Янк выстрелил ему в плечо. Том наконец в полной мере осознал ужас происходящего.

— Эмма! — крикнул он. — Я…

Янк не дал ему договорить. Ухмыляясь, он нажал на курок в третий раз, и револьверной пулей разнес Тому череп. Эмма слышала, как кричала Кора Нелли — возможно, впрочем, это кричала она сама; ей так и не суждено было этого узнать. Она со всех ног бросилась к девочке, чтобы вырвать ее из рук бандита и унести в дом. Если бы ей это удалось, она могла бы закрыть дверь на задвижку, вооружиться револьвером и стрелять в Янка и его людей из окна. Но Янк поймал ее за развевавшиеся по ветру волосы и намотал их на руку. Бандит, который держал Кору Нелли, соскочил с коня, одним резким движением сверху вниз разорвал на девочке платье и швырнул ее на землю.

Кора Нелли начала плакать и что-то чирикать на своем птичьем языке. Бандит, который в это минуту расстегивал штаны, повернулся к своим приятелям и сказал:

— А ведь в этой девчонке не больше разума, чем в кролике. — Потом он посмотрел на девочку и крикнул: — Затихни, куколка! Сейчас я буду изображать твоего папочку. — Желая заставить девочку замолчать, он, несильно размахнувшись, ударил ее по губам, после чего опустился на четвереньки и лег на нее сверху.

Янк завел руку Эммы за спину с такой силой, что у нее хрустнули кости.

— Посмотри на этого парня, — сказал он с усмешкой. — Он у нас любит детишек. Но мне этого не надо. Я предпочитаю взрослых баб — вроде тебя. — Эмма попыталась было ударить Янка, но он, скрутив ей за спиной руки, зажал ее лицо в ладонях и держал так, чтобы ей было видно, как один из его людей насиловал Кору Нелли. Это картина навсегда осталась в памяти Эммы и с годами нисколько не потускнела. Зерно в поле налилось и обрело золотистый оттенок. Сделанная из дерна крыша домика от избытка влаги зеленела, как лужайка, проросшие побеги устремляли к небу длинные тонкие стебли. Бурая земля во дворе после ливня превратилась в грязь; измазанное в грязи, разорванное и скомканное бледно-желтое платье Коры Нелли напоминало букет втоптанных чьей-то тяжелой ногой в землю желтых тюльпанов. На волосах и на лице Коры Нелли тоже виднелись пятна грязи. Пытаясь высвободиться из рук Янка, Эмма извернулась и заметила у него в бороде табачные крошки, а на шее — грязный, пропитанный потом красный платок. Из его толстогубого, с дурными зубами рта вырывалось зловонное дыхание. В нем чувствовался резкий запах жевательного табака и какого-то цветка — «Лилии», — почему-то решила Эмма, хотя никогда с лилиями дела не имела и даже не знала, как они пахнут. Возможно, это ощущение пришло позже и осталось от заупокойной службы в церкви, куда кто-то из прихожан принес букет этих цветов.

— Прекрати это, прошу тебя. Возьми что хочешь, только вели своим людям оставить девочку в покое. Она всего лишь несмышленый ребенок, — взмолилась Эмма.

— Мы и так все у тебя заберем — без твоего разрешения, — сказал Янк и рассмеялся.

Кора Нелли заверещала, как попавший в капкан зверек; глаза у нее закатились, и скоро между веками можно было рассмотреть только узкую полоску белков. Когда бандит накрыл ее своей тяжелой тушей, она обмякла и лежала, как мертвая. Закончив дело, бандит неторопливо поднялся на ноги, после чего раздавил подошвой сапога ребенку рот. Эмме показалось, что она слышала, как у ее дочери затрещали кости. Потом он стал пинать девочку сапогами и пинал до тех пор, пока не перевернул ее на живот и она не уткнулась лицом в грязь. Подняв на Эмму свои желтые волчьи глаза, он сказал:

— По-моему, я поступил с ней по справедливости.

Потом все четверо бандитов с интересом наблюдали за агонией Коры Нелли, а когда она затихла, переключили внимание на Эмму.

— Ну-ка, покажи мне свою лохматую дырку, — сказал Янк, у которого по углам рта текла смешанная с табачной жвачкой слюна. Поскольку Эмма не двигалась, он с такой силой дернул ее за подол юбки, что она упала.

После того, как Янк над ней потешился, у нее началось кровотечение; а еще он сломал ей руку, и она повисла как плеть. Потом Эммой занялись другие бандиты, причем к ним присоединился даже тот человек, который только что изнасиловал и убил Кору Нелли. Когда они завершили свои труды, Эмма была без сознания. Вероятно, бандиты решили, что она умерла, поскольку стрелять в нее не стали. Переворошив весь дом, забрав ценности и съев пончики, они вскочили на лошадей и поехали прочь, запалив напоследок амбар.

Сосед семейства Сарпи, старый индеец по имени Бен Бондуран, увидел дым и приехал разузнать, что случилось. Увидев лежавшую в грязи Эмму, он поначалу счел ее умершей, но потом услышал ее тихие стоны и отвез на близлежащую ферму. По его словам, он в жизни не видел, чтобы «белую женщину так искалечили». «Искалеченных индейцев видел. Но чему тут удивляться, коли белые колотят их почем зря — просто ради развлечения?» — заметил он, внося бездыханное тело Эммы в дом, принадлежавший семейству Спенсер.

— Мы их догоним. Нам не впервой иметь дело с убийцами, — мрачно сказал мистер Спенсер, но Эмма, которая к тому времени уже пришла в себя, умолила его оставить мысль о погоне, поскольку, по ее словам, Янк и его банда успели уже уйти так далеко, что гнаться за ними было бы напрасной тратой времени. На самом деле она была против погони совсем по другой причине. Ее соседи были фермерами, а не убийцами, и даже если бы им удалось догнать Янка и его людей, бандитам не составило бы труда их перестрелять.

Друзья Эммы похоронили Тома и Кору Нелли, потом занялись восстановлением ее фермы; пока мужчины работали на ферме, женщины ухаживали за Эммой.

Эмма поправилась, но рана в душе не заживала. Она приняла смерть родителей, но принять неожиданную смерть мужа и дочери ей было куда труднее. Она попыталась найти утешение в религии, но и это не помогло. А помогла ей воспрянуть духом мечта о мщении. Продав свою ферму Спенсерам, она отправилась в Денвер, где, по слухам, часто обретался Янк Маркхэм. В Денвере она нашла себе работу в игорном доме Палас, где пела и исполняла простенькие эстрадные номера; Палас был тем самым местом, где возможность встретить Янка и его людей представлялась наиболее вероятной. Она не знала имен других членов его банды, но узнала бы их в лицо в любое время дня и ночи. А узнавши, убила бы их одного за другим. По ночам, когда ее донимали кошмары и заснуть было невозможно, она думала о том, что было бы неплохо продлить страдания этих людей, сообщив им, почему и за какие грехи они умирают. Но потом она отвергла эту мысль, понимая, что малейшая проволочка или отсрочка в исполнении приговора, который она им вынесла, может позволить им ускользнуть от ее мщения. Поэтому она решила, что в ту же минуту, как увидит кого-нибудь из них, достанет револьвер и будет стрелять. Пусть ее потом за это повесят. На душе у нее было так пусто и холодно, что смерть стала бы для нее лишь избавлением от мук.

В Палас Янк так ни разу и не зашел, но через год или два после того как Эмма приехала в Денвер, его арестовали за убийство человека в салуне, судили и приговорили к смерти. Эмма ходила смотреть, как его вешали. Когда Янка вели к виселице и он проходил мимо нее, она плюнула ему в лицо и крикнула: «Мерзавец!»

Янк остановился и с любопытством на нее посмотрел. Даже глаза прищурил в надежде, что сможет ее распознать, а потом сказал:

— А, это ты, шлюшка? Я бы пригласил тебя на прогулку, но сейчас, боюсь, у меня нет времени. — И она поняла, что человек, который убил ее мужа и дочь и разрушил всю ее жизнь, просто-напросто ее не узнал. Когда Янка вздернули, она испытала некоторое облегчение, но только некоторое. Где-то по земле ходили три других мерзавца, которые еще не расплатились за смерть Тома и Коры Нелли.

Прошло какое-то время, и Эмма познакомилась с Джоном Роби. Он зашел в Палас, увидел ее выступление и сразу же заинтересовался тем, почему такая образованная, с хорошими манерами женщина работает в подобном заведении.

— С удовольствием угостил бы вас выпивкой, — сказал он ей в один прекрасный вечер, когда она в полном одиночестве сидела за столиком в Паласе. Выпивать с посетителями было одной из обязанностей Эммы по работе: девушки получали небольшой процент с каждой проданной в баре порции виски. Но Эмма не искала мужского общества и пить с мужчинами не любила. Она предпочитала накачиваться виски в одиночестве и делала это весьма исправно.

Тем не менее она указала Джону на стул, и он подсел к ней за столик.

— Что ж, купите мне стаканчик, — сказала она, — но предупреждаю, я — женщина молчаливая и поддерживать разговор придется вам.

— Договорились, — сказал Джон. Он купил ей виски в тот вечер и в следующий вечер и угощал ее этим напитком много вечеров подряд. Пока… Пока как-то раз они с ним не прикончили целую бутылку и не набрались до такой степени, что Эмма поведала ему заплетающимся языком историю о Томе и Коре Нелли. После того как Эмма закончила свое печальное повествование, Джон взял ее за руку и долго сжимал в своих ладонях. Когда Эмма посмотрела на него, ей показалось, что у него на глазах выступили слезы.

— Они будут ждать тебя там, где мертвые ждут живых, — сказал Джон, и это немного ее утешило. В тот же вечер они стали любовниками.

Джон был сложным человеком.

— Я холоден, как собачий нос, — сказал он ей. В определенном смысле он таким и был, но только не в отношении Эммы. К ней он относился по-доброму и с любовью. Иногда, что всякий раз удивляло Эмму, он относился по-доброму и к другим людям. У нее сложилось впечатление, что таким образом он пытался искупить какие-то свои прошлые прегрешения. Однажды, когда они поздно вечером шли по улице, им на глаза попались трое погонщиков мулов, которые зверски избивали негра. Двое держали его за руки, а третий полосовал кнутом. Рубашка у бедняги была разорвана, спина покрылась кровоточащими ранами. Эмма решила, что негр, должно быть, совершил какое-то преступление и они его наказывают. Но потом выяснилось, что чернокожий просто не уступил им дорогу — не захотел сходить с тротуара в грязь, чтобы позволить им пройти. Несколько человек, которые остановились неподалеку, чтобы поглазеть на происходящее, бурчали себе под нос, что так поступать нельзя и что это, мол, не по закону, но вмешиваться побаивались. Тогда на помощь несчастному пришел Джон. Вырвав кнут у одного из молодчиков, он так лихо отделал им всех троих негодяев, что они, не выдержав его хлестких ударов, бросились врассыпную. Потом Эмма и Джон отвели избитого негра в ближайшую аптеку и купили за свой счет бинты и примочки, чтобы он мог залечить свои раны. Позже Джон помог этому парню устроиться на работу в Палас.

Эмма пришла к выводу, что если Джон рисковал жизнью ради совершенно незнакомого человека, то ради нее он сделает все, что угодно. И эта мысль помогла ей впервые после смерти Тома ощутить чувство покоя и защищенности. С тех самых пор Эмма начала относиться к Джону с большой теплотой и участием, хотя это чувство никак нельзя было сравнить с тем глубоким, всепоглощающим чувством, которое она испытывала к Тому. Скорее это можно было назвать благодарностью, нежели любовью. И неудивительно: когда они с Джоном познакомились, она была истощена духовно и физически и страдала от одиночества. Джон дал ей возможность вновь обрести почву под ногами, вернул ей интерес к жизни. Понимая это, Эмма тоже старалась быть ему полезной, помогала ему бороться с собственными демонами.

— Я тоже был когда-то женат и жил в Каире, где у меня была москательная торговля — и даже весьма процветающая, — сказал он ей как-то вечером вскоре после того, как спас от расправы черного. Они сидели за столиком ресторана Шарпио и обедали. Джону нравилось, когда Эмма надевала красивое платье и они вместе шли в какой-нибудь дорогой ресторан.

— Детей у нас не было, поэтому, когда был объявлен набор добровольцев, я посчитал своим долгом записаться в армию. Все дела я перепоручил своему партнеру-банкиру. — При этих словах глаза у Джона побелели и приобрели мертвенный, опаловый оттенок. — В армии я пробыл до конца войны, а когда меня демобилизовали и я вернулся в родной город, выяснилось, что за несколько недель до моего возвращения партнер продал мой магазин и сбежал из города, прихватив с собой не только мои деньги, но и мою жену. Я был в отчаянии; все попытки найти беглецов ни к чему не привели.

Далее Джон рассказал, что прожил в Каире еще год или два в надежде, что жена к нему вернется. Потом ему сообщили, что его бывшая супруга отправилась со своим любовником-банкиром на золотые прииски в Колорадо. Джон проследил их путь до Брекенриджа, но потом потерял их след. Выучившись в армии играть в карты, он карточной игрой зарабатывал себе на жизнь, постоянно переезжая из города в город, поскольку, подобно Эмме, был одержим жаждой мести.

Когда Джон замолчал, на лице у него появилось выражение такой глубокой скорби, какой Эмме на лице человека еще видеть не доводилось. Эмма протянула руку и коснулась кончиками пальцев его руки. Она почувствовала, что до нее он никому не рассказывал эту историю и воспоминания, которые он растревожил, причиняют ему сейчас сильнейшую душевную боль.

Джон сжал пальцы Эммы с такой силой, что она едва не вскрикнула, но не отдернула руку.

— Прошли годы после того, как она сбежала, и я уже почти отчаялся ее найти, — продолжил он свой рассказ. — И вот как-то раз, когда я играл в покер в одном из притонов Тайгер-Элли, что в Лидвиле, ко мне подошла одна женщина. Я решил было, что это обыкновенная бродяжка — такой старой и оборванной она мне показалась, но она назвала меня по имени, и…

— Это была твоя жена, — сказала Эмма.

Джон кивнул. У него перехватило горло, и некоторое время он не мог говорить. При этом он с силой впился ногтями в руку Эммы, но женщина даже не поморщилась.

— Она умирала от туберкулеза, — наконец произнес он. — Банкир спустил все их деньги, после чего продал ее в заведение некой мадам в Стилборн-Элли. Эта женщина заставляла ее вытворять