Дни и ночи отеля «Бельведер»

Денбери Айрис

Юная Андреа Ланздейл рано лишилась родителей. Работа в престижном отеле «Бельведер» стала для нее хорошей школой. Честная и порядочная девушка завоевывает симпатию персонала отеля и покоряет сердце неприступного Кира Холта.

 

Глава 1

Андреа вошла во вращающуюся дверь отеля «Бельведер». От сильного толчка сзади произошел резкий поворот двери, и девушка катапультировала в вестибюль, где и растянулась во весь рост на пушистом ковре.

Внезапно кто-то схватил ее за запястье и помог подняться на ноги.

— Простите, я не видел вас, — начал извиняться мужчина высокого роста. — С вами все в порядке?

— Да, благодарю. У меня при входе застрял каблук. А вы довольно сильно толкнули дверь. — Ее фраза прозвучала как обвинение.

— Это целиком моя вина. Извините.

Один из портье с серьезным видом протянул Андреа ее туфельку и сумочку, как будто ему приходилось сто раз на дню обслуживать постояльцев, которые растягивались на полу лицом вниз.

Андреа направилась к стойке администратора.

— У меня назначена встреча с миссис Мейфилд. Я мисс Ланздейл.

— Подождите, пожалуйста, минутку! — Дежурный администратор поднял телефонную трубку, а затем улыбнулся человеку за спиной Андреа. — Добрый день, мистер Холт.

Пока портье разыскивал его ключ, Андреа мельком бросила взгляд на мужчину, который так грубо втолкнул ее в отель. Так как свет бил ей в глаза, она не могла как следует рассмотреть его черты, но на нее произвело впечатление его суровое, почти сердитое выражение лица с чуть загнутым книзу носом и прямой линией губ.

Посыльный повел ее наверх, к миссис Мейфилд.

— Добрый день, тетушка Кэтрин, — робко проговорила Андреа. Она не виделась со своей родственницей более шести лет, со дня смерти матери, сестры Кэтрин. Теперь, после смерти отца, который погиб в результате несчастного случая (его буквально припечатала к стене машина, водитель которой резко свернул в сторону, чтобы не наехать на маленького ребенка), кроме тетушки Кэтрин, у Андреа не осталось близких родственников.

— Ты выросла, Андреа. Когда я видела тебя последний раз, ты была еще школьницей.

Миссис Мейфилд считала, что ее племянница и сейчас выглядит как школьница, несмотря на гладкую черную юбку и белую блузку. Девушка маленького роста, у нее рыжеватые волосы и серые глаза. Она не похожа на свою мать, Леонию, более высокую и светловолосую.

— Сколько тебе лет? — спросила миссис Мейфилд.

— Девятнадцать.

Кэтрин Мейфилд вздохнула:

— Что ж, это тот возраст, когда люди сами зарабатывают себе на жизнь.

Андреа с сочувствием подумала о том, что ее тетя тоже пережила трагедию, так как ее муж рано умер и Кэтрин пришлось заново строить жизнь. Сейчас она занимала должность главной сестры-хозяйки в большом провинциальном отеле «Бельведер».

— Какие у тебя планы на будущее? — спросила миссис Мейфилд. — Ты хочешь заняться чем-то определенным?

— Еще не знаю.

— Но ты, должно быть, где-то работала после окончания школы.

— Да. Я училась стенографии и печатанию на машинке в конторе по продаже недвижимости в Стоучестере. Это ближайший к нам город, всего в пяти милях. Но работа в конторе кажется мне не настолько интересной, чтобы посвятить ей всю жизнь.

— Ты не любишь однообразную работу?

— Наверное.

— Именно это характеризовало твоего отца.

Андреа возмутило неожиданное нападение на ее отца, но она не успела возразить, так как миссис Мейфилд опередила ее:

— Чем ты хочешь заняться?

— Я брала уроки кулинарии в вечерней школе, — неуверенно ответила девушка. — И если бы я сумела усовершенствоваться в этом, то стала бы, в конце концов, преподавателем.

— Работа такого рода требует постоянной тренировки и незаурядного упорства. У тебя хватит силы воли и веры в себя?

Андреа почувствовала скрытую недоброжелательность в невинном вопросе тети:

— Очевидно, именно это мне и предстоит выяснить.

Официант принес поднос с чаем, и, пока миссис Мейфилд разливала чай, Андреа изучала женщину, пригласившую ее приехать. Андреа, конечно, сообщила о смерти своего отца, и хотя тетя Кэтрин не приехала на похороны, она прислала письмо с выражением соболезнования и пригласила племянницу погостить несколько дней у нее в отеле в Миллбридже.

В воспоминаниях шестилетней давности облик тети Кэтрин вырисовывался в виде высокой, стройной, бледнолицей женщины с застывшим выражением лица, которое редко освещала улыбка. После смерти матери Андреа смутно вспоминала острые ссоры между ее отцом и тетей Кэтрин, но она была слишком мала тогда, чтобы понять их подоплеку.

Сейчас тетя Кэтрин выглядела почти так же. Простое черное платье подчеркивало ее бледность, поэтому темные глаза казались запавшими. Ее темные волосы начали седеть. Единственным украшением, которое она носила, были серьги и брошь из марказита, а на плотно сжатых губах не было и следа помады.

Подавая Андреа чашку чая, миссис Мейфилд искусно переменила тему разговора, вернувшись к обсуждению карьеры своей племянницы:

— Расскажи мне о тех людях, у которых вы с отцом жили. Он действительно служил у них шофером и исполнял мелкие поручения?

— Да, — ответила Андреа с вновь пробудившимся в ней протестом. — Он пошел работать шофером к миссис Деннистоун, считая, что это единственный способ создать для меня нормальные домашние условия на один-два года после окончания школы, пока я не смогу содержать себя сама. У нас была квартира над гаражом, и мы отлично устроились. Миссис Деннистоун относилась к отцу как к другу. Она знала, что он человек образованный.

— Образованный? — Миссис Мейфилд опустила чашку, которую поднесла было к губам. — Конечно, он был человеком образованным! И он пренебрег всеми своими способностями ради своих прихотей. С его ученой степенью, с его знаниями латинского и греческого, истории, археологии и всего остального он мог бы сделать блестящую карьеру и создать для твоей матери уютный дом, а не таскать ее по разным странам, где они влачили жалкое существование в каких-то трущобах.

— Но они были счастливы, и маме нравилось сопровождать его по всему миру.

— Ты просто не представляешь, как страдала твоя мать. Слабое здоровье и бедность исковеркали ее душу, она уже ни о чем не беспокоилась, даже когда подхватила ужасную заразу в какой-то жалкой лачуге в Греции. Она умерла в нищете. О да, твоему отцу было интересно скитаться по Греции, Турции и Персии, и его совсем не заботило то, что случилось с бедной Леонией.

— Он переживал! — возразила Андреа. — Он часто говорил о ней и всегда винил себя.

— Тогда уже было слишком поздно, — с холодной улыбкой возразила тетя Кэтрин.

Андреа поднялась, возмущение и гнев боролись в ней с долгом вежливости по отношению к женщине, годившейся ей в матери. — Почему вы нападаете на моего отца? Почему вы так не жалуете его? Что он вам сделал плохого?

— Ничего, за исключением того, как он поступил с Леонией.

— Возможно, в конце концов он расплатился за все свои недостатки, — горячо возразила Андреа. — Он отдал свою жизнь, чтобы спасти ребенка. — Ее голос дрогнул, а на глаза навернулись слезы.

Кэтрин протянула девушке руку:

— Извини, Андреа. Я поддалась эмоциям и зашла слишком далеко. Расскажи, что ты собираешься делать дальше. Ты хотела бы остаться с той семьей, Деннистоунами?

Андреа снова опустилась на стул:

— Миссис Деннистоун нужен новый шофер, а ему понадобится квартира, особенно если у него семья. В любом случае, я не хочу оставаться там без отца.

— Наверное, никаких других связей у тебя там нет? Может быть, друг?

— Нет, ничего такого, — улыбнулась Андреа.

— Тогда, возможно, ты могла бы получить работу машинистки здесь, в Миллбридже, или в другом месте. Ты заработала бы денег и подыскала бы что-то более интересное, чем контора по продаже недвижимости.

— У меня еще нет никаких определенных планов. — Андреа была разочарована тем, что их разговор принял такой неприятный оборот.

— Ты погостишь здесь несколько дней? Перемена места будет полезна для тебя.

За несколько минут до этого Андреа была готова выскочить из комнаты, с тем чтобы никогда больше не видеться с тетей Кэтрин, но сейчас она услышала более ласковые ноты в ее голосе.

— Конечно, я переночую здесь. Большое спасибо. Но завтра вернусь домой, я имею в виду к Деннистоунам. Решу, что делать, а потом напишу вам.

Кэтрин внимательнее присмотрелась к своей племяннице.

— У тебя характер Леонии. — Она улыбнулась ей с невольным одобрением. — Если ты интересуешься домоводством, может быть, тебя привлекла бы работа в отеле? Живи здесь и работай под моим руководством!

У Андреа перехватило дыхание.

— Я… я не знаю, что сказать.

Кэтрин удивилась внезапно охватившему ее порыву.

— Обдумай мое предложение и дай мне знать. Но если ты приедешь сюда и всерьез займешься работой в отеле или работой в сфере обслуживания, я надеюсь, что ты останешься здесь по меньшей мере на год, какой бы скучной ни показалась тебе каждодневная работа.

Андреа открыто и смело посмотрела на свою тетю:

— Если я приму ваше любезное предложение, конечно, я останусь. Именно поэтому мне и нужно все обдумать.

Слабая улыбка заиграла на губах Кэтрин. Не так часто приходилось этой женщине, принадлежавшей к числу самых влиятельных людей, занимающихся управлением большого отеля, получать подобный ответ на столь заманчивое предложение. Двадцать девушек, более подготовленных и, возможно, более способных, чем Андреа, запрыгали бы от радости от такой удачи.

— Вот еще что. К тебе будут относиться точно так же, как к любой другой работающей здесь девушке. Никаких привилегий из-за того, что ты моя племянница.

— Понимаю, — кивнула Андреа. — Я тоже против какого-то особого покровительственного отношения.

— Прекрасно. Я обедаю здесь, у себя, в половине восьмого. Я позову кого-нибудь, чтобы тебе показали твою комнату, а затем найди себе занятие до обеда.

— Спасибо. Я вернусь вовремя.

Когда Андреа ушла, Кэтрин задумалась над тем, что заставило ее сделать дочери Леонии предложение, которое она вовсе не обязана была делать. Она остро переживала потерю Роджера, своего мужа, всего после двух лет супружеской жизни. Кроме того, ревность к детям других женщин много лет испепеляла ее душу, что послужило отсутствию какого-либо контакта с Андреа после смерти Леонии.

И вот сейчас она сделала необычное, прямо-таки донкихотское предложение, зная, что если Андреа примет его, то станет постоянным напоминанием о той дочери, которая так и не родилась у нее. Хотя она сомневалась, останется ли здесь Андреа. Девушка почти наверняка унаследовала от своего отца охоту к перемене мест, его нетерпимость к дисциплине и неспособность упорно заниматься однообразной работой. Жизнь в отеле покажется ей трудной и лишенной того блеска, который сулит роскошная обстановка гостиничных холлов.

Андреа, возвращаясь на другой день в Хауден-Холл, в дом Деннистоунов, в маленькой деревушке, с благодарностью думала о щедрости своей тетушки, но не была уверена в том, что примет предложение поступить на работу в отель.

Миссис Деннистоун удивило внезапное возвращение Андреа.

— Я думала, что ты останешься там на несколько дней, — заметила она.

Андреа призналась себе, что, испытывая теперь болезненную обидчивость, она готова услышать намек на критику в самых безобидных словах. Она объяснила, что не хотела оставаться дольше, потому что если она решит вернуться в Миллбридж, то здесь, в деревне, надо уладить множество мелких дел.

— По-моему, это блестящее предложение, — заметила миссис Деннистоун. — Ты сразу разрешишь все свои проблемы: сменишь работу, место жительства, приобретешь перспективу новой карьеры, а кроме всего, еще и дружески расположенную к тебе тетушку, которая поможет советом в трудную минуту.

Девушка была настроена не столь оптимистически. Она видела, что, разрешая одну проблему, похоже, приобретает множество других, связанных с «дружески расположенной» тетушкой.

— Пожалуйста, не думай, Андреа, что я тороплю тебя уехать, — продолжала миссис Деннистоун. — Мы будем рады видеть тебя здесь, пока ты не определишься со своим будущим.

— Да, я знаю и благодарна вам за это. За день-два я разберусь со своими делами. — Помолчав, она добавила: — Я приведу в порядок квартиру и упакую вещи. Я знаю, что вы хотите подготовить ее для нового шофера.

— Никакой спешки нет. Твоему отцу не так легко подобрать замену, а пока Тревор поводит машину.

Упоминание миссис Деннистоун о сыне еще раз высветило истинные причины того, почему она надеялась, что Андреа подыщет новую работу и место жительства подальше от этих мест, во всяком случае, подальше от Хауден-Холл.

Андреа бойко ответила тете Кэтрин, что ее ничто не удерживает в этой деревне, что у нее нет друга, и это действительно было правдой. Но Тревор Деннистоун, молодой человек двадцати шести лет, привлекательной наружности, был завидным женихом и источником постоянных волнений для своей матери, которая опасалась, как бы он не женился на неподходящей девушке. В их округе им интересовались многие: дочери соседей, его секретарша в универмаге, основанном его отцом и превратившимся в самый большой и изысканный магазин в Стоучестере. Любая из этих девушек с радостью согласилась бы стать миссис Тревор Деннистоун. Но вплоть до настоящего момента Тревор не выказывал желания жениться ни на одной из этих претенденток.

Поначалу Андреа относилась к Тревору по-дружески, как к сыну хозяйки, у которой работал ее отец, и молодому человеку, обладавшему прекрасными манерами. Он никогда не давал ей понять, что влюблен в нее, и Андреа спокойно относилась к тому, что для миссис Деннистоун она является неприемлемым вариантом. Но постепенно Андреа начала понимать, что готова влюбиться в Тревора. Время от времени он подвозил ее домой с еженедельных вечерних занятий в Стоучестере, хотя многие молодые люди, не имевшие собственной машины, с радостью проводили бы ее через луг от автобусной остановки.

Позднее, в тот же вечер, она сообщила миссис Деннистоун о своем решении принять предложение тети и приступить к работе в отеле «Бельведер». На ее решение оказала влияние случайная встреча в деревне с маленькой девочкой, чье внезапное появление на дороге явилось причиной смерти мистера Ланздейла.

— Мне лучше уехать, — сказала она миссис Деннистоун. — Здесь, в деревне, слишком многое напоминает о том, что случилось. Мне хотелось бы сохранить воспоминания только обо всем хорошем.

— Ты молода, и в твоем возрасте так легко менять условия жизни, — одобрительно заметила миссис Деннистоун.

Услышав эту новость, Тревор, казалось, расстроился больше, чем ожидала Андреа, и на минуту она обрадовалась.

— Мне будет не хватать тебя, Андреа, — сказал он ей, но в то же мгновение она поняла, что в этих словах звучит не более чем дружеское расположение.

— Ненадолго. Весьма вероятно, что у нового шофера окажется дочка.

— Или сын-школьник, который только и будет мечтать, как бы проехаться на моей новенькой машине. — И поскольку Андреа ничего не ответила, он продолжал: — Тебе не понравилась бы работа в магазине? Ты могла бы продавать косметику или женскую одежду — все, что захочешь.

Андреа была удивлена и тронута его предложением, тем более что оно было сделано, в чем она не сомневалась, без согласования или одобрения со стороны его матери. На какой-то миг она поддалась глупому искушению принять его, рискуя навлечь на себя гнев миссис Деннистоун. Но у нее хватило здравого смысла отрицательно покачать головой и с улыбкой сказать:

— Нет. Ты очень внимателен ко мне, но я хочу уехать. — Она рассказала ему о своей встрече с девочкой, спасая которую погиб ее отец. — Сам видишь, я все время буду вспоминать об отце.

Тревор взял ее за руку:

— Хорошо. Если ты решила уехать, мы не будем тебя отговаривать. Но помни: здесь у тебя остались друзья.

 

Глава 2

Через две недели Андреа прибыла в отель «Бельведер», проработав одну неделю после заявления об увольнении в конторе по продаже недвижимости в Стоучестере. Там хозяева также уговаривали ее остаться, предлагая выгодную вакансию.

В этот душный субботний полдень вращающаяся дверь отеля была открыта настежь, поэтому, как мрачно подумала Андреа, ей не угрожала опасность получить толчок от какого-нибудь зазевавшегося постояльца.

Тетя Кэтрин помогла ей устроиться, попутно рассказав о ее обязанностях в качестве горничной на четвертом этаже.

— На время тебе придется заняться рутинной работой. Рассказывать тебе о всех деталях сейчас нет смысла, — сказала ей тетя. — Ты разыщешь мисс Уиверн, сестру-хозяйку по этажу, которая введет тебя в курс дела. И еще одно: для тебя будет лучше, Андреа, если никто не будет знать о наших родственных отношениях. Дело не в том, что я возражаю, но ты здесь новенькая, и это осложнит твое положение.

Андреа посчитала, что это разумно. Она не хотела пользоваться никакими поблажками, поэтому не стоило объявлять, что она состоит в родственных отношениях с влиятельной персоной отеля.

— Ты будешь жить в одной комнате с французской девушкой, Югет Клубер. Она приехала в Англию, чтобы усовершенствоваться в английском, и, может быть, тебе удастся улучшить свой французский.

Андреа с облегчением услышала, что у нее, по крайней мере, будет полкомнаты. Она думала, что младший обслуживающий персонал спит в общей спальне.

Югет, темноволосая девушка с озорными карими глазами и соблазнительной фигуркой, которую она усиленно демонстрировала, возвратившись с дежурства, похоже, была не против подружиться с Андреа.

— Тебе приходилось работать в отеле? — спросила она.

— Нет. Но я умею застилать кровати и наводить порядок в ванных комнатах, — ответила Андреа.

Короткий смешок Югет поколебал уверенность Андреа.

— Тебе предстоит многому научиться. Гостиница — это тебе не дом. Но на четвертом этаже все это, наверное, не имеет такого значения. Я-то работаю на втором, и у меня два частных апартамента.

— А что это такое? — с недоумением спросила Андреа.

— Люкс, — последовал короткий ответ. — Самый лучший занимает мисс Дженсен. Это очень красивая девушка из Дании и очень богатая. — Югет пожала плечами. — Она, должно быть, супербогачка, если останавливается в таком номере. Там спальня с двумя кроватями, на которых голубые шелковые покрывала, а на полу ковер в тон к ним. Вся мебель из светлого дерева, цвета меда, с маленькими черными петлями и полосками, серебряными ручками. Ванная комната желтая, а еще там есть гостиная с креслами и столами, для приема гостей. — Югет драматическим жестом прижала руки к груди. — Но счет в нижнем этаже! Он все растет и растет! — Она помахала пальцами, как птица крыльями. — Проведи я там одну ночь и оплати сама такой счет — меня бы хватил удар!

Андреа звонко рассмеялась:

— А если бы его оплатил кто-то другой?

— Тогда совсем другое дело. Но даже в этом случае чьи-то деньги можно потратить гораздо лучше.

К тому времени, как Андреа убедилась в наличии истинно галльской практичности у своей новой подруги, Югет выключила свет и прыгнула в кровать, пружины которой жалобно заскрипели.

На следующее утро Андреа убедилась, что ей в самом деле придется еще многому научиться. Тихий стук в дверь поднял ее в шесть утра. Она поспешно натянула на себя светлую, розовато-лиловую униформу, повязала белый передник и поспешила в конец коридора на четвертом этаже, чтобы в половине седьмого предстать перед пытливым взором мисс Уиверн.

Мириам, старшая горничная, с которой Андреа предстояло постоянно работать в блоке С, повела ее в комнату сестры-хозяйки на их этаже, дала ей чашку обжигающе горячего чая и показала, как готовить утренний чай и подавать завтрак в номер.

— Ты делаешь mise-en-place, то есть готовишь все необходимое, — объяснила Мириам, девушка лет под тридцать, с жидкими, мышиного цвета волосами и светлыми глазами на бледном лице.

Андреа прочитала список, оставленный ночной дежурной, и помогла сервировать подносы в соответствии с установленным порядком, чтобы Мириам разнесла их по комнатам.

— Воскресенье — спокойный день, — сказала ей Мириам. — Так бывает всегда в городских гостиницах. Но нам предстоит сегодня заняться блоком Д, а также своим собственным, потому что у некоторых девушек выходной.

Между тем поступали требования принести чай, несколько постояльцев потребовали подать им завтрак в номер.

— Я покажу тебе, как их заказывать. У нескольких членов обслуживающего персонала спальни на нашем этаже, и к ним требуется особое отношение.

К тому времени, как Андреа освободилась от дел и направилась завтракать в комнату для женского персонала, она пала духом, испытывая сильную усталость. Некоторые девушки посмеивались над ней, но довольно дружелюбно.

— Хорошо еще, что ты приступила к работе в воскресенье, — сказала одна. — Подожди до утра вторника, когда гостиница заполнится бизнесменами, которые непрерывно звонят и орут, как сумасшедшие.

Мириам, при всей своей непривлекательной внешности, была настроена дружелюбно и выражала готовность помочь Андреа. Пока обе девушки стелили постели, чистили раковины и душевые кабины, пылесосили ковры и вытирали пыль с письменных столов, Мириам рассказала Андреа всю историю своей жизни, но Андреа слушала ее вполуха, стараясь запомнить заведенный порядок и планировку коридоров, шкафов для белья и лестниц.

К концу первой рабочей недели у нее сложилось довольно четкое представление о своих обязанностях и ответственности, хотя она не была уверена, что выполняла все удовлетворительно с точки зрения начальства, особенно мисс Уиверн, сестры-хозяйки по этажу.

Вскоре Андреа поняла, как нелегко одновременно держать на весу полный поднос и открывать дверь спальни. Как-то раз, когда она поставила поднос на пол, Мириам сделала ей замечание:

— Смотри, не попадись Уиверн, когда ставишь поднос на пол! Запомни, только пустой!

Андреа уже получила несколько критических замечаний от мисс Уиверн, но приняла их как должное. Ее слегка удивило, что за всю неделю она только один раз видела тетю Кэтрин, но она еще не понимала, что твердое руководство ее тети включало полное доверие к своим помощницам по этажу и минимальный надзор за ними.

Как новичку, Андреа дали два выходных в конце недели.

— Но на следующий раз, — сказала ей мисс Уиверн, — твой выходной будет только в понедельник через неделю, и запомни, что твои выходные не всегда будут совпадать с субботой и воскресеньем. У тебя три выходных на две недели, и расписание вывешивают в комнате для персонала, так что ты будешь знать обо всем заранее. Если захочешь прийти позднее половины двенадцатого, ты должна накануне попросить у меня ночной пропуск. Служебный вход закрывается, ты будешь возвращаться через парадные двери и показывать свой пропуск ночному портье.

В субботу днем Андреа выбралась походить по магазинам, пока были открыты большие универмаги. Она купила серую льняную блузку, цена на которую оказалась смехотворно низкой в связи с августовской распродажей, думая, что ее отцу не хотелось бы, если бы она в память о нем продолжала ходить в черном. Он слишком мало считался с условностями, чтобы потворствовать таким убеждениям. Кроме того, ей приходилось облачаться в черное каждый вечер, когда она была на службе.

На следующий день, в воскресенье, Андреа отправилась на утреннюю службу в церковь, колокольня которой была видна из окна верхнего этажа «Бельведера». Церковь находилась на грязной убогой площади в конце длинной улицы, на которой располагались конторы и склады. Георгианские подъезды и веерообразные окна, сохранившиеся на некоторых зданиях, напоминали о том, что когда-то здесь были частные жилища достойных граждан, теперь превращенные в конторы и складские помещения.

В полдень при закрытых магазинах и безмолвных деловых кварталах города Андреа сильнее почувствовала свое одиночество и отправилась на автобусе в один из парков, где толпы народа оживленно проводили свой досуг.

Она испытывала острое сожаление оттого, что ей пришлось отказаться от привычного образа жизни, где было дружеское общение, работа и знакомые люди, ради непривычного для нее ритма отеля, в дневное время такого шумного и суетливого, за которым следовали часы отдыха, приносившие ощущение того, что она похожа на рыбку, вытащенную из пруда. Но она сказала себе, что, в конце концов, у нее появятся знакомые и друзья среди тех, с кем она работает.

Около девяти часов Андреа вернулась в «Бельведер» и, пройдя мимо парадного входа, собиралась свернуть к предусмотрительно замаскированному служебному входу, как вдруг из подъехавшей машины вылез мужчина.

Он взглянул на нее, улыбнулся, признав знакомую, и подошел к ней:

— Не вы ли та молодая особа, которую я дверью сшиб с ног около недели назад?

Она увидела, что из гостиницы вышел портье, чтобы забрать чемоданы приехавшего.

— Да.

Он все еще улыбался, глядя на нее:

— Сегодня обещаю быть предельно внимательным и не наступать вам на пятки.

Он стоял, пропуская перед собой Андреа, но краска бросилась ей в лицо. Правила запрещали дружески болтать с постояльцами, и ей не разрешалось пользоваться парадным входом, даже если она не находилась на службе и была одета в серую льняную блузку и нелепую белую шляпку с вуалью.

— О, извините, мне надо позвонить. — Андреа нервно улыбнулась и, завернув за угол, направилась к служебному входу.

Оказавшись в безопасности, она обрела способность рассуждать здраво. Почему она не сказала, что работает в «Бельведере» и должна пользоваться другим входом? Она вспомнила его имя, когда поднялась по черной лестнице в свою комнату. Администратор назвал его мистером Холтом.

На следующей неделе у нее было мало времени думать о чем-то другом, кроме работы. Знала об этом тетя Кэтрин или нет, Андреа старалась доказать, что она может быть старательной и усердной при выполнении самой скучной работы.

Однажды вечером, когда они с Югет собирались лечь спать, Андреа спросила:

— Ты знаешь мистера Холта, который останавливается здесь?

Югет, поглощенная массажем лица, уставилась в зеркало туалетного столика.

— Что? Кто? — Потом до нее дошло, о ком идет речь, и она повернулась к Андреа. — Холт? Кир Холт?

— Я не знаю его имени.

— Но ты знакома с ним?

— Да нет. Просто слышала его фамилию, вот и все.

— Он высокий, темноволосый и чертовски красив.

Андреа слегка нахмурилась:

— Высокий и темноволосый, верно, но я не назвала бы его красивым.

Югет с торжествующим видом хлопнула в ладоши:

— Так ты его прекрасно знаешь. Ты рассмотрела его лицо. Где ты встретилась с ним?

— Он толкнул вращающуюся дверь, когда я в первый раз пришла к миссис Мейфилд, и я упала прямо лицом на пол. Они с портье поднимали меня.

Югет возвела глаза к небу:

— Какая удача!

— Какая же удача, если меня сшибли с ног? — с удивлением спросила Андреа.

Югет пропустила ее вопрос мимо ушей:

— Боже мой, Андреа, выброси из головы эти глупые фантазии.

— У меня нет никаких глупых фантазий. Говорю тебе, что я даже не знакома с этим человеком. Я только спросила.

— Мистер Холт приезжает сюда часто. Я не знаю, какая у него профессия, но он имеет какое-то отношение к строительству новых зданий в городе. Новый большой квартал офисов и магазинов. Кажется, он очень богатый, и у таких людей, как мсье Холт, нет времени на горничных, даже на таких хорошеньких, как ты.

— Я не говорила…

— Послушай! — прервала ее Югет. — Такие мужчины останавливаются в отеле, они улыбаются нам, немножко заигрывают, стискивают за талию.

— Обнимают за талию, — поправила Андреа.

— Берут за подбородок и могут даже поцеловать в темном уголке, но нет, дорогая Андреа, они всегда уже женаты. А если и нет, то никогда не женятся на нас.

Андреа расхохоталась:

— Ты настоящая француженка, Югет. Какое мне дело до того, женат мистер Холт или нет? Может, его жена тоже здесь.

— Нет. Ее здесь нет.

Андреа торжествующе улыбнулась:

— Тебе это известно, верно?

— Конечно. Он любит останавливаться в апартаментах «Сомерсет». Это на моем этаже, но я их не обслуживаю. Это делает Маргарет.

— А вы с Маргарет и все остальные обмениваетесь слухами обо всех гостях? Ни один человек из тех, кто здесь останавливается, не должен иметь секретов.

Югет самодовольно улыбнулась:

— Видишь ли, ma cherie, на нашем этаже живут самые важные гости. Тебе придется немного подождать, прежде чем спустишься с верхних этажей.

Андреа хмыкнула:

— Я уже поняла, что в отеле вы поднимаетесь по служебной лестнице, спускаясь сверху вниз.

В субботу днем Андреа зашла в свою комнату, чтобы переодеться к вечеру в черное платье. Югет, у которой был выходной, уже оделась и собиралась уходить. Она резко повернулась к Андреа. Поверх платья на ней был нейлоновый плащ.

— Дождя нет, — заметила Андреа.

Югет поспешно схватила свою сумочку и перчатки.

— Кому хочется испачкать свое выходное платье, спускаясь по черной лестнице, — сказала она, не глядя на Андреа.

— Но ведь на тебе под плащом меховой палантин.

Югет улыбнулась:

— Вот поэтому я и надела плащ. Не хочу испортить мех. — Она выпорхнула из комнаты, не дожидаясь дальнейших замечаний Андреа.

С кем бы ни собиралась встречаться Югет, она явно хотела произвести впечатление, подумала Андреа. Очевидно, у нее пропуск на уик-энд, поэтому сегодня вечером она не вернется.

На следующее утро, когда Андреа вышла из спальни на четвертом этаже, Мириам протянула ей записку.

— Ты завела себе дружка? — спросила она.

Андреа сунула записку в карман передника, так как заметила в конце коридора мисс Уиверн.

— Спасибо, Мириам, нет, не завела. — Андреа поспешила в следующую спальню и дождалась, когда мисс Уиверн, мельком заглянув туда, прошла мимо.

Она вскрыла конверт и извлекла оттуда листок бумаги. Еще не увидев подписи Югет, она узнала французский стиль письма.

«Дорогая Андреа, у меня небольшая неприятность. Приходи по этому адресу в свой перерыв сегодня непременно. Тебе я доверяю, но не говори никому, куда ты идешь. Тысяча тысяч благодарностей и любви. Югет ».

Андреа задумалась. Слово «непременно» было жирно подчеркнуто. В какую неприятность оказалась втянута Югет? И где находится Барнбеттл-Грин? Где бы это ни находилось, Андреа надеялась, что сумеет добраться туда за те три часа, пока продолжался ее перерыв сегодня днем.

У Мириам тоже был сегодня перерыв, и ей, естественно, не хотелось валяться в постели. Она предложила Андреа составить компанию:

— Можно пойти в Хеллингтон-парк. В воскресенье днем там играет оркестр.

Андреа пробормотала слова благодарности за приглашение:

— Извини, но сегодня, э, мне придется пойти кое-куда.

Мириам поджала губы, потом насмешливо кивнула:

— Понимаю. Дружок, который прислал тебе записку.

— Может, сходим вместе в другой раз? — Андреа не хотелось обижать девушку.

— Ха! Когда он найдет себе другую красотку!

Андреа не осмелилась спросить у Мириам дорогу в Барнбеттл-Грин, но, к счастью, вспомнила, что недалеко от гостиницы, около городской ратуши, была карта Миллбриджа, заключенная в стеклянную раму. Она нажимала на кнопки до тех пор, пока не нашла нужный ей район и с облегчением убедилась, что это место находится в нескольких автобусных остановках от гостиницы.

Улица была плотно застроена, ряд домов из красного кирпича, казалось, тянулся бесконечно, но Андреа, наконец, нашла нужный ей номер.

— Я подруга Югет, Андреа, — сказала она женщине, которая открыла ей дверь. — Она просила меня прийти.

— Все верно. Заходите.

Женщина, невысокого роста и пухленькая, чьи формы выпирали из красного платья, которое было мало ей на два размера, провела ее в комнату, где на кушетке лежала Югет. На ней было все то же темно-розовое платье с элегантным вырезом, в нем Андреа видела ее вчера, но сейчас ноги Югет были прикрыты теплым пальто.

— Ох, Андреа, как хорошо, что ты пришла.

— Что случилось? Ты заболела?

— Нет, нет, — ответила Югет. — Небольшой несчастный случай, вот и все. Познакомься с моим другом, Бобби Греем.

Андреа представили молодому человеку с вытянутой физиономией в темно-красной рубашке и черных джинсах. Он пробормотал: «Приятно познакомиться» — и, настороженно посмотрев на нее, вышел из комнаты.

Югет схватила Андреа за руку:

— Слушай внимательно. Ты должна кое-что сделать для меня.

— Конечно. Все, что смогу, — поспешила заверить ее Андреа.

Из-под пальто француженка вытащила шелковистый темно-коричневый мех.

— Я одолжила его вчера, но ты должна вернуть его вместо меня, умоляю. Сделаешь?

Андреа осторожно прикоснулась к роскошному палантину из норки:

— Так вот что ты надела вчера под плащ, верно?

— Конечно. Я же сказала, что не хочу испортить его.

— Это понятно, — заметила Андреа, — если ты одолжила его. Такой красивый. Кто его счастливая владелица?

— Мисс Дженсен, датчанка.

Андреа охнула и отдернула руку от меха, как будто он обжег ее.

Югет торопливо продолжала:

— Мех надо вернуть в гардероб мисс Дженсен до того, как она заметит пропажу.

— До того? Она не знает о том, что ты одолжила ее мех?

Хорошенький ротик Югет скривился с насмешливым удивлением.

— А ты думаешь, она настолько мила, что одолжила бы мне его?

— Я не понимаю.

— Слушай. Все очень просто, — объясняла Югет, но Андреа замирала при мысли о дерзком поступке ее подруги.

— А почему ты не можешь вернуть его сама?

— Я повредила ногу. Вчера вечером Бобби повез меня на вечеринку, а когда мы возвращались обратно, то попали в аварию.

— Так тебе, вероятно, следует находиться в больнице?

— Нет, нет. Я могу ходить, и позднее Бобби отвезет меня обратно в «Бельведер».

— А почему он не отвезет тебя сейчас? Тогда ты сама вернула бы мех на место.

Югет в отчаянии покачала головой:

— Какая ты глупая, Андреа! У Бобби сломалась машина, поэтому ему нужно дождаться, пока приедет один из его друзей. А палантин надо вернуть на место, пока мисс Дженсен обедает.

— Я отдам его Маргарет или другой девушке, чтобы они положили мех на место. Мне не полагается находиться на этом этаже.

Югет горько рассмеялась:

— Маргарет! Она бы с удовольствием рассказала Майской Королеве такую милую историю обо мне.

— Майская Королева? Это кто? О, ты имеешь в виду мою… миссис Мейфилд. — Андреа чуть было не проговорилась, но, к счастью, Югет была слишком занята собственными неприятностями и ничего не заметила.

— Пожалуйста, послушай, Андреа. Когда ты уверишься, что мисс Дженсен ушла обедать, ты войдешь в ее номер, который называют «Норфолк», и положишь палантин в правое отделение ее гардероба. В самом низу, за какими-то пальто, ты найдешь полиэтиленовый мешок. Положи мех туда, а потом на полку.

— Но скажи на милость, как я пройду по коридору, где полно народа, с палантином, перекинув его через руку или спрятав под передник? — спросила Андреа.

Югет стукнула кулачком по руке девушки и с раздражением воскликнула:

— Ну что за глупая английская девчонка! Положишь мех в наволочку, и кто тогда обратит внимание на горничную, которая несет подушку?

Глаза Андреа округлились от удивления.

— Понятно. — До нее дошло, что это далеко не единственный инцидент, и она с интересом подумала о том, сколько еще разных вещей одалживала Югет и незаметно возвращала их на место. — Так вот как, наверное, ты вынесла этот мех из номера мисс Дженсен.

Югет извлекла запасной ключ и протянула его с таким видом, с каким фокусник достает кролика из шляпы:

— Вот он. Не потеряй.

Андреа была напугана и потрясена:

— Но нам не разрешается уносить с собой запасные ключи! Откуда ты узнала, что он тебе понадобится?

Югет самодовольно усмехнулась:

— Случается, что забываешь вернуть ключ.

Андреа встала:

— Извини, Югет, но я не смогу сделать то, о чем ты меня просишь. Если меня поймают, у меня будут неприятности, да и у тебя тоже.

— У меня будут неприятности, если мисс Дженсен обнаружит пропажу своего меха. — Губы Югет задрожали. — А я больна, и у меня повреждена нога, — прошептала она печально. — Сейчас мне нужен друг, но ты не хочешь помочь. — Она потерла глаза носовым платком.

Андреа дрогнула:

— Ты сильно поранила ногу?

— Она болит, но я справлюсь. — Югет гордо подняла голову.

Андреа с досадой вздохнула:

— Я помогу тебе.

Югет одарила ее ангельской улыбкой и потрепала по руке:

— Ты настоящая подруга.

— Как ты выйдешь на дежурство, если у тебя повреждена нога? — спросила Андреа.

Югет пожала плечами:

— Каждый день люди падают с лестниц. Почему же Югет Клубер не упасть с какой-нибудь лестницы в гостинице «Бельведер», возможно, завтра?

Андреа была поражена беспринципностью Югет, но в то же время ее привлекало бесшабашное очарование девушки.

Француженка не собиралась красть мех, она хотела только немного поносить его, но автомобильная авария помешала ей вернуть его вовремя.

— Ладно, я помогу тебе на этот раз, но больше никогда не проси меня об этом. Я не стану покрывать твои проделки.

— Умоляю! Я слишком устала, чтобы выслушивать проповеди. — Югет слабо махнула рукой, но в следующий миг с энтузиазмом стала показывать, как надо завернуть мех в оберточную бумагу.

— Это будет выглядеть странно, если я вернусь в отель с таким пакетом в воскресенье, — возразила Андреа. — Магазины закрыты, мне негде было сделать такую покупку.

— Разве ты не могла сходить к своей портнихе и подобрать себе одежду? У англичан совсем нет воображения.

— Зато у французов его слишком много! Некоторые выглядят роскошными дамами в чужих вещах! — возразила Андреа.

Югет в ответ скорчила рожицу.

Андреа без затруднений пронесла тайком пакет в свою спальню, когда вернулась в отель. Трудность состояла в том, чтобы точно узнать, когда мисс Дженсен отправится в ресторан обедать или уйдет куда-то вечером. «Если бы у меня был тайный помощник среди официантов!» Для начала Андреа прошла по коридору второго этажа, чтобы запомнить, где расположены апартаменты «Норфолк». Не дай Бог, тебя поймают, когда разыскиваешь нужный тебе номер с наволочкой, в которую вложен норковый палантин.

Обычный вопрос, обращенный к одной из горничных, позволил выяснить, что мисс Дженсен нет в номере, и Андреа поспешила в свою комнату, чтобы развязать пакет.

Она встряхнула мех и поразилась его нежной шелковистости.

Невзирая на свои принципы, она не смогла противиться искушению примерить палантин, хотя он выглядел нелепо поверх черного платья и белого передника.

Ей пришлось воспользоваться наволочкой со своей кровати, чтобы не вызывать излишнего подозрения. С бешено бьющимся сердцем Андреа осторожно спустилась по лестнице, опасаясь на каждой площадке появления сестры-хозяйки по этажу или даже своей тетушки, Майской Королевы, которые непременно спросят, что она делает на чужом этаже.

Она постучала в дверь апартаментов «Норфолк», извлекла запасной ключ и через прихожую проскользнула в спальню. Вид мужской пижамы, свернутой на кровати, поразил ее.

Она заглянула в гардероб и в панике прикрыла дверцу. Гардероб был полон мужской одежды. Она попала не в тот номер.

Но Югет сказала, что это апартаменты «Норфолк». Здесь были голубые шелковые покрывала, веджвудский голубой ковер, мебель из светлого дерева, все, как описывала ей француженка. Кроме того, ключ подошел.

Андреа решила немедленно отнести палантин в свою комнату, пока не выяснит точно, где находится номер мисс Дженсен.

Но не успела она двинуться с места, как дверь, ведущая в гостиную, внезапно открылась. На пороге стоял мистер Холт. Андреа тихо, с испугом вскрикнула.

— Извините. Я напугал вас? — спросил он с улыбкой. — Я услышал, как вы вошли.

— Я… я думала, что это апартаменты мисс Дженсен.

— Так и было. Но сегодня она переехала в другие. А так как мой обычный номер оказался занят, я въехал сюда.

Что могло быть хуже? Она бросила осторожный взгляд в сторону двери, ведущей в коридор, но он, вроде бы случайно, преграждал ей путь.

— Вы что-то хотели? — спросил он участливо.

— Нет, сэр. — А про себя подумала: «Да, сэр. Мне бы сейчас хотелось провалиться сквозь землю». Она с трудом проглотила ком в горле. — Я просто принесла еще одну подушку для мисс Дженсен. Отнесу к ней в номер.

— Понятно. — Он посмотрел на наволочку в ее руках. — Похоже, мисс Дженсен питает особое пристрастие к подушкам.

Андреа проследила за его взглядом и с ужасом увидела, что несколько темных меховых хвостов высовываются из наволочки.

Мистер Холт взял сверток из онемевших рук Андреа и вытряхнул из него палантин.

— Это, случайно, не тот мех, о пропаже которого заявила мисс Дженсен? — спросил он. — Или есть более простое объяснение того, что вы принесли его сюда в наволочке?

 

Глава 3

«Конца-края не будет этим неожиданностям, — подумала Андреа. — Итак, мисс Дженсен уже обнаружила пропажу!»

— Это не кража, — с трудом выдавила она наконец. — Его одолжили только на вечер.

— Вы?

— Нет. Моя подруга. Я надеялась возвратить его до того, как мисс Дженсен заметит пропажу.

Испытывая жгучий стыд, Андреа проклинала себя, что согласилась помочь Югет.

— Очень интересно, — заметил мистер Холт. — Проходите сюда, садитесь и расскажите мне об этой практике одалживания одежды у постояльцев отеля.

— Это не обычная практика, — поспешно возразила Андреа. — Это исключительный случай.

Он указал жестом на кресло в гостиной, она присела на самый краешек.

— В каком плане — исключительный? — хотел он знать.

— Эта девушка более отважная, чем большинство из нас. — Андреа пыталась выставить Югет в благоприятном свете и в то же время не бросить тень на доброе имя остального персонала.

Мистер Холт улыбнулся:

— Но недостаточно отважная, чтобы самой положить на место то, что она одолжила.

— Она не смогла. Вот почему вместо нее пришла я.

Хотя Андреа сидела отвернувшись, не смея встретиться с ним глазами, она ощущала на себе его взгляд.

— Вы не та самая девушка, которую я толкнул у главного входа несколько недель назад?

— Да, сэр.

— Назовите свое имя.

— Андреа Ланздейл.

— Ланздейл? Я слышал о Чарли Ланздейле, когда учился в Кембридже. Все считали его первоклассным ученым.

— Он был моим отцом, — с вызовом произнесла Андреа. Рано или поздно тетя услышит о происшествии, и это положит конец карьере Андреа в гостиничном бизнесе, а посему она могла позволить себе в открытую гордиться отцом.

— Тогда что вы здесь делаете: работаете горничной? — с недоумением спросил мистер Холт.

— Мне надо зарабатывать на жизнь. Отец погиб недавно в автокатастрофе. Так что я постигаю азы работы в отеле в качестве горничной.

— Примите мои соболезнования в связи с гибелью вашего отца. — Повисла неловкая пауза. Его рука покоилась на норковом палантине. — Так что нам делать с этим?

— Я должна отнести его мисс Дженсен, — решила Андреа.

— А что будет с вами?

Андреа стало раздражать настойчивое внимание мистера Холта. Если бы не его вмешательство, подумала она, мех уже лежал бы в гардеробе мисс Дженсен.

— Думаю, что меня уволят, — твердо сказала она и на этот раз открыто встретила его взгляд.

— Тогда, может быть, нам удастся несколько подправить ситуацию. — Он рассмеялся. — Признаюсь, когда вы вначале рассказали мне историю об одолженном мехе, я не поверил вам.

Андреа захотелось узнать, каким мистер Холт был в детстве, очевидно, ему нравилось насаживать на булавки насекомых и наблюдать, как они корчатся и извиваются.

— Но теперь я убежден, что вы говорите правду.

— Благодарю вас, сэр.

Он уловил оттенок иронии в ее голосе и заметил сжатые губы.

— Я совершенно уверен, — продолжал он, — что дочь Чарльза Ланздейла не станет оговаривать другого человека, чтобы спасти свою шкуру. — Ее взгляд смягчился. Может быть, она ошиблась в нем. — Я придумаю, как вернуть мех его владелице, — предложил он. — Но на будущее вам следует быть осмотрительнее, если придется помогать друзьям выбираться из неприятного положения, в которое они попали по своей воле.

— Да, сэр. И спасибо вам. Могу я теперь уйти?

— Да. Но примите мой совет. Когда у вас снова появится желание совершить акт самопожертвования, проследите, чтобы причина была более достойной.

Когда она ушла, он понял, что напыщенность его слов вызвана тем, что он говорил не с обычной горничной, удивившись тому, что дочь профессора Ланздейла работает на такой должности.

Оставалось еще избавиться от меховой накидки мисс Дженсен, и он позвонил миссис Мейфилд:

— Не могли бы вы как можно скорее зайти ко мне. Я у себя в номере.

Они с главной сестрой-хозяйкой были старые знакомые, так как он более двух лет останавливался в «Бельведере», поскольку наблюдал за возведением квартала магазинов и офисов, строительством которых занималась его компания.

— Слава Богу, что мех нашелся, — сказала миссис Мейфилд, — хотя я не могу понять, как за ним недоглядели, когда мисс Дженсен переезжала в другой номер. Эти недоразумения очень нежелательны для нашего отеля.

— Наверное, владелица была очень раздражена и хотела звонить в полицию? — спросил Кир Холт.

Кэтрин Мейфилд улыбнулась:

— Представьте себе, нет. Она, конечно, рассердилась, но первым делом изучила свой страховой полис. Я рада, что она спокойно восприняла это происшествие. — Затем, как бы вспомнив о чем-то, миссис Мейфилд добавила: — Но как вы узнали, что у мисс Дженсен что-то пропало?

— Я слышал, как она говорила об этом, — ответил он. — Поэтому, когда я увидел палантин, лежавший на дне гардероба, я подумал, что, возможно, это ее. Я знаю, что она, как правило, останавливается в этом номере.

Миссис Мейфилд воздержалась от дальнейших комментариев по этому поводу.

— Извините, что мы не смогли предоставить вам ваш обычный номер, но через два дня он освободится. Здесь у вас все в порядке?

— Да, все.

Мисс Дженсен отдыхала в своей гостиной, когда главная сестра-хозяйка возвратила ей норковый палантин.

— Великолепно! — Подтянутая датчанка с шелковистыми белокурыми волосами опустила подогнутые стройные ноги. — Где его нашли?

Кэтрин Мейфилд не хотелось бросать тень на репутацию своего персонала. Можно ли не заметить такой бросающийся в глаза предмет, как большой норковый палантин, когда горничная убирала и пылесосила комнату, готовя ее для нового постояльца, особенно в номерах люкс «Бельведера»?

— Боюсь, он случайно оказался в одеялах, когда их выносили из вашего номера, чтобы отдать в чистку. — Миссис Мейфилд надеялась, что такое объяснение выглядит правдоподобно.

Датчанка внимательно осмотрела мех, чтобы проверить, нет ли на нем каких-нибудь повреждений, и осталась довольна.

— Я так люблю свои меха, — со вздохом призналась она, нежно поглаживая шелковистые складки палантина.

Оставшись в своей гостиной, миссис Мейфилд стала размышлять над таинственным происшествием. Она была убеждена, что кто-то хотел или украсть, или «одолжить» мех, а потом, когда кража открылась, тайком положил его обратно, но, к сожалению, ошибся номером. Это означало, что этот человек не знал о том, что мисс Ингрид Дженсен уже не живет в «Норфолке». Поэтому следовало исключить мисс Дикин, помощницу главной сестры-хозяйки по второму этажу, и всех горничных, которые работали под ее началом. Можно было подозревать горничных с других этажей или даже других постояльцев отеля, которые имели доступ в комнату мисс Дженсен, и главная сестра-хозяйка была обязана найти настоящего виновника.

Когда Андреа пришла на ужин в комнату для женского персонала, ею еще владело чувство стыда от выходки француженки, поставившей ее в дурацкое положение.

Мириам отпускала надоедливые замечания, но у Андреа не было ни малейшего желания отвечать на них.

— Хорошо провела с ним время сегодня днем? — Мириам подтолкнула двух других девушек. — Наша Анди быстро завела себе дружка.

Но Андреа почти не обращала внимания на болтовню окружающих. Она уединилась в своей комнате, мысленно делая всевозможные предположения. Что если бы тетя Кэтрин услышала об этом? Что ж, она наверняка знает о происшествии, если мисс Дженсен уже заявила о потере. Предположим, она раскрыла бы, что Андреа имеет к этому отношение! Одна только мысль о тете Кэтрин заставила Андреа задрожать от страха. Только сейчас ей стало понятно, насколько осмотрительно она должна вести себя, чтобы впредь не попадать в двусмысленное положение.

Югет проковыляла в комнату, стеная и ворча от боли, затем плюхнулась на кровать. Лодыжка ее распухла и была забинтована.

— Боже! Твоя лодыжка! — воскликнула Андреа. — Почему ты не сообщила мне, когда вернешься? Я бы спустилась вниз, к служебному входу, чтобы встретить тебя и помочь подняться по лестнице.

— Скажи, ты вернула вещь мадам? — спросила Югет.

— Я чуть не попалась. — Андреа пересказала свои злоключения. — Все прошло бы гладко, если бы именно сегодня мисс Дженсен не переехала в другой номер.

Югет всплеснула руками:

— Mon Dieu! Не попади я в автокатастрофу, то была бы здесь сегодня утром и непременно вернула бы палантин. — Югет наклонилась к Андреа и потрепала ее по руке. — Андреа, какая удача, что мсье Холт поймал тебя, а не меня, с окровавленной рукой.

— Ты хочешь сказать: «На месте преступления». И почему удача? Завтра в любую минуту меня могут вызвать на ковер к мисс Уиверн или миссис Мейфилд. Я вся дрожу от страха. Мистер Холт мог даже сдать меня полиции, особенно потому, что мисс Дженсен узнала о пропаже меха.

— Это плохо. Но мсье Холт знает тебя и, возможно, считает, что должен защитить, потому что он сбил тебя с ног.

Андреа вздохнула. Мистер Холт попытался помочь ей только потому, что слышал о ее отце.

— Прошу тебя, Югет, в будущем не пользуйся нарядами постояльцев и не обращайся за помощью ко мне. С меня хватит. — Она помогла Югет раздеться. — Наложить тебе свежую повязку на лодыжку?

— Ты очень добра, Андреа. Я тебе так благодарна.

На следующий день Югет стало хуже.

— Тебе нельзя отправляться на дежурство в таком виде, — запротестовала Андреа. — Позволь мне спуститься и сказать мисс Дикин, что ты больна.

Но Югет ничего не хотела слушать. С помощью Андреа она надела свое форменное платье и отправилась на дежурство. Андреа волновалась, зная, что нога француженки разболится еще сильнее, поскольку она ходит, вместо того чтобы лежать в постели.

Когда Андреа завтракала в комнате для персонала, прибежала девушка с известием, что Югет Клубер упала с лестницы и повредила лодыжку. Андреа постаралась изобразить удивление и волнение, но больше всего ее поразило то, что один обман влечет за собой дюжину других уловок.

— Бедняжка Югет! — воскликнула она. — Где она?

— В комнате Майской Королевы.

Андреа со страхом подумала, что при обследовании специалист быстро определит, что растяжение сустава произошло накануне вечером. А кроме того, как при самой незначительной автомобильной аварии могло быть только растяжение сустава одной лодыжки? Но какой смысл идти навстречу неприятностям? Андреа обнаружила, что неприятности сами поспешают к ней. Ей передали требование тетушки немедленно явиться в кабинет сестры-хозяйки.

— Садись, Андреа. Когда Югет повредила лодыжку?

Девушка удивленно взглянула на тетю Кэтрин. Она не ожидала такого стремительного перехода к Сути дела.

— Я… я думала, что сегодня утром.

Миссис Мейфилд отошла к окну и выглянула на улицу, затем повернулась к своей племяннице:

— Если ты хочешь добиться здесь успеха, Андреа, между нами должна быть полная откровенность. Основная часть служащих знает мои требования: эффективность, желание работать и заинтересованность в работе. Но прежде всего — честность. Всем известно, что я прощу мелкие нарушения, если только услышу правду.

Андреа вспыхнула:

— Извините, но вы же не хотите, чтобы я придумывала сказки.

— Югет со своей лодыжкой напридумывала достаточно сказок. Совершенно очевидно, что она повредила лодыжку не сегодня утром и даже не вчера вечером. Она сильно ушиблась, и нога ее, должно быть, очень болит. — Тетя Кэтрин замолчала, и, поскольку Андреа ничего не ответила, продолжала: — Я понимаю твое чувство лояльности по отношению к подруге по работе, но существует также твой долг по отношению ко мне, потому что я отвечаю за гостиницу. Ты гораздо больше поможешь Югет, сказав правду, Андреа.

— А вы спрашивали саму Югет, когда она повредила ногу?

— Да. Она сказала, что это случилось в субботу вечером.

Андреа с трудом перевела дыхание.

— Однако вы притворились, что не знаете!

— Вовсе нет. Я надеялась, что ты скажешь правду с самого начала.

Гнев Андреа пересилил ее благоразумие, и она забыла о разнице в положении между ней и ее тетей.

— Мне не по душе ваши методы расследования, тетя Кэтрин. Вы пытались подловить меня.

— Будь добра, забудь, пожалуйста, что я твоя тетя. Если наши отношения станут известны, твое положение здесь станет очень незавидным. Девушки перестанут разговаривать с тобой. Они начнут подозревать, пусть даже без всяких оснований, что тебя поместили с ними вместе, чтобы ты доносила мне на них. Те же, кто стоят на более высокой ступеньке, будут смотреть на тебя с ревностью, опасаясь, что ты получишь то повышение, которое заработали и заслужили они. Только управляющий и менеджер, отвечающий за подбор персонала, знают, что ты моя племянница, и я советую тебе, для твоего же собственного блага, держать это в тайне.

Андреа вспыхнула от возмущения:

— Я предпочитаю уйти отсюда как можно скорее и зарабатывать на жизнь в другом месте.

Она отвела глаза, но через секунду-другую почувствовала насмешливый взгляд своей родственницы.

— Ты обещала остаться по меньшей мере на год, — напомнила ей тетя с холодной улыбкой, — но я сомневаюсь, что удержу тебя так долго. Только ты знаешь, хватит ли у тебя характера идти прежним курсом, или же при первых признаках дискомфорта ты все бросишь и последуешь природной склонности избегать ответственности. Выбор за тобой, Андреа, но ты должна решить сейчас не только потому, что это утро понедельника, самого загруженного дня недели, но потому, что у меня есть для тебя предложение в том случае, если ты останешься. Если ты уезжаешь, нам нечего обсуждать.

— Я останусь, — спокойно сказала Андреа и поняла, что приговорила себя к строжайшему самоконтролю на весь год. Кроме того, она должна держать себя в узде ради спасения репутации своего отца, которого обвиняли в том, что он уклонялся от ответственности и потакал только собственным желаниям.

— Прекрасно! — Одобрительный возглас тети Кэтрин прервал поток мыслей Андреа. — Тогда я предлагаю тебе сменить работу. В отделе регистрации не хватает персонала: одна девушка ушла в отпуск, а другая заболела, твоя стенография и умение печатать на машинке там очень пригодятся.

Андреа была удивлена. Предоставление ей возможности продвинуться после бурной сцены было просто непостижимо. Но мало-помалу она начала осознавать, что тетя Кэтрин была безжалостной, но справедливой.

— Большое спасибо, — прошептала в ответ Андреа.

— Закончи сегодня все свои дела и доложи Мириам, а затем мисс Уиверн, — напутствовала ее тетя.

— А что с Югет?

Кэтрин Мейфилд улыбнулась:

— Мне очень нравится, Андреа, что ты не забываешь о своих друзьях. За Югет будет надлежащий уход. Не волнуйся.

Только когда Андреа закончила работу в спальнях на четвертом этаже, она задумалась о том, что известно тете Кэтрин относительно палантина мисс Дженсен. Иначе перекрестный допрос имел бы более серьезные последствия. Сознание собственного участия в обмане заставляло ее содрогаться от стыда, но она ничего не могла сделать, не втягивая в это дело Югет и, конечно, мистера Холта.

Мириам горела желанием узнать, что так долго делала Андреа в кабинете миссис Майской Королевы.

— Мне предстоит работать в отделе регистрации, только временно, пока там не хватает людей, — объяснила Андреа.

Мириам выронила пачку простыней на незастеленную кровать:

— Ого! Так ты, наверное, считаешь, что знаешь все, что полагается знать о нашей работе!

— Меня отошлют обратно, как только вернется их персонал.

— Бьюсь об заклад, этого не будет! — Мириам стукнула кулаком по валику. — Наверное, все дело в твоей хорошенькой мордашке. Жалко прятать ее здесь, на четвертом этаже, когда ты можешь сидеть внизу, в отделе регистрации, и одаривать улыбкой всех мужчин!

— Боюсь, мне не дадут возможности улыбаться мужчинам. У меня будет полно работы в задней комнате.

Мириам вздохнула:

— А может, ты племянница управляющего или еще кого-то?

Андреа была рада, что успела приобрести выдержку и умение владеть собой. Она увидела, как всего единственное перемещение, которое могло означать продвижение по службе, вызвало полное непонимание.

— Нет, я даже не прихожусь ему дочерью или дальней родственницей.

Реакция мисс Уиверн была более нейтральной, чем у Мириам.

— Ты по-прежнему остаешься в комнате с Югет? — спросила она.

— Да, насколько я знаю, — ответила Андреа.

— Вот как, я думала, что вас расселят. Обычно мы стараемся держать врозь тех, кто приносит нам неприятности.

Андреа хотелось взорваться, но она вновь сдержалась:

— Считается, что мы приносим неприятности?

Бледное, слегка недовольное лицо мисс Уиверн превратилось в неподвижную маску.

— Тебе лучше знать, какие неприятности у нас случились. Пожалуйста, не опаздывай сегодня на ночное дежурство. Ты уже несколько раз приходила не вовремя.

Она торопливо повернулась и пошла по коридору, прежде чем Андреа успела сформулировать достойный ответ.

Югет лежала в постели, но еще не спала, когда Андреа вернулась с дежурства.

— Как твоя нога?

Француженка улыбнулась:

— Намного лучше. Мисс Дикин прекрасно оказывает первую помощь. Оказывается, у нее есть сертификат. Так что она мне сделала новую перевязку и дала какие-то пилюли, если я не смогу заснуть.

— Как хорошо, что ты ладишь со своей сестрой-хозяйкой по этажу, — заметила Андреа. — Моя — мисс Уиверн — терпеть меня не может.

— Ты слишком хорошенькая. Сама она стареет, и ей хочется выйти замуж.

— Стареет? — переспросила Андреа. — Ей не больше тридцати, от силы тридцать два.

— Ты совсем безмозглая, дитя мое. Выйти замуж после тридцати может только красотка, потому что ясно, что она слишком долго выбирала или сказочно богатая. Уиверн не красавица и не богачка.

Андреа рассмеялась:

— По крайней мере, на некоторое время я от нее избавлюсь. Завтра иду на дежурство в отдел регистрации.

Югет чуть не вывалилась из постели, но скривилась от боли, так как потревожила лодыжку:

— В отдел регистрации? Тебя повысили?

— Только на время, пока другие в отпуске.

Югет откинулась на подушку с видом умирающей героини Дюма:

— Ты быстро продвигаешься, Андреа! Спуститься с четвертого этажа на первый — это вещь. Как на лифте! Теперь ты не будешь разговаривать со мной, простой горничной, пусть даже и из номеров люкс…

— Чепуха! Я останусь такой же, какое бы положение я ни занимала. И я поступила сюда стажеркой. С сегодняшнего вечера каждый день ты должна говорить со мной по-французски. Мне внизу понадобится язык.

Улегшись в постель, она спросила:

— Югет, что ты рассказала миссис Мейфилд? Она интересовалась твоей лодыжкой.

— Как она могла ошибиться, если синяки были как зрелые сливы?

— Тогда какой был смысл притворяться, что ты повредила себе ногу здесь, в отеле? — спросила Андреа.

— Я сказала ей, что вчера попала в аварию, но не хотела пренебрегать своими обязанностями, поэтому попыталась приступить к работе сегодня утром — и упала. Это была правда, чистая правда! — воскликнула Югет.

Андреа оставила попытки проследить замысловатые зигзаги побудительных мотивов своей подруги.

— Так она не знает о мисс Дженсен и о мехе?

— Конечно нет. Давай забудем об этом. Мисс Дженсен получила свою норку, у меня повреждена лодыжка, а ты завтра встретишь миллионера, который будет сражен насмерть твоими красивыми глазками. Спокойной ночи.

 

Глава 4

Как и говорила тетя Кэтрин, знакомя Андреа с жизнью отеля, самый бурный период в гостинице «Бельведер» продолжался с понедельника по пятницу, когда съезжались бизнесмены, торговые представители и ответственные сотрудники разных фирм. В отличие от отелей на побережье и на курортах, в уик-энды и по праздникам здесь было гораздо спокойнее.

Андреа нашла, что работу горничной в уединении спального этажа, и особенно в отсутствие его обитателей, можно было считать обитанием в тихой заводи в сравнении с лихорадочным ритмом отдела регистрации. В отеле останавливалось множество бизнесменов, поскольку Миллбридж являлся центром большого промышленного района. Но, кроме этого, в отдел поступало множество требований на личные секретарские услуги. Кому-то требовалось заняться корреспонденцией, или перепечатать списки товаров, или законспектировать отчет людей, опрошенных о положении дел в районе.

Андреа и не представляла, как много мероприятий проводится в отеле. Одновременно с выполнением общественных функций, таких, как ленчи и ужины, которые есть в каждом отеле, «Бельведер» нанял управляющего по банкетам, который имел свой небольшой штат.

Ленчи или коктейли сопровождались переговорами по продаже товаров, которые проходили в приватной обстановке, а также конференциями, встречами, демонстрацией фильмов, продажей недвижимого имущества. Все это регулировалось строгим расписанием. Список мероприятий на неделю, а затем более подробный ежедневный перечень рассылали по всем отделам, и Андреа начала понимать, какая громадная организационная работа требовалась для его выполнения.

— В своем неведении, — сказала она Джилл Брукман, одной из постоянных администраторов, — я думала, что коммивояжеры останавливаются здесь на неделю или на две, объезжают район, продавая свои товары или наблюдая за другими продавцами, и уезжают в следующий город.

— Если бы ты работала здесь немного дольше, — ответила Джилл, — ты бы натолкнулась на фантастические дела, которые здесь происходят.

Зазвонил телефон, Джилл ответила, потом перевела взгляд на Андреа:

— Мистер Холт из «Сомерсета» хочет, чтобы кто-нибудь напечатал для него отчет.

— Но в три часа мне надо помочь мистеру Уотфорду подобрать для него на складе образцы косметики.

— Тебе лучше пойти к мистеру Холту, — решила Джилл. — Я объяснюсь с мистером Уотфордом.

Андреа не видела мистера Холта с того вечера, когда он поймал ее с меховым палантином мисс Дженсен, и она не горела желанием встречаться с ним сейчас, но разумнее было не вступать в пререкания со своей непосредственной начальницей.

Он, казалось, удивился, когда Андреа вошла в гостиную.

— Вам нужно напечатать отчет, — объяснила она.

— Можете вы записать его — стенографически? — Он смотрел на нее так, будто она была беспомощным муравьем.

— Да, конечно. До прихода сюда я работала стенографисткой.

— Понятно. Я и не знал, что вы больше не работаете горничной.

— Я временно нахожусь в отделе регистрации, — сказала она.

Отчет был длинным, усложненным цифровыми выкладками и строительными терминами, которые мистер Холт объяснял ей попутно. В конце работы он сказал:

— Это строго конфиденциально.

— Да, сэр. Понимаю. Я буду чрезвычайно осторожна.

Она взяла блокнот и пачку бумаги, которую он дал ей. Когда она подошла к двери, он сказал:

— Я вернул мех его владелице. — Легкая улыбка появилась на его губах и отразилась в глазах.

Андреа хотела спросить его, как он поступил: отдал ли мех непосредственно мисс Дженсен или передал его через третьи руки, но решила, что это будет неосмотрительным поступком.

— Благодарю вас. Вы очень добры, — пробормотала она.

Работая над отчетом, она думала о том, как неуютно и нелегко находиться ей в обществе мистера Холта. Она надеялась, что больше не придется работать для него. Он ухитрился напомнить ей о досадном инциденте, заставил испытать смущение. Другой на его месте промолчал бы или обратил все в шутку.

Но даже у него, похоже, имелись свои трудности. Пока Андреа перепечатывала свои записи, она заметила, что в отчете проводился анализ задержек в работе, кратковременных забастовок, мелких происшествий и чуть не совершившихся несчастных случаев, которые имели место в квартале магазинов и офисов, строившемся компанией мистера Холта.

Когда длинный отчет был закончен, Андреа решила, что лучше передать его лично мистеру Холту. На лестнице она встретила мистера Селборна, коммивояжера фирмы, занимающейся пластмассами. Это был человек средних лет, с заметной лысиной и с доброй улыбкой. В последние две недели он давал Андреа пачки разной корреспонденции.

— Закончили работать? — спросил он.

— Нет, я работаю до восьми, — ответила она.

Он пошел рядом с ней по коридору.

— Извините, — пробормотала она, подойдя к апартаментам «Сомерсет». — Мне надо передать кое-какие бумаги мистеру Холту.

— Я как раз иду туда. Давайте, я передам ему.

— Спасибо. Лучше мне это сделать самой.

Он улыбнулся и вошел следом за ней в номер мистера Холта.

— Благодарю вас, мисс Ланздейл. О, входите, Селборн. Налейте себе выпить, пока я прочитаю отчет.

Возвращаясь в приемную, Андреа чувствовала себя довольно глупо. Очевидно, эти два человека хорошо знали друг друга, возможно, потому, что оба останавливались в отеле «Бельведер».

Около стойки администратора стоял Мервин Уотфорд.

— Так вот вы где! — Он игриво погрозил ей пальцем. — Кто тот человек, который похитил вас у меня сегодня днем? Я хочу знать!

— Я думала, что мисс Брукман объяснила вам, сэр, что меня вызвали по другому делу.

— Но я был первым, — заявил он.

— Извините. Но мне приходится идти туда, куда меня пошлют. Я не имею права выбора. — Андреа подняла свои серо-голубые глаза на щегольски одетого молодого человека среднего роста со светлыми волосами. Судя по всем показателям, его фирма быстро завоевывала место в сфере косметики.

— А если бы у вас был выбор, вы, без сомнения, пришли бы ко мне?

Андреа ловко проскользнула в узкую щель у столика портье и, обогнув угол, подошла к центру стойки администратора. Теперь широкая доска красного дерева отделяла ее от мистера Уотфорда, и она могла быть уверена, что разговор с постояльцем будет вестись в деловой манере, и никто не заподозрит, что он пытается ухаживать за ней.

— Могу я помочь вам сейчас, мистер Уотфорд, или слишком поздно?

— Никогда не поздно. Но работа подождет денек-другой. Когда кончается ваше дежурство?

— В восемь часов, — ответила она.

— Как насчет того, чтобы пойти со мной куда-нибудь перекусить, хотя бы для того, чтобы компенсировать то, что вы бросили меня сегодня днем?

Андреа покраснела. По меньшей мере один, если не два портье слышали каждое слово этого разговора и, возможно, посмеивались про себя и между собой, прикрывшись вечерними газетами.

— Ужасно жаль, но у меня дела.

— А как насчет завтра? Я знаю, что у вас выходной, — настаивал он.

В этот момент появилась Джилл Брукман. Андреа одарила мистера Уотфорда полувраждебным-полуизвиняющимся взглядом и спаслась бегством во внутреннее отделение отдела регистрации.

Она была занята проверкой брони на следующую неделю, когда в комнате появилась Джилл.

— Почему бы тебе не принять приглашение мистера Уотфорда на завтра? Вы приятно проведете время, и он, возможно, подарит тебе небольшой образчик последнего изобретения его фирмы с этикеткой «Лунный сумрак» или «Весенняя фантазия». Он всех приглашает на прогулку. Забавный парень, и, уж во всяком случае, не волк.

Андреа подняла глаза на Джилл, потом отвела взгляд в сторону:

— Не знаю. Я всего раза три разговаривала с ним.

Джилл хихикнула:

— Послушай. У нас как-то раз здесь, в отделе регистрации, работала девушка. Через два дня после ее появления у нас остановился гость, посмотрел на нее всего один раз, пригласил пообедать, через три недели женился на ней и увез в Бразилию. Выяснилось, что он мультимиллионер и имел титул графа или барона, что-то в этом роде.

— По-твоему, мы должны принимать приглашения в том случае, если мужчина — богатая шишка? — спросила Андреа.

— Целиком на твое усмотрение.

В субботу утром Мервин повторил свое приглашение, и Андреа подумала, что отказываться от него — чистое ребячество.

— Хотите погулять за городом? — спросил он. — Выпить чаю со сдобными лепешками с черничным джемом в кафе?

— Да, это было бы неплохо.

Мервин казался столь утонченным, что Андреа была удивлена, обнаружив, какое удовольствие она получает от теплого прекрасного сентябрьского дня, гуляя с ним по лужайкам и пешеходным дорожкам и рассказывая ему о своем детстве, проведенном в основном в школе, а затем в деревне.

— Мне нравятся крайности, — сказал он. — Глухая деревушка или самый центр города. Не выношу громадных пространств, занятых пригородом: ужасная мешанина города и сельской местности. Когда я был молод, то жил на длинной улице, состоявшей из одинаковых домов. Моя мать выкрасила входную дверь в желтый цвет, по этой примете она отличала ее от других в туманную ночь, но соседи были шокированы. Все другие двери были покрыты коричневым лаком. Мне пришлось стукнуть мальчишку, который кричал, что я такой же желтый, как наша входная дверь.

Как он и обещал, они пили чай в маленьком кафе, где были восхитительные сдобные лепешки, дубовые балки и подлинная панельная обшивка семнадцатого века, а также два громадных Лабрадора, гревшихся возле горящего камина.

В Миллбридж они возвратились поездом. Мервин заявил, что для разнообразия не быть прикованным к рулю своей машины очень приятно.

— Чем вам хотелось бы заняться? Быстренько пообедать и пойти в кино? Или хочется чего-то другого?

— После всех этих булочек и пирожных мне не справиться с обедом.

Он знал маленький кинотеатр на боковой улочке, где показывали интересный несовременный фильм.

— Но фильм скоро начнется. Пойдемте выпьем по коктейлю в «Принсе».

Андреа чувствовала себя неловко в своей плиссированной юбке и кремовом пиджаке, ей казалось, что у нее деревенский вид, когда они с Мервином спускались по покрытой пушистым ковром лестнице, но вскоре она поняла, что стиль одежды остальных присутствующих весьма разнообразен, от смокингов до прочных твидовых пиджаков и хлопковых платьев.

Когда принесли заказанную им выпивку, Мервин поднял бокал за ее здоровье. Его круглое безмятежное лицо сияло.

— За вас, Андреа. Мы должны почаще повторять такие мероприятия.

Андреа улыбнулась, отпила глоток мартини и отвела глаза, чтобы не встречаться с пристальным взглядом Мервина. И обнаружила, что в упор смотрит на мистера Холта, который сидел в другом конце зала. Он слегка улыбнулся ей и кивнул в знак приветствия, потом вновь обратился к своему компаньону, мистеру Селборну.

Она почувствовала, что краснеет, однако не было никакой причины стыдиться того, что ее увидели в другом отеле в обществе ее приятеля. Когда Мервин напомнил, что пора отправляться в кино, она поспешно встала, старательно отводя взгляд от мистера Холта.

Итальянский фильм оказался коротким и очень милым, после чего Мервин повел ее в закусочную, где стоял страшный гвалт, было много народа, но им подали прекрасные сандвичи и кофе.

Еще не было одиннадцати часов, когда Мервин привел ее к «Бельведеру».

— И здесь вы исчезнете в своем тайном убежище. — Он махнул рукой в сторону скромного служебного входа.

— Спасибо, мистер Уотфорд, за приятную прогулку, — сказала Андреа. — Я получила большое удовольствие.

— Прекрасно. Когда у вас следующий выходной? Мы придумаем что-нибудь еще, правда?

В эту минуту мимо них прошла мисс Уиверн. Она одарила Андреа кривой улыбкой и коротко бросила:

— Спокойной ночи.

— Это Лаура Уиверн? — спокойно спросил Мервин, когда помощница сестры-хозяйки вошла в «Бельведер».

— А вы ее тоже знаете? — насмешливо спросила Андреа.

— Я знаю в «Бельведере» всех, кого стоит знать.

Наверху, в своей комнате, Андреа с нетерепением дождалась возвращения Югет, потому что у француженки сегодня тоже был выходной. Югет вернулась с очень грустным выражением лица.

— Если бы я была в Париже, — воскликнула она, — то бросилась бы в Сену!

— Что ж, здесь, в Миллбридже, тоже есть река. Она не подойдет? — поинтересовалась Андреа.

— Такая маленькая и грязная!

— Не все ли равно, если ты собираешься утопиться? Что случилось?

— Бобби, — отрывисто сказала Югет. — Он уехал.

— Куда уехал?

— Исчез! Возможно, он в тюрьме.

Андреа встревожилась:

— Почему он должен быть в тюрьме?

Югет пожала плечами:

— Иногда ему удается вырваться на волю.

— Но чем он занимается? В чем состоит его преступление?

— Он любит дорогие машины, но не может позволить их себе. Поэтому он берет ту, которая ему понравилась, и уезжает. Иногда возвращает ее на место, иногда — нет.

Андреа с трудом перевела дыхание:

— Так вот что случилось, когда ты поранилась! Он управлял угнанной машиной и разбил ее!

— Ну ты прямо женщина-детектив! — язвительно заметила Югет. — Я расскажу тебе все остальное: он врезался в фонарный столб. Быстро вытащил меня из машины и отнес на маленькую темную улочку. К сожалению, никто не пришел посмотреть, что случилось. Так что потом он пошел искать телефонную будку, чтобы попросить друга помочь ему.

— Он бросил тебя, зная, что ты ранена?

— Не мог же он носить меня на руках, пока искал телефон! Он научил меня, что сказать, если придет полиция: меня сбила машина, а шофер уехал. Но потом Бобби вернулся ко мне, а позднее его друг пригнал машину и отвез нас в дом сестры Бобби — туда ты приходила за мехом.

Немного помолчав, Андреа сердито спросила:

— Зачем тебе неприятности из-за угонщика машин?

Югет самодовольно улыбнулась:

— Бобби очень милый и божественно танцует.

— Да, когда ты в состоянии танцевать и он не уродует твою лодыжку! — возразила Андреа.

— Мы должны были встретиться сегодня вечером, но он не пришел. О, может, я ему надоела. Тогда я пошла к его сестре в этот Барнбеттл-Грин, и она тоже была взволнована. Он не появлялся три дня.

— Он живет со своей сестрой?

— Нет, не думаю. Но она знала, что на этот раз что-то случилось. — Помолчав, Югет сказала: — Ты сегодня выходила?

— Да, с Мервином Уотфордом. — Андреа умышленно не стала ничего рассказывать, чтобы посмотреть на реакцию Югет.

— А! Мервин Уотфорд, — пробормотала француженка. — Он хорошенький мужчина.

— Хорошенький! Что за выражение!

— У него и манеры хорошенькие. Где-то, по-моему, у него есть хорошенькая мать, и он никогда не женится, потому что всю свою жизнь ему нравится гулять с хорошенькими девушками.

— Он и тебя приглашал?

— Естественно. Всех, кроме старых и уродливых, чтобы его не видели в их обществе.

У Андреа испортилось настроение.

— И он, наверное, водил тебя в кино?

— Да, очень хороший французский фильм, — радостно подтвердила Югет.

— А сначала вы гуляли за городом и ели лепешки в старом кафе?

— Господь с тобой! Нет! Гулять за городом! Меня это убило бы. Что это за булочки в кафе?

— Как-нибудь в другой раз, — отмахнулась Андреа. — И какие духи он подарил тебе в маленькой бутылочке для образца?

— Я забыла. Но не такие хорошие, как «Шанель».

Андреа протянула маленькую пирамидку «Летнего очарования». Югет вытащила пробку и понюхала.

— Неплохо для английских духов, — был ее приговор.

Когда на следующий день Андреа вызвали в кабинет ее тетушки, она не могла понять, какое новое преступление она совершила.

— Андреа, я не пытаюсь организовывать твой досуг, — начала миссис Мейфилд, из чего Андреа сделала вывод, что именно таково и было намерение ее тети, — но, возможно, стоит предупредить тебя по-дружески относительно мистера Уотфорда.

— Что такое? — осторожно, но холодно спросила Андреа.

Тетя Кэтрин улыбнулась:

— Просто не воспринимай его слишком всерьез, вот и все.

— Я знаю. Он приглашает всех на свидание, но это ровным счетом ничего не значит. — В душе Андреа все кипело от негодования, не из-за Мервина, который распространял на всех свое очарование. Джилл Брукман предупредила ее об этом. Но кто разболтал о спутнике Андреа или о том, как она проводит свое свободное время? Это могла быть и Джилл, хотя мало вероятно.

Мистер Холт видел ее в отеле «Принс» с Мервином. Потом была мисс Уиверн, которая прошла мимо них у служебного входа. Андреа решила, что она наиболее подходящая сплетница.

— Работая здесь, ты получишь возможность встречаться с разными людьми, — продолжала тетя Кэтрин, — и с мужчинами, с которыми ты не встретилась бы в обычной обстановке. Но помни, что они останавливаются здесь на очень короткое время, и тогда будет все в порядке.

Андреа еще была взбудоражена, когда вернулась в отдел регистрации.

Конечно, как главная сестра-хозяйка, тетя Кэтрин несла ответственность за моральное состояние подчиненных, и, несомненно, она намеревалась нести ответственность за то, с кем встречается Андреа. Но… «Так ли нужно, чтобы она относилась ко мне, как к слабоумной?» — спрашивала себя Андреа.

Несколько вечеров спустя Андреа замещала дежурную у стойки администратора, пока Джилл ушла поужинать. Она впервые осталась на дежурстве одна и надеялась, что посетители не станут задавать ей головоломки, на которые она не сумеет ответить. Но двое портье сидели за своим столом, и она знала, что, в случае чего, они помогут ей.

Она передавала записки, подтверждала бронь и договоренности, отвечала на телефонные звонки.

— О, Андреа! Так это твой отель! — Тревор Денни-стоун отделился от небольшой группы мужчин, стоявших в вестибюле.

— Привет, Тревор, ой, я хочу сказать, мистер Деннистоун.

— Ты всегда называла меня Тревором.

— Да, но когда я нахожусь на дежурстве у стойки администратора, мне полагается обращаться к каждому в официальной манере.

— Понятно. Как тебе здесь нравится? — спросил он.

— Очень хорошо. Это полезный опыт.

Он оглянулся через плечо на своих компаньонов.

— Когда ты освободишься? Приходи, выпьем по рюмочке или по чашке кофе в ресторане.

Андреа заметила, что двое других мужчин терпеливо дожидаются, когда она освободится.

— Я не могу прийти туда. Мне запрещено. В девять часов. Пожалуйста, извини, — торопливо пробормотала она и повернулась к ожидавшему ее посетителю.

Пока Андреа принимала вновь прибывших и давала номера комнат портье, она успела заметить, что к компании Тревора присоединились три девушки.

Одной из них была мисс Ингрид Дженсен, вернувшаяся в отель после недельного отсутствия.

Андреа мельком просмотрела список, но имя Тревора Деннистоуна не значилось среди прибывших сегодня, возможно, он остановился в другом отеле или приехал в Миллбридж повидаться с друзьями.

Она увидела его только следующим вечером.

— Андреа! — прошептал он горячо. — Мисс Дженсен здесь? Ингрид Дженсен.

— По-моему, она уехала сегодня утром.

— Куда?

— Не знаю.

— Но у тебя должен быть ее адрес, — настаивал Тревор.

— Посмотрю, смогу ли я выяснить это в списке уехавших, — пообещала Андреа, взглянув на него. — Зачем тебе?

Тревор мечтательно улыбнулся:

— Я должен увидеть ее снова.

Через несколько минут Андреа вернулась к стойке:

— Мисс Дженсен уехала в Париж сегодня утром. Никакого адреса нет.

Тревор поник, как человек, получивший смертельный удар:

— Она вернется сюда?

— Я не знаю. — Она сочувственно улыбнулась ему. — Если ты сохранишь это в секрете и не навлечешь на меня неприятности, я дам тебе адрес ее банка.

Он взял листок бумаги и порывисто пожал ей руку:

— Ты прелесть!

В следующий миг он поспешно вышел из гостиницы.

Бедняга Тревор! Он потрясен изысканной красотой мисс Дженсен и ее очаровательными манерами, но переоценивал свои возможности. Она действительно слишком привлекательна, чтобы выйти замуж за молодого человека, чье состояние было относительно умеренным. Но миссис Деннистоун могла благосклонно отнестись к невестке, отец которой, как говорили, был одним из самых богатых людей в Дании.

Повернувшись, Андреа увидела, что мистер Холт стоит у стойки портье и просматривает свежую вечернюю газету.

Она поймала его взгляд и была удивлена напряженным выражением его глаз.

Вполне вероятно, что он оказался свидетелем сценки, разыгравшейся между ней и Тревором. Он не мог знать, что они старые друзья, и, без сомнения, решил, что стажерка, замещающая администратора, кокетничает с мужчиной, оказавшимся поблизости.

Внезапно на улице раздался звук сирены «скорой помощи», и мистер Холт быстро направился к выходу. Андреа очнулась от грез и ушла в комнату отдела регистрации.

Через час она уловила связь между «скорой помощью» и интересом к ней мистера Холта. Последний выпуск вечерней газеты вышел с заголовком: «В квартале Сенчери опять несчастные случаи».

 

Глава 5

Андреа дежурила у телефона, когда позвонил Кир Холт с просьбой прислать ему машинистку, чтобы перепечатать отчет.

— Я предпочел бы мисс Ланздейл, если она свободна, — отрывисто произнес он. — Я не хочу снова объяснять технические термины кому-то другому.

— У телефона мисс Ланздейл, — холодно произнесла Андреа, надеясь, что он смутится, но он велел немедленно прийти в его номер.

— Надеюсь, вы были предусмотрительны? — приветствовал он ее.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду, — сказала она. — Нас учат держать язык за зубами.

— Содержание последнего отчета, который вы делали для меня, стало известно конкурирующей фирме подрядчиков раньше, чем моим собственным директорам.

— Но я отдала отчет непосредственно вам, как только закончила его. Вы же не обвиняете меня!

— Нет. Я просто хочу знать, где произошла утечка информации. А как обстоят дела с вашим блокнотом для записей? Вы его оставляли где-нибудь? Не мог кто-то прочитать ваши заметки?

Андреа задумалась:

— Я четко делаю стенографические записи, так что их легко прочитать, но я кладу блокнот в ящик, когда ухожу из отдела регистрации.

— Он запирается?

— Нет. Другие девушки пользуются моим столом, когда меня там нет.

Холт прошелся по комнате:

— Впредь будем уничтожать стенографические записи. Вы можете потребовать сюда машинку и сразу перепечатать отчет?

— Да. Это нетрудно.

Он еще не закончил диктовать, когда зазвонил телефон.

— У меня нет заявления для прессы, — прорычал он. — И, пожалуйста, не звоните мне, пока я сам не скажу вам, — обратился он к телефонистке.

Андреа понимала его состояние. Утро он провел в больнице, навещая трех человек, пострадавших при вчерашнем несчастном случае, один из них получил серьезные травмы. Затем Холт провел много времени, осматривая отстроенные этажи. Полученная им информация составляла содержание его сегодняшнего отчета.

— Теперь те, кто работают на уровне пятого этажа, угрожают устроить завтра забастовку, — сказал он Андреа. — А это означает задержку в строительстве и вложение дополнительных денег в пункт о штрафах нашего контракта. Затем, конечно, страховые компании поднимут сумму страховки за возможный ущерб, принесенный увечьями. У нас на рассмотрении уже есть четыре случая, и три человека после вчерашнего происшествия собираются требовать компенсации.

Андреа видела, что Кир Холт скорее разговаривает сам с собой, и не собиралась поддерживать разговор, но тем не менее отважилась спросить:

— Не могло так случиться, что все эти неприятности подстроены конкурирующей фирмой подрядчиков?

В ответ он неодобрительно посмотрел на нее. Затем взгляд его темных глаз смягчился, в них зажглись огоньки.

— Что ж, вы правы, таково наше мнение, мисс Ланздейл, но мнение — это не факты. Существует полдюжины фирм, которым хотелось бы поглотить нас, и, если наша работа окажется неэффективной или мы проявим беспечность в защите людей, а также не сумеем предотвратить задержки в строительстве, тогда наш престиж упадет, и вскоре мы вообще останемся без контрактов. В таком случае цена на контрольный пакет акций упадет.

Андреа было нелегко следить за ходом мыслей мистера Холта. Она ухватила, в чем состоят основные трудности, но не понимала, что манипуляции с делами, о которых то и дело сообщалось на финансовых страницах газет, включали опасные случаи, когда на карту ставилась даже жизнь людей.

Когда она вернулась к стойке администратора, то увидела там Дика Палмера, местного репортера, который стоял, облокотившись на стойку. Он был обручен с Джилл Брукман и часто заходил в бар выпить и подцепить какие-нибудь горячие новости.

— Здравствуй, Анди, — приветствовал он ее. — Что новенького?

— Откуда мне знать? Это твоя работа.

— Никто не вывалился из окна верхнего этажа и не утонул в ванной? Никаких потасовок на пожарной лестнице? Никаких нуждающихся в опровержении слухов о южноамериканской актрисе, которая тайно вышла замуж за норвежского ученого?

Андреа пожала плечами:

— Извини, Дик, но мне никто ничего не рассказывает.

— К счастью для таких ребят, как я, некоторые любят поболтать.

— Некоторые говорят слишком много, — возразила она и исчезла за перегородкой во внутренней комнате.

На следующий день, в свой выходной, Андреа отправилась посмотреть, как идут работы по строительству нового квартала. Подрядчики соорудили для зевак, любящих наблюдать за работой других, обзорную площадку. Андреа не знала, состоялась ли угрожавшая стройке забастовка, но работа кипела вовсю. В глубоком котловане, вырытом посреди улицы, люди, выглядевшие отсюда пигмеями, копошились вокруг громадных балок или заливали бетон в фундамент другой части блока. Еще одна часть квартала была почти закончена, и кран поднимал глыбы облицовочного камня и доставлял их к группам людей, работавших на узких лесах. Не нужно обладать большим воображением, чтобы представить, как легко и быстро одно неосторожное движение могло привести к несчастью.

Она уже повернулась, собираясь отойти от небольшой группы мужчин на обзорной площадке, когда кто-то заговорил с ней:

— Вы ведь из «Бельведера», не так ли?

— Здравствуйте, мистер Селборн. Не знала, что вы здесь.

Он доброжелательно улыбнулся ей.

— Праздное созерцание полезно для души. — Мистер Селборн вздохнул. — Хотя жаль, что здесь происходят несчастные случаи. Люди не могут чувствовать себя в полной безопасности, когда каждую минуту на них может свалиться несколько тонн камня или громадная балка.

— Вы правы. Но эти люди, наверное, привыкли к определенному риску, как, например, автомобилисты или моряки, — сказала Андреа. — Нельзя прожить жизнь в уверенности, что с тобой никогда ничего не случится. Даже сиделки и врачи рискуют заразиться от своих пациентов.

Она вдруг покраснела и подумала о том, какими глупыми и невежественными показались ее слова мистеру Селборну, который смотрел на нее, добродушно моргая.

— Все абсолютно верно, — согласился он, — и, возможно, над кварталом Сенчери как бы тяготеет злой рок.

Она кивнула:

— Возможно, так оно и есть. Извините. Мне пора на дежурство.

В пятницу внезапно появилась вернувшаяся из Парижа мисс Дженсен и потребовала свои обычные апартаменты «Норфолк».

— Да, мадам. — Андреа изучила журнал предварительной брони. — По-моему, номер свободен, но я проверю.

По уик-эндам большинство дорогих отдельных апартаментов обычно были свободны, но «Норфолк» мог быть заказан на следующую неделю.

— На какой срок вы хотите снять номер, мадам? — спросила Андреа.

Ингрид Дженсен вперила в нее огненный взор:

— Не знаю. На несколько дней или на неделю.

Джилл Брукман пришла на помощь Андреа:

— У нас есть заказ на «Норфолк» на среду, мадам, но, возможно, нам удастся заменить его, если вам все еще потребуется этот номер.

Когда мисс Дженсен со всеми своими чемоданами, наконец, отбыла в «Норфолк», Андреа вздохнула свободно.

— Мне она кажется чересчур властной, — призналась она Джилл. — Не потому, что она сказочно богата — всякий, кто в состоянии оплачивать апартаменты «Норфолк», должен купаться в деньгах, — но потому, что она излучает электрические заряды и в любой момент может испепелить тебя.

— Как красиво ты излагаешь свои мысли, Анди, — заметила Джилл. — Но я понимаю, что ты хочешь сказать. Она, пожалуй, слишком красива, чтобы быть настоящей. И, между прочим, ты обратила внимание на ее костюм? Истинно парижский шик. Ох, порой я готова на все, чтобы носить шикарную одежду вместо этих безвкусных коротеньких черных платьев!

— А что сказала бы Майская Королева, если бы увидела тебя в светло-вишневом ниноне ? Ты сбила бы с толку сливки деловой клиентуры!

Со временем Андреа привыкла говорить о тете Кэтрин, используя то же прозвище, что и весь остальной персонал. Ей было важно отмести малейшее подозрение на их родственные отношения.

Андреа никак не могла решить, сообщать ли Тревору о возвращении мисс Дженсен, но все-таки решила не делать этого. Если Тревор желает отдать себя на растерзание блистательной мисс Дженсен, это его право.

Югет была в восторге от возвращения датчанки, так как она обычно исполняла обязанности ее горничной и получала щедрые чаевые.

— Мне даже не хочется брать завтра выходной, но это ерунда, — сказала она Андреа.

— Собираешься куда-нибудь с Бобби?

Югет громко захохотала:

— На нем свет клином не сошелся. Я отловила на крючок другую рыбку.

— Не отловила, а подцепила, — поправила ее Андреа. — Я-то думала, что твое сердце разбито, потому что ты не видела его.

— Это было давно. Он уехал в Шотландию.

— На украденной машине? — спросила Андреа.

Югет надула губки:

— Ты злая. Подумаешь! Какое это имеет значение?

— Огромное. Этот молодой человек тебе не пара. Ты же не хочешь быть причастной к банде, занимающейся угоном машин.

Югет язвительно рассмеялась.

— А может, тебе не нравится быть связанной с… одалживательницей, — закончила она драматическим тоном, закатив глаза.

— Одного раза достаточно. Меня и сейчас пробирает дрожь при мысли о том, как мистер Холт поймал меня с проклятым мехом.

— Но подумай, как это способствовало твоей известности. Мистер Холт теперь считает тебя маленькой героиней, которая многим пожертвовала ради своей раненой подруги. И сейчас, когда ты работаешь в приемной, он специально вызывает тебя.

— Только потому, что я случайно пришла в первый раз, когда на месте не было других девушек.

Югет стянула чулки:

— Вот уж нет, cher. Ты ему нравишься. Скажи мне, что он делает, когда вы остаетесь наедине в его номере?

— Диктует длинные отчеты о своих зданиях, — ответила Андреа.

— И он никогда не подходит к тебе сзади, не кладет тебе руку на плечо и не целует тебя в шею?

— Конечно нет! — возмутилась Андреа.

— А мне кажется, что тебе хотелось бы, чтобы он так делал.

— На моем месте ты, наверное, сидела бы все время у него на коленях.

Югет шумно вздохнула:

— Как замечательно это было бы!

— Ты же не влюблена в него, правда? — настойчиво спросила Андреа.

— Нет, но мне кажется, он был бы замечательным любовником. Это разные вещи.

— Меня не интересуют его способности в качестве любовника. — Андреа зевнула и притворно сонливым голосом сказала: — Я устала. Сегодня был длинный день, и я хочу спать.

Югет выключила свет:

— Ах, когда работаешь в отеле, все дни кажутся долгими. Но я теперь думаю, что совершенно напрасно пренебрегла советом отца и отказалась учиться на машинистку. По крайней мере, можно было бы иногда посидеть и не только на коленях у мужчины!

Андреа не поддержала разговор. Она притворилась, что спит. Однако ее заинтересовали мысли Югет. Конечно, Кир Холт был не тем мужчиной, который качает девушку на коленях или целует ее тайком.

По субботам в «Бельведере» обычно царила такая сонная атмосфера, что можно было стоять у входа в бар на цокольном этаже и слушать тишину. Бизнесмены разъезжались на уик-энд по домам, а те немногие, что оставались, уходили гулять или отсыпались. Бары были закрыты и не освещены; весь персонал, обслуживавший кухню, отдыхал между суетой ленча и обедом, горничные отдыхали у себя, официанты дремали в укромных уголках.

Но сегодня тишину вестибюля нарушал шепот. Андреа была одна за стойкой администратора, и сначала ее внимание привлек портье, который сообщил какую-то, очевидно важную, новость официанту, подававшему чай в вестибюле. Затем помощник управляющего торопливо вышел из своего кабинета и исчез в лифте. Телефонистка позвонила Андреа, чтобы узнать, дежурит ли сегодня Джилл Брукман или у нее выходной.

— У нее выходной до конца дня, — ответила Андреа. — Мисс Камерон придет к шести. А в чем дело? — Но телефонистка уже отключилась.

Андреа не терпелось войти в курс дела, и она обратилась к портье:

— Что происходит?

— Ничего. А в чем дело?

— Ты что-то сказал Джорджу, когда тот брал поднос с чаем.

Портье подмигнул Андреа:

— Да, мисс. Фаворит скачек потерпел поражение.

— Вздор! Что случилось на самом деле?

— У кого-то обнаружили сыпь. — Он ткнул пальцем в ее сторону. — Теперь вам придется делать прививку.

Она рассмеялась. Это была обычная «страшилка», условное обозначение того, что в гостинице происходят какие-то таинственные события.

— Что-то стряслось у мисс Дженсен, — прошептал портье.

— Она заболела?

— С ней все в порядке. Вот характер у нее подгулял.

— И все же?

— Не знаю. Миссис Мейфилд выясняет.

Андреа не удалось ничего узнать, пока одна из девушек контрольного отдела не принесла ей на подносе чай.

— Какие новости? — осторожно спросила Андреа.

— Ты имеешь в виду мисс Дженсен? Там, наверху, ужасная суматоха. Мисс Дженсен говорит, что у нее украли ожерелье.

Андреа поперхнулась чаем.

— Да она же только вчера въехала. — Андреа говорила спокойно, но сердце у нее бешено колотилось. Югет прислуживала мисс Дженсен, и у нее был сегодня выходной. Неужели она опять «одолжила»?

— Мисс Дженсен уверена, что вчера вечером ожерелье было на месте, — подхватила вторая девушка.

— Скажите на милость, почему она не держит свои ценности в сейфе управляющего, а бросает их где попало?

Андреа была возмущена до глубины души тем, что богатые постояльцы, вроде мисс Дженсен, вводят в искушение таких девушек, как Югет.

Через несколько минут телефонистка попросила Андреа срочно подняться в кабинет миссис Мейфилд.

— Но я не могу, я одна в отделе регистрации.

— Подожди минутку, я соединю тебя.

Голос тети Кэтрин прозвучал почти в ту же секунду:

— Андреа, попроси портье присмотреть за регистрацией на несколько минут, и я пришлю вниз кого-нибудь.

В кабинете миссис Мейфилд Андреа увидела не только ее и помощника управляющего, но и мисс Дженсен.

— Мисс Дженсен потеряла ценное ожерелье — бриллианты и сапфиры.

— А также аквамарины. И жемчужная застежка, — кивнула мисс Дженсен.

Андреа переводила взгляд с одной на другую:

— Очень жаль, что оно потерялось, но я не понимаю…

— Ты не возражаешь, если мы обыщем твою комнату? — спросила тетя Кэтрин.

Девушка вспыхнула:

— Меня подозревают в краже ожерелья?

— Необязательно. Мы уже обыскали другие комнаты.

Мисс Дженсен вскочила со стула:

— Какой смысл обыскивать комнаты? Сначала украли мой мех. — Она повернулась к миссис Мейфилд. — Как будто я поверила в вашу историю, что мех затерялся в одеялах! А теперь ожерелье! В следующий раз это будут кольца, браслеты, норковое манто. Но я сегодня же подыщу другой отель и съеду отсюда.

— Нет, нет, мисс Дженсен, — умоляюще заговорил помощник управляющего. — Пожалуйста, дайте нам возможность спасти доброе имя нашего отеля.

— Позвоните в полицию, — резко оборвала его датчанка.

— Не сейчас. — Спокойный, авторитетный голос миссис Мейфилд оказался убедительнее протестов помощника управляющего. — Дайте нам время опросить наших служащих, прежде чем в дело вмешается полиция. — Она повернулась к Андреа. — Вы видели ожерелье?

— Нет, мадам.

— Вы входили в апартаменты мисс Дженсен?

— Нет, мадам. — Андреа решила, что тот случай, когда мистер Холт занимал эти апартаменты, не считается. Ее удивило, почему тетя не опрашивает горничных, помощницу сестры-хозяйки по этому этажу, даже официанта, который мог подавать еду или коктейли в гостиную мисс Дженсен. Этому было только одно объяснение: миссис Мейфилд связала с Андреа временное исчезновение меха мисс Дженсен. Поэтому теперь, при настоящей краже, Андреа, видимо, вызвала наиболее сильные подозрения.

Мисс Уиверн ждала у лестницы, ведущей в крыло обслуживающего персонала, и Андреа почувствовала себя чуть ли не заключенной, находящейся под охраной двух надзирательниц, когда под предводительством миссис Мейфилд две ее помощницы вошли в комнату Андреа.

Лаура Уиверн открывала ящики туалетного столика, рылась в носовых платках, перетряхивала одежду, обследовала карманы платьев и пальто в гардеробе, ощупывала носки ботинок. Поскольку Андреа занимала комнату вместе с Югет, все вещи француженки были также тщательно обысканы. Затем помощница сестры-хозяйки переворошила и осмотрела кровати и занавески, перевернула ковер.

Поскольку совесть Андреа была чиста, в ней поднимался протест, но она понимала, что ее тетя находила такую процедуру необходимой, хотя и неприятной формальностью. А вот Лауру Уиверн переполняла злобная радость.

— Все сделано, мисс Уиверн, — сказала миссис Мейфилд и направилась к двери.

— Разве вы не хотите, чтобы я обыскала саму Ланздейл?

Андреа вздернула подбородок.

— Я готова, — гордо сказала она, ее вызывающий взгляд был устремлен на мисс Уиверн.

Миссис Мейфилд вздохнула:

— Нет, не вижу необходимости.

Андреа показалось, что мисс Уиверн от разочарования скрипнула зубами.

— Извини, Андреа, это вынужденная мера, — продолжала ее тетя. — Возвращайся в отдел регистрации, но когда освободишься, зайди ко мне и, пожалуйста, не болтай об этом.

Когда Андреа сменилась, мысли ее были взбудоражены. Существовало так много вариантов, и их ни с кем нельзя было обсуждать. Конечно, была Югет, которая могла «одолжить» ожерелье. Затем, мисс Дженсен могла вовсе не терять его. Возможно, она его куда-то положила. Или вся эта шумиха была рассчитана на публичный резонанс. Фальшивая кража для броского газетного заголовка.

Составляя план размещения на следующую неделю, Андреа думала о мисс Дженсен. Почему красивая датчанка, как говорят, дочь одного из самых богатых людей в Дании, так часто останавливается в таком провинциальном городе, как Миллбридж? Логичнее если бы мисс Дженсен захотелось жить в роскошном отеле в Лондоне или снять там квартиру. Даже дорогая квартира, снятая на длительный срок, обошлась бы дешевле, чем лучшие частные апартаменты в «Бельведере».

К тому же Андреа не понимала, какое удовольствие получает мисс Дженсен от пребывания в Миллбридже. Или она избегает круговорота приемов и развлечений, которые ожидали бы ее в Лондоне? Однако она ездит в Париж, Копенгаген, Брюссель — в города, которые могут предложить гораздо больше развлечений, чем Миллбридж.

— Привет, солнышко! — донесся до нее голос от стойки администратора. — Перестань хмуриться, а то превратишься в маленькую сморщенную старушку раньше времени.

Увидев Дика Палмера, Андреа улыбнулась, но вспомнила, что Джилл, его невеста, сегодня не дежурит.

— Джилл здесь нет, — сказала она ему. — Разве ты не знаешь, что у нее сегодня выходной?

Он провел рукой по густым каштановым волосам:

— Да, знаю. Я подумал, что она, может быть, где-то поблизости. Мы сегодня днем немного повздорили.

Андреа посочувствовала:

— У вас с Джилл наступил кризис в отношениях, так?

Он усмехнулся:

— Не уверен. Она не сорвала кольцо с пальца и не бросила его драматическом жестом мне в лицо, но все может случиться.

— О нет! На Джилл это не похоже.

— Нет? Видела бы ты ее сегодня днем, когда я сказал ей, что мой издатель направляет меня в пригород расследовать горячую историю. Две школьницы таинственно исчезли два или три дня назад. Но когда я туда прибыл, они уже нашлись и уплетали за обе щеки рыбу с жареной картошкой, да вдобавок еще и мороженое. Так что никакой истории не было. — Он удрученно вздохнул. — Что ж, если Джилл придет, дай ей знать, что я в коктейль-баре.

Андреа пообещала так и сделать, но вряд ли она узнает, когда Джилл вернется и придет ли вообще. Все же она постарается, по мере сил, помочь им обоим.

Закончив дежурство, она передала записку мисс Камерон, главной в отделе регистрации, и затем отправилась в кабинет тети Кэтрин.

— Проходи в гостиную, — пригласила тетя. — Здесь нас никто не побеспокоит.

Андреа села там, куда указала тетя Кэтрин.

— Я перейду прямо к делу, — начала миссис Мейфилд. — Ты действительно никогда не была в апартаментах мисс Дженсен?

— Да, конечно.

— А у меня есть информация, что тебя видели выходящей из апартаментов «Норфолк» как раз около двух. — Голос тети Кэтрин звучал непреклонно и сурово.

— Меня не было и поблизости.

— Где ты была?

Андреа задумалась. Сегодня около двух Мириам, главная горничная на четвертом этаже, с которой Андреа вначале вместе работала, попросила ее подежурить на посту сестры-хозяйки на этом этаже, пока Мириам спустится вниз, к служебному входу, чтобы минут десять поболтать с очередным дружком. «Только на тот случай, если кто-то позвонит по телефону или поступит вызов из номера, — сказала она. — Всегда кто-то звонит, когда на этаже некому ответить. И потом начнутся ужасные разборки».

Как могла Андреа признаться, что помогала Мириам, главной горничной, манкировать заведенными в гостинице порядками?

— Я была на ленче в комнате для обслуживающего персонала, а потом поднялась в свою комнату, чтобы привести себя в порядок. — Она говорила правду, умолчав только о том, что делала в течение четверти часа как раз около двух.

Тетя Кэтрин довольно долго изучала выражение лица Андреа.

— Могу я спросить, кто видел меня?

— Я не могу сказать тебе.

Андреа вспомнила, что, когда она спускалась по задней лестнице и дошла до второго этажа, по коридору шел Кир Холт. Вот кто доносчик! Конечно, это он сказал тете Кэтрин о мехе. Он, очевидно, проболтался, что видел Андреа в компании Мервина Уотфорда. И теперь он оговорил ее в связи с последним инцидентом. Но почему? Он хотел, чтобы она потеряла работу? Андреа не столь важная персона. Между прочим, ему пришлось бы заново объяснять технические термины другой девушке.

Тетя Кэтрин вздохнула:

— Кажется, происходят странные вещи.

— Вы хотите сказать: с тех пор, как я появилась здесь?

— Я не виню тебя, Андреа. Это просто совпадение. Но доброе имя отеля для меня значит очень много. Пожалуйста, ни с кем не обсуждай происшествие с ожерельем. Если повезет, мы потушим скандал и умиротворим мисс Дженсен. Она дала нам время до завтра, чтобы найти ожерелье, прежде чем сообщит в полицию.

— Но кто бы ни взял его — будь то кто-то из гостей или из обслуживающего персонала, — у них, конечно, будет время, чтобы избавиться от ожерелья, если она не заявит о пропаже в полицию сегодня.

— Это также дает вору возможность вернуть его. — Кэтрин Мейфилд улыбнулась племяннице. — Но ты убедила меня, что не имеешь к этому делу никакого отношения. Иначе ты предпочла бы отложить расследование на неопределенный срок.

Андреа легла в постель незадолго до возвращения Югет.

— Повеселилась? — спросила Андреа. — Куда ходила?

— В новый, только что открывшийся танцевальный зал. Тебе надо как-нибудь сходить туда. Там очень весело. — Югет сняла пальто и повесила его в гардероб. Она повернулась к Андреа, и свет заиграл на сапфирах и бриллиантах ожерелья, облегавшего юную белую шейку.

Андреа ахнула и почувствовала, как холодок пробежал по спине:

— Ожерелье! Ты взяла его!

 

Глава 6

Югет изумленно посмотрела на Андреа. Затем смущенно засмеялась:

— Не сердись. Я одолжила его на вечер. Ты ведь не против?

— Когда ты взяла его? — с трудом проговорила Андреа.

— После ленча. У этого платья глубокий вырез, и к нему нужно красивое ожерелье. У меня ничего не было, вот я и подумала, что ты не станешь возражать, если я загляну в твой ящик и посмотрю, нет ли у тебя чего-нибудь подходящего. — Югет присела на кровать Андреа. — Ты не поможешь мне расстегнуть застежку?

Пальцы Андреа неловко ощупали застежку, которую описывала мисс Дженсен.

— Ты же не веришь, что это мое, правда?

— Почему не верю? Оно было в твоем ящике.

Андреа сжала руками виски.

— Я, должно быть, схожу с ума. — Она с трудом проглотила ком в горле и сказала: — Это ожерелье потеряла мисс Дженсен, или оно было украдено, сегодня днем.

— Это? Мисс Дженсен?! — потрясенно воскликнула Югет. — Так оно из настоящих бриллиантов и сапфиров, а те другие камни как называются?

— Да не важно, как они называются. Аквамарины, — раздраженно сказала Андреа. Она схватила Югет за плечи. — Скажи мне правду: как оно попало в мою комнату, если ты не приносила его сюда?

— Это сделал кто-то другой, ясно же.

— Все это легко вычислить, — возразила Андреа. — Ты унесла его из комнаты мисс Дженсен. Теперь ты притворяешься, что нашла его здесь и подумала, что оно принадлежит мне. Как тебе могло прийти в голову, что я являюсь обладательницей бриллиантов и сапфиров?

— Честное слово, Андреа, я не поверила, что это настоящие бриллианты. Я подумала, что это просто красивые камешки.

— Так вот, Майская Королева приказала обыскать комнату и стояла рядом, пока Уиверн прочесывала здесь все частым гребнем.

— Ты хочешь сказать, что они обыскивали нашу комнату? — Югет торопливо принялась рыться в своем ящике туалетного столика.

— Что еще ты там спрятала? — требовательно спросила Андреа.

Югет вытащила фотографию:

— Только портрет Бобби. Я не хочу, чтобы его нашли.

Андреа была слишком взволнована, чтобы интересоваться, по каким причинам Югет прятала фотографию молодого человека.

— Так что нам теперь делать? — пробормотала она. — Я не могу вернуть его вместо тебя, как мех, который ты одолжила.

— Вместо меня? — повторила Югет. — Ожерелье не имело ко мне никакого отношения. Оно лежало в твоем ящике. Клянусь. За все время, что я прислуживала мисс Дженсен, я никогда не видела драгоценностей, за исключением тех, которые она носит. Несомненно, они заперты в сейфе.

— Мне хотелось бы верить тебе, Югет.

— Я говорю правду, Андреа. У меня был выходной. Я весь день не заходила в комнату мисс Дженсен.

— Тогда это сделал кто-то другой, — медленно произнесла Андреа.

— Это могла сделать мисс Дженсен, чтобы подложить мне свинью, — предположила Югет. — Может, она выяснила историю с мехом и теперь хочет, чтобы я потеряла работу.

— Не могу себе представить, чтобы мисс Дженсен пошла в крыло, где живет обслуживающий персонал. Если бы кто-то из нас спросил ее, что ей нужно, что бы она ответила?

— Что она ищет Югет, конечно. Очень просто.

— Нет. Я убеждена, что это человек, который желает зла мне, а не тебе, — сказала Андреа. — Конечно, женщина, потому что было бы подозрительно, если бы мужчина бродил по служебному помещению. Женщина, которая имела право входить в нашу комнату.

— Это Уиверн. Она тебя не любит.

— И у нее есть такая возможность, — согласилась Андреа. — И она ненавидит меня, хотя, честное слово, я не знаю, за что.

Югет искоса взглянула на подругу:

— Нет. Ты, вероятно, не понимаешь. Но еще существует Майская Королева. Она могла бы подложить сюда это ожерелье.

— О нет! Только не Майская Королева. Она не стала бы так поступать со мной!

В первый раз у девушки мелькнула мысль, что ее тетя, возможно, была в сговоре с мисс Дженсен и подложила ожерелье в комнату Андреа, где его нашла бы мисс Уиверн в присутствии их обеих, Андреа и ее тети. В таком случае не оставалось ничего другого, кроме как уволить ее. Неужели тете Кэтрин так хотелось избавиться от племянницы? Если это так, зачем ей было уговаривать Андреа приехать в «Бельведер»? Все это не имело смысла.

— Как же нам теперь вернуть ожерелье мисс Дженсен? — пробормотала Югет.

— На этот раз нам обеим лучше сказать правду. Предоставь это мне. Надо немедленно рассказать все миссис Мейфилд.

— Ты с ума сошла, Андреа? Мы обе окажемся за решеткой! — воскликнула Югет. — А меня вышлют во Францию.

Внезапно раздался стук в дверь, отчего у Андреа сердце ушло в пятки. У Югет хватило присутствия духа запихнуть ожерелье под одеяло Андреа и затем крикнуть:

— Войдите!

Мисс Уиверн просунула в дверь голову, и Андреа испугалась, что она станет настаивать на дальнейших поисках пропавшего ожерелья.

— Все в порядке? — спросила мисс Уиверн, слегка улыбаясь, и затем остановила взгляд на рискованном вырезе платья Югет.

— Все прекрасно! — весело ответила Югет.

Когда она ушла, Андреа простонала:

— Господи! Я думала…

Югет заставила ее замолчать.

— Может, она подслушивает у дверей. — Югет сняла платье, накинула халатик и осторожно приоткрыла дверь.

— Никого.

— Ожерелье просто жжет мне руки, — прошептала Андреа. — Боже мой! Теперь я понимаю, что значит «горячие камни».

— А что это значит? — Даже в критическую минуту Югет не упускала возможности выучить новую фразу или сленг.

— Этот термин используют криминалисты, — ответила Андреа. — Я вычитала его в криминальных романах. Это значит «украденные».

Француженка выхватила ожерелье из рук Андреа:

— Дай-ка мне. Слишком опасно держать его у нас.

Андреа не успела остановить ее. Француженка завернула драгоценное ожерелье в несколько слоев оберточной бумаги, открыла окно и выбросила из него сверток:

— Вот! Теперь мы спасены!

Андреа запаниковала:

— Глупая! Теперь оно действительно потеряно. Его подберет кто-нибудь на улице.

— Дурочка! Разве мы с тобой принадлежим к числу любимчиков, и наша комната выходит на улицу? — возмутилась Югет. — Под нами крыша кухни, и если кто-нибудь выглянет в окно, то найдет прекрасные камушки мисс Дженсен. Больше пятидесяти окон выходят на эту крышу.

Андреа вспомнила планировку «Бельведера». С улицы здание выглядело сплошным блоком, но в центре второго этажа находились кухни с застекленной крышей, и верхних этажей над ней не было, внутри здания образовывался пустой квадрат. Как сказала Югет, шестьдесят или семьдесят окон выходили в этот пролет.

— А теперь давай спать, — посоветовала Югет. — Утро вечера мудренее.

Андреа хотела бы относиться к происшедшему с тем же легкомыслием, что Югет, но ей это не удавалось. Во всяком случае, она гораздо глубже была замешана в этом деле.

Югет оказалась плохим предсказателем, так как утром дела не пошли на лад. Одна из воскресных газет отвела полколонки отчету о краже драгоценностей у мисс Ингрид Дженсен, остановившейся в «Бельведере». Исчезло ожерелье, мисс Дженсен заявила, что оно пропало, когда она ушла на ленч. Нет, больше ничего не украдено, хотя в ее номере были другие драгоценности.

Андреа пала духом. Мисс Дженсен нарушила свое обещание не вызывать полицию до следующего дня в том случае, если отыщется ее пропажа. Должно быть, она рассказала все репортерам вчера вечером.

— Какая сенсация, правда? — сказала Джилл Брукман, когда Андреа присоединилась к ней на дежурстве. — Босс придет в бешенство, когда прочитает об этом, а Майская Королева закрылась у себя в кабинете и изучает этот номер.

Однако позднее в то же утро Джилл была уже не такой веселой:

— Мне только что звонил Дик, спрашивал, как развиваются события вокруг украденного ожерелья. Мисс Дженсен сама рассказала ему всю историю.

— Когда? — спросила Андреа.

— Вчера вечером, очевидно. Но я в ужасе оттого, что он поместил этот материал в своей газете. Дик прекрасно знает, что в рекламе такого рода «Бельведер» заинтересован меньше всего. Он сделал это, видимо, с целью досадить мне. Мы поссорились, но я не думала, что он так поступит.

— Нет, Дик не стал бы так делать. Это просто неудачное стечение обстоятельств: он случайно оказался на месте, когда мисс Дженсен решила рассказать о своей пропаже.

Как и следовало ожидать, Андреа вызвали в кабинет ее тети.

Вокруг миссис Мейфилд лежали кипы газет.

— Это ты рассказала, Андреа? — спросила она, не глядя на девушку.

— Нет.

— Или намекнула кому-то из определенной газеты?

— Нет. Я ничего не говорила. — Андреа рассердили новые обвинения тети и готовность верить самому худшему, когда дело касалось ее племянницы. Поддавшись порыву, она добавила: — Кажется, сама мисс Дженсен дала весьма подробное интервью.

Миссис Мейфилд подняла на нее глаза:

— Возможно, ты права. К счастью, отчет появился только в одной газете, но завтра, несомненно, эту новость подхватят все газеты.

Утром весь персонал уже знал, что одетые в штатское детективы незаметно ищут в гостинице ожерелье мисс Дженсен, и когда Андреа пришла на ленч, ей сообщили, что ожерелье еще не найдено. По крайней мере, никто ничего не знал наверняка.

— Подумай о том, где оно может оказаться! — воскликнула одна из девушек. — В кастрюле из-под бульона среди костей или внутри формы для выпечки печенья. Бог ты мой! Вот уж будет сюрприз, если тебе на зуб попадет бриллиант.

Андреа склонила голову над тарелкой, хотя ей совсем не хотелось есть. Как близки к истине были эти нелепые предположения! Подручным на кухне или ученику повара достаточно было посмотреть наверх, чтобы заметить сверток. Если только… у Андреа перехватило дыхание при мысли, что кто-то другой мог найти ожерелье и спрятать его. Югет не следовало бросать его в этот пролет, хотя что еще можно было сделать. «На самом деле, мне следовало набраться мужества, пойти к тете Кэтрин и принять все, что за этим последовало бы».

Девушки вокруг нее все еще болтали о том, где можно спрятать ожерелье:

— В бельевой, привязать его к скатерти.

— А как насчет цветов? Кто угодно мог бросить его в листву или засунуть в вазу.

После ленча Андреа почувствовала непреодолимую потребность выглянуть в окно, выходившее на крышу кухни. Куда упал сверток? Ночью шел дождь, и она увидела обрывки размокшей оберточной бумаги, зацепившиеся за наклонный угол деревянной панели, но ожерелья не было видно.

— Хочешь подышать воздухом, Ланздейл?

Андреа так поспешно отпрянула от окна, что стукнулась головой об оконную раму. Мисс Уиверн, в придачу к прочим своим приятным манерам, обращалась к младшему обслуживающему персоналу по фамилии, в то время как даже сама Майская Королева использовала имена или добавляла к фамилии «мисс» или «миссис».

— Я просто выглянула из окна, — ответила Андреа.

— Там внизу что-то интересное? — В голубых глазах улыбающейся мисс Уиверн светилась злоба.

Теперь Андреа уверилась, что это мисс Уиверн подложила ожерелье в ящик ее стола и, без сомнения, испытала разочарование, когда не обнаружила его во время обыска. Она не могла даже предположить, что Югет, без всякой задней мысли, одолжила его, разрушив таким образом планы мисс Уиверн выставить Андреа воровкой.

— Не знаю, — смущенно пробормотала Андреа. И вдруг, ощутив приступ мужества, добавила: — Туда, мне кажется, сбрасывают всякий мусор, как вам известно, мисс Уиверн. Ведь вы здесь работаете гораздо дольше меня.

Андреа отошла от окна, не дожидаясь разрешения помощницы сестры-хозяйки. В любом случае, в данный момент девушка работала в отделе регистрации, а не под началом мисс Уиверн.

В четыре часа она передала дежурство и поднялась к себе в комнату. Как только с облегчением скинула туфли, в дверь комнаты постучала горничная:

— Анди, спустись к Майской Королеве!

— Неужели снова? — пробормотала Андреа, но привела себя в порядок и сбежала вниз, испытывая тревогу.

Она увидела в гостиной мистера Блейка, помощника управляющего, который пил чай вместе с тетей Кэтрин.

— Андреа, ожерелье мисс Дженсен нашлось.

— Это хорошие новости, мадам. Где же оно было? — спросила Андреа, старательно следя за своим голосом.

— В карнизе стеклянной крыши над кухнями. Практически кто угодно мог положить его туда или сбросить вниз из дюжины окон. Так что тебе не о чем волноваться.

— Мисс Дженсен слишком беззаботно относится к своим вещам, — заметил мистер Блейк. — Если ей не хочется пользоваться сейфом управляющего для хранения своих драгоценностей, то остается винить только себя за их пропажу.

— Извини, что пришлось обыскать твою комнату, — сказала тетя Кэтрин, — но мы обыскали много других комнат, помимо твоей. Ты понимаешь это?

— Конечно, мадам.

Вероятно, тетя Кэтрин расслабилась за воскресным полуденным чаепитием. Сегодня она выглядела положительно веселой, несмотря на все волнения гостиничной жизни. Она казалась моложе, и легкий румянец играл на ее обычно бледных щеках, а карие глаза сияли.

Андреа подумала, что, вероятно, легче расслабиться в гостиной уютных апартаментов с изысканными деликатесами на столе, разительно отличавшимися от простой калорийной пищи, которой кормили большую часть обслуживающего персонала. Одной из привилегий тети Кэтрин, как главной сестры-хозяйки, было разрешение заказывать еду из ресторанного меню, и ее всегда подавал официант, прикрепленный к этому этажу.

Андреа решила пойти погулять в одиночестве. Ей нужно было отдохнуть от нестройного шума голосов и избавиться от напряжения этого дня. Среда отеля не способствовала образованию крепкой дружбы ни среди обслуживающего персонала, ни среди внешнего круга знакомых. Из-за скользящего графика дежурства Андреа редко могла провести свое свободное время в чьем-то обществе.

Поэтому, когда на той же неделе ей позвонил Тревор Деннистоун, Андреа с радостью приняла его приглашение пообедать. Он повел ее в китайский ресторан, недавно открывшийся в Миллбридже.

Тревор в основном говорил об Ингрид Дженсен, но Андреа получила удовольствие от общения с ним.

— Когда Ингрид Дженсен вернется в «Бельведер»?

— Ты всерьез влюбился в нее?

— Да. Не собираюсь отрицать этот факт. Дело не в том, что нет девушки красивее ее. В ней есть нечто большее. Жизненная сила, чувство юмора, обаяние.

Андреа одарила его удивленной, но доброжелательной улыбкой:

— Насколько мне известно, у нее есть также очень богатый отец. Это входит в список ее достоинств?

— Это не главное. Отцы наследниц становятся чертовски разборчивы в выборе женихов для своих дочерей. Ни один мужчина не годится на роль их зятя. Счастье дочери их не заботит. Их беспокоит только одно: не является ли парень охотником за наследством.

— Тебя-то никто не станет считать охотником за наследством. У тебя есть собственное дело.

— Хотя и не слишком процветающее. — Тревор покрутил в руках вилку, лежавшую на скатерти. — Несмотря на то что мы терпим убытки, дела идут неплохо. Но моя мама, похоже, не понимает, что деньги надо вкладывать в дело, вместо того чтобы забирать их и тратить большую часть. Когда был жив отец, денег было достаточно, и мама привыкла жить на широкую ногу. Она отказывается понимать, что в наши дни, если хочешь преуспеть, необходимо расширять бизнес. Переделки, новые витрины, улучшение схемы организации работ и так далее. — Он усмехнулся. — Мама считает, будто мы все еще живем в старые добрые времена, когда на обычных распродажах одежды деньги гребли лопатой, складывали их в маленькую коробочку, получали поддержку банка и отправляли их в путешествие по тайным каналам к конторке кассира.

Андреа давно уже овладела искусством выслушивать размышления вслух, на которые так падки мужчины. Ее отец часто нуждался в слушателях, и она научилась не прерывать и не уводить разговор в сторону, делая замечания или задавая наводящие вопросы. Поэтому сейчас она не мешала Тревору высказывать мысли, понимая, что среди его знакомых немного людей, с кем он мог говорить откровенно.

— Так что с Ингрид? — Он вновь коснулся самой важной темы. — Когда она вернется? Куда уехала?

— Она возвращается завтра, но я не знаю, куда она ездила. Может быть, в Лондон. Она часто бывает в Париже.

— Ты не отдашь мою записочку Ингрид, как только она приедет в гостиницу?

Андреа опечалилась, так как предвидела, что это увлечение обречено на несчастливый конец. Ингрид Дженсен непременно воспользуется преданностью Тревора, она вскружит ему голову своими улыбками, своим очаровательным обращением, но этим все ограничится.

— Постараюсь, Тревор, — ответила Андреа. — Но я могу не быть на дежурстве в отделе регистрации, когда она приедет. Я положу твою записку вместе с другими ее письмами.

Они возвращались в «Бельведер» через квартал Сенчери, и Андреа вдруг подумала о Кире Холте. Тревор остановился, чтобы получше рассмотреть оформление витрин в отстроенной части.

— Хотелось бы мне использовать пространство столь же щедро, как это, — пробормотал он. — Две дамские сумочки, один зонтик, две шляпки и неотрезное платье из прозрачной ткани. В Стоучестере решили бы, что это все, чем я торгую.

— А почему бы тебе не выставить одну дамскую сумочку, одну шляпку и пару перчаток и оставить пустое пространство, задрапированное серым ковром? Пусть люди в Стоучестере привыкают к современному оформлению витрин.

— Что ж, можно попробовать.

Краешком глаза Андреа заметила высокую худую фигуру человека, наблюдавшего за ней и Тревором, но когда она обернулась, мужчина исчез. Она не была уверена, видела ли Кира Холта или ей это только показалось.

 

Глава 7

На следующий день Андреа проследила, чтобы записка Тревора была вручена мисс Дженсен, хотя сама она не дежурила. Но он позвонил ей во второй половине дня.

— Не хочешь пойти потанцевать, Андреа? — спросил Тревор.

— Мне казалось, ты хочешь пригласить кого-то другого. — Она сознательно избегала произносить вслух конкретные имена.

— В соглашение внесен беспорядок. Ты не возражаешь выступить в качестве замены?

Андреа рассмеялась:

— Ты выставляешь мою кандидатуру. Но мне нечего надеть. У меня нет красивого вечернего платья.

— О, это что-то вроде сельского клуба. Девушки приходят туда одетые как угодно. Подойдет короткая широкая юбка и все такое.

— Договорились. Я приду. Во сколько?

— Я заеду за тобой в восемь часов.

— Приходи к служебному входу, — напомнила она.

В машине Тревор был необычно молчалив, и Андреа решила, что не стоит спрашивать его, почему он сопровождает ее вместо сногсшибательной Ингрид. Она надеялась, что сельский клуб не окажется слишком шикарным местом. Мужчины ничего не понимают в женских туалетах. Скажут тебе, что можно прийти в хлопчатобумажном платье, а когда так и оденешься, то выясняется, что все в элегантных длинных нарядах.

Клуб «Полонез» оказался переоборудованным старым зданием с просторным танцевальным залом, безвкусно оформленным баром и более современным рестораном. Когда официант проводил их к столику, первой, кого она увидела, была Ингрид Дженсен. Андреа хотела предупредить Тревора, чтобы он подготовился к неожиданной встрече, но в следующее мгновение сама испытала сильное потрясение: кавалером Ингрид был Кир Холт.

— Пойдем потанцуем. — Слова Тревора вывели Андреа из оцепенения.

Как только они закружились по залу, Андреа поняла, что Тревор обязательно заметит Ингрид, но она не успела предупредить Тревора, потому что он подтолкнул ее и прошептал:

— Ты не будешь возражать, если я потанцую с Ингрид? То есть если я переключусь на нее?

— Ты знал, что она будет здесь! Я подумала, что ты расстроишься.

— Нет. Она сказала мне, что уже договорилась на вечер, но я выудил кое-какую информацию у одной горничной, француженки.

— Югет?

— Я не знаю ее имени, но она, очевидно, знала, что мисс Дженсен собирается сегодня вечером сюда.

Андреа догадывалась об ожидавшей ее перспективе и ужасалась ей. Следующие слова Тревора усилили ее подозрения.

— Ее кавалер кажется довольно занудным типом. Возможно, ты развеселишь его. — Тревор фыркнул. — Я должен показать Ингрид, что со мной нельзя так обращаться.

— Но, Тревор, ты не понимаешь. Танцуй с Ингрид хоть весь вечер, если хочешь, но этот человек, я знаю его…

— Прекрасно. Все к лучшему.

— Это Кир Холт.

— Кто он такой? Важная шишка?

— Он часто останавливается в «Бельведере». Занимается строительством по контрактам, возводит этот новый большой квартал, Сенчери, в Миллбридже.

— Тогда у тебя будет о чем поговорить с ним.

Тревор вел себя, как брат, когда хочет добиться уступки от старшей сестры.

Андреа была бы рада сбежать, но Тревор крепко держал ее за руку, пока они шли к столику, где сидели Ингрид с Киром.

Датчанка была одета в изысканное бальное платье из украшенного вышивкой лилового тюля с блестками всех цветов радуги, и Андреа в своем зеленом хлопчатобумажном платье почувствовала себя безвкусно одетой и незначительной.

Тревор, не желавший принимать во внимание такие нюансы, познакомил девушек, и Ингрид ничего не оставалось, как представить мужчин друг другу.

— Какой приятный сюрприз встретить тебя здесь, Ингрид. — Заявление Тревора показалось бы неискренним даже двенадцатилетней школьнице, не говоря уже о такой космополитке, как мисс Дженсен. Но Андреа была довольна, что он не раболепствовал.

Ингрид пристально смотрела своими пылающими голубыми глазами на Андреа.

— Я уже видела вас где-то? — спросила Ингрид.

— Да, в «Бельведере».

— Вспомнила. Но вы не живете там.

— Нет, я работаю в отеле. — Андреа испытывала легкое удовлетворение. Ингрид пыталась унизить и поставить на место служащую отеля в присутствии двух мужчин, которые уже знали правду; но датчанка не понимала этого.

— И вас подозревали в краже ожерелья.

Кир Холт резко повернул голову.

— Меня никто не подозревал, мисс Дженсен, мою комнату обыскивали, как и многие другие.

— В конце концов ожерелье нашли, — вставил Кир, — а само происшествие сделало известным ваше имя, так что вы и ваша страховая компания можете быть довольны.

— Потанцуем, Ингрид? — Тревор встал. Он последовал за Ингрид в клуб «Полонез» не для того, чтобы выслушивать ядовитый обмен репликами.

Ингрид немного поколебалась. Потом встала, и Тревор увлек ее на танцевальную площадку.

Андреа опустила взгляд на стиснутые на коленях руки. Затем посмотрела прямо в глаза Киру Холту:

— Пожалуйста, не думайте, что я организовала все это. Я и представления не имела, что мисс Дженсен и вы окажетесь здесь.

На его губах заиграла насмешливая улыбка.

— А вам неприятно?

— Нет. Почему?

— Ваш партнер временно оставил вас. Может, рискнете потанцевать со мной?

Кир был неподходящим партнером для Андреа: она была слишком маленького роста, чтобы приспособиться к его шагам. Но, помимо этого, она ощущала сильное напряжение, возникшее между ней и Киром Холтом.

Когда он отвел ее обратно к столику и заказал напитки, Тревора с Ингрид не было видно, но на одном из свободных стульев лежал красивый меховой палантин, который попал в поле зрения Андреа. Она подняла глаза и перехватила взгляд Кира.

— Это тот самый? — спросил он.

— По-моему, да.

— Нам придется позаботиться о нем вместо мисс Дженсен, — посоветовал он.

— О нет! Не хочу прикасаться ни к одной из ее вещей, — поспешно возразила Андреа. — Или меня могут…

— Или подозрение может пасть на вас? Расскажите, как случилось, что вы оказались замешаны в историю с ожерельем.

Андреа глубоко вздохнула:

— Вы, кажется, считаете, что все эти происшествия очень смешны, мистер Холт. Но, уверяю вас, мало радости оказаться замешанной в подобной истории. — Она побледнела при мысли о том, чем могло все закончиться. Ведь ожерелье подложили в ящик ее туалетного столика, откуда его извлекла Югет.

— Но я способствовал ее развязке.

— Способствовали? Но ведь это вы рассказали миссис Мейфилд, что видели, как я выходила из апартаментов мисс Дженсен.

— Я не видел вас и не стал бы упоминать об этом, даже если бы видел, — возмутился он.

— О! — воскликнула она, смутившись. — Простите.

Холт улыбнулся ей:

— Может, забудем о пропажах мисс Дженсен и потанцуем?

Остаток вечера промелькнул как-то незаметно. Андреа приноровилась к шагам Холта, а он ухитрялся держать ее так, чтобы ее нос не упирался в его рубашку. Когда Андреа приходилось танцевать с высокими мужчинами, она всегда сожалела, что ей не хватает роста, но сегодня вечером с Киром, после первоначальной неловкости, не возникало никаких неудобств. Он как будто помолодел и, возможно, даже забыл на несколько часов о делах.

Когда он сказал ей, что уже почти полночь, Андреа удивилась:

— Неужели! Мне пора возвращаться в «Бельведер»!

— По-моему, мисс Дженсен еще здесь, так что я должен отыскать ее.

— Тревор позаботится о ней и отвезет домой.

Андреа тут же покраснела, это прозвучало так, будто она рассчитывает, что Кир отвезет ее.

— Вы правы, — согласился он.

Пока Андреа брала свою сумочку, появилась Ингрид, и настроение у Андреа упало.

— Спасибо, что присмотрели за моим палантином, — сказала Ингрид, накидывая мех на прекрасные плечи. — Тревор говорит, что ваш отец был профессором в Кембридже.

— Блестящим ученым, — добавил Кир.

Но Андреа не интересовало, что ее статус повысился в глазах мисс Дженсен. Тревор прошептал ей:

— Пусть этот Холт отвезет тебя домой. Я заберу Ингрид.

— Надейся! — прошептала Андреа, но, к ее удивлению, все именно так и устроилось.

В машине Кира ей хотелось, чтобы их путешествие длилось бесконечно. Она болтала о пустяках, чтобы скрасить длительные паузы, которые непременно возникли бы, поскольку Кир был неразговорчив. Возможно, подумала она, он хотел сосредоточиться на управлении машиной.

— Вы влюблены в Тревора Деннистоуна? — внезапно спросил он.

Она резко повернулась к нему и уловила очертания его профиля в неясном отражении света фар.

— Нет, конечно нет. Мы давно знакомы.

Он засмеялся:

— Давнее знакомство с человеком, разумеется, исключает возможность полюбить его?

— Нет. Но Тревор — сын миссис Деннистоун, у которой работал мой отец, и… и мы просто друзья. — Теперь она могла сказать об этом, не кривя душой.

— И все же он вам нравится?

— Да.

— И вам нравится гулять с ним?

Его вопросы превращались в допрос, и она поспешно произнесла:

— Тревору нравится иногда выводить меня в свет, чтобы было с кем побеседовать об Ингрид. Он по уши влюблен в нее. — У Андреа перехватило дыхание. — Ох, извините, мне не следовало говорить так о своем друге. Это бестактно и глупо.

— Почему? Разве это не правда?

— Наверное, так. Но вы привезли Ингрид в этот клуб, и она была вашей девушкой.

Повисла длительная пауза, затем он заговорил:

— Мисс Дженсен попросила меня привезти ее в «Полонез», и я понял, что ей необходимо было встретиться здесь с каким-то человеком. Мне было нетрудно оставить ее на попечении Деннистоуна, если именно этого она хотела.

Андреа вздохнула с облегчением:

— Тогда все в порядке. Мы с вами пара отверженных, нежеланных спутников.

Он ничего не ответил. Андреа обрадовалась, увидев огни городского центра, и стала ждать, когда он повернет машину на улицу, ведущую к «Бельведеру».

— Большое спасибо, мистер Холт, что довезли меня до дома, — начала она натянуто, пока он выключал зажигание.

Скользнув рукой по плечам Андреа, он нежно прикоснулся губами к ее губам, и за это мгновение десятки противоречивых мыслей пронеслись в ее сознании, но она прогнала их прочь. У нее хватит времени для размышлений, когда минует это сумасшедшее мгновение.

— Спокойной ночи, Андреа, — пробормотал Кир и открыл дверцу машины с ее стороны.

Потеряв дар речи и дрожа, она выбралась из машины и бросилась в гостиницу. Ночной портье взял ее ночной пропуск, чтобы сверить его со своим списком.

— Хорошо провели вечер, мисс? — осведомился он.

Она принужденно улыбнулась и кивнула, но затем поспешно направилась к служебной лестнице. Неужели у нее на лице написано, что ее поцеловали? Сонная Югет приоткрыла один глаз:

— Где ты была? С кем?

— С кем! — оборвала ее Андреа. — Со старым приятелем в танцевальном клубе.

— В «Полонезе»! — Югет подпрыгнула в постели, как ожившая игрушка. Ее темные волосы были подобраны под нейлоновую сетку, лицо блестело от крема. — Расскажи, как все прошло.

Андреа стала торопливо раздеваться, не обращая внимания на требования Югет, и француженка принялась импровизировать:

— Ты пошла туда с этим милым Тревором, твоим старым приятелем. Но красотка Ингрид тоже была там? Понимаешь, я слышала ее телефонный разговор с кем-то, конечно с мужчиной. Она хотела бы, чтобы ее отвезли в «Полонез». Так что когда мсье Тревор позвонил, я сказала ему, что мисс Дженсен собирается в это место.

— Югет! — возмутилась Андреа. — Ты не должна вмешиваться в дела постояльцев гостиницы. Мало ли что могло случиться.

— Ерунда! Всегда надо стремиться сделать ситуацию более интригующей и опасной, если это возможно. В противном случае, жизнь теряет свою прелесть! А ты, наверное, здравомыслящая и серьезная, как все англичанки!

Югет пожала плечиками с таким возмущением, что плотно облегавшая ее ночная темно-лиловая рубашка соскользнула, обнажив ее грудь.

Андреа рассмеялась:

— Вот сейчас ты выглядишь интригующе опасной и очень легкомысленной. Ты ждешь сигнала пожарной тревоги? Или думаешь, что ты уже на Монмартре?

Югет прикрылась, насколько позволяли скудные размеры ее ночной рубашки:

— Ты пытаешься сменить тему разговора, Андреа! Что стряслось, когда мсье Тревор прибыл с тобой в клуб?

— Да ничего особенного. Мы танцевали.

— Но мисс Дженсен была там? Какое у нее было платье?

— Лиловый тюль с блестками. Очень красивое. А теперь, Бога ради, дай мне поспать.

— Нет, нет. Ты не рассказала мне о партнере Ингрид, о том человеке, которого она просила отвезти ее туда. А он какой?

— Высокий, темноволосый и довольно уродливый. — Андреа решила, что все пытки семи кругов ада, вкупе с настойчивостью Югет, не заставят ее признаться, что другим мужчиной был Кир Холт.

— Его фамилия?

— Он сказал, что его зовут Джой.

Это последнее замечание заставило Югет замолчать на несколько минут.

— Судя по всему, он тебе не пара, Андреа, — наконец изрекла она. Я удивлена, что мисс Дженсен просила его сопровождать ее в это место. Но, может быть, он очень богат.

Андреа подавила желание рассмеяться, но когда Югет затихла, издавая время от времени негромкое похрапывание, Андреа избавилась от напряжения.

Почему Кир Холт поцеловал ее? Только он один был в курсе всех обстоятельств. Или в этом и заключался ответ на ее вопрос? Пусть девчушка, работающая в гостинице, испытает захватывающее ощущение, когда ее целуют, желая доброй ночи. Пусть подумает, что к ней относятся как к девушке из высшего общества. Но Кир никогда не казался Андреа мужчиной такого типа. Он не похож на Мервина Уотфорда, который относится к девушке так, как, по его мнению, ей хочется, чтобы к ней относились.

Теперь она знала, что стоит на пороге знаменательного события в своей жизни. Возможно, это не любовь, а только увлечение, которое принесет ей только душевные муки. Но что бы это ни было, она до глубины души взволнована своей реакцией на близость Кира. Она уверяла себя, что ей не нравится этот человек, что с самого первого дня, когда он налетел на нее при входе в «Бельведер», он был для нее источником неприятностей, что он держится покровительственно и надменно. Однако из искры антагонизма в ее душе вспыхнуло пламя желания, пламя, которое грозило вырваться наружу.

Андреа втайне надеялась, что если Кир Холт захочет, чтобы она выполняла для него секретарскую работу, он попросит ее об этом. Как-то днем она вернулась с перерыва в «Бельведер» и заняла свое место в комнате позади стойки администратора, Джилл Брукман набросилась на нее:

— Андреа, ради всех святых, пойди успокой этого человека. Он требует, чтобы ты пришла к нему.

— Кого? — спросила она, прекрасно зная о ком идет речь.

— Мистера Холта.

— Почему ему не поможет кто-то другой? Я здесь не единственная машинистка.

— Честно говоря, в данный момент единственная, — ответила ей Джилл. — Все с ума посходили с подготовкой Недели Швеции.

Андреа взяла блокнот, молясь про себя, чтобы Кира Холта вызвали срочно на строительство или чтобы другой Божий промысел избавил ее от необходимости снова встречаться с ним наедине.

Ее сердце колотилось как бешеное, и пальцы дрожали, когда она уселась в его гостиной в ожидании диктовки. После короткого приветствия он повернулся к ней спиной и уставился в окно, затянутое сетчатой занавеской. Затем начал диктовать длинный отчет, и, ухватив суть, Андреа подумала, как нелепы были ее опасения. Чего она ожидала? Что он заключит ее в объятия и покроет ее лицо пылкими поцелуями? Он явно забыл это мелкое происшествие, возможно, в тот же вечер.

Судя по его диктовке, работа в квартале Сенчери продвигалась успешно, хотя не так гладко и быстро, как он надеялся. Все еще случались неприятности, но серьезных происшествий больше не было.

Закончив печатать и вынув листы копирки из дополнительных экземпляров, она сказала:

— Не уничтожить ли в целях безопасности эту копирку? Она новая, и по ней иногда можно прочитать, что было напечатано, если держать эти листы перед зеркалом.

Кир стремительно повернулся к девушке:

— Но разве все слова не перепутаны, если напечатано больше одной страницы?

— Чаще всего так и бывает. Однако порой там и сям можно разобрать несколько строчек. Это могут быть важные сведения.

— Вот что, дайте их мне. — Он зажег настольную лампу и изучил страницы копирки. — Да, вы правы, Андреа. Большую часть текста нетрудно понять по отдельным кусочкам.

Кир взглянул на нее и ласково улыбнулся. Выражение его глаз, казалось, обещало ей идиллическое счастье, но она одарила его улыбкой, которую позднее признала высокомерной и небрежной.

— Спасибо, что напечатали, — сказал он почти резко. — В будущем стану относиться внимательнее к копирке.

Андреа хотела сказать ему, что ей глубоко симпатичны его беспокойство и забота о деле, что она сделает все возможное, чтобы помочь ему, но промолчала.

— Как, по-вашему, сейчас выглядит Сенчери? Вам он нравится?

— Нет. Мне он кажется заурядным, — вырвалось у Андреа. В полном смятении девушка резко вскинула голову и увидела его весело улыбающийся рот и удивленно поднятые брови.

— К счастью, я не архитектор. Что в нем плохо?

— Я не собиралась критиковать, — пробормотала она, отворачиваясь от Кира.

— Нет, продолжайте.

— Центральная часть очень удачно срезает угол, но остальной квартал кажется прижатым к земле и массивным. Это скала с прорезанными в ней окнами и квадратами синего и терракотового, надо как-то оживить ее.

— Вы совершенно правы. Похоже, вы внимательно изучили здание. Это не вас я видел как-то вечером с вашим приятелем Тревором?

Так она не ошиблась, когда подумала, что это был Кир.

— Да. У Тревора есть магазин, и мы обсуждали оформление витрины.

И в тот же миг волшебное очарование исчезло. Его снисходительное любопытство сменилось язвительной холодностью, когда он сказал:

— А как, по-вашему, следовало бы построить такой квартал?

— Я ведь почти ничего не смыслю в архитектуре, — ответила Андреа, потом добавила с воодушевлением: — Но я видела фотографии европейских зданий, когда зигзаг фронтона или балконы разбивают прямые плоскости.

— В следующий раз придется вас познакомить с нашим архитектором.

Андреа прикусила губу и была рада, когда у Кира зазвонил телефон и ей не пришлось отвечать на его предложение. «Ему не следовало спрашивать мое мнение, — подумала она строптиво, — если он не хотел его слушать».

Андреа решила не говорить ему, что послезавтра ее переведут из отдела регистрации в службу официанток, и она больше не сможет печатать его отчеты. Это выглядело бы так, будто она считала себя незаменимой. В конце концов, в «Бельведере» имелись другие опытные машинистки.

После того как Андреа вышла из апартаментов Кира, он некоторое время работал. Он курил одну сигарету за другой, его переполняло нетерпение: ему хотелось поскорее закончить работу над Сенчери и уехать из Миллбриджа. Квартал был действительно скучным, и вполне возможно, что именно из-за недоработок и недостатков конструкции он ощущает такую усталость и неудовлетворенность работой.

Он собрал в кучу все свои бумаги и запихнул их в портфель, который запер в гардероб. Потом заказал по телефону виски с содовой и решил пойти пообедать в ресторан, а не заказывать еду в номер. Но он пожалел о своем порыве, так как Ингрид Дженсен сидела за соседним столиком и, увидев Кира, послала официанта с вопросом, может ли она присоединиться к нему. А может, он пересядет к ней? Кир Холт понимал, что выбор у него небогатый.

— Расскажите об этих больших зданиях, на которых вы работаете, — задабривала она его, сопровождая свои слова обольстительной улыбкой.

Он вежливо улыбнулся в ответ, думая, как быстрее покончить с обедом и уйти, сославшись на занятость. Пока Ингрид щебетала на своем очаровательном, с легким акцентом, английском, он думал о юной Ланздейл, которая откровенно изложила ему свою точку зрения на его проект, хотя ее интерес скорее был вызван симпатией к этому Деннистоуну, владельцу магазина. Он, несомненно, горел желанием улучшить оформление своих витрин.

 

Глава 8

За несколько дней до Рождества тетя Кэтрин спросила девушку, какие у нее планы на праздники.

— Миссис Деннистоун пригласила меня к себе на выходные.

— Понятно. — Тетя Кэтрин нацарапала несколько слов в своем блокноте. — На Рождество у нас в отеле затишье, поэтому мы, как правило, не отказываем в выходных.

— Да, девушки говорили мне об этом.

— И ты, наверное, будешь рада повидаться с Тревором Деннистоуном? — В голосе тети Кэтрин не слышалось злорадства, однако Андреа почувствовала себя неловко.

— Он всегда хорошо относился ко мне. — Андреа помолчала. — Мы виделись с ним пару раз. — Она решила признаться в этом, а не ждать, пока тетя Кэтрин сделает ей выговор.

— Да, понимаю. — Тетя Кэтрин улыбнулась племяннице, — Между вами существует какая-то привязанность?

Андреа вспыхнула. Опять Кир Холт, вероятно, поделился информацией с ее тетей.

— Нас с Тревором связывают чисто дружеские отношения. Миссис Деннистоун не стала бы приглашать меня, если бы думала иначе. Она возлагает на сына большие надежды и рассчитывает на девушку, занимающую положение повыше, чем мое. Так или иначе, он все равно влюблен в одну особу, но это касается только его.

— Извини, Андреа, если я проявила назойливое любопытство. Но я чувствую себя ответственной за твое будущее и, совершенно естественно, проявляю интерес ко всем девушкам, которые работают под моим началом.

Андреа кипела от возмущения, но невозмутимо обронила только обязательное в подобных ситуациях:

— Да, мадам.

— Попроси у мисс Уиверн пропуск. Скажи ей, что ты можешь получить дополнительный выходной, если она согласна, конечно.

После ухода Андреа Кэтрин Мейфилд посмотрела на разбросанные по столу бумаги. Хотя она пыталась быть доброй, что-то не получалось у нее каждый раз при разговоре с девушкой. Андреа всегда давала отпор, но, возможно, ей следовало винить за это себя.

С самого начала между ними возникло непонимание, и Кэтрин призналась себе, что было ошибкой пригласить Андреа в «Бельведер». Ей следовало позволить девушке спокойно работать в Стоучестере или заняться чем-то другим и куда-то уехать. Раньше или позже она встретила бы подходящего молодого человека, вышла замуж, и добровольно взятая на себя ответственность Кэтрин за ребенка сестры закончилась бы.

Кэтрин же добилась только того, что вырвала Андреа из ее привычного окружения и перевела в мир незнакомый и тревожный. К тому же смущение девушки опровергало ее утверждение об отсутствии отношений с Тревором Деннистоуном.

Существовал и еще один аспект: раньше Андреа едва ли стала бы завязывать с Тревором романтические отношения, надеясь на сказочно счастливый конец, но сейчас, работая в отеле, девушка могла посчитать, что ее положение возвысилось и появилась возможность осуществить на деле сказочную мечту.

Кэтрин вздохнула. Несомненно, на празднике у Деннистоунов будут и другие молодые люди, и, возможно, у миссис Деннистоун хватит ума обеспечить Андреа другими поклонниками.

Андреа же была полна возмущения, не против тети, так как понимала, что главная сестра-хозяйка, под началом которой работало столько девушек, должна быть в курсе их частной жизни, но никто, кроме Кира Холта, не мог сообщить тете Кэтрин о том, что она пару раз встречалась с Тревором.

Почему она должна просить рождественский пропуск у мисс Уиверн? Разве тетя Кэтрин забыла, что она сейчас работает официанткой-стажеркой и перешла в другой отдел?

— Тебе везет, Ланздейл, — сказала мисс Уиверн, выписывая пропуск, — если вспомнить, как недавно ты работаешь у нас. Немного девушек получают полных три дня отдыха на Рождество. Должно быть, тебе кто-то покровительствует.

Андреа тут же насторожилась. Не подозревает ли мисс Уиверн, что миссис Мейфилд — тетя Андреа?

— Можете оставить мне адрес того места, где вы остановитесь?

Андреа знала, что существует правило оставлять адреса, если уезжаешь на уик-энд или получаешь пропуск за отгулы, и хотя она колебалась, но все же понимала, что спорить бесполезно.

— Хауден-Холл, Найтс-Крум? Звучит впечатляюще. Это отель?

— Нет, частный дом. — Желание досадить ей заставило Андреа сказать: — Мы с отцом когда-то жили там. — Заметив удивленное выражение лица мисс Уиверн, она добавила: — Отец там работал.

Отбросив обычное высокомерие, мисс Уиверн спросила с присущим ей назойливым любопытством, в качестве кого работал отец Андреа, и, выслушав ответ, подписала пропуск без дальнейших замечаний.

Сидя в поезде, идущем в Стоучестер, Андреа предвкушала встречу с Тревором. Она с удовольствием приняла приглашение его матери, считая, что возвращение в знакомое окружение и отдых от бурлящей жизни гостиницы позволят ей взглянуть на все события другими глазами.

Андреа только раз видела Кира Холта с того вечера, когда он привез ее домой из клуба «Полонез», и только потому, что ему понадобились ее услуги в качестве секретарши. Она понимала теперь, что придала чрезмерно большое значение прощальному поцелую. Он, возможно, точно так же поцеловал Ингрид, если бы привез ее в отель после танцев.

Теперь они с Тревором смогут возобновить свои прежние пешие прогулки, и миссис Деннистоун не стоит опасаться Андреа. Но даже такая мысль заставила ее задуматься. Могла ли она относиться к Тревору только как к другу лишь потому, что он безумно влюблен в Ингрид, или дело в том, что она серьезно увлечена Киром.

Андреа слишком мало знала о любви, чтобы ответить на такой вопрос. Влюбившись в Тревора или в Кира, она привнесет в свою жизнь одни осложнения. В первом случае — враждебность миссис Деннистоун, во втором — привязанность к человеку, который целиком погружен в свои дела и забыл думать о глупой девчонке, работающей в отеле, где он остановился.

Отец часто говорил ей, что иногда стоит расслабиться и позволить жизни идти своим чередом, философски принимая происходящее в данную минуту и не задумываясь о будущем.

В Стоучестере она огляделась, не приехал ли Тревор встретить ее. Тревора не было, и Андреа дождалась автобуса в Найтс-Крум.

Когда она шла по знакомой подъездной дорожке к Хауден-Холл, ее захлестнуло ощущение невосполнимой потери, она вспомнила об отце. Теперь вместо него другой человек водит машину миссис Деннистоун, занимает их квартиру над гаражом.

Миссис Деннистоун сама показала комнату Андреа, тронутой такой заботой. Мать Тревора, в сущности добрую, симпатичную женщину, едва ли можно было укорять за желание добиться того, чтобы у ее сына была счастливая семейная жизнь и финансовый успех.

— Очень мило с вашей стороны пригласить меня сюда на Рождество, — сказала Андреа. — Я высоко ценю это. Впервые после смерти отца…

— Да, я понимаю, дорогая. — Миссис Деннистоун потрепала Андреа по плечу. — На Рождество особенно остро чувствуешь одиночество. Невольно вспоминаешь все, что произошло за год. Тебе нравится то, чем ты занимаешься?

Андреа с неожиданным жаром поведала о преимуществах своей работы в «Бельведере». Незачем заставлять бывшую хозяйку думать, что она жалуется или недовольна тем, что ей пришлось уехать из Хауден-Холл.

— В нашем доме тебе все знакомо, Андреа. Я оставляю тебя, спускайся вниз, когда будешь готова. Там тебя ожидает чай.

Андреа задержалась, чтобы быстро привести себя в порядок и подкрасить губы. Ей было интересно, сколько гостей прибудет на праздник.

В гостиной, где обычно подавали чай, царил полумрак, горел только камин и два бра под абажуром, поэтому сначала Андреа увидела только Тревора, который встал, чтобы поздороваться с ней. Потом в одном из кресел она заметила Ингрид.

Тревор заговорил прежде, чем миссис Деннистоун успела представить Андреа Ингрид:

— Вы, конечно, знакомы.

— Не думаю, — ответила Ингрид с неприязнью.

— Это мисс Ланздейл, — поспешно вставила миссис Деннистоун. — Андреа, мисс Дженсен.

— Ах! Конечно! Теперь вспомнила. — Отблеск пламени в камине зажег огоньки в голубых глазах Ингрид, когда она повернулась к Андреа. — Ваш отец когда-то работал здесь шофером.

— Отец Андреа был для меня гораздо больше, чем шофер. Он был близким другом.

Андреа взяла чашку из рук миссис Деннистоун и устроилась в наименее освещенной части комнаты. Как она была наивна! Теперь ясно, чем руководствовалась миссис Деннистоун, приглашая ее на Рождество. Она продемонстрировала Андреа, что будущее Тревора никак не связано с неприметной служащей гостиницы.

У Тревора на уме тоже, очевидно, было подобное. Андреа не должна думать, что он пытается добиться ее расположения потому только, что пригласил ее на танцы или повел перекусить.

Вероятно, он пригласил сюда Ингрид, потому что хотел показать ей свой дом, свое окружение, хотя Андреа сомневалась в разумности такого поступка. Разве Ингрид удивишь скромным сельским домом в тихой деревушке неподалеку от города? Возможно, Тревор потерпит поражение, но, по крайней мере, будет честен, не притворяясь богатым финансовым воротилой.

За обедом Ингрид пыталась исключить Андреа из общего разговора, но миссис Деннистоун сделала все возможное, чтобы девушка не чувствовала себя обделенной вниманием.

— У вас в гостинице больше не было краж драгоценностей? — спросила Ингрид.

— Нет, насколько я знаю.

— Или мехов?

На этот раз щеки Андреа вспыхнули. Она покачала головой:

— Я ничего не слышала.

Ингрид обратилась к хозяйке дома:

— Удивительные вещи происходят в этом отеле. Во всех отелях Европы, где я останавливалась, можно было спокойно оставлять дорогие вещи в своем номере, но в «Бельведере» все иначе. Вещи исчезают, а когда возвращаются, — Ингрид пожала плечами, — никто не знает, где они находились.

Она рассказала о происшествиях с ее мехом и ожерельем, и Андреа вся сжалась.

— Должно быть, это и называется тайным использованием служебного положения, — заключила Ингрид свой рассказ.

Тревор рассмеялся:

— Но ты же получила все обратно. Даже твоей страховой компании не о чем волноваться, поскольку они не должны выплачивать тебе страховку.

— Но в один прекрасный день я потеряю свои драгоценности безвозвратно.

Миссис Деннистоун, сочувствующе поглядев на Ингрид, обратилась к Андреа:

— Мы, как всегда, устраиваем для детей День подарков, во второй день Рождества. Ты поможешь?

— Конечно. Мне это нравится. В прошлом году было замечательно. — Неожиданная мысль, что на этот раз Ингрид останется вне семейного круга Деннистоунов, доставила Андреа минутное удовлетворение.

После посещения церковной службы в рождественское утро Андреа заканчивала убранство громадной елки в углу гостиной. Множество разноцветных огней уже закрепили на дереве, а миссис Деннистоун дала ей большую коробку с украшениями. Андреа слезла со стремянки и отошла в сторону, чтобы полюбоваться результатом своих трудов, когда открылась дверь и вошла миссис Деннистоун.

— О, выглядит великолепно! Андреа просто мастер в таких вещах.

Андреа обернулась, чтобы посмотреть на человека, которому представляла ее миссис Деннистоун, и в ту же секунду серебряный шар, который она держала, выпал из ее рук и разбился вдребезги на паркетном полу.

— Это мистер Кир Холт. Андреа Ланздейл останется с нами на праздники.

— Мы с мисс Ланздейл уже встречались несколько раз, — холодно сказал Кир.

— Понятно. В гостинице, где Андреа…

— Мистер Холт знает, что я прохожу практику в «Бельведере» и выполняю самые скромные обязанности. — Андреа покраснела, потому что она перебила миссис Деннистоун и поторопилась закончить за нее фразу, дабы хозяйка не подумала, что девушка маскируется под гостью. — Извините, я разбила стеклянный шарик, — поспешно сказала Андреа, наклонившись, чтобы собрать разлетевшиеся осколки.

— Не волнуйся. Он, наверное, уже был треснут. Этими игрушками пользуются много лет. — Миссис Деннистоун пробормотала что-то насчет каких-то дел на кухне и вышла.

— Вы удивлены, Андреа? — спросил Кир.

Она выпрямилась и посмотрела на него:

— Да, конечно. Вас я меньше других ожидала увидеть в этом доме.

На его губах появилась насмешливая улыбка.

— Не похоже, что вы довольны моим приездом.

— Конечно, миссис Деннистоун сама приглашает своих гостей. Извините, я должна выбросить эти осколки.

Она сбежала, чтобы не испортить все окончательно, но, доставая совок и щетку из шкафчика, ломала голову над тем, зачем понадобилось Тревору приглашать Кира. Разумеется, не для того, чтобы доставить удовольствие Андреа и составить две пары, так как мог получиться самый негармоничный квартет.

Тревор и Ингрид вернулись к ленчу, и Ингрид приветствовала Кира с подчеркнутой радостью:

— Рада видеть вас, Кир! Теперь вы, наконец, оторвались от своих грязных зданий и выглядите как настоящий джентльмен.

Он церемонно поклонился ей:

— Боюсь, что у меня в волосах окажется цемент, а из карманов будут торчать непонятные деревяшки.

После ленча, нелегкой трапезы, когда невысказанные вопросы витали над столом, Ингрид завладела Киром под тем предлогом, что хочет показать ему удивительные рождественские розы и зимний жасмин в саду.

Андреа решила выйти прогуляться, но не сумела выскользнуть из дома незамеченной, так как на пороге ее перехватил Тревор.

— Ты не предупредила меня, что приедет Холт, — упрекнул он.

— Не предупредила тебя? Но его пригласил ты.

— Я не делал этого. Ты считаешь меня круглым дураком? Я пригласил Ингрид, потому что хотел дать ей представление о том, как отмечают Рождество в английской глубинке. Она раньше никогда не бывала в Англии на рождественских праздниках.

— Я была очень удивлена, когда сегодня утром Кир вошел в комнату, — призналась Андреа. — Я подумала, что ты пригласил его, зная, что я встречалась с ним в отеле. Разве твоя мама не говорила тебе, что он приедет?

Тревор взъерошил пальцами волосы:

— Нет, не говорила. Что ж, по крайней мере, он составит тебе компанию. Ведь он тебе нравится, правда?

— Нет, — быстро произнесла Андреа, подняла воротник пальто, засунула руки в карманы и пошла прочь от дома по подъездной дорожке.

Закат окрасил облака и небо в нежно-розовый цвет, и пока она шла в сгущающихся сумерках по знакомым лужайкам, росло ее мучительное подозрение: каким-то непонятным образом Кира пригласили сюда, чтобы он шпионил за ней. Было ли это еще одним методом из арсенала тети Кэтрин?

На обратном пути Андреа остановилась около каменной стены, места гибели отца.

В окнах коттеджа виднелись огоньки рождественской елки, тени шаров и бумажных цепей. Живя в деревне, Андреа никогда не считала себя чужой, хотя знала, что нужно родиться здесь, чтобы тебя считали «своей». Но обстоятельства так изменили ее жизнь, что теперь она была чужой повсюду. Она не знала, привыкнет ли когда-нибудь к гостиничной жизни, после годичного испытательного срока она, возможно, получит на это ответ.

Со стороны Хауден-Холл к ней приближалась высокая фигура, и Андреа уже знала, что это Кир Холт. «Возможно, — подумала она проказливо, — он примет меня за деревенскую жительницу и весело пожелает счастливого Рождества, когда будет проходить мимо».

— Вас послали, чтобы доставить меня обратно? — спросила она.

— Я решил, что встречу вас, когда вы будете возвращаться домой.

— Тогда нам лучше поспешить, а то опоздаем к чаю.

Ветер зашелестел в верхушках деревьев, и где-то в начале дороги заурчал мотоцикл, однако гнетущее молчание разделяло ее и мужчину, шедшего с ней рядом. Этот человек обладал способностью взволновать ее одним своим присутствием, вызвать в ее душе чувство обиды.

— Не очень-то хорошее место вы выбрали, чтобы провести Рождество, — произнес наконец Кир.

— Вы имеете в виду смерть моего отца?

— Да. И, возможно, по другим причинам. Но зачем вы пригласили меня, если вы…

— Пригласила вас? — прервала она его, остановившись как вкопанная посреди дороги. — Как вы могли подумать, что я пригласила вас?

— Я узнал об этом от миссис Деннистоун.

Его голос донесся до нее с расстояния нескольких шагов: она остановилась, он продолжал идти. Она быстро направилась к нему.

— Должно быть, тетя Кэтрин приложила к этому руку. Она отправила вас сюда присматривать за мной и проследить, чтобы я не оказалась замешанной в какую-нибудь историю!

— А я знаком с вашей тетей Кэтрин?

— Нет, конечно, — спохватилась Андреа. — Пожалуйста, забудьте, что я сказала. Извините меня.

— Стало быть, миссис Мейфилд — ваша тетя.

— Прошу вас, не рассказывайте никому об этом. Мое положение осложнится, если служащие в отеле узнают о наших родственных отношениях. Так что не говорите об этом тете Кэтрин.

Кир Холт улыбнулся.

— Я сохраню ваш секрет, — пообещал он, — но глупо так поддаваться эмоциям.

Андреа молча проглотила это справедливое замечание.

— А почему вы считаете, что мне доставляет удовольствие следить за вами? Или вы предпочитаете слово «шпионить»? — спросил он.

Она вздохнула:

— Каким-то образом миссис Мейфилд всегда в курсе всех моих дел: чем я занимаюсь, где нахожусь.

— Хорошая сестра-хозяйка в гостинице имеет свое недреманное око. В противном случае она не сможет держать под контролем служащих. И почему вы считаете, что за вами следят? Разве ее повышенное внимание не распространяется на всех служащих отеля?

Немного помолчав, Андреа призналась:

— Вы правы. Наверное, я слишком мнительная.

Они шли к дому, из окон которого струились потоки света. Рождественская елка блистала разноцветными огнями, и Андреа слегка поежилась.

У парадной двери Кир обернулся.

— Андреа, вы хорошая актриса? — спросил он.

— Не знаю.

— Чепуха! Каждая женщина — актриса. Только один раз, сегодня вечером, сыграйте роль девушки, которой я немного нравлюсь, даже если вы ненавидите меня. Никогда не угадаешь, какие чудеса могут произойти в самых неожиданных ситуациях.

— Но зачем?

— Вы не хотите, чтобы весь «Бельведер» узнал, что вы племянница миссис Мейфилд? — Его глаза блеснули в свете лампы, горевшей в передней.

— Шантаж! — прошептала она и почувствовала себя счастливой.

Андреа надела зеленое бархатное платье, его вырез подчеркивал красоту материала и белизну ее шеи. Она придирчиво осмотрела свой макияж в зеркале туалетного столика. После сегодняшней прогулки щеки ее разрумянились, и она старательно подкрасила губы. Может быть, стоит еще прикоснуться карандашом к бровям? Впрочем, Киру не понравится, если она будет слишком накрашена, и, кроме того, ей никогда не сравниться с Ингрид, так что лучше уж выглядеть как можно естественнее.

Миссис Деннистоун пригласила к обеду еще нескольких гостей, с некоторыми из них Андреа была знакома. Среди них была Эйлин Стентон, личная секретарша Тревора. Она, казалось, удивилась, увидев Андреа.

— Ты останешься здесь на праздники? — спросила она.

Андреа объяснила, что ее пригласила миссис Деннистоун.

— Это в духе матери Тревора, — одобрительно заметила Эйлин. — Она действительно заботливая душа. Ей нравился твой отец. — Эйлин понизила голос. — Насколько я знаю, новый шофер не пользуется таким успехом. Возможно, из-за своей жены.

Андреа еще не встречалась с человеком, занявшим место ее отца, но сейчас для разговора о нем не оставалось времени. Рядом с ней появился Кир, который был ее кавалером за столом. Она осторожно положила пальцы на его согнутую в локте руку.

— Вы выглядите великолепно, — прошептал он, когда они последовали за другими в столовую.

— Этот комплимент — часть нашего представления? — пошутила Андреа.

— Я не играю. Просто остаюсь самим собой, естественным и добродушным.

— Добродушным? — как эхо, повторила она. — Извините, я забыла свою роль.

Убранство обеденного стола вызвало восторженные восклицания, Андреа тоже замерла в восхищении. На золотистой скатерти был расставлен черный столовый сервиз изящной, асимметричной формы. Высокие красные свечи располагались на некотором расстоянии друг от друга, а в центре на красивых подставках стояли хрустальные кубки, лежали изящные столовые приборы с деревянными ручками.

Миссис Деннистоун принимала комплименты, доносившиеся со всех сторон, а затем обратилась к гостям:

— Все похвалы предназначаются Эйлин, это ее идеи, а не мои.

Все повернулись в сторону секретарши Тревора, которая покраснела от такого внимания. Когда гости расселись, в наступившей тишине звонко прозвучал голос Ингрид:

— Это, конечно, прекрасная реклама для магазина. Вам приходится каждый день заниматься такой работой?

Эйлин, не подозревая подвоха, с запинкой ответила, что оформление витрин только часть ее работы, и посмотрела на Ингрид:

— Но вы, конечно, знаете, что я работаю секретаршей мистера Деннистоуна.

Андреа одобрительно кивнула Эйлин и, когда общий разговор возобновился, сказала:

— Это самый красивый рождественский стол, какой мне приходилось видеть.

В продолжение трапезы Андреа нечасто удавалось играть свою роль и выказывать симпатию к Киру, так как Ингрид, сидевшая по другую сторону от него, полностью завладела его вниманием и почти не обращалась к Тревору. Андреа временами вежливо болтала с другим соседом, престарелым майором, которого больше всего интересовали вопросы коневодства, и поскольку Андреа ничего не понимала ни в скачках, ни в разведении лошадей, разговор не клеился.

— Простите меня, Андреа, я совсем забросил вас, — раздался вдруг голос Кира.

Андреа повернулась к нему и увидела Ингрид, тут же резко оборвавшую смех. Во взгляде, которым она окинула Андреа, была ненависть.

Слушая реплики Кира и отвечая ему, Андреа внезапно сообразила, что именно Ингрид посоветовала миссис Деннистоун пригласить Кира, чтобы столкнуть лбами его и Тревора.

Вывод Андреа подтвердился позднее, в тот же вечер. После того как прием закончился и гости разъехались по домам, Андреа лежала в постели, наслаждаясь уютом и размышляя над событиями прошедшего вечера. Она хорошо сыграла свою роль, строго следуя инструкциям Кира, но спустя некоторое время ее поведение сделалось вполне естественным, и она искренне радовалась общению с ним. Однако сейчас она думала о том, что это палка о двух концах. Пока Кир оставался холодным и угрюмым, сама она ощущала только желание задеть его.

Дважды Ингрид попыталась вмешаться в разговор между нею и Киром, и каждый раз датчанку вежливо, но твердо ставили на место. Андреа улыбнулась, вспомнив об этом.

Вдруг раздался стук в дверь, что удивило ее, но не успела она сказать: «Войдите», как в комнате появилась Ингрид.

— Могу я одолжить у вас несколько косметических салфеток? Мне не хотелось бы тревожить миссис Деннистоун.

— Конечно. Коробка стоит на туалетном столике. — Андреа поежилась под одеялом, поняв, что Ингрид пришла вовсе не ради салфеток.

— Мисс Андреа, как ваша фамилия? Я забыла.

— Ланздейл.

— Да, конечно. Ваш отец работал здесь шофером. — Она пристально рассматривала в зеркале свое лицо. — Мисс Ланздейл, мне хотелось бы стать вашим другом.

— Благодарю вас, — вежливо ответила Андреа.

— Вы еще очень молоды и не должны всерьез воспринимать внимание мужчин. А то разобьете себе сердечко.

— Не беспокойтесь. Я не забываю о своем положении.

Ингрид вздохнула:

— Вам так трудно, вы такая хорошенькая.

— Прошу вас, мисс Дженсен, не волнуйтесь. Нас учат, как устанавливать правильные отношения с мужчинами-постояльцами, с которыми мы можем случайно встретиться вне гостиницы. Послезавтра я вернусь в «Бельведер», и вы меня не увидите, разве только в качестве официантки вместе с дюжиной других девушек.

— Но вы все же рады, что мистер Холт останавливается в «Бельведере»?

Андреа подоткнула подушки и наклонилась к Ингрид, присевшей на табуретку для одежды:

— Почему вы пригласили приехать его сюда на Рождество, если считаете, что он опасен для меня?

— Без меня он будет чувствовать себя одиноким, куда бы ни поехал.

Андреа кивнула, ее подозрения подтвердились.

— Но вы не знали, что я тоже приеду сюда?

— Нет, не знала, — проворчала Ингрид. — Тревор должен был бы сказать мне. Не ожидала, что он станет кокетничать за моей спиной с дочерью шофера.

Андреа собралась было бросить злую реплику, но вовремя остановилась. Что бы она ни сказала, все это не имеет значения. Ингрид только пожалуется Тревору или миссис Деннистоун, что Андреа ее оскорбила. К тому же неожиданное появление Андреа расстроило планы Ингрид.

Поэтому она сказала:

— Мы с Тревором старые друзья. Хотя мой отец не всегда был шофером, у меня достаточно здравого смысла не воображать глупостей. — Она сама удивилась своему спокойному тону. Только сегодня Андреа поняла, что испытывала к Тревору в прошлом детскую симпатию и не собирается когда-нибудь выйти за него замуж.

После ухода Ингрид, забывшей взять косметические салфетки, Андреа долго не могла заснуть. Возможно, предупреждение в отношении Кира было своевременно, пусть даже оно исходило от Ингрид, которую меньше всего заботила Андреа с ее благополучием или разбитым сердцем. Ингрид просто любила повелевать и удерживать при себе нескольких мужчин одновременно.

Весь следующий день Андреа была занята. Она помогала готовить детский праздник, который должен был состояться днем. Миссис Деннистоун обычно приглашала на День подарков и деревенских детишек, и всю свою прислугу, хотя миссис Уиттон, ее кухарка, ворчала, что для прислуги, делающей всю подготовительную работу, невелика радость обслуживать маленьких сопляков, а потом убирать за ними.

— Все же дети будут вести себя лучше, если с ними останется несколько взрослых, — сказала Андреа, когда они с миссис Уиттон ставили на стол желе, бисквиты, пирожные и другие сладости, которые так любят дети.

После угощения для детей были организованы различные игры, и Андреа с Киром оказались в длинной шеренге, где пары стояли лицом друг к другу. Игра началась: «Возьмите партнера, который стоит напротив вас. Два шага вправо, два шага влево».

«Что ж, все это достаточно просто», — подумала Андреа. «А теперь повернитесь и поцелуйте того, кто стоит позади вас».

Но вместо маленького мальчика, которого ожидала увидеть Андреа, позади нее стоял Кир. Он не стал терять времени даром, взял ее за локти и поцеловал в обе щеки по два раза.

— Вы обманщик, — прошептала она.

— Ну и что? Так уж случилось, я не виноват. Детвора потеряла свои места, они были слишком заняты выяснением отношений.

Дрожь пробежала по телу Андреа. Кир постарался оказаться поближе к ней на случай, если игра закончится поцелуями. Хотелось бы знать, он пришел на этот праздник потому, что знал, что она будет здесь? Или потому, что ему стало скучно и ничего более интересного не предвиделось?

Остаток вечера она со счастливой улыбкой отвечала на каждую просьбу, обращенную к ней, и у нее не испортилось настроение даже тогда, когда пришлось срочно отправить в ванную комнату ребенка, объевшегося сладостями.

К девяти часам вечера, когда последнюю группу детей отправили домой, Андреа валилась с ног от усталости. Но если бы вдруг Кир пригласил ее пойти потанцевать или погулять при лунном свете по деревне, она бы не колебалась ни минуты.

В этот вечер она его больше не видела и предположила, что ему надоело находиться в обществе, и он решил побродить в одиночестве.

Тревор и Ингрид целый день отсутствовали, Ингрид не собиралась почтить своим присутствием детский праздник.

На следующее утро Андреа сразу после завтрака упаковала вещи, так как ей нужно было вернуться в «Бельведер» к шести часам. Она разыскала миссис Деннистоун, чтобы поблагодарить за чудесные рождественские праздники. Кира нигде не было видно.

— Шофер отвезет тебя на станцию, — сказала миссис Деннистоун, чем разочаровала Андреа, еще питавшую надежду, что Кир довезет ее до «Бельведера». Возможно, он решил остаться на день-другой, и Ингрид будет делить свое время между ним и Тревором.

Когда Андреа садилась в длинную черную машину, из сада появился Тревор.

— До свидания, Андреа! Надеюсь, ты хорошо провела время? — сказал он громко и тихо добавил: — Увидимся скоро в «Бельведере». Да благословит тебя Бог, Андреа, если бы не ты, я никогда не повстречался бы с ней.

Андреа улыбнулась и помахала ему. Ну что же, только Тревор мог знать, к счастью или на свою беду, он повстречался с Ингрид.

— Счастливого путешествия, мисс, — сказал ей на платформе шофер, прикоснувшись к козырьку кепки. — Он уехал сегодня рано утром, но я думаю, вы еще повстречаетесь с ним.

Андреа покраснела, и от смущения, и от досады на себя за то, что дала всем понять, как ей приятно общество Кира. Очевидно, Киру было не столь приятно находиться в ее обществе, если он сбежал из дома Деннистоунов в столь ранний час.

Поезд был уже на полпути к Миллбриджу, когда Андреа сообразила, что Ингрид не заставила его остаться. Эта мысль радовала ее весь остаток пути, и Андреа уже не терпелось как можно быстрее вернуться в «Бельведер».

 

Глава 9

Югет потребовала, чтобы Андреа подробно рассказала о рождественском визите:

— Гостей было много? Кто был там? Кто занимался с тобой любовью?

Андреа протянула руки, как бы отгораживаясь от расспросов француженки:

— Давай по порядку. И начнем с последнего. Со мной никто не занимался любовью.

Югет вздернула брови:

— Так ты попусту потратила время.

— Гостей было мало, а большое общество, в основном дети, собралось на День подарков.

— О, дети! Они только путаются под ногами.

— Перестань притворяться! Какой матерью ты станешь, если сейчас говоришь так? — поддразнила ее Андреа.

— Кто там был из мужчин? — настаивала Югет, пропустив мимо ушей ее замечание.

— А ты не хочешь узнать о женщинах?

— Кет. Они не имеют значения.

— Там был, конечно, Тревор Деннистоун, поскольку это его дом. Но ты ошиблась, Югет. Там была одна важная особа, Ингрид Дженсен.

— Ингрид Дженсен! — Губы Югет беззвучно произнесли «О!», и она мудро заметила: — Так она охотится за ним, а это означает, что твой друг Тревор, должно быть, богат. Почему ты с самого начала не взяла его в свои руки?

— Ты говоришь так, будто девушка должна застегнуть ошейник на шее мужчины и тащить его за собой, куда ей вздумается. — Она старалась отвлечь внимание Югет от других гостей.

— И больше никаких мужчин?

— Только те, которые пришли на праздник. — Андреа решила никому не говорить о приезде Кира к Деннистоунам.

— Бедняжка Андреа! Какая скука.

— Расскажи, Югет, как ты провела Рождество?

В глазах француженки заплясали веселые огоньки.

— Поначалу было скучно, но вчера вечером я пошла на карнавал — костюмированный бал, понимаешь?

— Маскарад. Да, продолжай.

— И… — Югет выразительно развела руками. — Познакомилась с очаровательным мужчиной. Он настаивает на встрече завтра.

— Прекрасно. Он живет здесь, в Миллбридже?

— Нет. Он путешествует по разным местам.

— Бедняжка Югет, — насмешливо сказала Андреа. — Опять ты отдаешь свое сердце поклоннику, который будет клясться в вечной любви и преданности тебе одной, а на следующее утро уедет в Манчестер или Хаддерсфилд, где начнет ту же игру с новой девушкой. Он, возможно, женат и имеет четверых детишек.

— Возможно, женат, но не думаю, что у него есть дети, — задумчиво ответила Югет.

— Ладно. Я только предупреждаю тебя. — После паузы Андреа спросила: — В каком костюме ты была на балу?

— Японской пастушки.

— Японской пастушки? Никогда не слышала, что в Японии разводят овец.

— Какое это имеет значение? Подруга одолжила мне платье. Оно было как на рисунке Ватто. Это один известный художник, понимаешь?

— Да, да. Я не полная невежда.

— Но у меня не было ни шляпки, ни накидки на голову. Поэтому я воткнула цветок в волосы, удлинила брови — и стала японкой!

— Хотелось бы мне посмотреть на тебя. А твой спутник? Как он был одет?

— Смокинг и черный галстук. Англичане не любят одеваться иностранцами. Андреа, ты должна помочь мне.

Андреа насторожилась:

— Надеюсь, никаких новых «одалживаний»?

— Нет, нет, нет! Но он спросил, где я живу, и я сказала, что в «Бельведере», ведь так оно и есть. Итак, он привозит меня домой, и я вплываю в парадный вход, потому что у меня был ночной пропуск, а было уже два часа.

Андреа бросила взгляд на подругу:

— Так он думает, что ты остановилась здесь, а не являешься бойкой горничной.

Югет кивнула:

— Я должна организовать встречу с ним в каком-нибудь другом месте.

— Тогда все в порядке.

— Да, но если он спросит обо мне у дежурного администратора, ты должна передать ему мою записку.

— Но я же больше не работаю в отделе регистраций. Я теперь официантка.

— Я забыла. — Югет приуныла.

— Можно предупредить девочек в отделе регистрации, — предложила Андреа.

— Слишком опасно. Они нарочно расскажут моему приятелю, что Элен Клуни здесь нет, есть только француженка Югет Клубер, простая горничная.

— Так ты назвала ему еще и фальшивое имя? Неужели ты не нравишься ему такой, какая ты есть, если забыть о японской пастушке? — Андреа не удержалась от соблазна поддразнить подругу.

— Разве я смеялась над тобой, когда у тебя возникли неприятности из-за ожерелья? Нет. Я помогла тебе избавиться от него.

Андреа задохнулась от удивления:

— Так ведь это ты одолжила его. А потом выбросила его из окна.

— Тебе повезло, что я так сделала, дорогая моя Андреа. Если бы не я, его нашли бы в твоем ящике. И что бы ты сказала?

Югет, обиженно отвернувшись, заснула. Андреа долго лежала в темноте и думала о том, что до сих пор непонятно, как ожерелье мисс Дженсен попало в ее комнату.

Но ей было некогда размышлять над неразгаданными тайнами, так как всю следующую неделю шла подготовка к празднованию Нового года, а затем к проведению Недели Швеции. В январе должна была пройти Неделя Швеции, в феврале и марте — других Скандинавских стран. В мае должны были пройти две Недели Франции, а затем наступит черед и других стран, когда их правительства подпишут торговые соглашения. Несомненно, «Бельведер» сделался основным пунктом такого рода деятельности в центральных графствах Англии, и вдобавок к успешному бизнесу не было недостатка в веселье.

Специализированные выставки шведской продукции представляли очаровательные девушки в национальных костюмах. Ленчи, устраиваемые мэром, приемы и телешоу, гала-балы подогревали интерес к этому мероприятию как других посетителей отеля, так и всего населения города.

Но для персонала «Бельведера» жизнь превратилась в нескончаемую горячую пору. Андреа приобрела некоторый опыт обслуживания столов до начала Недели Швеции, хотя еще не знала, в каком отделе ей придется работать. В любой момент тетя Кэтрин могла перевести ее куда угодно.

Андреа надеялась поработать какое-то время в штате официантов, одном из самых оживленных отделов, куда стекались сведения обо всех событиях, происходивших в отеле.

Но еще до начала Недели Швеции надежды Андреа потерпели крах. Она подавала ленч в комнате старшего обслуживающего персонала. Это была тренировочная площадка, где стажеров и стажерок учили подавать на стол. Юношам, кроме того, разрешалось помогать постоянным официантам в ресторане.

Сегодня комната обслуживающего персонала испытывала недостаток в рабочей силе, и Андреа пришлось справляться с наплывом посетителей с помощью только одного новичка, нервного стажера. Дважды он едва не налетел на нее, когда она поспешно шла по длинной узкой комнате, направляясь к столу менеджера по подбору персонала.

— Дональд, придерживайся левой стороны, — предупредила она его.

Но Дональд, очевидно, был не в состоянии отличить правую сторону от левой, так как через несколько минут налетел на Андреа. Тарелки с супом, ростбифом и блюда с овощами упали на пол, превратившись в мешанину.

Красный от смущения юноша пробормотал извинения, и Андреа наклонилась, чтобы собрать осколки и вытереть пол.

В тот же миг до нее донесся голос мисс Уиверн:

— У вас уже достаточно опыта, чтобы избегать подобных случайностей.

Обычно Андреа удавалось уклоняться от обслуживания столика мисс Уиверн, но сегодня удача ей изменила. К тому же она понимала, что происшествия можно было бы избежать, если бы она несла меньше тарелок.

Отправив Дональда за тряпками и шваброй, Андреа совершенно забыла, что именно заказывала мисс Уиверн.

— Извините, но скажите мне еще раз… — начала она.

— Дорогая, я уже дважды сказала тебе. Ты в состоянии запомнить заказ?

— Это было соте из почек? — спросила Андреа.

Мисс Уиверн горестно вздохнула, затем кивнула. Но когда Андреа принесла заказ и собиралась аккуратно поставить его перед мисс Уиверн, та крепко ухватила ее за кисть.

— Я не заказывала соте из почек, — пробормотала она.

В ту же секунду произошла еще одна неприятность. Тарелка перевернулась, и кусочки почек вместе с подливкой расплескались по скатерти.

— Какая ты неловкая! — громко воскликнула мисс Уиверн. Она вскочила, отряхивая юбку, но, насколько успела заметить Андреа, одежда мисс Уиверн не пострадала. — Не стой как идиотка, наведи порядок!

Глаза Андреа засверкали, у нее перехватило дыхание. Все произошло не по ее вине. В тот момент, когда Андреа ставила тарелку, мисс Уиверн специально выкрутила ей запястье, чтобы содержимое тарелки вывалилось на стол.

Но, как Андреа и предполагала, в конце дня ее вызвали в кабинет миссис Мейфилд. Мисс Уиверн находилась там и уже изложила свою версию событий.

— Садись, Андреа, — спокойно сказала тетя Кэтрин.

Мисс Уиверн была вне себя от гнева и продолжала стоять.

Андреа вкратце рассказала о случившемся.

— Да, мне говорили, что у вас сегодня не хватает обслуживающего персонала, но два происшествия за одну смену!.. — Тетя Кэтрин с улыбкой посмотрела на племянницу.

— Извините, мадам. Дональд еще не набрался опыта.

— Я жду, что вы принесете извинения мне лично, — прорычала мисс Уиверн. — Кому понравится, если тебе на колени вываливают тарелку с едой.

— Но на вас не попало ни капли, мисс Уиверн!

Помощница сестры-хозяйки язвительно рассмеялась:

— Мне лучше знать. У меня все платье забрызгано соусом, и мне пришлось переодеться.

Этого Андреа уже не вынесла и запротестовала:

— Ничего не случилось бы, если бы вы не схватили меня за запястье и… — Осторожность заставила ее оборвать фразу на полуслове.

— Действительно! Мне пришлось сделать это, чтобы защитить лицо!

Андреа опустила глаза на руки. Она так стиснула их, что побелели косточки. Глупо думать, что она может бороться с мисс Уиверн.

Тетя Кэтрин спокойно сказала:

— Пожалуйста, извинись перед мисс Уиверн, и мы забудем об этом инциденте. Впредь будь аккуратнее.

Андреа заставила себя извиниться, испытывая острую боль от несправедливости. Это мисс Уиверн должна была извиняться перед ней.

— И я надеюсь, что Ланздейл не вернется ко мне на этаж, — заметила мисс Уиверн, подчеркнуто игнорируя присутствие Андреа в комнате.

Андреа замерла на месте, не смея перевести дыхание. Больше всего на свете мисс Уиверн хотела, чтобы Андреа Ланздейл снова вернулась под ее непосредственное руководство. Тогда она смогла бы находить бесконечные недочеты в работе Андреа и наконец добиться ее увольнения.

Тетя Кэтрин посмотрела на Андреа:

— По-моему, тебе стоит дать еще один шанс, Андреа. Но будь внимательнее. Мы не хотим, чтобы гости из Швеции подумали, что наше обслуживание хуже, чем у них.

— Но Ланздейл не в состоянии избежать инцидентов даже в комнате для обслуживающего персонала!

— На следующей неделе нам понадобится весь штат официантов, мисс Уиверн. — Миссис Мейфилд обратилась к Андреа: — Я надеюсь, что ты приобрела кое-какой опыт в обслуживании банкетов и званых обедов?

— Да, мадам. — У Андреа появилась надежда, что ее не сошлют на верхний этаж под начало мисс Уиверн.

— Оставьте нас, пожалуйста, мисс Уиверн. Мне надо сказать кое-что еще Андреа.

Немного помедлив, помощница сестры-хозяйки покинула комнату.

Андреа насторожилась.

— Ты не должна выдвигать обвинения против старших по должности, даже если считаешь, что права, — сказала тетя Кэтрин. — Если у тебя есть какие-то обоснованные жалобы, я всегда готова их выслушать.

У Андреа хватило здравого смысла не оспаривать эту точку зрения, так как она подозревала, что Лаура Уиверн не сумела одурачить ее тетушку:

— Да, мадам, понимаю. Извините.

— Тогда все в порядке. Теперь расскажи мне о рождественских праздниках.

— Я провела их прекрасно.

— Тревор Деннистоун, наверное, провел Рождество дома? Но не думай, что я выпытываю, — поспешно добавила тетя.

— Да, он был дома. Он пригласил погостить подружку, так что я его почти не видела. В один из вечеров был званый обед, а на День подарков устроили детский праздник.

Андреа поспешила рассказать подробности, чтобы их не вытягивали из нее по кусочкам. Она сочла разумным не упоминать ни Ингрид, ни Кира Холта. Но после ей пришло в голову, что ее тетя, возможно, уже знала, где провели рождественские праздники Кир и Ингрид.

Когда она, лежа в постели, поведала Югет о событиях прошедшего дня, та задумчиво сказала:

— Уиверн решила сделать так, чтобы тебя выбросили на улицу. Ты оскорбила ее, и она не успокоится, пока ты остаешься в «Бельведере». Так что, дорогая Андреа, оглядись вокруг повнимательнее и подбери себе богатого мужа. Совсем неплохо, если он будет к тому же красивым, но деньги гораздо важнее.

— Не знаю, что хуже: быть выброшенной на улицу или броситься на шею первому попавшемуся богатому холостяку. — Но в душе Андреа лелеяла надежду, что тетя Кэтрин не позволит мисс Уиверн расправиться с ней.

В ночь накануне Недели Швеции Андреа помогала другим официантам подготовить комнаты для нескольких приемов на коктейль и ленч.

Помощник управляющего по организации банкетов следил за ходом работы и давал указания, а непосредственной задачей Андреа было подбирать соответствующего размера скатерти для разной формы столов.

В этот момент кто-то внес интересное предложение: разместить столы в форме подковы так, чтобы они образовали букву «S» (первую букву слова Sweden, Швеция). Две официантки с грохотом попытались составить вместе два стола в форме подковы.

— Вы ставите их неправильно, — тихо заметила Андреа. — Буква «S» пишется с внешней стороны к внутренней.

— Увольте! — воскликнула одна из девушек. — Для меня это настоящая головоломка. Концы столов не совпадают. У кого-нибудь в расщелину между столами провалится тарелка с супом.

Но, в конце концов, столы поставили как надо и накрыли их скатертью. Затем нужно было поставить в форме букв «G» и «В» два главных стола, эти буквы означали Great Britain (Великобритания). С буквой «G» справились довольно легко, взяв один стол в форме подковы, несколько изогнутых столиков и один квадратный для основания буквы «G». Но с буквой «В» пришлось немало повозиться.

— Интересно, как люди усядутся за этими изогнутыми столами? — с недоумением спросила одна из официанток. — Им придется перелезать через них. Я скажу мистеру Хардингу, что так делать нельзя.

Но мистер Хардинг, специалист по такого рода вопросам, вооруженный детально разработанным планом размещения гостей, был неумолим.

— Глупая девочка, — брюзжал он. — Гости сядут только с внешней стороны. Где твой здравый смысл?

Немного погодя мистер Хардинг обронил, что лучше всего забраться на одну из люстр и посмотреть вниз на символические знаки, дабы оценить плоды своих трудов.

Наконец их руководитель был удовлетворен проделанной работой, столы были расставлены, столовые приборы и бокалы стояли на своих местах, и на следующий день оставалось только внести последние штрихи и поставить цветы.

Назавтра Андреа дежурила на предварительных переговорах за коктейлем, и, обнося собравшихся напитками, мечтала стать повыше. Никогда еще вокруг нее не собиралось такого количества дородных мужчин. Некоторые из них имели привычку внезапно оборачиваться, при этом чуть не сбивая ее с ног вместе с подносом.

Когда она вернулась в бар с пустыми бокалами, бармен добродушно посмеялся над ней:

— Пойдете снова, мисс? По-моему, вам лучше найти тихий уголок и просидеть там как можно дольше.

— Я умудрилась пробраться между гостями, не расплескав напитки на их жилеты, — возразила Андреа с напускной веселостью. Девушка понимала, что это ее последний шанс остаться в штате официанток, и, если она упустит его, тете Кэтрин придется отправить ее в какой-нибудь другой отдел.

— Ну вот! — воскликнула одна из официанток. — Я забыла бросить последний взгляд на столы. Теперь уже поздно.

— Я осмотрела их сегодня утром, — вставила Андреа, — когда мисс Хитон расставляла цветы. Все карточки с указанием места приглашенного украшены двумя флажками: шведским и английским.

— Что ж, — вздохнула другая девушка. — Лучше не думать обо всей этой суете. Ты сегодня днем прислуживаешь за чаем?

— Да, мне так сказали.

— Не забудь спросить, не хотят ли они чай с лимоном, — предупредила Андреа девушка. — Они часто просят именно такой.

Вся неделя прошла в веселых хлопотах и заботах, хотя произошло много событий, которым Андреа поначалу не придала значения. В один из дней проводили показ мод, но Андреа была занята в другом месте и ничего не увидела. Зато Югет сумела пробраться и незаметно устроиться в уголке.

Как-то утром зашел Тревор, но Андреа успела только поздороваться с ним и умчалась по делам, оставив Тревора с его деловыми партнерами.

В магазинах Миллбриджа шведские товары занимали в витринах и на прилавках главное место. Как-то в свой перерыв Андреа прошлась по вновь открытым этажам квартала Сенчери с ярко разрекламированными товарами. Здесь также продавали шведский хрусталь, игрушки и ткани, которые предлагали улыбающиеся шведки.

Местные газеты уделяли большое внимание этому событию, и фоторепортеры постоянно крутились как в отеле, так и около него.

Дик Палмер каждый день помещал в газете колонку, посвященную Неделе Швеции.

— Из репортажей Дика больше узнаешь о том, что происходит у нас в отеле, хотя мы работаем здесь, — сказала как-то вечером Джилл Андреа, когда у них обеих выпала свободная минутка.

— Мисс Дженсен уже вернулась в отель? — спросила Андреа. — Я не видела ее, и Югет не упоминала ее имени.

— Нет пока. В любом случае, ей не удалось бы занять свои обычные апартаменты или другие номера такого же класса. Они все забронированы за год на эту Неделю Швеции.

Но на следующий день у Джилл появились новости относительно мисс Дженсен.

— Она остановилась в другом месте, — сказала Джилл. — Здесь у нее нет комнаты. Она приходит сюда на ленч. Может, ей надо с кем-то здесь встретиться. Но тут случился забавный эпизод. — Джилл понизила голос до шепота. — Мисс Дженсен как-то стояла, рассматривая доску объявлений, а в это время через вестибюль проходила одна из шведок. Она посмотрела на мисс Дженсен и воскликнула: «Астрид!» Затем заговорила то ли по-шведски, то ли по-датски, но мисс Дженсен холодно посмотрела на нее и сказала: «Я вас не знаю». И ушла в коктейль-бар.

— Эта девушка, должно быть, назвала ее Ингрид, — заметила Андреа.

— Нет, я слышала совершенно ясно: «Астрид». Шведка выглядела ошарашенной. Мало того, она подошла к стойке администратора и спросила, остановилась ли здесь Астрид Керренсен. Я сказала ей, что здесь нет никого с таким именем, и она ушла, но выглядела удивленной.

— Возможно, она с кем-то перепутала Ингрид.

Андреа не задумывалась об этом, ее больше удивляло, что после Рождества не появлялся Кир. Возможно, он переехал в другой отель, потому что в «Бельведере» служила Андреа, а он не хотел поддерживать знакомство? Нет, она не могла вообразить, будто занимает столь важное место в его жизни. Для постояльца такого уровня, как Кир, не составляло труда избегать встреч с младшим обслуживающим персоналом, будь то официантка или горничная.

Неделя Швеции обычно завершалась грандиозным банкетом и балом, в подготовке к празднику использовали все ресурсы и обслуживающий персонал «Бельведера». Прибыли две известные шведские кинозвезды и другие скандинавские знаменитости, фоторепортеры заполонили отель. Андреа обнаружила, что с балкона по обе стороны банкетного зала можно рассмотреть обед, а затем и танцы.

За чаем в комнате для женской части обслуживающего персонала была единственная тема разговора. Никто не знал, появятся ли на балконах гости.

— А я поднимусь в будку к Фреду, — сказала одна из девушек. Фред был одним из дежурных электриков, которые отвечали за освещение и микрофоны.

Андреа вечером была свободна и надеялась увидеть это грандиозное зрелище.

— Не забудь снять передник и все белое, — предупредила Андреа одна из девушек. — Кусочек белого прекрасно виден снизу и выдаст тебя, зато в черном платье никто не заметит. И постарайся укрыться за перилами.

У Югет не было выходного, но она заявила, что найдет время посмотреть на праздник.

Очевидно, предполагалось использовать только часть балкона, и несколько столов уже были приготовлены для гостей на время танцев.

Андреа пришла к самому концу обеда, когда произносили заключительную речь. Она спряталась за балясиной перил в самой темной части балкона. Вскоре к ней присоединились еще две девушки.

Гости поднялись и вышли из банкетного зала, чтобы обслуживающий персонал убрал со столов, и Андреа убедилась, как интересно наблюдать эту часть процедуры.

Официанты и их юные помощники бегом устремились к заранее указанным им позициям, и под руководством их начальника столы были убраны с невероятной быстротой.

Тарелки, столовые приборы, цветы, графинчики, бокалы погрузили на тележки и увезли. Скатерти сняли, столы и стулья отодвинули к стенам. Затем последовательно расстегнули все «молнии» на ковре, покрывавшем середину комнаты, скатали его в две громадные трубки и, пошатываясь, побрели с грузом к служебному входу.

Оркестр занял свое место на помосте, электрики подготовили прожекторы. Маленькие столики уже были сгруппированы по обе стороны танцевальной площадки, а лишние столы исчезли.

— Какая великолепная организация! — прошептала Андреа. — Я и не подозревала, что на ковре есть «молнии».

— Умно, не правда ли? — ответила девушка. — Все идет отлично, если «молния» исправна и не заедает.

Оркестр успел сыграть два вальса и квикстеп, прежде чем первые танцоры появились в зале, но вскоре он представлял блестящее зрелище: кружащиеся пары, женщины в изысканных нарядах, контрастировавших с черными смокингами и белыми рубашками партнеров, вкрапление униформ и, конечно, шведские национальные костюмы.

Андреа была так захвачена зрелищем, что не заметила ухода девушек. Вдруг рядом с ней раздался голос:

— Вы завидуете всему этому?

Она обернулась, узнав Кира.

— Вы здесь! — воскликнула она.

— Я тоже не ожидал найти вас здесь, за перилами.

— Нам запрещено появляться тут, но если никто не видит, тогда все в порядке.

В этот момент Фред включил прожекторы, луч одного из них упал на балкон. Андреа с Киром оказались в пучке света, и она немедленно спряталась за балясину.

— Интересно, сделано это случайно или преднамеренно, — пробормотал Кир. — Возможно, таким образом намекают тем, кто шатается по балкону, что пора присоединиться к танцующим.

— А вы были на банкете? — спросила Андреа.

— Да. Я умудрился избежать большинства мероприятий этой Недели, но сегодня вечером мне пришлось появиться.

Андреа хотелось узнать, кто его партнерша, или он пришел один, по официальной обязанности.

— Вы еще не ответили мне, испытываете ли вы зависть, — повторил он.

— Зависть? — задумчиво откликнулась Андреа. — Нет, мне кажется. Когда до чего-то не дотянуться, не завидуешь тем, кто этим обладает. Это означает, что нужно верить в свои силы, верить в то, что имеешь право надеяться на поворот к лучшему.

— Вы всегда удивляете меня, Андреа, своей безыскусной философией.

— Я никогда не задумывалась над этим. Вы единственный человек, задающий мне такие вопросы и заставляющий давать ответы.

Еще несколько минут они наблюдали за танцующими в зале. К Андреа сбоку подошла Югет, успевшая снять белый передник и шапочку. Француженка, очевидно, не узнала Кира.

— Кто это разговаривал с тобой? — спросила Югет.

Андреа увидела, что Кир незаметно исчез.

— О, просто какой-то человек заговорил со мной.

— Будь осторожнее. Представь, если бы Майская Королева или Уиверн застукали бы тебя за болтовней с постояльцем в темном уголке.

— Но меня же никто не поймал.

Внимание Югет было занято танцующими. Она бросала замечания относительно женских туалетов, привлекательных или уродливых мужчин. Затем она сказала:

— Погляди-ка. Это мистер Уотфорд танцует с одной из шведок.

Андреа перехватила взгляд Югет.

— Ему это явно нравится, — заметила она.

— Жаль, что его не видит Уиверн. Она, наверное, бросилась бы с балкона от ревности.

— Ш-ш, успокойся, Югет! Нас могут услышать. Говори по-французски.

— Как угодно. А вот мисс Дженсен. Какое у нее красивое платье.

— Где? — Но в ту же секунду Андреа увидела не только Ингрид, но и ее партнера, Кира Холта.

 

Глава 10

Югет с неохотой призналась, что ей пора возвращаться к своим обязанностям, и Андреа заметила:

— Я, пожалуй, пойду с тобой. Какой смысл наблюдать, как весь вечер танцуют другие.

Ей нелегко было видеть Ингрид, танцующую в объятиях Кира. Несомненно, у него появилось несколько свободных минут, пока Ингрид приводила себя в порядок, и, наткнувшись на балконе на Андреа, он поболтал с ней.

За ужином в комнате для женской части обслуживающего персонала девушки расспрашивали ее о блестящих туалетах гостей, Андреа отвечала без энтузиазма, и они решили, что она завидует.

— Такие зрелища заставляют чувствовать себя хуже Золушки, — заметила Мириам. — Лучше всего, по-моему, пойти в «Палас» и повеселиться от души.

— Но мне доставляло удовольствие наблюдать за красавицами на балу, — запротестовала Андреа. — Я не завидую им.

Поднимаясь к себе, она остановилась на несколько минут с Мириам в служебной комнате на четвертом этаже, где Мириам готовила подносы для раннего завтрака.

— Мне надо задать тебе один вопрос, но ты не обязана отвечать, если не хочешь. Как ты ладишь с мисс Уиверн? — спросила Андреа.

Мириам поджала губы.

— Что ж, — сказала она, подумав, — Уиверн не легкий человек, но я знавала и похуже. Она суетится по пустякам, а на что-то закрывает глаза. Тебе просто надо знать ее слабые места.

— Похоже, она меня не выносит, — продолжала Андреа.

— Она пырнула тебя ножом?

— Не знаю, что это было: шпага или нож, но она воткнула его достаточно глубоко. Ты слышала о том, как я уронила перед ней тарелку с едой?

— Да, — фыркнула Мириам, — когда она вывалила на скатерть все почки.

Сейчас Андреа тоже улыбнулась, но если бы тетя Кэтрин не встала на защиту, ее уже не было бы в «Бельведере».

Мириам подошла к полкам, чтобы взять несколько чашек.

— Ого! Что происходит внизу? — Она стояла возле маленького окошечка служебного помещения и смотрела вниз, в пролет лестницы.

— Что такое? — спросила Андреа.

— Выключи свет, Анди.

Андреа повиновалась, затем подбежала к окну.

— Посмотри! Там, на третьем этаже. Ты видишь?

Этажом ниже, за узким освещенным окном, Андреа увидела пару, занятую беседой. Она узнала мисс Уиверн, мужчину узнать было труднее.

— В служебном помещении мисс Уиверн, — сказала Андреа.

— Ха! А если бы мы привели своих приятелей в служебное помещение? Там с ней Мервин Уотфорд.

Андреа была неприятна мысль, будто она шпионит.

— На таком расстоянии никого не разглядишь, да и окно закрашено наполовину.

— Ты не поняла, — возразила Мириам. — Одна из горничных ударила ручкой швабры по окну и разбила его, в него временно вставили обыкновенное стекло. — Мириам фыркнула. — Держу пари, что мисс Уиверн забыла об этом или просто не знает.

— Возможно, она дежурит вечером вместо сестры-хозяйки третьего этажа. — Андреа с удивлением обнаружила, что подыскивает оправдания для мисс Уиверн.

— Через две секунды они будут целоваться, — предрекла Мириам. — Вот! Так я и знала.

Андреа отвернулась. Но ярко освещенная сцена запечатлелась в ее мозгу. Добродушно-снисходительное выражение лица Мервина, руки Лауры Уиверн на его плечах, ее внезапное движение к нему, соприкосновение в поцелуе.

Девушка включила свет, и Мириам сердито обернулась:

— Не делай этого! Мне не видно, что там происходит.

Андреа пожелала ей спокойной ночи и пошла наверх, в свою комнату. Несмотря на множество неприятностей, которые ей причинила мисс Уиверн, Андреа испытывала жалость к этой женщине, уже не молодой и настолько глупой, чтобы позволить себе увлечься Мервином Уотфордом. Мервин не был законченным негодяем, но и порядочным человеком его нельзя было назвать. Поведение Лауры не походило на кокетство, подумала Андреа. Ей хотелось забыть, что она подсматривала в окно, но Мириам, несомненно, разболтает о скандальном происшествии всем, кто захочет ее слушать.

Югет уже услышала сплетню.

— Что ж, Андреа, если мисс Уиверн станет придираться к тебе, ты сможешь, э… попрактиковаться в вымогательстве?

— Это называется шантаж, и это очень плохое слово! Я не хочу вмешиваться в дела мисс Уиверн.

— Все знают, что она положила глаз на Мервина, но это неудачный выбор. Ему нравится оставаться свободным и крутить с девушками романы. А уж на такой, как мисс Уиверн, он никогда не женится. Бедняге не будет и минуты покоя.

— Так же, как и Лауре Уиверн, — добавила Андреа. — Она будет очень несчастлива.

Югет лучезарно улыбнулась своей подруге:

— Тогда в следующий раз, как встретишься с ней, дай хороший совет: Мервин будет некудышным мужем. Самая подходящая партия — мужчина средних лет, трезвенник, мечтающий о спокойной жизни с домовитой хозяйкой.

— Она пошлет меня куда подальше, — ответила Андреа.

— Интересно, какой муж был у Майской Королевы, — заметила Югет, смывая косметику и разглядывая себя в зеркало. — Мне кажется, что он был пунктуальным и аккуратным.

— Мне кажется, ты не права. Миссис Мейфилд была молодой и…

Югет повернулась к ней:

— Ты знаешь о ее муже?

Андреа покраснела:

— Нет. Знаю только, что он был убит во время войны, так что миссис Мейфилд пришлось зарабатывать на жизнь.

— Это печально, — согласилась Югет. — Но для нас лучше, что нами управляет женщина, которая была замужем. — Югет вздрогнула. — Если Майская Королева уйдет и Уиверн займет ее место, с нами будут обращаться, как с заключенными.

— Ты преувеличиваешь! Мисс Дикин займет место Майской Королевы, прежде чем продвинется мисс Уиверн!

— Мисс Дикин обручена и скоро выйдет замуж. Она уйдет от нас весной или летом.

— Понятно.

— Но это секрет. Она не хочет, чтобы ее выкинули до того, как она захочет уйти. Кто знает? Она еще может бросить его.

— Почему ты так мрачно смотришь на любовь и замужество? Можно подумать, что цель жизни только одна — заарканить мужчину и потащить его к алтарю.

— А что может быть важнее? — требовательно спросила француженка. — Без мужа, пусть даже не очень хорошего, женщина не может держать высоко голову.

Андреа весь следующий день вспоминала разговор с Югет о неполноценности незамужней жизни. Но она согласна подождать, сказала она себе. У нее не было никого, кто бы собирался предложить ей стать спутницей жизни, а вчерашняя беседа с Киром и последовавший затем его танец с Ингрид были достаточно весомым предупреждением для Андреа. Она будет дурочкой, если позволит себе тосковать по мужчине, с которым случайно встретилась на Рождество и который, будучи вежливым человеком, уделял ей внимание в обществе.

Она спускалась из своей комнаты, когда увидела Югет, вышедшую из служебного лифта на втором этаже со стопкой простыней в руках.

— Господи, у тебя тяжелая стопка. Я помогу тебе, — предложила Андреа.

— Сегодня сумасшедшее утро! — воскликнула Югет. — Все разъезжаются после шведского праздника, а новые постояльцы въезжают.

Андреа взяла несколько простыней у Югет и пошла вслед за ней по коридору. Внезапно француженка повернула обратно:

— Быстрее, Андреа! Возьми их! Нет, отдай их все мне! Нет! Иди передо мной. Кто-то идет к нам навстречу.

Андреа, которая все еще держала простыни, была сбита с толку, подумав, что к ним приближается одна из дежурных по этажу или даже сама Майская Королева и что Югет не хочет, чтобы ее видели. Но по коридору шел только один человек.

Когда он приблизился к Андреа, она отступила в сторону, чтобы дать ему пройти, и повернулась к Югет, но француженка исчезла.

Андреа вернулась назад, заглядывая в открытые двери спален, где могла быть Югет. Через несколько секунд Югет осторожно выглянула из-за угла другого коридора, и поманила Андреа.

— Он ушел? — прошептала Югет.

— Кто? Этот мужчина? Да.

Югет схватилась за сердце и с облегчением вздохнула:

— Вот это было бегство!

— В чем дело? Ты его знаешь?

— Конечно. Это мой партнер по танцам. О Боже, я думала, что он увидит меня.

Андреа расхохоталась:

— А вдруг он видел тебя и теперь знает, что ты всего лишь горничная, очень хорошенькая французская горничная в «Бельведере».

Югет оскорбилась, но не выдержала и тоже рассмеялась. Андреа еще хихикала, но Югет стала серьезной и задумчивой.

— Значит, он остановился здесь, в отеле. Что ж, это хорошо, но опасно.

— Теперь ты влипла. Тебе надо выяснить, какую комнату он занимает и сколько пробудет. Тогда, возможно, тебе удастся избежать встречи с ним.

— Андреа, неужели тебе не жаль меня! — упрекнула ее Югет.

— Ты сама запуталась в своих отношениях с мужчинами. Неужели они стоят этого?

— Клянусь, он не увидит меня в качестве горничной, — объявила Югет. — Я что-нибудь придумаю.

— Что ты делаешь здесь, Ланздейл? — неожиданно раздался резкий голос мисс Уиверн.

— Я помогала Югет, мадам.

— И как ты оказалась на втором этаже, помогая кому-то справляться с обязанностями, никак не связанными с твоими!

Андреа мягко ответила:

— Я просто спускалась вниз, а Югет несла тяжелую пачку.

— Андреа любезно помогла мне, — вставила Югет.

— Югет, ты работаешь не под моим началом, так что я не имею к тебе претензий, но Ланздейл здесь делать нечего.

Андреа молилась, чтобы ей не пришлось прислуживать сегодня мисс Уиверн за обедом. Она боялась, как бы та не опрокинула ей на голову тарелку с супом. Но на этот раз удача улыбнулась Андреа, и мисс Уиверн не появлялась, пока Андреа не сменилась с дежурства в служебной столовой.

Во время ленча Джилл Брукман спросила Андреа:

— Ты свободна сегодня вечером или завтра?

— Нет. Только в четверг.

— Не можешь с кем-нибудь поменяться?

— Зачем? Что-нибудь исключительное?

Джилл поджала губы:

— Мы собрались в бальный зал «Карлтон», и я решила, что ты захочешь присоединиться.

— У меня нет партнера, — пробормотала Андреа.

— Чепуха. Роберт с ума по тебе сходит.

— Роберт?

— Да. Не притворяйся, что ты не знаешь, как он по тебе сохнет.

Андреа несколько раз разговаривала с Робертом, молодым кондитером, но и представления не имела, что он к ней неравнодушен.

— Что ж, пойдем танцевать с нами, и ты узнаешь его лучше, — предложила Джилл. — Мы сговоримся на завтрашний вечер, так что поменяйся с кем-нибудь. Ты еще не была в «Карлтоне»? Это отличное местечко, там очень весело.

Андреа обещала подумать над предложением и дать знать Джилл позднее. Было бы совсем неплохо примкнуть к компании, подумала она. С самого Рождества у нее не было никаких развлечений, а атмосфера отеля притупляюще воздействовала на персонал, вынужденный наблюдать, как веселятся другие.

Андреа сумела обменять вечернее дежурство с другой девушкой и радостно сообщила об этом Югет.

— О, это будет скучная вечеринка с людьми, которых ты видишь каждый день, — язвительно заметила ее подруга.

— Что ж, по крайней мере, я смогу смотреть им в лицо, а не спасаться бегством по коридору при виде партнера по танцам, и мне не надо будет прятаться за стопкой простынь! — возразила Андреа. — Я не притворяюсь графиней, остановившейся в «Бельведере».

— Неужели ты постоянно будешь напоминать мне об этом? Но я тоже приглашена на танцы. Иду с Ноэлем.

— Это тот, от которого ты убегала?

Югет кивнула:

— К счастью, он живет на третьем этаже, так что…

— Так что тебе не грозит опасность наткнуться на него, когда ты разносишь утренний чай, — закончила за нее Андреа. — Хотелось бы мне увидеть выражение его лица, если бы это произошло.

— Хватит насмехаться, — потребовала Югет. — Лучше помоги мне. Как встретиться с ним, если я живу в отеле?

— М-м. Это проблема. Что ж, он вскоре выяснит, что здесь нет никакой Элен Клуни, так что ты окажешься в затруднительном положении.

— Очевидно, мадемуазель Клуни придется переехать из «Бельведера» в «Принс», и там, в вестибюле, мы сможем с ним встретиться.

— Но когда он проводит тебя домой, то привезет в «Принс», — возразила Андреа.

— От «Принса» до «Бельведера» рукой подать.

Андреа печально покачала головой. Ей с трудом удавалось проследить за сложными интригами Югет.

— А что, если он увидит, как ты входишь в «Бельведер» после того, как он доставил тебя в целости и сохранности в «Принс»?

Югет закатила глаза:

— Андреа, ты хорошая подруга, но…

— Да, да, знаю. Я все вижу в черном цвете, — прервала ее Андреа. — Ладно. Удачи тебе. — Затем добавила: — Надеюсь, ты не станешь одалживать чье-то роскошное вечернее платье или палантин?

— Уместное напоминание. Надо заглянуть в гардероб мисс Дженсен и посмотреть, не найдется ли для меня подходящего платья.

— О Боже! Мисс Дженсен снова здесь?

— Да. Приехала два дня назад.

Андреа хотелось спросить, не вернулся ли также Кир Холт, но она не отважилась.

Как и обещала Джилл, танцы в «Карлтоне» оказались приятным развлечением, и Андреа веселилась весь вечер. Роберт хорошо танцевал, и между ними установились дружеские отношения. Джилл, видимо, поддразнивала ее, когда заявила, что юноша сходит с ума по Андреа.

К удивлению Андреа, позднее, вечером, к ним присоединились Мервин Уотфорд с девушкой из отдела регистрации в «Бельведере». Он пригласил Андреа:

— Куда вы пропали? Я не видел вас целую вечность!

— Я работаю во внутренних помещениях. Меня уже не направляют в отдел регистрации.

— Жаль. Чем вы занимаетесь сейчас?

— Учусь подавать на стол.

— Где вас учат? У вас есть манекены?

— Нет. Мы практикуемся на старшем обслуживающем персонале. Кому-то надо их обслуживать, так это приходится делать нам. Когда мы наберемся опыта, нам позволят помогать официанткам подавать завтрак.

— Да. В «Бельведере» завтрак подают только официантки.

— Мужчины выходят на дежурство во время ленча, а для завтраков есть специальный утренний персонал, который работает с семи до десяти. Главным образом замужние женщины, у которых есть опыт работы официантками.

— Вы уже вылили суп или мороженое на чью-нибудь голову? — спросил он.

— Так далеко я не зашла. Хотя у меня была неприятность… — Она оборвала фразу, вспомнив, что этот эпизод связан с мисс Уиверн. К счастью, оркестр перестал играть, и они с Мервином вернулись к своему столику.

Жених Джилл, Дик, решил заглянуть в редакцию газеты, и поскольку Роберт жил со своими родителями, Мервин повез всех трех девушек в «Бельведер» на своей машине.

— К какому входу? — спросил он. Мервин был человеком опытным и знал правила, поскольку часто провожал в отель девушек из обслуживающего персонала. — К парадному или служебному?

— К парадному, — ответила Джилл. — У нас есть ночные пропуска.

Андреа вздохнула.

— У всех, кроме меня, — пробормотала она. — Я забыла заказать.

— Не важно. Джеймсон притворится, что ничего не видит.

Андреа надеялась, что Джеймсон, ночной портье, сделает вид, что не заметил ее, особенно если она придет с Джилл. После половины одиннадцатого служебный вход закрывали, и всем приходилось пользоваться главным, так что дежуривший ночной портье проверял пропуска обслуживающего персонала по списку.

Мервин почему-то вошел в вестибюль с девушками, вместо того чтобы отвести машину в гараж за углом или на автостоянку. Он держал Андреа за руку, обнимая другой рукой младшую сотрудницу из отдела регистрации, Паулин, и в эту минуту Лаура Уиверн спустилась вниз по центральной лестнице, находившейся за лифтами.

— Лаура!.. — приветствовал ее Мервин. — Тебе надо было пойти с нами. Я знаю, ты великолепно танцуешь.

Андреа бросило в жар. Вот неудача! Ее не просто поймали без ночного пропуска, но она еще присутствовала при том, как Мервин нашел способ посмеяться над Лаурой Уиверн.

Помощница сестры-хозяйки одарила Мервина холодной улыбкой, затем перевела взгляд на Андреа и направилась к стойке дежурного портье, очевидно, чтобы проверить его список.

— Ночного пропуска нет, Ланздейл?

— Нет, мисс Уиверн. Извините, я забыла заказать.

— Андреа не знала, когда мы вернемся домой, — вставила Джилл, вступившись за нее.

— Она знает правила отеля.

Мервин прислонился к стойке дежурного:

— Брось, Лаура, не придирайся к молодежи. Я доставил их всех домой в целости и сохранности и защитил от всех ночных соблазнов Миллбриджа.

— Прекрасно, Ланздейл. Можете идти. Но в будущем заказывайте у меня ночной пропуск.

Андреа была так благодарна, что только пробормотала «Спасибо» и бросила через плечо «Спокойной ночи, мистер Уотфорд». Они с Паулин поспешили в свои спальни.

Андреа вопреки своей воле снова попала в затруднительное положение. Почему Мервин не занялся своей машиной и не предоставил девушкам самим появиться в отеле? Тогда мисс Уиверн не увидела бы его в обнимку с двумя девушками. Теперь она точно уверилась, что именно Андреа была партнершей Мервина на танцах.

Югет еще не вернулась с прогулки. Она разбудила ее после двух ночи, чтобы Андреа выслушала запутанный, бессвязный отчет Югет о ночных приключениях.

— Расскажешь мне все утром, Югет, — сонно пробормотала Андреа.

Однако следующее утро принесло новые волнения, поскольку пронесся слух, что в отель привезли новую форменную одежду. Андреа знала, что руководство отеля рассматривало вопрос о более модных платьях для обслуживающего персонала, программа по модернизации гостиницы продолжалась все время. Новые отели строили в Лондоне и в других местах, и поскольку в Миллбридже также планировали построить новый отель, руководство «Бельведера» понимало, что следует улучшать свой отель, чтобы его не затмил новый.

За завтраком в комнате женского персонала было много разговоров о том, какой же цвет выбран для новой форменной одежды.

— Я слышала, у нас будут пурпурные платья с зелеными передниками, — сказала одна горничная.

— А администраторы, которые дежурят внизу, будут носить темно-коричневые платья с розовыми поясами, — добавила другая.

Андреа сказала, что предпочла бы подождать и посмотреть, что предназначено носить ей. Но утро принесло ей одни разочарования. Горничным по-прежнему полагалось носить по утрам розовато-лиловые платья с белыми передниками, но на вечер им выдали ярко-синие камвольные платья с кремовыми передниками и золотистые наколки для волос. Югет примерила платье и одобрила его, проворчав только, что юбка слишком длинна и скрывает ее великолепные ноги.

Андреа уже видела служащих отдела регистрации в темно-синих, с элегантным вырезом платьях с серебряными поясами. А мисс Уиверн вышла из своей комнаты в платье болотного цвета. Андреа, проходившая мимо, подумала, что в нем Лаура Уиверн выглядит гораздо моложе.

— Нам придется носить наши скучные черные платья, — вздохнула Андреа, направляясь на ленч со своими компаньонками. — Такая уж я удачливая: не принадлежу ни к горничным, ни к отделу регистрации.

Но, поразмыслив, она поняла, что в «Бельведере» служит мало официанток, в основном те, кто подают только завтраки. Ресторан, гриль-бар и буфет обслуживали официанты-мужчины и их помощники. Так что для полудюжины юных стажерок, вроде Андреа, не заказывали новой одежды.

Однако после того, как она подала ленч в комнате для официантов, ей сказали, чтобы она шла в бельевую примерить новую форму.

— Платье уже отглажено, — сказала ей дежурная горничная, — не изомни его. Вам всем предстоит показаться Майской Королеве.

Андреа взяла вешалку с платьем и перекинула через руку передник:

— Спасибо. Выглядит прекрасно.

Примерив в спальне новую форму, Андреа осталась довольна. Серое платье с рукавами в три четверти и бирюзового цвета воротником сидело великолепно. Бирюзовый передник и кусочек накрахмаленного нейлонового кружева для головной повязки дополняли новую форму.

— Вот это здорово! — сказала она громко своему отражению. — Югет позеленеет от зависти.

Андреа поспешила вниз, в кабинет миссис Мейфилд, но по дороге остановилась, чтобы полюбоваться собой в стенном зеркале. В нем она увидела высокого мужчину, направлявшегося к ней, и быстро обернулась.

— Да, вы очаровательны, — сказал ей Кир, окинув ее слегка насмешливым взглядом. При встречах с ним Андреа всегда чувствовала себя котенком, которого могут ударить или приласкать, в зависимости от настроения хозяина.

— Новая форма, — объяснила Андреа. — Извините, я должна идти к сестре-хозяйке.

Она сбежала по оставшемуся до кабинета пролету, а Кир Холт следил за ее изящной фигуркой, пока она не скрылась из виду. Андреа теперь знала, что Кир вновь вернулся в отель. А также и Ингрид Дженсен. Но странно, что она встретила его на третьем этаже вместо второго, где он обычно останавливался.

— Вот и ты, Андреа, — приветствовала ее тетя Кэтрин. — Не хватает только Морин.

Андреа увидела, что у некоторых из ее товарок серые платья с темно-бордовыми воротниками и передниками.

— Вам ваши платья нравятся? — спросила миссис Мейфилд.

— Очень, — ответили все дружно.

— Посмотрим, что мистер Блейк думает о передниках, — продолжала миссис Мейфилд. — Вполне возможно, что практичнее сделать их темно-бордовыми и подобрать в тон такие же воротники.

— Ох, нет! — воскликнула Андреа. — Простите, мадам, мне не следовало говорить этого.

— Но мне нравится, когда люди выражают свое мнение. Ты предпочитаешь бирюзовый, Андреа?

— Да, мадам. Только на нем более заметны пятна.

В этот момент вошел мистер Блейк и спросил у главной сестры-хозяйки ее мнение, прежде чем высказать свое.

— Все девушки выглядят привлекательными в этой форме, — сказала она, — но мы должны утвердить окончательное оформление.

Мистер Блейк улыбнулся и одобрительно кивнул, спросив девушек, нравятся ли им их новые платья, а затем дождался, когда миссис Мейфилд отпустит стажерок.

— Андреа, принеси нам, пожалуйста, чай, — Кэтрин взглянула на племянницу, — через полчаса.

— Да, мадам.

Девушка была довольна проявлением доверия ее тетушки, до сих пор ей не позволяли обслуживать высший персонал, к которому та принадлежала.

Андреа сервировала чайный поднос и спросила более опытную Морин, существуют ли какие-то особые пожелания у миссис Мейфилд.

— Да. Когда она заказывает чай для двоих, то полагается подать полное меню для чая, то же самое, что подают в ресторане. И, в частности, китайский чай. Не забудь!

Когда все было готово, Андреа позвонила по телефону, чтобы узнать, пора ли подавать чай.

— Да, неси его тотчас, — сказала тетя Кэтрин.

В служебном помещении зазвонил внутренний телефон, и Андреа остановилась, чтобы ответить на звонок.

— Извините, мисс Уиверн. Не могли бы вы подождать несколько минут? Я должна сначала отнести чай миссис Мейфилд.

Она отнесла поднос в апартаменты главной сестры-хозяйки.

— Пирожные выглядят очень аппетитно, — заметила тетя Кэтрин. — Не забыть сказать мсье Кассавини, чтобы он поблагодарил Роберта за его сладости.

Андреа ждала, что ее отошлют, но миссис Мейфилд налила чай, протянула чашку мистеру Блейку, потом посмотрела на племянницу:

— Андреа, запомни, пожалуйста, что ночные пропуска надо заказывать, если ты собираешься вернуться поздно.

Девушка покраснела:

— Да, я буду внимательнее.

— Мы с мистером Блейком очень довольны твоими успехами, Андреа, — продолжала тетя Кэтрин. — Мы считаем, что ты станешь самым надежным членом нашего коллектива.

— Благодарю вас, мадам. — Андреа была польщена и, сияя, пошла в комнату для обслуживающего персонала.

Вернувшаяся с пустым подносом Морин спросила:

— Отнесла чай мисс Уиверн? Она дважды звонила.

— О Боже! Я совсем забыла.

Морин усмехнулась:

— Даже новая форма не заставит ее простить девушку, забывшую про ее чай. Ради всех святых, поспеши, или нас всех поставят на уши.

Андреа извинилась за задержку, когда вошла в кабинет мисс Уиверн.

— Я прождала ровно сорок минут, — холодно сказала помощница сестры-хозяйки, выразительно взглянув на часы.

— Мне пришлось отнести специально приготовленный поднос миссис Мейфилд.

— Почему? Разве дежурная не Морин Браун? Где официант, обслуживающий этот этаж?

— После показа наших новых платьев миссис Мейфилд дала мне указание, — объяснила Андреа.

Лаура Уиверн нахмурилась:

— Естественно, если миссис Мейфилд хочет показать особое отношение или перераспределяет обязанности младшего обслуживающего персонала, я ничего не могу поделать.

Андреа весело пила чай с другими горничными в служебной комнате, когда зазвонил внутренний телефон, и Андреа передали, что ее немедленно требует к себе Майская Королева.

— Боже мой! В чем я провинилась? — Она поспешно привела себя в порядок, убежденная, что мисс Уиверн нажаловалась на Ланздейл, которая не подала ей вовремя чай.

К ее удивлению, в гостиной миссис Мейфилд находился Кир.

— Мистер Холт хотел бы продолжить переписку, если ты свободна, Андреа, — сказала ее тетя официальным тоном. — Чем ты занята сегодня вечером?

— Обед для официантов, мадам.

— Хорошо. Я прослежу, чтобы тебя освободили.

— Благодарю вас, мадам.

Андреа удивила атмосфера враждебности, царившая в комнате. Кир стоял у окна, губы тети Кэтрин были крепко сжаты.

— Я должна переодеться, мадам? У меня есть только черное платье, поскольку я больше не служу в отделе регистрации.

— Чего ради она должна переодеваться? — спросил Кир, заговоривший впервые после того, как Андреа вошла в комнату. — Вы выглядите просто очаровательно в этом платье.

Миссис Мейфилд вздернула голову.

— Да, мы внесли изменения в униформу. — Обернувшись к Андреа, она произнесла: — Подожди меня, пожалуйста, в моем кабинете, пока мистер Холт не удалится в свои апартаменты.

Андреа повиновалась. Уходя, она заметила, что Кир собирался последовать за ней, но был остановлен легким жестом главной сестры-хозяйки.

— Вы победили, — говорила миссис Мейфилд. — Но пусть это не входит в привычку, мистер Холт, или мне придется отказать нашему гостю в его требованиях.

— Благодарю вас. Мне действительно важно, чтобы эти отчеты печатала Андреа. Я не могу объяснять технические термины каждый раз новой девушке.

— Знаю, но у девушек возникают затруднения, если их отрывают от выполнения основных обязанностей. Хотя мы стараемся удовлетворить требования своих гостей, особенно если это наши постоянные посетители, как вы.

— Не надо такого официального тона. Я благодарен вам за то, что вы пошли мне навстречу. Но на меня не производят впечатления причины, которые вы приводите. На самом деле вы пытаетесь предупредить меня, чтобы я не строил планов относительно Андреа.

— Вот как! Такая мысль не приходила мне в голову.

— Хочется верить. Чтобы успокоить вас, скажу: Андреа просто очень хорошая секретарша. Когда мы встретились на Рождество в доме Деннистоунов, она не пришла в восторг, и мне пришлось чуть ли не извиняться, что я оказался там.

— Вы провели Рождество у Деннистоунов? Андреа мне ничего не говорила.

— Она и не подумала, что обо мне стоит упоминать.

Когда он ушел, Кэтрин Мейфилд задумалась. Она специально попросила Андреа прийти в ее кабинет, когда там был Кир Холт, чтобы по их реакции судить о взаимоотношениях, которые сложились между ними. Она не стала наблюдать за Киром, зная, что тот не выдаст себя, поскольку ждет появления Андреа, но как будет вести себя девушка? Андреа вела себя безукоризненно, проявив только вежливое удивление при виде посетителя гостиной главной сестры-хозяйки, которому потребовались ее услуги в качестве секретарши.

Андреа не упомянула о том, что Кир был на Рождество у Деннистоунов. Кэтрин и не спрашивала девушку, кто еще был приглашен, тем не менее странно, что Кир Холт оказался там. Кэтрин не знала, что он знаком с Деннистоунами.

Главная сестра-хозяйка обладала даром безошибочно угадывать, когда девушки без памяти влюблялись. Но Андреа в данный момент была загадкой для своей тети, которая решила, что чем быстрее Кир Холт отпечатает свой конфиденциальный отчет, тем лучше для ее племянницы.

 

Глава 11

Андреа старалась сосредоточиться на отчете, который диктовал ей Кир, но не могла не думать о том, что за чрезвычайные обстоятельства заставили потребовать ее услуг. Другие девушки, должно быть, работали на него до ее появления, так как квартал Сенчери начали строить полтора года назад.

Возможно, причина в том, что она так резко ответила ему в коридоре сегодня днем. Возможно, он решил показать ей, что нельзя относиться к нему легкомысленно. Андреа пыталась найти логичное объяснение его поступку, но где-то мелькала мысль, что он просто хотел видеть ее и говорить с ней. Она решительно отвергла это нелепое предположение. Он хотел, чтобы его работа была выполнена на уровне, а она оказалась поблизости.

Когда с отчетом было покончено, Кир попросил:

— Сожгите копирку. В этих современных отелях с центральным отоплением нет старинных каминных решеток, где сжигают обличающие документы. Все уважающие себя шпионы должны придерживаться традиции.

— Иногда им приходилось глотать документы, — в тон ему ответила Андреа. — Ох, нет! Ведь жевать копировальную бумагу, должно быть, страшно неприятно. — Оба невольно рассмеялись.

— Вы свободны в воскресенье? — спросил он.

— Да. Если хотите диктовать, я смогу печатать.

— Я не имел в виду работу. Если будет хорошая погода, может, вы захотите прокатиться куда-нибудь за город?

Краска бросилась ей в лицо, и она не смела поднять на него глаза.

— Если вы уже договорились… — начал он.

— Нет, — поспешно возразила она и поняла, что отрезала все пути к отступлению. — То есть да… я с удовольствием поеду. — Зачем отказываться от посланной ей небом возможности, даже если он не знал, чем заняться в свободный день.

— Хорошо. Какое время вас устроит?

— Я освобожусь в десять утра… — Она уже разрывалась между страстным желанием провести как можно больше времени в его обществе и стремлением немного пококетничать, как, несомненно, поступила бы Югет: притвориться равнодушной и заставить его томиться в ожидании. Но реальность неумолимо напоминала о себе. Как ей выйти из «Бельведера»: через главный вход или через служебный, и как сесть в машину такого известного постояльца «Бельведера», как Кир Холт? Злые языки начнут сплетничать. Он понял ее колебания:

— Вам удобно будет сесть в машину за городским холмом?

Когда она улыбнулась, он подумал, что редко видел ее улыбающейся. Обычно на ее лице было вежливое, безразличное выражение, или она бросалась в другую крайность и испепеляла его сердитыми взглядами.

Собравшись сжечь копирку, Андреа столкнулась с теми же трудностями, что и Кир. Она знала, что где-то около кухни находился громадный мусоросборник, и решила разорвать копирку на мелкие кусочки, перемешав их с другим мусором.

Не успела Андреа закончить, как в коридоре появился Роберт:

— Привет, Андреа! Что ты здесь делаешь?

В белой куртке, фартуке и традиционном шарфе, повязанном вокруг шеи, он казался выше, но он не такой высокий, как Кир, отметила она.

— Выбрасываю оберточную бумагу.

— Ты пришла не для того, чтобы увидеться с кем-то на кухне? Скажи мне его имя.

— Я никого не знаю на кухне, — запротестовала Андреа.

— Мне надо вернуться к пирожным, но как насчет воскресенья? Ты сказала, что у тебя выходной. Пойдем погуляем, Андреа.

— Роберт, не могу. Я уже…

— Договорилась. Мог бы догадаться. Кто? Этот Уотфорд? Тот, с которым мы столкнулись на танцах?

— Нет, конечно нет. Он уехал в другой город.

— Так это кто-то другой. Кто-нибудь из персонала? Что ж, мне, наверное, не следует быть настойчивым.

— Нет, Роберт, это не из персонала. Просто друг.

— Когда у тебя снова выходной, в субботу или в воскресенье? — спросил он.

— Точно не знаю. Надо посмотреть в расписание.

— Пройдет не меньше шести недель, пока наши выходные совпадут. Но я поменяюсь с кем-нибудь.

Андреа тронула его настойчивость, и она подумала, что в поддразнивании Джилл все-таки что-то было.

— Давай оставим это на время, ладно? — мягко сказала она. — Мне пора идти наверх.

Она вспомнила о Роберте за ужином. Если бы Кир не пригласил ее первым, было бы гораздо безопаснее принять приглашение Роберта. Нет, «безопаснее» — неверное слово. Она в безопасности и с Киром, но каждая встреча с ним чревата последствиями.

Разумнее всего, решила она, принять предложение Кира на его условиях: у него выдалось свободное воскресенье и ему захотелось, чтобы пассажирское место в его машине было занято особой женского пола, он отдал предпочтение Андреа, чтобы не создавать себе затруднений.

Но когда наступило воскресенье, Андреа не могла не думать о тех женщинах, которые сидели рядом с ним в этой или других машинах. Ингрид, например. Но мисс Дженсен, как говорила Югет, оставила «Бельведер» два дня назад.

Андреа заставила себя забыть об этом, и надеялась, что выглядит неплохо в велюровом костюме цвета жженого сахара и кремовой бархатной шляпке.

— Я подумал, раз вы знаете Катсуолд вдоль и поперек, может, вам доставит удовольствие отправиться в Лиоминстер и проехаться по маленьким деревушкам, — сказал Кир. — Можно поехать в Ладлоу и пересечь границу Уэльса.

— Куда хотите, — ответила она. — Вы знаете местность лучше меня.

Около Биудли, где они переехали через Северн, с реки поднялся туман. Бледный солнечный свет покрывал пестрыми пятнами воду и окрашивал старые дома в пастельные тона.

Выведя машину на дорогу, ведущую по гребню холма к Ладлоу, Кир сказал:

— В ясные дни отсюда открывается удивительный вид.

Его слова нашли в ней отклик. Ее сегодняшняя жизнь похожа на этот пейзаж: длинная прямая дорога, которой не видно конца, и широкие равнины по обе ее стороны. Может быть, следует задержаться, чтобы исследовать боковые тропинки, которые манят к себе?

В Ладлоу они остановились на ленч в одной из красивых маленьких гостиниц. Кир перевел Андреа через улицу, чтобы она могла полюбоваться гостиницей с противоположной стороны.

— Красиво, правда? — сказал он.

— Все привидения из прошлого, должно быть, по-прежнему живут там, — задумчиво произнесла Андреа.

В вестибюле гостиницы их окружили тепло, уют и запахи вкусной пищи. Андреа почувствовала радость от проникнутой духом старины обстановки, хотя в обслуживании и оборудовании были заметны современные тенденции.

— Вам хотелось бы работать в таком месте? — спросил Кир. — Сильно отличается от «Бельведера», правда?

— Да, тут все по-другому, но и здесь горничные не бегают по утрам с горячей водой в медных кувшинах, а мальчики на конюшнях должны присматривать за машинами, а не за каретами.

— Вы решили связать свою карьеру с отелем, Андреа?

Она слегка покраснела:

— Не уверена, но это полезный опыт.

— Чтобы вести домашнее хозяйство?

— Возможно, но не сейчас. Я согласилась остаться в «Бельведере» на год и, наверное, захочу остаться дольше, пока не решу, какая профессия наиболее пригодна. — Она тихо рассмеялась, скрывая смущение, так как не понимала, к чему он клонит, и не отваживалась спросить напрямик. — Миссис Мейфилд сомневается в моей способности долго оставаться на одном месте, — продолжала она.

— Поэтому вы собираетесь доказать, что останетесь на этой работе, даже если она вам не по душе, — улыбнулся Кир.

— Мне нравится жизнь отеля, — поспешно поправила его Андреа. — Это намного интереснее работы в конторе, и ко мне относятся по-дружески, за исключением одного-двух человек. В разных отделах можно многому научиться. Знаете ли вы, что женщина, которая занимается цветами, ходит каждое утро на рынок и сама подбирает цветы?

— Несомненно, постояльцы отеля оплачивают и подбор цветов в своих комнатах, — сухо возразил он.

— О, для важных встреч делают гораздо больше. Когда в «Бельведере» устраивают престижный банкет, вся лестница уставлена цветами. Разве вы не заметили этого, когда пришли на бал в честь Швеции?

— Вероятно, я пришел другим путем. Наверное, пробрался не в ту дверь.

— И повсюду есть растения, за которыми нужно ухаживать, — с энтузиазмом продолжала Андреа. — В общественных помещениях, в барах, в кабинете управляющего.

— Миссис Мейфилд испортит ваше будущее, если не поручит вам заботу о цветах. Надо предупредить ее. — Он насмешливо взглянул на девушку.

Андреа скорчила гримаску:

— Не вздумайте вмешаться, а то у меня будут неприятности. Я и так то и дело попадаю в сложные ситуации. И у меня нет шанса оказаться в цветочном отделе, разве только кто-нибудь заболеет, или сломает лодыжку, или получит наследство и отправится в кругосветное путешествие. Это один из самых популярных отделов.

— И попав туда, вы, наверное, так высоко взлетите, что уже не снизойдете до печатания моих отчетов?

— Я всегда окажусь поблизости, если понадоблюсь вам. — Андреа поспешно опустила голову над тарелкой. Какой демон-искуситель заставил ее сделать такое признание? Она всем сердцем надеялась, что он поймет ее слова буквально и не подумает, что они более значимы. Немного погодя, уплетая за обе щеки, она мысленно ругала себя за то, что была такой простофилей. Каким самомнением надо обладать, воображая, что он станет искать более глубокий смысл в ее словах.

После ленча они проехали через городок Черч-Стреттон, убаюканный воскресной тишиной.

— Неподалеку есть восхитительное местечко, долина Кардинг-Милл. Не знаю, удастся ли мне найти его. Летом там полно приезжих, но в это время года там спокойнее.

Кир свернул на лужайку, ведущую в узкую долину, окруженную грядой холмов. Сначала он вел машину по покрытой гравием дороге, потом они вылезли и пошли вдоль ручья, берега которого были покрыты галькой.

Зимний деревенский пейзаж радовал Андреа не меньше летнего.

— Зимой больше увидишь, — объяснила она Киру. — Форму деревьев и их ветвей. Птички летают вокруг. Зеленая листва многое скрывает.

Кир взглянул на девушку, которая шла с ним рядом. Под вельветовой шляпой курчавились несколько прядей золотистых волос, на губах играла нежная, дразнящая улыбка, но глаза были опущены. Она осторожно выбирала дорогу по усыпанному галькой берегу. Кир заметил, что она надела подходящие для прогулки башмаки на низких каблуках, поэтому она не теряла равновесия на острых камешках, но он все же взял ее за руку, когда они подошли к большому обломку скалы, и помог вскарабкаться на него, а потом спуститься.

Андреа пожалела, что надела перчатки, хотя было холодно. Ей было бы гораздо приятнее ощущать тепло его руки, пусть даже он взял ее за руку только для того, чтобы помочь перебраться через обломок скалы. Потом она с волнением поняла, что каждый шаг, пройденный ими по этой долине, будет повторен, когда они станут возвращаться к машине.

«Этот день навсегда останется в моей памяти, — сказала себе Андреа. — Даже если никогда больше не увижусь с Киром, все равно я запомню этот счастливый день, когда он забыл свой высокомерный тон и позволил себе испытывать удовольствие от дня, проведенного за городом, вдали от всех забот».

За следующим изгибом потока дорожка расширилась, и солнце скрылось за подернутыми дымкой холмами. Розовато-золотистые облака плыли по бледно-голубому зимнему небу, приобретая затем красноватый и бледно-лиловый оттенок.

Несколько минут Андреа и Кир стояли, наблюдая за изменением цветовой гаммы. Потом он отрывисто сказал:

— Пошли. Нам пора возвращаться.

Обратное путешествие показалось Андреа прозаичнее, день уже угасал. В поведении Кира произошла едва уловимая перемена, он вел себя более сдержанно и спешил вернуться. Андреа еле поспевала за ним, но когда она чуть не упала, он поддержал ее за локоть.

— Все в порядке? — спросил он.

— Да, спасибо. Я просто споткнулась.

В какое-то мгновение ей показалось, что он обнимет и поцелует ее, но он продолжал держать ее за руку, как показалось Андреа, только для того, чтобы она не свалилась в ручей. Это было, конечно, нежелательно, потому что тогда ему пришлось бы вылавливать ее. Как только они оказались на ровной местности, она выдернула свою руку и, когда они уселись в машину, вздохнула с облегчением. Он, вероятно, решил, что она споткнулась нарочно.

Кир думал, ведя машину по лужайке, что чуть было не выставил себя круглым дураком. Она милый ребенок, впечатлительный и непосредственный, однако с присущими взрослой женщине капризами и непостоянством. Через несколько миль он понял, что слишком быстро ведет машину, и перестал жать на педаль скоростей, его внутреннее раздражение уменьшилось.

Было уже слишком темно, чтобы любоваться небольшими деревеньками, которые он намеревался показать ей.

— Мы направимся в Лиоминстер выпить чая, — сказал он Андреа. — Возможно, по пути нам удастся разглядеть что-то в Пембридже, но для короткого зимнего дня мы потеряли много времени.

Андреа подумала, что нельзя говорить о впустую потраченном времени, если провел его в приятном обществе, но решила оставить свое мнение при себе.

После чая в маленьком уютном кафе Кир навел ее на разговор об отце.

— Миссис Мейфилд — сестра вашей матери? — спросил он. — О, я понимаю, что все это строго секретно.

— И мой отец ей не нравился, — добавила Андреа. — Он много путешествовал: Греция, Турция, Персия, его интересовали древние культуры и народы, моя мать с удовольствием сопровождала его. Но физически она была слаба, и тетя Кэтрин, миссис Мейфилд, винит моего отца в ее смерти. Непоседа и бродяга, отец не был бы счастлив, если бы закрылся в университетском городке. — Андреа усмехнулась. — Миссис Мейфилд постоянно находит у меня признаки непостоянства. Она уверена, что я унаследовала его от отца. Сами понимаете, я должна как можно лучше выполнять свою работу в «Бельведере», даже если бы мне хотелось уйти оттуда и переехать в другое место.

В ответ Кир стал рассказывать о своих родителях, о детстве в Йоркшире и любви к долинам и диким вересковым полянам. Андреа удивилась, когда он сказал, что его мать живет там, хотя отец умер, когда он еще учился в школе. Она представляла его человеком, у которого нет ни семьи, ни дома, странником, переезжающим из одного роскошного отеля в другой по делам бизнеса.

— Вы навещаете свою мать? — спросила она.

— Стараюсь приезжать к ней почаще. По меньшей мере раз в месяц. Моя сестра вышла замуж за австралийца, он увез ее в Сидней, так что мать осталась одна, за ней присматривает экономка, но у матери множество интересов, и она не чувствует себя одинокой. Всякий раз, когда я приезжаю туда, она спешит на собрание то одного комитета, то другого или занята организацией выставки цветов или встречей со спикером местного общества.

Андреа стало интересно, почему он не поехал к своей матери на Рождество. Она, конечно, ожидала его. Однако Кир провел часть праздников у Деннистоунов, и это, несомненно, потому, что он хотел встретиться там с Ингрид.

Домой они поехали кружным путем, по дороге не спеша пообедали в небольшом отеле.

— Где высадить вас? — спросил Кир, когда они ехали по центру Миллбриджа.

— В любом не слишком освещенном месте на некотором расстоянии от «Бельведера», — ответила Андреа, но тут же пожалела о сказанном, так как их прогулка становилась тайным мероприятием, впрочем, так и было.

Кир завел машину на маленькую улочку позади отеля, откуда Андреа легко было добраться до служебного входа.

— Большое спасибо. — Она была благодарна за его предусмотрительность. — И еще раз спасибо, мистер Холт, за удивительный день.

Он холодно кивнул.

— Рад доставить вам удовольствие. — Похоже, он собирался сказать что-то еще, но молча наклонился, чтобы открыть дверь машины с ее стороны.

Андреа поспешно поднялась по черной лестнице на третий этаж, вошла в главный коридор и направилась к следующему этажу.

— Боже мой! Где ты была, такая нарядная? — раздался голос Мириам.

— У меня сегодня выходной, — объяснила она.

— Я и не думала, что ты надела такое платье, чтобы посидеть с книгой. Кто он?

— Кто? Просто друг.

— Они все сходят по тебе с ума, правда, Анди? — В ее голосе прозвучали завистливые нотки.

— Это не так. Я просто девушка, с которой можно куда-нибудь пойти, когда у ее друзей нет ничего лучшего на примете.

— Ха! Посмотри-ка, как ты провела Рождество! Какой-то шикарный загородный дом, где живет всякая знать.

— Не говори глупостей, Мириам. Это дом в деревне, там я когда-то жила. А откуда ты знаешь, где я была?

— Уиверн сказала, что тебя, дескать, пригласили в роскошный дом.

Итак, мисс Уиверн рассказала о поездке Андреа Мириам и остальным девушкам. Как это на нее похоже: постараться посеять зависть к Андреа.

Андреа поспешила подняться в свою комнату, но Мириам, у которой было свободное время, пошла вместе с ней.

— Я рассказывала тебе о моем последнем? — Мириам углубилась в пространный рассказ о своем новом знакомом.

Когда девушки дошли до служебного помещения на четвертом этаже, Мириам сказала:

— Как Уиверн проводит время, когда здесь нет этого мистера Уотфорда? Было бы у нее больше мозгов, не бегала бы за таким парнем, как он, правда? Если мужчина сегодня — здесь, завтра — там, я не стала бы доверять ему.

Андреа рассмеялась:

— Вряд ли он даст тебе возможность проверить это на практике.

— О, я могла бы завлечь его, если бы захотела, — заявила Мириам. — А ты знаешь, что в то окно, в служебном помещении на третьем этаже, вставили затемненное стекло? Жаль, ничего не видно.

Андреа наконец удрала от нее, но тут же попала в объятия Югет, бодрствовавшей в постели и нуждавшейся в аудитории, которая выслушала бы ее повествование о том, как весело провела она свой выходной. Андреа едва вставляла восклицания «Да?», «Неужели?», произнося их то по-французски, то по-английски. Югет была довольна и трещала без умолку.

Тем временем Андреа погрузилась в раздумья. У нее было мало шансов увидеть Кира на следующей неделе — он должен ехать в Лондон на слушание дела, возбужденного против его фирмы одним из рабочих, получившим увечье на строительстве квартала Сенчери.

— Интересно вот что, — рассказывал он ей. — Мы предложили этому человеку большую сумму в качестве компенсации, гораздо большую, чем он получил бы через суд, но он отказался. Сказал, что это взятка, которой мы хотим прикрыться, и он считает, что лучше возбудить дело.

— Это не тот человек, которого вы навещали в больнице? — спросила Андреа.

— Я говорю об одном из первых несчастных случаев. Все это произошло еще до того, как я привлек вас к работе над отчетом. Вначале он с благодарностью принял наше предложение, но изменил свое поведение. В любом случае, он не потерял трудоспособности.

Вспоминая прошедший день, Андреа надеялась, что он оказался для Кира таким же счастливым, как для нее.

В следующее воскресенье вечер был прекрасный, и Андреа вышла пройтись по городу и поглазеть на витрины магазинов, многие из которых были освещены по воскресным вечерам.

В квартале Сенчери открылось еще несколько отделов, и добавилась галерея небольших магазинов, торгующих шляпами, обувью, постельным бельем, кожей, драгоценностями. Андреа не спеша шла мимо ярко освещенных витрин, выбирая шляпки и зонтики, которые купила бы, если бы у нее были деньги.

Когда она добралась до конца галереи и вышла на улицу, несколько рабочих закончили работу, а другие приступили. Она знала из отчетов, которые печатала для Кира, что проект вышел за пределы сметы и что сейчас из-за забастовок приходится в хорошую погоду работать без перерывов всю ночь там, где можно установить прожекторы.

Андреа хотелось бы помочь Киру, но как? Он указывал в своих отчетах, что в других городах с проектами не возникало таких проблем. Возведение квартала Сенчери в Миллбридже было самым важным строительством, которое вела компания Кира, и для ее престижа было необходимо, чтобы все шло гладко и в точном соответствии с планом.

Андреа медленно шла по широкому проходу, ведущему во внутренние помещения. Любопытство завело ее в плохо освещенный проход с кирпичными стенами, и она услышала голоса мужчин. Когда Андреа собралась вернуться на улицу, что-то ударило ее по голове, и она потеряла сознание.

Придя в себя, она обнаружила, что сидит на грубой скамье, а над ней тревожно склонились несколько мужчин.

— С вами все в порядке, мисс? — Один из мужчин поднес к ее губам кружку с горячим чаем, и она отпила глоток.

— Да. Что случилось?

— На вас свалился мешок с одной из этих балок. Джим спускал его вниз, и мешок сшиб вас с ног.

Андреа потерла голову:

— Кажется, она не раскололась на кусочки.

— Вы здесь искали кого-нибудь, мисс? — спросил другой мужчина.

Она почувствовала, что покраснела.

— Да нет. Я проходила мимо и, кажется, проявила излишнее любопытство, — призналась она.

— Послушайте мой совет, мисс, — с участием произнес пожилой мужчина. — Не бродите по таким местам, особенно в темноте. Это опасно для молоденьких девушек. Мужчины привыкли быть настороже и знают, как избежать неприятностей.

— Да, я поступила глупо. Спасибо, что были так добры ко мне.

— Вы живете далеко отсюда? — спросил мужчина.

— Нет, недалеко.

— Наверное, нам надо записать ваше имя и адрес. Хотя, по правде говоря, вам не на что жаловаться, ведь вы были в том месте, где публике находиться запрещено.

— Со мной уже все в порядке. — Но, встав на ноги, она пошатнулась. — Отсюда ударило меня? — Она указала на тяжелую балку, покрытую песком и цементом.

— Да, мисс. Она только наклонилась над вами. Хорошо еще, что не свалилась вам на голову.

Андреа задрожала при мысли о том, что ей чудом удалось избежать серьезного увечья, и она еще раз поблагодарила пожилого мужчину, очевидно прораба, за помощь.

Он проводил ее до улицы и пожелал доброй ночи. Неподалеку от входа на строительную площадку стояли двое мужчин, и одного из них она узнала. Это был мистер Селборн, коммивояжер, который время от времени останавливался в «Бельведере» и был приятелем Кира.

Она поспешила прочь, чтобы он не узнал ее. К счастью, Селборн, похоже, не видел ее.

Андреа не совсем пришла в себя и решила выпить чашку кофе в маленьком баре. Там было довольно много народу, и она уселась со своей чашкой кофе за угловой столик. Она удивилась, когда услышала служащего, подошедшего убрать со стола:

— Мы уже закрываемся.

Андреа подняла голову. Она, должно быть, задремала. Другие посетители уже ушли, и столы были пусты. Окончательно проснувшись, она вышла на улицу.

Холодный ночной воздух освежил ее голову, и Андреа поспешно пошла по улице, направляясь к «Бельведеру». Было темно, свет в окнах погас, и она не знала, который час. Она забыла надеть наручные часы, но когда увидела освещенный циферблат на ближайшей церкви, ее охватил ужас. Десять минут первого! Андреа вспомнила, что кафе, в котором она сидела, было единственным заведением в Миллбридже, которое работало до полуночи.

Служебный вход уже закрыт, а у нее нет ночного пропуска. Какое оправдание можно придумать на этот раз? Оставалось только надеяться, что Джеймсон, ночной портье, позволит ей тихонько проскользнуть через парадный вход и не поднимет шума.

На этот раз ей повезло.

— Опять нет пропуска? — спросил Джеймсон, но не стал вызывать дежурного. — И куда только вы, девушки, ходите в такой поздний час? Не притворяйтесь, что были в кино. Оно давно закрылось.

— Я задержалась, — пробормотала она.

Андреа не знала, что лучше: воспользоваться черной лестницей или одним из служебных лифтов. В обоих случаях она могла встретить кого-нибудь, с кем ей не хотелось бы встречаться.

— Мисс Уиверн дежурит сегодня ночью? — спросила она Джеймсона.

— Нет, мисс. Она сегодня сменилась в конце дня. В любом случае, она уходит после полуночи.

Андреа поспешила прочь. Но когда она вышла из служебного лифта на третьем этаже, то чуть не столкнулась с мисс Дикин, сестрой-хозяйкой второго этажа.

— Доброй ночи, Андреа, — вежливо сказала мисс Дикин. Она же не могла знать, что Андреа вошла без ночного пропуска. — Вы что, упали и ушиблись?

— Нет, мисс Дикин.

Мисс Дикин оглядела голову Андреа:

— У вас немного испачкано лицо и ваша шляпа, похоже, в песке.

— Наверное, я где-то поцарапалась о стену, — сказала она как можно спокойнее.

Мисс Дикин несколько лет проработала сиделкой, она, естественно, обращала внимание на малейшую царапину или ранку. Но это была воспитанная женщина, она не устраивала головомойку за малейшее нарушение правил и не задавала бестактных вопросов, как Уиверн.

Югет в комнате не было, она, вероятно, не запаслась пропуском на выходные, но она отваживалась оставаться за пределами «Бельведера» до утра понедельника, то есть до выхода на дежурство. У Андреа никогда не хватило бы на это смелости.

Она тщательно вымыла голову и нащупала под волосами шишку. «И пусть это будет мне уроком, — сказала она себе, — нечего совать нос в чужие дела». И все же ее интересовало, почему мистер Селборн разговаривал так серьезно с каким-то человеком у входа в Сенчери.

Во вторник Андреа, к ее удовольствию, «одолжили» в отдел цветов.

Мистер Джессон, который руководил работой официантов на этажах, а также учил официанток-стажерок, сказал ей:

— Больны обе помощницы мисс Хитон. Они живут на городских квартирах. Так что несколько дней вам придется работать под ее началом.

— Благодарю вас, сэр. Это будет замечательный опыт, — бестактно заявила Андреа. — О, конечно, я не хочу сказать, что мне не нравится прислуживать за столом.

Она уже знала, что мистер Джессон рассматривал свою работу с официантками-стажерками как пустую трату времени. Учить молодых людей, как стать официантами, дослужиться до старшего официанта и до метрдотеля в ресторане, — такая работа была ему по душе, но девушки относились к своим обязанностям недостаточно серьезно.

Представившись мисс Хитон, Андреа вспомнила шутку Кира, который хотел просить миссис Мейфилд направить Андреа в цветочный отдел. Конечно, он не мог сделать этого, ведь он уехал в Лондон, и у него есть дела поважнее.

Мисс Хитон, которая заведовала цветочным отделом, приветствовала Андреа:

— Слава Богу, мне дали помощницу. Они там, кажется, думают, что у меня шесть пар рук. — Но заниматься художественным оформлением лестницы для банкета, который должен был состояться на следующий вечер, ей не пришлось, и она рассталась с этими иллюзиями. В ее обязанности входило носить цветы к мисс Хитон, расставлять растения в разных помещениях отеля, собирать вазы и цветы из гостиных постояльцев, чтобы обновить букеты в соответствии с указаниями мисс Хитон, а затем возвращать их в номера.

В первый день работы на новом месте Андреа скоро устала от беготни по коридорам и лестницам. В то же время эта работа позволила ей проникнуть в такие уголки «Бельведера», куда она прежде не имела доступа: личный кабинет управляющего, где он и две его секретарши были завалены папками и ведомостями; новый закусочный бар и кладовую для хранения продуктов, разделенных полками с цветами; женский салон, где в нагретом воздухе могли расти только субтропические растения.

У тети Кэтрин было несколько горшков цветущих гиацинтов, и в гостиной стояли две вазы с цветами, но ими занималась старшая горничная по третьему этажу, лично следившая за комнатами главной сестры-хозяйки.

Андреа надеялась увидеть тетю Кэтрин, чтобы сказать ей, как рада она переводу из официанток в цветочный отдел, но такой возможности ей не представилось.

— Когда у тебя выходной? — спросила мисс Хитон Андреа, вернувшуюся после чая.

— У меня нет особых планов.

— Хорошо. Тогда ты поможешь мне в подготовке к банкету.

Когда мисс Хитон отпустила Андреа на ужин, девушка валилась с ног, она никогда так не уставала в других отделах. У нее слипались глаза, и она не проявляла интереса к болтовне окружающих в служебной комнате.

— Какой стыд и позор для нашего добропорядочного «Бельведера»! — Мириам взволнованно указывала на заметку в вечерней газете.

— Что там? Дай посмотреть! Что случилось?

Мириам прочитала отрывок, до Андреа донеслось имя «Ингрид Дженсен».

— Что случилось с мисс Дженсен? — спросила она.

— Ее поймала полиция в каком-то ночном клубе в воскресенье вечером. Одно из тех мест, где в любой час подают спиртное.

«Если мисс Дженсен нравится ходить в такие места, она получила по заслугам. Нет, это жестоко. И я не пришла бы в восторг от налета полиции, когда была в „Полонезе“ с Тревором и Киром», — подумала Андреа. Внезапно она встревожилась. Где была облава? И кто сопровождал мисс Дженсен, потому что она, конечно, была в клубе не одна?

Андреа придвинула к себе газету, чтобы прочитать заметку. «Полонез»! В длинном списке имен и адресов в глаза ей бросилось имя Тревора Деннистоуна.

Бедняга Тревор! Появление его имени в этом списке не пойдет на пользу его бизнесу.

— Какие меры принимают в таких случаях? — спросила она. — Людей ведь не сажают в тюрьму?

— Нет, — сказала Мириам. — Обычно посетителей штрафуют, а у клуба отзывают лицензию.

Андреа с облегчением вздохнула. А что, если бы полиция явилась в «Полонез» в тот вечер, когда она была там! Если бы ее имя появилось в газете и был бы указан адрес отеля, а также ее возраст, с любой карьерой в гостиничном бизнесе было бы, безусловно, покончено. И от тети Кэтрин нельзя было бы требовать снисхождения, пусть даже Андреа пила бы только апельсиновый сок, а не шампанское, которое мисс Дженсен считала единственным достойным напитком.

«Какое счастье, что я не попалась!» — подумала Андреа.

Она просмотрела страницы вечерней газеты, надеясь прочитать отчет о судебном процессе, в котором участвовала фирма Кира, но нашла только маленькую заметку, в которой говорилось, что слушание дела перенесено на следующий день.

Поднимаясь к себе в комнату, Андреа увидела мистера Селборна, который шел в ее сторону по коридору на третьем этаже. Она отступила в сторону, чтобы дать ему пройти, и ответила на его приветствие вежливым: «Добрый вечер, сэр».

Но ему, видимо, хотелось поболтать.

— Вы все еще помогаете мистеру Холту в его работе над Сенчери? — спросил он.

— Не часто, — осторожно ответила она.

— Эти здания возводят удивительно быстро, не правда ли? Кажется, совсем недавно мы с вами стояли на смотровой площадке. А сейчас уже открыта половина магазинов, галерея и все остальное.

— Да. Наверное, современные методы строительства позволяют возводить здания в более сжатые сроки, чем раньше.

Он стоял, глядя на нее с высоты внушительного роста, и, казалось, ждал, что она скажет нечто более важное.

Поддавшись порыву, Андреа произнесла:

— Мистер Селборн, наверное, вы слышали, что я забрела на стройку, гуляя в воскресенье вечером, и мне на голову что-то свалилось, я на время потеряла сознание. Но, пожалуйста, не говорите никому об этом.

Мистер Селборн с милой улыбкой произнес:

— Я едва ли смог бы выдать вас. Ведь я даже не слышал об этом.

— Но мне показалось, вы были там.

Выражение его лица не изменилось.

— Меня вообще не было в Миллбридже в воскресенье.

Когда Андреа одолела последний пролет лестницы и добралась до спальни, она поняла, что совершила ошибку, признавшись, что бродила по стройке. Если он не был там и она приняла за него какого-то человека, ему совсем необязательно было знать о ее похождениях. Выходит, она напрасно открылась. Андреа поняла, что ей следует молчать об этом происшествии.

 

Глава 12

На следующий день у Андреа не было времени подумать, почему мистер Селборн уверял ее, что не был на стройке. Андреа целый день носилась, как угорелая, помогая мисс Хитон с цветами для вечернего банкета.

Коробки с весенними цветами, желтыми нарциссами, тюльпанами, белыми нарциссами и анемонами, были сложены в кучу в цветочном магазине у подножия цокольной лестницы и на складе за ней. Там были громадные пучки мимозы и белых лилий, и даже небогатый выбор последних хризантем.

Андреа потеряла счет числу подъемов в служебном лифте или по лестнице, когда доставляла свежие пополнения для искусных пальцев мисс Хитон.

— Цикламены в горшках и цинерарии расставь по краю подмостков для оркестра, — указывала она. — Потом начни заполнять вазы для столов. Немного желтых и белых нарциссов в каждой. Без тюльпанов. У них слишком небрежный вид.

На этот раз на балконе также расставили столы, и туда потребовались дополнительные вазы для цветов. Андреа заметила их на широкой полке, чтобы их могли взять официанты, когда будут накрыты скатерти.

Фред, электрик, который отвечал за освещение и микрофоны, во весь рот улыбнулся Андреа, когда шел к своей маленькой закрытой кабинке, которую называли его «насестом».

— Сегодня вечером будь внимательнее, девочка, — предупредил он. — Вдруг окажешься в лучах прожектора, когда держишься за руки с одним из приглашенных на банкет джентльменов.

— Мне такая опасность не грозит, — возразила Андреа, но вспомнила, как попала в луч прожектора в тот раз, когда Кир пришел на балкон поболтать с ней.

Кроме того, хотя новая форма всем нравилась, девушки уже поняли, что светлые платья очень заметны, в то время как черные, без воротничка или фартука, сливались с темнотой.

— Мы можем пойти на балкон сегодня вечером, пока будут подавать на стол, — сказала мисс Хитон Андреа, пока они работали. — Мне хочется посмотреть на законченное произведение, после того как я потратила на него столько времени и сил, а когда нет людей, эффект совершенно не тот. Если хочешь, можешь пойти со мной на балкон.

Андреа подпрыгнула от удовольствия. На этот раз она могла пойти туда открыто, а не прятаться за перилами.

Блестящая сцена внизу восхитила ее. Разноцветные платья контрастировали с черно-белой гаммой мужских костюмов, оживленные лица и долетавшие обрывки разговора придавали дополнительную прелесть. Зал был залит мягким розоватым светом, «благоприятным для пожилых дам солидной комплекции», как сказал Фред, который гордился тем, что создал художественное освещение.

Вечером Югет обрушила на лежавшую в постели Андреа поток слухов, но девушка слушала ее вполуха, подавая время от времени реплики, когда Югет останавливалась, чтобы перевести дух.

— А сегодня днем сам управляющий, мистер Дру, лично захотел увидеть мисс Дженсен, — сообщила Югет. — Естественно, ему не понравилось, что она указала наш отель в качестве своего адреса, когда ее забрали в полицейский участок.

— Нет, не совсем так. Ее, несомненно, вызовут в полицейский участок, но не арестуют и не задержат там, — поправила Андреа.

— Не важно! Она замешана в дело с полицией, а мистеру Дру это не нравится. Больше того, он хочет, чтобы она оплатила счет. Но ему не следует волноваться. Ее богатый папочка пришлет ей много денег, чтобы купить весь этот дурацкий отель.

— А ты откуда знаешь об этом? — потребовала ответа Андреа. — Ты все выдумала.

— Правда! Каждое слово! Они не знают, что я была в ванной. Я полирую краны, раковину, ванну, сворачиваю полотенца и слышу все, о чем говорят.

— Как тебе удалось? Спальня находится между гостиной и ванной комнатой.

— Дверь была открыта. Так вот, сейчас мисс Дженсен очень зла на отель. А ты, дорогая Андреа, если бы тебе не повезло, и ты попалась бы в «Полонезе»? Твой бедный друг Тревор тоже попался.

— Я была только один раз в «Полонезе».

— Ах! Но подумай! Каждый мог пойти туда в первый раз, и пуф! Как раз это время и выбирает полиция. Но в чем именно состоит преступление?

— Преступление? Это нарушение закона, но не такое преступление, как грабеж с применением насилия или ограбление банка. Наверное, у «Полонеза» была лицензия на продажу спиртных напитков до одиннадцати часов. После этого часа они не имеют права подавать спиртное, но клуб не обращает внимания на время и продолжает обслуживать посетителей. Тогда в один прекрасный вечер появляется полиция и записывает имена всех, кто находится там.

— Невозможно представить, чтобы такое случилось во Франции! Каждый может сидеть в кафе и пить что ему вздумается.

— До тех пор, пока у официанта не начнут слипаться глаза и он не станет переворачивать стулья ножками вверх и ставить их на столы! — Андреа страстно мечтала о том дне, когда она поедет в Париж, не потому, конечно, что кафе открыты там всю ночь напролет. Ей хотелось увидеть самой то кипящее веселье, о котором она столько слышала.

На следующий День Югет сообщила в служебной комнате пикантную новость. Мисс Дженсен уехала из отеля еще до восьми часов утра.

— Но она оставила свой багаж?

— О, она взяла с собой одну маленькую сумку и сказала, что заберет свои сундуки позже.

В любом случае, заявила Югет, она заслужила какую-то компенсацию. Мисс Дженсен из скаредности упаковала сама свою одежду, лишив, таким образом, Югет причитающихся ей чаевых, и вдобавок француженка получила дополнительную работу, поскольку ей пришлось убирать номер и готовить его для нового постояльца.

Андреа было интересно, куда переехала мисс Дженсен и знал ли Тревор о предстоящем отъезде и ее новом адресе.

Позднее, в тот же день, Андреа услышала разговоры о любопытном происшествии. Югет, очевидно, убрала и пропылесосила апартаменты мисс Дженсен, после чего сестра-хозяйка по второму этажу, мисс Дикин, пошла проверить, все ли сделано, поскольку это входило в ее обязанности. В гостиной она обнаружила мисс Уиверн, и между двумя сестрами-хозяйками по этажам возникла перебранка, что было совершенно не похоже на кроткую и миролюбивую мисс Дикин.

— Маргарет сказала мне, что была шумная ссора, — поведала Югет, когда они с Андреа остались одни. — Мисс Дикин очень рассердилась, что Уиверн что-то высматривала на втором этаже, хотя, как известно, она имеет отношение только к четвертому.

— А мисс Уиверн объяснила, почему она оказалась там? — спросила Андреа.

— Якобы мисс Дженсен одолжила у нее книгу, и мисс Уиверн пришла забрать ее.

Андреа нахмурилась:

— Все это сказки. Какую книгу мисс Дженсен могла бы одолжить у Уиверн? Она что, такая любительница чтения? Эта датчанка, я имею в виду.

— Она читает только журналы: английские, американские, европейские на двух или трех языках.

Даже когда Югет переключилась на захватывающий сюжет поспешного отъезда мисс Дженсен, Андреа все еще ломала голову над этим странным происшествием. У нее зародилось подозрение, что существует связь между прекрасной датчанкой и сестрой-хозяйкой четвертого этажа. Однако в их общественном положении была громадная разница. И все же мысленно Андреа то и дело возвращалась к эпизоду с ожерельем мисс Дженсен и явным разочарованием мисс Уиверн, что драгоценности не были найдены среди вещей Андреа. Если бы Югет не одолжила ожерелье, думая, что оно принадлежит Андреа, то оно было бы именно там, где мисс Уиверн ожидала найти его, — в ящике Андреа. Она могла быть так уверена в этом только в том случае, если сама положила его туда. Но была ли в курсе этих планов мисс Дженсен? Андреа не знала ответа на этот вопрос, но совершенно очевидно, что она не любила Андреа и ясно показала это на Рождество у Деннистоунов, когда ее планы потерпели неудачу.

В отеле такого уровня, как «Бельведер», одна небольшая сенсация быстро сменяется другой, и к концу недели апартаменты были заняты известной актрисой и кинозвездой, играющей в одном из местных театров в новой пьесе, впервые поставленной в Лондоне. Мисс Дженсен была забыта, и вопрос об ее неуплаченном счете стал делом только бухгалтерии.

В середине недели, когда Андреа разносила подносы с чаем старшему служебному персоналу, телефонистка сказала ей, что звонит мистер Деннистоун и просит соединить его с Андреа.

— Можешь поговорить с ним из своего коридора? — спросила телефонистка. — Но не болтай слишком долго. Я смогу держать линию открытой не больше трех-четырех минут.

Андреа бросилась к нише бокового коридора на четвертом этаже, не желая заставлять Тревора ждать.

— Ты свободна сегодня вечером или завтра? — спросил он после короткого приветствия.

— Завтра я свободна полдня. В чем дело?

— Не хочешь пойти со мной в театр? Идет новая пьеса, и играют прекрасные актеры.

— Да, с удовольствием пойду.

— Я подъеду к «Бельведеру» завтра днем, позвоню тебе, и мы договоримся, куда пойти перекусить и так далее.

— Прекрасно, — ответила она с энтузиазмом. — Мое дежурство заканчивается в три часа, но я дождусь твоего звонка. И, Тревор, мне очень жаль, что ты оказался замешан в том деле с танцевальным клубом. Какая неудача!

— Ничего не поделаешь. Мы все, вероятно, отделаемся штрафом и предупреждением.

На следующий день они пили чай в тихом ресторанчике. Тревор был не в своей тарелке, и, наконец, Андреа решила задать ему прямой вопрос:

— Что тебя волнует, Тревор? Это происшествие в «Полонезе»?

Он пренебрежительно махнул рукой:

— Нет, всерьез меня это не беспокоит. Довольно неприятно, конечно, и мама не довольна, но это не испортило мою биографию. На нашем столе не было никаких напитков, только остатки, но нас все равно притянули к ответу.

Андреа ждала продолжения.

— Это все из-за Ингрид, — сказал он наконец. — Я волнуюсь из-за нее.

— Да? — Андреа не понимала, что именно так волнует Тревора. То ли обстоятельство, что Ингрид была с ним вместе в «Полонезе», или то, что она выехала из отеля?

— Я попытался выяснить, куда она уехала, — продолжал Тревор, — но у меня есть только адрес ее банка в Лондоне. Я говорил ей, чтобы она не тревожилась по поводу происшествия в клубе, что мой адвокат будет представлять нас обоих и уладит дело, что ей даже не придется появляться в суде, но она все еще чувствует себя здесь чужой, и ее преследует мысль, что ее арестуют или сделают что-то ужасное. И вот она поспешно уехала из «Бельведера».

«Ему надо понять, что они не пара», — подумала Андреа.

— Если бы я могла помочь тебе, я бы это сделала. Ты же знаешь, — сказала она.

— Как, по-твоему, в отделе регистрации «Бельведера» кто-нибудь знает, где сейчас Ингрид? — спросил он.

— Не думаю. Она уехала рано утром, никого не поставив в известность, за исключением портье. Она оставила весь багаж и сказала, что пришлет за ними позднее. — Андреа остановилась, не зная, стоит ли раскрывать все карты. — А еще после нее остался большой счет, но я думаю, что он уже оплачен.

— Так оно и есть, — пробормотал он, потом поднял голову и посмотрел ей в глаза.

Андреа ответила ему таким же пристальным взглядом:

— Ты оплатил его.

Тревор деланно засмеялся:

— Это просто заем. Она временно нуждается в деньгах. Ее отец не прислал ей обычного содержания, но она все вернет мне, как только получит деньги.

Андреа была поражена. Среди обслуживающего персонала ходили слухи, что у мисс Дженсен огромные счета. Отель открыл ей кредит, потому что она была постоянной посетительницей, занимала один из лучших номеров и в прошлом всегда аккуратно расплачивалась.

— Сколько же ты одолжил ей?

— Меня волнует не счет. Три или четыре сотни фунтов не разорят меня. Дело в Ингрид. Я не могу ее найти. Я спрашивал в консульстве, даже в посольстве. Если она по моей вине совершила глупость из-за столкновения с полицией, я не прощу себе.

— Ты хочешь сказать, что она совершила самоубийство?

— Да. Я сойду с ума.

— Ты очень любишь ее, верно?

Тревор посмотрел мимо нее:

— Верно.

Но Андреа уловила его замешательство. Тревор пытался убедить себя, что это любовь, а не увлечение. Кроме того, мисс Дженсен не принадлежала к типу людей, которые совершают самоубийства.

Настало время отправляться в театр, и Андреа взяла свои перчатки и сумочку.

— Если ты услышишь хоть что-нибудь, дай мне знать, хорошо? — попросил Тревор, помогая ей надеть пальто.

— Конечно. Югет, моя соседка по комнате, обо всем узнает первой. Она убирается в апартаментах мисс Дженсен.

В переполненном фойе театра они с Тревором медленно прокладывали себе путь к лестнице, ведущей вниз, к креслам партера.

Вдруг Тревор прошептал:

— Смотри-ка, Холт. Интересно!

Андреа осталась стоять, а Тревор направился к нему. Двое мужчин обменялись короткими репликами, затем Кир в сопровождении Тревора подошел к Андреа.

— Добрый вечер, Андреа. Сегодня вы выглядите потрясающе, — холодно произнес Кир.

— Я думала, вы еще в Лондоне. Как прошло разбирательство?

— Все устроилось вне заседания. Согласились на компенсации за нанесенные повреждения. Точно так, как мы предлагали этому человеку сначала, но это обошлось нам дороже.

Она поняла, что он не доволен ее поведением: раз он занят, она отправилась развлекаться со своим приятелем, будь то театр или другое место. Однако Андреа позабавила эта немая сцена. Она была польщена тем, что, как ей показалось, Кир ревновал ее.

Прозвенел звонок, и Тревор взял Андреа за руку:

— Нам лучше занять свои места. Возможно, увидимся с вами в антракте, Холт.

Кир кивнул и направился к главной лестнице, ведущей к ярусам. Андреа была рада, что он не сидит в партере. Потом она почувствовала себя обиженной. С какой стати ее должно заботить, если Кир станет наблюдать за ней, вместо того чтобы смотреть пьесу?

Пьеса была легкой безделицей, но поскольку ее украшали звездные имена и хороший актерский состав, она наверняка доставляла радость любителям театра в Вест-Энде.

Андреа с интересом следила за игрой ведущей актрисы, остановившейся в «Бельведере». Она не видела ее раньше на сцене и не встречала в отеле. Ей предстояло поведать своей французской подружке об игре звезды и описать ее элегантные туалеты.

После окончания спектакля Тревор предложил выпить кофе и перекусить в маленьком ресторанчике.

— Я бы повел тебя поесть в «Бельведер», — предложил он, — но знаю, что это доставит тебе лишние заботы. — Тревор вернулся к разговору о пропавшей Ингрид: — Я спросил у Холта, известно ли ему что-нибудь о ней или о том, где она находится, но он не знает или говорит, что не знает.

— А разве он поддерживал с ней отношения или она с ним? — спросила Андреа с интересом.

— Возможно. Он познакомился с ней до меня, и мне кажется, она ему нравилась. Ведь он из-за нее приехал в наш дом на Рождество. Я приложил немало усилий, чтобы удерживать Ингрид подальше от него.

— И переложил общение с ним на меня. — Андреа принужденно засмеялась.

— А он тебе не нравится?

Андреа, подражая Югет, пожала плечами:

— Нравится, не нравится? Какое это имеет значение? Он просто постоялец нашего отеля. Когда он закончит работу в Миллбридже, то переедет в Ливерпуль, в Глазго или Бристоль, где будут строить новые кварталы.

— Настоящая жизнь для мужчины, — заметил Тревор. — Нигде нет постоянного дома. Он что, все время живет в отелях?

— Не знаю. Никогда не спрашивала его. — Она не стала рассказывать о том, что Кир навещает свою мать в Йоркшире.

Когда они собирались уходить, Тревор снова вернулся к разговору об Ингрид, и Андреа вдруг вспомнила об информации, полученной от Джилл на Неделе Швеции. Стоит ли делиться с Тревором только слухом?

Андреа решила, что это может помочь Тревору:

— В свое время одна шведка назвала ее Астрид. Возможно, шведка приняла Ингрид за кого-то другого.

Тревор записал имя в записную книжку.

— Сколько времени ты проведешь в «Бельведере»? — спросила Андреа.

— Только сегодняшнюю ночь. Я должен вернуться завтра, а то накопится много дел.

— Твоя секретарша, Эйлин, присмотрит за всем наилучшим образом.

— Да, она просто сокровище.

Андреа промолчала. Она была уверена, что Эйлин влюблена в Тревора. Как она, наверное, переживает, видя, какие страдания испытывает Тревор из-за датчанки. Когда-нибудь, возможно, у Тревора откроются глаза, и тогда Эйлин будет вознаграждена. Странно, подумала Андреа, как сильно она желает, чтобы Тревор был счастлив, хотя речь идет не о ней, а о другой девушке. Когда-то она ревновала Тревора ко всем девушкам, с которыми он был знаком. Сейчас она хотела только избавить его от Ингрид.

Андреа разбудил легкий настойчивый стук в дверь ее спальни. Еще не настало время вставать, но Андреа уже поняла, что ее трясет за плечо мисс Уиверн.

— Да? Что, что случилось?

— Ланздейл! Вставай, пожалуйста. Женщине, остановившейся в 379-м номере, плохо.

Андреа с трудом открыла глаза:

— Можно мне сначала одеться?

— Нет, только накинь халат или пальто. Это срочно.

Лаура Уиверн была в темно-зеленом халате, и Андреа накинула собственный халат и засунула ноги в шлепанцы.

Она спустилась вслед за мисс Уиверн на третий этаж и вошла в номер, где на постели лежала молодая женщина.

— Мисс Уиверн, — шепотом произнесла Андреа. — Что с ней случилось?

— Еще не знаю, принеси воды.

Андреа быстро наполнила стакан, и мисс Уиверн поднесла его к губам женщины.

— Вызвать доктора? — спросила Андреа.

— Пока нет. Мы не любим приглашать сюда врача без насущной необходимости.

Женщина тихо застонала, потом откинула со лба волосы.

— Я ужасно себя чувствую, — пробормотала она.

Андреа уже окончательно проснулась и удивлялась странной ситуации. Часы на туалетном столике показывали половину четвертого утра. Почему мисс Уиверн обратилась за помощью именно к Андреа, когда внезапно заболела проживающая в отеле женщина, ведь ее спальня находилась даже не на четвертом этаже? Возможно, мисс Престон, сестра-хозяйка третьего этажа, отсутствовала, и Уиверн временно присматривала за обоими этажами. Но почему не вызвать мисс Дикин со второго этажа? У нее есть опыт работы сиделкой.

— Я могу что-то сделать? — осведомилась Андреа.

— Да. Сходи в служебное помещение, приготовь чай и принеси сюда.

Андреа сделала, как было приказано, но на третьем этаже поднялся бы шум, если бы сестра-хозяйка третьего этажа обнаружила, что Андреа, работавшая всего лишь стажеркой и не имевшая даже статуса горничной четвертого этажа, нарушила заведенный порядок.

Она отнесла поднос с чаем, на котором стояли две чашки и сахарница в 379-й номер. Несомненно, мисс Уиверн тоже захочется чаю.

Мисс Уиверн подала чашку чая женщине, лежавшей в кровати:

— Хорошо, Ланздейл. Можешь идти в свою спальню. Думаю, что больная через несколько часов поправится.

Андреа вернулась в служебное помещение, проверила, выключен ли газ, и, тихо ступая, пошла по коридору.

Ночной портье, совершавший дежурный обход помещения, с усмешкой сказал ей:

— Поздновато вы бродите, мисс.

— Это не ваше дело, — ответила она вызывающе. — Вам полагается молча проходить мимо, если встречаете нас в коридоре.

Андреа пошла дальше, а портье открыл в стене маленький ящичек с застекленной дверцей и вставил ключ, чтобы автоматически отметить время пожарной проверки на этаже.

Вернувшись в свою комнату, Андреа пожалела, что осадила портье. Почему он проверял третий этаж и оказался там именно в это время?

Она легла в постель, утешая себя мыслью, что до шести осталось еще два часа.

У Югет как раз было два выходных дня подряд. На этот раз она, как положено, попросила служебный пропуск и уехала в Лондон на встречу с французами, так что обошлось без ее бесконечных вопросов.

Мисс Уиверн, которая завтракала в комнате для служебного персонала, не появилась, и Андреа решила, что ей пришлось остаться с больной женщиной.

Андреа вернулась к исполнению обязанностей официантки и сожалела, что ей не удалось подольше поработать в цветочном отделе у мисс Хитон. Это был полезный опыт. Но одна из помощниц мисс Хитон уже поправилась, и мисс Хитон решила, что не нуждается больше в помощи Андреа, которая не поняла, было это комплиментом или ей хотели сказать, что от нее мало толку.

Андреа накрывала служебные столы к ленчу, когда старший официант сказал ей, что ее немедленно вызывают к менеджеру, отвечающему за подбор персонала. Когда она пришла к нему, он строго взглянул на нее и сказал, что ее требует к себе главная сестра-хозяйка.

Запыхавшись, Андреа постучала в дверь кабинета тети Кэтрин.

— Садись, Андреа, — сказала ей миссис Мейфилд, когда она вошла.

Пока ее тетя делала какие-то записи у себя в блокноте, Андреа вспоминала события последних дней, чтобы понять, в чем она провинилась. Ее совесть была почти спокойна, хотя никогда нельзя быть уверенной, будучи стажеркой, что ты, сама того не желая, не совершила какого-то серьезного проступка или не угодила кому-нибудь из старшего служебного персонала.

Тетя Кэтрин повернулась к племяннице и строго спросила:

— У тебя вчера был выходной, часть дня и вечер?

— Да, мадам.

— Будь любезна, расскажи мне, как ты провела время.

Поскольку Андреа колебалась, миссис Мейфилд продолжала:

— Я думаю, это в твоих интересах.

— Я пошла выпить чая с мистером Деннистоуном, потом в театр. Тревор повел меня в маленький ресторанчик выпить по чашке кофе и перекусить. Потом я пришла домой.

— Одна?

— Нет, мистер Тревор проводил меня до служебного входа.

— И ты знала, что он остановился в отеле на ночь?

— Конечно. — Смысл этих вопросов оставался ей неясен.

Миссис Мейфилд вздохнула, взяла карандаш и стала вертеть его: привычка, к которой она прибегала, когда была взволнована. Это насторожило и Андреа.

— Что-то случилось с Тревором? — спросила она испуганно.

— Нет, насколько я знаю. Но ты… — Миссис Мейфилд не договорила, потом начала снова: — Андреа, я хочу знать правду. Тебя видели, когда ты выходила из комнаты мистера Деннистоуна сегодня, где-то около четырех часов утра.

Глаза девушки засверкали, кровь прилила к щекам.

— Это наглая ложь! Я даже не знаю, в каком номере он остановился или на каком этаже. Кто бы вам ни сказал эту бессовестную ложь, он пытается выставить меня отсюда.

— Сядь и возьми себя в руки, — спокойно сказала тетя.

Андреа задрожала всем телом. Кто ненавидел ее так, что выдвинул это чудовищное обвинение? Даже мисс Уиверн не могла зайти столь далеко. Андреа внезапно успокоилась: на этот раз сама мисс Уиверн станет ее алиби, ее спасением.

— Мисс Уиверн знает, где я была в это время, — сказала она уверенно.

— И где же ты была?

— В 379-м номере я помогала мисс Уиверн с леди, которой ночью стало плохо.

Миссис Мейфилд недоверчиво взглянула на девушку:

— В 379-м? Но как вообще ты оказалась на третьем этаже?

— Мисс Уиверн разбудила меня и попросила спуститься и помочь ей. Я решила, что она дежурит и по третьему этажу, и по своему, четвертому.

— В какое время это было?

— Около половины четвертого. Я взглянула на часы в 379-м номере, они стояли на туалетном столике.

— И как долго ты была там?

— Около получаса. Мисс Уиверн попросила меня приготовить чай. Я принесла ей, она сказала, что даме лучше и я могу вернуться в свою комнату.

— Югет знала о твоем отсутствии?

— Нет. Она в Лондоне.

Миссис Мейфилд кивнула:

— Ты встретила кого-нибудь в коридоре и говорила с кем-нибудь, кроме мисс Уиверн?

— Только с ночным портье, он обходил этажи с пожарным контролем. — С дурным предчувствием Андреа вспомнила брошенное ею замечание портье не глазеть по сторонам.

— Понятно. — Миссис Мейфилд поднялась из-за стола и подошла к окну. — Мне надо обдумать все, что ты сказала.

— Но это правда! — запротестовала Андреа. — Спросите мисс Уиверн, и она подтвердит все, что я сказала. — Мысленно Андреа добавила: «Так как на этот раз ей не удастся отрицать».

— Ты так думаешь? — проронила тетя Кэтрин, и Андреа заволновалась.

— Да, конечно. А еще есть леди из 379-го номера, хотя она, возможно, не помнит меня.

— Она уехала сегодня утром, пробыв только ночь. Мистер Деннистоун также уехал сегодня утром, как тебе, вероятно, известно.

— Да, я знала об этом. — После продолжительной паузы Андреа спросила: — Наверное, вы не скажете, кто сообщает вам такие сведения обо мне.

— Нет. Это невозможно. Я только слушаю, что говорит мой персонал, а затем пытаюсь отделить правду от вымысла. Возвращайся к своим обязанностям, Андреа, возможно, я пошлю за тобой сегодня.

Андреа чувствовала себя как заключенный, взятый под стражу, пока судья обдумывает, какой приговор вынести обвиняемому. Ее вытащили из постели, чтобы помочь больной женщине, пусть даже выяснилось, что это было пустяковое недомогание. Видимо, женщина чувствовала себя неплохо, если сегодня утром уехала из «Бельведера». Андреа так и не узнала, какую комнату занимал Тревор, но спрашивать в отделе регистрации не стоило.

Ее все больше тревожило дальнейшее развитие событий. Она хотела пойти к мисс Уиверн и попросить ее объясниться с миссис Мейфилд, но ей не представилось такой возможности, так как старший служебный персонал должен был вскоре прийти на ленч. Мисс Уиверн не появилась в служебном помещении на ленче, передав просьбу прислать поднос к ней в кабинет.

Позднее пришел вызов, и Андреа была рада снова увидеть тетю. Она была в обществе мисс Уиверн, и даже в привлекательном болотно-зеленого цвета платье с золотым поясом та выглядела скорее как мстительная фурия, чем надежная свидетельница.

— Андреа, не повторишь ли ты мисс Уиверн то, что рассказала мне о событиях последней ночи?

Андреа начала довольно уверенно, но не успела произнести и трех фраз, как мисс Уиверн зло прервала ее:

— Это наглая ложь!

Миссис Мейфилд подняла руку и подала знак Андреа, чтобы та продолжала, но девушка теперь утвердилась в подозрениях, которые терзали ее с утра: сестра-хозяйка по четвертому этажу прилагала все усилия к тому, чтобы опорочить Андреа.

— Я даже близко не подходила к твоей комнате. Я помогала гостье из 379-го номера. Это правда. Но если бы я хотела позвать кого-нибудь на помощь, то проще было бы поднять на ноги одну из горничных третьего этажа.

— Но вы попросили меня приготовить чай в служебном помещении на третьем этаже! — Андреа не собиралась сдаваться.

— Чепуха! Я никогда не отдавала тебе такого распоряжения.

Андреа беспомощно переводила взгляд со своей тети на сестру-хозяйку по этажу.

— Позвольте задать вам один вопрос, мисс Уиверн?

Мисс Уиверн быстро взглянула на хозяйку кабинета:

— Что еще?

— Когда вы видели меня, выходящей из комнаты мистера Деннистоуна, и в каком номере он останавливался?

Мисс Уиверн презрительно улыбнулась:

— Вы должны знать его номер так же хорошо, как я. 368-й почти напротив 379-го. Это было около четырех часов утра.

У Андреа упало сердце. Конечно, тетя Кэтрин, знавшая нравы гостиницы и имевшая большой опыт общения с женским персоналом, должна догадаться, кто из них лжет.

— Благодарю вас, мисс Уиверн, — сказала миссис Мейфилд. — Мне хотелось бы поговорить с Андреа наедине.

Когда дверь закрылась, тетя Кэтрин спросила:

— Насколько твоя история правдива?

— Вся, до единого слова.

— Однако мисс Уиверн отрицает, что она посылала за тобой.

— Но как еще могла я узнать, что остановившейся в 379-м номере даме стало плохо среди ночи?

— Да, верно. Но мистер Деннистоун занимал комнату напротив, и ты легко могла выяснить относительно 379-го.

Терпение Андреа лопнуло. Она поднялась и посмотрела в глаза своей тете:

— Я не собираюсь больше защищаться. Неизвестно почему мисс Уиверн делает пакости и добивается, чтобы меня выставили отсюда. Но я не чувствую за собой никакой вины и не собираюсь уходить. Я докажу вам, тетя Кэтрин, что меня не так легко сломать. Вы никогда не понимали моего отца и не верили, что он согласился работать шофером, считая, что так будет лучше для нас обоих. Но он сохранил независимость и достоинство, а также свою гордость!

— Гордость? Чтобы работать шофером, со всеми лакейскими обязанностями?

— Он научился пренебрегать ничтожной гордыней. Он выполнял работу своими руками. И благодаря этой работе у нас была крыша над головой, а у него — много свободного времени, которое он посвящал книгам. Он был счастлив, и я тоже. Мы оба знали, что такое положение не будет длиться до бесконечности. Он говорил мне: «Выбери мужа, с которым ты сможешь поладить. Я не хочу жить с вами, но я хотел бы сидеть иногда у вашего камина и помогать внуку с алгеброй». Так вот, я не брошу свою работу из-за чьих-то абсурдных обвинений. Я сказала, что проработаю год, сдержу слово!

В комнате воцарилась полная тишина. Миссис Мейфилд испытующе посмотрела на племянницу, затем улыбнулась:

— Ты своеобразная девушка, Андреа. Хотелось бы надеяться, что мы стали лучше понимать друг друга. Так вот, я думаю, что ты честная. А сейчас возвращайся к своим обязанностям.

После ухода Андреа Кэтрин Мейфилд надолго задумалась. Девушка считала, что подражает своему отцу, но Кэтрин показалось, что ее сестра Леония стояла здесь несколько минут назад, страстно отстаивая свою независимость. Неужели она, пусть бессознательно, преследовала Андреа за то, что у Леонии была дочь, а у нее — нет? Если Андреа уйдет из «Бельведера», будет ли она удовлетворена тем, что доказала собственную теорию? Насколько она ошиблась, взяв Андреа на работу в свой отель? Насколько лучше было бы обеим, если бы она устроила девушку в другой отель?

Однако Андреа была замешана в нескольких непонятных историях. Мех мисс Дженсен, затем ожерелье. Каким-то образом в этом фигурировал Кир Холт, который, как неожиданно выяснилось, провел часть рождественских праздников у Деннистоунов, когда там была Андреа. А сейчас ее племянница сблизилась с Тревором Деннистоуном.

Кэтрин вздохнула. Ей было бы приятнее узнать, что Андреа предпочла общество Роберта. Но эта мысль заставила ее улыбнуться: если бы девушка знала, что ее тете уже доложили, что Роберт увлекся малышкой Ланздейл, она, вероятно, пришла бы в ярость.

При удобном случае главная сестра-хозяйка пригласила к себе мисс Уиверн.

— Я решила перевести Андреа Ланздейл в контрольный отдел. Как стажерка, она должна получить опыт работы в этой области и будет находиться под началом мистера Блейка. Я уже попросила мистера Джессона освободить ее.

— Я прекрасно понимаю, миссис Мейфилд, — холодно улыбнулась Лаура Уиверн. — Вы, вероятно, считаете, что я слишком сурова с ней?

— Нет, нет, мисс Уиверн, я этого не говорила, — тактично заявила Кэтрин.

Номинально Андреа не находилась под началом мисс Уиверн, так как уже работала в нескольких отделах, но существовало негласное правило: поскольку стажерка начинала как горничная, она продолжала находиться под контролем своей сестры-хозяйки по этажу. Так что сейчас миссис Мейфилд предприняла необходимые шаги, чтобы сообщить мисс Уиверн об изменениях.

Сама Лаура была менее дипломатична:

— Надеюсь, вы не думаете, что я была… ну, что я преувеличила инцидент, который мы обсуждали.

— Я научилась разбираться, когда инцидент преувеличен. Вы сделали то, что считали правильным. Давайте не будем больше говорить об этом, хорошо?

Мисс Уиверн направилась к двери, понимая, что совершила ошибку. Холодно улыбаясь, она вышла из кабинета главной сестры-хозяйки, в то время как мистер Блейк, помощник управляющего, входил туда.

— Заходите, Френсис, — позвала миссис Мейфилд.

Когда он закрыл дверь, она села в кресло и улыбнулась ему:

— Какое счастье, что у меня есть спасательный круг! Если бы вы любили посплетничать и повторяли то, что я говорю вам, весь отель взлетел бы на воздух!

— Опять неприятности из-за мисс Уиверн? — спросил он.

Кэтрин кивнула:

— Мисс Уиверн так завидует молодежи. Она несчастная, недовольная судьбой женщина, и ей нравится делать гадости другим. Что ж, возможно, когда-нибудь она выйдет замуж.

— Мне жаль этого человека, — возразил Блейк.

Они дружно рассмеялись.

 

Глава 13

Андреа понравилось работать в контрольном отделе, хотя поначалу ее обязанности показались ей сложными. На специальных карточках, заведенных на каждого постояльца, отмечался перечень оказываемых услуг, будь то питание, напитки или обслуживание. В картотеке отмечали наименование доставленных товаров или оказанных услуг и посылали эту карточку в контрольный отдел. Другие копии передавали кассирам. В контрольном отделе полагалось проверить каждый пункт, чтобы убедиться, что все доставленное было записано на счет постояльца и оплачено. Таким образом, осуществлялось бесперебойное функционирование всей системы и определение расходов каждого отдела гостиницы.

Подбор листков бумаги и выписывание бесконечных столбиков цифр напоминали конторскую работу, но Андреа почувствовала, что атмосфера в отделе другая. Три девушки из старшего персонала жили в гостинице, остальные были заняты в течение нормального рабочего дня, и не так ощущалось жесткое разделение среди обслуживающего персонала.

— Конечно, здесь, внизу, мы ни рыба ни мясо, — сказала одна из приходящих Андреа в первое утро. — Мы не достигнем того ранга, что проживающие в гостинице, они командуют нами.

Андреа рассмеялась:

— Я давно не волнуюсь по поводу всех этих классовых различий, существующих в отеле. Если проживаешь в нем, надо соблюдать правила.

Другая девушка скорчила гримаску:

— Ни за что на свете. Хочу, чтобы вечера принадлежали мне. Жить здесь и быть всегда при исполнении служебных обязанностей мне претит.

Вскоре у Андреа стало больше свободных вечеров. Это имело свои преимущества, особенно сейчас, в апреле. Но не стало больших перерывов среди дня, когда возникала потребность походить по магазинам. Что же, нельзя рассчитывать на одни преимущества, зато она освободилась от власти мисс Уиверн.

Мистер Блейк, помощник управляющего, возглавлявший контрольный отдел, был спокойным человеком средних лет. Он не поднимал шумихи по пустякам и не отдавал ежеминутных приказаний, снискав репутацию очень справедливого человека.

Как-то Андреа послали с поручением из контрольного отдела в отдел регистрации, и она убедилась, какая громадная разница в меблировке и убранстве публичных мест «Бельведера» и рабочих помещений.

Лестницы, покрытые пушистыми коврами, вели вниз с первого этажа к искусно освещенным помещениям цокольного этажа, где располагались коктейль-бар, женская парикмахерская и цветочный магазин, поощрявшие гостей тратить деньги. Из стеклянной буфетной бармена расшатанные двери выходили в мрачный, с каменным полом коридор. По обеим его сторонам располагались конторы и склады. Небольшой кабинет мистера Блейка примыкал к кабинету менеджера по подбору персонала, и часто в понедельник с утра коридор заполняли молодые люди, ищущие работу на кухне или на складах.

Комната, где располагался контрольный отдел, была обшарпанной, плохо освещенной, и девушки, работавшие днем, горько жаловались, что каблуки застревают в изношенном линолеуме и рваных коврах.

Но мистер Блейк обещал, что летом, в затишье, контора будет отремонтирована и заново меблирована.

Хотя Андреа замечала контрасты в отеле, ее не подавляла окружающая обстановка. Наверху она делила с Югет маленькую уютную комнату, их сносно кормили, по вечерам она имела свободное время, и у нее появилась своя компания.

Кроме того, Андреа старательно готовилась к вступительным экзаменам в технический колледж, где раз в неделю она проходила курс поставки продуктов и обслуживания обедов.

После того как мисс Уиверн устроила подвох, Андреа только раз видела Тревора, а Кир Холт исчез из ее жизни, а точнее, из «Бельведера». Один из его молодых помощников иногда останавливался в отеле на пару дней, но не занимал обычных апартаментов Кира, и ему не надо было печатать отчетов. Строительство квартала Сенчери подходило к концу, оставалась внутренняя отделка, и до Андреа дошли слухи, что Кир теперь занят на другом объекте, где-то на севере страны.

Она была рада: находись он вдалеке, ее отпустили бы несбыточные мечты, лишенные хотя бы крупицы реальности.

Сейчас Кир жил в каком-нибудь отеле на севере, без сомнения, требуя услуг другой постоянной секретарши. Наверное, он вывозит ее на прогулку за город и целует на прощанье. Что такого особого в Андреа Ланздейл, что он должен помнить ее?

К сожалению, забыть его было нелегко. Каждый раз, как она входила в магазины Сенчери, она отчетливо вспоминала Кира. Вот здесь он шел и разговаривал с людьми в грубой рабочей одежде, испачканной цементом и песком. Там, где он бродил по подмосткам, сейчас поддерживают пол, покрытый коврами, скрытые от глаз балки.

Андреа еще не решила, останется ли в «Бельведере» после окончания стажировки, предпочитая дождаться августа, когда надо будет дать ответ.

Однажды днем, после ленча, возвращаясь в контрольный отдел, она проходила мимо типографии, где печаталась вся документация. В открытых дверях показался мистер Честер.

— Вы идете вниз, мисс? — спросил он.

— Да. Я работаю в контрольном отделе.

— Тогда возьмите, пожалуйста, меню для шеф-повара и попросите написать пояснее. Он всегда царапает кое-как, когда пишет по-итальянски. Вы, наверное, не знаете итальянского, мисс?

Андреа улыбнулась:

— К сожалению, не знаю. Я немного знаю французский.

— О, с французским у меня все в порядке. И в винах я разбираюсь, потому что официанты давали мне копии этикеток. Но тут я понять не могу, в каком разделе обеда это блюдо находится.

Андреа взяла листок:

— А если мистера Кассавини там нет, у кого мне спросить?

Мистер Честер почесал в затылке:

— Спросите у помощника шеф-повара. Он смышленый парень.

Андреа поспешила вниз по служебной лестнице к кабинету шеф-повара, но мистера Кассавини там не было. Она робко толкнула стальную дверь и поискала помощника, молодого человека лет двадцати пяти, о котором говорили, что он мастер своего дела.

— Мистер Честер не совсем уверен, что надо печатать в этом меню для специального итальянского обеда, не могли бы вы написать поразборчивее?

У Андреа почти не оставалось времени, но мистер Честер, благодарный за помощь, загорелся желанием показать ей типографию. Немногие из служебного персонала удостаивались чести быть приглашенными в это ревниво охраняемое его владельцем убежище.

Он показал Андреа свое хозяйство, а потом набрал ее имя красивым шрифтом и отпечатал его на нескольких листках.

— Спасибо, мистер Честер, вы очень добры. А теперь мне надо бежать! А то мистер Блейк отправит на розыски поисковую партию.

Мисс Уиверн проходила мимо типографии, когда оттуда выбежала Андреа.

— Добрый день, Андреа, — сказала она, машинально взглянув на наручные часики, словно проверяя, когда Андреа должна явиться на свое рабочее место.

Андреа ответила на приветствие и поспешно пошла в противоположном направлении. За последние несколько недель она почти не вспоминала о мисс Уиверн, тем более что та взяла на неделю отпуск. Жаль, что мисс Уиверн видела ее выходящей из типографии мистера Честера, но ничего не поделаешь.

Через несколько дней по «Бельведеру» распространился слух, будто Мервин Уотфорд собирается жениться или уже совершил этот фатальный шаг.

Югет заявила, что он, должно быть, сделал предложение случайно или после четвертой бутылки шампанского.

— Кто невеста? — спросила Андреа.

— Говорят, актриса.

В то утро многие из обслуживающего персонала находили занятие вблизи или в самом вестибюле гостиницы, так как стало известно, что свадебный прием заказан Мервином под вымышленным именем в «Бельведере». Роберт потратил немало сил и времени на изготовление свадебного торта.

Сама Андреа сновала туда и обратно между своим отделом и регистрацией. Ей повезло: она как раз подошла к лестнице, ведущей в цокольный этаж, когда в вестибюль ворвалась дюжина фотографов, нацелив фотокамеры на хорошенькую девушку, вцепившуюся в руку Мервина.

Дик Палмер, представлявший свою газету, задал несколько вопросов, управляющий поздравил молодых, и, наконец, жених с невестой, а также их гости удалились на свадебный завтрак.

— Вот этого я не ожидала от Мервина, — заметила Джилл. — Но она хорошенькая, и он выглядит счастливым.

— А ты думала, у парня будет траурный вид на своей свадьбе? — ядовито спросил Дик. — Привет. Мне пора в редакцию. — Дик исчез прежде, чем Джилл успела возразить ему.

— Кончилась у Мервина вольная жизнь, не удастся ему теперь гулять с девушками во всех гостиницах, где он останавливается, — сказала Андреа.

— Совсем необязательно. Она актриса. Будет играть в Дормуте или Плимуте, когда он будет в Норвике или Макклесфилде.

— Разве это нормальная жизнь для супружеской пары?

— Они оба знали, на что идут, — сказала Джилл. — И она получит дармовую косметику на всю оставшуюся жизнь.

Андреа пошла в свой отдел, посмеиваясь над таким прагматичным взглядом на супружескую жизнь.

Молодые собирались после приема отбыть на медовый месяц в Париж, и несколько девушек пробрались в незанятую спальню на третьем этаже, окна которой выходили на парадный вход. Они надеялись увидеть, как Мервин с невестой пойдет от гостиницы к своей машине. Потом Югет, давясь от смеха, рассказала Андреа, как все происходило.

— У Мириам была большая коробка конфетти и немного серебряных подковок, чтобы бросать вниз, на молодых. Но когда она открыла окно, пфу!.. подул ветер, и все посыпалось на тех, кто шел по тротуару, а также на нас, обратно в спальню. Ох, я так смеялась! Так веселилась! — воскликнула Югет, задыхаясь от смеха. — Мириам пришлось пылесосить всю комнату, вытряхивать покрывала и подушки и все вытирать заново, потому что девушки с третьего этажа сказали, что они один раз убрали номер, а конфетти Мириам насыпалось повсюду.

Андреа было интересно, как отнеслась к событию мисс Уиверн. Во время чая в служебном помещении Мириам подробно описала реакцию сестры-хозяйки по четвертому этажу на свадебную церемонию:

— Она побелела как полотно, и неудивительно. Миловалась с ним целый месяц по воскресеньям, да еще год до этого. Целовалась и обнималась с ним в дежурке. Ты же видела это, правда, Анди?

— Не уверена. Может, ничего и не было.

— Да было, было. Я не слепая. Что ж, я рада, что мистер Уотфорд прочно встал на якорь.

Закончив работу в своем отделе, Андреа пошла к себе переодеться. Вечером она собиралась на танцы с Джилл, Диком и Робертом. Когда она проходила мимо кабинета мисс Уиверн, та окликнула ее.

Андреа неохотно вошла и замерла в ожидании. Круглое лицо мисс Уиверн было покрыто пятнами и казалось опухшим, как будто она долго плакала.

— Я хотела спросить тебя, как живешь теперь, — начала мисс Уиверн.

— Все хорошо, благодарю вас, мисс Уиверн.

Андреа отвечала на банальные вопросы, сознавая, что время летит, а у нее назначена встреча с остальной компанией.

Мисс Уиверн неожиданно спросила:

— Ты давно виделась с мистером Деннистоуном?

— Вы не имеете права задавать мне такие вопросы, и я отказываюсь отвечать, — вспыхнув, огрызнулась она, повернулась к двери и распахнула ее.

— Спешишь пожаловаться своей тете Кэтрин?

Андреа остановилась, побелев от страха:

— Что вы имеете в виду?

Мисс Уиверн злорадно объяснила:

— Все очень просто. Ты приехала сюда в качестве так называемой стажерки, зная, что тебе все сойдет с рук. Твоя тетя — главная сестра-хозяйка!

— Откуда вы это знаете? — У Андреа дрожали губы, но она должна была выяснить источник информации мисс Уиверн.

— Во время отпуска я посетила миссис Деннистоун, и она рассказала мне, видимо не понимая, как важно держать это в секрете. Она также призналась, что была рада отослать тебя подальше, потому что ты вешалась на шею ее сыну.

— Тогда зачем она пригласила меня на Рождество?

Мисс Уиверн фыркнула:

— Она пожалела тебя, потому что ты потеряла отца.

— Не верю ни одному слову! Миссис Деннистоун добрая и благоразумная. Она не хочет, чтобы я вышла замуж за Тревора, но вопрос так никогда и не стоял. В любом случае, Тревор влюблен в другую.

— Да? Весьма вероятно, когда ты увидела, что у вас с ним ничего не получится, то была рада приехать сюда, где можно встретить множество мужчин. Ты же цепляешься ко всем подряд. Постояльцы или обслуживающий персонал, старые или молодые, — не имеет значения. Ты не оставила в покое даже старого мистера Честера. Не теряла зря времени в его типографии. — Глаза мисс Уиверн блестели. — Ты… ты с ума сходишь по мужчинам!

Андреа с трудом держалась под напором обрушившихся на нее слов, но не проявляла страха. Она приняла вызов, брошенный ее собеседницей.

— Вы видели, как я выходила из типографии мистера Честера, но вы не видели меня в ту ночь выходящей из номера Тревора Деннистоуна, потому что я никогда не была там. Вы придумали все, чтобы опорочить меня. — Андреа пришла в неописуемую ярость. — С того момента, как я приехала сюда, вы невзлюбили меня и делали все, чтобы выжить меня отсюда. Вам повезло, что Тревор остановился именно в этом номере, а вы дежурили в ту ночь по этажу, и вам пришлось ухаживать за женщиной, занимавшей комнату напротив.

Лаура Уиверн сначала покраснела, потом ее щеки побелели, поскольку Андреа говорила чистую правду. Лаура случайно узнала, в каком номере остановился Тревор Деннистоун, и, когда женщине в 379-м номере стало плохо, она не удержалась, чтобы не воспользоваться удобным случаем: заставила Андреа спуститься вниз в четыре часа утра.

— Твоя взяла, — согласилась мисс Уиверн, — но я еще пользуюсь здесь некоторым авторитетом.

— Но я уже не работаю под вашим началом, — возразила Андреа, — и вы не имеете права вмешиваться в мои личные дела. Вы можете сделать мое положение в отеле невыносимым, рассказывая всем, что я племянница миссис Мейфилд, но какая вам от этого польза? Я не мешаю вашему продвижению по службе. — Злые слова вырывались одно за другим, так как ей нечего было терять.

С мисс Уиверн произошла удивительная перемена. Она встала, но зашаталась:

— Продвижение? Думаешь, я забочусь об этом? Я хотела от жизни только одного: Мервина, а мне приходилось наблюдать, как ты и дюжина других девиц гуляют, смеются и танцуют с ним. А теперь он женился на маленькой глупенькой актриске!

К ужасу Андреа, помощница главной сестры-хозяйки упала в кресло и, закрыв лицо руками, разразилась бурными рыданиями.

Андреа тут же запаниковала.

— Мисс Уиверн, — начала она неуверенно, — мне жаль…

К счастью, зазвонил телефон, и Андреа подняла трубку.

— Нет, мисс Уиверн в данный момент здесь нет, но я найду ее и передам ваше поручение.

Мисс Уиверн подняла искаженное, залитое слезами лицо:

— Кто это?

— Мистер Блейк. Он просит вас зайти к нему в кабинет, когда освободитесь. — После минутного колебания Андреа добавила: — Вам понадобятся несколько минут до того, как вы пойдете к нему. — Она вышла и направилась в свою комнату. Теперь Андреа поняла причину внезапного взрыва Лауры Уиверн. Свадьба Мервина уничтожила те слабые надежды, которые все еще лелеяла женщина.

Какая-то девушка просунула в дверь голову:

— Тебя к телефону, в нише на четвертом.

Господи, что еще? На этот раз ей звонил Тревор.

— Да, я закончила работу, но договорилась встретиться кое с кем из здешних.

— Мне необходимо увидеть тебя. Я хочу поговорить с тобой.

Андреа вздохнула. Опять придется выслушивать его признания об Ингрид. Однако после сцены с мисс Уиверн ей уже не хотелось идти танцевать.

— Хорошо, — сказала она наконец, — я приду. — Андреа договорилась встретиться с ним через полчаса в ресторанчике, где они бывали прежде.

Потом Андреа позвонила на пульт.

— Передайте, пожалуйста, сообщение в отдел регистрации. Я собиралась пойти на танцы с Джилл и ее женихом. Если они еще не ушли, скажите им, чтобы не ждали меня. Я не смогу пойти.

— Более интересное свидание? — робко спросила телефонистка. — Не стану выдавать тебя.

Поведение Тревора озадачило Андреа. Он не казался подавленным, заказал солидный обед, а его аппетит вполне соответствовал оживленному разговору. Тревор даже не упомянул об Ингрид. «Интересно, неужели это увлечение прошло?» — подумала Андреа.

Но когда им подали кофе с коньяком, он отрывисто спросил:

— Что слышно об Ингрид?

— Не знаю, кто в эти дни остановился в отеле, ведь я сейчас работаю внизу, в контрольном отделе.

Его губы искривила горькая улыбка.

— Какой я дурак! Она была такой красивой, и я решил, что характер ее под стать красоте. Я сходил по ней с ума и считал, что нравлюсь ей. Но она хотела только одного: чтобы ее обожали, ей нужна была свита и… — он оборвал фразу, взглянув на Андреа, — деньги, для оплаты счета в гостинице и получения кредита в других местах.

— Ты видел ее после того, как она уехала из «Бельведера»?

— Да. В Лондоне. Ее нетрудно было выследить. Я вспомнил, как ты говорила мне, что кто-то во время Недели Швеции назвал ее Астрид. Ты была права: Ингрид Дженсен — не настоящее имя. В Лондоне она записалась как Астрид Йоргенс.

— Как ты думаешь, зачем ей понадобились фальшивые имена? — спросила Андреа.

— Бог ее знает. Наверное, так легче исчезнуть.

— И у нее нет богатого отца?

— Едва ли. Но я не искал богатого тестя. Что ж, это послужило мне хорошим уроком.

Андреа хватило такта не упоминать, что этот урок, вероятно, стоил ему кучу денег.

— Меня беспокоило в то время и дело с «Полонезом»: там не было опасности, но Ингрид запаниковала, и когда к нам подошли, чтобы записать имена, она сказала, что сама напишет свое имя. — Он посмотрел на Андреа. — Она написала твое имя.

— Мое? Зачем?

— Сказала, что у нее возникнут неприятности, потому что она иностранка, с иностранным паспортом и все такое. Я насилу отговорил ее, сказал, что мой адвокат сделает все необходимое, что не нужно будет появляться в суде, что он заплатит штраф, и нас, конечно, не собираются сажать в тюрьму. Так что, в конце концов, она написала свое имя: Ингрид Дженсен, но, как выяснилось, не настоящее.

— Это не мое дело, но она не подходила тебе, Тревор, — сказала Андреа после долгого молчания.

— Наверное, я был всего лишь простофилей, подвернувшимся под руку. Что ж, теперь все кончилось. Андреа, какие у тебя планы на будущее?

— Не знаю.

— Выходи за меня замуж.

Она с изумлением посмотрела на него:

— Тревор! Ты говоришь что-то не то.

— Именно то. О, я знаю, о чем ты думаешь. Но это было чистое сумасшествие. Теперь я пришел в себя.

— Я никогда не думала о том, чтобы выйти за тебя замуж, — медленно произнесла она, глядя на скатерть. Это было не совсем так, но глупые девчоночьи мечты, в любом случае, остались в далеком прошлом.

— Тогда подумай, пожалуйста, серьезно. — В его глазах светились доброта, привязанность, участие, искренний интерес, но была ли там любовь?

Андреа покачала головой:

— Если бы я поймала тебя на слове, Тревор, ты пожалел бы, прими я твое предложение.

— Но нам так хорошо вместе. Вот почему я попросил тебя прийти сегодня вечером. Только с тобой я чувствую себя спокойно.

— Ты относишься ко мне, как к кошечке, когда хочется зарыться носом в ее шерстку.

Он рассмеялся:

— Ты такая славная девушка, с тобой так легко.

— Ты же не хочешь вместо жены получить тряпку? Тебе нужна сильная женщина.

— Что еще? Ты потеряла голову из-за того парня, Кира Холта?

— Конечно нет! — ответила она более резко, чем собиралась.

Тревор одарил ее ласковой улыбкой. Если бы он посмотрел на нее так год назад!

— Андреа, милая, мы могли бы быть счастливы вместе.

— На таком основании нельзя вступать в брак, — прошептала она, борясь с подступившими слезами. — Ты не любишь меня. Ты просто очень хорошо ко мне относишься. И точно так же я отношусь к тебе. Этого мне недостаточно. Со временем этого станет недостаточно и тебе. Ты встретишь другую девушку и поймешь, что твои чувства к ней и есть настоящая любовь. Не позволяй нам обоим совершить ошибку.

— Ты забавная девушка, Андреа. И очень мудрая, видимо, потому, что твой отец был профессором. Он поэтому дал тебе классическое имя?

— Девушки называют меня Анди. — Милый Тревор! Ему всегда удавалось разрядить обстановку.

В продолжение вечера Андреа несколько раз упомянула Эйлин, секретаршу Тревора. В ней он нашел бы преданную жену, если бы дал себе труд присмотреться, что находится под носом… Возможно, со временем они станут хорошей парой.

Проводив Андреа до служебного входа в «Бельведер», Тревор сказал:

— Подумай над моим предложением, хорошо?

— Подумаю. Между прочим, это первое предложение, которое я получила.

— Надеюсь, что оно будет и последним!

Но решение уже было принято: путь к Тревору отрезан, отрезан бесповоротно.

 

Глава 14

Андреа в скором времени почувствовала, что мисс Уиверн исподтишка использует свою осведомленность о родственных отношениях между миссис Мейфилд, главной сестрой-хозяйкой, и Андреа Ланздейл, стажеркой. Девушки из контрольного отдела больше не делились, если нарушали правила гостиницы. В рабочее время они говорили с ней только, если она о чем-то их спрашивала. В служебных помещениях как во время еды, так и в часы отдыха при ее появлении внезапно наступало молчание.

Мириам заявила, что давно знала о существовании какой-то связи между Андреа и миссис Мейфилд.

— Почему ты не сказала нам с самого начала, Анди, что Майская Королева твоя тетя?

— Если бы я сказала, вы с самого начала относились бы ко мне так, как сейчас: считали бы меня доносчицей.

Только Югет сохранила с ней дружеские отношения, но на свой лад.

— Хорошо, что ты племянница Майской Королевы. Теперь мне не надо волноваться, ты, дорогая Андреа, выступишь в мою защиту.

— Если ты думаешь, что я всегда буду вытаскивать тебя из неприятностей, ты ошибаешься.

— Неблагодарная! Вспомни об ожерелье и о том, как я спасла тебя.

Спорить с Югет невозможно, но Андреа была благодарна даже за дружеское расположение, пусть при этом мотивы Югет оставались подозрительными.

Сама мисс Уиверн не появлялась с самого дня свадьбы Мервина. Было объявлено, что она больна и за ней ухаживает замужняя сестра, живущая неподалеку.

Андреа пришло в голову, что тетя Кэтрин, возможно, не знает, что их родственные связи благодаря мисс Уиверн стали уже достоянием общественности. Вероятно, она думает, что это сделала сама Андреа. Девушка попросила принять ее и сразу же предстала перед своей тетей.

— Мне надо кое-что прояснить, мадам. Я не виновата в том, что стало известно о наших родственных отношениях.

Тетя Кэтрин улыбнулась:

— Я верю тебе, Андреа.

— Вы могли подумать, что я хотела найти причину для оправдания своего ухода, — продолжала Андреа.

— Ты могла бы давно сделать наши родственные отношения поводом для ухода. Я это понимаю. — Миссис Мейфилд встала с кресла и подошла к окну. — Мы с мистером Блейком обсудили твое положение, Андреа. Конечно, эти слухи дошли до нас, и нас интересует, не хочешь ли ты сменить работу. Я могу устроить тебя в «Принс».

Андреа молчала. Когда мисс Уиверн вернется, она сделает положение Андреа невыносимым. Весь яд, накопившийся от постоянных разочарований, выльется на Андреа, поскольку она наиболее уязвима. Не лучше ли перейти в другой отель?

— Конечно, если ты не хочешь прекращать стажировку, — начала миссис Мейфилд.

— Нет, нет, дело не в этом, — возразила Андреа. — Я не собираюсь сбегать. Я могла бы поступить иначе. Тревор Деннистоун просил меня… — Она замолчала. Какой демон подтолкнул ее на такое признание?

— Выйти за него замуж?

Андреа кивнула.

— Но я не приму его предложение. — Она улыбнулась своей тетушке. — У него есть мать. По-моему, я ей нравлюсь, но только не в качестве жены Тревора.

— Что ж, тебе нужно все обдумать, Андреа. Не спеши.

— Да, я перейду в «Принс», — вдруг решила Андреа.

Возможно, у нее никогда не появится возможности увидеть Кира Холта, но это к лучшему. Она с головой уйдет в новые обязанности.

— Я устрою твой перевод, — пообещала тетя. — Мисс Уиверн в данный момент нездорова, но когда поправится, подыщет себе другую работу.

— Надеюсь, ей скоро станет лучше, — сказала Андреа.

Кэтрин пристально посмотрела на девушку:

— Ты склонна прощать людей, дорогая. Мисс Уиверн призналась мне, что «одолжила» ожерелье у мисс Дженсен и подбросила его в твою комнату, чтобы обвинить тебя в краже.

— Это она подложила его?!

— Но его не нашли. Расскажи мне, что было дальше. Теперь тебе не нужно бояться.

— Очевидно, оно лежало в ящике моего туалетного столика, но кто-то взял его.

— Югет?

— Кто бы это ни был, его вернули мне, полагая, что оно мое. Я знала о потере мисс Дженсен и хотела принести ожерелье вам, но моя подруга… ну, мы обе запаниковали и выбросили его из окна на крышу кухни.

Тетя Кэтрин кивнула:

— Понятно.

— Со стороны мисс Уиверн было рискованно «одалживать» такую ценную вещь у мисс Дженсен. Для этой цели подошло бы что-нибудь попроще, не так ли?

Миссис Мейфилд тихо рассмеялась:

— Оно не было таким ценным, как мы думали. Это была хорошая подделка. А мех мисс Дженсен? Его тоже «одолжила» твоя подруга, а ты попыталась вернуть на место?

— Моя подруга всегда возвращала вещи их владельцам.

— Надеюсь. Ей, наверно, не удастся найти такую преданную подругу, как ты.

Андреа ожидала разрешения уйти. Но ее тетя сказала:

— Я не оценила тебя, Андреа. Ты была дочерью Леонии и напоминала мне о дочери, которой у меня никогда не было. Но ты хорошо работала и показала, что умеешь стойко переносить все невзгоды. Я горжусь тобой, дорогая. — Она поцеловала племянницу, и сердце Андреа наполнилось радостью. В первый раз тетя Кэтрин выказала теплые чувства и похвалила ее.

У тети Кэтрин проявилась мягкость, которой Андреа не замечала, или же она была слепа, будучи убежденной в недоброжелательности родственницы.

Итак, как и подозревала Андреа, существовала связь между мисс Уиверн и датчанкой. Не потому ли мисс Уиверн шарила в номере мисс Дженсен после ее внезапного отъезда? Должно быть, сестра-хозяйка по четвертому этажу искала что-то или хотела увериться, что в номере не осталось ничего такого, что могло изобличить ее.

Радость не покидала Андреа до последнего дня в «Бельведере», но когда за чаем в служебной комнате она увидела великолепный торт-мороженое с изящно выведенным зелеными и шоколадными буквами именем, глаза у нее наполнились слезами.

— Мужайся, Анди! — ободряли ее девушки. — Это не конец света!

— Даже если «Принс» не выдержит конкуренции с нашим отелем.

— Посмотри, какой красивый торт сделал для тебя Роберт.

Девушки настаивали, чтобы Андреа отрезала первый кусок. По традиции роскошный торт к чаю выставлял тот, кто уходил или у кого был день рождения, но ей девушки сказали, что все уже организовано. Теперь она поняла, что они за нее заказали и оплатили традиционный торт. Андреа была глубоко тронута этим дружеским жестом.

— О, благодарю всех вас. Вы очень добры. Они простили ей, что она была племянницей главной сестры-хозяйки.

Позднее она нашла возможность поблагодарить Роберта.

— У меня не было случая сказать тебе, я тоже ухожу. Еду на год в Вену. Старик, мистер Кассавини, считает, что для моей карьеры необходимо получить опыт работы в Европе.

— До свидания, Роберт. Желаю тебе всего наилучшего, — от души сказала Андреа.

Югет пришла в отчаяние от потери.

— Теперь ко мне поселят похожую на жирный пудинг англичанку, которая не понимает ни слова по-французски, — ныла она.

— Сама жирный пудинг! И как я только ладила с тобой!

— Будь осторожнее с мужчинами, которых встретишь в «Принсе», — предупредила ее Югет. — Они не выдерживают никакого сравнения с теми, что останавливаются у нас.

— Задавала! Я позабочусь о себе сама. А ты позаботься о себе.

— Теперь у меня есть Жак. — Югет блаженно вздохнула. За две праздничные недели, посвященные Франции, в «Бельведере» появился Жак, молодой владелец кафе из Ла-Лаванда на Средиземноморском побережье, и Югет завязала с ним многообещающую дружбу.

Вскоре Андреа обосновалась в регистратуре гостиницы «Принс», куда ее рекомендовала тетя Кэтрин.

В «Принсе» было гораздо меньше номеров, чем в «Бельведере», хотя общественные помещения были такие же просторные и шикарные. Главной сестрой-хозяйкой была пожилая седовласая женщина, с ней Андреа встречалась лишь раз. Менеджером по подбору кадров являлся доброжелательный человек. Андреа хотелось бы знать, какое преимущество в «Принсе» даст тот факт, что она племянница миссис Мейфилд, о чем не могло быть и речи в «Бельведере».

Ей даже не сделали выговора, когда она, потерявшись в лабиринте переходов и коридоров, забрела в судомойню при кухне, где какой-то мальчик усердно лущил горох.

— Зеленый горошек для пяти тысяч, — пробормотала она мальчику, так как никогда не представляла, сколько труда необходимо, чтобы наполнить очищенным горошком гигантский котел.

После этого урока она больше не думала о монотонности своей работы и только надеялась, что когда-нибудь парнишке улыбнется удача и ему поручат чистить морковку.

Однажды она дежурила за стойкой администратора, поскольку другие сотрудницы отдела регистрации отсутствовали. Вдруг раздался хорошо знакомый голос:

— Как вижу, вы сменили работу.

Она подняла голову и увидела Кира.

— Так скорее наберешься опыта, — ответила она.

— У меня сегодня здесь совещание за ленчем, — сказал он. — Когда прибудут мои друзья, скажите им, что я внизу, в баре, или пошлите за мной посыльного. Вот список имен.

— Хорошо, сэр.

Андреа, занятая переписыванием имен, не заметила выражения счастья, появившегося на его лице.

— Квартал Сенчери по-прежнему вам не нравится, в архитектурном отношении, я имею в виду? — спросил он.

— Магазины очень хорошие, — сказала она, — особенно большой универмаг. Мне нравятся просторная планировка и оформление витрин. Но внешний вид здания не вызывает восторга.

— Мы только что закончили строительство башни. Как-нибудь вам надо подняться со мной наверх и полюбоваться панорамой города. Возможно, это компенсирует то, что вам не нравится.

Когда он спустился по лестнице в бар, Андреа невольно пожелала, чтобы его приглашение подняться на верхний этаж башни было сделано всерьез.

Но вскоре другие постояльцы завладели ее вниманием. Когда прибыли гости, приглашенные Киром, она была занята разговором по телефону, и ей пришлось передать листок с фамилиями другой дежурной.

Андреа уже заканчивала смену дежурства у стойки администратора, когда увидела мистера Селборна.

— Для меня есть письма? Селборн. О, я же вас знаю! Вы, кажется, работали в «Бельведере»?

— Я сменила место работы, — объяснила Андреа.

Из ящика для корреспонденции она вынула три письма, адресованные ему в отель «Принс», и протянула их мистеру Селборну. На одном конверте было напечатано название строительной компании, наиболее сильного соперника фирмы Кира.

— Благодарю вас. — Он засунул письма в карман и направился к лифту.

Андреа открыла журнал регистрации отеля, мистер Селборн прибыл вчера и остановился в 427-м номере. Предчувствие опасности вдруг охватило ее. Селборн был коммивояжером по пластмассовым упаковкам. Какие отношения могли быть у него со строительной компанией? Она вспомнила, как он предложил ей отнести отпечатанный ею отчет Киру; как он стоял рядом с ним на смотровой площадке; его замечания относительно неудач, которые преследуют Сенчери; и, наконец, тот вечер, когда она видела, как он разговаривал с рабочим у входа на строительную площадку. Хотя он тогда отрицал, что находился там, она была уверена, что не ошиблась.

Было ли простым совпадением то, что именно сегодня, когда Кир завтракал со своими помощниками в «Принсе», здесь появился Селборн?

Когда старший администратор вернулся к стойке, Андреа не спешила уйти в свою контору, но у нее не было причин задерживаться.

Ее дежурство закончится только в половине шестого, тогда может быть слишком поздно. Поздно для чего, спросила она себя. Из заурядного происшествия она создает мелодраму. Да, но почему-то она чувствовала необходимость предупредить Кира. Если Селборн не опасен, Кир просто посмеется и скажет, что все это чепуха.

Она поменялась с другой девушкой перерывом на чай и прошла в комнату позади стойки администратора.

— Мистер Кир Холт вышел? — спросила она.

— Он здесь не останавливается, — коротко ответила ей девушка. — Возможно, прибыл только на ленч. О, подожди, вот записка, что-то насчет того, что он будет в квартале Сенчери, если кому-то понадобится.

Андреа бросила взгляд на доску с ключами и увидела, что ключ мистера Селборна еще на месте.

Сенчери находился всего в паре кварталов от «Принса», и Андреа, не отдавая себе отчета, побежала по запруженной людьми улице. Большая часть Сенчери была уже застроена, и отыскать дорогу на рабочий участок было нелегко.

— Мистер Холт с гостями тут? — спросила она рабочего в спецовке.

Тот обратился за информацией к другому.

— Он на верхушке башни, мисс, — ответили ей.

— Можно поговорить с ним? Это очень срочно, — сказала она, с трудом переводя дыхание.

— Откуда вы?

Поддавшись интуиции, она назвала фирму Кира.

— Ладно. Поднимитесь на лифте. Но он доходит только до седьмого этажа. На верхних этажах еще продолжаются работы. Дальше вам придется подниматься по лестнице.

Она вошла в лифт и на седьмом этаже вышла на сколоченный из досок настил, затем поднялась на несколько пролетов по деревянным ступенькам.

Андреа увидела Кира в комнате рядом с лестницей. Ей внезапно пришло в голову, что он подумает, будто она буквально приняла его приглашение подняться на верхушку башни и при первой возможности воспользовалась им.

Кир держал в руках большой план, показывая его присутствующим, и тут увидел Андреа. Он нахмурился.

Она подбежала к нему.

— Могу я поговорить с вами наедине? — Ей было все равно, что подумают другие.

— Зачем вы поднялись сюда? — спросил он, сдерживая раздражение.

Находившиеся в комнате люди отошли в сторону.

— Вам грозит опасность, — сказала она, с трудом переводя дыхание. Даже для нее самой заявление это выглядело нелепым. — Мистер Селборн!

— Что с ним?

— Он остановился в «Принсе». Получил письмо от другой фирмы. Он один из тех, кто устраивал все эти несчастные случаи. — Она захлебывалась словами.

— Спасибо, что пришли, — обронил Кир.

— Но он знает, что вы с друзьями поднялись сюда. Мне кажется, он что-то задумал. Пожалуйста, будьте осторожнее, — умоляюще сказала она.

Кир смотрел на нее, как человек, увидевший вдруг великолепную панораму. Но скоро лицо его затуманилось.

— Хорошо. Я обо всем позабочусь. А сейчас спускайтесь вниз. Здесь вам не место. Будьте осторожны.

Что ж, она сделала все, что могла, и если он принял ее за дурочку, это его дело.

У последнего пролета перед лифтом стоял мужчина.

Это был мистер Селборн.

— Мы встречаемся в самых неожиданных местах, — сказал он любезно.

— Извините. — Она попыталась пробраться поближе к лифту.

— Вам придется подождать, пока он поднимется, — сказал Селборн.

Рядом была зияющая дыра шахты лифта, освещенная голой электрической лампочкой.

— Какой прекрасный вид на город, — сказал он. — Подойдите, посмотрите с этой стороны. — Он подошел к открытому окну.

— У меня нет времени. В другой раз.

— Лифт придет еще не скоро.

Она заметила, что добрая улыбка совсем не соответствует выражению его глаз, ее охватил страх.

— Я подожду, — заупрямилась Андреа.

— Ожидание может оказаться опасным занятием.

— Особенно в строящемся здании? Думаю, вы прекрасно осведомлены, мистер Селборн, о причинах тех несчастных случаев, которые происходили здесь. Но я предупредила Кира.

Он продолжал улыбаться:

— Вы недостаточно сообразительны, милочка. Не вмешивайтесь в дела, которые вас не касаются, и бегите домой. Кажется, лифт поднимается.

Все дальнейшее произошло в одно мгновение. Андреа оказалась в железных объятиях Селборна, спиной к шахте лифта. Она попыталась закричать, но его рука крепко сжимала ее рот. Потом ей показалось, что она ударилась спиной о балку, она отпрянула назад и провалилась в темноту.

Когда она открыла глаза, то увидела, что сидит на полу в комнате, где разговаривала с Киром, а он стоит на коленях рядом с ней.

Все остальные исчезли.

— Андреа, дорогая, ты в порядке? — с волнением спросил он.

Она заморгала:

— Кажется, да. Что случилось?

— Чуть не произошел еще один несчастный случай с фатальным исходом, но это моя вина. Мне надо было проводить тебя вниз.

— Это был мистер Селборн!

— Да. — Кир провел рукой по ее лбу. — Я больше думал о том, как поймать преступника, чем, прости меня, Господи, о твоей безопасности.

— Так вы знали, что он причастен к…

— Догадывался. Но у нас не было доказательств. Он, наконец, попал в ловушку, но я и представить не мог, что ты окажешься в опасности. Самое удивительное, что ты пришла предупредить меня о нем. Боже! Что я наговорил тебе!

— Продолжай, Кир, — прошептала она.

— Зачем? Ты, наверное, выходишь замуж за этого Деннистоуна и будешь жить с ним долго и счастливо.

— Нет! Я хотела бы жить долго и счастливо, но не выходя замуж за Тревора.

Он схватил ее и поставил на ноги:

— Андреа! Ты не любишь его?

— Нет.

Они молча смотрели друг на друга. Потом она сказала:

— Я надеялась, что…

— Конечно, я люблю тебя! Как ты могла быть настолько слепой? Я полюбил тебя давно, когда я приехал на Рождество и умолял притвориться, что я тебе нравлюсь. Возможно, еще раньше, когда я увидел тебя с каким-то мехом, завернутым в наволочку.

— Кир! — Она вздохнула. — Почему же ты не сказал мне?

Долгий поцелуй объяснил ей все лучше любых слов.

— А что с мистером Селборном? — спросила она, вспомнив наконец о реальности.

— О нем позаботятся. Он попадет в больницу, если только с ним не случилось чего похуже. Он настолько глуп, что взял на себя роль посредника и берет взятки, но я не понимал, что он так опасен. Слава Богу, я вовремя оттолкнул тебя от лифта. О нем не стоит жалеть. — Помолчав, он сказал: — Ты должна немедленно оставить «Принс», я отвезу тебя к маме, а потом мы поженимся.

— Я не могу уехать, пока не кончится стажировка, — запротестовала она. — Я обещала тете Кэтрин!

— У твоей тети Кэтрин появились собственные заботы. Она собирается выйти замуж за помощника управляющего, как там его… Френсиса Блейка.

— Как я рада за нее! Она еще будет счастлива. Но я должна закончить свой год. Не хочу, чтобы она думала, будто я не выстою до конца, даже если мне предстоит выйти за тебя замуж.

— Хорошо. У нас есть несколько недель.

Он обнял ее, и они подошли к окну недостроенной комнаты.

— Посмотри, дорогая, какой чудесный вид на город. Когда я говорил об этом, я не знал, что так скоро буду показывать его тебе.

Он посмотрел на нее, освещенную лучами заходящего солнца.

Мельком взглянув на тесно прижавшиеся друг к другу здания, колокольни церквей и пирамидальные крыши, она остановила взгляд на его лице.

— Да, — сказала она нежно. — В жизни не видела ничего более удивительного.

Ссылки

[1] Легкая шелковая ткань. (Примеч. перев.)