— Он нас надул! — закричал Джо. — Хорвиц вышел через второй люк наверх, пока мы все были в каюте, и перебрался на буксир!

— И на нем он может скрыться от нас, — сказал Фрэнк.

— Ну нет, это ему не удастся! — воскликнул Джо, взбираясь на борт яхты, как будто собирался прыгать.

— Эй, что ты делаешь? — возмутился Фрэнк. — Хорвиц двигается слишком быстро, ты не догонишь его вплавь.

— Спорим, что догоню! — крикнул Джо, рыбкой прыгая с борта яхты в воду.

Джо нырнул без брызг, исчез под водой и снова появился через несколько секунд. Почти у самых его рук оказался конец каната, которым буксир был привязан к яхте. Хорвиц отвязал его от яхты и в спешке бросил в воду. Буксир тащил канат за собой по воде.

Джо крепко схватился за его конец. Через секунду буксир повлек его за собой.

Повиснув на канате, Джо стал подтягиваться по нему, приближаясь к буксиру. Хорвиц ушел в каюту и не видел своего преследователя.

Достигнув другого конца каната, Джо подтянулся и влез на палубу буксира. В это время Хорвиц, видимо, услышавший, как Джо карабкался на палубу, вышел из каюты и в изумлении уставился на него.

— Эй, ты! — вскричал Хорвиц. — Как ты сюда попал?

— Да вот, решил рыбку половить, — проговорил Джо, поднимаясь на ноги. — Мне показалось неинтересным торчать посреди залива на — яхте с пробитыми бензобаками.

— Наоборот, я думаю, сейчас это было бы очень даже интересно. — Хорвиц кивнул головой в сторону яхты. — Смотри!

Джо, забыв об осторожности, обернулся.

Над яхтой в нескольких местах начинал подниматься дым, а на носу виднелись языки пламени. Фрэнк и остальные отчаянно махали Джо руками.

— Я позволил себе маленькую шалость — поджег яхту, прежде чем покинуть ее, — произнес Хорвиц. — Я зажег огонь на кухне, и никто этого не заметил. Теперь до появления властей и «Маркони», и моя яхта успеют пойти ко дну. И не останется ни единого шанса засадить меня за решетку.

— Не поручусь за это, — сказал Джо, оборачиваясь — как раз вовремя, чтобы увидеть, как Хорвиц метнул в него маленький металлический якорь.

Джо увернулся от якоря и ударил Хорвица в живот. Тот с воплем повалился на палубу.

— Когда твой рыжий головорез при тебе, ты такой сильный, — усмехнулся Джо, — а сам по себе тюфяк тюфяком.

Джо подобрал валявшийся на палубе канат и связал Хорвицу руки за спиной. Потом он подошел к рулю и направил буксир назад, к яхте — как раз вовремя, чтобы Фрэнк и остальные успели спастись. Через несколько минут горящая яхта скрылась под водой.

И, словно следуя примеру меньшего судна, «С. С. Маркони» испустил дух одновременно с ним. При последнем мощном взрыве судно приподнялось, потом снова опустилось и меньше чем за минуту исчезло под водой. По поверхности воды прошла волна, поднятая затонувшими судами, и буксир слегка качнуло. Потом все успокоилось.

— Вот и все, с радио «Череп и кости» покончено, — сказал Фрэнк. — Первая и последняя пиратская радиостанция в Бейпорте — теперь не более чем дурное воспоминание.

— И это благодаря мне, — добавил Джо, в то время как Стилхарт направил буксир к берегу. — В конечном счете все это благодаря мне!

— Сейчас пять минут шестого, сегодня среда, погода прекрасная. Или сейчас пять минут четвертого? Постойте, может быть, сегодня четверг? — раздался голос Чета из динамика в комнате Крэнделла.

Джо и Фрэнк рассмеялись.

— Старина Чет, — сказал Джо. — Он все тот же.

— А зачем ему меняться? — улыбнулся Фрэнк. — Мы его любим таким, какой он есть.

— Это, конечно, нелегкая работа, но кто-то же должен ее выполнять! — добавил Джо.

— Кстати о нелегкой работе, — сказал Джек Руис, стоявший в дверях офиса Крэнделла. — Я хотел бы еще раз поблагодарить вас за те усилия, которые вы приложили, чтобы вывести на чистую воду радио «Череп и кости». Благодаря вам мне не пришлось продавать свою долю и Ви-би-би-икс по-прежнему в эфире.

Джо подумал, что никогда он раньше не видел, чтобы Руис так широко улыбался.

— У меня не было выбора, — объяснил Джо. — Если бы Ви-би-би-икс закрылась, я бы потерял работу.

— Да, — добавил Фрэнк, — а я бы не смог хвастаться повсюду, что мой брат самый популярный диск-жокей в городе.

— Верно, — отозвался Билл Крэнделл, откидываясь в кресле. — Но то, что вы сделали, нельзя отнести только за счет исполнения служебного долга. Меня до сих пор мороз по коже пробирает, когда я думаю, что вы, ребята, могли погибнуть на «С. С. Маркони»!

— Не говоря уж о яхте Хорвица, — добавил Фрэнк.

— Сегодня утром я говорил с Китченером, — продолжал Крэнделл. — Он сказал, что Хорвиц будет лишен лицензии на вещание. Но это еще не все. Ему будет предъявлено обвинение в покушении на убийство. А также, вместе с Харнессом и Виаттом, он обвиняется в коммерческом мошенничестве.

— Ты имеешь в виду, что Харнесс платил Виатту за использование его дисков?

— Вот именно, — кивнул Крэнделл. — Я уверен, что у Виатта тоже отберут лицензию. Кроме того, всем замешанным в этом деле придется заплатить крупные штрафы. Хотя, с другой стороны, факт мошенничества, вероятно, будет довольно трудно доказать. Ведь доказательств того, что Харнесс платил Виатту, нет.

— Что касается доказательств, — заметил Джо. — С пакета от газовой бомбы мы отпечатков пальцев не снимали, зато установили почерк Хорвица. А на гранате нашли отпечатки пальцев?

— Нет, но ведь Хорвиц сам признался, что это он кинул гранату, — сказал Крэнделл. — Я все еще не могу осознать, что Джолли Роджером был Чарльз Хорвиц, — добавил он, качая головой. — Как он мог поступить так с собственной радиостанцией? И с тобой, Джек?

— Я никак не могу поверить во все это, — проговорил Руис. — Конечно, между нами никогда не было дружбы. С виду Чарли казался симпатичным парнем, но у меня всегда было такое чувство, что на самом деле он другой. Теперь я знаю, что был прав. Но хорошо то, что хорошо кончается. Я получу по суду долю Хорвица и, похоже, в результате стану единственным владельцем Ви-би-би-икс.

— Я не против, — улыбнулся Джо.

— Скажите мне вот что, ребята, — обратился Руис к братьям. — Кто был первым диск-жокеем на пиратской станции, кто выбил нас из эфира до того, как вы начали работать там?

— Джимми Коллинз, — последовал ответ Фрэнка. — Ему тоже не придется больше работать на радио.

— Конечно, — кивнул Билл. — А рыжий телохранитель Хорвица ответит за свои шутки со стенобитным шаром.

— А что будет со Стилхартом? — спросил Фрэнк. — Его арестуют за контрабанду?

— Нет, — покачал головой Руис. — Старик пока не в состоянии предстать перед судом. Я слышал, ему придется некоторое время провести в больнице, чтобы там его привели в порядок. Когда он взорвал собственное судно, в его психическом состоянии наступил кризис.

— Ну, — сменил тему Джо, — надеюсь, теперь я смогу снова приступить к своей работе ведущего? Я готов начать с завтрашнего дня.

— М-м-м, я в этом не уверен, — с сомнением в голосе произнес Крэнделл. — Вероятно, придется подождать, пока появится новая программа.

— А как же то время, которое занимает Чет? Мне казалось, у меня был лучший рейтинг среди тех, кто когда-либо вел эту программу?

— Это так, — кивнул Крэнделл. — Вернее, это было так.

— Что вы имеете в виду? — удивился Джо.

— Опрос слушателей показал, что с тех пор, как Чет ведет твою передачу, наш рейтинг вырос еще на сорок процентов.

— На сорок процентов? С тех пор, как Чет в эфире?! — переспросил Фрэнк.

— Вот именно, — кивнул Руис, довольно улыбаясь. — Нам звонят ежедневно, с тех пор как Чет появился в эфире. Слушателям он нравится.

— Это верно, — с улыбкой подтвердил Крэнделл. — Слушатели считают, что Чет самый забавный диск-жокей, которого они когда-либо слышали.