Большой охотник "Новик" вышел из прыжка между орбитами двух дальних планет системы звезды Тавота. Вообще-то "Новик" был крейсером, которые строили на верфях Федерации уже в конце войны с Мерианским союзом. Это, можно сказать, была последняя разработка таких боевых кораблей. Их построили довольно много, поэтому некоторые из них даже не принимали участия в боевых действиях, а сразу были поставлены на хранение. А что с ними ещё делать? Война-то кончилась. Одним из мест такого хранения была выбрана система Арутас. Там была одна заселённая планета, к тому же моногосударство с довольно слабой экономикой, вот умники из верховного совета посчитали, что у Тайлиани не хватит средств, а если что и случится, то не будет даже желания снимать с консервации и восстанавливать эти корабли. За хранение Федерация что-то платила, сначала это были значительные суммы, а последние пятьдесят лет затраты по хранению этих кораблей полностью легли на Тайлиани. Как сказала Алисе Хитомо Саунаро:

— В верховном совете надеялись, что мы займёмся утилизацией этого добра, ведь по стоимости это как двадцать лет хранения. А я решила, что боевые корабли могут пригодиться, тем более они в отличном состоянии. Денег у федералов я больше не просила, вот они и пришли к выводу, что проблема решена: мы с этими корабликами разобрались сами, а они сэкономили.

Вот так и получилось, что в распоряжении правительства Таурики, то есть президента, оказался пусть и слегка устаревший, но очень немаленький боевой флот, хотя и требующий восстановления. Алису этот факт сразу заинтересовал, как только она о нём узнала. План Алисы по возвращению в строй некоторых кораблей, с последующей модернизацией, заинтересовал Хитомо, и она дала "добро" на эти работы. К моменту вылета Алисы на разведку в строю уже было десять крейсеров из двенадцати выбранных Алисой. Крейсера проекта двести три предназначались как для несения патрульной службы, так и для эскадренного боя. Это были хорошо вооруженные (лишь ненамного слабее линейного крейсера) быстроходные корабли. Они несли всего четыре истребителя, в отличие от других крейсеров, где таких машин было несколько десятков, подразделений десанта у этих корабликов не было, а соответственно, и всего того, что требуется десантному подразделению. Это были гончие, назначение которых — догонять и рвать! Или если противник был сильнее, убегать, но опять же — рвать! У крейсеров проекта двести три было пять орудийных башен с мощными рельсовыми пушками, дававшими им преимущество над любым противником такого же класса и позволяющими достойно противостоять даже линкорам! Носовая орудийная башня позволяла накрыть огнём всю переднюю полусферу. Четыре других башни были равномерно распределены по всей длине корабля и представляли собой кольца, опоясывающие корпус. Размещённая внутри такого вращающегося кольца-башни, рельсовая пушка могла стрелять в любую сторону от оси корпуса. При модернизации в двух башнях рельсовые орудия были заменены энергетическими пушками, не такими дальнобойными, как рельсовые, но гораздо более мощными. Вот на таком кораблике Алиса отправилась на разведку. Конечно, крейсер до модернизации носил другое имя, не "Новик", на смене имён вновь вступающих в строй кораблей настояла Алиса, аргументировав это тем, что корабли были списаны и отданы на слом, то есть уже как бы уничтожены. А эти, что вступают в строй флота Тайлиани — совсем новые корабли, как бы построенные на верфях Таурики. Да и классификацию боевых кораблей Алиса ввела совсем другую, а не такую, какая принята в Содружестве, патрульные корабли стали называться малыми охотниками (сюда же отнесли и восстанавливаемые корветы), крейсера — большими охотниками, фрегаты — средними охотниками.

Выбранный для разведки в мирах, занятых исанцами, "Новик" был замаскирован под каменную глыбу. Алиса ничего нового не придумывала, а использовала уж несколько раз опробованный приём — корпус крейсера обмазали строительной пеной, а на неё налепили камни. Капитан корабля попытался возразить, что в этом случае не получится вести огонь из пушек, на что Алиса ответила:

— Согласитесь, астероид с пушками вызовет, если мягко сказать, определённое недоумение. Средства визуального контроля позволяют рассматривать объекты на значительном расстоянии. Большой камень с пушками вызовет вполне обоснованные подозрения. А если нам всё же надо будет стрелять, то специальные пиропатроны позволят моментально избавиться от нашей маскировки. Но будем надеяться, что этого делать не придется. Такое может случиться в том случае, если нас обнаружат, но тогда нам будет надо не отстреливаться, а уносить ноги! То есть для нас главное не вооружение "Новика", а его скорость! Вот из этого и будем строить нашу тактику — подкрадываемся, высматриваем, а потом так же осторожно удаляемся или бежим так быстро, как это возможно.

И вот замаскированный под большой камень "Новик" медленно (по космическим меркам медленно, спешить-то было некуда) дрейфовал по системе Тавота. Может, кого и заинтересовал бы одиноко блуждающий камень, но судоходству он не мешал, космическим объектам на орбитах трёх обитаемых планет не угрожал, вот на него пока внимания и не обращали. На орбите одной из обитаемых планет обнаружили довольно большие верфи, но что там строили — гражданские или военные суда — определить не удалось, близко подходить Алиса сочла нецелесообразным. Как она сказала, это подтвердил один из инженеров-судостроителей, привлечённый к этому разведывательному полёту в качестве эксперта, что если там что-то и строится, то не больше эсминца, скорее всего, в рейдеры переделываются гражданские суда. А вот непонятный грузопоток на одну из дальних лун необитаемой планеты Алису очень заинтересовал. Туда шли только закрытые грузовые корабли, перевозившие такие грузы, которым открытый космос противопоказан. Грузовые корабли, перевозившие крупногабаритные грузы, например, элементы строящегося корабля или орбитальной станции, имели открытые платформы. Вот Алиса и решила посмотреть на того, кому предназначалось такое количество груза. Пока корабль, замаскированный под камень, не спеша добирался до той луны, грузопоток сократился почти до минимума, из чего был сделан вывод, что работы там уже закончены или почти закончены.

— Мы строили, строили и наконец построили! И мне кажется, что это жжж там неспроста! — сказала Алиса, кого-то цитируя, подумав, ещё добавила: — Мне жуть как интересно — что же там построили.

Увиденное превзошло все ожидания, на низкой орбите маленькой луны висела громадная решётчатая ферма, с вкраплениями различных модулей, переходами между ними внутри и кольцами орудийных башен снаружи. Наплевав на опасность быть обнаруженными, Алиса приказала подвести корабль-разведчик как можно ближе и долго рассматривала это сооружение. Потом поинтересовалась у присутствующих, что они думают по поводу увиденного. Инженер высказал мысль, что это боевая станция орбитальной обороны, её потом отбуксируют к одной из обитаемых планет, или она пойдёт туда своим ходом, ведь у этой станции есть двигатель, только непонятно, почему такой большой. Капитан "Новика" предположил, что это корабль, но его смущали размеры этого сооружения — уж очень громадный! Алиса с улыбкой выслушала обмен мнениями и сказала:

— Это корабль, супер линкор класса Исано, их было заложено всего пять. Таких гигантских кораблей не было ни у одной из воюющих сторон, вот класс и назвали по имени первого корабля. Это было в конце войны, мерианцы проигрывали и надеялись переломить её ход в свою пользу с помощью такого чудо-оружия, но не успели, война закончилась, они её проиграли. Согласно мирному договору эти монстры подлежали утилизации, что с тремя и сделали, но два где-то затерялись, хотя разведка докладывала о том, что их разобрали, вернее, начали разбирать. Но, видно, до конца не разобрали, по крайней мере — этот. Откуда я это всё знаю, интересовалась, читала. А то, что не разобрали, узнала вот сейчас, да вы и сами это видите, вон он — красавец, уже почти готовый к бою. Пятнадцать башен с орудиями главного калибра и больше чем два десятка вспомогательных пушек в башнях поменьше, вон смотрите! Их эти умельцы поменяли на энергетические пушки, а вон те кабеля силовых контуров, что идут поверх наружных конструкций несущей фермы, делают этот кораблик неприступной крепостью. Что за силовые контуры? Это нечто вроде силовой динамической защиты, этакая непробиваемая броня. Не знаю как для снарядов рельсовых пушек, но импульс энергетического орудия гасят, должны гасить. Я об этом читала, но в действии ещё не видела.

— Об этом надо немедленно доложить командованию! Там примут соответствующие меры! — воскликнул взволнованный капитан "Новика". Алиса в ответ усмехнулась:

— И что, по-вашему, предпримет командование? Тем более что ваше командование — это я, считайте, что вы уже доложили, а я приняла решение.

— Какое же вы приняли решение, начальник? — поинтересовался прикомандированный инженер, он, как и любой штатский на его месте, стремился не выглядеть военным и немного бравировал тем, что подчиняется Алисе как гражданскому начальнику, а не как военному командиру. Алиса прекрасно это понимала, поэтому, улыбнувшись, заявила:

— Мною принято решение демонтировать эту конструкцию, пока она не в рабочем состоянии. Совсем демонтировать, если сказать проще — уничтожить!

— Как вы хотите это сделать? — поинтересовался инженер, капитан "Новика" был более категоричен:

— Это безумие! Нас расстреляют после первого нашего залпа! А мы вряд ли что-то сможем сделать этой махине, даже если у них отключена динамическая защита!

— Защита отключена, сами посмотрите — модули защиты, если она есть, светятся, а сейчас? Они тёмные, значит — защиты нет, к тому же вы, капитан, неправы, если знать куда стрелять и куда попасть, то и наш кораблик может вывести линкор из строя. Вы правы в том, что мы этот корабль не уничтожим, вред нанесём — это да, но не уничтожим! А восстановить поврежденный линкор — дело времени, поэтому мы стрелять не будем. К тому же… гляньте туда, видите? Батареи как на орбитальных платформах, так и на спутниках этой луны, похоже, эти спутники имеют искусственное происхождение и построены как орудийные платформы. Вот они нас и разделают в пух и прах, если мы себя обнаружим, так что — никакой стрельбы или другой подобной активности.

— Но мы же… — испуганно начал инженер, только сейчас разглядевший то, на что указала Алиса, девочка кивнула:

— Да, мы находимся в зоне их плотного контроля, поэтому изображение такое размытое, используем только отражённый сигнал. Хотя, скорее всего, здесь не такой контроль, как на внешних границах этой зоны, а мы далеко в неё забрались, но всё же лучше поберечься.

— Но мы же маневрируем. Это может вызвать подозрения — и тогда нас!.. — не мог успокоиться инженер, Алиса пожала плечами:

— Да, риск есть. Но маневрируем мы с помощью "огнетушителей", поэтому подозрений не вызываем, мало ли у кого из какого места пар выходит. ("Огнетушителями" Алиса называла размещённые в наружной маскировочной оболочке резервуары со смесью сжатого воздуха и воды, подогрев не давал воде замёрзнуть, а при выбросе из специального сопла, эта смесь создавала реактивную тягу). Сейчас у нас вообще нет никакой активности, мы просто камень, слегка нагретый, то ли светилом, то ли какими-то внутренними процессами. Так что не волнуйтесь, если нас до сих пор не обнаружили, то и не обнаружат. А мы этим воспользуемся, я имею в виду одним из огнетушителей, как? Сейчас расскажу.

Алиса изложила свой план, капитану и инженеру он показался невыполнимой фантастикой, о чём инженер и сказал, капитан был более осторожен в своих высказываниях, так как слышал о том, как Алиса в одиночку захватила исанский рейдер. Из трёх офицеров, присутствующих на мостике, два не только поддержали своего адмирала, но и вызвались участвовать в этой безумной затее. Алиса подвела итог этому импровизированному совещанию, приняв предложение лейтенантов и наметив осуществление операции на послезавтра.

В час "Ч" весь экипаж "Новика" прильнул к обзорным экранам. Камеры, передающие изображение с этих экранов, работали сначала в оптическом диапазоне, а потом перешли на радарное сканирование, но поскольку это было не активное сканирование, а только приём отражённого сигнала, то отважная троица, Алиса и два лейтенанта, быстро пропала из виду. Тем более что эта троица, оседлавшая один из "огнетушителей", завернулась в маскировочную плёнку, делающую невидимыми для радаров тех, кто под ней спрятался. Для наблюдателей через оптику "огнетушитель", с сидящими на нём, выглядел как каменная глыба, довольно маленьких размеров, поэтому не представляющая метеоритной опасности, её отбросит динамическая защита любого корабля. Об этом и спросил один из лейтенантов Алису, а пропустит ли их динамическая защита? Алиса покачала головой, мол, о таких вещах им должны были рассказывать в академии, или где он там учился? Динамическая защита, потому так и называется, что задерживает все предметы, движущиеся с большой скоростью, а если скорость маленькая, да и масса небольшая, то такой объект игнорируется, иначе бы из корабля невозможно было выйти в космос. Почему? А потому, что всех вышедших сразу отбрасывало бы от корабля, особенно тех, кто в тяжёлых скафандрах, увешанных различным оборудованием. Ещё девушка пояснила инженеру, сомневавшемуся в успехе того, что задумала Алиса (как прямо сказал этот прикомандированный инженер — авантюры), сказав, что, да, задуманное просто никому в голову не приходило, так как взять на абордаж космический корабль невозможно, в принципе невозможно. Но высадиться на неподвижный объект, космическую станцию, строящийся корабль — это запросто, что ремонтные или строительные бригады постоянно делают. Инженер возразил, мол, их там же ждут, на что Алиса ответила:

— А кто вам сказал, что нас на этом кораблике не ждут? Ждут, ещё как ждут, только сами об этом не знают. А почему ждут? Вы наблюдали эти три дня за линкором, что вы заметили? Плохо смотрели. Работы там уже закончены, так как никакой активности не видно, но штатного экипажа ещё нет, иначе была бы заметна активность другого рода — опробование ходовых и маневровых двигателей, вооружения, ну, там башни двигались бы или поле динамической защиты меняло напряжённость, но этого всего нет. А это значит — строители уже ушли, оставив только дежурную смену, а военные ещё не прибыли. Тех, кто там остался, совсем немного, столько, сколько требуется для поддержания жизнедеятельности этого огромного механизма, они же будут передавать линкор экипажу, поэтому нам стоит поторопиться и успеть раньше: оценить сделанное, принять работу и, если нам не понравится, а нам, точно не понравится, то принять меры.

— Какие меры? — не понял инженер.

— Поломать всю эту красоту, — с сожалением сказала Алиса и, увидев, что её собеседник не понял, пояснила: — Взорвать линкор!

Инженер возразил, что взорвать линкор не получится, потому что — нечем! Даже если собрать все боеприпасы на "Новике", то их всё равно для такого не хватит, и возникает ещё один вопрос — как это всё на линкор доставить? На это Алиса ответила, что на любом военном корабле достаточно собственных ресурсов, чтоб его качественно разрушить, если уметь с ними обращаться, или не уметь — это зависти от того с какой стороны к этому делу подойти. Иногда неумелый экипаж способен угробить свой корабль без посторонней помощи, имеется в виду противник.

И вот Алиса и два её товарища, имея только личное оружие, верхом на баллоне с паровоздушной смесью отправились взрывать огромный боевой корабль. Всё произошло так, как и планировала Алиса, диверсантам удалось незаметно приблизиться к линкору, мало того, они ещё немного полетали внутри корабля. Как уже говорилось — линкор представлял собой огромную решётчатую ферму, внутри которой были размещены различные модули. При наличии штатного экипажа, такие действия вряд ли удались бы, не удалось бы даже приблизиться к кораблю, но команды на линкоре ещё не было. Но это не значит, что он не охранялся, но артиллерийские платформы располагались достаточно далеко от эллинга, где линкор стоял. Внутри своей системы мало кто ожидает нападения противника, а если и ожидает, то готовится к отражению атаки мощного флота, но никак не трёх человек, можно сказать, пешком подкрадывающихся.

Алиса подвела "огнетушитель" к шлюзовой камере входа и на вопрос одного из лейтенантов: ставить ли вышибной заряд и хватит ли его мощности, чтоб выломать этот массивный люк, Алиса, ответив, что не надо, обойдёмся без взрывов, после чего быстро набрала какие-то символы на выдвинувшейся консоли. К удивлению обоих лейтенантов, сработала автоматика и массивный люк открылся! Уже миновав шлюзовую камеру, затем — "предбанник", выйдя в раздевалку, кто-то из лейтенантов поинтересовался:

— Командир, вам известен код доступа? Откуда?

Алиса усмехнувшись (ещё и головой тряхнула, так она обычно делала, когда у неё были бантики, но сейчас их не было), сказала, что это не код доступа, а пароль на вход. Причём пароль не военных, а гражданских, то есть строителей, их сменных бригад, а они такими мелочами как секретность и передача пароля друг другу не заморачиваются, да и вообще не запоминают, у них других забот хватает. А чтоб не торчать в космосе перед люком, ожидая, пока выяснят, кто они такие, и сообщат код, выбирают самый простой пароль, а что может быть проще, кроме самого слова "пароль". Алиса сказала, что есть ещё пара общепринятых слов, используемых в качестве пароля, но что это за слова, говорить не стала. Пока шёл этот разговор, "диверсанты" переоделись в одежду рабочих-монтажников, как сказала их командир — в том тёплом белье, что надевают под скафандр бегать по коридорам неудобно, а в скафандрах тем более. Поэтому из раздевалки-тамбура вышли два рабочих монтажника и девочка лет четырнадцати в большом для неё комбинезоне. По пути в командный центр линкора (или как его ещё называют — капитанский мостик) встретили всего двух человек, которые очень удивились, не столько незнакомым рабочим, сколько увидев девочку, идущую рядом с этими двумя. Кроме как удивиться, эти люди больше ничего не успели сделать. К капитанскому мостику Алиса вела свой маленький отряд сложным маршрутом, по пути закрывая переходы в другие модули, вручную закручивая кремальеры и намертво их блокируя. Расположение помещений в этом линкоре почти не отличалось от того, что помнила Алиса из своего прошлого опыта. Судя по тому, что во время этого бега по коридорам больше никто не встретился, работы на линкоре уже были закончены и рабочих увезли, оставив только дежурную смену минимального состава.

Начальник смены или временный командир суперлинкора "Гордость Исании" сидел в кресле капитана и скучал, изредка поглядывая на троих своих помощников, тоже скучавших. Собственно, помощников было два, третий был безопасник, неизвестно зачем околачивающийся на корабле. Все рабочие-монтажники, занимавшиеся доводкой и модернизацией этого корабля, были много раз проверены-перепроверены, да и если бы кто из них задумал провести диверсию или какое другое вредительство, то как бы безопасник это предотвратил? Он же не мог одновременно находиться около каждого рабочего? Тем более что лояльность рабочих и инженеров была обеспечена очень действенным и жёстким способом, и если бы такая диверсия была бы сделана, то расплата последовала бы незамедлительно. Начальник смены искоса глянул в сторону сотрудника службы безопасности, осторожно глянул, чтоб тот не заметил ненависти во взгляде смотрящего на него. Глянул и широко зевнул, показывая, насколько устал, остальные тоже демонстративно зевали. А бдительный "молчи-молчи" пристально пялился в пустой экран, непонятно кого там выискивая. Начальник смены не стал говорить безопаснику, что тот экран отключен, на нём только заставка со звёздным небом, причём не этой, а совершенно другой системы. Очередной раз зевнув (всё же хотелось спать), начальник смены посмотрел на часы, до прибытия шаттла с основным экипажем оставалось ещё несколько часов. Это почти полусонное царство взбудоражил громкий крик:

— Встать! Руки за голову!

Начальник смены повернул голову и увидел рыжую девочку, в великоватом для неё костюме монтажника, в руке девочка держала что-то похожее на пневмат, но пневмат больше размером, а у бластера дуло намного толще, скорее всего, это была игрушка. Да и весь вид этой рыжей девочки-подростка не располагал всерьёз отнестись к её словам. Девочка, видно, поняла, что её слова никого не напугали, продолжила грозиться:

— Я кому сказала, встать! Сейчас кому-нибудь что-нибудь отстрелю, тогда поймёте, что это не шутка!

То, что это не шутка, начальник смены понял, когда увидел возникшего за спиной девочки мужчину, вот у того в руках был мощный армейский пневмат! В этот момент хлопнула игрушка в руках у девочки (как для игрушки у этой штуки был слишком длинный ствол) и по полу зазвенел бластер безопасника, а он сам некоторое время сидел в кресле, глядя на всех одним мёртвым глазом и чёрной дырой вместо второго, а потом повалился на пол.

— Идиот! Стрелять из бластера, тем более из такого, в помещении — полный идиотизм, он бы всех тут поджарил! — прокомментировала девочка попытку безопасника сопротивляться. Начальник смены понял, поняли и его подчинённые, что стреляла девочка из своего, кажущегося игрушкой, оружия, стреляла не прицеливаясь, почти от бедра и под неудобным углом, при этом попала точно в глаз! Девочка повторила команду, и мужчины, сидевшие в креслах, её выполнили. И теперь они стояли с поднятыми руками, со страхом глядя на ворвавшихся в центр управления неизвестных.

— Командир, что теперь с ними делать? Тоже в расход? — спросил один из ворвавшихся, спросил на тайлиани (до этого девочка командовала на общемерианском языке), начальник смены понял и тоже быстро заговорил на тайлиани:

— Не убивайте! Я тайлианец! Мы все тайлианцы, мы всё сделаем, что вы скажете, только не убивайте!

— И много вас тут таких? — спросила Алиса на тайлиани, но при этом оружие не опустила.

— Вся смена! Мы специалисты, нас мобилизовали, но поскольку мы тайлианцы, то считаемся неблагонадёжными, они взяли в заложники наши семьи, — скороговоркой выложил начальник смены, его подчинённые дружно закивали. Узнав, что семьи инженеров и рабочих содержатся в куполе на соседней малой луне, скорее, большом камне, там же находятся и остальные тайлианцы, задействованные в ремонте линкора, Алиса задумалась, а потом предложила:

— Если вы готовы сотрудничать со мной, то я вывезу вас и остальных на Таурику, там находится свободное государство тайлианцев, входящее в Содружество или Федерацию Свободных Государств, как равноправный член федерации. Ответ мне нужен сразу, вы же понимаете, если мне не удастся увести линкор, я его взорву.

— Командир, вы хотите захватить этот корабль? — удивился один из лейтенантов, сопровождающих Алису, та ответила:

— Я уже его захватила, теперь собираюсь увести. Мне этот кораблик понравился.

Выяснив, сколько человек и где они находятся, Алиса по громкой связи объявила, что принимает командование линкором на себя и сейчас корабль отправится за остальными тайлианцами и членами их семей. Потом начальник смены, обрисовав ситуацию, призвал своих товарищей и подчинённых выполнять все команды… Запнувшись, начальник смены посмотрел на Алису, не представляя себе, как её представить. Уже было понятно, что именно она старшая в этой троице, без труда захватившей корабль, но двое были взрослые мужчины и, если судить по выправке, военными, а подчинялись ребёнку. Алиса снова переключила внутрикорабельную связь на себя и представилась:

— Я, Алиса Таволич, контр-адмирал флота государства тайлианцев на планете Таурика, звёздная система Арутас, от имени великой кормчей Хитомо Саунаро обещаю всем, кто захочет, и их семьям убежище и гражданство. А теперь — слушаю ваши ответы.

Люди в отсеках линкора по очереди выразили готовность подчиняться контр-адмиралу Таволич. Начальник смены сообщил Алисе, что вот-вот должен прибыть штатный экипаж линкора. Рыжая девочка, хищно улыбнувшись, уселась в кресло главного канонира и предложила подождать, она уже убедилась, что на корабль загружен полный боекомплект, горючее и другие припасы. Сорок истребителей стояли в своих ангарах, это были не устаревшие "Кобры", а какая-то новая разработка, неизвестная Алисе, с этим она решила разобраться позже. С двумя большими баржами-шаттлами на которых везли экипаж "Гордости Исании" было покончено двумя выстрелами, потом были расстреляны все батареи прикрывавшие верфь, которую Алиса тоже уничтожила, отойдя от неё. Закончив стрелять, Алиса сообщила на "Новик", где не понимали что происходит, о том, как был захвачен линкор, и теперь она будет им командовать. Приказав капитану большого охотника следовать за собой, Алиса направилась к луне с жилыми куполами.

Всё поселение рабочих и инженеров, работающих на верфи, представляло собой четыре купола, три больших и один малый, в малом располагалась охрана. Как объяснили Алисе, там жили только охранники, семей у них не было, семьи были у работающих на верфи. Оно и понятно — хмыкнула Алиса, семьи — это заложники лояльности работающих на верфи, а вот охрану держать на таком крючке не требуется, да и смысла держать большое количество охранников нет, в поселении под куполом бунт не то что легко подавить, он невозможен! Охране не надо стрелять или применять другие методы, достаточно перекрыть подачу воздуха. Вот для контроля систем жизнеобеспечения и нужны охранники. Зависнув над лунным поселением, Алиса на открытой волне объявила о начале срочной эвакуации работников верфи. Ни у кого, никаких подозрений не возникло. Ведь это был линкор, который только что построили и на котором уже была штатная команда (так думали под куполами). А почему объявили эвакуацию? А кто может знать планы начальства? Глубокий смысл этих планов до простых исполнителей доводится редко, если вообще об этом сообщают, обычно отдают приказ — делай! Вот поэтому никого не удивила команда, пришедшая с линкора от адмирала (Алиса огласила приказ о себя лично, не упомянув при этом, чей она адмирал) — сначала загрузить рабочих, а потом грузиться охране, которую так и не загрузили. Когда все рабочие тайлианцы были на борту — линкор убрал трубы-переходы, и можно так сказать: помахал удивлённой охране ручкой.

Конечно, рабочие, да и инженеры — это не штатная команда, поэтому основная нагрузка управления огромным кораблём легла на Алису и четырёх офицеров (ещё двое перешли на линкор с "Новика"). Но и это ещё было не всё, ещё была такая немаленькая куча пассажиров, большинство из которых были дети. Так уж сложилось традиционно, что семьи выходцев с Асиатского континента всегда многодетны, и космическое расселение этого не изменило. Ещё на орбите малой луны, где находились купола города-резервации рабочих и ИТРовцев верфей, к Алисе явилась женская делегация. Вообще-то городом рабочих руководил выборный мэр, которого утверждала администрация верфи (как узнала Алиса, эти чиновники жили в куполе охраны), мэр был тайлианцем, а не исанцем, поэтому предпочёл эвакуироваться со всем остальным населением города (а что ему ещё оставалось делать?). Мэр был представлен Алисе как руководитель гражданского населения, и Алиса, занятая управлением линкором и выполнением одной своей задумки, не очень вникала в дела многочисленных "пассажиров", размещённых в отсеках десанта и пустых ангарах. Но видно мэр не устоял под женским напором и, смущаясь, рассказал грозному адмиралу о требовании женщин. Адмирал вздохнула и, сказав, что после того как ей принесут две зелёные ленточки, можно будет пустить женщин. На вопрос одного из своих лейтенантов "Зачем ленточки?", Алиса, вызвав улыбки своих офицеров, пояснила:

— Надо соответствовать образу, а как же это сделать без бантиков?

Когда Алиса вышла к довольно многочисленной женской делегации, её не сразу заметили, а если кто и заметил, то не обратил внимания на рыжего ребёнка, каким-то образом улизнувшего от своих родителей и отправившихся исследовать корабль. Как оказалось, не замечать Алису были причины, выйдя из центра управления кораблём, она натолкнулась на двух мальчишек и одну девочку, вертевшихся у люка в центр управления и тщетно пытающихся туда заглянуть (дух авантюризма и исследования неизвестного присущ не только мальчикам, но и многим девочкам).

— Ух ты! — восхитился один из мальчишек и спросил: — А как ты туда попала? Что там? Говорят, там адмирал, строгий аж жуть! А ты вот так просто туда зашла, а теперь оттуда вышла! Как это у тебя получилось?

— Как-как, просто взяла и вошла, — ответила Алиса и добавила: — Было бы очень странно, если я туда вошла, а вышла не оттуда.

— Слушай, рыжая, а ты кто? — поинтересовался второй мальчик, глядя на Алису. — Что-то я тебя не помню. А я всех в городе знаю.

— Я не из вашего города, я с корабля, на нём и прилетела, — сообщила Алиса, не уточняя, с какого она корабля. Затем Алиса, передвинув кобуру с бластером на живот, громко щёлкнула пальцами, привлекая внимание уже уставшего отбиваться от женщин мэра. Тот вцепился в Алису, как утопающий в соломинку:

— Госпожа адмирал! Вот представители женского комитета просят рассказать, куда нас везут и что с нами будет дальше.

Алису сразу не засыпали вопросами, потому что женщин удивил вид этого грозного адмирала — рыжая девочка, одетая в великоватый для неё комбинезон рабочего, особенно удивили большие зелёные бантики. Алиса, воспользовавшись секундой тишины, громко произнесла:

— Я, Алиса Таволич, контр-адмирал флота республики Таурика! Этот корабль захвачен мною как приз, вас же я намерена вывезти на планету Таурика. Дальше на все ваши вопросы ответит лейтенант Исото, а мне некогда.

Алиса так сказала, потому что вышедший лейтенант, обращаясь к ней, произнёс:

— Командир! Подходим к базе исанцев, ваше присутствие на мостике необходимо!

Оставив вместо себя лейтенанта, Алиса развернулась, собираясь пройти на капитанский мостик, но её за рукав ухватила девочка, попросив:

— А можно мне с тобой?

Алиса молча взяла её за руку, шагнула через комингс, после чего закрыла большой люк, прямо перед носом растерянных мальчишек, успев показать им язык (ну, не удержалась, с кем не бывает?). Алиса, указав девочке на одно из свободных кресел, сама села в кресло командира корабля. Накануне (вернее несколько часов назад), разговаривая с капитаном "Новика", Алиса высказала свои соображения:

— Насколько я узнала от местных, этот линкор не единственный корабль, который восстанавливают исанцы, они, как и мы, тоже занялись восстановлением боевого флота и, судя по всему, весьма в этом преуспели. Как бы нам не оказаться в проигрышном положении, попросту говоря — в луже. В принципе, задача нашего разведывательного рейда выполнена и даже перевыполнена, но имея такую машинку… — Алиса, сидящая в кресле главного канонира, словно погладив домашнего любимца, провела рукой по пульту управления огнём. После невольной паузы продолжила: — Было бы преступлением не воспользоваться предоставленной возможностью. Курс на главную базу их флота, пока они не догадались, что их линкор захвачен. Вряд ли с верфи успели сообщить о том, что что-то пошло не так, верфь я уничтожила, а в том городе посшибала все антенны, а если и сообщат о том, что линкор вывез всех рабочих и их семьи… При этом командует какой-то адмирал… Решат, что капитан корабля спятил от радости и думает, что он адмирал, и вот такие глупости теперь делает. Если мы появимся у их базы, постараются выяснить — что произошло с капитаном, ведь там не знают, что я его вместе со всем экипажем расстреляла. В общем, наносим визит вежливости и в знак своего глубокого уважения сразу же начинаем стрелять, думаю — "Новику" уже можно маскировку не сохранять. Отстрелявшись, уходим в "прыжок".

И вот база исанского флота приближалась, там кроме полусотни рейдеров, переделанных из гражданских судов, стояли четыре крейсера, пять эсминцев и восемь фрегатов. С базы о чём-то запросили приближающиеся корабли, видно, вызвало удивление, что линкор не один, а с каким-то крейсером, Алиса не стала отвечать, сразу открыв огонь. Линкор израсходовал больше трети своего боезапаса, при этом база и все находящиеся там корабли были уничтожены. Алиса повернулась к девочке, глядящей на неё широко отрытыми глазами, и спросила:

— Слушай, а как тебя зовут? Меня Алиса, ты уже это слышала, а ты…

— Йоно, — ответила девочка дрожащим голосом, Алиса медленно и задумчиво произнесла:

— Йоно, вот как, когда-то у меня была подруга с таким именем. А ты рисовать умеешь? Умеешь, и хорошо, давай дружить.

Но ответить девочка не успела, внимание Алисы отвлёк возглас её лейтенанта:

— Командир! Смотрите!

Огибая луну, линкор вышел на группу кораблей, висящих на её геостационарной орбите. Три крейсера и какой-то корабль, больше напоминавший угловатый сундук, размерами немного уступавший линкору. Алиса сразу же начала стрелять, и через несколько секунд от крейсеров осталась только космическая пыль. Корабль-сундук никак не отреагировал на избиение своего конвоя, даже не попытался скрыться, может, там понимали, что от боевого корабля уйти не удастся, а может, по какой-то другой причине. У этого корабля не было пушек, судя по всему, это было какое-то гражданское специализированное судно, но ведь конвой к нему был приставлен не просто так! Размышления Алисы прервал возглас одного из инженеров с верфи:

— Это же "Шкатулка"!

— Какая такая шкатулка? — поинтересовалась Алиса и получила ответ, что на верфи года три назад был построено это судно, по сути являющееся большим сейфом, такой вот корабль, предназначенный для перевозки или хранения большого количества ценностей. Скорее, для хранения, потому как золотой запас планеты вряд ли нужно будет куда-то везти.

— Но зачем? — удивился лейтенант с "Новика". Алиса, засмеявшись, сказала:

— Очень оригинальное решение и понятное — зачем. Все страны, входившие в Мерианский союз, были диктатурами, обычно всепланетными моно государствами, думаю, и сейчас положение не изменилось. А для диктатора что самое страшное? Жизнь потерять и власть? Это тоже, но страшнее всего потерять всё нажитое непосильным трудом, понятно? Нет? Этот сундук, похоже, своеобразная страховка — если правителю станет на планете слишком жарко, то он оттуда сбежит. Но при этом не надо заботиться о наворованном, в смысле — честно нажитом, оно уже упаковано и готово для транспортировки, лежит в укромном месте, где-нибудь на орбите, охраняемое верными нукерами. Кто такие нукеры? Это те, которых я только что постреляла. А вот в этот сундучок мы стрелять не будем, а с собой прихватим. Пиратствовать — это не только стрелять, но и грабить, вот пришёл черёд и это делать, грабим!

Линкор, сбросив скорость, надвинулся на судно-сейф и, раскрыв свой стыковочный узел, специальными захватами притянул туда угловатый корабль. Стыковочные узлы были у всех военных кораблей, они предназначались не только для быстрой дозаправки, но и для срочной загрузки различных грузов: боеприпасов, повреждённых десантных модулей и многих других вещей. Не успели захваты щёлкнуть, фиксируя корабль-пленник, как Алиса дала команду на разгон для "прыжка", пока линкор разгонялся, в навигационный комплекс были введены необходимые координаты и намертво сцепившиеся корабли исчезли.

Полный адмирал Лео Гутрент испытывал сильное беспокойство, ему только что на стол легла телеграмма (вообще-то, эти сообщения мало были похожи на древние телеграммы, но по-старинке назывались именно так) о скором прибытии военного министра Содружества со свитой. Такой визит ничего хорошего не сулил, поскольку Лео знал, с какой целью прибывает столь высокая комиссия. Первое — это восстанавливаемые крейсера, пусть их и переименовали в большие охотники, но крейсерами они от этого быть не перестали, факт восстановления значительного количества таких кораблей обеспокоил верховный совет, и Гутренту уже было высказано неудовольствие начальства, с намёком — передать эти корабли в подчинение главного командования. Второе — присвоение Таволич звания контр-адмирала, присвоение таких званий — это прерогатива главного командования, то есть военного министерства, а там ясно дали понять, что потолок Алисы — командор, и не больше. Командор местных сил самообороны, без права занимать должности, соответствующие этому званию в федеральном флоте, то есть — флоте содружества. Может, Саунаро что-нибудь правдоподобное и придумала бы для военного министра, но, как назло, она куда-то пропала и до сих пор не появилась, к тому же не вернулась из разведывательного рейда сама Алиса… Гутрент тяжело вздохнул и, словно желая ему окончательно испортить настроение, пришёл доклад с дальней станции слежения о выходе из "прыжка" чего-то неизвестного и очень огромного. Для ухода в "прыжок" и выхода из него существовали определённые зоны, расположенные на границах солнечных систем: для гражданских межзвёздных судов ближе, для военных дальше. Поэтому космопорты строили или на лунах дальних планет, или в поясе астероидов (если он был и это было удобно), военные базы в большинстве случаев располагались за границами системы, а вообще-то граница системы — весьма условное понятие. В военное время боевые корабли могли выйти где угодно (хотя это и было чревато аварийной ситуацией), но в мирное — правила "прыжков" соблюдались неукоснительно. Судя по тому, где вышла из "прыжка" эта непонятная огромная конструкция, это было что-то военное. Если судить по размерам, то это — малая боевая станция, но такие конструкции не предназначены для "прыжков". Гутрент потребовал вывести на экран картинку этого нечто и непроизвольно сглотнул, там был суперлинкор класса Исано! И этот огромный корабль был не один, он как бы тащил захватами своего приёмного шлюза какой-то контейнер, незначительно уступающий ему в размерах. Присмотревшись, Гутрент обнаружил у этого контейнера двигатели, получается, что это тоже был корабль, но почему… разобраться, почему эти корабли двигаются вот так в обнимку, координатор сектора не успел — из прыжка вышел "Новик", сразу обозначив себя идентификационным сигналом. Тут же с суперлинкора пришёл вызов, ответил дежурный, изображение того, кто посылал вызов, появилось и на экране монитора Гутрента, на него смотрело, нахально улыбаясь, немного веснушчатое лицо его заместителя, контр-адмирала Таволич!

— Доложите командующему, разведывательный рейд прошёл успешно, все поставленные задачи выполнены и перевыполнены. У нас трофеи, только я не знаю, что там, говорят, очень ценные вещи, — произнесло улыбающееся лицо. Гутрент включил камеру, так чтобы его тоже стало видно, и строго сказал:

— Контр-адмирал Таволич, доложите о трофеях подробнее и как вы оказались на борту этого трофея?

— Это не трофей, — Алиса сделала вид, что обиделась. Нахмурившись, она повторила: — Это не трофей, это добыча! Моя добыча! А трофей — это вот тот ящик, говорят, что там что-то очень ценное, только мне некогда было смотреть, что там. Вот так ухватила и убежала, хотя… может, я поспешила, так как все корабли, что были в зоне досягаемости, я постреляла. Но об этом позже, сейчас у меня примут этот сундук и посмотрят, что там, там ещё и экипаж должен быть, вряд ли они окажут сопротивление, слишком уж я их напугала, а вы, Лео, свяжитесь с Хитомо. Надо организовать приёмку гражданских, у меня на борту их несколько тысяч. Что, не можете связаться? Наверно, ещё из кокона не вылезла, ладно, я сама с Массаи свяжусь, пусть организует шаттлы для перевозки гражданских и какой-нибудь буксир для этого сундука, линкор я на планету не посажу. Планета — это не астероид, около которого можно "повисеть".

Изображение Алисы пропало, а Гутрент потряс головой пытаясь осмыслить то, что увидел и услышал. Понятно, этот суперлинкор Алисе каким-то образом удалось захватить, понятно и то, что имея под своей командой такую игрушку, она не удержалась, чтоб не пострелять. А вот оттуда она взяла столько гражданских? И что это за намёк относительно госпожи президента? Выходит, сёстры Таволич знают, что произошло и где сейчас Хитомо Саунаро. Адмирал вздохнул и решил не строить догадок, Алиса, когда появится, всё расскажет.

Вопреки всем установленным правилам, Алиса не явилась на доклад к своему непосредственному начальству, а сразу отправилась в президентский дворец, где и пропала на три дня. За это время Гутрент, решив не беспокоить свою своенравную подчинённую, успел ознакомиться с рапортами о разведывательном рейде капитана "Новика" и остальных офицеров, а также имел с ними продолжительные беседы. Через три дня адмирал был приглашён в президентский дворец.

Гутрента, облачённого в парадную адмиральскую форму (всё-таки к президенту приехал) во дворце встретили две рыжих девочки с зелёными бантиками в косичках, одетые в одинаковые зелёные сарафанчики, с куклами в руках. Их Гутрент узнал — сёстры Таволич с подарками президента, вот только определить, где какая Алиса, он затруднялся. Третьей была молодая девушка, одетая в мягкий халат и очень похожая на госпожу президента, так похожая, словно это была она сама, такая как была в юности. У этой девушки в руках тоже была кукла! Она привычно, как это всегда делала президент Саунаро, подала руку для поцелуя, а потом, смутившись, начала оправдываться:

— Вот, подарили, не могла же я отказываться? Ведь у меня, можно сказать, это второй день рождения. Но это только один из подарков, второй тоже ничего, но если честно, то этот мне дороже!

— А какой второй? — вежливо спросил Гутрент и застыл с открытым ртом, подошедшая к девушке Массаи Кававнаси, секретарь великого кормчего, а фактически второе лицо в государстве, доложила:

— Госпожа Саунаро, расселение привезенных Таволич из рейда закончено. Люди довольны и выражают вам свою благодарность. Это действительно благодарность, они очень довольны, ещё просили передать, что очень благодарны адмиралу Таволич.

— Как, все хором так и благодарили? — с некоторой ехидностью поинтересовалась одна из рыжих девочек, Гутрент понял, что именно она его подчинённая. Секретарь великого кормчего пояснила, что благодарны все привезенные, условия жизни здесь намного лучше, чем там, откуда их привезли, а выражали благодарность выбранные представители. После чего передала Алисе-адмиралу, рисунок, сказав, что это очень просила передать одна девочка, по имени Йоно. На рисунке была нарисована Алиса с очень ехидным выражением лица. Алиса вторая, глянув на рисунок, сообщила:

— У этой девочки талант! Так ухватить самую суть!

Алиса первая отреагировала на это замечание, показав язык, заявив при этом, это сестре обидно, что не её изобразили. Заявление не осталось без ответа, которым был тоже высунутый язык. Глядя на этот обмен любезностями, адмирал не мог сдержать улыбки, уж очень это по-детски выглядело, если не знать реальный возраст сестёр, то их можно было бы принять за расшалившихся малолеток. Но его удивило высказывание девушки:

— Вы знаете, Лео, мне очень хочется к ним присоединиться! Понимаю, что это несолидно при моей должности, но… очень хочется!

— Я отвернусь, госпожа президент, — улыбнулся Гутрент, он уже понял, что эта девушка — пропадавшая на некоторое время Хитомо Саунаро, видно, что Алисе Николь удалось открыть секрет и она сразу испытала своё открытие на, можно сказать, близкой подруге, успешно испытала! Алиса младшая, или лучше говорить — вторая, грустно улыбнулась и очень серьёзно сказала:

— К сожалению, этот способ омоложение применим не ко всем людям, только к некоторым, с некоторыми особенностями, встречающимися очень редко, примерно один на миллиард, а может, реже.

Алиса Николь не стала вдаваться в подробности и рассказывать, что всё дело в крови с очень редкими свойствами, как раз такая кровь оказалась у Хитомо. Переливание крови сестёр не вызвало у той отторжения, как вызывает у обычных людей, но и в этом случае был возможен летальный исход, Саунаро была об этом предупреждена и всё же согласилась. А разговор пошёл совершенно о другом. Говорили в одной из малых гостиных дворца, можно сказать, почти в домашней обстановке. Там разговор был достаточно серьёзный. Гутрент рассказал об инспекции, что будет проводить сам военный министр. Не только военное ведомство обеспокоено увеличением военного флота Таурики, этим обеспокоен верховный совет содружества!

— Они подозревают нас в том, что мы хотим отделиться, или ещё хуже — перейти на сторону наших бывших врагов, — кивнула Хитомо Саунаро и рассказала о последних новостях: — Мне уже сообщено, что нам прекращено финансирование всех федеральных программ, что мы уже в помощи не нуждаемся и из разряда получателей дотаций переходим в разряд плательщиков федеральных взносов. Я не скажу, что прекращение финансирования — это смертельный удар по нашей экономике, хотя очень неприятно. Но размер взноса, что мы должны платить в федеральный бюджет, ляжет непосильным бременем, вернее, лёг бы… если бы не рейд Алисы. Лео, вы знаете, что было в том сундуке, что приволокла Алиса? Нет? Не знаете? Вас больше интересовал линкор, а сундук сразу утащила Массаи. Очень хозяйственная девочка, хотя и выглядит, как моя бабушка. А я ведь её старше! Но об этом как-нибудь в другой раз, сейчас о сундуке. Там была вся казна Исании! Как я поняла, исанское правительство, вернее, тамошний диктатор разницы между казной страны и своей собственной не делал, он, как и всякий диктатор, очень опасался, что его могут попытаться свергнуть и такая попытка будет удачной, и ему придётся бежать. Вот он к бегству и приготовился, решив всё нажитое непосильным трудом, и не только своим, приготовить к возможной эвакуации. Куда? Ну, не знаю, да мне это и не интересно. Но тут появляется одна рыжая нахалка, мало того, что линкор присвоила, его строителей увела, громкого шороху в той системе наделала, так ещё и самое дорогое у правителя стащила. Я бы сказала, что нам следует ожидать ответного визита вежливости, но, Лео, как вы поняли из просмотренных записей об этом беспримерном разведывательном рейде, приехать к нам им уже не на чем.

— А если что-то и осталось, то соотношение стволов очень не в их пользу, — улыбнулся Гутрент и озабоченно добавил: — Но меня волнует второй линкор. Всего было пять, три должны были порезать на металл, а два где-то пропали. Один нарисовался в системе Тавота, а где второй? А Арутас находится ближе всего к секторам, занятым бывшим Мерианским союзом, а там не все смирились с поражением, и ближайшая к нам их система — тому пример. Очень похоже на то, что первый удар придётся по нам! Поэтому мы должны быть готовы к появлению вражеской эскадры, сильной эскадры с линкором класса Исано. А в нынешнем флоте содружества ему противопоставить нечего! Я бы не рекомендовал его отдавать объединённому командованию.

— Я и не буду этого делать, — улыбнулась Хитомо. Продолжая улыбаться, девушка добавила: — Мало того, восстановление флота будет продолжено ускоренными темпами. Тем более что те люди, привезенные Алисой, работали на военной верфи и среди них много отличных специалистов. А условия для работы и жизни их и их семей мы создадим. Ну а комиссию из вашего военного министерства и верховного совета (эта тоже обязательно будет) мы примем, хорошо примем. В этом, Лео, не сомневайтесь!

Жолио Кампоманто, полный адмирал, военный министр, председатель совета самообороны или как его называли сами военные — главного штаба (соответственно Кампоманто был его начальником), стоял в центре управления линейным крейсером "Непобедимый". Это был грозный боевой корабль, построенный после войны, построенный в одном экземпляре, так как враг был разбит и строительство новых кораблей, подобных "Непобедимому", посчитали не нужным. "Непобедимый" вышел из "прыжка" у границы системы Арутас, в эшелоне, предназначенном для военных кораблей, вслед за ним вышли корабли сопровождения: восемь крейсеров проекта двести три, довольно грозная сила. Но эта мощная эскадра была не предназначена для запугивания местных властей, и тем более не для ведения здесь боевых действий. Просто надо было показать, что командование силами самообороны обладает достаточным количеством кораблей, чтоб противостоять любому противнику, и та самодеятельность, что устроили здесь местные власти, совершенно ни к чему! По непроверенным сведениям здесь то ли начали восстанавливать находящиеся на хранении старые корабли, то ли начали строить новые. Адмирал Кампоманто с удовлетворением наблюдал за чётким выходом из "прыжка" крейсеров своей эскадры. Вообще-то видеть сами корабли он не мог, "Непобедимый" всё-таки не туристический шаттл, и визуализация различных объектов тут не предусмотрена, адмирал видел появляющиеся отметки на экране радара. Внимание адмирала отвлёк возглас одного из офицеров, наблюдавших за экранами передней полусферы, адмирал повернулся и замер от удивления, там чётким строем шли двенадцать крейсеров! Но не это вызвало удивление, возглавлял эту колонну, судя по отметке, линкор! Даже не линкор, а корабль гораздо больших размеров! Офицер увеличил разрешение и ахнул:

— Пятнадцать башен с орудиями главного калибра, ещё двадцать шесть вспомогательных пушек!

— И, похоже, там штатные рельсовые поменяли на энергетические… — выдохнул ещё один офицер, тоже быстро посчитавший башни этого монстра. Потом с тем же придыханием добавил: — Этот корабль не имеет себе равных! Он непобедим!

— Непобедимых не существует, — недовольно произнёс Кампоманто, он не мог позволить, чтоб кто-то усомнился в его компетенции, военный министр должен знать всё, и этот суперлинкор не должен вызвать у него удивления, а тем более страха (ну, пусть не страха, опасения). Адмирал, повернувшись к офицеру связи, хотел приказать, чтобы на эту эскадру послали запрос, но пока он думал, о чём же запрашивать, на экране связи появилась улыбающаяся рожица, по другому это лицо, покрытое веснушками, растянутым до ушей ртом и большими зелёными глазами, назвать нельзя было. Картину дополняли рыжие волосы, собранные в торчащие в стороны косички, украшенные зелёными, под цвет глаз, большими бантами. От этой рожицы можно было ожидать чего угодно: высунутого языка, сделанного "носа" или даже "козы"! Но продолжающая жизнерадостно (где-то даже шаловливо, словно задумала какую шкоду) девочка отрапортовала:

— Сэр! Командующий первой эскадрой системы Арутас, контр-адмирал сил самообороны Таурики Алиса Таволич, приветствует вас!

— А? — растерялся военный министр, уж очень этот официальный рапорт не соответствовал внешнему виду рапортовавшего. А девочка, продолжая улыбаться, продолжила:

— Приветствую вас от себя лично, от всех сил нашего флота, его командующего пяти звёздного адмирала Гутрента, президента Таурики Хитомо Саунаро. Они готовы вам лично засвидетельствовать своё почтение, только, адмирал, рот закройте и своим офицерам прикажите это сделать, а то можно подумать, что вы все голодные и кушать просите.

В конце своей торжественной речи девочка хихикнула и исчезла с экрана, вместо неё появились адмирал Гутрент, президент Хитомо Саунаро и секретарь верховного кормчего Массаи Кававнаси. К удивлению Кампоманто, Хитомо Саунаро, которую он помнил очень пожилой женщиной, выглядела уж слишком молодо, не девочкой, как контр-адмирал Таволич, но девушкой лет двадцати-двадцати пяти. Это тоже ввело военного министра в некоторую растерянность, и он не нашёл ничего лучшего, как спросить:

— А почему командор Таволич представляется как контр-адмирал?

— Видите ли, адмирал, командование такой эскадрой, какая вышла вас встречать, подразумевает у командующего ею более высокое звание, чем командор. Поэтому мною Таволич, имеющей звание командор сил самообороны Содружества, было присвоено звание контр-адмирал сил самообороны системы Арутас. А поскольку Арутас, я имею в виду не только нашу звёздную систему, но и четыре близлежащих, объединенных под этим названием, пользуются некоторой экстерриториальностью, то я, как глава этого объединения, имею полное право это сделать. Или вы не согласны со мной? — Саунаро закончила свои объяснения вопросом, и объектив камеры переместился на упомянутого контр-адмирала сил самообороны системы Арутас, непочтительно высунувшей язык. Увидев, что её изображение появилось на главном экране, Алиса приложила ладонь к своему кепи в воинском приветствии и снова торжественно представилась:

— Командующий первой эскадрой системы Арутас, контр-адмирал сил самообороны Таурики Алиса Таволич!

— Я думаю, когда вы ознакомитесь с предоставленными вам материалами разведывательного рейда, возражений утверждения Таволич контр-адмиралом у вас не возникнет, несмотря на длину её языка, — серьёзно произнёс адмирал Гутрент, обращаясь к военному министру. Увидев, что тот хочет возразить, добавил: — Как не будет возражений и против увеличения численности флота системы Арутас.