12 августа 20.. года

Она лишь вошла, и у меня упало сердце. Эта дрянь брала книгу! Она листала пожелтевшие страницы, теребила хрупкую обложку, она её... боже! она хотела её сжечь! она выбросила книгу! Книгу!

Должно быть, вид мой был страшен: Раечка мгновенно сгинула, засуетились белые халаты, впилась в кожу игла, палата закачалась, поплыла. Из тумана соткалось суровое лицо моей госпожи, а я не в силах был объяснить, повиниться, умолить. Боже мой, разве это моя вина!

Она таяла, моя госпожа, она оставляла меня - дрожащего, убитого виной хранителя, что не сберег сокровище.

Госпожа моя!

Госпожа моя Мнемозина...