Акушерство

Егорова Татьяна Юрьевна

В пособии рассмотрены вопросы физиологии и патологии беременности, родов и послеродового периода, изложены методы оценки состояния плода, наиболее распространенные формы перинатальной патологии, принципы диагностики, лечения и профилактики. В лекциях представлены данные современной медицинской литературы и практического акушерства, а также обобщен многолетний опыт собственных наблюдений и исследований авторов. Пособие составлено в соответствии с действующей типовой программой по акушерству и предназначено для студентов медицинских ВУЗов.

 

Предисловие

В пособии предоставлены данные современной медицинской литературы и практического акушерства, а также обобщен многолетний опыт педагогической, научно-методической, лечебно-диагностической и научно-исследовательской деятельности коллектива кафедры акушерства и гинекологии Гродненского государственного медицинского университета.

В лекциях подробно изложены сведения о физиологическом и осложненном течении беременности и родов. Представлены новейшие данные о патогенезе, терапии и профилактике наиболее часто встречающихся осложнений беременности. Описаны современные дополнительные методы исследования, позволяющие получить объективную информацию о состоянии организма матери и плода.

Пособие составлено в соответствии с действующей типовой программой по акушерству и рассчитано на студентов медицинских ВУЗов.

 

Лекция 1. Предмет акушерство

Акушерство – (от accoucher – рожать) – область клинической медицины, изучающая физиологические и патологические процессы, происходящие в организме женщины, связанные с зачатием, беременностью, родами и послеродовым периодом, а также профилактику и лечение осложнений беременности и родов.

Акушерство – часть гинекологии (от gyne – женщина, logos – учение), т. е. науки, изучающей заболевания женских половых органов, разрабатывающей методы их профилактики, диагностики и лечения.

Выдающимся врачом Древней Греции, «отцом медицины» был Гиппократ. Его мать была известной акушеркой – Фанарега.

Врачи Рима и Греции делали эмбриотомию, соскабливание шейки, зондирование матки, а также применяли операцию кесарева сечения, однако только для спасения жизни ребенка на уже мертвой матери.

В трактате Авиценны «Канон врачебной науки» имеются главы по акушерству и женским болезням. В этой книге упоминаются операции – поворот плода на головку, низведение ножки плода, кранио- и эмбриотомия. При выборе операции Ибн Сина считал необходимым учитывать состояние здоровья женщины и возможность перенесения ею операции.

Эпоха Возрождения характеризовалась бурным развитием наук (16 век). Появляются замечательные анатомические исследования Везалия, Фаллопия, Евстахия, Боталло. Большим достижением акушерства было внедрение в практику (Аморцаз Паре) давно забытой операции – поворот плода на ножку. В это же время в Париже открывается первая повивальная школа при парижском госпитале.

XVII и XVIII века характеризовались дальнейшими успехами в изучении акушерства.

В 17 веке Чемберлен (Англия) изобрел акушерские щипцы.

В 1701 году Девентер в работе «Новый свет» детально описал общеравномерносуженный таз и плоский таз.

Французский акушер Жан-Луи Боделок предложил наружное измерение таза, которым пользуются и в настоящее время (1746–1810).

Английский акушер Смелли обратил внимание на измерения диагональной коньюгаты, описал нормальный механизм родов и его отклонения при узком тазе. Сконструировал новую модель щипцов и «английский» замок к ним.

Среди выдающихся акушеров XVIII века видное место занимал Нестор Максимович Амбодик (1744–1812. – автор первого крупного оригинального русского труда по акушерству в 6 частях «Искусство повивания, или наука о бабичьем деле» (1784–1786 гг.). Впервые ввел преподавание акушерства на русском языке, обучая учениц не только теоретически и на фантоме, но и в клинике. Впервые в Петербурге наложил акушерские щипцы. Он рекомендовал осторожность, отказ от поспешного применения акушерских операций.

Большое значение для развития акушерской науки имело открытие в ряде городов родильных домов – Страсбург – 1728, Берлин – 1751, Москва – 1761, Прага – 1770, Петербург – 1771, Париж – 1797.

Однако вскоре после их открытия врачи встретились с бичом роддомов – «родильной горячкой». Летальность от послеродового сепсиса колебалась в отдельные периоды 18, первой половины 19 века от 10 до 40–80 %.

Огромное значение в борьбе с послеродовым сепсисом имели труды венгерского акушера Игнада Земмельвейса (1818–1865).

Большой вклад в развитие отечественного акушерства в XIX веке внесли Крассовский А. Я., Лазаревич И. П., Феноменов Н. Н.

Крассовский А. Я. (1821–1898. был профессором Петербургской медико-хирургической академии, а затем директором Петербургского родовспомогательного заведения (роддом им. Снегирева В. Ф.):

1. разработал учение о механизме родов и узком тазе;

2. впервые в России ввел асептику и антисептику в акушерстве;

3. способствовал успеху овариотомии в России;

4. написал классическое руководство «Оперативное акушерство с включением учения о неправильностях женского таза» (1865);

5. основал Петербургское общество акушеров-гинекологов (1887. г.;

6. основал «Журнал акушерства и женских болезней» (1886. г.

Лазаревич И. П. (1829–1902. был профессором Харьковского университета. Его оригинальные исследования:

1. по нервной регуляции матки;

2. обезболиванию родов;

3. двухтомное «Руководство по акушерству» (1892);

4. большой вклад в разработку прямых акушерских щипцов задолго до Киланда.

И. П. Лазаревич был поборником женского образования, основал в Харькове Повивальный институт, подготовивший много акушерок для юга России.

Феноменов Н. Н. (1855–1918. – профессор Казанского университета:

1. одним из первых в России ввел асептический способ оперирования;

2. предложил несколько оригинальных операций (клейдо- томия, пельвиопластика);

3. изобрел и усовершенствовал ряд акушерских инструментов (щипцы Симпсона – Феноменова, перфоратор, ложка для эксцеребрации, ножницы для эмбриотомии);

4. «Оперативное акушерство» является классическим трудом и в настоящее время.

Во II половине XIX века в России была целая плеяда выдающихся акушеров-гинекологов.

Груздев В. С. (1866–1938. – был профессором Казанского университета:

1. им написано фундаментальное руководство по акушерству и гинекологии;

2. проведены исследования по морфологии и физиологии женских половых органов;

3. основатель крупной школы акушеров-гинекологов.

Строганов В. В. (1857–1938. – профессор центрального научно-исследовательского института акушеров и гинекологов в Ленинграде: трудами по эклампсии способствовал значительному снижению летальности от этой патологии и приобрел мировую известность.

Его монография об усовершенствованном методе терапии эклампсии вышла в восьми изданиях (6-ти на русском, французском и английском языках).

За годы Советской власти отмечается расцвет науки и акушерства, гинекологии, в частности.

В 1984 г. было 160 кафедр акушерства и гинекологии, 18 НИИ АиГ.

В царской России не было никакой государственной системы охраны здоровья матери и ребенка.

В 1913 г. было 7 тыс. коек в родильных домах и 9 детских консультаций.

На 100 000 населения в городе – 5,2; на селе – 1,2 было родильной койки.

От осложнений беременности и родов умирало более 30 000 женщин, а из 1000 родившихся умирало 273 ребенка.

Советская система охраны здоровья матери и ребенка – это система государственных и общественных мероприятий, направленных на создание условий для сохранения и укрепления здоровья женщины и выполнения ею важнейшей функции – рождение здорового ребенка и его воспитания, а также на охрану здоровья подрастающего поколения, его всестороннее физическое и умственное развитие.

В 1917 году организован отдел по охране материнства и младенчества.

В 1920 году все детские учреждения переданы в Народный комиссариат здравоохранения.

Были открыты 108 родильных домов и 197 женских и детских консультаций.

В 1922 году в Москве открыт центральный НИИ охраны материнства и младенчества.

По примеру Украины создавались колхозные родильные дома.

После ВОВ к 1950 году была восстановлена первоначальная сеть родовспомогательных и детских учреждений.

К 1981 году было 232 000 коек для беременных и рожениц, женских консультаций 24 700.

В 1955 году издан указ об отмене абортов. Предоставление дородового отпуска – 112 дней.

Основные принципы организации акушерской помощи

1. Бесплатность и общедоступность.

2. Профилактика осложнений.

3. Неразрывная связь в работе практических и научных учреждений.

Этапы оказания акушерско-гинекологической помощи

1. ФАП.

2. ЖК ЦРБ и родильное отделение ЦРБ – I уровень.

3. Межрайонные центры – II уровень.

4. Областные центры – III уровень.

5. НИИ, республиканские центры.

6. Цеховые акушеры-гинекологи на крупных предприятиях.

Асептика – комплекс мероприятий, направленных на обеззараживание инструментов, белья, перевязочного материала и др. предметов, соприкасающихся с раной.

Антисептика – комплекс мероприятий, направленных на предупреждение попадания инфекции в рану.

Строгое соблюдение всех правил асептики и антисептики имеет исключительно важное значение в акушерской практике.

Первым И. Ф. Земмельвейс (г. Вена) в 1847 году предложил р-р хлорной извести для мытья рук (снижение смертности от родильной горячки с 25% до 1,5%) – это были основы антисептики. Профессор Мухин О. Е. из Московского университета сделал это раньше.

Хирург Листер – 1867 г. – предложил основы асептики – обеззараживание перевязочного материала, инструментов, белья и других предметов, соприкасающихся с раной.

В России впервые ввели асептику и антисептику в хирургию – Н. И. Пирогов, в акушерство – А. Я. Крассовский и И. Ф. Баландин.

Источники послеродовой инфекции множественны и разнообразны:

1. Профилактика инфекции во время беременности.

2. Меры предупреждения септической инфекции во время родов.

3. Личная гигиена медицинских работников роддомов.

4. Санитарный режим родильного дома.

 

Обезболивание родов

Это важнейшая проблема акушерства. Впервые эфир в акушерской практике применил Н. И. Пирогов при наложении щипцов.

Н. А. Сочава предложил смесь хлороформа с алкоголем.

Идея обезболивания родов нашла убежденных сторонников, поднявших ее на очень большую высоту (М. С. Малиновский, К. К. Скробанский, Г. Г. Гентер, А. Ю. Лурье, А. П. Николаев, К. М. Фигурнов, К. Н. Жмакин, Ф. А. Сыроватко).

В 1936 году А. Ю. Лурье выдвинул идею массового обезболивания родов, получившую широкое распространение в родильных учреждениях нашей страны.

Во время родов возникает раздражение нервных окончаний, волокон и сплетений, располагающихся в матке (в т.ч. у внутреннего и наружного зева шеечного канала), параметрии, крестцово- маточных, кардинальных и круглых связках матки. В периоде изгнания – раздражение нервных окончаний, расположенных в тканях тазового дна и наружных половых органов.

Раздражение интерорецепторов происходит вследствие сжатия сокращающейся мускулатуры матки, сдавления опускающейся предлежащей частью плода, растяжения связочного аппарата при сильных схватках и потугах.

Источником родовой боли является также сдавление кровеносных сосудов при схватках, стенки которых снабжены высокочувствительными нервными элементами.

Особое значение имеет раздражение нервных элементов шейки матки при ее сглаживании и раскрытии наружного зева.

Болевые раздражения из матки достигают ретикулярной формации и области зрительного бугра, отсюда болевые импульсы поступают в кору большого мозга, где болевые раздражения, воспринимаемые нервными окончаниями, превращаются в болевые ощущения.

Ощущение (осознание) боли (в частности, родовой) является результатом деятельности коры большого мозга.

В процесс проведения болевых раздражений в ЦНС возникают отраженные боли на поверхности тела вследствие передачи возбуждения от спинальных ганглиев симпатической нервной системы в боковые рога спинного мозга и соответствующие участки тела. Отраженные боли возникают в нижнем отделе живота, пояснице, в паху, крестце, верхних отделах бедер.

Следовательно, родовые боли связаны с раздражением нервных окончаний матки (главным образом, шейки) связочного аппарата, промежности и наружных половых органов.

Установлено, что в формировании родовой боли существенную боль играет условно-рефлекторный компонент. Большое значение имеет словесный раздражитель.

Таким образом, убеждение в неизбежности родовой боли и отрицательные эмоции (опасения, страх) составляют второй психогенный компонент родовой боли. Условно-рефлекторный (психогенный) компонент способствует усилению болевых ощущений, происхождение которых связано с раздражением.

Все совершенные методы обезболивания родов можно разделить на две группы:

1. Психопрофилактическая подготовка к родам.

2. Методы обезболивания с помощью фармакологических средств.

ППП – предложена К. И. Платоновым и И. И. Вальбовским.

Усовершенствование метода и его популяризация – большая заслуга, принадлежащая А. П. Николаеву, Ф. А. Сыроватко, А. И. Долину. (4 занятия в женской консультации или 5–6 в стационаре).

Требования к медикаментозным средствам для обезболивания родов:

1. Хороший анальгезирующий эффект.

2. Отсутствие отрицательного влияния на организм матери и плода, на родовую деятельность и течение послеродового периода.

3. Простота и доступность для родовспомогательных учреждений любого типа.

Начинают обезболивание при открытии шейки на 3–4 см.

Промедол 1% – 1,0 2–4 ч

Апрофен 1% – 1,0

Текодин 1% – 1,5 мг п/п 2–3 ч

Баралгин 5,0 в/м, в/в ч/з 6–8 ч. повтор N2G

Трихлорэтилен (трилен) 0,5–1,5 об.%

Проводниковая анестезия во II периоде родов – 50–60 мл

0,25% р-ра новокаина.

Спинно-мозговая анестезия, перидуральная анестезия.

 

Причины наступления родов

Роды – это процесс изгнания плода и последа (плацента, оболочки, пуповина) через естественные родовые пути, за пределы материнского организма после достижения плодом способности к внеутробной жизни. При современном уровне перинатальных технологий и наших знаний жизнеспособным считается плод, масса которого равна 500г и выше, а срок беременности 22 и более недель.

Роды бывают своевременные в сроке беременности 37–41 неделя, преждевременные в сроке до 37 недель, запоздалые в сроке беременности 41 неделя и позже. Женщину во время родов называют роженицей.

Основную роль в процессе родов играют спонтанные (самопроизвольные) сокращения мышцы матки. Причины наступления родов, т. е. ритмически повторяющихся сокращений матки довольно сложные и до сих пор окончательно не изучены.

Следует заметить, что при половой зрелости матка постоянно сокращается, она сокращается и во время беременности, но эти сокращения кардинально отличаются от родовых схваток – они не ритмичные и гораздо слабее тех сокращений, которые имеют место во время родов.

С момента физического соприкосновения плодного яйца с тканями материнского организма, т. е. сразу же после привития (нидации) его в слизистую матки, организм матери всегда отвечает стандартной реакцией. Сущность ее следующая. Происходит снижение возбудимости и тонуса матки. Это происходит благодаря рефлекторной стимуляции продукции гормона прогестерона. Дальнейшее развитие беременности тоже происходит при высоком уровне прогестерона, который значительно преобладает над уровнем эстрогенных гормонов. Под действием прогестерона мышечные элементы матки становятся малочувствительными к механическим, физическим и лекарственным воздействиям, находятся в состоянии физиологического покоя, т. е. блокирована возбудимость клеток миометрия. Это обеспечивает свободное растяжение мышцы матки растущим плодом.

За 1–2 недели до наступления родов повышается возбудимость матки на механические раздражения (движение плода, внешние раздражения), повышается ее тонус и одновременно повышается растяжимость, податливость к растяжению мышц шейки и нижнего сегмента матки, т. е. создается готовность к родовой деятельности. Но какие конкретно факторы ответственны за начало схваток? Для их объяснения было выдвинуто много теорий, некоторые из них логично, хотя далеко не полностью объясняли наступление родовой деятельности, другие же представляют просто исторический интерес. Так, Гиппократ считал, что плод, достигнув определенного развития и, в том числе, силы, к концу беременности, упираясь ножками в дно матки (а головное предле- жание плода встречается в 96% случаев), сам выходит из ее полости.

Одна из наиболее старых теорий – механическая. Сторонники этой теории возникновение родовой деятельности объясняли перерастяжением стенок матки растущим плодом и давлением предлежащей части на нижний сегмент матки. Известно, что в любом сроке перерастяжение стенок матки может вызвать ее сокращение; на этом основано и вливание жидкостей внутриоболочечно для вызывания выкидыша, преждевременных родов при диагностировании ВПР плода; применение кожно-головных щипцов для вызывания или усиления родовой деятельности в случаях мертвого плода. Значит, эта теория практически подтверждается. Однако она и опровергается – перенашивание беременности, поперечное положение плода. Теория односторонне, но до некоторой степени справедливо, объясняла причину наступления родов.

Механическая теория возникновения родовой деятельности относится ко времени, когда многие явления объяснялись механической теорией. С развитием знаний, когда человечество было увлечено химией (алхимики), предложена химическая теория наступления родов. Причину их возникновения видели в изменении обмена веществ в организме в целом и, в особенности, в матке: накопление (увеличение) ионов кальция, уменьшение магния, увеличение витаминов С и В1, увеличение в матке гликогена. Кальций повышает сократительный потенциал мышечной клетки, магний же ведет к расслаблению тонуса гладкой мускулатуры. Витамин С улучшает обменные процессы в целом и, главное, способствует превращению малоактивных фракций эстрогенов в более активные (эстрон, эстриол, эстрадиол). Витамин В1 нормализует углеводный обмен, ликвидирует мышечную утомляемость, которая появляется в результате накопления молочной кислоты. Для подтверждения правильности этой теории при вызывании родовой деятельности применяли ионы кальция, глюкозу, витамины С и В1. Иногда удавалось (все же редко) вызвать родовую деятельность. Следовательно, эта теория имеет право гражданства, но далеко не всегда, ибо одним лишь фактором изменения обмена веществ нельзя объяснить возникновение родовой деятельности.

Была предложена эндокринная теория возникновения родовой деятельности, по которой главная роль отводилась воздействию на мышцу матки различных соотношений гормонов (фолликулина, прогестерона, питуитрина). Эстрогены изменяют многие свойства мышечной клетки матки, создавая их готовность к сокращению. Они повышают возбудимость миометрия к действию сокращающих (контрактильных) веществ, таких как оксито- цин (питуитрин), серотонин, простагландины. Эстрогены способствуют накоплению окситоцина и серотонина путем угнетения разрушающих их ферментов – окситоциназу и моноаминооксида- зу.

Возбуждая гипофиз, эстрогены способствуют выбросу в кровяное русло окситоцина (очищенная фракции питуитрина). Эстрогены изменяют обмен веществ в матке, способствуя накоплению кальция и гликогена; они сенсибилизируют а- адренорецепторы матки, возбуждение которых ведет к сокращению мышцы матки. Прогестерон вызывает раздражение р- адренорецепторов матки и тем самым угнетает сократительную способность мышцы матки. При повышении концентрации эстрогенов, а, главное, изменение (повышение) соотношения эстрогены /прогестерон способствует снижению, да и снятию прогес- теронового «блока», угнетающего сокращения матки.

В матке имеются а и β-адренорецепторы. Вещества, возбуждающие адренорецепторы, называются миметики, угнетающие -блокаторы; соответственно, а и β-миметики и а и β-блокаторы.

При возбуждении а-рецепторов мышца матки сокращается.

При возбуждении β-рецепторов мышца матки расслабляется.

При блокаде а-рецепторов мышца матки расслабляется.

При блокаде β-рецепторов мышца матки сокращается.

Окситоцин – гормон задней доли гипофиза. Он обладает сильным сокращающим свойством по отношению к мышце матки. Разрушается окситоциназой. Полураспад введенного в организм окситоцина равен 5 мин. Окситоцин угнетает фермент аце- тилхолинэстеразу, разрушающую ацетилхомин (очень сильное сокращающее мышцу матки вещество). Кроме того, окситоцин раздражает (как и эстрогены) а-адренорецепторы мышечной клетки матки.

Простагландины – ненасыщенные жирные кислоты, источником образования которых является арахидоновая кислота. Их много, но сокращающим эффектом на мышцу матки обладают простагландины группы F2 а и Е2. Биосинтез простагландинов осуществляется в разных тканях: Е2 в амнионе и хорионе, F2 а- в децидуальной ткани и миометрии.

Гормональная теория наиболее близка к современной, объясняющей причины начала родовой деятельности. Однако эти причины многочисленные и не только гормональные.

Наряду с гормональным влиянием, определенная роль в родовой деятельности принадлежит серотонину. Серотонин – биологически активный амин, один из медиаторов нервного возбуждения, способствующий увеличению содержания кальция в мышце матки. Его действие на мышцу матки осуществляется двумя путями – непосредственно через а-рецепторы и через центральную нервную систему путем усиления выработки окситоцина задней долей гипофиза. Разрушается он моноаминоксидазой. По мере увеличения срока беременности активность моноаминоксидазы снижается, а содержание серотонина в крови, мышце матки и плаценте увеличивается и к началу родов достигает максимума. Это свидетельствуют о его непосредственном участии в начале родовой деятельности. Подтверждением сказанного является успешное применение серотонина для родовозбуждения и усиления родовой деятельности (Н. С. Бакшеев, Е. Т. Михайленко).

Ацетилхолин является одним из наиболее сильных контрактильных веществ мышцы матки. Это медиатор нервного возбуждения. Он сравнительно быстро разрушается ферментом холинэстеразой. К сожалению, до сих пор у нас нет ацетилхолина для лечебного применения, он только существует в виде эндогенного ацетилхолина. Концентрация ацетилхолина в последние дни беременности возрастает.

В развитии родовой деятельности определенную (а по некоторым данным, ведущую) роль играет плод. Движение плода, давление предлежащей части ведет к раздражению рецепторов матки, а при возрастании силы движений и усиления давления головкой зрелого плода усиливается раздражение рецепторов матки.

Сигналы, поступающие из организма зрелого плода, информируют материнские компетентные системы, ведущие к подавлению выработки иммуносупрессорных факторов; меняется реакция организма матери к плоду как аллотрансплантанту.

Гипофиз, надпочечники плода и плаценты вырабатывают окситоцин, эстрогены, которые поступают в кроветок матери, способствуя наступлению родовой деятельности.

На практике известно, что нервно-психическое перенапряжение может вызвать прерывание беременности в любом сроке, а в родах – затормозить их динамику.

Имеются высказывания о наличии в коре головного мозга доминанты родов.

Однако ряд авторов полагают, что нет убедительных данных, указывающих на то, что кора головного мозга ответственна за начало родов. Все же имеется общее согласие, что кора головного мозга регулирует оптимальные условия для развития и протекания родов. В настоящее время установлено, что в последние недели беременности наблюдается некоторое торможение в коре головного мозга. При этом ослабевает ее влияние на нижележащие отделы мозга, что ведет к повышению рефлекторной возбудимости спинного мозга и рефлекторной возбудимости нервно- мышечного аппарата матки.

Согласно иммунной теории, начало родов и рождение плода можно отождествлять с реакцией отторжения трансплантанта.

Плод может унаследовать группу крови, белки от отца. Во время беременности, считают, имеются вещества, выделяемые плацентой, угнетающие реакцию отторжения (хотя до сих пор таковые не найдены), а концу срока беременности в связи со старением плаценты их недостаточно и плод материнским организмом отторгается.

 

Современная теория причин возникновения родовой деятельности

Роды начинаются при наличии сформированной «родовой доминанты», которая представляет собой единую систему, объединяющую как высшие центры регуляции – кору головного мозга, гормональную регуляцию, а также готовность исполнительного органа – матку.

Так, перед началом родов постепенно усиливаются тормозные процессы в коре головного мозга, повышается возбудимость подкорковых структур и спинного мозга, повышается рефлекторная и мышечная возбудимость матки. Возбудимость нервно- мышечного аппарата матки к концу беременности повышается еще и благодаря увеличению уровня эстрогенов и снижению уровня прогестерона. Таким образом, создается готовность матки к сокращению. На почве этой готовности импульсы, приводящие к сокращению, могут быть гормональные (определенный уровень накопления сокращающих веществ) или раздражение рецепторов матки, количество которых значительно увеличено к концу срока беременности.

Созданию готовности мышцы матки к сокращению способствует увеличение в организме и в самой матке витаминов С и В1, гликогена и ионов кальция. Клиническим проявлением (симптомом) такой готовности является «зрелость» шейки матки: ее укорочение, размягчение, раскрытие канала (проходимость для пальца исследуемой руки), центральное расположение шейки матки по отношению к стенкам таза.

Наиболее вероятные пусковые сокращающие вещества – это окситоцин и простагландины.

Эстрогены, кроме создания готовности матки к сокращению, способствуют накоплению сокращающего вещества окситоцина путем стимуляции его выброса гипофизом и предотвращению разрушения путем угнетения фермента окситоциназы.

Кроме того, угнетая моноаминооксидазу, эстрогены увеличивают уровень серотонина.

Окситоцин и серотонин, в свою очередь, угнетают активность фермента холинэстеразы, разрушающей ацетилхолин.

Сокращающие свойства окситоцина, серотонина и ацетихолина находятся в синергическом состоянии.

На фоне готовности нервно-мышечного аппарата матки ее сокращения могут вызвать простагландины.

Имеются указания, что все эти сокращающие вещества не только синергисты, но и взаимозаменяемые. Объяснение этому факту – воспроизводство человека, его рождение – ответственный процесс и, в частности, возникновение родов; при недостаточности одних сокращающих веществ их полноценно заменяют другие.

Пик сокращающих веществ вызывает родовую схватку, при которой происходит их распад, наступает пауза, когда накапливаются контрактильные вещества, ведущие к очередной схватке.

В настоящее время, кроме самопроизвольных родов, различают индуцированные и программированные роды. Индуцированные – искусственное родовозбуждение (вызывание родов) при необходимости родоразрешения по показаниям со стороны матери (заболевания, требующие родоразрешения), или плода (нарушение сердцебиения). Программированные – вызывание родов в намеченные сроки доношенной беременности с планированием рождения ребенка в удобное, дневное время. В обоих случаях при наличии готовности нервно-мышечного аппарата матки к сокращению, что диагностируется зрелостью шейки матки, можно сразу назначать сокращающие вещества. Если же шейка матки «незрелая», проводится подготовка мышцы матки к сокращению назначением гормонально-глюкозо-витамино-кальциевого фона: фолликулин 20 тыс. ед. внутримышечно, раствор глюкозы 40% 20 мл вместе с 2–4 мл витамина С 5% раствор внутривенно, витамин В1 – 1% раствор 2 мл внутримышечно, глюконат (или хлористый) кальций 10% раствор 10 мл внутривенно. Указанный фон проводится 1 или 2 раза в день до состояния «зрелости» шейки матки, ориентировочно 2–3 дня.

Для срочной подготовки шейки матки в настоящее время применяются простагландиновые гели (пропедил-гель) в шеечный канал, а чаще в задний свод влагалища. Эффект «созревания» шейки матки наступает через 12 часов.

При наличии «зрелой» шейки матки внутривенно вводится окситоцин 1 мл (5 единиц) на 5% растворе глюкозы 500 мл, начиная с 10 капель в минуту и постепенно увеличивая частоту до наступления родовой деятельности, но не более 40 капель в минуту. С этой же целью можно применить простагландин F2 а 5 мг на 5% растворе глюкозы 400 (500. мл по 20 – 30 капель в минуту, или простагландин Е2 1 мг на 400 (500. мл 5% растворе глюкозы внутривенно по 20–30 капель в 1 минуту. Вместо глюкозы можно применять физиологический раствор.

Вот такое практическое использование теоретических знаний причин возникновения родовой деятельности.

 

Лекция 2. Методы обследования в акушерстве и гинекологии

Современные методы исследования во время беременности и родов

Сбор анамнеза:

1. Менархе

2. Менструальная функция

3. Половая функция

4. Детородная функция

5. Генитальные заболевания

6. Соматические заболевания

7. Операции

8. Течение данной беременности

Объективное обследование:

1. Рост

2. Масса тела

3. Размеры таза

4. Ромб Михаэлиса

5. Наружные приемы Леопольда

6. Осмотр наружных половых органов

7. P. speculum

8. Per vaginum

Оценка степени зрелости шейки матки к родам:

1. по Bishop

2. по Burnett

Таблица

0 1 2
раскрытие шейки в см <1,5 см 1,5-Зсм Зсм
головка плода -2 -1 0 или ниже
положение шейки кзади срединное кпереди
длина шейки 1,5> 1,5–0,5 0,5<
консистенция плотная размягчена мягкая
Состояние шейки матки 1 2 3 4
4 степени зрелости: 0–3 б. 4–5 б. 6–8 б. 9–10 б. 

Окситоциновый тест. Окситоцин 0,01 ЕД на 1 мл NaCL 10 мл толчкообразно по 1мл через 1мин вводят 5 мл. Тест положительный, если в течение первых 3-х мин появляется сокращение.

Нестрессовый тест – КТГ – 40–60 мин и спонтанную активность матки регистрируют.

При готовности к родам на гистерограмме четко регистрируются ритмические сокращения матки и видна реакция плода на схватки, что свидетельствует о его состоянии.

Маммарный тест. КТГ – 10–15 мин раздражение сосков и 3 мин сокращения за 10 мин.

Резистоцервикометрия. Измерение величины сопротивления шейки матки переменному электрическому току частотой ЭКГЦ с помощью биомерного электрода – зажима на задней губе шейки матки. 100–240 ОМ → зрелая шейка; 270 и › незрелая шейка матки; 240–270 – недостаточно зрелая шейка матки.

Кольпоцитология:

III тип КПИ 15–20%;

IV тип КПИ – 40%;

УЗИ:

Декретивные сроки:

1. до 12 нед.

2. 14–16 нед.

3. 18–20 нед.

4. 22–24 нед.

5. 32–34 нед.

Допплерометрия.

1. Аорта плода

2. Артерия пуповины

3. Цветное допплеровское картирование.

Оценка состояния плода при беременности:

1. Электрокардиотокография.

2. Фонокардиография.

3. Непрямая кардиотокография

• 8–10 баллов – норма;

• 5–7 баллов – начальные признаки нарушения его жизнедеятельности;

• 4 и меньше баллов – серьезные изменения состояния плода

4. Двигательная активность плода «Считай до 10».

5. Амниоскопия.

6. Определение массы тела плода:

• по Жардании ОЖ- ВСДМ

• по Ланковичу (ОЖ + ВДСМ – Р + В) х 10

• по Джинсону (ВСДМ -11. х 155 Г) по Якубовой ОЖ+ВСДМ х 100

7. Ультразвуковая компьютерная фетометрия (11 показателей).

8. Компьютерная оценка КТГ в родах.

• Рентгенопельвиометрия - в 38–40 нед. и в послеродовом периоде

• Наружная гистерография. Термометрический датчик

• Внутренняя гистерография.

Методы обследования гинекологических больных:

1. Анамнез:

• медико-социальные данные

• наследственные факторы

2. Возраст.

3. Условия быта.

4. Полноценное питание.

5. Наследственный анамнез.

6. Перенесенные соматические заболевания.

7. Гормонотерапия.

8. Аллергический анамнез.

9. Состояние здоровья мужа.

10. Жалобы.

11. Развитие настоящего заболевания.

Общий и гинекологический осмотр:

1. внешний осмотр;

2. осмотр живота (пальпация, перкуссия, аускультация);

3. состояние внутренних органов по системам;

4. гинекологическое исследование:

• осмотр наружных половых органов

• per speculum,

• per vaginam,

5. двуручное исследование;

6. влагалищно-прямокишечное исследование.

Инструментальные методы

1. Зондирование матки.

2. Биопсия.

3. Фракционное диагностическое исследование.

4. Аспирационная биопсия.

5. Пункция брюшной полости.

6. Продувание маточных труб (пертубация, 75 мм 100–125 мм).

7. Катетеризация мочевого пузыря.

8. Цитологическое исследование:

• мазок на флору;

• на др;

• на АК;

• на КПИ;

9. Тесты функциональной диагностики:

• симптом зрачка;

• симптом папоротника;

• натяжение шеечной слизи;

• базальная температура;

• КПИ;

• меноциклограмма.

10. Кожно-аллергический тест.

11. Биопсия эндометрия.

12. Гормональные исследования:

• ФСГ, ЛГ, пролактин, АКТГ, ТТГ;

• люмеберин, фолиберин;

• эстрадиол, прогестерон, андрогены;

• кортизол, тестостерон, альдостерон;

• Т3-Т4.

13. Пробы с женскими половыми гормонами, их агонистами и антагонистами

• Проба с прогестероном.

• Проба с эстрогенами и прогестероном.

• Проба с дексаметазоном.

• Проба с КОК.

• Проба с ХГ.

• Проба с кломифеном.

• Проба с люмеберином.

• Проба с фоллитропином.

• Проба с ФСГ.

14. Эндоскопические методы:

• кольпоскопия;

• кольпомикроскопия;

• гистероскопия;

• ректоскопия;

• цистоскопия;

• лапаротомия.

15. УЗИ.

16. Гистеросальпингография.

17. Пневмопельвиография.

18. Рентгенография турецкого седла.

19. Флебография; артериография; лимфография.

20. Компьютерная томография.

21. Магнитная томография.

22. Цитогенетическое исследование. 

 

Лекция 3. Пренатальная оценка состояния плода 

Антенатальная диагностика патологии плода с последующей коррекцией его состояния становится важнейшим компонентом акушерской помощи и формирует направление перинатальной медицины, которая рассматривает плод как «полноправного» пациента. До родов многие из заболеваний плода остаются нераспознанными. И большинство отклонений от нормы трактуются как проявление гипоксии. Современные диагностические технологии, применяемые для оценки состояния плода, являются ресурсоемкими. Но не менее затратны меры по восстановлению здоровья новорожденных, подвергшихся воздействию стресса. Поэтому своевременная диагностика фетальной патологии является важной проблемой перинатальной медицины.

Однако, несмотря на высокий диагностический уровень современной медицины, пренатальная оценка нормы и патологии еще далека от своего разрешения. С помощью объективных методов мы получаем достоверную информацию о жизнедеятельности плода, которая помогает выбрать ту или иную тактику наблюдения или лечения плода.

Наиболее простые и доступные методы, позволяющие оценить динамику развития беременности и состояния плода – это определение в динамике высоты стояния дна матки и окружности живота. Признаки гипоксии можно выявить аускультативно с помощью стетоскопа, выслушивая сердцебиение плода, при этом оцениваются ЧСС, ритмичность, тональность и звучность.

Как объективно, так и субъективно можно оценивать двигательную активность плода.

К рутинным методам относится и оценка околоплодных вод после их излития (цвет, дисперсность, вязкость). Во время беременности для осмотра плода и околоплодных вод можно применять фетоскопию и амниоскопию.

Так как слизистая влагалища и шейки матки – гормонзависимые структуры, то по клеточному составу мазка можно оценить уровень эстрогенной насыщенности, соответственно, состояние плода и готовность матки к родам. Очень важным моментом является своевременная диагностика врожденных пороков развития плода. Для этого проводится биохимический и ультразвуковой скрининг. В сроках 14–16 недель в плазме крови матери определяется уровень а-фетопротеина (а-ФП), отклонения его количества в ту или иную сторону могут сопутствовать врожденной патологии плода (болезнь Дауна, нарушения развития нервной системы плода).

Ультразвуковое исследование для определения ВПР плода проводится в декретивные сроки 12 нед; 18–19 нед; 23–24 недели и перед родами. При выявлении на УЗИ каких-либо маркеров врожденной патологии и по соответствующим показаниям проводятся инвазивные методы исследования:

1. амниоцентез – исследуется биохимический состав околоплодных вод, их рН, клеточный состав, количество и строение хромосом плода;

2. в малом сроке беременности можно выполнить биопсию хориона – проводятся медико-генетические исследования;

3. кордоцентез – антенатальный забор крови плода из пуповины для генетических и биохимических исследований (при резус-конфликте возможно заменное переливание крови).

Биохимические методы позволяют определять количество гормонов в плазме крови матери, активность различных ферментов:

1. эстрогены в моче и плазме крови (неконьюгированный эс- триол) – критический уровень – 5 мг в суточной моче;

2. уровень прогестерона свидетельствует об угрозе невынашивания или развития фетоплацентарной недостаточности;

3. определяют уровень хорионического гонадотропина, маммотропина;

4. плацентарный лактоген – критический уровень – 4 нмоль/мл крови;

5. при гипоксии плода наблюдается снижение активности щелочной фосфатазы, 17 Р-оксиредуктазы, окситоциназы;

6. за 10–14 дней до появления явных признаков страдания плода повышается уровень а – ФП и уменьшается количество р1 – SP – протеина.

При гипоксии плода важно знать показатели кислотно- щелочного состояния крови плода и околоплодных вод. Определяются: рН крови, напряжение рСО2; истинные бикарбонаты (АВ); рО2; общее содержание СО2; стандартные бикарбонаты →В), избыток оснований (ВЕ); буферные основания (ВВ). При физиологических родах наблюдается снижение щелочных ресурсов крови, но рН остается выше 7,24; 7,24–7,2 – субкомпенсиро- ванный ацидоз, рН менее 7,2 является показанием для срочного родоразрешения. Критерий жизнеспособности плода рН=6,7.

Морфофункциональная зрелость легочной системы является ведущим звеном в этиологии и патогенезе РДС у новорожденных. При развитии преждевременных родов важно установить степень зрелости легких плода для того, чтобы избежать неоправданного применения дорогих средств профилактики РДС и использовать профилактику там, где она действительно необходима.

Методы диагностики зрелости легких плода

1. Биохимические в околоплодных водах:

• отношение лецитина к сфингомиелину (L/S) легкие зрелые при L/S более 2,5;

• дипальмитол – фосфатидилхолин (ДРРС);

• гамма-глютамал-трансфераза (ддТ);

• термолабильные изоферменты (TLAP);

• фосфолипиды (PL);

• эластическая активность вод.

2. Физические:

• вязкость;

• поверхностное натяжение;

• электрическое сопротивление;

• оптические свойства;

• капиллярные тельца;

• пенный тест;

• оранжевые клетки.

3.  Иммунологические:

• апопротеин – А, Б;

• фосфатидилглицерол (рд).

4. УЗИ:

• БПР; 

• ядро Беклара;

• зрелость плаценты;

• структура кишечника;

• эхогенность легких;

• прозрачность вод;

• строение гениталий плода;

• дыхательные движения.

Кардиотокография – метод оценки состояния плода, основанный на анализе изменчивости частоты его сердцебиения в покое, при двигательной активности, в условиях маточной активности, а также воздействии средовых факторов обитания. Физиологический сердечный ритм состоит из четырех компонентов: осциляторного варианта вариабельности сердцебиения средней амплитуды и высокой частоты, стабильного ритма, а также ответной реакции на шевеление плода в виде акцелераций (реактивный нестрессовый тест – НСТ).

1. Физиологическому ритму присущ среднеамплитудный, но высокочастотный осциляторный тип.

2. Уровень базальной частоты – 110–170, в идеале – 120–160 уд/мин.

3. Ритм должен иметь стабильную базальную частоту.

4. НСТ – не менее 4 акцелераций на 20-минутном интервале времени, при амплитуде не менее 20 уд/мин. и длительностью не менее 20 сек.

Бальная оценка КТГ проводится, чаще всего, по шкале Фишера, 1976, где учитывается:

1. базальная ЧСС;

2. амплитуда осцилляций;

3. частота осцилляций;

4. акцелерации;

5. децелерации.

При визуальной оценке КТГ различают следующие типы патологического ритма: монотонный, ундулирующий, синусоидальный, сальтаторный (линейный, проваливающийся и синусоидальный – Воскресенский С. Л., 2004).

При получении ареактивного НСТ необходимо запись повторить или провести стрессовые тесты:

1. окситоциновый;

2. термический;

3. пробы с задержкой дыхания;

4. кслородный;

5. физическая нагрузка;

6. атропиновый;

7. акустический;

8. проба Кона и тест Блоха на предмет диагностики обвития пуповины вокруг шеи.

УЗИ плода включает в себя:

1. Биометрию

• БПР – бипариетальный размер;

• НС – окружность головки, диаметр животика,

• АС – окружность животика,

• L – длина бедра.

2. Оценку биофизического профиля плода:

• дыхательные движения;

• двигательная активность;

• тонус плода;

• объем околоплодных вод;

• строение плаценты:

§ степень зрелости;

§ толщина;

§ структура;

§ нестрессовый тест.

3. Исследование пуповины.

4. Допплерометрию сосудов плода (артерия пуповины, аорта плода, мозговые артерии) и маточной артерии.

В основном оцениваются угол – независимые индексы: индекс резистентности (ИР), пульсационный индекс (ПИ) и систо- лодиастолическое отношение (СДО).

При патологии плода изменяются показатели скоростей кровотока, в первую очередь снижается диастолическая скорость, что приводит к повышению численных значений индексов. Появление нулевых или отрицательных значений диастолического кровотока свидетельствует о критическом состоянии плода и требует срочного родоразрешения. Патологические допплеро- метрические показатели, как правило, отражают системные нарушения состояния плода, или его дистресс. Они не являются специфическими, а тем более патогноматичными для конкретного вида патологии. Они лишь указывают на то, что в системе жизнеобеспечения произошел сбой. При сравнении КТГ и допплерометрии установлено, что появление патологических кривых скоростей кровотока в сосудах плода и маточной артерии в большинстве случаев предшествует изменениям показателей КТГ в среднем на 2–3 нед.

Как дополнительные методы для исследования кровотока плода и плаценты, применяется цветное допплеровское картирование, энергетический допплер; радиоизотопная плацентосцинто- графия.

Перечисленные методы исследования, предназначенные для характеристики состояния плода, неравнозначны по своей диагностической значимости и экономической стоимости. Поэтому важным элементом работы перинатальных центров является дифференциальный лечебно-диагностический подход к каждому конкретному случаю.

Окончательный вердикт о целесообразности прерывания беременности, оперативного родоразрешения или проведения консервативной терапии должен основываться на взвешенном анализе клинической ситуации и результатах разностороннего динамического исследования состояния плода и объективной оценки его функциональных возможностей.

 

Лекция 4. Течение и ведение родов. обезболивание родов

Роды – физиологический процесс изгнания плода и последа из матки через естественные родовые пути.

Родовая деятельность представляет собой процесс, сопровождающийся схватками, проходящими с нарастающей частотой, интенсивностью и приводящими к раскрытию шейки матки, рождению плода и последа.

 

Классификация

Роды своевременные (син. срочные, т. е. наступившие в срок→ – произошедшие при сроке беременности 37–42 недели.

Роды преждевременные – наступившие между 21 и 37 неделями беременности.

Роды запоздалые – наступившие после 42 недели беременности.

Роды самопроизвольные (син. спонтанные)- закончившиеся без медикаментозного или оперативного вмешательства в их течение.

Роды нормальные (по определению ВОЗ) – это роды, которые начинаются спонтанно у женщин низкого риска в начале родов и остаются таковыми в течение всех родов; ребенок рождается спонтанно в головном предлежании при сроке беременности от 37 до 42 полных недель и после родов мать и ребенок находятся в хорошем состоянии.

Таким образом, нормальные роды – спонтанные роды при беременности сроком 37–42 недели, в головном предлежании с низким риском начала и течения всего родового процесса.

Роды патологические – при которых возникли какие-либо отклонения от нормального течения процесса.

Роды быстрые – длительность которых составляет у первородящих от 6 до 4 часов, у повторнородящих от 4 до 2 часов.

Роды стремительные – длительность которых составляет у первородящих менее 4 часов, у повторнородящих – 2 часа.

Роды затяжные – продолжительность которых превышает 18 часов.

Различают подготовительный период (предвестники родов) и истинные роды. К предвестникам относят учащение мочеиспускания, появление кровянисто-слизистых выделений из влагалища, болезненные нерегулярные сокращения матки (Брекстона Хикса).

Подготовительный период родов наступает в 38 недель беременности. В это время в организме беременной наступает ряд изменений:

1. Формирование в ЦНС родовой доминанты. Клинически сопровождается сонливостью, спокойным поведением, снижением массы тела за 7–10 дней до родов на 800–1000г.

2. Увеличение уровня эстрогенов и уменьшение прогестерона.

3. Преобладание влияния симпатико-адреналовой системы.

4. Структурные изменения шейки матки. Зрелая шейка матки расположена по оси таза. Шейка укорочена до 1–1,5 см, полностью размягчена, внутренний зев мягкий, плавно переходит в нижний сегмент. Канал шейки свободно пропускает палец (раскрыт на 2–3 см). Длина влагалищной части шейки соответствует длине канала шейки.

5. Плотное прижатие предлежащей части плода ко входу в малый таз.

6. Отслоение нижней части плодного пузыря от стенок матки.

7. Появление слизисто-сукровичных выделений из влагалища (отхождение слизистой пробки шейки матки).

 

Периоды родов

Первый период (раскрытие) – начинается с появления регулярных схваток. В течение первого периода родов схватки становятся достаточно частыми, интенсивными, продолжительными и вызывают сглаживание и раскрытие шейки матки. Первый период заканчивается полным раскрытием шейки матки, переходом схваток к потугам и отхождением околоплодных вод.

Второй период (изгнание) – начинается после полного открытия шейки матки и заканчивается рождением плода.

Третий период (последовый) – начинается с момента рождения ребенка и заканчивается отделением плаценты и выделением (рождением) последа.

До и во время родов происходит сглаживание шейки матки – укорочение цервикального канала приблизительно с 2 см до 1 см. В конечном итоге, канал представляет собой круглое отверстие с истонченными почти до толщины бумаги краями вследствие того, что гладкомышечные клетки, окружающие внутренний зев, растягиваются вверх, по направлению к нижнему сегменту матки.

Раскрытие шейки матки происходит постепенно. Сначала зев пропускает кончик пальца, затем два пальца и более. По мере раскрытия зева его края истончаются. Чтобы через шейку матки могла пройти головка новорожденного средних размеров, церви- кальный канал должен расшириться приблизительно до 10 см в диаметре. Это полное раскрытие шейки матки.

Имеются некоторые особенности открытия маточного зева у перво- и повторнородящих. У первородящих сначала открывается внутренний зев, потом наружный. У повторнородящих наружный зев открывается одновременно со внутренним.

Положение плода - положение оси плода относительно продольной оси матки.

Предлежание плода классифицируется по части тела плода, находящейся ближе всего к верхней апертуре малого таза (головное, тазовое).

Затылочное (теменное) предлежание встречается в 95% всех родов.

Необходимо различать позиции и виды позиций плода.

Позицию определяют как отношение спинки плода к левой (первая позиция) или правой (вторая позиция) сторонам матки.

Вид позиции определяют как отношение спинки плода к передней (передний вид) или задней (задний вид) стороне матки.

Процесс приспособления положения головки плода к прохождению через различные плоскости таза необходим для рождения ребенка. Эти изменения в положении предлежащей части составляют механизм родов и включают семь последовательных движений при переднем виде затылочного предлежания:

1. Вставление головки – положение головки плода в момент пересечения плоскости входа в малый таз. Нормальное вставление головки называют синклитическим, когда вертикальная ось головки перпендикулярна плоскости входа в малый таз, а стреловидный шов (между двумя теменными костями) находится, приблизительно, на одинаковом расстоянии от мыса и лона.

При любом отклонении вставление считают асинклитическим. При переднем асинклитизме (асинклитизм Негеле) стреловидный шов расположен ближе к мысу. При заднем (асинклитизм Литцмана) – к симфизу.

2. Продвижение ( проводная точка – малый родничок).

3. Сгибание головки.

4. Внутренний поворот головки.

5. Разгибание головки (точка фиксации – область подзатылочной ямки).

6. Наружный поворот головки и внутренний поворот туловища.

7. Изгнание плода.

Принципы ведения родов сводятся к следующему:

1. Оценить степень риска беременной накануне родов

2. Осуществить выбор стационара для родоразрешения

3. Выбрать адекватный метод родоразрешения

4. Мониторный контроль в родах за состоянием матери и плода

5. Ведение партограммы

6. Обезболивание родов

7. Бережное оказание пособия в родах

8. Профилактика кровотечения в родах

9. Оценить состояние ребенка при рождении и при необходимости своевременно оказать помощь

10. Раннее прикладывание ребенка к груди матери

К факторам риска относятся возраст матери, рост, число родов в анамнезе, осложненный акушерский анамнез (мертворождения, кесарево сечение в анамнезе и др.), осложенения данной беременности (угроза прерывания, неправильное положение плода, аномальная локализация плаценты, тяжелая анемия и др.). В большинстве стран риск разделяют на низкий и высокий, при этом используют специальные шкалы.

Риск должен определяться неоднократно, его необходимо оценивать в течение беременности и в родах. В любой момент могут появиться осложнения, что дает основания отнести женщину к более высокой степени риска. В пренатальном периоде (с 37 до 42 недель) следует выработать план ведения родов и ознакомить с ним беременную. При отсутствии факторов риска роды относят к низкому риску.

Важным моментом является выбор места для родоразрешения. Многие исследователи и эксперты ВОЗ считают, что родовые палаты должны быть приближены к домашней обстановке с присутствием в родах родителей и членов семьи (с согласия беременной). Это способствует нормальному течению родов. Во многих странах роды проводятся на дому. В Нидерландах более 30% беременных рожают дома. В этой стране имеется официальная система ведения родов на дому с хорошими результатами. В Англии роды на дому в настоящее время проводятся в 1–2% случаев. В нашей стране, как правило, роды проводятся в стационаре, где имеются все необходимые условия для оказания квалифицированной помощи женщине и ребенку. Роды ведет врач. Только в небольших родовспомогательных учреждениях ведение нормальных родов доверяется акушерке, которая вызывает врача при возникновении осложнений.

Подготовка к родам при поступлении в стационар включает рутинные процедуры, такие как измерение температуры тела, пульса, АД, бритье волос на лобке, назначение клизмы. Обязательным при поступлении в стационар является проведение наружного акушерского обследования, включая влагалищное исследование, оценку зрелости шейки матки, целости плодного пузыря. При поступлении на роды необходимо определить группу крови, резус-фактор, гематокрит, уровень гемоглобина, ВИЧ, RW, обследовать на гепатит В и С, гемостазиограмму и т. д.

Важно выбрать адекватный метод родоразрешения. В большинстве стационаров придерживаются выжидательно- активного ведения родов, а не просто наблюдения. Каждый период родов требует специального интенсивного наблюдения.

 

Ведение первого периода родов

Первый период в среднем продолжается около 12 часов у первородящих и 7 часов у повторнородящих, хотя эти сроки широко варьируют.

Крайне важно при первом осмотре беременной установить начало родов, что порой представляет значительные трудности.

Признаками начала родов являются:

1. наличие регулярных болезненных схваток (боли внизу живота, пояснице);

2. сглаживание или раскрытие шейки матки;

3. подтекание околоплодных вод;

4. кровянистые выделения из половых путей.

Наиболее оправданным в первом периоде родов является активное поведение роженицы, что уменьшает болезненность схваток, реже прибегают к родостимуляции, реже отмечается нарушение сердечной деятельности плода.

Не рекомендуется активное поведение в родах, если плодный пузырь цел и головка подвижна над входом в малый таз. Активное поведение в родах ограничено при проведении монитор- ного контроля и внутривенном введении окситоцина и других веществ.

Влагалищное исследование является одним из важных диагностических методов выявления начала и слежения за процессом родов, в определении состояния и степени раскрытия шейки матки, состояния плодного пузыря, вставления и продвижения предлежащей части плода, определении емкости таза и др. Количество влагалищных исследований должно быть строго ограничено: в первом периоде родов – его проводят каждые 6 часов. Идеально первое исследование провести, чтобы установить начало родов (имеется ли раскрытие шейки матки); второе исследование проводят по показаниям, например, при излитии околоплодных вод, снижении интенсивности и частоты сокращения матки, при преждевременном появлении желания тужиться, перед проведением анальгезии, при появлении кровянистых выделений и др. Для выяснения акушерской ситуации лучше произвести дополнительное вагинальное исследование, чем вести роды «в слепую».

Роды разделяют на две фазы: латентную и активную. Латентная фаза родов – промежуток времени от начала регулярных схваток до появления структурных изменений в шейке (раскрытие на 3–4 см).

Скорость раскрытия шейки матки в начале родов (латентная фаза) составляет 0,35 см/час; а в активной фазе (открытие от 3 до 8 см) – 1,5–2 см/час у первородящих и 2–2,5 см/час у повторнородящих. В активной фазе различают начальное ускорение, максимальный подъем и замедление (раскрытие шейки от 8 до 10 см).

Темп раскрытия шейки матки зависит от сократительной способности миометрия и резистентности шейки матки. Для оценки сократительной активности матки следует проводить то- кографию (гистерографию), которая позволяет с большей точностью оценить интенсивность схваток, их продолжительность, интервал между схватками, частоту схваток. В норме происходят 44,5 схватки за 10 минут.

 

Мониторинг за частотой сердечных сокращений плода

Установлена тесная зависимость состояния плода от частоты сердечных сокращений. Дистресс плода может выражаться брадикардией (меньше 120 ударов в минуту), тахикардией (больше 160 ударов в минуту), изменением вариабельности или децелерациями. На практике используется два метода мониторинга частоты сердцебиения плода: перемежающаяся аускультация и постоянный электронный контроль (КТГ).

Для перемежающейся аускультации используют стетоскоп или переносные аппараты Допплера. Аускультацию следует проводить каждые 15–30 минут в первом периоде родов и после каждой схватки (потуги) во втором периоде родов.

Наиболее информативным методом слежения за состоянием плода и характером родовой деятельности является постоянная кардиотокография (КТГ). Электронный мониторинг показан у женщин высокого риска, при родовозбуждении, родостимуляции, при мекониальном окрашивании вод, при обвитии пуповиной, плацентарной недостаточности и др.

Весьма информативным для оценки состояния плода в родах является определение кислотно-основного состояния крови плода из кожи предлежащей части. В норме рН колеблется от 7,35–7,45; величина 7,25–7,35 указывает на легкий ацидоз, 7,157,25 средней тяжести (гипоксия плода), ниже 7,15 – тяжелый ацидоз (выраженное страдание плода). Однако данная методика сложна, инвазивна и дорога, применяется в крупных ЛПУ по обслуживанию беременных высокого риска.

В норме плодный пузырь при полном или почти полном открытии маточного зева вскрывается в 75% случаев. При этом следует обращать внимание на характер околоплодных вод. Густое окрашивание околоплодных вод меконием указывает на внутриутробное страдание плода и требует усиления наблюдения в родах.

Производить раннюю амниотомию с целью предупреждения затяжных родов не следует, кроме случаев многоводия, малово- дия, выраженной гипертензии, плоском плодном пузыре, краевом предлежании плаценты, преждевременной отслойки плаценты и т. д.

 

Обезболивание родов

Почти все женщины во время родов испытывают боль с индивидуальной степенью выраженности. Факторами, вызывающими боль во время схватки, являются раскрытие шейки матки, гипоксия тканей матки, сдавливание нервных окончаний, натяжение маточных связок. Можно ли этих моментов избежать? Вероятно нет, но следует использовать возможность снятия или уменьшения болевого ощущения. В последнее десятилетие уделяется природным «глушителям боли» – эндорфинам и энкефалинам.

Известно, что боль ведет к психоэмоциональному напряжению, утомлению – к нарушению сократительной активности матки и внутриутробному страданию плода. Если не разорвать эту патологическую цепочку, то может быть неблагоприятный исход родов для матери и плода.

Методы обезболивания родов разделяют на немедикаментозные и медикаментозные.

Важными факторами уменьшения боли являются эмоциональная поддержка беременной до и во время родов как родственниками, так и медицинским персоналом. В этом плане большую роль играет психопрофилактическая подготовка к родам.

К немедикаментозному методу, уменьшающему болевые стимулы, относится свободное движение роженицы в виде хождения, сидения, особенно в первом периоде родов. Можно использовать и другие неинвазивные методы снятия боли, как, например, принятие душа или ванны, массаж. Отвлекает женщину от боли управление дыханием, умение расслабиться. Можно с успехом использовать гипноз, музыку. Специфическим нефармакологическим методом снятия боли при нормальных родах является воздействие на активные периферические чувствительные рецепторы, в частности, чрезкожная электронейростимуляция. Предлагается наружное использование тепла, холода, акупунктуры, трав, ароматизированных масел.

Немедикаментозные методы требуют много времени, усилий в изучении методик, и их эффективность непредсказуема в большей степени из-за сложности системы боли и особенностей человеческого организма.

Поэтому для обезболивания родов широко используются медикаментозные средства, но при этом следует помнить, что нет ни одного седативного или снотворного средства, ни одного анальгетика, которые не проникли бы через плаценту и не влияли бы в той или иной мере на плод.

Для обезболивания родов используют неингаляционные анестетики (системные), ингаляционные, региональную анестезию.

С целью обезболивания родов используют системные анальгетики, в частности, опиоидные алкалоиды, из которых за рубежом наиболее популярны меперидин, налбуфин, буторфанол, производные фенотеазина (прометазин), бензодиазепам (диазе- пам) и др. В нашей стране широко используется промедол, реже морфин, анальгин, морадол и др. Действие промедола начинается через 10 – 20 минут после введения и продолжается 2 часа, поэтому в конце периода раскрытия и в периоде изгнания введение промедола противопоказано из-за возможной наркотической депрессии плода. На введение петидина может наблюдаться орто- статическая гипотензия, тошнота, рвота, головокружение. На введение анальгетических веществ наблюдается монотонность ритма сердечных сокращений плода, нередко они вызывают респираторную депрессию у новорожденного и неонатальные нарушения, включая аспирацию.

Диазепам может вызвать неонатальную дыхательную депрессию, гипотонию, летаргию и гипотермию. Введение системных анальгетиков показано при установившейся родовой деятельности и при раскрытии шейки матки на 4–5 см.

Во многих странах, в том числе и в нашей, для обезболивания родов используют ингаляционный анестетик – закись азота в смеси с 50% кислорода. Роженица при этом находится в состоянии бодрствования, может тужиться. В случае появления цианоза, тошноты, рвоты ингаляция азотом прекращается, дыхание осуществляется чистым кислородом.

Среди различных региональных методов анальгезии эпидуральная анальгезия наиболее широко используется при нормальных родах. Эпидуральная анальгезия обеспечивает адекватное и стабильное обезболивание родов, не оказывая отрицательного влияния на сократительную деятельность матки, на состояние плода и новорожденного. При эпидуральной анальгезии удлиняется первый период родов и чаще используют окситоцин, возрастает частота влагалищных родоразрешающих операций (подавление рефлекса тужиться). При этом виде обезболивания возможны головные боли, боль в спине, гипотензия, дыхательная недостаточность, нарушение функции мочевого пузыря, пункция твердой мозговой оболочки.

Фармакологические методы не должны заменять персонального внимания к рожающей женщине.

 

Второй период родов

Длительность второго периода определяется от момента полного открытия маточного зева: у первородящих равна примерно 45–60 мин, а у повторнородящих 15–30 мин.

Начало второго периода родов обычно связывают с появлением потуг, но последние могут наблюдаться и при неполном раскрытии шейки матки. В связи с этим окончательный диагноз можно установить лишь при влагалищном исследовании. Для благоприятного завершения родов весьма важным является период активного начала потуг. Это обычно совпадает с опусканием головки на тазовое дно и появлением желания тужиться.

Во втором периоде родов оксигенация плода постепенно уменьшается, так как плод выталкивается из полости матки и в результате ее ретракции уменьшается плацентарный кровоток. Более того, сильные сокращения и сильные потуги уменьшают маточно-плацентарную циркуляцию. Уменьшение оксигенации сопровождается ацидозом, поэтому во втором периоде родов должен осуществляться тщательный контроль за состоянием плода с помощью постоянной записи кардиотокограммы или аускультации сердцебиения плода после каждой потуги.

В нашей стране период изгнания роженицы проводят в родовом зале, где все готово для приема родов. Роды принимаются на специальной кровати в положении женщины на спине с ногами, согнутыми в тазобедренных и коленных суставах и разведенными в стороны.

При стремительных и быстрых родах и при синдроме сдавления нижней полой вены роды принимаются в положении на боку.

Эксперты ВОЗ считают, что в процессе родов беременная выбирает ту позицию, которая для нее удобна.

При спонтанном влагалищном родоразрешении вначале происходит рождение головки.

С каждой потугой половая щель растягивается головкой плода. Сначала головка показывается из половой щели лишь во время потуг, исчезая с их прекращением. Это называют врезыванием головки. Далее головка выступает все больше и она уже не уходит обратно в промежутках между потугами, вульва не закрывается, головка прорезывается.

Далее происходит рождение плечиков. Переднее плечико рождается, задерживается под симфизом, и над промежностью выкатывается заднее плечико, а затем рождается весь плечевой пояс.

В настоящее время большинство акушеров-гинекологов являются сторонниками ведения второго периода родов с защитой промежности.

Придерживают головку, предотвращая ее разгибание. Производят заем тканей, т. е. осторожно спускают ткань с малых половых губ, а растянутую ткань вульварного кольца отводят в сторону промежности.

При защите промежности не следует во что бы то ни стало стремиться сохранить ее целостность. Если промежность является существенным препятствием рождающейся головке, то лучше произвести эпизио- или перинеотомию. Рассекать промежность следует тогда, когда предлежащая часть плода опустилась на тазовое дно и появилось напряжение промежности. Чаще всего производится срединнолатеральная эпизиотомия.

Показания:

1. угроза разрыва промежности;

2. необходимость бережного для плода родоразрешения при тазовом предлежании, крупном плоде, преждевременных родах;

3. оперативные влагалищные роды.

Важно правильно восстановить целость промежности, и это легче выполнить при ее рассечении, чем после разрыва.

Эксперты ВОЗ считают, что, если у первородящих второй период продолжается более двух часов, а у повторнородящих более 1 часа и возможность спонтанных родов в предполагаемое время небольшая, то следует подумать об окончании родов влагалищным или абдоминальным путем.

Сразу после рождения головки отсасывают слизь из полости рта и носа. Ребенка уладывают в лоток, накрытый стерильной пеленкой. Пуповину натягивать нельзя. Ребенок должен быть расположен на одном уровне с роженицей. Веки ребенка протирают стерильным тампоном и проводят профилактику офтальмоблен- нореи по методу Матвеева-Креде: закапывают в глаза свежеприготовленный 30% раствор альбуцида (девочкам и в половую щель). Профилактику гонобленнореи повторяют через 2 часа после рождения.

Первичная обработка пуповины.

На расстоянии 10–15 см от пупочного кольца пуповину обрабатывают 96° этиловым спиртом, после чего на нее накладывают зажимы Кохера на расстоянии 2 см друг от друга. Затем пуповину перерезают между наложенными зажимами, а детский конец пуповины заворачивают вместе с зажимом в стерильную марлевую салфетку. После предварительного забора крови для определения группы крови и резуса ребенка на материнский конец пуповины, у половой щели, накладывают шелковую лигатуру или зажим.

Вторичная обработка пуповины.

Ребенка, завернутого в пеленку, переносят на обогреваемый пеленальный столик. Пуповину обрабатывают 96° спиртом и перевязывают толстой шелковой лигатурой на расстоянии 1,5–2 см от пупочного кольца.

Оценка новорожденного по шкале Апгар

Пуповину отсекают на 2–3 см выше места перевязки стерильными ножницами. Поверхность разреза обрабатывают 5–10% спиртовым раствором йода или 5% раствором перманганата калия. Вместо лигатуры на пуповину можно наложить скобку Роговина.

Используя балльную систему, можно достаточно объективно оценить состояние новорожденного. Принята двукратная оценка по шкале Апгар: на 1 и на 5 минуте после рождения:

1. 8–10 баллов – норма;

2. 6–7 – легкая степень асфиксии;

3. 4–5 – средняя степень;

4. 3 и менее – тяжелая степень.

 

Ведение третьего периода родов

В третьем периоде происходит отслойка плаценты и выделение последа, что при нормальных родах составляет 10–15 мин.

Признаки отделения плаценты:

1. матка становится шаровидной и плотной;

2.  появляются кровянистые выделения из половых путей, стекающие по пуповине;

3.  признак Шредера – дно матки поднимается выше пупка и отклоняется вправо;

4.  признак Альфельда – удлинение культи пуповины;

5.  признак Кюстнера-Чукалова – при надавливании ребром ладони на надлобковую область пуповина не втягивается во влагалище (если плацента не отделилась, то происходит втяжение пуповины);

6.  признак Микулича - позыв на потугу;

7.  появление выпячивания над симфизом;

8. признак Кляйна - после потуг культя пуповины не втягивается в половую щель.

После отделения плаценты катетеризируют мочевой пузырь и предлагают женщине потужиться, рождается послед.

Если послед не рождается, применяют наружные приемы выделения последа.

1. Способ Абуладзе. После бережного массажа матки двумя руками собирают переднюю брюшную стенку роженицы в продольную складку и предлагают женщине потужиться.

2. Способ Гентера. Руки, сжатые в кулаки, располагают в области трубных углов матки и надавливают внутрь и вниз. Редко применяют.

3. Способ Креде-Лазаревича. После опорожнения мочевого пузыря проводят бережный массаж матки. Охватывают дно матки, располагая большой палец на ее передней поверхности, а остальные – на задней. Сжимая матку и надавливая на ее дно вниз и кпереди, выжимают послед.

При отсутствии эффекта применяют ручное отделение плаценты и выделение последа.

Для матери имеется риск кровотечения во время и после отделения плаценты, опасность задержки плаценты в матке. Послеродовое кровотечение является одной из основных причин материнской смертности. Его частота возрастает при наличии предрасполагающих факторов таких, как наличие абортов в анамнезе, многоплодная беременность, многоводие, слабость родовой деятельности, влагалищные оперативные роды. Наиболее частой причиной кровотечений в родах является нарушение свертывающей системы крови.

С целью профилактики кровотечения при нарушении свертывающий системы крови в конце первого периода родов показано капельное внутривенное введение свежезамороженной плазмы.

В настоящее время с профилактической целью применяется внутривенное и, реже, внутримышечное введение окситотических средств (окситоцин, эргометрин, метилэргометрин, синтометрин, синтоцинон) после рождения переднего плечика или после рождения плода, что ведет к уменьшению кровопотери. Среди осложнений при введении этих веществ отмечают тошноту, рвоту, головную боль и гипертензию. Окситоцин является более бережным препаратом, чем эргометрин. Одномоментное внутривенное введение окситоцина противопоказано при большой кровопотере, так как может вызвать резкое падение АД. Окситоцин обладает антидиуретическим действием и может в больших дозах вызвать водную интоксикацию.

Применяют также оральные окситотические таблетки, хотя эффект их не очень выражен.

Стимуляция сосков роженицы в третьем периоде родов оказалось такой же эффективной как внутривенное применение окситоцина. Способствует отслойке плаценты и раннее пережатие пуповины. При этом плацента наполнена кровью и при сокращении матки легче отслаивается.

При отсутствии признаков отделения плаценты через 10 – 15 минут после рождения ребенка показано внутривенное капельное введение окситоцина. Если, несмотря на введение окситоцина, признаки отделения плаценты и наружное кровотечение отсутствует, то через 30–40 минут после рождения плода показано ручное отделение плаценты и выделение последа.

После рождения последа необходимо убедиться в целостности плаценты, обратив внимание на патологии (инфаркты, гематомы, кисты и т. д.). При подозрении на дефект плаценты показано ручное обследование полости матки.

В течении 2-х часов после родов женщина находится в родильном блоке, за ней устанавливается тщательное наблюдение. При этом следует следить за общим состоянием родильницы (цвет кожных покровов, пульс, АД и температура тела), высотой дна матки, кровянистыми выделениями из половых путей. Средняя продолжительность родов у первородящих женщин равна 1112 часов, у повторнородящих – 7–8 часов.

Общая продолжительность родов зависит от многих обстоятельств:

1. возраста;

2. подготовленности организма женщины к родам;

3. особенностей костного таза и мягких тканей родовых путей;

4.размеров плода;

5. характера предлежащей части и особенности ее вставления;

6. интенсивности изгоняющих сил.

 

Лекция 5. Тазовые предлежания плода

Тазовое предлежания плода – понятие обобщающее, свидетельствующее о том, что у входа в малый таз находится тазовый конец.

Классификация:

1. Ягодичные предлежания (сгибательные):

• чисто ягодичные (неполные);

• смешанные ягодичные (полные).

2. Ножные предлежания (разгибательные):

• полные;

• неполные;

• коленное.

Частота тазовых предлежаний колеблется от 3 до 5%. Наиболее часто встречается чисто ягодичное предлежание (63–69%), реже – смешанное ягодичное (21–27%), ножное (3%), коленное (0,3%). Чисто ягодичное предлежание чаще отмечается у первородящих, смешанное ягодичное и ножное – у повторнородящих. Тазовое предлежание у повторнородящих наблюдается примерно в 2 раза чаще, чем у первородящих. По мере прогрессирования срока беременности число тазовых предлежаний уменьшается. Так, при сроке беременности 21–24 нед. тазовые предлежания встречаются в 33%, а при доношенной беременности – в 3–5%.

Материнская смертность при тазовом предлежании плода колеблется от 0 до 2% и обусловлена травматическими повреждениями (вплоть до разрыва матки), кровотечением с последующей инфекцией. Перинатальная смертность при различных методах родоразрешения колеблется от 0,5 до 22,2%.

Роды при тазовых предлежаниях могут протекать нормально, однако во время родов часто возникают осложнения, имеющие неблагоприятные последствия для плода, а иногда и для матери.

Роды при тазовом предлежании плода существенно отличаются от таковых при головном предлежании. Основным отличием является высокая перинатальная смертность, превышающая потерю детей при родах в головном предлежании в 4–5 раз. При родоразрешении через естественные пути у первородящих женщин с тазовым предлежанием плода перинатальная смертность повышается в 9 раз.

Возникающие осложнения при тазовых предлежаниях вызывают необходимость применения пособий и хирургических вмешательств, число которых значительно выше, чем во время родов в головном предлежании.

Повышенная частота преждевременных родов, гипоксии плода вследствие прижатия пуповины, а также травматичные роды в связи с ручными пособиями для извлечения ручек, плечевого пояса и головки плода создают условия для более высокой заболеваемости новорожденных. Так, 80 из 1000 детей, родившихся в тазовом предлежании, имеют травмы центральной нервной системы, общая частота заболеваемости новорожденных при родах в тазовом предлежании составляет 15–16%.

В связи с этим, роды при тазовом предлежании плода относятся к патологическим, а беременные и новорожденные – к группе повышенного риска.

Позиция и вид позиции определяются по спинке плода (так же, как и при головных предлежаниях).

 

Этиология

Причины тазовых предлежаний недостаточно ясны, условно выделяют следующие этиологические факторы, способствующие тазовому предлежанию:

1. Материнские факторы (аномалии развития матки, опухоли матки и костей таза, узкий таз, снижение или повышение тонуса матки, оперированная матка, многорожавшие).

2. Плодовые факторы (задержка внутриутробного развития и врожденные аномалии плода (анэнцефалия, гидроцефалия), неправильное членорасположение плода, недоношенность, сниженная двигательная активность и мышечный тонус плода, нейрому- скулярные расстройства, многоплодие, особенности вестибулярного аппарата у плода).

3. Плацентарные факторы (предлежание плаценты, локализация ее в области дна или трубных углов, многоводие или ма- ловодие, короткая пуповина, узлы пуповины).

 

Диагностика

1. Наружное акушерское исследование по Леопольду (высокое стояние дна матки до конца беременности; при пальпации над входом в малый таз определяется крупная, мягковатая, неправильной формы предлежащая часть плода, неспособная к баллотированию; в дне матки прощупывается головка – плотная, округлая, баллотирующая, нередко отклоняющаяся вправо или влево от средней линии живота).

2. Сердцебиение плода наиболее чётко прослушивается выше пупка (или на его уровне) справа или слева.

3. Во время родов наиболее отчётливые данные даёт влагалищное исследование при наличии достаточного открытия шейки матки и отсутствия плодного пузыря (при ягодичном предлежании прощупывается объёмистая, мягковатая часть, нередко определяются седалищные бугры, крестец, щель между ягодицами, заднепроходное отверстие, половые органы плода; можно прощупать паховый сгиб, а при смешанном ягодичном предлежании ещё определяются стопки плода; ножные предлежания распознаются легко).

4. УЗИ плода.

5. ЭКГ плода (желудочковый комплекс QRS плода обращен книзу, а не кверху, как при головном предлежании).

6. Амниоскопия.

Различают четыре варианта положения головки плода при тазовом предлежании (угол измеряется между позвоночником и затылочной костью плода):

1. Головка согнута (угол больше 110°).

2. Головка слабо разогнута («поза военного») – I степень разгибания (угол от 100 до 110°).

3.Головка умеренно разогнута – II степень разгибания (угол от 90 до 100°).

4. Чрезмерное разгибание головки («смотрит на звезды») – III степень разгибания (угол меньше 90°).

При диагностике тазового предлежания его необходимо дифференцировать с лицевым предлежанием плода, анэнцефалией, косым и поперечным положением плода.

 

Течение и ведение беременности

Во время беременности при тазовых предлежаниях плода отмечаются следующие осложнения: угроза прерывания беременности, гестоз, обвитие пуповиной, маловодие, задержка внутриутробного развития плода и др.

Тактика ведения беременности при установлении диагноза тазового предлежания до 28 нед. выжидательная, а после должна быть направлена на его предупреждение и совершенствование методов дородового исправления тазового предлежания плода на головное. С этой целью с 32–37 нед. беременности можно использовать консервативно-корригирующие гимнастические упражнения, например: лежа на кушетке, попеременно беременная поворачивается на правый и левый бок и лежит на каждом из них по 10 мин, процедуру повторяют 3 раза, занятия проводятся 3 раза в день в течение 7–10 дней.

Наружный профилактический поворот плода на головку (в 34–37 нед. беременности) в настоящее время не используют, так как это давало много осложнений и неоправданные перинатальные потери.

Если после применения корригирующей гимнастики не удается перевести тазовое предлежание в головное, то беременную с тазовым предлежанием плода при сроке 38–39 нед. необходимо госпитализировать в стационар для обследования и выбора рациональной тактики ведения родов.

 

Течение родов

Период раскрытия может быть нормальным, но часто осложняется несвоевременным излитием околоплодных вод. Наиболее часто это наблюдается при ножных предлежаниях. Это объясняется тем, что отсутствует пояс соприкосновения, который имеется при головном предлежании и все околоплодные воды во время схватки устремляются к нижнему полюсу пузыря, который и разрывается.

В момент излития вод может произойти выпадение петель пуповины и мелких частей плода, это осложнение при тазовых предлежаниях встречается в 5 раз чаще, чем при головном.

При тазовых предлежаниях нередко наблюдается слабость родовых сил – в 2,5 раза чаще, чем при головном предлежании. Несвоевременное отхождение вод в сочетании с затяжными родами неблагоприятны в отношении гипоксии плода и возможности инфицирования оболочек, плаценты, матки и плода.

Период изгнания. Особенности его связаны с тем, что по родовому каналу продвигается менее объёмная часть, чем головка и не может расширить родовые пути до такой степени, чтобы беспрепятственно прошел плечевой пояс и головка. Поэтому при вступлении плечевого пояса в таз могут возникнуть осложнения, опасные для плода: запрокидывание ручек, разгибание (ущемление в тазу) головки. При этих осложнениях рождение плечевого пояса и головки задерживается, плоду грозит гипоксия и гибель.

При прохождении через таз верхнего отдела туловища и головки неизбежно возникает сдавление пуповины, может быть отслойка плаценты. Если изгнание затягивается свыше 3–5 минут, то плод погибает.

Грозными осложнениями являются вколачивание ягодиц в таз (вследствие несоответствия размеров плода и таза матери или при слабости родовой деятельности), поворот плода спинкой кзади (подбородок над симфизом, разгибание (ущемление) головки).

При родах в тазовом предлежании нередко возникают родовые травмы у матери (разрывы шейки матки, влагалища, промежности, повреждение костного таза) и плода (разрывы мозжечкового намета, кровоизлияния, субдуральные гематомы, повреждение органов брюшной полости, спинного мозга и др.).

Биомеханизм родов включает в себя пять моментов:

1. Уменьшение размеров (сжатие) и опускание тазового конца в таз матери: поперечный размер ягодиц (linea intertrochanterica) в одном из косых размеров; передняя ягодица, обращённая к лону, опускается ниже задней, она играет роль проводной точки; на передней ягодице образуется родовая опухоль.

2. Внутренний поворот ягодиц: происходит в полости малого таза одновременно с поступательными движениями тазового конца; на дне таза linea intertrochanterica устанавливается в прямом размере выхода из полости таза; передняя ягодица подходит к лону, задняя – к крестцу.

3. Врезывание и прорезывание ягодиц: после прорезывания передней ягодицы область подвздошной кости плода упирается в лонную дугу, образуя точку фиксации; вокруг точки фиксации происходит сильное боковое сгибание туловища па проводной оси таза, во время которого рождается задняя ягодица и весь тазовый конец плода. При смешанном ягодичном предлежании ножки рождаются вместе с ягодицами, при чистом – после рождения туловища.

4. Рождение плечевого пояса: плечики вступают своим попе- рёчным размером в косой размер таза, в выходе устанавливаются в прямом размере; переднее плечико фиксируется над лоном, а заднее выкатывается над промежностью; ручки выпадают сами или их освобождают при помощи ручного пособия.

5. Рождение головки: головка в согнутом состоянии вступает в косой размер таза (противоположный тому, через который проходили ягодицы); совершает поворот личиком к крестцу (кзади); в выходе таза областью подзатылочной ямки упирается в лонную дугу; вокруг этой точки фиксации происходит прорезывание головки – последовательно появляются подбородок, личико, лоб, темя, затылок. Головка прорезывается окружностью соответствующей малому косому размеру (9,5/32см), вследствие быстрого прорезывания конфигурация головки отсутствует, форма её округлая.

При ножном предлежании механизм родов в основном такой же, как и при ягодичном.

При тазовых предлежаниях часто возникают отклонения от типичного механизма родов, которые могут привести к неблагоприятным последствиям для плода:

1. Запрокидывание ручек; ручки отходят от грудной клетки и располагаются:

• на лице (I степень);

• рядом с головкой (II степень);

• рядом с затылком (III степень).

Объём головки вместе с ручками настолько увеличивается, что роды благополучно закончиться не могут без оказания немедленной помощи.

2. Задний вид, когда спинка переворачивается кзади. Если переносица упирается в симфиз, то над промежностью рождается затылок, а возможно разгибание и подбородок задерживается над симфизом. Головка должна родиться в состоянии крайнего разгибания. Без акушерской помощи рождение головки задерживается, и плод гибнет от асфиксии.

 

Ведение родов

Тактика родоразрешения при тазовом предлежании должна быть определена до родов. Выбор способа родоразрешения зависит от возраста женщины, срока беременности, числа родов в анамнезе, вида тазового предлежания, степени разгибания головки, предполагаемой массы плода, состоянии плода, «зрелости» шейки матки, размеров малого таза, сопутствующей экстрагени- тальной патологии, осложнений данной беременности.

В настоящее время убедительно доказано, что перинатальная смертность при тазовом предлежании существенно повышается при крупном плоде (плод более 3600 г при тазовом предлежании принято считать крупным), а также при плоде с массой тела 1000–2000 г.

Роды в тазовом предлежании ведёт только врач и оказывает ручное пособие.

В периоде раскрытия осуществляют профилактику раннего отхождения вод и выпадения пуповины (постельный режим: роженица лежит на боку, куда обращена спинка плода). Сразу после излития вод производят влагалищное исследование.

Роды ведутся под мониторным контролем за сердцебиением плода и характером сократительной деятельности матки. Для оценки динамики родового процесса ведется партограмма (в норме скорость раскрытия шейки матки в активную фазу родов не менее 1,2 см/ч у первородящих и не менее 1,5 см/ч – у повторнородящих). При регулярной родовой деятельности (открытие шейки матки на 3–4 см) показано введение обезболивающих, спазмолитиков, возможна эпидуральная анестезия. Обязательна профилактика гипоксии плода.

При выявлении нарушений сократительной деятельности матки при тазовых предлежаниях плода чаще, чем при головном, следует решать вопрос о родоразрешении путем операции кесарево сечение.

С начала периода изгнания с целью профилактики слабости потуг рекомендуется внутривенное капельное введение утерото- нических средств (окситоцин) и с целью профилактики спазма шейки матки в конце второго периода родов вводят 1мл 0,1% раствора сульфата атропина, но-шпу, папаверин или другие спазмолитики. Выделение мекония не может являться признаком гипоксии, поскольку он выделяется механически.

При прорезывании ягодиц необходимо произвести пудендальную анестезию, затем эпизиотомию.

Во втором периоде оказывается ручное пособие, направленное на сохранение членорасположения плода и следование естественному течению родов.

При родах в тазовом предлежании различают четыре этапа:

1. Рождение плода до пупка.

2. Рождение плода от пупка до нижнего угла лопатки.

3. Рождение плечевого пояса и ручек.

4. Рождение головки.

Роды ведутся относительно выжидательно, пока плод не родится до пупка, а затем, в течение 3–5 мин, необходима скорая и умелая акушерская помощь.

В нашей стране наибольшее распространение при чисто ягодичном и ножных предлежаниях получили ручные пособия по методу Н. А. Цовьянова (1929 г.) и метод Морисо-Левре- Ляшапель для выведения последующей головки плода. За рубежом применяется метод Брахта или Вермелина, а при выведении головки – методы Морисо-Левре-Файта, Виганда-Мартина или щипцы Пайпера.

Ручное пособие по Цовьянову I при чисто ягодичном пред- лежании способствует сохранению членорасположения плода и профилактике осложнений (запрокидывание ручек, разгибание головки).

После прорезывания ягодиц большие пальцы рук располагают на прижатых к животу бедрах плода, а остальные 4 пальца обеих рук – на поверхности крестца; по мере рождения туловища пальцы акушера продвигаются к половой щели (туловище следует удерживать так, чтобы не образовался задний вид). При прорезывании плечевого пояса выпадают ручки, при этом туловище опускают вниз, а затем поднимают вверх (освобождается задняя ручка). Одновременно с задней ручкой выпадают ножки плода. После этого из половой щели появляется подбородок плода, при сильной потуге – рождается головка (при этом туловище направляют кверху параллельно брюшной стенке). Для удержания головки в согнутом состоянии необходимо, чтобы ассистент осторожно надавливал рукой на дно матки, чтобы оно все время находилось в соприкосновении с опускающейся головкой.

При ножных предлежаниях оказывают ручное пособие по Цовьянову II – предупреждают преждевременное рождение ножек до полного раскрытия маточного зева (плод как бы «садится на корточки», то есть искусственно создаётся более выгодное смешанное ягодичное предлежание).

Как только ножки плода рождаются во влагалище, они удерживаются в согнутом состоянии до полного раскрытия маточного зева ладонью, приложенной к вульве и промежности. При установлении полного раскрытия маточного зева (сильное выпячивание промежности, зияние заднепроходного отверстия, частые и энергичные потуги, стояние контракционного кольца на 5 поперечных пальцев выше лобка), противодействие ножкам больше не оказывают.

Этот способ может быть использован и при смешанном ягодичном предлежании, пока тазовый конец плода не опустится до выхода из малого таза.

Ручное пособие по Цовьянову не всегда предупреждает выпадение ножек, запрокидывание ручек и затруднения при выведении ручек и головки плода, поэтому прибегают к классическому ручному пособию – совокупность приёмов, имеющих целью освобождение ручек и головки плода, рождающегося в тазовом предлежании. Оказывается при самопроизвольных родах после рождения туловища до нижнего угла лопаток или при пособии по Цовьянову, если рождение плечевого пояса и головки не совершается в течение 2–3 мин.

Рождающееся туловище поддерживают до появления нижнего угла лопаток. После этого освобождают ручки, используя следующие приемы: родившиеся ножки отводят вверх и в сторону, противоположную от пахового сгиба роженицы, первой выводят «заднюю» ручку (II и III пальцы одноименной руки акушера скользят по спинке до локтевого сгиба, ручку сводят книзу, не отводя от туловища, то есть «умывательное» движение). После этого туловище плода поворачивают на 180°, чтобы вторую ручку теми же приёмами освободить со стороны крестца. После выведения ручек освобождают головку приемом Морисо-Левре- Ляшапель: туловище плода акушер «усаживает верхом» на предплечье руки и II или Ш палец этой руки вводит во влагалище, а затем в ротик плода, надавливая на нижнюю челюсть и сгибая ее; вторую руку располагают на плечиках плода, причем II и III пальцы находятся «вилообразно» по сторонам шеи плода, что обеспечивает возможность тракции. Сначала тракции производят кзади (книзу), когда подзатылочная ямка подойдёт под симфиз – влечение совершают кпереди (кверху). При этом вначале появляются подбородок, личико и вся головка. Во время освобождения головки ассистент помогает извлечению головки, оказывая на нее давление сверху через брюшную стенку.

В третьем периоде родов следует проводить профилактику кровотечений метилэргометрином или окситоцином (внутривенно капельно).

Послеродовый период у большинства родильниц протекает нормально, однако послеродовые заболевания наблюдаются чаще, чем при головных предлежаниях.

В настоящее время при ведении беременных с тазовым предлежанием плода большинство акушеров считают целесообразным расширение показаний к кесареву сечению (в 80–90% случаев; во многих клиниках мира при тазовом предлежании плода всегда проводится кесарево сечение).

Показания к кесареву сечению во время беременности при тазовом предлежании плода:

1. Анатомически узкий таз I-II степени сужения или деформированный таз.

2. Предполагаемая масса плода менее 2000 г. или более 3600 г.

3. Отягощенный акушерский анамнез (мертворождение, невынашивание, длительное бесплодие и др.).

4. Беременность после экстракорпорального оплодотворения, искусственной инсеминации, стимуляции овуляции.

5. Первородящая старше 30 лет.

6. Переношенная беременность (неподготовленность родовых путей).

7. Предлежание плаценты.

8. Ножное предлежание плода.

9. Смешанное ягодичное предлежание у первородящих.

10. Рубец на матке.

11. Рубцовые изменения шейки матки, влагалища, промежности.

12. Аномалии развития и опухоли матки.

13. Внутриутробная задержка развития плода II-III степени.

14. Гипоксия плода по данным кардиотокограммы, нарушение кровотока в системе мать-плацента-плод при допплеромет- рии.

15. Доношенный плод мужского пола.

16. Разгибание головки плода III степени по данным УЗИ плода.

17. Гемолитическая болезнь плода при неподготовленных родовых путях.

18. Выраженное нарушение жирового обмена.

19. Тяжелые формы гестоза.

20. Экстрагенитальные заболевания, требующие выключения потуг.

21. Отсутствие готовности родовых путей к родам при доношенной беременности.

22. Отсутствие эффекта от родовозбуждения.

23. Тазовое предлежание первого плода при многоплодной беременности.

24. Некоторые аномалии развития плода, которые могут создавать механические препятствия в родах (гастрошизис, тератома в области крестца и др.).

Показания к кесареву сечению в родах при тазовом предлежании плода:

1. Излитие околоплодных вод при неподготовленной шейке матки.

2. Ножное предлежание плода.

3. Аномалии родовой деятельности.

4. Признаки гипоксии плода по данным кардиомониторного наблюдения.

5. Отсутствие продвижения тазового конца плода и его вклинивание (слабость родовой деятельности).

6. Клиническое несоответствие между размерами таза матери и тазового конца плода.

7. Предлежание или выпадение петель пуповины в первом периоде родов.

8. Отсутствие эффекта от заправления петель пуповины при ягодичном предлежании плода.

9. Выпадение ножки (ножек) при неполном открытии шейки матки.

10. Отсутствие эффекта от родовозбуждения окситотиче- скими средствами в течение 5–6 часов при целом плодном пузыре и его отсутствии.

Таким образом, самопроизвольные роды при тазовом пред- лежании оправданы при средней массе тела плода, нормальных размерах таза, отсутствии тяжёлых заболеваний и акушерских осложнений, в остальных случаях более оправдано кесарево сечение.

Помимо пособий, оказываемых при родах в тазовом предлежании, имеются ещё операции, применяемые при тазовых предлежаниях. Классическое ручное пособие мы оказываем почти при каждом случае тазового предлежания, тогда как при извлечении (экстракции) плода за тазовый конец мы искусственно воспроизводим все четыре этапа родов, то есть, извлекаем плод от пяток до темени и по строгим показаниям под наркозом.

Различают два способа этой операции: извлечение за паховый сгиб и извлечение за ножку (ножки).

Показания к операции извлечения плода за тазовый конец:

1. Акушерская патология, требующая экстренного окончания родов (преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты, тяжелый гестоз, острая гипоксия плода, выпадение пуповины) и отсутствие условий для операции кесарева сечения.

2. Экстрагенитальные заболевания роженицы, требующие экстренного родоразрешения через естественные родовые пути (патология сердечно-сосудистой, дыхательной систем и др.).

3. Сразу после операции классического акушерского поворота плода на ножку.

Условия для операции:

1. Полное раскрытие маточного зева.

2. Соответствие размеров плода (головки) и таза роженицы.

3. Отсутствие плодного пузыря.

4. Опорожненный мочевой пузырь.

Операция извлечение плода за тазовый конец (за паховый сгиб) (при чистом ягодичном предлежании) состоит из четырех моментов:

1. Извлечение плода за паховый сгиб. Второй палец акушер вводит в паховый сгиб передней ножки, извлечение производят крючкообразно согнутым пальцем. Тазовый конец захватываем так, что большие пальцы кладут на ягодицы сзади, один палец спереди в паховый сгиб, три на бедро. Извлечением плода до пупочного кольца заканчивается первый момент операции. Во время извлечения ассистент надавливает на дно матки, чтобы предупредить разгибание головки.

2. Плод извлекают до уровня нижнего угла лопатки, этот момент операции выделяется тем, что к освобождению ручек можно приступить лишь после того, как плод родился до нижнего угла лопатки; со времени рождения плода до уровня пупка последующая головка, вступающая во вход малого таза, может ущемить пуповину, что грозит гипоксией (следовательно, дальнейшие манипуляции до рождения головки плода должны занять не более 5 минут).

3-й и 4-й моменты – освобождение ручек и головки производится так же, как при классическом ручном пособии при тазовом предлежании.

Операция извлечение плода за ножку (ножки) (при полном или неполном ножном и смешанном ягодичном предлежаниях) легче, чем предыдущая, так как с самого начала можно хорошо захватить ножку и удобно тянуть за неё. 

1. Ножку захватывают всей рукой в области коленного сустава, извлечение производится книзу, вторая ножка рождается самостоятельно; после рождения ножек и тазового конца плод захватывают так, как указано выше, и извлекают до уровня пупочного кольца.

2-й, 3-й и 4-й моменты аналогичны операции извлечения плода за тазовый конец (за паховый сгиб).

Инструментальное извлечение плода за паховый сгиб (крючком, петлей, специальными щипцами) возможно только на мёртвом плоде.

Применение обычных щипцов для извлечения за тазовый конец не применяется в связи с большим процентом неудач и травматизма плода.

Операция – профилактическое низведение ножки – не производится.

Профилактика

Необходимо своевременно выявлять данную патологию, содействовать переходу в головное предлежание, а при устойчивом тазовом предлежании – дородовая госпитализация для выработки оптимального плана ведения родов.

 

Лекция 6. Многоплодная беременность

Многоплодной называется беременность, при которой происходит одновременное развитие в матке двух и более плодов. Дети, родившиеся при многоплодной беременности, называются близнецами (gemini). Одновременное развитие нескольких плодов – обычное явление у мелких млекопитающих, однако у крупных представителей, равно как и у человека, это является исключением, правда, не столь уж редким, ибо двойни наблюдаются с частотой примерно 1 раз на 80 родов, а по правилу Геллина, на 87 одноплодных родов приходится 1 двойня, на 87 двоен приходится одна тройня и т. д. Иными словами, беременность двойней наблюдается наиболее часто и составляет 1:90; частота трёх близнецов составляет 1:90, четырёх 1:90. На 10 млн. родов встречаются одни сиамские близнецы.

В среднем частота многоплодной беременности составляет 0,4–1,6% и рассчитывается как отношение числа многоплодных родов к общему числу родов. Низкий уровень данного показателя (2–7 на 1000 беременностей) регистрируется в Японии, Тайване, а также в России и Беларуси – 0,74%. Средний уровень (9–20. наблюдается в Африке, Америке, Азии и Океании. Высокий уровень (более 20. определяется в Нигерии, Зимбабве, Доминиканской республике, на Багамских и Сейшельских островах. Специальные ультразвуковые исследования показывают, что частота многоплодной беременности у человека, возможно, более высокая. Однако в 50% случаев многоплодная беременность не распознаётся в связи с высокой частотой самопроизвольных абортов в ранние сроки беременности или спонтанным рассасыванием одного из эмбрионов. Известно, что одно из восьми зачатий начинается как двойня; одно из 4 естественных зачатий одним плодом завершается одноплодными родами, а из двоен только 1 зачатие из 50 завершается родами.

 

Этиология и патогенез

Причины многоплодной беременности изучены недостаточно. Определённое значение имеет наследственность. Многоплодная беременность чаще встречается в семьях, где мать, отец или оба родителя – из двойни. Способность производить несколько плодов одновременно наследственная и передаётся не только женскому, но и мужскому потомству. То, что при многоплодной беременности наследственность с материнской стороны играет большую роль, давно известно, и данному факту почти всегда можно получить подтверждение, если осведомляться об этом у матерей. Менее знакомо и труднее объяснить, но достоверно установлено, что и с отцовской стороны может существовать наследственная предрасположенность к многоплодию. Как обнаружил Gaehlert при обработке генеалогических таблиц, которые дают возможность проследить плодовитость отдельных фамилий на несколько поколений назад, данный признак даже усиливается с течением времени, и в особенности это заметно, когда оба супруга происходят из предрасположенной фамилии. Unicum своего рода представляет случай, опубликованный H. X. Boer в 1808 году, "удивительной плодовитости одной бедной женщины в Вене", которая имела 11 только многоплодных родов, а именно, 3 раза двойни, 6 раз тройни и 2 раза четверни, в общей сложности, следовательно, произвела на свет 32! Муж был один из близнецов, а жена одна из четверни. Подобного рода «казусы» можно найти и в русскоязычной литературе.

Определённое значение придают возрасту и количеству родов у женщины: вероятность многоплодной беременности повышается с увеличением возраста и количества родов, поскольку усиливается продукция гонадотропинов. Многоплодной нередко бывает беременность после стимуляции овуляции. Кроме того, известно, что после приёма оральных контрацептивов в течение длительного времени (более 6 месяцев) и зачатия в пределах одного месяца после их отмены, вероятность наступления беременности двумя плодами возрастает вдвое.

Имеется рост многоплодной беременности в связи с использованием современных репродуктивных технологий, так как спонтанный уровень возникновения двоен стабилен. К тому же имеет значение то, что женщины в современном обществе откладывают рождение детей на возраст 30–40 лет, что само по себе является фактором возникновения многоплодия. В Великобритании 50% детей, родившихся после экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона (ЭКО и ПЭ), происходят из многоплодной беременности. В США 32% родов после ЭКО – двойни, 7% – тройни.

Многоплодная беременность находится как бы на границе нормального и патологического акушерства, но с учетом того, что перинатальная смертность в 3–7 раз выше, чем при одноплодной беременности, а материнская – в 2–4 раза выше, ее следует трактовать как патологическое состояние.

Существует два вида беременности двойнями – двуяйцевые и однояйцевые двойни.

Происхождение двуяйцевых близнецов может быть обусловлено:

1. одновременной овуляцией и последующим оплодотворением двух и более яйцеклеток, созревших в разных фолликулах одного яичника;

2. одновременной овуляцией и последующим оплодотворением двух и более яйцеклеток, созревших в разных фолликулах в обоих яичниках;

3. овуляцией и оплодотворением 2-х и более яйцеклеток, созревших в одном фолликуле.

Такие двойни являются бихориальными и биамниотически- ми, т. е. каждый плод имеет собственную амниотическую оболочку и отдельную плаценту, которые располагаются на разных стенках матки или рядом друг с другом. Следует указать на особые случаи зарождения двуяйцевых близнецов. Не исключено, что две яйцеклетки могут быть оплодотворены сперматозоидами разных половых партнёров, если половые сношения с двумя мужчинами последовали одно за другим через короткое время. Если такой феномен наблюдался в экспериментах на животных, то у людей подобные варианты не описаны, хотя теоретически возможны. Уже древние римляне знали: pater semper incertus – отец всегда сомнителен!

Предположение, что возможно также оплодотворение яйцеклетки, овулировавшей на фоне уже существующей беременности, следует отвергнуть, так как созревание фолликула и овуляция на фоне текущей беременности невозможна из-за высокого уровня прогестерона.

При двуяйцевой двойне каждое из плодных яиц образует свою водную и свою ворсинчатую оболочку, из которых в дальнейшем развивается для каждого плода своя плацента с самостоятельной сетью фетальных сосудов. Обе плаценты нередко остаются разделёнными. Иногда края обеих плацент настолько тесно примыкают друг к другу, что как бы сливаются в одно целое, но ворсинчатая и водная оболочки каждого эмбриона остаются разделёнными. Двуяйцевые двойни могут быть однополыми и разнополыми.

Происхождение однояйцевых близнецов может быть обусловлено разделением на две части эмбриона в стадии дробления, вследствие чего из каждой части образуется зародыш.

Если деление зиготы происходит в течение 3–4 дней эмбрионального периода (до формирования морулы), двойня будет дихориальной диамниотической (30% всех монозиготных двоен). В случае деления между 5–8 днём (морула сформирована, клетки хориона дифференцированы), образуется монохориальная диам- ниотическая двойня (70%). Если подобные процессы происходят после 8-го дня эмбрионального развития, образуется монохори- альная моноамниотическая двойня (1–2% всех монозиготных двоен), что влечёт за собой крайне высокий риск перинатальной смертности. При разделении после 13-го дня возникают пороки развития и сращения (так называемые сиамские близнецы). Однояйцевые близнецы всегда однополы и внешне очень похожи друг на друга; они составляют треть общего количества двоен.

 

Диагностика

Диагностика многоплодной беременности представляет определённые трудности, особенно в её ранние сроки. Естественно, чем больше срок беременности, тем точнее диагноз.

Клиническими признаками многоплодной беременности являются:

1. быстрый рост матки и несоответствие её размеров (превышение их) сроку беременности;

2. небольшие размеры предлежащей головки при значительном объёме беременной матки и высоком стоянии её дна;

3. раннее ощущение шевеления плода (с 15–16 недель беременности);

4. определение в матке при пальпации трёх и более крупных частей плода;

5. определение при аускультации двух и более автономных зон сердцебиения плода;

6. прощупывание мелких частей плода в разных отделах матки;

7. определение седловидной матки, продольной или горизонтальной борозды между плодами.

К важным клиническим критериям, позволяющим заподозрить многоплодную беременность, относятся также семейная предрасположенность к рождению близнецов, наступление беременности после приёма средств, стимулирующих зачатие. Достоверные признаки многоплодной беременности выявляются при фоно- и электрокардиографии плодов, рентгенологическом исследовании, но в современных условиях они не применяются. Оптимальным методом диагностики многоплодной беременности является ультразвуковое исследование (УЗИ), с помощью которого многоплодие диагностируется в 100% случаев с 6 недель беременности. Ультразвуковое исследование позволяет дифференцировать многоплодную беременность от многоводия, пузырного заноса и крупных размеров плода. Считается целесообразным его проведение в 9–11, 18–20 и 24–26 недель беременности, что позволяет не только осуществить раннюю диагностику многоплодной беременности, но и выявить аномалии развития плода, расположение плацент, срок беременности и др.

УЗИ на ранних сроках почти всегда позволяет точно распознать двойню, кардинальным эхопризнаком которой является обнаружение в матке двух или нескольких эмбриональных жидкостных образований (амнионы). Эхографические симптомы и закономерности динамики роста такие же, как и в случае беременности одним плодом. При ультразвуковом исследовании в раннем сроке необходимо визуализировать так называемый X- признак – утолщение амниотической перегородки у основания, что является признаком бихориальности. Кроме того, можно четко визуализировать анэмбрионию одного из плодных яиц.

 

Осложнения

Типичными осложнениями многоплодной беременности являются:

1. угроза прерывания беременности;

2. железодефицитная анемия;

3.  гестоз;

4.  задержка внутриутробного развития близнецов и их диссоциированное развитие;

5. фето-фетальный трансфузионный синдром;

6. пороки развития (у одного или обоих плодов);

7. антенатальная гибель одного или обоих плодов.

При многоплодной беременности к организму женщины предъявляются повышенные требования. Все органы и системы функционируют с большим напряжением. Беременные часто жалуются на утомляемость, одышку, учащённое мочеиспускание, запор. Нередко возникает расширение вен нижних конечностей.

Одним из наиболее частых осложнений являются преждевременные роды. Их частота колеблется от 30 до 50%. Основной причиной преждевременного развития родовой деятельности служат перерастяжение мышечных волокон матки и сниженный маточно-плацентарный кровоток. Чрезмерный рост матки обусловливает раннее раскрытие шейки матки, что создаёт возможность контакта плодных оболочек с бактериальной флорой влагалища и приводит к развитию амнионита, способствующего преждевременному разрыву плодных оболочек.

Самый серьезный фактор, влияющий на неонатальную смертность – малая масса тела плодов в связи с преждевременными родами (36–50%), поэтому лечение угрозы прерывания беременности – важнейший фактор профилактики перинатальных потерь.

Принципы лечения невынашивания не отличаются от таковых при одноплодной беременности:

1. лечебно-охранительный режим – нормализация тонуса матки;

2. положение на боку, что ведет к уменьшению давления на шейку матки и улучшению маточно-плацентарного кровотока;

3. профилактический токолиз с 20 недель β-адреномиме- тиками per os курсами по 2–4 недели с перерывом 1–2 недели, что, помимо прочего, улучшает МПК;

4. контроль за развитием истмико-цервикальной недостаточности и, при необходимости, своевременная коррекция ее;

5. санация влагалища с целью профилактики преждевременного разрыва оболочек;

6. при реальной угрозе скорого наступления преждевременных родов назначают глюкокортикоиды для ускорения созревания легких у плода по общепринятым схемам.

Железодефицитная анемия возникает у каждой третьей беременной с многоплодной беременностью уже с 1-го триместра. У этих же пациенток чаще наблюдается и задержка внутриутробного развития плода (ЗВУР).

Высокая степень напряжённости адаптационных механизмов при многоплодии приводит к возникновению гестозов в 12,940% случаев, что в 2–3 раза выше, чем при одноплодной беременности (2–14%). Поздние гестозы возникают раньше (в 26–36 недель беременности) и нередко протекают чрезвычайно тяжело. Часто отмечается нарушение оттока мочи и появление гестационного гидронефроза.

ФПН (фетоплацентарная недостаточность) – довольно частый спутник многоплодной беременности. Масса плацент женщин, родивших двойню, меньше, чем при одноплодной беременности, в них больше макроскопически выраженных инфарктов. Нормальное микроскопическое строение плацент отмечено лишь у 6,4% пациенток, близкое к нормальному по адекватности кровотока – у 22,3%. В 37% случаев диссоциированного развития близнецов выявляется неравномерное созревание котиледонов, в 33,8% наблюдается гиповаскуляризация ворсин, а в 1,6% – обнаруживается вариант эмбриональных ворсин. Отставание роста ворсинчатого дерева наблюдается чаще во 2-м – начале 3-го триместра. Меньшая масса плода определяется меньшей массой плаценты, локализованной в нижних отделах матки, которые хуже кровоснабжаются. Увеличение диссоциации масс близнецов коррелирует с увеличением частоты патологического недозревания плацент. Наиболее выраженные изменения наблюдаются в моно- хориальных последах.

При проведении ультразвуковой биометрии, позволяющей своевременно выявить признаки плацентарной недостаточности и другие отклонения в состоянии плодов, выделяют 5 типов развития близнецов:

1. Физиологическое развитие обоих плодов – 17,4%.

2. Гипотрофии плодов при недиссоциированном развитии – 30,9%.

3. Диссоциированное развитие (различие массы плодов › 10% по отношению к массе более крупного плода) – 35,5%.

4. Физиологическое развитие одного плода и гипотрофия второго.

5. Гипотрофия у обоих плодов при наличии сопутствующей диссоциации.

6. Врождённая патология плодов – 11,5%; (пороки только одного плода встречаются в 83%, обоих плодов – в 17% случаев).

7. Антенатальная гибель одного из плодов – 4,1%.

Выявление диссоциации во 2-м триместре является неблагоприятным признаком (перинатальная смертность в 4 раза выше, чем при недиссоциированном развитии), если же имеется сочетание гипотрофии с диссоциацией, то прогноз ещё хуже. Большое значение имеет патология плаценты и пуповины.

Частота фето-фетального трансфузионного синдрома (ФФТС) составляет 20%, а перинатальная смертность при этом – 60–100%. Синдром обусловлен наличием патологического шунтирования крови от одного плода другому в связи с наличием сосудистых анастомозов, что чаще наблюдается в монохориальных плацентах. Возникновение ФФТС у дизигот считается казуистикой. При данном осложнении один плод является донором, и у него наблюдается задержка внутриутробного развития, а другой плод – реципиентом, что приводит к развитию у него водянки из- за перегрузки объёмом, кардиомегалии, гипертрофии желудочков.

Сосудистые анастомозы при монохориальных двойнях наблюдаются в 49–100%, и они существуют в виде двух типов:

1. поверхностные – находятся на хориальной пластинке (ар- терио-артериальные и вено-венозные), соединяющие две системы гемоциркуляции напрямую;

2. глубокие: в котиледон идёт артериальная кровь одного плода, а венозный дренаж осуществляется в венозную систему другого плода.

Еще в 19-м веке путем введения в сосуды пуповины красящих веществ Hyrtl и Schatz смогли доказать, что в случае моно- хориальных двоен как артериальные, так и венозные сосуды обоих плодов образуют в плаценте анастомозы между собою, а на границе обеих сосудистых областей находятся ворсинки, в которых приводящая артерия принадлежит одному плоду, а отводящая вена другому, и, таким образом, в них совершается «третий», общий обоим плодам круг плацентарного кровообращения.

В норме все анастомозы функционируют в двух направлениях, и сосудистая сеть сбалансирована. При ФФТС в наличии только артериовенозные анастомозы с кровотоком в одну сторону и небольшим количеством или вообще полным отсутствием поверхностных анастомозов, которые не компенсируют шунтирование крови. Ультразвуковой диагноз возможен с 16–24 недель. Лечение осуществляется путем эндоскопической лазерной коагуляции анастомозирующих сосудов под ультразвуковым контролем. Эффективность этой процедуры составляет 70% (при условии рождения хотя бы одного живого плода). Технически это выполняют следующим образом: под контролем УЗИ в полость амниона вводят фетоскоп, находят пересекающие перегородку сосуды и коагулируют их, после чего дополнительно проводят дренаж – извлекают околоплодные воды. Консервативное лечение заключается в амниоцентезе и извлечении околоплодных вод, что может проводиться неоднократно. Эта процедура снижает риск преждевременных родов, а эффективность ее колеблется от 30 до 80%.

В случае антенатальной гибели одного из плодов в 1-м триместре беременность у второго плода может нормально продолжаться. Погибший плод рассасывается, и о его существовании можно «догадаться» лишь при тщательном и квалифицированном исследовании последа, когда на плодовых оболочках обнаруживаются утолщения, содержащие остатки эмбриональной ткани. При гибели плода в начале второго триместра формируется мумифицированный (бумажный) плод. Он обычно рождается вместе с плацентой.

Тактика ведения беременности при внутриутробной гибели одного из плодов зависит от хориальности. При монохориальной двойне основной причиной гибели служит ФФТС, а при бихори- альной – ЗВУР и оболочечное прикрепление пуповины. Во 2–3 триместре «мёртвая плацента» выделяет цитокины и простаглан- дины, и в 90% случаев беременность прерывается в течение 3-х недель после гибели одного из плодов (недоношенность – основная причина неблагоприятного исхода для второго плода). ДВС- синдром вследствие всасывания тканей мёртвого плода наблюдается редко и при пролонгировании беременности более 4–5 недель. Риск гибели второго плода или повреждения его мозга составляет 5–10% при бихориальной двойне и 25% при монохори- альной. В патогенезе имеют значение эпизоды выраженной гипо- тензии как следствия перераспределения крови от живого плода в фетоплацентарный комплекс погибшего. При гибели одного из плодов и наличии бихориальности показана выжидательная тактика с последующим родоразрешением через естественные родовые пути. При монохориальной двойне показано кесарево сечение сразу же после гибели одного из плодов до гипоксического повреждения головного мозга второго плода.

Частота врождённых аномалий развития при многоплодной беременности составляет 10–17%.

Имеется 3 группы дефектов:

1. пороки, встречающиеся только при многоплодной беременности – сросшиеся близнецы, ФФТС, последствия обратной артериальной перфузии;

2. пороки, встречающиеся при многоплодной и одноплодной беременности в примерно одинаковых соотношениях – пороки центральной нервной системы, пороки сердца, и проч.;

3. пороки, чаще встречающиеся у близнецов – деформации стоп, асимметрия черепа, врождённый вывих бедра (так называемые деформации от сдавления, возникающие внутриутробно).

Диагностика сросшихся близнецов возможна с первого триместра, а прогноз зависит от места и степени сращения, поэтому, помимо УЗИ, необходимо выполнить ЯМР. Сросшиеся близнецы встречаются с частотой 1 на 30 000–100 000 и всегда моноамнио- тические. 75% имеют женский пол. Стереопаги (сращение с полной автономией внутренних органов) – 10%, торакопаги – 18%, торакоомфалопаги – 28%, омфалопаги – 10%, краниопаги – 6%.

Тактика ведения беременности зависит, кроме всего прочего, и от желания родителей.

Существует множество литературных описаний сросшихся близнецов.

В 1495 году от рождества Христова родила женщина в Бирштаттине, деревне, лежащей между Бензеном и Вормсом, двух детей, головы которых срослись спереди, и когда одна шла вперёд, другая должна была пятиться задом, если одна ложилась на правый бок, то другая должна была лежать на левом. Лбы у них совершенно срослись, так что ни одна из них не могла смотреть вперёд, а только в стороны. Прожили они не более 10 лет. Когда одна умерла, нужно было отрезать мёртвую от живой, а так как тогда у живой голова спереди осталась открытой, она тоже вскоре умерла».

Не меньшее любопытство вызывали сёстры Хелена и Юдит, родившиеся в Венгрии в 1701 году. Они срослись в нижнем отделе позвоночника. В 12 лет сёстры по распоряжению епископа были помещены в монастырь, где они умерли в возрасте 21 года почти одновременно. В теологических спорах, которые велись вокруг них, обсуждалось, представляют ли души обеих сестёр одно чудовище, как их тела, является ли каждая из них отдельной личностью, надо ли было крестить обеих, какое действие имела бы божья милость, если бы одна из сестёр совершила преступление и была бы осуждена на наказание в аду. После их смерти широко обсуждалась «проблема» их воскрешения из мёртвых. Так существа, достойные сожаления сами по себе, становились жертвами религиозных предрассудков.

Поистине всемирно известными стали родившиеся в 1811 году в Сиаме, нынешнем Таиланде, близнецы Энг и Чанг, по которым вся группа близнецов, сросшихся между собой в каком- либо участке тела, получила название сиамских.

Энг и Чанг были соединены в области грудины, так что сначала были обращены лицом друг к другу. Но уже в детские годы они могли стоять почти боком друг к другу. В первые годы мать прятала мальчиков, потому что король Сиама преследовал уродливых детей, якобы приносящих ему несчастья. Но позже они стали известны, начали заниматься хозяйством, выучились умело грести, ловить рыбу и хорошо плавали. Когда им было 16 лет, один английский капитан выторговал их у одинокой, жившей в нищете матери и привёз в США, где показывал за плату. Позже Энг и Чанг добились независимости и сами предпринимали длительные путешествия по Северной Америке и Европе, зарабатывая тем, что показывали себя в цирках и варьете.

В 32 года они женились на дочерях американского священника, купили себе ферму. У Чанга было 12 детей, у Энга – 10. Каждая жена жила в собственном доме, и братья по очереди навещали свои семьи. Каждый был вынужден разделять семейную жизнь брата в качестве гостя и присутствовать при сексуальной близости. С возрастом между ними увеличивалась вражда. Они были довольно разными по характеру. Энг, по свидетельству очевидцев, был добродушным и неглупым человеком, Чанг, напротив, раздражительным, ворчливым и недалёким, имевшим сильное пристрастие к алкоголю. Энг был трезвенником и заявлял (несмотря на то, что был связан с братом общим кровообращением), что не ощущает никакого действия алкоголя. Они часто бранились, иногда дрались и даже один раз судились друг с другом.

Они обращались ко многим знаменитым хирургам, стремясь отделиться друг от друга. Но никто не решился на такую операцию. Специалисты того времени подчёркивали, что Чанг и Энг являются психически независимыми, полностью самостоятельными индивидуумами. Умерли они в 1874 г. Чанг простудился, заболел воспалением лёгких и скончался. Через два часа после этого наступила смерть и у Энга. Они были первыми известными сросшимися близнецами, дожившими до пожилого возраста.

В 1878 году в Богемии родились сёстры Роза и Йозефа Блажек. Они были сросшимися в крестце и копчике, имели раздельные органы нижней части живота, но только одну выделительную систему. Роза по сравнению с сестрой была более энергичной и умной. Обе умерли в 45 лет.

Большую известность получила также филиппинская пара сросшихся в области седалищ близнецов Лючио и Симпличио Година. Они были женаты на сёстрах однояйцевых близнецов, очень любили спорт, быструю автомобильную езду, увлекались теннисом и бегом на роликовых коньках. Однажды Лючио, как виновник дорожного происшествия, избежал наказания только благодаря тому, что судья не решился послать в тюрьму невиновного Симпличио. Когда в 1936 году Лючио заболел и умер, Симпличио был тотчас же оперативно отделён от него, однако через несколько дней он тоже умер.

 

Течение родов

Течение родов при многоплодной беременности может быть нормальным. После раскрытия шейки матки рождается сначала один плод, а затем наступает изгнание последующего. После рождения детей плацента каждого плода отделяется от стенки матки и рождаются последы. Однако течение родов часто осложняется. Кроме высокой частоты преждевременных родов возможны и другие осложнения: преждевременное и раннее излитие околоплодных вод (15–30%), аномалии родовой деятельности (10–30%), преждевременная отслойка плаценты второго плода, гипотоническое кровотечение в раннем послеродовом периоде. Развитие слабости родовых сил связано с перерастяжением матки и снижением её сократительной способности в связи с наличием двух или более плацент, что ведёт к выключению из сократительной деятельности значительной части миометрия. Неправильные положения и предлежания плода при многоплодной беременности встречаются в 5–10 раз чаще, а тазовое предлежание – в 8–10 раз чаще, чем при беременности одним плодом.

В процессе родов плоды могут испытывать гипоксию в связи с нередким патологическим течением родового акта. Указанные осложнения значительно повышают частоту оперативных вмешательств и пособий при родах.

При ведении родов у беременных с многоплодием важным является вопрос выбора способа родоразрешения – через естественные родовые пути или посредством кесарева сечения. В идеальных случаях решение должно быть принято до родов или с их началом.

Очень важную роль в выборе способа родоразрешения играет положение плодов. Если оба плода находятся в головном предлежании, то при отсутствии акушерских показаний роды проводят через естественные родовые пути. Если первый плод в тазовом предлежании, а второй в головном, то показано кесарево сечение вследствие возможного так называемого «сцепления» близнецов.

Если первый плод находится в головном предлежании, а второй в тазовом – возможны варианты. Одни акушеры рекомендуют проведение кесарева сечения в плановом порядке, другие – ведение родов через естественные родовые пути и соответствующие акушерские пособия для второго плода, третьи рекомендуют поворот второго плода в головное предлежание под контролем УЗИ (эффективность 73%). Если масса второго плода в тазовом предлежании менее 1500 г, то предпочтительнее выполнить кесарево сечение, так как в подобной ситуации значительно повышается риск внутрижелудочковых кровоизлияний (ВЖК) у плода при самопроизвольных родах. Если масса превышает 1800-2000 г, то не отмечено разницы в перинатальном исходе. В случае поперечного положения первого или второго плода наиболее оптимальным способом родоразрешения следует считать кесарево сечение, так как различные виды поворота плода для исправления поперечного положения весьма травматичны и могут вести к неблагоприятным последствиям. Следует считать оправданным выполнение кесарева сечения на втором плоде в случае отсутствия возможности бережного родоразрешения после самопроизвольных родов первого плода. При наличии тройни однозначно следует выполнить кесарево сечение. Кесарево сечение проводится и при сращении близнецов. Остальные случаи оперативного родо- разрешения связаны с обычными акушерскими показаниями.

Для профилактики слабости родовой деятельности, особенно в период изгнания, необходимо внутривенное капельное введение окситоцина. Одновременно осуществляют мероприятия по профилактике гипоксии плода. После рождения первого плода тщательно перевязывают плодный и материнский конец пуповины. Это необходимо потому, что в данной ситуации невозможно определить, является двойня однояйцевой или разнояйцевой. При однояйцевой двойне второй плод может погибнуть от кровопоте- ри через пуповину первого плода, если она не перевязана. Кроме потери крови вторым плодом через пуповину первого возможна преждевременная отслойка плаценты второго плода, возникающая в интервале между рождением близнецов. После рождения первого плода производят наружное исследование, выясняют положение второго плода и характер его сердцебиения. При хорошем состоянии роженицы, продольном положении второго плода через 10–15 минут после рождения первого ребёнка вскрывают плодный пузырь, под контролем руки медленно выпускают воды и предоставляют роды естественному течению. Если сокращения матки недостаточны, проводят родостимуляцию окситоцином или простагландинами. При выявлении внутриутробной гипоксии второго плода, кровотечения вследствие отслойки плаценты немедленно вскрывают плодный пузырь и приступают к оперативному родоразрешению, учитывая подготовленность родовых путей и возможность быстрого родоразрешения.

Третий период родов требует особенного внимания, тщательного наблюдения за состоянием роженицы и количеством теряемой ею крови. Следует продолжить внутривенное капельное введение окситоцина или дополнительно ввести утеротоники. При возникновении кровотечения немедленно принимают меры к удалению последа из полости матки. Родившийся послед (последы) тщательно осматривают, чтобы убедиться в целости и установить однояйцевое или двуяйцевое происхождение двойни. В первые часы после родов внимательно наблюдают за состоянием родильницы, сокращением матки и количеством крови, выделяющейся из половых путей.

Особенности беременности после ЭКО (экстракорпорального оплодотворения): репродуктивные потери после ЭКО составляют 29%, угроза прерывания у этих беременных достигает частоты 80%. После ЭКО чаще наблюдается гипотрофия без диссоциации, ФПН, многоводие, раннее начало гестоза, реже отмечается варикозное расширение вен и железодефицитная анемия (результат адекватной подготовки к беременности). После ЭКО в родах осложнений меньше, но чаще врачи не решаются на проведение родов через естественные родовые пути, учитывая «высокую стоимость» наступившей беременности, а выполняют кесарево сечение.

Материнская смертность при многоплодной беременности в мире примерно в 2–3 раза выше таковой при одноплодной беременности.

Структура материнской смертности:

1. кровотечения;

2. гестоз;

3. сепсис;

4. непрямые причины материнской смертности;

5. эмболия околоплодными водами;

6. тромбоэмболия легочной артерии;

7. осложнения анестезии (остановка сердца, трудности интубации, аспирационный синдром);

8. другие причины.

Имеют значение такие отягощающие моменты, как нерегулярность наблюдения, отсутствие дородовой госпитализации, запоздалая диагностика осложнений, недостаточный объём лечения, необоснованное пролонгирование беременности, недостаточная антибактериальная и дезинтоксикационная терапия, неадекватный выбор стационара для родоразрешения.

Перинатальная смертность при многоплодной беременности значительно выше перинатальной смертности при одноплодии.

Пути снижения перинатальных потерь:

1. плановая профилактическая госпитализация в 18–23 и 3134 недели, поскольку это «критические сроки» для многоплодной беременности по угрозе прерывания беременности, развитию анемии и гестоза;

2. обязательная дородовая госпитализация в 36 недель беременности в стационары, где имеется высококвалифицированная акушерская, неонатальная и анестезиологическая службы;

3. тщательное определение возможности родоразрешения через естественные родовые пути, что возможно у соматически здоровых женщин не старше 28 лет с самостоятельно наступившей многоплодной беременностью, неосложнённым её течением, удовлетворительном состоянии всех плодов и головном предле- жании 1-го плода;

4. роды через естественные родовые пути следует вести под мониторным контролем за состоянием всех плодов и сократительной деятельностью матки, в родах производить профилактику гипоксии плодов, кровотечения в последовом и раннем послеродовом периодах;

5. при стимулированном многоплодии, особенно при 3-х и более плодах, применять метод редукции, оставляя не более 2-х эмбрионов на ранних сроках (6–7 недель).

 

Лекция 7. Гестоз

Гестоз (поздний токсикоз беременных, поздний гестоз беременных, ОПГ-гестоз, ЕРН-гестоз) – синдром полиорганной и полисистемной функциональной недостаточности, развивающийся во время беременности. Характеризуется классической триадой симптомов, поэтому используется термин ОПГ-гестоз, ОПГ- комплекс, ОПГ-синдром (О-отеки, П-протеинурия, Г-гипер- тензия), или, в иностранной транскрипции, ЕРН-gestosis (E- edema, P-proteinuria, H-hypertension). Однако единая терминология данного синдрома отсутствует.

Частота гестоза составляет 7–10% ко всем беременным в развитых странах и превышает 20% в развивающихся. В структуре причин материнской смертности занимает 2–3 место и составляет 15–25%. Перинатальная смертность колеблется от 15 до 30‰, заболеваемость – от 640 до 780‰, преждевременные роды – 20–30%.

 

Классификация

Единой общепринятой классификации гестозов в настоящее время нет.

В целом, осложнения в ранние сроки беременности (I триместр) называют токсикозами (рвота беременных (emesis gravidarum), слюнотечение (ptyalismus)), а если симптомы наиболее выражены во II и III триместрах – речь идет о гестозе. Принципиальное отличие между ними – различный характер нарушений: для большинства токсикозов – диспепсические расстройства и нарушение всех видов обмена, а для гестозов – расстройства сосудистой системы и кровотока. Последние выражаются в генерализованном спазме артериальных сосудов на уровне артериол и капилляров, повышением проницаемости и ломкости сосудистой стенки.

Также выделяют редкие формы токсикоза (дермопатия, тетания, бронхиальная астма, гепатопатия, остеомаляция беременных и др.).

Согласно классификации (РФ, 2001 г.), гестозы подразделяются:

По степени тяжести:

1. Прегестоз (субклинический гестоз), то есть доклиническая стадия.

2. Водянка беременных.

3. Нефропатия беременных:

• легкой степени;

• средней степени;

• тяжелой степени.

4. Преэклампсия.

5. Эклампсия (частота 0,5%).

По форме развития:

1. Чистые формы (первичные) – при неосложненном соматическом анамнезе.

2. Сочетанные формы (вторичные) – на фоне экстрагени- тальных заболеваний (диэнцефального нейро-обменно- эндокринного синдрома, артериальной гипертензии, заболеваний почек и печени, сахарного диабета, ревматизма, пороков сердца и т. д.). Частота сочетанных гестозов около 70%, возникают в более ранние сроки беременности (24–26 нед.), протекают более тяжело, обычно с преобладанием симптомов основного заболевания, и с менее благоприятным исходом для матери и плода.

3. Типичные формы – триада симптомов (отеки, протеину- рия, гипертензия).

4. Атипичные формы – моно- или бессимптомное течение, бессудорожная эклампсия.

Также используется классификация, предложенная профессором Герасимовичем Г. И. (РБ, 2000г.):

1. Моносимптомные гестозы, то есть наличие одного из трех кардинальных симптомов:

• водянка беременных – гестоз -0;

• протеинурия беременных – гестоз-П;

• гипертония беременных – гестоз-Г.

2. Полисимптомные гестозы, то есть характеризуются наличием двух или трех кардинальных симптомов:

• гестоз – ОП;

• гестоз – ОГ;

• гестоз – ПГ;

• гестоз – ОПГ.

3. Преэклампсия.

4. Эклампсия.

В некоторых зарубежных странах различают только две клинические формы гестоза:

1. Преэклампсия (водянка, нефропатия и собственно преэк- лампсия).

2. Эклампсия.

По классификации ВОЗ (МКБ 10 пересмотра 1998г.), различают:

1. Легкая или неуточненная преэклампсия (относится нефропатия беременных легкой и средней степени).

2. Тяжелая преэклампсия (относится тяжелая нефропатия беременных и преэклампсия).

3. Эклампсия (относится эклампсия беременных).

Каждый вид гестоза по времени возникновения исследовательская группа ВОЗ (1989г.) подразделяет:

1. Во время беременности.

2. Во время родов.

3. В первые 48 ч послеродового периода.

В настоящее время выделяют атипичные (редкие, осложненные) формы гестозов, сопровождающиеся высокой летальностью:

1. HELLP - синдром (при тяжелой форме гестоза развивается в 4–12% случаев), характеризуется триадой симптомов:

• H (hemolysis) – гемолиз;

• EL (elevated liver enzymes) – повышение уровня печеночных ферментов;

• LP (low platelet count) – тромбоцитопения.

2. Острый жировой гепатоз беременных (ОЖГБ) (острая жировая инфильтрация печени беременных, острая жировая дистрофия печени беременных):

• безжелтушный период;

• желтушный период – бурная клиника печеночно- почечной недостаточности.

Также используются классификации гестоза Российской ассоциации акушеров-гинекологов в соответствии с МКБ X; Американской ассоциации акушеров-гинекологов. 

 

Этиология и патогенез

Гестозы встречаются только у человека с его исключительно высокоразвитой нервной системой. Основным этиологическим фактором развития гестоза является наличие беременности (плодного яйца со всеми его образованиями), точнее сказать, нарушения процессов адаптации организма женщины к беременности, появлением извращенной его реакции на беременность. Поэтому этиологическое лечение – прерывание беременности, практически всегда бывает эффективным.

Патогенез гестоза сложен и многообразен. Еще в 1916 г. Цвайфель назвал эклампсию болезнью теорий. Существует более 30 теорий и концепций, пытающихся объяснить механизм развития этого симптомокомплекса: инфекционная, интоксикационная, кортико-висцеральная, почечная, эндокринная, адаптационная, аллергическая, перфузионная, иммунологическая, генетическая, плацентарная, эндотелиальная, концепция синдрома системного воспалительного ответа и многие другие. До настоящего времени не установлена последовательность патогенетической цепочки развития данной патологии, все чаще исследователи склоняются к мнению о полиэтиологичности возникновения гестоза.

Однако, по современным представлениям, развитие гестоза связано с морфологическими, функциональными и биохимическими изменениями в плаценте (включая гипотезы плацентарной ишемии; иммунной дезадаптации; токсического воздействия ли- попротеинов низкой плотности). Уже на ранних стадиях у женщин, иммуногенетически предрасположенных к развитию гестоза, происходит неполная инвазия трофобласта (торможение миграции трофобласта) в материнские спиральные артерии, вследствие чего сосуды не приобретают свойственного беременности состояния максимальной дилатации и сохраняют способность реагировать на вазоактивные стимулы. Развивающаяся гипопер- фузия и гипоксия трофобласта вызывает локальное поражение эндотелия с выделением цитотоксических факторов (эндотелина), ведущих к его генерализованному повреждению. Повышается активность вазоконстрикторов (эндотелина 1, вазопрессина, альдостерона, катехоламинов, ренина, ангиотензина II, тромбоксана А2, серотонина, холестерина, Са), снижается образование вазо- дилататоров (кининов, оксида азота (NO), простациклина), увеличивается чувствительность сосудов к вазоактивным веществам, происходит активация перекисного окисления липидов (ПОЛ) и фосфолипаз. Это приводит к прогрессированию вазоспазма, проницаемости сосудов, вязкости крови, агрегации эритроцитов и тромбоцитов, коагуляции, снижению деформации эритроцитов, ударного и минутного объема сердца, объема циркулирующей крови (ОЦК) и нарушению кислородтранспортной функции (КТФ) крови. Следовательно, возникает кризис микроциркуляции, нарушение структурно-функциональных свойств клеточных мембран, гипоксия, гипоперфузия, эндотоксинемия, ДВС – синдром, что в итоге приводит к полиорганной недостаточности.

Таким образом, ведущими звеньями патогенеза гестозов беременных являются:

1. генерализованная вазоконстрикция;

2. гиповолемия;

3. нарушение реологических свойств крови (изменение вязкости крови, агрегационных и деформабельных свойств эритроцитов и тромбоцитов);

4. эндотелиальная дисфункция;

5. развитие ДВС – синдрома.

В результате этих изменений возникает комбинированная гипоксия, приводящая к нарушению обмена веществ и функции жизненно важных органов (мозга, почек, печени). Указанные изменения обуславливают уменьшение маточно-плацентарного кровообращения (МПК), что является причиной фетоплацентар- ной недостаточности (ФПН).

Отмеченные выше патофизиологические механизмы объясняют происхождение кардинальных симптомов гестоза: отеков, протеинурии, гипертензии.

 

Клиника и диагностика

Вводить понятие о «прегестозе» беременных (доклинической форме гестоза) в настоящее время нецелесообразно, так как обнаружение скрытых признаков патологического процесса расценивается как гестоз легкой степени тяжести; и эти изменения выявляются уже с 13–15 нед. гестации.

Водянка беременных (hydrops gravidarum, отеки, edema, О-гестоз Е-гестоз) проявляется стойкими отеками и является самым ранним симптомом гестоза.

Выделяют явные и скрытые отеки.

Явные, видимые отеки различаются по степени распространения:

1. I степень – отеки нижних конечностей;

2. II степень – отеки нижних, верхних конечностей, передней брюшной стенки;

3. III степень – анасарка (отечность всего тела).

При тяжелых формах гестоза возможно накопление жидкости в серозных полостях (гидроперикард, гидроторакс, асцит).

Диагностика скрытых отеков:

1. Патологическая (400 г. и более за неделю после 20 нед. гестации) или неравномерная еженедельная прибавка массы тела. Принято считать, что во II половине беременности масса женщины должна нарастать на 50 г. в сутки (то есть 350–400 г. в неделю), а за всю беременность – не более 12 кг. Следовательно, необходимо измерять в динамике массу тела беременной.

2. Повышение ночного диуреза более чем на 75 мл и снижение суточного диуреза более чем на 150 мл. Суточный диурез подсчитывается в течение 3 суток при одинаковой физической и водной нагрузке.

3. Проба на гидрофильность тканей по Мак Клюру- Ордричу: «волдырь» после внутрикожного введения в область предплечья 0,2 мл изотонического раствора натрия хлорида рассасывается за 5–25 минут (в норме 45–60 минут).

4. Повышение относительной плотности (удельного веса) крови до 1060–1062, измеренной по методу Филлипса-Ван- Слайка.

Дополнительная диагностика отеков: наличие отечности пальцев, положительный симптом «кольца», увеличение окружности голеностопного сустава более чем на 1см в течение недели.

Общее состояние больных обычно не страдает. Иногда возникает легкая утомляемость, а при выраженных отеках может появиться одышка, жажда, небольшая тахикардия. При анализе мочи патологических изменений не обнаруживается, АД в пределах нормы.

Водянку беременных следует относить к патологическому состоянию, так как в 20–25% случаев переходит в нефропатию.

Нефропатия беременных (nephropatia gravidarum, ОПГ- гестоз, ЕРН-гестоз) характеризуется триадой симптомов (отеки, гипертензия, протеинурия), описанной немецким акушером в 1913 г. Цангенмейстером. В настоящее время классическая триада нефропатии беременных отмечается только у 15% беременных, а в остальных случаях течение атипичное, стертое, мало- симптомное. В целом, доля нефропатии беременных среди всех вариантов гестозов превышает 60%.

Выделяют три степени тяжести нефропатии беременных:

1. I степень – отеки нижних конечностей; АД повышено на 2530% (около 150/90 мм рт. ст.); умеренная протеинурия (до 1 г/л);

2. II степень – выраженные отеки нижних и верхних конечностей, брюшной стенки; АД повышено на 40% (170/100 мм рт. ст.); протеинурия от 1 до 3 г/л;

3. III  степень – резко выраженные отеки нижних и верхних конечностей, брюшной стенки, лица; АД повышено более чем на 40% (выше 170/100 мм рт. ст.); выраженная протеинурия (более 3 г/л).

В практической деятельности широко пользуются балльной оценкой степени тяжести нефропатии по различным шкалам (Виттленгера, А. С. Слепых и М. А. Репиной, Г. М. Савельевой, Goucke и др.).

Тяжесть гестоза определяется не только выраженностью симптомов, но и длительностью его течения, поэтому гестоз более 2 недель при активном его лечении следует считать тяжелым (длительнотекущим).

Гипертензия является одним из важных клинических признаков нефропатии. Под гипертензией беременных понимают повышение АД сист. более чем на 30 мм рт. ст. или АД диаст. более чем на 15 мм рт. ст. по сравнению с исходным. Диагностируют гипертензию беременных при повышении АД сист более 140 мм рт. ст. и/или АД диаст. более 90 мм рт. ст.

Оценивая АД при гестозе, следует иметь в виду ряд обстоятельств:

1. беременность влияет на уровень АД, начиная с 10–11- недельного срока: в первой половине – гипотензивно (особенно АД сист.), а во второй – гипертензивно;

2. повышение АД сист. на 15–20%, а АД диаст. на 10% и более по сравнению с исходным является признаком прогрессиро- вания гестоза;

3. снижение АД пульсового менее 30 мм рт. ст. является плохим прогностическим признаком (в норме АД пульсовое равно 40–50 мм рт.ст.);

4. также для выявления диастолической гипертензии измеряют среднее артериальное давление (САД), для чего сумму одного АД сист. и двух АД диаст. делят на 3 (в норме САД равно 90–100 мм рт. ст.), если САД равно или выше 105 мм рт. ст., можно говорить о гипертензии;

5. асимметрия АД на обеих руках, превышающая 10 мм рт. ст. свидетельствует о прогрессировании гестоза, следовательно, АД у беременных измеряется на обеих руках;

6. повышение давления в височных сосудах – одно из ранних проявлений гестоза (в норме височное давление не превышает половины максимального давления в плечевой артерии, то есть височно-плечевой коэффициент должен быть не более 0,5);

7 при наличии гестоза возможны спазм артерий и расширение вен сетчатки глаза, следовательно, необходимо исследование глазного дна.

Протеинурия – важный прогностический признак нефропатии. Во время беременности за счет повышения клубочковой фильтрации следы белка в моче можно считать вариантом нормы. Количественное определение белка в моче позволяет диагностировать нефропатию беременных, но при исключении появления белка вследствие воспалительного генеза. В начальных стадиях заболевания протеинурия бывает непостоянно, уровень ее невысокий. Стойкая протеинурия, и ее постоянное возрастание указывает на тяжесть патологического процесса. Теряются обычно альбумины, как более мелкодисперсные. При этом в крови может быть снижение уровня общего белка и альбумин-глобулинового коэффициента. Исследуется суточный диурез, пробы Зимницко- го, Нечипоренко, бактериологическое исследование мочи, УЗИ почек.

Диагностическое значение для уточнения степени тяжести нефропатии имеют:

1. Биохимические показатели крови:

печеночные трансаминазы;

билирубин и его фракции;

общий белок;

мочевина;

креатинин;

электролиты;

глюкоза.

2. Параметры гемостаза:

тромбоэластография;

активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ);

число и агрегация тромбоцитов;

фибриноген и продукты деградации фибриногена (ПДФ);

Д-димеры;

концентрация эндогенного гепарина;

антитромбин III.

3. Концентрационные показатели крови:

гематокрит;

гемоглобин;

эритроциты.

4. Исследование функции почек:

общий анализ мочи;

почасовой и суточный диурез.

5.

КТФ крови (КОС крови, сродство гемоглобина к кислороду, реологические свойства крови).

6. ЭКГ, центральное венозное давление (ЦВД).

7. УЗИ жизненно важных органов матери и плода.

8. Допплерометрия материнской и плодовой гемодинамики.

9. Оценка состояния глазного дна.

Преэклампсия (preeclampsia) характеризуется тем, что на фоне клинической картины нефропатии появляются признаки нарушения мозгового кровообращения, в результате чего происходит отек мозга и повышение внутричерепного давления.

Клинически проявляется классической триадой:

1. Головная боль (чаще в затылочной области) – в связи с повышением внутричерепного давления.

2. Нарушение зрения («туман» в глазах, мелькание «мушек», «падающего снега», «пелена» перед глазами) – обусловлено изменением функции зрительного бугра в связи с нарушением в нем кровообращения.

3. Боли в эпигастрии, либо в правом подреберье – обусловлены мелкими кровоизлияниями в слизистую желудка или перерастяжением глиссоновой капсулы печени за счет отека, а в тяжелых случаях – кровоизлиянием в печень.

Однако, наряду с классической симптоматикой, могут появиться следующие признаки:

1. тошнота, рвота;

2. слабость, головокружение;

3. боли за грудиной и в поясничной области;

4. заложенность носа, затрудненное носовое дыхание;

5. кожный зуд;

6. сонливость либо плохой сон.

Состояние преэклампсии может быть в течение нескольких минут и нескольких часов. Если она кратковременная, то при недостаточно внимательном наблюдении бывает незамеченной и наступает эклампсия. То есть преэклампсия – это нестойкая форма тяжелого гестоза, она свидетельствует о судорожной готовности организма женщины. Переход преэклампсии в эклампсию может произойти под влиянием любого раздражителя (громкий звук, яркий свет, влагалищное исследование, инъекции лекарственных средств, схватки).

Эклампсия (eclampsia, в переводе с греческого «молния», «вспышка») – заключительная и наиболее тяжелая форма гестоза, характеризующаяся появлением судорог с потерей сознания у беременных, рожениц и родильниц.

Припадкам судорог обычно предшествуют симптомы преэклампсии, однако судороги могут появиться и без предвестников.

Типичный припадок судорог продолжается в среднем 1–2 мин и состоит из следующих периодов:

1. Предсудорожный период (вводный) – фибриллярные подергивания мимической мускулатуры лица, век, затем верхних конечностей, взгляд фиксирован. Продолжительность 20–30 секунд.

2. Период тонических судорог – наиболее опасный период. Появляются тонические сокращения всей скелетной мускулатуры (в том числе дыхательной), потеря сознания, остановка дыхания, пульс не ощутим, резкий цианоз кожных покровов, расширение зрачков, язык часто прикушен. Продолжительность 20–30 секунд.

3. Период клонических судорог – клонические сокращения скелетной мускулатуры также сверху вниз, дыхание отсутствует, пульс не ощутим, изо рта выделяется пена, если прикусывается язык, то с примесью крови. Затем судороги постепенно ослабевают и исчезают, появляется хриплое дыхание. Продолжительность от 20–30 секунд до 2 минут.

4. Период разрешения припадка – больная находится в коматозном состоянии, лежит неподвижно, сознание отсутствует, дыхание громкое, хриплое, лицо постепенно розовеет, зрачки сужаются, начинает прощупываться пульс. Больная постепенно приходит в сознание, о случившемся ничего не помнит.

Продолжительность коматозного состояния бывает несколько минут, редко несколько часов. Или же коматозное состояние может смениться новым припадком эклампсии (количество припадков от одного до нескольких десятков, чаще всего 1–2). Подобную серию судорожных припадков, следующих друг за другом через короткие интервалы, принято называть эклампсическим статусом. Если после судорожного приступа больная не приходит в сознание, то это состояние обозначают как эклампсическую кому. Внезапная утрата сознания без приступа эклампсии -бессудорожная форма эклампсии (эклампсия без эклампсии или «coma hepatica»).

Эклампсию необходимо дифференцировать с эпилепсией, гипертонической энцефалопатией, уремией, заболеваниями ЦНС (менингит, опухоли мозга, тромбозы синусов, кровоизлияния).

Осложнения тяжелых форм гестоза:

1. Сердечные – аритмии, сердечная недостаточность, отек легких.

2. Мозговые – геморрагии, тромбозы, центральная гипоксия, отек, кома; кровоизлияние в мозг – наиболее частая причина смерти.

3. Гематологические – ДВС-синдром, гемолитическая ан- гиопатическая анемия.

4. Печеночные – некроз, разрыв, околопортальное или суб- капсулярное кровоизлияние, печеночная недостаточность.

5. Легочные – шоковое легкое (острый РДС), бронхопневмония, дыхательная недостаточность.

6. Почечные – острый канальцевый и кортикальный некроз, подкапсулярное кровоизлияние, почечная недостаточность.

7. Сетчатка глаза – отслойка и кровоизлияния.

8. Другие органы – кровоизлияния в надпочечники, кишечник, поджелудочную железу, селезенку.

9. Травма языка.

10. Со стороны плода – преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты (ПОНРП), ФПН, внутриутробная задержка развития плода (ВЗРП), острая гипоксия и смерть плода, преждевременные роды.

 

Терапия

Для лечения данной патологии беременности предложено большое количество фармакологических препаратов, разработаны различные методы медикаментозного и немедикаментозного воздействия, однако эта проблема еще далека до окончательного решения.

С учетом патогенеза терапия гестоза должна быть комплексной и включать в себя основные принципы.

Создание лечебно-охранительного режима с целью нормализации функции ЦНС

1. Седативные:

• настой валерианы или таблетки (1 ст. л. 3 раза в день или 1 таблетка 3 раза в день);

• экстракт пустырника (1 ст. л. 3 раза в день);

• настойка пиона (1 ч. л. 3 раза в день).

2. Транквилизаторы:

• реланиум, элениум, диазепам (0,01 г 3 раза в день);

• седуксен (сибазон) (0,005г 3–4 раза в день);

• мазепам (нозепам) (0,1 г 3 раза в день);

• триоксазин (0,3г 3–4 раза в день).

3. Антигистаминные препараты (не более 7 сут, так как к ним развивается толерантность):

• димедрол (0,02 г 2–3 раза в день);

• супрастин (0,025 г 3 раза в день);

• пипольфен (дипразин) (0,025 г 3 раза в день);

• фенкарол (0,025 г 1 раз в день);

• II поколение (кларитин, астемизол, цетиризин), но их безопасность при беременности до конца не установлена, следовательно, применять их необходимо осторожно.

4. Анальгетики.

5. Снотворные:

• уноктин (1 таблетка на ночь);

• радедорм (0,01 г на ночь). 6. При гестозе легкой степени:

• фитосборы (микстура Шарко);

• иглоукалывание;

• электросон, электротранквилизация;

• «bed rest», то есть дозированный постельный режим (на левом боку с 10 до 13 и с 14 до 17 часов, способствует снижению общего периферического сосудистого сопротивления, увеличению ударного объема сердца и почечной перфузии, нормализации МПК).

Диетотерапия

1. Белково-растительная диета (3000–3500 ккал/сут, 110–120 г/сут белка).

2. Ограничение жидкостей (не более 1 л/сут) и поваренной соли (3–5 г/сут).

3. Лечебный напиток эколакт (морковь, капуста, свекла), обладающий антиоксидантным, антианемическим и иммуностимулирующим свойствами.

4. Концентраты полиненасыщенных жирных кислот, которые способны корригировать величину соотношения тромбок- сан/простациклин – одного из важных звеньев патогенеза гестоза:

• эйконол (1 капсула 3 раза в день);

• пикосол, полиен, полиск, теком, омега-3;

• рыбий жир;

• масло из семян льна.

5. Разгрузочные дни (прибавка 400 г в неделю и более):

• яблочные (1,5 кг);

• творожные (600 г) и 0,5 л кефира;

• яблочно-творожные;

• рисовые.

 

Нормализация тонуса сосудистой системы (гипотензивная терапия) 

Лекарственные препараты, используемые с гипотензивной целью при терапии гестозов, делят на:

1. Препараты первого ряда (метилдопа, атеналол, метопро- лол, лабеталол, гидралазин).

2. Препараты второго ряда (клонидин, нифедипин, исради- пин, празозин).

3. Препараты для парентерального введения (сульфат магния, нитропруссид  натрия).

Рекомендуется систематический, «пошаговый» подход к управлению давления, то есть увеличение дозы препарата первого ряда до максимума перед добавлением лекарственного средства второго ряда.

При гестозе легкой степени – монотерапия, при средней степени – комплексная терапия в течение 5–7 дней с последующим переходом на монотерапию при наличии эффекта.

1. Спазмолитики (7–10 дней):

• папаверин (0,02 г 2 раза в день или 2% – 2 мл внутримышечно);

• дибазол (2% – 1 мл внутримышечно 1 раз в день или 0,5% – 6 мл внутримышечно);

• эуфиллин (0,15 г 3 раза в день или 2,4% – 10 мл внутривенно или 24% – 1 мл внутримышечно);

• адельфан (1 таблетка 3 раза в день).

2. Блокаторы и стимуляторы адренергических рецепторов:

• метилдофа (допегит, метилдопа) – центральный а-адре- нергический ингибитор (250 мг 3–4 раза в день, до 2 г/сут): может быть положительная реакция Кумбса, но без гемо- литеческой анемии; используются при эукинетическом типе кровообращения (спазмолитики можно);

• β-блокаторы (атенолол 50–100 мг/сут, анаприлин 10–20 мг 3 раза в день, обзидан 20–40 мг 3 раза в день, пиндолол, пропранолол, надолол, окспренолол, талинолол, лабеталол (комбинированный а, р – адреноблокатор, до 350 мг/сут): может быть ВЗРП и гипоплазия плаценты (из-за подавления плацентарного лактогена), гипертрофия миокарда, дыхательная депрессия, апноэ у новорожденного; используются при гиперкинетическом типе кровообращения (спазмолитики нельзя);

• клофелин (клонидин, гемитон) – стимулятор периферических а1 и центральных а2 рецепторов (0,000075, 0,00015 г 2–4 раза в день или 0,01% – 0,5–1 мл внутримышечно 2 раза в день или внутривенно в 10–20 мл физиологического раствора): 7–10 дней и постепенно снижаем дозу, так как возможен феномен «отдачи» (гипертензивные кризы у детей и их последствия на 2–3 день после родов; и у матери также); используются при гипокинетическом типе кровообращения в сочетании с нифедипином (спазмолитики обязательны).

3. Вазодилататоры:

• апрессин (гидралазин) (10–25 мг 3 раза в день): может быть ВЗРП (редко);

• нитропруссид натрия – только в послеродовом периоде, так как вызывает цианидную интоксикацию у плода; хотя может использоваться для управляемой нормотонии;

• нитроглицерин не нашел широкого применения из-за мет- гемоглобинемии и токсичности для плода;

• магния сульфат (см. ниже).

4. Антагонисты кальция и блокаторы кальциевых каналов (вызывают ишемические нарушения, следовательно, усиливают ФПН; угнетают сократительную активность миометрия; повышают внутричерепное давление):

• верапамил (веракард, изоптин, финоптин) (80 мг 3 раза в день);

• нифедипин (коринфар) (10–20 мг 2 раза в день);

• норвакс (5 мг/сут);

• нормодипин (амлодипин) (2,5–10 мг/сут).

5. Ганглиоблокаторы (только при отсутствии эффекта от других гипотензивных средств, так как они нарушают фетоплацентар- ный кровоток (ФПК), вызывают внутриутробную гипоксию плода за счет феномена «обкрадывания» у плода):

бензогексоний (2,5% – 1–2 мл внутримышечно, внутривенно);

пентамин (5% – 0,1–2 мл внутримышечно, внутривенно);

гигроний;

имехин;

арфанад.

6. Агонисты калиевых каналов (в гладкомышечных клетках сосудов, главным образом, артерий):

• миноксидил (только внутрь 0,005 г 2 раза в день 10–14 дней) – используется крайне редко.

7. Препараты, действующие непосредственно на гладкую мускулатуру артериол:

• диазоксид (при беременности нельзя, так как возможны резкая гипотензия, снижение МПК, гипоксия плода, гипергликемия новорожденного).

8. Антагонисты серотониновыхрецепторов:

• кетансерин и др. – противопоказаны беременным.

9. Антагонисты ангиотензиновыхрецепторов:

• лозартан – пока не рекомендуют к использованию при беременности.

10. Симпатолитики:

• октадин (гуанетидин) – не применяется, так как нарушает ФПК, вызывает внутриутробную гипоксию плода.

11. Резерпин – опасен для плода и новорожденного (угнетает деятельность головного мозга, следовательно, нарушение дыхания, сосания, снижение температуры тела, сонливость; увеличивает высвобождение гистамина, значит, затруднение носового дыхания и повышается отделение желудочного сока).

12. Ингибиторы АПФ:

• энам, каптоприл, эналаприл, лозартан и др. – противопоказаны беременным, так как приводят к олигогидроамниону, следовательно, контрактура конечностей, деформация черепа, гипоплазия легких; нарушают функцию почек плода и новорожденного, приводя к олигурии и даже анурии из- за геморрагий в мозговой слой почек; нарушают ФПК, вызывают внутриутробную гипоксию плода.

Следует отметить, что наиболее применяемым и эффективным является сульфат магния, который обладает седативным, гипотензивным, мочегонным, противосудорожным, миорелакси- рующим, бронходилатирующим, антиагрегантным действиями; уменьшает возбудимость, проводимость в миокарде и активность ренин-ангиотензинпревращающих ферментов; ингибирует функцию тромбоцитов и является антагонистом кальция; увеличивает выброс простациклина эндотелиоцитами; улучшает маточный и почечный кровоток.

Условия назначения магнезии:

1. диурез не менее 100 мл в течение предыдущих 4 ч;

2. наличие коленного рефлекса;

3. отсутствие нарушений дыхания.

Методика проведения магнезиальной терапии:

1. Первоначально одномоментно внутривенно 2,5–4 г, затем внутривенно капельно 1–3 г/ч (суточная доза 10–12 г).

2. Расчет дозы сульфата магния соответственно САД:

• САД=100–110 мм рт. ст. – скорость введения 1г/ч, 25% – 1020 мл;

• САД=111–120 мм рт. ст. – скорость введения 1,8 г/ч, 25% – 30 мл (7,5 г сухого вещества);

• САД=121–130 мм рт. ст. – скорость введения 2,5 г/ч, 25% – 40 мл (10 г сухого вещества);

• САД›130 мм рт. ст. – скорость введения 3,2 г/ч, 25% – 50 мл (12,5 г сухого вещества).

3. Расчет дозы сульфата магния соответственно массе тела:

• менее 65 кг – 0,01 г/кг/ч;

• 65–75 кг – 0,02 г/кг/ч;

• более 75 кг – 0,02–0,03 г/кг/ч;

• или менее 90 кг – 0,02 г/кг/ч;

• более 90 кг – 0,04 г/кг/ч.

4. Сульфат магния вводится в 300 мл физиологического раствора или в 400 мл реополиглюкина внутривенно капельно медленно, начиная с 6–10 кап. в мин, увеличивая до 60 кап., а после снижения АД – 16–20 кап. в мин.

Или с помощью шприцевого насоса-дозатора (25% – 20мл сульфата магния):

• САД=100–110 мм рт. ст. – скорость введения 4 мл/ч.

• САД=111–120 мм рт. ст. – скорость введения 5,2 мл/ч.

• САД=121–130 мм рт. ст. – скорость введения 10 мл/ч.

• САД›130 мм рт. ст. – скорость введения 12,8 мл/ч.

При массе тела более 9 кг скорость введения увеличивается в два раза.

5. Магнезиальная терапия должна проводиться под контролем (каждые 4 часа) за:

• частотой дыхания (не менее 16 в мин);

• почасовым диурезом (не менее 30 мл/ч);

• наличием коленных рефлексов;

• АД;

• концентрацией магния в сыворотке крови.

6. При симптомах передозировки сульфатом магния:

• прекратить инфузию;

• внутривенно 0,05% – 1 мл прозерина и 10% – 10 мл глюко- ната кальция;

• параллельно вдыхание О2;

• при отсутствии эффекта восстановления функции легких – искусственная вентиляция легких (ИВЛ).

7. Побочные эффекты:

• уменьшает частоту сердечных сокращений плода;

• снижает тонус матки;

• повышает чувствительность к миорелаксантам. 

 

Ликвидация гиповолемии и регуляция водно-солевого обмена

Показания к инфузионной терапии:

1. гестоз независимо от степени тяжести;

2. наличие рецидивов гестоза;

3. преэклампсия, эклампсия;

4. ВЗРП независимо от степени тяжести гестоза.

Инфузионная терапия проводится под контролем:

1. Ht (не должен быть ниже 27–28% и повышаться до 35%);

2. диуреза (не менее 50–35 мл/ч);

3. ЦВД (50–60 мм вод. ст.);

4. осмолярности крови (273+1,7 мосмоль/кгН2О);

5. показателей гемостаза (антитромбин III не менее 70%, эндогенный гепарин не менее 0,07 ед. в 1мл);

6. АД;

7. содержания белка в крови.

Объем инфузии при легком и среднетяжелом гестозе составляет 400–800 мл, при тяжелом – 1400 мл, при эклампсии – до 2200 мл.

Скорость – 20–40 кап/мин.:

1. свежезамороженная плазма (250–300 мл);

2. альбумин (10%-20% – 100–200 мл ежедневно или 2–3 раза в неделю);

3. реополиглюкин (400 мл);

4. хлосоль;

5. мафусол;

6. неорендекс;

7. 10–20% глюкоза;

8. декстран (500 мл/сут), гемодез (400 мл/сут) – опасны, так как возможен синдром декстрановой почки;

9. коллоидные плазмозаменители на основе гидроксиэтили- рованного крахмала (6% и 10% рефортан; 6% стабизол; 3%, 6% и 10% HAES-Sterile), которые способствуют увеличению диуреза, уменьшению отеков, улучшению концентрированной способности почек, снижению и стабилизации АД, коррекции показателей гемостаза.

Применение диуретиков при гестозе:

1. Легкая степень тяжести гестоза: диетотерапия, фитосборы.

2. Средняя степень тяжести гестоза: диетотерапия, фитосборы; если нет эффекта – калий-сберегающие диуретики (триампур 1 таблетка 2–3 дня); если нет эффекта – салуретики (фуросемид (лазикс) 20–40 мг).

3. Тяжелые формы гестоза: салуретики (лазикс):

Условия проведения дегидратационной терапии лазиксом:

• после инфузионно-трансфузионной терапии (ИТТ) или на ее фоне после восстановленного ОЦК;

• нормализация осмотического и коллоидного давления плазмы;

• диурез 30–40 мл/ч и менее;

• ЦВД не менее 50–60 мм вод. ст.;

• общий белок крови не ниже 60 г/л;

• гематокрит не более 0,34–0,35;

• наличие симптомов гипергидратации.

Принципы диуретической терапии:

1. если перечисленные условия отсутствуют, их добиваются сбалансированной ИТТ;

2. лазикс вводят дробно, максимальная суточная доза 500 мг;

3. при отсутствии эффекта – изолированная ультрафильтрация;

4. при развитии острой почечной недостаточности пациентку после родоразрешения переводят в специализированное нефрологическое отделение для гемодиализа.

Показания к назначению диуретиков:

1. диурез менее 30–40 мл/ч;

2. ЦВД более 60 мм вод. ст.;

3. АД диаст.120 мм рт. ст. и более;

4. выраженные генерализованные отеки;

5. острая левожелудочковая недостаточность;

6. отек легких;

7. то есть, когда надо форсировать диурез или устранить отек мозга.

Противопоказания к назначению диуретиков:

1. выраженная гиповолемия;

2. нарушение фильтрационной функции почек;

3. анурия.

 

Нормализация реологических и коагуляционных свойств крови

1. ксантинола никотинат (теоникол, компламин) (0,15 г 3 раза в день); теоникол беременным только внутрь, так как может быть сильная гипотензия и внутриутробная гипоксия плода;

2. курантил (дипиридамол) (0,025–0,05 г 2–3 раза в день) – до 38 нед., так как вызывает кровоизлияние в мозг ребенка;

3. трентал (100–150 мг 3 раза в день или 2% – 5 мл внутривенно капельно) – не менее 3–4нед.;

4. гепарин (5000 ЕД подкожно 2–3 раза в день в течение 2–3 нед. и постепенно в течение 3–4 дней отменяем снижая дозу; суточная доза – 15–20 тыс. ЕД); показания: гестоз средней и тяжелой степени, ВЗРП, срок не более 36–37 нед.; контроль: время свертывания крови и число тромбоцитов (терапия эффективна, если увеличивается время свертывания крови в 1,5 раза по сравнению с исходным);

5. низкомолекулярные гепарины (фраксипарин, фрагмин, клексан);

6. малые дозы аспирина (60–80 мг, 1мг/кг), однако у беременных, принимавших аспирин, чаще отмечалась отслойка плаценты;

7. реополиглюкин-гепариновая смесь (5–6 мл/кг + 250–300 ЕД/кг, 20–30 кап. в мин.;

8. реоглюман-гепариновая смесь;

9. глюкозо-новокаиновая смесь (10% – 200–300 мл глюкозы,

10. инсулин, 0,25–0,5% – 100–150 мл новокаина).

 

Восстановление структурно-функциональных свойств клеточных мембран и метаболизма, антигипоксанты

1. липостабил (2 капсулы 3 раза в день);

2. липофундин (100 мл 2–3 раза в неделю);

3. эссенциале-форте (2 капсулы 3 раза в день);

4. антиоксиданты;

5. витамины (Е – 300–600 мг/сут 3–4 нед., 5% – 1мл внутримышечно; С – 100 мг/сут, 0,5% – 10–20 мл внутривенно);

6. фолиевая кислота (0,02 г 3 раза в день);

7. аскорбиновая кислота (0,3 мг/сут);

8. эйконол (1 капсула 3 раза в день);

9. глютаминовая кислота (250 мг 3 раза в день, 1,5–3 г/сут);

10. фенибут (0,25 г 3 раза в день);

11. гутимин (10 мг/кг внутривенно 1 раз в день);

12. зиксорин (0,1 г 3 раза в день);

13. панангин (1 драже 3 раза в день);

14. трисамин (трисбуфер) (3,6% – 100–200 мл), лактасол – под контролем КОС крови;

15. мексидол (5% – 2 мл внутривенно капельно 1 раз в день на физиологическом растворе);

16. унитиол (5% – 5–10 мл внутривенно 1 раз в день);

17. актовегин (160 мг внутривенно капельно 1 раз в день);

18. солкосерил (2 мл внутримышечно 1 раз в день 3–4 нед.) – при ВЗРП, артериальной гипертензии, ожирении, патологии почек;

19. канефрон (2 драже 3 раза в день курсами 2–6 нед. с перерывом 10–14 дней);

20. хофитол (2 таблетки 3 раза в день в I триместре);

21. сироп и настойка шиповника, ягод черноплодной рябины.

 

Профилактика и лечение ФПН

1. глютаминовая кислота (250 мг 3 раза в день, до 3 г/сут);

2. фолиевая кислота (0,2 г 3 раза в день);

3. метионин (0,25 г 3 раза в день);

4. рибоксин (0,2 г 3 раза в день, 4–6 нед.;

5. курантил (дипиридамол) (0,025–0,05 г 2–3 раза в день);

6. трентал (100–150 мг 3 раза в день или 2% – 5 мл внутривенно капельно);

7. эссенциале-форте (2 капсулы 3 раза в день);

8. инстенон (2 мл внутривенно капельно 1 раз в день на физиологическом растворе 5–7 дней);

9. актовегин (160 мг (4мл)) и инстенон (2мл) внутривенно ка- пельно;

10. актовегин(160 мг (4 мл)) и финоптин (2,5 мг (2 мл)) внутривенно капельно или верапамил (веракард) (120–240 мг 12 раза в день внутрь);

11. актовегин (160 мг (4 мл)) и трентал (2% – 5 мл) внутривенно капельно или аспирин (60–120 мг/сут внутрь);

12. оксигенотерапия (увлажненная смесь воздуха с 60% кислорода в течение 30–60 мин 2 раза в день).

 

Коррекция иммунных нарушений и антифосфоли- пидного синдрома

1. иммуноцитотерапия аллогенными лимфоцитами мужа;

2. иммуноглобулинтерапия;

3. карбогемосорбция;

4. плазмаферез;

5. билобил (Гинкго билоба) (1 таблетка 3 раза в день курсами по 1–2мес с I триместра);

6. вобэнзим (3–5 драже 3 раза в день в течение всей беременности, за 2 нед. до родов отмена).

 

Комплексные методы детоксикации

1. плазмаферез (гестоз тяжелой степени при сроке гестации до 34 нед. и в отсутствии эффекта от ИТТ для пролонгирования беременности; осложненные формы гестоза для купирования гемолиза, ДВС-синдрома, ликвидации гиперби- лирубинемии;

2. гемоультрафильтрация (постэклампсическая кома, отек мозга, анасарка, отек легких);

3. гемодиализ, гемосорбция, энтеросорбция, лазеротерапия – обладающие детоксикационным, реокорригирующим и иммунокорригирующим свойствами.

Комплексная интенсивная терапия, направленная на коррекцию нарушений жизненно важных функций организма и быстрое, бережное родоразрешение при тяжелых формах гестоза (то есть активная тактика ведения и раннее родо- разрешение)

 

Противосудорожные мероприятия

Первая помощь при судорогах:

1. Женщину укладывают на ровную поверхность, голову поворачивают в сторону.

2. Обеспечивают проходимость верхних дыхательных путей: раскрывают рот роторасширителем или шпателем, фиксируют язык языкодержателем, аспирируют содержимое полости рта и верхних дыхательных путей.

 3. Немедленное выключение сознания одним из ингаляционных наркотических веществ (фторотан, галотан, изофлюран и др.).

4. Срочно переводят больную на ИВЛ и приступают к комплексной интенсивной терапии.

5. При остановке сердечной деятельности параллельно с ИВЛ проводят закрытый массаж сердца и осуществляют все приемы сердечной реанимации.

Противосудорожная терапия

Для прекращения судорог внутривенно одномоментно вводят 20 мг реланиума (4 мл – 0,5%), 10–15 мг дроперидола (4–6 мл- 0,25%) и 1мл 2% раствора промедола, для подготовки к интубации раствор гексенала, тиопентала или другого анестетика. Поддерживающую дозу реланиума 20–40 мг (4–6 мл) для устранения судорожной готовности вводят путем внутривенной инфузии со скоростью 2,5–10 мл/ч. Препаратом выбора для противосудорож- ной терапии является сульфат магния (принципы его применения изложены в разделе гипотензивной терапии).

 

Показания к родоразрешению при гестозах 

Важнейшей проблемой при гестозах является определение показаний к досрочному родоразрешению, при которых осложнения для беременной и плода будут минимальными.

В настоящее время общепризнаны следующие показания к досрочному родоразрешению

Со стороны матери:

1. Гестоз легкой степени тяжести при отсутствии эффекта от комплексной терапии в течение 10–14 дней.

2. Гестоз средней степени тяжести при отсутствии эффекта от комплексной терапии в течение 5–6 дней.

3. Гестоз тяжелой степени тяжести (в том числе преэклам- псия) при отсутствии эффекта от комплексной терапии в течение 2–3 часов.

4. Эклампсия и ее осложнения.

5.НЕЬЬР-синдром.

6. ОЖГБ.

Со стороны плода:

1. Хроническая гипоксия плода (зеленые воды по данным амниоскопии).

2. ЗВРП II-III степени при неэффективности терапии, независимо от степени тяжести гестоза.

3. Стойкие признаки кислородной недостаточности плода по данным допплерометрии и кардиотокограммы.

Однако при гестозе тяжелой степени предпочтение следует отдавать операции кесарево сечение (до 80% по данным литературы).

Показания к родоразрешению путем операции кесарево сечение

При беременности:

1. Эклампсия.

2. Преэклампсия при отсутствии эффекта от лечения в течение 2–3 часов.

3. Осложнения гестоза (кровоизлияние в сетчатку глаза, кровоизлияние в мозг, кома, острая почечная недостаточность и др.).

4. Сочетание гестоза и другой акушерской патологии (ПОНРП, тазовое предлежание плода, длительное бесплодие, мертворождение в анамнезе и др.).

5. Выраженная ФПН при возможности выхаживания недоношенного новорожденного.

6. Отсутствие эффекта от родовозбуждения или ухудшение состояния беременной во время его проведения.

7. Наличие показаний к досрочному родоразрешению при неподготовленных родовых путях.

В родах:

1. Те же показания, что и при беременности.

2. Упорная гипертензия.

3. Не поддающаяся коррекции аномалия родовой деятельности.

4. Ухудшение состояния роженицы или плода и отсутствие условий для быстрого родоразрешения.

 

Ведение родов

Общие принципы:

1. При возможности ведения родов через естественные родовые пути для подготовки шейки матки необходимо применять простагландинсодержащие гели (цервипрост, препидил). При подготовленной шейке матки производится амниотомия с последующим родовозбуждением.

2. Совместное ведение акушером-гинекологом и анестезиологом.

3. Постоянный мониторинг состояния матери и плода.

4. Проведение интенсивной терапии:

• инфузионная терапия до 500–800 мл;

• гипотензивная терапия под контролем АД;

• спазмолитики, антигипоксанты, средства, улучшающие МПК.

5. Поэтапная длительная анальгезия, включая эпидуральную анестезию в I и во II периодах родов.

6. Выполнение всех манипуляций на фоне адекватной анестезии.

Ведение периода раскрытия:

1. в изолированной палате;

2. положение роженицы на боку для профилактики синдрома нижней полой вены;

3. ранняя амниотомия при раскрытии на 3–4 см для профилактики аномалий родовой деятельности, отслойки плаценты и эмболии околоплодными водами;

4. при АД выше 160/100 мм рт. ст. проведение управляемой относительной нормотонии.

Ведение периода изгнания:

1. при АД выше 160/100 мм рт. ст. проведение относительной управляемой нормотонии;

2. при неэффективности нормотонии – выключение потужной деятельности: наложение акушерских щипцов или извлечение плода за тазовый конец.

Ведение последового и раннего послеродового периодов:

1. профилактика кровотечений путем внутривенно капельного введения контрикала 20 000 ЕД, окситоцина, простагландинов, метилэргометрина;

2. тщательный контроль за состоянием родильницы;

3. измерение АД каждые 10–15 минут;

4. адекватное восполнение кровопотери.

 

Профилактика

1. Полноценное и сбалансированное питание. Диета калорийностью 3000 – 3500 ккал должна содержать 110–120 г/сут белка. Количество жидкости ограничивается 1300–1500 мл, поваренной соли – 6–8 г в сутки.

2. Дозированный постельный режим «bed rest».

3. Своевременное выявление и коррекция ранних стадий гестоза.

4. Беременные группы высокого риска развития гестоза должны получать витамины на протяжении всего периода геста- ции. С целью стабилизации микроциркуляции в профилактический комплекс включают один из дезагрегантов (трентал по 100 мг 3 раза в день, курантил по 50 мг 3 раза в день, аспирин по 60 мг в сутки ежедневно). Для нормализации ПОЛ целесообразно применять антиоксиданты (витамин Е 300 мг в сутки, витамин С 100 мг в сутки, глютаминовая кислота 3 г в сутки). Для восстановления структурно-функциональных свойств клеточных мембран применяются эссенциале-форте по 2 капсулы 3 раза в день, липостабил по 2 капсулы 3 раза в день). Магне-В6 с I триместра.

Профилактика гестозов у беременных группы высокого риска должна начинаться в ранние сроки беременности.

С 8–9 недель всем беременным группы высокого риска назначается диета, фитотерапия (настойка корня валерианы, плодов шиповника, пустырника, почечный чай, толокнянка, медвежьи ушки, березовые почки), режим "bed rest", комплекс витаминов, лечение экстрагенитальной патологии.

С 14–15 недель беременным, учитывая интенсивный рост плода и плаценты, требующий оптимального кровообращения, дополнительно назначают дезагреганты или антикоагулянты, ан- тиоксиданты и мембраностабилизаторы. Особенно показаны ан- тиагреганты при нарушении МПК (трентал по 100 мг 3 раза в день или аспирин по 250 мг в день в течение 3 недель). Повторные курсы медикаментозной коррекции нарушений МПК следует проводить в критические сроки (24–27 и 32–35 недель).

После 20 недель беременности в комплекс профилактических мероприятий беременным высокого риска можно включать аспирин по 60 мг в сутки. До срока родов в непрерывном режиме или с двухнедельным перерывом в 28–30 недель, с отменой препарата за 2 недели до родов.

Предложенная схема профилактики позволяет снизить частоту развития гестоза в 1,5 раза, его тяжелых форм – в 2 раза, а ФПН – в 2,5 раза.

Таким образом, в настоящее время единственным реальным путем снижения частоты гестозов, особенно тяжелых форм, является своевременное выявление группы высокого риска по развитию данной патологии и проведение профилактических мероприятий. Лечение гестоза необходимо начинать на доклинической стадии. В терапии необходимо придерживаться активной тактики ведения беременности, раннего родоразрешения, что позволяет предупредить развитие тяжелых осложнений у матери и плода. Необходимо отметить, что часто залог успеха, особенно при необходимости использования методов интенсивной терапии, определяется согласованностью действий акушеров- гинекологов, анестезиологов-реаниматологов и неонатологов.

 

Лекция 8. Экстрагенитальные заболевания и беременность

В период беременности возникают физиологически обратимые, но достаточно выраженные изменения гемодинамики и функции сердца, обусловленные повышенной нагрузкой на сердечно-сосудистую систему, а также увеличением содержания в крови эстрогенов, прогестерона, простагландинов. Это повышение нагрузки связано с усилением обмена веществ, направленным на обеспечение потребностей плода, с увеличением объема циркулирующей крови, с появлением дополнительной плацентарной системы кровообращения и, наконец, с постоянно нарастающей массой тела беременной. По мере увеличения размеров матки ограничивается подвижность диафрагмы, повышается внутрибрюшное давление, изменяется положение сердца в грудной клетке, что также влияет на условия его работы. Для беременных, страдающих заболеваниями сердца и кровеносных сосудов, такая дополнительная нагрузка, как увеличение объема циркулирующей крови и сердечного выброса, может оказаться неблагоприятной и даже опасной вследствие ее наслоения на уже существовавшие, связанные с болезнью, изменения гемодинамики. У некоторых ранее здоровых женщин осложненное течение беременности (поздний гестоз беременных в тяжелой форме или другие осложнения) может вызвать серьезное поражение системы кровообращения с дополнительными к физиологическим сдвигам патологическими изменениями гемодинамики. Наконец, имея в виду профилактику здоровья будущего ребенка (в частности, кардиологическую профилактику), следует учитывать, что неадекватность изменений материнской гемодинамики, оказывая отрицательное влияние на маточно-плацентарное кровообращение, в некоторых случаях может обусловить возникновение у плода пороков развития, в том числе врожденных пороков сердца (особенно при наследственной отягощенности в этом отношении).

Для того, чтобы дифференцировать физиологические и патологические сдвиги гемодинамики, возникающие у беременных, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, чтобы проводить оптимальное наблюдение (если понадобится, то и оптимальное лечение) таких беременных, необходимо четко представлять себе причины возникновения физиологических гемодинамических сдвигов и знать характеристики и границы этих сдвигов. Без знания изменений гемодинамики, возникающих у здоровых беременных, невозможна адекватная оценка ее изменений при сердечно-сосудистой патологии.

За достаточно длительным периодом беременности следует кратковременный, но чрезвычайно значительный по физической и психической нагрузке период родов, а вслед за ним и немаловажный по гемодинамическим и другим физиологическим изменениям послеродовой период. В период родов, например, потуж- ная деятельность, проявляется не только усиленным мышечным напряжением женщины, но и ведет к значительному повышению внутригрудного и внутрибрюшного давления, что оказывает значительное влияние на работу сердца и гемодинамику. А тотчас после родов внутрибрюшное давление падает, происходит скопление крови в органах брюшной полости, сказывается родовая (а иногда и послеродовая) потеря крови. Врачу необходимо знать характерные и для этих периодов изменения гемодинамики, чтобы отличить физиологические сдвиги от патологических, чтобы оказать необходимое воздействие на сердечно-сосудистую систему, когда это необходимо, и не вмешиваться, когда в этом нет нужды. Всегда следует учитывать, что многие лекарственные препараты проходят плацентарный барьер, а многие из них могут попадать и в материнское молоко.

Наиболее значимым гемодинамическим сдвигом во время беременности считают увеличение сердечного выброса. Максимальное его увеличение в состоянии покоя составляет 30–45% от величины сердечного выброса до беременности. Максимальное увеличение сердечного выброса достигается, по одним данным, на 20–24-й неделях, по другим данным, – на 28–32-й неделях и даже на 32–34-й неделях беременности. В период максимального увеличения сердечного выброса заметно возрастает венозный возврат крови к сердцу, и усиливаются сокращения правого желудочка.

Одновременно с увеличением сердечного выброса при беременности увеличивается и фракция выброса. В первой половине беременности увеличение сердечного выброса в основном обусловливается нарастанием (до 30%) ударного объема сердца. Позже постепенно происходит некоторое увеличение частоты сердечных сокращений (на 10–20 в минуту при одноплодной беременности, на 20–30 – при многоплодной), а ударный объем уменьшается, приближаясь к нормальному уровню, или даже достигает его. Увеличение минутного объема в родах обусловливается, в основном, увеличением ударного объема и в меньшей мере частоты сердечных сокращений (особенно во время схваток). При потугах частота сердечных сокращений может быть от 60 до 190 ударов в минуту.

Резко возрастает работа левого (и правого) желудочка во время родов, особенно во втором их периоде во время сокращений матки (степень увеличения работы левого желудочка в это время может приближаться к 100%, да и в паузах между схватками она может быть повышена на 30–40%).

На 3–4-й день после родов вновь происходит повышение работы сердца, благодаря возрастающему притоку крови к нему, что обусловлено уменьшением размеров матки и повышением вязкости крови в результате устранения обусловленной беременностью гемодилюции.

Максимально объем циркулирующей крови увеличивается при одноплодной беременности на 30–50%, а при многоплодной – на 45–70%. В раннем послеродовом периоде он заметно (на 1015%) снижается.

Увеличение объема циркулирующей крови идет, преимущественно, благодаря постепенному увеличению объема плазмы на 35–47%, хотя постепенно растет на 11–30% (иногда на 40%) и объем циркулирующих эритроцитов. В итоге возникает своеобразная гиперволемическая гемодилюция со снижением гематок- рита (максимально до 33–38%) и концентрации гемоглобина в крови с 13,5–14 г/л до 11–12 г/л, иногда называемая физиологической анемией беременных (у беременных нередко обнаруживается и истинная гипохромная железодефицитная анемия). Объемное же содержание циркулирующего гемоглобина, заметно снижающееся в первые 12 недель беременности, затем постепенно возрастает, достигая нормальной для небеременных женщин величины в начале второй половины беременности и значительно превышая ее к родовому периоду. Нижними границами нормы в поздние сроки беременности считают уровень гемоглобина в крови 11 г/л и концентрацию эритроцитов 3 200 000 в мкл.

Системное артериальное давление у здоровых женщин при беременности изменяется незначительно. Отмечается тенденция к некоторому снижению диастолического, реже (и в меньшей мере) – систолического давления, в результате несколько увеличивается пульсовое давление и уменьшается среднее артериальное давление. В то же время периферическое сосудистое сопротивление значительно снижается при беременности (на 20–30% к 2124-й неделе), но, благодаря увеличению объема циркулирующей крови, выраженного снижения артериального давления при этом не наступает.

Центральное венозное давление при беременности обычно находится на верхней границе нормальных величин. Венозное давление на руках во время схваток в отдельных случаях превышает 350 мм вод. ст. Центральное венозное давление при потугах может возрастать от 2–10 до 60–120 мм рт. ст. После родов венозное давление быстро нормализуется.

Наиболее значительно при беременности увеличение (в 10 и более раз) маточного кровотока, происходящее постепенно и постоянно по мере увеличения срока беременности. Почечный кровоток (и плазмоток) возрастает уже с первого триместра беременности и увеличивается в итоге на 25–35% (плазмоток – на 25–50%).

Потребление кислорода организмом, довольно тесно связанное с состоянием гемодинамики, при беременности прогрессивно нарастает и перед родами превышает исходный уровень на 15–33%, что связано с ростом метаболических потребностей плода и матери (увеличение массы тела матки, плаценты), а также с увеличением работы материнского сердца.

Уже в самом начале родов происходит увеличение потребления кислорода, по сравнению с дородовым уровнем, на 25–30%, в первом периоде родов во время схваток на 65–100%, во втором периоде родов на 70–85%, и на высоте потуг на 125–155%. В раннем послеродовом периоде потребление кислорода все еще остается повышенным на 25% по сравнению с дородовым уровнем. Столь резкое повышение потребления кислорода во время родов является значительным фактором риска для рожениц с заболеваниями сердца.

Объем сердца при беременности может увеличиться на 7080 мл.

В качестве достоверных признаков заболевания сердца у беременных следует рассматривать центральный цианоз, резко выраженное набухание шейных вен, явную отдышку, выраженное увеличение размеров сердца и резкое изменение его конфигурации на рентгенограммах, грубые систолические и диастолические шумы, шум трения перикарда, стойкие застойные хрипы в легких, выраженные нарушения сердечного ритма (стойкая экстра- систолия, мерцательная аритмия, блокады сердца и др.).

 

Электрокардиография

Существенных изменений при нормальной беременности на ЭКГ не выявляется. Наиболее характерными являются признаки, обусловленные возникновением гиперкинетического типа кровообращения и смещением сердца в грудной полости. К ним относят сдвиг электрической оси сердца влево с соответствующими изменениями комплекса QRS; уменьшением угла между осями QRS и Т, снижение сегмента ST; снижение, сглаженность, двух- фазность и инверсия зубца Т в III стандартном и правых грудных отведений; относительно глубокий (но уменьшающийся при задержке дыхания на глубоком вдохе) зубец Q и уплощенный деформированный или отрицательный зубец Р в III стандартном отведении.

В ряде случаев требуется дополнительное обследование, которое выполняется, несмотря на относительные противопоказания (векторкардиография, рентгенологическое исследование, ра- дионуклидные методы исследования, магнитно-резонансная томография, фонокардиография, эхокардиография, реография, пробы с нагрузкой, исследование внешнего дыхания и кислотно- щелочного состояния).

 

Значение сочетания болезней сердца и сосудов с беременностью

Сердечно-сосудистые заболевания и беременность не являются простым сочетанием двух состояний организма женщины. Беременность и обусловленные ею изменения гемодинамики, метаболизма, массы тела (она увеличивается к концу беременности на 10–12 кг), водно-солевого обмена (за время беременности общее содержание воды в организме увеличивается на 5–8 литров, 75% из этого количества – внеклеточная вода; содержание натрия в организме возрастает уже к 10-й неделе беременности на 500–600 ммоль, а калия – приблизительно на 170 ммоль/л, перед родами в организме накапливается до 870 ммоль (около 20 г) натрия – требуют от сердца усиленной работы и нередко отягощают течение имеющегося сердечно-сосудистого заболевания.

В некоторых случаях гемодинамические нагрузки могут угрожать инвалидностью или даже смертью беременной с сердечно-сосудистым заболеванием; при ряде пороков сердца возрастает опасность возникновения бактериального эндокардита, особенно серьезная в предродовом и послеродовом периодах. В редких случаях у ранее здоровых женщин после возникшей в родах бактериемии может развиться бактериальный эндокардит. Изменения гемодинамики и иммунологического статуса во время беременности неблагоприятно сказываются на течении заболеваний почек, сопровождающихся артериальной гипертонией. И, наоборот, сердечно-сосудистые болезни также нередко осложняют течение беременности (чаще возникает поздний токсикоз беременных, угрожающий аборт, преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты, преждевременные роды и другие акушерские осложнения) и родов (быстрые роды, дискоординация родовой деятельности, повышенная кровопотеря и др.), а также неблагоприятно влияют на развитие плода (главным образом, вследствие гипоксемии, но иногда и благодаря генетическим факторам). При тяжелых сердечно-сосудистых заболеваниях высока перинатальная детская смертность.

Возникающие при беременности адаптивные гемодинамические сдвиги усугубляют характерные для большинства пороков сердца нарушения гемодинамики, но при митральной и аортальной недостаточности (мало или умеренно выраженной) эти сдвиги оказываются скорее благоприятными, нежели неблагоприятными, а при некоторых пороках сердца одни сдвиги оказывают благоприятное действие, другие – неблагоприятное. При правильном ведении беременных с пороками сердца, как правило, не возникает дисбаланса между нагрузкой на сердце и сердечным резервом (исключая беременных с такими формами пороков, при которых беременность противопоказана), если же такой дисбаланс наступает, то развивается сердечная недостаточность, которая отягощает прогноз как для матери, так и для плода. Поэтому весьма важно хотя бы приблизительно оценивать у каждой беременной с заболеванием сердца сердечный резерв; он зависит от возраста женщины, длительности заболевания сердца и функциональных возможностей сердечной мышцы. Желательно установить функциональные возможности сердца (функциональный класс) еще до беременности, а затем регулярно оценивать их при динамическом наблюдении больной.

Современная диагностика и адекватное лечение позволяют теперь во многих случаях благополучно пройти через беременность и роды женщинам с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Но есть группы больных, для которых беременность и при оптимальном ведении и лечении представляет большой риск. В свое время А. Selzer (1977. предложил категорийную классификацию риска беременности при заболеваниях сердца, позже ее несколько изменил H. R. Baur (1987). Конечно, она не может быть принята как жесткая схема, ведь сопутствующие заболевания, возраст беременной и другие факторы могут влиять на оценку степени риска.

Значение возникающих при беременности гемодинамических сдвигов при основных заболеваниях сердца и аорты и некоторые рекомендации по ведению, предложенные J. H. McAnulty (1985. и др., представлены в табл. 1.

Беременных с сердечно-сосудистыми заболеваниями можно разделить на две группы. Первая – это женщины, страдавшие и до беременности приобретенными или врожденными пороками сердца (в том числе пролабированием митрального клапана), гипертрофической или дилатационной кардиомиопатией, гипертонической болезнью, симптоматическими артериальными гипертониями различного происхождения, болезнями сосудов.

Таблица 1

Вторая группа – это ранее здоровые женщины, у которых в результате развития беременности впервые возникли преэклампсия или эклампсия, тромбоэмболия ветвей легочной артерии или другой локализации, расслоение аорты или коронарной артерии, послеродовая кардиомиопатия. У женщин первой группы физиологическая нагрузка, обусловленная беременностью, наслаиваясь на уже имеющиеся, связанные с болезнью сердца, изменения его, может при исчерпании резервов сократимости миокарда привести к развитию сердечной недостаточности. У женщин второй группы сердечная недостаточность во время беременности возникает редко. Исключение составляют лишь случаи заболевания перипортальной кардиомиопатией, возникновение которой неизбежно ведет к развитию сердечной недостаточности.

 

Функциональное состояние сердца

Для оценки функционального состояния сердечной мышцы при сердечной недостаточности используют классификацию Н. Д. Стражеско и В. Х. Василенко.

Стадия I (латентная) – признаки сердечной недостаточности (одышка, тахикардия, быстрая утомляемость) появляются лишь после физической нагрузки.

Стадия IIа – выраженная одышка и тахикардия уже при незначительной физической нагрузке, явления застоя в легких либо в венах большого круга кровообращения (отеки, умеренное увеличение печени, никтурия), исчезающие в покое или при лечении.

Стадия IIб – явления выраженного и стойкого застоя в легких и других органах.

Стадия III (дистрофическая) – необратимые изменения внутренних органов (сердечный цирроз, пневмосклероз и т. д.) с кахексией и асцитом.

В последние годы во многих странах для оценки функциональных возможностей миокарда при заболеваниях сердца обычно применяют классификацию Нью-Йоркской кардиологической ассоциации.

Класс I. Болезни сердца, не ограничивающие физическую активность. Обычная физическая активность не вызывает дискомфорта. У больного отсутствуют признаки сердечной недостаточности.

Класс II. Болезни сердца, несколько ограничивающие физическую активность. У больных в покое симптомы отсутствуют, но обычная физическая активность сопровождается быстрой утомляемостью, сердцебиением, одышкой.

Класс III. Болезни сердца, сильно ограничивающие физическую активность. Даже низкая повседневная физическая активность сопровождается быстрой утомляемостью, сердцебиением, одышкой.

Класс IV. Болезни сердца, при которых любая физическая активность сопровождается дискомфортом. В покое наблюдаются симптомы сердечной недостаточности, утяжеляющиеся при любой нагрузке.

У беременных, по их состоянию относящихся к I и II функциональным классам, декомпенсация развивается редко. И хотя менее чем 20% беременных женщин с заболеваниями сердца по своему состоянию относятся к III и IV функциональным классам, материнская смертность в этой группе составляет 85% или более от общей материнской смертности от сердечно-сосудистых заболеваний [Nesbitt R. E. L., Abdul-Karim R. W., 1982]. Это обычно женщины среднего возраста и старше, с длительно текущей болезнью, с периодами декомпенсации в анамнезе, а также больные с тяжелыми формами заболевания сердца, выраженными нарушениями сердечного ритма, рецидивирующим ревматическим или другими воспалительными процессами в миокарде.

Детская смертность при наличии заболевания сердца у матери составляет 3–9%. В неблагоприятных случаях – 10–30%, а при наличии у беременной мерцательной аритмии может достигать 50%. Врожденные дефекты сердца обнаруживаются у 16,1% детей, рожденных матерями с врожденными пороками сердца [Whitemore L. et/ al., 1982].

Женщинам с заболеваниями сердца и сосудов целесообразнее беременеть (при отсутствии противопоказаний) в более молодые годы.

 

Приобретенные пороки сердца и беременность

При отсутствии недостаточности кровообращения многие заболевания сердца (в том числе многие пороки сердца) при беременности не представляют значительного риска. Степень риска зависит не только от нозологической формы заболевания, но и от возраста больной, давности и тяжести течения заболевания, характера гемодинамических нарушений в прошлом и во время беременности, влияния внешних факторов (климатических, производственных, бытовых), течения беременности (иногда возникновение токсикоза, нефропатии беременных или же экстрагени- тальных и экстракардиальных заболеваний может привести к развитию декомпенсации кровообращения), и не в последнюю очередь от тщательности и эффективности кардиологического контроля.

Простой и в то же время вполне адекватной является схема, предложенная Л. В. Ваниной.

Различают 4 степени риска:

1. беременность при пороке сердца без выраженных признаков сердечной недостаточности и обострения ревматического процесса;

2. беременности при пороке сердца с начальными симптомами сердечной недостаточности (одышка, тахикардия) I степени активности ревматизма;

3. беременность при декомпенсированном пороке сердца с признаками преобладания правожелудочковой недостаточности, II а степени активности ревматизма, с недавно возникшей мерцательной аритмией, II стадией легочной гипертонии;

4. беременность при декомпенсированном пороке сердца с левожелудочковой или тотальной недостаточностью, III степени активности ревматизма, атрио – или кардиомегалии, длительно существующей мерцательной аритмии с тромбоэмболическими проявлениями, III стадией легочной гипертонии.

Беременность считается допустимой при I и II степенях риска и противопоказанной – при III и IV (в большинстве случаев это больные с митральным стенозом).

 

Сахарный диабет и беременность

Значимость проблемы сахарного диабета (СД) в акушерстве определяется ростом частоты этого заболевания у женщин во всем мире, высокой перинатальной и материнской заболеваемостью и смертностью, ВПР плода и многими сложностями при ро- доразрешении женщин с СД. Последние десятилетия характеризуются и значительными достижениями в разрешении этой проблемы, которые привели к снижению перинатальной смертности от 30–40% в 50-х годах до 5–10% и менее в последние годы.

Сахарный диабет – это заболевание, характеризующееся абсолютной или относительной недостаточностью инсулина или недостаточной его эффективностью, что приводит к непереносимости углеводов и нарушению обмена веществ с последующими изменениями в различных органах и тканях. В начале болезни, как правило, имеет место относительная недостаточность инсулина, обусловленная повышенной к нему резистентностью организма при нормальной или даже повышенной продукции гормона. Далее снижается и инкреция инсулина бета-клетками островков Лангерганса поджелудочной железы. Повышение резистентности тканей к инсулину и снижение его биосинтеза вызывает нарушение обмена веществ, прежде всего углеводного, понижая проницаемость для глюкозы на различных путях ее превращения (гликолитическом, пентозном, цикле Кребса), способствуя превращению глюкозы-6-фосфата в глюкозу и переходу последней из клеток в межклеточное пространство. Наряду с нарушением углеводного обмена понижается липогенез и повышается липо- лиз, усиливаются катаболические и уменьшаются анаболические процессы белков. Нарушаются водно-электролитный обмен и обмен витаминов.

Метаболические нарушения, обусловленные инсулинрезистентностью тканей и снижением продукции гормона, еще более углубляются с повышением образования антагонистов инсулина – гормона роста, плацентарного лактогена, глюкагона и гормонов периферических эндокринных желез (надпочечников, щитовидной железы).

Такие обменные нарушения с учетом особенностей метаболизма у беременных оказывают существенное влияние на развитие плода и течение беременности, а последняя – на течение болезни.

Как известно, наиболее характерным проявлением клинически выраженного диабета является наличие гипергликемии и глюкозурии, на фоне которых отмечается ряд клинических симптомов: жажда, сухость во рту, слабость, полиурия, кожный зуд, значительное уменьшение массы тела. В связи с этим диагноз сахарного диабета в первую очередь основывается на определении содержания сахара в крови и моче. Для определения содержания сахара в крови чаще всего используют методы Хагедорна-Иенсена, Сомоджи-Нельсона, глюкозооксидазный и ортотолуидиновый. При определении концентрации сахара в крови по методу Хагедорна-Йенсена нормальными показателями считаются следующие: натощак не выше 120 мг % (6,6 ммоль/л), после приема пищи не выше 160 мг % (8,8 ммоль/л). При использовании ортотолуидинового, глюкозооксидазного метода или метода Сомоджи-Нельсона суточное содержание сахара в крови составляет 100–140 мг % (5,5–7,7 ммоль/л).

Классификация сахарного диабета вне и во время беременности. В. Г. Баранов (1977. различает три степени тяжести сахарного диабета. К диабету I степени (легкий) относят те формы заболевания, при которых нет и не было кетоза, а уровень сахара в крови натощак, не превышающий 7,7 ммоль/л (140 мг %), удается снизить до нормы с помощью диетических мероприятий.

При диабете II степени (средней тяжести) гипергликемия натощак не превышает 12,1 ммоль/л (220 мг %), кетоз отсутствует или может быть устранен с помощью диеты, но для достижения нормогликемии необходимо назначить инсулин или перорально препараты, снижающие уровень сахара.

К диабету III степени (тяжелый) относят те формы заболевания, при которых гипергликемия натощак превышает 12,1 ммоль/л (220 мг %), отмечается склонность к ацидозу, часто наблюдаются лабильное течение заболевания и такие осложнения, как диабетическая ретинопатия и интеркапиллярный гломеру- лосклероз. Обязательным компонентном лечения в этой стадии является инсулин. В отдельную группу выделяют диабет, впервые выявленный во время беременности, так называемый геста- ционный диабет.

В группу лиц с потенциальным диабетом должны быть отнесены:

1. лица, у которых оба родителя больны диабетом или болен один из родителей, но у второго отмечается наследственная предрасположенность к диабету;

2. второй из однояйцовых близнецов, из которых один уже болен клинически выраженным диабетом;

3. женщины, родившие детей с массой тела свыше 4,5 кг или мертвого ребенка, у которого на вскрытии при отсутствии эритробластоза выявлена гиперплазия островкового аппарата поджелудочной железы.

В течение последних лет были получены новые научные данные о патогенезе сахарного диабета. В связи с этим в 1979 г. на втором заседании ВОЗ была предложена новая классификация сахарного диабета.

А. Клинические типы.

1. Сахарный диабет:

• инсулинзависимый (ИЗД) – тип I;

• инсулиннезависимый (ИНЗД) – тип II;

• у больных без ожирения;

• у больных с ожирением.

2. Другие типы сахарного диабета, включающие диабет, связанный с определенными условиями или синдромами, в том числе:

• заболеваниями поджелудочной железы;

• эндокринными заболеваниями;

• состояниями, вызванными применением лекарственных и химических веществ;

• нарушениями рецепции к инсулину;

• определенными генетическими синдромами;

• смешанными причинами.

3. Нарушенная толерантность к глюкозе:

• у больных без ожирения;

• у больных с ожирением.

Нарушенная толерантность к глюкозе, сочетающаяся с определенными синдромами и условиями, перечисленными выше.

4. Диабет беременных.

Достоверные классы риска (лица с нормальной толерантностью к глюкозе, но значительно повышенным риском развития диабета).

1. Предшествовавшие нарушения толерантности к глюкозе.

2. Потенциальные нарушения толерантности к глюкозе.

Классификаций сахарного диабета имеется множество. Расширенная классификация ВОЗ (GTS) – наиболее многосторонняя.

1. Клинические типы.

1. Сахарный диабет: ИЗСД (инсулинзависимый сахарный диабет) – тип I, ИНСД (инсулиннезависимый сахарный диабет) – тип II у больных с ожирением и без него.

2. Другие типы сахарного диабета, связанные с определенными ситуациями (вторичный сахарный диабет), в том числе с заболеваниями поджелудочной железы и другой эндокринной патологией, нарушением инсулинрецепторного аппарата, применением лекарственных химических средств, сочетанными причинами.

3. Нарушения толерантности к глюкозе, в том числе в сочетании с ожирением, без него и с другими перечисленными заболеваниями.

2. Латентный диабет у лиц, имеющих нормальную реакцию на ТТГ, но в прошлом (при беременности, инфекциях или других ситуациях) с патологической (диабетической) реакцией.

3. Преддиабет – состояние от зачатия до первой аномальной реакции на ТТГ. Диагноз преддиабета можно поставить только ретроспективно.

4. Достоверные классы риска (лица с нормальной толерантностью к глюкозе, но высоким риском развития сахарного диабета) – потенциальный диабет в следующих случаях: один из однояйцовых близнецов болен сахарным диабетом; один или оба родителя больны сахарным диабетом; в анамнезе рождение ребенка с большой массой (4500 г и более) или мертворожденного.

Классификация сахарного диабета у беременных по Уайту (1978. предусматривает разделение болезни на формы в соответствии с возрастом начала заболевания (или впервые выявленном во время беременности), его продолжительностью (до 10, от 10 до 20 и более 20 лет), наличием или отсутствием различных осложнений диабета (ретинопатия, пролиферативная ретинопатия, кальцификация сосудов нижних конечностей, нефропатия и др.).

Классификация сахарного диабета по М. Нельсону (1989. предусматривает выделение форм болезни, развившейся во время беременности (инсулиннезависимый тип), со стабильным течением (инсулинзависимый тип), а также с поражением терминальных сосудов (инсулинзависимый тип).

По мнению H. Wittlinger и F. Willy (1972), развитие изменений обменных процессов у беременных, больных сахарным диабетом, можно условно разделить на три периода.

Первый период (приспособление) продолжается до 16-й недели беременности. Он чаще всего характеризуется улучшением толерантности организма к углеводам и снижением потребности в инсулине (до 30%), что объясняется влиянием хорионического гонадотропина, который повышает активность гликолитических энзимов на периферии. Эти изменения усугубляются более выраженной потерей углеводов (токсикоз первой половины беременности) и усиленным расходом их в эмбриональном периоде.

Второй период продолжается приблизительно с 16-й по 28-ю неделю беременности. В это время течение сахарного диабета под влиянием активации гипофизарно-надпочечниковых и плацентарных гормонов стабилизируется на уровне, характерном для более высокой потребности организма в инсулине. Большинство исследователей отмечали со второй половины беременности ухудшение течения заболевания, что характеризовалось увеличением потребности организма в инсулине, появлением типичных жалоб, повышенной склонностью к ацидозу. Ухудшение течения сахарного диабета во второй половине беременности, по- видимому, связано с активацией контринсулярного действия плаценты.

Третий период начинается после 28 нед. беременности. Для него характерны увеличивающаяся потребность в инсулине, повышенная склонность к ацидозу, снижение толерантности к углеводам. Однако к концу беременности наблюдается снижение потребности организма в инсулине, что при стабильной дозе вводимого инсулина может привести к появлению гипогликемии, которая довольно легко переносится самими беременными, но может значительно ухудшить состояние плода. Это объясняется уменьшением синтеза контринсулярных гормонов плацентой, что может наблюдаться при увеличении плацентарной недостаточности. Значительное снижение потребности организма беременных в инсулине следует рассматривать как прогностически неблагоприятный симптом.

Основным источником энергии у плода является глюкоза, содержание которой у него на 10–20% ниже, чем у матери, что способствует увеличению ее переноса от матери к плоду. Характерный активный переход аминокислот от матери к плоду приводит к тому, что в печени матери недостает субстратов (особенно аланина), необходимых для глюконеогенеза. В связи с этим для восполнения метаболических потребностей в материнском организме используются другие источники, в частности, происходит ускоренное расщепление жиров. При этом повышается уровень свободных жирных кислот и триглицеридов в крови, способствуя развитию кетоацидоза. Таким образом, в ранние сроки беременности в организме матери создаются предпосылки для развития гипогликемии натощак со снижением уровня инсулина в крови, уменьшением содержания аминокислот (особенно аланина), ускоренным распадом жиров с наклонностью к кетоацидозу. Во второй половине беременности метаболические потребности плода при быстрых темпах его роста еще более существенно способствуют выраженности изменений обмена веществ у матери. Но наибольшая потребность в углеводах и аминокислотах наблюдается в конце беременности. Так, на 1 кг массы тела плоду требуется глюкозы в 2 раза больше (6 мг/кг в минуту), чем взрослому (2–3 мг/кг в минуту). В связи с изложенным, даже в норме в III триместре беременности отмечаются следующие особенности обмена веществ в организме матери: резистентность к инсулину, гиперинсулинемия, тенденция к гипогликемии натощак и гипергликемии после приема пищи. Колебания сахара в крови матери остаются небольшими: 3,57–4,40 ммоль/л с повышением после приема пищи до 7,7 ммоль/л. А при пероральном тесте толерантности к глюкозе для беременных характерны более низкий уровень сахара в крови натощак, более резкое повышение его после приема сахара через 1 ч и более медленное снижение его через 2 и 3 ч (по сравнению с небеременными женщинами). Эти особенности очень важны для правильной оценки состояния и недопущения гипердиагностики.

Диагностика сахарного диабета основана на определении содержания сахара в крови натощак и в течение суток, в моче качественно и количественно, толерантности к глюкозе, кетоновых тел в моче и крови, гликозилированного гемоглобина в сочетании с ферритином и трансферрином, а также на данных клиники.

Клинические проявления сахарного диабета общеизвестны: жажда, полиурия, зуд кожи, переходящее нарушение зрения, похудание. Наиболее точным методом диагностики заболевания является определение сахара в крови и ее компонентах натощак и в любое время суток. Если натощак определяется 7 ммоль/л сахара

в крови, а также в любое время суток случайно выявляется уровень его 11 ммоль/л и более, то это достоверные признаки сахарного диабета. В сомнительных случаях проводится проба на толерантность в глюкозе. При пероральной нагрузке в 75 г глюкозы (1,75 г/кг для детей) показатели ее в крови, характерные для сахарного диабета и нарушенной толерантности к глюкозе, представлены в табл. 2.

Таблица 2. Показатели сахарного диабета и нарушенной толерантности к глюкозе

Показатель пероральной работы с нагрузкой глюкозой Содержание глюкозы в крови (ферментный метод)
Цельная венозная кровь Цельная капиллярная кровь Плазма венозной крови
Сахарный диабет: натощак >7 ммоль/л (>1,2 г/л) >7 ммоль/л (>1,2 г/л) >8 ммоль/л (>1,4 г/л)
через 2 ч после нагрузки глюкозой >10 ммоль/л (> 1,8 г/л) >11 ммоль/л (> 2 г/л) >11 ммоль/л (> 2 г/л)
Нарушенная толерантность к глюкозе: натощак <7 ммоль/л (< 1,2 г/л) <7 ммоль/л (< 1,2 г/л) <8 ммоль/л (< 1,4 г/л)
через 2 ч после нагрузки глюкозой >7-< 10 ммоль/л (> 1,2-< 1,8 г/л) >8-< 11 ммоль/л (> 1,4-< 2 г/л) >8-< 11 ммоль/л (> 1,4-< 2 г/л)

В современной практике широко используются различные упрощенные экспресс-методы определения сахара в крови. Обычно в цельной венозной крови показатель сахара на 15% ниже, чем в плазме, а в капиллярной крови натощак на 7% и через 2 ч после нагрузки глюкозой на 8% выше, чем в венозной.

Используется в диагностике и определение глюкозы в моче. Почечный порок глюкозы, когда она обнаруживается в моче, равен 10 ммоль/л. Широко применяются методы качественного определения глюкозы в моче (методы Феллинга, Ниландера и др.) от 0,1% ее содержания, особенно для контроля за состоянием больных. При определенных состояниях (нарушение всасывания глюкозы в кишечнике, необходимость срочного ответа и др.) производится внутривенная проба с нагрузкой глюкозой (50 мл 50% раствора глюкозы в 100 мл физиологического раствора хлорида натрия) и определением ее уровня каждые 10 мин в течение часа.

Определение содержания гликозилированного гемоглобина в эритроцитах и ферритина с трансферрином в сыворотке крови позволяет рано и с большой точностью установить диагноз. По уровню гликозилированного гемоглобина у матери прогнозируются пороки развития плода: до 6% – норма, 6–8% – риск ВПР, 810% – умеренный риск и более 10% – высокий риск ВПР (их частота достигает 20%).

Во время беременности в связи с определенными физиологическими особенностями возникают отличия и в диагностике сахарного диабета. Диагноз не нуждается в подтверждении, если сахарный диабет имел место у женщины до наступления беременности. Однако физиологические особенности в организме при беременности, особенно при генетической расположенности к диабету, могут вызвать появление первых признаков болезни именно во время беременности (так называемый «диабет беременных»). Поэтому очень важным является проведение массовых обследований (скрининг диабета) с целью выявления нарушений углеводного обмена у всех будущих матерей при первом их обращении к врачу и в начале III триместра беременности. Для этого рекомендуется прием 50 г глюкозы после двухчасового интервала с момента приема пищи и определение сахара в крови через 1 ч после нагрузки глюкозой: при уровне сахара в цельной крови выше 7,15 ммоль/л и 8,25 ммоль/л в плазме крови тест считается положительным. В этом случае для уточнения проводится трехчасовой пероральный тест толерантности к глюкозе. При отрицательном результате скрининг-тест повторяется в 30 недель беременности, когда вероятность развития диабета под влиянием беременности становится максимальной. Можно провести также и другой тест: определение уровня сахара в крови натощак и через 2 ч после обеда (норма менее 5,5 ммоль/л и 7,7 ммоль/л соответственно). Обязательным должно быть проведение теста толерантности к глюкозе (ТТГ) у беременных женщин с факторами риска болезни, каковыми следует считать превышение нормальной массы тела до беременности на 15% и более; заболевания диабетом в анамнезе родителей; мертворождения, смерть в неонатальном периоде, невынашивание, ВПР, эклампсия и роды крупным плодом (более 4000 г) в анамнезе; глюкозурия; гипер- тензии различного генеза; инфекция мочевых путей; диабет беременных при предыдущих беременностях; возраст после 30 лет.

Правила при проведении ТТГ у беременных: три дня до исследования прием пищи с богатым содержанием углеводов; накануне исследования с вечера прием пищи исключается; кровь берется натощак и проводится нагрузка сахаром (100 г глюкозы за 5 мин или 1,75 г на 1 кг идеальной массы тела); через 1, 2, 3 ч исследуется сахар в крови и моче; лучше определять сахар в плазме (на 14% выше, чем в венозной крови) или венозной крови (на 15% ниже, чем в капиллярной). При повышении только одного из показателей, а также при «пограничных» результатах проводится повторное исследование. Диагноз «диабет беременных» ставится даже при отсутствии нарушения углеводного обмена.

Имеются особенности и в оценке почечной глюкозурии у беременных. Во время беременности глюкозурия наблюдается у 10% женщин даже при физиологическом ее течении, что следует учитывать, чтобы не допустить гипердиагностики. Средний порог выведения глюкозы при сроке беременности 3–4 месяца составляет 8,52 ммоль/л (у небеременных 10 ммоль/л). Глюкозурия чаще отмечается у первородящих женщин, иногда даже при уровне сахара в крови 3,75 ммоль/л и более. Однако при ней чаще наблюдаются преждевременные роды (до 25%) и макросомии (до 7% при норме 2–3%). Чаще отмечается глюкозурия при пиелонефритах и бессимптомной бактериурии. При глюкозурии рекомендуются повторные ТТГ (обязательно в 30 недель), выявление инфекции мочевых путей, а также частые приемы пищи, но в меньшем количестве.

 

Клиническое течение диабета во время беременности и его особенности. Ведение беременных с диабетом

ИЗСД (тип I) соответствует юношескому или ювенильному типам СД. Характеризуется острым началом в детском или юношеском возрасте, инсулинопенией с выраженными обменными нарушениями. Это наследственная (генетическая) форма болезни с наличием антител в крови к клеткам островков Лангерганса. В последующем могут развиться различные осложнения в виде кетоацидоза, ретинопатий, ангиопатий, нейропатий. Больные могут жить только при введении инсулина.

ИНСД (тип II) – диабет взрослых, развивается после 30–40 лет с менее выраженными обменными нарушениями. Больные могут обходиться без инсулина, соблюдая диету с применением сахароснижающих препаратов. Это также в основном генетическая (семейная) форма болезни, с аутосомно-доминантным типом наследования, без образования антител в крови к клеткам островков Лангерганса.

Различные варианты нарушения толерантности к глюкозе, возникающие во время беременности или при других состояниях, могут нормализоваться самостоятельно или с помощью диетотерапии.

По клиническому течению сахарный диабет условно разделяют по степени тяжести. Легкая форма болезни (чаще ИНСД) – без выраженных осложнений и обменных нарушений, когда компенсация углеводного обмена достигается лишь с помощью диетотерапии. При диабете средней тяжести коррекция нарушений обеспечивается пероральными сахароснижающими препаратами (не во время беременности) или инсулином в дозе до 60 ЕД/сут при отсутствии осложнений и сохранении трудоспособности. Тяжелая форма диабета характеризуется различными осложнениями, снижением трудоспособности и применением больших доз (свыше 60 ЕД/сут) инсулина для коррекции нарушений.

В связи с обменными и гормональными изменениями беременность оказывает диабетогенное влияние и повышает потребность в инсулине, особенно во II и III триместрах со снижением потребности в нем сразу после родов. Снижение потребности в инсулине к концу беременности является неблагоприятным прогностическим признаком и при достаточной зрелости плода может служить показанием для преждевременного родоразрешения. Снижение почечного порога для глюкозы может привести к значительному ее выведению с мочой и развитию кетоацидоза из-за недостатка глюкозы для метаболизма. В таких случаях повышается потребление углеводов без увеличения дозы инсулина.

В связи с неблагоприятным (в том числе тератогенным) влиянием оральных антидиабетических препаратов на плод во время беременности их применение нежелательно.

При ведении беременных с сахарным диабетом должны соблюдаться следующие правила: полная (как у здоровых беременных) коррекция обменных нарушений; четкий контроль за состоянием плода и профилактика невынашивания; своевременная терапия соответствующих заболеваний у матери и предупреждение инфекционных осложнений.

После полного клинического обследования должен быть установлен клинический полный диагноз с определением формы болезни и степени риска осложнений для матери и плода. Решение вопроса о целесообразности сохранения беременности должно осуществляться в ранние сроки (до 12 недель). Лучше этот вопрос решать до наступления беременности. Показаны регулярные бактериологические исследования мочи (ежемесячно), офтальмологические исследования, комплексная оценка функции почек (ежемесячно) и все традиционные обследования с участием смежных специалистов. Особую значимость имеют обучение беременных женщин диетотерапии, ознакомление с симптоматикой различных осложнений (гипо- и гипергликемических состояний и др.), экспресс-методиками контроля за уровнем сахара в крови, убеждение их в важности выполнения всех рекомендаций по оптимальной диспансеризации (режим труда и отдыха, гигиена одежды и т. д.).

Ведение больных с диабетом, развившимся во время беременности, предусматривает нормализацию обмена веществ путем строгого соблюдения диеты. Прибавка массы тела за период беременности должна составлять 10–12 кг. В пище должно быть достаточно витаминов. Необходимы регулярные посещения врача для определения уровня сахара в крови натощак (2–4 раза в месяц), регулярное определение сахара в крови (1–2 раза в неделю) и периодически в динамике суток (11, 16 и 21 ч). Появление глю- козурии, увеличение сахара в крови натощак (более 5,5 ммоль/л) или через час после приема пищи (более 7,7 ммоль/л) являются основанием к назначению беременным инсулина.

При ведении беременных со стабильным инсулинзависимым диабетом углеводный обмен должен поддерживаться на уровне, близком к физиологическому (уровень сахара в крови натощак ниже 5,5 ммоль/л), путем комплексного назначения диеты и инсулинотерапии по заранее установленному курсу.

Больные с лабильным инсулинзависимым диабетом обследуются только в условиях стационара в ранние сроки беременности путем определения содержания сахара в крови каждые 2 ч.

Особого внимания требуют беременные с инсулинзависимым диабетом при осложнениях в связи с поражением отдельных органов. Наиболее часто при беременности наблюдаются диабетическое ретино- и нефропатия, другие сосудистые осложнения.

Кетоацидоз у беременных с диабетом является одним из наиболее серьезных осложнений, развивающихся вследствие ин- сулиновой недостаточности, приводящей к выраженным обменным нарушениям.

Главные компоненты лечения – жидкость, электролиты, инсулин – вводятся по периодам особой выраженности нарушений: первые 3 ч – ацидоз, от 3 до 6 ч – гипергликемия и от 6 до 24 ч – гипокалиемия. Немедленно вводится инсулин с электролитами, содержащимися в жидкостях для внутривенного вливания. Быстро действующий инсулин вводится со скоростью до 10 ЕД/ч в физиологическом растворе хлористого натрия (50 ЕД инсулина в 500 мл раствора). Если через 3 ч снижение сахара в крови менее 30% исходного уровня, то доза инсулина удваивается. Через 6 ч переходят на внутримышечное введение инсулина по 10 ЕД через 4 ч с учетом уровня сахара в крови.

Преждевременное прерывание беременности наблюдается почти у 50% больных с декомпенсированными формами сахарного диабета, с инфекцией мочевых путей.

Многоводие отмечается у беременных с сахарным диабетом до 20–30% и нередко сопровождает поздние токсикозы, невынашивание и ВПР.

Плод и новорожденный у женщин с сахарным диабетом отличаются рядом особенностей: частая макросомия, нередкая микросомия. Отмечаются высокая перинатальная смертность и заболеваемость, частые ВПР. Приведенные особенности осложнения являются основанием для определений «диабетическая эм- бриопатия» и «диабетическая фетопатия».

Все осложнения у детей, родившихся от матерей с сахарным диабетом, обусловлены недоношенностью, особенностями внутриутробного развития и родоразрешения. У таких новорожденных высокий риск развития синдрома дыхательных расстройств. В связи с диабетом матери у новорожденного развивается гипогликемия, обусловленная снижением секреции глюкагона и гиперплазией бета-клеток панкреатических островков у плода, что приводит к гиперинсулинемии. Поэтому после рождения таким детям показано введение глюкозы под контролем уровня ее в крови (норма 2,75–5,50 ммоль/л), при снижении сахара в крови до 1,5 ммоль/л и ниже отмечается поражение мозга.

Ведение беременных с сахарным диабетом осуществляется наряду с акушером-гинекологом эндокринологом, офтальмологом, невропатологом, нефрологом и др. Показано обследование в медико-генетической консультации. Осмотр беременных следует проводить 2–4 раза в месяц, соблюдая тщательный контроль и выявляя сопутствующие заболевания и осложнения беременности, проводя своевременное их лечение. Все беременные с сахарным диабетом госпитализируются за период беременности не менее трех раз: сразу при установлении беременности, в 20–24 недели и в 34–36 недель.

В стационаре должны быть решены следующие задачи:

1. при первой госпитализации – клиническое обследование с установлением полного диагноза по акушерскому плану, по определению формы сахарного диабета, осложнений, сопутствующих заболеваний, оценке степени риска и прогноза для матери и плода, отработка схемы и доз инсулина, а также других средств лечения болезни;

2. во вторую госпитализацию выполняются все те же мероприятия, повторный подбор дозы и схемы введения инсулина, а также выбор сроков и методов подготовки к родо- разрешению;

3. в 34–36 недель беременности осуществляется повторное комплексное обследование, оценка состояния матери и плода и окончательное определение методов и сроков ро- доразрешения, проведения родоразрешения.

Родоразрешение беременных с сахарным диабетом возможно через естественные родовые пути и операцией кесарева сечения. При спонтанной или индуцированной родовой деятельности роды можно провести через естественные родовые пути при соответствии размеров таза матери (нормальные размеры) и головки плода (масса не более 4000 г), головном предлежании, отсутствии дистресса у плода и наличии возможности мониторного наблюдения.

Кесарево сечение производят по экстренным (прогрессирующая пролиферирующая ретинопатия при невозможности выполнить фотокоагуляцию) и плановым показаниям, принятым для оперативного родоразрешения в акушерской практике.

В процессе родов важно поддерживать нормальный уровень сахара в крови и не допускать развития кетоацидоза во избежание избыточной секреции инсулина и гипогликемии у новорожденных и для восполнения энергетических затрат у матери.

В послеродовом периоде в связи с повышенной опасностью гипогликемии утренняя доза инсулина уменьшается в 2–3 раза на 2–3 дня. Особое внимание уделяется мероприятиям по профилактике гнойно-воспалительных осложнений в послеродовом периоде из-за их повышенного риска.

 

Лекция 9. Невынашивание и перенашивание беременности

Невынашиванием беременности называется прерывание её в сроки от момента зачатия до 37 недель беременности (259 дней) 10–25 %.

1. Ранние выкидыши – от 0 до 14 нед.

2. Поздние выкидыши – от 15 до 21 нед.

3. Преждевременные роды – с 22 нед. (154 дн.) до 37 нед. (259 дн.).

Недонашивание беременности – это прерывание её в сроки от 28 нед. (196 дн.) до 37 нед. (259 дн.); от 22 – 28 недель (154–196 дн.), от 500 г до 1000 г, которые родились живыми и пережили перинатальный период (168 ч.) называют продукт зачатия (плод). Репродуктивные потери

В репродуктивные потери включаются:

1. искусственные аборты;

2. выкидыши;

3. внематочная беременность.

Привычное невынашивание – при прерывании беременности подряд 2 раза и более.

Проблемы при невынашивании:

1. физические;

2. психические;

3. эмоциональные;

4. социальные.

Причины невынашивания крайне разнообразны, и их можно подразделить на 6 больших групп.

Медико-биологические факторы (материнские):

1. генетический;

2. эндокринный;

3. инфекционные заболевания;

4. иммунологические;

5. аномалии развития гениталий, ИЦН, травмы физические или психические, опухоли;

6. гестозы, патология беременности, неправильные положения и прикрепления плаценты.

Плодовый фактор:

1. генетические причины;

2. эндокринные;

3. инфекционные заболевания;

4. неинфекционные заболевания (ЗВРП, гипотрофия);

5. многоплодие.

Мужской фактор:

1. генетические причины;

2. нейроэндокринные причины;

3. психогенная патология спермы;

4. инфекционные заболевания.

Средовые факторы:

1. Климат;

2. окружающая среда;

3. особенности почвы, воды, радиация, работа на ЭВМ.

Этнографические факторы:

1. национальность;

2. возраст.

Социально-экономические факторы:

1. условия жизни;

2. профессиональные вредности;

3. интоксикация (алкоголь, табак).

При самопроизвольных выкидышах до 40% причина не выявляется. При выкидышах до 6 недель в 70–75% выявляются генетические нарушения (хромосомные аномалии). В 10–15% случаев – невынашивание эндокринного генеза.

Таблица. Перинатальный период

Стандартный перинатальный период
154 196 259 280 168 часов жизни
22 нед. 28 нед. 37 нед. 40 нед.
500 гр. 1000 гр. 2500 гр. 3500 гр.

В нашем стационаре перинатальная смертность составила за 1996 г 19 ‰, а за 2006 год – 4,7 ‰.

Перинатальная смертность

#i_001.jpg   

Факторы риска невынашивания беременности разделяются на определяющие и сопутствующие.

Определяющие делятся на две большие группы:

1. По силе влияния (4 группы):

• максимального риска;

• значительного риска;

• среднего риска;

• малого риска.

II. По характеру влияния:

• осложнения беременности F=31,3;

• осложнения родов F=21,4;

• качество помощи F=18,8;

• социально-демографические F=19,2;

• гестационный возраст F=225,3;

• масса тела при рождении F=124,2. \

Уровни оказания помощи при вынашивании:

1. Специализированные приемы.

2. Консультативная помощь.

3. Специализированные стационары.

4. Перинатальные центры (лучше всего).

Задачи врача:

1. выявление причин;

2. реабилитация к предстоящей беременности,

3. адаптированное ведение запланированной беременности.

Клиническая картина преждевременного прерывания беременности зависит от стадии выкидыша и срока беременности, жалобы на боли в низу живота и поясницы, периодическое напряжение матки.

Различают 5 стадий течения раннего аборта:

1. угрожающий;

2. начавшийся;

3. аборт в ходу;

4. неполный;

5. полный аборт.

Правильный режим и лечение при первых двух стадиях аборта позволяют сохранить беременность. При последующих стадиях требуется удаление плодного яйца или его задержавшихся частей. Симптомы угрожающего и начавшегося аборта различают по состоянию шейки матки (неизмененная или несколько укороченная с закрытым или приоткрытым каналом) и интенсивности болевого синдрома, напряжению матки или наличие кровянистых выделений.

Диагностика

1. объективные данные;

2. изменение базальной температуры;

3. изменение кольпоцитограмм ›15%;

4. изменение уровня гормонов в крови и их экскреция с мочой прогестерон, эстрадиол и эстриол, прогнадиол, ХГ, 17-KS и ДЭА;

5. изменение тонуса при тонусметрии и гистерографии.

УЗИ признаки угрозы – низкое расположение эмбриона или предлежащей части, изменение формы плодного яйца, сокращение миометрия, отслойка хориона.

Лечение при угрозе прерывания в I триместре должно быть комплексным. Медикаментозные препараты, особенно гормональные, следует назначать по строгим показаниям и в минимальных дозах, сочетая их с немедикаментозными средствами (иглорефлексотерапия, эндоназальная гальванизация, электро- аналгезия):

1. постельный режим;

2. психотерапия и седативные средства (н-ка пустырника,валериана, тазепам, седуксен);

3. спазмолитики (папаверин, но-шпа, баралгин);

4. гормонотерапия под контролем гормонов крови или коль- поцитограмм:

• эстрогены с 5–6 недель; микрофоллин 0,05 мг табл. 2 раза; прогестерон 0,1% – 1,0 в/мышечно; туринал 5 мг 3 раза; ХГ 750–1000 ЕД 2 раза в неделю;

• при надпочечниковой гиперандрогении показан декса- метазон в дозе 0,5–0,125 мг в зависимости от экскреции 17-KS.

У женщин с привычным невынашиванием (гипофункция яичников, генитальный инфантилизм, пороки развития матки) гормональное лечение начинают с 5 недель – микрофаллин 1/21/4 таблетки; с 7 недель – туринал 5 мг 1–2 раза в день, затем 17- ОПК 12,5% 1 раз в 10 дней 2 мл в/мышечно + ХГ 750–1000ЕД 2 раза в неделю. Гормональную терапию продолжают до 14–16 недель, а эстрогены до 10 недель беременности.

Во II триместре беременности клиническая картина характеризуется болями, повышением тонуса матки, появляются признаки ИЦН.

Лечение – гормональная терапия не используется. Назначаются постельный режим, спазмолитики, седативные средства. Начиная с 18–20 недель назначают токолитическую терапию. То- колиз самый эффективный с использованием β-миметиков: пар- тусистин, бриканил, алупент, гинипрал. Назначают токолиз с в/венного введения β-миметика 0,5 мг партусистена в 400 мл 0,9% р-ра NaCl медленно с 8 до 40 капель в минуту в течение 712 часов, за 30 сек. до окончания инфузии дают per os 5 мг партусистена, а затем через 4–6 часов по 5 мг per os. Токолиз 2% р-ром MgSO4 200 мл в/венно капельно в течение часа 5–7 дней подряд.

Индометацин – на курс до 1000 мг:

1. 1-й день – 50 мг 4 раза;

2. 2–3-й день – 50 мг 3 раза;

3. 4–5-й день – 50 мг 2 раза;

4. 6–9-й день – 50 мг на ночь.

Сочетать с элекрофорезом MgSO4 синусоидальным модулированным током и электрорелаксация матки.

Одной из частых причин прерывания беременности во II–III триместрах служит патологическое состояние шейки матки, определяемое термином «недостаточность шейки матки» или «истмико-цервикальная недостаточность», которая наблюдается у 15–42,7% женщин, страдающих невынашиванием беременности. Недостаточность шейки матки структурными и функциональными изменениями истмического отдела матки. Шейка матки образована, в основном, из волокнистой соединительной ткани. Плотная мускулатура составляет немногим более 15% и не концентрируется в мышцы.

На высоте гистологического внутреннего зева количество волокнистой ткани уменьшается, количество мышечных волокон возрастает до 30% и, концентрируясь, играет роль сфинктера. Просвет перешейка представляет собой канал, который кверху переходит в полость тела матки, а книзу – в канал шейки матки. На всем протяжении этот канал выстлан слизистой оболочкой, строение которой характерно для слизистой тела матки.

В течение менструального цикла истмический отдел шейки матки претерпевает закономерные изменения. В I фазе истмический отдел расширяется. Во II фазе – сужается. Циклические изменения перешейка матки, в зависимости от фазы менструального цикла, свидетельствуют о том, что мускулатура перешейка матки реагирует на изменения уровня половых гормонов в течение менструального цикла.

Причины возникновения ИЦН:

1. повреждение мышечной системы (своего рода сфинктер шейки);

2. изменение пропорционального соотношения между соединительной и мышечной тканью;

3. нарушение нейро-гумаральных воздействий на шейку матки.

Органическая ИЦН возникает в результате повреждения системы, «закрывающей» полость матки:

1. выскабливание полости матки;

2. глубокие разрывы шейки матки после патологических родов;

3. акушерские операции – щипцы, плодоразрушающие.

Функциональная ИЦН. Патогенез сложен и недостаточно изучен:

1. при гипоплазии матки;

2. при генитальном инфантилизме.

Механизм прерывания беременности при ИЦН состоит в том, что в связи с укорочением и размягчением шейки матки, зияния внутреннего зева и канала шейки матки плодное яйцо не имеет физиологической опоры в нижнем сегменте матки. При увеличении в/маточного давления по мере развития беременности плодные оболочки выпячиваются в расширенный канал шейки матки, инфицируются и вскрываются.

Лечение ИЦН лучше производить вне беременности индивидуально, в зависимости от ее причины.

Методы и модификация хирургического лечения ИЦН во время беременности можно разделить на 3 группы.

1. Механическое сужение функционально неполноценного внутреннего зева шейки матки.

2. Зашивание наружного зева шейки матки.

3. Сужение шейки матки путем создания мышечной дуб- ликатуры по боковым стенкам матки.

Наиболее оптимальным является I метод. Наиболее широкое распространение получили модификации метода Широдкара: метод Макдональда, круговой шов по методу Любимовой, П- образные швы по методу Любимовой и Мамедамявой.

Показания к хирургической коррекции ИЦН:

1. Наличие в анамнезе самопроизвольных выкидышей и преждевременных родов.

2. Прогрессирующая, по данным клинического обследования, ИЦН: изменение консистенции, укорочение, постепенное увеличение, «зияние» наружного зева и всего канала шейки матки и раскрытие внутреннего зева. Сроки коррекции с 11 до 27 недель; оптимально в 13–17 недель.

 

Преждевременные роды

Преждевременные роды являются одной из самых важных проблемы охраны здоровья матери и ребенка. Актуальность ПР обусловлена тем, что они определяют уровень перинатальной заболеваемости и смертности. На долю недоношенных детей приходится 60–70% ранней неонатальной смертности и 65–75% детской смертности, мертворождаемость при них наблюдается в 8–13 раз чаще, чем при своевременных.

Перинатальная смертность недоношенных в 33 раза выше, чем при своевременных родах.

Целесообразно разделение ПР на три периода с учетом гестации:

1. ПР в 22–27 недель

2. ПР в 28–33 недели

3. ПР в 34–37 недель

ПР в 22–27 недель (500–1000 гр.) чаще всего обусловлены ИЦН, инфицированием нижнего полюса плодного пузыря и преждевременным его разрывом. Поэтому в данной группе женщин, как правило, мало первобеременных.

Наличие инфекции в половом тракте исключает возможность пролонгирования беременности. Легкие плоды незрелы и добиться ускорения их созревания назначением медикаментозных средств матери за короткий период времени не удается. Поэтому исход для плода в этой группе наиболее неблагоприятный.

ПР в 28–33 недели (1000–1800 гр.) обусловлены более разнообразными причинами. Первобеременных в этой категории родов более 30%. Более чем у половины женщин возможна выжидательная тактика и пролонгирование беременности.

Несмотря на то, что легкие плода еще незрелы, удаётся назначением глюкокортикоидов добиться их ускоренного созревания через 2–3 суток. Поэтому исход родов для плода данного срока гестации более благоприятен, чем в предыдущей группе.

ПР в 34–37 недель (1900–2500 гр.) обусловлены еще более разнообразными причинами, процент инфицированных женщин гораздо меньше, чем в предшествующих группах и первобеременных более 50%. У большинства женщин этой группы возможна выжидательная тактика ведения родов. Легкие плода практически зрелы и не требуется введение средств для стимуляции созревания сурфактанта.

Лечение угрожающих ПР:

1. Постельный режим.

2. Психотерапия, седативные средства (н-ка пустырника, валерианы, триоксазин 0,3 х 3 раза, нозепам 0,01 х 3 раза, сибазон 0,015 х 2 раза.

3. Спазмолитики: метацин 0,1% – 1,0 в/м, баралгин 2,0 в/м, но-шпа 2,0 в/м 2–4 раза в сутки, папаверина гидрохлорид 2% – 2,0 в/м 2–3 раза.

4. MgSO4 25% – 10,0 + новокаин 0,25% – 0,5 в/м 2–4 раза в сутки.

5. β-миметики.

6. Электрорелаксация матки, иглорефлексотерапия, электроанальгезия.

7. Физиотерапия: электрофорез Mg синусоидальными модулированными токами.

 

Профилактика СДР у плода.

При угрозе ПР неотъемлемой частью терапии должна быть профилактика СДР у новорожденных. СДР развивается из-за недостатка сурфактанта в незрелых легких. Сурфактант – гестеро- генная смесь липидов и белков, синтезируемых в больших альвеолах, покрывает альвеолы, способствует их коллапсу при выдохе.

Под влиянием глюкокортикоидов наблюдается более быстрое созревание легких.

1. Дексаметазон 4 мг – 2раза в/м 2–3 дня или таблетки 2 мг – 4 раза в первый день; во второй день 2 мг – 3 раза; в третий день 2 мг – 2 раза;

2. преднизолон 60 мг в сутки 2 дня;

3. дексазон 4 мг в 1,0 в/м – 2 раза 2 дня.

Противопоказания для назначения глюкокортикоидов:

1. язвенная болезнь;

2. недостаточность кровообращения 3 ст.;

3. эндокардит;

4. нефрит;

5. тяжелые формы диабета;

6. остеопороз;

7. тяжёлая нефропатия.

Эуфиллин 2,4–10,0 в 10 мл 20% р-ра глюкозы в сутки 3 дня.

Лазольван 800–1000 мг в сутки в/венно капельно 5 дней.

Лактин 100 ЕД в/м – 2 раза 3 дня.

Этимизол 1,5% – 3,0 в/в на 200 мл 5% глюкозы.

Сурфактант на 1-й вдох.

Особенности ведения ПР:

1. Обезболивание.

2. Спазмолитики.

3. Без защиты промежности.

4. Эпизиотомия у первородящих.

5. Пудендальная анестезия 75 мл 0,25% р-ра новокаина с обеих сторон.

6. Введение лидазы 64–128 ЕД.

 

Переношенная беременность

Переношенная беременность, продолжительность, которой превышает физиологический срок на 10–14 дней после ожидаемого срока родов (290–294 дня). Различают истинное (биологическое) перенашивание и мнимое (хронологическое), или пролонгированную беременность.

При истинно переношенной беременности ребенок рождается с признаками переношенности, имеются изменения со стороны плаценты (жировое перерождение).

Пролонгированная беременность продолжается более 294 дней и заканчивается рождением доношенного, функционально зрелого ребенка без признаков перезрелости и опасности для его жизни.

Частота перенашивания составляет 1,4–14%, в среднем 8%.

Перенашивание беременности означает несвоевременное (запоздалое) возникновение родовой деятельности часто сопровождается:

1. нарушениями маточно-плацентарного кровообращения;

2. дистрофическими изменениями в плаценте;

3. возникновением у плода выраженного ацидоза и гипоксии;

4. перезреванием ЦНС, что делает её очень чувствительной к кислородному голоданию.

При развитии родовой деятельности часто наблюдаются нарушения сократительной активности матки, что ведет к увеличению числа оперативных вмешательств, к внутриутробному страданию плода и повышению перинатальной смертности в 2–3 раза.

При пролонгированной беременности более правильно роды называть своевременными, а при истинном перенашивании – запоздалыми родами перезрелым плодом.

ПБ следует рассматривать как патологию беременности, обусловленную состоянием матери и плода.

Перенашиванию способствуют:

1. инфантилизм;

2. перенесенные аборты;

3. воспалительные заболевания внутренних половых органов, которые вызывают изменения в нервно-мышечном аппарате матки;

4. эндокринные заболевания;

5. нарушение жирового обмена;

6. психические травмы;

7. токсикозы 2-й половины беременности;

8. возрастные первобеременные.

Главными патогенетическими моментами, ведущими к перенашиванию, являются функциональные сдвиги в ЦНС, вегетативные и эндокринные нарушения.

Большая роль принадлежит нарушению выработки эстрогенов, гестагенов, кортикостероидов, окситацина, некоторых тканевых гормонов (ацетилхолин, катехолалины, серотонин, кинины, гистамин, простогландины), ферментов, электролитов и витаминов.

Определенное значение имеет состояние плода и плаценты: дегенерация, кальцификация, диссоциация её созревания.

 

Клиника

Клиническая картина выражена неярко, диагностика вызывает трудности:

1. Отсутствие нарастания массы беременной или её снижение более чем на 1 кг.

2. Меньшение окружности живота на 5–10 см.

3. Уменьшение количества вод.

4. Снижение тургора кожи.

5. Маловодие и зеленое окрашивание околоплодных вод.

6. Отсутствие болезненности при надавливании на матку (признак Дольфа).

7. Более высокое стояние дна матки.

8. Усиление или ослабление движений плода.

9. Изменение частоты, ритма и тембра сердечных тонов плода.

10. Незрелость шейки матки.

11. Крупные размеры плода.

12. Увеличение плотности костей черепа, узость швов и родничков.

Диагноз ПБ обычно ставят на основании анамнеза и данных, полученных при клинических, лабораторных и инструментальных методах исследования.

Дополнительные методы исследования:

1. Амниоскопия с 6-го дня после предполагаемого срока родов через каждые два дня.

2. КТГ – ФКГ и ЭКГ плода монотонность ритма, отсутствие или извращение реакции сердечной деятельности плода на дыхательные пробы.

3. УЗИ – маловодие, снижение толщины плаценты и III степень её зрелости, кальциноз плаценты, более выраженные контуры костей головки плода.

4. Снижение эстриола в моче.

5. КПИ – много парабоцальных клеток.

6. Выявление безъядерных жировых клеток в амниотической жидкости.

7. Амниоцетез – воды зеленоватые или интенсивно зеленые с высокой оптической плотностью.

8. Обнаружение при иммунохимическом исследовании крови трофобластического Р-глобулина подтверждает плацентарную недостаточность при перенашивании.

Окончательно диагноз истинного перенашивания ставится после родов.

Перезрелость новорожденного 3 степени:

1. Новорожденный с сухой, но нормального цвета кожей, сыровидная смазка почти отсутствует, околоплодные воды почти светлые, общее состояние удовлетворительное.

2. Сухость кожных покровов выражена больше, есть явления гипотрофии плода, воды, пуповина, кожа окрашены мекони- ем в зеленый цвет.

3. Воды, кожа, ногти новорожденного имеют желтую окраску, что указывает на более длительную гипоксию плода.

Плацента – петрификаты, жировое перерождение, оболочки зеленого цвета, «тощая» пуповина, увеличение массы и размеров плаценты, уменьшение её толщины, особенно выражены склеротические изменения.

Родоразрешение необходимо проводить при перенашивании две недели. При выборе метода родоразрешения большое значение имеет готовность (зрелость) шейки матки к родам.

Для определения тактики ведения беременности и родов при перенашивании необходимо учитывать:

1. состояние плодного пузыря (цел или несвоевременно вскрылся);

2. акушерский анамнез;

3. возраст женщины;

4. вид предлежания;

5. экстрагенитальные заболевания.

Во всех случаях подтвержденного диагноза ПБ и хорошем состоянии плода необходимо создавать ГГВК фон в течение 5–710 дней до «созревания шейки матки».

При преждевременном излитии вод, а также при страдании плода, независимо от целости плодного пузыря, надо создавать ускоренный гормональный фон.

С целью создания ускоренного гормонального фона раствор фолликулина вводится вместе с 1 мл эфира в/мышечно или в заднюю губу шейки матки; через 2–3 часа гормоны применяют повторно 3–4 раза.

Нередко во время или вскоре после создания ГГВК у женщины самопроизвольно развивается родовая деятельность.

При её отсутствии необходимо назначить родовозбуждение.

К выбору метода родовозбуждения надо подходить индивидуально в зависимости от готовности организма беременной к родом, состояния плода, целости плодного пузыря. Окситоциновый тест.

При достаточном количестве околоплодных вод, хорошем состоянии плода родовозбуждение следует проводить при целом плодном пузыре.

Для родовозбуждения можно применять простагландины Е2 и F2a, простин, простенон, энзопрост. Они вводятся в/венно капельно, медленно с постепенным увеличением количества капель в течение всего родового акта, включая и ранний послеродовый период.

Окситоцин 5 ед. на 5% р-ре 500 мл глюкозы. При отсутствии эффекта от родовозбуждения через день назначается повторное родовозбуждение после амниотомии.

При маловодии, нефропатии, страдании плода родовозбуждение начинается с амниотомии и при отсутствии эффекта в течение 2–3 часов приступают к введению окситоцина или простагландинов.

Плановое кесарево сечение показано:

1. при «незрелой» шейке матки;

2. при отсутствии эффекта от родовозбуждения (при целом плодном пузыре);

3. у первородящих старше 30 лет;

4. при тазовом предлежании плода;

5. больших размерах плода и узком тазе;

6. у женщин с отягощённым акушерским и соматическим анамнезом (бесплодие, осложненное течение предыдущих родов, мертворождение);

7. при предлежании и преждевременной отслойке нормально расположенной плаценты;

8. при неправильном положении плода;

9. при наличии рубца на матке;

10. при внутриутробной гипоксии плода.

Основными показаниями к кесареву сечению в родах являются:!) отсутствие эффекта от родовозбуждения в течение 3–5 часов при вскрытом плодном пузыре; 2. аномалии родовой деятельности, не поддающиеся лечению; 3. клинически узкий таз; 4. гипоксия плода.

У женщин с ПБ необходимо тщательное наблюдение за характером родовой деятельности и состоянием плода.

Независимо от родовозбуждения, при установлении регулярной родовой деятельности и открытии маточного зева на 2–4 см показано введение обезболивающих 1 мл 2% раствора промедола; спазмолитиков 1 мл 1% раствора папаверина, 2 мл но-шпы.

Необходимо проводить тщательное наблюдение за сердцебиением плода и проводить профилактику гипоксии по методу Николаева: 2 мл 1% р-ра сигетина, 5% раствор гидрокарбоната натрия, кокарбоксилазу.

Во II периоде родов нередко выполняется рассечение промежности (периниотомия, эпизиотомия).

При запоздалых родах надо быть готовым к кровотечению.

В III периоде родов и раннем послеродовом периоде проводят профилактику путем продолжения введения окситоцина или простагландинов, если они уже вводились, или дополнительного введения метилэргометрина 1,0 внутривенно.

 

Лекция 10. Узкий таз в современном акушерстве

Необходимо различать два понятия: анатомически и клинически узкий таз.

Анатомически узким принято считать таз, в котором имеются явные анатомические качественные (архитектура) или количественные (размеры) изменения. Если сужение таза невелико, а плод небольшой, анатомически узкий таз может оказаться полноценным в функциональном отношении и не препятствовать естественному родоразрешению. Если размеры плода не соответствуют размерам таза, то такой таз является не только анатомически, но и клинически (функционально) узким.

К клинически узкому относят таз с нормальными размерами и формой, который при крупном плоде и (или) неправильных вставлениях головки оказывается функционально неполноценным.

Анатомически узкий таз встречается в 1–7% случаев. 

 

Классификация.

Анатомически узкий таз классифицируют по форме и степени сужения. В отечественном акушерстве принята следующая классификация.

Часто встречающиеся формы:

1. Поперечносуженный таз.

2. Плоский таз:

• простой плоский таз;

• плоскорахитический таз;

• таз с уменьшенным прямым размером плоскости широкой части полости малого таза.

3. Общеравномерносуженный таз.

Редко встречающиеся формы:

1. Кососмещенный и кососуженный таз.

2. Таз, деформированный переломами, опухолями, экзостозами.

Степень сужения таза определяется размером истинной конъюгаты:

1. I степень – истинная конъюгата менее 11 см и больше 9 см;

2. II степень – истинная конъюгата меньше 9 см и больше 7 см;

3. III степень – истинная конъюгата меньше 7 см, но больше 5 см;

4. IV степень – истинная конъюгата меньше 5 см.

Эта классификация не лишена недостатков: III и IV степени сужения таза в настоящее время практически не встречаются; судить по истинной конъюгате о степени сужения поперечносу- женного таза невозможно.

 

Этиология.

Причинами формирования анатомически узкого таза являются недостаточное питание или чрезмерные физические нагрузки в детском возрасте, рахит, травмы, туберкулез, полиомиелит. Способствуют этому нарушения гормонального статуса в период полового созревания: эстрогены стимулируют рост таза в поперечных размерах и его окостенение, андрогены – рост скелета и таза в длину.

 

Диагностика.

Узкий таз диагностируют на основании данных анамнеза, общего и акушерского обследования и результатов дополнительных исследований.

Собирая анамнез, обращают внимание на наличие всех факторов, которые могут привести к развитию патологии костного таза (заболевания, травмы, занятия спортом, балетом в детстве). Подробно расспрашивают о течении и исходах предыдущих родов (мертворождения, родовые травмы у плода, оперативные вмешательства, травмы родовых путей у матери).

Обследование женщины начинают с измерения роста, массы тела, обращают внимание на телосложение, наличие деформаций костей скелета.

При наружном акушерском обследовании беременной обращают внимание на остроконечную форму живота у первородящих, отвислую – у повторнородящих. Используя все возможные методы, определяют массу плода, положение плода, отношение предлежащей части ко входу в малый таз. У беременных с узким тазом чаще встречаются поперечные и косые положения плода. Предлежащая часть остается подвижной над входом в таз.

С особой тщательностью производят измерения большого таза. Уменьшение размеров таза и нарушение их соотношений дают возможность установить не только наличие узкого таза, но и его форму. Обращают на себя внимание необычная форма и уменьшенные размеры пояснично-крестцового ромба. Информацию о толщине костей малого таза можно получить, используя индекс Соловьева: окружность лучезапястного сустава, превышающая 15 см, свидетельствует о значительной толщине костей и, следовательно, об уменьшении объема малого таза.

Для диагностики проводят влагалищное исследование, с помощью которого определяют емкость малого таза, форму крестцовой впадины, наличие ложного мыса, экзостозов и других деформаций. Измеряют диагональную конъюгату, на основании которой вычисляют истинную конъюгату и степень сужения таза.

С наибольшей точностью судить о форме и размерах малого таза можно на основании дополнительных методов исследования: рентгенопельвиметрии, компьютерной томографии, ядерномаг- ниторезонансной томографии, ультразвуковой пельвиметрии, которые постепенно внедряются в акушерскую практику.

Поперечносуженный таз характеризуется уменьшением более чем на 0,5 см поперечных размеров малого таза. Прямые размеры не уменьшены, а у некоторых женщин даже увеличены. Точная диагностика такой формы таза возможна только на основании рентгено- или ультразвуковой пельвиметрии. Обычное акушерское обследование дает возможность заподозрить попе- речносуженный таз. У женщины может быть мужской тип телосложения, большой рост. Развернутость крыльев подвздошных костей несколько уменьшена, сужена лобковая дуга, поперечный размер пояснично-крестцового ромба менее 10 см. Наружная пельвиметрия малоинформативна. При влагалищном обследовании можно обнаружить сближение седалищных остей и узкий лобковый угол.

Особенности архитектоники малого таза могут отражаться на особенностях биомеханизма родов. При небольших размерах плода и незначительном уменьшении поперечных размеров таза биомеханизм родов может быть обычным, как при затылочном вставлении. Если уменьшение поперечных размеров малого таза выражено и сочетается с увеличением прямого размера входа в малый таз, то отличия в биомеханизме родов существуют. Они выражаются в том, что головка сагиттальным швом вставляется в прямой размер входа в малый таз. Чаще затылок обращается кпереди. Затем происходит усиленное сгибание головы, и в таком виде она проходит все плоскости малого таза, не совершая поворота. На тазовом дне малый (задний) родничок подходит под нижний край лобка. Разгибание происходит как при переднем виде затылочного вставления. Однако не всегда головка может преодолеть вход в малый таз; в таких случаях выявляется несоответствие ее размеров и размеров входа в малый таз со всеми клиническими проявлениями. Если поперечносуженный таз не имеет увеличения прямого размера входа в таз, то биомеханизм родов несколько иной. Для него характерен выраженный косой асинк- литизм, когда передняя теменная кость первой преодолевает вход в малый таз. При этом роды возможны как в переднем, так и в заднем (чаще) виде.

Простой плоский таз характеризуется приближением крестца к лобку, при этом уменьшаются прямые размеры всех плоскостей малого таза. Крестцовая впадина при этом уплощается. Поперечные размеры остаются неизмененными. При определении размеров большого таза обнаруживают уменьшение наружной конъюгаты, при этом поперечные размеры не изменены (например, distantia spinarum – 25 см; distantia cristarum – 28 см; dis- tantia trochanterica – 31 см; conjugata externa – 17,5 см). Уменьшается вертикальный размер крестцово-поясничного ромба. При влагалищном обследовании обычно легко достигается мыс и определяется уплощение крестцовой впадины.

Биомеханизм родов имеет свои отличия. Вставление головки происходит сагиттальным швом в поперечном размере входа в малый таз. Сгибание не выражено, возможно некоторое разгибание. Из-за уменьшения прямого размера входа головке приходится прилагать усилие для крестцовой ротации: при этом формируется выраженное асинклитическое вставление. Передний асинклитизм со смещением сагиттального шва к мысу является приспособительным вариантом. При заднем асинклитизме с резким смещением сагиттального шва кпереди продвижение головки может остановиться. Внутренний поворот головки происходит с запозданием, иногда он полностью не совершается, и головка рождается в косом размере.

Плоскорахитический таз не представляет трудности для диагностики. У женщин, перенесших тяжелую форму рахита в детстве, сохраняются его явные признаки: квадратная форма черепа, выступающие лобные бугры, «куриная» грудная клетка, саблевидные голени. Характерные признаки дает пельвиметрия. Развернутые крылья подвздошных костей сближают размеры distantia spinarum и distantia cristarum. Уменьшается наружная конъюгата (например, distantia spinarum – 26 см; distantia cristarum – 27 см; distantia trochanterica – 30 см; conjugata externa – 17,5 см). Пояснично-крестцовый ромб деформирован: его верхняя часть уплощена, вертикальный размер уменьшен.

При влагалищном обследовании обнаруживают выступающий мыс, уплощение крестца и отклонение его кзади, что увеличивает размеры выхода из малого таза.

Биомеханизм родов при плоскорахитическом тазе имеет свои особенности. Три момента биомеханизма родов (вставление, некоторое разгибание, крестцовая ротация) происходят как при простом плоском тазе. После преодоления плоскости входа в малый таз головка чрезвычайно быстро совершает внутренний поворот и, следовательно, чрезвычайно быстро опускается на тазовое дно. Дальнейшие этапы биомеханизма происходят обычно.

Плоский таз с уменьшенным прямым размером плоскости широкой части полости малого таза характеризуется резким уплощением крестцовой впадины, увеличением длины крестца, уменьшением прямого размера широкой части полости, отсутствием различий в прямых размерах всех плоскостей таза. Наиболее информативно измерение лобково-крестцового размера: ножки тазомера устанавливаются на середине лобкового сочленения и на месте соединения II и III крестцовых позвонков. В норме этот размер равен 21,8 см. Уменьшение его на 2,5 см свидетельствует об уменьшении прямого размера широкой части полости таза.

Биомеханизм родов во многом сходен с предыдущими вариантами при плоском тазе. Преодоление входа в малый таз головка совершает сагиттальным швом в поперечном размере с некоторым разгибанием и выраженным асинклитизмом, испытывая при этом достаточные затруднения. Внутренний поворот головка совершает с запозданием.

Общеравномерносуженный таз характеризуется уменьшением всех размеров таза на одинаковую величину. Он встречается у женщин небольшого роста (менее 152 см), имеющих правильное телосложение. Наружная пельвиметрия выявляет равномерное уменьшение всех размеров (например, distantia spinarum – 23 см; distantia cristarum – 25 см; distantia trochanterica – 27 см; con- jugata externa – 17 см). Ромб Михаэлиса симметричный, с равномерным уменьшением вертикального и горизонтального размеров. При влагалищном обследовании определяют равномерное уменьшение емкости малого таза.

Биомеханизм родов при общеравномерносуженном тазе следующий: с некоторой задержкой происходит вставление головки сагиттальным швом в одном из косых размеров входа в таз; затем совершается усиленное сгибание, по проводной оси таза устанавливается малый (задний) родничок; дальнейшие этапы биомеханизма родов происходят как при затылочном вставлении, но в замедленном темпе.

 

Течение родов.

У женщин с узким тазом течение родов имеет свои особенности. В I периоде родов чаще наблюдается слабость родовых сил. Головка длительное время остается подвижной над входом в таз, отсутствует пояс соприкосновения, не происходит разделения околоплодных вод на передние и задние, что приводит к несвоевременному излитию околоплодных вод. Подвижная предлежащая часть при отошедших водах создает условия для выпадения пуповины и мелких частей плода. Это осложнение представляет непосредственную угрозу жизни плода.

Первичная слабость родовой деятельности в сочетании с преждевременным и ранним излитием околоплодных вод способствует гипоксии плода и восхождению инфекции.

Во II периоде возможно развитие вторичной слабости родовой деятельности, так как продвижение головки затруднено и требует сильного сокращения матки. Замедленное продвижение головки по родовому каналу может привести к сдавлению мягких тканей, некрозу и в дальнейшем к образованию свищей. При полном раскрытии шейки матки может выявиться несоответствие (диспропорция) размеров головки и таза; продолжающаяся родовая деятельность приводит к перерастяжению нижнего сегмента и разрыву матки.

Ведение родов. Особенности течения родов требуют особого подхода к их ведению. Женщины с анатомически узким тазом должны быть госпитализированы в акушерский стационар за 2 нед. до родов. В дородовом отделении беременную тщательно обследуют. Уточняют форму и, что очень важно, размеры таза, степень его сужения. Определяют положение, предлежание, массу плода, оценивают его состояние. Выявляют сопутствующую акушерскую и экстрагенитальную патологию.

Оценив результаты обследования беременной, выявляют показания для планового кесарева сечения:

1. сужение таза III-IV степени;

2. наличие экзостозов, значительных посттравматических деформаций, опухолей;

3. наличие оперированных мочеполовых и кишечно- половых свищей;

4. сужение таза I и II степени в сочетании с крупным плодом, тазовым предлежанием, неправильным положением плода, перенашиванием беременности, бесплодием и мертворождением в анамнезе, рождением в прошлом травмированного ребенка, рубцом на матке.

В остальных случаях роды предоставляются естественному течению. В I периоде родов при подвижной головке плода роженица должна соблюдать постельный режим в положении на боку, соответствующем позиции плода, что способствует некоторому усилению родовой деятельности и предупреждает несвоевременное (раннее) излитие околоплодных вод.

Тщательное наблюдение за характером родовой деятельности, состоянием плода, вставлением головки и излитием околоплодных вод помогает своевременно распознать отклонения от нормального течения родового акта и принять соответствующие меры.

При выявлении первичной слабости родовой деятельности родостимулирующую терапию проводят с особой осторожностью, скрупулезно наблюдая за характером схваток (не усиливая их чрезмерно!), вставлением и продвижением головки плода, состоянием нижнего сегмента матки и, главное, за состоянием внутриутробного плода.

Если произойдет излитие околоплодных вод, необходимо срочно произвести влагалищное обследование для своевременной диагностики возможного выпадения пуповины. Обнаружив во влагалище пульсирующие петли пуповины, акушер, не вынимая руки, отодвигает головку вверх от входа в таз; роженица переводится в операционную для срочного кесарева сечения. Такие действия врача предупреждают сдавление пуповины между костями малого таза и головкой плода и сохраняют ему жизнь.

Особая ответственность возлагается на акушера при ведении периода изгнания. Хотя известно, что роды через естественные родовые пути с благоприятным исходом для матери и плода возможны у 80% женщин с I степенью сужения таза и у 60% со II степенью, а помощь врача ограничивается обязательной перинеотомией, остается значительная часть рожениц, у которых выявляются затруднения или невозможность родоразрешения через естественные родовые пути.

Чтобы сохранить здоровье матери и ребенка, необходимо своевременно диагностировать степень выраженности клинического несоответствия таза головке плода. Роды могут закончиться благополучно при относительном несоответствии, признаками которого являются особенности вставления головки и биомеханизма родов, свойственные имеющейся форме сужения таза, хорошая конфигурация головки. Эти признаки определяют при влагалищном обследовании.

Если в процессе наблюдения за роженицей появляются признаки абсолютного несоответствия, то роды необходимо срочно закончить операцией кесарева сечения.

К таким признакам относятся:

1. отсутствие продвижения головки при хорошей родовой деятельности;

2. задержка мочеиспускания или появление примеси крови в моче;

3. появление отека шейки матки, симулирующего неполное раскрытие;

4. появление потуг при высоко стоящей головке;

5. положительный признак Вастена.

Для решения вопроса об оперативном родоразрешении не обязательно наличие всех признаков несоответствия, достаточно двух-трех в разных сочетаниях, чтобы кесарево сечение оказалось своевременным, а исход для матери и ребенка – благополучным.

Одним из таких простых и достаточно информативных признаков является признак Вастена. Оценка его производится при полном раскрытии шейки матки, излитии околоплодных вод и прижатой головке. Определяют угол между головкой плода и лобковым сочленением роженицы. Если угол обращен вниз, то признак Вастена считается положительным: роды через естественные пути невозможны. Если угол обращен вверх, то признак Вастена отрицательный: роды через естественные родовые пути возможны. Если лобковое сочленение и головка находятся в одной плоскости, то признак Вастена – «вровень»: самостоятельные роды возможны при хорошей родовой деятельности и достаточной конфигурабельности головки плода.

Среди показаний для кесарева сечения при узком тазе, кроме диспропорции размеров плода и таза матери, имеют значение слабость родовой деятельности и гипоксия плода. Слабость сократительной деятельности нередко осложняет роды при узком тазе, а назначение сокращающих матку средств ограничивается опасностью разрыва матки, поэтому расширяются показания к абдоминальному родоразрешению. Прохождение плода по родовому пути при сужении таза представляет для плода большую трудность, проделать его без родовой травмы плод, находящийся в состоянии гипоксии, не может. Поэтому в его интересах показано кесарево сечение.

Таким образом, ведение родов у женщин с узким тазом представляет собой большую сложность для акушера.

Профилактика. Проблема профилактики родов при наличии узкого таза должна иметь социальное, общебиологическое и медицинское решение. В настоящее время врач-акушер не имеет возможности влиять на возникновение данной патологии, но может и должен предупредить осложнения родов при узком тазе и обеспечить матери здорового ребенка, а ребенку – здоровую мать.

 

Лекция 11. Физиология и патология сократительной деятельности матки

 

Анатомия матки.

Развивается из двух мюллеровых протоков. На 8 неделе образуется шейка и перешеек, к 26–28 нед. формируется дно и тело матки.

Стенка из 3-х слоев – серозная оболочка, мышечная и слизистая.

Миометрий: наружный слой, срединный (васкулярный) и внутренний.

Наружный – продольные и косорасположенные мышцы – переходят в круглые связки, перешеек и крестцово-маточные связки.

Срединный – обеспечивает основную сократительную силу, пронизан, к тому же кровеносными сосудами, состоит из сетчатого коллагенового каркаса. Толщина его максимально выражена в верхних отделах матки. Основная масса волокон располагается продольно, а в нижнем сегменте и шейке матки – поперечно.

Внутренний слой состоит преимущественно из поперечных мышечных волокон.

Мышечные волокна передней стенки матки соединены более рыхло, поэтому растяжение матки во время беременности происходит, в основном, за счет передней стенки.

Механизм сокращения волокна – деполяризация мембраны → калий – натриевый насос → переход ионов Са внутрь клетки и блокирование белка тропонина → актин соединяется с миозмином → использование энергии АТФ; эстрогены усиливают синтез РНК, прогестерон – синтез сократительных белков.

Иннервация: поясничный, нижний подчревный и крестцовый отделы симпатического ствола.

Тело матки – симпатическая иннервация.

Шейка матки – парасимпатическая иннервация.

Двойная иннервация имеет исключительно важное значение в обеспечении тонкой и точной регуляции матки, направленной на осуществление единой функции (сохранить беременность, либо изгнать плод из матки). Соответственно, в матке 2 типа адре- норецепторов. Стимуляция а-адренорецепторов повышает возбудимость, усиливает тонус и сократительную активность матки. Они образуются при участии эстрогенов и на них оказывают воздействие простагландины, окситоцин, серотонин, гистамин, питуитрин, карбохолин.

Активация β-рецепторов снижает тонус, возбудимость и сократительную активность, образуются под воздействием прогестерона и релаксина.

Сократительная активность регулируется 3 типами регуляции:

1. миогенная – основана на особенностях структуры мио- метрия;

2. нейрогенная – медиаторов ЦНС и вегетативной н.с.;

3. эндокринная – воздействие на специфические адренерги- ческие рецепторы соответствующих гормонов.

3. Кровообращение.

Осуществляется из 2-х источников: а. uterina- ветвь внутренней подвздошной артерии и а. ovarica, отходящая от брюшной аорты, опускающейся с мочеточниками в малый таз, по воронко тазовой связке подходит к воротам яичника и отдает ветви к матке. Вены сопровождают артерии и образуют венозные сплетения. В венах матки отсутствуют клапаны. Во время беременности образуются многочисленные анастамозы. Спиральные артерии проходят через миометрий и базальную мембрану и достигают межворсинчатого пространства, где теряют мышечные и эластические волокна. Сосудистое сопротивление во время беременности снижается на 25%. Перед родами миометральный контур содержит до 1000 мл крови. При повышении внутриматочного давления свыше 30 мм/рт.ст. прекращается кровоток в интравиллезном пространстве, что может наблюдаться при тяжелой гипертонической дисфункции сократительной деятельности матки и при длительных потугах.

 

Физиология родовой деятельности

1. Концепции биомеханизма родов:

• контракция – ретракция – дистракция;

• тройной-нисходящий градиент;

• гидравлический клин;

• гемодинамическая (дискретно-волновая) теория.

2. Подготовительный период (прелиминарный):

• влияние эстрогенов, кортизола и простагландинов на матку и шейку матки;

• созревание шейки матки (шкала Бишопа): незрелая, недостаточно зрелая и зрелая;

• собственно предвестники родов.

3. Развитие родовой деятельности (плод-инициатор начала родов). Основные нейро-эндокринные сдвиги, определяющие начало физиологических родов, возникают в системе эпифиз- гипоталамус-гипофиз-надпочечники плода.Плод является инициатором начала родов (см. схему Ligginsg. C. -1976–1993 гг.).

4. Роды – процесс изгнания (извлечения) плода и элементов плодного яйца после достижения плодом жизнеспособности под действием изгоняющих сил.

Процесс физиологических родов включает в себя:

1. развитие автоматической сократительной деятельности;

2. изменение структуры шейки матки;

3. растяжение нижнего сегмента (образование контракцион- ного кольца);

4. раскрытие шейки матки до 10–12 см;

5. продвижение плода;

6. отделение и выделение плода.

Роды физиологические и оперативные. Размеры плода, сроки родов, признаки жизни плода (пульсация сосудов пуповины, отдельные мышечные подергивания, дыхательные движения, отдельные сердечные сокращения).

Роды:

1. стремительные до 2 ч.;

2. быстрые до 4 ч.;

3. затяжные – более 12 часов.

Периоды родов:

1. Раскрытие шейки матки (схватки):

• латентная фаза;

• активная фаза;

2. Изгнание плода (схватки+потуги).

3. Отделение и выделение последа (механизмы: центральный и периферический).

Оценка сократительной деятельности матки.

В латентную фазу систола схватки больше, чем в диастолу, по мере про- грессирования раскрытия шейки (активная фаза родов) появляется другой тип сокращения, при котором диастола более длительна, чем систола.

Сила сокращения зависит от базального тонуса, толщины миометрия, префузионного кровяного давления в матке. Чем выше базальный тонус, тем меньше амплитуда сокращения. При гипертонусе матки (дискоординация родовой деятельности) схватки могут быть частыми, болезненными, но слабыми по силе (низкая амплитуда сокращений матки).

В оценке сократительной деятельности матки в родах имеют значение следующие показатели:

1. Возбудимость – отражает степень синхронизации матки к сокращению.

2. Тонус – длительное общее напряжение матки.

3. Базальный тонус – (тонус покоя) напряжение миометрия в паузу между схватками (10–12 мм рт.ст.). Кровоток через матку обратно пропорционален базальному тонусу миометрия.

4. Систола схватки – длительность 40–60 с, кривая сокращения матки в схватку напоминает конфигурацию колокола.

 5. Диастола схватки – период расслабления, составляет 2/3 продолжительности всего сократительного процесса – 80–120 с.

6. Амплитуда (сила) сокращения (30–120 мм рт.ст.) – разница между базальным тонусом и величиной пика сокращения.

 7. Маточный цикл – время от начала одной схватки до начала следующей = 120–180 с. Количество циклов в родах от 180 до 300.

8. Частота схваток определяется числом сокращений матки за 10 мин. – при нормальных родах от 3 до 5. Частота схваток больше или меньше этого интервала относится к патологии.

9. Порог болевой чувствительности определяется величиной внутриматочного давления и находится выше предела 25–30 мм рт.ст. Болезненность сокращения матки является следствием гипоксии на клеточном уровне, ишемии и ацидоза в миометрии.

10. Внутриматочное давление (ВМД) в родах составляет от 25–30 до 120 мм рт.ст.

Большое значение в диагностике характера патологии схваток имеет распространение волны сокращения. Волна чаще начинается в одном из трубных углов и распространяется с убывающей силой вниз. Скорость распространения составляет 2–5 м/сек.

Координированное сокращение матки – это сложное взаимодействие различно ориентированных гладкомышечных волокон и слоев матки, определяющее согласованную деятельность верхнего и нижнего отделов матки, обуславливающее постепенное и нетравматичное раскрытие шейки матки, изгнание плода и последа.

Влагалищное исследование в родах проводится не реже 1 раза в 4 часа (ВОЗ, 1993г.).

Показания к обязательному влагалищному исследованию в родах:

1. при поступлении;

2. при отхождении вод;

3. с началом родовой деятельности;

4. при аномалиях родовой деятельности через 2 часа;

5. перед проведением обезболивания;

6. при появлении кровянистых выделений из родовых путей;

7. при изменении состояния плода;

8. после рождения I плода при двойне;

9.перед проведением оперативного родоразрешения. 

 

Аномалии родовой деятельности 

Классификация (Х-МКБ, ВОЗ-1995г.) шифр – 062.

1. первичная слабость родовой деятельности:

• отсутствие прогрессирующего раскрытия шейки матки;

• первичная гипотоническая дисфункция матки;

2. вторичная слабость родовой деятельности:

• прекращение схваток в активной фазе родов;

• вторичная гипотоническая дисфункция матки;

3. другие виды слабости родовой деятельности:

• атония матки;

• беспорядочные схватки;

• нерегулярные схватки;

• слабые схватки;

4. стремительные роды;

5. гипертонические, некоординированные и затянувшиеся

• сокращения матки:

• контракционное кольцо;

• дискоординированная родовая деятельность;

• сокращения матки в виде песочных часов;

• гипертоническая дисфункция матки;

• титанические нарушения;

• дистоция матки;

6. затяжные роды.

Этиология

Причины аномалий родовой деятельности:

1. патология со стороны материнского организма;

2. патология со стороны плода и плаценты;

3. механические препятствия;

4. асинфронная готовность организма матери и плода к родам;

5. ятрогенные факторы;

6. алементарные факторы.

Клиника

Клинические признаки аномалий родовой деятельности:

1. нарушение основных характеристик схваток и базально- го тонуса;

2. асинхронность процессов раскрытия маточного зева и продвижения предлежащей части плода;

3. парадоксальная ишурия.

Патогенез

Патогенез аномалий родовой деятельности.

1. эстрогенная недостаточность;

2. уменьшение образования и низкая плотность a и р- адренорецепторов;

3. снижение синтеза и нарушение соотношения простаг- ландинов Е2 и F2a, изменение ритмичности выброса ок- ситоцина;

4. искажение действия главной регулирующей системы – вегетативной, которая координирует родовую деятельность;

5. снижение скорости и взаимодействие процессов в мио- метрии, поддерживающих энергетическое обеспечение матки;

6. изменение локализации «водителя ритма»;

7. в конечном итоге – энергетическое истощение матки и всего организма женщины.

Патологический прелиминарный период

Патологический прелиминарный период (ППП) – 10–17%, отражает дородовую гипертоническую дисфункцию матки – фальшивые роды (false labour), очень часто сочетаются с преждевременным излитием вод.

ППП характеризуется следующими признаками:

1. болезненные, нерегулярные дородовые схватки в течение 24–240 часов;

2. отсутствие развертывания нижнего сегмента матки;

3. не происходит «созревание» шейки матки;

4. возбудимость и тонус матки чрезмерно повышены;

5. предлежащая часть не прижимается ко входу в малый таз;

6. сокращения матки долгое время носят монотонный характер;

7. нарушается психо-эмоциональное состояние беременной;

8. как следствие ППП переходит либо в дискоординацию родовой деятельности, либо в первичную слабость схваток.

Лечение направлено на «созревание» шейки матки. Применяют электроанелгезию, электрорелаксацию матки, медикаментозную терапию.

При утомлении женщины назначают медикаментозный сон- отдых, седативные препараты.

В зависимости от степени «незрелости» шейки матки создают глюкозо-кальциево-гормонально-витаминный фон, применяют спазмолитики, анальгетики. Для срочной подготовки к родам используют препараты ПГЕ2 (простин, пропедил-гель, палочки ламинарии).

Максимальная длительность лечения ППП 3–5 дней, затем:

1. при «зрелой» шейке матки – амниотомия;

2. при «незрелой» шейке матки – кесарево сечение.

Слабость родовой деятельности.

Группы риска по возникновению слабости:

1. беременные, у которых в анамнезе есть указания на слабость родовых сил у ближайших родственников, дисменорею, воспалительные заболевания, инфантилизм;

2. патология матки (миома, аденомиоз, хронический эндометрит;

3. перерастяжение матки (крупный плод, многоплодие, мно- говодие);

4. возраст беременной (после 30 и до 18 лет);

5. наличие эндокринных нарушений;

6. особенности расположения плаценты (дно, передняя стенка);

7. анатомические изменения таза;

8. фетоплацентарная недостаточность.

Гипотоническая дисфункция матки в родах характеризуется

1. наличием следующих признаков:

2. возбудимость и тонус матки снижены. Тонус менее 10 мм рт.ст.;

3. схватки (а затем и потуги) с самого начала слабые, короткие, редкие;

4. структурные изменения шейки матки замедлены;

5. медленные продвижения предлежащей части;

6. нарушена синхронизация раскрытия шейки матки и продвижения головки;

7. плоский плодный пузырь;

8. нарушение процессов отделения и выделения последа.

Тактика, в первую очередь, зависит от состояния плода и плодово-плацентарного кровообращения.

Решение вопроса о методе родоразрешения обусловлено концепциями современного акушерства:

1. ребенок должен родиться живым и здоровым без гипок- сически-ишемических и травматических повреждений, особенно ЦНС и позвоночника;

2. необходимо максимально снизить риск применения акушерских щипцов, насильственного извлечения плода с помощью вакуум-экстрактора или ручных приемов, поворотов и других операций;

3. следует осознать опасность неблагополучных исходов для матери и плода при затяжных родах, длительной, многочасовой повторной родостимуляции;

4. для каждой роженицы составляют индивидуальный прогноз родов с учетом существующих и нарастающих факторов риска;

5. число предыдущих родов не должно влиять на расширение показаний к кесареву сечению, производимому по показаниям со стороны плода.

Тактика еще зависит от того, целы околоплодные воды или нет. Максимальный безводный период 10–12 часов, последний возможный срок оперативного родоразрешения 24 часа.

Родостимуляция является основным методом лечения гипотонической дисфункции матки – первичной или вторичной слабости родовой деятельности, которая проводится только при вскрытом плодном пузыре.

Перед родостимуляцией необходимы следующие подготовительно-лечебные мероприятия:

1. ускоренная подготовка шейки матки с помощью ПГЕ2 – 0,75 мл или пропедил-геля;

2. амниотомия;

3. насыщение организма беременной эстрогенами;

4. применение препаратов энергетического комплекса и улучшающих маточно-плацентарно-плодовый кровоток.

При целых околоплодных водах возможно применение акушерского сна-отдыха, электроанальгезии по Э. М. Каструбину.

Для родостимуляции применяются окситоцин и ПГ – чаще F2a.

Перед родостимуляцией необходимо исключить узкий таз, ту или иную степень диспропорции размеров головки и таза матери; несостоятельность стенки матки, неудовлетворительное состояние плода.

Правила родостимуляции:

1. Родостимуляция должна быть осторожной, чтобы добиться физиологического темпа родов.

2. Начинают с минимальной дозировки препарата (8–10 капель в 1 мин.) Sol. Natrii chlor. 0,9 % – 400,0 + Oxytocini 1,0–5МЕ, подбирая каждые 15 минут оптимальную дозу (не более 40 кап. В 1 мин.), при которой за 10 мин. проходит 3–5 схваток.

3. Родостимуляцию окситоцином и/или ПГ-Б2а проводят только при вскрытом плодном пузыре.

4. Длительность родостимуляции не должна превышать 3–5 часов.

5. Из-за опасности возникновения гипоксии плода и гипертонуса матки родостимуляция осуществляется не фоне введения спазмолитиков.

6. При недостаточной эффективности корригирующей терапии в течение 2-х часов дозу препарата можно увеличить вдвое.

7. Препарат выбирают в соответствии с естественным механизмом развития родовой деятельности: при небольшом раскрытии шейки матки (до 4 см) – ПГ-Е2. При открытии более 6 см, а также во II периоде родов используют ПГ-Б2а или окситоцин. Возможно их сочетание в половинной дозировке (потенциируют действие друг друга).

8. Внутривенный способ введения стимулирующих средств наиболее управляемый, контролируемый и эффективный.

9. При возникновении гипертонуса матки или дистресса плода инфузию прекращают до нормализации состояния пациентки и плода.

Быстрые роды

Быстрые и стремительные роды – вариант гипертонической дисфункции матки.

Различают:

1. «Уличные роды» – быстрые и безболезненные.

2. Стремительные роды из-за низкого сопротивления тканей шейки матки, что чаще всего обусловлено истмико-цервикальной недо статочностью.

3. После периода нормального раскрытия маточного зева внезапно происходит стремительное движение плода через все плоскости малого таза.

4. «Судороги матки» – схватки носят спастический, судорожный характер, одна схватка наслаивается на другую.

Причины – чрезмерно сильное воздействие на миометрий биоактивных веществ, медиаторов, наличие истмикоцервикальной недостаточности, одномоментное излитие большого количества вод, ятрогения.

Лечение: Немедленная релаксация миометрия (в основном, β-миметики, таколитики), прекращение проводимой родостиму- ляции.

Дискоординация родовой деятельности

Дискоординация родовой деятельности (гипертоническая дисфункция сократительной деятельности матки, некоординированные схватки, тетания матки).

Патогенез заключается в нарушении функционального равновесия вегетативной нервной системы.

Причины:

1. нарушение функционального равновесия вегетативной нервной системы:

• перевозбуждение центров гипоталамуса;

• ослабление ведущей роли центральной нервной системы;

• несвоевременное и неполное формирование доминантного очага в коре головного мозга;

• отсутствие симметричности расположения доминантного очага в коре головного мозга с односторонним расположением плаценты;

2. патологии эндометрия и шейки матки:

• пороки развития;

• воспалительные и рубцовые изменения стенки матки;

• «жесткая» шейка у возрастных первородящих;

3. наличие механического препятствия в родах:

• узкий таз;

• неправильные положения плода и вставления головки;

• низко расположенные миоматозные узлы;

4. перерастяжение матки;

5. фетоплацентарная недостаточность;

6. нейроэндокринные и соматические заболевания у матери;

7. снижение защитного действия антистрессовой системы мозга (эндорфины);

8. ятрогенные причины:

• неправильная помощь в родах;

• неправильное родовозбуждение или родостимуляция;

• недостаточное обезболивание;

• несвоевременная амниотомия при «плоском» плодном пузыре.

Выделяют три степени дискоординации родовой деятельности:

1. I степень характеризуется незначительным перевозбуждением вегетативной нервной системы, базальный тонус умеренно повышен (13–14 мм рт.ст.).

2. II степень – спастическая сегментарная дистоция матки (ба- зальный тонус 14–20 мм рт.ст.).

3. III степень – спастическая тотальная дистоция матки, базальный тонус очень высокий – более 20 мм рт.ст., возникает несколько водителей ритма, матка как бы разделяется на несколько зон, отсутствует фаза расслабления и покоя.

Основные клинические симптомы, предшествующие и сопутствующие дискоординации родовой деятельности:

1. незрелая шейка матки при доношенной беременности;

2. наличие патологического прелиминарного периода;

3. преждевременное излитие вод при незрелой шейке матки;

4. изначально повышенный тонус матки;

5. высокое стояние головки плода и отсутствие ее прижатия с началом родовой деятельности;

6. наличие маловодия и фетоплацентарной недостаточности;

7. схватки неравномерные по частоте, силе и продолжительности (систола › диастолы);

8. высокий тонус матки между схватками;

9. резкая болезненность схваток («разламывающие» боли в области крестца и поясницы);

10. затрудненное мочеиспускание, парадоксальная ишурия;

11. замедление раскрытия шейки матки и удлинение активной фазы родов;

12. спастическое сокращение шейки матки;

13. нарушение синхронности продвижения плода и раскрытия шейки матки;

14. нарушение биомеханизма родов за счет гипертонуса нижнего сегмента;

15. нарушение маточно-плацентарно-плодового кровотока;

16. «шнурующее» сдавление плода спастически сокращенным сегментом матки;

17. преждевременные, ранние потуги;

18. раннее образование родовой опухоли на головке плода;

19. дистоция шейки матки (симптом Шекеле – в схватке возрастает плотность шейки матки);

20. характерны вегетативные нарушения.

Лечение дискоординации родовой деятельности:

1. родостимулирующая терапия окситоцином, простаглан- динами и др. препаратами, повышающими тонус и сократительную активность матки, при дискоординации родовой деятельности противопоказана;

2. основными компонентами лечения дискоординации I ст. являются: спазмолитики, анестетики, токолитики, эпидуральная анестезия, средства, улучшающие тканевой метаболизм, седативные. Надо помнить, что роды ведутся под обязательным кардио- мониторным и гистерографическим контролем, с катетором в вене.

Учитывая неблагоприятное влияние сегментарной и тотальной дистоции на плод и новорожденного – ведение родов через естественные родовые пути является нецелесообразным, в крайнем случае, надо попытаться перевести гипердинамическую родовую деятельность в гипотоническую слабость схваток, снизить базальный тонус миометрия и при целых водах дать сон-отдых.

Влияние на плод. Аномалии сократительной деятельности матки в родах сопровождаются нарушением маточного, маточно- плацентарного и плацентарно-плодового кровотока. Именно снижение кровотока в плаценте является ведущим фактором в развитии гипоксии плода, как следствие, нарушается мозговой кровоток и развиваются ишемически-гипоксические (в том числе, геморрагические) повреждения.

Таблица. Дифференциальная диагностика при дискоординации и слабости родовой деятельности

Показатели сократительной деятельности матки Дискоординация Первичная слабость Физиологические роды
Возбудимость миометрия повышена снижена нормальные
Тонус матки (мм рт.ст.) повышен (13–18) снижен (9–6) нормальный (10–12)
Ритмичность схваток неритмичные ритмичные ритмичные
Частота за 10 мин. различная 1–2 3–5
Продолжительность схватки (с) 100–120 20–30 60–90
Сила схватки (мм рт.ст.) <30 <30 30–35
Длительность систолы (с) 40 и > <30 30–40
Длительность диастолы (с) 60 40 40–60
Отношение систолы к диастоле 1–1,5 0,7 0,7
Болезненность схваток резко болезненные мало болезненные мало умеренные
Раскрытие шейки матки резко замедлено замедлено прогрессирует
Продвижение плода резко замедлено замедлено прогрессирует
Полноценность плодного пузыря неполноценный неполноценный полноценный
Общее внутриматочное давление (ВМД, мм рт.ст.) менее 40 менее 40 40–60

 

Лекция 12. Кровотечения во время беременности

Акушерские кровотечения – это кровотечения из матки и других органов репродуктивной системы, связанные с выполнением детородной функции.

Они занимают одно из первых мест среди причин материнской и перинатальной смертности.

У женщин, перенесших массивные кровотечения в связи с родами, нередко развиваются эндокринопатии (нейроэндокринный синдром, синдром Шихана и др.)

Частота акушерских кровотечений имеет постоянную тенденцию к снижению, но остается еще достаточно высокой – 2–3% в настоящее время (5–10% в 60-е годы).

 

Классификация

По причинам, приводящим к акушерским кровотечениям

В первую половину беременности:

1. патология и варианты прерывания беременности:

• начавшийся и неполный аборт;

• пузырный занос;

• внематочная беременность;

2. полипы и эрозии шейки матки;

3. рак шейки матки;

4. варикозное расширение вен влагалища и шейки матки.

Во вторую половину беременности:

1. перечисленные выше причины:

2. предлежание плаценты;

3. преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты.

В первом периоде родов:

1. предлежание плаценты;

2. преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты;

3. повреждения шейки матки и тела матки.

Во втором периоде родов: те же причины, что и в первом периоде, чаще отмечаются разрывы матки и других половых органов.

В третьем периоде родов:

1. патология прикрепления и отделения плаценты;

2. нарушение рождения последа;

3. травмы родовых путей и разрывы матки.

В раннем послеродовом периоде:

1. нарушение сократительной способности матки;

2. нарушение коагулирующих свойств крови;

3. разрывы матки и повреждения родовых путей.

В позднем послеродовом периоде:

1. остатки плаценты;

2. плацентарный полип.

По объему кровопотери:

1. стадия острой кровопотери;

2. синдром массивной кровопотери;

3. геморрагический шок.

При акушерских кровотечениях нередко возникают коагу- лопатии по типу ДВС-синдрома.

 

Предлежание плаценты (placenta praevia)

Предлежание плаценты – неправильное прикрепление плаценты в матке.

В норме плацента прикрепляется в области тела матки и своим нижним краем не доходит до внутреннего зева на 7 см и больше.

Классификация

1. Центральное предлежание плаценты (p.p. centralis) полное, внутренний зев перекрыт дольками плаценты, плодные оболочки при влагалищном исследовании не определяются в пределах зева.

2. Боковое предлежание плаценты (placenta praevia lateralis) – предлежат части одной – двух долек плаценты в пределах зева (рядом с дольками определяются плодные оболочки (обычно шероховатые).

3. Краевое предлежание плаценты (placenta praevia margina- lis) – нижний край плаценты находится у краев внутреннего зева, не заходя на него.

Классификация Williams 2001 г.

1. Полное предлежание плаценты (placenta praevia total).

2. Частичное предлежание плаценты (placenta praevia partial).

3. Краевое предлежание плаценты (placenta praevia marginal).

4. Низкое предлежание плаценты (low – lying placenta) – плацента имплантируется в нижнем сегменте матки, но край плаценты не достигает внутреннего зева (7–8 см).

Наиболее правильно определять вид предлежания плаценты при раскрытии зева не менее чем на 4–5 см.

При использовании УЗИ и МРТ о степени предлежания плаценты можно судить при несглаженной шейке матки.

ВНИМАНИЕ! Пальпация с целью определить отношение между краем плаценты и внутренним зевом шейки матки может вызвать сильное кровотечение.

Частота от 0,2 до 0,6%. По данным НЦАГ и П РАМН, в 1990–2001 гг. она составила 0,17–0,74%.

 

Этиология и патогенез

Этиология предлежания плаценты недостаточно установлена.

Существующие гипотезы важное значение придают как плодовому, так и маточному фактору развития этой патологии.

При неполноценности плодного яйца, при снижении его протеолитических свойств оно не может своевременно привиться в области дна матки. В этой ситуации имплантация плодного яйца происходит после того, как оно опускается в нижние отделы матки. Подобный механизм возможен при искусственной инсеминации, экстракорпоральном оплодотворении и переносе эмбриона.

Чаще предлежанию плаценты способствуют атрофические и дистрофические процессы в слизистой оболочке матки, сопровождающиеся нарушением условий имплантации.

Основные причины дистрофических изменений слизистой оболочки матки:

1. воспалительные процессы (хронический эндометрит);

2. паритет родов – многорожавшие;

3. аборты;

4. послеабортные заболевания;

5. послеродовые септические заболевания;

6. миома матки;

7. деформация полости матки (рубец после кесарева сечения и др.);

8. аномалии развития матки;

9. инфантилизм;

10. застойные явления в малом тазу при экстрагенитальной патологии.

При нарушении развития хориона не происходит атрофии ворсин в области decidua capsularis и образование гладкого хориона. На месте его возможного расположения формируется ветвистый хорион (chorion froudаsum).

Плацента, прикрепленная в нижних отделах матки, в ранние сроки беременности при формировании нижнего сегмента «мигрирует» кверху. Поэтому диагноз считается правильным после 24–26 нед. беременности. Плацента может смещаться на 3–9 см.

Вследствие недостаточного развития децидуальной оболочки в области нижнего сегмента матки часто возникает плотное прикрепление плаценты (placenta adhaecrens) или истинное ее приращение (placenta increta или percreta).

В результате этих процессов отслойка плаценты в III периоде родов нарушается, что способствует развитию кровотечения.

Нижний сегмент матки, где прикрепляется плацента, представляет собой губчатую, пещеристую ткань, которая легко травмируется при хирургических вмешательствах, плохо сокращается в раннем послеродовом периоде, являясь дополнительным источником кровотечения.

 

Клиника

1. Немая фаза – отсутствие выраженных симптомов.

2. Выраженная фаза – когда появляется наружное кровотечение, что свидетельствует об отслойке предлежащей плаценты.

Клиника до появления кровотечения:

1. высокое стояние предлежащей части плода;

2. неустойчивое, косое, поперечное положение;

3. тазовое предлежание плода.

Основной симптом - кровотечение, обусловленное отслойкой плаценты от стенок матки. В момент формирования нижнего сегмента происходит сокращение мышечных волокон в нижних отделах матки.

Плацента не обладает способностью к сокращению, поэтому происходит смещение относительно друг друга двух поверхностей участка нижнего сегмента и участка плаценты – ворсины плаценты отрываются от стенок матки и появляется кровотечение из сосудов плацентарной площадки. Вытекающая кровь – материнская. При кровотечении отсутствует болевой синдром.

 

Диагностика

1. Анамнез.

2. Угроза прерывания беременности.

3. Неправильное положение плода.

4. При пальпации предлежащая часть определяется как бы через губчатую ткань.

5. Кровотечение, часто повторное, безболезненное.

6. УЗИ – точность 98%.

В ЖК только осмотр в зеркалах и наружное обследование.

В стационаре – вагинальное исследование только при развернутой операционной. Губчатая ткань между предлежащей частью и пальцами врача.

 

Лечение

Зависит от ряда обстоятельств:

1. времени возникновения кровотечения (во время беременности, в родах);

2. массивности и величины кровопотери;

3. общего состояния беременной, роженицы;

4. состояния родовых путей;

5. вида предлежания плаценты;

6. срока беременности;

7. положения и состояния плода;

8. состояния гемостаза.

При выявлении на УЗИ без кровотечения – наблюдение в ЖК.

Полное предлежание плаценты во второй половине беременности – стационар. При отсутствии кровотечения – пролонгирование беременности до 36–37 недель.

При боковом или краевом предлежании – роды самостоятельные. При массивном кровотечении, несмотря на срок и состояние плода – кесарево сечение.

Если кровянистые выделения незначительные – до 36 недель лечение, направленное на сохранение беременности:

1. постельный режим;

2. спазмолитики;

3. β-миметики;

4. MgSO4;

5. антианемическая терапия.

Показания к оперативному лечению:

1. полное предлежание плаценты;

2. сопутствующие осложнения при неполном предлежании;

3. тазовое предлежание или неправильное положение;

4. узкий таз;

5. рубец на матке;

6. многоводие;

7. возраст первобеременной.

 

Преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты

Частота – 0,4–1,4%.

Классификация:

1. От площади отслойки:

• частичная (прогрессирующая и не прогрессирующая);

• полная.

2. По степени тяжести:

• незначительная, легкая;

• 1/4 средняя;

• 2/3 тяжелая.

3. От вида кровотечения:

• наружное или видимое кровотечение;

• внутреннее или скрытое (ретроплацентарная гематома);

• комбинированное или смешанное кровотечение.

Этиология и патогенез

1. Сосудистые нарушения в области маточно-плацентарного комплекса.

2. Способствует экстрагенитальная патология (АГ, гломе- рулонефрит, пиелонефрит, эндокринопатии).

3. Аутоиммунные состояния (АФС, системная красная волчанка).

4. Аллергические реакции (на лекарственные вещества, плазму, декстраны, гемотрансфузию, белковые препараты).

5. Аномалии развития матки (двурогая, седловидная).

6. Опухоли матки (миомы и локализация в области миома- тозных узлов).

Осложнения беременности:

1. Поздний гестоз (длительность, тяжесть, ЗВРП).

2. Многоводие.

3. Многоплодие.

4. Короткая пуповина, запоздалый разрыв плодных оболочек.

5. Гиперстимуляция матки утеротониками.

6. Акушерские операции – амниоцентез, наружный акушерский поворот.

Матка Кювелера (1911 г.) – маточно-плацентарная апоплексия – после родов часто нарушена сократительная способность миометрия, что приводит к гипотонии, прогрессированию ДВС, массивному кровотечению.

Клиника и диагностика

1. кровотечение;

2. боли в животе и пояснице;

3. болезненность и гипертонус матки;

4. острая гипоксия плода.

Лечение ПОНРП 

Лечение ПОНРП при ее прогрессировании – оперативное, вне зависимости от срока беременности и состояния плода, особенно при тяжелой и средней степени тяжести отслойки.

При отслойке плаценты в родах и отсутствие условий для срочного родоразрешения через естественные родовые пути показано кесарево сечение.

Во втором периоде родов при отслойке и наличие полного открытия маточного зева – наложение акушерских щипцов при живом плоде или плодоразрушающая операция при мертвом плоде.

При ПОНРП после родоразрешения путем самопроизвольных родов или операцией кесарева сечения – сохраняется опасность коагулопатического кровотечения. При обнаружении во время операции кесарева сечения имбибиции стенки матки кровью, показана гистерэктомия.

Профилактика ПОНРП состоит в выделении группы риска в женской консультации беременных с артериальной гипертензией, поздними гестозами, аутоиммунными заболеваниями и рациональное использование в родах утеротоников. 

 

Лекция 13. Кровотечения в последовом и раннем послеродовом периодах

Среди различных акушерских осложнений, возникающих в родах и раннем послеродовом периоде, кровотечения продолжают занимать одно из ведущих мест.

Последовый период родов в связи с особенностями плацентации у человека (гемохориальная плацента) всегда сопровождается кровопотерей, которую в объеме до 250 мл считают физиологической; 300–400 мл – пограничной; больше 400–500 мл – патологической.

Кровопотеря до 0,5% массы тела женщины компенсируется, а гематологические и гемодинамические показатели остаются в пределах нормы (400–500 мл).

Кровопотеря, превышающая 0,5% от массы тела больше 400 мл, считается патологической, а 1000 мл и более (1% и более от массы тела) – массивной.

При нормальном течении беременности наблюдается гиперволемия, ОЦК увеличивается на 30–60% (1–2 л), увеличивается сердечный выброс, что создает определенную толерантность женского организма на кровопотерю.

Важнейшим фактором в реакции женщины на кровопотерю является ее исходное состояние: анемия, заболевания сердечнососудистой системы, масса женщины.

Послеродовой гемостаз – сложный процесс, который обеспечивают многие факторы.

Два ведущих фактора:

1. ретракция миометрия;

2. процессы тромбообразования в сосудах плацентарной площадки.

Интенсивная ретракция миометрия способствует сжатию, деформации венозных сосудов и втягиванию в толщу мышц спиралевидных маточных артерий.

Одновременно начинается процесс тромбообразования, который обеспечивают факторы свертывания крови и ускоряют тканевые активаторы из элементов последа.

Надежный гемостаз в результате тромбообразования достигается лишь спустя 2–3- часа.

Факторами, предрасполагающими к кровотечению в последовом и раннем послеродовом периодах, являются:

1. аборты;

2. многочисленные беременности;

3. рубец на матке;

4. опухоли и аномалии развития матки;

5. тяжелый гестоз;

6. ожирение;

7. многоплодие;

8. крупный плод;

9. многоводие;

10. тяжелые экстрагенитальные заболевания;

11. применение токолитиков;

12. мертвый плод;

13. дефекты гемостаза (болезнь Вилебранда).

Интранатальные факторы риска:

1. затяжные, быстрые, стремительные роды;

2. оперативные роды;

3. неправильное ведение (чрезмерно активное) третьего периода родов (грубое использование ручных приемов, массажа матки, попыток выделения неотделившегося последа).

Частота кровотечений в последовом и раннем послеродовом периодах колеблется от 2,5 до 8%.

Акушерские кровотечения, по данным В. Н. Серова и М. А. Репиной, в 20–45% случаев являются причиной гибели женщины.

Причины кровотечений в III периоде родов:

1. Нарушение механизмов отделения плаценты:

• плотное прикрепление;

• истинное приращение.

2. Нарушение выделения последа:

• несостоятельность сократительной функции матки;

• спазм шейки матки.

3. Разрывы мягких родовых путей:

• шейки матки;

•стенок влагалища;

• наружных половых органов, промежности;

• нарушение гемостаза;

• выворот матки.

Разрыв шейки матки – нередко обильное кровотечение из нисходящей ветви маточной артерии. 26% – частота, по данным Чернухи Е. А.

3 степени разрыва:

1. I степень – до 2 см;

2. II степень – больше 2 см, но не доходит на 1 см до свода;

3. III степень – доходит до свода или переходит на него.

Ушивание разрывов – П-образным швом. Ушивание разрывов влагалища и промежности производится кетгутом или дексо- ном, викрилом.

 

Нарушение выделения последа

При наличии признаков отделения плаценты послед не рождается.

Необходимо применить:

1. прием Абуладзе, Креде-Лазаревича;

2. прием Креде-Лазаревича под наркозом;

3. ручное выделение последа.

При отсутствии признаков отделения плаценты и появлении кровотечения показана операция – ручное отделение плаценты и выделение последа:

1. плотное прикрепление плаценты – отделяется легко;

2. приращение плаценты – от стенки матки не отделяется и вызывает обильное кровотечение; необходимо прекратить попытки отделения плаценты; лапаротомия и надвлагалищная ампутация матки или ее экстирпация.

При частичном приращении плаценты нередко развиваются атоническое кровотечение, шок, ДВС-синдром. Транспортировка рожениц в последовом периоде недопустима. Длительность III периода родов 5–15 мин. Если в течение 30 мин. нет признаков отделения плаценты и нет кровотечения, то показано ручное отделение плаценты и выделение последа с внутривенным введением окситоцина.

 

Кровотечение в раннем послеродовом периоде

Ранний послеродовой период длится 24 часа;

1. задержка частей последа в полости матки;

2. гипотония и атония матки;

3. наследственные или приобретенные дефекты гемостаза;

4. разрыв матки и мягких родовых путей.

Частота – 2,5%.

При наличии дефектов плаценты, оболочек, рваного последа, а также сосудов, расположенных по краю плаценты и сомнения в целостности последа, показано срочное ручное обследование полости матки.

Гипотония матки обозначает слабость сократительной способности матки и недостаточный ее тонус.

Причины гипо- и атонических кровотечений:

1. нарушение функциональной способности миометрия к началу родов (гестоз, соматические заболевания, эндокрино- патии, рубцовые изменения миометрия, опухоли матки, перерастяжения матки – крупный плод, многоводие);

2. перевозбуждение с последующим истощением ЦНС, приводящим к нарушению функции миометрия в процессе родов (затяжные роды, оперативное окончание родов, длительное применение сокращающих средств, гипоксия в связи с неправильным оказанием анестезиологического пособия, применение лекарственных средств, снижающих тонус матки). Клиническое течение гипотонического кровотечения характеризуется волнообразностью.

Различают два клинических варианта раннего послеродового кровотечения:

1. Кровотечение с самого начала принимает обильный, массивный характер. Матка остается дряблой, атоничной, не реагирует на утеротоники. Быстро прогрессирует гиповолемия, развивается геморрагический шок, затем ДВС.

2. Начальная кровопотеря небольшая – характерно чередование повторных кровотечений с временным восстановлением тонуса матки.

Важно не только распознать причину кровотечения, но также определить объем потерянной крови и реакцию женщины на кровопотерю:

1. компенсированная;

2. декомпенсированная;

3. геморрагический коллапс.

Определение величины кровопотери:

1. собирание крови из половых путей;

2. определение «шокового индекса» Альговера

PS/ sist АД

1. 10% ОЦК – ‹ 0,5

2. 20% ОЦК – 0,9–1,2

3. 30% ОЦК – 1,3–1,4

4. 40% ОЦК – 1,3 и ›

- плотность крови и гематокрит.

 

Геморрагический шок

Геморрагический шок – клиническое обозначение критического состояния организма, которое вызвано острой кровопоте- рей, обусловившей нарушения макро-, микроциркуляции и коагулирующих свойств крови (ДВС-синдрома с последующей полиорганной, полисистемной недостаточностью).

Геморрагический шок – наступившее уменьшение кровотока в тканях с нарушением кровоснабжения клеток различных органов.

Клинически это определяется критическим уменьшением капиллярного кровотока пораженных органов (кожи, ЖКТ, печени, почек, сердца, легких, мозга) с нарушением их функции.

Четыре степени тяжести:

1. I степень – дефицит ОЦК до 15%; АД – 100 мм рт. ст.; ЦВД – норма; Hb – 90 г/л и больше.

2. II степень – дефицит ОЦК до 30%; АД – 80–90 мм рт.ст.; ЦВД ‹ 60 см Н2О; пульс 100–120; Hb – 80 г/л.

3. III степень – дефицит ОЦК 30–40%; АД ‹ 60 мм рт.ст.; ЦВД ‹ 30 см Н2О; пульс 130–140.

4. IV степень – дефицит ОЦК › 40%; АД и ЦВД не определяется.

В раннем послеродовом периоде при кровопотере ›0,5% массы тела (350–400 мл) должен быть срочно использован весь арсенал средств борьбы с этой патологией:

1. опорожнение мочевого пузыря;

2. наружный массаж матки;

3. холод на низ живота;

4. утеротоники: окситоцин 5 ед., метилэргометрин внутривенно F2a – 5 мг; Е2 – 1 мг; ароксопростол Са 2 мл – 0,0052% раствор.

5. ручное обследование полости матки и наружновнутрен- ний массаж.

При отсутствии эффекта от ручного обследования → чаще всего говорит о коагулопатическом характере кровотечения и необходимости перехода к оперативным методам лечения и срочной коррекции нарушений в системе гемокоагуляции.

Из оперативных методов:

1. клеммирование маточных сосудов;

2. лапаротомия, перевязка маточных сосудов;

3. ампутация матки;

4. экстирпация матки;

5. перевязка внутренних подвздошных артерий;

6. эмболизация маточных артерий.

Хирургическое вмешательство, если оно показано, должно быть своевременным, т.к. выполняя его при генерализованной коагулопатии, ДВС-синдре чаще бывает неэффективным и усугубляет тяжесть состояния родильницы.

С самого начала терапии послеродовых маточных кровотечений должна осуществляться трансфузионная терапия: переливание коллоидных и кристаллоидных растворов, СЗП, эрмассы. От ее своевременности, интенсивности, обоснованности зависит успех всех лечебных мероприятий.

До остановки кровотечения массивные переливания кровезаменителей и средств, улучшающих реологические свойства крови, следует считать необоснованными.

Только после достижения гемостаза возможно проведение в полном объеме всех мероприятий по восстановлению ОЦК.

До гемостаза при патологической кровопотере оправдано переливание СЗП, эрмассы, криопрецинитата с учетом показателей свертывающей системы крови, Ht, гемоглобина, гемодинамики, ЦВД и водно-электролитного обмена.

Маточные кровотечения при нарушении системы гемостаза могут быть связаны:

1. с изменением коагулирующих свойств крови до беременности (болезнь Виллебранда, тромбоцитопеническая пурпура);

2. возникшие во время беременности (гестозы, эндокринная патология);

3. в связи с кровотечением в родах и послеродовом периоде (предлежание и преждевременная отслойка плаценты,

4. внутриматочные вмешательства, гипотония матки, разрывы мягких тканей родовых путей, мертвый плод). Все они могут способствовать индуцированию или развитию ДВС-синдрома.

Клинически в развитии геморрагического шока выделяют стадии:

1. компенсированных изменений (потеря 15–20% ОЦК);

2. декомпенсированных обратимых изменений (потеря 1200–1500 мл);

3. декомпенсированных необратимых изменений (потеря ОЦК › 45–50%).

Экстренная помощь и интенсивная терапия при геморрагическом шоке:

1. Остановка кровотечения (коллоидные растворы).

2. Восстановление содержания гемоглобина.

3. Устранение дефицита ОЦК:

• дефицит ОЦК = % кровопотери х ОЦК в конкретном случае;

• кровопотеря до 20% ОЦК – не требует гемонтрансфу- зии;

• быстрое увеличение сердечного выброса за счет коллоидных растворов 6% – гликолизированный крахмал;

• плазма, 5% р-р альбумина, гипертонические растворы с наиболее выраженным заместительным эффектом.

4. Насыщенность гемоглобина кислородом; адекватное дыхание и оксигенация.

5. Поддержание сердечной деятельности.

6. Адекватный диурез 50–70 мл/час (лазикс 10–20 мг на каждый литр перелитой жидкости).

 

Лекция 14. Родовой травматизм

К родовому травматизму относят повреждения мягких тканей родового канала (наружных половых органов, влагалища, промежности), шейки матки и тела матки, произошедшие при патологическом течении родов, несвоевременном или неквалифицированном оказании акушерской помощи.

Разрывы мягких тканей родового канала наиболее часто встречаются у первородящих, а разрывы матки главным образом у много рожавших женщин.

 

Разрывы вульвы и влагалища

Разрывы вульвы обычно происходят в области малых половых губ, клитора и представляют собой поверхностные трещины, надрывы. Разрывы в области клитора сопровождаются кровотечением, иногда очень значительным.

Лечение: разрывы ушивают тонким кетгутом непрерывным швом или отдельными швами под местной или внутривенной анестезией.

Травмы влагалища чаще локализуются в нижней ее трети и сочетаются с разрывами промежности.

Разрывы влагалища в верхней трети иногда переходят на свод влагалища и тогда сочетаются с разрывами шейки матки.

Клинически разрывы влагалища проявляются либо кровотечением, либо при подслизистом разрыве, когда повреждается венозный или артериальный сосуд – образованием гематомы.

Лечение:

1. зашивание кровоточащей стенки влагалища отдельными или непрерывным швом;

2. вскрытие и опорожнение гематомы с прошиванием кровоточащих сосудов вместе с подлежащими тканями.

В случае локализации разрыва в верхней трети и перехода его на свод влагалища показано ручное обследование матки для исключения разрыва матки в области ее нижнего сегмента.

 

Разрывы промежности (rupfura perinea)

Различают самопроизвольные и насильственные разрывы.

1. Разрыв I ст. – разрыв кожи промежности, задней спайки и нижней трети влагалища.

2. Разрыв II ст. – разрыв кожи промежности, задней спайки и нижней трети влагалища, мышцы тазового дна (m. levator ani).

3. Разрыв III ст. – разрыв кожи промежности, задней спайки и нижней трети влагалища, мышцы тазового дна (m. levator ani), разрыв сфинктера прямой кишки и ее стенки.

Редкий вид травм – центральный разрыв промежности.

Клиническая картина и диагностика

Три признака угрожающего разрыва промежности:

1. Вследствие чрезмерного растяжения промежности головкой плода. Вначале нарушается венозный отток крови, что выражается в цианозе→ тканей.

2. Отек промежности, который проявляется блеском тканей.

3. Бледность кожи промежности, свидетельствующая о сжатии артериальных сосудов и обескровливании тканей – далее разрыв.

Лечение: каждая распознанная неинфицированная рана должна быть зашита в течение первого часа после родов.

При разрывах I и II степени и разрезах промежности производят ушивание в антисептических условиях под местной или внутривенной анестезией.

Ушивание разрывов III степени производит опытный хирург под наркозом. Накладывают швы таким образом, чтобы восстановить нормальные анатомические взаимоотношения тканей.

При ушивании разрывов I и II степени:

1. Первый шов накладывают на угол раны.

2. Наложение 3–4 погружным швом на мышцы промежности.

3. Восстановление стенки влагалища с захватом подлежащих тканей.

4. Восстановление кожи промежности. 3–4 шелковых шва или по shute – подкожный шов.

При ушивании разрывов III степени добавляются следующие моменты:

1. Восстановление стенки прямой кишки.

2. Восстановление сфинктера прямой кишки.

3. В дальнейшем зашивание производят так же, как и при разрыве II степени.

 

Разрывы шейки матки

Разрывы шейки матки чаще всего происходят от наружного зева к внутреннему.

Три степени разрыва шейки матки:

1.  I ст. – разрыв шейки матки с одной или с двух сторон длиной не более 2 см.;

2. II ст. – разрывы боле двух сантиметров, но на 1 см не доходящие до сводов влагалища;

3. III ст. – разрывы, доходящие до свода или переходящие на него.

Разрывы I ст. не дают симптоматики. Более глубокие разрывы сопровождаются кровотечением той или иной интенсивности.

При небольших разрывах нет клиники, а при повреждении нисходящей шеечной ветви маточной артерии кровотечение может быть довольно обильным и кровь вытекает алой струйкой сразу после рождения плода.

Лечение

Зашивание разрыва шейки матки сразу после родов. Разрыв шейки матки III ст. является показанием к ручному обследованию полости матки для исключения разрыва нижнего ее сегмента. При ушивании разрыва III ст. накладывают 2- рядный шов.

Профилактика

Заключается в рациональном ведении родов: применении

1. спазмолитиков;

2. адекватное обезболивание родов;

3. недопущение преждевременных потуг;

4. своевременная диагностика ущемления шейки матки;

5. осторожное использование родостимулирующих средств;

6. бережное, по строгим показаниям, выполнение влагалищных родоразрешающих операций

7. правильное ведение родов во II периоде;

8. спокойное поведение роженицы во время прорезывания головки.

Для предупреждения повреждения мягких тканей родовых путей и обеспечения более бережного родоразрешения плода в родах производят рассечение промежности:

1. перинеотомия – 3 см;

2. эпизиотомия (срединно-латеральная ‹ 30–40º, латеральная).

 

Разрывы матки

Разрывы матки – нарушение ее целости во время беременности или в родах.

Частота: 0,1–0,005%, при беременности гораздо реже бывают разрывы матки – 9,1% от всех разрывов. Материнская летальность и перинатальная смертность достигают 40%. Классификация

Наиболее широкое распространение получила классификация, предложенная Л. С. Персианиновым в 1964 г.

По времени происхождения:

1. во время беременности;

2. во время родов.

По патогенетическому признаку:

1. самопроизвольные разрывы:

• механические;

• гистопатические;

• механогистопатические.

2. насильственные разрывы матки:

• травматические (от грубого вмешательства во время родов или во время беременности и родов от случайной травмы);

• смешанные (от внешнего воздействия при наличии перерастяжения нижнего сегмента).

По клиническому течению:

1. угрожающий разрыв;

2. начавшийся разрыв;

3. совершившийся разрыв.

По характеру повреждения:

1. трещина (надрыв);

2. неполный разрыв;

3. полный разрыв (в 9–10 раз чаще, чем неполные).

По локализации:

1. разрыв в дне матки;

2. разрыв в теле матки;

3. разрыв в нижнем сегменте;

4. отрыв матки от сводов влагалища.

Этиология и патогенез

Разрывы матки были известны с XVI века, но обстоятельно описаны в конце XIX века.

1. Механическая теория Бандля (1875г).

2. Иванов Н. З. (1901г.) и Вербов Я. Ф. (1911г.) установили, что основными причинами разрывов матки в родах являются глубокие патологические процессы в миометрии - функциональная теория.

При исследованиях отечественных ученых И. Ф. Жорданиа и Л. С. Персианинова было установлено значение механического и гистопатического факторов.

Дегенеративные изменения мышцы матки- предрасполагающий фактор, а перерастяжение матки- непосредственно воздействующий фактор. Чаще наблюдаются разрывы матки по рубцу.

Современные факторы этиопатогенетических разрывов матки:

1. механические препятствия;

2. гистопатические изменения миометрия;

3. насильственный фактор при родоразрешающих операциях;

4. сочетание перечисленных факторов.

Механические факторы до 10% от общего числа причин:

1. клинически узкий таз;

2. асинклитические вставления головки;

3. гидроцефалия;

4. крупный плод;

5. неправильное положение плода;

6. рубцовые изменения шейки матки и влагалища;

7. опухоли в малом тазу.

Перерастяжение нижнего сегмента и разрыв матки особенно легко происходят, когда шейка матки (чаще передняя губа) не сместились за головку плода и ущемилась между ней и стенками таза.

Гистопатические факторы до 90%:

1. рубцовые изменения;

2. атрофические изменения;

3. дистрофические изменения после:

• осложненных родов;

• большого числа родов (больше трех);

• абортов;

• после неоднократных выскабливаний по поводу нарушений менструального цикла, неразвивающихся беременностей, выкидышей;

• операций на матке (миомэктомия, ушивание перфорации матки, кесарево сечение);

• инфицирование беременной матки или развитие беременности на фоне инфекции;

• пороки развития матки.

Насильственный фактор:

1. прием кристеллера;

2. плодоразрушающие операции без учета имеющихся условий;

3. нарушение техники их выполнения;

4. длительная стимуляция окситоцином – более 5 часов с превышением разовой дозы (10 ед.) или суточной (20 ед.);

5. поворот плода при запущенном поперечном положении плода;

6. форсированное извлечение плода за тазовый конец;

7. механические воздействия (удар, дорожные катастрофы).

Клиника «типичного» классического разрыва матки.

Угрожающий разрыв:

1. усиление родовой деятельности;

2. роженица беспокойна;

3. пульс учащается, температура нередко повышается;

4. болезненность нижнего сегмента;

5. напряженные, болезненные круглые связки;

6. отек наружных половых органов;

7. высокое расположение контракционного кольца – форма песочных часов;

8. наступает острая гипоксия плода;

9. переполняется мочевой пузырь;

10. per vaginam – полное открытие или близко к полному, родовая опухоль, отечная ущемленная шейка матки.

Начавшийся разрыв:

1. появление гематомы в стенке матки;

2. общее возбужденное состояние роженицы, громкий крик, сильный страх, расширение зрачков;

3. схватки принимают судорожный характер, матка между схватками не расслабляется;

4. появляются болезненные потуги в отсутствии продвижения плода, высоко стоящей головке и полном открытии матки;

5. сукровичные выделения из половых путей или кровянистые;

6. в моче примесь крови.

Совершившийся разрыв матки:

1. резкая боль в животе на высоте одной из схваток;

2. внезапное прекращение родовой деятельности;

3. признаки внутреннего кровотечения;

4. кожные покровы бледнеют, зрачки расширяются, глаза западают;

5. пульс учащается и слабеет;

6. дыхание поверхностное, тошнота, рвота, головокружение;

7. потеря сознания.

При полном разрыве матки плод, а нередко и послед, перемещаются в брюшную полость:

1. плод погибает;

2. предлежащая часть высоко, сбоку от входа в малый таз;

3. рядом с плодом пальпируется матка;

4. кровь в брюшной полости – явления раздражения брюшины – симптом Щеткина-Блюмберга.

Разрыв матки при гистопатических изменениях миометрия:

1. Во время беременности

• Угрожающий разрыв – тошнота, рвота, боли в эпигастрии, затем локализуются внизу живота. При пальпации болезненность в области рубца.

• Начавшийся разрыв – те же симптомы, что и при угрожающем, но еще и образование гематомы в области рубца, гипертонус матки, острая гипоксия плода, могут появиться кровянистые выделения из половых путей.

2. Во время родов

• Угрожающий разрыв – нарушения сократительной деятельности матки (слабость, дискоординация родовой деятельности), беспокойное поведение и болезненные, но слабые и непродуктивные схватки.

• Начавшийся разрыв – матка не расслабляется, постоянное ее напряжение, болезненная матка при пальпации, симптомы гипоксии плода, кровянистые выделения из половых путей, во II периоде потуги слабые, но болезненные.

Неполный разрыв матки характеризуется образованием гематомы и клиникой внутреннего кровотечения. Иногда появляются через несколько дней после родов снижение АД, боли внизу живота, иррадиирующие в ногу, метеоризм, повышение температуры тела.

Дифференциальная диагностика:

1. острого аппендицита;

2. преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты.

Лечение

Во время беременности угрожающий разрыв матки является показанием к экстренному чревосечению и кесареву сечению.

В родах – срочно снять родовую деятельность и закончить роды оперативным путем. При живом плоде – кесарево сечение. При мертвом плоде – краниотомия. При поперечном положении плода - только кесарево сечение!

Противопоказаны:

1. поворот плода на ножку;

2. наложение акушерских щипцов.

Начавшийся и совершившийся разрыв матки требует чревосечения независимо от состояния плода. Одновременно проводить противошоковые и антианемические мероприятия.

1. Если разрыв матки небольшой и нет признаков инфицирования, то разрыв ушивают.

2. При обширных разрывах, размозжении тканей и наличии инфекции показана гистерэктомия.

3. В случае затруднения при остановке кровотечения показана перевязка внутренней подвздошной артерии.

Прогноз:

1. для плода неблагоприятный;

2. для матери определяется объемом кровопотери и тяжестью шокового состояния.

Профилактика

Связана с организационными мероприятиями, начиная с женской консультации.

Группа повышенного риска:

1. узкий таз;

2. крупный плод;

3. неправильное положение плода;

4. многорожавшие с пониженным тонусом брюшной стенки и матки;

5. отягощенный акушерский анамнез;

6. рубец на матке.

 

Послеродовые свищи

Мочеполовые и кишечно-влагалищные свищи:

1. пузырно-влагалищные;

2. уретровагинальные;

3. мочеточниково-влагалищные;

4. кишечно-влагалищные.

Самопроизвольные и насильственные свищи возникают на 5–7 день после родов после длительного стояния головки в одной плоскости (2–3 ч).

Лечение

Лечение свищей оперативное. Через 3–4 месяца после родов.

Профилактика – рациональное ведение родов. Контроль за состоянием мочевого пузыря.

 

Расхождение и разрыв лонного сочленения

Расхождение лонного сочленения более чем на 0,5 см наблюдается у женщин с узким тазом, роды крупным плодом.

При патологических родах и оперативных вмешательствах:

1. наложение акушерских щипцов;

2. извлечение плода за тазовый конец;

3. плодоразрушающие операции.

Клиника

Проявления

1. боли в области лона, усиливаются при движении ногами;

2. боли при разведении ног;

3. боли при пальпации в области лона.

Диагностика: рентгенография костей таза и УЗИ- обследование.

Лечение

1. Постельный режим 3–5 недель лежа на спине.

2. Препараты кальция, витамины.

При последующих беременностях – оперативное родоразре- шение.

 

Выворот матки

Выворот матки – тяжелая патология, встречается крайне редко. Выворот происходит при гипотонии матки.

Самопроизвольные вывороты бывают крайне редко.

Чаще идет сочетание гипотонии и использование метода Креде, а также потягивание за пуповину.

Клиника: резкие сильные боли внизу живота, шок.

Выворот может быть полным или частичным.

Немедленное применение противошоковых мероприятий и вправление под глубоким наркозом вывернутой матки.

При неудавшихся попытках вправить матку ставится вопрос об удалении матки влагалищным путем.

 

Лекция 15. Фетоплацентарная недостаточность

Плацентарная недостаточность – это клинический синдром, отражающий патологическое состояние материнского организма. Она может привести к замедлению развития и роста плода, его внутриутробной гипотрофии в результате нарушения питательной (трофической) функции плаценты и внутриутробной гипоксии плода, обусловленной изменением газообмена в плаценте. Нарушение функций плаценты – одна из основных причин перинатальной заболеваемости и смертности. Понятия "плацентарная недостаточность" и "фетоплацентарная недостаточность" не имеют определенного клинического содержания, но в то же время они включены в Международную статистическую классификацию болезней, травм и причин смерти в качестве одного из основных диагнозов патологии плода и новорожденного. Плацентарную недостаточность нельзя отождествлять с теми морфологическими изменениями в плаценте, которые наблюдаются при осложненном течении беременности и экстрагенитальных заболеваниях, не учитывая компенсаторно-приспособительных реакций в системе мать-плацента-плод. Эти реакции развиваются не только на тканевом, но также на клеточном и субклеточном уровнях, являясь следствием циркуляторных расстройств и изменений микроциркуляции.

Недостаточность плаценты следует понимать как снижение ее способности поддерживать адекватный обмен между организмами матери и плода.

При этом нарушаются:

1. транспортная;

2. трофическая;

3. эндокринная;

4. метаболическая и другие важнейшие функции плаценты.

В связи с особенностями структуры плаценты, состоящей из материнской (маточно-плацентарной) и плодовой (плодово- плацентарной) частей, эту патологию правильнее называть "плацентарная недостаточность", поскольку существует взаимообусловленность изменений в различных отделах плаценты.

Нередко плацентарную недостаточность отождествляют с синдромом задержки внутриутробного развития плода или внутриутробной гипотрофией, поскольку отсутствуют ее другие четкие клинические проявления.

В зависимости от того, в каких структурных единицах возникают патологические процессы, различают 3 формы плацентарной недостаточности:

1. гемодинамическую, проявляющуюся в маточно- плацентарном и плодово-плацентарном бассейнах;

2. плацентарно-мембранную, характеризующуюся снижением способности плацентарной мембраны к транспорту метаболитов;

3. клеточно-паренхиматозную, связанную с нарушением клеточной активности трофобласта и плаценты.

В клинике редко удается выявить изолированное нарушение одной из указанных выше структур плаценты, поскольку они тесно связаны между собой, и нарушение одной из них неизбежно влечет за собой изменения в других звеньях.

Причины плацентарной недостаточности:

1. Эндогенные: нарушения формирования плацент. При этом первично может развиться сосудистая и ферментативная недостаточность, обусловленная нарушениями гормональной функции яичников изменениями в миометрии и эндометрии, влиянием курения и других вредных факторов окружающей среды, а также заболеваниями женщины, особенно в ранние сроки беременности.

2. Экзогенные: приводят к нарушениям маточно-плацентар- ного кровообращения.

Они проявляются:

1. в изменениях маточного кровотока в связи с уменьшением притока крови к плаценте в результате гипотензии у матери (ги- потензия беременных, синдром сдавления нижней полой вены), спазма маточных сосудов (гипертензия) или затруднения венозного оттока (длительные сокращения матки, отечный синдром);

2. в возникновении инфарктов, отслойки части плаценты, ее отека;

3. в нарушениях капиллярного кровотока в ворсинах хориона (нарушение созревания ворсин, внутриутробное инфицирование, действие тератогенных факторов);

4. в изменениях реологических и коагуляционных свойств крови матери и плода.

Учитывая сложность определения характера, степени и формы плацентарной недостаточности, с клинической точки зрения, – в практической деятельности целесообразно пользоваться классификацией нарушений функций плаценты, предложенной М. В. Федоровой и Е. П. Калашниковой (1986).

В соответствии с данной классификацией выделяют:

1. первичную плацентарную недостаточность, возникшую до 16 недель беременности;

2. вторичную плацентарную недостаточность, развивающуюся в более поздние сроки.

Выделение этих двух основных форм обусловлено тем, что клиника, метод в диагностики, профилактики и терапии в большей степени зависят от срока гестации, чем от специфики повреждающего фактора.

Первичная недостаточность плаценты возникает в период имплантации, раннего эмбриогенеза и плацентации под влиянием разнообразных факторов (генетические, эндокринные, инфекционные и др.), действующих на гаметы родителей, зиготу, бласто- цисту, формирующуюся плаценту и половой аппарат женщины в целом. Большое значение имеет ферментативная недостаточность децидуальной ткани (например, при гипофункции яичников), которая осуществляет трофику плодного яйца. Первичная плацентарная недостаточность проявляется анатомическими нарушениями строения, расположения и прикрепления плаценты, а также дефектами васкуляризации и нарушениями созревания хориона.

Вторичная плацентарная недостаточность развивается на фоне уже сформировавшейся плаценты под влиянием экзогенных факторов (во 2-й половине беременности).

Как первичная, так и вторичная плацентарная недостаточность могут иметь:

1. острое течение;

2. хроническое течение.

В связи с анатомо-физиологическими особенностями плаценты (отсутствие анастомозов между котиледонами) в развитии острой (вторичной) плацентарной недостаточности важную роль играет нарушение маточно-плацентарного кровообращения. Чаще всего острая плацентарная недостаточность возникает как следствие обширных инфарктов плаценты и преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты с образованием ретроплацентарной гематомы. В результате этого сравнительно быстро наступает гибель плода и прерывание беременности.

Хроническая плацентарная недостаточность – более частая патология, наблюдается приблизительно у каждой 3-й беременной группы высокого риска перинатальной патологии. Перинатальная смертность в этой группе достигает 60‰. Хроническая плацентарная недостаточность может развиваться сравнительно рано (в начале второй половины беременности) и протекать длительно (от нескольких недель до нескольких месяцев). В патогенезе хронической плацентарной недостаточности большое значение имеют нарушения компенсаторно-приспособительных механизмов в сочетании с циркуляторными расстройствами, инволю- тивно-дистрофическими изменениями и воспалением, связанными с заболеванием женщины во время беременности или обострением, прогрессированием и декомпенсацией хронического процесса.

В клинической практике важно также различать:

1. относительную плацентарную недостаточность;

2. абсолютную плацентарную недостаточность, обусловленную состоянием компенсаторно-приспособительных механизмов, поскольку от этого во многом зависит эффективность лечения.

При сохранении компенсаторных реакций в плаценте ее недостаточность чаще всего имеет относительный характер. В этих случаях беременность может закончиться своевременными родами, жизнеспособным и здоровым ребенком. Однако возможна и задержка развития плода. При неблагоприятной акушерской ситуации такая форма плацентарной недостаточности способствует развитию гипоксии плода. Наиболее тяжелой формой является абсолютная недостаточность плаценты, свидетельствующая о ее декомпенсации. Эта форма патологии, как правило, сопровождается задержкой внутриутробного развития и гипоксией плода вплоть до его внутриутробной гибели. Беременность у таких женщин протекает на фоне угрожающего аборта или преждевременных родов.

В клинической практике наблюдаются все виды плацентарной недостаточности. Однако целесообразнее вместо относительной и абсолютной форм плацентарной недостаточности выделять:

1. декомпенсированную;

2. субкомпенсированную;

3. компенсированные формы, основываясь на степени отставания развития плода.

Следует отдавать себе отчет в сложности определения в процессе беременности степени внутриутробной гипотрофии плода и тем более выявления компенсированной плацентарной недостаточности, т. е. таких нарушений в плаценте, которые еще не отразились на состоянии плода, поскольку верифицировать эту патологию можно только после родов по изменениям в плаценте и соответствию показателей массы и роста плода гестаци- онному возрасту. Чрезвычайно важным является изучение ранних признаков плацентарной недостаточности, а также определение групп риска в отношении ее развития.

 

Структура и функции плаценты при физиологической беременности

Плацента является провизорным органом, поскольку она формируется в процессе эмбриогенеза, роста и развития плода и заканчивает свое существование к концу родов. плацента человека относится к гемохориальному типу, характеризующемуся наличием непосредственного контакта материнской крови ихо- риона, что способствует наиболее полному осуществлению сложных взаимоотношений между организмом матери и плода.

Многообразие функций плаценты тесно связано с ее структурой на разных этапах развития (имплантация, плацентация и фетализация плаценты).

Рассмотрим некоторые этапы развития плаценты:

1. 5–6 День после оплодотворения – имплантация (слияние трофобласта бластоцисты с эпителием эндометрия).

2. 9 День онтогенеза – в трофобласте появляются мелкие полости (лакуны), в которые вследствие эрозии мелких сосудов и капилляров поступает кровь матери. тяжи и перегородки трофобласта, разделяющие лакуны, называют Первичными Ворсинами. с их появлением бластоцисту именуют плодным пузырем.

3. 10 День – формирование плодовых сосудов плаценты.

4. 12–13 День развития – образование Вторичных Ворсин путем врастания соединительной ткани со стороны хориона в первичные ворсины.

5. 3 Неделя – начало периода плацентации, который характеризуется васкулярИзацией ворсин и превращением вторичных ворсин в Третичные, Содержащие сосуды.

Превращение вторичных ворсин в третичные является важнейшим критическим периодом в развитии эмбриона, поскольку от их васкуляризации зависит газообмен и транспорт питательных веществ в системе мать-плод. этому превращению способствует активация инвазивных свойств цитотрофобласта, элементы которого в виде одноядерных или многоядерных клеток проникают в спонгиозный слой эндометрия и стенки сосудов матки. врастание цитотрофобласта в стенку сосудов децидуальной оболочки приводит к вскрытию просвета спиральных артерий, изли- тию крови между ворсинами и образованию межворсинчатого пространства, при этом внутренняя поверхность спиральных артерий оказывается выстланной клетками цитотрофобласта. вскрытие спиральных артерий обычно происходит в конце 6 недели беременности и обусловливает возникновение маточно- плацентарного кровообращения.

Период плацентации заканчивается к концу 1 триместра беременности. к этому времени сформированы основные структурные элементы плаценты. но в морфофункциональном отношении она является незрелой.

Второй триместр беременности характеризуется ростом и дифференцировкой русла кровообращения плода (фетализация плаценты). в этом периоде онтогенеза рост плаценты опережает развитие плода. это выражается в сближении материнского и плодового кровотоков, совершенствовании и увеличении поверхностных структур (синцитиотрофобласта).

С 22-й по 36-ю неделю беременности увеличение массы плаценты и плода происходит равномерно, и к 36-й неделе плацента достигает полной функциональной зрелости. в конце беременности наступает так называемое физиологическое старение плаценты, сопровождающееся уменьшением площади ее обменной поверхности.

Знание этих закономерностей позволяет понять сущность плацентарной недостаточности и определить особенности терапии, исходя из важнейших патогенетических звеньев этой патологии.

 

Сновные структурные элементы плаценты

Плацента представляет собой образование, ограниченное 2-мя пластинами (хориальная и базальная), между которыми находятся ворсины хориона и межворсинчатое пространство. основной структурно-функциональной единицей сформировавшейся плаценты является котиледон, образованный стволовой ворсиной и ее разветвлениями, несущими сосуды плода. стволовые ворсины многократно делятся с образованием ворсин среднего (первого порядка) и малого (второго порядка) калибра, которые заканчиваются концевыми (терминальными) ворсинами. часть их закреплена на базальной мембране или поверхности септ (неполные перегородки, отходящие от базальной пластины). эти ворсины носят название якорных. важной функциональной единицей плаценты являются концевые (терминальные) ворсины. их центральная часть представлена стромой, состоящей, помимо колла- геновых волокон, из клеточных элементов (фибробласты, гистиоциты, макрофаги, опорные и недифференцированные мезен- химальные клетки), обладающих высокой ферментативной активностью.

В формировании хориона можно различить 3 периода:

1. Предворсинчатые (7–8 день развития)

2. Период образования ворсин (13–50 день)

3. Образование котиледонов (50–90 день)

К 140 дню беременности толщина плаценты достигает 1,5–2 см вследствие гиперплазии клеточных элементов. дальнейшее увеличение ее массы происходит главным образом, за счет Гипертрофии.

Строение котиледонов зависит от особенностей ветвей пу- повинных артерий и места прикрепления пуповины (центральное, периферическое, оболочечное).

Различают 3 типа распределения сосудов пуповины:

1. Магистральный

2. Рассыпной

3. Смешанный.

Этот тип наиболее распространен и наблюдается при центральном прикреплении пуповины. магистральный тип чаще встречается при периферическом или оболочечном прикреплении пуповины. тип распределения плодовых сосудов устанавливается на 12 неделе беременности. в