Нам оставалось лететь еще около часа, а в окне уже был виден край. Я знала, что Воронка огромна, но увидеть ее размеры воочию стало потрясением. В животе заворочалось волнение при виде бесконечной полосы, за которой — пустота. Вдали же она сгущалась в клубящийся сиренево-серый туман.

За неполных восемнадцать лет Воронка поглотила 27 городов и неисчислимое количество деревушек. Заняв одну восьмую часть суши, она вышла за пределы Северных земель на юге и востоке континента. По сути, Северные земли перестали существовать. А живший на этой территории народ сместился еще дальше на северо-запад, оставшись целостным и неделимым.

Это то, что рассказывали в Школе магии при резиденции Гильдии в Турхеме. Маловато для исторического аспекта подобного масштаба. Поэтому, было решено выделить человека для сбора исторически важной информации на предмет Воронки, «Ухода ланитов» и Императора. Назначив на это задание меня, Декан проговорил, зевая, что эти темы неразрывно связаны. В очередной раз я утвердилась в подозрениях, что мой любимый старик двинулся разумом. И потому, что поручил это мне — вчерашней школьнице, а не наблюдавшему произошедшую девятнадцать лет назад развязку событий своими глазами. И потому, что я не особо любила историю, предпочитая теоретическую и практическую магию всем остальным дисциплинам. И потому, что выбрал меня: не первую, не лучшую, не стремящуюся достичь успеха наперекор всему. В общем, не амбициозную и не честолюбивую девчонку, не выделявшуюся во время учебы абсолютно ничем. Несмотря на все это, я собиралась выполнить задание как можно более качественно и полноценно. И не потому, что это могло повлиять на мое дальнейшее распределение. А потому, что любила и уважала старика, пять лет учебы терпевшего мою безалаберность.

Первым пунктом назначения я выбрала Воронку. Это было самым простым: хотя бы посмотреть на нее. Ощутить глазами как факт. Пройтись по оставшейся не тронутой последней экспедиции на краю. Об описании уничтоженных городов я еще не думала. Возможно, для этого понадобится отправиться дальше на север — к странной и непредсказуемой народности, жившей на той территории.

Откуда добывать исторически ценную информацию об «Уходе ланитов» я не представляла. Но, если Декан сказал, что это связано с Императором, то вторым пунктом назначения должен стать императорский дворец. От этой мысли меня кидало в дрожь. Я была во дворце один раз с курсом. Это была обзорная экскурсия и занятие по распознаванию магии. Императора в тот день не было. Мы гуляли по огромным залам и коридорам, прощупывая каждую магическую безделицу. Больше всего меня заворожили сверкающие летуны под потолком Большого зала. В них столько всего, что я задыхалась от восторга. Личную встречу с Императором я представить себе не могла. Найдет ли он время для меня? Каким человеком окажется? Захочет ли говорить о прошлом, сделавшим его Императором? А главное, будет ли честен? Говорили, что он, мягко говоря, немногословен.

Я вздохнула, отходя от окна. Присела за бюро с намерением записать впечатления от увиденного и почувствовала легкую тряску. Стараясь не обращать внимания, исписала страницу. Тряска усилилась. Я подошла к окну: ни дождя, ни ветра…

— Что происходит?

Выйдя из комнаты, я задала вопрос таким же удивленным пассажирам. Они непонимающе пожимали плечами. Через минуту к нам спустился капитан.

— Воздух просит нас приземлиться. — Проговорил он, посмеиваясь в пышные серые усы.

— Что значит «воздух просит»? — Не понял кто-то возмущенно. В маленькой зале поднимался гул.

— Это значит, что мы уже двадцать минут не двигаемся с места. Плотность воздуха не позволяет двигаться дальше. Если мы сейчас не приземлимся (о чем я уже отдал приказ) — мы, просто, упадем.

— Как такое может быть?

— Почему?

— Где вы нас выбросите?

— Кто за это ответит?

Я пошла собирать вещи, оставив дверь приоткрытой. В зале стоял шум. Капитан не реагировал на возмущение пассажиров, к своей чести. Он предположил своим обычным гулким голосом:

— Возможно, какая-то важная персона хочет избежать наплыва туристов. А потому маги тормозят все воздушные суда, подходящие к Воронке.

Проговорив это, он ушел. А я усмехнулась. Всегда со мной так…

Кто угодно мог устроить пикник у Воронки: это было модным последние годы. Что удивительного в том, что этот кто-то был способен обеспечить себе уединение? Даже на короткий срок, пока мы не дойдем туда пешком. К тому времени, как я доберусь до старой экспедиции, все «важные персоны» уже умотают в свои важные особняки, резиденции, замки. Скорее всего…

Мы приземлились на краю какого-то поселка.

— Сколько пешком до Воронки? — Спросила я парня в форме команды дирижабля.

— Полтора-два часа, киска. — Улыбнулся он широко и белозубо.

На оживившейся улочке голосили торговцы. Всевозможные сувениры повторяли друг друга через лавку. Я безразлично пробегалась глазами по рядам. Взгляд сам отмечал интересные глобусы, иллюзии, украшения… Похоже, мы явно не первые, кого затормозили в этой деревеньке. Возможно, даже, капитану за эти «случайные» торможения доплачивали местные жители.

Впереди поднималась башня. Хоть бы это была башня летунов! Я прибавила шагу.

Вприпрыжку поднявшись по ступенькам, я наткнулась на ухмыляющееся бородатое лицо. Удивленно вскинула брови. Он ответил кивком в сторону Воронки. Обернувшись, я захохотала. Три летуна, как и дирижабль, хлопали крыльями на месте, пытаясь продвинуться хоть на метр. Тряхнув головой, я спустилась с башни и пошла прямиком на Воронку.

Что мне стоит прогуляться пару часов по прекрасной солнечной погоде? Я высокая, шаг широкий, обожаю пешие прогулки. Надеюсь, у самой Воронки найдется место для ночевки.

Когда я увидела вдалеке сиренево-серую дымку, сердце застучало быстрее. Прибавив шагу, я пыталась отыскать в кармане флягу с водой.

Не позднее, чем через два часа, я поняла, что почти на месте. Слева из-за перелеска выглянула старая экспедиция. Не узнать ее было невозможно: большой белый навес и десятки небольших палаток вокруг — так перемещались псионики и маги, работавшие у Воронки на протяжении восемнадцати лет. Неужели они были так близко к краю? Как не боялись?

Солнце палило уже нещадно, перевалило за полдень. Скинув сандалии и куртку, я рассовала все по карманам. Захлебываясь от ощущений и восторга, я приближалась к невиданному чуду и беде — Воронке. В животе переворачивался страх: она казалась живой. Мерещилось, что вот-вот, и она снова расширится, проглотив меня в свое голодное чрево. Подойдя к самому краю, я замерла. Большего страха и благоговения я не ощущала ни разу в жизни. Она гипнотизировала своей безграничной широтой и бездонностью, своей мощью и очарованием.

Осторожно присев на колени, я сотворила максимально светлый огненный шар и запустила вниз. Долго и жалобно мигая, он постепенно исчез далеко внизу. Невообразимо глубоко! Я вздохнула. Оглянулась по сторонам, ежась от внезапного озноба. Это она — Воронка — леденила кровь. Метрах в ста слева, у самого края сидел какой-то человек. Уткнув подбородок в коленку, он пропускал сквозь пальцы сухую землю. Тоскливо и одиноко — будто на свете существовал лишь он и бездонная дыра в земле перед ним. Я поднялась.

Возможно, он потерял кого-то в Воронке много лет назад? Медленно, будто передо мной сидел какой-то пугливый зверек, я пошла к мужчине. Если он бывает здесь часто, то возможно знает, где можно остановиться на ночь? Остановившись в нескольких метрах, я замерла в нерешительности. Незнакомец был огромен. Я не видела раньше таких больших мужиков. Он сидел, босой и подавленный. Казалось, что сама Воронка тосковала с ним вместе. Мне стало неудобно. Я решила отойти обратно, но он обернулся.

Взгляд оживился и приобрел оттенки, будто до этого он был сиренево-серым, как клубящийся впереди туман. Губы чуть тронула улыбка. Самую малость, но сердце сжало так больно, что глаза наполнились слезами. Подойдя чуть поближе, я присела на теплую землю. Взгляд то и дело возвращался к незнакомцу. Худое вытянутое лицо, будто изъеденное всеми несчастьями Земли. Длинные волосы, спускающиеся змеями по широченной спине. Может, он один из оставшихся ланитов? Ведь остались у нас полукровки, которым не было места в новом мире? Я не видела ни одного. Но он мог бы быть одним из них!

Сдавленно вздохнув, мужчина поднялся. Я сглотнула, глядя на него снизу вверх, как на гору. Еще раз, легонько улыбнувшись мне, он пошел к экспедиции. Она была чуть слева от нас — метрах в двухстах, не дальше. В общем-то, мне больше нечего было делать здесь. Поднявшись, я пошла за ним.

У края экспедиции стоял пожилой мужчина. Они обменялись хлопками по плечам, и незнакомец пошел дальше, а пожилой остался стоять. Неожиданно он перевел внимания на меня и широко улыбнулся.

— Ты получила то, зачем приехала к Воронке? — Спросил он так просто, что я остановилась в недоумении.

— Наверно. — Ответила я, сама еще не зная ответа.

— Но ты, ведь, запустила обе сандалии в Воронку, чтобы проверить ее глубину?

Опустив взгляд на голые ноги, я захохотала.

— Он тоже босой. — Нашлась я, вытаскивая из кармана обувь и натягивая ее.

— Он всегда босой. Он вообще странный. — Старик взял меня под руку и направился вдоль края от экспедиции. — Так что же привело тебя сюда, милое дитя?

— Задание Декана собрать исторически ценную информацию для формирования лекций по истории. — Выложила я как на духу. Вдруг, расскажет что-нибудь интересно?

— О Воронке?

— О Воронке, «Уходе ланитов» и об Императоре в общей связи.

— Как много всего… Ты, конечно же, решила начать с чего попроще. Полетишь на Север?

— Да, скорее всего. — Кивнула я, хотя перспектива эта меня совсем не радовала.

— О, я забыл представиться! — Остановился он резко. — Александр.

— Дайан. — Улыбнулась я хитрецу, возвращая руку на его плечо.

— Очень приятно! Не согласишься ли пообедать с нами? Мы здесь в скромной мужской компании, лишены женского смеха на целый день!

— Охотно. Дирижабль скинул нас в двух часах хода от Воронки. Я сегодня так ничего и не ела. Кстати, вы не видели кого-нибудь, кто в угоду своему одиночеству остановил все воздушные перемещения сюда?

— Нет. — Мотнул головой Александр и улыбнулся. — Не видал таких наглецов поблизости…

— Саша! — Послышалось сзади, и мы обернулись. — Ну, куда ты ушел?! Пошли обедать!

У границы экспедиции, обозначенной крайней палаткой, стоял невысокий лысоватый человек.

— Саша — это ты? — Спросила я нового знакомого. Он легонько кивнул, развернулся и повел меня обратно.

— А куда будешь держать путь после Севера? — Продолжил Александр-Саша расспросы.

— К Императору… — То, как я это произнесла, заставило его рассмеяться.

— Да, ужасная перспектива.

— Я не представляю себе как… — Я не смогла закончить фразу. Я вообще не представляла себе ничего, что могло бы быть связано с Императором Объединенных земель.

— Ну, не бойся заранее. Возможно, на деле все окажется намного проще. Император, ведь, тоже человек. А школьникам нужна история. Он поймет и поможет.

— Ты думаешь? — Я вздохнула. — Хорошо бы. А как подойти к «Уходу ланитов» я вообще не представляю. Где искать, с кем общаться, что читать? Они просто ушли!

— Пожалуй, я знаю, кто сможет тебе описать максимально полную картину произошедшего.

Я замерла на месте, пораженная.

— Правда? Кто же?

— Кларисс. Супруга Ранцесса — последнего Императора-ланита, который и увел свой народ из нашего мира.

— Как же я ее найду? И будет ли она со мной говорить на такую болезненную тему?

— Кларисс? Да что ты, она моя старая подруга. Она, конечно, та еще вредина, но уговорить можно любую женщину, если знаешь к ней подход. — Александр улыбнулся, и я засмеялась. Тот еще собеседник… Неужели правда? Неужели он способен помочь мне? Или то, что он говорит — лишь нужный подход ко мне?

— Когда вернешься с Севера, загляни в Зальцестер. Можешь меня подождать в резиденции Гильдии видящих. Или же заходи в гости домой. Мы с супругой живем на южной окраине в маленьком особнячке прямо по дороге к резиденции Гильдии псиоников. Если заблудишься, спроси дорогу к Александру. Тебе любая кошка покажет дорогу.

— Кошка? — Я улыбнулась еще шире: необыкновенное знакомство. — А тот мужчина…

— Это мой сын.

— Он потерял кого-то в Воронке?

Александр помолчал, мимоходом взглянув на меня.

— Спроси сама, если хочешь, девочка. — Улыбнулся он, пропуская меня вперед под большой навес.

Здесь был накрыт край длинного стола. Во главе уже сидел огромный незнакомец, рядом с ним — кричавший к обеду человек.

— Это Дайан. Она милостиво согласилась составить нам компанию за обедом. — Представил меня Александр, усаживая за стол. — Это Андрес — мой сын, а это Эзнер — мой старинный друг. Они молчуны оба, не обращай внимания. — Улыбнулся Саша, представив спутников.

Надо же, его сына зовут так же как Императора. Хотя, в последнее время это имя стало довольно распространенным, в отличие от имени его отца. Да, и раньше было не редким.

Притронувшись к обеду, я через некоторое время поняла, что не могу отвести взгляда от Андреса. Он ни в коей мере не был красив, что я могла бы сказать о некоторых своих знакомых. Но взгляд притягивался сам собой к его росту, взгляду, лицу. И не только взгляд. Он сам по себе притягивал мощью, спокойствием, основательностью. Обращая на меня внимание, он чуть улыбался и молчал. Даже если он знал, что нравится мне, это не льстило ему и не волновало. Всегда со мной так…

— Дайан здесь по заданию Гильдии магов. Они собирают материалы для лекций по истории. Ей поручено собрать исторически ценную информацию о Воронке, «Уходе ланитов» и об Императоре… в этой связи. Я правильно изложил? — Обернулся ко мне Александр.

Я кивнула, смущенно улыбнувшись. Опустила взгляд. Он заметил, определенно заметил мой интерес.

— Как думаете, получится ли у нее выудить хоть капельку полезной информации из Императора? — Спросил он спутников. Андрес на это широко улыбнулся, пожав плечами.

— А из Кларисс?

На это Эзнер отреагировал каким-то еле уловимым движением. На его лице вообще были неуместны какие-либо эмоции. Но мне показалось, что Эзнер тоже улыбнулся и пожал плечами. Сложно описать. Это ощущалось, как если бы этот странный человек с моргающими обоими веками глазами был псиоником. Более необычной компании я в жизни не встречала.

Саша что-то еще спрашивал, рассказывал о напряженной работе псиоников и магов во время жизни Воронки. Мы смеялись, Эзнер добавлял какие-то факты. Эти двое необыкновенно дополняли друг друга. И, лишь, когда они пошли к сохранившемуся со старых времен порталу, я поняла одну важную вещь. Я так и не услышала голоса Андреса, хотя была уверена, что он принимал полноценное участие в беседе. Пытаясь вспомнить, что и когда он сказал, я находила в памяти лишь его смех.

На ночь я устроилась в одной из палаток. Странно, что это не пришло в голову раньше. Подходившие и подлетавшие на летунах люди размещались так же в свободных палатках старой экспедиции. Когда стемнело, под большим навесом собрались все прибывшие к Воронке. Мы разместились за тем же длинным столом. Я видела знакомых по дирижаблю людей и несколько новых лиц. Было тепло и уютно в кругу людей, делящихся впечатлениями. Хотя, возможно, это тепло осталось еще от Андреса, его отца и странного Эзнера, моргающего обоими веками.

На следующее утро прибыл новый дирижабль с туристами. Кто-то из прибывших вчера решил остаться еще на день. Я же пошла к капитану узнать о способе побыстрее и подешевле добраться до Севера.

— Ууу, милочка. Самое дешевое — это дирижабль, конечно. На Север пойдет через неделю. Остановится здесь обязательно. Тебе куда на Севере попасть нужно?

— Не знаю. — Растерялась я, соображая, что Север — это не просто деревенька с одной улицей. — Мне бы разузнать у переселенцев о временах действия Воронки. Возможно, полистать их архивные материалы.

Реакция капитана меня откровенно смутила. Пару раз крякнув, мужик начал истерично хохотать мне в лицо.

— Материалы? У Северян? — Смеялся он, не унимаясь. — Ой, уморила! А расспрашивать их я бы тебе не советовал. Не поймут. Я бы посмотрел в Гильдейских библиотеках на твоем месте. У рейнджеров, внешней политики или, что вероятнее всего принесет успех — у историков.

Я кивнула. Вот о чем говорили в Школе, упрекая меня в неумении думать системно. Сама бы ни за что не додумалась. И так удачно отпадает необходимость лететь на Север!

— Подождете меня? Мне буквально несколько минут забрать вещи из палатки!

— Беги, милочка. — Хмыкнул капитан, шевельнул бровями и пошел в дирижабль.

Сбегав в палатку за вещами, через несколько минут я уже платила за проезд до Зальцестера. Ведь, именно там жил Александр. Тем более, я ни разу не была в столице, и нужно было посетить центральный городской портал.