Мы высадились на окраине Ухенера через час после обеда.

Я устала беспокоиться и ждать новых выходок полукровки. Усугубляло положение то, что Ройсу не нужны были зрители. Я, как зритель — в том числе. Поэтому всего, что происходило вокруг с его подачи, я просто не могла видеть. А что-то происходило. И я чувствовала за это свою вину.

Он не был злым или агрессивным. Я это совершенно четко осознавала. Невоспитанным, не уважающим никого вокруг — да. Но все, что он вытворял, было продиктовано не просто желанием развлечься. Даже свои силы и способности он не проверял, зная о них достаточно и давно. Так вот, иногда мне казалось, что парень пытается заставить ненавидеть себя. Презирать. Очень странное желание, но мне постоянно так казалось. И как раз это желание было направлено на меня и всех, кто к нему приближался достаточно близко. Чем яснее я понимала это, тем больше начинала жалеть. Холодно и темно было в его мире. И он пытался остаться в нем совсем один, не подпуская к себе никого. В общем-то, ломиться я туда не планировала. Но не пытаться разобраться — не могла себе позволить так же.

— Ты вернешь мне деньги? — Спросила я по пути к центру городка.

— Ты мне не доверяешь?

Я засмеялась, не сдержавшись. Кинула на него взгляд исподлобья. Парень, как всегда, улыбался.

— То есть ты не украл их, а взял под свой контроль?

— Я их изначально не украл. Ты отдала сама. — Уточнил он. — Ну, а почему нет? У меня опыта общения с деньгами уж побольше, чем у тебя.

— Не с лично заработанными, и не с рабочими.

— Уверена?

Этот короткий вопрос заставил меня обернуться. Только не надо пытаться убедить меня в том, что ты не маменькин сынок, которому с детства было все доступно и дозволено. Твои душевные травмы не имеют к абсолютно безбедной жизни никакого отношения.

— Сколько у тебя комплексов, Дайан…

Я хмыкнула с обидой, не оборачиваясь.

— Куда мы идем?

Я остановилась. Оглянулась по сторонам, отходя назад — к стене дома. Мгновенно всплыло и исчезло воспоминание о Петире. Если он останавливался на улице, то не двигался с места, заставляя прохожих обходить. Очень двоякое чувство я испытывала в такие моменты. Себе же позволить мешать движению прохожих я не могла. Ройс пошел за мной.

— Ты, ведь, можешь почувствовать полукровку, если он будет рядом?

— Да, конечно. Даже если не считать тот отпечаток, что накладывает возраст…

Я кивнула. Мимо шли люди, кидая любопытные взгляды. Наверно, мы отличались чем-то от местных. Кроме того, что мы оба были на голову выше основной массы людей, Ройс был необыкновенно привлекательным юношей. Не удивительно было то, что на нас обращали внимание.

— Я хочу пройтись по всем злачным местам. Но, возможно, если мы сядем где-нибудь в центре, ты поищешь?.. Ты ведь необыкновенно сильный псионик.

Ройс молчал, не отводя долгого прямого взгляда. Я засомневалась, слышал ли он последнюю фразу. Резко выдохнул, усмехаясь. Только по тому, что его дыхание обожгло мне нос, я поняла насколько близко он оказался. Парень же облизнул губы, отворачивая лицо. Я тут же сдвинулась по стене влево. Отвернулась. Я бы предпочла, чтобы ты презирал меня по-прежнему. Как при первых встречах.

Полукровка усмехнулся. Кажется, я начинала привыкать к постоянному наблюдению за моими мыслями. К сожалению, поняла я, и презирать и хотеть меня он может одновременно и с одинаковой силой. К чьему сожалению? Неужели, ты можешь о чем-то сожалеть? Это уже больше похоже на людей…

— Я попробую.

Сказал и пошел дальше. Я двинулась следом, кусая губы.

Центральная площадь была очень похожа на Баэндарскую. Странно, что Зальцестер, являющийся столицей, был застроен «как на душу легло». Маленькие городки вроде Баэндара или этого Ухенера имели правильную логичную застройку с административными зданиями в центре. Кинув на площадь взгляд, мы вернулись назад по улице. Минутой раньше мы прошли мимо гостинцы, на первом этаже которой была таверна. Зная наверняка, что резиденции Гильдии магов в Ухенере нет, делать в центре нам было нечего.

Ройс подошел к служащему гостиницы, прося номер. Таверна была здесь же. Шум и невыразимая смесь запахов совершенно не прельщали. Странно было видеть такое количество народа, в подобном месте спустя всего час после обеда. Увидев, что Ройс пошел к лестнице, я побежала за ним.

— Ты взял один номер?

— Ты собираешься спать?

— Если у тебя получится найти его сейчас, то ночью собираюсь.

Не ответив ничего, Ройс открыл дверь ключом. В какое захолустье мы попали? Я осматривалась. Миниатюрная каюта на дирижабле и то была уютнее этого номера. Когда парень пошел к табурету у маленького столика, я прикрыла дверь и подошла к окну. Через несколько минут, изучив улицу в обе стороны, я посмотрела на полукровку. Невероятно прямой, он продолжал сидеть за столом, не шевелясь и, кажется, не дыша.

Кроме занятого им табурета, сесть можно было только на кровать. Тихо присев, я подобрала ноги и уткнулась в колени. Хотелось вымыться. Я обернулась. Дверь у стола, за которым сидел Ройс, давала надежду на наличие душа. Вытащив из кармана сумку с вещами, я достала свежую одежду и полотенце. Через пару минут на меня упал блаженный теплый водопад. Сдержав стон удовольствия, я улыбнулась. Какое это счастье — вода!

Одевшись и подсушив волосы, я вышла. Ройс сидел на том же месте, упершись лбом в кулак. Я взяла расческу, думая о том, что надо бы подстричь эту гриву.

— Как успехи?

— Никак.

— Жаль. — Закусила я губу. Значит, будем искать, обходя все ногами. — Может, я могу помочь?

— Можешь. — Ройс развернулся. — Уйди.

Я выпрямилась, поднимая взгляд. Бросив расческу, быстро вышла. Спустилась вниз. В дальнем углу зала был свободный столик. Не видя других вариантов, кроме как подождать здесь, пошла к нему.

— Что желаешь, девочка?

Полноватая женщина смотрела на меня сверху вниз.

— А что у вас есть?

— Праздник эля! У нас есть эль! И все что ему может сопутствовать. — Улыбнулась она.

— Давайте эль.

Кивнув, она ушла. Я пыталась вспомнить, что такое эль. Если у него есть свой праздник, должно быть что-то вкусное.

— Такая свежая и такая одинокая!

Я вздрогнула, почувствовав, как по спине провели рукой. Подняла голову, оборачиваясь.

— Я тебя сразу заметил!

Не хотелось грубить. В общем-то, и мужичок с желтоватыми усами и такими же желтоватыми зубами под ними не предвещал никаких хлопот. Я вежливо улыбнулась. Развернула вверх лежавшую на столе ладонь. Тут же в ней заклубился, стремительно разгораясь, маленький огненный шарик. Я кивнула вопросительно: «Хочешь?». Не проронив больше ни слова, задом наперед рыжий любитель «свежих и одиноких» попятился прочь. Погасив шарик, я вздохнула.

Мысли то и дело возвращались к полукровке. Без шанса быстро забыть, я вспоминала день и ночь страха и издевок. И совершенно не согласовывалось с его прежним поведением аккуратность и ненавязчивость, сопроводившие намек о его желании. Теперь, даже я не поверю в «маленькое чудовище» при дальнейших выходках. Он им не был. Он в него играл. Но теперь этот факт пугал еще больше. Все что он творил шло не из раненой души, а было крохотным развлечением. Ройс был не «маленьким чудовищем», а вполне даже взрослым и сформировавшимся монстром. И этот монстр, не имея никаких тормозов и жалости, теперь еще и хотел меня. Хотя, все же, что-то его удерживало. Что-то конкретное и касающееся именно меня. Иначе он и меня запихнул бы в оргию, увиденную в щелку двери комнаты на дирижабле. Мог ли предполагать подобное Андрес?

Кудрявый подросток, проходя мимо с подносом, поставил кружку на мой столик. Черная жидкость плеснула через край. Я инстинктивно испарила ее. Сладкий хмельной аромат ударил в ноздри. Отхлебнула, пробуя. Усмехнулась.

— Здесь нет полукровок. — Ройс сел напротив.

— Ты посмотрел весь город? — Я наклонилась ниже, говоря как можно тише.

— Да.

— Тогда у меня нет никаких идей, кроме как повторять это вечерами. Либо пустить слух, что мы ищем мага-полукровку.

Ройс кивнул. Проходящий мимо мальчишка поставил перед ним кружку эля. Я красноречиво изобразила на лице недовольство. Он улыбнулся, как всегда. Отхлебнул.

Таверна заполнялась все больше, хотя казалось, что мест уже давно нет. Кто-то уходил, но приходящих было больше. Через минут двадцать нам принесли еду. Я лишь качнула головой, молча.

— Сейчас уже четверть города знает, что в таверне «У центральной» сидит полукровка со сладкой белокурой магиней, играющей огненными шарами.

Я закашлялась, подавившись.

— Ты же хотела пустить слух?

Я обернулась на зал. Что-то явно происходило. Что-то, в чем я предпочла бы не участвовать.

— Не надо все валить на меня. Не я тут поклонников огнем прогонял. А полукровку может почувствовать любой псионик или рейнджер. Особо высоких ступеней для этого не требуется.

Я разжала ладонь, державшую ручку кружки. Она была влажной. Облизала губы, снова оборачиваясь на зал. Посмотрела в окно: на улицу опускались легкие сумерки. Скоро начнется дождь. Вернула взгляд к Ройсу. Парень не подавал признаков беспокойства. Конечно, если он принимал участие в развлечениях, подобных тому, что мы с Андресом наблюдали на севере, то волноваться…

Я вздрогнула, увидев вытянутый в нашу сторону палец.

— Ройс? — Голос стал необычно тонким.

— Ты же боевой маг, Дайан. Что ты так нервничаешь?

— Заварушки, которыми ты развлекаешься на севере, не входили в мои планы. Мы ищем полукровок для того, чтобы предложить им вернуться в Гильдии. Но мы не ищем неприятности на свои зады.

— Дайан, согласившись взять меня с собой, ты заведомо согласилась на все неприятности на твой зад…

— Ройс, я не могу позволить, чтобы кто-то из местных жителей пострадал!

— Даже я не способен удовлетворить все свои желания…

Я подняла подбородок, замолкая. За спиной Ройса поднимались люди, оборачиваясь к нам. Я пыталась успокоить дыхание, переводя взгляд с полукровки на то, что организовывалось за его спиной.

— Что ты делаешь?

— Абсолютно ничего. Наблюдаю. — Улыбнулся он.

Подбежавший паренек шепнул ему что-то на ухо. Я уставилась на него, ожидая комментариев. Ройс встал. Я следила за ним взглядом.

— Подожди здесь. Хозяин гостиницы очень беспокоится за свою мебель.

— Ты же можешь их успокоить? Тебе же ничего это не стоит? — Попросила я, вставая.

Ройс засмеялся в голос. Действительно, о чем это я? Как подобная мысль могла вообще возникнуть при том, что я знала его уже не первый день…

Еще не отсмеявшись, он исчез. Появился у двери, открывая и снова теряясь. Я обернулась к окну. Казалось, что половина города собралась у таверны. Неужели они собрались лишь потому, что не желали видеть в своем городе полукровок? Когда нелюбовь к ним успела достигнуть подобных масштабов?

Часть посетителей выбежала на улицу. С екнувшим сердцем я увидела, как оставшаяся обернулась ко мне. Прижалась к стене, вглядываясь через окно в улицу. Ройса не было. Толпа бежала в сторону центральной площади.

— Киса, что же вы забыли в нашем городе? — Спросила полноватая женщина за стойкой, подошедшая ко мне вначале. Ко мне медленно и спокойно приближалась группа мужчин. Совершенно разномастные, обычные, немного пьяные и не предвещавшие ничего хорошего.

— Я состою в Гильдии и не хочу причинять вам вреда. — Проговорила я тихо. Толпа засмеялась как один.

— Почему нет? Я очень хочу, чтобы ты причинила мне вред. — Улыбнулся один из них, чернявый и большой. Глубоко посаженные глаза смотрели из-под густых черных бровей насмешливо.

— Так, не в моей таверне. Идите отсюда! — Крикнула хозяйка громче. Я сглотнула.

Мой столик стоял прямо у окна в дальнем от двери углу таверны. Между мной и дверью было метров шесть. Можно быстро добежать, все столики по стене опустели. Если они пойдут наперерез, то достаточно будет поставить ледяную стену между нами. Я еще раз обежала взглядом таверну, переводя дыхание. Хозяйка наблюдала из-за стойки справа. В дальнем конце, прямо напротив двери — лестница наверх.

Я пошла по стенке к выходу, задевая табуреты. Дверь закрылась. Рыжий невысокий мужичок облокотился на нее плечом и желтозубо улыбнулся. И это отпустило меня.

Я тоже улыбнулась, облокачиваясь спиной о стену между двумя окнами. Мгновенно всплыли уроки по работе с агрессивной толпой в условиях закрытого пространства. Вспомнилась практика в залах замка. Вспомнился взмокший Петир, хлопающий меня по плечу. Сердце продолжало колотиться, в животе ворочалось волнение.

На мою расслабленную позу и улыбку они отреагировали неоднозначно. Кто-то вскинул брови. Кто-то усмехнулся. Один высокий и худой, как Ройс, юноша предпочел сделать шаг назад. Что-то в его внешности заставило задержать на нем взгляд. Он резко обернулся к лестнице, потом к стойке. Я выдохнула. Тут же грудь взорвалась болью. Я начала оседать, выставляя перед собой стену льда. Голова закружилась, в ушах зашумело. Я сжала рубашку на груди, будто это она мешала вздохнуть. В следующее мгновение надо мной появилась женская фигура. Не молодая, не высокая, с черными тонкими косами и широкими красивыми скулами под черными глазами. Она оскалилась в улыбке, пиная меня под колени. Вот ведь…

Грудь отпустило, но боль не уходила. Я судорожно вздохнула. За тонкой невысокой стенкой льда слышались крики. Я обернулась на дверь, у которой продолжал стоять рыжий мужик. Будучи отделенным от дружков ледяным полотном, он растерял всю свою смелость. Кроме нас троих в полуметре между стеной и ледяным барьером никого не оказалось.

— В нашем городе полукровкам не место.

— Я не полукровка. — Поморщилась я. Из руки выскользнуло бесполезное без возможности размаха ледяное лезвие.

— И девкам полукровок — тоже.

Не собираясь дожидаться удара, я посмотрела ей под ноги, собирая весь эль поблизости. Из пола стремительно, разрезая кожу и ткань на своем пути, выстрелили коричневые сосульки. Хватило лишь до колен. Женщина завыла, исчезая. По двум самым длинным стекала кровь. Я подобрала ноги, повернулась на бок. Подожгла пол за защитной стеной. Лед тут же начал таять.

— Не поджигай мою гостиницу! — Заорала хозяйка, выбегая из-за стойки.

В стене больше не было необходимости. Я сидела на полу, распространяя огонь дальше по полу. Толпа начала отступать.

— Убирайтесь отсюда! Вон! — Толкала женщина растерявшихся мужиков к выходу.

От огня шел совершенно предсказуемый жар. Отодвинув кольцо от себя, я откинулась на стену. В груди все еще было больно. Загорелись ножки столов и табуретов. Хозяйка вопила. Посмотрев на дверь с замершим у нее рыжим, я кивнула. Он распахнул ее. Ветер подхватил пламя вверх. Еще минута, и я не смогу контролировать этот огонь. Подобрала ноги, прижимая ладонь к солнечному сплетению. Мужики жались к стойке, отделенные от выхода и лестницы расползающимся пламенем. Сейчас боль пройдет, и я убегу… Сейчас…

— Не надо поджигать мой город, девочка. — Послышался густой, мягкий и сладкий, словно патока голос от двери. Я обернулась.

— Полукровка. — Проговорил высокий парень, что так и продолжал стоять позади всех.

Толпа мгновенно переключила внимание на него. Мне показалось, что они двинутся на него, не смотря на пламя на полу. Но, благо, оно обжигало. Стало тихо, если не считать треска горящей мебели и сопения взбешенных мужиков.

Я смотрела на высокую фигуру в темном плаще. С полов стекала вода. На лицо был накинут глубокий капюшон. На улице сверкнула молния. Когда начался дождь, я даже не заметила. Капельки медленно и деловито текли по полу, гася пламя. Оно аккуратно подбиралось с краев, гасло на мебели, собираясь в центре. Я не могла этому помешать, лишь быстро поднимаясь на ноги.

По стремительному взгляду высокого парня, я поняла, что рейнджер с косичками вернулась. Из пола мгновенно повыскакивали длинные острые как ножи сосульки. Юноша посмотрел на меня странно, вздыхая. Именно по его взгляду, я догадалась о присутствии рейнджера у себя над головой. В следующее мгновение, когда я присела, собираясь, надо мной сверкнула молния. Короткий крик и женщина упала прямо на меня, сбивая с ног. Падая, я успела лишь растворить лезвия на своем пути. Оглянулась, скидывая с себя ее ногу. Простонала:

— Нет…

Элевые сосульки мгновенно таяли, растекаясь грязной лужей по полу. Женщина держалась за живот. Правая нога над коленом и плечо были разодраны. С глухим рыком кто-то побежал на мага. Послышался шорох металла. Снова появились электрические разряды, кто-то отлетел к стойке. Хозяйка кричала.

— На ней заживет все через неделю. Лучше уходи…

Я подняла голову на высокого парня, морщась. Не вмешиваться хуже, чем участвовать… Посмотрела на мага. Точнее туда, где он стоял. Они переместились на улицу.

— Дрянь…

Я обернулась. В то же мгновение на моей шее сомкнулась стальная ладонь. Не долго думая, парень наступил ей на живот и та заорала, отпуская.

— Иди отсюда! — Крикнул он, хватая меня за плечо и толкая к выходу.

На улице разразилось две грозы. Одну из них порождал маг. Выбежав из гостиницы, я вымокла мгновенно.

— Лавин, надо поговорить! — Крикнула я магу. Сомнений в том, что это он — не было никаких.

Вокруг оставалось пять или шесть человек. Улица будто вымерла. Казалось, что пол города убежало за Ройсом. На земле лежало несколько тел. Проверять, живы ли они, не хотелось.

— Я так и подумал, девочка! — Крикнул он в ответ, уступив место прогремевшему грому.

Обняв себя за плечи, я сосредоточилась. Тоненькие ниточки, которые при такой погоде в темноте мало кто мог увидеть, поползли к нападающим на мага ухенерцам. Он лишь защищался, причем так, чтобы не покалечить их, но сделать очень больно — молниями. Через полминуты сковывающие тонкие ленты обездвижили всех пятерых. Пожав плечами, маг пошел ко мне.

— Подобная гуманность дает повод считать себя безнаказанными. — Проговорил спокойно.

— Кто бы говорил о гуманности…

Мы шли в сторону, где оставили дирижабль несколько часов назад. Повернули в первый переулок направо. По узкой улочке пошли дальше к окраине. Он шел быстро, не оборачиваясь. Когда я поняла, что мы отдалились достаточно, отпустила оковы на людях у гостиницы. Через минут десять мы вошли в один из домов.

— Ты живешь в городе и об этом не знают? — Удивилась я. Зубы стучали. Стекающая с моей одежды вода мгновенно образовала лужицу на полу.

— Знают. Почему же нет. Я могу спрятать свой дом, но не скрыть свое присутствие в городе.

Лавин снял плащ, повесил его на крючок у двери. Я смотрела на рассыпавшиеся по спине длинные белые волосы. Когда обернулся, перестала дрожать. Он приложил палец к губам, кивая за собой. В соседней комнате включил свет. Обернулся к камину, где мгновенно загорелся огонь. Зашторил окна. Из старого комода достал плед.

— Раздевайся.

Ушел.

Стуча зубами, я нащупывала пуговицы на рубашке.

Когда маг вернулся с кувшином, я сидела укутанная в плед в кресле у камина. Вещи повесила сушиться на двери, не решаясь выходить из комнаты.

— Холодный дождь, осенний.

— Ты так похож на ланита…

— Ты их видела?

— Нет. — Потупилась я.

— Рассказывай. — Лавин протянул мне высокую чашку.

Я отхлебнула горячее вино и закрыла глаза.

— Дайан. — Улыбнулась я, наблюдая, как маг садится в кресло напротив. Он удивленно поднял взгляд. — Меня зовут Дайан.

— А. — Улыбнулся. — Очень приятно, Дайан. — Твой друг псионик…

— Ройс.

— Ты не против, если я не буду раскрывать наше место нахождения?

— Не против. — Засмеялась я. Хоть пол часа без него — уже дышать легче.

— Итак, Дайан. Что-то мне подсказывает, что вы прибыли в Ухенер по мою душу.

— Гильдия магов предлагает… просит вернуться в свои ряды. Тебе предлагают пост Декана Школы при резиденции в Турхеме.

— Вот как. — Протянул он без ожидаемого удивления. — Чем же мне это может быть интересно?

Я откинулась назад, не понимая вопроса. Такой шанс выпадает раз в жизни. Декан центральной Школы магов — это почти глава Гильдии. Маг смотрел прямо и спокойно. Я опустила взгляд, отпивая сладкий обжигающий напиток.

— Лавин, мне двадцать лет и я меньше чем пол года назад окончила Школу. Для меня Декан — это пример и ориентир по жизни. Я даже отдаленно не могу представить, чем была наполнена твоя жизнь до ухода из Гильдии. Но если администрация предлагает этот пост именно тебе, значит, прежде всего, они видят в тебе человека достойного быть примером и ориентиром. Мне кажется, что такие люди редко задумываются о своих выгодах. Хотя одна выгода здесь есть — статус. Преподаватели, главы Гильдий, Деканы Школ, прежде всего, служат, делятся, отдают. И если ты не видишь в этом интереса, наверно, Андрес, Ксю, Кларисс и нынешний Декан ошиблись.

— Андрес, Ксю?

— Император и глава Гильдии.

Маг улыбнулся, по-прежнему смотря на меня прямо и тепло.

— Не часто ко мне в гости заходят девочки, говорящие об Императоре и главе Гильдии как об «Андресе и Ксю»…

— Я согрелась. Спасибо, Лавин.

— И тебе спасибо, Дайан. — Кивнул он.

В том, что моя одежда в доме этого мага уже высохла, я не сомневалась. Он вышел, позволяя мне одеться. Я пыталась запомнить это лицо, опасаясь больше не увидеть его. Какие же они были… Пришлось опустить выдающий с потрохами взгляд.

Лавин протянул свой плащ. Удивленно улыбнувшись, я накинула глубокий капюшон и вышла из теплого дома.

Пошла обратно — куда-то к центру города. Буквально через пару минут из переулка вышел Ройс. В темноте я узнала его лишь по белой рубахе и росту. Мокрый до нитки, он повернул ко мне лицо и мгновенно оказался рядом. Взял за локоть, возвращаясь в переулок. Я увидела надо головой вывеску гостиницы. Даже если это была вторая и последняя в городе гостиница, в этот момент я в это ни за что не поверила бы.

Администратор посмотрел на нас безразличным взглядом. Протянул ключ. Мы поднялись наверх. Парень дрожал, отбивая зубами дробь.

— Ты снова взял один ключ. — Тихо напомнила я.

— Иди, возьми второй.

— А он будет? — Засомневалась я с усмешкой.

— Будет. Иди.

Я вернулась, прося номер. Администратор улыбнулся и поприветствовал меня, будто видел впервые. Я кивнула, догадываясь, что о Ройсе он не помнил. Поднялась обратно к номерам. На мгновение остановилась у двери, куда зашел полукровка. Не желая испытывать судьбу, прошла к своей двери.

«Надо будет купить новую расческу» — подумала я, укладываясь спать. День выдался тяжелый.